Цели опричной политики: Страница не найдена

Содержание

«Наши правоохранители — просто агнцы божьи по сравнению с опричниками» — Афиша Plus — Новости Санкт-Петербурга

Фото: Андрей Бессонов / «Фонтанка.ру»Поделиться

18 и 20 мая на сцене Михайловского театра премьера оперы Петра Чайковского «Опричник» в постановке Сергея Новикова — начальника Управления президента России по общественным проектам. «Фонтанка» заглянула на репетицию и ненадолго отвлекла режиссера, чтобы узнать: в чем идея ставить произведение про опричников сейчас и как вообще он решил ставить оперы?

— Сергей Геннадьевич, почему именно «Опричник»?

— Первая причина: хочется вернуть в художественный оборот первую завершенную и не уничтоженную оперу Чайковского. До этого он две написал — «Ундину» и «Воеводу», но потом уничтожил.

«Опричник» — это опера, которая шла, причём достаточно успешно, при жизни Петра Ильича, но он запрещал издателям печатать партитуру, потому что многое хотел в ней переделать. Кстати, он и свою следующую оперу — «Кузнец Вакула» — тоже переработает уже после первой постановки (то есть как оперный композитор в это время он ещё набирал силу), в итоге она стала называться «Черевички». А рукопись «Опричника» он попросил доставить из библиотеки Мариинки себе на дом, когда уже был на пике своего композиторского мастерства, но внезапно скончался от инфекции. Партитура так и осталась лежать на столе в его квартире.

Она до сих пор сохранилась в Мариинке, а в музее в Клину мне удалось посмотреть её фотокопию: композитор нещадно, прямо по 5–10–15 страниц подряд зачёркивал, убирал повторы и длинноты. При всём при этом «Опричник» — это настоящая, мощная, феноменальная по воздействию музыка Петра Ильича — нашего гения. Поэтому хочется эту оперу как бы заново открыть.

— Опера ставилась и в середине прошлого века, и в девяностые, и в Мариинском в недавнем времени.

— Да, в Большом театре она в последний раз ставилась в 1999 году, но без особого успеха. А наша цель — сделать так, чтобы на выходе из зала зритель подумал: «А где же была эта опера до сих пор, почему её почти не ставят?».

Кроме того, опера интересна с точки зрения содержания — раскрытия такого явления в истории как «опричнина». Мы начали репетиции с того, что задались вопросом: как так получилось, что опричнина просуществовала всего 7 лет, после чего Иван Грозный её разогнал и запретил само слово это употреблять под страхом смертной казни, — но вот уже скоро 500 лет, как это понятие проходит сквозь века, преодолевает запреты и до сих пор живет в народной памяти.

— И как вы думаете почему?

— Наверное, потому, что это был вопиющий пример безнаказанного, абсолютно немотивированного уничтожения собственного народа, другого объяснения нет.

«Опричь» — это же что значит? Это старорусское «кроме», поэтому опричников называли ещё «кромешники». Кстати, не исключено, что прилагательное «кромешный», «кромешная» попало в книги именно с конца XVI века: когда переписчики перебеливали церковные книги и неизбежно что-то добавляли от себя, может быть, и все эти выражения — «ад кромешный», «тьма кромешная» — вошли в тексты как раз после опричнины. Сегодня мы не отдаем себе отчет в происхождении этого слова. А в либретто у Чайковского прямо написано: «Собака, собака, кромешная метла! Опричница поганая!». То есть «опричная» и «кромешная» — у него синонимы.

Так вот, опричники были поставлены царём «окромя всех остальных» — получили исключительную власть, оказались не просто «вне», а «над» законом. Известно, что даже судам Иван Грозный направил грамоту, что если в споре участвует опричник, то судить надо в его пользу. То есть опричники знали, что за пределами царского обихода они могут творить всё, что захотят!

Известно, что даже судам Иван Грозный направил грамоту, что если в споре участвует опричник, то судить надо в его пользу.

И опера про то, что Андрей Морозов, который ради мести решает вступить в опричнину, сам себя этим разрушает. Как только он приносит страшную клятву, весь его мир начинает рушиться, и в конце концов он и сам как личность разрушается.

— Вы упомянули про ужасы народа, а вот днями как раз Николай Платонович Патрушев про Ивана Грозного выразился иначе — что его англичане оболгали.

— Полностью согласен: англичане оболгали. Царь Иван в какой-то момент отказал английским купцам в монополии на торговлю, когда они могли по дешевке скупать российские товары и везти на рынки Нижних стран (de Nederlanden. — Прим. ред.), современной Голландии — и на весь западный рынок, и там продавали в 20–30 раз дороже и получали сверхприбыли. Почему Грозный дал им монополию? Он называл Елизавету I своей «сестрой», и даже обращался к ней — чтобы на случай бунта она бы ему предоставила убежище.

Построил крепость в Вологде, и воеводой там был назначен Афанасий Вяземский — один из ближайших людей царя — это была опорная крепость для перебазирования в Англию. А когда Елизавета ему в убежище по сути отказала — через посла Дженкинсона — он сильно на них «опалился» и торговые привилегии стал «подрезать». В итоге получил кампанию по дискредитации.

Но с опричниной это прямо не связано: Иван Грозный самодержавно правил 37 лет (а номинально 50 лет), из которых опричники, как уже говорилось, просуществовали только семь. Но за эти семь лет насилия, грабежей, убийств и прочих жестокостей в отношении людей, не входящих в опричнину, они оставили глубокий рубец в исторической памяти.

— Можно трактовать и по-другому: если совсем упростить — тот, кто выступает против царя, неминуемо будет наказан. Он же ослушался царского приказа.

— Это сильное упрощение. Так было и до опричников, и после, поскольку царь — помазанник Божий, а весь народ, как сам Иван Васильевич говорил, — это «людишки». Для Грозного — «расходный материал», так очевидцы и описывают. Началась последующая династия Романовых: кто ослушался Петра — тоже на виселицу, и ослушники Екатерины Великой — тоже. И до последних лет Российской империи ослушаться царя было невозможно.

Опера всё-таки про другое. Про то, что исключительная вседозволенность и узаконенная безнаказанность разрушают человека. В нашей постановке опричнина — воплощение зла.

Опера всё-таки про другое. Про то, что исключительная вседозволенность и узаконенная безнаказанность разрушают человека

Думаю, что неслучайно почти все опричники печально закончили свои дни, включая самых именитых, — отца и сына Басмановых царь заставил убивать друг друга, Вязьминский сам умер от пыток. Только Малюта Скуратов-Бельский был убит во время военной операции. Ему, считай, повезло, что в него попал неприятель, — он условно «честной» смертью закончил свои дни.

— Почему Иосифу Виссарионовичу был достаточно люб образ Ивана Грозного?

— Вопрос неожиданный, мне трудно ответить. Мы знаем, что Иосиф Виссарионович заблокировал выход второй серии «Ивана Грозного» Эйзенштейна в том числе и потому, что ему не понравилась «Пляска опричников». Говорят, он считал, что образ опричников как отряда, «искореняющего измену», был тогда для СССР скорее «в плюс». А Эйзенштейн показал их в неподобающем виде, поэтому вторая часть фильма легла на полку.

— Что и кому вы хотите сказать, ставя сегодня оперу, герой которой от безысходности пошел в опричнину?

— В опере нет безысходности. У главного героя есть выбор, Чайковский-либреттист его прямо фиксирует, причём многократно: в первой же картине Андрей вместе со своим другом Басмановым приходит к своему родовому дому, который у него обманом отнял князь Жемчужный, чтобы выкрасть его дочь — свою невесту — Наталью. И, если бы он её просто выкрал и увёз, то в опричнину можно было бы и не вступать. Но Басманов его уговаривает именно стать опричником, чтобы не только вернуть невесту, но и поквитаться с князем Жемчужным. В итоге Морозов сам выбирает этот путь.

Больше того: в сцене посвящения Чайковский специально сочиняет так, что мы видим, как Андрей только с третьей попытки оказывается способным принести клятву, т. е. он ещё три раза делает выбор: князь Вязьминский, которому поручено принять присягу Морозова, «повышает ставки» — выставляет всё новые и новые условия, и здесь Андрей своими действиями сам себя загоняет в угол, где либо его убьют, либо ему надо отрекаться от матери, от невесты, от всего земства, к которому он принадлежит, от боярства — и становиться опричником. У нас в постановке мы делаем этот выбор ещё жёстче.

Сюжет Ивана Лажечникова очень перекликается с романом Алексея Толстого «Князь Серебряный». Та же система образов и плюс-минус та же сюжетная канва. Но Никита Романович Серебряный благополучно уклоняется от чар Басманова и от опричнины, спасается. А Андрей Морозов делает свой выбор, переходит на темную сторону.

— И всё же — с каким месседжем выйдет зритель после просмотра?

— Поскольку придет не просто зритель, а зритель, любящий оперу, первый месседж: у Чайковского есть ещё одна прекрасная опера. А второй: опричнина — это уникальное по своему беспределу явление в истории России.

И когда мы сегодня кого-то, не подумав, походя, называем опричниками — это звучит оскорбительно, если понимать, что опричники творили с невиновными людьми.

— А как вы добьетесь того, чтобы не возникало параллелей?

— У нас декорации — Москва и Александровская слобода XVI века.

— Считаете, этого достаточно?

Понимаю, что в наши дни первый соблазн при постановке оперного спектакля — перенести действие. К тому же, если переносить действие «Опричника» в современность, то это сразу хайп, громкий PR-ход. Но во-первых, это избито и очень конъюнктурно, но самое главное — несправедливо, поскольку заслонило бы основную цель представить чудесную музыку. Да и было бы просто неправдой, потому что опричнина — это явление, которое, слава богу, потом не повторялось. Не было больше такого, чтобы самодержец делил страну на «своих любимцев» и весь остальной народ.

Поделиться

— Как вы думаете, какую задачу должно решать искусство?

— Нравственную.

— То есть?

— Если мы говорим про оперу, в первую очередь — это воспитательная задача по сохранению или привитию вкуса, потому что эта музыка сложная, но очень глубокая. И если дети будут слушать эту музыку, это будет очень хорошо (дети — у нас ценз стоит 12+). А второе — как у Заболоцкого: «Душа обязана трудиться». Приходя в театр, люди должны задумываться о смыслах, и потом словами, не зная их значения, попусту не бросаться.

Знаете, как туристы в Египте иногда покупают папирусы с богами смерти, с какими-то страшными символами, и вешают себе дома на стенку, просто потому, что им это всучили торговцы. Нисколько не задумываясь, что принесли себе в дом персонажей загробного мира и т. д. Сейчас у нас совершенно буднично могут броситься словами: «опричники», «опричнина»… На самом деле, опричнина — это страшное явление в нашей истории. Назвать так кого-то — значит хотеть этого человека оскорбить.

— Вы говорите, что аналогов в нашей истории нет, но, по большому счету, с поправкой на время, 1930-е годы отличаются от того времени вряд ли.

— Еще раз: опричники — это были люди, которые действовали бесконтрольно, по своему усмотрению могли разорять те посады и деревни, которые были «опричь = кроме» царского обихода. Причём делали это часто просто себе «на потеху». Если вы про сталинские репрессии говорите, то это была работа системы, которая проводила политику борьбы с инакомыслием. И любые ростки этого инакомыслия подавлялись, а иногда и профилактически те или иные «неблагонадежные» группы населения переселяли, отправляли в лагеря и т. д. Но всё равно у этих репрессий была цель.

Если вы про сталинские репрессии говорите, то это была работа системы, которая проводила политику борьбы с инакомыслием.

А действия опричников были часто немотивированными: убийства ради убийств. Царь в Александровской слободе или в Московском Кремле, а что его люди делают по городам и весям — в принципе всё равно. Почему? Потому что само это слово «опричь» — «кроме» — определяет: есть 6 000 опричников-«исключенцев», которые имеют для него значение. А все остальные — весь народ — можно грабить в любой момент без ограничений. Вот это было беспрецедентно и, слава богу, больше не повторялось.

— Возьмем бизнесменов, отнюдь не борцов с режимом, того же Чичваркина: он до того, как убежал, политических взглядов особо не высказывал. Но с бизнесом его обошлись так, как обошлись.

— Я вам пытаюсь о другом сказать. Вот правоохранительные органы обеспечивают порядок в ходе несанкционированных акций протеста. И из самых разных «Медуз» и прочих «Медиазон» мы слышим: «опричники», «опричники». Так вот: наши правоохранители — это просто агнцы божьи по сравнению с опричниками. Они и в дождь, и в снег, и ночью, и рано утром стоят на своих постах и пытаются гарантировать общественный порядок и безопасность. А в ответ мы видели, как в ходе январских акций протеста некий гражданин подошел у вас в Питере к сотруднику ГИБДД и просто ударил по лицу. Ни за что. Он вдруг посчитал себя вправе на потеху тем, кто вокруг стоял, показать, какой он «смелый». Этот человек получил несколько лет тюрьмы совершенно справедливо.

Наши современные правоохранители — в абсолютно подавляющем большинстве — честные служители закона, и действуют по закону. И очень-очень сомневаюсь, что им можно вот так просто приказать выступить против народа.

Другое дело, если речь идет о провокаторах — конечно, государство должно иметь инструменты противодействия разрушительному влиянию, которое часто финансируется извне, для того, чтобы расшатывать страну изнутри. Это абсолютно естественно: наше государство должно иметь возможность себя защищать, как и все остальные государства это делают.

Государство должно иметь инструменты противодействия разрушительному влиянию, которое часто финансируется извне, чтобы расшатывать страну изнутри

Мне один иностранный корреспондент часто на эту тему вопросы задаёт: «Зачем объявлять некоммерческие организации иноагентами?». Мой ответ: «Давайте посчитаем. У нас в стране зарегистрировано более 200 000 некоммерческих организаций, из них по состоянию на конец декабря иноагентами было признано менее 80». Т. е. этот закон работает не репрессивно, не «штампует» организации-иноагенты, а это закон, который действует как защитный механизм: просто фиксирует, что эти организации получают иностранное финансирование и занимаются при этом политической деятельностью.

Кроме того, наш закон про иноагентов намного мягче, чем тот же FARA в Соединенных Штатах. Там Марию Бутину посадили в тюрьму, приговорили к реальному сроку, только на том основании, что она купила билет Александру Порфирьевичу Торшину на самолет и при этом выступала на конференциях оружейной ассоциации, а иноагентом не зарегистрировалась. Наш закон намного либеральнее. И тут мне всё время говорят: «Не надо смотреть на Запад и брать от них самое плохое — надо брать только самое хорошее». Секундочку: есть законы, которые позволяют развиваться, а есть законы, которые обеспечивают защиту государства. И это не плохо, это хорошо. Государство должно иметь весь инструментарий, чтобы себя защищать.

— Давайте от политики отойдем. Скажите, почему Михайловский?

— Пригласили в Михайловский.

— Вы Верди здесь же до этого ставили. Это инициатива Владимира Абрамовича?

— Да, мы договорились, что можно на выходе из пандемии поставить «Опричника». Но опять же: уникален сам материал! Хор, солисты в подавляющем большинстве раньше с этой музыкой не сталкивались. Они её для себя открывают, там есть красивейшие места. И у Петра Ильича не так много опер, чтобы ими разбрасываться. Если мы сами не будем популяризировать Чайковского, то в остальном мире это уж точно никому не нужно.

— Судя по тому, что закупается для спектакля, это будет масштабная костюмированная история.

— Если XVI век, то, конечно, костюмированная.

— Вплоть до аутентичных монеток Морозовой.

— Монетки Морозовой тоже нужны (смеется.). Нет, ну каких «аутентичных», что вы: если монетки XVI века закупать — никаких денег не хватит.

— Сколько времени у вас занимает постановка, где вы находите на это время?

— Я ушел в отпуск и с 24 апреля в нём нахожусь.

— А зачем вам это? Что вам дает постановка оперы?

— А что дает вообще отпуск? Это полное переключение от работы.

— Качественная постановка спектакля — большой труд. Можно было и попроще переключиться. В чём вы видите для себя вознаграждение? Это имиджевый момент, это модно? В том же Михайловском дочка Шувалова танцевала недавно.

— Нет никакого «вознаграждения». У меня в договоре написано — «по закону о волонтерстве».

— То есть вы денег не получите.

— Нет.

— У вас высокий пост, но практически не находится ваших интервью.

— У меня просто непубличная деятельность.

— Ну как: извините, у вас одно из самых известных управлений в Администрации президента (по общественным проектам. — Прим. ред).

— Раньше — в Росатоме — у меня была именно публичная функция: быть официальным представителем госкорпорации. С тех пор каждый день на работу прихожу в готовности выходить в эфир: костюм, галстук, белая рубашка. Потому что в любой момент могло потребоваться что-то пояснить, «записать синхрон», дать комментарий. И этих моих комментариев, интервью — тысячи, наверное, за 11 лет работы в Росатоме. А в администрации — просто непубличная работа. На разных форумах и панельных дискуссиях могу выступить. Но интервью по работе у нас не очень приняты.

— А соцсетями вы пользуетесь?

— Да, у меня давно есть личные аккаунты во «ВКонтакте», в «Фейсбуке».

— Вы их сами ведёте?

— Да.

— А если вы уйдете из власти, чем займетесь?

— Не думал об этом: просто работаю на госслужбе. Но с детства знал, что надо построить профессиональную карьеру, заработать средства, чтобы воспитать детей, а потом можно будет заниматься постановкой опер. Но проблема в том, постановкой опер нельзя начать заниматься, когда ты выходишь на пенсию. Нельзя в 60 лет прийти и сказать: «Здравствуйте, а теперь мы будем ставить оперу». Это было бы курам на смех.

— Наоборот, даже президент подписал указ, чтобы по таким специальностям, как режиссура, дирижирование, драматургия было бесплатное второе высшее образование. Потому что к этим специальностям приходят с возрастом, для них нужен опыт — в том числе жизненный.

— Там имелось в виду другое — что человек, который окончил консерваторию, например, как инструменталист, только после этого может поступать на оперно-симфоническое дирижирование. Такая практика ещё в Советском Союзе была: сначала человек оканчивает вуз как скрипач, пианист. Владимир Иванович Федосеев на баяне играл — потом пошёл на оперно-симфоническое дирижирование.

— Но вы-то говорили, что нельзя к этому прийти в возрасте.

— Имею в виду, что начинать надо раньше, невозможно начать в 60.

— Ну, хорошо — музыкальное образование. Но вас же не учили ставить оперы. Как вы к этому пришли?

— Я пришел к этому совсем другим способом. В детстве, когда мне было 12–14 лет (т. е. это был 1989–1992 год), в Нижнем Новгороде я открыл, что у меня есть рядом с домом оперный театр, и там происходят какие-то чудеса. Притом что в магазинах — морская капуста и томатный сок, и в зале народу меньше, чем на сцене, — театр работает каждый день, ставятся полномасштабные «Иван Сусанин», «Аида», «Русалка», «Тоска», «Борис Годунов».

В детстве, когда мне было 12–14 лет, — в Нижнем Новгороде я открыл, что у меня есть рядом с домом оперный театр, и там происходят какие-то чудеса

В общем, я стал ходить туда каждый день, познакомился со всеми артистами, они мне писали на программках всякие разные пожелания, а бабушки-капельдинеры меня пускали бесплатно, потому что в зале из 1 000 посадочных мест — хорошо, если 500 заполнено, но это в самые «красные» дни, а так — там было по 200 человек. И потом я начал со своими друзьями со двора ходить — мы забегали, слушали. Каждый день. Если спектакля два было в день — мы два раза ходили. Моя любовь к опере — из того подросткового детства.

— Вы были медиаменеджером, а потом практически сразу оказались во власти…

— С 1995 года работал как журналист, вёл студийную телевизионную программу детскую, потом на радио стал работать, в газетах, а с 2000 года оказался во власти.

— Как вас заметили?

— Когда президент создал федеральные округа, Сергей Владиленович (Кириенко. — Прим. ред.) приехал полпредом в Приволжский федеральный округ, и поскольку до этого с его командой мы сотрудничали — Сергей Владиленович приходил на радиоэфиры (хотя он, по-моему, об этом уже не помнит, у него этих эфиров были сотни), — меня пригласили попробовать поработать его пресс-секретарем.

— Герою оперы, Андрею Морозову, вы сочувствуете?

— Не особо.

— А кому из героев?

— Скорее героиням — Наталье, боярыне Морозовой — у них такие вокальные партии, которые берут за душу до слёз. Говорю «сочувствую», потому что иногда пытаюсь посмотреть как зритель, и в те моменты, когда меня до мурашек пробирает даже на обычных репетициях, — в этот момент сочувствую. Скорее женским образам, чем мужским.

— Вы же поставили уже не одну оперу, и ставить начали после того, как пошли во власть…

— В 2015 году принял участие в конкурсе молодых режиссеров, ничего там особенного не выиграл, но по крайней мере, этот «наркотик» общения с артистами на площадке именно в оперном жанре — получил. И у меня с этого момента «пошло»: меня тут же пригласил Красноярский театр, где был один из этапов конкурса. Директор позвонила и говорит: «Мы хотим вам предложить поставить концерт-открытие юбилейного сезона». Ну, хорошо. Дальше мне друзья предложили: «Давайте поставим оперу и посвятим теме отказа от абортов». Думали: какую же оперу взять с такой проблематикой? В итоге аккуратно вплели в семи-стейдж «Русалки» Даргомыжского.

— Хотите сказать, вы и темы не сами выбираете?

— Каждый раз, когда вы общаетесь с театром, вы спрашиваете: какая у вас цель? И цель может быть разной — какую-то проблему затронуть, а может быть, цель — сделать громкое событие. А может быть, цель — под каких-то конкретных исполнителей поставить произведение.

— А здесь какая цель?

— А здесь Владимир Абрамович (Кехман. — Прим. ред.) мне дал возможность самому выбрать название для постановки.

— Владимир Абрамович на афише — это такая в хорошем смысле «провокация»?

— Это маркетинговый ход. Он сработал — у нас с продажами всё нормально.

— Ещё какие-нибудь неожиданные появления людей не из сферы искусства ожидаются?

— Здесь? Нет вроде бы.

— А сам Владимир Абрамович?

— Спеть он не сможет.

— Шнур тоже не пел в Мариинке, он выходил говорить.

— И для «поговорить» тут нет партии.

— Там тоже не было — Бархатов придумал.

— Вася — опытный режиссер, в отличие от меня, может себе позволить вставлять в партитуру инородный текст. Я пока воздерживаюсь.

— А в мимансе Кехман выйти может?

— В мимансе — может. Во всяком случае, нет ограничений.

