Циммервальдская конференция 1916 г: Циммервальд — место, где не хотят вспоминать о Ленине

Содержание

Циммервальд — место, где не хотят вспоминать о Ленине

  • Имоджен Фоукс
  • Би-би-си

Подпись к фото,

Советские школьники искренне считали, что о Ленине в Циммервальде помнят

Осенью 1915 года в яркий солнечных день 38 орнитологов собрались на конференции в деревне Циммервальд в Швейцарии.

На самом деле эти люди никакими орнитологами не были. Это был съезд представителей различных левых социалистов Европы, которые решили обсудить пути установления мира на раздираемом войной континенте.

На конференции присутствовали два человека, которые вскоре войдут в историю — Владимир Ильич Ульянов (Ленин) и Лев Давидович Троцкий.

Участники Циммервальдской конференции не зря конспирировались — во многих воюющих странах выступления против войны приравнивались к государственной измене.

К тому времени и Ленин и Троцкий по многу лет провели в политической эмиграции. Оба они жили в нейтральной Швейцарии — Троцкий в Женеве, а Ленин в Берне, и оба пытались добиться свержения самодержавия в России.

Колыбель революции

Подпись к фото,

До недавних времен жители Циммервальда не хотели вспоминать о далеком прошлом

В наши дни деревушка Циммервальд не слишком изменилась с сентября 1915 года.

В сонной деревне проживает 1100 человек, рядом расположено несколько молочных ферм, есть церковь, и над всем возвышаются величественные Альпы.

За прошедший век в деревне нельзя было обнаружить никаких признаков того, что она стала местом исторической встречи социал-демократических вождей.

Однако в далекой России итоги Циммервальдской конференции изучались в рамках многочисленных курсов по марксизму-ленинизму и истории КПСС в течение всего советского периода.

«В Советском Союзе все школьники и студенты знали, что была такая Циммервальдская конференция, на которой левые социалисты выработали свое отношение к мировой войне. А в Швейцарии об этом никто не слышал», — рассказывает Юлия Рихерс, профессор истории в Бернском университете.

________________________________________

Циммервальдская конференция

  • Состоялась с 5 по 8 сентября 1915 года в швейцарской деревне Циммервальд
  • В ней приняли участие 38 делегатов со всей Европы
  • На конференции была поставлена превратить империалистическую войну в пролетарскую революцию
  • За встречей в Циммервальде последовали конференции в Кинтале и Стокгольме, которые вошли в историю так называемого Циммервальдского движения

________________________________________

Юлия Рихерс считает, что отношение швейцарцев к собственной истории можно назвать «школой сознательного забвения», особенно в самом Циммервальде, где в 1960-е годы предложение установить мемориальный знак в память о Ленине было отвергнуто местным советом.

В основе этого нежелания признавать события прошлого лежит, вероятно, отношение швейцарцев к нейтралитету.

В годы Холодной войны швейцарцы упорно отказывались встать на сторону Запада или Востока, и тратили огромные деньги на укрепление своих вооруженных сил и строительство атомных убежищ для всего населения в надежде пересидеть любой будущий конфликт.

Но в деревню Циммервальд почта почти ежедневно приносила живые напоминания о том, что когда-то в деревне побывал Ленин.

Письма советских детей

Мэр деревни Фриц Бронниманн собрал огромную коллекцию писем, открыток, рисунков, многие из которых адресованы «президенту Циммервальда», присланные советскими школьниками, которые интересовались любыми сведениями о Ленине.

«Они просили прислать им фотографии для альбомов, которые они готовили в школе, — рассказывает мэр. — Некоторые даже писали письма на адрес несуществующего «музея Ленина» в Циммервальде».

Подпись к фото,

На деревенскую почту десятилетиями приходили письма и открытки из Советского Союза

Подпись к фото,

Эта открытка была прислана из Ленинграда 50 лет назад

Большинство этих посланий оставалось без ответа. Но иногда какой-нибудь служащий местного совета, встревоженный обилием почты с советскими марками, предпринимал очередную попытку прекратить поток.

Например, в 1945 году некоторым из адресатов в Советском Союзе был послан такой твердый ответ: «Милостивый государь, мне неизвестны Ваши политические взгляды. Однако я не склонен предоставлять политическому экстремисту материалы, которые в дальнейшем могут использоваться врагами государства».

Подпись к фото,

Мэр деревни Фриц Бронниманн бережно хранит архив почтовых поступлений

Даже в нынешний юбилейный год власти Циммервальда долго не могли прийти к решению, отмечать ли столетнюю годовщину конференции.

«Мы собирались опубликовать статью под названием «Сто лет, сто мнений», — замечает мэр Бронниманн. — Мы поместили объявление в местной газете. На него пришло всего шесть откликов».

Уроки истории

Но всего в нескольких километрах к северу от деревни Циммервальд в столице Швейцарии Берне, который считается одним из самых левых городов страны, значение Циммервальдской конференции оживленно обсуждается.

«Циммервальд был на самом деле мирной конференцией», — говорит Фабиан Молина, президент Партии молодых социалистов Швейцарии.

«Среди ее делегатов были молодые левые социалисты из всех стран Европы, которые обсуждали проблемы мира и своей отношение к войне», — продолжает он. — Спустя сто лет после Циммервальда мы находимся сейчас в сходной ситуации, если посмотреть на все войны, которые сейчас идут в мире, на 60 миллионов беженцев. Кризис с беженцами напоминает нам о том, насколько опасен наш мир, и поэтому нам важно помнить о том, что однажды у нас проходила конференция тех, кто выступал против войны и за мир».

Историк Юлия Рихерс разделяет эту точку зрения, указывая, что Циммервальдская конференция стала единственной, на которой в годы войны были выдвинуты антивоенные лозунги и выработано отношение социалистов-интернационалистов к империалистической войне.

«В Циммервальдском манифесте были сформулированы три важнейших тезиса — о мире без аннексий и контрибуций и о самоопределении наций», — говорит она.

Автор фото, Ringier AG

Подпись к фото,

Фотопортрет Ленина появился на первой странице еженедельника Schweizer Illustrierte в декабре 1917 года

«Если посмотреть на мирные договоренности, достигнутые после окончания Первой мировой войны, эти требования в них не упоминаются, и нам известно, что Первая мировая войны стала прелюдией ко Второй мировой, поэтому я считаю, что в манифесте содержались очень важные положения, которые могли бы обеспечить мир в Европе».

Впрочем, историкам известно, что Ленин и Троцкий сочли итоги Циммервальдской конференции недостаточно радикальными, так как они добивались включения в манифест призыва к переходу от войны между народами к вооруженной классовой борьбе.

Этот тезис не получил поддержки в Циммервальде, но Ленин продолжал питать надежды на то, что Швейцария может оказаться страной, где начнется мировая пролетарская революция.

Автор фото, WKI

«Ему принадлежат слова о том, что швейцарцы могли бы стать зачинщиками такой революции, потому что почти все они имеют у себя дома винтовку, — говорит Юлия Рихерс. — Но в конце концов он пришел к выводу, что швейцарское общество слишком буржуазно, и потерял надежду на революцию в Швейцарии».

«Я думаю, что после нескольких лет жизни в стране он признал тот факт, что в Швейцарии не удастся начать революцию, — улыбается Фабиан Молина. — Швейцария всегда была правой страной, в ней никогда не было левого большинства, и Ленин понял, что возможностей для пролетарской революции в Швейцарии мало».

Признание пришло

Но в деревне Циммервальд решили наконец признать тот факт, что там проходила историческая конференция.

На месте, где располагалась гостиница, в которой жил Ленин, — она была снесена в 1960-е годы при строительстве автобусной остановки — установили две небольшие мемориальные таблички.

Подпись к фото,

На месте гостиницы, где жил Ленин, установлен это временный знак

Они носят временный характер, так как изготовлены из фанеры и картона, и долго не продержатся, но, по словам мэра Бронниманна, они стали первым признанием в деревне факта проведения здесь конференции 1915 года.

После долгих споров в деревне также состоялся мемориальный вечер, на который прибыли историки и политики. Они собрались в местной церкви, которая, как замечает с улыбкой мэр Бронниманн, была необычно полна людьми.

Что касается Ленина, то после участия в конференции он вернулся в Берн, где работал над своими самыми важными политическими статьями.

В 1916 году он перебрался в Цюрих, а в марте 1917 года направился через нейтральную Швецию в Петроград, где недавно произошла Февральская революция.

Остальное, как принято говорить, история.

Как Циммервальд стал колыбелью русской революции

О столетии Циммервальдской конференции в России, да и в других странах, откуда были родом ее основные действующие лица, особенно никто не вспомнил. Другое дело — Швейцария. Здесь не принято помпезно отмечать какие-либо исторические даты, но про 100 лет со дня проведения этой судьбоносной конференции все-таки не забыли: ни пресса, ни телевидение, ни историки, ни сама деревня Циммервальд. Почему?

Этот контент был опубликован 20 октября 2015 года — 11:00
Надежда Капоне

Родилась в Москве. Закончила исторический факультет МГУ (специализация — германистика и международные отношения), изучала онлайн-журналистику в Нидерландах. Работала в газетах «Коммерсант» и «РГ». С 2009 г. живет в Швейцарии, с января 2013 г. работает в swissinfo. Рабочие языки: немецкий, английский, итальянский.

Больше материалов этого / этой автора | Русскоязычная редакция

Надежда Капоне, д. Циммервальд, swissinfo.ch

Доступно на 3 других языках (ru Оригинал) Так живописно выглядела деревня Циммервальд в 1864 году, за полстолетия до исторической Конференции. Wikipedia/Daniel Guggisberg

Список памятных мероприятий, проходящих в Швейцарии в рамках столетнего юбилея Циммервальдской конференцииВнешняя ссылка, весьма впечатляет. Например, до конца ноября в краеведческом музее «Schwarzwasser»Внешняя ссылка будет работать выставкаВнешняя ссылка «1915 – Циммервальдская конференция. Гримм и Ленин в Циммервальде». В Библиотеке Восточной Европы при Бернском университете раз в две недели, начиная с октября, можно будет прослушать лекции в рамках курсаВнешняя ссылка под общим названием «Революция шагает по Швейцарии: 100-летие Циммервальдской конференции в историческом контексте». 

Кроме того, в цюрихском издательстве «Chronos» вышла книга Юлии Рихерс (Julia Richers) и Бернарда Дегена (Bernard Degen) «Циммервальд и Кинталь. Всемирная история в швейцарской деревне»Внешняя ссылка («Zimmerwald und Kiental. Weltgeschichte auf dem Dorfe»), которую историки из Бернского и Базельского университетов посвятили событиям столетней давности. Наконец, вспомнили о юбилее и в самом Циммервальде.

В начале сентября 2015 года там собрались политики, журналисты и обычные граждане, которым просто была интересна данная тематика, для того, чтобы отметить юбилей и поговорить о его уроках применительно к совеременности. Гостей сердечно приветствовал президент общины Вальд, к которой принадлежит сейчас деревня, Фритц Брённиманн (Fritz Brönnimann).

Его отец тоже был мэром этой общины, и на его век пришелся 50-летний юбилей того знаменитого съезда европейких социалистов. Ф. Брённиманн довольно подробно напомнил собравшимся исторические факты и идеи Конференции, которые, впрочем, он назвал «утопичными». 

«Всемирная история в швейцарской деревне» 

Что же было такого особого в Циммервальдской конференции? Для этого стоит просто вспомнить историю. Идет 1915-й год, второй год Первой Мировой войны. «Пролетариат был в буквальном смысле пушечным мясом в окопах этого конфликта», — указывает Юлия Рихерс, историк и соавтор книги «Циммервальд и Кинталь». И вот в таких условиях в нейтральной Швейцарии, недалеко от Берна, открывается съезд европейских социалистов. 

Авторы исследования

Юлия Рихерс (Julia Richers) родилась в Базеле в 1975 году. Изучала историю Восточной Европы в университетах Базеля и Будапешта. Профессор восточноевропейской истории Бернского университета.

В одном из интервью порталу swissinfo.ch она отметила, что исторические юбилеи важны для формирования национальной идентичности, но при этом очень многое зависит от политической конъюнктуры, от того, какие аспекты исторического опыта будут использованы, а какие опущены.

Бернард Деген (Bernard Degen) родился в Базеле в 1952-м году. Изучал историю, экономику, социологию и философию в университете Базеля. Принимал участие в проектах швейцарского Национального научного венчурного фонда (SNF).

Старший преподаватель Института истории Университета Берна (1996-2003). Профессор истории Базельского университета и научный руководитель федерального проекта «Исторический словарь Швейцарии».

Историки в соавторстве издали книгу «Циммервальд и Кинталь. Всемирная история в швейцарской деревне» («Zimmerwald und Kiental. Weltgeschichte auf dem Dorfe»), в которой изучается, частности, Конференция европейских социалистов, проходившая в швейцарской деревне Циммервальд в 1915 году, в самый разгар Первой мировой войны.

Книга вышла в издательстве «Chronos» в Цюрихе и поступила в продажу в сентябре 2015 года.

End of insertion

Взявший на себя организацию Конференции Роберт Гримм, видный журналист левого толка и в тот момент главред газеты «Berner Tagwacht», лично арендовал подходящее помещение в горах. Историк Бернард Деген отмечает, что он был «блестящим организатором и сильным оратором — и, возможно, крупнейшей политической личностью, какую знала Швейцария в 20-м веке». Проходит Конференция под «прикрытием». Власти уверены, что в деревне Циммервальд собрались орнитологи, а вовсе не социалисты, — иначе вряд ли бы те получили разрешение на проведение такого мероприятия. 

Циммервальдская конференция открылась 5 (18) сентября 1915 года. Участие в ней приняли 38 человек из 11 стран мира. Российскую делегацию представляли Л. Д. Троцкий, Г. Е. Зиновьев и В. И. Ленин, который «покинул свое «гетто» в Берне, чтобы показать себя в Циммервальде настоящим лидером радикального рабочего движения», — напоминает Б. Деген. Конференция одобрила текст обращения с призывом выступить против мировой войны. В документе подчеркивалось, что пролетариат должен бороться за мир без аннексий и контрибуций и что основанием межнациональных отношений должен быть принцип самоопределения наций.

Ленин, однако, выдвинул собственный тезис о превращении империалистической войны в войну гражданскую. Он и восемь его единомышленников, среди которых были Зиновьев и основатель Швейцарской коммунистической партии Фридрих Платтен, образовали так называемую «Циммервальдскую левую». Хотя «Циммервальдская левая» и проголосовала за МанифестВнешняя ссылка,Внешняя ссылка одобренный большинством Конференции, ее лидеры заявили, что будут вести самостоятельный политический курс. Деятельность этой весьма радикальной группы во многом и определила дальнейший ход событий в России.

Тогда и сейчас

Кроме призывов к миру звучали в 1915 году также и требования предоставления рабочим больших политических и социальных прав, и в этом смысле значение Циммервальда трудно переоценить. «Если абстрагироваться от коммунистической риторики, то в Манифесте конференции прозвучали правильные вещи, например, там были требования мира между народами, то, к чему и мы стремимся в наши дни», — заявила в своей приветственной речи на юбилее Конференции член правительства кантона Берн от партии социалистов Барбара Эггер-Йенцер (Barbara Egger-JenzerВнешняя ссылка).

Она считает, что за прошедшие сто лет многое в этом смысле, прежде всего в Швейцарии, изменилось в лучшую сторону: «Сейчас в Европе никто не должен прятаться или скрываться, если он выступает за права человека». «Действительно, в 1915 году не все, кто хотел приехать в Циммервальд, смогли это сделать, визы дали не всем», — рассказывает Моника Викки (Monika Wicki), президент Внешняя ссылкаОбщества Роберта ГриммаВнешняя ссылка Внешняя ссылкаи член парламента кантона Цюрих. Так, например, Карла Либкнехта просто не выпустили из Германии.  

Манифест Конференции 

В Циммервальде был принят Манифест,Внешняя ссылка автором которого стал Лев Троцкий. В нем война признается империалистической и содержится призыв «начать борьбу за мир без аннексий и контрибуций».

В Манифесте говорится, в частности: «Такой мир возможен только при осуждении всяких помыслов о насилии над правами и свободами народов. Занятие целых стран или их отдельных частей не должно вести к их насильственному присоединению.

Никаких аннексий — ни открытых, ни скрытых, никаких насильственных экономических присоединений, которые вследствие неизбежно связанного с ними политического бесправия носят ещё более невыносимый характер».

End of insertion

«Свобода собраний и свобода слова являются сейчас базовыми ценностями, гарантированными в Швейцарии фактически всем и каждому. За прошедшие сто лет был достигнут колоссальный прорыв и в сфере социального обеспечения, о чем в 1915 году и мечтать-то было нельзя. А сегодня мы имеем 8-часовой рабочий день, оплачиваемый отпуск, систему страхования по старости и пенсионного обеспечения», — говорит Барбара Эггер-Йенцер, уверенная в том, что в Швейцарии все эти позитивные изменения свершились, в том числе, и благодаря Циммервальду.

Незавидная участь

Спустя полтора года после Конференции, в апреле 1917 года, Ленин и его единомышленники отправились из Швейцарии через Германию в Россию в специально организованном Ф. Платтеном поезде. Конечно, в прямом смысле запломбированным он не был, просто имелось в виду, что данный состав с правовой точки зрения обладает экстерриториальным статусом.

Через неделю поезд прибыл в Петроград, и так в истории началась новая эра. «Без этого поезда — а значит, без Циммервальда, Гримма и Платтена — может быть и не было бы русской революции», — заключает Юлия Рихерс. Увы, ко многим участиникам Циммервальдской конференции судьба оказалась не слишком благосклонна. Так, Л.Д. Троцкий в 1940-м году был убит по приказу Сталина.

В 30-е годы жертвами сталинских репрессий стали Г. Е. Зиновьев и К.Б. Радек, в 1942 году — и сам швейцарец Фридрих Платтен. Роберт Гримм выжил. В 1918 году он был одним из организаторов и руководителей знаменитой генеральной стачки в Швейцарии, которая была остановлена лишь благодаря вмешательству армии, а в 1945-46 годах он даже успел побывать председателем Национального совета, большой палаты парламента Конфедерации.

Кое-что из декларированного в Швейцарии Ленин сумел реализовать: Первая мировая война действительно превратилась в России в гражданскую, которая стала настоящей национальной трагедией. А вот идеалы социальной справедливости, написанные когда-то на знаменах Циммервальда, оказались реализованными не в России, а в Швейцарии, которая добилась их без кровопролитий. 

Статья в этом материале

Ключевые слова:

Эта статья была автоматически перенесена со старого сайта на новый. Если вы увидели ошибки или искажения, не сочтите за труд, сообщите по адресу [email protected] Приносим извинения за доставленные неудобства.

ЦИММЕРВАЛЬДСКАЯ КОНФЕРЕНЦИЯ 1915 — это… Что такое ЦИММЕРВАЛЬДСКАЯ КОНФЕРЕНЦИЯ 1915?

междунар. социалистич. конференция, выступившая против развязанной империалистами 1-й мировой войны и социал-шовинизма. Проходила в Циммервальде (Zimmerwald, Швейцария) 5-8 сент. 1915. В работе конференции участвовало 38 делегатов из России, Польши, Италии, Швейцарии, Болгарии, Румынии, Германии, Франции, Голландии, Швеции, Норвегии. Накануне открытия Ц. к. В. И. Ленин организовал сплоченную группу интернационалистов — «Циммервальдскую левую», к-рой противостояло центристское и полуцентристское большинство конференции (т. н. циммервальдский центр. возглавлявшийся Р. Гриммом и др.).

Основным вопросом, обсуждавшимся на конференции, был вопрос о борьбе пролетариата за мир. В ходе обсуждения этого вопроса левые внесли свои проекты резолюции и манифеста, раскрывавшие империалистич. характер мировой войны, решительно осудившие социал-шовинизм и призвавшие рабочих воюющих стран к гражданской войне с целью завоевания политич. власти, необходимой для социалистич. организации общества. Правое большинство конференции отклонило оба документа, предлагая ограничиться пустой пацифистской декларацией. Ленин от имени левых потребовал конкретизации политич. лозунгов. «Если мы сегодня,- говорил Ленин,- действительно стоим накануне революционной эпохи, в которой массы перейдут к революционной борьбе, то тогда мы должны также упомянуть необходимые для этой борьбы средства» (Полн. собр. соч., 5 изд., т. 54, с. 375). Конференция приняла компромиссный Манифест, к-рый, хотя во многом и не удовлетворял идейной платформе «Циммервальдской левой», в целом отвечал задаче мобилизации междунар. пролетариата на борьбу против империализма и войны, т. к. признавал империалистич. характер войны и указывал (в недостаточно четких, однако, выражениях) на лживость лозунга «защита отечества» и на измену вождей 2-го Интернационала. Участниками конференции была принята «Резолюция симпатии жертвам войны и преследуемым», выражавшая братское сочувствие большевистским депутатам Думы, сосланным в Сибирь, а также К. Либкнехту, Р. Люксембург, К. Цеткин «и всем товарищам, которых преследуют и арестуют за то, что они борются с войной».

На Ц. к. была создана Интернациональная социалистическая комиссия (ИСК), представлявшая собой фактически новое Международное социалистическое бюро, избранное «… вопреки воле старого, на базе манифеста, прямо осуждающего тактику старого» (там же, т. 27, с. 42 (т. 21, с.355)). Сложившийся в Циммервальде блок революционных интернационалистов с центристами представлял собой временное объединение двух принципиально разл. течений, сохранивших независимость своих позиций. Критикуя позицию центристского большинства Ц. к., Ленин подчеркивал, что «Циммервальдская левая» группа должна действовать не вне, а внутри циммервальдского объединения. «Сплочение указанной группы,- отмечал Ленин,- один из самых важных фактов и один из самых больших успехов конференции» (там же, с. 43 (т. 21, с. 356)).

Лит. см. при ст. Циммервальдское объединение.

Я. Г. Темкин. Москва.

Советская историческая энциклопедия. — М.: Советская энциклопедия . Под ред. Е. М. Жукова. 1973—1982.

