Цель декабристов: Sorry, this page can’t be found.

Содержание

Программы будущих декабристов

В этой части урока остановимся на программах Южного и Северного тайных обществ.

В Южном обществе формируется самая последовательная программа декабристов — «Русская правда», написанная Пестелем. Она названа по аналогии с первым кодексом законов Древней Руси — «Русской правдой», созданной при Ярославе Мудром.

💡 Главные идеи «Русской правды» — ликвидация самодержавия, установление республики и отмена крепостного права. Для воплощения в жизнь этих целей следовало провести военную революцию. Для этого, считал Пестель, необходимо избавиться не только от императора, но и всей царской семьи.

🇫🇷 Такая идея возникает из-за примера реставрации Бурбонов во Франции, когда они возвращаются на престол после Французской революции. Возрождение царской династии допустить нельзя, поэтому Пестель предлагал уничтожить царскую семью полностью. Но эта мысль (не вошедшая в сам текст «Русской правды») вызвала резкое неприятие у большинства соратников декабриста.

🧐 После захвата власти Пестель планировал установить временную военную диктатуру — Временное верховное правление. После завершения переходного периода власть следовало передать выборным органам — парламенту (Народному вече), правительству (Державной думе) и высшему судебному органу (Верховному собору). Прослеживается четкая идея разделения властей на законодательную, исполнительную и судебную.

📍Столицу планировалось перенести в Нижний Новгород. Он был основой народного движения, освободившего Россию от польской оккупации в конце Смутного времени.

☝️ Все сословия должны были быть ликвидированы. Требовалось ввести всеобщее избирательное право (только для мужчин от 20 лет), свободу слова и свободу вероисповедания, суд присяжных.

🌳 После отмены крепостного права крестьян предполагалось наделить землей. Каждая крестьянская семья получила бы не менее десяти десятин на семью — это 11 гектаров (1 десятина — 1,09 га). Помещичье землевладение полностью не ликвидировалось, но сильно урезалось.

Чтобы их обрабатывать, помещики должны были нанимать крестьян за деньги.

🔥 Проект Пестеля по ликвидации крепостного права был более радикален, чем тот, что в итоге приняли в 1861 году.

💪 Пестель считал, что государство должно быть унитарным, а все народы Российской империи уравнивались с русским народом (по французской модели).

❗️Это первый в истории России проект республиканской конституции с радикальной программой. Большинство декабристов — даже те, кто недолюбливали Пестеля лично, признавали его программу как наиболее пригодную для России.

Масонские ритуалы, пропавший «диктатор» и трупы в прорубях: кровавые тайны восстания декабристов

Сегодня исполняется 195 лет со дня восстания декабристов. События, произошедшие на Сенатской площади Санкт-Петербурга 26 декабря (14-го по старому стилю) 1825 года, стали первой попыткой государственного переворота в истории Российской империи. Не стоит путать их с дворцовыми переворотами, в ходе которых, как правило, группа заговорщиков стремилась свергнуть одного правителя и возвести на престол другого – более угодного ей.

Декабристы же поставили перед собой гораздо более смелые цели: свергнуть монархию в Россию, полностью изменить конституционный строй, отменить крепостное право и провести множество других радикальных реформ. С тех пор прошло почти два века, но историки до сих пор спорят о том, почему это легендарное восстание обернулось неудачей и какие тайны скрывали мятежники. Правда ли, что декабристы находились в тесных связях с масонами, что с самого начала раскололо их на два лагеря и почему они не похожи на других революционеров – расскажем сегодня.

«Окно в Европу»: как заграничные походы породили мятежников

Кто же такие декабристы и что их так не устраивало в России начала XIX века? Чтобы разобраться в этом, следует обратиться к событиям Отечественной войны 1812 года и ее итогам. А если говорить точнее – к заграничным походам русской армии. Это общее название совместных боевых действий России, Швеции, Пруссии и Австрии в 1813-1814 годах, направленных на окончательный разгром армии Наполеона. 21 декабря 1812 года Кутузов поздравил войска с победой и призвал их «довершить поражение неприятеля на собственных полях его». Последовавшие за этим походы служили нескольким целям. Главной, конечно же, было изгнание остатков французской армии из стран, захваченных Бонапартом, и установление длительного мира в Европе. При этом правительство Александра I также стремилось восстановить феодально-абсолютистские режимы в европейских государствах. Кроме того, России необходимо было как можно скорее вывести из войны Австрию с Пруссией и сделать их своими союзниками, чтобы не дать Наполеону вновь собрать крупное войско. В итоге все цели были достигнуты: наступление союзных войск протянулось от берегов Балтийского моря до Брест-Литовска и окончилось полным поражением французских войск в Лейпцигском сражении.

Отечественная война 1812 года и последовавшие за ней заграничные походы произвели невероятно сильное впечатление на русских военных. С одной стороны, этот период в России ознаменовался большим патриотическим подъемом. Но в то же время множество молодых людей, несших службу в русской армии, впервые своими глазами увидели, как живут люди в Европе. Многих этот опыт совершенно опьянил и одновременно заставил задуматься: почему в России – не так?

Особенно диким в сравнении с западными ценностями представал крепостной строй, на котором зиждился многовековой уклад нашего государства. Русские офицеры впервые осознали, насколько ужасно в армии обращаются с солдатами, которые бок о бок с ними выиграли войну. Поскольку большинство солдат были крепостными, к ним зачастую относились хуже, чем к скоту. Начальство не скупилось на порку и унижения, а простой мужик все терпел – такие порядки в русских войсках действовали веками.

Но европейский опыт многое перевернул в мировоззрении русского офицерства. Этому способствовал и политический контекст того времени: после Наполеоновских войн во многих странах произошли революции, поэтому рост протестных настроений в России был лишь вопросом времени. Перед русской интеллигенцией впервые замаячили надежды на перемены, и заграничные походы наглядно показали, что такие перемены – возможны.

Рыцари и цареубийцы: чего хотели декабристы?

Таким образом, революционные настроения в кругах российского дворянства начали витать задолго до декабрьского восстания. Первые тайные политические организации стали возникать в 1813-1814 годах. Состояли они преимущественно из молодых офицеров гвардии и назывались «артелями». В 1816 году из двух таких объединений – «Священной артели» и «Семеновского полка» Петербурге был сформирован Союз спасения. Его основателем и идейным вдохновителем был Александр Муравьев. В Союз также вошли Сергей Трубецкой, Никита Муравьев, братья Муравьевы-Апостолы (Матвей, Ипполит и Сергей), Иван Якушкин, Павел Пестель и другие участники будущего восстания. В 1817 году у Союза спасения появился собственный устав, согласно которому он был переименован в «Общество истинных и верных сынов Отечества».

Цели заговорщиков были самыми высокими и благородными. Они хотели полностью упразднить крепостное право, освободить всех крестьян, но главное – уничтожить самодержавие и провозгласить в России конституционную монархию. Своей задачей мятежники считали борьбу с главными пороками общества – взяточничеством чиновников, армейским произволом, невежеством простого народа, несоблюдением прав человека и т.д.

Однако уже на первых этапах существования общества в нем произошел раскол. Большая часть заговорщиков стремились добиваться перемен исключительно мирными способами, другая же мыслила более радикально. Дошло до того, что один из будущих декабристов, подполковник лейб-гвардии Михаил Лунин, предложил убить царя. Многие его поддержали. Примириться двум сторонам так и не удалось, из-за чего Союз спасения был распущен, не просуществовав и года.

Однако протестные настроения на этом не улеглись. В январе 1818 года на смену Союзу спасения пришла новая тайная организация – Союз благоденствия. В новое общество вошли многие члены бывшего Союза спасения, а его устав во многом повторял устав предшествующей организации. На этот раз «штаб» заговорщиков обосновался в Москве. Со временем отделения общества («управы») появились и в других городах – Петербурге, Тульчине, Кишиневе, Смоленске и др. Члены Союза занимались созданием различных просветительских кружков, старались занимать высокие посты в различных учреждениях, армии – словом, принимали активное участие в общественной и политической жизни страны.

Без лишних «ушей»

Как и в любом тайном обществе, в стане будущих декабристов существовала своя четкая иерархия и соблюдались меры конспирации. Новых людей в организацию могли принять только с согласия верхушки – так называемых «бояр». Впрочем, несмотря на все предосторожности, информация об «обществе людей, желающих блага, процветания, счастья и свободы России», так или иначе просачивалась за его пределы. И, хотя разговоры о политике в дворянском обществе того времени не слишком приветствовались, те, кто интересовался этой темой, рано или поздно находили себе подобных и образовывали кружки по интересам.

По сравнению с Союзом спасения, который насчитывал не более 30-35 постоянных членов, Союз благоденствия был уже более крупной организацией: в него на постоянной основе входило порядка 200 человек. Однако это создавало и определенные сложности. Дело в том, что состав общества постоянно менялся: одни участники делали успешную карьеру или обзаводились семьями и оставляли политику, а на их место приходили другие, более молодые. Это неконтролируемое расширение круга, состоящего из людей, которые зачастую не были друг с другом знакомы и даже никогда не встречались, в итоге привело к роспуску Союза благоденствия. Организация снова не выдержала раскола между радикалами и сторонниками умеренных взглядов. Кроме того, во время съезда Союза благоденствия в январе 1821 года его руководители выяснили, что правительство знает об их существовании и замыслах. После этого было принято решение о роспуске Союза – это позволило избавиться от «лишних» людей и продолжить подпольную работу, опираясь лишь на самых надежных.

Вскоре были образованы новые тайные общества: «Южное» на Украине (в 1821 году) и «Северное» в Петербурге (в 1822 году). Лидером Южного общества был полковник Пестель, в Северном главную роль играли несколько человек – Никита Муравьев, Сергей Трубецкой и известный поэт Кондратий Рылеев, сплотивший вокруг себя радикально настроенных республиканцев.

Декабристы и масоны – одно и то же?

Одна из популярных конспирологических теорий утверждает, что восстание декабристов представляло собой не что иное как масонский заговор. Стоит сразу заметить, что четких доказательств эта теория под собой не имеет, однако причины так думать у историков, несомненно, есть. Так, пятеро из шести основателей Союза спасения действительно были масонами. Александр Муравьев стал членом ордена еще до войны 1812 года, Сергей Трубецкой, Никита Муравьев и Сергей Муравьев-Апостол присоединились к ложе позднее – в январе 1816 года.

Однако ничего удивительного в этом нет – многие дворяне в то время были членами ордена вольных каменщиков. Даже среди обвинителей на суде над декабристами было немало масонов: например, Бенкендорф, Боровков, Сперанский и т.д. К тому же, далеко не все масоны были на стороне восставших. Так, известный член ордена, писатель Александр Грибоедов отнесся к мятежу весьма скептично: «Сто прапорщиков хотят изменить весь государственный быт России».

Кроме того, приравнивать декабристов к масонам сложно еще по той причине, что масонские организации практически никогда не были политическими. Масоны не сильно заботились о переустройстве мира, они посвящали себя куда более тонким материям – по крайней мере, таким было масонство духовное, мистическое. Члены ложи стремились прежде всего усовершенствовать свою душу, познать Бога – одним словом, были далеки от государственных переворотов.

Впрочем, в устройстве тайных сообществ, из которых вышли декабристы, многое перекликалось с масонскими ритуалами. Сходство проявлялось уже в том, как были устроены эти организации. К примеру, все участники Союза спасения делились на «бояр», «мужей» и «братьев». Из числа бояр каждый месяц выбирались старейшины: председатель (в масонстве – мастер стула), два блюстителя (у масонов – надзиратели ложи) и секретарь (такая же должность существует в масонстве).

Кроме того, у декабристов было своеобразное посвящение, что также очень типично для масонов с их сложными многоступенчатыми ритуалами. Всякий, кто хотел стать членом тайной организации, клялся держать в тайне все, что ему о ней известно. И, как и у масонов, на каждой последующей ступени нужно было давать новый обет. Требования к членам организации были высокими. Они должны были строго исполнять свои служебные обязанности, отличаться безукоризненным поведением в частной жизни, всегда действовать на благо государства и осуждать злоупотребления чиновников.

Сравните это с выдержкой из устава российских масонов: «Все общественные обязанности должны ставиться выше частных, личных выгод. Это прежде всего обязывает нас верно и добросовестно служить нашему правительству и Отечеству. Кто свои личные выгоды предпочитает этим обязанностям, у того нет любви к Отечеству и в том недостает великодушия…»

Впрочем, впоследствии многие члены тайных обществ покинули масонские ложи. Вместо постепенного и упорного совершенствования духа – основы масонства – декабристы сделали акцент на решительных действиях. Это в итоге развело их с масонами и привело на Сенатскую площадь.

Меж двух царей

Итак, главная цель заговорщиков была очевидна – добиться отмены крепостного права и свергнуть самодержавие, заменив его на конституционную монархию. Удобным поводом для осуществления этого плана стало междуцарствие 1825 года. Имеется в виду период после смерти бездетного императора Александра I, который скоропостижно скончался в Таганроге 19 ноября (1 декабря по новому стилю) 1825 года. Так как царь не имел наследников, престол должен был перейти к следующему по старшинству брату – Константину Павловичу (тот также не имел детей). Однако лишь немногие приближенные ко двору знали, что Константин заранее подписал отречение от престола. Таким образом, претендентом на трон становился следующий брат – Николай Павлович.

Однако Николай не пользовался большой популярностью ни у народа, ни среди чиновничьей элиты. Еще до того, как секретный документ об отречении Константина был обнародован, генерал-губернатор Петербурга граф Михаил Милорадович даже заставил князя Николая отказаться от прав на престол в пользу старшего брата. Он, как и многие другие, до последнего надеялся, что слывший либералом Константин все-таки изменит свое решение. 27 ноября (9 декабря по новому стилю) все население столицы присягнуло новому императору, началась даже чеканка монет с его изображением. Константин же наотрез отказывался принимать бразды правления, но и формально не отказывался от них как действующий император. Все это породило неприятное для верхушки состояние неопределенности, которым и решили воспользоваться декабристы.