— Так выйдет?

— Давайте сохраним интригу.

— Нам же надо знать, куда смотреть!

— Если уж выходить — то так, чтобы все увидели.

— Как вас изменили 20 лет во власти?

— Стал на 20 лет старше и всё. В 2000-м году мне было 23. Не могу сказать, каким бы я был в свои 43, если бы работал в других местах.

— А как эти годы изменили ваше отношение к народу?

— Честно говоря, от простых людей себя не очень отделяю. Я сам — часть народа, так и отношусь.

— Вы сами из каких медиа получаете информацию?

— Как правило, из мониторинга. Потому что медиа сейчас столько, что проще мониторинг получать. Ещё сейчас удобно, что можно через аудиовизуальные сервисы в любой момент посмотреть новости. Прихожу домой в полдвенадцатого, включаю программу «Время».

— А зачем программу «Время» смотреть?

— Смотреть, как показали.

Беседовали Александр Горшков и Алина Циопа, «Фонтанка.ру»

Фото: Андрей Бессонов / «Фонтанка.ру»

Опричнина

Введение опричнины

В декабре 1564 года, неожиданно для своих подданных, царь Иван IV оставил Москву и спрятался со своей семьей в Александровской Слободе, находившейся где-то в сотне километров от столицы. Оттуда он послал гонцов с грамотами в столицу. Первая грамота выносила обвинение высшему духовенству и боярам в заговоре и измене против царя. Вторая, которая была адресована жителям города, говорила о том, что царь не держит на них «гневу и опалы». Таким ловким образом Иван думал приобрести союзников среди населения. Через несколько дней царь принял у себя делегацию высшего духовенства и Боярской думы. Как условие для своего возвращения на престол, Иван назвал необходимость учреждения опричнины (рисунок 1). Опричнина, которая просуществовала очень короткое время (1565–1572), несмотря на это, оставила глубокий след на истории России и вызвала большое количество споров среди ее исследователей.

Рисунок 1 – Возникновение опричнины

Определение 1

Само понятие «опричнина» произошло от слова «опричь», что означало «кроме». Оно существовало в феодальном праве еще до Ивана Грозного. Некогда так называли земельный удел, который выделялся княжеской вдове. Царь же истолковал данное слово иначе. Опричниной называли как земельный удел, выделенный царю, так и штат его приближенных, а также особое войско.

В опричные владения входил ряд уездов и городов в центральной части страны (Можайск, Суздаль, Вязьма), богатые земли русского Севера, а также некоторые уезды на южных границах государства. Остальную территорию называли земщина. Таким образом, весь государственный аппарат разделили на опричную и земскую части. Даже в столице возникли опричные и земские улицы и слободы. Первоначально в опричнину вошла 1 тыс. феодалов, а к 1572 году их стало уже 6 тыс. Опричники носили специальную униформу – черную островерхую шапку и черный кафтан. В качестве символа готовности «вымести и выгрызть» изменников к колчанам для стрел и шеям лошадей привязывали собачьи головы и метлы. 

В первые же месяцы опричнины было совершено множество жестоких казней людей, которые были неугодны царю. Жертвами кровавой расправы стали бояре и государственные деятели с семьями и слугами, которые были заподозрены в измене. Двоюродного брата царя Владимира Старицкого, его жену, дочь и мать также казнили по обвинению в заговоре.

Замечание 1

Одним из самых жутких преступлений Ивана Грозного стала карательная экспедиция в Новгород зимой 1570-го года. Из-за ложного доноса об измене новгородского духовенства и бояр были убиты тысячи ни в чем не повинных жителей города. Жестокие опричники не жалели ни детей, ни женщин. Как писал летописец, несчастные люди гибли на глазах царя «в лютых и неисповедимых муках». Далее такая же судьба ждала Псков. Как говорит предание, город спас юродивый Никола, который устыдил царя – «долго ли тебе лить неповинную кровь христианскую, царь-кровопийца?».

При этом опричное войско, которое было непобедимо в войне с собственным народом, было не способно противостоять внешней угрозе. Крымский хан Девлет-Гирей летом 1571 года пошел на Москву и опустошил ее. Крымским татарам удалось поджечь московский посад и увести в рабство более 100 тысяч русских. Набег повторился следующим летом. В этот раз врага остановили и разбили небольшим войском, в составе которого были земские бояре, опричники и дворяне. Командование войском взял на себя М.И. Воротынский. Однако, судьба его была трагична – он попал в опалу вскоре после победы над крымским ханом и был казнен. 

Опричнину официально отменили осенью 1572 года. Царь запретил своим подданным даже произносить это слово под угрозой кары. Большинство бывших палачей-опричников стали жертвами. Их обвинили в государственном преступлении и казнили. Также важно отметить то, что после того, как опричнина была упразднена, царь создал «двор» и снова разделил страну на дворовую и земскую части. Однако это уже не играло такой значимой роли в экономической и политической жизни страны. Массовый террор сократился после отказа от опричных порядков. В 1575 году по необъяснимым причинам Иван Грозный провел своеобразный политический маскарад – он объявил царем Симеона Бекбулатовича, крещеного татарского князя, а себя назвал скромным удельным князем, его подданным. Такое «отречение» длилось на протяжении года, а затем татарского князя сместили и все вернулось на круги своя. 

Цели опричнины

Самый важный вопрос – с какой целью создавалась опричнина? Зачем царю были необходимы массовые казни и убийства? Не одно поколение исследователей пыталось найти ответ на данные вопросы, их основные мнения представлены на рисунке 2.

Нужна помощь преподавателя?

Опиши задание — и наши эксперты тебе помогут!

Описать задание

Рисунок 2 – Сущность опричнины в оценках историков

Историки XVIII-XIX веков часто говорили при объяснении внутренней политики Ивана Грозного о его личностных качествах. Н.М. Карамзин утверждал, что у Ивана IV было психическое расстройство. Однако, еще С.М. Соловьев обратил внимание на то, что опричнину нельзя объяснить одной лишь жестокостью царя. Историк увидел в действиях Ивана борьбу за то, чтобы утвердить новые государственные начала против старых родовых. С.Ф. Платонов считал, что опричнина была целенаправленной государственной реформой, цель которой была в крушении политического и экономического могущества потомков удельных князей и бояр-вотчинников.

На протяжении 1930-40-х годов советская историография с подачи И.В. Сталина хвалила все, что делал Иван Грозный. Царь был провозглашен выдающимся государственным деятелем, а также выставлен борцом с сепаратизмом реакционных бояр. В постановлении ЦК ВКП(б) его называли человеком «с сильной волей и характером». А.А. Зимин, историк, увидел противоречия в действиях царя: несмотря на то, что он хотел бороться с пережитками удельной старины, он создал новый удел, опричнину, в своем государстве. По мнению историка, опричный террор был направлен и против удельной системы, и против самостоятельности церкви, независимого Новгорода, а также против остатков свобод русского крестьянства.

Р.Г. Скрынников, другой современный историк, считал, что опричнина должна была уничтожить экономическое могущество боярско-княжеской знати. В.Б. Кобрин, серьезный исследователь русского средневековья, был с ним категорически не согласен. Он развивал положения работ А.А. Зимина и считал, что опричнина не поменяла структуру и характер земельной собственности феодалов. Княжескому и боярскому землевладению удалось пережить опричнину. Как считал В.Б. Кобрин, не было никакого противостояния дворянства и боярства. По его мнению, главная цель опричнины – это укрепить личную власть царя.

А.Л. Хорошкевич, современный исследователь, считает, что опричнина выступала как средство подавления недовольств после Ливонской войны, которая затянулась и была крайне непопулярна. А.Л. Юрганов высказывал очень интересную гипотезу, которая, однако, все же требует доказательств. Он предполагает, что в политике Ивана IV главными были религиозные мотивы, а не социальные или же политические. Для религиозного фанатика опричный террор выглядел как прообраз «страшного суда» на земле. 

Последствия опричнины

У опричнины были серьезные и далеко идущие последствия, которые кратко отражены на рисунке 3. 
 

Рисунок 3 – Последствия опричнины

Опричнина привела к тому, чтобы ликвидированы пережитки удельного времени и укреплен режим личной власти царя. Ее социально-экономические порядки были разрушительными. Она вкупе с затянувшейся Ливонской войной разорила страну. В 1570-х годах Россию охватил глубокий экономический кризис, который современники назвали «порухой». Закрепощение русского крестьянства стало одним из самых пагубных последствий внутренней политики Ивана Грозного. В 1581 году установили «Заповедные лета». С тех пор до их отмены крестьянам было запрещено покидать своих владельцев. На самом деле это значило, что крестьяне были лишены древнего права перехода к другому хозяину в Юрьев день. Однако, формально закона об отмене Юрьева дня, вероятнее всего, не было.

Иван Грозный и его время – аналитический портал ПОЛИТ.РУ

Издательство «Директ-Медиа» представляет книгу Сергея Каштанова и Людмилы Столяровой «Иван Грозный и его время».

Книга адресована студентам гуманитарных факультетов вузов, а также учителям истории, работающим в рамках системы дополнительного образования. Читатель найдет в ней очерки практически по всем вопросам социально-экономической, политической и культурно-идеологической истории России XVI в. В увлекательной и доступной даже неспециалисту форме в книге излагаются основные события внешней и внутренней политики правительства Ивана Грозного, освещаются особенности и характер реформ Избранной Рады, цели опричной политики, ее итоги и значение для дальнейшей истории России, обстоятельства династического кризиса, возникшего после гибели царевичей Ивана Ивановича и Дмитрия Ивановича Угличского, особенности развития русской культуры и так далее. Авторы книги уделили отдельное внимание обзору историографии вокруг Ивана Грозного: оценкам, которые давали ему разные историки, и формированию восприятия фигуры царя в массовом сознании.

Предлагаем прочитать фрагмент главы «Десять мифов об Иване Грозном».

 

Миф 4: Богатейшая библиотека Ивана Грозного спрятана где-то в подземельях Московского Кремля.

 

Предполагается, что Иван Грозный унаследовал от своей бабки, византийской принцессы Софьи (Зои) Палеолог библиотеку морейских деспотов (так называемую «Либерéю», от лат. Liber — книга), в которую входили как редчайшие и к настоящему времени утраченные древнегреческие, так и византийские рукописные книги. Согласно преданию, библиотека была вывезена в Москву в связи с замужеством византийской принцессы. Создателями тайника для Либереи ее искатели называют великого князя Ивана III и Софью Палеолог. С сокрытием библиотеки в «сводчатых подвалах» Кремля нередко связывают и его перестройку в XV в.

Считается, что Либерея пропала из Кремля после 1571 г. Исчезновение библиотеки соотносится либо с гибелью ее во время пожара в Москве, либо с перемещением ее в Александровскую слободу или другие города Русского государства, либо с тем, что она была надежно перепрятана. Одно из самых экзотических и совершенно невероятных предположений связано с историей Смутного времени. Некоторые искатели Либереи, ссылаясь на то, что по составу она вся была пергаменной (т. е. книги, хранившиеся в ней, были переписаны на специально выделанной коже животных), предполагают, что библиотеку… съели оголодавшие поляки во время осады Москвы.

Одним из главных доказательств существования Либереи принято считать свидетельство протестантского пастора Иоганна Веттермана из Дерпта, якобы приглашенного Иваном Грозным в 1570 г. для перевода книг с латыни и греческого на славянский язык: «…книги, как драгоценное сокровище, хранились замурованными в двух сводчатых подвалах» (Ливонская хроника Франца Ниенштедта). Иоганну Веттерману приписывается авторство так называемого «Списка Дабелова», впервые опубликованного в 1834 г. немецким историком права В. Ф. Клоссиусом. «Список Дабелова» якобы был найден в 1822 г. профессором Дерптского университета Х. Х. Дабеловым в архиве г. Пярну и содержал перечень редчайших латинских и греческих рукописей из библиотеки Ивана Грозного. Подлинность списка вызвала сомнения уже у его публикатора Клоссиуса, т. к. Дабелов демонстрировал лишь свою копию перечня, тогда как оригинал загадочно «исчез».

Целенаправленные поиски Либереи начались в 1601 г., когда польский посол в Ватикане Лев Сапега и иезуит Пётр Аркудий получили задание разыскать библиотеку Ивана Грозного. В «книжном шпионаже» в пользу Ватикана подозревали и отлученного митрополита Газского Паисия Лигарида, приехавшего в Москву в 1662 г. Высказывалось предположение, что Либерею искал и хорватский ученый богослов и энциклопедист Юрий Крижанич.

В 1724 г. по указанию Сената в России начались официальные поиски библиотеки Ивана Грозного. Они были инициированы после того, как Конон Осипов — пономарь московской церкви Иоанна Предтечи — упомянул о будто бы услышанном им рассказе о книжном тайнике «в Москве под Кремлем-городом». Академик Н. П. Лихачев (1862–1936) полагал, что свидетельства пастора Веттермана о библиотеке Ивана Грозного весьма достоверны, но считал «Список Дабелова» фальшивкой. И. Е. Забелин (1820–1908) не сомневался в существовании Либереи, но считал ее безвозвратно утраченной во время пожара в Москве 1571 г. Академик А. И. Соболевский (1856–1929) решительно настаивал на продолжении поисков библиотеки: «Сундуки с книгами где-то существуют, засыпанные землей или невредимые, и от нашей энергии и искусства зависит их отыскать». В конце концов разыскания были проведены директором Исторического музея кн. Н. Щербатовым и (практически одновременно с ним) немецким исследователем Э. Тремером по личному поручению императора Александра III. Все эти поиски результатов не дали.

В 1898 г. С. А. Белокуров (1862–1918) опубликовал книгу о библиотеке московских государей в XVI столетии, в которой решительно отверг факт существования Либереи. В 1899 г. Журнал министерства народного просвещения предложил «вопрос о царской библиотеке считать исчерпанным».

В начале XX в. поисками Либереи самозабвенно занялся выдающийся советский археолог, исследователь подземной Москвы И. Я. Стеллецкий (1878–1949). Он безуспешно искал ее следы в Москве, Коломенском, Александровой Слободе, Вологде и др. городах. В 1912 и 1914 гг. изыскания Стеллецкого переместились в Арсенальную башню Московского Кремля, однако из-за отсутствия средств были приостановлены. Повторные раскопки состоялись уже в советское время. В 1933 г. Стеллецкий подал докладную записку на имя И. В. Сталина с обоснованием необходимости дальнейших археологических исследований Кремля. В результате им был получен ответ коменданта Кремля Р. Петерсона, который просил письменно изложить, что представляет собой подземный Кремль и где может находиться библиотека Ивана Грозного. Раскопки начались 1 декабря 1933 г. и велись под угловой и средней Арсенальными башнями. В результате был обнаружен белокаменный ход под Кремль из угловой Арсенальной башни. Однако в декабре 1934 г. после убийства в Ленинграде С. М. Кирова было принято решение о прекращении кремлевских раскопок. Очень вероятно, что Стеллецкий еще раз обращался к Сталину в конце Великой Отечественной войны с просьбой о возобновлении исследований в Кремле и даже получил обнадеживающий ответ. В обращении в Академию наук (январь 1945 года) Стеллецкий писал: «Но после войны, после победы заветный клад будет найден! Порукою в том слово Великого Сталина!» Однако распоряжения продолжить раскопки не последовало. В послеперестроечной России интерес к Либерее проснулся у бизнесмена Германа Стерлигова. В 1995 г. при Московском дворянском собрании был создан поисковый штаб библиотеки. После подготовительного этапа (архивные изыскания) состоялось несколько поисковых экспедиций в Александров, Рязань и Вологду. В июле 1997 г. мэр Москвы Ю. М. Лужков выделил значительные средства и создал специальный Совет содействия поискам библиотеки Ивана Грозного. Однако в 1999 г. поиски Либереи были вновь свернуты. Научные реконструкции «библиотеки Ивана Грозного» (понятие это весьма условно и вряд ли имеет отношение к Либерее Палеологов) основаны как на упоминаниях и цитированиях тех или иных книг в литературных сочинениях, публицистике и переписке царя, так и на упоминаниях книг и отдельных литературных произведений («Слов», «Посланий», «Поучений» и пр.) в описях имущества и регестах церковных пожертвований, в приказной документации, посольских книгах и пр. Однако не следует забывать, что в XVI в. личные библиотеки в России еще только появлялись и состав их был весьма скудным. Цитирования или упоминания тех или иных литературных произведений в сочинениях Ивана Грозного и близкого к нему кругу лиц еще не означают, что они держали эти сочинения в руках и что знакомились с ними именно по книгам.

Во-первых, целые произведения и их фрагменты могли запоминаться со слуха, а цитирования могли делаться по памяти. Во-вторых, люди средневековья могли пользоваться своеобразными цитатниками и записными книжками для запоминания и использования тех или иных изречений и чтений. Такие записи могли делаться на бересте (в виде грамот и тетрадей) или же в виде навощенных деревянных дощечек-цер (кодексов). В-третьих, собрания книг в это время в основном находились в монастырях и церквах и представляли собой минимальные книжные наборы, предназначенные для богослужения. Иваном Грозным на протяжении всей жизни делались значительные книжные пожертвования церковным иерархам, монастырям и церквам как в России, так и на христианском Востоке (Афон, Синай, Иерусалим, Константинополь). В тех случаях, когда состав вкладов Ивана Грозного известен, он представлял собой рукописи богослужебного и богословского характера. Книг из Либереи в них нет. Поэтому что именно могло быть библиотекой византийских Палеологов, будто бы вывезенной в Москву и составившей основу так называемой библиотеки Ивана Грозного, неясно, как неясно, не была ли Либерея мифом. Против того, что Либерея, даже если она и была, могла оказаться в Москве, говорит тот факт, что после падения Константинополя в 1453 г. и гибели последнего византийского императора Константина XI его племянница Софья Палеолог, ее семья и ближайшее окружение оказались в Риме в весьма бедственном материальном положении. Трудно представить, что драгоценные книги Либереи в этой ситуации не были бы распроданы. Иван III женился в 1472 г. на бесприданнице.

Крупный знаток древнерусской книжности академик Д. С. Лихачев (1906–1999) предостерегал от преувеличения значения полумифической Либереи. Он говорил о том, что Софья Палеолог если и вывезла с собой какие-то книги, то их было немного, они были исключительно богослужебными и были необходимы будущей великой княгине, чтобы она могла молиться на родном языке. Кроме того, академик Д. С. Лихачев указывал на необходимость беречь сохранившийся книжный фонд Древней Руси, который действительно нуждается в серьезном финансировании, а не тратить деньги и силы на поиски очередного мифа: «Даже если библиотеку Ивана Грозного обнаружат, находка не будет представлять большой научной ценности».

 

Миф 5: Третья жена Ивана Грозного — Марфа Собакина («царская невеста») — была отравлена неизвестным токсином, который препятствовал естественным процессам разложения ее трупа. Когда вскрыли ее гробницу, «царская невеста» оказалась нетленной и поразила всех своей необыкновенной красотой.

 

Личная жизнь Ивана Грозного складывалась исключительно неудачно. 7 августа 1560 г. умерла его первая жена Анастасия Романовна, с которой он прожил в браке 13 лет и которую очень любил. Царица Анастасия родила Ивану Грозному шестерых детей: Анну, Марию, Евдокию, Дмитрия Пеленочника, Ивана и Федора. Из всех детей грозного царя только Ивану и Федору суждено было стать взрослыми. Дочери Ивана IV умерли во младенчестве. «Пеленочник» Дмитрий утонул 26 июня 1553 г., не дожив до года. 21 августа 1561 г. Иван Грозный женился повторно, сочетавшись браком с Кученей — дочерью кабардинского князя Темрюка Айдаровича, ставшей после крещения Марией Темрюковной. Однако и второй брак царя продлился недолго. Царица Мария Темрюковна умерла 6 сентября 1569 г. Детей от этого брака не осталось: царевич Василий умер двухмесячным младенцем в 1563 г. и был похоронен в царской усыпальнице Архангельского собора Московского Кремля. Иван Грозный побыл вдовцом два года и 28 октября 1571 г. женился на Марфе Васильевне Собакиной, происходившей из рода коломенских вотчинников. Однако уже 13 ноября его молодая жена скончалась. По предположению современников, она была отравлена. Тема отравления «царской невесты» легла в основу драмы Льва Мея и либретто знаменитой оперы Н. А. Римского-Корсакова.

В древности и средневековье отравители чаще всего пользовались мышьяком, точнее — триоксидом мышьяка, который надолго вытеснил другие яды: белый порошок, незаметно подмешанный в пищу или напиток, не изменял их вкуса и сам не имел ни вкуса, ни запаха. Иными словами, обнаружить мышьяк в еде было практически невозможно. Именно поэтому, боясь отравления, прибегали к практике пробы кушанья другим человеком или животным (собакой). Специалистам в области судебной медицины известно, что большая доза мышьяка убивает сразу, тогда как введение мышьяка в пищу малыми дозами приводит к смерти при явлениях гастроэнтерита. Сомнений в естественной смерти в таком случае не возникало, а определять наличие токсинов в теле умершего еще не умели. Отравители пользовались также сернистыми соединениями мышьяка, сурьмой, ярь-медянкой (окись меди) и др. Из ядов животного происхождения наиболее употребимыми были порошки из шпанской мухи, жабы, желчи гадюки и др.

В средние века нередко прибегали и к использованию ядовитых растений (белая акация, бузина, жимолость обыкновенная, ландыш майский, лютик, плющ, наперстянка, белена черная, белладонна, волчье лыко, дурман обыкновенный и др., всего ок. 700 видов растений) и грибов. Обращают на себя внимание выводы антропологов, работавших над изучением костных останков и восстановлением мягких тканей лица по черепу московских великих княгинь и цариц. Подтвердилось, что некоторые из них умерли насильственной смертью, подвергаясь медленному методичному отравлению. Такая судьба, в частности, постигла мать Ивана Грозного Елену Глинскую и его первую жену царицу Анастасию Романовну. Довольно высокое содержание солей ртути и мышьяка в костных останках жены царя Федора Ивановича царицы Ирины Годуновой, напротив, по предположению антропологов, об отравлении не свидетельствует. В соответствии с медицинскими представлениями средневековья, малыми дозами препаратов ртути и мышьяка ее могли лечить от бесплодия и, вероятно, от заболеваний костной системы (у царицы выявлен порок в развитии костей таза, который не позволял ей вынашивать детей). В костных останках Ивана Грозного и царевича Ивана Ивановича было обнаружено большое количество ртути — признаков возможного острого или хронического отравления ее препаратами. Таким образом, мы видим, что и врачи, и отравители XVI–XVII вв. пользовались однотипным арсеналом токсинов — травы, грибы, мышьяк, ртуть.