Конференция в Циммервальде и в Кинтале

Важным этапом в этой борьбе было участие большевиков в международной социалистической конференции, состоявшейся в сентябре 1915 г. в Циммервальде (Швейцария) и создание так называемой Циммервальдской левой. Организаторы конференции — деятели швейцарской и итальянской социалистических партий — стремились привлечь к участию в ней наряду с левыми и каутскианцев. Тем не менее Ленин считал необходимым принять участие в ее работе, чтобы быстрейшим образом разоблачить предательскую политику социал-шовинистов и центристов и объединить революционные элементы.

В связи с подготовкой к конференции Ленин вел большую работу по установлению и укреплению связей с левыми в Германии, Италии, Франции, Швейцарии, Болгарии, в польской и латышской социал-демократии и т. д. Настояв на приглашении болгарских «тесных» социалистов на конференцию, Ленин, помимо официального приглашения, посланного Центральному комитету «тесняков», обратился с письмом к руководителю партии Димитру Благоеву. Ленин информировал германских левых о подготовке конференции, добивался, чтобы в конференции приняли участие французские интернационалисты, левые представители рабочего движения скандинавских стран.

В июле 1915 г. Ленин выдвинул следующие задачи перед интернационалистами: «По-нашему, левые должны выступить с общей идейной декларацией (1) с обязательным осуждением социал-шовинистов и оппортунистов; (2) с программой революционных действий… (3) против лозунга «защиты отечества» и т. д. Идейная декларация «левых» от имени нескольких стран имела бы гигантское значение…». Ленин составил проект такой декларации. Для предстоящей конференции были подготовлены также переводы ряда важных документов большевистской партий — Манифеста ЦК РСДРП о войне, резолюций бернской конференции. Большое значение имели написанные В. И. Лениным летом 1915 г. работы «Крах II Интернационала» и «Социализм и война», которые были переведены на немецкий язык.

В работах конференции, проходившей с 5 по 8 сентября 1915 г. в маленькой швейцарской деревне Циммервальд, приняли участие 38 делегатов. К левому крылу конференции принадлежали 8 человек, но и среди них до конца последовательную интернационалистскую позицию занимали только большевики.

Центристское большинство конференции отклонило проект резолюции, предложенный революционным крылом. Принятый конференцией манифест носил пацифистский оттенок, но левым удалось все же провести в нем некоторые положения революционного марксизма, в частности признание мировой войны империалистической и осуждение социал-шовинизма. Большевики и другие революционные интернационалисты считали целесообразным примкнуть к циммервальдскому объединению. «Было бы плохой военной тактикой отказаться идти вместе с растущим международным движением протеста против социал-шовинизма из-за того, что это движение медленно, что оно делает «только» один шаг вперед…»,— писал Ленин.

Созданная в ходе конференции циммервальдская левая группа оформилась организационно, создала печатный орган на немецком языке «Форботе» («Предвестник»),

Деятельность большевиков по сплочению левых интернационалистских сил вскоре сказалась на второй международной социалистической конференции, состоявшейся в апреле 1916 г. в Кинтале (Швейцария). Здесь были представлены социалисты десяти стран — России, Польши, Германии, Австрии, Англии, Франции, Италии, Сербии, Португалии и Швейцарии. Делегированные на Кинтальскую конференцию представители болгарских «тесняков» не были пропущены в Швейцарию австрийскими и швейцарскими властями. Из 43 делегатов конференции к циммер-вальдской левой принадлежало 12, но по некоторым вопросам вместе с ними выступали и многие другие делегаты.

Конференция в Кинтале являлась шагом вперед по сравнению с Циммервальдской. Она способствовала дальнейшему размежеванию с оппортунистами и центристами, сплочению левых интернационалистских элементов.

Ленин в составленных им от имени ЦК партии большевиков предложениях конференции разоблачал особую опасность, которую представляли лицемерные фразы пацифистов. Он указывал, что допускать возможность заключения мира без аннексий и контрибуций империалистическими правительствами — это значит на практике обманывать народные массы, скрывать от них, что подлинно демократический мир невозможен без классовой борьбы и ряда революций.

После Кинтальской конференции ясно обнаружилось, что центристы — представители циммервальдской правой — не намерены вести борьбу с социал-шовинистами и сближаются с ними. В Германии каутскианцы выступили в начале января 1917 г. с пацифистским манифестом. Во Франции центристы вместе с открытыми социал-шовинистами Жуо и Реноделем поддерживали буржуазно-пацифистские лозунги. В Швейцарии один из руководителей социалистической партии, Роберт Гримм, председатель конференций в Циммервальде и Кинтале и председатель избранной в Циммервальде Международной социалистической комиссии, перешел на сторону социал-шовинистов.

Между тем все сильнее сказывалось полевение рабочих и солдатских масс. Во всем мире нарастала огромная волна недовольства. Но лишь в России существовала подлинно революционная, марксистская партия, способная возглавить нараставшее движение и привести его к победе. В Западной Европе и, в частности, в Германии такой партии не было. В этих условиях центристская тактика проволочек, проводившаяся лидерами циммервальдского объединения, пагубно отражалась и на настроениях левых в Германии, Италии, Швейцарии и т. д., превращаясь в серьезную помеху созданию революционных марксистских партий. Циммервальдское движение перестало играть положительную роль. В. И. Ленин уже к началу 1917 г. решительно высказался за разрыв с ним.

«Циммервальдская правая, по-моему, идейно похоронила Циммервальд,— с возмущением писал Ленин 17 февраля 1917 г.—…На словах осудили «социал-пацифизм» (см. кинтальскую резолюцию), а на деле повернули к нему!!».

Ленин оказывал поддержку крепнувшим революционным интернационалистским группам и вместе с тем подвергал критике их ошибки, их непоследовательность в борьбе с оппортунистами. Он подчеркивал необходимость решительного идейного и организационного разрыва левых в Германии и в других странах с социал-шовинистами и центристами, видя в этом решающее условие создания революционных марксистских партий и нового, свободного от оппортунизма, Интернационала. Во время вызванного банкротством II Интернационала тяжелого кризиса международного социализма великий пролетарский стратег указывал рабочим всех стран путь к выходу из империалистической войны и к превращению ее в войну гражданскую, путь к победе социалистической революции.

ЦИММЕРВАЛЬДСКАЯ КОНФЕРЕНЦИЯ 1915 — Большая советская энциклопедия, БСЭ — Энциклопедические словари

ЦИММЕРВАЛЬДСКАЯ КОНФЕРЕНЦИЯ 1915

конференция 1915, международная социалистическая конференция, выступившая против развязанной империалистами 1-й мировой воины и социал-шовинизма. Проходила в Циммервальде (Zimmerwald, Швейцария) 5-8 сентября 1915. В работе конференции участвовало 38 делегатов из России, Польши. Италии, Швейцарии, Болгарии, Румынии, Германии, Франции, Нидерландов, Швеции, Норвегии. Накануне открытия Ц. к. В. И. Ленин организовал группу социалистов-интернационалистов — Циммервальдскую левую , которой на конференции противостояло центристское и полуцентристское большинство конференции (т. н. циммервальдский центр, возглавлявшийся Р. Гриммом и др.).

Основным вопросом, обсуждавшимся на конференции, был вопрос о борьбе пролетариата за мир. В ходе обсуждения этого вопроса левые внесли свои проекты резолюции и манифеста, раскрывавшие империалистический характер мировой войны, решительно осуждавшие социал-шовинизм и призвавшие рабочих воюющих стран к гражданской войне с целью завоевания политической власти, необходимой для социалистической организации общества. Большинство конференции отклонило оба документа, предлагая ограничиться лишь пацифистской декларацией. Ленин от имени левых потребовал конкретизации политических лозунгов. ‘Если мы сегодня, — говорил Ленин, — действительно стоим накануне революционной эпохи, в которой массы перейдут к революционной борьбе, то тогда мы должны также упомянуть необходимые для этой борьбы средства’ (Полное собрание соч., 5 изд., т. 54, с. 375). Конференция приняла компромиссный манифест, который во многом не соответствовал идейной платформе Циммервальдской левой, но в целом отвечал задаче мобилизации международного пролетариата на борьбу против империализма и войны, т.к. признавал империалистический характер войны и указывал (хотя и в недостаточно чётких выражениях) на лживость лозунга ‘защита отечества’ и на измену вождей 2-го Интернационала. ‘… Манифест, — отмечал Ленин, — фактически означает шаг к идейному и практическому разрыву с оппортунизмом и социал-шовинизмом’ (там же, т. 27, с. 38). Участниками конференции была принята ‘Резолюция симпатии жертвам войны и преследуемым’, выражавшая братское сочувствие большевистским депутатам Думы, сосланным в Сибирь, а также К. Либкнехту, Р. Люксембург, К. Цеткин ‘и всем товарищам, которых преследуют и арестуют за то, что они борются с войной’.

На Ц. к. была создана Интернациональная социалистическая комиссия (ИСК), представлявшая собой фактически новое Международное социалистическое бюро , избранное ‘… вопреки воле старого, на базе манифеста, прямо осуждающего тактику старого’ (Полное собрание соч., 5 изд., т. 27, с. 42). Сложившийся в Циммервальде блок революционных интернационалистов с центристами и полуцентристами представлял собой временное объединение двух принципиально различных течений, сохранивших независимость своих позиций. Критикуя позицию большинства Ц. к., Ленин подчёркивал, что Циммервальдская левая должна действовать не вне, а внутри циммервальдского объединения. ‘Сплочение указанной группы, — отмечал Ленин,- один из самых важных фактов и один из самых больших успехов конференции’ (там же, с. 43).

Лит. см. при ст. Циммервальдское объединение .

Я. Г. Тёмкин.

Большая советская энциклопедия, БСЭ. 2012


Смотрите еще толкования, синонимы, значения слова и что такое ЦИММЕРВАЛЬДСКАЯ КОНФЕРЕНЦИЯ 1915 в русском языке в словарях, энциклопедиях и справочниках:


гений русского прорыва человечества к социализму

8.1. Циммервальдская конференция: сплочение левых социалистов Европы под лидерством Ленина

Явление Ленина в Европе, в марксистских кругах, особенно в период с 1908 по 1917г., неоцененно в должной степени с нашей русской стороны, в нашей истории, при этом я имею позитивную оценку.

Фактически Ленин потеснил вождей II Интернационала, ставшими оппортунистами и социал-шовинизмами, во время войны, и фактически, Ленин как, единственный работающий в творческо-диалектико-марксистском ключе, стал единственным продолжателем революционного марксизма в Европе, ориентированного на подготовку и организацию социалистической революции.

Несомненно, эта работа Ленина обернулась впоследствии мощной поддержкой рабочих почти всех стран Европы Русской Социалистической Революции и в период Гражданской войны.

Особое значение в работе Ленина по сплочению левых сил в Европе, социалистов-интернационалистов сыграли организованные им две конференции – Циммервальдская и Кинтальская.

После смерти Елизаветы Васильевны Надежда Константиновна снова заболела. Пришлось ехать в горы. В начале июня 1915 года Ленин и Крупская из Берна переехали в деревушку Зёренберг, где сняли дешевый пансион в гостинице «Мариенталь» и прожили в нем все лето. Здесь Ленин , как и в других местах своего эмигрантского пребывания, развернул бурную теоретическую и научно-практическую деятельность. Кипы книг из бернской и цюрихской библиотеки заполнили стол и подоконники его комнаты. В Зёренберге Ленин написал произведения » Крах II Интернационала», «Социализм и война» и ряд других. Вставали, вспоминала Надежда Константиновна, рано, и до обеда, который бывал в Швейцарии в 12 часов, каждый занимался в своем углу в саду. После обеда иногда уходили вместе с находившейся в Зёренберг Инессой Арманд, в горы. Во время прогулок набирали букеты цветов, альпийских роз, много ягод и грибов.

Находясь в Зёренберге, Ленин развернул деятельность к подготовке международной конференции социалистов-интернационалистов.

Необходимость этой конференции диктовалась причинами:

? ростом международного рабочего движения, вызванным последствиями мировой войны – гибелью миллионов людей, расстройством промышленной жизни и др. Факты братания на фронтах, стачки и демонстрации свидетельствовали о революционно пробуждении масс;

? ростом роли значения левых социалистов в международном рабочем движении в разных странах;

? необходимостью сплочения левых социалистов на основе революционной тактики.

Владимир Ильич развернул обширную личную переписку с левыми социалистами разных стран, проводя линию на создание атмосферы большей сплоченности и единодушия.

Его идей, которую он передал в письмах, стала выработка еще до конференции совместной декларации.

Первая международная социалистическая конференция в условиях ведущейся первой мировой войны состоялась 23–26 августа (5–8 сентября) 1915 года в швейцарской деревушка Циммервальд.

Для участия в конференции прибыло 35 делегатов из 11 стран.

За два дня до начала конференции Ленин в Берне встретился с русскими и польскими делегатами, а 22 августа (4 сентября) он провел частное совещание всех прибывших на конференции левых, на котором выступил с докладом о характере мировой войны и о тактике революционных интернационалистов.

Ситуация на конференции сложилась раскольная, развернулась идейная борьба между сплоченной группой интернационалистов, революционных марксистов во главе с Лениным и каутскианцами или колеблющимися в сторону взглядов Каутского, составляющими правый фланг конференции во главе с немецким социал-демократом Ледебургом.

Ленин проводил активно-энергетическую линию на конференции: выступал с речами, вел переписку с делегатами во время заседаний, беседовал с ними в перерывах, убеждал в необходимости решительной борьбы с социал-шовинизмом.

На конференции им была организована Циммервальдская левая из 8 человек.

Левые внесли на конференции свой проект резолюции о войне и задачах социал-демократов и проект манифеста. Ледебург и швейцарский социал– демократ Р.Гримм заявили, что, выдвигая в своих проектах манифеста и резолюции конкретные требования революционных действий, левые раскрывают перед противником тактические мероприятия революционной социал-демократии. И к тому же в воюющих странах люди, подписавшие эти документы, могут подвергнуться репрессиям.

Ленин резко выступил против такого рода каутскианских утверждений: » …я отрицаю, что нельзя упоминать о средствах борьбы. Это имело место во все революционные периоды. Необходимо доводить средства до сведения масс, с тем, чтобы они могли быть растолкованы и обсуждены. Мы в России всегда действовали таким образом».

Далее Ленин обращает внимание, что ревизионисты не верят, что мы находимся накануне революционной эпохи. «Мы, те, кто верит в это, должны действовать иначе. Нельзя делать революцию, не разъясняя революционной тактики. Именно это было наихудшим свойством II Интернационала… Дело обстоит так: или действительно революционная борьба или только пустая болтовня» [328] (выдел. мною, С.А.) .

Очень большое впечатление на Ленина произвело выступление в общей дискуссии представителя болгарских специалистов – «тесняков» Васила Коларова, который поделился опытом практической осуществимости предложений большевиков по работе в войсках в Болгарии.

Большинство конференции отклонило проекты левых. Но благодаря настойчивости Ленина и других левых в принятом манифесте удалось провести ряд основных положений революционного марксизма.

Манифест заканчивался словами:

«Никогда раньше в мировой истории не было более настоятельной, высокой, более благородно задачи, выполнение которой должно явиться общим делом. нет таких жертв, нет таких тягот, которые были бы слишком велики для достижения этой цели: мира между народами.

Рабочие и работницы! Матери и отцы! Вдовы и сироты! Раненые искалеченные! Ко всем Вам, кто страдает от войны и через войну, ко всем вам, мы взываем:

Через границы, через дымящиеся поля битв, через разрушенные города и деревни.

Пролетарии всех стран, объединяйтесь!»

Однако манифест был непоследователен в своем содержании, имел много недоговоренностей. В нем отсутствовала ленинское положение о том, что империализм есть канун социалистической революции, не дано объяснения причин краха II Интернационала, необходимости разрыва с оппортунизмом и т.д.

И, однако, Владимир Ильич принял решение подписать Манифест. Он руководствовался принципом тактики революционного марксизма – не допускать сектантства.

Он писал: « Было бы сектанством отказываться сделать этот шаг вперед вместе с меньшинством немцев, французов, шведов, норвежцев, швейцарцев, когда мы сохраняем полную свободу и полную возможность критиковать непоследовательность и добиваться большего. Было бы плохой военной тактикой отказаться идти вместе с растущим международным движением протеста против социал-шовинизма из-за того, что это движение медленно, что делает «только» один шаг вперед…» [329] .

Значение проведенной Циммервальской конференции огромно. Роль Ленина в ее организации приоритетная.

По Ленину она есть первый шаг в развитии интернаицонального движения против войны.

На этом форуме левые организовали свою группу и представляющее ее бюро. На этой группе доминирующую роль заняли Ленин с большевиками, проводя последовательно линию по вопросу о войне, мире и революции.

Циммервальдская конференция длилась всего 4 дня. Делегаты уежали по местам не только с Манифестом Циммервальда на руках, но и с документами, написанными самим Лениным или при его участии, документами Циммервальдской левой, а также с книгой Ленина «Социализм и война». В приложении к этой книге были помещены Манифест ЦК РСДРП о войне, резолюция Бернской конференции заграничных секций большевиков и резолюция по национальному вопросу Поронинского совещания ЦК РСДРП с партийными работниками.

История показала, что ленинские произведения оказали большое влияние на развитие лево-социалистического движения в Европе и США.

Циммервальдская конференция отняла много сил и физических, и интеллектуальных. Он переутомился и ему требовался хотя бы небольшой отдых. Понадобилось несколько дней ходьбы по горам и отдыха, чтобы он мог вновь приступить к активной деятельности. В начале октября 1915 года Ленин и Крупская вернулись из Зёренберга в Берн.

Ленин продолжает крепить связи с левосоциалистическими организациями и пропагандировать документы Левой Циммервальдской группы и манифеста ЦК РСДРП против войны, своей работы «Социализм и война», и других документов ЦК большевистской партии.

В ноябре 1915 года он получил из Америки листок «Лиги социалистической пропаганды». Ознакомившись с ним и оценив Лигу как интернационалистскую, с программой, явно имеющей левый уклон, Ленин послал ей письмо и документы Циммервальдской левой. Он горячо поддержал обращение Лиги к членам социалистической партии, призыв бороться за новый Интернационал, за подлинный революционный социализм, против оппортунизма, в особенности против социал-оборончества.

Вместе с тем Ленин указал на слабые места программы американской «Лиги социалистической пропаганды», а именно, на рыхлость в построении партии, с установкой на внутри партийную демократию и одновременном отрицании принципа централизма. Мы, т.е. большевики, писал Ленин по этому поводу, защищаем в нашей печати внутрипартийную демократию, в единстве с демократическим централизмом. Мы за демократический централизм.

Этот случай ярко демонстрирует, с одной стороны, процесс превращения Ленина в вождя международного рабочего класса, с другой стороны, его внимание ко всем проблемам становления левосоциалистических организаций в разных странах Европы и Америки.

В феврале 1916 года Ленин направляет письмо французским интернационалистам, в котором указывает на их непоследовательность в борьбе с оппортунистами из-за боязни раскола с ними. Он предупреждает, что есть две противоположные тактики и политики рабочего класса по отношению к войне, которые нельзя примирить.

Там же вождь предупреждает французских левых против опасности анархо-синдикализма и выражает уверенность, что они научатся вести в новых условиях революционную работу в массах. Он просил французских товарищей выпустить отдельным листком полный перевод своего письма. Оно было издано в 1916 году и сыграло важную роль в объединении левых во Франции.

Аналогичные письма Ильича были разосланы левым социалистам Норвегии, Швеции, Голландии, Англии и других стран Европы. Ленинская товарищеская критика левых по принципиальным основам программы, тактики и организации пролетарской партии оказалась серьезной помощью интернационалистским группам различных стран во время войны, способствовала их идейно-политическому единству на основе революционного марксизма и пролетарского интернационализма.

В январе 1916 года Ленин принимает участие в организации журнала «Vorbote» («Предвестник») – органа Циммервальской левой группы, издававшейся на немецком языке. В этом журнале Ленин опубликовал свои статьи » Оппортунизм и крах II Интернационала» и «Социалистическая нация и право наций на самоопределение».

Данный текст является ознакомительным фрагментом.

Продолжение на ЛитРес

Париж и Циммервальд

Париж и Циммервальд

MIA — главная страница | Глав. стр. Иноязычной секции | Глав. стр. Русской секции |Троцкийский архив

Л. Д. Троцкий


Оригинал находится на странице http://www.revkom.com
Последнее обновление Февраль 2011г.


19 ноября 1914 г. я переехал границу Франции в качестве военного корреспондента «Киевской мысли». Я принял предложение газеты тем охотнее, что оно давало мне возможность ближе подойти к войне. Париж был печален, улицы по вечерам погружались во тьму. Налетали цеппелины. После задержания немецких армий на Марне война становилась все требовательнее и беспощаднее. В безбрежном хаосе, пожиравшем Европу, при молчании рабочих масс, обманутых и преданных социал-демократией, развивали свою автоматическую силу машины истребления. Капиталистическая цивилизация доводила себя до абсурда, пытаясь пробить толстый череп человечества.

В тот момент, когда немцы приближались к Парижу, а буржуазные французские патриоты покидали его, два русских эмигранта поставили в Париже маленькую ежедневную газету на русском языке. Она имела своей задачей разъяснять заброшенным в Париж русским развертывающиеся события и не давать угаснуть духу международной солидарности. Перед выпуском первого номера в «кассе» издания имелось ровным счетом 30 франков. Ни один «здравомыслящий» человек не мог верить, чтобы можно было с таким основным капиталом издавать ежедневную газету. И действительно: не реже чем раз в неделю газета, несмотря на бесплатный труд редакции и сотрудников, переживала такой кризис, что, казалось, выхода нет. Но выход находился. Голодали преданные своей газете наборщики, редакторы носились по городу в поисках за несколькими десятками франков – и очередной номер выходил. Так, под ударами дефицита и цензуры, исчезая и немедленно же появляясь под новым именем, газета просуществовала в течение 2 лет, т. е. до февральской революции 1917 г. По приезде в Париж я стал усердно работать в «Нашем слове», которое тогда еще называлось «Голосом». Ежедневная газета явилась для меня самого важным орудием ориентировки в развертывающихся событиях. Опыт «Нашего слова» оказался полезен мне позже, когда пришлось близко подойти к военному делу.