После того, как Константин повторно отказался от короны, Сенат провел совещание и назначил дату второй присяги – на этот раз Николаю Павловичу. «Переприсяга» должна была состояться утром 14 (26) декабря. Члены тайного общества решили выступать, не мешкая. Любое промедление грозило срывом восстания, так как на тот момент члены правительства уже знали имена многих заговорщиков. Кроме того, за сутки до назначенного дня был арестован один из лидеров восстания – Павел Пестель.

Главной целью декабристов было не дать войскам и Сенату присягнуть новому царю. Мятежники планировали захватить Зимний дворец и Петропавловскую крепость, а членов царской семьи – арестовать, рассматривался также вариант убийства. Затем восставшие собирались потребовать, чтобы Сенат опубликовал всенародный Манифест. Этот документ должен был провозгласить учреждение временного революционного правительства, отмену крепостного права, равенство всех перед законом, демократические свободы (печати, исповеди, труда), введение суда присяжных, введение обязательной военной службы для всех сословий, выборность чиновников, отмену подушной подати и многое другое. Также депутаты должны были принять новую конституцию. После этого планировалось созвать Учредительное собрание, которое должно было решить вопрос о новой форме правления – либо конституционная монархия, либо республика. Однако ни одному из этих планов не суждено было осуществиться – по крайней мере, не в том месте и не в тот день.

Причины провала

Надо сказать, что действия декабристов вовсе нельзя назвать продуманными. С одной стороны, им действительно удалось заручиться поддержкой более 3000 солдат и вывести их на Сенатскую площадь. Однако на этом все и закончилось. Еще за несколько дней до восстания Николая предупредили о заговоре против него, причем одним из информаторов был близкий приятель Кондратия Рылеева – генерал от инфантерии Яков Ростовцев. Именно он написал Николаю I письмо, в котором сообщил о планах декабристов. Мотивы этого поступка до сих пор остаются неясными: по одной версии, Ростовцев считал, что мятеж против царя несовместим с дворянской честью, по другой – он сам чуть было не примкнул к декабристам, но в какой-то момент их пути разошлись.

Так или иначе бунтовщиков опередили. К тому времени, когда они прибыли на площадь, все уже было решено: Николай I был провозглашен законным императором, сенаторы разошлись, и предъявлять претензии фактически уже было некому. Смятение в ряды восставших внесло и отсутствие лидера: избранный руководителем бунта князь Трубецкой в назначенный час так и не явился. Историки по-разному объясняют его поступок. Во-первых, Трубецкой не мог не понимать, что наспех подготовленное восстание имеет очень мало шансов на успех. Возможно, он считал, что его появление на площади только усугубит и без того тяжелую ситуацию и послужит сигналом к бессмысленному кровопролитию. Во-вторых, князь мог опасаться ответственности, которую на него возложили. Кроме того, Трубецкой был в числе тех, чьи имена уже давно значились в «черном списке» жандармерии. Поэтому в ночь с 26 на 27 декабря он прибыл в Зимний дворец уже в качестве арестанта.

Поняв, что они опоздали, восставшие тем не менее не спешили расходиться, хоть и пребывали в замешательстве. Тем временем на Сенатской площади собралась огромная толпа – по разным оценкам, несколько десятков тысяч человек. Большинство пришедших сочувствовали восставшим, а Николая I и его приближенных освистали и закидали камнями. Позднее, вспоминая те события, император говорил своему брату Михаилу: «Самое удивительное в этой истории – это то, что нас с тобой тогда не пристрелили».

Впрочем, без жертв не обошлось. Так, в ходе начавшейся перестрелки был смертельно ранен граф Милорадович, пытавшийся успокоить солдат и убедить их в том, что до последнего «сам охотно желал, чтобы Константин был императором». Затем бунтовщиков пытались приструнить полковник Стюрлер, великий князь Михаил Павлович и князь Алексей Орлов, но им удалось отбить атаки.

За час до конца восстания декабристы, наконец, смогли договориться и выбрали нового «диктатора» вместо Трубецкого – князя Оболенского. Но Николай успел перехватить инициативу: правительственные войска, более чем вчетверо превосходившие восставших по численности, взяли их в окружение.

Под градом картечи бунтовщики в конце концов вынуждены были обратиться в бегство. Толпы солдат бросились к замерзшей Неве, и Михаил Бестужев попытался прямо на льду заново выстроить тех, кто еще оставался в строю. Войска построились, но по ним ударили из пушек; ядра раскалывали лед, многие солдаты тонули.

К ночи восстание было окончательно подавлено. На площади и улицах Петербурга лежали сотни трупов. Вот как описывал ту страшную ночь известный русский историк Николай Шиндлер:

«По прекращении артиллерийского огня император Николай Павлович повелел обер-полицмейстеру генералу Шульгину, чтобы трупы были убраны к утру. К сожалению, исполнители распорядились самым бесчеловечным образом. В ночь на Неве от Исаакиевского моста до Академии Художеств и далее к стороне от Васильевского острова сделано было множество прорубей, в которые опустили не только трупы, но, как утверждали, и многих раненых, лишенных возможности спастись от ожидавшей их участи. Те же из раненых, которые успели убежать, скрывали свои увечья, боясь открыться докторам, и умирали без медицинской помощи».

Сразу же после завершения восстания начались аресты. Николай I лично выступил в качестве следователя. В общей сложности к суду было привлечено 579 человек, 287 из них признаны виновными. Пятерым офицерам, стоявшим во главе восстания, был вынесен смертный приговор. Сегодня их имена знает вся страна: это Кондратий Рылеев, Павел Пестель, Петр Каховский, Михаил Бестужев-Рюмин и Сергей Муравьев-Апостол. 120 человек были сосланы на каторгу в Сибирь или на поселение. За некоторыми из них после многочисленных прошений и хождений по кабинетам чиновников последовали верные жены.

Современным людям, знающим про ужасы ГУЛАГа и концлагерей, жизнь декабристов в ссылке может показаться мягким наказанием. Но не стоит забывать, что для этих людей ссылка была связана со множеством лишений, однако они сумели перенести все тяготы с достоинством и не опуститься. Хотя восстание декабристов не увенчалось успехом, их имена и идеалы, которым они были преданы, навсегда остались запечатлены в истории и, конечно, на страницах русской поэзии.

И эту нетленную память прозорливый Александр Пушкин предсказал еще в 1818 году, написав в стихотворении «К Чаадаеву»:

«Товарищ, верь: взойдет она,
Звезда пленительного счастья,
И на обломках самовластья
Напишут наши имена!»

Потомок декабриста Сергея Муравьева-Апостола встретился с создателями фильма «Союз спасения»

В Москве состоялась особая, можно сказать, «историческая» встреча. Потомок декабриста Сергея Муравьева-Апостола в годовщину событий на Сенатской площади пообщался с создателями фильма «Союз спасения». Говорили о том, как создавалась картина, и о новой масштабной премьере. Многосерийная лента «Время гнева» о декабрьском восстании выйдет в онлайн-кинотеатре KION, а затем и на Первом канале. 

Историческое событие — авторов картины о восстании декабристов в своей фамильной усадьбе на Басманной встречает потомок Сергея Муравьева-Апостола, Кристофер. Бизнесмен, родившийся в Бразилии, отреставрировал это здание на свои деньги, говорит рад, что спустя почти 200 лет биография его знаменитого предка вызывает такой резонанс: «Мне очень понравился фильм, очень красиво, костюмы. И особенно понравилось актеры, которых выбрали, это именно так, как я представлял своих предков».

Два года назад фильм «Союз спасения» стал одним из самых обсуждаемых в российском прокате. Весной нас ждет еще более полная история событий на Сенатской площади. Премьера проекта «Время гнева» состоится в онлайн-кинотеатре Kion, затем его увидят и зрители Первого канала.

«Мечта о том, чтобы рассказать больше об этих людях, она жила и когда снимали фильм. И увидев кино, и увидев, что оно качнуло часть аудитории, и какие острые дискуссии возникли, стало понятно, что цель достигнута — прошлое не прошедшее», — говорит продюсер фильма Анатолий Максимов.

«Фильм предусматривает формат рассказа, а сериал предусматривает формат романа. Так как декабристское движение явно предусматривает формат романа и по большому счету даже «Война и мир» начинался как роман о декабристах, мы решили, что самым актуальным жанром сейчас является телевизионный сериал, и поэтому в ближайшее время аудитория сможет его оценить», — сообщил генеральный директор Первого канала, продюсер фильма Константин Эрнст.

Восемь серий, пять из которых абсолютно новый материал. Как и в киноверсии, в каждом кадре максимальная достоверность, вплоть до самых мелких деталей костюма, их в картине почти 2,5 тысячи — солдатские шинели, офицерские мундиры, светские наряды и крестьянские рубахи.

Съемки масштабной ленты проходили в экспедициях: Пушкинские горы, специально построенная деревня под Ростовом-на-Дону, Тверской путевой дворец и Академия художеств в Санкт-Петербурге. Конечно, авторы картины не могли пройти мимо этих интерьеров. Старинную усадьбу Муравьевых-Апостолов потомки восстанавливали по сохранившимся чертежам. Многие сцены фильма «Время гнева» были сняты именно здесь.

«Допросы здесь снимались, Николай допрашивал декабристов,  общие сцены сходки декабристов. В этом доме какая-то энергия», — отметил режиссер Никита Высоцкий.

Герои или мятежники? Одержимые идеей восстания, за свои мечты о лучшей жизни они заплатили слишком высокую цену. «Время гнева» еще подробнее расскажет, как и почему Трубецкой, Пестель, Рылеев и другие декабристы выбрали такой путь.

Увидим мы и совсем новых персонажей. Сергей Безруков сыграет генерала Петра Волконского, а Максим Аверин – реформатора Сперанского.

А вот и долгожданный женский образ. Екатерина Трубецкая – единственная из жен декабристов, кто заранее знала о заговоре.

«Она изначально подписала все бумаги, не зная, какой будет исход восстания, что она в любом случае, если его сошлют, поедет за ним, для меня настоящий подвиг все-таки вот в этом», — сказала Марина Коняшкина, исполнительница роли Екатерины Трубецкой.

Обстоятельный взгляд на историю, которую мы на самом деле и не знали. Новые сюжетные линии, любовь, юмор и трагедия времени, времени страсти, чести и гнева.

чем история декабристов поможет российскому обществу — РБК

Сегодняшний зритель крайне политически поляризован, что лишний раз показала дискуссия вокруг «Союза Спасения». Как решить проблему транзита? В фильме ставится вопрос о путях выхода из общенационального кризиса — для общества он, как видно, актуален.

— И вопрос о праве на восстание? «Мы вышли на площадь — нам не вернуться…».

Читайте на РБК Pro

Л.Л.: — Там нет вопроса о праве на восстание. Там есть вопрос о том, могут ли разные части общества договориться. Чтобы не пролить кровь, сядьте за стол переговоров — это главная идея, которую хотел выразить фильмом Константин Эрнст, как я увидел. Другое дело, была ли возможность переговоров на самом деле.

АМЕРИКАНСКИЕ ДЕНЬГИ И ДРУГИЕ ФАКТЫ

— Разве мятеж в «Союзе Спасения», приведший к пролитию крови — это не намек на Болотное дело и выборы в Мосгордуму?

Л.Л.: — Так посчитал в основном московский публицистический истеблишмент, который заведомо ждал подлого кино на государственные деньги, но он в данном случае неправ. Потому что примеры того, как идеологическая пропаганда может подать историю декабристов, существуют. Достаточно экстремистская версия представлена, например, музеями «Россия — моя история», которые открылись по всей стране благодаря Фонду Константина Малафеева.

Там можно ознакомиться с концепцией декабристов, пришедшей из белоэмигрантской монархической литературы. Декабристы, с этой точки зрения, были иностранными агентами, действующими на английские деньги, с разрушительными целями. Их движение — часть масонского заговора, и поэтому Николай I совершенно справедливо с ними поступил. Существует недавно снятый на государственные деньги документальный фильм, абсолютно в том же духе, который и можно считать выполнением заказа условного Мединского. Но в картине «Союз Спасения» следов такой концепции нет. Более того, декабристы в этом фильме — симпатичные. Если мы заявляем, что заговорщики в данном случае — это прообразы, условно, Навального, Рыжкова, Гудкова, Резника и Вишневского, в трактовке Владимира Соловьева, то персонажи картины были бы отталкивающими и корыстными.

П.К.: — И они должны были бы свои идеи продвигать на американские деньги. Рылеев, между прочим, служил в Российско-американской компании. Многим декабристам были близки идеи американской революции, войны за независимость и первой Конституции США — ее текст они знали прекрасно. Томас Джефферсон был одним из образцов для подражания. Если бы стояла цель идеологической агитки, то она была бы предпринята с помощью именно этих фактов. Но там подобраны другие.

— Соответствующие исторической действительности?

П.К.: — Это достаточно добросовестная визуализация энциклопедической статьи. С какими-то упущениями, изменениями дат, но без искажения сути и канвы событий. Помимо того, что это фильм неглупый и непустой, он хорош еще и для ликвидации безграмотности.

Для примера, в 2017 году, когда отмечали 100-летие революции, я размышлял, о чем говорить на экскурсиях и лекциях по этому поводу. Опыт показал: очень хорошо, если люди запомнят, что в 1917 году революций было две. И что царя сверг не Ленин. Он был за границей, приехал в апреле, и Плеханов написал статью «Почему бред бывает подчас интересен?» про апрельские тезисы Ленина. Простое восстановление канвы уже заставляет задуматься и отказаться от части заблуждений. Так и в этом фильме — запоминается, что декабристских восстаний было два. Была Сенатская площадь и было восстание Черниговского полка, когда воинское образование со своими командирами шло из Киевской губернии на Петербург, открыто не повинуясь командованию. Также этот фильм дает объемное представление о том, что восстание не было рассчитано по минутам восставшими, а стало результатом стечения многих обстоятельств и случайностей. Там есть картина совпадения в моменте времени традиции дворцовых переворотов и традиции конституционализма, которым тогда буквально бредили; картина столкновения интересов конкретных людей с разных сторон. У генерал-губернатора Милорадовича были свои цели, он не белый и пушистый. У Николая Павловича были свои цели. Александр I тоже виноват, если уместно употреблять это слово, не только тем, что не вовремя умер, но и тем, что многое вовремя не сделал. И вот эту фактологическую сложность фильм показывает. Кроме того, я там не увидел воспроизведения мифа «во глубине сибирских руд» — о возвышенном образе декабристов, к которому мы все привыкли. Что уже хорошо.