Однако в останках Марфы Собакиной ни солей ртути, ни мышьяка в опасных для жизни количествах не выявлено. Не исключено, что если «царская невеста» и была отравлена, то какими-то ядами растительного происхождения, может быть — травами или грибами. При этом протоколы вскрытия ее гробницы ни разу не упоминают о феномене якобы нетленности ее останков. Это не более чем красивый миф.

Опричнина вместо элиты | Republic

Иллюстрация: Аполлинарий Васнецов. Опричники

Начиналось все, конечно, несерьезно. Как положено в таких делах. С карамазовской игры словами.

В первой половине нулевых богатые друзья публициста Леонтьева открыли под его имя московский ресторан. Под светлым добрым именем «Опричник». А гости вроде нынешних руководителей донбасского восстания Гиркина/Стрелкова и Бородая в этот ресторан наведывались. Чуть позже в администрации президента и правительстве был распространен «Проект Россия»: книга без имени автора и без указания издательства; метафора опричнины как современной политической модели тут проходила фоном, без детализации. Зато в полуромане бизнесмена Михаила Юрьева «Третья империя», о России образца 2054 года, поглотившей Европу, опричный мир был описан детально, с восторгом. (Кстати, Юрьева называют как среди тайных владельцев ресторана, так и среди заказчиков, они же исполнители «Проекта».) В ответ на «Третью империю» Владимир Сорокин сочинил свой «День опричника» и конвертировал беспечное слововерчение в политическую антиутопию.

До поры до времени все оставалось в аккуратных рамках; вы нам словесную угрозу, мы вам пламенное предупреждение. Никому же в голову не приходило, что в десятые годы XXI века можно будет поиграть в эпоху Грозного всерьез? Как в начале 80-х годов века 20-го, слушая громокипящие лекции Льва Николаевича Гумилева в Институте психологии о пассионарности, Великой Степи и особых задачах Руси или читая робкие прогумилевские статьи философа Юрия Бородая, невозможно было и подумать о реальных исторических последствиях. О том, что из семейства младогумилевца Бородая выйдет твердокаменный борец за воплощение утопии, а в игрушечном обществе мужчинок-реконструкторов сформируется бесстрашный Гиркин. Который, прочитав роман «Доктор Живаго», повторит путь Патули Антипова. И как тот переименовался в Стрельникова, так этот станет Стрелковым. Тем более нельзя было предвидеть казус Приднестровья, который даст молодым интеллигентам, игравшим в литературные утопии, шанс обучиться военному делу, стать истинными партизанами. И опыт года 93-го, объединивший их надолго, если не навсегда. И Сербия с боснийскими чистками и американскими бомбардировками, которая довершит процесс воспитания.

Началось с литературщины, закончилось реальными боями.

Так случилось и с темой опричнины. Примерно года с 2003-го (уж не знаю, по плану или нутряно, стихийно) политическая жизнь России стала строиться по некоей псевдоисторической модели; назовем ее «хороший Николай». То есть царственным ориентиром был Николай Павлович – после подавления Сенатской площади, но до наступления мрачного семилетия. Так, чтобы все было строго, во фрунт, но победительно и без чрезмерного давления в системе. С оттяжечкой. Правда, в 2008-м создатели этой модели вынужденно взяли паузу; тут же, разумеется, пошли разговоры про царя Ивана Грозного и назначенного им Симеона Бекбулатовича. Но сравнение с эпохой Грозного так и не получило массового распространения; как создатели «Опричника» ничего не имели в виду, кроме бизнеса и шуток юмора для ради смеху, так и либеральное злословие ограничивалось сатирической задачей. Высмеяли ситуацию, припечатали Дмитрия Анатольевича, дальше пошли.

Через четыре года прежний царь вернулся, а с ним возвратился николаевский флер; Поклонная гора и Манежная площадь – это вам не Александровская слобода. Правда, замечалось в политическом поведении старого нового лидера нечто непривычное, не связанное с образом «хорошего Николая». Он все реже опирался на системное начальство, на аппаратную структуру, на послушное партийное большинство, даже на товарищей из кооператива «Озеро». И все чаще демонстрировал, что никакой элиты нет вообще. Есть только лидер – и его народ. Олицетворяемый Народным фронтом, а не «Единой Россией», которую оставили в нагрузку младшему партнеру. Провода были вырваны из приборной доски и закорочены напрямую. Я и он. Без посредников. Иногда демонстрация прямого контакта принимала комические формы; вспомним про Уралвагонзавод и про «ребят» и «мужиков», делегированных из цехов в полпреды. Но это был эксцесс, чересчур символический жест. А в целом новая модель не отрицала старой, она ее спокойно, незаметно вытесняла. Элемент за элементом, блок за блоком. Не спеша.

Первым, кто ощутил предвестье структурных перемен, кто испытал их на собственной шкуре, были люди в погонах. Года два с половиной назад чекистам запретили выезд за границу – за исключением служебных командировок. Ближайшей причиной называли неудачную вербовку одного из зампредов ФСБ. Но, видимо, это был только лишь повод. Примерно через полгода была дана негласная команда чиновникам высшего ранга забирать счета из-за границы и возвращать в родные банки. Потом последовал запрет на покупку домиков у моря – для депутатов, министров и прочих. Зазвучала формула «национализация элит». И многие сочли, что это первый шаг к закрытию границ. А уж когда случилась крымская история и начались ритуальные санкции, заговорили о давно продуманном и лишь теперь осуществленном плане. Тем более что и закон об иностранных агентах, и «закон Димы Яковлева», и новые правила регистрации второго гражданства и вида на жительство, и даже милостивая высылка Ходорковского – ложатся в политическую матрицу полузакрытия.

Конечно же, одно другому не мешает; есть желание полузакрыть границы, взять ситуацию на западном участке фронта под контроль, а затем через Великую Степь поскакать навстречу вечному Китаю. Но истинный смысл воплощаемого плана, как мне кажется, совсем в другом. И цель его совсем не занавес, хотя бы и полупрозрачный. Полупрозрачный занавес – всего лишь средство, а цель заключена в строительстве другой модели. Не «хорошего Николая», а «улучшенного Грозного». Не в смысле Грозного – Кадырова, а в смысле Грозного – Царя.

В рамках этой модели все подчинено железной логике. Есть Государь, вознесенный над миром, Бич Божий. Справедливый, жесткий, умеющий изредка миловать, но пробивать на жалость не пытайтесь. Обращенный ко всем, кто готов.

По правую руку от него – нет, не элиты. То есть не бояре, пускай зависимые от царя, но опирающиеся на родовитость и богатство. А опричники. У которых отобраны многие привычные права, доступные обычным людям. Например, право свободного перемещения по миру. Или обладания заветным домиком у моря (если это, конечно, не Ялта). Но которым отдана свобода выполнять решения. Не потому, что знатный род, не потому, что имеются деньги. А потому, что – опричь.

Сюда же, в зону опричнины, попадают и российские сироты. Потому что эти дети – государевы. Им на Западе нечего делать, как нечего делать чекистам, полиционерам, прокурорам и судейским. Вот тем, которые по леву руку, в земщине, тем можно. Как минимум – пока. Они не государевы, они под государством; почувствуйте разницу. Земских тоже будут ограничивать, причем системно, но гораздо мягче и разборчивей. Даже тех, кого считают национал-предателями и «пятой колонной», то есть меньшинство от меньшинства. Хочешь быть общественной организацией, получать иностранные гранты? Давай. Но сам нашей себе на рукав особый знак. Это унизительно, но не страшно. Посмотри, со своих мы спрашиваем много строже (правда, и спасаем, в случае чего). Хочешь иметь второй паспорт или вид на жительство? Вперед. Но самостоятельно явись и доложись по форме. И не спрашивай, при чем тут ВНЖ, который не влечет за собою никаких политических следствий, не предполагает клятв на верность государству и голосования на выборах, а только трудовые и житейские отношения. Не спрашивай и продолжай разъезжать. А если будет сочтено, что это вредно, мы найдем способ остановить тебя на границе. Но только если будет сочтено. А так вперед и с песней.

Тем более что основная земщина не состоит из мелких бунтарей и славного студенческого хипстерства; большинство сегодня со своим царем. А если что-то вдруг пойдет не так и завышенные ожидания не оправдаются (например, приходится сдавать Донбасс), опричные земским предложат веселый сюжет. Одним – поспорить о Сталинграде и Царицыне, другим – о Петербурге с Лениным в придачу, третьим, если это им неинтересно, подбросят нереализуемый законопроект о запрете продавать женщинам до 40 то ли алкоголь, то ли сигареты; понадобится, вспомнят о запросе прокуратуры про депутата Митрофанова и лишат его неприкосновенности. Причем, и это нужно подчеркнуть особо, никто не может и не должен знать, а что опричные об этом думают на самом деле и возможно ли в принципе подобное переименование. Потому что все решения про земщину – возможны. Все. И ни одно заранее не сформулировано.

В том и заключается принципиальное различие между положением опричных и земских, что у первых правила суровы, но они есть. Это нельзя. А это можно. И если можно, то никто не скажет «нет». У земских все гораздо ласковей, но правила плывут. Сегодня да, а завтра может быть, а послезавтра вам никто не обещал. И еще одно отличие – в месте и роли. Есть тысячи дел и проектов, которые могут быть реализованы лишь в государственном поле; от школьных до университетских, от музейных до библиотечных, про военные и политические не говорю. Тот, кто не пойдет в опричнину, получит некоторую умеренную вольницу: в том, что касается личных дел. Но никогда не реализует серьезные замыслы, если они у него есть.

И наконец, за спиною Грозного царя – опасный Запад. На этом Западе нет опричных и земских; есть враги и есть прикормленные (а иногда и бескорыстные) союзники. Но там обязательно должен иметься свой Курбский. Не важно, какой, как зовут. Главное, чтобы слова произносил. Пока был жив Березовский, он считался этим самым Курбским. Не стало Березовского, отпущен Ходорковский, с жестким, связанным условием – не жить в России.

Конечно, я слегка утрирую; все куда сложнее и объемнее, есть и будут зоны перехода из земщины в опричнину (но не обратно; обратно только через суд, позор и обнуление – о чем говорит нам обоюдоострый пример Сердюкова с Митрофановым). Однако ясно, что процесс идет, и в однозначно заданном направлении. Причем в опричники так просто не берут. Даже если ты славишь опричнину сердцем. Меня трудно заподозрить в политических симпатиях к Чалому; взгляды его – диковатая смесь все того же недопереваренного Гумилева с недодуманным Иваном Ильиным. Но совершенно очевидно, что не человек жуликоватой внешности, не будем показывать пальцем, а именно Чалый был настоящим крымским харизматиком и лидером, ставящим свою судьбу на кон. Не потому, что выгодно, а потому, что правильно. Не потому, что посадят на обильные потоки, а потому, что правда – здесь. Так он ее понимает. Но именно Чалый был первым отставлен от власти; он – типовая земщина, он носит бороду и ходит на приемы в свитерах. В отличие от человека узнаваемо жуликоватой внешности; этот по рождению опричнина, ему и песью голову на «бентли».

И Гиркин с Бородаем, если не погибнут, после поражения и возвращения на Родину пойдут себе на все четыре стороны, им песья голова с метлой не полагается. Может быть, и слава богу, но не в этом дело. Дело в том, что даже Дугин и Проханов – не опричники. А только временно приближенное земство. Первый может сколь угодно агитировать за евразийство, а второй участвовать в писании речей про «пятую колонну»; это не пропуск в опричнину. Вот тебе медаль, сынок. Ступай.

В опричнину берут лишь тех, кто ни на что не претендует. Для кого нет собственных мечтаний, только воля государя, изменчивая, как Божья гроза. А те, кто слишком близко принимает к сердцу даже эту волю, на роль человека с метлой не годятся.

Как долго продержится эта модель? До какой черты опричные готовы одобрять ограничения? Не знаю, мне их внутренний мир недоступен. Как будет вести себя земщина? Пока она в целом довольна; комплексу утрат противопоставлен фактор Крыма, экономические следствия не начались, а начнутся, так можно что-нибудь еще придумать. Например, велеть опричным всерьез поработать с «колонной», проредить ее и без того неплотные ряды. Что же до задавленного меньшинства, то ему уже даны фельдфебели в Вольтеры, Минкульт резвится на цензурном поле, депутат Яровая учит нас, какими должны быть учебники по литературе, аккуратно подвешен вопрос о Фейсбуке.

Вообще-то можно жить без поездок за границу. И без Фейсбука очень можно жить. И втихаря переиграть идиотскую мечту о едином учебнике – тоже можно. Но невозможно после долгих лет свободы вернуться в государство, которое по произволу может запретить и выезд, и соцсети, и разнообразие учебников. Тут ключевое слово – произвол, а не поездки и не интернет. Но другой опричная система не бывает.

А начиналось все с игривых слов.

Дэвид Ремник, Сергей Медведев, Нику Попеску — Полный Альбац — Эхо Москвы, 19.04.2021

Е. Альбац― Добрый вечер. 20.07. В эфире радиостанция «Эхо Москвы». У микрофона Евгения Альбац, и я начинаю нашу программу, посвященную ключевым событиям недели, тем событиям, которые будут иметь влияние на политику ближайших недель и месяцев.

Сегодня в программе принимают участие: Дэвид Ремник, автор знаменитой книги о конце Советского Союза «Могила Ленина» и главный редактор журнала The New Yorker. Дэвид, привет. Профессор, политолог, недавно вынужденный покинуть университет ВШЭ Сергей Медведев. Сергей, здравствуйте.

С. Медведев― Здравствуйте. Но присоединившийся в Свободному университету.

Е. Альбац― И позже к нам должен присоединиться также профессиональный дипломат и международник Нику Попеску, директор программы «Большая Европа» Парижского Европейского совета по международным делам. Сегодня мне помогает звукорежиссер Светлана Ростовцева.
Мы начали собирать эту программу в четверг. И с тех пор дважды полностью меняли с продюсерами тему и гостей.

Идет вал новостей, от которых, откровенно говоря, хочется выть. Навальный, российские войска у границы Украины, звонок американского президента российскому, санкции против российского госдолга. И высылка российских дипломатов из Вашингтона. Ярость российской власти и де-факто высылка американского посла. Холодная война 2.0 и угроза горячей войны в Европе следом. Обвинение РФ в террористическом акте по подрыву оружия на территории Чехии и высылка 18 российских дипломатов. И тут же высылка чешских дипломатов из Москвы.

Н.Попеску: Европа пытается сделать так, чтобы российские власти опускали как можно меньше элементов железного занавеса

На фоне этого еще и мучения продолжающиеся Навального в колонии ИК-2. Который голодает уже 20 дней. Вчера к нему не пустили в колонию его врачей, хотя сами тюремщики говорили, что его анализы крови сигнализируют смертельный исход в любую минуту. Весь мир в буквальном смысле встал сейчас под лозунгом — спасти Навального. Допустите к нему гражданских врачей — требуют люди со всего мира. И об этом письмо 77 ведущих интеллектуалов, актеров, журналистов мира. От автора «Гарри Поттера» Джоан Роулинг до Салмана Рушди, от Стивена Фрая, Бенедикта Камбербэтча до нобелевских лауреатов Орхана Памука, Светланы Алексиевич и моего сегодняшнего гостя главного редактора The New Yorker Дэвида Ремника. Следом за интеллектуалами с требованием допустить врача к Навальному выступили президенты и премьеры. Навальный на первых полосах газет и журналистов, выходящих на всех основных языках мира. В ответ российская власть отправила его в другую колонию — ИК-3, это более жесткая колония, колония строгого режима. ИК-2 была колонией общего режима. И поместила его в тюремную больницу для туберкулезных больных. Таким образом власть вновь проигнорировала его право пригласить гражданского врача, которому он доверяет. Это ему, как и всем остальным заключенным гарантирует федеральный закон номер 323 статья 26, пункт 3. Исполняйте свои законы, говорили диссиденты советской поры. Исполняйте свои законы – говорим мы сегодня российской власти.

Дэвид Ремник. Вы подписали письмо мировых интеллектуалов, адресованное президенту Путину с требованием «обеспечить Навальному безотлагательное лечение и уход, в котором он нуждается и на который он имеет право по российскому законодательству». Почему вы подписали это письмо?

Д. Ремник― Я очень редко подписываю такие петиции. Но один русский друг попросил меня подписать эту петицию и если он требует чего-то очень простого и гуманного, как я мог отказать. Было бы абсурдно думать, что Путин сам очень заботится, если группа писателей, художники призывают к чему-то. Но возможно более важно, что это демонстрация поддержки. Это похоже в какой-то степени на холодную войну. Я не знаю, я полагаю, что в некоторой степени мы помним случаи, когда писатели и художники поддерживали Сахарова. Солженицын, Синявский и так далее. Ну, это были другие дни. Советский Союз был более закрытым, относительно неприступным. Не было социальных… И хотя отношения между Россией и США плохие, противостояние, два поколения назад было намного хуже. Это было экзистенциально, он был в центре всей мировой политики. Сегодня это не так. Но все-таки это очень важно – демонстрировать нашу солидарность с Навальным. Для меня это очень простое дело. Навальный это не просто символ, он центр оппозиции в России. Очень важно демонстрировать эту солидарность. Это было невозможно отказать моему другу.

Е. Альбац― Дэвид, вы думаете, Путин вас услышит?

Д. Ремник― Я сомневаюсь. Женя, как вы думаете, он слышит художников, писателей на Западе. Я сомневаюсь, честно говоря. Но все-таки это важно делать. Потому что когда я вижу демонстрации на улицах, Пушкинская площадь и в разных городах России, это меня очень трогает. У меня есть импульс как человека, журналиста, как человека, который жил в России много лет тому назад, демонстрировать такую солидарность с моими русскими братьями и сестрами. Вот так.

Е. Альбац― Спасибо, Дэвид. Сергей Медведев, как заметил один замечательный культуролог, последний раз так, как за Навального мир вставал за южноафриканского стоика Нельсона Манделу. С вашей точки зрения, почему вдруг мир открыл глаза и увидел, что у России, у российской оппозиции действительно появился лидер, способный конкурировать с Путиным?

С. Медведев― Во-первых, я бы немножко ответил на предыдущий вопрос относительно письма. Я считаю, что оно очень важно не для Путина в первую очередь, а для мировой общественности. Оно поднимает то, что называется видимость Навального, его борьбы, поднимает действительно его в когорту людей уровня Нельсона Манделы, Вацлава Гавела, Андрея Сахарова. И в этом смысле письмо важно. Для Путина, как ни странно оно тоже важно в том смысле, что вот смотрите, семь десятков ведущих мировых интеллектуалов собрались и просят его за Навального. И есть какая-то, я думаю, что он не знает половины людей из списка, если ни девять десятых. Но в любом случае это тешит самолюбие. Смотрите, какие люди меня просят. А мы здесь примем свое суверенное решение. В любом случае эффект этого письма большой. И это к вашему основному вопросу относительно Манделы. Я думаю, что Навальный совершил очень сильный моральный акт, моральный жест своим возвращением в Россию. Своим фактически библейским приданием себя в руки правосудия. Как в Гефсиманском саду. И неслучайно возникают уже библейские аллюзии. И его речи, и его в речах в суде. И это просто поражает воображение. Лично я глубоко впечатлен тем, что сделано. И я думаю, что это имело значение и для всего мира. И, кроме того, надо учитывать, какая Россия возникает перед глазами всего мира. Россия 21-го года гораздо более страшное существо в глазах внешнего мира, чем даже Россия 2020 года. И в этом смысле появляется такой Ланцелот, рыцарь, который стал перед Левиафаном, перед драконом и ему угрожает. Не угрожает, но вызывает на бой. И это совершенно архетипическое противостояние, конечно, привлекает внимание, оно очень морально, медийно. И оно очень вписано в контекст современный, когда Россия действительно является одним из главных возмутителей спокойствия в мире.

Е. Альбац― Сергей, тот же вопрос к вам. Вы полагаете, Путин может сейчас с барского плеча сделать широкий жест и выпустить из тюрьмы Навального, которого посадили туда вообще ни за что. Точно так же как в свое время Михаил Сергеевич Горбачев выпустил из бессрочной ссылки из Горького Андрея Дмитриевича Сахарова?

С. Медведев― Не очень хочется влезать в голову Путина. Это одна из самых неприятных вещей в жизни, которые мне хотелось бы сделать. Но мне кажется, что…

Е. Альбац― Но у него есть стимул это сделать? Хорошо, мы не будем обсуждать мотивы.

С. Медведев― Еще нет. Я думаю, что об этом может зайти речь, но не на нынешнем этапе противостояния. Надо, чтобы Навальный больше пострадал, чтобы он балансировал между жизнью и смертью. Чтобы было несколько разогнанных митингов в его пользу. Чтобы еще больше людей просило, чтобы была адекватная жертва с западной стороны. Не жертва, а предмет для торга. И тогда, может быть, об этом подумают. Но не так скоро. Не через 3 месяца после его приговора. Нет, пусть посидит, помучается. Уже ближе к концу срока может быть какой-то торг и начнется.

Е. Альбац― Да, Дэвид.

Д. Ремник― Это было важным мне подписать эту петицию как американцу. Почему? Разница между администрацией Трампа и Байдена огромная. И это надо показать. Это невозможно переоценить. На мой взгляд, Трамп был не только худшим президентом, который у нас когда-либо был, он был еще авторитарным или, по крайней мере, хотел бы быть авторитарным. Он не проявлял явно прав человека, он лгал 20 раз в день по этому поводу. Он обожал теории заговоров. Он не заботился о здоровье своей страны. Это было 4 года и надо нам доказать, что это неправда и я думаю, что люди, которые подписывали эту петицию хотели доказать, что это новый день. Права человека очень важны в Америке и на международной арене. Это тоже было важно. Когда вы сказали, что может быть глаза Путина открыты. Я не знаю. Это невозможно сказать. Но все-таки я думаю, что это было очень важно – доказать, что сегодня в Америке не эпоха Трампа. Это очень важно. Потому что, что касается Навального и прав человека, Трампу была чепуха, это было ничего. И это была трагедия. Это была американская трагедия.

Е. Альбац― Я вам скажу, что многие из нас вам очень завидуют, Дэвид. Потому что 4 года Трампа это было тяжелое наблюдение и для меня в том числе, я часть этого наблюдала внутри США. И действительно были большие опасения, что если Трамп переизберется на второй срок, он станет действительно авторитарным лидером. Как вы сказали.

Д. Ремник― Я думаю, что так.