Семья моя переехала во Францию только в мае 1915 г. Мы поселились в Севре, в маленьком домике, который нам предоставил на несколько месяцев наш молодой друг, итальянский художник Рене Пареше. Мальчики стали посещать севрскую школу. Весна была прекрасна, зелень казалась особенно нежной и ласковой. Но число женщин в черном непрерывно росло. Школьники оставались без отцов. Две армии закопались в землю. Выхода не видно было. Клемансо начинал в своей газете атаковать Жоффра. В реакционном подполье шла подготовка государственного переворота. Сведения об этом переходили из уст в уста. На страницах «Temps» парламент в течение одного или двух дней назывался не иначе, как ослом. От социалистов «Temps» тем не менее строжайше требовал соблюдения национального единения.

Жореса не было. Я посетил кафе Кроассан, где Жорес был убит: хотелось найти его следы. Политически я был далек от Жореса. Но нельзя было не испытывать на себе притягательного действия этой могучей личности. Духовный мир Жореса, состоявший из национальных традиций, метафизики нравственных начал, любви к обездоленным и поэтического воображения, имел столь же ярко выраженные аристократические черты, насколько духовный облик Бебеля был плебейски прост. Оба они были, однако, головою выше того наследства, которое оставили. Я слышал Жореса на парижских народных собраниях, на международных конгрессах и в комиссиях. И всегда я слушал его, как бы в первый раз. Он не накоплял рутины, в основе никогда не повторялся, всегда сам снова находил себя, всегда заново мобилизовал подспудные источники своего духа. При могучей силе, элементарной, как водопад, в нем было много мягкости, которая светилась на лице как отблеск высшей культуры духа. Он обрушивал скалы, гремел, потрясал, но никогда не оглушал самого себя, всегда стоял на страже, чутко ловил ухом каждый отклик, подхватывал его, парировал возражения, иногда беспощадно, как ураган, сметал сопротивление на пути, иногда великодушно и мягко, как наставник, как старший брат. Жорес и Бебель были антиподами и в то же время вершинами II Интернационала. Оба были глубоко национальны: Жорес со своей пламенной латинской риторикой и Бебель со своей протестантской суховатостью. Я любил обоих, но по-разному. Бебель исчерпал себя физически. Жорес пал во цвете сил.

Но оба умерли вовремя. Их смерть отмечала тот рубеж, где закончилась прогрессивная историческая миссия II Интернационала.

Французская социалистическая партия находилась в состоянии полной деморализации. Место Жореса некому было занять. Вальян, старый «антимилитарист», ежедневно источал из себя статьи в духе самого напряженного шовинизма. Я случайно встретил старика в Комитете действия, состоявшем из делегатов партии и синдикатов. Вальян походил на свою тень, тень бланкизма с традициями санкюлотских войн в эпоху Раймонда Пуанкаре. Довоенная Франция, с задержанным ростом народонаселения и консервативными формами хозяйственной жизни и мысли, казалась Вальяну единственной страной движения и прогресса, избранной, освободительной нацией, прикосновение которой только и пробуждает другие народы к духовной жизни. Его социализм был шовинистическим, как его шовинизм – мессианистическим. Жюль Гэд, вождь марксистского крыла, исчерпавший себя в долгой, изнурительной борьбе против фетишей демократии, оказался способным только на то, чтобы сложить свой незапятнанный нравственный авторитет у «алтаря» национальной обороны. Все перепуталось. Марсель Самба, автор книги «Сделайте короля или сделайте мир!», секундировал Гэду в министерстве… Бриана. Пьер Ренодель оказался на время «руководителем» партии. В конце концов кому-нибудь нужно же было занять опустевшее место Жореса. Надрывая себя, Ренодель подражал убитому вождю жестами и раскатами голоса. Лонге тянулся за Реноделем, но с некоторой застенчивостью, которую он выдавал за левизну. Всем своим поведением он напоминал, что Маркс не отвечает за своих внуков. Официальный синдикализм, представляемый председателем Всеобщей конфедерации Жуо, вылинял в двадцать четыре часа. Он «отрицал» государство в мирное время, чтобы стать перед ним на колени во время войны. Революционный шут Эрве, вчерашний крайний антимилитарист, вывернулся наизнанку и, в качестве крайнего шовиниста, оставался все тем же самодовольным шутом. Как бы для более яркого издевательства над идеями вчерашнего дня, его газета продолжала называться «La guerre sociale». Все вместе походило на траурный маскарад, на карнавал смерти. Нельзя было не сказать себе: нет, мы сделаны из более серьезного материала – события не застигли нас врасплох, мы кое-что предвидели, многое предвидим сейчас и ко многому готовы. Сколько раз мы сжимали кулаки, когда Ренодели, Эрве и прочая публика пытались на расстоянии брататься с Карлом Либкнехтом! Отдельные оппозиционные элементы были рассеяны здесь и там, в партии и синдикатах, но почти не подавали признаков жизни.

Крупнейшей фигурой, которую я нашел в Париже среди русской эмиграции, был, несомненно, Мартов, вождь меньшевиков, один из даровитейших людей, каких мне вообще приходилось встречать на жизненном пути. Несчастье этого человека состояло в том, что судьба сделала его политиком в революционную эпоху, не наделив для этого необходимым запасом воли. В духовном хозяйстве Мартова не было равновесия, и это каждый раз трагически обнаруживалось, когда наступали большие события. Я наблюдал Мартова на трех исторических этапах: в 1905 г., в 1914-м и в 1917 г. Первая реакция на события у Мартова почти всегда имела революционный характер. Но не успевал он еще занести свои идеи на бумагу, как его со всех сторон осаждали сомнения. Его богатой, гибкой и разнообразной мысли не хватало стержня воли. В письмах 1905г. Аксельроду, во время наивысшего подъема первой революции, Мартов горько жалуется на то, что не может собрать своих мыслей. Он действительно так и не собрал их до самого наступления реакции. В начале войны он жалуется тому же Аксельроду на то, что события довели его до грани безумия. Наконец в 1917 г. он делает нерешительное движение влево и внутри своей фракции уступает руководство Церетели и Дану, т. е. двум лицам, из которых первый в умственном отношении, а второй во всех отношениях приходились ему разве что по колени.

14 октября 1914 г. Мартов писал Аксельроду: «Скорее, чем с Плехановым, мы, может быть, могли бы столковаться с Лениным, который, по-видимому, готовится выступить в роли борца против оппортунизма в Интернационале». Но эти настроения длились у Мартова недолго. Я застал его в Париже уже в состоянии увядания. Наше сотрудничество в «Нашем слове» превратилось с первых же дней в непримиримую борьбу, которая закончилась выходом Мартова из редакции, а затем и из состава сотрудников.

Вскоре по приезде в Париж я вместе с Мартовым разыскал Монатта, одного из редакторов синдикалистского журнала «La vie ouvriere». Бывший учитель, потом корректор, типичный парижский рабочий по виду, умница и с характером, Монатт ни на минуту не уклонялся в сторону примирения с милитаризмом и буржуазным государством. Но где искать выхода? На этот счет у нас были разногласия. Монатт «отрицал» государство и политическую борьбу. Государство переступило через его отрицание и заставило его надеть красные штаны после того, как он выступил с открытым протестом против синдикального шовинизма. Через Монатта я близко сошелся с журналистом Росмером, который также принадлежал к анархо-синдикалистской школе, но, как показали события, уже тогда стоял по существу гораздо ближе к марксизму, чем гедисты. С Росмером меня связала с тех дней тесная дружба, выдержавшая испытание войны, революции, Советской власти и разгрома оппозиции… По той же линии я познакомился с рядом неизвестных мне ранее деятелей французского рабочего движения: с секретарем союза металлистов, осторожным, себе на уме, вкрадчивым Мерргеймом, который закончил так печально во всех отношениях; с журналистом Гильбо, впоследствии заочно приговоренным к смерти за мнимую «измену»; с секретарем синдиката бондарей «папашей» Бурдероном; с учителем Лорио, который искал выхода на дорогу революционного социализма, и многими другими. Мы встречались еженедельно на Quai Jemappe, иногда собирались в большем числе на Cronge-aux-Belles, обменивались закулисными сведениями о войне и работе дипломатии, критиковали официальный социализм, ловили признак социалистического пробуждения, убеждали колеблющихся, подготовляли будущее.

4 августа 1915 г. я писал в «Нашем слове»: «И все же мы встречаем кровавую годовщину без всякого душевного упадка или политического скептицизма. Мы, революционные интернационалисты, устояли в величайшей мировой катастрофе на позициях анализа, критики и предвидения. Мы отказались от всех «национальных» очков, которые выдавались из генеральных штабов не только по дешевой цене, но даже с приплатой. Мы продолжали видеть вещи, как они есть, называть их своими именами и предвидеть логику их дальнейшего движения».

И сейчас, 13 лет спустя, я могу лишь повторить эти слова. Не покидавшее нас ни на день чувство превосходства над официальной политической мыслью, включая и патриотический социализм, не было плодом незаконного высокомерия. В этом чувстве не было ничего личного, оно вытекало из нашей принципиальной позиции: мы стояли на высокой вышке. Критическая точка зрения давала нам прежде всего возможность яснее видеть перспективу самой войны. Обе стороны рассчитывали, как известно, на скорую победу. Свидетельств легкомысленного оптимизма можно бы набрать без числа. «Мой французский коллега, – говорит в своих мемуарах Бьюкенен, – был одно время так оптимистически настроен, что пошел со мною на пари на 5 фунтов стерлингов за то, что война будет кончена до Рождества». Сам Бьюкенен в глубине души откладывал конец войны не дольше, чем до Пасхи. Начиная с осени 1914 г. мы, наперекор всем официальным пророчествам, в нашей газете изо дня в день твердили, что война будет безнадежно затяжной и что вся Европа выйдет из нее разбитой. Десятки раз мы писали в «Нашем слове», что даже в случае победы союзников Франция после войны, когда рассеется дым и чад, окажется на международной арене большой Бельгией, и только. Мы уверенно предвидели грядущую мировую диктатуру Соединенных Штатов. «Империализм, – так писали мы 5 сентября 1916 г. в сотый раз, – ставит через эту войну ставку на сильных: им будет принадлежать мир».

Из Севра моя семья давно уже переселилась в Париж, на маленькую rue Oudry. Париж все более опустошался. Останавливались одни за другими уличные часы. У бельфортского льва торчала почему-то из пасти грязная солома. Война продолжала закапываться в землю. Вырваться из траншеи, из застоя, из ямы, из неподвижности – таков был вопль патриотизма. Движения! Движения! Так выросло страшное безумие верденских боев. В те дни, изворачиваясь под молниями военной цензуры, я писал в «Нашем слове»: «Как ни велико военное значение верденских боев, но политический их смысл несравненно крупнее. В Берлине и в других местах (sic) – они хотели «движения» – они будут иметь его. Чу! под Верденом выковывается «наш завтрашний день».

Летом 1915 г. прибыл в Париж итальянский депутат Моргари, секретарь социалистической фракции римского парламента– наивный эклектик, – с целью привлечь французских и английских социалистов на международную конференцию. На террасе кафе одного из больших бульваров у нас произошло, при участии Моргари, совещание с несколькими депутатами-социалистами, которые почему-то считали себя «левыми». Пока беседа ограничивалась пацифистскими разглагольствованиями и повторением общих мест о необходимости восстановления международных связей, дело шло довольно гладко. Но когда Моргари трагическим шепотом заговорил о необходимости раздобыть фальшивые паспорта для поездки в Швейцарию – он явно увлекался «карбонарской» стороной дела, – у господ депутатов вытянулись лица, и один из них, не помню, кто именно, поспешно подозвал гарсона и второпях заплатил за весь кофе, потребленный совещанием. Дух Мольера показался над террасой и, кажется, также дух Рабле. Тем дело и кончилось. Возвращаясь с Мартовым, мы много смеялись, весело и сердито в одно и то же время. Монатт и Росмер были уже мобилизованы и не могли ехать. На конференцию я отправился с Мерргеймом и Бурдероном, очень умеренными пацифистами. Фальшивых паспортов никому не понадобилось, потому что правительство, еще не освободившееся окончательно от довоенных нравов, выдало законные.

Организационная сторона дела лежала на бернском социалистическом лидере Гримме, который в то время изо всех сил стремился подняться над филистерским уровнем своей партии и своим собственным. Он подготовил для конференции помещение в десяти километрах над Берном, в небольшой деревушке Циммервальд, высоко в горах. Делегаты плотно уселись на четырех линейках и отправились в горы. Прохожие с любопытством глядели на необычный обоз. Сами делегаты шутили по поводу того, что полвека спустя после основания I Интернационала оказалось возможным всех интернационалистов усадить на четыре повозки. Но в этих шутках не было скептицизма. Историческая нить часто рвется. Тогда приходится завязывать новый узел. Это мы и делали в Циммервальде.

Дни конференции (5 – 8 сентября) были бурными днями. Революционное крыло, возглавлявшееся Лениным, и пацифистское, к которому принадлежало большинство делегатов, с трудом сошлись на общем манифесте, проект которого был выработан мною. Манифест говорил далеко не все, что нужно было сказать. Но он означал все же большой шаг вперед. Ленин стоял на крайнем левом фланге конференции. По ряду вопросов он оставался в единственном числе внутри циммервальдской левой, к которой я формально не принадлежал, хотя по всем основным вопросам был близок к ней. В Циммервальде Ленин туго накручивал пружину для будущего международного действия. В горной швейцарской деревушке он закладывал первые камни революционного Интернационала.

Французские делегаты отметили в своем докладе то значение, какое имело для них существование «Нашего слова», устанавливавшего идейную связь с интернационалистским движением других стран. Раковский указал, что «Наше слово» сыграло крупную роль в процессе выработки интернационалистской позиции балканских с.-д. партий. Итальянская партия была знакома с «Нашим словом» по многочисленным переводам Балабановой. Чаще всего, однако, «Наше слово» цитировалось в немецкой прессе, в том числе и официозной: как Ренодель пытался опереться на Либкнехта, так Шейдеман не прочь был зачислить в союзники нас.

Самого Либкнехта не было в Циммервальде. Он уже был пленником гогенцоллернской армии, прежде чем стать пленником тюрьмы. Либкнехт прислал конференции письмо, знаменовавшее его резкий переход с пацифистской линии на революционную. Имя Либкнехта произносилось на конференции не раз. Оно уже стало нарицательным в борьбе, раздиравшей мировой социализм.

Писать из Циммервальда о конференции было строго запрещено, дабы сведения не проникли прежде времени в печать и не создали делегатам затруднений при обратном переезде через границу. Через несколько дней безвестное дотоле имя Циммервальда разнеслось по всему свету. Это произвело потрясающее впечатление на хозяина отеля. Доблестный швейцарец заявил Гримму, что надеется сильно поднять цену своему владению и потому готов внести некоторую сумму в фонд III Интернационала. Полагаю, однако, что он скоро одумался.

Циммервальдская конференция дала большой толчок развитию антивоенного движения в разных странах. В Германии шире развернули свою работу спартаковцы. Во Франции образовался «Комитет для восстановления международных связей». Рабочая часть русской колонии в Париже теснее сомкнулась вокруг «Нашего слова», вынося его на своих плечах среди финансовых и иных затруднений. Мартов, в первый период усердно сотрудничавший в «Нашем слове», теперь отошел от него. Второстепенные, по существу, разногласия, еще отделявшие меня от Ленина в Циммервальде, в ближайшие месяцы сошли на нет.

Тем временем над нашей головой собирались тучи, которые все более сгущались в течение 1916 г. На правах объявления реакционная «Liberte» печатала чьи-то заметки, обвинявшие нас в германофильстве. Мы все чаще получали анонимные письма с угрозами. И обвинения и угрозы исходили, несомненно, из русского посольства. Вокруг нашей типографии всегда терлись подозрительные фигуры. Эрве грозил нам полицейским пальцем. Профессор Дюркгейм, председатель правительственной комиссии по вопросу о русских изгнанниках, передавал, что в правительственных сферах говорят о закрытии «Нашего слова» и высылке редактора. Однако дело затягивалось. Придраться было не к чему, так как я не нарушал законов, ни даже цензурных беззаконий. Нужен был все-таки благовидный предлог. В конце концов он нашелся или, вернее сказать, был создан.

Вторая Международная социалистическая конференция в Кинтале

Ленин: Вторая Международная социалистическая конференция в Кинтале

В. И. Ленин

Вторая Международная социалистическая конференция в Кентале {7}
11–17 (24–30) АПРЕЛЯ 1916 г.

Опубликовано:
Источник: Ленин Собрание сочинений , г. Издатели Прогресс, 1977, Москва, Том 41, страницы 369-380.1.
Перевод: Юрий Сдобников
Транскрипция \ Разметка: Р. Цымбала
Авторское лево: Интернет-архив В. И. Ленина (www.marxists.org) © 2004 г. Разрешается копировать и / или распространять этот документ под условия лицензии GNU Free Documentation License.


1

ПЕРВОНАЧАЛЬНЫЙ ВАРИАНТ R.S.D.L.P. ПРЕДЛОЖЕНИЕ ЦЕНТРАЛЬНОГО КОМИТЕТА

Предложение R.S.D.L.P. C.C. ко Второй социалистической конференции Вызывается I.S.C. (Берн)
{1} {8}
(Тезисы по пунктам 5, 6, 7а, 7б и 8 повестки дня)

Объявляя созыв II Интернационала Социалистическая конференция, I.S.C. опубликовал следующие ключевые моменты повестка дня:

{{
  1. 5. «борьба за прекращение войны»
  2. 6. «проблемы мира»
  3. 7а. парламентское «действие»
  4. 7b.масса [то же самое]
  5. 8. Международное социалистическое бюро.
[7а. 7b .:]
}} «агитация и пропаганда»}}

I.S.C. предложил организациям обсудить эти вопросы и прислать свои предложения. Вот ответ нашей партии C.C. к приглашение:

1. Точно так же, как всякая война является продолжением насильственных средств политика, которой воюющие государства и их правящие классы были проводить в течение многих лет, а иногда и десятилетий, до начала война, поэтому мир, которым заканчивается любая война, может быть не чем иным, как соображением и запись фактических изменений, произошедших в соотношении сил в результате данной войны.

2. Следовательно, это величайшая нелепость и глупость со стороны с точки зрения теории и с точки зрения социалистической доктрины, и величайшее мошенничество с рабочим классом на практике, чтобы поговорить об оценке нынешней войны на основании «простых» представлений защиты и нападения, а также об оценке будущего мира на основе «Простые» благочестивые пожелания стабильного, демократического, благородного и т. Д. Мира.

3. Эта война является империалистической войной, т.е.е., война в результате от противоречий на основе высокоразвитого монополистического капитализма созревший для перехода к социализму. Эта война ведется за мировая гегемония, то есть для нового угнетения слабых наций, для другого разделение мира, разделение колоний, сфер влияние и т. д. — разделение, при котором старые грабительские силы Великобритания, Франция и Россия отдадут долю своей добычи в пользу Германия, молодая и более сильная грабительская держава.

4.Вот почему, если пролетарская революция не свергнет нынешние правительства и нынешние правящие классы воюющих «Великие» державы, есть a b s o l u t e l y Нет шансов на жизнь мир o , чем более или менее краткосрочное перемирие между империалистические державы, мир, сопровождаемый ростом на реакции внутри штатов рост на национального угнетения и порабощения слабых наций, рост горючих материалов подготовительных для новых войн и т. д.Дело в том, что из объективного содержания политика, которая была порождена всей эпохой империализма и которая буржуазия всех воюющих «великих» держав проводилась до г. войны г. и ведется г. во время войны т , неминуемо течет покой, отдыхая на новом и еще хуже угнетение народов и т. д.

5. Пробуждать в массах людей идеи или надежды на возможность стабильного или демократического и т. д. мира между нынешними правительствами и нынешние правящие классы (т.э., буржуазия в союзе с помещиков), как это делают большинство официальных социалистических партий, не только бессовестно обмануть людей, но убаюкивать их и отвлекать их от революционной борьбы, которая уже начинается в виде забастовочно-демонстрационное движение.

6. Именно так обманывают людей и отвлекают пролетариат от революционной борьбы, которая характеризует «мирную программа », которая сейчас« единодушно »выдвигается обеими официальный представитель Второго Интернационала Гюисманс на Конгрессе Sozialdemokratische Arbeiter Partei Голландии в Арнеме, и Каутский, крупнейший теоретик II Интернационала и самый влиятельный защитник социал-патриотов и социал-шовинистов в все страны.Их программа состоит в лицемерных на словах некоторые демократические благочестивые пожелания: отказ от аннексий и компенсации, самоопределение наций, демократизация иностранных политика, арбитражные суды для разрешения конфликтов между государствами, разоружение, Соединенные Штаты Европы и т. д.

7. Лучшее доказательство того, что эта «программа мира» безупречна. лицемерие — это, с одной стороны, пустые слова, выраженные рядом буржуазные пацифисты и демагогические министры воюющих стран, а с другой — тиражирование пресловутыми (notorisch) шовинистами на конференции «социалистов» одной группы воюющих держав в Лондон (февраль 1915 г.) {9} и другой в Вене (апрель 1915 г.). {10} Это «социалисты» вошли в буржуазную министерства, ведущие грабительскую войну, проголосовавшие за войну кредиты, которые помогли войне, участвуя в различных организациях и учреждения и т. д., именно они ак т а л у проводя политику защиты старых и новых аннексий, колониальных угнетение и т. д., которые провозгласили миру свой «мир программа », заключающаяся в отказе от аннексий и т. д.

8.Каутский, ведущий авторитет Второго Интернационала, объявил всему миру 21 мая 1915 г. ( Neue Zeit ), что это согласие и «единодушие» «социалистов» в Лондон {2} а в Вене — по принципу «независимости» или самоопределения народов является доказательством «единодушия» и «жизнеспособности» Второго Интернационал в «программе мира». Эта защита и санкция самое вопиющее и самое наглое лицемерие и обман рабочих — это не в любом смысле совпадение, но систематическая политика, которая проводится в ряде стран мужчинами, которые притворяются интернационалистов, но на самом деле они делают империалистическую войну более привлекательным, если применить к нему идею «защиты своей страны» и укрепление господства рабочего движения социал-шовинисты, предавшие социализм, проповедуя «единство» с ними.Эта политика, которая является наиболее вредной и опасной для рабочий класс, проводится Каутским, Гаазе и другими в Германии, Лонге, Прессман и другие во Франции, большинство лидеров в Великобритании, Аксельрод, Мартов, Чхеидзе и К ° в России, Трев и другие в России. Италия (см. Угрозу Центрального органа итальянской партии, Avanti! , 5 марта 1916 г., чтобы разоблачить Трева и других реформистские возможности {11} относительно того, «кто прибегал ко всем средствам, чтобы помешать руководителю партии и Оддино Моргану принять меры для обеспечения единство в Циммервальде и создание нового Интернационала »).Этот всемирный политику, представляющую наибольшую опасность для рабочего класса, можно было бы назвать полис Каутского , после его самого авторитетного представителя.