КТО КОГО БУДИЛ

— В чем миф — декабристы не преследовали возвышенных целей?

Л.Л.: — Советский миф о движении декабристов — миф хотя бы потому, что такого движения строго говоря не было. Существовала националистически настроенная группа русской военной молодежи, вернувшаяся из Европы с настроением — мы всех освободили, можем повторить, а себе ничего не взяли. Польше дали Конституцию, а себе нет. В Англии и Франции дворянство имеет широкие права и свободы, а в России — нет. И вообще, нами правят немцы, что неправильно. Эти настроения активно распространялись в 1814-1816 годах, в тот момент будущие декабристы — молодые, холостые люди. Их тайные общества существовали в формате, о котором сказал Грибоедов словами Репетилова: «У князь Григория, секретнейший союз по четвергам!». То есть по средам, вторникам и прочим дням они занимаются совершенно другими делами. Ухаживают за дамами, наводят порядок в полку, пьют лафит и клико, управляют своими крепостными. Политика — хобби. К началу 1820-х годов хобби это становится все менее важным для большинства и все более опасным. Потому что в 1822 году было принято решение о запрете тайных обществ, до того существовавших, как ни странно, законно. В итоге к 14 декабря эти общества пришли практически распавшимися. Сам мятеж случился спонтанно. Большинство членов обществ в нем не участвовало, а те, кто восстали, как правило, к обществам не принадлежали.

Однако Ленин сказал нам, что «их дело не пропало даром, декабристы разбудили Герцена», Герцен — народников, а за народниками уже шли большевики. За каждое звено этой цепочки в советской истории отвечал определенный человек. Декабристам повезло — их исследовали способные и работящие историки. Типичные мифотворцы. У них получилось, что общества декабристов никуда не распадались, а планомерно работали, и в итоге, хотя восстание было подавлено, из искры возродилось пламя. Это точка зрения советских учебников.

В «Союзе спасения» декабристы — не вполне такие, как в усвоенном нами мифе. Они не последовательные, не организованные, не всегда стойкие на допросах. Не патентованные герои. И они, действительно, такими не были. Хотя возвышенные цели преследовали.

П.К.: — По-моему, хорошо, что Пушкина в фильме нет. Тогда сыграл бы Безруков, и это придало бы сюжету более романтическое и привычное всем звучание. В создании советского образа эпохи декабристов пушкинский миф играл громадную роль. Гранитные доски — здесь был Ленин, здесь — Пушкин, здесь собирались декабристы — в каменной летописи Петербурга идут рядом. И Сенатская площадь называлась площадью Декабристов, и большинство экскурсий там останавливалось. Причем, мне экскурсоводы рассказывали, и это совсем не анекдот, что стоя на площади, люди регулярно задавали вопросы: «Простите, я не могу понять, все-таки восстание же ночью происходило? Как почему? Герцена же разбудили, он спал».

ЛЮБИТЬ РОССИЮ, А НЕ НАЧАЛЬСТВО

— Критики «Союза Спасения» не наследуют идеям Ленина и советской революционной историографии. Чем сейчас важен образ декабристов? Почему одно предположение о «наезде» на него в пропагандистских целях, еще до показа, вызвало негодование?

Л.Л.: — Это был благородный миф — возможно, центральный для советской оппозиции. Декабристы — интеллигентские герои-панфиловцы. Существование декабристов в учебниках позволяло вести разговор про то, что можно любить Россию, но не любить начальство. В обществе, где не было Евангелия, где историю Христа узнавали из «Мастера и Маргариты», примеры гражданской доблести можно было черпать только в каких-то доступных и разрешенных источниках. Естественно, о стойкости говорили не на примере троцкистов, или диссидентов, а на примере декабристов.

Галич написал строчки «Можешь выйти на площадь в тот назначенный час?», конечно, имея в виду людей, выступивших против ввода советских танков в Чехословакию, но образ декабристов, и официально поощряемый, и неформально любимый, помог ему это сделать. Именно этот образ по-прежнему дорог многим, и мысль о том, что пропагандисты его обольют грязью, вызывает гнев.

Почему к этой теме обратился Эрнст — тоже понятно. Русская история преимущественно черно-белая, а этот кусок цветной. Восстание на Сенатской хочется снимать сверху: каре, колонна, площадь окантованная гвардейскими полками, все в разных мундирах. И белый снег. С одной стороны, фильм о том, что люди хотят добра России, но не могут договориться, и это приводит к трагедии, а с другой стороны, это красивая картинка. Снимать фильм про 1917 год страшнее. Кровавее, ничего не решено, общей легенды нет.

ПОЧЕМУ НЕ ДОГОВОРИЛИСЬ

— Уместно ли говорить об уроках истории декабристов? Почему не договорились — и были ли альтернативы восстанию?

П.К.: — В тот момент альтернативы не было. Социально-политические механизмы, которые бы позволили декабристам сидеть в парламенте и влиять на решения царя, отсутствовали.

И само восстание декабристов очень повлияло на Николая I. Не все, но очень многие его шаги в последующие 30 лет были вызваны пережитыми в первый день царствования унижением и страхом за семью.

Л.Л.: — Гвардейские перевороты привели к гибели отца и деда Николая I. Традиции договариваться не было — была традиция расправляться. Политика ограничения «силовиков» с тем, чтобы правили бюрократы, началась до Николая, а он ее подхватил, усвоив урок восстания декабристов. Та блестящая гвардия, которая вошла в Париж, которая породила феномен Дениса Давыдова, Вяземского, Чаадаева, была уничтожена. «Силовик» думать не должен.

Это был роковой день, который убил надежду на русское дворянство, как на передовое, мыслящее сословие, которое несет ответственность за Россию, и способно к противлению тирании. 14 декабря предопределило Ипполита Матвеевича Воробьянинова.

— Урок истории, получается, заключается в том, что все-таки не стоило выходить на площадь?

Л.Л.: — У декабристов не было выбора. Вернее, был — плюнуть на идею реформ и заняться своими делами. Что многие из них и попытались сделать до восстания, выходя из тайных обществ, но это не избавило их от арестов и наказания. У кого-то получилось: например, Пушкин, Грибоедов и Вяземский были одно время рядом с декабристами, а потом служили Николаю в определенной степени. У общества в целом альтернатива была — просвещение и просветительство; то, что выбирает честный человек, не имеющий возможности открыто бороться за свои идеалы. И,. конечно, «Великие реформы» 1860-х годов шли отчасти по декабристским лекалам.

Но путь медленных изменений, которые дадут первые плоды через 50 лет, когда мы помрем, объективно не всем подходит.

— В русской истории были случаи, когда протест приводил к реальным реформам, не приводя к массовому насилию?

Л.Л.: — Такое, конечно, случалось. Крондштадтское восстание привело к введению НЭПа. Косвенно восстание в Новочеркасске привело к снятию Хрущева и появлению более разумного на первом этапе правления Брежнева. Наконец, события 1989-1991 годов в России почти без кровопролития привели к полной смене политического устройства.

Вообще, демократические революции 1980-х — 1990-х годов в Европе всюду, кроме Румынии, были бескровны — и это результат колоссальной работы диссидентов. Начиная с 1960-х годов полностью изменилась парадигма политической борьбы. Идея насильственных действий стала страшно непопулярна в оппозиции — вообще в мире, и в России в частности. «В подполье живут только крысы», — сказал генерал Григоренко. Так что отсутствие кровопролития — и в этом, возможно, урок истории — становится результатом правильного поведения революционеров, а также их оппонентов. Генералы Лебедь и Грачев отказались брать Белый дом. Возвращаясь к 14 декабря 1825 года, если бы тогда не был убит Милорадович, то, вполне возможно, гвардейцы сомкнулись бы в дружеских поцелуях на Сенатской площади, и был бы другой исход — более мягкий.

— Полезна ли дискуссия вокруг «Союза Спасения» и будет ли она иметь продолжение?

П.К.: — Полезна — уже тем, что полемика на исторические темы сместилась с узкого пятачка — начало Второй мировой войны и ее причины. Хватит уже его ежедневно обсуждать — русская история намного длиннее. Сама актуализация темы, появление повода поговорить о декабристах — это хорошо. Кстати, и тут Мединский был прав, я бы рекомендовал показать этот фильм школьникам. Вполне вероятно, они заинтересуются и прочтут что-то о той эпохе. Благо в данном случае выбор хорошей исторической литературы обширен.

Л.Л.: — В отличие от полемики о начале Второй мировой, в сюжете о декабристах все не так болит, нет прямых цитат Путина, на чьей он стороне. Этот спор намного безопаснее, продуктивнее и интереснее.

Звезда пленительного бунта – Огонек № 1 (5596) от 13.01.2020

Когда и почему в отечественной культуре возникала тема декабристов.

Сергей Ильченко, профессор СПбГУ

В России — очередной всплеск интереса к истории дворянского освободительного движения, получившего название по тому месяцу, когда его участники с оружием в руках предприняли отчаянную попытку изменить политическое устройство Российской империи. Интерес этот подхлестнул выход нового фильма Андрея Кравчука «Союз спасения», но нельзя не отметить: его назойливая реклама, разнобой в оценках, историческая неосведомленность части публики, помноженная на участие «звезд» первой величины,— все это отодвигает на второй план объективную оценку того, что случилось в декабре 1825 года в столице и на юге России. Во всяком случае, той версии, которую предложили создатели картины.

Замечу также: «Союз спасения» — попытка создать на экране полноценное зрелище, в котором общий образ случившегося раскрывается через судьбы исторических персонажей, имевших в реальности весьма непростые отношения как с властями, так и друг с другом. О том, в какой мере это удалось, можно спорить. Но интересней другой сюжет — фильм дает отличный повод вспомнить о том, как и по каким причинам в культурной повестке российского общества возникал интерес не только к теме восстания декабристов, но и к кругу идей, с этим восстанием связанных.

«Особый» заговор

Когда мы говорим о «восстании декабристов», в сознании возникает прежде всего «происшествие 14 декабря» (по старому стилю) 1825 года. Фильм Кравчука возвращает в контекст общего хода российской истории, где 14 декабря — лишь точка в сложной канве: скоропостижная кончина императора Александра I, период междуцарствия, мятеж на Сенатской площади в Петербурге и только потом — восстание Черниговского полка на Украине.

Обстоятельства эти, формально известные, но мало осмысленные, важны уже тем, что помещают декабристов в принципиально иной политико-моральный контекст, чем принято думать: они, хоть и подняли вооруженный мятеж, на деле не нарушали присяги. Выступление замышляли как акт в поддержку престолонаследия — в пользу великого князя Константина, уже успевшего тайно отречься от трона. Другое дело, что под формальным предлогом авторы декабрьского бунта прятали куда больше радикальных идей, чем переприсяга.

Все это обрело в момент возмущения характер парадоксальный, когда солдаты, выведенные к Сенату и Синоду, кричали: «Да здравствует Константин и жена его Конституция!» Что никоим образом не перечеркивало радикализм идей декабристов об упразднении (или ограничении) монархии, о введении Конституции и гражданских свобод, отмене крепостного права, учреждении Временного революционного правительства (!) и ликвидации сословий. Еще один парадокс в том, что до успеха было рукой подать: не хватило решительности и… нескольких часов, чтобы совершить задуманное.

Особый характер заговора состоял также и в том, что в течение десятилетия, которое предшествовало восстанию, в русском обществе, во властных и политических элитах, бродили идеи декабристов о переустройстве России. Они были, что называется, у всех на слуху. Не секрет, что информация дошла до самого верха, но Александр I бросил фразу, которая многое объясняла в ходе последующих событий: «Не мне их судить». И это тоже важнейшее слагаемое мифа о декабристах: их идеям многие сочувствовали, их многие разделяли.

Николай I оказался куда более решительным и жестоко подавил бунт, которым трагически открылась летопись его нахождения на российском престоле. Для него произошедшее воспринималось исключительно как предательство и клятвопреступление. Что объяснимо с точки зрения социальной психологии, так как с большинством бунтовщиков он был знаком лично. Мало того: некоторые декабристы даже состояли в родственных или приятельских отношениях с теми, кто позже вел следствие по их делу и выносил приговоры. Вообще, декабристское движение было движением людей определенного социального и политического статуса и круга общения, но, как справедливо указал один известный публицист-литератор в 1912 году: «Узок круг этих революционеров. Страшно далеки они от народа».

Все это мы находим в картине «Союз спасения». Там же широкой публике, которая помнит о казни лидеров бунта, напоминают и о реальной кровавой цене мятежа. А она впечатляет: 14 декабря 1825 года в результате залпов 36 орудий погибло свыше 1100 представителей гражданского населения, не имеющих отношения к выступлению (среди них — женщины и дети), и 282 нижних солдатских чина. Трагическая судьба еще пятерых руководителей восстаний известна.

Эта кровь и этот бунт раскололи русское общество и, похоже, предопределили вектор общественного развития на век вперед. В конце концов, то самое Временное революционное правительство, о котором мечтали декабристы, и было создано в Петрограде весной 1917-го…

Миф как протест

Раскол в обществе аукнулся расколом в интерпретациях — как властями на официальном (цензурном) уровне, так и в творческой среде.

Любопытно, что первое культурное эхо событий 1825 года пришло из-за рубежа — авантюрный роман Александра Дюма-отца «Учитель фехтования» был издан во Франции в 1840 году и вполне естественно запрещен в России императором Николаем I.

Не спасла даже генеральная любовная линия — интрига декабриста Ивана Анненкова и француженки Полины Гебль. Сей сюжет станет весьма популярным в ХХ веке, но в эпоху, которую прозовут николаевской, в публичном пространстве было практически невозможно не только обсуждать, но даже упоминать события декабря 1825 года.