С.Медведев: Любые аналогии здесь не работают. Мы в совершенно уникальной исторической ситуации

Е. Альбац― Но вы сумели собраться и выгнать его из Белого дома и избрать другого президента. А вот мы, к сожалению, этого сделать не можем. Ну вот я хочу спросить по поводу нового президента Джо Байдена. Байден де-факто назвал Путина убийцей. То есть ему был задан вопрос: считаете ли вы Путина убийцей. Байден ответил: хм, да. И после этого Байден пригласил Путина на конференцию по климату. И 22 апреля Путин должен выступить на конференции. Это заставляет надеяться, что 21-го апреля, когда люди выйдут в 87 городах России с лозунгом «Свободу Навальному!» — в нас не будут стрелять. Потому что как он тогда на следующий день будет выступать на конференции по климату. Так вот, а после этого Байден позвонил Путину и предложил двустороннюю встречу в третьей стране. Объясните эту коллизию.

Д. Ремник― На уровне тактики, этики в международных делах возможно Байдену было нелегко оскорбить Путина. В то же время есть длинный список жертв: Немцов, Политковская, Эстемирова и так далее. И теперь есть политический оппонент – Навальный. На которого… в Германии и который сейчас находится в колонии. Трамп был безразличен. Байден – наоборот. Путин считает политическую правоту просто лицемерной. Он считает, что США в целом самодовольны и лицемерны. И чтобы усложнить ситуацию, он не всегда ошибается. Но в то же время эта вера служит его интересам. Я считаю, что, несмотря на всю сложность, права человека занимают важное место в международных делах и дискуссиях. Я думаю, что импульс Байдена это было показать огромную разницу между Трампом и администрацией Байдена. Это было очень важно. У нас есть интересы, у нас есть принципы. У нас есть…

Е. Альбац― Совместные интересы.

Д. Ремник― Точно так. И это был переломный момент в наших международных отношениях.

Е. Альбац― Дэвид, но после этого звонка США объявили о санкциях, прямо скажем, не очень серьезных. Оставим это в стороне на секунду. Это вызвало почему-то невероятную ярость со стороны российских властей. Видимо, потому что там появился пункт о том, что санкции могут быть применены к совершеннолетним детям, а также к женам и мужьям, против кого введены санкции. И вероятно это означает, что те дети, которые учатся в американских университетах, у них будут некоторые проблемы, наверное, если их обучение будет оплачиваться токсичными деньгами. Правильно я понимаю?

Д. Ремник― Я думаю, что это правда, да. Санкции — это форма дипломатического языка. Понимаете меня? Это не новое дело. Санкции. Санкции были, санкции будут и так далее. Но я думаю, что это было надо Байдену. Найти уровень дискуссии с Путиным. Потому что раньше у нас был президент, он ненавидел его сам государство, его deep state. В то же время он думал, что Путин был какой-то бог. Нам было стыдно. И поэтому Байден, по-моему, он найдет новые платформы дипломатической дискуссии с Путиным. И я думаю, что Путин понимает это очень ясно.

Е. Альбац― Вы думаете, что двусторонняя встреча состоится, как предложил Байден в третьей стране. Как тогда рассматривать то, что российская сторона, сначала российский посол был отозван для консультаций из Вашингтона? А после санкций министр иностранных дел Сергей Лавров заявил, что посол США в Москве Салливан должен уехать в Вашингтон для консультаций. По сути, ему сказали «пошел вон».

Д. Ремник― Я не знаю. Это неясно до сих пор. Но я должен сказать, что это может быть страшно, но американо-русские отношения — это не первый приоритет Белого дома. Более важно – это Китай, экономика и так далее. И я уверен, что, я не уверен, хорошо это или плохо, но это ясно, что первый приоритет Байдена – это не американо-русские отношения. Палестино-израильская ситуация это тоже не первый приоритет Белого дома. Это новый день.

Е. Альбац― Дэвид, Сергей и Нику, который у нас присоединится после перерыва. Мы сейчас должны уйти на новости и рекламу. Потом вернемся в студию «Эхо Москвы».

НОВОСТИ

Е. Альбац― Еще раз добрый вечер. В эфире радиостанция «Эхо Москвы». И к нам присоединился Нику Попеску, директор программы «Большая Европа» Парижского Европейского совета. Здравствуйте.

Н. Попеску― Здравствуйте.

Е. Альбац― Мы обсуждаем сегодняшнюю ситуацию, которая случилась после всех новостей прошлой недели. Дэвид должен сейчас нас покинуть. Поэтому я хочу задать вам последний вопрос. Мы с вами познакомились в перестройку. В «Московских новостях», я хорошо помню, как вы к нам пришли, вы были тогда корреспондентом «Вашингтон пост» в Москве.

Д. Ремник― Век назад.

Е. Альбац― Век назад. Тогда СССР открывался. Железный занавес опадал. А сейчас боеголовки наших стран вновь нацелены друг на друга. Мы, так или иначе, переговаривались все эти десятилетия. Как мы оказались опять в ситуации, что наши боеголовки нацелены на США, а ваши – на Россию?

Д. Ремник― Это очень трудно ответить, вы знаете, Женя мои знания о России очень ограничены. Я прожил в Москве 4 года. И до сих пор продолжаю заботиться о стране, и мои надежды безграничны. После окончания холодной войны было глупо и высокомерно полагать, что Россия станет другой. Зачем? У России совсем другая история, другая культура, язык, другая география и другие интересы. Это правда. В то же время только дурак скажет, что Америка идеальна во всех отношениях. Тем не менее, Женя, я хочу, чтобы россияне, китайцы или бразильцы могли жить, основанные на элементарной свободе. Поэтому вопрос об Алексее Навальном о том, что он представляет с точки зрения прав человека — это очень важно. Я не знал 25-30 лет назад, как это было в России и в Америке. Это был огромный шок, что у нас был авторитарный президент как Дональд Трамп. Слава богу, у нас есть система и достаточно сильная и, в конце концов, у нас сегодня есть гораздо лучший президент. Это большая разница. В России у нас, к сожалению, нет такой системы, нет такой истории и поэтому сегодня ваша ситуация я бы сказал, что к сожалению, это хуже. Я не уверен, что это было неожиданно. Я думаю, что это была иллюзия 30 лет назад, что мы думали, что в России была какая-то американская или западно-европейская демократия. Система. Но у меня есть надежды, огромные надежды на Россию. И вот почему сегодня эта ситуация с Навальным так важна. Это так важно.

Д.Ремник: Это было очень важно – доказать, что сегодня в Америке не эпоха Трампа

Е. Альбац― Дэвид, спасибо большое и спасибо, что у вас есть надежда.

Д. Ремник― Увидимся скоро, я надеюсь.

Е. Альбац― Приезжайте в Москву.

Д. Ремник― Я очень хотел бы.

Е. Альбац― Спасибо. Сергей, у меня к вам вопрос. Где мы сейчас находимся? Потому что когда читаешь российские соцсети, то кто-то говорит, что это практически мы приближаемся к 37-м году. Нет, кто-то спорит, это еще не 37-й, не репрессии, не красный террор. Но уже 34-й год. Уже случилось Шахтинское дело, уже всех интеллектуалов выперли отовсюду. И подбираются к тому, чтобы начать косить направо и налево. Мне кажется, это очень большое преувеличение, потому что даже не в 37-м, даже в 87-м я не могу себе представить, чтобы я могла так спокойно разговаривать в эфире Радио России тогда с Дэвидом Ремником. Разговоры наши все-таки тогда в «Московских новостях» были только в моем кабинете. И все-таки можете примерно обрисовать, где мы сейчас оказались?

С. Медведев― Можно продолжить исторические аналогии. Можно с опричниной сравнить. Можно с 30-летием мрачным Николая I, с николаевской Россией. Когда литератора Достоевского за чтение вслух письма литератора Белинского литератору Гоголю придать смертной казни. Мне кажется, что любые аналогии здесь не работают. Мы в совершенно уникальной исторической ситуации, которую нельзя мерить ни 37-м годом, ни 1560-м годом. Эта ситуация очень постмодернистская, в которой существует несколько пластов реальности. В одной мы с вами здесь разговариваем. И можно выйти в прекрасную ночную Москву и поехать в кафе, клуб, концерт. И жизнь практически как в любой глобальной столице. Как в любом мегаполисе. А с другой стороны тут же другой слой реальности — где-то за углом в ближайшем УВД может в эту секунду пытают человека. Присоединяют ему телефонные провода к гениталиями. И это все существует. Это все параллельно. И это конечно совершенно уникальная ситуация, абсолютно шизофреническая. Вообще по большому счету, если по очень большому счету говорить, мы находимся в затянувшемся периоде распада российской империи. Мы проживаем ее последний то ли трагический, то ли комический акт. Потому что при взгляде на нашу власть только может возникать не чувство страха, а чувство какой-то иронии и отвращения, но прежде всего она невероятно смешна. И Россия большая недораспавшаяся империя. Было два акта, две попытки — 1917 год и 1991. Было две ремиссии. Сейчас мы живем во второй ремиссии. Была сталинская ремиссия, сейчас путинская. Мы ждем третьего распада. Вот Россия пока так телепается, ползет в ожидании окончательного распада империи. Не государственности, а именно российской империи, этого большого 500-летнего организма. Идущего примерно от времен Ивана III или Ивана Грозного. И нам просто выпал уникальный исторический шанс быть участниками и свидетелями того, что происходит. Но совершенно новой ситуации. Ситуации, когда вроде как и калитка еще открыта и можно пока еще уехать и можно рефлексировать по этому поводу. Писать в соцсетях, общаться с Дэвидом Ремником по Zoom. Вот такая моя рефлексия по поводу происходящего.

Н.Попеску: Впечатление, что Россия на данном этапе не собирается посылать открыто войска через всю границу с Украиной

Е. Альбац― Спасибо. Нику Попеску, скажите, как ситуация в нынешней России выглядит из центра Европы? Как воспринимается все, что происходит и не только у нас, я имею в виду ситуацию с мучениями Алексея Навального, который в буквальном смысле умирает от голода в колонии. Но ситуации с тем, что российские войска сконцентрированы на границе с Украиной и неделею назад я делала передачу о том, начнется война или нет.

Н. Попеску― Добрый вечер.

Е. Альбац― Алло. Что-то у нас случилось с Zoom? Я сейчас попрошу, чтобы переподключили Нику. Вопрос к вам, Сергей. После звонка Байдена, Байден заявил о том, что американские эсминцы отозваны из Черного моря. Они шли туда, американцы запросили проход через Босфор. Вы полагаете, война с Украиной это была попытка Путина привлечь внимание Байдена или же мы, тем не менее, все время находимся в шаге от большой войны не просто с соседней Украиной, а с Европой?

С. Медведев― Нет, конечно, основной центр принятия решений российской политики, основной зритель российской политики находится в Белом доме. Вся она адресована только вот этим зрителям первого ряда. Что они скажут, что подумают, как они отреагируют. Так что как ни больно это было бы носителям нашего суверенитета, Россия абсолютно несуверенна в своей внешней политике. Потому что она исходит из предполагаемых реакций и интересов Вашингтона в этом всем. А не из интересов России. Так что я смотрю на российско-украинскую войну, на этот конфликт, на эту гибридную холодную, местами горячую войну именно с этой точки зрения. Ну и потом понимаете, Путину вообще очень важно балансировать на грани. Это суть путинской политики. Это суть этого такого блатного пацанского из подворотни запугивания. Когда человек поигрывает ножичком, когда рвет тельняшку на груди и когда постоянно все окружающие должны не понимать, что он сейчас сделает. Какая сейчас будет следующая выходка этого блатного. Ударит ножичком, не ударит. В принципе не ударит, конечно, ну не конечно, но это на грани находится. Но именно такое асимптотическое приближение к войне. Путинизм – вообще такое асимптотическое приближение к войне. Он не тешит себя надеждой выиграть эту войну, но побалансировать на грани — на этом получить какие-то геополитические психологические имиджевые очки — это самая суть этой политики.

Е. Альбац― Нику Попеску, что вы скажете? Вы в Европе действительно верите в то, что Путин собирается воевать с Украиной и вообще с Европой? Как это все смотрится из центра Европы?

Н. Попеску― На данный момент скорее впечатление этой динамики на границе с Украиной то, что такое военное давление оно все-таки делается для каких-то политических целей. Для того чтобы вернуть Украину в сам процесс внедрения Минских соглашений по той последовательности внедрения…

Е. Альбац― Ничего не поняла, Нику, извините. Вот если можно нам по-русски. Процесс внедрения, внедрения. Объясните мне, война будет или не будет?

Н. Попеску― С точки зрения того, как большинство европейских политиков и дипломатов видят нынешнюю ситуацию, впечатление, что Россия на данном этапе не собирается посылать открыто войска через всю границу с Украиной, но создает военное давление на Украину и на Европу, чтобы получить какие-то политические результаты в минском процессе.

Е. Альбац― Но минский процесс уже практически перестал существовать. Нет никакого минского процесса. Он закончился.

Н. Попеску― Безусловно, он блокирован. Безусловно, он в принципе блокирован с первого дня с 2014 года. Это абсолютно ясно. Но впечатление в том, что через такое военное давление все-таки Россия надеется вернуть президента Зеленского и Украину, но и Байдена, и европейцев так, чтобы они надавили на Киев, чтобы снова начать с большей энергией внедрять Минские соглашения. Вот такое понимание российских действий. Войны не ожидают, но считают, что главная мотивация Москвы – все-таки… Естественно, все боятся того, что какие-то инциденты могут привести к тому, что вот это политическое давление более страшное, чем просто политическое давление.

Е. Альбац― А бывший премьер-министр Эстонии предложил вообще перестать выдавать визы россиянам. Это такой эксцесс человека и Балтии, которые помнят многие десятилетия оккупации и страх перед навалившейся непонятной и страшной Россией или Европа действительно собирается отгородиться от России и постараться минимально видеть россиян в своих странах?

С.Медведев: Я считаю, что письмо очень важно не для Путина в первую очередь, а для мировой общественности

Н. Попеску― Я бы сказал даже наоборот, на данном этапе наоборот стараются спасти как можно больше отношения с Россией на уровне обществ, туризма, обмена университетами. И в этом смысле наоборот дискуссия в ЕС скорее идет по пути того, чтобы ограничить негативное влияние этих дипломатических и политических кризисов на ежедневный обмен по уровню бизнеса, туризма. И кстати, если вы хотите маленькую, но важную статистику для ЕС, до сих пор Россия самый большой получатель Шенгеновских виз в мире – около 40% выдается в России и около 90% этих виз позволяют более чем один раз въезжать в ЕС. И в этом смысле даже на уровне того, как… ЕС по отношению к России внедряется, она достаточно открыта, несмотря на все политические кризисы последнего десятилетия.

Е. Альбац― То есть вы хотите сказать, что Европа не собирается опускать железный занавес?

Н. Попеску― Наоборот, Европа пытается сделать так, чтобы российские власти опускали как можно меньше элементов этого занавеса. И, скорее боясь того, неполный железный занавес, но ограничения контактов с ЕС, с Европой оно идет со стороны российских властей. И, безусловно, в ЕС есть понимание того, что такую негативную динамику нужно ограничить и пытаться спасти как можно больше контактов между ЕС и Россией.

Е. Альбац― Нику, еще один вопрос. Сейчас уходит Меркель, которая, как много раз писали мировые СМИ, европейские СМИ – умела как-то разговаривать с Путиным. Во всяком случае, не боится. Президент Франции Макрон часто производит впечатление политика, который безумно боится Путина. Просто ты смотришь, слушаешь его и думаешь, как же он боится Путина. Кто в Европе с уходом Меркель будет представлять эту сторону, будет способен позвонить Путину по поводу, когда там Навального надо было вывозить срочно на лечение в Германию после отравления «Новичком» — звонила Меркель. Когда Навального посадили – тоже звонила Меркель. А вот сейчас Меркель не будет – кто эту роль будет играть в Европе?

Н. Попеску― Во-первых, вы очень хорошо знаете, что власть в Европе она не настолько персонализирована, как в других странах. В том числе и в России. Поэтому в Европе очень важное значение имеют институты. И в этом смысле сопоставлять Борреля и Сергея Лаврова в смысле того, как они на каких-то пресс-конференциях выступают. Потому что основное действие ЕС во внешней политике, в том числе по отношению России – оно медленно запрягается, но оно очень структурировано и очень институционализировано и очень трудно поменять траекторию таких действий. И нет, конечно, в Европе не будет таких лидеров, которые как Владимир Владимирович Путин…будет во власти и будет знать всех лидеров столько же лет. Но Европа сильна институтами, в том числе этими институтами давления, которыми являются санкции. Которые не меняются от того, что один лидер приходит или уходит. И это будет еще очень долго влиять на отношения с Россией. И пару слов насчет Макрона. Я в принципе не видел ни у кого и у меня нет такого впечатления, что Макрон боится либо Путина, либо России. Французская дискуссия по России достаточно жесткая. Во Франции очень хорошо понимают то, как Россия собирается внедрять и реализовывать свои интересы, что Россия готова использовать, в том числе военное давление. Этого никто не боится. В том числе президент Макрон. Просто в то же время они пытаются сохранить определенные каналы и возможности диалога с Россией, но совершенно никто не боится вступать в какие-то жесткие спарринговые, если хотите перепалки, либо на уровне дипломатов, либо на уровне повышения военных расходов. Будь то во Франции, по всему НАТО. И мы с 2014 года видим, например, что военные расходы НАТО на самом деле растут ежегодно. Не на очень много, но они растут и скорее европейские реакции менее видны, менее артистичны, но задают такой тон, который будет еще чувствоваться десятилетиями. 10-20 лет легко.

Е. Альбац― Спасибо, Нику. Сергей, что скажете? Сейчас мы видим, как опять Америка вышла и президент Байден вышли на разговор с Россией, которая вывела свои стратегические наступательные вооружения из шахт и всем пригрозила, что может ударить. Европа способна вообще как-то с уходом Меркель будет окорачивать российские претензии на ту же Украину?

Д.Ремник: Это демонстрация поддержки. Это похоже в какой-то степени на холодную войну

С. Медведев― Да она и раньше не особо отличалась такими способностями. Нет, честно говоря, я думаю, нет. Но существует некое такое фоновое давление, в конце концов, политика это не только прямые какие-то дипломатические воздействия. Это вся сеть дипломатических контактов, это например, то, что сейчас с Чехией происходит. Это обострение ситуации на двустороннем уровне. Это экономические санкции, это визовые ограничения. Это создает большие фоновые проблемы, в которых, так или иначе, нынешней российской власти приходится существовать. Я надеюсь, что все-таки есть какие-то определенные уровни давления. Уровни сопротивления, отталкивания этих вещей. Поэтому конечно, Европа должна делать то, что может и будь что будет. Но не надо иметь иллюзий, что Европа нас спасет, что Европа выступит единым фронтом. И что будет единая какая-то проукраинская… То есть понимаете, я не верю, что это возможный сценарий. Агрессия России против Украины. И неважно, прямая или руками донецких подельников. Но я не понимаю, не думаю, что Европа пойдет на войну. Или что НАТО, что США будут рисковать прямым военным столкновением. Прямой конфронтацией. В любом случае это далекий угол Восточной Европы. Бывшей советской зоны. Как это ни прискорбно звучит для всех нас. Для соседей России. И это будет рассматриваться именно как таковое. Так что я не вижу больших возможностей Европы воздействовать на Россию кроме какого-то фонового присутствия. Как Лукашенко, условно говоря, ну что Европа может сделать Лукашенко. Путин он уже перешел в зону Лукашенко. Последнее, что хотел сказать. Задали тему — холодная война 2.0. Да нет никакой холодной войны. Понимаете. Мы же не мажем говорить о холодной войне Запада и Беларуси. О холодной войне Запада и Северной Кореи. О холодной войне Запада и Ирана. Вот Россия это как бы большая Беларусь. Россия – это Северная Корея плюс. Никакой холодной войны между Россией и внешним миром нет. Есть просто одна зарвавшаяся страна, которую политикой ограничения и ущерба пытаются как-то ограничить ее негативное воздействие на соседей и международные отношения. Вот и все, что происходит. Как мне кажется.

Е. Альбац― К сожалению, я должна здесь поставить точку. Этот разговор мы обязательно будем продолжать. Всего доброго, до свидания. Услышимся через неделю.

Опричнина и ее последствия | Учебные материалы

Среди историков нет единства в определении причин и сущности опричнины. Еще в XIX в. исследователи, обращаясь к эпохе террора, пытались постичь смысл происходивших событий. При этом ими было выдвинуто несколько концепций. В соответствии с первой из них (Карамзин, Костомаров), опричнина выводилась исключительно из личных качеств царя Ивана Грозного, наделенного «в высшей степени нервным темпераментом» и многочисленными пороками.

Вторая концепция, разделявшаяся представителями государственной школы в русской историографии (К. Д. Кавелин, С. М. Соловьев, К. Н. Бестужев – Рюмин), рассматривала опричнину как проявление борьбы сторонников государственности против сил, враждебных государству, т.е. против знати – боярства, удельных князей.

Признавая опричнину «страшною кровавою драмою», историки – государственники считали ее в то же время «важным шагом к развитию понятия о государстве». По их мнению, Иван Грозный – трагический борец за русскую государственность, непонятый невежественным и своекорыстным боярством. Сопротивление косной боярской среды превратило его в тирана. Жестокими казнями Иван Грозный мстил боярству за непонимание его великих замыслов.

Следующую концепцию обосновал В.О. Ключевский, который в отличие от представителей государственной школы рассматривал боярство как одну из сил, созидавших Российское государство, а не боровшихся за возвращение порядков удельной старины. Этот историк выводил опричнину из политических противоречий русской жизни XVI в. По его мнению, одним из них было наличие двух правящих сил – абсолютной монархии и аристократического правящего аппарата или персонала. Не будучи в состоянии обойтись друг без друга, «они попытались разделиться – жить рядом, но не вместе. Таким выходом из затруднения и была опричнина». В связи с этим В. О. Ключевский лишал деятельность Ивана Грозного великих целей. Определив опричнину как «пародию удела», он считал главным ее назначением обеспечение личной безопасности царя.

Своего рода итогом в изучении опричнины в XIX в. явилась концепция С.Ф. Платонова. Этот историк, как и представители государственной школы, рассматривал потомков удельных князей – бояр в качестве могущественных феодалов и владетельных государей с интересами, враждебными единому государству и интересам основной массы землевладельцев.

Однако С.Ф. Платонов, в отличие от них, придавал опричнине не политическую, а экономическую направленность. В связи с этим опричнину он рассматривал в качестве орудия борьбы с землевладением удельных княжат – бояр. В этой борьбе Иван Грозный опирался на самых худородных дворян, раздавая им за верную службу земли опальных вотчинников.