9. Социалисты не могут отказаться от борьбы за реформы. Они должны проголосовать везде, включая парламенты, кстати, для всех, даже ни малейшего улучшения состояния масс, типа увеличенного помощь жителям опустошенных территорий, уменьшение национального угнетение и т. д. Но на основе войны и мир, вытекающий из из , этот вид реформистской деятельности в улучшить состояние масс, видимо, возможно только на миниатюрный масштаб.Было бы вопиющим обманом масс предлагать прямо или косвенно, идея о том, что вопросы, поднятые Война и могла иметь реформаторское решение. Для год Война года создала революционную ситуацию в Европе, выдвигая на передний план наиболее фундаментальных проблем империализма, который неизбежно будет иметь империалистическое решение, за исключением тех случаев, когда нынешние правительства и правящие классы Европы свергнуты революция.Вот почему главная и основная задача социалистов в России. борьба за стабильный и демократический мир должна быть: во-первых, объяснять массам необходимость революционной массовой борьбы , чтобы распространить систематическое представление об этом и создание необходимых организаций; во-вторых, разоблачить лицемерие и ложь оба буржуазные пацифисты и социалисты, особенно Каутскиан, говорят о мир и «единодушие» Второго международного сообщества по «мирному программа ».Такие разговоры со стороны «социалистов» вдвойне лицемерны. которые следуют за буржуазией в отрицании возможности преобразования превратить империалистическую войну в гражданскую войну за социализм, и кто выступает против любого революционная работа в этом направлении.

10. Суть распространенного в настоящее время лицемерия. в отношении «мирной программы» — якобы единодушное признание борьбы против старых и новых аннексий . Но те, кто говорит об аннексиях и борьбе с ними, тоже не могут или не будет по большей части задумываться о какая аннексия это .Понятно, что аннексия не будет подходящим словом для всех присвоение «чужой» территории, вообще говоря, социалистам выступают за отмену границ между народами, их сближение вместе и интеграция, и образование более крупных государств. Ясно, что нет любое нарушение статус-кво можно охарактеризовать как аннексию, ибо это было бы крайне реакционным и издевательским над фундаментальным концепции исторической науки. Понятно, что аннексия не распространяется на всякую интеграцию силой оружия, потому что социалисты не могут отвергнуть насилие в интересах большинства населения и в интересы человеческого прогресса.Очевидно, что аннексия может и должна относиться только к присвоение территории против воли население этой территории. Другими словами, концепция аннексии есть неразрывно связаны с концепцией самоопределения г. наций .

11. представляет войну — именно потому, что это империалистическая война. войны, поскольку обе группы воюющих «великих» держав являются обеспокоены — неизбежно должны были и действительно привели к феномену буржуазия и социал-шовинисты « борются с » жестоко против «аннексий» , а уже это делается враг гос.С \ «удекум и его австро-немецкие друзья и защитники, в том числе Хаазе и Каутский, умалчивают о немецких аннексии в отношении Эльзаса-Лотарингии, Дании, Польши и т. д., но очень часто «борьба с аннексиями», проводимая Россией в уважение Финляндии, Польши, Украины, Кавказа и т. д. со стороны Великобритании в уважение к Индии и т. д. С другой стороны, британцы, французы, итальянцы и Русские S \ «udekums, а именно, Hyndman, Guesde, Vandervelde, Renaudel, Трев, Плеханов, Аксельрод, Чхеидзе и К °., молчат о Аннексии Великобритании в отношении Индии, Франции в отношении Ниццы или Марокко, Италия в отношении Триполи или Албании, Россия в отношении Польша, Украина и т. Д., Но тогда по большей части «Борьба против аннексий» со стороны Германии.

Такая «борьба с аннексиями» со стороны социал-шовинисты и каутскианцы явно лицемерны прямо, а буржуазия продвигает их борьбу прямо, выделяя миллионы и миллионы на шовинистическую пропаганду, и косвенно, давая социал-шовинистам и каутскианцам монополию по законности.

Французские «социалисты», оправдывающие войну из-за Эльзас-Лотарингии, и немецкие «социалисты», не требующие свободы для Эльзаса-Лотарингии отделиться от Германии, очевидно, оба являются аннексионистами, независимо от того, насколько они клянутся в обратном. Русские «социалисты», которые говорят или пишут против «распада России» или сейчас, прямо или косвенно, оправдывать войну за то, кто должен поработить Польшу, во имя «мира без аннексий », тоже явно аннексионисты и т. д., пр.

12. Чтобы «борьба с аннексиями» не превратилась в пустой фраза или возмутительное лицемерие, социалисты должны: f i r s t , объясните массам, что надо платить революционная борьба за завоевание пролетариатом политической власти и за социалистическую революцию, которая проистекает из всех условий эпоха империализма и нынешняя империалистическая война, и только она может в полной мере обеспечить самоопределение наций повсюду, т.е., освободить угнетенные нации, сблизить нации и повлиять на их слияние не на основе насилия, а на основе равенства и согласие пролетариата с трудящимися всех наций; s e c o n d , они должны немедленно начать самый обширный пропаганда и агитация против завуалированного шовинизма и аннексионизма официальные социалистические партии, особенно из «великих» полномочия. Социалисты должны объяснить массам, что социалист и интернационалист только по названию, но шовинист и аннексионист на самом деле это английский социалист, который не сразу борется за свободу отделиться от Ирландии, Индии и т. д.- французский социалист, не сумевший борьба за свободу французских колоний, против войны за аннексию Эльзас и Лотарингия и т. Д. — немецкий социалист, который не борется за свобода отделения для Эльзаса Лотарингия, датчан, поляков, бельгийцев, сербы и т. д. — русский социалист, который не борется за свободу отделиться за Украину, Финляндию и т. д., против войны за Польшу — Итальянский социалист, не сумевший бороться за свободу, отдать Триполи, Албания и др. — голландский социалист, который не борется за свободу отделение и независимость Голландской Ост-Индии — польская социалистическая кто не борется за полную свободу и равенство евреев и Угнетенные поляками украинцы и т. Д.

13. Из Циммервальдского манифеста и I.S.C. циркуляр 10 февраля 1916 г. (Вестник № 3) {12} неизбежно вытекает из утверждения, что всякая «война против войны» а «борьба за мир» — это лицемерие , если это не неразрывно связаны с немедленным революционной массовой борьбой , и с ее пропаганда и подготовка. Но этот вывод необходимо констатировать. прямо и ясно. Мы должны, во-первых, объяснить массам где развитие революционной массовой борьбы в условиях European war can and must (mull) lead.Это неизбежно приводит к превращение империалистической войны в гражданскую войну за социализм. А намек об этом содержится во всех выступлениях, в которых говорится, что рабочие должны умереть за свое дело, а не за чужое. Но намеков нет достаточно. Великая, пусть даже и не очень близкая цель должна быть четко поставлена. перед массами. Они должны знать, куда идти и почему. Во-вторых, если мы позвоним на массы, чтобы бороться против своих правительств, «не обращая внимания на военное положение данной страны », тем самым мы не только отвергаем допустимость «защиты страны», как принцип, в представляет войну, но признает желательность поражения для каждые буржуазных правительств, чтобы превратить свое поражение в революция.Это тоже нужно прямо сказать: революционная массовая борьба не может стать международным, если его сознательные представители открыто объединиться с целью победить и отбросить всех буржуазные правительства. В-третьих — и это самое главное — это невозможно вести революционную массовую борьбу без устанавливая повсюду, не только наверху, но и в массах, незаконная организация для ее пропаганды и подготовки, а также обсуждение его ход и условия.Поскольку в Германии, поскольку было много писем с фронта в Франция призывает против подписки на военный заем, поскольку там были массовые забастовки в Британии, не говоря уже о России, продвигать эту борьбу, способствовать ее консолидации в международном масштабе, абсолютно необходимо проливать свет на каждые шагов по этому дорога в свободном, т. е. незаконном , нажмите, чтобы проверить успехи, чтобы взвесить их условия; для усиления и развития борьбы.Без незаконная организация и нелегальная пресса, признание «массовой акции» останется (как и в Швейцарии) пустым фраза. {3}

14. Что касается парламентских действий социалистов, то необходимо помните, что резолюция Циммервальда не только выражает сочувствие за пятерых с.-д. депутатов Думы, принадлежащих к нашему Партии, и приговоренных к ссылке в Сибирь, но также выражает свою солидарность со своей тактикой.Невозможно признать революционную борьбу масс, довольствуясь исключительно легальных, исключительно реформистской деятельности социалисты в парламенте; это может вызвать только законное недовольство среди рабочих и заставить их покинуть социал-демократию за антипарламентский анархизм или синдикализм. Это должно быть четко указано и публично, что социал-демократы должны использовать позиция не только для выступлений в парламенте, но и для оказать посильную помощь вне парламента подполью организация и революционная борьба рабочих.и что масс сами, через свою незаконную организацию, должны контролируют деятельность своих руководителей.

15. Вопрос о вызове Международного социалистического бюро, поставленный в повестке дня Второй Международной социалистической конференции, которая созыва, неизбежно поднимает более фундаментальный принципиальный вопрос, относительно того, могут ли старые партии и Второй Интернационал быть объединились. Тем шире массовые симпатии к Циммервальду ассоциации, чем непонятнее для масс, тем вреднее для развитие их борьбы стало непоследовательностью и робостью стенд, который по сути идентифицирует старые партии и Второй Интер национал с буржуазной политикой в ​​рабочем движении (см. Циммервальдский манифест и I.S.C. циркуляр от 10 февраля 1916 г.), опасаясь раскола с ними и обещая распустить I.S.C. как только старый интернационал-социалист Бюро встречается.

Такое обещание никогда не было вынесено на голосов и даже не обсуждалось. в Циммервальде.

Полгода, прошедшие после Циммервальда, еще яснее показали, что раскол неизбежно, что работа, которую рекомендует Циммервальдский манифест не может проводиться в единстве со старыми партиями, и этот страх раскола тормозит каждый шаг на этом пути.В Германии это не только I.S.D. группа, которая осудила страх раскола и открыто выступила против лицемерия апостолов единства, но и Отто Р \ «уле, член Рейхстагфракция {4} и ближайший друг Карла Либкнехта, который открыто высказался за расколоть. Также Форв \ «arts не могли выступить против Приведем хоть один серьезный или честный аргумент. Во Франции член Социалистическая партия Бурдерон выступил против раскола, но фактически предложил резолюция Конгресса, которая «не одобряет (дезавуирует) C.А.П. (Comité Administratif Permanent = партия C.C.) и G.P. » (Groupe Parlementaire = парламентская группа). Принятие такого Резолюция явно означала бы немедленный и безоговорочный раскол в вечеринка. В Великобритании даже Т. Рассел Уильямс, писавший в умеренных Лидер лейбористов , неоднократно и открыто признавал неизбежность раскол и получил поддержку от ряда членов партии. В Америке, где формально объединена Социалистическая партия, некоторые из ее членов приехали за милитаризм и войну (так называемая готовность) и другие, в том числе Юджин Дебс, бывший кандидат в президенты от Социалистической партии, открыто проповедовать гражданскую войну за социализм в связи с грядущая война.

На самом деле — это уже раскол по всему миру, и игнорирование этого факта только навредит циммервальдистам, заставив их смешно в глазах масс, которые прекрасно понимают, что каждый Шаг Работа в духе Циммервальда означает продолжение и углубление раскола.

Мы должны иметь смелость открыто признать неизбежность и собственно, чтобы отказаться от вредных иллюзий о возможности единство с «защитниками своей страны» в нынешней войне и помочь массам избежать влияния лидеров, которые «вводят в заблуждение их »(см. I.S.C. от 10 февраля 1916 г.) или вынашиваем «Заговор» (пакт) против социализма через «амнистию».

Это наше предложение по пункту повестки дня, касающемуся созыв Международного социалистического бюро в Гааге.

* *
*

Реформистские фразы — главное средство обмануть народ одновременно когда объективная ситуация поставила на повестку дня истории величайший мировой кризис, который независимо от воли различных партии, могут быть отложены или отложены до следующего империалистического война или решена через социалистическую революцию.Это ни случай, ни недоброжелательность нескольких правительств или капиталистов какой-то страны, но все развитие буржуазных отношений, которое привело к империализму и нынешняя империалистическая война. Точно так же это ни случай, ни результат любой демагогии или агитации, кроме объективных условий кризис, вызванный войной и обострением классовых противоречий которые теперь вызывают забастовки, демонстрации и другие подобные проявления массовой революционной борьбы в ряде воюющих стран.

Объективно вопрос можно поставить только так: должны ли мы помочь этому, все еще слабые, но по сути мощные и глубокие недовольство и движение масс, которые могут перерасти в социалистический революции, или , мы проводим политику помощи буржуазным правительства (Durchhaltspolitik, politique jusquauboutiste {5} )? Настоящий смысл сладких разговоров о демократическом мире состоит в исключительно в помочь правительствам через лицемерные ошеломление и одурачение масс.

* *
*

Эта война выдвинула на первый план основные проблемы империализма, т.е. о самом существовании капиталистического общества, и было бы шарлатанством прямо или косвенно предлагать людям что эти проблемы могут иметь реформистское решение. Это вопрос передел мира, соответствующий новому балансу сил между капиталистические государства, которые в последние несколько десятилетий развивались не только очень быстро, но и — и это особенно важно — очень неравномерно.На основе капиталистических общественных отношений это новое передел мира невозможно иначе, как через войны и насилие. В объективное положение вещей исключает любое реформистское решение для зрелых противоречий, он исключает любой другой выход, кроме серии империалистические войны или социалистическая революция пролетариата, условия для успеха которых уже созданы именно этим эпоха империализма. Реальная политическая деятельность в данных обстоятельствах возможно только в качестве альтернативы: либо помочь «своему» национальному буржуазия грабит другие страны или помогает начало…. {6}

Написано в конце февраля – марте 1916 г. Отпечатано с оригинала.
Впервые опубликовано 6 и 7 ноября 1927 г. в газете « Правда» № 255
2

ВЫСТУПЛЕНИЯ В ДИСКУССИЯХ ПО РЕЗОЛЮЦИИ О СОЗЫВЕ МЕЖДУНАРОДНОГО СОЦИАЛИСТИЧЕСКОЕ БЮРО

{13}
15 (28) АПРЕЛЯ
1

Конференция в Лугано прошла в сентябре. 1914 г. {14} Если господа Гюисманс и Ко пожелают созвать Бюро, они могли бы это сделать так давно. Но им это не удалось. Вы отрицаете раскол между секциями старого Интернационала, но раскол — это факт. Сегодня у нас практически кризис всех социалистических партий России. Мир. С одной стороны, вы относитесь к Томасу и компании как к жалким персонажам и предатели, а с другой стороны, вы сегодня говорите: о, мы хочу с ними встретиться, обсудить вещи и восстановить Интернационал! Какие Вы говорите, что это пустой разговор: это пустой разговор, потому что он приходит сегодня, через 16 месяцев после Лугано.Люди, с которыми вы хотите восстановить Интернационал, мертвы, они больше не существуют, не буквально, а политически.

2

Если Гримм считает, что каждый не должен голосовать отдельно, мы вполне готовы голосование по группам. Последнее, что мы хотим сделать, — это навязать наши будет, но мы хотим, чтобы голосование состоялось; после этого мы охотно возьмем часть. в работе комитетов.

3

Если бы голосование было проведено, вопрос давно бы решился.это крайне несправедливо, что после многих дней совместной работы мы должны отказаться от голосование. Ведь голосование займет не более 5 минут! Мартова предложение приемлемо без возражения. {15}

Впервые опубликовано в 1965 г. в Vol. 54 Пятого русского издания Собрание сочинений Отпечатано из протокола конференции
Переведено с немецкого

Банкноты

{1} См. Настоящее издание, т.22. С. 169–79 .— Ред. .

{2} Непреднамеренная ошибка в MS., В котором говорится «Копенгаген» .— Ред. .

{3} Пункты 12 и 13 зачеркнуты в MS.— Ed .

{4} Парламентская группа. — Ред. .

{5} Политика продолжения войны до победного конца. — Ред. .

{6} Здесь MS. обрывается .— Ред. .

{7} Вторая Международная социалистическая конференция проходила в г. Кенталь, Швейцария, с 24 по 30 апреля 1916 г.В нем приняли участие 43 делегата из 10 стран обсудили следующие вопросы: = 1) борьба за прекращение войны; 2) отношение пролетариата к вопросам мира; 3) агитация и пропаганда; 4) парламентская деятельность; 5) mass (масса) борьба; 6) созыв Международного социалистического бюро.

В результате работы, проделанной Лениным и большевиками до Конференции, левое крыло на конференции было сильнее, чем на Циммервальд. Циммервальдские левые разработали и предложили на конференции проект резолюции о мире, содержащий основные ленинские предложения.Хотя Кинтальская конференция не приняла Большевистские лозунги — преобразовать империалистическую войну в войну гражданскую, работать на поражение в собственной войне империалистическое правительство и создание Третьего Интернационала — его тем не менее помог выявить и сплотить интернационалистическую элементы. Ленин сказал, что конференция в Кентале — это шаг вперед.

Ленин писал: «Проект постановления о созыве второго Социалистическая конференция »,« За конференцию, которая состоится 24 апреля, г. 1916 г.Предложение делегации »и« Предложения, представленные Центральной Комитет РСДЛП. ко Второй социалистической конференции » (см. настоящее издание, т. 22, стр. 121, 122, 169–79). п. 369

{8} Международная социалистическая комиссия ( I.S.C. ) в Берн — исполнительный орган ассоциации Циммервальд, созданный Циммервальдская конференция, проходившая 5–8 сентября 1915 г. I.S.C. включены Центристы Р. Гримм, О. Морган, Ч. Наине, А.Балабановой как устный переводчик.Официальный отчет конференции опубликован в I.S.C. В бюллетене № 1 от 21 сентября 1915 г. сказано: = «Этот секретариат ни в коем случае не должен заменять ныне существующие Международное социалистическое бюро, и его следует распустить, как только последний может полностью соответствовать своему назначению ». На копии отчета, сейчас на Ленин подчеркнул эти слова и написал в Центральном партийном архиве. маржа: «Kein Beschluss dar \» uber »(по этому поводу не было никакого решения), то есть решение было принято не ассоциацией Циммервальд, а после конференции.п. 369

{9} Лондонская конференция социалистов Тройственной Антанты стран состоялось 14 февраля 1915 года. В нем приняли участие представители социал-шовинистов и пацифистских групп Британии, Франция, Бельгия и Россия: Независимая рабочая партия, Великобритания. Социалистическая партия, Лейбористская партия, Фабианское общество, Французская социалистическая партия. Партия, Всеобщая конфедерация труда, Бельгийская социалистическая партия, эсеров и меньшевиков. В его повестке дня стояли следующие вопросы: 1) права наций; 2) колонии; 3) гарантии будущего мира.

Большевиков на конференцию не пригласили. Однако по ленинскому По указанию М. М. Литвинов выехал на конференцию, чтобы зачитать декларация R.S.D.L.P. ЦК. Это было основано на проекте написано Лениным. В декларации содержалось требование об отзыве социалистов от буржуазных правительств, полный разрыв с империалисты, отказ от сотрудничества с ними, решительная борьба против империалистических правительств и осуждение голосования войны кредиты.Когда он зачитывал декларацию, Литвинова прервали. и не разрешено продолжать. Он передал текст декларации президиум и покинул конференцию. О Лондонской конференции см. Ленинскую статьи «Лондонская конференция» и «О Лондонской конференции». (настоящее издание, т. 21, стр. 132–34, 178–80). п. 371

{10} Ссылка на конференцию социалистов Германии и Австрии. в Вене в апреле 1915 года. Это был своего рода ответ на лондонский конференция социалистов стран Тройственной Антанты.Его резолюция одобрила лозунг социал-шовинизма «защити свою страну» в империалистическая война. п. 371

{11} Посибилисты — мелкобуржуазное реформистское течение во Франции. социалистическое движение. Их идея заключалась в том, что рабочие должны ограничивать свои борьба до «возможного». п. 372

{12} Циркуляр — обращение ко всем Аффилированным сторонам и Группы »- единогласно принята на заседании расширенной МСК. проходил в Берне с 5 по 9 февраля 1916 г.Делегация R.S.D.L.P. ЦК во главе с Лениным выступил с заявлением о том, что апелляция был шагом вперед от решений Первого Интернационала социалистических Конференции в Циммервальде, но не во всех точка. Обращение было опубликовано в № 3 I.S.C. Бюллетень на 29 февраля 1916 г., а в № 52 от Социал-Демократ 25 марта, г. 1916 г. п. 375

{13} Вопрос об отношении к созыву Социалистического Интернационала. Бюро было предметом острой полемики на Кинтальской конференции по 27 и 28 апреля 1916 г.Каутская секция конференции предложила несколько проектов резолюций, содержащих общее требование признать нужно позвонить в I.S.B. Сторонники Циммервальдских левых во главе с Лениным, выступил против идеи. Под давлением левых делегаты правого крыла пришлось поддержать проект компромиссной резолюции, разработанный комитет. Резолюция подверглась резкой критике I.S.B. и потребовал замена Исполнительного комитета I.S.B. и изгнание министры-социалисты от своих партий.Однако это не побудило немедленный разрыв с I.S.B. или создание нового Международные, но, напротив, разрешили национальные секции в ассоциации Zimmerwald, чтобы потребовать созыва I.S.B. п. 379

{14} Совместная конференция итальянских и швейцарских социалистов в Лугано (Швейцария) 27 сентября 1914 года. Это была первая военная попытка восстановить международные связи. п. 379

{15} В своем выступлении Л. Мартов предложил проекты постановлений по созыв I.С. следует направить в комитет для разработки компромиссное решение. п. 380


Кентальский манифест | SocialistWorker.org

СОТНИ лет назад на этой неделе социалистические противники Первой мировой войны, собравшиеся в Кинтале, Швейцария, выступили с призывом к трудящимся «использовать все возможные средства для быстрого прекращения массовых убийств людей». Обращение, известное как «Манифест Кенталь», впервые появляется здесь онлайн на английском языке.