Память об этом всячески пытался сохранить Александр Герцен, которого, по версии уже упомянутого публициста, декабристы как раз и «разбудили». Недаром обложку одного из выпусков его журнала «Полярная звезда», названного в честь альманаха декабристов и вышедшего в 1855-м в Лондоне, украшали профили пятерых казненных. Это, к слову, закладывало один из мифов о декабристах, от которого до сих пор непросто избавиться: не суть важно, что каждый из этих пяти по-разному пришел к декабрю 1825 года, вкладывал в выступление разный смысл и пошел умирать за разные цели. Важно, что финал оказался общим. В итоге сегодня, без малого два века спустя, мы и относимся к ним как к некоему единому отряду борцов за свободу. Напротив, о том, что они понимали под этой свободой и почему вокруг этого было столько разногласий, говорить как-то непринято.

Куда проще подход «по аналогии». Мол, в николаевскую эпоху декабристы стали этакими «диссидентами» образца ХIХ века — на каторгу было отправлено 103 человека. Часть осужденных «искупала вину» на кавказском театре военных действий. Впрочем, аналогии с советским периодом явно «прихрамывают»: связи с теми, кто оставался «на воле», при этом они не теряли.

А перелом в отношении к декабристам связан с личностью императора Александра II, который в честь своего восшествия на престол в 1856 году помиловал оставшихся в живых участников бунта и разрешил им вернуться из Сибири. Это произвело такое впечатление на Льва Толстого, что он взялся сочинить роман о декабристах и даже создал первые три главы. Но в результате художественная логика срифмовалась с логикой истории: контекст слишком разросся. От событий середины XIX века писатель пришел к необходимости рассказа о событиях 1825 года, далее — о 1812-м. Кончилось, как известно, эпопеей «Война и мир», действие которой стартует в 1805-м, а в самом финале содержатся более чем очевидные намеки на участие ряда персонажей в драме 1825 года.

Мелодраматический след в общественном сознании оставила и поэма Николая Некрасова «Русские женщины» (1871–1872), посвященная судьбам двух жен декабристов — Марии Волконской и Екатерине Трубецкой. Через сто лет режиссер Владимир Мотыль соединит фабулу поэмы с любовной историей Анненковой-Гебль, получив таким образом сюжетную триаду фильма «Звезда пленительного счастья».

Между тем уже в позапрошлом веке упорно ходили слухи о «зарубежном следе» в подготовке мятежа. Следственная комиссия проверяла информацию о связи заговорщиков с представителями польской шляхты, а через них — с Австрией и Францией. Широко бытовала (и бытует) версия о причастности к попытке переворота туманного Альбиона. Что в основе этих поисков, ясно — идея о попытках Запада ослабить влияние России (независимо от политического строя и формы правления) на континенте. Но важно констатировать: в случае с декабристами доказательства и улики вмешательства иностранных спецслужб обнаружены не были — ни царским следствием, ни советской историографией, ни постсоветскими изыскателями.

Единственным серьезным «кандидатом влияния» является Российско-Американская торговая компания, учрежденная еще при Павле I. Одним из ее активных руководителей был тот самый граф Резанов (герой рок-оперы «Юнона и Авось»), но нам в топ-менеджменте этой неправительственной экономической структуры интереснее другая фигура — Кондратий Рылеев, отставной офицер, бывший накануне восстания руководителем канцелярии компании. Именно поэтому он и проживал в Петербурге в доме Российско-Американской компании (набережная Мойки, 72). Служили в ней и другие декабристы. Именно в квартире Рылеева и собирались часто члены Северного тайного общества. Именно отсюда утром 14-го многие из них и отправились на Сенатскую площадь.

Так вот, Рылеев предлагал взять за образец будущего государственного устройства именно Америку, а после переворота выслать всю царскую фамилию в далекий Форт-Росс, российскую колонию на американском берегу Тихого океана. Выгода, которую могла бы получить протежируемая Рылеевым компания (если бы переворот окончился успешно), очевидна: расширение торговых связей между Россией и США, переориентация на Дальний Восток, перетекающий в еще более Дальний Запад взамен непростых отношений в Европе. Но — не случилось.

Советские версии

Столетие восстания декабристов отмечали в 1925 году — уже в другой стране и в другую эпоху. Новая власть искала в прошлом России обоснование идей революционного преобразования. Декабристы в подобном контексте были выигрышными кандидатами — первые борцы, гуманисты (в своем большинстве), жертвы… Вдобавок их явление в культурном пространстве совпало с мощным развитием национализированного кинематографа.

В 1926 году режиссер Александр Ивановский на студии «Ленинградкино» снимает фильм «Декабристы», первую в истории десятой музы игровую ленту о знаменитом восстании.

Сюжет был знаком публике, успевшей к тому времени прочесть «Учителя фехтования» Дюма: основная интрига немого фильма вращалась вокруг любовных отношений Анненкова и модистки Полины Гебль.

Но любовная интрига не помешала представить на экране развернутый рассказ о самом восстании в Петербурге. В кино к тому же гений места срабатывал безотказно — за прошедшее с 1825 года время Сенатская площадь и подступы к ней мало изменились. В общем, наглядный урок истории в духе господствовавшей идеологии гармонично сочетался с амурной фабулой.

Более эстетически дерзкой выглядела попытка начинающих режиссеров Григория Козинцева и Леонида Трауберга дать версию декабристского восстания на юге в фильме «С.В.Д.» (1927). Интрига картины разворачивалась в духе авантюрно-любовных романов со страстями, таинственными надписями на кольце (та самая аббревиатура «СВД»), загадочными персонажами и непредсказуемой фабулой. Восстание здесь кажется только фоном для жанрового решения с долей эксцентрики, а все лица, причастные к декабристам, носили вымышленные фамилии и имена. Началась беллетризация фактов и обстоятельств реальной истории, к чему в немалой степени приложил руку Юрий Тынянов, ставший соавтором сценария.

За плечами этого писателя уже был роман «Кюхля» (1925), посвященный декабристу и лицейскому другу Пушкина. Впереди — роман о Грибоедове «Смерть Вазир-Мухтара» (1928), в предисловии к которому Юрий Тынянов предложит трактовку трагедии 1825 года как трагедии поколений, «отцов и детей». При этом каждый из его реальных исторических персонажей абсолютно индивидуален и является личностью. Некогда единое восприятие декабристов как сообщества рыцарей свободы распадается на дискретное знакомство с биографией отдельно появившегося в культурном пространстве героя.

Последней попыткой представить участников восстания единым целым на уровне художественного официоза стала опера Юрия Шапорина «Декабристы» в Большом театре. Композитор (по его же словам) увлеченно работал над созданием коллективного портрета декабристов. Поставленная в 1953-м опера долго продержалась не только в репертуаре Большого театра, но и в Ленинградском театре оперы и балета имени Кирова. Но отстоять «коллективный акцент» не получилось — экранные искусства отечества вкупе с литературой настаивали на том, что каждый из декабристов интересен прежде всего сам по себе.

Из-под пера историка Натана Эйдельмана выходят книги о Сергее Муравьеве-Апостоле, Иване Пущине, Михаиле Лунине. Каждая из этих личностей в контексте советских 60–70-х становилась образцом свободомыслия, независимости суждений, поступков. Перед увлеченно читающей и думающей советской публикой предстала галерея интеллектуалов и вольнодумцев, принимавших окружающую их действительность, но думающих о том, как изменить ее к лучшему. Ну чем не пример?

О том, насколько это было трендом, говорит то, что в кино и на ТВ являлись зрителям вымышленные персонажи с явно декабристской фамилией и именем — Павел Бестужев («Северная повесть», 1960), а рядом — вполне реальный Кюхельбекер, которого играл в телеспектакле Ленинградского телевидения (1963) Сергей Юрский. Крепчал и «романтический накал», а пиком романтического отношения к декабристам стал фильм Владимира Мотыля «Звезда пленительного счастья» (1975), выпущенный к 150-летию восстания декабристов, но посвященный женщинам России. Последнее обстоятельство явно дезавуировало общий замысел эпопеи: любовная мелодрама перевесила возможность серьезного разговора о причинах, смысле и цели движения, перевернувшего всю Россию. И в момент выхода фильма, и сегодня складывается устойчивое ощущение, что власти хотели отметить исторический юбилей, но хотели избежать разговора по существу. И потому предпочли явить массовой аудитории три истории любви под одной обложкой.

Не могу в связи с этим не вспомнить историю, связанную с тем юбилеем, тем более что знаю ее из первых уст. В тот же 1975-й мой хороший знакомый, доктор философии, купив букетик гвоздик, что называется по зову сердца отправился на Сенатскую, которая тогда называлась площадью Декабристов (официально советская власть борцов с царизмом любила). 14 декабря выпало на воскресенье, день был морозный и солнечный… Вот только подойти к площади он так и не смог: власти на всякий случай перекрыли периметр, чтобы исключить акции и митинги, которых, впрочем, никто не планировал. Оценив ситуацию, мой знакомый подошел к набережной и положил гвоздики на лед Невы — там ведь тоже гибли некоторые из тех, кто 150 лет назад вышел на площадь…

Всего через пять лет нас ждет очередной — 200-летний — юбилей событий 1825 года в России. Чем не повод задуматься о том, что есть миф и что — правда в нашем восприятии декабристов? Чего мы не поняли, а что, наоборот, гипертрофировали в том конфликте российского общества с российской властью, а заодно — и с самим собой?

Вышедший только что «Союз спасения» и двумя годами раньше документально-игровой фильм-расследование «Дело декабристов» (режиссер Максим Беспалый, 2017) ответов на эти вопросы не дают и финальными точками в дискуссии быть не могут. Они — не более чем ее начало. Точнее даже — повод вглядеться в то, какими сомнениями и надеждами обросло в восприятии власти и общества «происшествие 14 декабря» за те два века, что его в стране расшифровывают. Хорошо бы в идеале хоть на сей раз попытаться выяснить это без полемического угара…

Телемост «Улан-Удэ ― Калининград»: фотоотчёт

21 декабря Центральная городская библиотека им. А.П. Чехова совместно с Музеем истории города Улан-Удэ провела телемост «Улан-Удэ ― Калининград». Ведущие ― Василий Иванович Петров, председатель региональной общественной организации «Наследие lекабристов» и Олег Борисович Глушкин, калининградский писатель, сопредседатель Союза российских писателей.
Цель телемоста «Декабристы в Бурятии» ― активизация интереса к истории Отечества, углубление знаний о движении декабристов, воспитание патриотизма.
Василий Иванович, проведя огромную работу по изучению декабристского наследия, дал исчерпывающую информацию о пребывании декабристов на поселении в Бурятии. Многие годы работал в Восточно-Сибирском государственном институте культуры и педагогическом институте, совмещая с работой учителя физики в школе № 49 г. Улан-Удэ. Со школьниками и студентами обошел и объехал все места, связанные с пребыванием декабристов в Бурятии и Забайкалье, отсюда и значительная осведомленность Василия Ивановича в области истории. Сохраняя память о декабристах, вниманию присутствующих, учащихся старших классов лицея № 35 им. В.В. Буткова, были представлены интересные материалы о жизни А.Н. Муравьева, Ю.К. Люблинского, В.С. Толстого, М.К. Кюхельбекера, И.Ф. Шимкова, М.Н. Глебова, В.К. Кюхельбекера, К.П. Торсона, Е.П. Оболенского, Я.М. Андреевича, А.И. Борисова, М.А. Бестужева и Н.А. Бестужева (после завершения каторги в Петровском заводе 14 декабристов жили в ссылке, в то время территория Забайкальской области и Иркутской губернии).
Вызвал интерес проект по увековечению пешего перехода декабристов, совершенного в 1830 году, из Читы в Петровский завод. Сейчас в местах длительных остановок декабристов установлены памятные знаки, выполненные в виде верстовых столбов, раскрашенных черно-белыми полосами, с табличками, на которых рассказывается о пути, и нарисован маршрут. Никого не оставило равнодушным сообщение о нелегкой судьбе братьев-декабристов Михаила и Николая Бестужевых и их потомков. Ведь автор проделал колоссальную работу по поиску семьи, различных корней и ответвлений в роду дворян России, которые, соприкоснувшись с представителями степной аристократии, получили еще более мощное родовое древо Бестужевых. Отдельного внимания заслуживают книги В.И. Петрова: биографический справочник «Декабристы в Бурятии», «О. Сахалинъ ― тайна селенгинской шкатулки», «Антарктида Константина Торсона». Капитан-лейтенант Константин Торсон ― главный герой книги «На благо российского флота» писателя Олега Борисовича Глушкина. Олег Глушкин поведал, что, благодаря этой книге, автор узнал Бурятию, побывал в Селенгинске, где Торсон похоронен рядом с его другом Николаем Бестужевым, и где покоится его мать.
Рассуждая о декабристах, Олег Глушкин подытожил: «Если бы даже не было восстания, декабристы остались бы в нашей исторической памяти. Как люди, все отдавшие на благо Отечества. И просветители, и изобретатели, и первооткрыватели. Такими были и моряки- декабристы. Они не только создавали новые корабли и храбро сражались в войну с Наполеоном. Они и в местах ссылки были носителями культуры и просвещения… Я обрел друга и соратника, Василия Ивановича Петрова, занятого поиском потомков декабристов».

§ 2. Движение декабристов.

История России XVIII-XIX веков

§ 2. Движение декабристов

Общественные организации. Примечательной чертой общественной жизни александровского времени было исключительное обилие разного рода кружков, литературных и дружеских обществ. В Петербурге, Москве, в некоторых губернских городах возникали клубы и салоны, где обсуждались политические новости и комментировались правительственные действия. Общественные организации, число которых доходило до двухсот, создавались без разрешения властей, которые долгое время сквозь пальцы смотрели на их деятельность. В подавляющем большинстве случаев цели этих организаций не содержали ничего предосудительного, но само их существование свидетельствовало о пробуждении в России навыков общественной самодеятельности. До 1822 г. в России были разрешены масонские ложи, члены которых именовали себя «братьями», исполняли на своих заседаниях сложные обряды, пронизанные мистикой и непонятные для непосвященных. Учение масонов было реакцией на рационализм просветителей, что привлекало к нему многих представителей дворянского общества. Распространенные по всей Европе, масонские ложи объединяли людей самых разных политических убеждений, они воспитывали вкус к общественной жизни. Нередко форма масонской ложи служила прикрытием политического радикализма, что правительство Александра I осознало не сразу.

