Царь саладин: Саладин (Салах — ад — Дин). 100 великих полководцев Средневековья

Содержание

Саладин (Салах — ад — Дин). 100 великих полководцев Средневековья

Саладин (Салах — ад — Дин)

Египетский султан — полководец, сокрушивший Третий крестовый поход и отвоевавший Святую землю для себя

Саладин и Гвидо де Лузиньян после битвы при Хаттине в 1187 году

Саладин (в переводе с арабского его имя означает «честь веры») родился на земле современного Ирака. Его отец, курд по национальности, был старшим командиром в армии известного сирийского полководца Нур — эд — дина, который успешно боролся с крестоносцами.

В 1164 году Саладин, будучи уже правой рукой полководца Нур — эддина на войне, участвовал в освобождении Египта (вернее, части его) от крестоносцев. После смерти Нур — эд — дина его ученик Салах — ад — дин Юсуф ибн Аюб возглавил арабское войско и стал воевать с крестоносцами и их государствами в Святой земле — графством Эдесским, княжеством Антиохийским, королевством Иерусалимским, графством Триполи. Воевал он успешно.

Вместе со званием главнокомандующего мусульманской армии Салах — ад — дин получил власть над завоеванным арабами Египтом.

В 1174 году он совершил государственный переворот и основал династию Аюбидов, став султаном.

Став властелином Египта, султан Салах — ад — дин поставил на ключевые посты в государстве своих родственников и близких, надежных друзей. Он усилил египетскую армию, сделав ее преимущественно арабской, и создал современный для того времени военный флот. После этого Саладин пошел войной на ближневосточные государства крестоносцев.

За двенадцать лет беспрерывных военных походов султан Салах — аддин покорил Сирию и Ирак и стал признанным военным лидером мусульманского мира. Теперь государства крестоносцев на Ближнем Востоке со всех сторон были окружены владениями египетского султана. Саладин поклялся изгнать «неверных» и объявил им священную войну.

В 1187 году 20–тысячная армия султана Египта вторглась в Палестину. Половину ее составляли конные лучники, вооруженные дальнобойными луками, стрелы которых способны были пробивать стальные рыцарские доспехи. Именно конные лучники первыми шли в атаку на европейцев и тучей каленых стрел расстраивали их ряды.

Это позволяло египетскому султану выискивать наиболее слабые места в боевом построении противника. Затем в атаку шли конные воины, вооруженные саблями, которые начинали рукопашный бой. И только после этого в сражение посылались отряды пеших воинов, которым предстояло закончить разгром вражеского войска.

Саладин блестяще владел тактическими приемами ведения войн на арабском Востоке. Главный удар его конные лучники наносили по неприятельским флангам. Он умело применял и такой тактический прием, как заманивание крестоносцев с помощью притворного отступления в безводные, пустынные земли с целью истощить их силы, лишив источников воды.

4 июля 1187 года Салах — ад — дин неожиданно напал на войско крестоносцев близ Хаттина (у Тивериадского озера). В ходе непродолжительного боя мусульмане (европейцы называли их сарацинами) перебили или захватили в плен большую часть войска Иерусалимского королевства, численность которого составляла около 20 тысяч человек. Это сражение вошло в историю Крестовых походов под названием Хаттинского побоища, настолько велики оказались потери рыцарей из Иерусалима.

Среди попавших в плен оказался военачальник крестоносцев Гвидо (Ги) де Лузиньян, король иерусалимский, и остатки отряда «Верного Креста», который призван был вдохновлять христиан Ближнего Востока на борьбу с мусульманами. В плен были захвачены Великий магистр ордена тамплиеров и маркграф Монферратский. Пленных рыцарей полководец Салах — ад — дин или отпускал за богатый выкуп, или обменивал на своих пленных воинов.

После этой большой победы Саладин с боя взял несколько больших укрепленных палестинских городов, таких как Аккра и Яффа, и крепостей крестоносцев. Он оставил в них египетские гарнизоны и своих наместников.

После поражения при Хаттине крестоносцы некоторое время не отваживались сражаться с армией Салах — ад — дина на открытом пространстве, предпочитая держать оборону в крепостях. Рыцари обратились за помощью к римскому папе и монархам Европы и теперь ожидали начала Третьего крестового похода.

В сентябре 1187 года султан Салах — ад — дин осадил Иерусалим. История захвата европейцами священного города такова. Во время Первого крестового похода 7 июня 1099 года его осадили рыцари во главе с Готфридом Бульонским. 15 июля крепостные стены города были взяты штурмом, и в течение трех последующих дней в Иерусалиме продолжалась резня, в которой, по некоторым данным, погибло 70 тысяч мусульман.

Осада Иерусалима египетской армией длилась 14 дней, в ходе которых крестоносцы совершили несколько смелых вылазок на позиции сарацин. После напряженной осады мусульманское войско ворвалось в город, жители и гарнизон которого начали испытывать большие трудности с водой и продовольствием. Последний иерусалимский король Гвидо де Лузиньян вынужден был капитулировать перед султаном Египта.

Саладин восстановил в Иерусалиме власть мусульман, которую они потеряли в 1099 году. В отличие от крестоносцев, султан поступил со своими пленниками благородно. Он освободил поверженного иерусалимского короля Гвидо де Лузиньяна, предварительно взяв с него рыцарское слово, что тот никогда больше не будет поднимать оружие против мусульманского мира. Христианам было дано 40 дней на то, чтобы они покинули священный город.

Своими успешными действиями Салах — ад — дин свел до минимума завоевания европейского рыцарства во время Второго крестового похода 1147–1149 годов. При дворе папы римского забили тревогу и стали спешно готовиться к Третьему крестовому походу в Святую землю.

Он начался в 1189 году. Во главе его стояли английский король Ричард I Львиное Сердце, германский император Фридрих I Барбаросса и французский король Филипп II Август. Согласия между ними не было с самого начала военных действий против сарацин, и они все время враждовали между собой. Однако и на сей раз крестоносное европейское рыцарство было полно решимости освободить от мусульман Святую землю.

Отличительной чертой этого крестового похода стало то, что рыцарскую армию поддерживал со стороны Средиземного моря многочисленный военный флот. Поначалу крестоносцам сопутствовала удача. В 1190 году рыцари взяли важный город Конья (Иконий), но в ходе борьбы за него погиб (утонул) германский император Фридрих I Барбаросса, а его войско распалось.

В 1191 году англичане и французы после двухгодичной осады взяли древний портовый город Аккру (Аккон). В ее осаде и штурме участвовали отряды Гвидо де Лузиньяна — он нарушил клятву, данную египетскому султану, великодушно даровавшему иерусалимскому королю жизнь и свободу. После взятия Аккры французский король Филипп II Август, снискав славу победителя сарацин, отбыл на родину.

Встревоженный новым нашествием крестоносцев под предводительством трех монархов на Ближний Восток, султан Салах ад — дин вновь собрал большую египетскую армию. Он призвал под свои знамена всех, кто хотел сразиться с христианским воинством ради славы и военной добычи.

Тем временем английский король Ричард Львиное Сердце при содействии флота в 1191 году завоевал отпавший ранее от Византийской империи остров Кипр и пошел в Палестину. Но Саладин преградил войскам Ричарда путь на Иерусалим, уничтожив в его ближних и дальних окрестностях все запасы продовольствия, которыми могли воспользоваться крестоносцы.

Решающее сражение между армиями короля Англии и султана Египта состоялось 7 сентября 1191 года при Арсуфе. Войско крестоносцев заметно поредело после возвращения на родину большей части французских феодалов с их отрядами и немецких рыцарей. Согласно европейским источникам, армия Саладина насчитывала 300 тысяч человек, но эти цифры, скорее всего, сильно завышены. Но, во всяком случае, силы египетского правителя в битве при Арсуфе значительно превосходили силы европейцев.

Салах — ад — дин первым начал сражение. Он приказал своим конным лучникам атаковать выстроившегося для боя противника. Главный удар, как обычно, был нанесен сразу по флангам. Атака первоначально шла удачно — крестоносцы под яростным натиском сарацин подались назад. Однако ядро крестоносцев во главе с Ричардом Львиное Сердце стояло непоколебимо.

Арсуфская битва стала затягиваться. Султанская армия в беспрестанных атаках несла большие потери. Легковооруженным арабским всадникам было трудно сломить сомкнутый строй закованных в стальные доспехи рыцарей.

Постепенно инициатива перешла к Ричарду, и в итоге сражение закончилось беспорядочным отступлением египетской армии, потерявшей в тот день 40 тысяч человек. Но и эти цифра считаются очень завышенными.

Война за обладание Святой землей, а вместе с ней и Третий крестовый поход, закончились тем, что египетский султан Салах — ад — дин и английский король Ричард Львиное Сердце во время их встречи в сентябре 1192 года заключили перемирие на три года. Фактически это соглашение оказалось мирным договором, действовавшим на протяжении многих лет.

За крестоносцами сохранялась прибрежная полоса от Тира до Яффы. Священный для христианского мира город Иерусалим остался за мусульманами. Паломникам и купцам — христианам разрешалось свободно посещать его, равно как и другие места Палестины, ставшей после завоевательных походов Саладина частью Египетского султаната. Иерусалимское королевство сохранилось на карте мира, но теперь его столицей был средиземноморский город — крепость Аккра.

Заключенное египетским султаном и английским королем мирное соглашение о Святой земле и священном городе было удивительно справедливым и равноправным для сторон. После этого Ричард I возвратился в Англию, не отказавшись от притязаний на Палестину. Однако его желаниям не суждено было сбыться, поскольку Четвертый крестовый поход, организованный римским папой Иннокентием III, начался только в 1202 году.

А Салах — ад — дин после подписания мирного соглашения с английским монархом вернулся в сирийскую столицу Дамаск, которую очень любил, поскольку с этим городом были связаны его детство и юность. Там он заразился желтой лихорадкой и 4 марта 1193 года умер.

Данный текст является ознакомительным фрагментом.

Продолжение на ЛитРес

Царь саладин. Священная война саладина

Сарацины жаждали отмщения. Но дождаться его было суждено лишь их правнукам, когда вызов крестоносцам бросил султан Египта и Сирии Салах-ад-Дин, увековеченный в европейских хрониках под именем Саладина.

4 июля 1187 года мусульмане одержали безоговорочную победу над крестоносцами. У склонов Рогов Хаттин Саладин взирал на горы тел, павших в бою. Суровое восточное солнце пекло с небосклона, и от подожжённых сарацинами травы и кустарников шёл нестерпимый жар. В плен были захвачены король Ги Лузиньян и многие знатные бароны. Лишь немногим удалось спастись, укрывшись в городе Тире. Почти 200 тамплиеров и госпитальеров были убиты по приказу Саладина. Барону Рено Шатильонскому султан лично отрубил голову мечом. Вот как описывал произошедшее средневековый хронист Оттон:

« …Крест Господень, о, горе!, оказался захвачен, а христиане обращены в бегство. Король и светлейший князь Райнальд вместе с другими христианами попали в плен, и их угнали в Дамаск. Там короля и упомянутого князя обезглавили за приверженность истинной вере»

Препятствий к возвращению Святой земли более не было. Город за городом сдавались на милость Саладина. Единственной непокорной крепостью оказался Тир. Но султан решил не тратить времени и сил на его осаду, стремясь на Иерусалим. Оставшийся в тылу город стал пристанищем для беженцев из других селений, и креп день ото дня.

Обороной Иерусалима руководил рыцарь Балиан д»Ибелин. Выжив в побоище при Хаттине, он оказался, по сути, единовластным правителем королевства. Балиан прибыл в город к своей супруге – византийской принцессе Марии Комниной, находившейся там с детьми. Он сознавал, что защитить и удержать Иерусалим едва ли не удастся. Заполнившие город беженцы мало годились для сражений, запасы продовольствия таяли. Однако жители были готовы дать отпор сарацинам.

Балиан решительно взялся за дело. С благословения духовенства он пустил золотое убранство часовни Святого Гроба на переплавку и чеканку монет. Это не смущало и мирян: ведь деньги служили защите места, где умер и воскрес сам Господь.

Иерусалиму более всего недоставало опытных воинов. Балиан посвятил в рыцари 60 юношей из числа местной знати. Правда, титул не прибавил им навыков и опыта.

Саладин же не медлил, и 20 сентября его армия начала осаду священного города. Лагерь султана вначале расположился на западной стороне Иерусалима, где 88 лет назад стояло войско Раймунда Тулузского. Сарацины начали обстрел стен города, пытались идти на приступ, но им помешал… солнечный свет. Солнце слепило воинов Саладина и они отступили. Вечером бои возобновились, но вновь не дали результатов. Защитники Иерусалима отбивали атаки раз за разом 8 дней подряд.

Средневековая миниатюра, изображающая осаду Иерусалима

Саладин пошёл на хитрость. Очередной штурм начался с восходом Солнца, когда оно светило в лица христиан. Сами сарацины были экипированы лопатками, которыми подбрасывали пыль и песок в глаза врагов. Но и это не помогло – оборона Иерусалима держалась. Вдобавок христиане предпринимали ночные вылазки, срывая арабам инженерные работы.

Тогда султан сменил позицию и перебрался на северную сторону, где в стенах не было ни ворот, ни ходов для вылазок. Там были установлены камнеметательные машины, тотчас же начавшие обстрел. Саладин разделил воинов на три отряда, и те, прикрытые щитами и лучниками из арьергарда, подошли вплотную к стенам Иерусалима. За два следующих дня они подрыли стены на 15 локтей, подперли их бревнами и подожгли. Подпорки прогорели и рухнули; стены и башни на этом участке были готовы обвалиться. Христиане пали духом. На улицах Иерусалима люди устраивали процессии, стеная и взывая к милосердию Господа.

29 сентября войскам Саладина удалось проделать брешь в стенах Иерусалима. Люди Балиана заделали её, но их уже постигло осознание неминуемого конца. В стенах города созрел заговор греческих и сирийских христиан. Они с трудом переносили своё подчинение католикам, выказывая недовольство их церковными ритуалами. Греки передали Саладину, что откроют ворота Иерусалима при условии, что султан будет милосерден и освободит их. Эти планы были вовремя раскрыты, но заговор оказался предан огласке. Это окончательно сломило дух жителей Иерусалима.


«Победоносный Саладин». Гюстав Доре, XIX век

Христиане Иерусалима готовы были выйти из стен города на последний бой. Однако патриарх Ираклий увещевал отчаявшихся защитников: «На каждого человека в городе приходится до 50 женщин и детей; если же мы падём, то сарацины захватят их и не убьют, а обратят в веру Магомета, и они будут потеряны для Бога».

Балиан решил пойти на переговоры с Саладином. Однако сперва султан скептически отнёсся к предложению сдать ему город. Он уже не нуждался в капитуляции Иерусалима, будучи в состоянии взять его без каких-либо условий. К тому же, ранее он уже предлагал городу покориться и, получив отказ, дал страшную клятву: разрушить стены Иерусалима и истребить всех его жителей. Переговоры затянулись, в городе росло отчаяние. Наконец, султану было объявлено, что если нельзя сдаться ему на милость, то в противном случае он не получит ничего. Город обетованный и все мусульманские святыни в нём превратят в груду развалин и огромную могилу.

Решение Саладина исходило из планов на будущее этих земель. Он намеревался включить Палестину в состав своей державы, а, как известно, управлять благодарными подданными куда проще. Излишняя свирепость могла лишь навредить ему самому. И Саладин согласился — он даровал христианам жизнь и возможность выкупить свою свободу. Оставалось лишь договориться об умеренной плате. В итоге цена за свободу мужчины составила 10 золотых, за свободу женщины — 5 золотых, а за свободу ребенка — 1 золотой.


Балиан д’Ибелин сдаёт Иерусалим на милость победителя, султана Саладина.
Средневековая миниатюра

Саладину вручили ключи от города. Но ступить в пределы Иерусалима он решил именно 2 октября. Это число в 1187 году совпало с двадцать седьмым днём месяца Раджаб – годовщиной странствия Мухаммада, завершившегося восхождением по небесной лестнице к трону самого Аллаха.

Сарацины водрузили свои знамена на башне Давида и закрыли все врата, кроме одних. У них была выставлена стража, контролирующая выход выкупивших свою свободу. Саладин отвёл на это 40 дней, а для контроля за массовым оттоком беженцев он организовал перепись по улицам.

Но в Иерусалиме было много бедняков, и заплатить за свободу могли, конечно, не все. Балиан сумел сторговаться на тридцать тысяч золотых за свободу семи тысяч христиан. Людям было позволено взять с собой то имущество, которое они считали нужным.


Миниатюра XV века, изображающая преподнесение Саладину ключей от Иерусалима

over 40.000 images

В день исхода христиан за стены города Саладин восседал на главной площади и наблюдал за их печальным шествием. Женщины и дети рыдали, страшась неизвестности. Мужчины несли не только свои пожитки, но и раненых. Брат Саладина, Сальфедин, не выдержал этого зрелища. Он обратился с просьбой к султану подарить ему 1000 рабов за участие в битве с правом распорядиться с ними, как ему будет угодно. Саладин согласился, и новые рабы его брата получили свободу.

Следом взмолились патриарх и Балиан. После того как Ираклий освободил семь сотен бедных, а Балиан — 500, султан решил явить и свою милость. Он повелел открыть ворота и выпустить всех бедняков с условием предварительного осмотра их имущества. Обманщика, бывшего в состоянии купить себе свободу, но пожалевшего денег, ждала кара.

Табор освобождённых был огромен и неповоротлив, а потому разделился натрое. Особняком шли тамплиеры и госпитальеры, а третью группу возглавил Балиан. Обездоленные странники нуждались в защите. Однако что в Триполи, что в Тире их не приняли. Беженцев нарекли предателями, ограбили и изгнали. Некоторые нашли прибежище, вернувшись в земли мусульман, другим удалось добраться до Европы. С ними туда пришла и весть о падении Иерусалима.

Саладин не потерял голову от победы и не стал чинить грабежей и массовых убийств. Сарацины отнеслись к православным христианам Иерусалима весьма терпимо, и им было дозволено остаться. Дома тамплиеров же отмывали и орошали розовой водой, мечеть аль-Акса была освящена заново. Очевидец этих событий повествовал королю Генриху II Английскому о падении Иерусалима и о «низвержении креста Храма Господа Нашего» . Крест пронесли по всему городу и били его дрекольем.

В ноябре, обосновавшись в городе, Саладин решил разделаться с Тиром. Разведчики сообщали о постоянном притоке туда сил и припасов. Опасаясь прибытия подкреплений из Европы, султан счёл дальнейшее промедление недопустимым.

Тир был окружён не только высокими стенами, но и морем. Ни обстрел из осадных орудий, ни действия сарацинских галер не дали ожидаемого результата. Саладин, зная, что обороной Тира руководит маркграф Конрад Монферратский, вызволил из темницы его отца, пленённого в Иерусалиме. Сарацины водили старика по берегу и угрожали, что станут прилюдно пытать его. Но Конрад не уступил, гордо заявив, что долг перед Богом ему дороже сыновнего. Саладин оценил по достоинству такой ответ, и сохранил Вильгельму V Старому жизнь. После двухмесячной осады султан был вынужден отступить от Тира.


Миниатюра XV века, изображающая осаду Тира

Http://www.wikiwand.com

Однако Иерусалимское королевство пало. В руках крестоносцев остались лишь Тир, Триполи да крепость иоаннитов Крак де Шевалье в Сирии. В следующем, 1188 году величайшие европейские монархи эпохи, король Англии Ричард I Львиное Сердце и германский император Фридрих II Барбаросса, вновь занесли молот войны над Ближним Востоком. Так начался Третий, но не последний крестовый поход.

Клип на песню Криса де Бурга «Крестоносец» Певец Крис де Бург посвятил кануну и истории Третьего крестового похода песню «Crusader» (рус. «Крестоносец») с рефреном «Иерусалим потерян». Снятый на эту песню масштабный клип открывают кадры с пилигримом, доставившим весть о падении Иерусалима, и триумфом Саладина в захваченном городе.

Источники и литература:

  1. История средних веков в её писателях и исследованиях новейших учёных. Т. III. СПб., 1887.
  2. Мишо Г. История крестовых походов. М., 2001.
  3. Салимбене де Адам. Хроника. М., 2004.
  4. Хилленбранд К. Крестовые походы – взгляд с Востока: мусульманская перспектива. СПб., 2008.
  5. Andrea А. J. Contemporary sources for the fourth crusade. Brill. Leiden-Boston-Köln. 2000.
  6. Otto von St. Blasien. Marbacher Annalen. Ausgewählte Quellen zur deutschen Gechichte des Mittelalters. Bd. 18a. Darmstadt, 1998.

В конце XI века рати христианских рыцарей двинулись на Ближний Восток. Их целью было освобождение Гроба Господня от власти мусульман. В течение нескольких десятилетий значительная часть территории Палестины была занята христианами; казалось, ничто не сможет противостоять такой силе. Однако спустя неполные сто лет после Первого Крестового похода ситуация изменилась. На Ближнем Востоке появился воин, бросивший вызов рыцарям – это был Салах-ад-Дин , которого крестоносцы и вообще все европейцы назвали .

1095 год. Во французском городе Клермоне заканчивался собор, созванный папой Урбаном II ; как всегда, собрание духовенства привлекло пристальное внимание людей светских, в том числе влиятельных представителей рыцарского сословия. После окончания совещания Урбан II выступил с совершенно неожиданной для собравшихся речью. Не жалея черных красок, он живописал тяжелую судьбу христиан Палестины и призвал слушателей защитить единоверцев и освободить Святую землю, оскверняемую мусульманами. Несмотря на то, что положение христиан в Палестине не было настолько плохим, как его представил папа, это воззвание было воспринято как руководство к действию.

По всей Европе началась организация Крестового похода, целью которого было освобождение Святой земли из-под власти мусульман. Первая попытка освобождения Гроба Господня, среди участников которой преобладала крестьянская беднота , закончилась поражением. Однако следующие походы, организованные уже преимущественно рыцарством, были более успешными . Сражающиеся во имя Бога воины были действительно страшной силой, но нередко она обращалась на ни в чем не повинных жителей захваченных городов, и тогда не было пощады ни мусульманам, ни иудеям, ни христианам.

Авторы арабских летописей не скрывали своего возмущения. Рыцари, сражающиеся под знаменем Иисуса, быстро взяли Антиохию, Иерусалим и другие города Палестины, прежде находившиеся под контролем турков-сельджуков, но вскоре темпы экспансии франков несколько замедлились. Контроль над завоёванными землями получили наиболее влиятельные вожди крестоносцев, а города стали центрами новых христианских государств на территории Ближнего Востока. Их элиту составило западное рыцарство, а подданными были люди многих народностей и религий. Тем не менее, война с мусульманами не утихала. После первых поражений мусульмане стали оказывать крестоносцам более сильное сопротивление. Мосульский атабек Имад-ад-Дин Занги объединил значительную часть Сирии и Северного Ирака; войска под его руководством развернули военные действия против христиан, заняли графство Эдессу и разграбили земли Антиохии.

Сын Занги, Нур-ад-Дин , с успехом продолжил борьбу с франками. От безустанных атак христиан больше всех страдали владения египетской династии Фатимидов. Подстрекаемый крестоносцами король Иерусалима Амальрик I организовывал всё новые походы на Египет, и единственным спасением для здешних властителей оставалась помощь со стороны сирийских Зангидов. В Египет прибыл с войском один из их вассалов, курд из рода Айюбидов Ширкух Асад-ад-Дин , известный также как Лев Веры . Ширкух изгнал из Египта крестоносцев Амальрика I, однако не спешил покинуть страну и занял должность визиря – наиболее важный пост во властной иерархии. Впрочем, триумф Ширкуха был недолгим – через несколько недель Лев Веры скончался, а пост визиря унаследовал его племянник Салах-ад-Дин.

Так род Айюбидов стал одним из наиболее важных на Ближнем Востоке. Основателем рода, к которому принадлежал Саладин, был Шади из племени курдов, чьи земли располагались в окрестностях горы Арарат. В поисках лучшей судьбы он с двумя сыновьями, Айюбом и Ширкухом, двинулся на юг. Семья осела в городе Тикрит над Тигром, что на территории нынешнего Ирака; здесь Шади получил должность управителя крепости, а после него этот пост унаследовал Айюб.

Вскоре, однако, удача отвернулась от рода: он утратил все привилегии и вынужден был покинуть город под страхом смерти, отправившись в Сирию. Как утверждает легенда, Салах-ад-Дин родился в последнюю ночь пребывания его семьи в Тикрите (1138). На самом деле мальчика звали Юсуф ибн Айюб, а Салах-ад-Дин – это почетное прозвище, означающее Слава веры . При покровительстве нового патрона – султана Нур-ад-Дина – положение Айюбидов укрепилось. Они получили во владение новые земли, а Салах-ад-Дин под руководством своего дяди смог приобрести ценный политический и военный опыт.

Впрочем, в юности будущего победителя крестоносцев больше, чем политика и военное искусство, интересовала теология – в Дамаске он изучал богословие. По этой причине политический дебют Салах-ад-Дина состоялся относительно поздно: ему было 26 лет, когда вместе со своим дядей он отправился по приказу Нур-ад-Дина на помощь Египту. После смерти Ширкуха Салах-ад-Дин начал укреплять политическое и военное влияние Айюбидов в Египте. Разгневанный этим Нур-ад-Дин выслал в Египет собственных сборщиков податей и даже готовил войско, чтобы покарать недостаточно лояльного вассала; лишь смерть султана (1174) воспрепятствовала реализации этого плана. После смерти Нур-ад-Дина Салах-ад-Дин принял титул султана Египта.

После упрочения своего положения в Египте Салах-ад-Дин принялся за объединение земель Ближнего Востока под своей властью. Достижению этой цели он посвятил следующие 12 лет, и одной из преград на его пути были христианские государства крестоносцев во главе с Иерусалимским королевством. Впрочем, Салах-ад-Дин смог извлечь немалую выгоду из противостояния с неверными: благодаря войне против крестоносцев он мог укреплять свой образ защитника веры и тем оправдывать постоянное расширение своего влияния на Ближнем Востоке. В то время как сила Салах-ад-Дина росла, христианским властителям приходилось всё труднее. Конфликты между представителями различных кругов властной элиты, стремление духовно-рыцарских орденов к расширению влияния, постоянная нехватка войск и династические проблемы преследовали Иерусалимское королевство.

Вскоре после того, как умер король Балдуин IV Прокажённый (1186), последовательно боровшийся с властными устремлениями баронов, власть перешла к сестре короля Сибилле и её мужу Ги де Лузиньяну . Наибольшей проблемой новых властителей Иерусалима были самовольные набеги крестоносцев на мусульманские территории. Одним из таких непокорных рыцарей был барон Рено де Шатильон , хозяин замка Крак. Этот рыцарь неоднократно нарушал перемирия, нападая на мусульман, чей путь в Мекку пролегал через его владения. Осенью 1182 года Рено организовал дерзкий морской рейд в Красное море, разграбил его африканское побережье, после чего его люди пустили на дно попавшееся им судно с мусульманскими паломниками. Граф неоднократно нарушал договоренности об охране паломников обеих сторон, о чем свидетельствуют весьма недоброжелательные отзывы арабских летописцев.

То ли в конце 1186, то ли в начале 1187 Рено де Шатийон, ограбил караван, везший сестру самого Саладина к ее жениху. Она не пострадала и была отпущена (по другим сведениям Рено ее жестоко изнасиловал), но прежде барон реквизировал у нее все драгоценности. При этом он коснулся девушки, что считалось неслыханным оскорблением. Саладин поклялся отомстить, и в июне 1187 года его 50-тысячное войско выступило в поход.

Основу армии Саладина составляли мамлюки – бывшие рабы. Из этих умелых воинов, беззаветно преданных своим командирам, набирались отряды конных копейщиков и лучников, которые быстро наступали и также быстро отходили, оставляя позади неповоротливых в своей броне рыцарей. Другую часть войска составляли насильно мобилизованные феллахи – крестьяне. Эти сражались плохо и неохотно, но могли задавить противника массой.

Расправа с вероломным крестоносцем послужила Салах-ад-дину прекрасным поводом для окончательного объединения земель Ближнего Востока под своим владычеством. Неэффективное руководство и недостаток питьевой воды привели к тому, что уже в первом сражении, битве при Хаттине , войска крестоносцев потерпели жестокое поражение. Король Ги Лузиньян, его брат Амори (коннетабль королевства), магистр тамплиеров Жерар де Ридфор, Рено де Шатильон и многие другие христианские лидеры попали в плен. Саладин, благородство которого признавали и христиане, и на этот раз продемонстрировал великодушие в отношении поверженных, которое, правда, не распространилось на попавшего в его руки ненавистного де Шатильона. Саладин собственной рукой отсек ему голову.