Семью месяцами ранее первое собрание социалистических групп в воюющих и нейтральных странах опубликовало Циммервальдский манифест, который быстро стал знаменем социалистических антивоенных сил по всей Европе.

Вторая конференция проходила 24-30 апреля 1916 года в горной деревне Кинталь в нейтральной Швейцарии. Его работа показала, что антивоенные социалистические силы росли и радикализировались, но вместе с тем усиливались разногласия между ними.

Сорок три делегата в Кинтале представляли социалистов из Франции, Германии, Италии, Польши, Португалии, России, Сербии и Швейцарии, плюс два наблюдателя, из которых один был из Великобритании.Более чем дюжине делегатов, включая Льва Троцкого, было отказано в проездных документах, и они не смогли принять участие [1].

Спартаковское течение Розы Люксембург участвовало в Циммервальдском движении.

Мировая война зашла в тупик. Титанические сражения, каждое из которых стоило жизни сотен тысяч человек, привели лишь к крошечным изменениям в боевых порядках. Даже среди мирных жителей количество смертей, вызванных войной, исчисляется миллионами.

Между тем, несмотря на жестокие репрессии, сопротивление трудящихся росло.В России забастовки протеста охватили сотни тысяч рабочих в период между Циммервальдской и Кентальской конференциями.

Циммервальдское движение объединяло социалистов на передовой, которые выступали против военных усилий своих правящих классов и боролись за массовые действия рабочих, чтобы положить конец бойне. Сторонники Циммервальда согласились настаивать на немедленном мире без аннексий или контрибуций. Они отвергли все планы враждующих правительств по завоеванию.

Однако было меньше согласия о том, как достичь мира. Многие социалисты предпочитали оказывать давление на правительства с целью заключения мирного соглашения. Более радикальные делегаты во главе с большевиками России призвали рабочих бороться «за политическую власть, за социализм и за объединение социалистических народов». Они присоединились к Циммервальдским левым, чьим призывом к солдатам было: «Опустите оружие и направьте его против нашего общего врага — капиталистических правительств».

Это радикальное видение предвосхитило окончательный конец войны благодаря революциям, охватившим Россию в следующем году и всю Центральную Европу в 1918 году.

Делегаты в Кентале приняли резолюцию о мире, которая в некоторой степени отражала левую позицию Циммервальда, оставляя при этом неурегулированными основные разногласия.


СОЦИАЛИСТИЧЕСКИЙ Интернационал распался в начале войны в августе 1914 года. Лидеры его основных партий в Великобритании, Франции, Германии и Австро-Венгрии отвергли резолюции Интернационала, поддерживая войны, которые вели свои соответствующие правящие классы. Антивоенные социалисты назвали эту позицию «социал-патриотизмом».«

В Kiental разделились мнения о том, как разрешить этот кризис. Более умеренные делегаты поддержали попытки убедить лидеров, предавших Интернационал в 1914 году, воссоздать его руководящий орган — Международное социалистическое бюро.

Циммервальдские левые и их союзники, включая спартаковское течение во главе с Розой Люксембург в Германии, призвали рабочих «отвернуться от социального патриотизма и посредством революционной борьбы против войны и империализма создать теоретические и организационные предпосылки для подготовки запуск нового Интернационала.»[2]

Конференция объединилась вокруг компромиссного текста, в котором осуждались социал-патриотические лидеры, но не говорилось, как исправить крах Интернационала.

Подобный Циммервальдскому манифесту во многих отношениях, Кентальский манифест вышел за его рамки в важном и широко обсуждаемом вопросе. Он требовал отказа от любой формы поддержки военной политики правительства, в том числе путем голосования против «военных кредитов», то есть предложений в парламенте разрешить военные расходы.

Конференция в Кентале дала новый импульс социалистическому сопротивлению войне. Тем не менее, с точки зрения внутренней динамики движения Циммервальд, его результаты были неоднозначными. Через несколько недель после его принятия лидер большевиков Григорий Зиновьев дал такую ​​оценку: «Без сомнения, вторая Циммервальдская конференция [Кенталь] представляет собой шаг вперед. Влияние левых было намного больше, чем в Циммервальде. уменьшилось «.

Но конференция также показала:

две точки зрения; две политики.Некоторые считают, что Второй Интернационал рухнул и что пожар мировой войны создает предпосылки для Третьего Интернационала, свободного от оппортунизма и национализма. Другие не понимают характера ни войны, ни кризиса социализма. Весь современный период представляется им эпизодом, который уйдет в прошлое …

Без иллюзий! Среди циммервальдистов есть большое правое крыло. Нет никакой гарантии, что он останется с нами до конца.[3]

Действительно, в течение нескольких лет, после триумфа рабочих и крестьян в России, революционные и умеренные силы, встретившиеся в Кентале, разделились, и Циммервальдские левые присоединились к другим течениям в создании нового революционного Интернационала.


Банкноты

1. Документы и анализ конференции в Кентале см. В издании Джона Ридделла, , Ленинская борьба за революционный интернационал, , Нью-Йорк: Pathfinder 1984, 510-39. Другой отчет о конференции можно найти у Р.Craig Nation, War on War , Chicago: Haymarket Books, 2009 (1989), 136-43. Протоколы конференции доступны на немецком языке в Horst Lademacher, ed., Die Zimmerwalder Bewegung , The Hague: Mouton, 1967, vol. 1, 263-390.
2. Ридделл, Ленинская борьба , с. 518.
3. Ридделл, Ленинская борьба , с. 538.


Кентальский манифест [1]

ПРОЛЕТАРИАНОВ всех стран, объединяйтесь!

Два года мировой войны! Два года разрухи! Два года крови жертв и ярости реакции!

Кто виноват? Кто стоит за теми, кто бросил горящий факел в бочонок с порохом? Кто давно желал этой войны и готовился к ней?

Правящие классы!

В сентябре 1915 года мы встретились как социалисты из враждующих и нейтральных стран в Циммервальде, взявшись за руки в кровавом хаосе.Среди ужасов, развязанных войной, мы объединились, чтобы заявить в нашем Манифесте:

Правящие силы капиталистического общества, державшие судьбы наций в своих руках — как монархические, так и республиканские правительства, тайная дипломатия, влиятельные бизнес-группы, буржуазные партии, капиталистическая пресса, церковь — все они несут полную тяжесть ответственности за эту войну, которая возникла из социальной организации, которая питает эти институты и защищается ими — война, ведущаяся от имени их интересов.

Как сказал Жорес за несколько дней до своей смерти, «все народы мчались по улицам Европы, размахивая горящими факелами».


МИЛЛИОНЫ мужчин упали в свои могилы. Миллионы семей обязаны скорбеть. Миллионы женщин и детей остались вдовами и сиротами. Поверх руин сложены руины, разрушены незаменимые памятники культуры. И после всего этого война зашла в тупик.

Несмотря на неисчислимое количество жертв на всех фронтах, ничего решающего не достигнуто.Правительства приносят в жертву миллионы и миллионы солдат только для того, чтобы хоть немного сместить линию фронта.

Ни победителей, ни побежденных! Или, скорее, все стороны побеждены — все обескровлены, все разорены, все истощены: таков исход этой ужасной войны. Все это для того, чтобы показать правящим классам, что их фантазии об империалистическом мировом господстве не осуществились.

В очередной раз стало ясно, что единственные социалисты, служившие интересам своих народов, — это те, кто, несмотря на преследования и клевету, стойко противостоял националистической истерии и требовал немедленного мира без аннексий.

Присоединяйтесь к нам и восклицайте на полях сражений: Долой войну! Да здравствует мир!

Рабочие города и деревни :

Правительства и империалистические клики вместе со своей прессой говорят вам держаться до конца, чтобы освободить угнетенные нации. Это самый грубый метод обмана из всех, которые использовались в этой войне. Истинная цель этой всеобщей бойни для некоторых состоит в том, чтобы обезопасить земли, которые они собрали и завоевали за столетия войн.Другие хотят заново разделить мир, чтобы расширить свои владения. Они стремятся присоединить дополнительные земли, разделить и разлучить целые народы, чтобы низвести их до статуса простых крестьян и движимого имущества.

Ваши правительства и ваша пресса говорят вам, что война должна быть продолжена, чтобы уничтожить милитаризм.

Не обманывайтесь! Милитаризм в нации может быть устранен только самим этим народом, и задача его уничтожения ставится перед каждой страной.

Ваши правительства и ваша пресса также говорят вам, что война должна быть продолжена, чтобы она стала последней войной. Это тоже обман. Никогда война не прекращала войны. Напротив, каждая война пробуждает жажду мести. Насилие порождает насилие.

Таким образом, после каждой жертвы ваши мучители будут требовать новых. Не предлагают выхода из этого порочного круга и буржуазные фанатики-пацифисты.

Есть только один способ предотвратить будущие войны, а именно: рабочий класс должен завоевать политическую власть и уничтожить капиталистическую собственность.

Прочный мир может быть достигнут только победоносным социализмом.

Пролетарии! Кто те, кто призывает вас «дотянуть до конца» до «победы»?

Это они действительно виноваты в развязывании войны. Среди них: продажная пресса, военные подрядчики, спекулянты войной, а также социал-патриоты, подражающие буржуазным лозунгам войны. Среди них реакционеры, которых втайне радует смерть на полях сражений тех, кто еще вчера угрожал привилегиям правителей — социалистов, профсоюзных деятелей и всех тех, кто сеял семена социализма в городе и деревне.

Это партия политиков, которые настаивают на том, чтобы мы держались!

Они контролируют государственную власть; они правят лживой прессой, которая отравляет людей; они пользуются свободой агитировать за продолжение войны и увеличение количества смертей и разорений.

А вы жертвы. У вас есть только право голодать, молчать, терпеть оковы осадного положения, цензуры и затхлого воздуха темницы.


ВЫ, люди, трудящиеся массы, стали жертвами чужой войны.

Вы, рабочие из города и деревни, стоите в окопах, на передовой, а за линиями вы видите многих богатых и их сообщников-прогульщиков, живущих в безопасности. Для них война означает смерть других.

И хотя они ведут свою классовую борьбу против вас даже более яростно, чем прежде, они проповедуют вам «гражданский мир». [2] Безжалостно они извлекают выгоду из вашей бедности, ваших страданий, одновременно подстрекая вас к измене своему классу и стремлению от всего сердца ваша самая большая сила — ваши надежды на социализм.

Социальная несправедливость и классовое господство во время войны еще более очевидны, чем в мирное время.

В мире капиталистическая система лишает рабочих радостей жизни; на войне он отнимает у них все, включая саму жизнь.


И покончим с опустошением. Именно вы, трудящиеся, сегодня и в будущем понесете тяжесть этих груд руин.

Сотни миллиардов денег, брошенных в пасть бога войны, недоступны для поддержания благосостояния людей, для культурных целей и для социальных реформ, которые могли бы облегчить вам жизнь, способствовать народному образованию и уменьшить бедность.

А завтра на ваши сутулые плечи лягут новые и тяжелые налоги.

Итак, давайте положим конец растрате вашего труда, ваших денег и вашей жизненной энергии. Поднимитесь на борьбу за немедленный мир без аннексий!


В КАЖДОЙ воюющей стране работающие женщины и мужчины выступают против войны и ее последствий, против бедности и нужды, против безработицы и инфляции. Пусть они поднимут свой голос за восстановление отнятых у них гражданских прав, за социальное законодательство, отражающее требования рабочего класса в городе и деревне.

Пусть пролетарии нейтральных стран встанут на сторону социалистов воюющих стран в их нелегкой борьбе и всеми силами сопротивляются дальнейшему расширению войны.

Пусть социалисты каждой страны действуют в соответствии с решениями международных конгрессов, которые обязывают рабочий класс приложить все усилия для скорейшего завершения войны. [3]

Окажите все возможное давление на своих депутатов, парламенты и правительства.

Требовать, чтобы парламентские представители парламентских партий немедленно отвергли любую форму поддержки военной политики правительства.Требуйте, чтобы отныне они голосовали против всех бюджетных кредитов на войну.

Используйте все возможные средства, чтобы быстро положить конец кровавой бойне!

Примите лозунг: за немедленное перемирие! Восстаньте на борьбу, народы терпят разруху и убийства!

Мужайтесь! Имейте в виду, что вы большинство и, когда захотите, можете взять на себя власть.

Сообщите правительствам, что ненависть к войне растет в каждой стране, а вместе с ней и желание социального возмездия.Приближается час мира между народами.

Долой войну!

Да здравствует мир, немедленный мир, без аннексий!

Да здравствует интернациональный социализм!

Вторая Циммервальдская международная социалистическая конференция, 1 мая 1916 года.


Банкноты

1 . Киентальский манифест был разработан комитетом в составе Джузеппе Модильяни, Эрнста Мейера и Карла Радека, представляющих, соответственно, правое, центральное и левое течения конференции.Принята на вооружение 30 апреля 1916 года.
2 . Термин «гражданский мир» (Burgfrieden) использовался сторонниками военных действий, призывая рабочее движение прекратить сопротивление работодателям и правительству на время войны.
3 . Здесь имеется в виду резолюции международных социалистических конгрессов 1907, 1910 и 1912 годов, которые включали заявление о том, что в случае начала войны рабочий класс и их парламентские представители обязаны «вмешаться для ее скорейшего прекращения и всеми силами стремиться к ее прекращению. их способность использовать экономический и политический кризис, созданный войной, чтобы разбудить массы и тем самым ускорить падение господства капиталистического класса.См. Ридделл, Ленинская борьба , стр. 35.

Источник : недавно переведен Джоном Ридделлом из немецкого текста в Анжелике Балабанофф, Die Zimmerwalder Bewegung 1914-1919 , Франкфурт: Neue Kritik, 1969. Для документов и анализа конференции в Кентале, а также другого перевода манифеста , см. изд. Джона Ридделла, Ленинская борьба за революционный интернационал, , Нью-Йорк: Следопыт, 1984, стр. 510-39.

Циммервальдская конференция — поворот событий

100 лет назад, 5 сентября 1915 года, небольшая группа международных социалистов собралась в крошечной швейцарской деревушке Циммервальд.Это была первая попытка объединить противников войны социалистов.

Первая мировая война

Начало войны в августе 1914 года стало фундаментальным поворотным моментом в мировой истории и истории международного рабочего движения. Европу раздирала ужасная кровавая бойня, прямую ответственность за которую несли лидеры Социалистического Интернационала. Сегодня трудно представить себе травму, нанесенную решением лидеров партий Социалистического Интернационала поддержать «свою» буржуазию.Он ударил по рабочему классу, как молния.

Позиция лидеров Второго Интернационала по отношению к Первой мировой войне означала фактический крах Интернационала. С этого момента военный вопрос сосредоточил внимание социалистов всех стран. Это было величайшее предательство в истории мирового рабочего движения, глубоко шокировавшее и дезориентировавшее ряды Интернационала.

Когда Ленин прочитал в Vorwärts («Вперед»), официальном органе немецкой социал-демократии, что члены Рейхстага от СДП проголосовали за военные кредиты, он сначала отказался верить этому, заявив, что это должно быть подделка германского генерального штаба для дискредитации социал-демократии.(Реакция Троцкого была идентичной). Как это могло произойти, если на международном конгрессе за конгрессом они единогласно проголосовали против империалистической войны и использовали все методы для свержения капитализма? Однако, как только Ленин понял, что это правда, он не колебался. Он требовал полного разрыва с социал-шовинистами.

В то время Ленин видел самую большую опасность не столько в правых социал-демократах, предательство которых было очевидным и ощутимым, сколько в «центристах» вроде Каутского, которые скрывали свой оппортунизм за лукавой двусмысленностью и пацифистскими фразами.Он изо всех сил пытался убедить небольшое число интернационалистов в невозможности какого-либо сближения с лидерами социал-демократов, которые поддержали войну. По этой причине Ленин занял непримиримую позицию и очень резкий тон, оскорбивший чувства некоторых людей. Тем, кто жаловался на это, Ленин просто пожал плечами. Его всегда больше заботила теоретическая ясность и принципы, чем то, что кто-то ступил на ногу.

Ленин ни на минуту не отказывался от идеи воссоздания подлинно революционного интернационала.Но он был решительно против любого предложения воссоздать старый Социал-демократический (Второй) Интернационал, который Роза Люксембург правильно назвала вонючим трупом. Уже в это время в сознании Ленина формировалась идея нового Интернационала. Но он прекрасно понимал, что это нельзя просто провозгласить. Он должен был быть построен путем борьбы с социал-шовинистами и кристаллизации революционно-интернационалистского течения.

Дело в том, что Ленин оказался в изоляции в начале войны.Поэтому он приложил все усилия, чтобы связаться с левыми тенденциями в социал-демократических партиях других стран. Он внимательно следил за внутренней жизнью всех социалистических партий, внимательно изучая зарубежную социалистическую прессу, с энтузиазмом приветствуя каждое нападение на социал-шовинизм. Всех большевиков, живущих за границей, попросили создать местные «клубы интернационалистов». Тем, кто знал язык страны, было поручено участвовать в рабочем движении этой страны, особенно в социалистических партиях.

Правда в том, что очень немногим удавалось в это время сориентироваться. Ленин в России и Роза Люксембург и Карл Либкнехт в Германии, лидеры сербских социал-демократов, Джеймс Коннолли в Ирландии и Джон Маклин в Шотландии были исключениями из правил. Троцкий занял четкую революционную позицию против войны, как это выражено в его книге Война и Интернационал .

Изгнанный в Париж Троцкий опубликовал русский журнал «Наше слово », защищавший принципы революционного интернационализма.Имея всего несколько сотрудников и еще меньше денег, но с огромными жертвами, им удалось издавать журнал на ежедневной основе — уникальное достижение, не имеющее себе равных ни в одной другой тенденции в российском движении, включая большевиков того времени. Троцкий вспоминает в Моя жизнь , что роль Нашего Слова была признана на Циммервальдской конференции:

«Французские делегаты отметили в своем отчете ценность Нашего Слова в установлении контакта идей с международным движением в других странах.Раковский указал, что «Наше слово» сыграло важную роль в определении развития международной позиции балканских социал-демократических партий. Итальянская сторона познакомилась с «Наше слово » благодаря многочисленным переводам Балабановой. Немецкая пресса, в том числе правительственные, чаще всего цитировала Наше Слово ; Точно так же, как Ренодель пытался опереться на Либкнехта, Шейдеман был не прочь назвать нас своими союзниками.”

Препараты для Zimmerwald

Первые попытки международной встречи произошли осенью 1914 года в Лугано (Швейцария). Итальянские и швейцарские социал-демократы приняли антивоенные резолюции, но затем все испортили, призвав Бюро ИГ (руководство старого Интернационала) «как можно скорее провести встречу для обсуждения международных дел». Поскольку «социалистические» лидеры воюющих государств действовали как сознательные агенты правящего класса, большевики, защищавшие ленинские тезисы о войне, естественно, были непримиримыми противниками этого.Дело Лугано, окрашенное в пацифизм, закончилось провалом.

Первый частичный успех был достигнут левым крылом социал-демократических женских организаций. От имени большевистской женской газеты Работница Инесса Арманд и Александра Коллонтай написали немецкому социал-демократу Кларе Цеткин с предложением организовать международную конференцию левых социалисток. Конференция проходила в Берне, Швейцария, в марте 1915 года. Количество участников было небольшим (29 делегатов из Германии, Франции, Великобритании, Италии, Голландии, Польши и России), и она проводилась тайно, отчасти из-за того, что лидеры немецких социал-демократов запретили присутствие на собрании.

Результаты были не очень хорошими. Принятая резолюция не пошла дальше общего пацифистского осуждения войны. Делегаты-большевики предложили альтернативную резолюцию, в которой говорилось: «Работница достигнет своей цели […] только через революционное массовое движение и усиление и обострение социалистической борьбы». За это проголосовали только российские и польские делегаты. Но, несмотря на его запутанный и пацифистский характер, манифест конференции помог активизировать сопротивление женщин войне.Он был распространен нелегально в больших количествах — 200 тысяч только в Германии.

Через месяц в Берне прошла конференция социалистической молодежи. Инициатива проведения международной молодежной конференции исходила от швейцарских молодых социалистов в сотрудничестве с итальянской социалистической молодежью и социалистической молодежью штутгартского региона Германии. Перед войной молодежь Второго Интернационала сыграла ключевую роль в борьбе против империализма и милитаризма. Но Бернская конференция показала ту же путаницу, которую мы видели на женской конференции.В очередной раз большевистские делегаты выдвинули резолюцию, защищающую революционную альтернативу империалистической войне, и снова оказались изолированными.

Скандинавские делегаты выдвинули пацифистскую резолюцию, призывающую к разоружению (в разгар войны!), Которая была принята девятнадцатью голосами против трех. Против проголосовали снова россияне и поляки. Лишь на опыте великих событий, и особенно Октябрьской революции, революционная политика большевизма окончательно восторжествовала.В конце концов, в 1918 году Социалистический интернационал молодежи перешел на сторону коммунизма и присоединился к Третьему Интернационалу.

Необходимость международного собрания противников войны становилась все более очевидной. Лучше всего это могли организовать итальянская и швейцарская партии, в рядах которых царили сильные антивоенные настроения. Лидеры этой инициативы (Гримм и Балабанова) были центристами. Они созвали конференцию в Берне в июле 1915 года. Примечательно, однако, что они не пригласили ни одну из настоящих левых групп, но они пригласили «центристских» лидеров: Хуго Хаазе, Карла Брантинга и Петера Трольстру против большевиков. протесты.Излишне говорить, что Гримм был против создания нового Интернационала.

Предварительная организационная конференция была проведена в Берне 11 июля 1915 года. Уже на этой встрече возникли разногласия относительно того, кто будет приглашен на конференцию. Большевики предлагали ограничиться теми, кто придерживается ясной и недвусмысленной антиимпериалистической и антиоппортунистической политики, но другие хотели «широкого» митинга, включающего всевозможные пацифистские и центристские элементы. Результатом стал непростой компромисс.

Начало конференции

Выбор места не обошелся без определенной иронии. Со всех сторон доносился оглушительный рев пушек и заикание пулеметов. Но в швейцарских Альпах царил абсолютный покой и спокойствие. Мировая война с таким же успехом могла произойти на другой планете. В сонном городке Циммервальд повседневная жизнь шла своим чередом, как и на протяжении многих поколений.