В советской исторической литературе основное внимание уделялось социально-экономической сущности опричной политики. При этом долгое время популярной среди исследователей была концепция С. Ф. Платонова. Советским историкам, пытавшимся анализировать отечественную историю с марксистских позиций, импонировала его идея о борьбе царя Ивана с княжеско-боярским землевладением – она, казалось, подводила социально-экономическую базу под политическую историю России того времени.
Иван IV
В дальнейшем более детальное изучение исторических источников вынудило исследователей пересмотреть вопрос о социальной направленности земельной политики в годы опричнины и привело их к отказу от тезиса от антибоярской направленности политики Ивана Грозного. Исследования С.Б. Веселовского, С.М. Каштанова, А.А. Зимина, В.В. Кобрина показали, что переселения феодалов из уездов, взятых в опричнину, затронули не столько княжеско-боярскую знать, сколько массу рядовых вотчинников и помещиков.

Современные историки проявляют согласие в общей оценке опричнины: она была опорой царского режима, она располагала властью, которой ранее не обладало ни одно московское правительство, она решительно укрепила аппарат самодержавия. Вместе с тем они по-разному характеризуют социально-экономический и политический смысл опричнины.

В частности, Д. Н. Альшиц полагает, что опричнина была не случайным и кратковременным эпизодом, а необходимым этапом становления самодержавия, начальной формой аппарата его власти. Именно с этого времени начался исторический путь царизма.

По своей сути опричнина представляла собой борьбу между аристократией и дворянством, причем не за или против централизации, а за то, какой быть этой централизации, за то, кто и как будет управлять централизованным государством, интересы какой социальной группы класса феодалов оно будет преимущественно выражать. Вопреки общепринятой точке зрения, Д. Н. Альшиц считает, что опричнина не привела к разделению государства, а создала лишь «верхний этаж» власти, благодаря чему прежние исторически сложившиеся институты (Боярская дума и др.) были все разом подчинены власти самодержца.

В отличие от Д.Н. Альшица историк В.Б. Кобрин считает мифом борьбу боярства и дворянства в XVI в. Он отмечает, что у царя и его окружения были различные концепции централизации страны. Попытка реализации одной из них связана с реформами Избранной рады, а второй – с учреждением опричнины. Что касается преобразований 50-х гг. XVI в., то они, способствуя дальнейшей государственной централизации, создавали условия для изменения самой сущности самодержавной монархии и способствовали формированию элементов гражданского общества.

Однако такая направленность преобразований не устраивала Ивана Грозного. У него была своя концепция централизации. Ее главной целью было укрепление личной власти Ивана Грозного. По мнению В.Б. Кобрина, опричная политика представляла собой пример реализации контрреформаторской альтернативы.

Согласно точке зрения известного исследователя Р. Г. Скрынникова, опричнина не была подчинена единой цели. Она началась с борьбы против прежней сословно-административной элиты – княжат, бояр. Затем опричнина переросла в конфликт между государственной властью и господствующим сословием в целом.

Посредством опричнины Иван Грозный расколол дворянское сословие надвое и натравил одну половину на другую. В результате он утвердил свою неограниченную власть. Таким образом, Р.Г. Скрынников, как и Д. Н. Альшиц, относит начало самодержавия к годам опричнины.

Рассмотрев различные точки зрения исследователей на причины и сущность опричнины, вкратце охарактеризуем события, происходившие в период ее проведения. Введению опричнины предшествовал отъезд из Москвы в декабре 1564 г. Ивана Грозного вместе с царским двором в Александровскую слободу. Оттуда в начале 1565 г. царь прислал в столицу два послания.

В первом, адресованном духовенству и Боярской думе, Иван Грозный сообщал о своем отказе от власти из-за измены бояр и просил выделить ему особый удел – опричнину. В другом послании, обращенном к посадскому люду Москвы, царь сообщал о принятом решении и добавлял, что к горожанам у него претензий не имеется. Под давлением посадских людей московские бояре обратились к царю с просьбой вернуться на трон. Царь согласился, оговорив себе право неограниченной самодержавной власти и учреждение опричнины.

Государство было поделено на две части: опричнину, т.е. государев удел, и земщину, управлявшуюся Боярской думой и приказами. В опричнину Иван IY включил наиболее важные в стратегическом отношении и экономически развитые земли. Сюда вошли торговые города вдоль судоходных речных путей, основные центры солеварения и форпосты на западных и юго-западных границах. С территории опричнины выселялись бояре, а на их земли поселялись дворяне, входившие в опричное войско. Первоначально численность его была определена в тысячу человек.

Содержание опричного войска возлагалось на земщину. В опричнине параллельно с земщиной сложилась собственная система органов управления: государев двор и дворцовые приказы. Опричники носили черную одежду. К их седлам были приторочены собачьи головы и метлы, которые символизировали собачью преданность опричников царю и готовность вымести измену из страны.

Опричнина сопровождалась опалами и казнями заподозренных в измене представителей знати. Был отравлен вместе с женой и дочерью двоюродный брат царя, князь Владимир Старицкий, претендовавший на трон. Московского митрополита Филиппа, осудившего опричный террор, задушили по приказанию царя. В годы опричнины особенно жестокому разгрому подверглись центр и северо-запад русских земель.

В декабре 1569 г. Иван Грозный совершил поход на Новгород, жители которого хотели якобы перейти под власть Литвы. По пути подверглись разгрому Клин, Тверь, Торжок. В самом Новгороде шесть недель продолжался погром, в ходе которого были разграблены многие дома и церкви, погибли тысячи жителей. После новгородского погрома начались казни и самих опричников. Погибли отец и сын Басмановы, М. Черкасский, князь А. Вяземский.

Традиционно отмену опричнины принято связывать с обстоятельствами, связанными с походами Девлет-Гирея на Москву. В 1571 г. опричное войско не смогло отразить набег крымского хана на столицу, в результате которого последнему удалось сжечь весь московский посад. Это событие продемонстрировало неспособность опричного войска сражаться с внешними врагами.

В следующем, 1572 году при попытке снова повторить набег на Москву Детлет-Гирей был разбит объединенными к тому времени в одно войско земскими ратниками и опричниками. Победа эта показала, как опасно разделять страну и войска на две части. Уже осенью того же 1572 г. опричнина была отменена.

Следует отметить, что, в отличие от общепринятого подхода, С. М. Соловьев, С. Ф. Платонов, П. А. Садиков, Д.Н. Альшиц рассматривали опричнину в хронологических рамках 1564 – 1584 гг., полагая, что она фактически продолжалась до самой смерти Ивана Грозного.

Каковы итоги опричного правления? В литературе принято подчеркивать, что за годы опричнины страна значительно продвинулась вперед по пути централизации. Во-первых, в целом ослабло влияние титулованного московского боярства.

Во-вторых, со смертью В. Старицкого исчезло последнее удельное княжество. В-третьих, с низложением митрополита Филиппа Колычева были нарушены прежние отношения государства и церкви. Наконец, в-четвертых, с разгромом Новгорода окончательно подрывалась общественная самодеятельность «третьего сословия». Ни у кого из исследователей не вызывает сомнения тот факт, что форсированная государственная централизация периода опричнины подхлестнула процесс утверждения «подданства в холопской форме». Влияние опричной политики этим не исчерпывалось.

Опричнина придала новые импульсы закрепостительному процессу, имела антикрестьянскую направленность. Опричнина помогла многим служилым людям обзавестись землей и крестьянами, причем в тех местностях, где не только не преобладало крупное боярское землевладение, но где вообще феодально-крепостнические отношения отличались сравнительной незрелостью.

После опричнины страна была охвачена экономическим кризисом: значительная земельная площадь не обрабатывалась, «тяглое население», спасаясь от бремени все новых государственных повинностей, голода и болезней, особенно в конце 60-х – начале 70-х гг. XVI в., попросту разбегалось. Одновременно с этим вследствие роста военных расходов и численности дворянского сословия, измельчания земельной собственности усиливалась феодальная эксплуатация.

Помещики проявляли все большую нетерпимость к сохраняющемуся праву крестьян перехода – пусть и с уплатой «пожилого», и только один раз в году. Они все решительнее требовали ввести крепостническое законодательство.

01870

90 4. В России процессы становления сословно-представительной мо- нархии и самодержавия шли практически одновременно. Чем это можно объяснить? 5. Что такое опричнина? Как объясняют историки её появление, цели и задачи? Какая из концепций опричнины вам ближе? Обос- нуйте свою позицию. 6. Какую роль в формировании самодержавной концепции власти сыграла переписка Ивана IV Грозного с князем Андреем Курб- ским? Свой ответ аргументируйте. 7. Назовите основные направления и определите задачи внешней политики Ивана Грозного. 8. Оцените итоги внешней политики Ивана IV. § 17. РОССИЯ В КОНЦЕ XVI В. 1. Царь Фёдор Иванович. Весной 1584 г. скончался Иван IV. В пос- ледние годы своей жизни перед Иваном Грозным остро стоял воп- рос о будущем царской династии. Старший сын царя, Иван, был убит отцом в припадке ярости, брак Фёдора был бездетным. От по- следнего и по большому счёту незаконного брака с Марией Нагой у царя был ещё сын Дмитрий — тяжелобольной мальчик. Царь пы- тался заставить своего сына Фёдора развестись и вступить в новый брак с целью рождения наследника. Но Фёдор наотрез отказался разводиться и даже пообещал уйти в монастырь, если отец будет на- стаивать. И Иван IV отступил. Фёдор Иванович получил неплохое образование, хорошо знал духовную литературу. Был очень набожным, многие часы прово- дил в молитвах. Очень любил колокольный звон и церковное пе- ние. Царственный отец неоднократно говорил Фёдору, что «тебе бы сыном звонаря быть, а не царя». Незадолго до своей смерти Иван Грозный создал регентский совет для помощи сыну в управлении. В него вошли дядя Фёдора Ивановича Н.Р. Захарьев-Юрьин, кня- зья М.Ф. Мстиславский и И.П. Шуйский, видный деятель опрични- ны Б.Я. Бельский. Членом регентского совета стал и шурин Фёдора Ивановича Б.Ф. Годунов . Членам регентского совета удалось принять только одно согласо- ванное решение: выслать из Москвы царицу Марию Нагую с сыном. Местом ссылки был избран город Углич. После этого между члена-

Made with FlippingBook

RkJQdWJsaXNoZXIy NDA0NzE0

Россия привлекает весь мир — NYPL




Россия События
г. Здание Кремля, 1156–1516
Иван IV берет Жена, 1547
Взятие Казани, 1552
Печать Первой книги в Москве, 1564
Опричнина, 1564
Мировые события
Золотая Орда, 1300-е годы
Захват Османской империи Константинополя (Стамбул), 1453
Учреждение династии Сефевидов, 1502
Протестант Реформация, 1517
Дженкинсон Миссия в Западную Азию, 1558

Глобализация России:
Ключ

Отмечены события: специфические для Московии / внутреннего развития России.
Отмечены важные мировые исторические или культурные события.
указывает конкретные моменты социокультурного или военного участия между Московией / Россией и иностранными державами или отдельными лицами.



Опричнина произошла во второй или «плохой» половине царствования Ивана IV и снискал ему прозвище « Ужасный.”В эту эпоху царь устроил правление террора, направленного главным образом против бояр, или потомственных аристократии, с целью сломить их влияние и власть в правительстве. В то время как некоторые бояре стремились к царской власти и другие оспаривали Ивана из-за его неверной политики, как группе им не хватало солидарности, поэтому террор был необходим. продукт паранойи Ивана.Царь и его приспешники, называл опричников, , убитых бояр — и их жен, детей и слуг — обычно после долгих садистских пытки, которые часто имели место во время церковных служб. Эпизод разрушили политическую, экономическую и социальную жизнь России.

Сумасшедший или сумасшедший, как лис? «Художник-портретист из Вестчестера, штат Нью-Йорк — Энн Боброфф-Хаджал

Это часть серии ярких, веселых и интересных учебных пособий, иллюстрированных моими иллюстрациями по истории России.(T он первый, здесь вводное руководство) .

Помимо того, что я художник, у меня есть докторская степень по истории России в Мичиганском университете. Мои новые картины и работы в смешанной технике о России: под общим названием ИГРОВАЯ ПЛОЩАДЬ АВТОКРАТОВ.

______________

Иван Грозный: Деталь правой панели САМЫЙ ОБОЛОЧЕННОЙ ЗЕМЛИ НА ЗЕМЛЕ, автор Анны Боброфф-Хаджал

Иван Грозный (Иван IV, 1530-84) печально известен жестокими убийствами тысяч своих людей во второй половине своего правления.Наиболее известные из этих убийств совершались публично гротескными способами, такими как пронзание или обливание жертвы поочередно ледяной и кипящей водой. Историки спорят, был ли Иван сумасшедшим в период, который он называл опричниной (1565–1572 гг.), Или же он проводил стратегию по устранению препятствий для своего автократического правления.

Вопрос 1:

Был ли Иван Грозный сумасшедшим или проводил рационально продуманную политику?

Я хотел бы предложить третью возможность: независимо от того, был ли Иван Грозный (по крайней мере, время от времени) от своего рокера, его убийственные действия заставили совершить рывок вперед в том же направлении, что и московские правители до и после него.

В конце концов, даже неуравновешенный монарх вырастает в особой культуре, с особыми влиятельными людьми и группами вокруг него, впитывая любую историю, которую его наставники учат ему о своей стране и правительстве. Возможно, даже психически неуравновешенные представления и действия правителя настолько приправлены миром, в котором он живет, что они продвигают его тенденции, даже если он этого не планирует.

Вопрос 2:

Может ли несколько несбалансированный правитель продолжить — возможно, более безжалостно — тенденции, начатые более стабильными правителями до него? Как бы это закончилось?

На этот вопрос не обязательно есть четкий ответ, но над ним интересно подумать.

Почему так важно думать об Иване Грозном?

Иван Грозный в образе сказочного крестного отца, благословляющего младенца Сталина (измененная деталь из картины Анны Боброфф-Хаджал, одетая в соответствующую одежду)

Зачем вообще надо ломать голову вопросами об Иване Грозном? Разве они не про какого-то психа много веков назад из далекой, теперь уже не относящейся к делу России?

Ну, во-первых, многие действия Ивана Грозного поразительно напоминали действия Иосифа Сталина 400 лет спустя.В 20-м веке Сталин убил порядка 20 миллионов россиян, большинство из которых невиновны в предъявленных им обвинениях, также ужасными способами. Например, и Иван, и Сталин казнили некоторых из своих самых преданных сторонников. Каждый из них убил своих лучших генералов во время или накануне крупных войн. И каждый из них в конце концов обратил террор против людей, которые изначально руководили им, казнив многих из тех, кто выполнил его первые фазы.

Итак, два русских правителя, живших с разницей в четыре столетия, совершили одинаковые ужасающие убийства огромного количества своего населения.Может, они оба сумасшедшие!

Иосиф Сталин. Фрагмент платья DRESS IT UP IN RESPLENDENT CLOTHES, автор Anne Bobroff-Hajal

Но и здесь, независимо от их психического состояния, их «сумасшедшее» поведение было настолько поразительно похоже, что мы должны задаться вопросом, что было в воздухе в России — или вода, земля или водка, — что сделало двух правителей почти половиной Миллениум совершают одни и те же маниакальные поступки.

Вопрос 3:

Что могло побудить двух правителей России (СССР), живущих с разницей в четыре столетия, навести террор на свое население таким же образом?

Опять же, вы не сможете сейчас ответить на этот вопрос.Эти учебные пособия по «Большим вопросам», а также мои статьи о русской истории, решают эти проблемы, предлагая идеи и доказательства, которые студенты могут обдумать, чтобы прийти к своему собственному мнению.

Где можно найти хорошее резюме мнений различных историков о том, был ли Иван сумасшедшим или у него была цель и стратегия?

Фрагмент картины Анны Боброфф-Хаджал «Твоя хватка, интрига с VIP-персонами»: Мое изображение лица Ивана Грозного.

Каждая из двух последних книг об Иване Грозном представляет собой прекрасное резюме оживленных споров об Иване и его опричнине, которые ведутся рядом историков в США, Великобритании и России.Я рекомендую вам прочитать оба, чтобы увидеть две точки зрения:

Изабель де Мадариага, Иван Грозный (2008) , Вперед, стр. X-xiv.

Андрей Павлов и Морин Перри, Иван Грозный (серия Profiles in Power, 2003), Введение, стр. 1-6.

Два известных американских историка России утверждают, что Иван IV был душевнобольным во время опричнины:

Роберт О. Крамми, автор превосходной книги Образование Московии 1304-1613, с.162-72.

Ричард Хелли, «Что случилось? Как ему это удалось? Паранойя Ивана Грозного и проблема институциональных ограничений », Российская история 14 (1987): 199-224.

ПРИМЕЧАНИЕ

: Хотя я лично не согласен с Крамми и Хелли по вопросу о вменяемости Ивана, каждый из них написал превосходные книги, одни из самых прекрасных в области русской истории (Крамми Формирование Московии и Хелли Присоединение и военные перемены в Московии; его исследования рабства в России также являются разоблачительными) .

Если у кровожадной опричнины Ивана было объяснение, то что?

«Ваша хватка, интрижка VIP-персон» Анны Боброфф-Хаджал. Акриловая краска и цифровые изображения на холсте и картоне. 32 ″ x 66 ″

Чтобы решить, были ли действия Ивана безумными, нам нужно выяснить, было ли им какое-то возможное объяснение. Это не означает, были ли его действия правильными или неправильными (мы, вероятно, все согласны с тем, что они были отвратительными с моральной точки зрения). Это означает, что нам нужно выяснить, может ли сам Иван придерживаться разумной стратегии, какой бы мерзкой она ни казалась нам.

Крамми описал двор, в котором оказался Иван Грозный, как молодой монарх, который хотел, чтобы власть диктовала без чьего-либо вмешательства:

«Царь жил в паутине семейных отношений. Узы родства или брака связывали многие из могущественных придворных кланов — княжеских и безымянных — друг с другом. Эти взаимосвязанные семейные группировки монополизировали высшее командование в армии и занимали почти все места в Боярском совете [консультативном совете царя].С экономической точки зрения их власть опиралась на владение поместьями без каких-либо условий. Любому московскому правителю приходилось считаться с ними при назначении должностей или разработке национальной политики ». (Крамми, стр.160).

Продолжение текста после следующего изображения

Русские цари, в том числе Иван IV, не любили бороться с влиянием «клановой сети» русского дворянства, изображенной в этой детали моей «Твоей хватки, интриги V.I.P.»

Павлов и Перри рисуют аналогичный портрет препятствий, которые молодой Иван хотел преодолеть в своем стремлении к власти:

«… бояре — особенно княжеского происхождения — сохранили большое влияние.Самые выдающиеся из князей продолжали владеть большими фамильными поместьями, которые были остатками их прежде независимых княжеств … При дворе они составляли свои собственные сплоченные «корпорации» — суздальских князей и ростовских князей, в том числе ярославских князей и князей Оболенских. Эти корпорации были сформированы не только на основе общего происхождения князей, но и на основании их владения наследственными поместьями в пределах своих бывших княжеств. Хотя их владение наследственными поместьями не означало, что князья были независимыми землевладельцами и противниками централизации, это наделило их… влиянием на национальном уровне.Сознавая свое высокое происхождение, именитые князья претендовали на роль ближайших советников царя. Такие аристократические претензии со стороны княжеской боярской верхушки не могли не вступить в противоречие с самодержавными устремлениями первого русского царя ». (Павлов и Перри, с. 124).

Другими словами, если Иван должен был стать настоящим автократом, ему пришлось бы вырваться из «паутины» кланов, власть которых опиралась на их независимое землевладение.

Как мог Иван прорваться сквозь «паутину» княжеских родов?

Русский историк Сергей Платонов, пишущий об Иване Грозном в 1920-е гг.,

«представлял опричнину как политику, направленную на ослабление старой княжеской аристократии путем уничтожения ее крупных наследственных помещичьих владений и их условного перераспределения в пользу нового класса мелких военнослужащих». Продолжение текста после следующего изображения

Фрагмент моей «Твоей хватки, интриги В.I.P.’s »показывает нижние уровни благородных кланов.

Во время опричнины (а затем, по словам Павлова и Перри, стр. 169-203), Иван убил или сослал в далекие страны многих могучих старых потомственных землевладельцев. На своих прежних придворных должностях и в своих бывших поместьях, сказал Платонов, Иван вместо этого поставил низших слуг, которые имели право владеть землей только до тех пор, пока они находились на службе у царя (так называемое «служебное владение»). Это разрушило основу власти старых потомственных землевладельцев, лишив их возможности ограничивать царскую автономию.

Точка зрения Платонова была общепринятой на протяжении десятилетий, пока, как это часто бывает, не потеряла популярность, когда более поздние историки задали ей вопросы.

Критика работы Платонова более поздними историками

Во-первых, некоторые историки * заметили, что многие из могущественных старых боярских и княжеских кланов, которые были сосланы Иваном , вернулись ко двору после семилетней опричнины (или, согласно Павлову и Перри, после смерти Ивана IV, стр. 198), в свою очередь вытеснив низкорожденных придворных Ивана.Это определенно создавало впечатление, что Иван вовсе не собирался воспитывать этих низкорослых придворных. Казалось, жизнь просто вернулась к доопричнинскому статус-кво.

Обложка книги Джанет Мартин

Другие историки (например, Мартин, стр. 390 и Крамми стр. 162-4) утверждали, что, поскольку Иван был непоследователен в своем выборе того, кого убить или изгнать и кого включить в свою опричнину, он не мог преследовать план социальной инженерии. Он сослал некоторых князей и оставил других при дворе, казнил некоторых из низших, а также некоторых из высоких.

«За время существования опричнины люди разного происхождения служили в частной армии и дворе Ивана. Некоторые происходили из аристократических кланов, а многие другие — из низшей знати. Иногда одни члены известной семьи служили в опричнине, а другие нет….

[Из ссыльных в Казань] князей из Стародубской, Ярославской и Ростовской областей составляли крупнейший компонент…. [Но] значительное число вовсе не были князьями; некоторые были выходцами из знатных нетитульных семей и значительно больше — из нижних эшелонов суда.(Крамми, стр. 163-4)

Другие историки также утверждали, что, хотя первоначальные опричники были низкого происхождения, их состав позже вернулся к тем же старым князьям и боярам. (Однако свидетельства в пользу этого утверждения кажутся скудными и, похоже, игнорируют недавнее обширное исследование Андрея Павлова ** о ссылках / передаче земель Иваном, в том числе в период после формального завершения опричнины.)