Иногда правительство оказывало покровительство общественным объединениям. Созданное под председательством близкого друга царя А. Н. Голицына Библейское общество занималось изданием и распространением Священного Писания на языках народов Российской империи. В стране действовало около шестидесяти отделений общества, состоять в котором стремились как гражданские чиновники, так и неслужащие дворяне. Военное ведомство поощряло ланкастерские школы взаимного обучения, где гуманно настроенные офицеры обучали солдат. Некоторые общества отличались исключительной серьезностью своих занятий. В Москве к 1824 г. сложилось Общество любомудрия, куда входили молодые поклонники немецкой философии В. Ф. Одоевский, Д. В. Веневитинов, И. В. Киреевский, М. П. Погодин и др. Толкование книг Шеллинга и Гегеля они связывали с обсуждением положения в России в либеральном духе.

Особое место среди общественных организаций занимали тайные офицерские кружки. Их первоначальные действия не выходили за пределы традиций тайных офицерских обществ, которые возникали в гвардии и армейских полках в конце XVIII — начале XIX в. и цели которых не отличались определенностью. Это были дружеские артели, где литературные, общественные и политические интересы переплетались с веселым времяпрепровождением, которое выходило за рамки воинского устава и не могло быть одобрено начальством. В такого рода кружках в разное время состояли А. П. Ермолов и М. С. Воронцов.

Истоки декабризма. События Отечественной войны 1812 г., участие в заграничных походах оказали огромное воздействие на офицерскую молодежь. Передовые офицеры, будущие декабристы, называли себя «детьми 1812 года». Будучи молодыми офицерами, они принимали участие в Отечественной войне и заграничных походах, охотно вспоминали «день Бородина» и вступление русской армии в Париж. Им была присуща психология победителей, они искренне считали себя причастными к спасению России от иноземного нашествия и к освобождению Европы от тирании. Они имели возможность осознать роль народа в исторических событиях, понять, что именно народ сыграл главную роль в борьбе с Наполеоном. Крепостное состояние казалось им унизительным для народа-победителя. Они не сомневались в необходимости глубокого реформирования русской жизни. Освобождая Европу, они имели возможность сравнить буржуазные порядки, установленные Наполеоном, со «старым режимом», который возвращался на штыках русской армии. Отвергая наполеоновский деспотизм, они равным образом не принимали режим Реставрации, когда предавались забвению дорогие для них понятия свободы, равенства и братства. Политический идеализм сочетался у будущих декабристов со стремлением к активному действию.

Деятели тайных офицерских обществ осознавали себя составной частью передовой европейской общественности. Об этом прекрасно сказал Пестель: «Нынешний век ознаменовывается революционными мыслями, от одного конца Европы до другого видно везде одно и то же, от Португалии до России, не исключая ни единого государства, даже Англии и Турции, сих двух противоположности. То же самое зрелище представляет и Америка. Дух преобразования заставляет, так сказать, везде умы клокотать».

Первые организации, условно называемые преддекабрист-скими, возникли в 1814–1816 гг. среди офицеров рейнской армии. Одна из них называлась орден русских рыцарей, идея которого принадлежала аристократам М. Ф. Орлову и М. А. Дмитриеву-Мамонову. У ордена имелся устав, который был похож на уставы масонских лож. Предполагалось создание православной орденской республики, среди задач которой было закрытие университетов, укрепление армии, завоевательные походы от Греции до Индии. Орден строился на основе слепого повиновения большинства, «посредственностей», меньшинству, «гениям». Серьезного значения эти планы не имели, но высказанная идея — объединить недовольных офицеров — была реализована в 1816 г. в Петербурге, где был создан Союз спасения.

Радикальные молодые офицеры, составившие тайное объединение, которое они со временем назвали «Общество истинных и верных сынов Отечества», находились под воздействием александровских идей единой европейской христианской нации, правительственного конституционализма и масонского ритуала. Большое влияние на них оказало дарование Александром I конституции Польше. Они утверждали, что если царь «одарит отечество твердыми законами и постоянным порядком дел, то мы будем его вернейшими приверженцами и сберегателями». Общество было немногочисленным, среди его членов выделялись А. Н. и Н. М. Муравьевы, С. И. Муравьев-Апостол, П. И. Пестель, СП. Трубецкой, И. Д. Якушкин. Одной из задач общества провозглашалось сближение дворянства и крестьянства, с тем чтобы «стараться первых склонить к освобождению последних».

Усиление влияния Аракчеева на государственные дела и слухи о намерении Александра I восстановить Польшу, присоединив к ней украинские, белорусские и русские земли, воспринимались членами Союза спасения как национальная катастрофа. Они обсуждали план цареубийства, который вызвался осуществить Якушкин. Тираноборческие настроения быстро сошли на нет, а отсутствие представлений о том, что надлежит делать после устранения Александра I, стало причиной прекращения деятельности Союза.

Союз благоденствия. Ему на смену в 1818 г. пришел Союз благоденствия, среди членов-учредителей которого почти все состояли в предыдущем тайном обществе. Союз благоденствия имел свой устав, который назывался «Зеленая книга» и с «ближней» целью которого знакомили всех вступавших в него. Эта цель формулировалась как «распространение просвещения», подготовка общественного мнения к принятию ожидаемой от императорской власти конституции. Общее число членов Союза благоденствия доходило до двухсот человек. Руководил Союзом Совет Коренного союза, которому подчинялись управы, созданные в Петербурге, Москве, Кишиневе, Смоленске, Тульчине.

Члены Союза благоденствия должны были личным примером воздействовать на общественное мнение, они верили, что «главные язвы отечества могут быть исправлены постепенным улучшением нравов», распространением грамотности, повышением уважения к человеческому достоинству. По их представлениям, просвещенное общественное мнение должно было содействовать правительству «к возведению России на степень величия и благоденствия, к коей она самим Творцом предназначена». Они стремились облегчить положение своих крепостных крестьян, издавали журналы и альманахи, где излагали либерально — конституционные идеи, высказывались против военных поселений и телесного наказания солдат. Единства взглядов в Союзе не было. Генерал М. Ф. Орлов приказом по своей дивизии запретил телесные наказания, а полковник Пестель был известен как сторонник палочной дисциплины.

Со временем была написана вторая часть «Зеленой книги», где излагалась «сокровенная» задача общества: «введение конституции и законно-свободного правления, равенство граждан перед законом, гласность в государственных делах и в судопроизводстве, уничтожение рабства крестьян, рекрутчины и военных поселений». Союз благоденствия не скрывал своей деятельности, в которой доминировали цели благотворительные и просветительные, «сокровенная» задача была известна немногим.

Наибольшие споры вызывал вопрос о путях достижения намеченных целей. Постепенное овладение общественным мнением не обещало скорого успеха и не давало никаких гарантий. Для многих членов Союза благоденствия это стало источником разочарования в тайном обществе. В 1820–1821 гг. многие из них обратились к политическому опыту стран Европы и Южной Америки, где побеждали освободительные и антимонархические движения, руководимые армейскими офицерами. С особым вниманием изучался опыт испанской революции, когда воинские части, подготовленные к отправке в Латинскую Америку для борьбы с врагами испанской короны, перед посадкой на корабли восстали и, двинувшись на Мадрид, свергли реакционную королевскую власть. Узнав о событиях в Испании, Н. И. Тургенев воскликнул: «Слава тебе, славная армия Гис-панская! Слава гиспанскому народу!» Переворот, организованный армией, в глазах передовых офицеров был противоположен кровавым событиям Французской революции, которую совершала чернь.

Повторение пугачевского бунта представлялось им немыслимым. Трубецкой был уверен, что крепостное право «располагает к пугачевщине» и утверждал: «С восстанием крестьян неминуемо соединены будут ужасы, которых никакое воображение представить себе не может, и государство сделается жертвою раздоров и может быть добычею честолюбцев, наконец, может распасться на части, и из одного сильного государства распасться на разные слабые. Вся слава России может погибнуть, если не навсегда, то на многие века».

Передовое офицерство было готово действовать во имя народа и для блага народа, но участие народа, крестьянства категорически отвергалось. Военная революция виделась им залогом быстрого успеха и одновременно гарантией от социальных потрясений.

Первым, кто предложил конкретный план действий с опорой на армию, был генерал М. Ф. Орлов, который в 1814 г. принимал капитуляцию Парижа. В 1821 г. на московском съезде Союза благоденствия он потребовал от соратников права «действовать по своему усмотрению». Ручаясь за свою дивизию, расквартированную на Юге, он был готов поднять ее под предлогом помощи восставшей Греции и начать движение на Москву, чтобы провозгласить там временное правительство. Он верил, что к дивизии примкнут другие части Второй армии и его выступление поддержит ермоловская Кавказская армия. Из Москвы предполагалось двинуть войска на Петербург, гвардейские полки которого, где было сильно влияние офицеров-заговорщиков, могли перейти на сторону восставших. План Орлова был проработан в деталях, которые предусматривали даже заведение тайной типографии для печатания воззваний. Члены Коренной управы отвергли его как преждевременный.

Большинство членов Союза благоденствия беспокоил радикализм Коренной управы, на петербургском совещании которой в начале 1820 г. было принято предложение Пестеля о «выгодах республиканского правления». Многие прекратили свое участие в делах общества. Разногласия привели к тому, что в 1821 г. было принято решение объявить общество распущенным. Для радикального меньшинства за этим стояло решение продолжить тайную деятельность и создать новое общество с более строгими принципами отбора членов, с четкой политической программой и ясными путями ее осуществления.

Южное и Северное общества. В 1821–1822 гг. были созданы основные декабристские организации — Южное и Северное общества. Во главе первого, которое охватывало офицеров Второй армии, расквартированной на Юге России, стоял Пестель, республиканец и твердый приверженец идеи революционного насилия. Единомышленники подозревали его в диктаторских намерениях, но ценили ум и организаторские способности. К видным членам Южного общества относились А. П. Юшневский, С. Г. Волконский, С. И. Муравьев-Апостол. Взгляды членов общества выражала написанная Пестелем «Русская правда». Она обсуждалась на тайных собраниях, в нее вносились изменения и дополнения, и наконец она была принята большинством голосов.

Гвардейских офицеров Петербурга объединяло Северное общество, где ведущуюроль играли Н. М. Муравьев, Н. И. Тургенев, С. П. Трубецкой, Е. П. Оболенский. Накануне событий 14 декабря в нем на первое место выдвинулся К. Ф. Рылеев, известный поэт и обличитель аракчеевщины. К Северному обществу принадлежала московская управа, где был заметен И. И. Пущин. Идеолог Северного общества Н. М. Муравьев несколько лет работал над «Конституцией», которая обсуждалась членами общества, но не была окончательно завершена.

Южное и Северное общества поддерживали постоянные отношения, намечали планы совместных действий. Переход из одного общества в другое, связанный с переменой места жительства и службы, был предельно облегчен. Формального объединения двух обществ не произошло, хотя в 1824 г. Пестель вел об этом переговоры в Петербурге. У Южного общества были эпизодические контакты с польским Патриотическим обществом, которое возникло в Варшаве и добивалось польской независимости. В 1825 г. к Южному обществу присоединилось небольшое общество Соединенных славян, созданное армейскими офицерами братьями А. И. и П. И. Борисовыми и И. И. Горбачевским. Члены этого общества исповедовали идеи славянского братства, мечтали об освобождении славянских народов от османского и австрийского гнета и о создании республиканской славянской федерации. Предполагалось с точностью определить границы каждого славянского государства и ввести у всех славянских народов «форму демократического представительного правления». Эти идеи были разновидностью политического панславизма, который именно в это время проникает благодаря воздействию польской общественности в Россию.

Политические и социальные идеи декабристов. Программные положения декабристского движения не выходили за пределы политических и социальных представлений александровского времени. На их авторов влияли как устаревшие к тому времени труды просветителей, так и новейшие доктрины либерализма. Вслед за теоретиком французского либерализма Б. Констаном декабристы отделяли социальные проблемы от борьбы за достижение политических и гражданских свобод, выступали против прямого участия народа в делах правления, с особым вниманием относились к конституционным гарантиям. Для них были характерны и идеализированные представления о древней русской вольности, восходившие к карамзинской традиции.

Программные документы зрелого периода декабристского движения — «Русская правда» Пестеля, «Конституция» Н. М. Муравьева, «Правила Соединенных славян», «Манифест к русскому народу», написанный накануне 14 декабря, — отличало глубокое внутреннее единство и общность исходных позиций. Все они предполагали ликвидацию крепостного права, установление представительного правления, гарантии гражданских прав и свобод, ограничение сословных привилегий. Их роднило признание незыблемости принципа частной собственности, который они распространяли прежде всего на помещичье землевладение. Исторически на долю декабристов выпало осмысление тех задач, которые в ходе Французской революции решались третьим сословием, буржуазией, для чего в России еще не созрели условия. По-своему прав был Ростопчин, когда после 14 декабря сострил: «Обыкновенно сапожники делают революцию, чтобы сделаться господами, а у нас господа захотели сделаться сапожниками».

Как и Александра I, декабристов занимало преобразование имперской государственности, что было назревшим и объективно неизбежным. Потенциал традиционного общества в России был исчерпан, крепостное хозяйство не обеспечивало потребности страны, в которой начался промышленный переворот, отношения между сословиями и политический статус отдельных исторических областей империи нуждались в современном правовом регулировании. Пути обновления Российской империи вполне очевидно выявились ко второй половине александровского правления. Один из них, намеченный в Государственной Уставной грамоте, был привлекателен как для императора и его сотрудников, так и для создателя «Конституции» Н. М. Муравьева. Этот путь предусматривал преобразование государства на федеративных началах. Другой путь, предложенный Пестелем, был путь унификации и централизации, создания унитарного государства.

Примечательной особенностью декабристских программ было сохранение неприкосновенности помещичьего землевладения. По Муравьеву, «земли помещиков остаются за ними». Идеологи декабризма, будучи дальновидными представителями своего сословия, готовы были расстаться с большинством дворянских привилегий, но твердо отстаивали помещичью земельную собственность. Рассуждая о всеобщем равенстве, декабристы имели в виду политические и гражданские права и никогда не подвергали сомнению неизбежность социального неравенства. Пестель подчеркивал: «Богатые всегда будут существовать, и это очень хорошо». Правда, он считал, что недопустимо присоединять к богатству особые политические права. Резкую неприязнь вызывала у него императорская фамилия: «Народ российский не есть принадлежность или собственность какого-либо лица или семейства. Напротив того, правительство есть принадлежность народа, и оно учреждено для блага народного, а не народ существует для блага правительства».