Это была сцена, когда 5 сентября 1915 года группа предполагаемых орнитологов со всего мира отправилась из Берна в четырех запряженных лошадьми экипажах.Они пересекли живописные луга Ленгенберга и вечером прибыли в Циммервальд. Из-за нехватки кроватей в отеле Beau Séjour некоторых «орнитологов» пришлось поселить в домах ветеринара и деревенского почтальона.

Жители этой сонной швейцарской деревни были крайне возмущены, когда позже они обнаружили, что тридцать с лишним «орнитологов» на самом деле были ведущими международными социалистами из двенадцати разных стран, которые откликнулись на приглашение швейцарского социал-демократа Роберта Гримма обсудить как рабочий класс Европы должен реагировать на империалистическую войну.То, что эти респектабельные швейцарские бюргеры сказали об этом безобразии, к сожалению, не нашло места в учебниках истории, хотя, вероятно, оно носило довольно колоритный характер. Но то, что стало известно как Циммервальдская конференция, следует рассматривать как важный поворотный момент в истории.

Сам факт, что они зашли так далеко, уже было большим достижением. Однако состав собрания в Циммервальде, как мы указывали, был довольно неоднородным. Зиновьев утверждал, без сомнения правильно, что намерение Роберта Гримма состояло в том, чтобы организовать международную встречу не левых, а «центра».Это было то, с чем Ленин готовился бороться изо всех сил. Целью Ленина было прежде всего сплотить настоящих левых и вызвать радикальный разрыв с оппортунистами Второго Интернационала.

Конференция вызвала энтузиазм, что было логичным после длительного периода, когда антивоенные социалисты работали изолированно в самых тяжелых условиях. По прибытии, когда он оглядел комнату и увидел небольшое количество присутствующих, Ленин пошутил.Он сказал: «Вы можете поместить всех интернационалистов в мире в четырех тренеров». Но Ленин беспокоился о том, чтобы конференция решила основные вопросы и чтобы трещины не заклеивались.

Ленин рано прибыл в маленькую сонную швейцарскую деревню, чтобы провести долгие дискуссии с другими делегатами. Он месяцами готовился к конференции, готовил документы однозначного и бескомпромиссного характера. Он внес поправки в первоначальный манифест, который был слишком академичен и недостаточно воинственен на его вкус.И все же большинство делегатов было далеко не последовательным и склонным к центризму.

В Циммервальде Ленин организовал «Циммервальдскую левую». Это меньшинство в меньшинстве (восемь из 38). Проблема заключалась не только в том, что левые были изолированы в международном масштабе. Дело в том, что даже в Циммервальде подлинно революционные левые тоже были в меньшинстве. А иногда Ленин оказывался в меньшинстве внутри самих левых.

Конференция началась с зачитывания заявлений людей и организаций, которые не смогли присутствовать.Делегатам от Британской независимой рабочей партии и Британской социалистической партии не разрешили приехать, потому что им отказали в паспортах, но они отправили письма, в которых выражали свое сочувствие целям конференции. Точно так же французские революционеры Альфред Росмер и Пьер Монат не были допущены к посещению французским правительством.

Без сомнения, самым важным было письмо немецкого социал-демократа Карла Либкнехта, отбывающего тюремный срок в Германии за свое сопротивление войне и имя которого не могло быть даже напечатано в официальном отчете конференции.Троцкий вспоминает:

«Самого Либкнехта в Циммервальде не было; он был заключен в тюрьму в армии Гогенцоллернов, прежде чем он стал пленником в тюрьме. Либкнехт направил на конференцию письмо, в котором провозгласил его резкий поворот от пацифизма к революции. Его имя неоднократно упоминалось на конференции. Это уже было девизом борьбы, раздирающей мировой социализм ».

На конференции было зачитано письмо Карла Либкнехта — эмоциональный момент судебного разбирательства: «Я пленник милитаризма.Я в цепях. Поэтому я не могу обратиться к вам, но мое сердце и мои мысли, все мое существо с вами ». В своем сообщении Либкнехт высказался за:

«Неумолимое сведение счетов с дезертирами и перебежчиками Интернационала в Германии, Великобритании, Франции и других странах.

«Взаимопонимание, ободрение и стимул для тех, кто верен своему знамени и полон решимости не уступать ни на дюйм международному империализму, даже если они будут уничтожены.И Ordnung (порядок) в рядах тех, кто полон решимости держаться, стоять твердо и бороться, твердо стоя ногами на основах международного социализма ».

Он также потребовал: «Не гражданский мир, а гражданская война! […] Международная солидарность пролетариата наверху и против псевдонациональной и псевдопатриотической гармонии между классами. Международная классовая борьба выше войны между государствами. Международная классовая борьба за мир, за социалистическую революцию.”

После этого делегаты доложили о ситуации в своих странах.

Французский делегат Мергейм сообщил, что во Франции рабочие были «разочарованы» и «деморализованы»:

«Во Франции мы сталкиваемся с полностью деморализованным рабочим классом, который в настоящий момент потерял всякую веру. Они будут слушать нас, если мы будем говорить о мире, но не если мы будем повторять старые клише ». Эта пессимистическая оценка отражает то, что мы видели слишком часто: тенденцию левых обвинять рабочий класс и мнимую «отсталость» масс во всем.Троцкий прервал докладчика: «Монатт и Росмер думают иначе».

Балканские социалисты Христиан Раковский и болгарин Коларов подробно рассказали о сопротивлении своей партии Второй Балканской войне. Коларов также говорил о расколе между тесняками или «узкими» социалистами и оппортунистами в болгарской социал-демократии. Балканская социалистическая федерация была создана социал-демократическими партиями, исключившими оппортунистов.

Итальянцы сообщили о преследовании социалистов после вступления Италии в войну.Это сопровождалось забастовками и уличными демонстрациями итальянских рабочих. Генриетта Роланд Хольст сообщила о фракционной деятельности в голландском движении, а Виктор Чернов выступил с докладом от имени Российской партии социалистов-революционеров. Павел Аксельрод выступил с докладом для меньшевиков, преуменьшив двусмысленность своей партии в отношении войны.

Острые конфликты

Циммервальдская конференция неизбежно стала ареной острого идеологического конфликта.Первым документом, подготовленным на конференции, было совместное заявление делегаций Франции и Германии. В этом заявлении, подписанном Ледебуром и Хоффманом от Германии и Мергеймом и Будероном от Франции, было объявлено, что Первая мировая война не была их войной, что она была вызвана империалистической и колониальной политикой всех правительств. Он выступал за восстановление Бельгии и мир без аннексий или «экономической интеграции», основанный на самоопределении вовлеченных людей. Документ выступал за прекращение политики гражданского мира и возобновление классовой борьбы, чтобы заставить их правительства прекратить войну.

Чувства, выраженные Либкнехтом, не были такими же, как у Георга Лебедура, представителя каутскианского «центра», который был главным лидером правых в Циммервальде. Его попытка извиниться перед немецкой социал-демократией вызвала возмущенные протесты, которые прервали его. Его ответ на протесты стоит процитировать:

«Меньшинство не могло высказаться в Рейхстаге, если мы не создали новую фракцию, и мы избегали этого, чтобы не расколоть партию.В военное время особенно необходимо держаться вместе, чтобы не потерять влияние на массы ».

В этих нескольких словах — суть всего левого реформизма и центризма. Правые социал-демократы цепляются за буржуазию и империалистов и рабски делают свое грязное дело; «Левые» цепляются за правое крыло и рабски подчиняются ему во имя «единства», сохраняя таким образом влияние на массы — правого крыла и буржуазии.

Отвечая на вопрос Лебедура, Берта Тальхаймер из спартаковцев сказала: «Товарищ Лебедур не выступал здесь от лица всей оппозиции. Есть также меньшинство внутри меньшинства, которое группируется вокруг Либкнехта. Это поддерживает его позицию, в которой принципы ставятся выше партийной дисциплины ».

Троцкий был очень близок к левым политически, но все же предпочел остаться независимым. Однако даже внутри левых были разногласия. В рамках левой фракции проект Ленина был отклонен в пользу проекта Радека.Затем эта резолюция была представлена ​​на конференции для передачи в редакционную комиссию, но была отклонена 19–12 голосами. Троцкий проголосовал за резолюцию. Гримм не без оснований заметил, что ленинский проект резолюции «рабочим Европы» адресован больше членам партии, чем массам.

Lebedour сделал все возможное, чтобы размыть содержание итогового заявления. Немецкие делегаты настаивали на том, чтобы парламентские требования, такие как голосование против военных кредитов и уход из министерств, были исключены из текста, в то время как Ленин и левые добавили свои оговорки о том, что манифест не отвергает оппортунизм и не продвигает четкий метод борьбы с войной. .Делегаты проекта резолюции Циммервальдских левых вместе с Роланд-Хольстом и Троцким пытались внести поправку, в которой говорилось, что упоминание военных кредитов должно быть удалено из манифеста и что заявление Ледебура о том, что «манифест содержит все, что подразумевается [в такое] предложение «. Ледебур заявил, что не подпишет манифест, если он будет включен. В результате поправка была снята. В конце концов, Троцкому поручили разработать манифест, который был принят всеми делегатами, несмотря на разногласия между ними.

После Циммервальда

Несмотря на оговорки, Ленин и левые подписали Циммервальдский манифест. Позиция Ленина была резюмирована названием его статьи Первый шаг , где он пишет: «На практике манифест означает шаг к идеологическому и практическому разрыву с оппортунизмом и социал-шовинизмом. В то же время манифест, как покажет любой анализ, содержит несоответствия и не говорит всего того, что следует сказать ».

Другими словами, он критикует манифест не за то, что в нем говорится, а за то, чего в нем не говорится.Главное — развить Циммервальдскую левую как самостоятельное течение. Тем не менее, многие из «левых» тоже сразу начали колебаться. В частности, у Ленина были проблемы с Роланд-Хольстом и Радеком по поводу строки официального левого журнала Vorbote (Herald), издаваемого в Голландии с помощью Паннекука.

В своей автобиографии Троцкий писал:

«Дни конференции с 5 по 8 сентября были бурными. Революционное крыло во главе с Лениным и пацифистское крыло, составлявшее большинство делегатов, с трудом согласовали общий манифест, проект которого я подготовил.Манифест был далек от того, чтобы сказать все, что должен был сказать, но, тем не менее, это был большой шаг вперед. Ленин был на конференции крайним левым. Во многих вопросах он был в меньшинстве, даже в левом крыле Циммервальда, к которому я формально не принадлежал, хотя был близок к нему по важнейшим вопросам. В Циммервальде Ленин подтягивал пружину будущего международного выступления. В швейцарской горной деревне он закладывал краеугольный камень революционного Интернационала.

«Конференция наложила строгий запрет на все отчеты о своей работе, написанные из Циммервальда, чтобы новости не могли дойти до прессы преждевременно и создать трудности для возвращающихся делегатов, когда они пересекали границу. Однако через несколько дней до сих пор неизвестное имя Циммервальд разнеслось по всему миру. Это произвело ошеломляющее впечатление на владельца отеля; доблестный швейцарец сказал Гримму, что ожидает значительного увеличения стоимости своей собственности и, соответственно, готов внести определенную сумму в фонды Третьего Интернационала.Однако я подозреваю, что вскоре он передумал ». ( Моя жизнь )

Конференция учредила Международную социалистическую комиссию с мандатом создать временный секретариат в Берне, который будет действовать в качестве посредника для связанных групп и начать публикацию бюллетеня , содержащего манифест и протоколы конференции. Но в основном он состоял из центристов, таких как Гримм и Балабанова, и добился очень мало.

Тем не менее, несмотря на все свои недостатки, Циммервальдская конференция ознаменовала шаг вперед для международного социализма.Надо иметь в виду ужасную замкнутость пролетарского авангарда в те годы, когда, опять же, процитируем Ленина, все интернационалисты могли уместиться в четырех дилижансах. Позже, оглядываясь на эти события и резюмируя их значение, Троцкий должен был написать:

«Во время войны среди рабочих стояла тишина как о смерти. Конференция в Циммервальде была конференцией, состоящей в большинстве своем из очень запутанных элементов. В глухих местах масс, в окопах и так далее было новое настроение, но оно было настолько глубоким и ужасающим, что мы не могли дотянуться до него и дать ему выражение.Вот почему движение показалось самому себе очень бедным, и даже тот элемент, который собрался в Циммервальде, в большинстве своем сдвинулся вправо в следующем году, в следующем месяце. Я не буду освобождать их от их личной ответственности, но все же общее объяснение состоит в том, что движение должно было плыть против течения ». (Троцкий, Бой против течения , 1939)

После конференции работа по объединению интернационалистского революционного авангарда продолжилась.Это оставалось нелегкой борьбой. В этих условиях Циммервальд, несомненно, давал луч надежды, как объясняет Троцкий в My Life :

.

«Циммервальдская конференция дала мощный импульс развитию антивоенного движения во многих странах. В Германии спартаковцы расширили свою деятельность. Во Франции был создан «Комитет по восстановлению международных связей». Трудовой отдел русской колонии в Париже пополнил свои ряды вокруг «Наше Слово », оказав ему поддержку, необходимую для того, чтобы удерживать его на плаву, несмотря на постоянные финансовые и другие трудности.Мартов, активно участвовавший в работе «Нашего слова » в первый период, теперь отошел от нее. По существу несущественные разногласия, которые все еще отделяли меня от Ленина в Циммервальде, в течение следующих нескольких месяцев превратились в ничто ».

Но французские власти все больше беспокоились о деятельности Троцкого. В течение двух с половиной лет под бдительным присмотром цензора «Наше Слово» вело шаткое существование, пока французские власти под давлением российского правительства не закрыли журнал.Вскоре после Циммервальда, во время мятежа на русском флоте в Тулоне, у некоторых моряков были обнаружены копии бумаги Троцкого, и, используя это как предлог, французские власти депортировали Троцкого в конце 1916 года.

После короткого периода, проведенного в Испании, где Троцкий познакомился с внутренним миром испанских тюрем, он был снова депортирован в Нью-Йорк, где сотрудничал с Бухариным и другими русскими революционерами в публикации газеты Новый мир , которая опубликовала статей, практически неотличимых от ленинской линии.

Дивизии в лагере Циммервальд

Напряжение, однако, нарастало между правыми и левыми сторонниками Циммервальдского движения — в лучшем случае неоднородного существа. Ленин был подготовлен к временному сосуществованию с центристами, исходя из слабой исходной базы. Но так продолжаться не могло. Международный раскол de facto , который действительно понимал только Ленин, уже существовал. В условиях войны и революции все течения на полпути обречены на исчезновение.Ленин просто помогал им в пути, настаивая на разъяснениях. Двусмысленность недопустима в критические моменты истории, когда необходимо сделать выбор.

Объективная ситуация толкала массы влево, на путь революции. Центристское течение Циммервальда медленно продвигалось вперед. Оставалось только два пути: либо пройти весь путь, решительно порвав с реформизмом и перейдя на открытую революционную позицию, либо вернуться в болото реформизма.Ленин на словах и делах совершенно ясно дал это понять. За это его ненавидели центристы, ведь в любой момент истории путаница всегда ненавидит человека с ясными идеями.

Роберт Гримм первым двинулся вправо. К лету 1916 года он ушел. Ленин был беспощаден в своей критике центристов, революционеров на словах, но буржуазно-реформистов на деле. Именно это ненавидел Ленин. Турати, Мергейм, Бурдерон и другие центристы рано или поздно пошли по тому же пути.В конце концов, от Циммервальда ничего не осталось, кроме памяти — и левых!

Ленин продолжил борьбу за новый Интернационал. Но у него была лишь горстка сторонников, и, честно говоря, во время войны он часто составлял меньшинство внутри своей фракции. Видные большевики, такие как Бухарин, Радек и Пятаков, например, имели с ним принципиальные разногласия, особенно по важному вопросу о самоопределении. В условиях раздираемой войной Европы, разделенной колючей проволокой, а газеты и переписка находились под пристальным вниманием военных цензоров, контакты с Россией были крайне затруднены.

Сообщение

Циммервальда, несмотря на его неполноту, начало распространяться. Рабочие в основном не привыкли читать «мелкий шрифт» политических документов, но ухватываются за то, что они считают центральным посланием, и наполняют его своим собственным содержанием. Благодаря его участию в Циммервальде, труды Ленина о войне и Интернационале стали более широко известны на разных языках. Циммервальдские левые получили важные точки поддержки для будущего Третьего Интернационала.

В своих мемуарах Шляпников объясняет, как новости о Циммервальдской конференции постепенно достигли рабочих в России и оказали очень положительное влияние, особенно на те группы, которые не были напрямую связаны с большевиками. «Как позже выяснилось, — пишет он, — все эти ячейки должны были стать приверженцами циммервальдских резолюций. Следует отметить, что эти группы не были связаны между собой и даже не знали о существовании других подобных себе.”

Эта реакция не ограничивалась Россией. В массовых партиях Второго Интернационала началось брожение. Сама Германия теперь приближалась к дореволюционной ситуации. В начале 1916 года депутат Рейхстага Отто Рюле публично призвал к разрыву с социал-шовинистами. Независимо, немецкие левые приходили к пониманию необходимости нового Интернационала. Ленин внимательно следил за серией публичных «писем», исходящих от немецких левых под «Спартаком».Социалистическая молодежь, основанная Карлом Либкнехтом, была главной опорой левых.

В Австрии дела пошли на поправку. Осенью 1916 г. на молодежной основе в Австрийской социалистической партии (SPÖ) сформировалось левое крыло. Антивоенная агитация велась из «Клуба Карла Маркса» в Вене. Во Франции сформировалась левая группа депутатов, получивших письма поддержки из окопов. В Великобритании шовинистическая группа Гайндмана была вытеснена из BSP на Салфордской конференции в апреле.

В Италии Серрати, «самый левый» из лидеров, все еще был связан с центристами, в то время как Грамши, еще будучи молодым, поддерживал идеи Ленина. Швейцарская социалистическая партия отвергла позицию Циммервальда как «слишком радикальную», но ее поддержала большая часть рядовых. В Болгарии тесняки («узкие» социалисты) уже занимали революционную антивоенную позицию. Революционные или квазиреволюционные течения начинали выкристаллизовываться в существующих массовых организациях повсюду.

От империалистической войны к социалистической революции

Дорога к революции была долгой и трудной, как и сейчас. История не знает коротких путей, и нет никаких волшебных формул, которые могли бы сделать нашу работу быстрее или проще. Ленин много раз говорил о необходимости революционного терпения. Трудности, с которыми мы сталкиваемся сегодня, незначительны по сравнению с ужасными проблемами, с которыми столкнулись Ленин и Троцкий во время Первой мировой войны. В мире, где рабочие стреляли и закалывали друг друга штыками, чтобы защитить интересы своих соответствующих правящих классов, лозунг «Рабочие мира, объединяйтесь», должно быть, звучал как мрачная ирония.Дело международного социализма казалось мертвым и похороненным под горой трупов. Перспектива социалистической революции казалась несбыточной утопией, бесплодной мечтой.

Должно быть, казалось, что кошмар реакции никогда не закончится. И все же под поверхностью постепенно зарождался новый дух. В грязи и крови окопов шевелились умы мужчин. В очереди за хлебом недоедающие женщины стали жаловаться на войну и на паразитов, которые толстеют за счет своих детей.На фабриках и в поле рабочие и крестьяне начали двигаться — сначала медленно и нерешительно, затем со все большей смелостью и решительностью. Признаки нарастающего революционного кризиса были очевидны.

Были анекдотические свидетельства изменения. Разъяренная толпа в Германии освистала лидера правых социалистов Шейдемана. В Глазго женщины из рабочего класса организовали забастовку арендной платы при поддержке рабочих, имевших революционный подтекст. В нескольких странах прошли демонстрации против дороговизны жизни.Прежде всего, усиление социального брожения во всех воюющих державах выразилось в резком всплеске забастовок:

Год Забастовки Нападающие
Германия 1915 137 14 000
1916 240 129 000
Франция 1915 98 9 000
1916 314 41 000
Россия 1915 928 539 000
1916 1410 1 086 000


На практике реальные достижения этой небольшой конференции в сентябре 1915 года были скудными.Его значение было скорее символическим, чем реальным. Самым важным аспектом была не конференция («Циммервальдское движение», содержащее противоречивые элементы, вскоре сошло на нет и закончилось ничем).

Циммервальдские левые сами по себе не могли иметь самостоятельного значения, кроме как в качестве ступеньки к новому Интернационалу. Но это нужно было строить на основе великих событий, до которых оставалось всего несколько месяцев. Пройдя через опыт Циммервальда, Ленин приобрел бесценный опыт и широкий круг контактов в разных странах.Это был необходимый этап на пути к октябрю. Но в то время такая перспектива казалась очень далекой.

Самым важным была борьба Ленина за отделение подлинных революционных интернационалистов от общей мешанины левого реформизма и центризма, за подлинный революционный марксизм, за Третий Интернационал. Многим кажется, что Ленин был слишком резким по тону, слишком упрямым, слишком непреклонным, одним словом, слишком «сектантским». Но, как позже писал Троцкий, «обвинение в сектантстве со стороны оппортунистов чаще всего является комплиментом.Именно эта бескомпромиссная твердость позволила Ленину вместе с Троцким привести партию большевиков к победе.

Ленин был очень оптимистичным человеком. Но даже он не был застрахован от депрессивного настроения. Временами его мучила мысль, что он может не дожить до революции. Написанное в день Рождества 1916 года, он написал письмо Инессе Арманд, в котором выразил свои самые сокровенные опасения: «Революционное движение растет чрезвычайно медленно и с трудом.И добавил тоном смирения: «С этим нужно мириться». В речи перед швейцарскими молодыми социалистами в январе 1917 года Ленин сказал: «Мы, старшее поколение, возможно, не доживем до решающих битв этой грядущей революции». Через месяц царь был свергнут. Менее чем через год к власти в России пришли большевики.