Историки также утверждали, что движение Ивана против князей и бояр было бы бессмысленным, поскольку все русские, от высшего дворянства до низшего крестьянина, уже согласились с необходимостью самодержавного царя.Никто, даже князья, не хотел менее централизованной системы.

Кроме того, похоже, в дискуссию закралась семантическая путаница. Некоторые из несогласных историков считали, что, «воспитывая низкорожденных придворных», сторонники Платонова означали, что новые приспешники Ивана превратились в класс, осознающий их собственные интересы, с независимой властной опорой, с которой можно было добиваться уступок от царя. Эти историки точно заметили, что на самом деле не возникло никаких новых групп или классов интересов.Фактически, русское самодержавие стало сильнее после царствования Ивана, не ослабло по сравнению с новоиспеченными слугами.

«И аристократы (князья и бояре), так и военная шляхта согласились с объединением земель под единоличным правительством царя и слиянием служебного [землевладения] и аллодиальной собственности… в чем все они видели некоторые преимущества. Некоторые князья Рюрикидов [царская родословная], выжившие в достаточно сильных кланах, могли все еще стремиться к своему прежнему удельному статусу [независимой собственности на землю], но повсеместные системы … действовали как барьер против любых частных инициатив … и монополии на прибыльные услуги объединил аристократию и обслуживающее дворянство »(Мадариага, стр.368)

* Например, Джанет Мартин, Средневековая Россия, 980-1584 (2007), стр. 392, и Мадариага Иван Грозный, стр. 182-3.

** Исследовательские статьи Павлова, к сожалению, не переведены с русского, но они описаны в книге Павлова и Перри « Иван Грозный».

Можно ли согласовать эти точки зрения?

Важно, чтобы все учащиеся сами читали источники, чтобы составить собственное мнение.Но после того, как я недавно просмотрел источники, готовясь к созданию моей новой работы об Иване Грозном (в моей основной роли художника), я чувствую себя воодушевленным, чтобы представить свои собственные выводы.

Обложка книги Павлов и Перри

Я считаю, что большинство споров об Иване Грозном, в отношении которых существуют реальные доказательства, можно объединить в единую картину опричнины.

Во-первых, давайте посмотрим на точку зрения некоторых историков, что, поскольку все русские уже считали, что им нужен единый всемогущий царь, Ивану не нужно было бы вбивать их в эту веру.Что ж, как сказал Крамми (выше), даже люди, убежденные в необходимости диктатора, все еще могут сражаться друг с другом за доступ и влияние. И сражение между собой русское дворянство, конечно же, вели.

Можно провести аналогию с детьми, которые в глубине души знают, что им нужно, чтобы их родители правили безраздельно. Тем не менее, они бесконечно ссорятся из-за своих братьев и сестер и добиваются своего. Иван Грозный походил на папу, который пытался вести машину, а дети пинали и били друг друга на заднем сиденье.Наконец он повернулся и ударил их. Или, может быть, я должен сказать: пытал и обезглавливал некоторых из них, чтобы заставить других послушаться.

(Помните, я не говорю, что это хорошо или что русский народ получил то, что к нему придет. Я только говорю, что Ивану не нравились драки и вмешательство, поэтому он избивал людей, чтобы остановить их.)

А теперь о выселениях…

Последние годы исследований Андрея Павлова в российских архивах показали, что критика выводов Платонова, с одной стороны, необоснованна, а с другой стороны, поднимает важные нюансы, которые необходимо внести в наше понимание опричнины Ивана.

Начнем с того, что монументальные масштабы выселения магнатов из их потомственных земельных владений теперь подтверждены исследованиями Павлова. «За весь период опричнины, — писал он, — большинство русских дворян могло быть переселено со своих родных мест…» (Павлов и Перри, стр. 142, выделено мной). Источники Павлова также показали, что удаление многих магнатов из их огромных имений позволило Ивану вознаградить своих низших приспешников землевладениями и деньгами.

Трудно представить себе, чтобы какой-либо другой правитель в Европе обладал властью принудить такое массовое перемещение и передачу прав собственности на землю своему собственному населению. Наряду с ужасом, который Иван обрушил на свой народ, это должно было сильно повлиять на их образ жизни и их психику.

… и возвращение всех этих магнатов на царский двор…

Исследование Павлова подтверждает, что, как утверждают недавние антиплатоновские историки, многие из старых княжеских и боярских родов действительно вернулись к царскому двору, некоторые с обещаниями вернуть свои земли.Однако Павлов и Перри обнаружили, что возвращение магнатов произошло только после смерти Ивана IV. Они представляют доказательства того, что даже после формального прекращения опричнины Иван продолжал ту же политику опричнины, все больше полагаясь на приспешников из низшего происхождения (Павлов и Перри, стр. 169-200).

Значит ли это, что в конце концов опричнина не возымела эффекта и, следовательно, не могла иметь рациональной цели?

Честер Даннинг, ПЕРВАЯ ГРАЖДАНСКАЯ ВОЙНА РОССИИ Обложка книги

Представление некоторых историков о том, что бывшие магнаты, пережившие террор, вернулись в суд и продолжили жить по-прежнему, кажется невероятным.Вернувшиеся магнаты пережили унижение, обнищание, пытки и террор. Они вполне могли убить нескольких близких членов семьи и друзей, или они были свидетелями или наверняка слышали об ужасных пытках и убийствах Ивана. Многие бывшие князья и придворные, вероятно, были вынуждены подчиниться этому глубоко травмирующему опыту. Как писал Честер Даннинг,

Возникшие в результате этого ужас и беспорядки травмировали элиту, серьезно ослабили многие княжеские семьи и усилили зависимость дворянства от монарха ( Первая гражданская война в России, стр.49).

Помимо психического воздействия, князья и бояре утратили опору своей власти: свои потомственные поместья. Павлов и Перри пишут, что даже в тех случаях, когда магнатам говорили, что их земля будет им возвращена,

«на практике было очень сложно реализовать эту политику, которая заключалась в широкомасштабном отчуждении земель у их новых владельцев опричников и передаче им других земель вместо них. В условиях всеобщего разорения экономики даже попытаться это было нереально.Как следствие, лишь небольшая часть [перемещенной] знати вернула свои старые поместья ». (стр.169)

Переселение знати «сопряжено с множеством проблем и часто приводит к их разорению и обнищанию…». [Во время опричнины] земля часто неоднократно переходила от одного хозяина к другому и приходила в упадок. Были нарушены традиционные методы ведения сельского хозяйства, что пагубно сказалось на крестьянах ». (Павлов и Перри, с. 143)

Короче говоря, в то время как бывшим магнатам было разрешено вернуться на высокие посты при дворе, многие из них больше не владели большими производительными участками наследственной земли, которая была источником их богатства и власти до опричнины.

«За годы опричнины в целом соотношение наследственных и служебных земель, особенно в центральных районах страны, значительно сместилось в пользу служебно-помещичьих имений». (Павлов и Перри, с. 143)

«Опричнина сильно повредила родовые имения княжеской и боярской знати, особенно она повредила наследственное землевладение князей. Уничтожение потомственного землевладения бояр и утрата их прежних связей с местным дворянством привели к значительному преобразованию русской аристократии, сделав ее полностью зависимой от монархии …Суверенный двор ранее имел территориальную структуру, в которой наиболее аристократические и выдающиеся дворяне не только служили при дворе, но в то же время возглавляли свои местные ассоциации дворянства. К началу 1570-х годов это прекратилось, и суд стал организован на новой, более иерархической основе. Привилегированная дворянская элита, московские ряды … откололась от подавляющего большинства дворян. Теперь они… выполняли свои услуги исключительно из «московского списка» (столичного), что значительно усилило их зависимость от государства.Такая модель развития суверенного двора должна была продолжиться и при преемниках Ивана Грозного. В результате высшие эшелоны дворянства … по сути превратились в государственных чиновников, и как таковые они начали проводить на местах жесткую политику самодержавия … ». (Павлов и Перри, с. 198-9).

Вопрос 4:

Возможно ли было, чтобы царь Иван разбил помещичью опору старых князей, бояр и придворных, не прибегая к террору? Мог ли он просто мирно постановить, что большие наследственные владения должны быть разделены и переданы более широкой группе дворян?

Почему Иван обратился к низшей знати для проведения своей политики?

Я подозреваю, что Иван усилил свой террор именно потому, что знал, что магнаты никогда не откажутся от своих больших земельных владений мирным путем.Но как он мог найти людей, желающих и способных проводить годы казней, пыток и выселений по всей стране? Он сделал это, обратившись к бедным слоям знати и предложив им награды, которых они никогда не смогли бы получить до опричнины.

«Служба в опричнине открывала для низших дворян новые возможности для успешной карьеры и повышения социального статуса своего клана. Иногда опричники скромного происхождения, вопреки традициям старшинства *, получали более высокие служебные должности, чем более именитые… бояре и дворяне.Последние, опасаясь немилости царя, не решились открыто защищать честь своего клана и вынуждены были смириться с потерей… » (Павлов и Перри, с. 113; см. Также с. 187)

* Первенство было важнейшим ключом к высоким постам в России и источником большинства битв между ними за статус и влияние.

Новопоставленный низкорожденный, «будучи полностью зависимым от государственной службы и обязанный царю своей карьерой и материальным благосостоянием,… обеспечил Ивану IV верной и надежной опорой для реализации его политических планов.»(Павлов и Перри, с. 113-14).

Но, как указали ряд недавних антиплатоновских историков, Иван не хотел поднимать из низкорожденных дворян новый высший класс, осознавая их общие интересы и стремясь навязывать свои требования царю. Наоборот. Целью Ивана было уничтожить способность всех классов ограничивать свою волю.

А как насчет непоследовательности Ивана в нападках или вознаграждении магнатов по сравнению с более низкими?

Такие историки, как Мартин и Крамми, точно указывают на то, что Иван был непоследователен в своих наградах и наказаниях, иногда изгоняя низкорослых и оказывая милости князьям.Крамми считает эту непоследовательность одним из признаков безумия Айвена.

Но я полагаю, что на его точку зрения отвечают историки, отметившие, что опричнина укрепила самодержавие, а не какой-либо один слой дворянства. Иван наградил низкорожденных дворян на период времени , чтобы завоевать их лояльность в качестве своего инструмента в своем более крупном плане.

Если бы Иван хотел утвердить свою власть на всех уровнях общества, он не мог бы последовательно вознаграждать какую-либо данную категорию людей или наказывать любую другую данную категорию.Его целью было не создать новый мощный класс фаворитов, а подорвать их безопасность.

Так Иван должен был быть несколько капризным. Только так он мог дать понять каждому классу людей, что они не имеют независимой безопасности, кроме его доброй воли.

Вопрос 5:

После прочтения некоторых источников, как вы представляете себе Ивана Грозного и опричнины? Если вы хотите оспорить какую-либо часть моих рассуждений — или если вы хотите согласиться, — я буду рад получить известие от вас в комментарии или по электронной почте.

Заключительное примечание:

Возможно, вы заметили, что вся эта дискуссия велась о разных уровнях дворянства, а не о тех, которые наиболее покорны из всех, о крестьянах, которым скоро предстоит закрепиться. И, конечно же, они во всем этом проиграли. В следующих руководствах мы поговорим об их жизни подробнее.

Фрагмент картины: «Все еще с тобой» Анны Боброфф-Хаджал

Интересный вопрос исследования

Почему на моей вышеприведенной картине Ивана Грозного он едет на метле с отрубленной собачьей головой впереди? Почему настоящий Иван выбрал именно эти символы?

Эта запись была опубликована в пятницу, 2 декабря 2011 г., в 15:14 и находится в разделе «Большие вопросы» по российской истории, Учебные пособия, Российское общество и история, Визуализация информации.Вы можете следить за любыми ответами на эту запись через канал RSS 2.0. Вы можете перейти к концу и оставить отзыв. Пинг в настоящее время не разрешен.

Гальперин на тему Павлова и Перри «Иван Грозный» | H-Russia

Андрей Павлов, Морин Перри. Иван Грозный. Лондон: Пирсон Лонгман, 2003. 234 + ix стр. 16,95 долларов США (бумага), ISBN 978-0-582-09948-7.

Отзыв от Charles J.Гальперин (приглашенный научный сотрудник, Институт России и Восточной Европы, Университет Индианы) Опубликовано на сайте H-Russia (октябрь 2004 г.)

Политическое богословие Ивана Грозного

Андрей Павлов из Санкт-Петербурга и Морин Перри из Бирмингема написали не только очень впечатляющий синтез научных исследований о правлении Ивана IV, что само по себе является большим достижением, но также и монографию, которая представляет собой последовательный тезис о взаимосвязи правления Ивана к политической эволюции России.

Перри написал введение, главы 1 («Иваново наследие»), 2 («Молодой правитель») и 3 («Покорение Казани и Астрахани») и заключение. Павлов написал главы 4 («Реформаторы и реформы»), 5 («От консенсуса к конфликту»), 8 («Введение опричнины »), 7 («Репрессии и переселение»), 8 («Кульминация Террор ») и 9 (« После опричнины »). Перри перевел главы Павлова (подготовленные для русскоязычного университетского учебника) с русского, отредактировал и улучшил их.Павлов прочитал весь окончательный текст на английском языке.

Авторы, в соответствии с серией, частью которой является эта книга, сосредотачиваются на вопросах территориальной экспансии, отношения правителя к элите и мифологии власти, особенно в наглядных свидетельствах и ритуалах. По необходимости некоторые темы (например, еретики Федор Башкин и Феодосой Косой и печатник Иван Федоров) опускаются.

Во введении Палов и Перри отвергают как спекулятивные психологические (или психиатрические) теории, одобряя «рациональный» подход к действиям Ивана, который уделяет больше внимания их последствиям, чем мотивам Ивана.Такой подход не требует ни положительной оценки правления Ивана, ни, даже с учетом достижений Ивана во внешней и внутренней политике, оправдания ужасных средств, которые он использовал для достижения своих целей.

По мнению авторов, реформы 1550-х годов способствовали развитию объединенных корпоративных поместий ( sosloviia ,), таких как помещичье поместье как «аристократов», так и «шляхтичей» ( бояре и deti boiarskie или ошибочно dvoriane ) аналогично Западной Европе, хотя пока только в эмбриональной форме.Однако, несмотря на роль Ивана в провозглашении этих реформ, в 1560-х годах он решил, что институты корпоративной собственности наложили неприемлемые ограничения на его авторитарный авторитет и власть. Поэтому он учредил опричнину , чтобы разделить нарождающиеся поместья между собой. Иван добился своей цели, усилил господство государства над обществом и наложил государственную службу на все слои общества. Короче говоря, Иван решил политическое будущее России. Московия стояла на распутье, и Иван лично решил, по какому пути пойдет Россия.

Кроме того, Павлов и Перри ссылаются на семиотические интерпретации Панченко, Успенского и Юрганова о том, что Иван наказывал грешников в ожидании апокалипсиса. Псевдомонастырь, основанный Иваном по адресу Опричнина, , в Александровой Слободе, также представлял собой идеальный образец общественного строя. Символика царствования Ивана была сложной и многослойной. Конфликт Ивана с элитой и всем московским обществом был вызван религиозной идеологией, а не только политическими разногласиями или личностями.

Опричнина вызвала собственное сопротивление, что привело к новым репрессиям. На завершающей стадии стремление младших опричников к продвижению по службе вызвало чистку верхних чинов от более старых опричников . Опричнина успешно уничтожила местные боярско-аристократические корпорации. Хотя Иван отменил опричнину в 1572 году, репрессии, массовые переселения и насилие продолжались до самой смерти Ивана. Тем не менее, по крайней мере, массовые репрессии были «относительно недолговечными» (стр.204). «Несмотря на неудачи и разочарования Ливонской войны, Иван продемонстрировал, что Московия — это сила, с которой нужно считаться в Европе», и Иван передал свои амбиции в отношении Ливонии и Киева своим преемникам (с. 205).

Этот краткий том устанавливает стандарт, по которому будут оцениваться все будущие «короткие» синтезы времен правления Ивана. Это, безусловно, самый читаемый обзор царствования Ивана, опубликованный на английском языке.

Написание и перевод выполнены превосходно, и я нашел только один англицизм («что до опричников » [с.162]). Доступность книги повышается за счет отсутствия типографских ошибок и наличия хронологии, глоссария и «иллюстраций» — (четыре карты и четыре генеалогические таблицы, называемые «рисунками»; единственная реальная иллюстрация на обложке, частичная вид на картину Вазнецова « Царь Иван IV Васильевич Грозный «). Читателям было бы полезно, если бы Московская компания была объяснена при первом упоминании Дженкинсона (см. Стр. 52 против 90, 137) и таких терминов, как «соборный придворный» ( думный дворян ) (стр.61 против 176 п. 18) и политическая гарантия (стр. 99 против 105) были определены при их первоначальном появлении.

Авторам пришлось выбирать библиографию, но они знакомы с недавними российскими и западными исследованиями. (В отличие от сносок к главам, библиография цитирует только англоязычные работы и отдает предпочтение недавним публикациям.) Их анализ изобилует острыми оригинальными наблюдениями. Они признают, что есть открытые вопросы, на которые нельзя ответить из-за отсутствия доказательств.В них справедливо и ясно излагаются историографические вопросы.

Как вопрос вкуса, я всегда не любил ссылаться на реформу местного самоуправления, названную реформой земская от слова «земля» ( zemlia ), как создание земства , даже если Георгий Вернадский сделал это. . Анахроничный термин девятнадцатого века вносит слишком много путаницы.

Специалисты могут на досуге проанализировать детали повествования. Общий тезис Павлова и Перри о политическом развитии России не нов, хотя ранее он не аргументировался столь же всесторонне и убедительно.Я не уверен, что реформы 1550-х годов имели тенденцию к созданию в Московии сословно-представительной монархии в европейском понимании или что «контрреформатор» Иван позже пожаловался на их осуществление (с. 65).

Бесспорно, что правление Ивана IV было самым репрессивным в истории Москвы, но, несмотря на явно сравнительную европейскую концепцию авторов, они не сравнивают жестокость царствования Ивана с царствованием его современников.

Авторы критически относятся к источникам, утверждая, например, что переписка Ивана Курбского достоверна, но тенденциозна.Другие исходные решения открыты для обсуждения. Шлихтинг рассказал, что Иван посадил боярина Ивана Петровича Федорова-Челяднина на ивановом престоле, высмеял амбиции Федорова стать преемником Ивана, а затем зарезал его. Павлов и Перри принимают эту историю (стр. 138–139). Следует подозревать все зарубежные рассказы, в которых Иван лично убивал людей, за исключением случайного царевича Ивана, поскольку императорское приличие превзошло даже жестокость Ивана. Нет никаких оснований полагать, что Одерборн, никогда не посещавший Московию, что после смерти царевича Ивана Иван часто «падал в обморок и терял сознание» (с.197), когда Джером Хорси, который был там, ничего подобного не говорит.

Наконец, если Иван действительно ожидал неминуемого апокалипсиса, то странно, что он никогда этого не говорил и не писал слов на этот счет. Более того, если Иван думал, что страшный суд близок, почему он продолжал жить такой сомнительной личной жизнью, особенно в сексуальном плане?

В заключение Павлов и Перри написали работу, которая понравится как специалистам, так и неспециалистам и даст много пищи для размышлений о все еще малоизученном, но всегда интригующем правлении Ивана Грозного.

Версия для печати: http://www.h-net.org/reviews/showpdf.php?id=9853

Образец цитирования: Чарльз Дж. Гальперин. Отзыв Павлова Андрея; Перри, Морин, Иван Грозный . H-Россия, Обзоры H-Net. Октябрь 2004 г. URL: http://www.h-net.org/reviews/showrev.php?id=9853

Авторские права © 2004 H-Net, все права защищены. H-Net разрешает распространение и перепечатку этой работы в некоммерческих образовательных целях с полной и точной ссылкой на автора, местонахождение в Интернете, дату публикации, список авторов и H-Net: Humanities & Social Sciences Online.По поводу любого другого предлагаемого использования свяжитесь с редакцией «Обзоров» по ​​адресу [email protected]

Опричнина и ее последствия | Полезная информация для всех.

Ливонская война была затяжной, что существенно осложнило внутриполитическую ситуацию в России. Среди бояр и дворян стало расти недовольство политикой Ивана IV, продолжением войны. К ним присоединились некоторые люди из ближайшего окружения короля. В 1564 г. князь А. Курбский, ранее командовавший русскими войсками, бежал на сторону противников России полякам.Предательство князя еще больше усугубило неудачи России в Ливонской войне. В этих условиях Иван IV решает ввести опричнину в 1565 году.

Россия во времена опричнины:
1) страна разделилась на две части. В Опричнину (царская часть страны) вошли земли, которые находились в центральных и богатейших районах страны. Опричнина разработала собственную систему органов власти;
2) на Земщине на остальной территории сохранились старые порядки с такими же порядками Боярской думы;
3) была создана особая опричная армия, превратившаяся в полицейскую силу государства.Всех недовольных опричниной зверски пытали и казнили.

Цели опричнины
Введение опричнины Иван Грозный преследовал цель уничтожить сепаратизм феодальной знати. Он проводил опричную политику, не останавливаясь ни перед какими мерами.

В наследство (опричнину) царь взял много уездов на западе, юго-западе и в центре России, богатые северные районы, часть территории Москвы.Опричный дом тысячи специально отобранных дворян получил поместья в опричных уездах, а все земства из них были выселены. В опричнине были созданы своя Дума, свой двор, внутренние порядки. Иван Грозный сосредоточил в своих руках контроль над дипломатией и важнейшими делами, он отстранился от нынешней администрации, и все тяготы Ливонской войны легли на земство. У корпуса опричнины было всего две обязанности: защита царя и истребление предателей.
Борьба с возможной изменой велась путем массовых репрессий: казней, переселений, конфискации земли и имущества. Вскоре террор охватил всю страну, его жертвами стали не только отдельные боярские или дворянские семьи, но даже целые города. В Новгороде было много казней (по минимальным оценкам, около 3 тысяч человек). Причиной тому послужили подозрения Ивана Грозного в предательских связях Новгорода с польским королем. Опричный террор принял устрашающий размах, сменились руководители опричнины (когда А.Басманов был казнен, его место занял Малюта Скуратов), но расправы над предателями не прекратились. Жертвами репрессий стали и известные бояре со всеми близкими людьми, и высшие государственные чиновники, и очень мелкие люди, и крестьяне. Опричнина просуществовала 7 лет до 1572 г.