Решая аграрный вопрос, Пестель настаивал на передаче государству земельных владений императорской фамилии и предполагал возможность частичной конфискации земли у крупных землевладельцев, каких в России было немного. Эта земля, наряду с казенной и монастырской, должна была составить общественный фонд, откуда каждый мог получить в безвозмездное пользование участок земли. В этом он видел гарантию от обнищания. Остальная земля должна была оставаться в частных руках и служить «доставлению изобилия».

Для Муравьева помещичьи права на землю представлялись незыблемыми. В «Конституции» было записано: «Крепостное состояние и рабство отменяются. Раб, прикоснувшийся земле Русской, становится свободным». О том же писал Пестель: «Рабство кресчъян должно быть решительно уничтожено, и дворянство должно навеки отречься от гнусного преимущества обладать другими людьми». И у Пестеля, и у Муравьева крестьяне получали личную свободу, однако первоначальный муравьевский проект предусматривал безземельное освобождение крестьян. Согласившись позднее на предоставление освобожденным крестьянам земли, Муравьев полагал достаточным выделить две десятины на двор, что закладывало основы крестьянской экономической зависимости от помещиков.

Аграрные проекты декабристов не могли преодолеть глубокий социальный антагонизм, который существовал в российской деревне. При сохранении помещичьего землевладения проблема крестьянской собственности на землю не имела решения, удовлетворяющего крестьян.

С наибольшей полнотой в программных документах декабристского движения были разработаны вопросы государственного устройства, гражданских прав и политических свобод. «Конституция» и «Русская правда» предусматривали упразднение сословий, свободу слова, печати, совести и собраний, равенство граждан перед законом. Признавалось право на общественные объединения. Избирать и быть избранными могли граждане мужского пола, имевшие постоянное место жительства и собственность, недвижимую или движимую. Имущественный ценз был, как в проектах Сперанского, указанием на принципы раннего буржуазного общества.

В решении вопроса будущего государственного устройства Пестель и Муравьев решительно расходились. «Конституция» учитывала европейский и американский правовой опыт и сложным образом пыталась соединить его с традицией российской государственности. В противовес Пестелю руководитель Северного общества был последовательным сторонником федерализма. Под впечатлением успешного функционирования федеративных принципов в малых странах Европы и на Американском континенте он считал возможным примирить эти принципы с екатерининским постулатом, согласно которому пространство России и ее величие диктуют необходимость сильной монархической власти. Он размышлял о том, какой образ правления приличен русскому народу: «Народы малочисленные бывают обыкновенно добычею соседей — и не пользуются независимо-стию. Народы многочисленные пользуются внешнею независимостью, но обыкновенно страждут от внутреннего утеснения и бывают в руках деспота орудием притеснения и гибели соседних народов. Обширность земель, многочисленное войско препятствуют одним быть свободными; те, которые не имеют сих неудобств, страждут от своего бессилия. Федеральное или Союзное правление одно разрешило сию задачу, удовлетворило всем условиям и согласило величие народа и свободу граждан». Муравьев надеялся соединить федеративные принципы с «величием народа». Он не придавал значения национальному вопросу и желал не «свободы народов», а «свободы граждан».

Муравьев знал государственно-правовые принципы Уставной грамоты 1820 г. и использовал их в своих планах. «Конституция» (ее полное название — «Конституционный Устав России») предусматривала деление страны «в законодательном и исполнительном отношении» на тринадцать держав и две области. Характерны названия держав, отражающие историко-географический принцип: Ботническая, Волховская, Балтийская, Западная, Днепровская, Черноморская, Кавказская, Украинская, Заволжская, Камская, Низовская, Обийская, Ленская. Две особые области — Московская и Донская. Каждая из держав должна была иметь свою столицу, где располагалось «правительное собрание» с широкими полномочиями, среди которых было право: «Учреждать налоги для собственного управления державы и потребностей оной, как-то: дорог, каналов, строений, издержек на правительственное собрание, плату чиновников исполнительной власти, на судебную часть и прочее, зависят от правительственного собрания каждой державы».

Четко были прописаны права союзного Народного веча, которое должно было состоять из Верховной думы и палаты народных представителей, избираемых достаточно сложным образом. Народное вече облекалось «всею законодательною вла-стию». Оно имело право издавать законы, определять правила судоустройства и судопроизводства, «распускать правительные собрания держав в случае, если б оные преступали пределы своей власти», избирать правителей держав, объявлять войну. В его компетенцию входили «налоги, займы, поверка расходов, пенсии, жалованья, все сборы и издержки, одним словом, все финансовые меры», а также «все меры правительства о промышленности и о богатстве народном».

В сфере федеративных отношений Муравьев предусматривал необходимые ограничения полномочий между державами и органами центральной власти, используя для этого механизм разделения властей. Менее ясны его представления о взаимоотношениях союзного Народного веча и императора. Муравьев считал монархическое правление полезным для России. Всю полноту верховной исполнительной власти он предоставлял императору, власть которого передавалась по наследству. Видя в императоре «верховного чиновника российского правительства», Муравьев наделял его полномочиями верховного надзора над всеми союзными и местными органами законодательной и судебной власти. Император имел право «останавливать действия законодательной власти», назначать и смещать судебных чиновников, как «верховный начальник сухопутной и морской силы», он ведал вопросами внешней политики, император был неподсуден и фактически неподотчетен.

В противовес Муравьеву Пестель усматривал в федеративном устройстве «пагубнейший вред и величайшее зло» для России. Первым из русских политических писателей Пестель дал определение федеративного государства и указал «общие невыгоды федеративного образования»:

«1. Верховная власть по существу дела в федеративном государстве не законы дает, но только советы… Ежели же область не захочет повиноваться, то дабы к повиновению ее принудить, надобно междоусобную войну завести.

2. На верховную же власть будут области смотреть, как на вещь нудную и неприятную, и каждое областное правительство будет рассуждать, что оно бы гораздо лучше устроило государственные дела в отношении к своей области без участия верховной власти. Вот новое семя к разрушению.

3. Каждая область, составляя в федеративном государстве, так сказать, маленькое отдельное государство, слабо к целому привязано будет и даже во время войны может действовать без усердия к общему составу государства.

4. Слово “государство” при таком образовании будет слово пустое, ибо никто нигде не будет видеть государство, но всякий везде только свою частную область; и потому любовь к Отечеству будет ограничиваться любовью к одной своей области».

Пестелю принадлежит знаменитая формула: «Россия есть государство единое и неразделимое». Эти слова он поставил в заглавие специального параграфа первой главы «Русской правды». Здесь он объявлял Российское государство «единым и неразделимым, отвергающим притом совершенно всякое федеративное образование, устройство и существование государства». Отвергал он и право народов, населяющих Россию, пользоваться «самостоятельною политическою независимостью», считая его мнимым и несуществующим и полагая, что для них будет полезнее, когда они «соединятся духом и обществом с большим государством». Он предусматривал одно исключение: политическое самоопределение Польши.

Примечательно, что серьезная критика робких попыток насаждения федерализма на русской почве принадлежала именно Пестелю, наиболее последовательному политическому противнику Александра I, убежденному стороннику революционных преобразований.

В своем проекте Пестель высказывался за республиканское правление, считая, что всякая монархия кончается деспотизмом. По Пестелю, будущая Российская республика состояла из десяти больших областей, которые делились на округа. Была продумана централизованная система законодательной и исполнительной властей, которая включала однопалатное Народное вече и избираемую им Державную думу из пяти человек, которые должны были осуществлять верховное правление. Православию следовало стать «господствующей верою великого государства Российского», что не отменяло свободу совести. Предполагалось, что по достижении совершеннолетия российские граждане будут приносить присягу на верность Отечеству. Деление на сословия упразднялось, все сливались в единое сословие — гражданское. Все граждане России наделялись политическими правами «без всякого изъятия». Гарантировались свобода елова, печати, собраний, занятий и передвижений, неприкосновенность личности и жилища. Запрещались любые общества, «хоть открытые, хоть тайные, потому что первые бесполезны, а вторые вредны». Предусматривалась цензура нравов.

Государственный проект Пестеля — это жесткое, почти тираническое правление, не имеющее иной санкции, кроме успешного революционного переворота. Предложенный им вариант — централизованное государство, православная русская республика — был разновидностью политической утопии, тогда как конституционный проект Никиты Муравьева был свободен от пестелевского радикализма и утопизма.

Для осуществления государственных идей «Русской правды» Пестель полагал возможным создание Временного правительства, которое он наделял диктаторскими полномочиями. В российской политической мысли именно Пестель первым выдвинул идею революционной диктатуры.

Военная революция. Настойчиво стремясь к осуществлению своей политической программы, Пестель проявлял большую активность в разработке планов конкретных действий. По его инициативе Южное и Северное общества вновь вернулись к идее военной революции. Их руководители думали начать выступление — военную революцию или вооруженный мятеж — в Петербурге. Части гвардии и флота должны были установить контроль над правительственными учреждениями, арестовать императорскую фамилию и вынудить Сенат «обнародовать новый порядок вещей». По всей России армейским полкам следовало поддержать перемену власти. Выступление намечалось на лето 1826 г.

Одновременно Васильковская управа Южного общества, где главную роль играли Муравьев-Апостол и Бестужев-Рюмин, думала об аресте императора во время смотрачастей Южной армии, что дважды откладывалось по настоянию Пестеля, не верившего в успех, а в 1825 г. не состоялось из-за отмены смотра.

Внезапная смерть Александра I в Таганроге создала новую политическую ситуацию — междуцарствие. При тогдашних путях и средствах сообщения власти далеко не сразу приняли решение о наследовании престола великим князем Николаем Павловичем. Шли сложные переговоры между Петербургом, где находился он и высшие правительственные учреждения, Варшавой, где жил Константин Павлович, не желавший ни приезжать в столицу, ни вновь подтверждать свое отречение, и Таганрогом, в котором находились некоторые влиятельные сановники. Вся Россия присягнула новому императору Константину.

В обстановке династической неопределенности находившиеся в Петербурге члены тайного общества решили действовать. У Рылеева шли ежедневные совещания, где Трубецкой настаивал на выступлении гвардейских частей во имя введения представительного правления. Обсуждался состав Временного революционного правительства, куда намечались без их ведома Сперанский, Мордвинов, Ермолов, Киселев.

Решение действовать было принято после того, как на 14 декабря была назначена переприсяга, т. е. присяга новому императору Николаю I, что не могло не вызвать недоумения в простом народе и в армии. На этот день декабристы назначили свое выступление.

Трубецкой написал «Манифест к русскому народу», который намечалось объявить от имени Сената. В нем провозглашалось «уничтожение бывшего правления» и излагалась программа ближайших преобразований: «отмена крепостного права, равенство всех сословий перед законом, гласность судопроизводства, свобода слова, печати, уничтожение рекрутской повинности и военных поселений». Манифест предусматривал «учреждение порядка избрания выборных в палату представителей народных, кои долженствуют утвердить на будущее время имеющий существовать порядок правления и государственное законоположение».

Гвардии полковник Трубецкой, имевший немалый военный опыт, предложил действовать исходя из имевшегося в наличии небольшого числа офицеров-заговорщиков и с учетом солдатской психологии. Подняв одну гвардейскую часть, он думал повести ее с развернутыми знаменами и под барабанный бой к казармам другой части, затем третьей и четвертой. Он был уверен, что солдаты, не осведомленные о подлинных причинах происходящего, примкнут к своим выступившим товарищам, и верил в конечный успех. План Трубецкого показался более молодым заговорщикам чересчур медленным, и было принято предложение Рылеева, по которому офицеры-участники заговора должны были действовать в своих воинских частях, чтобы поднять их и собрать на Сенатской площади. Рылеев переоценивал влияние тайного общества среди гвардейских офицеров и не понимал действия на солдат команд старших офицеров. Назначенный «диктатором восстания» Трубецкой не протестовал, но 14 декабря на Сенатскую площадь не явился.

14 декабря 1825 г. и его последствия. Декабристское каре возле памятника Петру Великому составили прибывшие первыми солдаты гвардейского Московского полка, которых привели А. А. Бестужев и Д. А. Щепин-Ростовский, матросы Гвардейского экипажа под командованием Н. А. Бестужева и гвардейские гренадеры. Всего их было около трех тысяч. От руководителей выступления требовались решительные действия, но, прибыв на Сенатскую площадь, они узнали, что в Сенате пере-присяга уже совершилась. Несколько часов они бездействовали, что дало возможность властям собраться с силами.

После первоначальной растерянности Николай I приступил к решительным действиям. Он сохранил контроль над большей частью гвардии и, что определило исход событий 14 декабря, над гвардейской артиллерией. Восставших солдат пытался уговаривать генерал-губернатор Петербурга М. А. Милорадович. Герой 1812 г. был убит декабристом П. Г. Каховским. Декабристское каре дважды атаковал конногвардейский полк. Дважды кавалеристов встречали нестройные залпы, направленные поверх их голов, и дважды конногвардейцы отворачивали назад: солдаты и с той, и с другой стороны не желали проливать кровь. Боясь, что «бунт сообщится черни», Николай I приказал стрелять картечью. Декабристское каре было рассеяно, военная революция в Петербурге потерпела поражение. В городе начались аресты.

Зная о неудаче 14 декабря, С. И. Муравьев-Апостол и члены Васильковской управы 29 декабря 1825 г. подняли восстание Черниговского полка. Они полагали бесчестным не выступить, когда выступили их товарищи на севере. К этому времени Южное общество было обезглавлено, 13 декабря были арестованы Пестель и Юшневский. В столкновении с правительственными войсками батальоны Черниговского полка, встреченные картечью, были рассеяны.