Для многих сегодня Октябрьская революция может показаться чем-то неизбежным, почти предопределенным Судьбой. Но этого не было.Победа большевизма далась нелегко. Прежде чем большевики смогли завоевать власть, им сначала нужно было покорить массы. И прежде чем они смогли завоевать массы, им сначала нужно было сплотить революционный авангард. Это повлекло за собой безжалостную борьбу за очищение движения от реформистских и пацифистских иллюзий, борьбу с левореформистской неразберихой и центристскими колебаниями и выработку подлинно революционной и интернационалистской политики. Циммервальдская конференция представляла собой важный этап в этой борьбе.

Значение Циммервальда сегодня

Столетие спустя, какие выводы мы должны сделать из Циммервальда? Только вот что: кризис капитализма всегда производит свою противоположность. Из самых реакционных ситуаций могут последовать новые беспрецедентные революционные взрывы. И это может произойти тогда, когда их меньше всего ожидают. Крошечные силы, собравшиеся в Циммервальде, могли заполнить четыре дилижанса. Сегодня силы марксизма в мировом масштабе относительно невелики, но их гораздо больше.Более того, силы подлинного марксизма в 1915 году были почти полностью отрезаны от рабочего класса. Во всех смыслах этого слова они боролись против течения.

Настоящее значение Циммервальда сегодня состоит в том, что всегда, при любых обстоятельствах, наш долг — продолжать борьбу за социалистическую революцию, бороться за идеи марксизма и воспитывать кадры. Сегодня можно утверждать, что движение отброшено назад. Ленинский Коммунистический Интернационал был разрушен Сталиным и теперь является лишь далеким, полузабытым воспоминанием.Сама Октябрьская революция была подорвана бюрократическим режимом сталинизма, который захватил власть после смерти Ленина и создал чудовищную карикатуру на социализм, ввергнувшую Советский Союз в пропасть. Падение СССР было представлено как конец коммунизма, конец социализма и даже конец истории.

Но от истории нельзя так легко избавиться. Спустя двадцать пять лет после краха сталинизма мы переживаем гораздо более важный исторический поворотный момент.Кризис 2008 года показал, что капитализм достиг своих исторических пределов. Диалектически, все факторы, двигавшие мировую экономику вверх, объединились, чтобы толкнуть всю систему вниз по бесконечной спирали экономического спада.

За шесть или семь лет, прошедшие с начала этого коллапса, все правительства мира стремились восстановить старое экономическое равновесие. Но все попытки восстановить экономическое равновесие только разрушили социальное и политическое равновесие.Более того, все эти усилия не смогли восстановить ничего похожего на экономическое равновесие. И сейчас мировая экономика балансирует на грани нового, еще более катастрофического падения.

Это представляет собой резкий перелом ситуации, и он неизбежно сопровождается резкими изменениями сознания. Повсюду: от Турции до Бразилии, от Греции до Испании, от Шотландии до Ирландии — массы ищут выход из кризиса. Старые идеи, партии и политики подвергаются испытанию и отбрасываются, как мужчина сбрасывает грязную рубашку и ищет новую.Бурлящая волна недовольства, возмущения и ярости порождает поиск радикального выхода из кризиса.

Новое поколение полностью свободно от предрассудков, пессимизма и ядовитого скептицизма, которые окрашивают мировоззрение более старых слоев, которые видят только поражения и трудности и утратили волю к борьбе. Молодежь революционна от природы и полностью открыта идеям революционного марксизма. Именно на этом слое основывался Ленин, провозгласивший: «У того, у кого есть молодежь, есть будущее!»

Сегодня международная марксистская тенденция занимает ту же идеологическую основу, которую сто лет назад занимали Циммервальдские левые.Мы гордимся тем, что принимаем ленинское знамя как свое собственное. Мы обязуемся защищать идеи, программу и принципы большевизма как единственные идеи, которые могут вывести человечество из ужасного кризиса, в который его ввергнул капитализм.

Подобно Ленину, мы отвернемся от трусов и скептиков, которые хотят отказаться от идей марксизма, ослабить нашу революционную программу в угоду сторонникам единства. Подобно Ленину, мы непримиримы и непреклонны по всем принципиальным вопросам, но гибки по всем вопросам тактики.Мы призываем всех рабочих и молодежь, которые ищут революционный путь, присоединиться к IMT и помочь нам построить машину, которая абсолютно необходима для изменения общества и осуществления социалистического преобразования мира.

Примечание: Вторая конференция была созвана в Кинтале с 24 по 30 апреля 1916 г., на ней присутствовали Ленин, Зиновьев и Инесса Арманд. Он представлял собой шаг вперед по сравнению с Циммервальдскими конференциями, поскольку он не только осуждал буржуазные правительства, партии и прессу, но также критиковал социал-патриотов и буржуазных пацифистов и категорически заявлял, что единственный способ положить конец войнам — это если рабочий класс возьмет власть и упразднит его. частная собственность.В заключительном заявлении говорится: « Борьба за прочный мир, следовательно, может быть только борьбой за реализацию социализма » (курсив в оригинале).

Анекдотический постскриптум

Добросовестные жители Циммервальда сделали все возможное, чтобы стереть память об этом событии. В 1962 году любые памятные места и доски были запрещены. Чтобы сорвать усилия левых и революционеров по празднованию 50-летия конференции, антикоммунисты даже организовали контрконференцию в 1965 году.В 1971 году они пошли еще дальше и снесли гостевой дом, где останавливался Ленин. Запрет сняли только в 1970-х годах.

Zimmerwald — Marxists-en

Тексты с ключевым словом Zimmerwald Автор Дата
Книга Альфреда Росмера Леон Троцкий Открытое письмо от Бориса 909 909 Суварин Ленин декабрь 1916 г.
Открытое письмо Чарльзу Найну, члену Международного социалистического комитета в Берне Ленин декабрь 1916 г.
Буржуазный пацифизм и социалистический пацифизм Ленин Ленин Ленин Янв 1917 г.
Характеристика Центра как тенденции международной социал-демократии Ленин Янв 1917 г.
Граждане! Посмотрите, какие методы используют капиталисты всех стран! Ленин апрель 1917 г.
Проект постановления о созыве Второй социалистической конференции Ленин янв 1916 г.
Для проведения конференции 24 апреля 1916 г. Ленин Янв 1916 г.
Воображаемое или реальное болото? Ленин январь 1917 г.
Первоначальный вариант предложений ЦК РСДРП Второй социалистической конференции Ленин фев 1916 г.
Каутский, Аксельрод и Мартов — истинные интернационалисты Ленин сентябрь 1915 г.
Письмо Вячеславу Карпинскому от 8 января 1917 г. Ленин декабрь 1916 г.
Письма издалека Ленин март 1917 г.
О Циммервальде Ленин
О заявлении польских социал-демократов на Циммервальдской конференции Ленин июль 1916 г.
К вопросу о созыве международной так называемой социалистической конференции совместно с социал-шовинистами Ленин Май 1917 г.
Опп Ортунизм и крах Второго Интернационала (1916) Ленин Янв 1916
Предложения ЦК РСДРП Второй социалистической конференции Ленин фев 1916
Социализм и война Ленин
Григорий Зиновьев
июль 1915 г.
Речь на международном собрании в Берне 8 февраля 1916 г. Ленин фев 1916 г.
Выступление на съезде общественных Демократическая партия Швейцарии, 4 ноября 1916 г. Ленин января 1924 г.
Раскол или распад? Ленин фев 1916 г.
Задачи левых циммервальдистов в Швейцарской социал-демократической партии Ленин октябрь 1916 г.
Проект резолюции левого крыла в Циммервальде (август 1915 г.) Ленин август 1915 г.
Первая международная социалистическая конференция в Циммервальде Ленин август 1915 г.
Военная программа пролетарской революции Ленин сентябрь 1916 г.
900 Зарождающаяся тенденция империалистического экономизма Ленин август 1916 г.
Программа мира Ленин март 1916 г.
Пролетарская революция и отступник Каутский Ленин окт. Революция, наступление и Оу r Партия Ленин июль 1917 г.
Вторая международная социалистическая конференция в Кинтале Ленин апр 1916 г.
Седьмая (Апрельская) Всероссийская конференция РСДРП (б) (1 ) Ленин апрель 1917 г.
Стокгольмская конференция Ленин сен 1917 г.
История одного короткого периода в жизни одной социалистической партии Ленин фев 1917 г.
Задачи нашей партии в Интернационале Ленин октябрь 1917 г.
Задачи пролетариата в нашей революции (проект платформы пролетарской партии) Ленин сентябрь 1917 г.
Рабочим, поддерживающим борьбу против войны и против социалистов, вставших на сторону их правительств 90 041 Ленин декабрь 1916 г.

Циммервальдская конференция призывает к немедленному миру

11 сентября 1915 года в Циммервальде в Швейцарии делегаты Первой Международной социалистической конференции призывают к немедленному прекращению Первой мировой войны.Несмотря на то, что битва в окопах Западного фронта затянулась, а война в воздухе усилилась из-за усиления немецких авиаударов по Лондону и его окрестностям, группа преданных антивоенных активистов и убежденных социалистов собралась в нейтральной Швейцарии с 5 по 11 сентября. , 1915, как Первая Международная социалистическая конференция. Конференция, официально созванная социалистическими партиями Швейцарии и Италии, включала около 40 делегатов из 11 стран, включая Россию, Польшу, Францию, Германию, Болгарию, Румынию, Италию, Швейцарию, Нидерланды, Швецию и Норвегию.Среди наиболее видных участников были Владимир Ленин, ссыльный лидер радикальной социалистической большевистской партии; Лев Троцкий, бывший политический соперник Ленина и будущий заместитель командира; и Карл Либкнехт, избранный представитель правительства Рейхстага Германии, который позже порвал с Социал-демократической партией и вместе с Розой Люксембург основал спартаковское движение, вдохновленное большевиками.

Согласно манифесту конференции, «война, породившая этот хаос, является результатом империализма, попытки капиталистических классов каждой нации укрепить свою жадность к наживе путем эксплуатации человеческого труда и природные сокровища всего земного шара.Конференция настаивала на том, что для того, чтобы немедленно положить конец войне, рабочие внутри каждой страны должны попытаться любыми средствами превратить нынешнюю капиталистическую борьбу в более просвещенную: международную рабочую революцию или гражданскую войну «между классами». », Который распространился бы по Европе, а в конечном итоге и по всему миру. Два года спустя, когда революция в России была в самом разгаре и царь Николай II покинул престол, Ленин вернулся в Россию из ссылки — тайно доставленный с помощью немцев — чтобы осуществить то, что он считал первым шагом к выполнению постановления. на Циммервальдской конференции.Захватив контроль над Россией у временного правительства, он и Троцкий консолидировали власть большевиков, объявив о немедленном перемирии с Центральными державами и выведя Россию из Первой мировой войны к концу 1917 года.

First World War.com — Энциклопедия

После обвала социалистического / пацифистского движения Второй Интернационал среди волн эйфорический патриотизм В августе 1914 года возникла организация-преемница, его место в 1915 году, так называемое движение Циммервальда.

Назван в честь сайта первое собрание социалистов-интернационалистов под Берном, Швейцария, и состоялось с 5 по 12 сентября 1915 г., первый импульс новой организации поставили итальянские и швейцарские социалисты. Их цель была внешне прямолинейно: настаивать на мире, призывая рабочих по всей Европе активно противостоять войне посредством гражданского восстания.

Однако организация вскоре появились разломы.Выступает в оппозиции к умеренным социалисты, выступавшие за конституционную реформу и относительно мирные оппозиция войне была революционной левой группировкой, состоящей из в основном из российских активистов, включая Ленина. Насколько последний был обеспокоены тем, что война уже дискредитировала европейские правительства и заложить основу революции.

Последующая конференция была созванный в Кинтале в апреле 1916 г. и третий в Стокгольме в июле 1917 г. (что совпадает с менее успешным социалистическим Стокгольмская конференция).

С наступлением революция в России — в частности Октябрьская революция — пацифист повестка дня была твердо поставлена ​​революционными большевиками. Больше нет проводились собрания Циммервальдского движения; умеренные члены организация предпочла вместо этого работать в своих послевоенных правительства и индивидуально преследуют свою реформистскую программу.

«Пост прослушивания» был передовым постом, обычно на нейтральной полосе, где солдаты пытались узнать информацию о противнике.

— Вы знали?

Циммервальд (Л. Проект)

ЦИММЕРВАЛЬД И ИМПЕРИАЛИСТ «ГУМАНИТАРНЫЙ» ВМЕШАТЕЛЬСТВО

«Каким бы ни был исход войны, Америка начала карьеру империализма, как в мировых делах, так и во всех других аспектах ее жизни … наша помощь, Англия должна выйти из этой борьбы без поражения, она будет такой обедневшая экономически и искалеченная престижа, что маловероятно, что она сможет возобновить или сохранить доминирующее положение в мировых делах, которое она занимала таким образом длинный.В лучшем случае Англия станет младшим партнером нового англосаксонского империализма в что экономические ресурсы, военная и военно-морская мощь Соединенных Штатов будут быть центром тяжести. На юг в нашем полушарии и на запад в Тихом океане путь империи идет своим путем, и в современных условиях экономической мощи, а также политической престиж, скипетр переходит к Соединенным Штатам. Все это то, что лежит под фраза «национальная оборона» — некоторые из них глубоко скрыты, некоторые очень близки к поверхности и скоро появятся, чтобы бросить нам вызов.«

(Из речи Вирджила Джордана, президента Национального совета промышленной конференции, к Конвенции Ассоциации инвестиционных банкиров, 10 декабря 1940 г.)


ПЕРВАЯ МИРОВАЯ ВОЙНА И ЦИММЕРВАЛЬД

Карл Маркс и другие социалисты сформировали первый Социалистический Интернационал в 1864 году. Причиной тому было соперничество между марксистами и анархистскими сторонниками русского Михаила Бакунина свернуть.

Энгельс и новое поколение марксистов основали Второй Социалистический Интернационал в 1889 г.Зять Маркса Поль Лафарг сказал собравшимся делегатам, что их флаг «красный флаг международного пролетариата». Кроме того, они собирались вместе как «братьев с одним общим врагом … частный капитал, будь то прусский, Французский или китайский ».

В Сараево, Босния, 28 июня 1914 года сербские националисты убили австрийского Эрцгерцог Фердинанд. 28 июля Австрия объявила войну Сербии, и война стала генерализованный в течение нескольких коротких месяцев.

4 августа 1914 г., когда русские войска готовились к штурму Восточной Пруссии, Немецкие армии вторглись в Бельгию и устремились к Франции.В тот день, 4 августа, тоже был день, когда социалистические депутаты французского и немецкого парламентов проголосовали за поддержку чрезвычайного положения. военные ассигнования. Этих социалистов стали называть «оборонцами». Хотели отложить социализма до тех пор, пока их собственные армии не защитили свою нацию от «варвары» противостоящей нации. На самом деле лидеры социалистического труда и парламентарии полностью «обуржуазились». Они не смогли защитить интересы рабочего класса против националистической ярости, разжигаемой военачальники в каждой нации.

Капитуляция перед военной лихорадкой привела к кризису социал-демократии. Антивоенные социалисты провел ряд встреч в Швейцарии с целью разработки стратегии. Циммервальд, а небольшой деревенский городок, стал центром антивоенного противостояния.

Антивоенная оппозиция раскололась на два лагеря. Один лагерь был «центристским». Это выступал против войны, но продвигал не революционную стратегию. Он стремился мобилизовать общественное давление в различных воюющих странах с целью скорейшего установления мира.В лидером этой группировки был швейцарский социалист Роберт Гримм.

Владимир Ленин вел Циммервальд налево. Он выступал за «пораженческую» политику революция и гражданская война внутри каждой воюющей страны. Другие социалисты, включая Троцкого, поначалу считал Ленина крайним, но события складывались так, чтобы Ленин выглядел разумным. Германия вторглась во Францию, и армии двух стран сражались на реке Маас. в течение 6 месяцев в 1916 году погибло более миллиона солдат. 1 июля Англичане и французы начали контрнаступление на реке Сомма в Бельгии.В их При первом нападении за один день погибло около 60 000 солдат, что эквивалентно всем гибель США во время 8-летней войны во Вьетнаме.

В то время как кровопролитие продолжалось быстро, Ленин сел и написал: «Империализм. Заключительный этап капитализма ». Эта работа не является в основном экономической диссертацией. скорее, это основа политической линии, которую защищали Циммервальдские левые. Ленин обнулил о банкротстве социал-демократического реформизма существование объективно революционная ситуация в воюющих народах, отношение мировой войны к кризис империализма, связь между борьбой за национальное самоопределение и социализм и, наконец, необходимость Третьего Интернационала.Его работа принадлежит к «Коммунистический манифест» на книжных полках, а не рядом с томами Анвара Шейха или Иммануил Валлерстайн.

Третий Интернационал, или Коммунистический Интернационал, берет свое начало в Циммервальде. конференции. Левые под руководством Ленина пришли к выводу, что новый международный был необходим. Левые социалисты сформировали бы новый интернациональный произошла ли в России успешная революция. Первая мировая война и отношение социалистов к нему, вызвало серьезные разногласия в двадцатом веке. левое крыло.

Иногда в разделении нет необходимости, например, в 98 случаях из 100 в Троцкистское и маоистское движения, но иногда у левых нет другого выхода. Эта потребность существовало, когда Ленин в своей статье 1915 года «Социализм и война» заявил, что «Мы твердо убеждены в том, что при нынешнем положении дел раскол с Оппортунисты и шовинисты — первейший долг революционеров, как и раскол с оппортунистов и шовинистов — первейший долг революционеров, как раскол с желтыми профсоюзами, антисемитами, либеральными рабочими союзами и т. д., было необходим для ускорения просвещения отсталых рабочих и вовлечения их в ряды социал-демократической партии ».

Он добавил: «Третий Интернационал следует строить на такого рода революционная основа. Для нашей партии вопрос о целесообразности разрыва с социал-шовинистов не существует, на это дан окончательный ответ. Единственный вопрос то, что существует для нашей партии, заключается в том, может ли это быть достигнуто в международном масштабе в ближайшее будущее.«

Ленинская партия большевиков пришла к власти в России в 1917 году и выполнила программу Циммервальд ушел. Он сверг капиталистический правящий класс и заключил сепаратный мир с кайзер. Советский Союз родился из дымящейся, вонючей и кровоточащей туши Первая мировая война встала на путь социализма. Молодое Советское государство способствовало развитию рост Третьего Интернационала, который захватил надежды Циммервальда. К несчастью, революция вошла в крутой упадок в конце 1920-х гг., и Третий Интернационал постепенно превратился в простой инструмент кремлевской внешней политики.

СОВЕТСКОЕ НАШЕСТВИЕ В ПОЛЬШУ Советско-нацистский пакт о ненападении от 22 августа 1939 г. Пакт привел к кризису левых не-сталинистов. CPUSA, конечно, признал мудрость пакта немедленно, так же быстро, как он аннулировал его в ту минуту, когда Гитлер вторгся в СССР. Многие социалисты вне сталинской орбиты, особенно социал-демократы, начали рассматривать СССР и нацистскую Германию как зеркальные отражения друг друга в этот период.

Некоторые из этих социал-демократов стали новыми членами Социалистической рабочей партии как в результате тактики «входов» Джеймса П.Троцкисты, ведомые пушками. Троцкий рекомендовал своим единомышленникам войти в радикализировавшуюся социалистическую Участвуйте и пытайтесь привлечь последователей к своему делу. Американские троцкисты ловко использовали это тактика. В других странах троцкисты вошли в состав хозяина, стали частью пищевая цепочка и исчезла навсегда.

Паника по поводу пакта усилилась. 17 сентября 1939 года две с половиной недели после того, как немецкие войска вторглись в Польшу, советские войска вторглись и оккупировали восточную половину страна.В следующем году Москва аннексировала оккупированную Польшу. Ждала та же участь балтийские народы Латвии, Эстонии и Литвы.

Значительная группировка в СРП во главе с Максом Шахтманом и Джеймсом Бернхэмом прибыла в вывод о том, что Советский Союз больше не был рабочим государством. Вместо этого он представлял форма «бюрократического коллективизма», которая была не более прогрессивной, чем нацистский Германия. Подлинный ужас сотрудничества Германии и СССР заставил многие люди в этой группе теряют из виду важнейший критерий класса.Они отреагировали, как должны, с совестью и доброй волей, но забыли, что делает марксизм уникальность: его способность видеть лежащий в основе классовый характер всевозможных конфликтов. В шок и отвращение, которые испытали многие из этих социалистов, глубоко напоминают тревогу многие левые и социалисты переживают по поводу гражданской войны в бывшей Югославии. Так глубоко чувствовали, что гуманизм заставил их забыть о классовом характере империалистической нации, к которым они призывают к гуманному военному вмешательству.

Троцкий указал на антикапиталистические последствия советской оккупации, которые заменил все поверхностные параллели между режимами Гитлера и Сталина:

«Давайте на мгновение представим, что в соответствии с договором с Гитлером, Правительство Москвы оставляет нетронутыми права частной собственности на оккупированные территории и ограничивается «контролем» по фашистскому образцу. Такая уступка имела бы глубоко принципиальный характер и может стать отправной точкой для новой главы в история советской власти; и, следовательно, отправной точкой для новой оценки нашего часть природы советского государства.

«Однако более вероятно, что на территориях, которые должны были войти в состав СССР, правительство Москвы осуществит экспроприацию крупных землевладельцы и огосударствление средств производства. Скорее всего, этот вариант не потому что бюрократия остается верной социалистической программе, но потому что она не является ни тем, ни другим. желающих и способных разделить власть и привилегии, которые она влечет за собой, с старые правящие классы на оккупированных территориях. Здесь аналогия буквально напрашивается сама собой.Первый Бонапарт остановил революцию с помощью военной диктатуры. Тем не мение, когда французские войска вторглись в Польшу, Наполеон подписал указ: «Крепостное право отменяется». Эта мера была продиктована не симпатией Наполеона к крестьянам и не демократией. принципов, а скорее тем фактом, что бонапартистская диктатура опирается не на феодальные, а на буржуазные отношения собственности. Поскольку бонпартистская диктатура Сталина опирается не на частную, а на государственную собственность. Вторжение в Польшу Красной Армии должно в характер дела, приводит к отмене частной капиталистической собственности, чтобы таким образом привести режим оккупированных территорий в соответствие с режимом СССР.«

Таков был бодрый, бесстрастный и логичный подход Троцкого. Он стремился получить скрытые внешние проявления и второстепенные моральные соображения, чтобы проникнуть в лежащие в основе отношения классов. Только эти классовые отношения обеспечили бы основа для политических действий. Кроме того, высшим моральным долгом в его глазах было совершить социалистическую революцию. Только социализм создал бы объективные условия для истинно нравственное поведение.