После этого Саладин победным маршем прошелся по Палестине, которую некому было защищать. Ему сдались Акра и Аскалон, а последний порт христиан Тир удержался благодаря лишь тому, что его защищал прибывший из Константинополя граф Конрад Монферратский , отличавшийся умом и энергией. 20 сентября 1187 года султан осадил Иерусалим . Защитников не хватало, продовольствия тоже, стены сильно обветшали, 2 октября город сдался. Саладин не повторил тех жестокостей, что совершили когда-то крестоносцы: он позволил всем жителями покинуть город за сравнительно небольшой выкуп и даже взять с собой кое-что из имущества. Однако многие бедняки не имели денег и стали рабами. Победителю достались громадные богатства и все святыни города, церкви которого превратили снова в мечети. Однако христианским паломникам, посещающим Иерусалим, Саладин гарантировал неприкосновенность.

Падение Иерусалима стало тяжелым ударом для всех христиан. Трое самых могущественных властителей – германский император Фридрих I Барбаросса , король Франции Филипп II Август и правитель Англии Ричард I Львиное Сердце – приняли решение о новом крестовом походе. С самого начала удача не сопутствовала крестоносцам. Согласия между ними не было, поэтому армии двинулись в Палестину поодиночке. Первым в мае 1189 года в путь отправился германский император Фридрих Барбаросса. Он следовал в Святую землю по суше, но не дошел даже до Сирии. В июне 1190 года император неожиданно утонул при переправе через горную речку. Его войско частью вернулось домой, частью все же добралось до Палестины, но там почти целиком вымерло от эпидемии чумы.

Тем временем англичане и французы добирались до Святой Земли морским путем. По пути им пришлось немало повоевать. Свое прозвище король Ричард заслужил, сражаясь не с сарацинами, а с восставшими против него жителями Сицилии. В ходе еще одной маленькой войны он отнял у византийцев остров Кипр и позже отдал его беглому иерусалимскому королю Ги де Лузиньяну. Только в июне 1191 года Ричард I и Филипп II прибыли в Палестину. Роковым просчетом Саладина стало то, что он оставил крестоносцам Тир. Укрепившись там, они смогли получать помощь из Европы и осадили мощную крепость Акра. У ее стен и появился король Ричард, и началась схватка двух противников, равных по силе и смелости.

Своим бесстрашием английский король вызвал искреннее восхищение Саладина. Говорят, что однажды, узнав, что у его противника от жары болит голова, султан отправил Ричарду корзину снега с горных вершин. Простые мусульмане относились к Ричарду куда хуже и на то были причины. Король не раз проявлял свою жестокость. 12 июля Акра пала, и у ее стен он приказал отсечь головы более чем двум тысячам пленных мусульман, которые не смогли заплатить выкуп. После взятия Акры король Филипп II Август вернулся во Францию, и задача освобождения Святого Города легла на плечи Ричарда.

Крестоносцы двинулись на юг, разбивая один за другим отряды противника. Тут-то и проявились недостатки армии Саладина, состоявшей из подневольных людей. Двигаясь от Акры на Аскалон крестоносцы разбили войско сарацин у крепости Арсуф. Потеряв в битве при Арсуфе 7 000 человек убитыми, султан уже не решался вступать с Ричардом в крупное сражение.

После взятия Аскалона армия крестоносцев продолжала свой путь к Святому Городу. Когда крестоносцы прибыли под стены Иерусалима, стало очевидным, что взятие города не будет легким. Долгая осада изнурила воинов, а результаты были ничтожны. Противники оказались в патовой ситуации: Ричард блокировал сообщение между двумя частями владений Салах-ад-дина – Сирией и Египтом, – а войско султана продолжало успешно оборонять город и сдаваться не собиралось. Эта осада позволила христианам в очередной раз убедиться в благородстве Саладина – так, когда Ричард Львиное Сердце заболел, султан присылал ему щербеты, приготовленные на целебной воде из родников ливанских гор.

В легенды вошли рассказы о том, что Саладин отпускал на свободу пленных, не имевших денег на выкуп, а однажды сам выкупил плененного во время битвы ребенка и вернул его матери. В связи с тупиком, в который зашло противостояние (а так же в связи с плохими известиями для Ричарда из Европы), стороны пошли на переговоры о перемирии и в сентябре 1192 года было заключено мирное соглашение. Христиане сохраняли за собой побережье от Тира до Яффы, а Салах-ад-дин контролировал земли, лежащие в глубине континента. Крестоносцы покидали Святую землю, но паломничества христиан к святым местам могли осуществляться беспрепятственно.

По пути на родину Ричард, оказавшись во владениях австрийского герцога Леопольда V , сполна испытал последствия своего не вполне рыцарского поступка. При взятии Акры он сбросил со стены флаг, который герцог поднял первым. Леопольд затаил обиду и теперь взял Ричарда в плен и заточил в замок, а затем уступил пленника императору Генриху VI . Король был отпущен только через два года за неслыханный выкуп: 150 тысяч марок – двухлетний доход английской короны. Дома Ричард сразу ввязался в очередную войну и в 1199 году погиб от случайной стрелы при осаде французского замка. Салах-ад-Дина к тому времени уже не было в живых. В последнем походе он заболел лихорадкой и умер в Дамаске 4 марта 1193 года. Весь Восток оплакивал его как защитника веры.

Фильм Салах ад-Дин из серии “Тайны истории” канала National Geographic .

Талантливый полководец, мусульманский лидер XII в. Салах ад-Дин родился в Тикрите, курд по происхождению, мусульманин-суннит, сын одного из военачальников правителя Сирии Hyp ад-Дина.

Основатель династии Айюбидов, которая в период своего расцвета правила Египтом, Сирией, Ираком, Хиджазом и Йеменом.

Ранние годы жизни

Салах ад-Дин родился в 1138 г. в Тикрите (ныне территория Ирака) в курдской семье, происходившей из Киликийского княжества. Отец его, Наджм ад-Дин Айюб, был правителем Баальбека.

В течение нескольких лет юный Салах ад-Дин жил в Дамаске, получая разностороннее образование (в том числе и теологическое).

Он был представлен при дворе тогдашнего эмира Халеба и Дамаска Нур ад-Дина (Нуреддина) Зенги, где служили многие его родственники.

Под началом одного из них — своего дяди Ширкуха — Салах ад-Дин завершил своё военное образование в войнах с халифатом Фатимидов в 60-х годах XII в.

В 1169 г. он стал визирем Египта, где проводил взвешенную и осторожную политику. Как представитель суннизма Салах ад-Дин не мог сильно влиять на армию Египта, где правил исмаилитский халиф Аль-Адид (1160-71).

Когда в сентябре 1171 г. Аль-Адид умер, Салах ад-Дин приказал улему провозгласить перед пятничной молитвой имя аль-Мустади, халифа из рода Аббасидов, правившего в Багдаде. Это означало отстранение прежней линии правителей от власти.

С этого времени Салах ад-Дин правил Египтом, хотя официально он представлял на этой территории эмира Нур ад-Дина, который признавался багдадским халифом.

Салах ад-Дин оживил экономику Египта, провёл реформу армии. Следуя советам отца, он, однако, всячески избегал любых конфликтов с Нур ад-Дином, своим формальным повелителем. Только после его смерти (1174) Салах ад-Дин принял титул султана Египта.

Он восстановил в Египте суннизм и стал основателем династии Айюбидов. Ещё на протяжении десятилетия Салах ад-Дин присоединял прилегающие к своей державе земли. В 1174 г. он овладел Хамой и Дамаском, в 1175 г. — Халебом.

Первые завоевания

В 1163 году, изгнанный из Египта по приказу фатимидского халифа аль-Адида визирь Шевар ибн Муджир попросил военной поддержки у Нур ад-Дина. Это стало хорошим поводом для завоевания, и в 1164 году Ширкух с армией выступил в Египет. Салах ад-Дин в возрасте 26 лет отправляется вместе с ним в должности младшего офицера. Шевар, восстановленный в должности визиря, потребовал вывода войск Ширкуха из Египта за 30000 динаров, но тот отказался ссылаясь на желание Нур ад-Дина. Обнаружив то, что Ширкух планирует захватить Египет Шевар ибн Муджир обращается за помощью королю Иерусалима Амори I. Роль Салах ад-Дина в этой экспедиции была незначительна. Известно только, что он участвовал в подготовке к обороне Бильбейса, осаждённого объединёнными силами Шевара и Амори I Иерусалимского.

После трёхмесячной осады Бильбейса противники вступили в бой на границе пустыни и Нила, к западу от Гизы. В этой битве Салах ад-Дин сыграл важную роль, командуя правым крылом армии Зангидов. Курдские силы находились слева. В центре находился Ширкух. После ложного отступления Салах ад-Дина Крестоносцы попали на местность, которая была слишком крутой и песчаной для их лошадей. Бой завершился победой Зангидов и Салах ад-Дин помог Ширкуху одержать по словам Ибн аль-Асира одну из «самых замечательных побед в истории человечества», но по мнению большинства источников Ширкух потерял в этой битве большинство своего войска, и это сложно было назвать полной победой.

Крестоносцы обосновались в Каире, а Салах ад-Дин и Ширкух выдвинулись к Александрии, которая дала им деньги и оружие, и стала их базой. После переговоров обе стороны согласились уйти из Египта.

Египет

Эмир Египта

Попытка Асад ад-Дина Ширкуха захватить Александрию в 1167 году закончилась поражением от объединённых войск Фатимидов и Амори I. Но в следующем году крестоносцы взялись грабить своего богатого союзника и халиф аль-Адид попросил в письме у Нур ад-Дина защитить мусульман Египта. В 1169 году Асад ад-Дин Ширкух взял Египет, казнил Шевара и принял титул великого визиря. В том-же году Ширкух скончался и несмотря на то, что Нур ад-Дин выбрал нового приемника, аль-Адид назначил Саладина новым визирем.

Причина по которой шиитский халиф аль-Адид выбрал суннита Салах ад-Дина до сих пор неясна. Ибн аль-Асир утверждает, что халиф выбрал его после рассказа советников, что «нет более слабого и молодого» чем Салах ад-Дин, и «никто из эмиров не повинуется и не служит ему». Тем не менее, согласно этой версии, после некоторых переговоров, Салах ад-Дин был принят большинством эмиров. Советники аль-Адида предполагали таким образом разбить ряды Зангидов. В то же время Аль-Вахрани писал, что Салах ад-Дин был выбран из-за репутации его семьи, за их «великодушие и воинскую честь». Имад ад-Дин писал, что после траура по Ширкуху «мнения разделились» и халифы Зангидов поставили на Салах ад-Дина и заставили халифа «инвестировать в визиря». И хотя позиции были осложнены конкуренцией исламских лидеров, основная часть сирийских правителей поддерживала Салах ад-Дина за его достижения в египетской экспедиции, в которой он получил большой военный опыт.

Вступив в должность эмира 26 марта 1169 года, Салах ад-Дин раскаялся «в винопитии и отвернулся от легкомыслия, обратившись к религии». Получив самую большую власть и независимость, чем когда-либо прежде в своей карьере, он сталкивается с проблемой преданности между аль-Адидом и Нур ад-Дином. Последний, был враждебно настроен к назначению Салах ад-Дина и по слухам, говорил: «Как он смеет [Салах ад-Дин] делать что-то без моего приказа?» Он написал несколько писем Салах ад-Дину, который опустил их, не отказываясь от своей верности к Нур ад-Дину.

В том-же году группа египетских солдат и эмиров попытались убить Салах ад-Дина, но благодаря главе его разведки Али бин Сафьяну был арестован и убит главный заговорщик — суданский евнух, управляющий дворца фатимидов — Наджи Мутамин аль-Кхилафа. На следующий день 50000 суданцев, для которых Наджи был представителем их интересов во дворе, подняли бунт против Салах ад-Дина. К 23 августа восстание было подавлено, после этого Салах ад-Дин больше никогда не сталкивался с угрозой бунта в Каире.

К концу 1169 года, Салах ад-Дин с поддержкой Нур ад-Дина побеждает силы крестоносцев и византийцев вблизи Думьята. Позже, весной 1170 года Нур ад-Дин, по просьбе Салах ад-Дина, отправляет его отца в Каир с поощрениями от Багдадского халифа аль-Мустади из рода Аббасидов, который пытается оказать давление на Салах ад-Дина для скорейшего свержения своего соперника аль-Адида.

После этого Салах ад-Дин укрепил свою власть и суннитское влияние в Египте, раздав высокие посты членам своей семьи. Он открывает в Каире филиал Маликийского мазхаба, что приводит с уменьшению влиянию Шафиитского мазхаба из аль-Фустат.

После установления себя в Египте, Салах ад-Дин начал кампанию против крестоносцев, осадив Дарум (современный сектор Газа) в 1170 году. Амори I снял гарнизон тамплиеров из Газы для защиты Дарума, но Салах ад-Дин отступил от Дарума и взял . Он разрушил город за пределами крепости и убил большинство его жителей, после того как они отказали ему сдать город. Неизвестно когда именно, но в том-же году, он напал и захватил замок , который представлял угрозу для прохода мусульманских кораблей.

Султан Египта

Со слов Имад ад-Дина аль-Исфахани, в июне 1171 года Нур ад-Дин написал множество писем Салах ад-Дину, в которых требовал установление халифата Аббасидов в Египте. Последний старался отмалчиваться, боясь оттолкнуть от себя шиитское население и знать. Через два месяца Салах ад-Дин координируется с Наждмом аль-Адин аль-Кабушани, шафитским факихом, который был в оппозиции к шиитскому правлению в стране.

Когда к сентябрю 1171 года Аль-Адид заболел (и возможно был отравлен), он попросил Салах ад-Дина навестить его, с расчётом попросить его позаботиться о своих детях. Салах ад-Дин отказался, опасаясь потерять расположение Аббасидов, и, как говорят, впоследствии очень жалел, узнав о его намерении.

Аль-Адид умер 13 сентября и через пять дней Салах ад-Дин приказал улему провозгласить перед пятничной молитвой имя аль-Мустади. Это означало отстранение шиитского халифата от власти. С этого времени Салах ад-Дин правил Египтом, хотя официально он представлял на этой территории эмира Нур ад-Дина, который признавался багдадским халифом.

25 сентября 1171 года Салах ад-Дин покидает Каир, для того, чтобы принять участие в нападении на Керак и Монреаль (территория современной Иордании), замок . Когда казалось, что крепость уже готова сдаться, Салах ад-Дин узнает, что со стороны Сирии выступил Нур ад-Дин, для участия в операции. Понимая, что если он встретится с ним лично, то больше не будет управлять Египтом, Салах ад-Дин снимает свой лагерь и возвращается в Каир под предлогом начавшихся волнений в Египте. Этот поступок увеличивает напряжённость в его непростых отношениях с Нур ад-Дином, до такой степени, что последний собирается выступить с армией на Каир. Послушав своего отца, Салах ад-Дин пишет письмо с извинениями, но Нур ад-Дин не принимает его оправданий.

Летом 1172 года нубийская армия осаждает Асуан. На помощь губернатору Асуана приходит брат Салах ад-Дина — Туран-Шах. Несмотря на то, что нубийцы были разбиты, они снова возвращаются в 1173 году. На этот раз Египетская армия выходит из Асуана и захватывает нубийский город Ибрим. Нур ад-Дин не предпринимает никаких шагов против Египта, но просит вернуть 200000 динар, которые он выделил на армию Ширкуха. Салах ад-Дин платит этот долг 60000 динар, драгоценностями и товарами.

9 августа 1173 года после падения с лошади умирает отец Салах ад-Дина Айюб, и Нур ад-Дин понимая, что у него не осталось влияния в Каире, готовится к захвату Египта. В начале 1174 года Салах ад-Дин отправляет Туран-Шаха в кампанию по захвату порта Аден и Йемена, запасного плацдарма на случай вторжения в Египет.

Аннексия Сирии

Взятие Дамаска

В начале лета 1174 году Нур ад-Дин готовит армию для нападения на Египет, собирая войска в Мосуле, Диярбакыре и Аль-Джазире. Аюбиды отправляют посла к Салах ад-Дину с этим известием, и он собирает свои войска под Каиром. Внезапно, 15 мая Нур ад-Дин умирает (некоторые источники говорят об отравлении), оставляя одиннадцатилетнего наследника, ас-Салеха. Его смерть даёт политическую независимость Салах ад-Дину.

Для того, чтобы не выглядеть захватчиком Сирии и остаться лидером борьбы с крестоносцами, Салах ад-Дин выбирает позицию защитника ас-Салеха. В письме последнему, он обещает «быть в качестве меча», и ссылается на смерть его отца как на «землетрясение». Уже в октябре 1174 года Салах ад-Дин выдвигает к Дамаску отряд из семисот конников. Напуганый ас-Салех и его советники отступают в Алеппо, а люди преданные семье Салах ад-Дина впускают армию последнего в город.

Дальнейшее завоевание

Оставив Дамаск под началом одного из своих братьев, Салах ад-Дин приступает к захвату городов, ранее принадлежащих Нур ад-Дину. Его армия захватывает Хаму, но отступает перед хорошо укреплённым Хомсом. И когда в декабре 1174 года Салах ад-Дин берёт в осаду Алеппо, юный ас-Салех выходит из дворца и обращается к гражданам с просьбой защитить город ради памяти о его отце. Один из летописцев Салах ад-Дина утверждал, что после этой речи люди «подверглись его чарам». Опасаясь прямого конфликта с ас-Салехом Салах ад-Дин снимает осаду.

Советники ас-Салаха просят помощи у Рашид ад-Дина Синана. Лидер исмаилитов и сам желает отомстить человеку, который отстранил Фатимидов от власти в Египте. 11 мая 1175 года группа из тринадцати ассасинов проникает в лагерь Салах ад-Дина, но их вовремя замечает охрана и предотвращает покушение. В 1177 году, для того чтобы получить выход к морю, Салах ад-Дин начинает готовиться к захвату территории Иерусалимского королевства. В октябре 1177 года происходит (иначе — битва при Рамле, в исламских источниках — сражение при Телль Ас-Сафите), где Салах ад-Дин терпит поражение от войск .

Борьба с крестоносцами

Самым известным фактом биографии Саладина стала его борьба с крестоносцами. Эти войны нашли своё отражение в многочисленных произведениях литературы и искусства (наиболее известен роман Вальтера Скотта «Талисман»).

Салах ад-Дин объединил силы мусульман для борьбы против крестоносцев.

Главный оппонент крестоносцев пользовался уважением в христианской Европе за рыцарские доблести: храбрость и великодушие к противнику.

Ричард I Львиное Сердце, один из главных вождей крестоносцев, стал почти другом Салах ад-Дина: они отзывались друг о друге исключительно восторженно, предоставляли различные льготы подданным друг друга, виделись только один раз, во время перемирия в крестовом походе.

После двухлетней осады крестоносцам удалось вернуть , а затем и .

Смерть

Саладин скончался во время приготовлений к походу на Багдад, чтобы восстановить прежний арабский халифат.

Он был похоронен там же и оплакан на всем Востоке как защитник веры.

В истории Востока Саладин остался завоевателем, который остановил вторжение Запада и обратил силы ислама на Запад, героем, в одночасье объединившим эти необузданные силы, и, который воплотил в своей личности высшие идеалы и добродетели ислама.

После смерти султана его империю разделили наследники: Аль-Азизу достался Египет, аль-Афзалю — Дамаск, аз-Захиру — Алеппо.

Фотогалерея



Полезная информация

Салах ад-Дин Юсуф ибн Айюб
араб. صلاح الدين يوسف ابن ايوب‎‎
Юсиф ибн Айюб (Юсиф сын Айюба) — имя, данное ему при рождении
Салах ад-Дин — почётное имя, означающее «Честь веры»
В Европе боле известен под именем Саладин
англ. Saladin

Источники

Существует много источников, написанных современниками Салах ад-Дина. Из них стоит выделить работы личных биографов и историков: Баха ад-Дин ибн Шаддада — учителя и советника Салах ад-Дина, Ибн аль-Асира — историка из Мосула, аль-Кади аль-Фадиля — личного секретаря Салах ад-Дина.

Цитаты

«Я начал с того, что сопровождал моего дядю. Он завоевал Египет и потом умер. И тогда Аллах дал мне в руки власть, которую я совсем не ожидал»

«Мое войско ни на что не способно, если я не поведу его за собой и не буду каждый миг присматривать за ним».

Салах ад-Дин

Семья

Согласно Имад ад-Дину, прежде чем Салах ад-Дин покинул Египет в 1174 году, он стал отцом пятерых сыновей. Аль-Афдал, его старший сын, который родился в 1170 году и Усман, который родился в 1172 году, сопровождали Салах ад-Дина в Сирию.

Третий сын, Аль-Захир Гази стал впоследствии правителем Алеппо. Мать Аль-Афдала родила ещё одного ребенка в 1177 году.

Согласно Калгашанди, двенадцатый сын родился 1178 году, и в то же время в списке Имад ад-Дина он выступает в качестве седьмого ребенка.

Память о Салах ад-Дине в современном мире

Салах ад-Дин, главный противник крестоносцев, пользовался всё же большим уважением в христианской Европе за свои рыцарские качества: храбрость в бою и великодушие к побеждённому противнику. Один из главных вождей крестоносцев, Ричард Львиное Сердце, даже считал Саладина почти другом.

Салах ад-Дин был кумиром Саддама Хусейна, который, как и он, родился в Тикрите, на реке Тигр; при Саддаме в Ираке был культ Салах ад-Дина.

Не забывает Салах ад-Дина и современная массовая культура (фильмы и компьютерные игры). В массовой культуре чаще всего именно Салах ад-Дин показывается как полководец и правитель сарацинов времён Третьего Крестового похода — хотя было и множество других, Салах ад-Дин приобрёл наибольшую известность. Персонаж Салах ад-Дина фигурирует в фильме «Царство небесное» (2005, реж. Ридли Скотт, в роли Саладина — Гассан Массуд), а также в фильме «Арн: Рыцарь-тамплиер» (2007, реж. Петер Флинт), где он представлен как мудрый и благородный воитель и вождь.

Саладин неоднократно появлялся в компьютерных играх: в таких играх, как Age of Empires II и Stronghold Crusader, присутствует кампания за его войска (также в игре Stronghold Crusader он является одним из компьютерных противников).

Салах-ад-Дин (Саладин) (1137-1193) правил в Египте с 1169 г.

Этого султана Египта и Сирии мусульмане называли Салах-ад-Дином, что означало «защитник веры». Для европейцев он был Саладином, защитником другой, чуждой христианам религии. Салах-ад-Дин проявил себя хорошим организатором и талантливым полководцем. Он во многом оживил хозяйственную жизнь в Египте и Сирии, сделал свою армию мобильной, боеспособной и возглавил борьбу против крестоносцев, пришедших из Европы.

Начиная с 638 года Иерусалим, попавший под власть арабского халифа Умару ибн аль-Хаттабу, постепенно приобретал мусульманские черты. Число арабов в городе увеличивалось, появлялись мечети, в облике возводимых зданий стали заметны мусульманские традиции строительства. Но в целом жизнь была мирной. Начиная же с 1099 года, когда участники Первого крестового похода — европейские рыцари-крестоносцы, ворвались в Иерусалим и освободили его от неверных, наступил новый этап истории — не утихающей борьбы между мусульманами и христианами за владычество над святым городом.

Когда в 1171 году к власти в Египте пришел султан Салах-ад-Дин, в Святой земле в это время было Иерусалимское королевство, в его столице правили христиане, дороги контролировали рыцари-крестоносцы. Исламский мир был в отчаянии, казалось, нет такой силы, которая могла бы остановить крестовое нашествие из Европы, христиане завоюют весь Восток, установят свою религию, мусульманам не останется места на земле. Но Салах-ад-Дин внимательно изучал действия крестоносцев, их вооружение, тактику ведения боя. Он готовился доказать преимущества мусульманской армии и ее полководцев.

Его настоящее имя Юсуф. Он родился в курдской семье в Ираке, его отец был правителем старинного города Баальбек. Он отправил сына на учебу в Сирию, где Юсуф получил разностороннее образование, в том числе религиозное и военное. Многие современники отмечали способности молодого человека и предрекали ему великое будущее.

В 1169 году Салах-ад-Дин прибыл в Еипет и стал там визирем. После смерти в 1171 году халифа Аль-Адида к власти пришел Аль-Мустади из рода Аббасидов, представителем которого был и Салах-ад-Дин. Он стал негласным главой Египта. Но только после смерти халифа в 1174 году Салах-ад-Дин официально принял титул султана Египта. За первые годы нахождения у власти он присоединил к себе близлежащие земли, включая Дамаск.

В последующие годы он сосредоточился исключительно на борьбе с крестоносцами. Султан уже знал их слабые места — они не могли долго воевать в условиях сухой каменистой местности, при жаре и отсутствии воды… В 1187 году в самый знойный месяц лета он послал гонца в Иерусалим с сообщением, что идет взять город. Этого было достаточно, чтобы крестоносцы организовали ответный марш. Войска встретились в пустынной каменистой местности Рога Хаттина. Вокруг ни одного колодца, никакой тени. Когда ветер подул в сторону крестоносцев, Салах-ад-Дин велел поджечь сухой кустарник.

Крестоносцы, их лошади задыхались. Все порядки были нарушены. Салах-ад-Дин разделил свое войско, сделав коридор. Туда рванули крестоносцы и оказались в окружении. В плен к мусульманам попали предводители рыцарей: король Иерусалимского королевства Ги де Лузиньян, грандмастер ордена тамплиеров Жерар де Ридфор. Победа при Хаттине явилась прелюдией гибели Иерусалимского королевства и заката владычества крестоносцев на Востоке.

Окрыленные успехом войска Салах-ад-Дина захватили Бейрут, Акру, Кесарию, Аскалон и двинулись к Иерусалиму. На их пути уже практически никого не было. Иерусалим сдался, по сути, без боя. Печальные вести поступали в Рим, Париж. Пришлось там организовывать Третий крестовый поход (1189-1192), который окончился бесславно.

Салах-ад-Дин контролировал теперь всю территорию Обетованной земли и мог диктовать свои условия английскому и французскому королям. Смерть Салах-ад-Дина от желтой лихорадки не принесла никаких изменений в сложившуюся ситуацию. Иерусалим остался во власти мусульман на многие столетия. Новые крестовые походы в Святую землю не принесли ничего, кроме человеческих жертв.

История ислама формировалась за счёт вклада выдающихся личностей, которые оказали существенное влияние на развитие ряда Азиатских, Африканских и Европейских стран. В первую очередь – благодаря победам под флагом защиты ислама.

Одним из таких видных персонажей можно смело назвать великого полководца и правителя мусульманского Востока Юсуфа ибн Аюпа Салах ад-Дина. Человек, известный в западном мире как Саладин, стал знаменитым после победы, которую одержала его армия над крестоносцами в битве за Иерусалим. Именно ему удалось объединить территории современных Ирака, Сирии, Египта, Палестины, Ливии и Хиджаза, создав мощное исламское государство, с которым пришлось считаться европейцам.

Детство и юность Саладина

Салах ад-Дин появился на свет в 1137 г. (по Милади) в иракском городе Тикрит, преимущественно населённом курдами, в семье Аюпа ибн Шади, эмира этого города. Спустя пару лет тот стал эмиром Бальбека, а в 1146 г. отец Саладина переехал в Дамаск, где со временем стал одним из влиятельнейших людей столицы.

В детстве герой нашей публикации не проявлял особого интереса к военному искусству, а больше интересовался познанием ислама. Но по настоянию своих родных он всё же начинает военную карьеру. Первым учителем становится его дядя Ширкух, один из командующих армией правителя Сирии и Месопотамии – Нур ад-Дина.

Свой первый боевой опыт Саладин получил в 26-летнем возрасте, будучи младшим офицером в ходе похода на Египет. В той военной кампании Юсуф ибн Аюп проявил себя как смелый полководец, который внёс свой вклад в победу армии Ширкуха. Однако практически сразу же после взятия Египта Ширкух скончался, в связи с чем новым эмиром провинции стал его племянник Салах ад-Дин, назначенный халифом Адидом.

Н ачало правления

Став правителем Египта, он начинает активное противостояние экспансии крестоносцев в регионе. В 1170 г. Саладин осаждает крепость Дарум, расположенную в Палестине. Несмотря на неудачу (крепость ему взять не удалось — здесь и далее прим. сайт ) , он присоединил к Египту территорию сектора Газа. Чуть позже его армия захватывает путём осады Эйлат (город в современном Израиле) , благодаря чему корабли, принадлежащие мусульманам, перестали подвергаться нападениям со стороны крестоносцев.