Следствие и суд над декабристами должны были показать обществу решимость нового императора покончить с крамолой. События 14 декабря Николай I, как и многие представители дворянского общества, понимал как следствие конституционно-реформаторских заблуждений александровского времени. Сразу после событий об этом с полной определенностью писал В. А. Жуковский: «День был кровавый, но то, что произвело его, не принадлежит новому царствованию, а должно быть отнесено к старому». Арестованные по всей стране члены тайных обществ и лица, косвенно причастные к движению, свозились в Петропавловскую крепость, где у них брали подробные показания. Полагая, что честь офицера и дворянина требует умения держать ответ, они откровенно рассказывали о своих планах. Почти все они не были причастны к событиям 14 декабря, не были повинны ни в военном мятеже, ни в нарушении присяги. Чаще всего их обвиняли в умысле на цареубийство или в знании об этом умысле, что большей частью было произвольной натяжкой.

Сто двадцать один человек был предан Верховному Уголовному суду. Над судебным делопроизводством немало потрудился Сперанский, разбивая осужденных на разряды по степени виновности. По приговору суда оставленные вне разрядов Пестель, Муравьев-Апостол, Рылеев, Бестужев-Рюмин и Каховский были повешены. По словам их единомышленника Александра Муравьева, «они искупили преступление, наиболее ненавистное для толпы: быть проводниками новых идей».

Большинство декабристов было осуждено в каторжные работы, некоторые наказаны без суда заключением в крепость или ссылкой. Из солдат, участвовавших в выступлении, был создан сводный полк, направленный на Кавказ, многие из них были подвергнуты телесным наказаниям. Суровость приговоров потрясла русское общество, навсегда испортила репутацию Николаю I.

По своим политическим представлениям члены тайных обществ были наиболее радикальной частью либерально-реформаторского движения, которое восходило к александровскому реформизму и конституционализму. Но для российского общества принципиальное значение имели не декабристские проекты преобразований, но избранный Пестелем и его соратниками способ достижения политических целей — военная революция. День 14 декабря потому навсегда вошел в общественное сознание, что это был, говоря словами декабриста Г. С. Батенькова, «первый в России опыт революции политической».

Дворянское общество, многие представители которого не скрывали своего сочувствия осужденным и разделяли их политические стремления, в целом отвергло декабристскую попытку добиться насильственного переворота. Осведомленная А. А. Оленина записала в дневнике: «Освободить родину — прекрасно, но проливать реками родную кровь есть первейшее из преступлений… Тот, кто увлекаясь пылкостью воображения, желает дать свободу людям, не понимающим силы слова сего, а воображающим, что она состоит в неограниченном удовлетворении страстей и корыстолюбия, тот, наконец, кто, ослепленный мнимым желанием добра, решается, для собственного величия, предать родину междоусобию, грабежу, неистовству и всем ужасам бунта, тот не должен носить священного имени Русского».

Для самих декабристов опыт 14 декабря был горьким. Они переживали его как личную и национальную трагедию, и когда их позднее пытались поздравлять с годовщиной выступления, отвечали, что «14-е декабря нельзя ни чествовать, ни праздновать; в этот день надо плакать и молиться». Они не усомнились в верности своих основных программных положений, но в своем большинстве отвергли путь военной революции. Как писал позднее декабрист А. П. Беляев, «я и теперь сознаю в душе, что если б можно было одной своею жертвою совершить дело обновления Отечества, то такая жертва была бы высока и свята, но та беда, что революционеры вместе с собой приносят преимущественно в жертву людей, вероятно, большею частью довольных своей судьбой и вовсе не желающих и даже не понимающих тех благодеяний, которые им хотят навязать против их убеждений, верований и желаний… Я вполне убежден, что только с каменным сердцем и духом зла, ослепленным умом можно делать революцию и смотреть хладнокровно на падающие невинные жертвы».

Поражение декабристов оказало глубокое воздействие на российское общество. Надолго было скомпрометировано стремление к политическим преобразованиям, идущее не от верховной власти и ее самодержавной инициативы, но от радикального меньшинства. Более чем на полвека освободительное движение рассталось с республиканской идеей. Главный урок александровского времени, урок 14 декабря — необходимость соизмерять политические идеалы и реформаторские проекты с выработанными десятилетиями политическими навыками и общественными традициями, с уровнем развития народа.

Результаты поиска по запросу «Восстание декабристов»

  • … семья. На Сенатской площади Изображение: Timm decembrists.jpg thumb 270px left Восстание декабристов Когда Александр умер 1 декабря 1825 года, …

    14 КБ (2074 слова) — 17:23, 8 ноября 2017 г.

  • … смерть Александра I России Александра I. Известное как восстание декабристов, оно будет безжалостно подавлено Николаем и вождями …

    21 КБ (3067 слов) — 20:28, 23 июня 2020 г.

  • … изменение после их возвращения в самодержавную Россию. Результатом стало восстание декабристов (декабрь 1825 г.), работа небольшого круга либеральной знати …

    137 KB (20 156 слов) — 19:40, 22 февраля 2020 г.

  • … 14 (OS), 1825 г. Воспользовавшись случаем, восстание декабристов Декабристы восстали якобы для защиты прав Константина на престол, но. ..

    32 КБ (5121 слово) — 16:04, 1 марта 2019 г.

  • … военные, чтобы свергнуть Николая и узурпировать власть.Это привело к восстанию декабристов 26 декабря (14 по старому стилю) 1825 года, в котором Николай почти …

    17 КБ (2434 слова) — 17:20, 8 января 2015

  • … Он был арестован вместе с другими за заговор вокруг восстания декабристов 1825 года, когда либералы настаивали на реформах после смерти . ..

    11 KB (1699 слов) — 09:47, 15 мая 2021 г.

  • … приводит к серии революций, начиная с восстания декабристов восстанием декабристов и заканчивая Февральской революцией 1917 года….

    46 КБ (6768 слов) — 14:46, 11 мая 2017 г.

  • … Лермонтов, Александр Герцен, Тарас Шевченко и восстание декабристов Декабристы. О безвременной кончине Пушкина в 1837 году, Жуковский …

    8 KB (1124 слова) — 02:42, 4 апреля 2008 г.

  • … с подрывной русской литературой восстания декабристов Декабристы, Петрашевский кружок и Михаил Бакунин, среди …

    13 КБ (1992 слов) — 20:01, 2 ноября 2019 г.

  • … Четырнадцатый (1918 г.) «посвящен событиям, приведшим к восстанию декабристов. В качестве критика его исследования Николая Гоголя», «Гоголь и …

    »

    8 КБ (1154 слова) — 21:52, 17 октября 2017 г.

  • … эра демократии началась. В России либералам в восстании декабристов не удалось оказать давление на правительство с целью проведения реформ.

    12 КБ (1959 слов) — 23:02, 10 марта 2018 г.

  • … рассказ о том, как он стал свидетелем событий восстания декабристов в России.В конце концов, этот роман был запрещен в России царем Николаем …

    15 КБ (2255 слов) — 12:12, 15 мая 2021 г.

  • Президентская библиотека посвящена восстанию декабристов

    «Глядя на блестящие качества, которыми Бог наделил русский народ, единственный в мире по славе и силе, я опечалил свою душу, что все это раздавлено, засыхает и, может быть, скоро упадет, не принося никаких плодов в себе. мир », — сказал Вильгельм Кюхельбекер по материалам редкого издания« Из писем и свидетельств декабристов: критика современного состояния России и дальнейшие планы на устройство »(1906 г.), размещенного на портале Президентской библиотеки.

    14 (26) декабря 2018 года исполняется 193 года со дня восстания на Сенатской площади Санкт-Петербурга. Попытка государственного переворота в 1825 году была организована группой знатных офицеров, которых позже назовут декабристами. Портал Президентской библиотеки охватывает ранее неизвестные материалы служебного, мемуарного и исследовательского характера — они объединены в сборник «Декабристы в истории России». В подборку включены электронные копии монографий, старые и современные научно-популярные издания, сборники документов, книги, монографии, авторские диссертации, а также наглядные материалы о декабристах.

    Анализ публикаций В. Саблина «Декабристы: тайные общества» (1907), «Воспоминания декабристов: (записки, письма, свидетельские показания, проекты конституций, выписки из следственного дела)» под редакцией М. Довнар-Запольского. (1906), «По письмам и свидетельствам декабристов» под редакцией А. Бороздина (1906), «История СССР. Т. 2. Россия в XIX веке» академика М. Нечкиной (1949) и др., позволяет понять, что будущие декабристы были монолитно едины, и по каким принципиальным вопросам у них были непримиримые идеологические разногласия, что, по сути, ослабило подготовку восстания на Сенатской площади.

    Победа над Наполеоном в 1812 году вызвала грандиозный подъем русского национального самосознания, дала мощный импульс духовному развитию лучших людей того времени — будущих декабристов.

    «Война еще продолжалась, — писал декабрист Александр Бестужев Николаю I из крепости, — когда воины, возвращаясь по домам, первыми ворчали в сословии народа. Они сказали, что мы проливаем кровь и снова заставляют нас вспотеть духами.Мы спасли Родину от тирана, и господа снова нас тиранят ». Накопленный в Европе опыт становления гражданских свобод и реалий крепостного права подпитывал рост всеобщего недовольства.

    С народом была лучшая часть знати и патриотической молодежи, ушедшая из ополчения с началом войны. При этом были те, кто перечислял свои средства на оснащение полков, создание госпиталей и отливку ядер.

    Книга К. Левина «Декабристы: история вооруженного восстания 14 декабря 1825 г.» (1923 г.) раскрывает глубокую социально-политическую подоплеку восстания: «В 1815 г. небольшой кружок молодых офицеров Семеновского полка решил уйти. пьянство и пустая светская жизнь, была «артель» для чтения зарубежных газет и разговоров на современные темы, особенно на вопросы русской жизни.

    Молодые офицеры ушли в подполье и занялись разработкой вариантов конституции, типов российского парламентаризма, крестьянских и армейских реформ.Ситуация в то время создавала «какое-то лихорадочное стремление к активности», — отметил декабрист Михаил Фонвизин, цитируемый в публикации «Воспоминания декабристов: (записки, письма, свидетельские показания, проекты конституций, выписки из следственного дела)». При этом многие декабристы считали революционный переворот неприемлемым и предпочитали не выходить за рамки идеологических и политических преобразований. Но неожиданно для всех возник подходящий повод для осуществления далеко идущих планов заговорщиков: Александр I умер, его брат Константин должен был стать императором.Однако он при жизни Александра отрекся от престола в пользу своего младшего брата Николая.

    Члены Северного общества, в которое был преобразован «Союз спасения», решили вывести 14 (26 по новому стилю) войск в здание Сената, чтобы не дать чиновникам присягнуть новому императору. Заговорщики приготовились прочитать «Манифест к русскому народу», согласно которому в России были уничтожены самодержавие и крепостное право, введены гражданские свободы.Вся власть перешла к временному правительству. Руководителем восстания был назначен самый старший офицер — Сергей Петрович Трубецкой, служивший на тот момент в Преображенском полку в звании полковника гвардии.

    Однако на следующее утро на Сенатской площади он не появился. Остается только догадываться, почему. В конце ночи якобы дня восстания к дому Трубецких прибыл гонец и сообщил хозяину, что уже в семь утра сенаторы приняли присягу Николая и провозгласили его императором.Князь знал, что заговорщики планировали занять Петропавловскую крепость и Зимний дворец, арестовать царскую семью и при определенных обстоятельствах убить императора — и, как он мог, противостоять этому. В своих «Записках» он сформулировал главный пункт несогласия возглавляемого им северного общества с постулатами Пестеля: «Изменение формы правления с помощью силы — ужасное дело, которое неминуемо повлечет за собой все ужасы Французской революции, от которой защитить Россию — одна из первых задач общества ».

    Возможно, именно эти принципиальные разногласия помешали князю исполнить слово, данное им накануне. Как впоследствии пишет участник событий А. Беляев в своей книге «Воспоминания пережитого и воспринимаемого декабриста» (1882 г.), «ночью мы видели, что против нас выступили пушки; но поскольку никого из руководителей на площади не было, никто не решил взять на себя задачу перевести батальоны на орудия и, возможно, начать смертельную борьбу, которая решила судьбу этого злополучного убийства ».

    Для подавления заговора было достаточно нескольких залпов картечи. Декабристы ответили ружейным огнем, но затем отступили. На Невском льду Бестужев предпринял попытку навести боевой порядок и снова перейти в наступление. Войска построились, но снова попали под канистру. Лед трескался, люди тонули. План провалился …

    Все члены тайного общества и участники заговора были арестованы и отправлены в Петропавловскую крепость. Сам император Николай выступил в роли следователя.Вынесено и приведено в исполнение пятеро: Рылеев К.Ф., Пестель П.И., Каховский П.Г., Бестужев-Рюмин М.П., ​​Муравьев-Апостол С.И. Многие были сосланы в Сибирь на каторгу или поселение. На портале Президентской библиотеки можно найти достаточно полную информацию о жизни декабристов после восстания. Так, например, в историческом очерке «Декабристы в« Западной Сибири »(1905) А. Дмитриев-Мамонов содержится подробное описание жизни 39 декабристов в ссылке в период 1826–1856 годов.Также автор описывает, как ссыльные члены тайных обществ помогали жителям отдаленного края: обучали детей прямо в степных юртах, открывали школы для детей и взрослых в Иркутске, на средства жен декабристов была создана небольшая больница. , которым пользовались не только ссыльные, но и местные жители.

    Некоторые декабристы во время следствия в Петербурге, а затем, под влиянием тяжелого каторжного существования, пересмотрели свои взгляды, стали называть декабрьское восстание «жалкой революционной игрой, убившей столько молодых людей».Но самые стойкие остались верны идеалам молодости. Те, в частности, до конца жизни оставались декабристами из лицейского антуража А.С. Пушкина. Например, по окончании лицея 14 декабря 1825 года на Сенатской площади собрался ближайший друг поэта Ивана Пущина, вступивший в тайное общество «Союз благоденствия». И, судя по свидетельствам очевидцев, он один из них. из тех немногих, кто сохранил хладнокровие в нынешней критической ситуации, пишет в предисловии к «Запискам И.И. Пущина на Пушкине »(1907) Э. Якушкин:« Пущин ушел с площади одним из последних; Шуба его деда, адмирала Пущина, во многих местах была проткнута канистрой ». Об Иване Пущуне много говорят, строчки его письма из Читы в марте 1830 г. сыну первого директора Царскосельского лицея Э. А. Энгельгардта: «О себе особо нечего сказать, могу только смело заверить. Вы, что, какое бы положение я ни занимал, я смогу выдержать его твердо и всегда найду в себе такие утешения, которых не может лишить меня никакая человеческая сила.Я уже многое перенес в будущем, если Богу будет угодно продлить мою резаную жизнь; но я ожидаю всего этого как следует от человека, который понимает причину вещей и их неотъемлемую связь с тем, что рано или поздно должно восторжествовать, несмотря на усилия людей, глухих к учениям века ».

    Катастрофа декабристов

    В ноябре 1825 г. умер царь Александр. Законным наследником был его брат Константин, который отказался от чести и отрекся от престола в пользу его младшего брата Николая.Ни один из братьев не пользовался популярностью, но общественное мнение больше боялось Николая. Группа молодых офицеров увидела присоединение как шанс для действий. Они стали известны как Декабристы, но они встречались и обсуждали революционные темы в течение ряда лет. Некоторые из них учились в школе с Пушкин.

    Декабристы планировали для всех поддерживающих их полков собраться на Сенатской площади в Санкт-Петербурге во время принесения присяги верности Николаю и кричать за Константина и конституцию.В том случае, если явилось несколько полков, и Вождь декабристов князь Трубецкой. Николай приказал своим сторонникам открыть огонь и повстанцы разошлись. После последующих арестов и допросов были повешены пять человек и 121 офицер и солдат. были сосланы в Сибирь.

    Пушкин был далеко от Петербурга во время восстания, но некоторые заговорщики признались, что находились под влиянием Оды к свободе .Николай приказал Пушкину явиться на его штаб-квартира в Москве, но после интервью Царь разрешил Пушкину путешествовать куда угодно в пределах Империи, кроме Санкт-Петербург. Николай также заявил, что в будущем он сам был бы цензором поэта, но Николай был менее щедрым чем он появился. Фактическим цензором был граф Бенкендорф, Начальник охраны царя, первым делом позвонивший Пушкину к аккаунту за чтение Борис Годунов группе друзей не спрашивая разрешения.

    Кураторство для Британской библиотеки Майком Филлипсом

    Далее — ‘Негр Петра Великого’

    С ЛЮБОВЬЮ В ИРКУТСК — The New York Times

    Что превратило Марию Раевскую Волконскую в полноценную героиню? У Кристин Сазерленд, ее биографа, есть умный ответ: Байрон. Проведя с мужем всего три месяца своего первого года брака из-за его службы в армии, Мария легко могла спутать его с байроническим героем, борющимся за свободу.Фактически, ее сестра, которая застала ее за чтением «Мазепы», подозревала, что жизнь вот-вот подражает искусству. Однако именно эта юношеская фантазия о революционном героизме подверглась испытанию, поскольку женам разрешалось проезжать мимо Иркутска только после того, как они отказались от своего права вернуться в европейскую Россию, даже в случае смерти их мужей.

    Конечно, каждая жертва, которую требовал царь, только добавляла культа, окружавшего жен декабристов. Образы когда-то привилегированных женщин моют полы, чинят белье своих мужей и едят только кашу и черный хлеб — впервые в их жизни — стали образцом силы и самоотречения для более позднего поколения более воинственных русских женщин.С презрением относясь к женщинам-революционерам, появившимся в 1870-х и 80-х, мисс Сазерленд старается отличить свою героиню от них; К сожалению, тем самым она отрывает жен декабристов от радикальных традиций России и движения за освобождение женщин, в котором они (или, скорее, их идеализированные портреты) должны были сыграть вдохновляющую роль.

    Письма и воспоминания показывают, что женщины могли добиться уступок от тюремных начальников, а также уважения сибирских соплеменников.В своих домах на Дамской улице в Чите (которую их мужья могли посещать два раза в неделю) эти жены декабристов образовали то, что Мария назвала «своего рода семьей». Когда ее муж не смог соответствовать ее литературным требованиям. модели и маленький сын, которого она оставила в Санкт-Петербурге, умерли, эта женская семья немного утешила.

    И все же этот круг не был группой поддержки в современном смысле этого слова, поскольку целью женщин было не личное удовлетворение в их повседневной жизни, а служение другим, imitatio Christi.Когда умирала ее ближайшая подруга, Мария писала: «Она приняла последние обряды как святая, а потом утешила своего мужа, как могла. Александрина умерла на своем посту ». Строгое, даже суровое чувство долга управляло жизнью Марии с того момента, когда она впервые увидела своего мужа в Сибири, упала перед ним на колени и поцеловала его цепи. Мужские ножные кандалы стали своего рода символом статуса, хитро отмечает мисс Сазерленд, и когда царь разрешил их снять, два декабриста превратили их в браслеты, которые женщины носили на запястьях.

    Мисс Сазерленд описывает, как декабристы и их товарищи в изгнании создали теплую и культурную атмосферу на замерзшем севере. Маленькое пианино, которое родственник тайком поместил в повозку с вещами Марии, принесло музыку в пустыню, а когда женам разрешили жить с мужьями в новой тюрьме в Петровске, Волконские превратили свою камеру практически без окон в салон. своего рода. Была также заключенная «Академия», в которой читались неформальные лекции по русской литературе, агрономии и даже политической экономии.И хотя эта сплоченная община распалась, когда декабристы вышли из тюрьмы и поселились в разных сибирских деревнях, Волконских, к счастью, отправили в деревню, где жили друзья.

    Восстание декабристов | Умная история России

    26 декабря 1825
    Восстание декабристов было осуществлено
    небольшой элитой офицеров . Это не удалось . Это было первое революционное восстание за свободу и конституцию против монархии в России.

    «Восстание декабристов на Сенатской площади 14 декабря 1825 г.» Василий Тимм (1853 г.)

    Предыстория
    Офицеры великой армии Александра I проехали весь путь до Парижа и увидели, насколько отсталой была Россия с точки зрения прав человека и политики.

    Несколько тайных обществ были созданы для обсуждения политики. Некоторые члены Имперской гвардии сформировали Союз спасения , целью которого было создание конституции.

    В 1825 году, когда умер Александр I, все ожидали, что его либеральный брат Константин станет следующим царем. Общественности не было известно, что он отрекся от престола в пользу своего младшего брата Николая . Беспорядок длился 20 дней, когда никто не был уверен, был Николай законным наследником или нет.

    Хотя у них не было плана действий и назначенных руководителей, Союз Спасения решил свергнуть царя.

    Восстание декабристов
    Утром 26 декабря 1825 года группа офицеров из 3000 человек собралась в Санкт-Петербурге.Петербург Сенатская площадь и отказался подчиняться новому царю.

    Они ожидали, что к ним присоединится вся армия, но этого не произошло. 9000 верных солдат окружили их. Последовала перестрелка, в результате которой погибло около тысяч человек человек. Восстание было подавлено безжалостно с применением пушек .

    Результаты
    5 лидеров, среди них Павел Пестель , Кондратий Рылеев , Сергей Муравьев-Апостол и Михаил Бестужев-Рюмин , были публично повешены.Их сторонников отправили в Сибирь, а позже их женам разрешили присоединиться к ним.

    Константин Павлович Романов

    Манифест декабристов

    Одна из наиболее частых критик протестного движения «Декабристы 2.0» заключается в том, что у него нет программы, стратегии или видения. Но все наоборот. В совокупности пять требований, выдвинутых протестующими на митингах на Болотной площади и проспекте Академика Сахарова, составляют целостную программу с четкой стратегической целью.Если Кремль выполнит эти требования, политическая система России претерпит фундаментальные изменения и станет демократическим государством с верховенством закона.

    Первое требование — немедленно освободить всех политзаключенных и тех, кто был заключен в тюрьму по сфабрикованным обвинениям. На сайте Politzeky.ru перечислены 137 самых известных политических заключенных России, включая бывшего генерального директора ЮКОСа Михаила Ходорковского и его бывшего делового партнера Платона Лебедева.Кроме того, десятки тысяч невинных бизнесменов были осуждены по сфабрикованным обвинениям после того, как их бизнес был захвачен коррумпированными правительственными чиновниками. Это стандартный метод, используемый чиновниками для прикрытия экспроприации частных предприятий.

    Помимо освобождения политических заключенных, первое требование, озвученное протестующими, — это демонтировать полицейское государство, отменить политически мотивированные судебные преследования и уважать основные права человека. Это требует коренной реформы судебной системы и сил безопасности.

    Второе требование — аннулирование результатов сфальсифицированных парламентских выборов и проведение новых выборов в соответствии с открытыми, демократическими правилами и законодательством. Отказ от результатов выборов 4 декабря позволит этой стране сформировать легитимный парламент, что является основным требованием для создания законных законов и управления.

    Третье требование протестующих — увольнение главы Центризбиркома Владимира Чурова и возбуждение уголовного дела по всем заявлениям о фальсификации результатов выборов, которые были задокументированы и зафиксированы гражданами и наблюдателями.Это никоим образом не является личным выпадом против Чурова и его коллег. Он нацелен на тысячи людей по всей стране, которые были обвинены в фальсификации результатов выборов на серьезных основаниях, — на членов местных избирательных комиссий, государственных чиновников и руководителей государственных организаций. Привлечение их к ответственности установит принцип, согласно которому обычные граждане и должностные лица несут ответственность перед законом и должны отвечать за свои преступления. Это также поможет провести столь необходимые реформы для повышения прозрачности и подотчетности выборов.

    Четвертое требование призывает к принятию нового закона о политических партиях к концу февраля 2012 года. Во время декабрьского обращения президента Дмитрия Медведева к нации он предложил закон, который упростит требования к регистрации для политических партий, в том числе устранит необходимость в них. собрать миллионы подписей. Медведев также пообещал вернуть прямые выборы губернаторов и одномандатные округа на выборах в Госдуму. Эти меры — хорошее начало, но сами по себе они не приведут к фундаментальным изменениям, которых требуют протестующие.

    Даже если будут приняты меры Медведева, останутся фундаментальные препятствия для проведения демократических выборов на всех уровнях. К ним относятся запрет на посещение избирательных участков наблюдателями за выборами и представителями гражданского общества, широкое использование так называемых административных ресурсов, цензура СМИ и частые запреты на политические митинги и демонстрации. Более того, правящий режим продолжает незаконно удерживать власть, в то время как правительственные чиновники и их родственники остаются неподотчетными перед законом. Премьер-министр Владимир Путин обладает монопольной властью, парламент декоративен, а суды подчиняются приказам своего политического босса. В своем декабрьском обращении к нации Медведев не упомянул об этих огромных барьерах, которые мешают стране развивать демократию.

    Предложенные Медведевым политические реформы остаются неполными и поверхностными. Они ничего не делают для изменения основной природы авторитарной системы Путина, в которой вся власть сосредоточена в руках одного человека.

    Движение «Декабристы 2.0» призывает к чему-то принципиально иному, а именно к глубоким и всеобъемлющим политическим реформам, основанным на двух принципах: создание прочных конституционных гарантий против автократии и установление верховенства закона, которое сделало бы всех граждан — прежде всего выборными должностными лицами. — нести ответственность за свои действия.

    Наконец, пятое требование — проведение новых и справедливых парламентских выборов в соответствии с новым демократическим законодательством. Лидер «Справедливой России» Сергей Миронов, лидер Коммунистической партии Геннадий Зюганов, глава ЛДПР Владимир Жироновский, миллиардер Михаил Прохоров, лидер партии «Яблоко» Григорий Явлинский и бывший министр финансов Алексей Кудрин потребовали отменить выборы 4 декабря и провести новые. в соответствии с новыми демократическими правилами и положениями.

    Также становится популярной идея избрания временного президента в марте на срок от 12 до 18 месяцев. Временный президент будет наблюдать за введением демократического законодательства, поправками к конституции и проведением избирательных реформ.Как только они будут введены в действие, будут проведены новые, свободные и справедливые президентские выборы на пятилетний срок.

    Более 100 000 протестующих, собравшихся на площадях Москвы и других городов в декабре, сформулировали четкую стратегию реформирования страны. Основные компоненты этой стратегии включают ликвидацию полицейского государства, отход от автократии к верховенству закона и проведение новых парламентских и президентских выборов. Они отражают долгосрочные интересы российского общества и предлагают лучшую дорожную карту для развития страны как современного, свободного и демократического государства.

    Владимир Рыжков, депутат Государственной Думы с 1993 по 2007 год, ведет политическое ток-шоу на радио «Эхо Москвы» и является соучредителем оппозиционной Партии народной свободы.

    Мы победили декабристов в их собственной (настольной) игре

    «Не могу поверить, что ты в нашем доме, буквально побеждаешь нас в нашей собственной игре!»

    Автор и иллюстратор Карсон Эллис шутит, когда говорит это, но должно быть немного больно, если у вашей двери появится совершенно незнакомый человек, чтобы сыграть в настольную игру, которую вы и ваш муж, лидер декабристов Колин Мелой, разрабатывали для больше года и попросите его вымыть пол вместе с вами.

    Речь идет о Illimat, красивом и захватывающем развлечении, созданном портлендской компанией Twogether Games, общий выпуск которого запланирован на октябрь, а в следующем месяце его отправят почти 6000 спонсоров на Kickstarter. (Их кампания была безумно успешной: цель была чуть меньше 43000 долларов, и они собрали почти в 10 раз больше.) Это также идеальный следующий шаг для пары, которая с самого начала объединяет свои общие интересы в искусстве, музыке и литературе. об их отношениях.Их сотрудничество в основном было связано с работой Эллиса над оформлением всех обложек альбомов Decemberists, но расширилось до Wildwood Chronicles , успешной серии фэнтезийных книг, которую Мелой пишет и иллюстрирует его жена.

    История того, как эта пара, при решающей помощи гитариста Криса Фанка, стала разработчиками игр, столь же необычна и необычна, как и истории из концептуальных альбомов Decemberists. В рамках продвижения своего альбома « The Hazards of Love » 2009 года группа сделала серию фотографий, на которых запечатлела тайное общество, которое собралось вместе, чтобы сыграть в мистическую карточную игру.Фальшивая доска, спроектированная и раскрашенная вручную в черно-белом цвете Эллисом, представляла собой большой кусок дерева с четырьмя выделенными сегментами и небольшой коробкой посередине.

    Добавить комментарий

    Ваш адрес email не будет опубликован.