В 1572 г. царь отменил опричнину. Опричный и Земский края снова были объединены. Отмена опричнины была связана с полным экономическим упадком страны, разорением целых регионов, поражением русской армии в Ливонской войне и походом крымского хана на Россию.

К чему привела политика опричнины, ее последствия для социально-экономического развития государства:
1) опричнина своими кровавыми действиями, Иван Грозный все же сумел добиться усиления режима личной власти, подавить всякая оппозиция, устранение всех очагов конкретного сепаратизма;
2) поражение богатейших территорий привело страну к кризису. В 70-80-е гг. начался настоящий экономический кризис, выразившийся в запустении городов и деревень, гибели большой массы людей, бегстве крестьян на окраины страны и голоде;
3) политика опричнины привела к еще большему ухудшению позиций России в Ливонской войне.

Поистине ужасно | Гэри Сол Морсон

Третьяковская галерея

Илья Репин: Иван Грозный и его сын Иван , 1885

Борис Пастернак писал своей двоюродной сестре Ольге Фрейденберг в 1941 году о неожиданном прославлении Сталиным царя Ивана IV, известного как Иван Грозный:

Нашему благодетелю кажется, что до сих пор мы были слишком сентиментальны…. Новый энтузиазм, открыто провозглашаемый, касается Грозного Царя, опричнины , [правления террора] и жестокости.На эту тему пишутся новые оперы, пьесы, сценарии к фильмам. Без шуток.

Это могло показаться шуткой, потому что имя Ивана долгое время было синонимом садизма и бессмысленного разрушения. Как отмечает Чарльз Дж. Гальперин в своей новой книге « Иван Грозный: бесплатно для вознаграждения и бесплатно для наказания », Иван является «несущим карты членом Исторического зала позора — сомнительного пантеона, состоящего в основном из правителей … включая Нерона. , Калигула, Аттила Гунн, Чингис (Чингисхан), Влад Цепеш (Дракула), Цезарь Борджиа и маркиз де Сад.

Был ли Иван подходящим объектом энтузиазма Сталина? Неужели он был таким ужасным? Русские националисты, которые регулярно обвиняют западных историков в «русофобии», заявляют, что на Ивана оклеветали, а Гальперин по разным причинам соглашается с тем, что «дурная репутация Ивана … наносит ущерб учености и искажает историю». Все эти описания «предполагаемого маньяка-убийцы» в литературе, кино и исторической науке просто «хранят миф». По мнению Гальперина, Иван был плохим, но не хуже других правителей своего времени.

Кто такой Иван? Во-первых, он был одним из самых читаемых россиян века и плодовитым писателем. Изучающим раннюю русскую литературу известна его увлекательная переписка с князем Андреем Курбским, который бежал в Польшу-Литву в 1564 году. Когда Курбский написал письмо, осуждающее зверства Ивана, Иван подробно ответил в своем характерном стиле: с отступлениями, набожными цитатами, демонстрациями вспыльчивости и быстрой смены насмешек на поддельное смирение. Переписка, продолжавшаяся до 1579 года, свидетельствует о гневе Ивана и постепенном усвоении Курбским западных идей.Курбский утверждает, что люди должны очень высоко ценить «чистую совесть… вложенную в каждого человека Богом», в то время как Иван настаивает на том, что Бог требует, чтобы люди были абсолютно послушны существующей власти, как бы она ни осуществлялась. «Подумайте об этом и подумайте, — пишет Иван, — что противящийся власти противится Богу», даже если власть незаконна — тем более, если власть легитимна, как у Ивана. Иван рассуждает, что Курбский, независимо от того, согрешил ли он, должен «принять страдания от меня… и [таким образом] унаследовать венец [вечной] жизни».Курбский с его апелляциями к естественному праву, свободе человека и правам совести теперь выступает как первый диссидент России, писатель-эмигрант и западник. В его неоднократных описаниях ивановской России как до смехотворного невежества в глазах жителей Запада можно также видеть, что Курбский с нетерпением ждет постоянно присутствующего в России комплекса неполноценности по отношению к остальной Европе. *

Иван начал свое правление Великим князем Московским в 1533 году в возрасте трех лет, когда умер его отец, Василий III.Россия (или Московия), в которой родился Иван, была продуктом долгой истории постепенной консолидации московских правителей. После монгольского завоевания в середине XIII века Русь разделилась на множество мелких княжеств. Московские князья постепенно расширяли свою власть не из-за военной доблести — это не имело значения, когда монголы были подавляюще сильны, — а из-за их политических навыков в отношениях с монголами и другими русскими правителями. Известный как «собиратель русских земель», дед Ивана Грозного, Иван Великий, утроил размер московских владений и победил монгольское (или татарское) войско в 1480 году, когда обычно указывается дата окончания «татарского ига». .Примечательно, что Иван Великий завоевал независимый город-государство Новгород, мощную торговую республику, заменив его элиту москвичами.

Образовавшееся государство представляло собой мешанину традиций и обычаев, которые постепенно гармонизировались и централизовались. Власть была раздроблена: бояре (высшие дворяне, часто занимавшие политические должности) накладывались на князей, правителей княжеств, которые, как и Иван, были потомками основателя династии, полулегендарного Рюрика. Хотя князья больше не могли проводить внешнюю политику или выпускать собственные монеты, они по-прежнему пользовались значительной властью в своих владениях.

Через пять лет после смерти отца Ивана его мать Елена, регентша, последовала за своим мужем в могилу, а Иван остался на попечении придворных бояр. Для Ивана это был решающий период его жизни. Достоевский классно утверждал, что обиженные и униженные, если они когда-нибудь добьются власти, станут самыми жестокими тиранами, потому что они чувствуют себя вправе отомстить и потому, что, перенеся сильнейшую боль, они знают, что болит. Самоописания Ивана иногда читаются так, как будто Достоевский составил их, чтобы проиллюстрировать свою теорию.В своих письмах Курбскому он открыто оправдывает свою жестокость как адекватную реакцию на обращение с ним в детстве и юности. Когда Курбский обвиняет его в преследовании невиновных, Иван отвечает, что никто не приходил ему на помощь, когда он был невинной жертвой, и что бояре до сих пор пытаются его преследовать. Понятно, почему так много историков и писателей диагностировали его как параноика.

Фактическое насилие, о котором пишет Иван, не похоже на душераздирающие случаи, описанные Достоевским.Скорее, Иван жалуется, что в детстве с ним обращались как с властителем только в церемониальных случаях, но в остальном в тех, кто за ним ухаживал, не было «элемента подобострастия». «Как я могу перечислить такие бесчисленные мучительные страдания, которые я перенес в молодости?» — спрашивает он Курбского. «Много раз я ел поздно, не по своему желанию». Даже когда он был достаточно взрослым, чтобы понимать, другие предполагали, что наставляют его. «И поэтому ни во внешних [государственных] делах, ни во внутренних [личных] делах, ни в самых маленьких и ничтожных вещах (и [я имею в виду] обувь и сон) — ничего не было по моей воле … пока мы остался как бы ребенком.Иван также жалуется, что Курбский однажды обидел его, дарив подарки дочерям дворянина, а Ивану — забывая. Обида детства и хныканье ребенка все еще можно услышать в 34-летнем правителе.

В 1547 году, когда ему было шестнадцать, Иван приказал архиепископу короновать его царем, что сделало его первым, кто принял этот титул. Внутри страны термин царь , который переводил титул византийского императора basileus , отражал абсолютную власть Ивана над православной церковью, а также над аристократией.Его воля теперь превосходила волю любого священнослужителя или боярина, каким бы высокопоставленным он ни был. Царь также использовался как перевод монгольского титула хан , что свидетельствует о стремлении Ивана господствовать над тремя оставшимися татарскими ханствами — Казанским, Астраханским и поддерживаемым Турцией Крымом. Хотя ханы больше не правили Россией, они совершили набег на нее, вызвав огромные разрушения и захватив большое количество рабов. Завоевание монголов не только повернуло бы вспять историческую волну, начавшуюся с их экспансии на запад, но и позволило бы русским брать рабов, а не обеспечивать их, при этом проводя то, что можно было бы представить как крестовый поход против неверных.

Иван не признавал истинными христианами даже неправославных жителей Запада. Когда Иван говорит Курбскому, что, объединившись с Польшей и Литвой и возглавив армии против Московии, он понесет вину за убийство христиан, Иван ожидает ответа, что враги России также являются христианами. Иван уверен, что католики и протестанты не такие: «Если вы обвиняете нас в войне против христиан, а именно с немцами и литовцами, то ваши обвинения беспочвенны…». В этих странах нет христиан, за исключением очень немногих служителей Церкви и тайных служителей Господа.

В 1553 году Иван заболел и не ожидал выздоровления. Он попросил своих слуг присягнуть на верность его сыну Дмитрию, и, хотя все в конце концов сделали это, многие поначалу отвергли перспективу появления еще одного младенца-правителя. Они предпочитали двоюродного брата Ивана, Владимира Старицкого, который никого не производил особо умным или политически проницательным, но был по крайней мере взрослым. Иван никогда не забывал этого колебания подчиняться своей воле или потенциальному вызову своего кузена. Обвинив Владимира в сговоре с поваром с целью отравить его, Иван в конце концов заставил Владимира, его жену и младшего ребенка принять яд.

Следуя курбскому «« История Ивана IV », историки обычно делят правление Ивана на два периода. Первый заканчивается в 1560 году, когда умерла любимая жена Ивана Анастасия, оставив его убитым горем и лишенным ее сдерживающего влияния. В течение первой части своего правления Иван провел ряд внутренних реформ, которые хвалят историки, в первую очередь, новый кодекс законов, новую систему сбора налогов и разрешение на местные выборы полиции и судей, но позже Иван отверг их как работа его советников Алексея Адашева и священника Сильвестра.Он всегда считал, что в 1552 году татарское ханство Казань было завоевано татарским ханством. Это достижение знаменует тот момент, когда, как отмечает историк Роберт Крамми, Россия впервые стала империей, управляющей народами, принадлежащими к очень разным культурам. В 1558 году Иван начал 25-летнюю войну, чтобы завоевать Ливонию на побережье Балтийского моря. Эта катастрофическая попытка вызвала сопротивление ряда других держав и в конечном итоге привела к дорогостоящему поражению. Война также оставила Москву незащищенной от нападения Крымского ханства, которое в 1571 году разграбило и сожгло Москву.

После смерти Анастасии Иван уволил Адашева и Сильвестра. Дворяне теперь чувствовали его гнев. Примерно в 1560 году он начал конфисковывать собственность и отдавать приказы о казнях. Курбский благоразумно дезертировал в апреле 1564 года. Ничто не подготовило москвичей к последующим событиям. 3 декабря 1564 года Иван покинул Москву со своей сокровищницей, семьей и большой свитой в неизвестном направлении. Остановились они у Ивановского охотничьего домика Александровская слобода, который он укреплял. Оттуда он отправил в Москву два письма, одно адресованное митрополиту (главе церкви) и боярам, ​​в котором обвинил оба в различных формах измены, в том числе в несогласии с ним, и выдвинул ряд требований.Другой, адресованный москвичам, снимал с них вину. Учитывая продемонстрированную способность горожан устраивать бунты и линчевать аристократов, это письмо оказало значительное давление на бояр. Иван пригрозил отречься от престола, если его требования не будут выполнены, что привело бы к беспорядкам и массовому насилию. Бояре, кажется, не могли представить альтернативы законному правителю. Иван получил то, что хотел.

Первое требование Ивана заключалось в том, чтобы ему была предоставлена ​​полная свобода наказывать любого, каким он выберет, без промедления, судебного разбирательства, традиционного согласия бояр или права духовенства на ходатайство от имени обвиняемого.Как он позже объяснил в письмах Курбскому и другим источникам, хотя он всегда считал, что должен быть «свободен вознаграждать и наказывать», он должен был следовать судебным процедурам и терпеть вмешательство духовенства. Все это было хорошо для более мелких правителей, таких как Елизавета I, чья власть была ограничена, или Император Священной Римской империи, который был избран, но Иван находил в ярости то, что его власть, будучи абсолютной в теории, не была неограниченной на практике. Он настаивал не на силе делать что-то конкретное, а на абсолютной свободе проявлять свою неограниченную волю.

Другое требование Ивана ни на что не похоже в русской истории раньше или позже. Он разделил свое королевство, создав опричнину , слово, которое ранее указывало на долю дворянского поместья, оставленную его вдове. В употреблении Ивана это означало что-то вроде «обособленного царства», а Курбский называет опричников ( опричнина, человека) «кроме-никс» ( кромешники, ). Иван будет управлять опричниной по своему выбору, в то время как остальная часть царства, земщина (земля), будет управляться как прежде.За прошедшие годы опричнина территория расширилась за счет официального указа и мародерства опричников .

Опричники Ивана — ужасающая армия, поклявшаяся избегать любых контактов с земщиной человека, включая своих родственников, — были одеты в черное и носили форму с изображением головы собаки и метлы, чтобы показать, что они будут учуять измену и подмести это прочь. В то время как некоторым дворянам, проживавшим на территории опричнины , было разрешено присоединиться к людям Ивана, большинство из них было выслано в земщину , а их жены и дети отправились за ними пешком.Как отмечает Изабель де Мадариага в своем великолепном исследовании Иван Грозный: Первый царь России (2005), во время изгнания знатных дам заставляли рожать в снегу, и «любой крестьянин, который пытался помочь им в пути, был в кратчайшие сроки исполнен ». Мертвых оставляли непогребенными, что было особенно ужасно в то время, когда христианское погребение было чрезвычайно важным.

Мадариага объясняет, что последовала «настоящая вакханалия арестов и убийств, в которой трудно обнаружить конкретную политику.Историки изо всех сил пытались найти обоснование решения Ивана об учреждении опричнины . Если его целью было грабеж, чтобы профинансировать войну с Ливонией, как предполагают некоторые, то почему тогда бессмысленное уничтожение налогооблагаемых активов? Зачем беспорядочно убивать слуг, когда нужны были солдаты? Некоторые утверждали, что действия Ивана напоминают действия современных западных правителей, консолидирующих центральную власть, и что его репрессии против бояр были «прогрессивными». Но ни один западный правитель никогда не думал разделить свое царство пополам, чтобы одна часть могла охотиться на другую.И если это была война с боярами, отмечает Крамми, трудно объяснить, почему «социальный состав двора опричнины и земщины был практически идентичным».

Как отмечает Мадариага, историки, похоже, тщательно прочесали доказательства, чтобы подтвердить свою веру в то, что Иван, должно быть, действовал рационально: «Следовательно, в соответствии с интеллектуальной модой того времени необходимо было разработать теории, которые сделали возможным интерпретировать события как запланированные с целью достижения четко определенных и положительных результатов.В двадцатом веке это означало описание борьбы с царем и низшим дворянством, с одной стороны, и «реакционным» высшим дворянством, с другой. Когда объяснительная мода изменится, несомненно, будет найден какой-то другой рассказ, объясняющий то, что произошло.

Россияне были особенно шокированы тем, что наряду с резней элиты Иван казнил их семьи и последователей. Впервые в России стало обычным делом убивать жену и маленьких детей осужденного, а также его крестьян, а также изобрести творческие формы пыток.Когда Иван включил админа И.П. Федоров, его приспешники совершили набег на земли Федорова и убили вассалов. Целые семьи были убиты без суда и следствия, некоторые — самим Иваном. «Даже жен крестьян раздели догола и загнали« как зверей »в леса, где их разрубили на куски», — пишет Мадариага. «Многие женщины были повешены на воротах своих домов, других разрубили на куски, а осколки воткнули в отверстия во льду, откуда люди черпали запасы воды». Когда митрополит Филипп возразил, он был заключен в тюрьму и в конце концов задушен опричником Малютой Скуратовым, чья дурная слава соперничает с садистским начальником НКВД Сталина Николаем Ежовым.

Опричники могли делать все, что им заблагорассудится. Суды получили указание признать их невиновными по какому-либо обвинению. Очевидными последствиями были грабеж, изнасилование и конфискация имущества. Дошло до того, что разбойники переоделись в опричников , , чтобы исключить любое сопротивление. Во время долгой войны Ивана против Ливонии он ненадолго потерял один город, когда русские перебежчики, одетые как опричники , уговорили стражу открыть ворота и захватили власть.

Генрих фон Штаден, отталкивающий иностранный авантюрист, присоединившийся к опричникам , описывает в своих мемуарах одну из своих грабительских экспедиций.Стаден сухо объясняет, что «если заключенный не хотел отвечать вежливо», раскрывая местонахождение своего богатства, люди «держали его и пытали, пока он не сказал». Поднимаясь по лестнице во время рейда, Стаден «встретила принцесса, которая хотела броситься к моим ногам. Увидев мое сердитое лицо, она повернулась, чтобы вернуться в комнату. Я ударил ее топором в спину, и она провалилась в дверной проем ». Он хвастается, что отправился в поход Ивана на Новгород в 1570 году на одной лошади с двумя другими мужчинами, но вернулся с сорока девятью лошадьми и двадцатью двумя телегами с товарами.

Нападение на Новгород началось с разорения по пути городов. Люди Ивана разграбили Тверь на пять дней. Приехав в Новгород, Иван благочестиво посетил Крещенскую службу, прежде чем возобновить погром. Унижение было важной частью его репертуара: он женил архиепископа Пимена на кобыле и выгнал его из города сидящим спиной на животном. Затем Иван провел слушания по делу об измене. После пыток мужчин, женщин и младенцев опричники, пробили дыры во льду, чтобы утопить их в реке.Использовались раскаленные печи. Иностранные наблюдатели сообщают, что Иван пронзил людей копьем и рассек их тела. Позже очевидцы рассказали датскому посланнику, что трупов было достаточно, чтобы закупорить реку и вызвать наводнение. Население Новгорода, второго по величине города королевства, составляло около 30 000 человек; Слушания по делу Ивана привели к казни около 2200 человек, но в это число не входят ни жертва опричников , ни смерть от голода и замерзания, вызванных разрушением.

Вскоре последовало худшее. 25 июля 1570 года Иван начал казни на Языческой площади в Москве. Он появился, вооруженный и одетый в черное, когда публика наблюдала за огромными кольями в земле и котлами с холодной и кипящей водой, установленными на площади. Триста человек ползли вперед на сломанных конечностях, чтобы услышать свою судьбу. Иван помиловал 184. Остальные подверглись пыткам осужденных. Ивана Висковатого, давнего иностранного переговорщика Ивана, раздевали, связали и отрезали куски его тела один за другим.На казначея земщина Никиту Фуникова поочередно обливали кипятком и ледяной водой. В очередной раз чиновники были убиты вместе с женами и детьми. Как замечает Мадариага, жертвы страдали «различными хитроумными способами: некоторым вырывали ребра, другим сдирали кожу заживо или пронзали до тех пор, пока, наконец, старик… не пошатнулся. Иван пронзил его копьем, потом шестнадцать раз ударил его ножом ». Ничего подобного в России никогда не происходило. В качестве демонстрации произвольной воли Ивана и его способности делать все, что только можно вообразить, ничего лучшего и придумать нельзя.

Подобно тому, как Сталин завершил террор 1936–1938 годов, очистив чистки, Иван затем обратился к ведущим опричникам . Затем, в 1572 году, он отменил опричнину , — фактически, запретил кому-либо использовать это слово. Опять же, никто не знает почему. Следующий сюрприз он сделал три года спустя, сделав вид, что отрекается от престола в пользу крещеного татарина Семена Бекбулатовича. Само собой разумеется, что Иван держал в своих руках казну и всю реальную власть, но его скромные, унизительные и явно неискренние прошения к якобы новому правителю дошли до нас.Даже историки, достаточно изобретательные, чтобы найти объяснение опричнины , признали свое поражение в объяснении этого эпизода.

В 1581 году Иван убил своего сына Ивана. Как и его отец, царевич был набожным садистом — сочинял житие святого и участвовал в пытках Ивана. Как гласит история, Иван, заставивший своего сына развестись с двумя женами, наткнулся на третью, которая была беременна и была неправильно одета. В ярости он ударил ее. Когда царевич бросился ей на защиту, Иван ударил его своим скипетром или другим орудием и, к своему ужасу, убил.На знаменитой картине Ильи Репина « Иван Грозный и его сын» Иван изображает царя с выражением крайнего шока на лице, держащего на руках смертельно раненого сына. У невестки Ивана случился выкидыш; царь погубил и своего ребенка, и внука.

Иван так и не поправился. Мученный чувством вины, он составил длинные мемориальные списки ( Sinodiki ) убитых им людей, некоторые из которых были перечислены по имени, а другие «известны только Богу», поэтому он мог совершить покаяние, заплатив монастырям за их души.Его преемником остался только его сын Федор, который был умственно и физически неполноценным. После непродолжительного правления Федора череда князей, восходящая к первому правителю России, прекратилась. Таким образом, частью наследия Ивана было пятнадцатилетнее «смутное время» — период хаоса, гражданской войны и иностранного вторжения.

Многие ученые, в том числе Гальперин, задаются вопросом, добился ли Иван того, чего задумал. Проблема, как остро замечает Мадариага, в том, что единственным доказательством намерений Ивана, помимо писем Курбскому, является результат его действий, и поэтому рассуждаешь по кругу.Другие утверждали, что Иван был сумасшедшим, не уточняя, что именно они имели в виду под словом «безумный». Гальперин приводит две загадочные причины для отказа от аргумента безумия. Во-первых, москвичи времен Ивана «имели представление о безумии, которое не соответствовало Ивану». Да, но когда историки называют его сумасшедшим, они имеют в виду, согласно нашим критериям, а не критериям россиян XVI века. Гальперин также настаивает, что «теория безумия опричнины делает излишним любое рациональное объяснение ее реалий.Если бы Иван был сумасшедшим, подробности опричнины, конечно, не имели бы смысла ». «Если бы Иван был сумасшедшим, — повторяет он, — то у опричнины не было цели». Но часто есть метод безумия. Например, действия параноиков имеют смысл для самих себя и определенно преследуют цель.

Гальперин вместо этого утверждает, что Иван создал опричнину потому, что, разрываясь между личным благочестием и требованиями должности, требующими от него нечестивых поступков, он хотел «отделиться от остального московского общества».Это включало конфискацию земель, что непредвиденно привело к сопротивлению, на которое разграбление опричников было ответом. Неоднократно сводя к минимуму ответственность Ивана за свои действия — при этом отрицая, что он это делает, — Гальперин утверждает, что ужасы опричнины были «определенно не тем, что задумал Иван», а скорее «побочным продуктом», живущим собственной жизнью. , как это часто бывает с ужасом. Не думаю, что можно быть уверенным в намерениях Ивана, но эта теория кажется особенно сомнительной.Как мог Иван не предвидеть, что захват наследственных имений людей и выгон их жен и детей в снег вызовет сопротивление? И чем это объясняет садистские пытки в Новгороде и Москве? Как можно дать группе вооруженных головорезов, обученных крайнему насилию, абсолютную юридическую неприкосновенность и не предвидеть того, что может произойти?