В 1174 г. умирает сирийский правитель Нур ад-Дин. В результате Саладин становится независимым владыкой Египта.

Смерть главы государства привела к ослаблению Сирии и Месопотамии. Эти регионы рано или поздно могли завоевать крестоносцы. В такой ситуации молодой египетский правитель принимает решение захватить Сирию и тем самым расширить свои владения.

Вот так Юсуф ибн Аюп стал у руля мусульманской империи, включавшей в себя территории современных Египта, Сирии, Ирака, Саудовской Аравии и Йемена.

Взятие Салах ад-Дином Иерусалима

С целью обезопасить своё государство от внешней агрессии Саладин решил захватить Иерусалим и изгнать крестоносцев со Святой земли. Однако он прекрасно понимал, что взять хорошо укреплённый город ему вряд ли удастся. Опытный полководец принимает решение выманить армию крестоносцев из крепости. Для этого ему пришлось прибегнуть к хитрости.

В 1187 г. его мусульманское войско осаждает крепость Тиверия, расположенную неподалёку от Иерусалима. Практически сразу же из осаждённого города был отправлен гонец, чтобы попросить крестоносцев о помощи. Без каких-либо раздумий король Иерусалима Ги де Лузиньян откликнулся на мольбу единоверцев и направил войска к стенам соседнего города. Уловка Салах ад-Дина удалась, и армия королевства выдвинулась в сторону Тиверии.

Крестоносцам предстояло преодолеть всего лишь 20 километров пути, но большое христианское войско растянулось на километры. Сухой и жаркий климат Палестины и отсутствие воды негативно сказывались на состоянии солдат из Иерусалима, которые с трудом передвигались по местности. Именно по этой причине крестоносцам не удалось дойти до источников воды до захода солнца, и они были вынуждены остановиться на ночлег в селении Хаттин, вблизи которого не было пресной воды.

Ночью подданные Саладина подожгли сухие кустарники вокруг вражеского лагеря. Едкий дым затруднял дыхание измученной от перехода и жажды иерусалимской армии. В таких условиях большая группа крестоносцев перебежала на сторону противника, передав все сведения о планах войска христиан и имеющихся ресурсах. Кроме того, королевская пехота, увидев наступающих арабов, отказалась сражаться с мусульманами.

В результате в местечке Хаттин состоялось ключевое сражение между армией Ги де Лузиньяна и мусульманским войском во главе с Салах ад-Дином, уверенную победу в котором одержали последние. В ходе сражения иерусалимский король погиб, а многие из его окружения попали в плен к арабам.

Победа в Хаттине открыла мусульманам дорогу на Иерусалим, ведь большая часть его гарнизона погибла в ходе того сражения. В сентябре 1187 г. 20-тысячная армия Саладина подошла к стенам «города трёх религий» и приступила к осаде. Обороной противника руководил Балиан Ивелин – один из представителей иерусалимской знати, которому удалось вырваться из-под окружения в битве при Хаттине и чудом спастись. Численность арабских войск в разы превышала гарнизон Иерусалима, что и предрешило исход кампании.

2 октября 1187 г, спустя 12 дней с момента начала осады, Балиан Ивелин согласился сдать город в обмен на гарантию безопасности его христианских жителей. Салах ад-Дин, войдя в крепость, сдержал своё обещание и позволил христианам, желающим уйти из города, свободно покинуть Святую землю.

Кроме того, христиане, оставшиеся в Иерусалиме, были наделены правом исповедовать свою религию и совершать паломничество к святым местам, в частности, посещать Храм Гроба Господня. Мусульманский правитель гарантировал личную безопасность всем христианским паломникам, прибывающим на Святую землю.

Взятие Иерусалима сделало Саладина известным и уважаемым человеком во всём мире. У него был большой авторитет в христианской Европе, хотя по сути он был главным врагом католиков. Великого воина, вставшего на защиту флага ислама, уважали за его рыцарские черты характера, такие как отвага, проявление уважения к противнику.

Смерть Саладина

После присоединения Иерусалима Юсуф ибн Аюп Салах ад-Дин намеревался восстановить прежние границы Арабского . Такая задача подразумевала необходимость подчинить Багдад, остававшийся тогда ещё независимым. Но в процессе подготовки к новому походу Саладин подхватил жёлтую лихорадку, в результате чего он скончался в марте 1193 г.

После смерти великого полководца и правителя собранная с большим трудом империя распалась, а обломки мусульманского государства поделили между собой его сыновья.

Саладин (Салах ад-Дин) — биография, новости, личная жизнь, фото, видео

Саладин

Саладин (араб. صلاح الدين‎). Полное имя — Аль-Малик ан-Насир Салах ад-Дунийа ва-д-Дин Абуль-Музаффар Юсуф ибн Айюб (араб. الملك الناصر أبو المظفر يوسف بن أيوب‎). Родился в 1138 году в Тикрите (Месопотамия) — умер 4 марта 1193 года в Дамаске. Мусульманский военачальник. Султан Египта, Ирака, Хиджаза, Сирии, Курдистана, Йемена, Палестины и Ливии (1174 — 4 марта 1193). Основатель династии Айюбидов.

Саладин родился в 1138 году в Тикрите (Месопотамия).

По национальности — курд.

Как Саладин он известен именно в Европе. Его настоящее имя — Юсуф ибн Айюб (Юсуф, сын Айюба). Саладин — производное от Салах ад-Дин. В свою очередь Салах ад-Дин — это лакаб, т.е. почетное прозвище, означающее «благочестие веры».

Отец — Аль-Малик аль-Афдаль Наджм ад-Дин Айюб ибн Шади ибн Мараван (араб. الملك ألأفضل نجم الدين أيوب بن شاﺬي بن مروان‎; умер 9 августа 1173), курдский военачальник и политический деятель из Двина.

Кто мать Саладина — не известно.

Дед — Шади, проживал в деревне недалеко от Двина (Товина) в Армении, где, по преданию, родился Айюб — отец Саладина. После рождения двоих сыновей, Айюба и Ширкуха, он покинул Армянское нагорье и перебрался сначала в Багдад, а затем — в Тикрит, в котором обосновался и прожил до самой смерти.

В 1132 году армия правителя Мосула атабека Имада ад-Дин Занги при отступлении была заблокирована Тигром напротив крепости Тикрита. В то время начальником крепости был — Наджм ад-Дин Айюб ибн Шади — отец Саладина. Айюб предоставил переправу через Тигр и дал убежище армии Занги в крепости Тикрита. В 1137 году губернатором северной Месопотамии за заслуги перед Сельджукидами был назначен Муштасид ал-Дин Бихруз. Он наказал Айюба за то, что тот помогал Занги, и изгнал его из крепости Тикрит после убийства по мотивам чести его братом Ассад ад-Дин Ширкухом знатного сельджука, друга Бихруза. По словам Баха ад-Дин ибн Шаддата, Саладин родился в ту же ночь, когда его семья покинула Тикрит.

В 1139 году Айюб переехал в Мосул, где Имад ад-Дин Занги признал свой долг и назначил Айюба командиром своей крепости в Баальбеке. После убийства Занги собственным рабом в 1146 году, Айюб переехал в Дамаск и вошел в число придворных наследника Занги — Нур ад-Дина. В 1154 году после смерти правителя Дамаска Муина ад-Дин Анара, благодаря влиянию Айюба и его брата Ширкуха, город остался во власти Нур ад-Дина, а сам Айюб стал управлять городом.

О ранних годах Саладина в Дамаске известно мало. Его происхождение — наемника в трех поколениях — пророчит ему воинскую карьеру, но Саладин в юности не проявлял склонности к воинскому искусству.

По словам одного из его биографов аль-Вахрами, Саладин был в состоянии ответить на вопросы Евклида и Альмагеста, знал арифметику и исламское право. Некоторые источники утверждают, что он был больше заинтересован в религии, чем во вступлении в вооруженные силы. Другим фактором, который возможно повлиял на его интерес к религии было то, что во время Первого Крестового похода, Иерусалим был захвачен христианами. В дополнение к исламу, Саладин разбирался в генеалогии, биографии и истории арабов вплоть до родословных арабских скакунов и знал Хамаса (десятитомник арабской поэзии) Абу Таммама наизусть.

В те времена империя Аббасидов была раздроблена на несколько государств. Фатимиды правили Египтом, не признавая халифа Багдада. Крестоносцы занимали восточный берег Средиземного моря от Малой Азии до Синайского полуострова. Нур ад-Дин Занги контролировал Сирию и Месопотамию.

По настоянию семьи Саладин начал военную карьеру под патронажем своего дяди Асад ад-Дин Ширкуха, важного военачальника Нур ад-Дина. Ширкух, в то время эмир Дамаска и Алеппо, член тюркской династии Зангидов, стал самым влиятельным учителем Саладина. Сам Саладин, согласно хроникам, говорил: «Мой дядя Ширкух повернулся ко мне и сказал: «Юсуф, оставь все дела и отправляйся туда!» Этот приказ прозвучал для меня как удар кинжала в сердце, и я ответил: «Клянусь Аллахом, даже если бы мне отдали все египетское царство, я бы не поехал туда!»».

В 1163 году, изгнанный из Египта по приказу фатимидского халифа аль-Адида визирь Шевар ибн Муджир попросил военной поддержки у Нур ад-Дина. Это стало хорошим поводом для завоевания, и в 1164 году Ширкух с армией выступил в Египет. Саладин в возрасте 26 лет отправился вместе с ним в должности младшего офицера. Шевар, восстановленный в должности визиря, потребовал вывода войск Ширкуха из Египта за 30000 динаров, но тот отказался, ссылаясь на приказ Нур ад-Дина.

Обнаружив то, что Ширкух планирует захватить Египет, Шевар ибн Муджир обратился за помощью к королю Иерусалима Амори I. Роль Саладина в этой экспедиции была незначительна. Известно только, что он участвовал в подготовке к обороне Бильбейса, осажденного объединенными силами Шевара и Амори I Иерусалимского.

После трехмесячной осады Бильбейса противники вступили в бой на границе пустыни и Нила, к западу от Гизы. В этой битве Саладин сыграл важную роль, командуя правым крылом армии Зангидов. В центре находился Ширкух. После ложного отступления Саладина крестоносцы попали на местность, которая была слишком крутой и песчаной для их лошадей. Бой завершился победой Зангидов и Саладин помог Ширкуху одержать по словам Ибн аль-Асира одну из «самых замечательных побед в истории человечества». Победа досталась Ширкуху дорогой ценой: он потерял бо́льшую часть своего войска.

Эмир Египта

Крестоносцы обосновались в Каире, а Саладин и Ширкух выдвинулись к Александрии, которая дала им деньги и оружие, и стала их базой. После переговоров обе стороны согласились уйти из Египта.

Попытка Асад ад-Дина Ширкуха захватить Александрию в 1167 году закончилась поражением от объединенных войск Фатимидов и Амори I. Но в следующем году крестоносцы взялись грабить своего богатого союзника, и халиф аль-Адид попросил в письме у Нур ад-Дина защитить мусульман Египта. В 1169 году Асад ад-Дин Ширкух взял Египет, казнил Шевара и принял титул великого визиря. В том же году Ширкух скончался и, несмотря на то, что Нур ад-Дин выбрал нового преемника, аль-Адид назначил Саладина новым визирем.

«Я начал с того, что сопровождал моего дядю. Он завоевал Египет и потом умер. И тогда Аллах дал мне в руки власть, которую я совсем не ожидал», — говорил Саладин.

Причина, по которой шиитский халиф аль-Адид выбрал суннита Саладина, до сих пор неясна. Ибн аль-Асир утверждает, что халиф выбрал его после рассказа советников, что «нет более слабого и молодого» чем Саладин, и «никто из эмиров не повинуется и не служит ему». Тем не менее, согласно этой версии, после некоторых переговоров, Саладин был принят большинством эмиров. Советники аль-Адида предполагали таким образом разбить ряды Зангидов. В то же время Аль-Вахрани писал, что Саладин был выбран из-за репутации его семьи, за их «великодушие и воинскую честь». Имад ад-Дин писал, что после траура по Ширкуху «мнения разделились» и халифы Зангидов поставили на Саладина и заставили халифа «инвестировать в визиря». И хотя позиции были осложнены конкуренцией исламских лидеров, основная часть сирийских правителей поддерживала Саладина за его достижения в египетской экспедиции, в которой он получил большой военный опыт.

Вступив в должность эмира 26 марта 1169 года, Саладин получил самую большую власть и независимость, чем когда-либо прежде в своей карьере. При этом он столкнулся с проблемой преданности между аль-Адидом и Нур ад-Дином. Последний был враждебно настроен к назначению Саладина и, по слухам, говорил: «Как он смеет [Саладин] делать что-то без моего приказа?» Он написал несколько писем Саладину, который опустил их, не отказываясь от своей верности к Нур ад-Дину.

В том же году группа египетских солдат и эмиров попыталась убить Саладина, но благодаря главе его разведки Али бин Сафьяну был арестован и убит главный заговорщик — суданский евнух, управляющий дворца фатимидов — Наджи Мутамин аль-Кхилафа. На следующий день 50000 суданцев, для которых Наджи был представителем их интересов во дворе, подняли бунт против Саладина. К 23 августа восстание было подавлено, после этого Саладин больше никогда не сталкивался с угрозой бунта в Каире.

К концу 1169 года Саладин с поддержкой Нур ад-Дина побеждает силы крестоносцев и византийцев вблизи Думьята. Позже, весной 1170 года, Нур ад-Дин, по просьбе Саладина, отправляет его отца в Каир с поощрениями от Багдадского халифа аль-Мустади из рода Аббасидов, который пытался оказать давление на Саладина для скорейшего свержения своего соперника аль-Адида.

После этого Саладин укрепил свою власть и суннитское влияние в Египте, раздав высокие посты членам своей семьи. Он открыл в Каире филиал Маликийского мазхаба, что привело к уменьшению влияния Шафиитского мазхаба из аль-Фустат.

После установления себя в Египте, Саладин начал кампанию против крестоносцев, осадив Дарум (современный сектор Газа) в 1170 году. Амори I снял гарнизон тамплиеров из Газы для защиты Дарума, но Саладин отступил от Дарума и взял Газу. Неизвестно когда именно, но в том же году, он напал и захватил замок Эйлат, который представлял угрозу для прохода мусульманских кораблей.

Салах ад-Дин

Султан Египта

В июне 1171 года Нур ад-Дин написал множество писем Саладину, в которых требовал установление халифата Аббасидов в Египте. Последний старался отмалчиваться, боясь оттолкнуть от себя шиитское население и знать. Через два месяца Саладин координируется с Наждмом аль-Адин аль-Кабушани, шафиитским факихом, который был в оппозиции к шиитскому правлению в стране.

Когда к сентябрю 1171 года Аль-Адид заболел (и возможно был отравлен), он попросил Саладина навестить его, с расчетом попросить его позаботиться о своих детях. Саладин отказался, опасаясь потерять расположение Аббасидов, и, как говорят, впоследствии очень жалел, узнав о его намерении.

Аль-Адид умер 13 сентября и через пять дней Саладин приказал улему провозгласить перед пятничной молитвой имя аль-Мустади. Это означало отстранение шиитского халифата от власти. С этого времени Саладин правил Египтом, хотя официально он представлял на этой территории эмира Нур ад-Дина, который признавался багдадским халифом.

25 сентября 1171 года Саладин покинул Каир, чтобы принять участие в нападении на Керак и Монреаль (территория современной Иордании), замок Иерусалимского королевства. Когда казалось, что крепость уже готова сдаться, Саладин узнал, что со стороны Сирии выступил Нур ад-Дин для участия в операции. Понимая, что если он встретится с ним лично, то больше не будет управлять Египтом, Саладин снялся с лагеря и вернулся в Каир под предлогом начавшихся волнений в Египте. Этот поступок увеличил напряженность в его непростых отношениях с Нур ад-Дином до такой степени, что последний собрался выступить с армией на Каир. Послушав своего отца, Саладин написал письмо с извинениями, но Нур ад-Дин не принял его оправданий.

Летом 1172 года нубийская армия осадила Асуан. На помощь губернатору Асуана приходит брат Саладина — Туран-Шах. Несмотря на то, что нубийцы были разбиты, они снова вернулись в 1173 году. На этот раз Египетская армия вышла из Асуана и захватила нубийский город Ибрим. Нур ад-Дин не предпринял никаких шагов против Египта, но попросил вернуть 200 000 динар, которые он выделил на армию Ширкуха. Саладин выплатил этот долг 60 000 динар, драгоценностями и товарами.

9 августа 1173 года после падения с лошади умер отец Саладина Айюб, и Нур ад-Дин, понимая, что у него не осталось влияния в Каире, начал приготовления к захвату Египта. В начале 1174 года Саладин отправил Туран-Шаха в кампанию по захвату порта Аден и Йемена, запасного плацдарма на случай вторжения в Египет.

Завоевание Сирии

К началу лета 1174 года Нур ад-Дин готовил армию для нападения на Египет, собирая войска в Мосуле, Диярбакыре и Джезире. Айюбиды отправили посла к Саладину с этим известием, и он собирает свои войска под Каиром. Внезапно, 15 мая Нур ад-Дин умер (возможно, он был отравлен), оставив одиннадцатилетнего наследника, ас-Салеха. Его смерть дала Саладину политическую независимость, и сделала Сирию объектом борьбы между вассалами Нур ад-Дина.

Смерть Нур ад-Дина поставила Саладина в трудную ситуацию, он мог выдвинуть свои войска против крестоносцев из Египта или ждать приглашения от ас-Салеха прийти ему на помощь, и начать войну из Сирии. У него есть возможность аннексировать Сирию прежде, чем она попадет в руки врагов, но нападение на землю своего господина противоречит исламским принципам, которым он следовал. Этот поступок мог сделать его недостойным лидерства в войне с крестоносцами. Для того, чтобы не выглядеть захватчиком Сирии и возглавить борьбу с крестоносцами, Саладин выбрал позицию защитника ас-Салеха. В письме последнему, он обещал «быть в качестве меча», и ссылался на смерть его отца как на «землетрясение».

В то же время, Шамс ад-Дин Али ибн ад-Дайя вместе со своим братом захватил Алеппо, и к началу августа 1174 года ас-Салех выдвинулся с войском к стенам Алеппо, собираясь подавить мятеж. Захватив город и отправив сыновей Дайи в тюрьму, ас-Салех остался в Алеппо. Саладин разослал послания эмирам, сторонникам ас-Салеха, чем усилил внутреннюю междоусобицу в Сирии. Уже 23 ноября 1174 года Саладин направил к Дамаску отряд из семисот конников; люди, преданные семье Саладина, впустили его армию в город.

Оставив Дамаск под началом одного из своих братьев, Саладин приступил к захвату городов, ранее принадлежащих Нур ад-Дину. Его армия захватила Хаму, но отступила перед хорошо укрепленным Хомсом. В декабре 1174 года он осадил Алеппо. Сейф ад-Дин, правитель Мосула, отправил своего брата Изз ад-Дина изгнать Саладина из Сирии, но 13 апреля 1175 года тот потерпел поражение от войск Саладина недалеко от Хамы. Сейф ад-Дин заключил союз с ас-Салехом, но также потерпел поражение 22 апреля 1175 года.

Советники ас-Салеха попросили помощи у Рашид ад-Дина Синана. Лидер исмаилитов и сам желал отомстить человеку, который отстранил Фатимидов от власти в Египте. 11 мая 1175 года, во время осады замка Изаз, группа из тринадцати ассасинов проникла в лагерь Саладина, но их вовремя заметила охрана, предотвратив покушение. 26 июня 1175 года Салах-ад-Дин снова прибыл к стенам Алеппо, и, пробыв там некоторое время, вернулся в Египет, где начал подготовку к кампании против крестоносцев.

Несмотря на то, что у Саладина было временное перемирие с Зангидами, связанное с войной против крестоносцев, он постоянно ощущал угрозу со стороны секты исмаилитов и ее лидера Рашид ад-Дина Синана. Последний контролировал девять крепостей в горах Нусария. Отправив большую часть своего войска в Каир, Саладин отправился в кампанию против ассасинов в августе 1176 года. В том же месяце, после нескольких неудачных попыток овладеть крепостями, он покинул Нуссарию. В то же время множество источников говорят о том, что губернатор Хамы, дядя Саладина, помог заключить мирное соглашение с Синаном.

Завершив кампанию против ассасинов, Саладин возвратился в Дамаск и распустил войско. Оставив в Сирии наместником Туран-Шаха, он отправился в Египет с группой близких последователей, достигнув Каира 22 сентября 1175 года. Его отсутствие затянулась на два года, и он взялся за организацию дел, в частности за восстановление и фортификацию Каира. Были отремонтированы городские стены, и началось сооружение Каирской цитадели. Для снабжения цитадели водой был построен 87-метровый колодец, который впоследствии назвали колодцем Юсуфа. За пределами Каира одной из значимых строек по приказу Саладина был большой мост в Гизе, который предназначался для защиты от мавританского вторжения.

Оставаясь в Каире, Саладин занимался внутренним управлением и строительством школ. В ноябре 1177 года он отправился в рейд по Палестине, когда крестоносцы захватили земли Дамасска, и больше не было смысла продолжать перемирие. На осаду крепости Харим, которая находилась севернее Алеппо, христиане отправили большую часть войска и у южной Палестины не было защитников. Саладин использовал эту ситуацию и дошел маршем до Ашкелона, который он называл «Невестой Сирии».

Вильгельм Тирский записал, что армия аююбидов состояла из 26 000 солдат, из которых 8000 были элитными войсками, а 18 000 — черными солдатами из Судана. Эта армия приступила к грабежу сельской местности, нападениям на Рамлу и Лод, доходя в итоге до стен Иерусалима.

Война с крестоносцами (Третий крестовый поход)

Наибольшую известность Саладин получил благодаря борьбе с крестоносцами. Эти войны нашли свое отражение в многочисленных произведениях литературы и искусства — наиболее известен роман Вальтера Скотта «Талисман».

4 июля 1187 года Саладин разбил крестоносцев в битве при Хаттине. Король Иерусалимского королевства Ги де Лузиньян, великий магистр ордена тамплиеров Жерар де Ридфор и многие другие руководители крестоносцев попали в плен. За этот год Саладину удалось овладеть большей частью Палестины, Акрой и, после недолгой осады, Иерусалимом. Все церкви города, кроме храма Воскресения, были обращены в мечети. Но жителям были дарованы жизнь и возможность выкупить свою свободу, кроме того, Саладин гарантировал привилегии и неприкосновенность христианских паломников, посещающих Иерусалим.

Главный оппонент крестоносцев пользовался уважением в христианской Европе за рыцарские доблести: храбрость и великодушие к противнику. Английский король Ричард I Львиное Сердце, один из главных вождей крестоносцев, стал почти другом Саладина: они отзывались друг о друге исключительно восторженно, предоставляли различные льготы подданным друг друга, хотя виделись только один раз, во время перемирия в крестовом походе (примерно в то же время от Ричарда и ушли союзники).

Смерть Саладина

Саладин скончался во время приготовлений к походу на Багдад, чтобы восстановить прежний арабский халифат. Полководец умер в Дамаске 4 марта 1193 года. Он был похоронен там же и оплакан на всем Востоке как защитник веры.

В истории Востока Саладин остался завоевателем, который остановил вторжение Запада и обратил силы ислама на Запад, героем, в одночасье объединившим эти необузданные силы и который воплотил в своей личности высшие идеалы и добродетели ислама. После смерти султана его империю разделили наследники: Аль-Азизу достался Египет, аль-Афзалю — Дамаск, аз-Захиру — Алеппо.

Полководец Саладин (Салах ад-Дин)

Саладин, как главный противник крестоносцев, пользовался большим уважением в христианской Европе за свои рыцарские качества: храбрость в бою и великодушие к побежденному противнику.

Одним из первых авторов, описавших период правления Саладина в труде «Книга двух садов в известиях двух династий», был Абу Шама аль-Макдиси.

Саладин был кумиром Саддама Хусейна, который, как и он, родился в Тикрите, на реке Тигр. При Саддаме в Ираке был культ Саладина.

В массовой культуре чаще всего именно Саладин показывается как полководец и правитель сарацинов времен Третьего Крестового похода — хотя было и множество других, Саладин приобрел наибольшую известность.

Личная жизнь Саладина (Саладина):

Относительно личной жизни Саладина имеются только отрывочные данные.

Жена — Исмат ад-дин Хатун. В браке с 1176 года.

Согласно Имад ад-Дину, прежде чем Саладин покинул Египет в 1174 году, он был отцом пятерых сыновей.

Его старший сын Аль-Афдал, который родился в 1170 году и Усман, который родился в 1172 году, сопровождали Саладина в Сирию.

Третий сын, Аль-Захир Гази, стал впоследствии правителем Алеппо.

Мать старшего сына Аль-Афдала родила еще одного ребенка в 1177 году.

Согласно Калгашанди, двенадцатый сын родился в 1178 году (в то же время в списке Имад ад-Дина он выступает в качестве седьмого ребенка).

Образ Саладина в кино:

1922 — Натан мудрый (Nathan der Weise) — в роли Саладина актер Фриц Грайнер;
1923 — Ричард Львиное Сердце (Richard the Lion-Hearted) — в роли Саладина актер Чарльз Джеррард;
1935 — Крестовые походы (The Crusades) — в роли Саладина актер Йан Кейт;
1954 — Ричард Львиное Сердце (King Richard and the Crusaders) — в роли Саладина актер Рекс Харрисон;
1963 — Салахуддин — освободитель Иерусалима — в роли Саладина актер Ахмед Мазхар;
1970 — Салахуддин Ейюби — в роли Саладина актер Джунейт Аркын;
1965 — Доктор Кто в роли Саладина актер Бернард Кей;
1992 — Ричард Львиное Сердце — в роли Саладина актер Армен Джигарханян;

Армен Джигарханян в роли Саладина

2005 — Царство Небесное — в роли Саладина актер Гассан Массуд;
2007 — Арн: Рыцарь-тамплиер (Arn: Tempelriddaren) — в роли Саладина актер Милинд Соман;
2008 — Арн: Объединенное королевство (Arn: Riket vid vägens slut) — в роли Саладина актер Милинд Соман.

Милинд Соман в роли Саладина

последнее обновление информации: 13.07.2020






Исторические странности: почему Саладин шёл на уступки Эфиопской Церкви | Запретные Темы Истории

Предыдущую публикацию по данной теме вы можете прочитать здесь.

В Средние века имели место события, которые напрямую вроде бы никак не связаны с темой Ковчега Завета, однако косвенно указывают в пользу эфиопской версии.

С конца IV века нашей эры (то есть фактически почти сразу после установления христианства в Эфиопии) духовенство Эфиопской Ортодоксальной Церкви держало постоянное посольство в Иерусалиме. В XII веке, когда город находился в руках крестоносцев, царь Эфиопии Харбай, стремясь расширить и укрепить присутствие в Священном городе, направил просьбу (которая выглядела, скорее, как требование) папе Александру III о предоставлении Эфиопской церкви алтаря и часовни в Храме Гроба Господня. Папа Римский фактически отказал Харбаю, ограничившись довольно уклончивым письмом, посланным эфиопскому царю в 1177 году.

Десятилетие спустя произошло поворотное событие – в 1187 году Саладин (Салах ад-Дин) изгнал крестоносцев из Иерусалима и вынудил эфиопскую общину бежать вместе с другими восточными христианами на Кипр. Но буквально через пару лет, в 1189 году, в ответ на обращение Лалибелы (эфиопского царя, сменившего на троне Харбая) разрешил эфиопам вернуться и предоставил им в собственность придел Обретения Креста в церкви Гроба Господня.

Согласно христианским источникам, придел Обретения Креста создан на месте, где в IV веке нашей эры царица Елена (мать императора Константина Великого) во время ее путешествия в Иерусалим, предпринятого с целью паломничества и поиска христианских реликвий, нашла крест, на котором был распят Иисус Хритос (вместе с крестом Еленой были найдены четыре гвоздя и дощечка с надписью  «INRI», которая была прикреплена над головой Иисуса во время казни).

Константин и Елена у Животворящего Креста Господня (В.К. Сазонов, XIX век). Изображение взято из книги А.Ю.Склярова «По следам Ковчега Завета», издательство ВЕЧЕ, 2015

Константин и Елена у Животворящего Креста Господня (В.К. Сазонов, XIX век). Изображение взято из книги А.Ю.Склярова «По следам Ковчега Завета», издательство ВЕЧЕ, 2015

Впоследствии, в относительно новые времена Эфиопская церковь утратила эти привилегии, и абиссинским паломникам приходилось отправлять свои службы на крыше придела, где они устроили свой монастырь (эфиопам еще принадлежали две другие церкви в Иерусалиме, а также крупный патриархат, расположенный в сердце Старого города, в нескольких минут ходьбы от Храма Гроба Господня). Ныне придел Обретения Креста находится в ведении Греческой церкви.

Статуя святой Елены в приделе Обретения Креста. Изображение взято из книги А.Ю.Склярова «По следам Ковчега Завета», издательство ВЕЧЕ, 2015

Статуя святой Елены в приделе Обретения Креста. Изображение взято из книги А. Ю.Склярова «По следам Ковчега Завета», издательство ВЕЧЕ, 2015

Но вернемся к событиям конца XII века…

Вызывает удивление решение Саладина – приверженца ислама. Ислам хоть и имеет во многом общую основу с христианством, но это совершенно две разные религии. Причем религии, активно противостоявшие друг другу в этот период. Ведь происходило это в разгар Третьего Крестового похода. По каким причинам Саладин вдруг так расщедрился?..

Да, мусульмане не считают Христа сыном Божьим – в их глазах он только пророк. Но достаточно великий пророк. Тогда почему вдруг контроль над приделом Обретения Креста Храма Гроба Господня они отдают Эфиопской церкви?.. И почему вообще Эфиопская церковь считает, что имеет право притязать на столь священное место?..

Храм Гроба Господня в Иерусалиме широко известен еще и тем, что тут ежегодно происходит одно из неподдающихся пока научному объяснению чудес – схождение благодатного огня, который возникает как бы ниоткуда и первые мгновения не обжигает своим пламенем. В глазах представителей совершенно разных религиозных конфессий, снисхождение благодатного огня является одним из реальных подтверждений существования Бога. В том числе и для мусульман!.. Однако Саладин все-таки отдает контроль за частью столь священного места Эфиопской церкви!..

Благодатный огонь в Храме Гроба Господня. Изображение взято из книги А.Ю.Склярова «По следам Ковчега Завета», издательство ВЕЧЕ, 2015

Благодатный огонь в Храме Гроба Господня. Изображение взято из книги А.Ю.Склярова «По следам Ковчега Завета», издательство ВЕЧЕ, 2015

Странная ситуация. И одной политикой этого решения Саладина не объяснить. Здесь какие-то религиозные тонкости и нюансы, которые наталкивают на мысль, что Эфиопская церковь имела право на подобные требования!..

Чем она могла подкрепить это право?.. Давностью государственности своей религии?.. Я думаю, что для мусульман это не имело никакого значения. Какой-либо армией, которая была бы угрозой для мусульман, Эфиопия не обладала. Да и в самой стране была не слишком спокойная обстановка, чтобы ввязываться в какие-то военные действия за две тысячи километров – Лалибела пришел к власти путем переворота, а вовсе не вследствие автоматического престолонаследия в результате смерти Харбая.

В общем, здесь достаточно странная ситуация. И одним из вариантов ее объяснения является версия о том, что авторитет Эфиопской церкви мог подкрепляться обладанием ею Ковчега Завета, который имел ценность и для того же Саладина. Ведь обладание священной реликвией – это милость Бога или Всевышнего в глазах мусульман. Соответственно возрастает и авторитет людей, которые имеет подобную милость…

Статуя Саладина в Дамаске. Изображение взято из книги А.Ю.Склярова «По следам Ковчега Завета», издательство ВЕЧЕ, 2015

Статуя Саладина в Дамаске. Изображение взято из книги А.Ю.Склярова «По следам Ковчега Завета», издательство ВЕЧЕ, 2015

После выхода созданного по материалам нашей экспедиции фильма «Ковчег Завета: эфиопский след», где была озвучена данная версия, я получил письмо от одного приверженца ислама, который предложил иное объяснение странного поведения Саладина. По его мнению, Саладин разрешил эфиопам вернуться в Иерусалим и передал Эфиопской церкви придел Обретения Креста Храма Гроба Господня в качестве своеобразной благодарности за то, что на заре ислама эфиопский царь предоставил убежище в своей стране мусульманам в период гонений на них в Мекке.

«Исламский энциклопедический словарь», вышедший в 2007 году, так описывает эти события.

После начала пророчества Мухаммеда уверовавшие мусульмане Мекки подвергались гонениям и унизительным оскорблениям со стороны язычников. В наиболее ожесточенную фазу гонения вошли уже в пятом году после начала его пророчества. По этой причине пророк Мухаммед приказал некоторым мусульманам переехать в Эфиопию, в которой правил негус («царь») Асхама – один из самых справедливых царей. В его владениях не было тирании и никто не подвергался гонениям за свои убеждения. Первая группа мусульманских переселенцев отправилась туда в 615 году (за 7 лет до хиджры – переселения по религиозным мотивам – в Медину) под руководством Османа ибн Мазуна. Все они ушли из Мекки под покровом ночи, чтобы не быть обнаруженными язычниками.

Дойдя до побережья Красного моря, они сели там на два торговых корабля, которые доставили их в Эфиопию, где им был оказан хороший прием и предоставлена защита. Узнав о выезде из города мусульман, курайшиты (представители правящего племени древней Мекки, придерживавшиеся многобожия) послали за ними погоню, но не настигли их. Относительно количества первых переселенцев имеются различные данные, но всего их было не меньше 15 человек.

Спустя год в Эфиопию отправилась вторая группа мусульман. Относительно их количества в мусульманских хрониках даются различные данные. Однако их было не менее 80 человек. Эту группу возглавлял дядя пророка Мухаммеда Джафар ибн Абу Талиб. Они также благополучно достигли этой страны и им тоже был оказан теплый прием. Никаких проблем с исповеданием своей веры у них больше не было.

После второй волны переселения мусульман в Эфиопию, лидеры курайшитов были обеспокоены создавшимся положением и направили к негусу Асхаме Абдуллу ибн Рабиа и Амра ибн аль-Аса, с целью убедить его выдать им мусульманских беженцев. Негус пригласил к себе мусульман и имел с ними беседу, в результате которой, Джафар ибн Абу Талиб с достоинством ответил на все вопросы и убедил его не выдавать мусульман мекканцам. Таким образом, курайшитские представители вернулись ни с чем.

Мусульманские переселенцы в Эфиопии благополучно жили в этой стране на протяжении нескольких лет. Затем часть переселенцев вернулась в Мекку еще до хиджры пророка Мухаммеда в Медину. Некоторые историки сообщали, что поводом к возвращению стали ложные слухи о том, что будто бы курайшиты в Мекке пришли к согласию с мусульманами или приняли ислам. Убедившись в том, что гонения на мусульман в Мекке продолжались, они, по поручению пророка Мухаммеда, снова вернулись в Эфиопию. Большая часть переселенцев в конце концов переехала из Эфиопии в Медину накануне битвы при Хайбаре (в 628 году)…

Однако как в самой этой истории, так и в попытке с ее помощью объяснить поведение Саладина имеется немало слабых и даже сомнительных мест. Так, скажем, тот же «Исламский энциклопедический словарь» указывает, что описания этих событий приводились историками, которые жили спустя несколько столетий после пророка. Они просто записывали различные предания, которые доводилось им слышать. Но ими не были проведены исследования о том, насколько были достоверны описываемые ими события. Эти исследования были проведены мусульманскими толкователями позднее. Поэтому в работах этих историков имеются некоторые слабые, а подчас и сфабрикованные истории о жизни ранних мусульман.

Так, скажем, в отношении части истории, связанной с первой попыткой возвращения в Мекку и называемой историей о «чтимых ангелах», выдающиеся знатоки хадисов (высказываний пророка Мухаммеда) – Байхаки, Бухари, Навави, Муслим и многие другие – говорили как об очевидной фальсификации.

Очень серьезные расхождения имеются в описании того, чем закончилось присутствие мусульман в Эфиопии. Так, согласно мусульманским источникам, многие местные жители узнали от них об исламской религии и приняли ее. Мусульманское предание гласит, что эти беженцы произвели столь сильное впечатление на самого правителя Аксума, что он тайно принял ислам. С другой стороны, в одном эфиопском предании рассказывается, что беженцы-мусульмане приняли православие, став первыми известными обращенными из ислама в христианство. Есть и другое предание о том, что после смерти Асхамы Мухаммед, как говорят, молился о душе царя и сказал своим последователям: «Оставьте абиссинцев в покое, пока они не нападают».

Как видим, у Саладина в общем-то не было серьезных оснований делать серьезные уступки Эфиопской церкви. И уж совсем противоречит данной версии объяснения совершенных уступок то, что при захвате Иерусалима всего двумя годами ранее эфиопы были выгнаны вместе с другими христианами. Если бы Саладин действительно так высоко чтил некие заслуги царя Асхамы в древние времена, то он не выгонял бы эфиопов из Священного города. (А. Скляров)

LAH.RU — По следам Ковчега Завета.

как король-юноша могущественного султана разгромил. Часть первая

Представленная статья рассказывает об удивительной, но малоизвестной в наше время битве, произошедшей в далёкую эпоху крестовых походов на Ближнем Востоке. Об этом сражении, как ни странно, мало говорится потомками обеих сторон конфликта: для мусульман это позорная страница из жизни их героя Саладина, а для западных европейцев, с их тенденцией к гиперкритицизму, отрицанию успехов оружия их предков, тем более связанных с религией, это также сегодня «неудобная тема». Возможно некоторые факты покажутся многим разрушающими стереотипы, но однако всё изложенное опирается на точные данные средневековых хроник. Значительная часть материала впервые публикуется на русском языке.

В ходе развития сюжета достаточно известного фильма, повествующем о крестоносцах XII века «Царствие Небесное», говорится о некой победе молодого короля Иерусалима Бальдуина IV (1161-1185) над египетским султаном Саладином (1137-1193), последствия которой мусульманский властитель помнил всю свою жизнь. Речь идёт о реальной битве при Монжисаре, произошедшей 25 ноября 1177 года, в которой маленькая армия «иерусалимцев» (как тогда называли жителей главного из государств крестоносцев на Ближнем Востоке) чудесным образом разгромила в несколько раз большую армию сильнейшего в ту эпоху мусульманского правителя Передней Азии.

Предыстория битвы

Король-юноша Бальдуин IV (Бодуэн, Baudouin le Lepreux) вступил на трон Иерусалимского королевства 15 июля 1174 года, когда в возрасте всего 38 лет неожиданно умер от дизентерии (или от яда) его отец король Амори (Амальрик). Молодой принц получил отличное воспитание: воинскому искусству его обучали лучшие рыцари королевства, а в качестве главного учителя у него был Вильгельм, архиепископ Тирский, который был не только священнослужителем и очень образованным человеком, но и выдающимся управленцем, прекрасным писателем и умелым политиком, являясь фактически премьер-министром королевства.


Король Иерусалима во главе своей армии в фильме «Царствие Небесное» (в роли Бальдуина IV — Эдвард Нортон)

Но ещё в детском возрасте принц Бальдуин заразился проказой, этим страшным и в общем неизлечимом даже сегодня заболеванием, и подданные практически сразу после его коронации стали искать ему преемника, который получил бы трон Иерусалима, женившись на его сестре Сибилле. Это вызвало ожесточённую политическую борьбу различных группировок за влияние. Но хуже всего было то, что внутренние нестроения в главном из государств крестоносцев в «Утремере» («Заморье», от франц.«Territoires outré mer» — «Земли по ту сторону моря») шли на фоне роста могущества султана Египта Юсуфа ибн Айюба, известного европейцам по своему тронному имени как Саладин (Салахуддин).

Саладин на фоне своего войска в фильме «Царствие Небесное» (в роли султана — Гассан Массуд)

В начале 1170-х годов этот правитель, происходивший из курдского клана военных наёмников и ставший волею судеб султаном Египта, после укрепления своей власти в долине Нила, захвата ряда областей в Иордании и на Аравийском полуострове, начал войну в Сирии. В итоге 27 ноября 1174 года Саладин с отрядом своих войск вошёл в Дамаск, провозгласив этот день «днём триумфа суннитского ислама» и «днём соединения двух драгоценностей» — т.е. присоединение Дамаска к Каиру (запомните этот день, мы ещё вернёмся к этой дате), а вскоре захватил Хомс и Хаму. Однако его планы по завоеванию Халеба (Алеппо) — древнего города, вокруг которого и в наши дни идут тяжёлые бои, последнего крупного центра сопротивления его власти в Сирии, в 1175-1176 гг. так и не были реализованы, т.к. в борьбе с ним эмир Алеппо опирался на помощь таких казалось бы разных сил, как крестоносцы Заморья и мусульманская исмаилитская секта «гашишинов» (ассасинов) Ливана.

Исходя из сложившейся ситуации, Салах эд-Дин аль-Мелик ан-Назир («Благочестивейший в вере ислама, побеждающий всё владыка» — именно таким пышным было его тронное имя) временно отложил план дальнейшего завоевания Сирии и Ирака и решил уничтожить Иерусалимское королевство, как основное и крупнейшее из владений западноевропейских христиан на Ближнем Востоке.

Начало кампании

Сумев скрытно сконцентрировать войска в Северном Египте, Саладин дождался момента, когда часть иерусалимских вооружённых сил была задействована в экспедиции в Сирии, и осенью 1177 года нанёс неожиданный удар. Во главе большой армии (минимум в 26.000 воинов) он выступил на Иерусалим (согласно информации Михаила Сирийца, патриарха Сирийской православной церкви в то время, путешественника и выдающегося хрониста, общее число воинов, приготовленных к походу, достигало 33.000). По данным Вильгельма Тирского, который, видимо, опирался на показания пленных, в её состав входило 18.000 профессиональной пехоты, в основном из суданских наёмников-негров (как мы знаем, Судан, Сомали и Эритрея даже сегодня — источники исламизма и нестабильности), и 8.000 профессиональной кавалерии. Кроме того, в составе приготовленных для вторжения сил было египетское ополчение и отряды легкоконных бедуинов. Скорее всего, эти данные вполне объективны, например, последняя цифра очень хорошо соотносится с известной по мусульманским источникам численностью корпуса «гулямов», состоявших на довольствии Саладина — в 1181 году их числилось 8.529 чел.


Пример вооружения некоторых воинов из армии Саладина — спешенный и конный гулямы и пеший лучник

Надо сказать, что концентрация сил мусульманами и внезапное начало войны оказалось абсолютно неожиданным для христиан. Они не успели даже собрать все силы королевства, часть из которых находилась в Сирии, не говоря о том, чтобы получить помощь от правителей Армении, Византии или из Европы. Собрав свою маленькую армию, в состав которой входило примерно 2-3.000 пехотинцев и минимум 300-375 рыцарей-вассалов короля Иерусалима, Бальдуин IV выступил навстречу врагу.

Стратегическая разведка крестоносцев тогда явно провалилась — их агенты не заметили или не смогли сообщить в Иерусалим о концентрации армии Саладина в северо-восточном Египте. Кроме сработавшего фактора неожиданности, имела место сильнейшая недооценка противника — видимо, иерусалимцы решили, что имеют дело с большой набеговой партией или небольшим войском, идущим на Аскалон для его захвата, тогда как это оказался авангард большой армии исламистов, целью которой было взятие столицы и уничтожение Иерусалимского королевства как такового.

Планом крестоносцев предусматривалось остановить вторжение «отряда» противника в приграничной территории в районе древнего города Аскалона (современный Ашкелон в Южном Израиле). Вообще следует сказать, что Иерусалимское королевство в XII веке территориально очень напоминало современное государство Израиль, тогда как во владения Саладина тогда входили Египет, Северная Аравия, большая часть Сирии и часть Северного Ирака, и, соответственно, мобилизационные ресурсы мусульман в несколько раз были больше, что всегда осложняло ситуацию для крестоносцев.

В соответствии с этим планом, отряд лёгкой христианской конницы «туркополов» («туркоплей», «туркопулов»), осуществляя функции пограничной стражи, по-видимому, попытался отразить вторжение как казалось «набеговой партии», но был разбит в бою с большим мусульманским авангардом. Кстати «туркополы» были очень интересным родом войск, который ввели у себя крестоносцы Заморья под влиянием местных условий: это были конные лучники на быстрых конях в лёгких доспехах, которые выполняли функции, какие были, например, у казачества в России — оборона границ, ведение фронтовой разведки и иная разъездная служба лёгкой конницы. Туркополы набирались из местных православных христиан, или из принявших православие или католичество мусульман; возможно, в их составе могли служить мусульмане, которые по тем ли иным причинам мигрировали на территорию христианских государств Ближнего Востока, и которым разрешалось продолжать исповедовать свою религию при условии несения ратной службы (точно так же как, например, в современной армии Израиля несут службу израильские арабы-мусульмане).


Кавалерия Иерусалимского королевства: рыцарь-тамплиер, конный сержант и конный лучник корпуса «туркополов»

На поддержку отряду туркополов выдвинулся небольшой контингент тамплиеров из пограничной крепости Газа, однако также был принужден отступить обратно в крепость, где был блокирован отрядом исламистов. Однако главное, что сделали пограничные части, это то, что они смогли если не задержать вторжение, то хотя бы сообщить главным силам крестоносцев о приближении огромной армии мусульман. Войска под командованием короля Бальдуина IV, понимая что у них нет шансов в полевом бою, смогли избежать уничтожения и уйти в Аскалон, где также были блокированы, тогда как главная армия Саладина продолжала двигаться на Иерусалим. Были захвачена и сожжена Рамла; были осаждены и едва держались древний порт Арсуф и город Лод (Лидда), родина св. Георгия Победоносца, считающегося покровителем воинов-христиан. Хуже всего то, что даже гарнизон Иерусалима был сильно ослаблен: «арьербанн» силой в несколько тысяч пехотинцев из иерусалимского ополчения, выступивший несколько позже сил короля и сильно отставший в дороге, был окружён и уничтожен превосходящими войсками «сарацин». Казалось, что Иерусалимское королевство было поставлено на край гибели.

Подготовка сторон к битве

Саладин также полагал, что его план реализуется вполне успешно: ударные силы крестоносцев были выманены в поле и по частям истреблены или блокированы в крепостях, а его армия медленно (из-за большого обоза, в котором везли осадные машины), но верно шла к заветной цели — городу «Аль-Кудс» (как арабы называют Иерусалим). Но Rex Hierosolomitanus Бальдуин IV решил, что надо во что бы то ни стало попытаться спасти свою столицу, и неожиданной атакой сбив блокировавшие силы, выступил из Аскалона вслед главной армии мусульман.

Воины-крестоносцы той эпохи, базируясь на теоретических представлениях св. Бернарда Клервосского, некоторых иных христианских писателей, а также на предыдущем опыте сражений, считали, что они смогут сокрушить даже малым отрядом намного большую по численности армию, но при наличии ряда условий (которые, можно сказать, не утратили своей актуальности и в наши дни). Во-первых, при наличии в составе их войска достаточного числа высокомобильных (тогда конных) воинов, вооружённых самым современным и качественным оружием; во вторых — при наличии профессионального воинского обучения этих воинов, в том числе и наличия умения у них действовать в условиях непривычной местности, например, в условиях пустыни; в третьих, необходимо было, чтобы эти воины имели высочайшую мотивацию в глубокой христианской вере, соблюдали чистоту помыслов и были готовы принять смерть в бою как высшую награду за подвиг. Как мы увидим далее, всё это у воинов армии Бальдуина IV имелось.

Саладин в это время считал, что его противник более не способен бросить ему вызов в полевом сражении и позволил своим войскам вести себя так, словно они уже одержали окончательную победу. Его армия разделилась на отряды и мелкие партии, которые рассеялись по южной и центральной части Иерусалимского королевства, грабя, разоряя и захватывая жителей в плен. Не видя реальной угрозы со стороны гарнизонов крепостей и готовя блокаду Иерусалима, султан, видимо, специально распустил часть войск за добычей. Ведь всё, что было захвачено или сожжено на неприятельской территории, делало противника экономически слабее, и при этом служило свидетельством якобы неспособности христианских правителей защитить свою землю.

Больше того, исламские богословы-фундаменталисты в его окружении (кстати, точно так же как и проповедники современного радикального ислама) заявляли, что захват в плен и разорение поселений местных жителей, среди которых даже под властью крестоносцев большинство составляли мусульмане, является как бы заслуженным наказанием для них, т.к. вместо ведения «газавата» против христиан, они позволяли «кафирам» властвовать над собой, войдя с ними в союз, и тем самым стали «предателями интересов ислама» — «мунафиками». Хотя на самом деле всё было намного проще — Иерусалимское королевство отличалось, кроме принятой свободы вероисповедания, ещё и разумно сбалансированным управлением и отлично проработанным законодательством (а с точной коранической, а не пропагандистской точки зрения, именно сам Саладин был мунафиком, что доказал в том числе и своим поведением в битве при Телль Ас-Сафите, за что и подвергся упрёкам и насмешкам со стороны других «джихадистов»).

Вот что пишет о государствах крестоносцев мусульманский литератор и путешественник Ибн Джубайр, совершивший в ту эпоху хадж через Северную Африку в Аравию: «Наш путь проходил среди нескончаемых полей и поселений, мусульманские жители которых прекрасно себя чувствуют на землях франков… Франки не требуют больше ничего, кроме небольшого налога на фрукты. Дома принадлежат самим мусульманам, как и всё добро, что в них находится.

…Все города сирийского побережья, находящиеся в руках франков, подчиняются их христианским законам, а большинство земельных владений — деревни и маленькие посёлки — принадлежат мусульманам, и в них действуют нормы шариата.

Сердцами многих из этих мусульман владеет душевное смятение, когда они видят, в каком положении находятся их собратья по вере, живущие в землях исламских властителей, ибо в том, что касается благополучия и соблюдения их прав, их положение являет собой полную противоположность. Самым большим позором для мусульман является то, что им приходится терпеть несправедливость от своих правителей-единоверцев, а при этом враги их веры управляют ими по справедливости…»

Читая эти строки, можно только удивляться тому, что «всё возвращается на круги своя». Например, эти слова средневекового путешественника вполне можно приложить к сравнительному описанию положения современных израильских арабов и их собратьев в Палестинской автономии или в Сирии.

Вот так, благодаря соблюдению прав всех граждан и ведению правильной налоговой политики, обеспечивавшей экономическое процветание страны, даже мусульманам в государствах крестоносцев жилось «под игом христиан» намного комфортнее, чем под властью своих же единоверцев в соседних Сирии или Египте. Иерусалимское королевство было как бы образцом, показывающим не только преимущества христианского правления, но и примером благополучного сосуществования трёх мировых религий в рамках одного государства. И это было одной из ряда причин, по которым Саладину необходимо было уничтожить его.

Стенли Лейн-Пул — Саладин. Всемогущий султан и победитель крестоносцев читать онлайн бесплатно

Стенли Лейн-Пул

Саладин. Всемогущий султан и победитель крестоносцев

Саладин (Салах ад-Дин, 1138–1193, султан с 1175) – один из немногих правителей мира Востока, которого нет необходимости представлять любителям английской классики. Этим знакомством мы во многом обязаны Вальтеру Скотту, который проникновенно и с большой симпатией описал эту гениальную личность. Саладину также повезло и в том, что он привлек к себе внимание не только великого романиста; его также высоко ценил король Ричард I Львиное Сердце, благодаря чему он стал известен в истории не только под основным арабским именем аль-Малик ан-Насир Салах ад-Дунийа Юсуф ибн Айюб. Многим он стал близок и знаком под кратким прозвищем Саладин. Образ его, это правда, во многом романтичен и загадочен. В своем романе «Талисман» Скотт рисует портрет знатного султана и одновременно благородного рыцаря, который вызывал восхищение у крестоносцев. Но читатель остается в полном неведении относительно биографии и подвигов героя, и не все то, что говорится о нем на страницах романа, является в полной мере подлинным. Надеемся, что настоящее жизнеописание, которое держит в руках читатель, будет и наиболее полным, основанным на современных ему источниках.

Биографический материал, которым владеют ученые Востока, обширный и исчерпывающий. Нам не следует надеяться, что сохранилось описание каких-либо личных черт, которые так привлекают журналистов: во времена Саладина не было иллюстрированных газет. Но об основных фактах его жизни и чертах характера мы имеем надежные свидетельства, достаточно содержательные и достоверные. Мы привлекаем материал двух основных арабских хроник, авторы которых имели прекрасные возможности выяснить все факты и установить истину, они были мужами учеными и знатными.

Один из них – Баха ад-Дин (Бахауддин ибн Шаддад), который был всего на семь лет моложе Саладина, хотя и пережил его на сорок лет, был арабом из известного племени асад, родился в 1145 г. в Мосуле, что стоит на реке Тигр. Он долго и старательно учился, как и все мусульмане того времени, прежде чем он получил должность кади (судьи). В известном медресе Низамийя в Багдаде, которое основал великий визирь Низам аль-Мульк и где его другом был астроном и поэт Омар Хайям, Баха ад-Дин посещал лекции самых известных преподавателей. Подобно европейским средневековым ученым, они переходили из университета в университет, из испанской Кордовы в среднеазиатский Самарканд, везде преподавали и учили. Он сам стал учителем в своем родном городе Мосуле, и его мудрость и рассудительность обратили на себя внимание атабека Месопотамии, так что он неоднократно поручал ему роль посла в тяжелых политических обстоятельствах.

Баха ад-Дин находился в Мосуле, когда Саладин дважды осаждал его в 1182 и 1185 гг. ; он отправился в составе посольства в Дамаск в 1184 г., когда Саладин был настолько впечатлен его способностями, что предложил ему место судьи, от которого посол отказался. Но они снова встретились в Харране весной 1186 г., когда Баха ад-Дин участвовал в подготовке мирного договора между своим сувереном и Саладином.

После совершения хаджа в Мекку и Иерусалим, только что отвоеванный у христиан, он вновь был принят султаном, и с тех пор редко оставлял его. Поступив к нему на службу 28 июня 1188 г., он становится участником всех его последующих кампаний. Баха ад-Дин был свидетелем осады Акры; сопровождал султана, когда тот преследовал Ричарда Львиное Сердце, отправившегося со своим войском в поход вдоль морского побережья; принял заметное участие в сражении за Яффу в 1192 г. Он находился рядом с Саладином во время его смертельной болезни.

После кончины султана он занял высокий пост судьи в Алеппо, где также основывал училища, отдавая все свои силы и личные сбережения для подготовки специалистов в области законодательства.

Один из его учеников оставил трогательное описание почитаемого всеми кади, 85-летнего старика, который был в таком возрасте, когда отапливаемая спальня и густые меха уже не могли согреть остывавшую кровь. Однако престарелый учитель все еще продолжал собирать у себя своих учеников после пятничной молитвы. Сам он уже не мог больше посещать мечеть; продолжая исполнять религиозные обряды дома, он едва держался на ногах. «Он падал от слабости, уподобившись неоперенному птенцу», как говорит его биограф.

В 1234 г. он умер, оставив нам исторический труд «Жизнь Саладина».

В описании первых пяти лет правления Саладина ближайшему другу и советнику султана Баха ад-Дину нет равных. Хотя начальные этапы жизненного пути султана отражены автором с меньшей скрупулезностью и точностью, но и в этой части его труда он описал несколько важных событий, получив сведения о них из первых рук. Видимо, благодаря тесному общению с Саладином, его военачальниками и близкими родственниками он был хорошо информирован о происходящем.

Следует признать, что пишет он, как общепризнанный панегирист, убежденный, что истинный правитель никогда и никому не может причинить зла. Он настолько искренен и бесхитростен в своем повествовании, и явно писал так, как он сам видел и чувствовал, что на биографию не повлияли представления автора об идеальном герое. Жизнеописание, безусловно, несет на себе печать правдивости. Легко прочитывается также личная непредвзятость Баха ад-Дина и характерная для восточных авторов некая гиперболичность изображаемых событий и лиц. Особенно важна достоверность сведений, сообщаемых Баха ад-Дином, который присутствовал при переговорах между королем Ричардом I и Саладином. Для нас он единственный свидетель этого события.

Если Баха ад-Дин воспевал культ преклонения перед героями, то у другого, не менее известного автора отношение к этому более сдержанное и уже нет этого необъяснимого восторга. Ибн аль-Асир имел все причины открыто осуждать человека, узурпировавшего права местных властителей; в его заметках содержится критика образа правления Саладина, и он выдвигает несколько серьезных обвинений.

Ибн аль-Асир, который был курдом из племени шейбан и на пятнадцать лет моложе Баха ад-Дина, родился в 1160 г. в городе Джезират-ибн-Омар, на реке Тигр. Вали, или наместником, был в этом городе его отец. Историк провел большую часть своей жизни, посвятив себя науке, в Мосуле, где его брат был известным советником правителя (атабека) Месопотамии. Второй брат занимал пост в канцелярии Саладина.

Ибн аль-Асир, так же как и Баха ад-Дин, стал очевидцем в 1185 г. осады Мосула Саладином, и потом он сопровождал войско, отправленное правителями Месопотамии в поход на соединение с войском султана во время военной кампании 1188 г. в Северной Сирии. Ибн аль-Асир был также путешественником, и во время посещения Дамаска, Иерусалима и Алеппо он мог лично удостовериться в верности имевшихся у него сведений об этих местах.

Читать дальше

Царь саладин. Салах ад-Дин (Саладин)

Салах-ад-Дин (Саладин) (1137-1193) правил в Египте с 1169 г.

Этого султана Египта и Сирии мусульмане называли Салах-ад-Дином, что означало «защитник веры». Для европейцев он был Саладином, защитником другой, чуждой христианам религии. Салах-ад-Дин проявил себя хорошим организатором и талантливым полководцем. Он во многом оживил хозяйственную жизнь в Египте и Сирии, сделал свою армию мобильной, боеспособной и возглавил борьбу против крестоносцев, пришедших из Европы.

Начиная с 638 года Иерусалим, попавший под власть арабского халифа Умару ибн аль-Хаттабу, постепенно приобретал мусульманские черты. Число арабов в городе увеличивалось, появлялись мечети, в облике возводимых зданий стали заметны мусульманские традиции строительства. Но в целом жизнь была мирной. Начиная же с 1099 года, когда участники Первого крестового похода — европейские рыцари-крестоносцы, ворвались в Иерусалим и освободили его от неверных, наступил новый этап истории — не утихающей борьбы между мусульманами и христианами за владычество над святым городом.

Когда в 1171 году к власти в Египте пришел султан Салах-ад-Дин, в Святой земле в это время было Иерусалимское королевство, в его столице правили христиане, дороги контролировали рыцари-крестоносцы. Исламский мир был в отчаянии, казалось, нет такой силы, которая могла бы остановить крестовое нашествие из Европы, христиане завоюют весь Восток, установят свою религию, мусульманам не останется места на земле. Но Салах-ад-Дин внимательно изучал действия крестоносцев, их вооружение, тактику ведения боя. Он готовился доказать преимущества мусульманской армии и ее полководцев.

Его настоящее имя Юсуф. Он родился в курдской семье в Ираке, его отец был правителем старинного города Баальбек. Он отправил сына на учебу в Сирию, где Юсуф получил разностороннее образование, в том числе религиозное и военное. Многие современники отмечали способности молодого человека и предрекали ему великое будущее.

В 1169 году Салах-ад-Дин прибыл в Еипет и стал там визирем. После смерти в 1171 году халифа Аль-Адида к власти пришел Аль-Мустади из рода Аббасидов, представителем которого был и Салах-ад-Дин. Он стал негласным главой Египта. Но только после смерти халифа в 1174 году Салах-ад-Дин официально принял титул султана Египта. За первые годы нахождения у власти он присоединил к себе близлежащие земли, включая Дамаск.

В последующие годы он сосредоточился исключительно на борьбе с крестоносцами. Султан уже знал их слабые места — они не могли долго воевать в условиях сухой каменистой местности, при жаре и отсутствии воды… В 1187 году в самый знойный месяц лета он послал гонца в Иерусалим с сообщением, что идет взять город. Этого было достаточно, чтобы крестоносцы организовали ответный марш. Войска встретились в пустынной каменистой местности Рога Хаттина. Вокруг ни одного колодца, никакой тени. Когда ветер подул в сторону крестоносцев, Салах-ад-Дин велел поджечь сухой кустарник.

Крестоносцы, их лошади задыхались. Все порядки были нарушены. Салах-ад-Дин разделил свое войско, сделав коридор. Туда рванули крестоносцы и оказались в окружении. В плен к мусульманам попали предводители рыцарей: король Иерусалимского королевства Ги де Лузиньян, грандмастер ордена тамплиеров Жерар де Ридфор. Победа при Хаттине явилась прелюдией гибели Иерусалимского королевства и заката владычества крестоносцев на Востоке.

Окрыленные успехом войска Салах-ад-Дина захватили Бейрут, Акру, Кесарию, Аскалон и двинулись к Иерусалиму. На их пути уже практически никого не было. Иерусалим сдался, по сути, без боя. Печальные вести поступали в Рим, Париж. Пришлось там организовывать Третий крестовый поход (1189-1192), который окончился бесславно.

Салах-ад-Дин контролировал теперь всю территорию Обетованной земли и мог диктовать свои условия английскому и французскому королям. Смерть Салах-ад-Дина от желтой лихорадки не принесла никаких изменений в сложившуюся ситуацию. Иерусалим остался во власти мусульман на многие столетия. Новые крестовые походы в Святую землю не принесли ничего, кроме человеческих жертв.

1138- 93 гг.) — правитель Египта с 1171 г., основатель династии Айюбидов. Курд по происхождению. Родился в Ираке. С 1154 г. жил в Дамаске при дворе Нур-ад-Дина. В 1167 г. назначен им правителем Александрии, затем командующим войсками в Египте. Правил сначала как вассал Нур-ад-Дина, затем самостоятельно, с титулом султан ислама и мусульман, принятым им в 1175 г. и утвержденным по его требованию аббасидским халифом аль-Мустади, давшим Салах-ад-Дину инвеституру на управление Египтом, а также покоренными в 1178- 86 гг. Киренаикой, Триполитанией, Нубией, Йеменом и др. Своей главной целью считал объединение сил суннитов в борьбе с шиитами и христианами. В сражении при Хиттине (3- 4 июля 1187 г.) он нанес поражение крестоносцам, взял Иерусалим (2 октября 1187 г.) и изгнал крестоносцев из большей части Сирии и Палестины. Восстановил в Египте позиции суннизма, провел в 1181 г. военную и административно-хозяйственную реформы.

Отличное определение

Неполное определение ↓

Салах ад-Дин

Сала?х ад-Ди?н (араб. ???? ????? ???? ??? ??????, Салах-ад-дин Юсуф ибн-Айюб, 1138, Тикрит — 4 марта 1193, Дамаск) — султан Египта и Сирии, полководец, мусульманский лидер XII века. Основатель династии Айюбидов, которая в период своего расцвета правила Египтом, Сирией, Ираком, Хиджазом и Йеменом. В Европе известен именно как Саладин, хотя это даже не имя. Салах-ад-дин — это лакаб — почетное прозвище, означающее «Правота веры». Собственное имя этого правителя — Юсуф, сын Айюба.

Ранние годы жизни

Саладин родился в Тикрите (ныне в Ираке) в 1138 году. Его семья была курдской по своему происхождению, а его отец Найим ад-Дин Айюб был правителем Баальбека. В течение нескольких лет юный Саладин жил в Дамаске, получая разносторонне образование (в том числе и теологическое). Он был представлен при дворе тогдашнего халифа Нур ад-Дина (Нуреддина), где служили многие его родственники. Под началом одного из них — своего дяди Ширкаха — Саладин завершил свое военное образование в войнах с халифатом Фатимидов в 60-ых годах XII века. В 1169 году он стал визирем Египта, где проводил взвешенную и осторожную политику. Как представитель суннизма Саладин не мог сильно влиять на армию Египта, где правил шиитский халиф Аль-Адид (1160-1171). Когда в сентябре 1171 года Аль-Адид умер, Саладин приказал улему провозгласить перед пятничной молитвой имя аль-Мустади, халифа из рода Аббасидов, правившего в Багдаде. Это означало отстранение прежней линии правителей от власти. С этого времени Саладин правил Египтом, хотя официально он представлял на этой территории султана сельджуков Нур ад-Дина, который признавался багдадским халифом.

Саладин оживил экономику Египта, провел реформу армии. Следуя советам отца, он, однако, всячески избегал любых конфликтов с Нур ад-Дином, своим формальным повелителем. Только после его смерти (1174) Саладин принял титул султана Египта. Он восстановил в Египте суннизм и стал основателем династии Айюбидов. Еще на протяжении десятилетия Саладин присоединял прилегающие к своей державе земли. В 1174 году он овладел Хамой и Дамаском, в 1175 году — Халебом.

Борьба с крестоносцами

Саладин, как правитель, совершил много великих деяний. Однако самым известным среди них стала его борьба с крестоносцами. Эти войны нашли свое отражение в многочисленных произведениях литературы и искусства (наиболее известен роман Вальтера Скотта «Талисман»).

4 июля 1187 года Саладин разбил крестоносцев в битве при Хаттине, король Иерусалимского королевства Ги де Лузиньян, грандмастер тамплиеров Жерар де Ридфор и многие другие руководители крестоносцев попали в плен. За этот год Саладину удалось овладеть большей частью Палестины, Акрой и, после длительной осады, Иерусалимом. Все церкви города, кроме храма Воскресения были обращены в мечети. Но жителям были дарованы жизнь и возможность выкупить свою свободу, кроме того, Саладин гарантировал привилегии и неприкосновенность христианских паломников, посещающих Иерусалим.

Неполное определение ↓

История жизни Салах ад-Дина

Согласно средневековым легендам, это был образцовый рыцарь эпохи в. Сильный и милосердный, мудрый и отважный. Именно он смог уничтожить мечту о христианском Иерусалиме и положил начало постепенному исчезновению латинских королевств с исторической сцены. На Западе его называют Саладином.

Родился Салах ад-Дин Юсуф ибн Айюб в 1138 г. в семье происходившей из курдского племени равадия и состоявшей на службе у багдадских халифов. Все члены семьи были ревностными суннитами, и Юсуф, то есть Саладин, также стал примером идеального воина для правоверного мусульманина.

Отец Саладина — Айюб правил сирийским городом Баальбек. Сам Саладин родился в Тикрите, что северней Багдада, а детские годы провел в Мосуле. 1152 год — 14-ти летним юношей он поступил на службу к сыну Зенги — Нур ад-Дину, взявшему, Эдессу и тем самым приблизившему начало Второго крестового похода.

Шиитский Дамаск нередко становился вынужденным союзником иерусалимских королей перед лицом угрозы со стороны новообращенных суннитов. После того как в 1157 г. Нур ад-Дин взял этот город, последней шиитской твердыней остался Египет. Эта страна была в значительной степени ослаблена внутренними раздорами. Шиитская династия Фатимидов теряла власть.

После дворцового переворота (ок. 1162 года) визирь Шавар лишился своего поста и сбежал в Сирию, где убедил Нур ад-Дина помочь ему возвратить свой пост в Египте. Нур ад-Дин отправил в Египет войско под началом Асада аль-Дина Ширкуха, который взял в поход своего племянника Саладина.

1164 год — Шавар вновь обрел власть над Египтом, а Ширкух и Саладин возвратились в Сирию. Шавар, надо сказать, все время опасался вторжения бывших союзников.

1167 год — Альмарих и Шавар снова сошлись в битве с Ширкухом. В этом сражении Саладин отличился, взяв в плен королевского посланника Гуго Кесарийского и многих других рыцарей. Он долго защищал осажденную Альмарихом Александрию, но все же был вынужден уйти из Египта вместе со своим дядей.

Шавар потерпел значительный урон от нападения христиан. Но после заключения очередного перемирия Альмарих возвратился в Иерусалим, открыв тем самым путь Ширкуху и Саладину.

Шавар приветствовал их как спасителей, но Ширкух больше не испытывал доверия к человеку, заключавшему договоры с неверными против мусульман. Он считал, что причиной такого поведения была принадлежность египетских халифов к шиитам — в его представлении, еретикам. А потому Ширкух решил свергнуть Шавара и отправил Саладина арестовать визиря.

Шавара схватили и обезглавили, его голову Саладин отправил в Каир. Визирем Египта стал Ширкух, а Фатимиды некоторое время оставались марионеточными халифами.

Биографы Саладина пишут, что Ширкух «был большим чревоугодником, больше всего любившим жирное мясо, и все время страдал от несварения желудка». 1169 год, 22 марта — Ширкух скончался (может быть, после обильной трапезы), и визирем Египта стал Салах ад-Дин. В 1170 году он захватил Газу, пограничный город, в течении долгого времени удерживаемый рыцарями …Ордена тамплиеров….

Салах ад-Дин был фанатичным мусульманином, который считал своим долгом изгнание всех неверных со Святой земли. Он также считал за необходимое или усмирить еретиков внутри ислама, к которым он относил шиитов, или обратить их в истинную веру.

Одной из первоочередных его задач в Египте было «усиление суннитской веры, наставление местного населения на путь истинного благочестия, привития ему сокровенных знаний суфизма». Во исполнение этой задачи он, в частности, велел в 1180 г. распять еретика суфия Сухравади, поскольку тот «отвергал Божественный закон и полагал его не имеющим силы»

1171 год — когда последний халиф из династии Фатимидов скончался, Салах ад-Дин занял его место, положив начало династии Айюбидов (по имени отца Саладина).

Обосновавшись в Египте, Саладин обратил свою энергию на то что бы изгнать христиан и обрести независимости от Нур ад-Дина, не желая при этом напрочь порывать с ним отношения. В достижении обеих этих целей ему помогли смерти Нур ад-Дина (15 мая 1174 г.) и короля Альмариха (11 июля того же года). Наследником Нур ад-Дина стал неопытный подросток, наследником Альмариха — 13-ти летний Балдвин IV, который к тому же с 9-ти лет страдал проказой. Ни один из них не мог стать сильным правителем, хотя Балдвин и прикладывал к этому усилия.

Саладин чувствовал себя духовным преемником Нур ад-Дина. Захватив Дамаск, он женился на вдове его правителя. Объединив под своей властью Египет и Дамаск, он мог угрожать латинским королевствам как с востока, так и с запада. Иерусалим жил в ожидании удара. Но вместо этого, к огромному облегчению христиан, Саладин обратился к востоку, чтобы завершить покорение земель, которые Нур ад-Дин оставил своему юному сыну, — в том числе Мосула и Алеппо.

1180 год — Салах ад-Дин заключил союз с сельджукским султаном Анатолии Кылыч-Арсланом II, для совместного похода на Мосул. Он выдал одну из своих дочерей за сына султана. Новый зять отстранил своего отца от власти и в дальнейшем сделался верным союзником Саладина.

Мосул, однако, не думал сдаваться, и в 1185 г. Саладин заключил 4-х летнее перемирие с юным Балдвином, хотя сам раньше осуждал тех, кто вступает в союз с неверными, дабы воевать с другими мусульманами. Тогда же Салах ад-Дин захватил Алеппо и поставил там правителем своего брата Аль-Адила.

Произошедшее потом, возможно оценивать по-разному. Как бы то ни было, судьба Иерусалима оказалась в зависимости от действий одного-единственного человека, да еще необузданного нрава.

Жил на свете рыцарь Рейнальд Шатильонский. Был он хорош собой, обаятелен и смел до безрассудства, но при этом беден и… глуп. Наслушавшись рыцарских романов, столь популярных во Франции, он в 1150-х годах явился в Антиохию в поисках счастья. Как это ни удивительно, но он в действительности обрел там счастье в лице Констанции, принцессы Антиохийской. Еще 9-ти летней девочкой ее выдали за Раймунда Пуатье. Когда Раймунд скончался, Констанция не захотела, чтобы ее следующий брак также диктовался государственными интересами, и сама выбрала себе в мужья Рейнальда.

Рейнальд вел себя точно так же, как действовали мусульманские разбойники в первой половине двенадцатого века, — грабил паломников, идущих в Мекку, сжигал города и селения; последней каплей стало его нападение на мусульманский караван, который шел из Каира в Багдад. «Рейнальд вероломно захватил его, жестоко пытал людей… а когда те напомнили ему о договоре, ответил: „Просите своего Мухаммеда, чтоб освободил вас!“».

Это переполнило чашу терпения Салах ад-Дина.

К 1187 году Балдвин IV был уже мертв. Иерусалимом правили его сестра Сибилла и ее муж Ги де Лузиньян. Ги также был склонен к авантюрам и далеко не у всех вызывал дружеские чувства. В частности, у Ги и его единомышленника Великого магистра тамплиеров Жерара де Ридефора случился столь серьезный конфликт с Раймундом Триполийским, что последний предпочел заключить отдельный договор с Саладином. Но даже Ги пытался уговорить Рейнальда возвратить добро, захваченное им при нападении на караван. Рейнальд наотрез отказался, и всем стало понятно, что у Саладина появилась веская причина для удара.

Закончилось все разгромом христиан у Рогов Хаттина 4 июля 1187 г. Среди захваченных в плен у Хаттина были король Ги, магистр Жерар де Ридефор, больше количество храмовников и госпитальеров, а также Рейнальд Шатильонский. Но самым тяжолым испытанием для христиан стала потеря Животворящего Креста, который выносили на поле битвы в золотом ковчеге.

Саладин велел привести знатных пленников в свой шатер. Королю Ги он протянул чашу с водой. Утолив жажду, король протянул чашу Рейнальду. Саладин пришел в ярость. «Я не разрешал пить этому нечестивцу! — вскричал он. — И я не сохраню ему жизнь». С этими словами Салах ад-Дин обнажил меч и лично отсек голову Рейнальду Шатильонскому.

Короля Ги и Жерара де Ридефора победитель отпустил, получив за них выкуп, а всех остальных тамплиеров и госпитальеров приказал обезглавить. «Он повелел казнить этих людей, потому как они слыли самыми жестокими из всех христианских воинов, и таким образом он освободил от них всех мусульман».

После этой победы Саладин мог разгуливать по Святой земле практически свободно. 10 июля он взял Акру, 4 сентября — Аскалон. Королева Сибилла как могла защищала Иерусалим, однако воинов у нее было мало. Город пал 2 октября 1187 г. Саладин потребовал у жителей выкуп.

Патриарх Иерусалима попросил у госпитальеров 30 000 византинов, чтобы заплатить выкуп за 7 000 бедняков. Деньги были предоставлены, но их не хватило, чтобы выкупить всех. Тогда к тамплиерам, госпитальерам и всем состоятельным горожанам были обращены просьбы о дополнительных пожертвованиях, но «дали они все же меньше, чем следовало».

Даже христианские хронисты отмечают милосердие Салах ад-Дина и его семьи по отношению к жителям Иерусалима. Саиф аль-Дин, брат Саладина, освободил 1000 человек, а сам Саладин даровал свободу нескольким тысячам. Но многие жители заплатить выкуп не смогли и были проданы в рабство.

Тут уж никуда не денешься — рыцарское благородство имеет свои границы.

Потом Салах ад-Дин занялся очищением города от скверны. «Тамплиеры соорудили себе жилье у мечети Аль-Акса, их кладовые, уборные и другие необходимые помещения находились в самой мечети. Все здесь было возвращено в прежнее состояние».

Когда в Европе стало известно о падении Иерусалима, папа Урбан IV скончался — как говорили, не выдержал тяжести удара. Король Англии Генрих II и король Франции Филипп, вечно враждовавшие между собой, согласились заключить перемирие и ввести в своих странах особый налог, получивший известность как «Саладинова десятина», чтобы собрать средства для похода с целью отбить город.

Отвоевывать Святую землю отправились император Священной Римской империи Фридрих Барбаросса, французский король Филипп Август и английский король …Ричард Львиное Сердце…. В европейских летописях Саладин предстает как опасный, но великодушный правитель. В мусульманских хрониках Ричард, в свою очередь, описан как опасный, но вместе с тем образованный государь. Вероятно, обе стороны ощущали, что их герои заслуживают достойных противников, и каждый герой получал больше похвал со стороны врага, чем от своих хронистов.

Великодушный Саладин, узнав о болезни Английского короля, послал к нему своего врача…

Во время крестового похода Салах ад-Дину было 50 с небольшим, в его бороде появилась седина. Ричарду было немногим больше 30-ти, а Филипп был еще лет на 10 моложе. Султану могло казаться, что он воюет со школьниками. Но Ричард смог удивить его военным и дипломатическим искусством.

Читая хроники, в особенности описания бесконечных — перемежающихся стычками — переговоров, которые вели государи через своих посланников, можно заключить, что то было соперничество равных. Оба правителя сражались во имя веры, каждый — своей. Они следовали одинаковым правилам и применяли сходную тактику боевых действий.

А были ли они истинные джентльмены или просто варвары — это зависит от выбранной точки зрения.

В конечном счете Саладин смирился с разделением страны и дозволил христианским паломником снова приходить в Иерусалим. Сам он вернулся в Дамаск, откуда продолжал управлять своими обширными владениями. В конце февраля 1193 г. Саладин заболел и, несмотря на усилия медиков, скончался 3 марта в возрасте 55 лет.

Он оставил многочисленных детей и внуков, но его династия смогла просуществовать лишь три поколения. Без его направляющей руки братья и сестры враждовали между собой, пока власть не захватили мамелюки — военная каста, из членов которой состояла египетская дворцовая стража.

Саладин был до такой степени крупной фигурой, что на Западе его и уважали, и боялись. В отличие от тамплиеров, он стал героем рыцарских романов…

Ш.Ньюман

ред. shorm777.ru


Участие в войнах: Объедение владений сирийских эмиров. Войны с крестоносцами.
Участие в сражениях: Покорение Египта. Покорение Хамы. Покорение Дамаска. Битва при Халме. Осада Мосула. Сражении у Мезафата. Сражении при Хаттине. Взятие Акры. Взятие Аскалона. Взятие Иерусалима.

(Saladin) Выдающийся полководец, основатель династии Айюбидов, правитель Египта

Саладин был сыном Айюба и племянником Ширкуфа — 2-х курдских военачальников, отличившихся на службе султана Нуреддина , который продолжая дело своего отца, мосульского атабека Имадоддина Зенти , смог объединить владения бесчисленных сирийских эмиров, отнять у крестоносцев Эдессу и стеснить их государство со всех сторон.

Нуреддин поставил в 1154 г. Айюба предводителем новоприсоединенного Дамаска, а Саладина отправил в 1169 г. в Египет, приказав отнять его у халифов Фатимидских , власть которых довольно ослабла. В 1169 г. низвервергнув последнего Фатимида Адада, скончался дядя Саладина Ширкух , осуществлявший власть Нуреддина над завоеванными землями. Власть над Египтом полностью перешла Саладину.

Вскоре он стал держаться довольно самостоятельно в отношении Нуреддина. Султан стал немедленно готовить поход для усмирения Саладина, но в разгар подготовки непредвиденно скончался. Саладин вошел в Сирию, где принял титул султана, а малоспособных преемников Нуреддина начал стремительно устранять.

На протяжении целого десятилетия Саладин боролся за объединение вокруг своей державы прилегающих к ней земель.

В 1174 г. он овладел Хамою и Дамаском , в 1175г. взял Халеб, в 1176г. разгромил отряды Сейфеддина Мосульского при Халме и в том же году после упорной борьбы заключил мир с сирийскими ассасинами.

В продолжение 1182 и 1185 гг. Саладин осаждал Мосул , после чего мосульский атабек Иззеддин признал его главенство. С этого момента Египет и Сирия совместно с мелкими месопотамскими государствами всецело вошли в объединенное государство Саладина, и сейчас он решил изгнать крестоносцев, с которыми настойчиво боролся в 1177-1179 гг.

10 июня 1179 г. Саладин в сражении у Мезафата разбил объединенную армию Балдуина Прокаженного и Раймонда III.

4-5 июля 1187 г. в сражении при Хаттине Саладин наголову разбил объединенные силы иерусалимцев и триполийцев. Вскоре после этого внушительная часть Палестины и города Акра, Аскалон и, наконец, 2 октября 1187 г. сам Иерусалим достались Саладину. Он не мог овладеть лишь Тиром, потому что в 1188 г. его смог отстоять Конрад Монферратский . Так же не имели сарацины триумфа у Триполи и Антиохии.

Между тем из Европы к крестоносцам прибывали новые подкрепления, которые в 1189 г. повели осаду Акры. С прибытием войск короля английского Ричарда Львиное Сердце и короля французского Филиппа Августа город в 1191 г. был вынужден капитулировать. Невзирая на то, что по заключенному с Саладином договору Ричард I перед своим отъездом из Палестины отказался от завоевания Иерусалима, 1192 год начал для Саладина полосу неудач. Через несколько месяцев Саладин умер от лихорадки.

Среди восточных предводителей этого времени Саладин выделялся своей восхитительной политической дальнозоркостью и таким мужеством, перед которым преклонялись даже крестоносцы. Но, несмотря на это, эмиры удаленных провинций проявляли неуважение за спиной своего сюзерена. Все это привело к тому, что позже гибели Саладина сделанное им государство пришло в регресс.

Биография

Успех его карьеры стал возможным лишь благодаря условиям, сложившимся на Востоке в XII веке. Власть, принадлежавшая ортодоксальному халифу Багдада или еретикам Фатимидской династии Каира, постоянно «проверялась на прочность» визирями. Сельджукскую державу после 1104 года вновь и вновь делили между собой турецкие атабеки.

Иерусалимское королевство христиан, возникшее в 1098 году, существовало лишь потому, что оставалось средоточием внутреннего единства посреди общего распада. С другой стороны, энтузиазм христиан породил противоборство со стороны мусульман. Зенги, атабек Мосула, объявил «священную войну» и начал свои кампании в Сирии (1135 — 1146). Нур ад-Дин, его сын, продолжал завоевательную политику в Сирии, укреплял государственную организацию на своей территории и «широко провозглашал джихад».

Жизнь Саладина пришлась именно на тот период, когда возникла сознательная потребность в политическом объединении и защите ислама. По происхождению Саладин был армянским курдом. Его отец Айюб (Иов) и дядя Ширку, сыновья Шади Аджданаканского, были военачальниками в армии Зенги. В 1139 году Айюб получил от Зенги в управление Баальбек, а в 1146 году, после его смерти, вошел в число придворных и стал жить в Дамаске. В 1154 году благодаря его влиянию Дамаск остался во власти Нур ад-Дина, а сам Айюб стал управлять городом. Таким образом, Саладин получил образование в одном из знаменитых центров исламской науки и смог воспринять лучшие традиции мусульманской культуры.

Его карьеру можно разделить на три периода: завоевание Египта (1164 — 1174), аннексия Сирии и Месопотамии (1174 — 1186), завоевание Иерусалимского королевства и другие кампании против христиан (1187 — 1192).

Завоевание Египта.

Завоевание Египта было необходимо Нур ад-Дину. Египет угрожал его державе с юга, будучи порой союзником крестоносцев, а также являясь оплотом халифов-еретиков. Поводом к вторжению послужила просьба изгнанного визиря Шевара ибн Муджира в 1193 году. В это самое время крестоносцы совершали набеги на города нильской дельты. И Ширку был отправлен в Египет в 1164 году вместе с Саладином, младшим офицером его войска. Обнаружив, что Ширку планирует не столько помогать ему, сколько захватить Египет для Нур ад-Дина, Шевар ибн Муджир обратился за помощью к христианскому королю Иерусалима Амальрику I. Крестоносцы помогали Шевару одержать победу над Ширку под Каиром 11 апреля 1167 года и заставить его отступить (в этой битве отличился племянник Ширку, молодой Саладин). Крестоносцы прочно обосновались в Каире, к которому несколько раз подступал вернувшийся с подкреплениями Ширку. Они также пытались, хотя и неудачно, осадить Саладина в Александрии. После переговоров обе стороны согласились уйти из Египта. Правда, в Каире, по условиям мирного договора, должен был остаться христианский гарнизон. Беспорядки, вскоре затеянные мусульманами в Каире, заставили Амальрика I вернуться в Египет в 1168 году. Он заключил союз с византийским императором Мануилом I Комнином, который в начале 1169 года морем послал в Египет флот и небольшой экспедиционный корпус. Умелое маневрирование (как политическое, так и военное) Ширку и Саладина, преследовавшее противника невезение, а также взаимное недоверие между крестоносцами и византийцами — все это препятствовало успешной координации действий. И потому обе армии, крестоносцев и византийцев, отступили из Египта. Ширку стал визирем при халифе Фатимидов, оставаясь при этом в подчинении Нур ад-Дина, но вскоре умер в мае 1169 года. Ему наследовал Саладин, фактически ставший правителем Египта с титулом «аль-Малик аль-Назир» (Несравненный Правитель).

Саладин — правитель Египта. Завоевание Сирии и Месопотамии.

В отношениях с фатимидским халифом Саладин проявлял необыкновенный такт, и после смерти аль-Адида, последовавшей в 1171 году, у Саладина было уже достаточно власти, чтобы во всех египетских мечетях заменить его имя на имя ортодоксального халифа Багдада.

Лучшие дня

Саладин основал свою династию Айюбидов. Он восстановил в Египте суннитскую веру в 1171 году. В 1172 году египетский султан отвоевал у Альмохадов Триполитанию. Саладин постоянно проявлял свою покорность Нур ад-Дину, однако его заботы о фортификации Каира и та поспешность, которую он проявил, снимая осады с крепостей Монреаль (1171) и Керак (1173), говорят о том, что он боялся зависти со стороны своего господина. Перед смертью мосульского правителя Нур ад-Дина между ними возникла заметная холодность. В 1174 году Нур ад-Дин скончался, и наступил период сирийских завоеваний Саладина. Вассалы Нур ад-Дина стали бунтовать против его юного ас-Салиха, и Саладин двинулся на север, формально с целью его поддержки. В 1174 году он вступил в Дамаск, взял Хамс и Хаму, в 1175 году захватил Баальбек и города, окружавшие Халеб (Алеппо). Успехом Саладин был обязан, в первую очередь, своей хорошо обученной регулярной армии из турецких рабов (мамлюков), включавшей в свой состав, в основном, конных лучников, а также ударные отряды конных копейщиков.

Следующим шагом стало достижение политической независимости.

В 1175 году он запретил упоминать имя ас-Салиха в молитвах и выбивать его на монетах и получил формальное признание от багдадского халифа. В 1176 году он разгромил вторгнувшуюся армию Сайф ад-Дина Мосульского и заключил соглашение с ас-Салихом, а также с ассасинами. В 1177 году он вернулся из Дамаска в Каир, где построил новую цитадель, акведук и несколько медресе. С 1177 по 1180 годы Саладин вел войну против христиан из Египта, а в 1180 году заключил мирный договор с султаном Коньи (Рума). В 1181 — 1183 годах он был в основном озабочен положением дел в Сирии. В 1183 году Саладин вынудил атабека Имад ад-Дина обменять Халеб на малозначимый Синджар, а в 1186 году добился принесения вассальной клятвы со стороны атабека Мосула. Последний независимый правитель был наконец подчинен, и Иерусалимское королевство оказалось один на один с враждебной империей.

Завоевание Саладином Иерусалимского королевства.

Заболевание бездетного иерусалимского короля Болдуина IV проказой привело к борьбе за престолонаследие. От этого выиграл Саладин: он закончил покорение Сирии, не прекращая при этом набегов на христианские территории, хотя и потерпел поражение в битве при Рам-Аллахе в 1177 году.

Самым способным правителем среди крестоносцев был Раймонд, граф Триполитанский, но королем стал, женившись на сестре Болдуина IV, его враг Гвидо Лузиньян.

В 1187 году четырехлетнее перемирие было нарушено знаменитым разбойником Рейнальдом де Шатильоном из замка Крак де Шевалье, спровоцировав объявление священной войны, и тогда начался третий период завоевательных походов Саладина.

С приблизительно двадцатитысчной армией Саладин осадил Тиверию на западном берегу Генисаретского озера. Гвидо Лузиньян собрал под свои знамена всех, кого только смог (примерно 20000 человек) и двинулся на Саладина. Король иерусалимский пренабрег советом Раймонда Триполитанского и завел армию в безводную пустыню, где их атаковали и окружили мусульмане. Многие из крестоносцев возле Тиверии были уничтожены.

4 июля в битве у Хаттина Саладин нанес сокрушительное поражение объединенной христианской армии. Египетский султан сумел отделить кавалерию крестоносцев от пехоты и разбил ее. Только Раймонд Триполитанский и командовавший арьергардом барон Ибелин с небольшим отрядом кавалерии смогли прорваться через окружение (согласно одной из версий, с негласного одобрения Саладина, искренне уважавшего старого воина). Остальные крестоносцы были убиты или захвачены в плен, в том числе были пленены сам король иерусалимский, великий магистр ордена тамплиеров, Рейнальд Шатильонский и другие. Рейнальда Шатильонского Саладин собственноручно казнил.

А Гвидо Лузиньяна впоследствии отпустил, взяв с того обещание, что он больше не будет воевать. Тем временем вернувшийся в Триполи Раймонд скончался от ран.

Саладин захватил Тиверию, Акру (ныне — Акко в Израиле), Аскелон (Ашкелон) и другие города (воины их гарнизонов, почти без исключений, попали в плен или погибли при Хаттине). Саладин уже шел на Тир, когда очень вовремя прибыл морем маркграф Конрад Монферратский с отрядом крестоносцев, обеспечив таким образом городу надежный гарнизон. Натиск Саладина был отбит.

20 сентября Саладин осадил Иерусалим. В отсутствие укрывшегося в Акре короля оборону города возглавил барон Ибелин. Однако защитников не хватало. Продовольствия тоже. Поначалу отвергнув относительно великодушные предложения Саладина. В конце концов гарнизон вынужден был сдаться. В пятницу 2 октября Саладин вступил в Священный город, который почти сто лет пребывал в руках христиан, и провел ритуал его очищения, проявив великодушие к христианам Иерусалима. Горожан Саладин отпустил на все четыре стороны при условии, что они внесут за себя соответствующий выкуп. Многим выкупиться не удалось, и они были обращены в рабство. Вся Палестина была захвачена Саладином.

В королевстве только Тир остался в руках христиан. Возможно, в том, что Саладин пренебрег взятием этой крепости до наступления зимы, заключался его самый грубый стратегический просчет. Христиане сохранили за собой мощный оплот, когда в июне 1189 году оставшаяся армия крестоносцев во главе с Гвидо Лузиньяном и Конрадом Монферратским напала на Акру. Им удалось отогнать армию Саладина, шедшую на выручку осажденным. Саладин не имел флота, что позволило христианам дождаться подкреплений и оправиться от поражений, которые они потерпели на суше. Со стороны суши армия Саладина окружила крестоносцев плотным кольцом. За время осады состоялись 9 крупных боев и неисчислимое множество мелких столкновений.

Саладин и Ричард Львиное Сердце.

8 июня 1191 года под Акру прибыл Ричард I Английский (впоследствии Львиное Сердце). В основном все крестоносцы признали молчаливо его лидерство. Ричард отогнал армию Саладина, шедшую осажденным на выручку, после чего повел осаду столь энергично, что мусульманский гарнизон Акры капитулировал 12 июля без разрешения Саладина.

Ричард закрепил свой успех прекрасно организованным маршем на Аскелон (современный Ашкелон в Израиле), что был проведен вдоль побережья, до Яффы, и великой победой при Арсуфе, в которой войска Саладина потеряли 7 тысяч человек, а остальные обратились в бегство. Потери крестоносцев в этом бою составили около 700 человек. После этой битвы Саладин ни разу не решался вступать с Ричардом в открытый бой.

В течение 1191 — 1192 годов имели место четыре небольшие кампании на юге Палестины, в которых Ричард проявил себя доблестным рыцарем и талантливым тактиком, хотя как стратег Саладин его превзошел. Английский король постоянно перемещался между Бейтнубом и Аскелоном, имея своей конечной целью захват Иерусалима. Ричард I постоянно преследовал Саладина, который, отступая, применял тактику выжженной земли — уничтожал посевы, пастбища и отравлял колодцы. Нехватка воды, отсутствие корма для лошадей и рост недовольства в рядах его многонациональной армии вынудили Ричарда прийти к заключению, что осадить Иерусалим он не в состоянии, если не хочет рисковать практически неизбежной гибелью всего войска. В январе 1192 года бессилие Ричарда проявилось в том, что он отказался от Иерусалима и стал укреплять Аскелон. Переговоры о мире, происходившие в это же время, показали, что Саладин является хозяином положения. Хотя в июле 1192 года Ричард одержал две великолепные победы у Яффы, мирный договор был заключен 2 сентября, и он стал триумфом Саладина. От Иерусалимского королевства остались только береговая линия и свободный путь на Иерусалим, по которому христианские паломники без проблем могли добираться до Святых мест. Аскелон был разрушен. Несомненно, что причиной гибели королевства стало единство исламского Востока. Ричард вернулся в Европу, а Саладин — в Дамаск, где он и скончался после непродолжительной болезни 4 марта 1193 года. Он был похоронен в Дамаске и был оплакан на всем Востоке.

Характеристика Саладина.

Саладин обладал ярким характером.

Будучи типичным мусульманином, суровым по отношению к неверным, захватившим Сирию, он, однако, проявлял милосердие к христианам, с которыми непосредственно имел дело. Саладин прославился среди христиан и мусульман как истинный рыцарь. Саладин был очень прилежен в молитвах и постах. Он гордился своим родом, заявляя, что «Айюбиды были первыми, кому Всевышний даровал победу». Его великодушие проявилось в уступках, оказанных Ричарду, и его отношении к пленникам. Саладин был необыкновенно добр, кристально честен, любил детей, никогда не падал духом и был истинно благороден по отношению к женщинам и всем слабым. Более того, он проявил истинно мусульманскую преданность священной цели. Источник его успехов заключался в его личности. Он смог объединить исламские страны для борьбы с завоевателями-крестоносцами, хотя и не оставил своей стране кодекса законов. После его кончины империя поделена между его родственниками. Будучи способным стратегом, Саладин, однако, не мог сравниться с Ричардом в тактике и, кроме того, имел армию из рабов. «Мое войско ни на что не способно, — признавался он, — если я не поведу его за собой и не буду каждый миг присматривать за ним». В истории Востока Саладин остался завоевателем, который остановил вторжение Запада и обратил силы ислама на Запад, героем, в одночасье объединившим эти необузданные силы, и, наконец, святым, который воплотил в своей личности высшие идеалы и добродетели ислама.

Использованная литература.

1. Смирнов С.А. Султан Юсуф и его крестоносцы. — Москва: АСТ, 2000.

2. Всемирная история войн/ отв. ред. Р. Эрнест и Тревор Н. Дюпюи. — Книга первая — Москва: Полигон, 1997.

3. Всемирная история. Крестоносцы и монголы. — Том 8 — Минск, 2000.

Saladin — World History Encyclopedia

Саладин (1137-93) был мусульманским султаном Египта и Сирии (годы правления 1174-1193), который потряс западный мир, разгромив армию христианских государств крестоносцев в битве при Хаттине, а затем захват Иерусалима в 1187 году. Саладин практически уничтожил государства латинского Востока в Леванте и успешно отразил Третий крестовый поход (1187-1192).

Саладин добился своего успеха, объединив мусульманский Ближний Восток от Египта до Аравии с помощью мощного сочетания войны, дипломатии и обещаний священной войны.Способности Саладина в военном деле и политике, а также его личные качества великодушия и рыцарства привели к тому, что его восхваляли как христианские, так и мусульманские писатели, так что он стал одним из самых известных деятелей Средневековья и предметом бесчисленных литературных произведений. работает с момента его смерти в его любимых садах Дамаска в 1193 году.

Ранняя карьера

Саладин, полное имя которого было аль-Малик ан-Насир Салах ад-Дунья ва’л-Дин Абу’л Музаффар Юсуф ибн Айюб ибн Шади аль-Курди, сын Аюба, перемещенного курдского наемника, родился в 1137 г. в замок Такрит к северу от Багдада.Саладин поднялся по служебной лестнице, где заработал репутацию опытного наездника и одаренного игрока в поло. Он последовал за своим дядей Ширкухом в походе, который завоевал Египет в 1169 году. Затем Саладин сменил своего родственника на посту губернатора Египта от Нур ад-Дина (иногда также называемого Нур ад-Дином), независимого губернатора Алеппо и Эдессы (r 1146-1174). Историк Дж. Филипс дает следующее краткое описание юного Саладина:

года.

…невысокий мужчина с круглым лицом, аккуратной черной бородой и проницательными черными глазами.Он поставил членов своей семьи на руководящие должности и, казалось, бросил вызов авторитету своего хозяина. (262)

Когда Нур ад-Дин умер в мае 1174 года, его коалиция мусульманских государств распалась, поскольку его преемники боролись за господство. Саладин утверждал, что он был истинным наследником и забрал себе Египет.

Объединение мусульманского мира

Саладин, ныне султан Египта, повторил подвиг Нур ад-Дина в Сирии, когда тот захватил Дамаск в 1174 году. Саладин претендовал на роль защитника суннитского православия и на устранение им шиитского халифа в Каире и организацию его государства согласно строгий исламский закон придал этому утверждению серьезный вес. Затем Саладин приступил к объединению мусульманского мира или, по крайней мере, к формированию полезной коалиции в какой-либо форме — непростая задача, учитывая наличие множества государств, независимых правителей городов и различия в религиозных убеждениях мусульман-суннитов и шиитов.

Карта Латинского Востока, 1190 г. н.э.

Mapmaster (CC BY-SA)

Стратегия Саладина представляла собой мощную смесь войны и дипломатии, смешанную с идеей, что он и только он может вести священную войну против христианских поселенцев на Ближнем Востоке, которые образовали такие латинские государства, как Иерусалимское королевство.Однако во-первых, военачальник не стеснялся вести войну со своими врагами-мусульманами. В 1175 году, например, армия соперника в Алеппо потерпела от него поражение в Хаме. Господство Саладина среди мусульманских лидеров было закреплено, когда халиф Багдада, глава суннитской веры, официально признал его губернатором Египта, Сирии и Йемена. К сожалению, Алеппо оставался независимым и, управляемый сыном Нур ад-Дина, был серьезной занозой в дипломатическом отношении Саладина. Были и более личные риски, так как султан Египта дважды пережил покушение на его жизнь со стороны ассасинов, могущественной шиитской секты.Саладин немедленно отреагировал, напав на удерживаемый ассасинами замок в Масиафе в Сирии и разграбив окрестности.

История любви?

Подпишитесь на нашу бесплатную еженедельную рассылку по электронной почте!

Победы в 1179 году при Мардж-Айюне и захват большой крепости на реке Иордан продемонстрировали намерение Саладина полностью избавить Ближний Восток от франков.

Между тем, дипломатический путь также использовался, главным образом путем женитьбы на вдове Нур ад-Дина, Исмат, также дочери покойного дамасского правителя Унура.Таким образом, Саладин ловко связал себя сразу с двумя правящими династиями. По пути были неудачи, такие как поражение от франков, как были известны западные поселенцы, особенно при Мон-Жизар в 1177 году, но победы в 1179 году при Мардж-Айюне и захват большой крепости на реке Иордан продемонстрировали намерение Саладина полностью избавить Ближний Восток от жителей Запада.

Саладину также помогла его растущая репутация справедливого и щедрого человека, а также тщательно культивируемый образ самого Саладина как защитника ислама от соперничающих религий, особенно от христианства.Положение Саладина еще больше укрепилось в мае 1183 года, когда он захватил Алеппо и благодаря его разумному наращиванию очень полезного египетского военно-морского флота. К 1185 году Саладин контролировал Мосул, и был подписан договор с Византийской империей против их общего врага, сельджуков. Теперь он мог спокойно продвигаться по латинским государствам, зная, что его собственные границы в безопасности. Поскольку франки были отвлечены конфликтами престолонаследия и вопросом о том, кто правит Иерусалимским королевством, пришло время нанести удар Саладину.

В апреле 1187 г. франкский замок Керак подвергся нападению, отряд под командованием сына Саладина, аль-Афдала, двинулся к Акре, а сам Саладин собрал огромную армию, состоящую из войск из Египта, Сирии, Алеппо и Джазиры (северный Ирак). . В ответ франки собрали свои силы, и две армии встретились в Хаттине, франки направлялись в Тверию, чтобы снять там осаду Саладина.

Битва при Хаттине и Иерусалиме

Битва при Хаттине началась 3 июля 1187 года, когда конные лучники Саладина непрерывно атаковали и отступали, постоянно беспокоя марширующих франков.Как выразился один мусульманский историк: «стрелы вонзались в них, превращая их львов в ежей» (цит. по Phillips, 162). На следующий день последовала более серьезная помолвка. Саладин смог выставить около 20 000 солдат в Хаттине. Франки находились под предводительством Ги де Лузиньяна, короля Иерусалимского королевства (годы правления 1186–1192), и могли выставить около 15 000 пехотинцев и 1300 рыцарей. Франки были в меньшинстве, и им серьезно не хватало воды, в то время как мусульманская армия с обильными припасами благодаря своим верблюжьим поездам подожгла сухую траву и кусты, чтобы еще больше утолить жажду врага.Построение франков разошлось с пехотой в беспорядке и больше не могло служить обычным защитным кольцом для тяжелой кавалерии. Кавалерийские силы под предводительством Раймонда Триполийского действительно прорвали позиции мусульман, но оставшейся части армии некуда было бежать, и Саладин одержал убедительную победу над самой большой армией, которую когда-либо собирали франки.

Саладин и Гай де Лузиньян

Марк Картрайт (общественное достояние)

В типичном великодушном жесте Саладин предложил пленному Гаю ледяной щербет.Некоторые дворяне были освобождены за выкуп, как это было типично для средневековой войны, включая Гая. Другим повезло меньше. Рейнальда Шатийонского, принца Антиохийского, ненавидели за его предыдущее нападение на мусульманский караван, и поэтому он был казнен, а сам Саладин сначала замахнулся своим скимитаром и отрубил Рейнальду одну руку. Рыцари двух военных орденов, рыцарей-тамплиеров и рыцарей-госпитальеров, считались слишком фанатичными и слишком опасными (помимо того, что они не давали никаких шансов на получение выкупа), и поэтому тоже были казнены.Остальные пленники были проданы в рабство.

В сентябре 1187 г. н.э. Иерусалим, теперь почти полностью незащищенный и чрезвычайно символический приз для обеих сторон, был захвачен Саладином.

В сентябре 1187 г. Саладин захватил Иерусалим, теперь почти полностью незащищенный и чрезвычайно символический приз для обеих сторон. И снова массовая резня городских христиан встретила сопротивление, и большинство из них были либо выкуплены, либо обращены в рабство. Восточным христианам было разрешено остаться в городе, хотя все церкви, кроме Гроба Господня, были превращены в мечети.

Другие важные города уже попали под власть Саладина, в том числе Акко, Тверия, Кесария, Назарет и Яффо. Действительно, единственным значительным городом на Ближнем Востоке, все еще находившимся в руках Запада, был Тир. С победой при Хаттине, захватом самой святой реликвии франков, Истинного Креста, и падением Священного города Иерусалима героический статус Саладина был подтвержден. Султан активно распространял свою репутацию, даже наняв двух официальных биографов для записи своих деяний. Так же поддерживались религиозные и образовательные учреждения, и их работы превозносили добродетели их покровителя. Султан был известен своей любовью к поэзии, охоте и садам. Его щедрость, особенно к своим родственникам, которые управляли провинциями его империи, также славилась. Эта щедрость и его отсутствие интереса к накоплению личного богатства описаны здесь современным историком А. Маалуфом:

Его казначеи, как рассказывает Баха ад-Дин [личный секретарь и биограф Саладина], всегда прятали определенную сумму на случай непредвиденных обстоятельств, ибо знали, что, если господин узнает о существовании этого резерва, он немедленно ее потратит.Несмотря на эту предосторожность, когда султан умер, в государственной казне оставалось не более слитка тирского золота и сорока семи дирхемов серебра. Когда некоторые из его сотрудников упрекнули его в расточительности, Саладин ответил с небрежной улыбкой: «Есть люди, для которых деньги не важнее песка». (179)

Третий крестовый поход

Саладин давно вынашивал идею священной войны против христианских армий на западе, и теперь, когда он захватил Иерусалим, ему придется вести ее. Папа Григорий III (годы правления 1187) призвал к Третьему крестовому походу, чтобы вернуть себе Иерусалим, и три самых могущественных короля Европы ответили: Фридрих I Барбаросса, король Германии и император Священной Римской империи (годы правления 1152–1190), Филипп II Французский (годы правления 1152–1190). 1180–1223) и Ричард I Львиное Сердце из Англии (годы правления 1189–1199).

Иерусалим, вновь захваченный Саладином

Ян Луйкен (общественное достояние)

Тем временем Ги де Лузиньян вернулся в предвыборную кампанию. Он покинул Тир с примерно 7000 пехотинцев, 400 рыцарей и небольшим пизанским флотом, чтобы начать осаду Акры, удерживаемой мусульманами, в августе 1189 года.Это было начало долгой и тяжелой осады, и, когда сухопутная армия Саладина осадила позиции франков, только возможное прибытие армий Филиппа и Ричарда изменило баланс в пользу крестоносцев. Окончательно город был захвачен 12 июля 1191 г., а с ним, что значительно, 70 кораблей, основная часть флота Саладина.

Затем армия крестоносцев двинулась на юг к Иерусалиму, а армия Саладина преследовала их, пока они двигались вдоль побережья. Затем 7 сентября 1191 года на равнине Арсуфа разгорелось полномасштабное сражение.Крестоносцы одержали победу, но потери мусульман не были значительными — у Саладина не было другого выбора, кроме как отступить в относительно безопасный лес, граничащий с равниной. Хотя ни Акко, ни Арсуф не нанесли серьезного ущерба армии Саладина, два последовательных поражения, а затем потеря Яффо Ричардом I в августе 1192 года в совокупности подорвали военную репутацию Саладина среди его современников.

Критика стратегии Саладина

Саладин часто подвергался критике соперничающими мусульманскими лидерами за то, что он был слишком осторожен, когда прямые атаки на Тир лишали бы крестоносцев решающего плацдарма, а также за то, что он не вступал в бой с армией Гая, прежде чем он даже достиг Акры, или с армией крестоносцев по прибытии в Осада.Все эти ходы могли оказаться решающими. Однако это было критикой с пользой задним числом, и это игнорирует общепринятые правила ведения войны того периода во всем регионе. Армии любого рода очень редко напрямую вступали в открытый бой с противником. Скорее, контроль над стратегически важными замками и портами посредством осады был стандартной практикой того времени. Отсутствие решимости взять Тир, последний оплот франков, защитить труднее, за исключением того, что Саладин, возможно, опасался прибытия огромной армии Фридриха I (которая, в конце концов, так и не прибыла) и предпочитал хранить верность его испытанный и проверенный метод измотать врага в его самых слабых местах, а не в самых сильных.Он также знал, что западные короли не могут бесконечно оставаться на Востоке и таким образом пренебрегать своими собственными королевствами; время всегда было на стороне мусульманина. И, как оказалось, наступление Саладина было успешным, так как армия крестоносцев к тому времени, когда она добралась до своей основной цели в Иерусалиме, была слишком истощена, а армия Саладина все еще представляла такую ​​угрозу, что осенью весь крестовый поход был прекращен. 1192 г. Последовал мир путем переговоров, но Ричард I выиграл очень мало за все усилия, приложенные к делу, даже не сумев встретиться со своим противником лицом к лицу.Тем временем у Саладина все еще был Иерусалим, мощная волна Третьего крестового похода миновала, и его империя осталась нетронутой.

Смерть и наследие

Саладин не смог извлечь выгоду из ухода крестоносца, потому что он умер вскоре после этого в Дамаске 4 марта 1193 года. Ему было всего 55 или 56 лет, и, скорее всего, он умер от явных физических потерь десятилетий, проведенных в кампании. Хрупкая и часто неустойчивая мусульманская коалиция быстро распалась после смерти их великого лидера, каждый из трех сыновей Саладина взял под свой контроль Египет, Дамаск и Алеппо соответственно, в то время как другие родственники и эмиры ссорились из-за остальных.Саладин действительно оставил прочное наследие, поскольку он основал династию Айюбидов, которая правила до 1250 г. в Египте и 1260 г. в Сирии, в обоих случаях была свергнута мамлюками. Саладин также оставил наследие в литературе, как мусульманской, так и христианской. Действительно, несколько иронично, что мусульманский вождь стал одним из величайших образцов рыцарства в европейской литературе 13 века. Многое было написано о султане во время его жизни и после, но тот факт, что признание его дипломатии и лидерских качеств можно найти как в современных мусульманских, так и в христианских источниках, позволяет предположить, что Саладин действительно достоин своего положения как одного из Великие средневековые полководцы.

Перед публикацией эта статья прошла проверку на точность, надежность и соответствие академическим стандартам.

Саладин — Энциклопедия Нового Света

Художественное представление Саладина

Саладин , Салах ад-Дин , или Салахуддин аль Айюби ( so-lah-hood-din al-aye-yu-be ) (ок. 1138 — 4 марта 1193), был курдским мусульманским генералом двенадцатого века и воином из Тикрита, на территории современного северного Ирака. .Он основал династию Айюбидов Египта, Сирии, Йемена (за исключением Северных гор), Ирака, Мекки, Хиджаза и Дияр-Бакра. Саладин известен как в мусульманском, так и в христианском мире своим лидерством и военной доблестью, смягченными его рыцарством и милосердием во время войны с крестоносцами. По отношению к своим современникам-христианам его характер был образцовым до такой степени, что распространял истории о его подвигах на Запад, включая мифы и факты.

Салах ад-Дин — почетный титул, который переводится с арабского как «Праведность веры».Саладин также считается валиуллой, что означает друг Бога для мусульман-суннитов.

Резюме

Известный как великий противник крестоносцев, Саладин был мусульманским воином и султаном Египта Айюбидов. Имея курдское происхождение из Месопотамии, Саладин десять лет жил в Дамаске при дворе Нур ад-Дина, где изучал суннитское богословие. Позже Саладин отправился со своим дядей Ширкухом, наместником Нур ад-Дина, в походы (1164, 1167, 1168) против фатимидских правителей Египта. Ширкух стал визирем в Египте, и после его смерти (1169 г.) его сменил Саладин, который позже добился исключения имени шиитского фатимидского халифа из пятничной молитвы, тем самым исключив его из правящей иерархии.

Теперь, когда Саладин стал главной силой, Нур ад-Дин планировал кампанию против своего все более могущественного подчиненного, но после его смерти Саладин объявил себя султаном Египта, положив тем самым начало династии Айюбидов. Он завоевал земли на западе от северных берегов Африки до Кабиса.Саладин также завоевал Йемен, захватил Дамаск и начал завоевания Сирии и Палестины. К этому времени он уже начал сражаться с крестоносцами, заставив правителей Латинского Иерусалимского королевства сражаться с оборонительной позиции. Ему не удалось победить ассасинов в их горных крепостях, но он завоевал Мосул, Алеппо и обширные земли у соперничающих мусульманских правителей. При этом Саладин стал величайшим воином ислама.

Саладин сформировал большую мусульманскую армию для борьбы с христианами. В знаменитом сражении при Хаттине (около Тиберия) в 1187 году он одержал ошеломляющую победу, взяв в плен Ги де Лузиньяна и Реджинальда Шатильона. Город Иерусалим также пал перед Саладином, в результате чего Третий крестовый поход собрался (1189 г.) и пришел в Святую Землю, чтобы попытаться восстановить священный город христианского мира. Именно во время этой кампании Ричард I Английский и Саладин столкнулись в конфликте, установив взаимное рыцарское восхищение между двумя достойными противниками, которое стало предметом европейских легенд и преданий.

Однако крестоносцам не удалось вернуть Иерусалим, и им удалось захватить только крепость Акко. В 1192 году по Рамльскому миру Саладин пришел к соглашению с Ричардом, оставив Иерусалим в руках мусульман, а Латинское королевство во владении лишь полосой вдоль побережья от Тира до Яппы. Хотя Саладин согласился на большую уступку, позволив христианским паломникам войти в Иерусалим, христианам так и не удалось оправиться от своего поражения. Саладин умер 4 марта 1193 года в Дамаске, вскоре после отъезда Ричарда.Его мавзолей там главная достопримечательность.

Прийти к власти

Саладин родился в 1138 году в курдской семье в Тикрите и был отправлен в Дамаск для завершения образования. Его отец, Наджм ад-Дин Айюб, был губернатором Баальбека. В течение десяти лет Саладин жил в Дамаске и изучал суннитское богословие при дворе сирийского правителя Нур ад-Дина (Нуреддина). Он получил начальное военное образование под командованием своего дяди Ширкуха, лейтенанта Нур ад-Дина, который представлял Нур ад-Дина в кампаниях против фракции Фатимидского халифата в Египте в 1160-х годах.В конце концов Саладин заменил своего дядю на посту визиря Египта в 1169 году.

Там он унаследовал трудную роль, защищая Египет от вторжений Латинского Иерусалимского королевства при Амальрике I. Поначалу его положение было слабым. Никто не ожидал, что он долго продержится в Египте, где в предыдущие годы было много смен правительства из-за конкурирующих визирей, борющихся за власть править от имени длинной линии детей-халифов. Как суннитский лидер иностранной армии из Сирии, Саладин также имел небольшой контроль над шиитской египетской армией, которая возглавлялась от имени теперь уже бессильного фатимидского халифа Аль-Адида.

Когда халиф умер в сентябре 1171 года, Саладин приказал имамам на проповеди перед пятничной молитвой объявить имя Аль-Мустади — аббасидского суннитского халифа в Багдаде — вместо Аль-Адида. Таким образом, имамы признали новую линию халифата. Теперь Саладин правил Египтом, официально как представитель Нур ад-Дина, признавшего аббасидского халифа.

Саладин оживил экономику Египта, реорганизовал вооруженные силы и воздержался от любых конфликтов со своим формальным правителем Нур ад-Дином.Он дождался смерти Нур ад-Дина, прежде чем начать серьезные военные действия: сначала против более мелких мусульманских государств, затем против крестоносцев.

Со смертью Нур ад-Дина (1174 г.) Саладин принял титул султана Египта. Там он провозгласил независимость от сельджуков, оказался основателем династии Айюбидов и восстановил суннизм в Египте. Он расширил свою территорию на запад в Магрибе, и когда его дядю отправили вверх по Нилу, чтобы усмирить некоторое сопротивление бывших сторонников Фатимидов, он продолжил свой путь вниз по Красному морю, чтобы завоевать Йемен.

Борьба с крестоносцами

«Саладин, царь Египта» из иллюминированной рукописи пятнадцатого века; «глобус» в его левой руке — европейский символ королевской власти.

Дважды, в 1171 и 1173 годах, Саладин отступал от вторжения в Иерусалимское королевство. Их запустил Нур ад-Дин, технически командир Саладина. Саладин, очевидно, надеялся, что королевство крестоносцев останется нетронутым в качестве буферного государства между Египтом и Сирией, пока он не получит контроль и над Сирией.Нур ад-Дин и Саладин были готовы к открытой войне по этим причинам, когда Нур ад-Дин умер в 1174 году. Наследник Нур ад-Дина ас-Салих Исмаил аль-Малик был всего лишь мальчиком в руках придворных евнухов и умер в 1181.

Сразу после смерти Нур ад-Дина Саладин двинулся на Дамаск и был встречен в городе. Там он укрепил свою легитимность проверенным временем способом — женитьбой на вдове Нур ад-Дина. Однако Алеппо и Мосул, два других крупнейших города, которыми правил Нур ад-Дин, так и не были взяты.Саладин сумел навязать им свое влияние и власть в 1176 и 1186 годах соответственно. Пока он был занят осадой Алеппо, 22 мая 1176 года элитная, теневая группа убийц «Хашашины» попыталась убить его.

Пока Саладин укреплял свою власть в Сирии, он обычно оставлял королевство крестоносцев в покое, хотя, как правило, побеждал всякий раз, когда встречал крестоносцев в бою. Единственным исключением была битва при Монжисаре 25 ноября 1177 года. Он потерпел поражение от объединенных сил Балдуина IV Иерусалимского, Рейнальда Шатильона и рыцарей-тамплиеров.Только одна десятая часть его армии вернулась в Египет.

Перемирие было объявлено между Саладином и Государствами крестоносцев в 1178 году. Саладин провел следующий год, восстанавливаясь после поражения и восстанавливая свою армию, возобновив свои атаки в 1179 году, когда он победил крестоносцев в битве при Джейкобс Форде. Контратаки крестоносцев вызвали дальнейшие ответы Саладина. Рейнальд де Шатийон, в частности, преследовал мусульманские торговые и паломнические пути с помощью флота на Красном море, водном пути, который Саладин должен был держать открытым.Рейнальд пригрозил напасть на священные города Мекку и Медину. В отместку Саладин осадил Керак, крепость Рейнальда в Ультреджордайн, в 1183 и 1184 годах. В ответ Рейнальд разграбил караван паломников-мусульман, совершавших хадж в 1185 году.

В июле 1187 года Саладин захватил Иерусалимское королевство. 4 июля 1187 года он столкнулся в битве при Хаттине с объединенными силами Гая Лузиньяна, короля Иерусалима, и Раймунда III Триполийского. В одной только битве армия крестоносцев была в значительной степени уничтожена мотивированной армией Саладина, что стало большой катастрофой для крестоносцев и поворотным моментом в истории крестовых походов.Саладин захватил Рейнальда де Шатийона и лично отвечал за его казнь. (Согласно хронике Эрнуля, Рейнальд захватил предполагаемую сестру Саладина во время набега на караван, хотя это не засвидетельствовано в мусульманских источниках. Согласно этим источникам, у Саладина никогда не было сестры, а он упоминал этот термин только при обращении к собрат-мусульманин, который был женщиной.)

Ги де Лузиньян тоже попал в плен, но ему сохранили жизнь. Через два дня после битвы при Хаттине Саладин приказал казнить всех узников военно-монашеских орденов путем обезглавливания.Согласно рассказу Имад ад-Дина, Саладин наблюдал за казнями «с радостным лицом». Казнь заключенных в Хаттине была не первой казнью Саладина. 29 августа 1179 года он захватил замок в Байт-аль-Ахазоне, где было взято и казнено около 700 пленных.

Ближний Восток, ок. 1190. Империя Саладина и ее вассалы показаны красным; территория, восстановленная у государств крестоносцев 1187–1189 гг., Обозначена розовым цветом. Светло-зеленый цвет указывает на территории крестоносцев, уцелевшие после смерти Саладина.

Вскоре Саладин отвоевал почти все города крестоносцев. Когда он отвоевал Иерусалим 2 октября 1187 года, он положил конец 88-летнему правлению крестоносцев. Первоначально Саладин не желал давать пощаду жителям Иерусалима, пока Балиан из Ибелина не пригрозил убить каждого мусульманина в городе (по оценкам, от 3000 до 5000) и разрушить святыни ислама Купол Скалы и Аль-Акса. Мечеть, если не дали пощады. Саладин посоветовался со своим советом, и эти условия были приняты.Выкуп должен был быть уплачен за каждого франка в городе, будь то мужчина, женщина или ребенок. Хотя Саладин позволил некоторым уйти, не заплатив требуемую сумму выкупа, по словам Имад ад-Дина, примерно 7000 мужчин и 8000 женщин были взяты в рабство.

Выдержала только шина. Теперь городом командовал грозный Конрад Монферратский. Он укрепил оборону Тира и выдержал две осады Саладина. В 1188 году Саладин освободил Ги де Лузиньяна и вернул его своей жене, царствующей королеве Сибилле Иерусалимской.Обоим правителям было разрешено искать убежища в Тире, но Конрад отверг их, не признав Гая королем. Затем Гай приступил к осаде Акко.

Поражение в битве при Хаттине и падение Иерусалима спровоцировали Третий крестовый поход, финансируемый в Англии за счет специальной «саладинской десятины». Этот крестовый поход вернул Акру, и армия Саладина встретила короля Англии Ричарда I в битве при Арсуфе 7 сентября 1191 года, где Саладин потерпел поражение. Отношения Саладина с Ричардом были отношениями рыцарского взаимного уважения, а также военного соперничества.Оба были отмечены придворными романами. Когда Ричард был ранен, Саладин предложил услуги своего личного врача. В Арсуфе, когда Ричард потерял свою лошадь, Саладин прислал ему две замены. Саладин также прислал ему свежие фрукты и снег, чтобы его напитки оставались холодными. Ричард, в свою очередь, предложил Саладину, чтобы его сестра вышла замуж за брата Саладина — и Иерусалим мог стать их свадебным подарком.

Эти двое пришли к соглашению по поводу Иерусалима в Рамльском договоре 1192 года, согласно которому город останется в руках мусульман, но будет открыт для христианских паломников.По договору Латинское королевство сократилось до полосы вдоль побережья от Тира до Яффы.

Саладин умер 4 марта 1193 года в Дамаске, вскоре после отъезда Ричарда.

Место захоронения

Могила султана Саладина возле северо-западного угла мечети Омейядов, Дамаск, Сирия.

Саладин похоронен в мавзолее в саду возле мечети Омейядов в Дамаске, Сирия, и является популярной достопримечательностью. Император Германии Вильгельм II подарил мавзолею новый мраморный саркофаг.Саладина, однако, туда не поместили. Вместо этого в мавзолее теперь есть два саркофага: один пустой из мрамора и один из дерева с телом Саладина.

Наследие

Несмотря на ожесточенную борьбу с христианским вторжением, Саладин добился в Европе большой репутации благородного рыцаря, настолько, что к четырнадцатому веку существовала эпическая поэма о его подвигах, и Данте включил его в число добродетельных языческих душ в Лимбе. . Благородный Саладин предстает в сочувственном свете в «» сэра Вальтера Скотта «Талисман » (1825).Несмотря на резню крестоносцев, когда они первоначально завоевали Иерусалим в 1099 году, Саладин предоставил амнистию и свободный проход всем католикам и даже побежденной христианской армии, если они были в состоянии заплатить вышеупомянутый выкуп. К греческим православным христианам относились еще лучше, потому что они часто выступали против западных крестоносцев.

Имя Салах ад-Дин означает «Праведность веры», и на протяжении веков Саладин вдохновлял мусульман во многих отношениях.Современные мусульманские правители стремились извлечь выгоду из репутации Саладина. В честь Саладина названа мухафаза Салах-ад-Дин, расположенная вокруг Тикрита в современном Ираке, как и Университет Салахаддина в Эрбиле.

Немногие постройки, связанные с Саладином, сохранились в современных городах. Саладин первым укрепил Цитадель Каира (1175-1183), которая в более мирные времена была куполообразным увеселительным павильоном с прекрасным видом. Среди построенных им фортов был Калаат аль-Гинди, крепость на вершине горы и караван-сарай на Синае.Крепость возвышается над большим вади, где сходились несколько караванных путей, связывавших Египет и Ближний Восток. Внутри сооружения находится несколько больших сводчатых комнат, вырубленных в скале, в том числе остатки магазинов и цистерна с водой. Известный археологический объект, он был исследован в 1909 году французской группой под руководством Жюля Барту.

Ссылки

Ссылки ISBN поддерживают NWE за счет реферальных сборов

  • ад-Дин, Баха (редактор) и Д.С. Ричардс. Редкая и превосходная история Саладина .Ашгейт, 2002. ISBN 978-0754633815
  • .
  • Боумен, Алан К. Египет После фараонов: 332 г. до н.э. — 642 год нашей эры: от Александра до арабского завоевания . Калифорнийский университет Press; Издание New Ed, 1996 г.
  • Гибб, HAR Жизнь Саладина: Из произведений Имад ад-Дина и Баха ад-Дина . Кларендон Пресс, 1973. ISBN 978-0863569289
  • Джиллингем, Джон. Ричард I, Йельские английские монархи . Издательство Йельского университета, 1999. ISBN 978-0300079128
  • Лейн-Пул, Стэнли. Саладин и падение Иерусалимского королевства . Патнэм, 1898 г .; 1-е издание Cooper Square Press Ed, 2002 г. ISBN 978-0815412342
  • Лайонс, М. К. и Д.Э.П. Джексон, Саладин: политика священной войны . Издательство Кембриджского университета, 1982. ISBN 978-0521317399

Внешние ссылки

Все ссылки получены 31 августа 2019 г.

Кредиты

Энциклопедия Нового Света автора и редактора переписали и дополнили статью Википедии в соответствии со стандартами New World Encyclopedia .Эта статья соответствует условиям лицензии Creative Commons CC-by-sa 3.0 (CC-by-sa), которая может использоваться и распространяться с надлежащим указанием авторства. Упоминание должно осуществляться в соответствии с условиями этой лицензии, которая может ссылаться как на авторов New World Encyclopedia , так и на самоотверженных добровольных участников Фонда Викимедиа. Чтобы процитировать эту статью, щелкните здесь, чтобы просмотреть список допустимых форматов цитирования. История более ранних вкладов википедистов доступна исследователям здесь:

История этой статьи с момента ее импорта в New World Encyclopedia :

Примечание. На использование отдельных изображений, лицензированных отдельно, могут распространяться некоторые ограничения.

Царство небесное (2005) — Гассан Масуд в роли Саладина

мулла : [мулла навещает Саладина в его шатре после битвы при Кераке] Почему мы уволились? Почему? Бог не благоволил к ним.Только Бог определяет результаты сражений.

Саладин : Результаты сражений определяются Богом, а также подготовкой, численностью, отсутствием болезней и наличием воды. Нельзя вести осаду, когда враг позади. Сколько сражений Бог выиграл для мусульман, прежде чем я пришел… то есть, прежде чем Бог решил, что я должен прийти?

мулла : Достаточно мало.Это потому, что мы были грешны.

Саладин : Это потому, что вы были не готовы.

мулла : Если ты так думаешь, то недолго будешь королем.

Саладин : [Саладин встает] Когда я не король, я трясусь за ислам.Спасибо Вам за Ваш визит.

[мулла не шевелится; Саладин делает шаг вперед и протягивает руку]

Саладин : Спасибо Вам за Ваш визит.

[мулла понимает его смысл и хватает протянутую руку]

мулла : Ты обещал.Вы обещали вернуть Иерусалим. Не забывайте.

[он уходит]

Саладин : Если я не доставлю войны, у меня не будет мира.

Имад : Король Иерусалима скоро умрет. Когда он умрет, мальчик станет королем королевства, которым он не может управлять. Христиане устроят войну, в которой вы нуждаетесь.

Саладин (Салах ад-Дин Юсуф ибн Айюб)

Джимми Данн, пишущий как Исмаил Абаза

Саладин (1138-1193) родился в знатной курдской семье, и говорят, что в ночь его рождения его отец, Наджм ад-Дин Айюб, собрал свою семью и переехал в Алеппо. Там его отец поступил на службу к Имад ад-Дину Занги ибн Ак Сонкуру, могущественному турецкому наместнику в северной Сирии.Выросший в Баальбеке и Дамаске, Саладин, по-видимому, был ничем не примечательным юношей, больше склонявшимся к религиозным исследованиям, чем к военной подготовке. Судя по всему, изображений Саладина было немного, если они вообще были, но, по-видимому, традиция гласит, что он был невысоким мужчиной с аккуратной бородой и даже несколько хилым.

Его формальная карьера началась, когда он присоединился к штабу своего дяди Асада ад-Дина Ширкуха, важного военачальника при Нур ад-Дине.Нур ад-Дин, правитель Дамаска и Алеппо, сменил своего отца Зенги после смерти этого правителя, участвовавшего в гонке с Иерусалимским королевством крестоносцев за власть в Египте. В ходе трех военных экспедиций под предводительством Ширкуха в Египет с целью предотвратить его падение перед латино-христианскими (франкскими) правителями государств, созданных Первым крестовым походом, развернулась сложная трехсторонняя борьба между Амальриком I, латинским королем Иерусалима, Шаваром , могущественный визирь египетского халифа Фатимидов и Ширку.

В последней из этих военных экспедиций вместе со своим дядей Саладин подошел к стенам Каира 2 января 1169 года, после чего франки, осаждавшие город Каир, отступили. Шесть дней спустя, позволив франкам беспрепятственно эвакуироваться, его войска сами достигли стен. После этого 18 января Саладин заманил довольно ненадежного Шавара в засаду, убив его.Визирем стал его дядя Ширкух. Однако он также неожиданно скончался 23 марта.

Впоследствии Саладин стал визирем последнего фатимидского халифа (умершего в 1171 г.), что принесло ему титул аль-Малик ан-Насир («принц-защитник»), и поэтому все его родственники и преемники получили этот титул. Саладину, или, точнее, Салах ад-Дину Юсуфу ибн Айюбу (имеется в виду Праведник веры, Иосиф, сын Иова), потребовалось всего несколько лет, чтобы стать единоличным хозяином Каира и первым айюбидским султаном Египта в 1174 году.Смерть фатимидского халифа 12 сентября 1171 года оставила бразды правления в руках Саладина под сюзеренитетом Нур ад-Дина. Ситуация не могла продолжаться бесконечно, но смерть Нур ад-Дина 15 мая 1174 г. позволила Саладину, как единоличному правителю Египта, отстоять свое право на престол. Вскоре Саладин покинул Египет и занял Дамаск и другие сирийские города, хотя Египет продолжал оставаться базой его операций.

Саладин заявлял о своей легитимности не из-за своего происхождения, а из-за того, что он придерживался суннитской ортодоксии. Фатимиды, несмотря на свое долгое правление, не смогли передать свою веру массам египетского населения, и Саладин и его преемники взялись за то, чтобы снова сделать Египет центром ортодоксальной веры.

Саладин, как и великий Амр ибн эль-Ас, — романтическая историческая личность, к которой трудно придраться.Фактически, некоторые из его самых ярых поклонников часто были его христианскими биографами. Они, так же как и арабы, создали из него миф, и что всегда привлекало европейцев в Саладин, так это его почти совершенное чувство культурного рыцарства. Говорят, что рыцари-крестоносцы многое узнали от него о рыцарстве. Например, когда крестоносцы взяли Иерусалим в 1099 году, они убили практически всех его жителей, хвастаясь тем, что часть города была по колено в крови. Когда Саладин снова взял город в 1187 году, он пощадил своих жертв, дав им время уйти и безопасный проход. Ведь это был священный город, и он был захвачен мусульманами в ходе «справедливой войны».

На самом деле, несмотря на яростное сопротивление христианским силам, Саладин добился в Европе большой репутации благородного рыцаря, настолько, что к XIV веку существовала эпическая поэма о его подвигах, и Данте включил его в число добродетельных язычников. души в Лимбо.Его отношения с королем Англии Ричардом I, которому удалось отразить его в битве в 1191 году, были отношениями взаимного уважения, а также военного соперничества. Когда Ричард был ранен, Саладин даже предложил услуги своего личного врача.

Торговля и коммерция были в основном встроены в мусульманскую веру, и сам Мухаммед установил религиозные правила для достойного поведения, потому что караванная торговля и бизнес требовали особого доверия к словам других.Таким образом, говорят, что щедрость была неотъемлемой частью веры Саладина.

Саладин привнес в Каир после Фатимидов совершенно иную концепцию города, потому что он хотел единого, процветающего, укрепленного места, защищенного крепкими стенами и неприступной защитой, но функционирующего внутри с большой долей коммерческой и культурной свободы и с никаких частных или королевских анклавов и сказочных дворцов. Он хотел, чтобы город принадлежал его жителям, даже если он был бы его абсолютным правителем.

Многие историки приписывают план Саладина относительно Каира чисто местным или военным соображениям, но у Саладина было то, что сейчас назвали бы мировоззрением. На самом деле он пытался защитить целую культуру и ее территорию, идеологию и религию. Он рассматривал Египет как источник дохода для своих войн против христианских и европейских посягательств, а также против диссидентских мусульманских сект, разделивших ислам в то время. Очевидно, он хотел, чтобы Каир стал организационным центром ортодоксального культурного и идеологического возрождения, а также домом для сбора огромных богатств, необходимых ему для защиты от крестовых походов.

Хотя он начал свою карьеру в Египте при Фатимидах, он стремился перевоспитать Египет в ортодоксальности (суннитской вере), а не просто сокрушить своих соперников-мусульман мечом, что он делал только в случае необходимости (хотя он действительно заключал в тюрьму или казнил весь фатимидский двор). Фактически, хотя его самым известным творением в Каире сегодня может быть военная крепость, известная как Цитадель, его величайшим архитектурным вкладом в Каир, вероятно, было медресе, колледж-мечеть, где когда-то можно было преподавать интерпретирующую идеологию религии и исламского права. больше вместо шиитской догмы.С этой целью он пригласил профессоров-суннитов с Востока для укомплектования своих новых школ. За одиннадцать лет он построил пять таких колледжей, а также мечеть. Однако они преподавали не только религию, изучая администрацию, математику, геодезию, физику и медицину.

Одна из построенных им школ находилась рядом с могилой имама аль-Шафии, основателя одного из четырех основных обрядов ортодоксальной суннитской секты, школы, к которой до сих пор принадлежат многие египтяне и к которой принадлежал сам Саладин. участник.Это было на южном кладбище, известном как Халифа.

Но, конечно же, Саладин думал об обороне города. Несмотря на то, что он открыл царский город, ему все же нужно было иметь настоящую крепость, неуязвимую для любого военного нападения. Таким образом, между 1176 и 1177 годами он начал строить Цитадель, которая сегодня является одним из самых известных памятников Каира. Ему также нужен был центр абсолютной власти внутри города, и эта потребность тоже была бы удовлетворена.

Отпечаток Саладина в Каире до сих пор очень заметен.Прежде всего он хотел обнести всю ее, включая руины Фустат-Мисра, грозной стеной, и начал он со стены Бадра на север и продлил ее на запад до Нила и порта аль-Макс. На востоке, под холмами Мукаттам, он перенес стены Бадра на юг, к своей Цитадели, которая была построена в двухстах пятидесяти футах над городом на собственном холме.

Однако, к сожалению, хотя он и сформировал Каир, мало что осталось от его строительных работ. Ни один из его религиозных памятников не сохранился, и мало что осталось от Цитадели Саладина или его городских стен.Возможно, самая впечатляющая работа, которая все еще сохранилась, — это первоначальный периметр Цитадели, особенно если смотреть сзади, что делает ее средневековый характер абсолютно реальным. Однако большая часть сегодняшней Цитадели не была построена Саладином, и фактически каждый завоеватель, включая британцев, что-то добавлял к ней.

Возможно, одной из самых прискорбных потерь в Цитадели, построенной Саладином, была больница, которую его секретарь Ибн Губайр описал почти как любую хорошую современную клинику сегодня.Он сказал, что это был «дворец, прекрасный своей красотой и простором». Саладин укомплектовал его врачами и аптекарями, в нем были специальные комнаты, кровати, постельное белье, прислуга для ухода за больными, бесплатная еда и лекарства, а также специальная палата для больных женщин. Неподалеку он также построил отдельное здание с зарешеченными окнами для душевнобольных, с которыми обращались гуманно и за которыми ухаживали специалисты, пытавшиеся выяснить, что случилось с их сознанием.

Саладин открыл дворцы Аль-Кахира (Каир) и продал легендарные сокровища Фатимидов, в том числе рубин весом 2400 карат, изумруд длиной в четыре пальца и великолепную библиотеку халифа, чтобы заплатить своим турецким войскам.Он заменил сложную бюрократию Фатимидов феодальной системой, которая дала его военным офицерам прямой контроль над всеми богатыми сельскохозяйственными угодьями Египта, что было обвинено в очень сильном голоде, случившемся во время правления его преемника.

Такое богатство позволило Салдину шагать от успеха к успеху в Палестине. В битве при Хаттине (где он захватил Иерусалим) в 1187 году он нанес королевствам крестоносцев удар, от которого они так и не оправились.Тысячи заключенных-христиан прошли 400 миль обратно в Каир, где их заставили работать над расширением городских укреплений и строительством Цитадели.

Саладин покинул Каир в 1182 году, чтобы сражаться с крестоносцами в Сирии, и так и не вернулся. Ко времени своей смерти в Дамаске в 1193 году он освободил почти всю Палестину от армий Англии, Франции, Бурганды, Фландрии, Сицилии, Австрии и, по сути, от мировой власти Папы, а также установил свою собственная семья в Каире. В битвах с европейскими крестоносцами ему часто помогали восточные христиане, которые были такими же жертвами западных армий, как и все остальные в восточных землях. Гордые грузины, например, предпочитали Саладина папе римскому, и копты Египта тоже.

В конце концов, Саладина сменил его брат аль-Адиль, но основа города Каира теперь была развита, и ему часто приходилось бороться во времена правления жестоких, деспотичных, умных, культурных, жестоких, артистичных правителей с населением. которые прожили очень полную и рискованную жизнь тяжелой работы, торговли, веселья, ужасных страданий, бедствий, терпения и необычайных страстей, которые каким-то образом сумели сломать оковы религии и суровой власти, которая управляла их жизнью в последующие годы.

Хронология жизни Саладина:






  • 1174: Нур ад-Дин. умирает, и Саладин использует возможность расширить свою базу власти, завоевав Дамаск.



  • 1176: Саладин осаждает крепость Масиаф, оплот Рашиддина. Через несколько недель Саладин внезапно уходит и оставляет ассасинов в покое на всю оставшуюся жизнь. Считается, что ему угрожали убийством всей его семьи.






  • 1192: По соглашению о перемирии в Рамле с королем Англии Ричардом I все побережье было определено как христианская земля, в то время как город Иерусалим остался под контролем мусульман.

Каталожные номера:

Титул

Автор

Дата

Издатель

Справочный номер

Аль-Кахира

Сасси, Дино

1992

Аль-Ахрам/Эльзевир

Не указано

Каир

Раймонд, Андре

2000

Издательство Гарвардского университета

ISBN 0-674-00316-0

Каир: иллюстрированная история

Раймонд, Андре, редактор

2002

Риццоли, Нью-Йорк

ISBN 0-8478-2500-0

Каир (Биография города)

Олдридж, Джеймс

1969

Литтл, Браун и компания

ISBN 72-79364

Каир: город-победитель

Роденбек, Макс

1998

Винтажные книги (подразделение Random House, Inc.

ISBN 0-679-76727-4

Cambridge Illustrated History Islamic World

Робинсон, Фрэнсис

1996

Издательство Кембриджского университета

ISBN 0-521-43510-2

Всемирно-исторический словарь

Ленман, Брюс П.

1993

Издательство Chambers Harrap

ISBN 0-7523-5008-0

История Ислама,

Пейн, Роберт

1959

Амбары и благородные книги

ISBN 1-56619-852-6

10 удивительных и увлекательных фактов о Саладин

Я предостерегаю вас от пролития крови, предательства и привыкания к ней, ибо кровь никогда не спит.” – Саладин

История знала разных правителей, совершивших великие военные подвиги, но редко можно найти кого-то, кто участвовал в бесчисленных битвах с минимальным кровопролитием. Саладин — пример одного из лучших правителей всех времен, который меньше побеждал кровопролитием, а больше — добротой.

Ан-Насир Салах ад-Дин Юсуф ибн Айюб, или, чаще, Саладин, является мусульманином-суннитом курдского происхождения. Он был отцом династии Айюбидов, правившей в Египте с 1174 по 1193 год.Саладин родился в Такрите, Ирак, и был сыном надзирателя по имени Наджм ад-Дин Айюб, который позже поселился в Мосуле со своей семьей. Позже отец Саладина стал военным, поэтому он отправил своего сына вместе с братом учиться искусству политики и ведения войны.

Наиболее известный своими военными достижениями в битвах с крестоносцами, Саладин одержал самую большую победу в своей жизни, победив их и завоевав священный город Иерусалим, превратив его в исламское государство. Саладин основал успешную империю в результате своей религиозной преданности, и известно, что он объединил под своим правлением несколько крупных исламских государств.

Саладин больше всего известен миру своими военными завоеваниями, но помимо этого он был намного больше, и эти малоизвестные факты проливают еще больший свет на успех его правления. Ниже представлен список из 10 самых интересных фактов об этом выдающемся деятеле исламской истории Юсуфе ибн Айюбе, или, как его все называют, Саладин.

1. Благородный рыцарь

Саладин известен в истории как благородный рыцарь благодаря своему скромному и великодушному характеру. Нечасто можно было увидеть султана с хорошо зарекомендовавшим себя военным прошлым, который также беспокоился о жизнях людей, живущих в завоеванных им местах.Саладин был одним из самых редких: щедрым, но могущественным королем. С завоеванием Иерусалима он мог бы убить там христиан, чтобы отомстить за предыдущие убийства мусульман и евреев от рук
европейских крестоносцев. Он предпочел не делать этого, а вместо этого продемонстрировал сострадание, которого никто не ожидал. Пока христиане молились за свою жизнь, он предложил свободный проход всем христианам, а также побежденным армиям. Женщинам, детям и старикам была оказана особая защита, которая снискала ему уважение у всех народов.Он был не только золотой фигурой для последователей ислама, но и иудеи, и христиане в равной степени уважали его за доброту. Как их враг, можно было бы ожидать, что Саладин будет ненавидеть народы крестоносцев, но он также стал для них очень значимой фигурой.

2. Угроза его убийцам

Около 1175 года, мирно правя, Саладин столкнулся с угрозой. Это была исмаилитская дивизия, возглавляемая Рашид ад-Дином Синаном и известная как «ассасины». Произошли различные инциденты, которые заставили Саладина заподозрить заговор с целью убийства.Рядом с его кроватью в его палатке был найден отравленный кинжал, когда он спал, а в другой раз он был глубоко ранен, когда двое убийц, одетых как солдаты, ударили его кинжалом. Чтобы положить конец этим угрозам, армия Саладина обнаружила штаб убийц и пригрозила разрушить их форт. Предупреждение было воспринято серьезно, и был предложен мирный договор. Договор был подписан Саладином и Синаном, что установило благоприятные отношения между ними.

3.Победите их добротой

После первого поражения Иерусалима, европейские лидеры, включая короля Англии Ричарда Львиное Сердце, начали Третий крестовый поход против Саладина. Армия Саладина участвовала в различных битвах против Третьего крестового похода, но в час нужды он предложил свою помощь даже своему врагу. Считается, что Саладин помог Ричарду пережить его болезнь, послав ему своего личного врача. Также возникла басня о том, что, когда лошадь короля Ричарда была убита на поле битвы, Саладин послал свои войска к королю, чтобы предложить ему свежих лошадей, чтобы Саладин не получил выгоду от невыгодного положения короля, и поддерживалось честное состязание.

Считается, что Саладин покорил людей, завоевав их сердца, и именно это он сделал с королем Ричардом, проявив скромность и честную игру. Этот жест не был напрасным, поскольку король Ричард был впечатлен, и даже после победы над армией Саладина он предложил перемирие, которое впоследствии привело к подписанию важного договора между двумя сторонами. В договоре говорилось, что Иерусалим находится под властью мусульман, но с гарантией безопасного паломничества для христиан. После этого у правителей сложились положительные отношения.

4. Объединение исламских государств

Саладину приписывают различные религиозные достижения во имя ислама. Известно, что он участвовал в бесчисленных битвах против крестоносцев. Его завоевания показывают его успешные попытки расширить мусульманский суверенитет над различными регионами, которыми правили крестоносцы, а также несколько некрестоносцев. Во время своего правления он распространил исламское правление на такие места, как Йемен, Иерусалим, Сирия и Мосул, среди прочих, демонстрируя масштабы своих военных достижений.Он до сих пор пользуется большим уважением среди мусульман, турок, арабов и курдов за его бесспорный вклад в объединение различных исламских государств.

5. Он поступил на военную службу в возрасте 14 лет

Саладину было всего 14 лет, когда он начал подготовку к своей военной карьере. Он пошел по стопам своего дяди Асада ад-Дина Ширкуха, который был высокопоставленным военным чиновником при правлении императора Дамаска Нур ад-Дина. Ширку обучил Саладина и превратил его в компетентного офицера, которым он впоследствии стал. Саладин сражался вместе с Ширкухом в каждой битве. Он также помог ему выиграть битву при аль-Бабайне, которая считается одной из самых замечательных битв в истории. Он помог Ширку отстранить Шавара от власти в Египте, что позже привело к поражению Египта и завоеванию египетского царства. Год спустя Ширку умер, сделав Саладина одновременно главой армии и императором Египта.

6. Десятина Саладина: налог на угрозу

Битва при Хаттине ознаменовала поражение Первого крестового похода и привела к захвату священного города Иерусалима.Как только европейские официальные лица узнали об этом, они решили сформировать новый крестовый поход, чтобы отправить его в бой против Саладина. Чтобы основать этот новый крестовый поход, английские чиновники ввели новый налог, который назвали десятиной Саладина. Это был 10-процентный налог на доход от собственности, который собирали уважаемые священники, епископы и настоятели местных церквей. Тех, кто отказывался платить налог, сажали в тюрьму. Хотя налог был высоким, а собранная сумма была самой большой из когда-либо собранных за счет налогов, они никогда не использовались по прямому назначению.Король Генрих, отдавший приказ об этой десятине, никогда не посылал крестовый поход против сил Саладина.

7. Религиозный последователь, а также военачальник

Хотя Саладин был заядлым учеником различных предметов и признанным военным офицером, он также был строго религиозен. Считается, что его больше интересовало изучение религии, чем военная разведка. Многие религиозные учреждения были созданы для распространения исламских принципов, которым он следовал. Он приказал основать медресе для распространения суннизма в Египте.Его энтузиазм в изучении Корана и религиозной науки был больше, чем его интерес к политике и войне, и хотя он преуспел в обеих этих областях, знание Саладином своей религии и преданность своей религии побудили его распространить это намного дальше, чем любой другой древний мусульманский император.

8. Разрушение Фатимидского халифата

Его преданность суннизму привела его к распространению его по всему Египту и остановке подъема там Исмаильского шиитского халифата. Во время своей экспедиции в Египет шиитский фатимидский халиф аль-Адид объявил Саладина визирем или высокопоставленным чиновником.Саладин, занимая пост визиря, тихо начал бунтовать и ослаблять систему Фатимидов, чтобы распространять свои суннитские убеждения и в Египте. Позже, в 1171 году, после смерти шиитского халифа аль-Адида, Саладин полностью удалил Фатимидский халифат с земли и стал султаном Египта.

9. Его любовь к литературе и лошадям

Саладин был прилежным учеником. Будучи курдского происхождения, он выучил и курдский, и арабский языки. Он с интересом читал истории и биографии арабских правителей, любил арабскую поэзию.Он выучил наизусть арабскую книгу Хамаса со всеми ее 10 изданиями. Помимо своих знаний об арабских правителях, он также с энтузиазмом разбирался в родословной арабских лошадей, что сделало его одним из величайших исследователей истории.

10. Он позволил людям платить за свободу

После победы над крестоносцами в Иерусалиме Саладин приказал иностранцам вернуться на свои земли с миром, но для многих жителей, которые были взяты в плен во время его правления в Иерусалиме, Саладин предложил альтернатива.Любой, кто хотел быть свободным, мог купить свою свободу, заплатив небольшую цену в золотых монетах. За свободу ребенка давали одну монету, за женщину — пять, за мужчину — 10. Для тех, кто не мог заплатить за свою свободу, единственным выходом было вечное пленение или продажа в рабство.

Репутация Саладина как величайшего военного офицера в истории может доминировать в книгах по истории, но его благородство и доброта как человека значительно затмили другие его достижения.История никогда не видела правителя, которым так восхищались люди, которых он победил. Проповедь и поведение Саладина произвели настолько глубокое впечатление, что его до сих пор уважают не только мусульмане, но также христиане и евреи. Его предпочтение религиоведения перед войной можно увидеть по методам, которые он использовал для победы над своими противниками, и, возможно, именно его нетрадиционные теории ведения боя привели его к победе над столь многими. Тем не менее, с каждым боем ему удавалось наладить хорошие отношения со своим противником.Несмотря на то, что он был строгим последователем суннизма, он никогда не участвовал и не поощрял религиозные конфликты. Конечно, он разделял вину за сотни жертв в результате своих сражений, но, в отличие от других императоров и султанов, проповедовал мир по-своему.

Саладин навсегда останется в памяти как великое имя в истории не только исламских государств, но и как образец для подражания для каждого правителя. Люди могут извлечь уроки из его сострадания и доброты, которые коснулись даже жизни его противников, заставив их тоже стать его доброжелателями.Саладин фигурирует в западной и мусульманской истории как золотая фигура, которая была лицом сострадания и сочувствия. Со всеми его успешными завоеваниями и замечательными качествами он на сегодняшний день считается самым могущественным и величайшим императором исламской династии. Многие поэты и писатели говорили о его величии в своих произведениях, например, в стихотворении «Божественная комедия » Данте Алигьери или в романе «Талисман » сэра Вальтера Скотта. Из этих произведений поколения могут узнать, как ему удавалось уравновешивать силу и щедрость.

Почему у Саладина такая прочная репутация?

В предыдущие годы Саладин собрал хрупкую коалицию мусульман со всего Ближнего Востока, чтобы сразиться и сокрушить христиан — или «франков», как называли жителей Государств крестоносцев — в битве при Хаттине на 4 июля 1187 г., открыв путь для восстановления третьего по значимости города ислама.

Иерусалим — это, конечно, и точка опоры христианства, и известие о его падении неизбежно вызывало возмущение.Желание отомстить за эту потерю вызвало Третий крестовый поход, экспедицию, предпринятую величайшими правителями Западной Европы, включая Ричарда I (он же Ричард Львиное Сердце) Англии. Однако после многих лет неустанной кампании крестоносцы ушли домой, так и не достигнув своей основной цели. Несмотря на ряд серьезных поражений, Саладин удержал Иерусалим. Он умер 4 марта 1193 г., измученный борьбой.

Саладин захватывает «истинный крест» в битве при Хаттине 4 июля 1187 года, изображенный на средневековой иллюстрации.После победы в этом столкновении с крестоносцами султан захватил священный город Иерусалим в октябре 1187 г. (Heritage Images/Getty Images)

Спустя более 800 лет султан пользуется исключительно прочной репутацией в мусульманском мире. Его история вплетена в политический, религиозный и культурный ландшафт как человека, который победил захватчиков с Запада и сражался за свою веру и свой народ. Хотя победа в Иерусалиме лежит в основе его славы, характер Саладина — или образ, сформированный вокруг его характера — также чрезвычайно важен.Еще при жизни Саладин прославился своим великодушием, благочестием, справедливостью и милосердием. И хотя он, несомненно, извлек выгоду из группы красноречивых и убедительных литературных поклонников, свидетельства тех, кто находился за пределами его ближайшего круга, — даже сочинения его врагов — указывают на выдающееся положение этих личностных черт и демонстрируют, что они сыграли ключевую роль в его успехе как лидера. лидер джихада против франков и как династический строитель империи.

Даже сегодня количество людей, обращающихся к наследию Саладина, поражает.Этнический курд, он герой для многих из своего народа; он появляется на чеканке иракского Курдистана, и университет в Эрбиле назван в его честь. Президент Турции Тайип Эрдоган периодически обращается к султану, чтобы продемонстрировать свою оппозицию Западу; на открытии нового аэропорта на юго-востоке Турции в 2015 году он заявил: «Мы даем этому аэропорту имя Селахаддин Эйюби [Саладин Айюб], чтобы передать послание солидарности и братства и сказать, что Иерусалим принадлежит курдам, туркам, Арабы и мусульмане навсегда.

Президент Турции Реджеп Тайип Эрдоган на церемонии открытия аэропорта Селахаддин Эйюби (Саладин) в 2015 году (STR/Getty Images)

Еще более зажигательные призывы к памяти султана были сделаны Усамой бен Ладеном, бывшим лидером исламистской террористической группировки «Аль-Каида». В стихах, распространенной форме общения в ближневосточных культурах, он писал:

«Я представляю вас всех как самого [Саладина], владеющего своим всепобеждающим мечом, с которого капает кровь неверных./ Я представляю, как [Саладин] выходит из облаков, и в наших сердцах и умах создается воспоминание о битвах [Пророка Мухаммеда]».

Пример из учебника

Саладин также появляется в школьных учебниках на Ближнем Востоке и в мусульманских странах, таких как Пакистан и Малайзия. Однако недавно, после непродолжительного правления президента Мурси исламистского движения «Братья-мусульмане» в Египте (2012–2013 гг.), режим генерала Сиси исключил историю султана из учебной программы на том основании, что она могла вдохновить на джихад — двусмысленный комплимент, отражающий способность Саладина побуждать к действию.

Его жизнь и карьера представлены во многих менее провокационных культурных формах, включая кино, танцы, театр, телевизионные драмы и документальные фильмы. В мультсериале, созданном для малазийского телевидения в 2010 году и предназначенном для детей в возрасте от 10 до 15 лет, фигура, основанная на Саладин, предстала как «абсолютный герой: мужественный перед лицом опасности, никогда не желающий признать поражение и забавный, когда он должно быть. В мире опасностей есть только один человек, который вам нужен — Саладин».

Его наследие не ограничивается политикой и религией, но его история неразрывно связана с памятью и наследием крестовых походов.Это особенно верно для Ближнего Востока, где продолжает нарастать напряженность, связанная с идеей крестовых походов и ассоциациями с кровавыми западными завоеваниями исламских земель. Хотя крестоносцы были изгнаны со Святой Земли в 1291 году, угроза последующих вторжений и других столкновений, развязанных силами христианской Европы против Османской империи в XV и XVI веках, означала, что перспектива повторения крестовых походов действительно сохранялась для жителей региона.

После того, как британцы пришли к власти в Египте в 1882 году, достижения Саладина стали заманчивой темой для тех, кто возмущался британским правлением.

Поэтому неудивительно, что поражение Саладина от франков продолжало занимать важное место в коллективной памяти той эпохи, но также и его способности как правителя. Наима, важный османский администратор в начале 18 века, писал о султане: «Это правда, что он служил религии и государству так, как это было даровано немногим другим королям.Книги истории переполнены честью и хвалой этому благородному человеку».

Вторжение Наполеона в Египет в 1798 году ознаменовало возвращение крупномасштабного западного влияния на Ближний Восток и в Северную Африку, чему способствовал медленный закат Османской империи. Проявления этого западного присутствия включали в себя повторное появление христианских патриархатов и консульств на Святой Земле, британский контроль над Египтом в 1882 году, а затем, после Первой мировой войны, установление французского мандата в Сирии и британского мандата в Палестине.

Каким был французский мандат?

После Первой мировой войны Османская империя распалась. В 1920 году политические и исторические интересы в регионе привели к тому, что Франция взяла под свой контроль Сирию. Два года спустя Лига Наций подтвердила мандат, в котором говорилось, что французы будут нести ответственность в качестве попечителей или опекунов за помощь в подготовке Сирии к самоуправлению.

Люди и лидеры часто призывают героев из прошлого для продвижения своих текущих целей.Так получилось, что после того, как британцы пришли к власти в Египте, параллели с прошлыми конфликтами с крестоносцами были слишком привлекательными для тех, кто выступал против этого нового инопланетного присутствия. В сочетании с культурными событиями, такими как появление арабских газет и театральных коллективов, а также с растущим чувством идентичности, которое объединилось в идее арабского национализма, достижения Саладина оказались весьма привлекательным предметом для тех, кто возмущался британским правлением в Египте. .

Декларация Бальфура и растущая напряженность между сионистами (которые продвигали еврейскую государственность с намерением создать территориальное государство на своей исторической родине) и палестинцами, наряду с французским мандатом в Сирии, вызвали политические и культурные излияния со ссылками на Саладина.Поэзия, которая на протяжении столетий играла центральную роль в арабской культуре (многие из современных поклонников Саладина выражались в сложных стихах), процветала в 1920-х и 1930-х годах благодаря мощным политическим призывам, использующим историю султана.

Более прямые связи с крестовыми походами были установлены во многих случаях в регионе. Например, в 1930-х годах в Палестине отмечался День Хаттина, посвященный победе Саладина над франками. Точно так же сионистов все чаще изображали как современных крестоносцев, и после основания Израиля в 1948 году арабские националисты характеризовали эту страну как преемницу государств крестоносцев, что укрепляло такие исторические ассоциации.

Давид Бен-Гурион (в центре), первый премьер-министр современного государства Израиль, при выводе британских войск после окончания британского мандата в Палестине в 1948 году. Некоторые арабские националисты охарактеризовали новообразованную страну как преемник Государств крестоносцев (Bettmann/Getty Images)

Арабские националисты продолжали поддерживать наследие Саладина на протяжении 1950-х годов и позже. Во время своих конфликтов с Западом из-за Суэцкого кризиса 1956 года и впоследствии президент Египта Гамаль Абдель Насер, возглавлявший недолго просуществовавшую Объединенную Арабскую Республику (1958–1961), много говорил о поражении Саладина крестоносцев.

Совсем недавно Саддам Хусейн регулярно вызывал память о средневековом победителе над Западом. Организация освобождения Палестины под руководством Ясира Арафата стремилась повторить захват Иерусалима султаном; во время Первой интифады, в столкновениях между израильскими войсками и палестинцами, протестующие скандировали против израильских лидеров: «Скажите Шамиру, скажите Рабину — мы сыновья Саладина!» А режим Асада в Сирии опирался на наличие гробницы Саладина в Дамаске, а также на его исторические успехи и любовь к сирийской столице, подтверждая свое правление.

Что такое Первая интифада?

Это восстание палестинцев против израильского правления вспыхнуло в Газе в 1987 году и вскоре распространилось на территории Западного берега. Демонстрации часто перерастали в насилие: протестующие бросали предметы в израильских солдат, которые отвечали стрельбой; Позже палестинцы также использовали оружие. Возникли многочисленные формы сопротивления, включая забастовки и бойкоты. Первая интифада закончилась в 1993 году.

Конфликт с единоверцами

Однако важно признать, что не все мусульмане почитают или почитали Саладина.На протяжении своей карьеры султан много лет конфликтовал со своими единоверцами-мусульманами-суннитами. Саладин, несомненно, был настроен на освобождение Иерусалима для ислама, но с этим неразрывно связана его решимость создать могущественную династическую империю. Хотя первая цель, безусловно, была одобрена всеми мусульманами, он вызвал много критики за узурпацию династии Зенгидов в Сирии. Кроме того, военные поражения в битвах при Монжисаре (1177 г.), Акре (1189 г.), Арсуфе (1191 г.) и Яффо (1192 г.) также вызывали периодическую критику со стороны мусульман, но таковы были его дипломатические способности, подкрепленные в значительной степени непоколебимой лояльностью его собственной семье — что эти неудачи не нанесли окончательного ущерба его делу.

Как лидер суннитского ислама, Саладин также был полон решимости утвердить господство суннитов над шиитским исламом, конкурирующей доктриной, возглавляемой в то время Фатимидским халифатом в Каире. Когда Фатимиды пришли в упадок, дядя Саладина Ширку возглавил завоевание Египта, к которому присоединился его племянник. Саладин стал династическим главой своего клана, и в 1171 году, когда молодой шиитский халиф умер, Саладин взял на себя полный контроль над Египтом и навязал приверженность суннитской ветви ислама. Любопытно, что это вызвало относительно небольшую оппозицию, возможно, потому, что Фатимиды стали апатичными сторонниками шиитского дела.Однако на протяжении веков мусульмане-шииты — меньшинство в исламе, составляющее около 10 процентов верующих — наверняка помнят прекращение Саладином их халифата. Поскольку мусульмане-сунниты и шииты периодически воевали друг с другом в современную эпоху, последний осудил султана как друга крестоносцев и предателя ислама.

Кто такие Фатимиды и что такое халифат?

Вождь династии Фатимидов, возникшей в Северной Африке в начале X века, считался мусульманами-шиитами преемником Пророка и законным духовным лидером мусульманской общины.

В 969 году Фатимиды взяли под свой контроль Египет и основали Каир. В наибольшей степени Фатимидский халифат охватывал Сирию и Святую Землю, но к XII веку он пришел в упадок и был свергнут Саладином в 1171 году.

Халифат — исламское государство, управляемое халифом — буквально «преемником» пророка Мухаммеда — религиозного и законного лидера общины верующих.

Мусульмане-сунниты считают, что такой лидер должен избираться на выборах; Приверженцы шиизма считают, что мусульманский лидер должен быть потомком двоюродного брата Пророка Али.Халифат находился под контролем различных династий вплоть до его упразднения в 1924 году.

Тем временем на Западе существует совершенно иная культурная память о крестовых походах, на что обратил внимание президент США Джордж Буш, когда после теракта 11 сентября он описал начатую американцами военную кампанию, получившую название «войны с террором», как «крестовый поход». При этом он повторил характеристику Запада, данную Усамой бен Ладеном, что вызвало огромные споры.

Одетое в кольчугу прошлое

Незнание тогдашним президентом культурной чувствительности слова в мусульманском мире, возможно, частично объясняется тем фактом, что на Западе крестовые походы рассматриваются как события из далекого, облаченного в кольчуги прошлого.Тем не менее, хотя мыслители Просвещения отвергали крестоносцев как доверчивых фанатиков, литература и искусство XIX века предлагали более позитивную точку зрения. В сочетании с растущим западным присутствием на Ближнем Востоке некоторые, особенно французы, предпочитали восторженно вспоминать о своем крестовом наследии. «Крестовый поход» также стал более широко использоваться как метафора, означающая борьбу за морально справедливое дело.

На Западе «крестовый поход» — это событие далекой истории, но на Ближнем Востоке он представляет собой настолько глубоко укоренившуюся память, что ее невозможно изменить.

Эта метафора использовалась в военном контексте, например, во время Первой мировой войны, и в других, вполне светских целях: мы могли бы говорить, например, о крестовом походе против оспы или за лучшее образование.Таким образом, это слово до сих пор часто используется во всех аспектах жизни. Так что на Западе «крестовый поход» — это либо событие далекой истории, либо слово с положительными моральными коннотациями, не связанное со средневековыми священными войнами. Однако на Ближнем Востоке он представляет собой память и метафору, настолько глубоко укоренившуюся, что ее невозможно изменить, особенно в умах тех мусульман, которые вовлечены в конфликт с Западом.

При чем тут Саладин? Его статус на Западе несколько парадоксальный.Как человек, взявший Иерусалим, он сразу же был заклеймен как сын сатаны, предвестник апокалипсиса и заклятый враг всех христиан. Тем не менее, одержав эту победу, он создал непреходящий пример достойного поведения. В отличие от действий крестоносцев, когда они взяли Иерусалим у мусульман в 1099 году во время Первого крестового похода, Саладин не вырезал жителей города, а вместо этого выкупил их. Дипломатия играла заметную роль во время Третьего крестового похода, и, возможно, к своему удивлению, франки нашли в Саладин и его главном переговорщике, его младшем брате Сафадине, людей, поведением и ценностями которых они восхищались и которые во многих отношениях представляли их собственные устремления.

Это была эпоха, когда зарождалось рыцарство, и крестоносцы восхищались верой, вежливостью по отношению к женщинам, щедростью и интересом к охоте, поэзии и музыке. Им также пришлось смириться с тем фактом, что они имеют дело с противником, который, захватив и удерживая Иерусалим, нанес им поражение, а затем оказал сопротивление. Поэтому он должен быть достойным противником.

Саладин вскоре стал эталоном щедрости, упомянутым в руководствах по рыцарскому поведению.В литературе он был представлен как галантный жених западных женщин, мастер переодевания, который мог посетить Европу инкогнито, и даже как тайный обращенный в христианство. Все это, конечно, было бессмысленно, но было признаком того, как Запад пришел к тому, чтобы ассимилировать эту великую фигуру в свою культуру, и как его образ мог развиваться и сохраняться.

Таким образом, история Саладина

сложна и не вписывается в простую двоичную систему «столкновения цивилизаций» востока и запада, ислама и христианства.Он сражался с братьями-мусульманами, как суннитами, так и шиитами, а также с франкскими крестоносцами. Периодически крестоносцы заключали союзы с мусульманскими государствами и тратили энергию на конфликты друг с другом, а не просто на борьбу с Саладином и его преемниками.

Сам Саладин занимает уникальную золотую середину. Почти невозможно представить себе другого деятеля, который нанес народу и вере (христианству) такой огромный удар (взятие Иерусалима), но который вызывал такое восхищение у этих людей.Процесс, в ходе которого развивался его образ, представляет собой увлекательное путешествие, включающее в себя как литературную фантазию, так и исторические факты. Но еще более важным сегодня является его наследие на Ближнем Востоке, где его прошлые достижения и характер известны всем и где он по-прежнему почитается как объект восхищения и надежды.


Саладин: скромный, мудрый, удивительный

Саладин: завоеватель, дипломат, строитель империи (Universal History Archive/Getty Images)

Салах ад-Дин Юсуф ибн Айюб родился около 1137 года в Такрите, городе примерно в 120 милях к северу от Багдада.Его семья была курдскими полевыми командирами, служившими под командованием Нур ад-Дина, правителя нынешних северного Ирака и Сирии, который разжигал мусульманский джихад (священную войну) против франков.

Со временем Саладин бросил вызов и, наконец, узурпировал власть Нур ад-Дина, создав империю, которая простиралась на север от Египта и Йемена до Мосула, Дамаска и Алеппо. Эта сила позволила ему победить франков в битве при Хаттине и завоевать большую часть Иерусалимского королевства, включая сам священный город.

Саладин окружил себя отрядом опытных и надежных советников и администраторов, которые передавали новости о его успехах по всему мусульманскому Ближнему Востоку, заявляя, что его победа была знаком Божьего одобрения и огромной пользой для ислама.

Вне официальной придворной жизни Саладин был страстным охотником и опытным игроком в поло. В отличие от многих европейских современников, у него постоянно рождались дети мужского пола. Утверждается, что у него было 17 сыновей, многие из которых были рождены от наложниц, хотя известно, что он питал особую привязанность к своей жене Исмат ад-Дин, ежедневно переписываясь с ней во время своей тяжелой болезни с 1185 года. В последние годы жизни , напряжение постоянной борьбы с крестоносцами и управления огромной семейной империей нанесло огромный физический и психический урон султану, который страдал от сильных болей в животе, которые иногда мешали ему сражаться.

Саладин был известен своей скромностью в одежде и поведении. Когда он умер в 1193 году, его щедрость была так велика, что его казна была почти пуста, и, как говорили, пришлось занимать деньги, чтобы купить кирпичи для облицовки его гробницы.

Хотите узнать больше об эпохе Крестовых походов? Вот некоторые из наших самых популярных статей…

Джонатан Филлипс — профессор истории крестовых походов в Ройал Холлоуэй Лондонского университета. Его книги включают Жизнь и легенда о султане Саладин (Bodley Head, 2019)

Этот контент впервые появился в 16 выпуске журнала BBC World Histories

Saladin

Саладин, настоящее имя которого Салах ад-Дин Юсуф, был прославленным мусульманским лидером.Саладин родился в известной курдской семье, его отец работал на турецкого губернатора Имад ад-Дина Занги ибн Ак Сонкура в северной Сирии. В результате Саладин провел большую часть своей юности либо в Баальбеке, либо в Дамаске, где он предпочитал изучать религию.

Когда Саладин достиг трудоспособного возраста, ему удалось устроиться на работу к своему дяде Асад ад-Дину Ширкуху, который был важным военачальником при Нур ад-Дуне, сыне и наследнике Зенги. После смерти Зенги начались три военные экспедиции в Египет, все во главе с Ширкухом, в попытке предотвратить падение страны франкским (латинско-христианским) правителям Иерусалимского королевства.В результате Амальрик I (царь Иерусалима), Ширкух и Шавар (предводитель египетского фатимидского халифа, начали трехстороннюю борьбу за власть.

В возрасте 31 года Саладин принял участие в третьей экспедиции и начал свое приближение к Каиру 2 января 1169 г. Франки отступили, когда он приблизился, позволив ему войти, и он приказал убить Шавара 18 января Ширкух стал лидером, но его правление было недолгим — 23 марта он внезапно умер, и Саладин был назначен командующим сирийских войск в Египте и предводитель фатимидского халифа в 1169 г.

Саладин теперь был известен как султан и стал единоличным хозяином Каира, а также первым Айюбидским султаном Египта в 1174 году. Первый крестовый поход осуществил массовые убийства, когда они взяли Иерусалим в 1099 году, Саладин повторно взял Священный город в 1187 году (после поражения короля Иерусалима в битве при Хаттине), он позволил всем его жителям благополучно покинуть город.

Саладин назвал это «справедливой войной», заявив, что его действия были вызваны уважением к статусу города. Кроме того, несмотря на яростное противостояние христианским силам, у него были уважительные отношения с королем Англии Ричардом I (Ричардом Львиное Сердце) и даже предложил Ричарду своего личного врача, когда он был ранен в битве против Саладина.

Султан добился такого успеха в объединении мусульманского мира, что даже шокировал христиан Западной Европы. Однако папа Григорий VIII все же приказал еще один крестовый поход вернуть Святой город, что положило начало Третьему крестовому походу.Его возглавил король Ричард I вместе с императором Германии Фридрихом Барбароссой и королем Франции Филиппом II. В то время это были, возможно, трое самых важных людей в Западной Европе, что делало крестовый поход невероятно важным.

Третий крестовый поход длился с 1189 по 1192 год, и всего за год до его окончания Ричард решил сразиться с Саладином. В битве при Арсуре в сентябре 1191 года Ричард победил врага, но отложил наступление на Иерусалим, чтобы дать отдых своей армии.Вместо этого он двинулся на город в июне 1192 года.

К тому времени, когда он прибыл в Священный город, Ричард сам страдал, проявляя лихорадку и отчаянно нуждаясь в еде. Он попросил Саладина прислать свежие фрукты и воду, и мусульманский лидер согласился, отправив фрукты в соответствии с приказом и замороженный снег в качестве воды.

По мнению историков, есть две причины, по которым Саладин, возможно, согласился на просьбы своего врага. Во-первых, Саладин был строгим мусульманином, а это означало, что он твердо верил в помощь нуждающимся.Во-вторых, доставка позволила его людям войти в лагерь Ричарда и шпионить за врагом, чтобы оценить его солдат и снаряжение. Именно во время этих визитов Саладин пришел к выводу, что у Ричарда небольшие силы, и решил, что они не смогут победить его и взять Иерусалим.

Саладин и Ричард заключили перемирие — паломникам из Европы было разрешено посещать город, не беспокоясь о них со стороны мусульман, и Ричард завершил свою миссию по возвращению города. Ни один из лидеров не был особенно доволен этим решением, но обе стороны подписали соглашение в октябре 1192 года.Сделав это, Ричард вернулся домой и больше никогда не возвращался в Иерусалим.

Отмечается приближение Саладина к крестовому походу; он не только защитил ее территорию, но также защитил ее идеологию и вернул ее в хорошо защищенный, но приятный город, который допускал коммерческую и культурную свободу. Вождь также хорошо использовал Каир, используя его для накопления денег, необходимых ему для борьбы с крестоносцами.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.