Эрл Броудер и нацистское вторжение в СССР После того, как Гитлер вторгся в Советский Союз, Коммунистические партии всего мира поддержали тотальную войну. против оси.Они даже не заняли позицию центристских циммервальдистов, которые на наименее указывал на безумие войны между соперничающими империализмами. CPUSA повысил Соединенные Штаты в ряды «прогрессивных» капиталистических сил, в то время как ввергнуть Японию, Германию и Италию в роль «реакционных» поджигателей войны. В лихорадка войны полностью охватила Коммунистическую партию США. Они поддержали заключение в тюрьму антивоенные лидеры СРП для подстрекательства к мятежу. Они поддержали обязательство не проводить забастовок во время Второй мировой войны. Они критиковал усилия NAACP по завоеванию полных гражданских прав чернокожих людей до войны закончился.Другими словами, они заняли позицию, в чем-то похожую на социал-демократическую. «защитники» W.W.I.

Как Эрл Браудер объяснил этот быстрый поворот со времен нацистско-советской пакт о ненападении? Что случилось с империализмом США? Браудер утверждал, что в мае 1942 г. правящий класс Соединенных Штатов больше не был империалистическим. Он уволил Вергилия Речь Иордании в честь империализма. Он проигнорировал довольно очевидное существование монополистический капитализм в США.Этот класс капиталистов осознал изменившееся характер войны, и готовился к «Народной войне национального Освобождение », возглавляемое такими стойкими приверженцами, как генералы Джордж Паттон и Кертис ЛеМэй. Браудер видел Рузвельта в свете Авраама Линкольна и Джорджа Вашингтона, а не это его дядя Тедди Рузвельт, осквернитель Пуэрто-Рико и Филиппин.

Чем вызвано это «превращение» империалистической войны в войну народную? В По мнению Браудера, момент наступил в речи 8 мая вице-президента Генри Уоллеса, который заявил, среди прочего, что «Это борьба между рабским миром и свободным Мир.Как Соединенные Штаты не могли оставаться наполовину рабами и наполовину свободными в 1862 году, так и в 1942 год: мир должен принять решение для полной победы, так или иначе ». Браудер кивнул, соблазняясь согласием, в то время как чернокожие американцы служили изолированно. компании в армии и не имели права голоса на крайнем юге.

Браудер был ведущим марксистским лидером в Соединенных Штатах в то время. В Коммунистическая партия насчитывала десятки тысяч членов, в том числе боевых профсоюзных деятелей и видные интеллектуалы в ее рядах.Прискорбно думать, что это была версия марксизма они узнали. Неудивительно, что так много людей покинули КП в деморализации и отвращение в последующие десятилетия. Неудивительно, что так много радикальной молодежи обратилось к Троцкизм или маоизм 1960-х гг.

ВТОРАЯ МИРОВАЯ ВОЙНА: НАРОДНАЯ ВОЙНА? Антифашизм Вашингтона стал результатом недавнего «конверсия». Американские предприятия отправляли нефть в Италию в огромных количествах после Муссолини вторгся в Эфиопию в 1935 году. Муссолини использовал масло, чтобы вести войну против Африканская колония.Когда в 1936 году в Испании восстали фашисты, Рузвельт заявил, что нейтралитет, в то время как фашистские державы оказали франкистам полную помощь. Это обеспечило победа фашизма в Испании.

Соединенные Штаты вступили в войну не из-за решимости избавить мир от фашизм, но ответ на нападение японцев на Перл-Харбор. Это было только тогда, когда Япония угрожало экономическим интересам США в Тихом океане, что Вашингтон вступил в войну. Там есть стенограмма заявления Генри Стимсона, сделанного военному кабинету в ноябре 1941 г., о том, что подтверждает эту интерпретацию.Чарльз Бирд цитирует это в своей книге «Президент Рузвельт и Грядущая война 1941 г. »

«Нас очень беспокоила одна проблема. Если вы знаете, что ваш враг собирается нанести удар вы, обычно неразумно ждать, пока он не набросится на вас, взяв инициатива. Однако, несмотря на риск, позволивший японцам выстрелить первыми выстрел, мы поняли, что для того, чтобы получить полную поддержку американского народа, это было желательно убедиться, что это будут делать японцы, поэтому не должно оставаться сомнение в чьем-либо сознании относительно того, кто был агрессором.На этой встрече мы обсуждали основа, на которой позиция этой страны может быть наиболее ясно объяснена нашему народу и миру, на случай, если нам придется быстро вступить в бой из-за какого-то внезапного движения со стороны японцев. Мы обсудили возможность заявления, резюмирующего все шаги агрессии, которые уже предприняли японцы, окружение наших интересы на Филиппинах, которые возникли, и угроза нашим жизненно важным запасам резина из малайского. Я напомнил президенту, что 16 августа.19 [1941] он предупреждал Посол Японии сказал, что если шаги, которые предпринимали японцы, продолжатся границу с Таиландом, он будет рассматривать это как вопрос, влияющий на нашу безопасность, и предположил, что он может указать нам на то, что действия японцев, по-видимому, сейчас Смысл вынесения будет фактически нарушением предупреждения, которое уже было дано. «

(Борода принадлежал к более ранней прогрессивной школе истории и политики. Другое членами были Джон Дьюи, философ и историк культуры Вернон Паррингтон.В Прогрессисты предшествовали интеллектуальной среде как КП, так и Нового курса — конечно, они в чем-то идентичны — и гораздо реже верили пропаганде Второй мировой войны. Это были люди поколения Юджина В. Дебса, которые, вероятно, взяли «народный» военная риторика с недоверием.

Борода был чрезвычайно честным ученым, но его откровенная оппозиция мировой войне Два заставили его стать довольно изолированной фигурой в мире либерализма времен холодной войны. Молодые либеральные историки считали его чудаком и, возможно, немного обеспокоенным.Томас Кеннеди в своей книге «Чарльз А. Борода и американская внешняя политика» высказывал критические предположения, что Борода наверняка глухой и, возможно, дряхлый, когда пошел в атаку на ВОВ. Он цитирует критика, который рассматривает нападки Берда на Рузвельта. как «суеверия, занимавшие Борода в его дряхлости».

Конечно, Борода был совершенно вменяемым и трезвомыслящим. Это был тупоголовый Новый Разберитесь с либералами и их товарищами из КП, потерявшими контроль над своим рассудком. Новое поколение «ревизионистские» историки пришли в 1960-х и поддержали Интерпретация Бороды.)

Доказала ли интервенция США как союзника СССР против нацистов, что он вел «народную войну», а не войну, основанную на потребности во власти и прибыль? Можно сомневаться в чистоте мотивов войны с Японией, но как можно Кто-нибудь отрицает крестовый поход за демократию в Европе?

Начнем с того, что Вашингтон не проявил намерения распространять демократию на колонии его европейские союзники. Дипломат Самнер Уэллс заверил французов, что они могут удержать их колонии.Он сказал: «Это правительство, помня о своей традиционной дружбе в Франция глубоко сочувствовала желанию французского народа сохранить свое территорий и сохранить их нетронутыми «.

Скрываясь под поверхностью альтруистической правительственной пропаганды, подобной той, которую произносит Генри Уоллес был случайной честной оценкой. Госсекретарь Корделл Халл сказал: «Лидерство в новой системе международных отношений в торговле и других экономические дела будут в значительной степени возложены на Соединенные Штаты из-за наших великих экономическая мощь.Мы должны взять на себя это руководство и ответственность, связанную с это, в первую очередь, из соображений национальных интересов «. Поэт Арчибальд Маклиш, в то время помощник госсекретаря предсказал исход победы союзников. Он заявил: «По мере того, как дела идут сейчас, мир, который мы установим, мир, который мы, кажется, будет мир нефти, мир золота, мир судоходства, мир, в кратко … без моральной цели или человеческого интереса «.

Вторая мировая война в какой-то мере спасла европейское еврейство? Сторонники империалистической интервенции в Боснии, как правило, проводят аналогии с этой предполагаемой миссией Второй мировой войны, но у Рузвельта не было заинтересованность в спасении жизней евреев.Мне нет нужды вдаваться в подробности этой печальной истории. Ты следует прочитать репортер «Нью-Йорк Таймс» Артур Д. Морс «Пока погибло 6 миллионов», подробно описывает безразличие в лучшем случае и антисемитскую ненависть в худшем, которые существовали в США. Государственный департамент. Президент отказался принять решительные меры против нацистов и стал причиной гибели многих тысяч евреев.

Несмотря на обещание Коммунистической партии не проводить забастовок, классовая борьба продолжалась дома. с нарастающей яростью. Во время войны было 14 тысяч забастовок, в которых участвовало 6770 тысяч рабочих, больше, чем в любой период американской истории.Миллион горняков, сталеваров, автомобилей и транспортники объявили забастовку в 1944 году. В Лоуэлле, штат Массачусетс, много забастовок в 1943 и 1944 годах, как и в 1937 году. Это была «народная война» в глазами компаньонов и их либеральных союзников. Несмотря на это, текстильщики там негодовали. тот факт, что прибыль боссов выросла на 600% во время войны, а их заработная плата только пошла на убыль. на 36%.

(Я собрал большую часть информации выше из главы 16 «Народная война?», в незаменимой «Народной истории Соединенных Штатов» Говарда Зинна 1942-настоящее время ».Только что вышло новое издание этой классики, и я призываю людей Найдите время для внимательного изучения этой работы. Ховард Зинн был бомбардиром на B17 и летал во многих миссиях во время Второй мировой войны. Его отвращение к бомбардировкам Дрездена и Хиросимы союзниками. превратил его в пацифиста.)

ПОЛОЖЕНИЕ ТРОЦКИСТОВ НА ВОВ

Зинн отмечает, что Второй мировой войне было очень мало сопротивления. Коммунистическая партия, г. конечно, был энтузиастом. Расколотая Социалистическая партия не смогла дать четких антивоенных утверждение.По словам Зинна, «только одна организованная социалистическая группа выступила против войны. однозначно. Это была Социалистическая рабочая партия ».

Какова была природа троцкистской оппозиции? Были ли они агентами Гитлера и Микадо, как утверждали Сталин и его сторонники в КП США? Каким бы возмутительным это ни казалось сегодня почти каждый гражданин Китая верил в эту ложь во время Второй мировой войны.

Прежде всего, не существует такого понятия, как «троцкизм». Троцкий был марксистом и его последователи изо всех сил пытались применить марксизм в мировой политике.Между троцкистской оппозицией Второй мировой войне и позицией Циммервальд уехал.

Позиция СРП не была простой пацифистской оппозицией всей войне. Партия поддержала Советская борьба против Гитлера и национально-освободительные войны, такие как китайская война против японцев. Ленин занимал аналогичные должности во время W.W.I. В коллекции В статьях под названием «Против течения» Ленин подчеркивал, что справедливые войны национальных Освобождение от угнетенных национальностей сопровождалось империалистической войной.

Для троцкистов Вторая мировая война была сложным явлением, объединяющим четыре войны в одной:

1. Межимпериалистическая война между грабителями, в которой Соединенные Штаты и Англия были столь же реакционными, как Германия и Япония.

2. Справедливая война Советского Союза в целях самообороны против гитлеризма.

3. Справедливая война угнетенных народов против их колониальных властителей, будь то союзническая или ось, включая Японию, Англию и Францию.

4. Справедливая война трудящихся и крестьян в оккупированной нацистами Европе.Сопротивление в Франция была лучшим примером такой справедливой войны.

Проблема в том, что мы не можем четко и чисто разделить эти войны. Они относятся друг к другу сложным и весьма диалектическим образом. Кроме того, заставляет не был заинтересован в ведении справедливых войн с полной интенсивностью и с полной приверженностью К сожалению, ими руководили классовые интересы угнетенных рабочих и крестьян. Эта проблема для марксистских левых было, как поддержать эти справедливые войны, не капитулируя перед руководящие ими политические силы.В этом была суть трудности продвижения Марксистская антивоенная позиция во время Великой Отечественной войны. Все было бы намного проще, если бы Вторая мировая война был просто повторением W.W.I, но история — актер упрямый и своенравный.

Проблема социализма в том, что несправедливая война между империалистическими странами стала противопоставлены справедливым войнам в самых неблагоприятных обстоятельствах. Сталин действительно считают, что Англия вела справедливую войну против Германии, и поскольку ставки в этом войны были высшими, что они должны иметь приоритет над другими конфликтами.Следовательно, логика диктовал, что борьба за независимость Индии должна быть подчинена большой войне против оси. Неудивительно, что египетские и ирландские националисты осторожно шаги к оси держав.

Трудно было также отделить справедливые войны против нацистской оккупации от империалистические замыслы использовать такую ​​борьбу в своих интересах. OSS сотрудничал с Сопротивлением во Франции и Югославии. Милтон Вольф, высокопоставленный член парламента и офицер гражданской войны в Испании, фактически занимал высокий пост в УСС во время Второй мировой войны и нанял ветеранов Бригады Линкольна для работы с силами сопротивления в Европе.Вольф, оф конечно, был социалистом, в то время как его соратник Уильям Донован, глава УСС, защищал Немецкие военные преступники после Второй мировой войны.

Марксистское противодействие Второй мировой войне было принципиальным и правильным, но не выдержало много шансов получить большое количество поклонников. Это не должно представлять для нас проблемы. Мы ищем революционное ядро ​​марксизма. Все остальное не относится к делу.

КЛАССОВЫЙ ХАРАКТЕР ОРГАНИЗАЦИИ ОБЪЕДИНЕННЫХ НАЦИЙ

Важно понимать, что точно так же, как Циммервальд ушел, был Третий Интернационал в зародышевой форме, так же как и союзные державы во Второй мировой войне в зарождающейся форме будущее Организации Объединенных Наций.Союзники часто называли себя Организацией Объединенных Наций. В Браудера 1942 года «Победа и после», защита Второй мировой войны как «народный» войны », он постоянно называет Англию, США и СССР «Организация Объединенных Наций.» Например, он говорит: «Различные пакты и соглашения, объявлено 11 июня [1942], завершает основы политики, необходимой для победы Объединенные нации. Они подтверждают характер войны как Народной войны за национальную Освобождение. Они укрепляют союз трех наций [Англии, США и СССР]. чье тесное сотрудничество необходимо для победы, а также для пробуждения, вооружения и ведения народы мира за эту победу.Они наносят сокрушительный удар по пятой гитлеровской Столбец. Они открывают перспективу послевоенного мира, в котором можно будет восстановить разрушенные нации и международный порядок между народами, избегая многого из ненужного хаоса и гражданской войны, последовавших за перемирием W.W.I. Они пробуждают энтузиазм и боевой дух народа, тот боевой дух, который величайшие военные гений всегда считал, что победа в три раза дороже Вооружение. «

В эту воинственную болтовню вплетено убеждение, которое постоянно возникает в нашей обсуждение гражданской войны в бывшей Югославии.Может ли эта комбинация Англии, Соединенные Штаты и бывший Советский Союз, который быстро меняет свой классовый характер, вместе с другими капиталистическими странами, помочь предотвратить «ненужный хаос и гражданские война »?

Насколько обоснована эта вера в реальность?

Англия, Соединенные Штаты и Советский Союз сформировали Организацию Объединенных Наций в рамках контекст дипломатических споров о том, как разделить трофеи Второй мировой войны. Эти обсуждения проходили в Ялте и Потсдаме и полностью повлияли на решения, формирующие характер ООН.За всей риторикой о правах человека и демократии, сопровождающей создание ООН, силовая политика лежали под поверхностью.

США стремились извлечь выгоду из надвигающейся победы в Тихом океане. Самнер В марте 1943 года Уэллс, подвергшийся резкой критике, отверг обвинения в том, что «Тихоокеанский регион. должно быть озером под американской юрисдикцией … »Великобритания, со своей стороны, стремилась чтобы сохранить свою имперскую власть. Черчилль тогда писал Идену: «Если американцы хотят захватить японские острова, которые они завоевали, пусть делают это с нашего благословения и любые формы слов, которые могут им понравиться.Но «Руки прочь от Британской империи» наша максима. «Цель Сталина была скромнее. Все, что он желал, — это серия буферов. государства между Западной Европой и Советским Союзом, которые были бы в его сфере влиять. Сталин, несмотря на все радостные разговоры Браудера, справедливо нервничал по поводу другого атака капиталистического Запада.

Чтобы получить представление о мышлении Соединенных Штатов во время формирования ООН, давайте подслушивают телефонный разговор чиновника военного ведомства Джона Дж.Макклой и Генри Л. Стимсон из Государственного департамента:

МакКлой: … аргумент в том, что если вы распространите это на региональное соглашение против не вражеские государства, Россия захочет иметь то же самое в Европе и Азии, и вы создать эти большие региональные системы, которые могут спровоцировать еще большие войны, и вы отключите сердце всемирной организации.

Стимсон: Да.

МакКлой: Вся идея состоит в том, чтобы использовать коллективные действия, и с помощью этих исключений вы будет

Стимсон: конечно, вы уменьшите размер новой организации тем, что вы согласился сейчас

МакКлой: Да, верно.Это было признано … и, возможно, та же самая нация, которая совершенное закулисное вмешательство может наложить вето на любое действие, любое действие регионального договоренность остановить это — положить конец агрессии. Вот что они [Россия] боится, но, и это настоящий страх, и у них есть реальный актив, и они реальный военный актив для нас.

Стимсон: Да,

МакКлой: но с другой стороны, мы очень заинтересованы в возможности вмешаться быстро в Европе, где — дважды в течение поколения мы были вынуждены отправлять наши сыновья более

Стимсон: Да

McCloy: относительно незначительный инцидент на Балканах, и мы не хотим терять право незамедлительно вмешаться в дела Европы просто ради сохранения наших южноамериканских солидарность [это не «солидарность» в смысле «Комитет солидарности» с народами Сальвадора], потому что в конце концов у нас будет Англия, Англия флот и армия, если бы не Франция на нашей стороне, тогда как южноамериканский народ не особенно сильны сами по себе, и армии начинают в Европе, а они не начать в Южной Америке.Однако я придерживаюсь той позиции, что мы должны торт и тоже съесть; что мы должны быть свободны действовать в рамках этого регионального соглашения в Южной Америке, в то же время оперативно вмешивайтесь в Европу; что мы не должны давать прочь либо актив …

Стимсон: Я так думаю, определенно, потому что в Доктрине Монро и в … в полусферическую солидарность

Макклой: Да

Стимсон: мы получили то, что разрабатывали десятилетиями

Макклой: Да

Секретарь: и он внутри, это актив на случай, и я не думаю, что его нужно брать подальше от нас….

Итак, когда мы подходим к ООН со шляпой в руках и умоляем их «прекратить убийства» в бывшей Югославии, давайте не будем забывать, что слова выше отражают истинное происхождение и цель этой организации. Нет разницы между Генри Стимсоном и Джоном Макклой, с одной стороны, и Уоррен Кристофер и Билл Клинтон, с другой. Все они являются представителями правящего класса Соединенных Штатов, и когда мы обращаемся к ним, мы косвенно апеллируя к Совету директоров General Electric, Boeing, Chrysler и т. д.Другими словами, мы обращаемся к тем же военным преступникам, которые принесли нам Корейскую войну, Вьетнамская война, балансирование на грани ядерного оружия и множество других бесчеловечных явлений.

ГУМАНИТАРНЫЕ ВМЕШАТЕЛЬСТВА?

Мы должны отбросить все ложные надежды на империалистические гуманитарные интервенции.

Мы должны бросить вызов скрытому предубеждению о большой власти, которое скрывается за этими надеждами. Мы расширяем приглашение таким державам, как США и западноевропейские державы, вмешаться в для спасения жизней, независимо от того, нарушает ли это международное право.Что, если чернокожие Лос-Анджелеса обратились к кубинской армии с просьбой защитить их от прав человека злоупотребления или этнические чистки? Что бы подумал мир, кроме головорезов об этом список, о такой возможности?

Если мы хотели призвать империалистические страны вмешаться и спасти жизни, пусть наши цели должны быть более определенными и управляемыми. У Соединенных Штатов есть экономические средства. довести уровень младенческой смертности до уровня Швеции (при этом средняя продолжительность жизни продолжительность жизни в Гарлеме такая же, как и в Бангладеш).По этому показателю только в 1970 г. в нашей стране произошло около 34 000 младенческих смертей, которых можно было избежать. В 1986 году было около 17000. С 1945 года по настоящее время более миллиона американских младенцев умерли без нужды. Они не были жертвами «этнической чистки», газовых камер или воздушных бомбардировка. Они умерли от недоедания, диареи, пожаров и несчастных случаев в небезопасных трущобах. жилья и т. д. Давайте воспользуемся «гуманитарным вмешательством» дома, чтобы предотвратить эти виды смертей.

Когда еврейские организации призвали союзников бомбить Освенцим, процитированный выше Иоанн Макклой ответил, что «такая операция может быть проведена только путем отвлечения внимания значительная поддержка с воздуха необходима для успеха наших войск «и будет «сомнительная эффективность.«Более того, — сказал МакКлой, — такое усилие, даже если возможно, может спровоцировать еще более мстительные действия немцев ». напоминаем себе, что когда мы обращаемся к правительству Соединенных Штатов, мы обращаясь к таким людям, как Джон Макклой, пожизненный демократ.

Единственные «гуманитарные интервенции», которые имеют хоть какой-то смысл, — это те, которые мы сделать, когда мы привержены социалистическому движению. Нам нужно построить мир, в котором один флаг — это, по словам Поля Лафарга, «красный флаг международного пролетариат.«

Библиография:

Чарльз А. Бирд, «Президент Рузвельт и приближение войны 1941 года»

Эрл Браудер, «Победа и после»

Джеймс П. Кэннон, «Социалистическая рабочая партия во Второй мировой войне»

Томас Кеннеди, «Чарльз А. Борода и американская внешняя политика»

Габриэль Колко, «Политика войны»

В.И. Ленин, «О пролетарском интернационализме»

А. Крейг Нельсон, «Война с войной»

Стивен Шалом, «Имперские алиби»

Лев Троцкий, «В защиту марксизма»

Ховард Зинн, «Народная история Соединенных Штатов»

(Точные данные высылаются по запросу)

.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.