В том же духе Гальперин утверждает, что, хотя «Иван решил, какие пытки применять, к кому и с какой частотой… он никогда не применял огонь или другие орудия пыток», как говорят свидетели, он это делал.Единственное свидетельство Гальперина в пользу этого состоит в том, что «физические пытки его подданных, вероятно, были ниже его императорского достоинства». Почему Иван нашел бы одно ниже своего достоинства, а другое — нет? Даже если вы считаете, что есть разница между участием в пытках и их придумыванием, приказанием и направлением, какая моральная разница между ними?

Иван не был чудовищем, утверждает Гальперин, потому что он никогда не был «совсем плохим» и всегда был «человеком». Но сказать, что правитель, как некоторые из наших современников, является чудовищем, не значит сказать, что он не был человеком; можно сказать, что он был очень плохим человеком.Вряд ли имеет значение, был ли Иван «совсем плохим». Гальперин говорит, что Иван не мог совершить свои ужасы «в одиночку», «в одиночку», потому что в этом должны были участвовать другие. Но никто не утверждает, что злые правители не нуждаются в прихвостнях.

Возможно, историки не смогли понять цели Ивана, потому что они преследовали определенную цель, например, создание централизованного государства, построение современной экономики или какую-то другую известную политическую цель. Любая другая цель, даже если бы Иван об этом прямо заявил, вообще не выглядела бы целью.Во втором письме к Курбскому Иван пишет: «Вы еще больше стали восставать против меня… и поэтому я стал противостоять вам еще более жестко. Я хотел подчинить вас своей воле »- воля , слово, которое, как правильно объясняет Мадариага, может обозначать« полную свободу преследовать свою произвольную волю, а не свободу перед законом ». Может быть, главной целью Ивана была просто способность безудержно проявлять свою волю? Это объясняет, почему он требовал не конкретных реформ, а права действовать вне всяких законов и традиций.Если его действия кажутся произвольными, то это может быть потому, что его главной целью был произвол.

Сталин тоже использовал произвольный террор, арестовывая людей по квоте, и добился способности делать все, что ему заблагорассудится. Но, в отличие от Ивана, он делал это для достижения идеологических целей. Иван хотел неограниченной власти ради нее самой, чтобы никогда больше не испытать ничего подобного его детскому разочарованию воли — независимо от того, была ли предметом его воли пара ботинок или страдание другого человека.Если так, то лучшей подготовкой к его пониманию могут быть Преступление и наказание , Братья Карамазовы и другие великие исследования Достоевского душевного состояния, в котором «все дозволено». Некоторые персонажи Достоевского стремятся стать тем, что Иван Карамазов называет «человекобогом», существом, чья воля не встречает абсолютно никаких ограничений: «Для Бога нет закона. Место, где стоит Бог, свято ». Это было то состояние, к которому стремился Иван Грозный, не для реализации какой-то конкретной цели, а как высшая цель сама по себе.

Правительство и политика России Эрик Шираев

Глоссарий


a

Абсолютизм
Тип обычно неограниченной монархической власти.

Настройка повестки дня
Процесс, с помощью которого владелец информации может определить, какой тип информации становится новостью в любой момент, а какой нет.

Авторитарная система
Политическая система, которая не является демократической, имеет бессмысленные или сфальсифицированные выборы, терпит или инициирует нападения на политическую оппозицию, ограничивает гражданские свободы и имеет слабое гражданское общество.

верх


б

Болонья Процесс
Международная инициатива по приведению академических степеней к разумно унифицированному стандарту, приемлемому для всей Европы.

Большевики
Члены политического крыла Российской социал-демократической рабочей партии . Позднее это имя стало ассоциироваться с Коммунистической партией Советского Союза.

Боярская дума
Разговорный совет при великом князе.

Бояре
Представители высших сословий русской аристократии (в 10-17 вв.), Обладающие военной, экономической (как помещики) и политической властью.

верх


c

Центр
Группы, поддерживающие политику, относящуюся к умеренным действиям и мерам в политической, экономической областях, сфере безопасности и внешней политики.

Центральная избирательная комиссия
Учреждение, отвечающее за организацию выборов на федеральном уровне.Он назначается президентом и Федеральным собранием.

Гражданский милитаризм
Стратегическая политика утверждения военных целей, приоритетов и ценностей во внутренней политике и постоянного прославления военной роли во внутренней политике обороны.

Холодная война
Глобальное состояние напряженности между Советским Союзом и его ближайшими союзниками, с одной стороны, и Соединенными Штатами с их союзниками, с другой.

Коллективизация крестьян
Процесс создания колхозов в 1930-е гг., Члены которых разделяли собственность и землю.

Условно проправительственный
Тип политической позиции, при которой поддерживает кандидатов на должность от правительства при условии, что эти люди проводят политику, гарантирующую экономическую безопасность и порядок.

Консерватор
(в России), тот, кто поддерживает государственную защиту социального благосостояния, идею величия России как мировой державы, смешанную экономику с большой долей под контролем государства и относительную терпимость к авторитаризму.

Анализ содержания
Метод исследования, который систематически систематизирует и обобщает как явное (то, что на самом деле было сказано или написано), так и скрытое (значение того, что было сказано и написано) содержание информации.

Суд
Учреждение, устанавливающее законность определенного действия (например, поведение физического лица, решение учреждения или постановление правительства), а затем вынесение постановления.

Уголовный кодекс
Свод писаных законов, касающихся уголовных преступлений, и описания наказаний, которые должны быть наложены на осужденных.Уголовный кодекс России содержит минимальные и максимальные пределы для каждого описанного наказания, включая денежные штрафы, тюремное заключение и условные приговоры.

Критически-либеральный взгляд на историю России
Подход, который отвергает основные допущения имперско-моралистической традиции и предполагает, что демократический путь развития обеспечивает лучшие условия для страны, ее народа и ее отношений с другими государствами. Концентрация власти и ресурсов в одном центре наносит ущерб экономическому и политическому развитию страны.

верх


д

Демократический централизм
Официальная внутренняя политика Коммунистической партии, запрещающая фракции, оппозицию и устанавливающая обязательное принятие решений вышестоящих партийных организаций ее низшими структурами.

Демократическая оппозиция
Движение, неофициально возглавляемое Борисом Ельциным в конце 1980-х. Слово «демократический» относится к в значительной степени антикоммунистической и продемократической позиции движения.

Двойная власть
Ситуация, в которой страной (как Россия в 1917 году) управляют два института, выполняющие исполнительные и законодательные функции.

верх


и

Евразийская модель развития России
Мнение о том, что истинная судьба России состоит в том, чтобы сохранить ее естественные евразийские корни и избежать соблазна подражать западным моделям правления и культуры.

верх


f

Федеральные агентства
Федеральные учреждения для оказания определенных федеральных услуг.Например, есть федеральные агентства, отвечающие за туризм, архивы, лесное хозяйство, железные дороги и водные ресурсы.

Федеральные министерства
Федеральные учреждения, отвечающие за проведение федеральной политики в конкретных областях, таких как внешняя политика, внутренняя безопасность, оборона, здравоохранение, образование, финансы и сельское хозяйство.

Федеральные службы
Федеральные учреждения, осуществляющие и контролирующие выполнение определенных федеральных политик.

Федеральные университеты
Относительно крупные образовательные и исследовательские учреждения, объединенные из нескольких университетов и колледжей и финансируемые федеральным правительством.

Методология фокус-групп
Вид метода опроса, используемый при планировании внешней политики, анализе разрешения конфликтов, а также коммерческих и академических исследованиях. Типичная фокус-группа состоит из семи-десяти участников, которые обсуждают конкретную ситуацию или проблему и выражают свое мнение об этой ситуации модератору фокус-группы.

Framing
Преднамеренная интерпретация событий и политик с определенной точки зрения или в определенных контекстах.

верх


г

Контроль доступа
Управление доступом: например, определение того, какая информация разрешена или рекомендована для публикации, а какая нет.

Геноцид
Целенаправленное истребление людей на основании их этнической или социальной принадлежности.

GRIT
Стенды для постепенного снижения международной напряженности.Другими словами, постепенные и примирительные шаги во избежание конфронтации в двусторонних или международных отношениях.

верх


ч

Священный союз
Военно-политический договор 1815 года с участием России, Австрии и Пруссии для сохранения существующих династических принципов правления и предотвращения демократических революций в Европе.

верх


i

Нелиберальная экономическая политика
Сочетание авторитарных методов правления в сочетании с принятием, но только когда это удобно, принципов свободного рынка.

Имперско-моралистическая традиция
Взгляд на историю России, согласно которому мощь, влияние и успех России всегда ассоциировались с сильной авторитарной властью, способной консолидировать страну.

Индустриализация
Экономическая политика Советской России. Согласно коммунистической доктрине, сила государства определяется размером и качеством его тяжелой промышленности. Поэтому основными целями советской индустриализации были тяжелая промышленность и машиностроение.

Разведка
Информация об интересах, намерениях, возможностях и действиях зарубежных стран, включая государственных чиновников, политические партии, функционирование их экономики, деятельность неправительственных организаций и поведение частных лиц.

верх


j

Юрисдикция
Практические полномочия или особые права, предоставленные правительственному учреждению или ветви власти.

верх


л

Левый
Коммунистические и социалистические партии и группы, выступающие за увеличение доли государства в экономике, национализацию ключевых отраслей промышленности и контроль цен на наиболее важные товары и услуги, включая продукты питания и общественный транспорт.

Правовое состояние
Термин, используемый в России, чтобы подчеркнуть важность закона по сравнению с некоторыми идеологическими доктринами или политическими интересами.

Законодательная инициатива
Способность или способность физического лица или учреждения вносить предложения, чтобы в конечном итоге они могли стать законом.

Либерал
Тот, кто поддерживает преимущественно западные модели правления, включая свободную рыночную экономику, свободную прессу, прозрачное правительство и независимые суды. Типичного российского либерала легко узнать, потому что он категорически против авторитаризма.

верх


м

Милитаризм
Набор позиций и политики, которые вращаются вокруг стойкого стремления использовать военную силу в ответ на большинство внешних угроз.

Военная доктрина
Основное описание внешних угроз России и общее направление оборонной политики России.

Призывник
Законное и обязательное требование прохождения военной службы.

Многополярный мир
Глобальная ситуация, в которой ни одна страна не претендует на военное или экономическое господство. Вместо этого несколько стран и международных организаций образуют долгосрочные мирные союзы, работающие во имя глобальной безопасности и экономического процветания.

верх


n

Наши
Прокремлевское молодежное движение (в переводе «наше») , организованное в 2005 году для поддержки политики Владимира Путина.

Национальный аграрно-промышленный комплекс
Федеральный проект, преследующий три основные цели: развитие животноводческих хозяйств, финансовая и прочая поддержка малых фермерских хозяйств и содействие жилищному строительству в сельской местности.

Приоритетные национальные проекты (NPP)
Запущенный в 2005 году при одобрении и поддержке президента Путина, ряд крупных федеральных инвестиций и новой политики в области здравоохранения, образования, жилищного строительства и сельского хозяйства.

Фонд национального благосостояния (или План национального благосостояния)
Фонд для софинансирования добровольных накопительных пенсионных планов для граждан России и стабилизации Пенсионного фонда Российской Федерации.

Национальности
В России большие этносы со своим языком, обычаями, территорией и в большинстве случаев политической автономией.

Национализация
Процесс передачи отрасли или активов в собственность правительству страны.

Новая экономическая политика
Экономическая политика в начале 1920-х годов, которая остановила массовые и чрезмерные конфискации зерна и запасов в сельской местности и установила более умеренную политику налогообложения и малого свободного предпринимательства.

Новое мышление
Новая внешнеполитическая доктрина Горбачева, основанная на предположении, что мир должен прекратить идеологическую конкуренцию и обратиться к так называемым универсальным ценностям мира и сотрудничества в международных отношениях.

верх


или

Одномандатные округа
Избирательные округа, в которых несколько кандидатов баллотируются на места, и побеждает тот, кто наберет наибольшее количество голосов.

Опричнина
При Иване IV провозглашение его собственной власти над обширными территориями России и значительное расширение политического преследования и террора против его политических оппонентов и гражданского населения.

верх


п.

Парламентские комиссии
Специальные группы депутатов для решения конкретных вопросов, связанных с работой законодательного органа, политическим вопросом или выполнением предыдущих решений Думы или Совета Федерации.

Партийные фракции
Объединение депутатов Думы, избранных по партийному списку.

Партийный список
Список кандидатов с рейтингом, который политическая партия представляет перед выборами. Отдельные избиратели голосуют за политические партии. Тогда подсчет прост. После выборов места в парламенте распределяются между каждой партией пропорционально количеству голосов, полученных партией.

Патернализм
Популярное отношение и связанная с ним политика принятия решений центральной власти: мэра, губернатора или президента.

Перестройка и гласность
«Реструктуризация» и «открытость». Эти два ключевых слова относятся к процессу масштабных реформ, проведенных во второй половине 1980-х годов и обычно ассоциируемых с Михаилом Горбачевым, их инициатором.

Политическая цензура
Ограничительная практика проверки и определения, исходя из идеологических или политических соображений, того, что допустимо для публикации или трансляции.

Политическая коммуникация
Общие способы распространения информации, относящейся к политике и правительству.

Политическая культура
Преобладающие институты, верования и идеи, которые сыграли свою роль в политике и социальном развитии.

Политическая мобилизация
Способы сохранения или изменения существующей политической системы.

Популизм
Политические стратегии, преследующие цель получения массовой поддержки путем прямого обращения к насущным нуждам большинства людей.

Вертикаль власти (или «вертикаль власти»)
Термин, часто используемый в выступлениях Путина и в СМИ после 2000 года.В общем, это сильная иерархия в системе власти, некая линия подчинения. В глазах сторонников Путина этот термин означает эффективную систему управления сверху донизу.

Профессиональные школы
Школы, предлагающие среднее образование плюс обучение определенной профессии.

Протекционизм
Политика сдерживания внешней торговли и ограничения иностранных инвестиций.

верх


q

верх


r

Радикальная экономическая реформа
Термин, используемый в публикациях и официальных документах с 1988 года.Слово «радикальный» означало, что правительство приостановило действие многих существующих советских законов и постановлений, касающихся экономики и торговли.

Справа
Группы, сосредоточенные в первую очередь на восстановлении силы России как государства и мощной силы в глобальном масштабе. Однако основными отличительными чертами правых в России являются их националистические взгляды, ксенофобские взгляды и желание вернуть российские вооруженные силы до значимого уровня холодной войны.

верх


с

Самоцензура
Самостоятельная практика цензуры собственной работы на основе страха, почтения или других прагматических интересов.

Крепостное право
Система правовой зависимости физических лиц, работавших на арендованных землях, принадлежащих землевладельцам.

Шанхайская организация сотрудничества
Международная организация, в которую входят Россия, Китай, Казахстан, Кыргызстан, Таджикистан и Узбекистан. Первоначальной целью группы было устранение пограничных споров, сокращение присутствия военных стран у государственных границ и координация усилий, связанных с взаимной безопасностью стран.

Шоковая терапия
Экономическая политика в 1992 году. Она основывалась на трех ключевых направлениях. Во-первых, правительство поощряло людей приватизировать собственность, ранее принадлежавшую правительству. Во-вторых, федеральное правительство больше не отвечало за установление и контроль цен. В-третьих, правительство отказалось от своих обязательств по обеспечению занятости каждого человека, что было гарантировано в Советском Союзе.

Социалистическое предпринимательство
Официальный термин, который часто появлялся в передовицах советских газет на начальных этапах перестройки 1980-х годов.Для Кремля этот термин означал идеологически правильную смесь социализма с элементами свободного рынка.

Социально ориентированная рыночная экономика
Социальная политика России, включающая как государственные постановления, так и принципы свободного рынка.

Советы
Выборные советы. Первоначально в качестве местных выборных органов они представляли заводских рабочих, солдат и крестьян. В Советском Союзе термин «советский» использовался для обозначения местных, региональных и национальных парламентов.

Speznaz
Спецназ любого типа, предназначенный для применения силы в чрезвычайных ситуациях, таких как захват заложников или аналогичные случаи.

Стабилизационный фонд
Часть федерального бюджета, предназначенная для стабилизации экономики в случае потенциальных экономических или финансовых проблем.

Государственный капитализм
Организация экономики, при которой федеральное правительство контролирует значительную часть экономики и играет важную управляющую роль наравне с главным исполнительным директором.

Стратегические национальные интересы
Наиболее важные цели, которые необходимо преследовать во имя безопасности страны и благополучия ее народа.

Субъекты Российской Федерации
Особо признанные территориальные единицы в пределах установленного федеративного государства.

Опросы
Методы расследования, при которых большие группы людей отвечают на вопросы по определенной теме. Наиболее ценны два типа опросов: опросы общественного мнения и опросы экспертов.

Синод
Созданный Петром Великим в 1721 году институт, ведающий религиозными делами. Петр устранил институт церковных патриархов как глав церкви, тем самым ликвидировав автономию Русской Православной Церкви.

верх


т

Смутное время
Срок на период с конца XV ​​до начала XVI века в России. Это был трудный период политической и социальной нестабильности, с борьбой за власть в сочетании со значительными экономическими трудностями, иностранными вторжениями и значительными территориальными потерями для Литвы, Швеции и Польши.

Триумфальный взгляд на конец холодной войны
Мнение о том, что Советский Союз проиграл холодную войну из-за политики президента США Рональда Рейгана и его жесткого внешнеполитического курса, направленного на усиление американской мощи и давление на Москву по всем направлениям.

верх


y

Отставка Ельцина
Знаменитая отставка президента Ельцина в 1999 году, открывшая Владимиру Путину возможность участвовать в президентских выборах 2000 года в качестве вероятного победителя.

верх

Новые опричники

Современная преторианская гвардия. Возрождение НКВД Иосифа Сталина. И опричники Ивана Грозного в версии XXI века.

Росгвардия все это называла, и не только ее критики.

С тех пор, как в прошлом году Владимир Путин учредил охрану в качестве внутренней службы безопасности и передал ее в руки своего сверхпрочного бывшего телохранителя Виктора Золотова, среди российской оппозиции, в средствах массовой информации и внутри страны периодически звучали тревожные сигналы элита.

Национальная гвардия, в которой сотни тысяч человек находятся под ружьем и подчиняются непосредственно Путину, широко рассматривается как инструмент быстрого подавления гражданских беспорядков и страховка от возможного дворцового переворота.

Он быстро приобрел таинственную и угрожающую ауру, которую горячо поощряли высшие должностные лица стражи.

В российских СМИ ходили слухи о , например, что Национальная гвардия разыгрывала игру, чтобы захватить печально известный и темный Центр-Э МВД, специальное следственное подразделение, созданное для борьбы с так называемыми » экстремизм »и что Кремль воспринял эту идею.

Министерство внутренних дел это опровергло, и история, которая, похоже, просочилась изнутри самого охранника, исчезла.

Но сохранялось впечатление, что с приятелем Путина Золотовым у руля у него может быть бюрократическое влияние, чтобы осуществить такой шаг.

Совсем недавно в интервью «Известиям» 30 мая заместитель командующего Нацгвардией генерал Сергей Меликов гордо назвал его «наследником НКВД».

Известия удалили ссылку на пугающую тайную полицию Сталина в своем онлайн-издании, но скриншот комментария продолжает распространяться в социальных сетях.

За несколько дней до выступления Меликова генерал в отставке, советник Национальной гвардии, Юрий Балуевский, написал в «Независимом военном обозрении », что «основные угрозы для России исходят не извне, а изнутри» и что охрана должна быть готова к этому. справиться с этими угрозами.

Его формирование, добавил он, было ответом «на угрозу так называемого ненасильственного сопротивления, которое более точно можно назвать цветной революцией».

Меликов и Балуевский сделали свои провокационные замечания, когда лидеры оппозиции организовали общенациональные антикремлевские акции протеста, приуроченные к празднованию Дня России 12 июня.

Они также сделали их вскоре после того, как Путин подписал указ , фактически давая командующему Национальной гвардией полномочия, с согласия Путина, брать на себя контроль и отдавать прямые приказы регулярным воинским частям для конкретных внутренних операций.

Военный обозреватель Александр Гольц написал в Ежедневном журнале , что указ указывает на то, что Кремль закладывает основу для использования воинских частей против граждан России в случае гражданских беспорядков.

Генеральный штаб, писал Гольц, сопротивлялся этой идее, «но Кремль был обеспокоен. Так Национальная гвардия победила армию».

Точно так же политолог Руслан Горевой писал в Версии , что указ Путина дает Национальной гвардии полномочия, превосходящие даже те, которыми обладали опричники Ивана Грозного или сталинский НКВД.

Это немного натянуто. Национальная гвардия не уполномочена проводить внесудебные казни, как сталинская тайная полиция.По крайней мере, пока.

И уж точно они не будут разъезжать по стране на черных конях в монашеских одеждах, грабить города и мучить диссидентов, как это делали пугающие силы безопасности Ивана IV в 16 веке.

Но такие, как Золотов, Меликов и Балуевский, вероятно, не возражают, если люди опасаются этого.

Охрана «была четко установлена ​​как на случай, если Кремль хочет ломать головы на улицах, так и как дополнительное препятствие для любого политического переворота элиты», — написал в своем блоге Марк Галеотти из Института международных отношений в Праге . В тени Москвы.«Но давайте не будем преувеличивать».

Указ Путина, добавил Галеотти, дополняет предыдущие указы, разрешающие подчинение регулярных воинских частей командованию войск МВД.

А поскольку Национальная гвардия сейчас поглощает эти войска МВД вместе с ОМОНом и СОБРом, последний указ Путина выглядит как «законодательная наведка».

Вполне может быть так. Несмотря на то, что в контексте недавней бравады Меликова и Балуевского, а также в связи с тем, что Россия готовится к новому витку протестов, нетрудно увидеть, как указ Путина поднял несколько красных флажков.

И страх и беспокойство, которые порождает охрана всего через год после ее существования, составляют большую часть ее силы.

ПРИМЕЧАНИЕ ДЛЯ ЧИТАТЕЛЕЙ: Не забудьте настроиться на подкаст Power Vertical Podcast на этой неделе, который состоится 9 июня, где я буду обсуждать вопросы, поднятые в этом посте, с Марком Галеотти и Александром Гольцем.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *