Царь давид царь соломон: Последние новости шоу-бизнеса России и мира, биографии звезд, гороскопы

Содержание

СКАЗАНИЯ О ЦАРЕ ДАВИДЕ

СКАЗАНИЯ О ЦАРЕ ДАВИДЕ

СКАЗАНИЯ О ЦАРЕ ДАВИДЕ

(пер. М. Д. Каган-Тарковской и Р. Б. Тарковского)

 

 

ЖИТИЕ ДАВИДА 

 

СЛОВО О ДАВИДЕ, ЦАРЕ И ПРОРОКЕ ГОСПОДНЕМ, КАК РОДИЛСЯ И КАК ВОЦАРИЛСЯ

 

 

     Был Иесей человеком на редкость сильным и мужественным, в сердце своем предан Богу и служил Богу усердно. И с женою своей Иезавелью родил он 8 сыновей. И положили они совет между собою, чтобы отступиться им друг от друга и больше не сочетаться в плотском союзе. И Иезавель призвала слугу, которого держал Иесей в милости, по имени Андрей, и сказала ему: Если будешь хранить господина своего усердно, дам тебе богатые подарки, а если он потребует женщину, извести меня, не скрой этого от меня ни в коем случае. Андрей обещал: Да будет по слову твоему.

    И так держали свой обет Иесей и Иезавель 12 лет.

Но в один из дней сказал Иесей рабу своему Андрею: Найди мне женщину, ибо хочет сердце мое женщину. Ответил Андрей: Господин, знаю я красивую женщину, но она далеко отсюда; не был Иесей в это время в доме своем, а на селе, далеко от дома. И сказал ему: Иди, приведи мне ее. И дал ему золото. Он же пошел к Иезавели, госпоже своей, и поведал ей все. Она же пришла ночью, и совокупился с ней Иесей, не узнав жены своей.

    И тогда зачала она младенца, и родила, и дала имя ему Давид, по-еврейски украден. И не узнал Иесей об этом, и в тайне воспитала его. Когда минуло Давиду шесть лет, отвела его к овцам и передала овечьим пастухам. А кто он родом, не ведал никто. И вырос он кротким и смиренным и разумом своим постиг игру на всяких инструментах на тимпанах, на органах, и научился всем песням. И когда принимался он играть, овцы и волы, и все животные скакали.

    И послал Господь пророка своего, чтобы возлил елей на главу Давида в знак того, что воцарится род Авраама.

Пророк Дафан пришел в дом Иесея и сказал ему: Приведи сыновей своих, и я отмечу их печатью. Иесей привел 8 сыновей своих. Пророк Дафан сказал: Нет здесь сына твоего, которого требует Господь. Иесей взмолился: Господин, нет у меня других детей, только эти. Пророк стоял на своем, Иесей был в отчаянии. Жена же его, Иезавель, придя, открыла мужу своему Иесею правду и сказала: Он сын наш, но не смела поведать тебе, боясь, что ты примешь слова мои за обман. И приказал Иесей привести Давида. Когда увидел пророк Давида, возликовал. И вылил елей на главу его, и дал ему печать. И сказал ему: Благословит тебя Господь и благословенно будет имя твое, и не погибнешь во веки. Племя твое воздвигнет престол херувимам, а дочь твоя будет выше херувимов. Иесей же удивился, услышав, и сказал: Откуда он возьмет это величие? Он научен только пасти овец. С тем и удалился пророк.

    Саул же царь царствовал в этой земле и властвовал над всеми живущими. Но проник дух бесовский в Саула и мучил его, и не давал ему спать, и не было у него ни минуты покоя. И один человек поведал Саулу и рассказал: Есть житель в Мадиамской земле по имени Иесей и имеет он овечьего пастуха великого музыканта, дивно играющего на свирели; и скоты, и вся природа танцует, когда начнет он играть. Может и тебе это на пользу будет. Тогда Саул послал и призвал Давида. Когда заиграл Давид, дух нечистый угомонился в Сауле на три дня. Когда же ушел Давид, снова дьявол стал мучить его. И замыслил Саул дать дочь свою Давиду в жены, чтобы тот всегда играл и избавлял Саула от духа бесовского.

    В то время отступился Голиаф от отца своего Саула царя и, соединившись с халдеянами, захватил всю земля Саулову, ибо мать Голиафа была халдеянкой. И пришел на отца своего Саула к Иерусалиму. И сказал Саул Давиду: Почему не скорбит сердце твое об этом? Ты же видишь, что отвергся сын мой от меня из-за тебя, и захватил всю землю мою, а ныне хочет Иерусалим взять. Ты же, Давид, что не спешишь?

    Наутро осадил Голиаф Иерусалим. Давид облачился в три доспеха, и подперся двумя копьями, и прыгнул на 30 локтей. И люди, видевшие это, изумились. И вышел Давид против Голиафова войска. Саул же не любил Голиафа, и указали ему на Давида как на того, кто погубит его. Когда увидел Давида Голиаф, с яростью пустил на него своего коня. Давид же творил молитву: Боже праведный и светлый, и достойный. Конь Голиафа споткнулся, и меч Голиафа вонзился в сердце его. Давид же извлек этот меч и отсек Голиафу голову. И возвратился к царю Саулу.

    И тогда покинул дух нечистый Саула, и замыслил он погубить Давида, и призвал одного богатыря из земли халдейской по имени Вастрала, чтобы тот убил Давида, а за это дадут за него жену Давида. И пришел Вастрала наутро  в богатых нарядах  к Саулу, готовый обезглавить Давида и получить жену  Давидову.

     А на ложе горевала жена Давида. Давид спросил: Почему ты так печальна, как никогда? Она же отвечала: О, если бы ты ведал, какой злой заговор составлен против тебя! Давид сказал: Почему не предупредила меня? И она рассказала ему все. И сказал ей: Правда ли то, в чем ты уверяешь меня? Она сказала: Свидетель мне сотворивший небо и землю, не приму я иного мужа.

    Давид взял одного слугу и скрылся тайком, и спрятался в пещере, называемой Мухли. И пробыл там 7 месяцев, непрестанно повторяя: Помяни, Господи, Давида и всю кротость его. Царь же Саул жаждал обезглавить его и послал по всей земле искать его. И обыскали горы и пещеры, и болота и не нашли. Приходили и к той пещере, где скрывался Давид, но, увидев пещеру, заросшую паутиной, удалились. Жена его облачилась во власяницу и, припав к земле, плакала.

    И явился ангел Господень Давиду и сказал ему: Выйди и стань на месте, называемом Сухий, и будет там Господь с тобою. Вышел Давид, одержимый страхом великим, и стал на месте, где велел ему Господь, и творил молитву: Боже, святой владыко, небесный царь, взгляни ныне с высоты безмерной своей. И видели все люди Давида и единогласно приветствовали его. Саул же слышал это и, рассвирепев, вскочил на коня и погнал его на Давида. Тот взял камень и вложил в пращу, и, обратившись к небу, помолился и метнул, и попал Саулу в око. И пал царь. Давид извлек меч его и убил его. И прославился.

    И сел царем на престоле Саула. И родил с женою своею Авессалома Красноглава. И умерла жена Давида. И после того стал он кровожаден и немилостив, блудник и душегубец. Был некто муж справедливый и знатный по имени Урия. Имел он красивую жену. И Давид возжелал ее. Она же не хотела, ибо была верна Богу и мужу своему. Давид послал Урию на битву, чтобы погубить его. И убили его.

    И разгневался за то Бог, и послал ангела и пророка Дафана, чтобы обличил его пророк, а если он не покается, чтобы убил его ангел безжалостно. И предстал пророк пред Давидом, говоря: Рассуди меня, господин, судом своим. Царь промолвил: Говори, что у тебя. Сказал пророк: Один человек имел двести девять овец, я же имел одну. Он погубил меня и смерти предал, и овцу мою взял, а потом и Соломона она ему родила. Давид сказал: Воистину, такой человек достоин лютой смерти. Пророк сказал: Это ты и есть. Давид пал ниц и, оглядевшись, увидел ангела в образе воина, держащего меч, и взмолился: Помилуй меня, Боже, по великой милости твоей. И на Соломона показав, промолвил: Грех мой всегда предо мною. И тогда отвел ангел меч от него.

    Сын же его первенец Авессалом возмужал и отрекся от отца своего и все вельможи с ним, и захватил все земли и города. И, войдя, затворился Давид на три года, великое зло терпя от сына своего Авессалома, сухие кости грыз и кожи варил. Авессалом просил Соломона, говоря: Дай мне войско, а ты сядешь на престоле и будешь царь вселенной. Давид не знал, что делать. И спросил его Соломон, говоря: Поведай мне, отец, каким оружием владел ты с юности? Давид сказал: О сын, никакого оружия не знаю, только пращу ручную. Соломон воскликнул: Отец, отец, это истинно твое оружие, с ним победил ты Голиафа и Саула, страшного царя. Этим оружием добыл ты царство. И вновь ныне умоли Бога, которого призывал прежде, да спасет тебя и теперь.

    Давид взял три камня и вложил в пращу с молитвой: Во имя Отца и Сына и Святого Духа, и метнул в войско, и сломал Господь войско и поразил невидимо.

И сокрушилось войско. Тогда погнали двое десять тысяч, один тысячу. Бегущему Авессалому взметнул ветер волосы его, и зацепился он за ветвь, и повис. Настигнув, Соломон отсек ему голову и принес Давиду. Давид же, увидев, разрыдался. Соломон спросил: Отец, что плачешь, не помнишь ли, сколько зла сотворил он тебе? Давид ответил: О сын, оплакиваю я рожденного мной, ибо был он сыном хорошей жены.

Богу нашему слава во веки. Аминь.

 

 

 

СЛОВО О ПСАЛТЫРИ

 

СЛОВО О ПСАЛТЫРИ, КАК НАПИСАНА БЫЛА ДАВИДОМ ЦАРЕМ

 

 

    Когда клялся Давид Господу, то обещал Богу Иакова, что если воцарится он, то постарается найти святилище Господу. И сел писать Псалтырь. И не ведал, откуда бралась мысль, как бы от ангела было то, что пишет.

    Один вельможа по имени Виор хотел наедине говорить с царем, царь же велел ему: Приди в ночь эту и поведай мне, что хотел сказать. Виор же пришел по слову царя ночью и увидел юношу, на ухо шепчущего царю.

И не предстал Виор пред царем, и вышел вон из полаты царевой. А наутро, когда он пришел, спросил его царь: Что не явился сказать мне свою тайну? Но приди снова вечером и расскажи мне. И вновь пришел Виор вечером и увидел юношу светлого, ярче солнца, на ухо царю говорящего. И снова удалился. И наутро пришел к царю. Царь же с гневом сказал ему: Почему не пришел, как велел я тебе? И Виор ответил: Господин мой, царь, трижды приходил я и ни разу не застал тебя одного. И вновь царь расспрашивал его и приказал: Приди вечером.

    И когда пришел Виор вечером к царю, спросил его царь: Здесь ли человек, которого видел ты раньше? И ответил ему Виор: Господин царь, вид лица его, как огонь. И понял царь, что ангел Господень подсказывает ему мысль и лад для сочинения псалтырных стихов.

    Есть близ дворца царева болотце, недалеко от тайной полаты царевой. И жабы испускали вопли, когда он писал. Повелел Давид слугам своим разогнать жаб горящей соломой, чтобы не кричали. И вдруг увидел Давид однажды ночью огромную жабу, распластавшуюся на писании его. Он же сбросил ее. И снова увидел ее во второй раз. И задумался он над своим писанием, и почудилось Давиду, что это великое дьявольское наваждение. Но и в третий раз нашел он ее на писании. И сказал Давид: Истребляю тебя, дьявол, за то, что зло делаешь мне. Тогда сказала жаба: Не дам я тебе Бога славить, как и ты мне не даешь.

    Тогда повелел царь Давид отозвать слуг от болотца того, чтобы зла не делали жабам тем. И тотчас заголосили все жабы. Тогда Давид изрек: Всякое дыхание да хвалит Господа.   

    Написал же псалмов Давид в Псалтыри всего 300 и 60 и 5. И потом царь Давид соорудил ларчик малый и Псалтырь, запечатав, вложил в ларчик и, залив оловом, бросил в море по своему замыслу и сказал: Если истинно слово мое, и составление Псалтыри угодно Богу, то выйдет из моря этот ларчик и писание, хранящееся в нем.

    И пребывала Псалтырь в море 80 лет. И после смерти Давида забросил Соломон сеть в море и нашел в сети ларчик оловянный. И распечатал его Соломон и обрел в Псалтыри Давида, отца своего, записанными псалмов только 100 и 50 и 3. И те проповедал миру и положил их в соборной церкви, где теперь славят вышнего Бога.

Но через много лет из-за частого пленения Иерусалима растерялись псалмы и песни, Давидом сочиненные. И вновь Ездра пророк разыскал и собрал 150 псалмов, но расположил их не по порядку, не как при Давиде были написаны. И наполнился мир песнями Псалтыри.

    Так и Господь наш Иисус Христос незадолго до наших лет в том же месте повелел своим ученикам забросить сеть в море и выловил рыб 100 и 50 и 3. Как Давид и Соломон наполнили мир псалтырным учением, так и апостолы насытили мир божеством и истинной верой. Рыбы Новый завет и крещение Господне во имя Христа Иисуса Господа нашего, ему же слава всегда и ныне.

 

 

 

ЛЕГЕНДА О ДАВИДЕ И ВИРСАВИИ

 

 

    Давид, царь великий, характером от рождения был незлобив и прост, и кроток, любил и почитал Сауловых детей.

    И в то время, когда стоял он на палатах, увидел жену Урии, купающуюся в саду своем, и велел ее привести к себе, и сотворил с ней прелюбодеяние. А мужа ее, Урию, послал против неприятелей и повелел в сражении убить его.

    Нафан же пророк знал, когда замыслил Давид прелюбодеяние и убийство совершить, и предсказал, что умрет рожденный младенец. И тот умер, но родился Соломон от Вирсавии, жены Урии.

    И за то преступление послал Бог Нафана пророка к Давиду сказать: Так говорит Господь, избери себе одно из трех либо сотворю я трехлетний голод в земле твоей, либо три месяца будешь бегать от врагов своих, или три дня будет господствовать смерть в земле твоей. Тогда Давид, вздохнул, опечаленный до глубины души своей, и сказал: Лучше мне оказаться во власти Бога живого, ибо велики щедроты его, нежели во власти людской. И избрал Давид смерть.

И настал день гибели. Наслал Господь смерть на Израиль, с утра до обеда умерло людей 70 000. И простер ангел Божий руку к Иерусалиму, чтобы погубить живущих в нем. И взмолился Давид к Господу Богу, когда увидел ангела, губящего народ, и сказал: Это, Господи, я согрешил, я, пастырь, зло сотворил, а они, овцы, какое зло сделали? Пусть будет, Господи, на мне гнев твой, на рабе твоем в доме отца моего. И смилостивился Спаситель, приказал ангелу: Останови руку твою.

    Давид покаялся в грехе своем и воздвиг жертвенник Господу. И добродетельно пожив, угодил Богу и, помолившись, уснул блаженным сном, перешел в вечную жизнь, пожив в старости достойно.

 

Царь Давид между мифом и историей | Десницкий

Введение

 В двух предыдущих статьях серии [1]; [2] речь шла о реконструкции ранней истории Древнего Израиля, возникающих при этом проблемах и возможных путях их решения. Но одним из главнейших вопросов в исследованиях истории Древнего Израиля был и остается вопрос об историчности библейских рассказов о единой монархии Давида и Соломона. Его мы и рассмотрим в настоящей статье.
 Как отмечалось в предыдущих статьях, рассказы о патриархах и исходе из Египта трудно подтвердить археологически или с помощью других — неизраильских — письменных источников. Но зато возникновение единого царства при Сауле и существование единого, достаточно мощного, царства при Давиде и его сыне Соломоне — это уже вполне верифицируемая и фальсифицируемая гипотеза. Но она, как и многие другие гипотезы о Древнем Израиле, сразу становится предметом идеологических, а не только научных дискуссий.
 «Минималисты», как отмечалось в прошлых двух статьях, ближе к концу XX в. призывали к радикальному отказу от доверия библейским повествованиям — в частности, они считали царя Давида вымышленным персонажем. Особую роль в отказе от минимализма сыграла находка в середине 1990-х гг. стелы с надписью на арамейском в Дане [3]; [4]. Она сохранилась плохо, но в ней описывается военная кампания Хазаэля, арамейского царя Дамаска, в ходе которой он разбил царя Израиля и его союзника, царя из дома Давида (bytdwd). Эта надпись прекрасно вписывается в историю двух царств, из которых лишь южное, Иудейское, управлялось Давидовой династией. Для сравнения: царскую династию Израильского царства ассирийские источники называли «домом Омри» (bit omri), поэтому такую идентификацию можно считать вполне надежной. Прочтение надписи представляет некоторые трудности, но, по всей видимости, в ней упомянуты Йорам израильский и Ахазия иудейский — оба персонажа хорошо известны из библейских текстов.

Давид как основатель империи?

 В качестве примера противоположной минимализму крайности можно привести позицию И. Тантлевского. Вот что он пишет во введении к своей книге о царе Давиде и его эпохе: «Завершившиеся в 2013 г. раскопки в городище Хирбет-Кейафа… выявили существование хорошо укрепленного иудейского города-форпоста, вероятно, возведенного в начале царствования Давида… Результаты раскопок в Хирбет-Кейафе однозначно указывают на то, что железный век IIA в Ханаане начался уже с этого времени… Планировка и организация строительных процессов в городе должна была включать сложные аспекты деятельности, связанные с мобилизацией рабочей силы, применением инженерных навыков, снабжением продовольствием и формированием соответственного бюджета (предполагающего сбор, хранение и распределение налоговых средств), наличие чиновников, складских помещений, дорог, тяглового скота, а также распространение грамотности» [5] (курсив авторский. — А. Д.). В результате И. Тантлевский делает вывод об «империи Давида — может быть, первой в истории» [5, с. 7].
 Нетрудно заметить логические изъяны такой позиции. Раскопки одного-единственного городища сами по себе не могут дать ответ на вопрос о том, существовала ли, к примеру, налоговая система и насколько была развита сеть дорог. Тем более если учесть крайнюю скудость письменных источников — по сути, в Хирбет-Кейафе найден всего один небольшой остракон со связным текстом (помимо надписей на сосудах, указывающих на их владельцев), причем по смыслу это пророческие наставления, а не хозяйственная или административная переписка [5, с. 314-315].
 И безусловно, даже если считать доказанным (а не просто вероятным), что городище было действительно иудейским форпостом и что оно было построено по приказу и усилиями центральной государственной власти, все это еще не дает повода говорить о первой в истории империи (очевидно, превосходящей даже Египет?). Но все встанет на свои места, если обратить внимание на следующее: И. Тантлевский спорит с минималистами и сторонниками «низкой хронологии» (речь о них шла в прошлых двух статьях), так что пассаж об империи носит скорее риторический, нежели научный характер. В этом споре одна сторона («минималисты») нападает на традиционные представления об истории Древнего Израиля и на достоверность Библии, а задача консерватора состоит в том, чтобы защитить их честь.
 Таким образом, Тантлевский сначала предлагает тезис «Давид был основателем империи» (как можно заметить, без достаточных доказательств, не говоря уж о том, что само слово «империя» можно трактовать по-разному), а затем делает весьма логичное предположение: Яхвист (один из авторов текстов, которые легли в основу Пятикнижия) творил при дворе Давида на рубеже XI-X вв. до н.э. и «обосновывал легитимность построенного к тому времени Израильского государства» [5, с. 78]. И это весьма логично, если считать такое государство действительно построенным. А как раз насчет этого и возникают вопросы — прежде всего у археологов.
 Историчность Давида как персонажа сегодня уже не принято подвергать сомнениям. Но проблема в том, что дошедшие о нем небиблейские свидетельства крайне скудны и они, собственно, упоминают Давида скорее как основателя династии. Единственный абсолютно надежный источник — названная выше надпись из Дана, где упоминается царь «из дома Давида» (bytdwd) [3]; [4]. Тантлевский отмечает [5, с. 291], что при желании можно увидеть это имя и на стеле моавского царя Меши, но только при определенной реконструкции 31-й строки, которая может быть прочитана и несколькими другими способами. Если оставить эту стелу в стороне, получится, что по крайней мере арамеи знали о Давиде как об основателе царской династии, но что при этом они рассказывали о царствовании Давида, остается под вопросом.
 С точки зрения И. Финкельштейна [6, с. 112-113], которого оспаривает Тантлевский, три факта доказывают неправоту «прежнего подхода» (conventional theory), который подтверждает историчность основных библейских рассказов о мощной монархии Давида и Соломона.

  • Согласно археологическим данным, первые централизованные государства в данном регионе стали возникать в связи с экспансией Ассирийской империи в начале IX в. — это относится в равной мере к арамейскому царству в Дамаске, Моаву, Аммону и к Северному (Израильскому) царству. Трудно представить себе, что столетием раньше существовала могучая империя с центром в Иудейском нагорье, которое уступало по развитию Северу.
  • Описанная выше ранняя датировка для Мегиддо противоречит тем разрушениям в северных городах, которые надежно связываются с кампанией арамейского царя Хазаэла в середине IX в.
  • В Иерусалиме так и не удалось обнаружить больших сооружений, которые относились бы к X в., времени предполагаемого расцвета этой самой империи. Упомянутые выше строения (ступенчатыми рядами и из больших камней) И. Финкельштейн, исходя из обнаруженной там керамики, датирует не ранее чем IX в. Он не согласен с аргументом, что постройки времен Давида могли быть уничтожены в более позднее время, поскольку до нас дошли из того региона сооружения как поздней бронзы, так и позднего монархического периода. В результате у археологов нет никаких оснований предполагать, что во времена Давида Иерусалим был крупным государственным центром.

Следы редактуры в библейском тексте

 Что сразу обращает на себя внимание критически мыслящего читателя Библии, так это несовпадения в параллельных повествованиях. Вот что сообщает нам 2 Царств 24:1-9 (здесь и далее приводится Синодальный перевод): «Гнев Господень опять возгорелся на Израильтян, и возбудил он в них Давида сказать: пойди, исчисли Израиля и Иуду… И подал Иоав список народной переписи царю; и оказалось, что Израильтян было восемьсот тысяч мужей сильных, способных к войне, а Иудеян пятьсот тысяч».
 А вот параллельный рассказ о той же переписи из 1 Паралипоменон 21:1-5: «И восстал сатана на Израиля, и возбудил Давида сделать счисление Израильтян. И подал Иоав Давиду список народной переписи, и было всех Израильтян тысяча тысяч, и сто тысяч мужей, обнажающих меч, и Иудеев — четыреста семьдесят тысяч, обнажающих меч». Здесь есть одна интересная черта: в первой версии все происходит по воле Божьей, во второй — по наущению сатаны. Но обратим внимание на цифры. По одной версии, данные переписи составили 800 000 и 500 000 взрослых мужчин, по другой — 1 100 000 и 470 000. Эти данные невозможно свести воедино, минимум в одну из версий вкралась ошибка.
 А может быть, в обе? Если учесть, что перепись, как обычно, учитывает только взрослых и пригодных к войне мужчин и насчитывает их около полутора миллионов, общее население (включая женщин, детей и стариков) составляло минимум пять миллионов. Когда в 1922 г. в Британской Палестине провели перепись населения, там проживало всего 750 000 человек. К моменту провозглашения независимости Государства Израиль в середине века это число выросло почти до 2 млн. Сегодня, разумеется, в Государстве Израиль и на арабских территориях проживают еще больше людей, но прокормить и, главное, напоить себя они могут только с применением современных технологий.
 Возникает естественное предположение, что слово «тысяча» обозначало здесь не 1000 человек, а некий военный отряд, ведь и считали не просто население, а бойцов, способных держать оружие.
 До какой степени мы можем доверять историчности этой информации, не требуется ли сначала реконструировать историю возникновения самого текста? Минималисты, как нетрудно угадать, отказывают ему вовсе в историчности и считают Давида персонажем вроде короля Артура из английских преданий. Но, как отмечает Олтер [7], такого рода повествования о вымышленных героях прошлого совершенно не похожи на историю Давида, который совершает ошибки, выглядит иногда слабым, иногда униженным, и которого повествователь описывает с предельным психологическим реализмом.
 Но это, разумеется, не значит, что предания о нем не содержат противоречий и не подвергались редактированию. Например, в конце 16 главы 1-й Книги Царств Давид поступает на службу к царю Саулу и становится его оруженосцем. Бог уже его избрал, и Самуил помазал в цари над Израилем, но об этом еще никто не знает. Тем не менее всем прекрасно известно, что этот юноша — ближайший слуга царя. И вдруг в 17 главе Давид оказывается простым деревенским пастушком, которого отец отправил отнести старшим братьям и их войсковым командирам съестные припасы. Стих 15 пытается разрешить это противоречие: «Давид возвратился от Саула, чтобы пасти овец отца своего в Вифлееме» — такой поворот в его судьбе совершенно не мотивирован и выглядит явной «заплатой» на вопиющем шве между двумя частями повествования. Но проблема не снимается: когда Давид вызывается вступить в единоборство с Голиафом, его не узнают ни царь, ни весь царский двор. Словом, в главе 16 он — царский слуга, в главе 17 — деревенский паренек, это явно две разные традиции, сведенные воедино.
 Приведем и пример редактуры. В завещании Давида его сыну и преемнику Соломону, как отмечает тот же Олтер [7, с. xiii], Давид вдруг начинает говорить языком Второзакония, как никто и никогда не говорил в этом повествовании до сих пор: «Вот, я отхожу в путь всей земли, ты же будь тверд и будь мужествен и храни завет Господа Бога твоего, ходя путями Его и соблюдая уставы Его и заповеди Его, и определения Его и постановления Его, как написано в законе Моисеевом.» (3 Царств 2:2-3). И как только завершаются эти возвышенные наставления, следуют более конкретные указания: расправиться с полководцем Иоавом, который причинил много зла, и с Семеем, который хулил царя Давида, но тот поклялся ради радостного дня не казнить его. Между двумя этими советами он завещает проявить милость к сыновьям Верзеллия, который помог ему в трудную минуту.
 Нетрудно понять, что конкретные наставления (в основном, каких врагов следует устранить в первую очередь) имеют куда больше шансов оказаться исторически достоверными. А вот благочестивое наставление явно выглядит как позднейшая редакторская вставка Девторономиста — автора или составителя книги Второзакония (впрочем, существование такого единого автора сегодня мало кем постулируется, скорее можно говорить о девторономистической или второзаконнической традиции). Соответственно, это помогает понять, где и когда могла быть составлена окончательная версия Книги Царств, но для целей исторической реконструкции мы можем в некотором приближении отделить исторический материал от последующих идеологизированных вставок.

Вопросы хронологии

 Что касается датировок, то можно заметить: любые хронологические привязки довольно приблизительны — достаточно сравнить их с детально проработанной хронологией Египта для того же периода (конец II тысячелетия до н. э.). К примеру, И. Тантлевский приводит всего несколько дат [5, с. 180-181], которые можно считать твердо установленными:

  • в 853 г. израильский царь Ахав участвует в битве при Каркаре;
  • стела Тиглатпаласара III (743-742) упоминает среди ассирийских данников израильского царя Менахема;
  • ассирийский царь Синаххериб нападает на Иудею в правление царя Хизкиййаху (Езекии в традиционных переводах) в 701 г.;
  • вавилонский царь Навуходоносор II нападает на иудейского царя Йехойахина (Иехонию в традиционных переводах).

Таких дат, как мы видим, совсем немного, а главное, ни одна из них не старше середины IX в.
 Дело осложняется тем, что и о датировке археологических находок нет единого и непротиворечивого мнения — до сих пор продолжается спор о «низкой и высокой хронологии». Самая, казалось бы, надежная группа свидетельств — археологические находки — подвергаются пересмотру в зависимости от того, какая принимается методика их датировки.
 Дебаты начались со статьи И. Финкельштейна [8], где тот доказывал: традиционно сложившаяся система датировок была основана, по сути, на двух столпах: стратиграфия раскопок в Мегиддо и двуцветная фили- стимская керамика. Однако по мере того как были привлечены данные радиоуглеродного анализа и сведения об Ассирии и эгейском мире, появились основания для ее пересмотра. К тому же эти датировки, как считал Финкельштейн, были призваны согласовать археологические находки с библейским текстом. В результате он предложил омолодить примерно на столетие находки железного века I и IIA. За этим подходом закрепилось определение «низкая хронология» (Low Chronology, LC).
 Ему возразил А. Мазар [9], предложивший систему датировок, которую он назвал «модифицированной обычной хронологией» (Modified Conventional Chronology — MCC). С его точки зрения, радикальный пересмотр здесь не нужен, всего лишь небольшое «растягивание» железного века IIA. В результате традиционные датировки находок железного века в Южном Леванте, как обычно называют этот регион археологи, сдвигаются не так уж и сильно (приводятся по: [6, с. 122]):

 

Традиционная хронология

MCC

Железо IA

1200-1150

1200-1150/1140

Железо IB

1150-1000

1150/1140-980

Железо IIA

1000-925

980-840/830

Железо IIB

925-720

840/830-732/701

Железо IIC

720-586

732/701-605/586

 В целом хронологию MCC можно считать достаточно надежной и убедительной, не в последнюю очередь — потому что ее предложил один из главных израильских археологов, А. Мазар.
 Надо отметить, что в истории Древнего Ближнего Востока есть, по сути, только одна страна с непрерывными и надежными датировками по именам правителей — это Египет. Поэтому датировка «по фараонам» считается весьма надежной и широко применяется историками окрестных стран, притом расхождение в датировках даже в сложных случаях обычно не выходит за пределы нескольких лет. Но, к сожалению, библейский текст почти никогда не называет фараонов по именам.
 Примечательное исключение — 3 Царств 14:25-28, где описывается нашествие на Ханаан фараона под именем Шушак (Šūšaq, в Синодальном переводе Сусаким, также он упомянут в греческой версии 2 Царств 8:7 и в 3 Царств 11:40). Он достаточно надежно отождествляется с фараоном Шешонком I, основателем XXII династии. О его походе в Ханаан рассказывают и египетские источники, он обычно датируется 917 г. до н.э. Поскольку библейский текст называет этот год пятым годом царствования Ровоама и сроки правления царей Израиля и Иудеи указываются достаточно полно, у нас появляется инструмент для привязки этой хронологии к объективной временной шкале. Кроме того, в надписи Шешонка упоминаются разрушенные города — соответственно, можно привязать археологические слои, в которых присутствуют следы разрушения.
 Однако тут снова может возникнуть зазор между реальностью и пропагандой — были ли эти города действительно разрушены войском Шешонка или так лишь утверждала его пропаганда? Что же до датировок, то одна из недавних работ предполагает [10, с. 30-31], что его поход мог состояться в любое время между 970 и 917 гг. до н.э., таким образом, надежность датировок была сильно поколеблена.
 Далее, начиная с VIII в. традиционной хронологии, данные археологии скорее подтверждают библейские повествования. Царь Амврий (Омри) упомянут на стеле Меши, цари Ахав и Ииуй (Йеху) — в ассирийских надписях Салманасара III, так что существование централизованных Израильского и Иудейского царств можно считать доказанным. Археологические раскопки подтверждают, что в ту пору заселены были примерно те территории, которые описаны и в соответствующих библейских повествованиях, тогда как минимализм в своем строгом виде предполагает отказаться от всякой «библейской истории» допленного периода.
 Заметим, что между двумя крайностями, как это бывает нередко, есть немалое сходство: оба лагеря, минималисты и традиционалисты, по сути, считают ключевым вопрос о буквальной достоверности библейского текста, при этом они дают на него диаметрально противоположные ответы. И те и другие исходят из соображений, до некоторой степени далеких от научных сфер.

Единая монархия — есть ли царь Давид в самой Библии?

 А что, в конце концов, говорит о единой монархии сам библейский текст, если прочитать его пристально? О Давиде повествуют 1 и 2 Книги Царств, он, несомненно, их главный герой, а 3 книга повествует о переходе власти к Соломону и его правлении.
 Однако что касается Давида, мы не видим его великим императором. 1 Царств и самое начало 2 Царств повествуют о его предшественнике Сауле и о долгой и напряженной борьбе Давида за престол. Даже после смерти Саула Давид сначала царствует лишь над Иудой: «И была продолжительная распря между домом Сауловым и домом Давидовым. Давид все более и более усиливался, а дом Саулов более и более ослабевал» (2 Царств 3:1). Идею принять Давида как царя и над остальными племенами израильским старейшинам внушает Авенир, который вскоре погибает от руки главного полководца Давида, Йоава. Вообще рассказ о кровавом дележе власти после смерти Саула поражает своим реализмом и подробностями, а вот как раз о воцарении Давида над всем Израилем говорится скупо, в самых общих словах: «И пришли все колена Израилевы к Давиду в Хеврон и сказали: вот, мы — кости твои и плоть твоя; еще вчера и третьего дня, когда Саул царствовал над нами, ты выводил и вводил Израиля; и сказал Господь тебе: “ты будешь пасти народ Мой Израиля и ты будешь вождем Израиля”. И пришли все старейшины Израиля к царю в Хеврон, и заключил с ними царь Давид завет в Хевроне пред Господом; и помазали Давида в царя над Израилем. Тридцать лет было Давиду, когда он воцарился; царствовал сорок лет. В Хевроне царствовал над Иудою семь лет и шесть месяцев, и в Иерусалиме царствовал тридцать три года над всем Израилем и Иудою» (2 Царств 5:1-5).
 С одной стороны, тридцать три года во главе единого государства — огромный срок. Но в чем заключалось это правление? В основном в войнах, внешних и внутренних, и в усмирениях мятежей. Сразу после этого идут подробные рассказы о том, как Давид отвоевывает Иерусалим и побеждает постоянных врагов — филистимлян. Далее идет рассказ про обустройство Иерусалима и про будущий храм, который Давиду не суждено построить. Потом — рассказы о войнах с окрестными народами (сюда вплетена скандальная история о женитьбе Давида на Вирсавии, будущей матери Соломона) и далее — о вражде между взрослыми сыновьями Давида, которых он, как оказывается, совершенно не контролирует. Один из них, Авессалом, поднимает восстание против отца, которое было подавлено практически чудом: во вражеский лагерь был отправлен с особой миссией Хусий, который отговорил Авессалома преследовать Давида, и так ему удалось уцелеть и собрать себе войско.
 Победа над Авессаломом происходит едва ли не против воли Давида. Он больше всего переживает за жизнь своего сына, но не готов мстить полководцу Иоаву, который его убил. Напротив, это Иоав заставляет царя сесть у ворот и приветствовать собственное войско угрозами: «Встань, выйди и поговори к сердцу рабов твоих, ибо клянусь Господом, что, если ты не выйдешь, в эту ночь не останется у тебя ни одного человека; и это будет для тебя хуже всех бедствий, какие находили на тебя от юности твоей доныне» (2 Царств 19:7). По сути, войско подчиняется не Давиду, а Иоаву.
 Сразу после возвращения Давида в Иерусалим начинается еще одно восстание: северные племена отделились от него под лозунгом «Нет нам части в Давиде, и нет нам доли в сыне Иессеевом; все по шатрам своим, Израильтяне!» (3 Царств 19:1) Восстание угасло, когда был убит его вождь, но был ли восстановлен контроль над северными племенами, не сказано: «Тогда Иоав затрубил трубою, и разошлись от города все [люди] по своим шатрам; Иоав же возвратился в Иерусалим к царю» (3 Царств 20:22). Затем идет рассказ о еще одной войне с филистимлянами и о подвигах отдельных героев из дружины Давида.
 Наконец, последнее действие Давида как царя, о котором повествует книга, — затеянная им перепись населения, за которую Господь гневается на Израиль и насылает на него мор (24 глава 2 Книги Царств). При подсчете населения приведены отдельно данные для Иуды и для остальных племен Израиля — это явный намек на то, что для Давида они были не в равном статусе. Можно увидеть тут, конечно, особую привязанность Давида к родному племени. Однако, принимая во внимание, что подсчет велся для определения размера войска, и особенно учитывая постоянные упоминания о сомнениях остальных племен в Давиде как царе, стоит задуматься: хотел ли библейский автор убедить нас в его полном контроле над «империей»?
 Наконец, начало 3 Книги Царств описывает Давида в его преклонные годы как немощного старика, за спиной которого еще при его жизни делят власть его сыновья. За Адонию выступают главнокомандующий Иоав (он снова ведет совершенно самостоятельную политику!) и священник Авиафар — этого достаточно, чтобы помазать Адонию в цари и открыто провозгласить об этом. Пророк Нафан и Вирсавия, мать Соломона, разыгрывают продуманный сценарий, чтобы Давид передал власть Соломону, что в итоге и происходит.
 О Давиде в этих книгах говорится очень много хорошего: он храбрый воин, талантливый поэт, верный друг и любимец женщин, а главное — он безусловно предан Господу и готов покаяться в совершенном грехе. Но автор явно не рисует его великим правителем могучей империи, напротив — едва ли не все его государственные начинания, не связанные напрямую с войной, неуспешны (как перепись), или откладываются до правления преемника (как строительство храма). Далее, его контроль над северными племенами достаточно условен, подвластную ему территорию раздирают мятежи, а его приближенные ведут собственную политику, открыто пренебрегая его волей, — повествователь всего этого совершенно не скрывает

Историчность рассказов о Соломоне

 Далее в 3 Книге Царств описано правление Соломона, и его государство действительно выглядит славным и мощным. Но при этом самого Соломона в повествовании практически нет. Если Давид в книгах царств — сложная трагическая фигура с тщательно выписанным характером, то Соломон изображен предельно схематично. После динамичного и детального рассказа первых двух глав о передаче власти: как Давида уговорили назвать своим наследником Соломона, какие он дал наставления и как молодой царь расправился с возможными конкурентами и бунтовщиками, начиная, конечно, с Адонии и Иоава, — сразу же следует ряд общих мест, сухих официальных сообщений и богословских наставлений. Это молитва о даровании мудрости, за которой следует знаменитый эпизод «Соломонова суда», на котором была определена мать ребенка, — ясное доказательство, что мудрость была ему действительно дарована.
 Подробно описан построенный при Соломоне храм (а перед тем довольно бегло — царский дворец), его освящение и длинные молитвы, благословения и речи Соломона, призванные всем объяснить назначение этого храма. Затем следует эпизод с посещением царицы Савской — еще один показательный пример славы и величия царя Соломона, он обрамлен рассказами о храмовой и дворцовой жизни при нем, об устройстве его государства и об огромных доходах. Далее идет рассказ о множестве жен и наложниц и о том, как они склонили его к многобожию (все это снова в самых общих словах), а также о том, как это отпадение обусловило распад государства Соломона сразу после его смерти.
 Мы совершенно не видим в этом повествовании, в отличие от рассказов о Давиде, живого человека с его чувствами и поступками. Зато мы действительно видим могучее государство. но как оно описано? Вот одна из цитат, на которые ссылаются при интерпретации раскопок в Мегиддо и других городах: «Фараон, царь Египетский, пришел и взял Газер, и сжег его огнем, и Хананеев, живших в городе, побил, и отдал его в приданое дочери своей, жене Соломоновой. И построил Соломон Газер и нижний Бефорон, и Ваалаф и Фадмор в пустыне, и все города для запасов, которые были у Соломона, и города для колесниц, и города для конницы и все то, что Соломон хотел построить в Иерусалиме и на Ливане и во всей земле своего владения» (3 Царств 9:16-18). Повествователь явно не очень хорошо понимает, что и где конкретно построил Соломон.
 А вот о его богатстве: «В золоте, которое приходило Соломону в каждый год, весу было шестьсот шестьдесят шесть талантов золотых, сверх того, что получаемо было от разносчиков товара и от торговли купцов, и от всех царей Аравийских и от областных начальников» (3 Царств 10:14-15). Понятно, что годовой доход в двадцать с лишним тонн золота выглядит совершенно нереальным, и повествователь даже не пытается объяснить, откуда он брался, особенно если заведомо вычесть торговлю и налоги с провинций. Другие оценки еще более расплывчаты: «.все сосуды в доме из Ливанского дерева были из чистого золота; из серебра ничего не было, потому что серебро во дни Соломоновы считалось ни за что» (3 Царств 10:21).
 И даже ключевое для всей книги событие — отпадение Соломона от верности Единому Богу — описано в начале 11 главы как ряд общих утверждений, вроде «стал Соломон служить Астарте, божеству Сидонскому, и Милхому, мерзости Аммонитской. И делал Соломон неугодное пред очами Господа и не вполне последовал Господу, как Давид, отец его» (11:5-6). Это создает разительный контраст с подробным и глубоким рассказом о грехопадении Давида в истории с Вирсавией, который мы видели в предыдущей книге (главы 11-12).
 Итак, перед нами не реалистичный рассказ (пусть с преувеличениями) о реальных исторических событиях, а скорее сказание о «золотом веке», когда все как-то само устраивалось наилучшим образом, а потом испортилось. Ясно, что повествователь не только не очевидец жизни при дворе Соломона, он даже не пользуется сколько-нибудь детальными источниками о жизни этого двора, иначе бы он, надо полагать, расписал бы его богатства более подробно и постарался объяснить их происхождение.
 Есть ли в Книгах Царств другие рассказы? Безусловно, да. 11 глава 4 Книги Царств подробнейшим образом описывает дворцовый переворот, в результате которого царем стал малолетний Иоас. «И раздал священник сотникам копья и щиты царя Давида, которые были в доме Господнем. И стали скороходы, каждый с оружием в руке своей, от правой стороны дома до левой стороны дома, у жертвенника и у дома, вокруг царя. И вывел он царского сына, и возложил на него царский венец и украшения, и воцарили его, и помазали его, и рукоплескали и восклицали: да живет царь! И услышала Гофолия голос бегущего народа, и пошла к народу в дом Господень. И видит, и вот царь стоит на возвышении, по обычаю, и князья и трубы подле царя; и весь народ земли веселится, и трубят трубами. И разодрала Гофолия одежды свои, и закричала: заговор! заговор! И дал приказание Иодай священник сотникам, начальствующим над войском, и сказал им: “выведите ее за ряды, а кто пойдет за нею, умерщвляйте мечом”, так как думал священник, чтобы не умертвили ее в доме Господнем. И дали ей место, и она прошла через вход конский к дому царскому, и умерщвлена там» (11:1-16).
 Современным экзегетам и переводчикам даже трудно понять, куда именно вывели Гофолию (правившую до переворота) и где именно она была убита, — повествователь говорит об этом кратко, как о чем-то прекрасно знакомом и ему самому, и его читателям. Он явно был или очевидцем этих событий, или описывает их по подробному рассказу очевидцев и участников. И в следующей главе он подробно расписывает, как именно финансировалось восстановление храма, и описание совершенно реалистично: сначала царь повелел священникам собирать все принесенное в храм серебро, чтобы употребить его на ремонт, но поскольку за много лет ничего так и не было сделано, царь взял эти приношения под собственный контроль. Он оставил священникам «серебро за жертву о преступлении и серебро за жертву о грехе» (3 Царств 12:16), а все остальные приношения тратил на ремонт храма. Нет никаких оснований сомневаться в историчности этого рассказа, в отличие от сообщения о двадцати с лишним тоннах золота, которые из неведомых источников получал каждый год Соломон.
 Итак, в библейском рассказе о Соломоне мы видим упоминание могущественного и сказочно богатого государства, которое при его восшествии взялось ниоткуда (при Давиде оно и близко таким не было) и после его смерти исчезло в никуда. Ни Северное, ни Южное царство не будут никогда обладать даже малой толикой того могущества и тех богатств. Вопрос, насколько историчен этот рассказ, выглядит совершенно риторическим. Вопрос о том, как и почему подобная идеализация золотого века сменяется в Книгах Царств вполне реалистичным рассказом, основанным на свидетельстве очевидцев, и какое место занимает в повествовании Давидов цикл, может быть предметом нашего дальнейшего рассмотрения.
 Итак, сложение сильного централизованного государства с центром в Иерусалиме трудно отнести к временам Саула, Давида и Соломона (XI-IX вв. до н.э.) — и с точки зрения археологических находок, и с точки зрения нарративного анализа библейских текстов, который дает особенно интересные и ценные материалы, дополняющие скудные археологические данные. Но если нет оснований сомневаться в историчности самой фигуры царя Давида, а равно нет и оснований утверждать, что он основал великую империю, как можно тогда определить, какие из библейских повествований о Давиде и других первых царях отражают реальные события и в какой степени? Решению этой проблемы мы надеемся посвятить следующие публикации.

Ветхий Завет : Третья книга Царств : Глава 1 / Патриархия.ru

1 Когда царь Давид состарился, вошел в преклонные лета, то покрывали его одеждами, но не мог он согреться.
2 И сказали ему слуги его: пусть поищут для господина нашего царя молодую девицу, чтоб она предстояла царю и ходила за ним и лежала с ним,- и будет тепло господину нашему, царю.
3 И искали красивой девицы во всех пределах Израильских, и нашли Ависагу Сунамитянку, и привели ее к царю.
4 Девица была очень красива, и ходила она за царем и прислуживала ему; но царь не познал ее.
5 Адония, сын Аггифы, возгордившись говорил: я буду царем. И завел себе колесницы и всадников и пятьдесят человек скороходов.
6 Отец же никогда не стеснял его вопросом: для чего ты это делаешь? Он же был очень красив и родился ему после Авессалома.
7 И советовался он с Иоавом, сыном Саруиным, и с Авиафаром священником, и они помогали Адонии.
8 Но священник Садок и Ванея, сын Иодаев, и пророк Нафан, и Семей, и Рисий, и сильные Давидовы не были на стороне Адонии.
9 И заколол Адония овец и волов и тельцов у камня Зохелет, что у источника Рогель, и пригласил всех братьев своих, сыновей царя, со всеми Иудеянами, служившими у царя.
10 Пророка же Нафана и Ванею, и тех сильных, и Соломона, брата своего, не пригласил.
11 Тогда Нафан сказал Вирсавии, матери Соломона, говоря: слышала ли ты, что Адония, сын Аггифин, сделался царем, а господин наш Давид не знает о том?
12 Теперь, вот, я советую тебе: спасай жизнь твою и жизнь сына твоего Соломона.
13 Иди и войди к царю Давиду и скажи ему: не клялся ли ты, господин мой царь, рабе твоей, говоря: «сын твой Соломон будет царем после меня и он сядет на престоле моем»? Почему же воцарился Адония?
14 И вот, когда ты еще будешь говорить там с царем, войду и я вслед за тобою и дополню слова твои.
15 Вирсавия пошла к царю в спальню; царь был очень стар, и Ависага Сунамитянка прислуживала царю;
16 и наклонилась Вирсавия и поклонилась царю; и сказал царь: что тебе?
17 Она сказала ему: господин мой царь! ты клялся рабе твоей Господом Богом твоим: «сын твой Соломон будет царствовать после меня и он сядет на престоле моем».
18 А теперь, вот, Адония воцарился, и ты, господин мой царь, не знаешь о том.
19 И заколол он множество волов, тельцов и овец, и пригласил всех сыновей царских и священника Авиафара, и военачальника Иоава; Соломона же, раба твоего, не пригласил.
20 Но ты, господин мой,- царь, и глаза всех Израильтян устремлены на тебя, чтобы ты объявил им, кто сядет на престоле господина моего царя после него;
21 иначе, когда господин мой царь почиет с отцами своими, падет обвинение на меня и на сына моего Соломона.
22 Когда она еще говорила с царем, пришел и пророк Нафан.
23 И сказали царю, говоря: вот Нафан пророк. И вошел он к царю и поклонился царю лицем до земли.
24 И сказал Нафан: господин мой царь! сказал ли ты: «Адония будет царствовать после меня и он сядет на престоле моем»?
25 Потому что он ныне сошел и заколол множество волов, тельцов и овец, и пригласил всех сыновей царских и военачальников и священника Авиафара, и вот, они едят и пьют у него и говорят: да живет царь Адония!
26 А меня, раба твоего, и священника Садока, и Ванею, сына Иодаева, и Соломона, раба твоего, не пригласил.
27 Не сталось ли это по воле господина моего царя, и для чего ты не открыл рабу твоему, кто сядет на престоле господина моего царя после него?
28 И отвечал царь Давид и сказал: позовите ко мне Вирсавию. И вошла она и стала пред царем.
29 И клялся царь и сказал: жив Господь, избавлявший душу мою от всякой беды!
30 Как я клялся тебе Господом Богом Израилевым, говоря, что Соломон, сын твой, будет царствовать после меня и он сядет на престоле моем вместо меня, так я и сделаю это сегодня.
31 И наклонилась Вирсавия лицем до земли, и поклонилась царю, и сказала: да живет господин мой царь Давид во веки!
32 И сказал царь Давид: позовите ко мне священника Садока и пророка Нафана и Ванею, сына Иодаева. И вошли они к царю.
33 И сказал им царь: возьмите с собою слуг господина вашего и посадите Соломона, сына моего, на мула моего, и сведите его к Гиону,
34 и да помажет его там Садок священник и Нафан пророк в царя над Израилем, и затрубите трубою и возгласите: да живет царь Соломон!
35 Потом проводите его назад, и он придет и сядет на престоле моем; он будет царствовать вместо меня; ему завещал я быть вождем Израиля и Иуды.
36 И отвечал Ванея, сын Иодаев, царю и сказал: аминь,- да скажет так Господь Бог господина моего царя!
37 Как был Господь Бог с господином моим царем, так да будет Он с Соломоном и да возвеличит престол его более престола господина моего царя Давида!
38 И пошли Садок священник и Нафан пророк и Ванея, сын Иодая, и Хелефеи и Фелефеи, и посадили Соломона на мула царя Давида, и повели его к Гиону.
39 И взял Садок священник рог с елеем из скинии и помазал Соломона. И затрубили трубою, и весь народ восклицал: да живет царь Соломон!
40 И весь народ провожал Соломона, и играл народ на свирелях, и весьма радовался, так что земля расседалась от криков его.
41 И услышал Адония и все приглашенные им, как только перестали есть; а Иоав, услышав звук трубы, сказал: отчего этот шум волнующегося города?
42 Еще он говорил, как пришел Ионафан, сын священника Авиафара. И сказал Адония: войди; ты — честный человек и несешь добрую весть.
43 И отвечал Ионафан и сказал Адонии: да, господин наш царь Давид поставил Соломона царем;
44 и послал царь с ним Садока священника и Нафана пророка, и Ванею, сына Иодая, и Хелефеев и Фелефеев, и они посадили его на мула царского;
45 и помазали его Садок священник и Нафан пророк в царя в Гионе, и оттуда отправились с радостью, и пришел в движение город. Вот отчего шум, который вы слышите.
46 И Соломон уже сел на царском престоле.
47 И слуги царя приходили поздравить господина нашего царя Давида, говоря: Бог твой да прославит имя Соломона более твоего имени и да возвеличит престол его более твоего престола. И поклонился царь на ложе своем,
48 и сказал царь так: «благословен Господь Бог Израилев, Который сегодня дал [от семени моего] сидящего на престоле моем, и очи мои видят это!»
49 Тогда испугались и встали все приглашенные, которые были у Адонии, и пошли каждый своею дорогою.
50 Адония же, боясь Соломона, встал и пошел и ухватился за роги жертвенника.
51 И донесли Соломону, говоря: вот, Адония боится царя Соломона, и вот, он держится за роги жертвенника, говоря: пусть поклянется мне теперь царь Соломон, что он не умертвит раба своего мечом.
52 И сказал Соломон: если он будет человеком честным, то ни один волос его не упадет на землю; если же найдется в нем лукавство, то умрет.
53 И послал царь Соломон, и привели его от жертвенника. И он пришел и поклонился царю Соломону; и сказал ему Соломон: иди в дом свой.

Наука: Наука и техника: Lenta.ru

Археологи нашли весомое доказательство того, что цари Давид и Соломон были реальными историческими персонажами и правили Израильским царством именно в IX-X веках до нашей эры (согласно традиционной библейской хронологии). К востоку от Газы ученые раскопали шесть глиняных печатей, свидетельствующих о существовании государства в этом регионе. Результаты раскопок представлены в журнале Near Eastern Archaeology, а коротко о них сообщает Daily Mail.

Буллы (оттиски на глине) нашли в Хирбет-Сумейли, к востоку от Газы (юг Израиля). По словам профессора Джимми Хардина (Jimmy Hardin), эти объекты выполняли ту же функцию, что и восковые печати — а именно, использовались для того, чтобы скреплять официальную корреспонденцию. На одной из булл сохранилось отверстие, сквозь которое пропускали шнурок. Обнаружение печатей в таком маргинальном районе указывает на то, что эта территория находилась в зоне влияния государственного образования. Более того, это единственные известные науке буллы, датируемые X веком до нашей эры.

Материалы по теме

21:17 — 24 февраля 2010

«Многие не верят, что в раннем железном веке здесь могли существовать государства. Но сам факт того, что на периферийной сельской территории мы нашли печати, которыми скрепляли грамоты, указывает на определенный уровень административной организации», — заявил Хардин. Археологи специально выбрали для раскопок удаленный район: их интересовали пограничные контакты между Иудеей и филистимлянами.

Историчность царя Давида, так же как и историчность единого Израильского царства, является предметом дискуссий. Сложившаяся в 1980-х годах школа библейского минимализма рассматривает текст о Давиде, Соломоне и единой израильской монархии как идеологическую конструкцию, созданную в жреческих кругах во времена Ездры и Неемии (VI век до нашей эры). С точки зрения этой школы, Давид так же реален, как король Артур. Некоторые ученые считают Давида и Соломона историческими фигурами, однако не царями огромных государств, а лидерами мелких княжеств.

Одним из аргументов в пользу существования Давида является надпись на стеле из Тель-Дан (IX-VIII века до нашей эры). Стела с надписью на арамейском языке поставлена в городе Дан одним из царей Арама в честь победы над царем Израиля. В тексте стелы упоминается дом Давида.

Как одно грехопадение стало прорывом человека к Богу — Российская газета

Среди множества молитв есть одна, история создания которой затмит и детектив, и эротическую драму. При этом именно эта мольба к Богу стала прорывом человека к своему Творцу, актом озарения.

Три тысячи лет назад один великий царь, посчитав себя великим грешником, в порыве отчаяния воззвав к Господу, понял: Богу нужны не жертвенные животные, сожженные на алтаре, а раскаяние нашего сердца. И это стало открытием для всего человечества. Вот уже несколько тысячелетий на еврейских, латинском, греческом, славянских языках звучит: «Помилуй меня, Боже, по великой милости Твоей, и по множеству щедрот Твоих изгладь беззакония мои…», и эта мольба далекого от нас царя Давида дает и нам слова покаяния. Слова обращения к Создателю, когда мы ошиблись, запутались, когда почва уходит из-под ног.

История, произошедшая три тысячи лет назад в Иерусалиме, помогает понять, как грех проникает в душу и овладевает ею, как выстраивается цепь греховных поступков, к чему это приводит, и главное — как человек может искупить свой грех.

Соблазн настигает Давида, когда он взошел на вершину власти. Бывший пастух, военачальник завистливого царя Саула, давно уже сам царь. В центре его столицы высится роскошный дворец. Особое, чисто восточное величие придает его двору быстро разрастающееся семейство: в Библии упоминаются имена восьми жен царя, не считая безымянных наложниц. В свободное от государственных дел время Давид разбирает тяжбы подданных — он проницательный судья. Казалось бы, благословение Божье неизменно почивает на нем.

«Однажды под вечер, встав с постели, — начинает рассказ о грехопадении Давида Библия, — он прогуливался на кровле царского дома и увидел купающуюся женщину; та женщина была красива». И послал Давид разведать, кто она. Ему ответили — Вирсавия, жена Урии, ушедшего на войну. Одно это должно было бы охладить пыл Давида: к браку на Древнем Востоке относились с почтением. Но нет, известие о том, что перед ним жена воина, не стало преградой: видно, Давид уже давно отвык отказывать себе в чем-либо. «Давид послал слуг взять ее; и она пришла к нему, и он спал с нею». «Сделавшись беременною», Вирсавия сообщает об этом царю. По закону Моисея за прелюбодеяние обоим виновникам полагалась смерть, потому Давид решает вызвать из войска Урию — под видом того, что хотел бы узнать новости с поля боя.

Раскаяние, породившее 50-й псалом, было таким искренним, что царь Давид был прощен. Фото: iStock / Александр Семенов

Ход мысли Давида прост: после приезда Урии домой беременность Вирсавии не вызовет вопросов. Поговорив с ничего не подозревающим Урией, Давид милостиво его отпускает: «Иди домой, омой ноги свои». А вслед, в знак особой чести, посылает снедь со своего стола. Каково же было удивление Давида, когда на утро он узнал, что Урия к красавице жене не пошел, но ночевал с воинами у ворот царского дворца. Вечером Давид опять зовет к себе воина и на этот раз не только кормит его, но и поит вином. Расчет Давида не оправдался, и на этот раз ночевать домой Урия не пошел. Разгадка поведения Урии в его честности: в стране война, его товарищи в поле, и он не считает возможным в такой момент идти домой, чтобы там «есть и спать со своею женою». На следующее утро, узнав, что план провалился, Давид решает избавиться от нудного мужа. Он пишет письмо своему военачальнику, в котором просит того «поставить Урию там, где будет самое сильное сражение, и отступить от него, чтобы он был сражен и умер» — так расчетливый Давид пытается придать убийству вид случайности. Причем письмо Давид отдает самому Урии. Понятно, что военачальник исполняет роковой приказ — Урия гибнет. Так одно преступление — прелюбодеяние — было сокрыто следующим, один грех повлек за собою другой.

Когда Вирсавия отплакала положенное, Давид забрал ее во дворец, а вскоре у них родился сын. Казалось бы, если не брать в расчет беднягу Урию, в итоге все устроилось на редкость удачно. Давиду могло даже показаться, что его преступления забыты: никто ни о чем так и не узнал. Но 11-я глава 2-й Книги Царств, в которой и рассказана история грехопадения царя Давида, заканчивается словами: «И было то дело, что сделал Давид, зло в очах Господа».

Пройдет немного времени, и царю напомнят: есть Высшая власть и Высший суд. К Давиду приходит посланный Богом пророк Нафан и рассказывает притчу. «В одном городе жили два человека — богатый и бедный. У богатого было много скота, у бедняка ничего, кроме одной овечки, которая была для него как дочь. Однажды к богачу пришел странник, и богач, пожалев своих овец, для угощения зарезал единственную овечку бедняка…»

Давид, любивший разбирать тяжбы, видно, решил, что это одно из таких дел. Выслушав пророка, он с негодованием восклицает: «Смерти достоин этот человек!» И тут как гром среди ясного неба слова пророка: «Ты и есть тот, кто сделал это!»

Предназначение пророков — быть устами Господа, потому притча, рассказанная Нафаном, только форма, ею пророк Нафан должен был разбудить сердце царя. Перед онемевшим Давидом раскрывается бездна совершенного им преступления, а Нафан продолжал: «За то, что поразил мечом Урию, не отступит меч от дома твоего навеки. То, что ты сделал тайно, Господь сделает тебе явно». Наказание не заставило долго ждать: умирает сын Давида и Вирсавии.

Такие события и предшествовали рождению 50-го покаянного псалма. Через толщу тысячелетий мы слышим скорбный плач, взыскующий к Богу: «Не отвергни меня от лица Твоего, и Духа Твоего Святого не отними от меня. Возврати мне радость спасения Твоего, и Духом владычественным утверди меня…»

И дальше, как открытие: «Жертва Богу — дух сокрушенный; сердца сокрушенного и смиренного Бог не презрит». Оказывается, Бог не нуждается в жертвах материальных. Сердце, исполненное покаянием и смирением, — вот чего ждет от нас Господь. Рожденная плачем души, плачем о своей греховности, молитва становится возможностью для человека приблизиться к своему Создателю, припасть к Его коленям, попросить Его помощи. Покаяние становится той духовной лестницей, которая не просто возводит человека туда, откуда он ниспал, но и поднимает до новых высот духа. Дальнейшая история царя показывает: его покаяние было принято, Господь простил Давида. Хотя последующие страдания царя не давали ему забыть о содеянном.

Что до молитвы, то, как учит наш святитель Игнатий Брянчанинов, когда она не одушевлена покаянием, она не исполняет своего назначения, потому что тогда не благоволит к ней Бог.

Таинственный образ царя Соломона — Лехаим

«Возлюбленный мой бел и румян…
голова его чистое золото,
кудри его волнистые…
глаза его как голуби при потоках
вод, купающиеся в молоке…
щеки его — цветник ароматный…»

 

«Песнь Песней», чье авторство традиция приписывает мудрейшему из правителей Израиля Соломону, на протяжении трех тысячелетий является несравненным памятником любовной лирики во всей мировой литературе.

Ее изумительные по красоте и благозвучию, волнующие напевы, оживающие в блеске экзотических метафор, своей изысканной формой и восточной чувственностью глубоко проникают в сердце и сознание каждого, кому довелось прикоснуться к этим поющим строкам.

Не приходится удивляться тому, что для многих поколений поэтов, художников, композиторов это дивное произведение являлось источником неиссякаемого вдохновения.

Как это ни странно, но о гипотетическом авторе данного шедевра и приписываемых ему же книг Экклезиаста и Притчей Соломоновых мы знаем намного меньше, чем о его отце, могущественном царе Давиде. Если историческую биографию Давида, столь скрупулезно изложенную в книгах Священного Писания (Танаха), можно воссоздать буквально по годам, то о библейском жизнеописании его велико-мудрого сына этого не скажешь.

Некая недосказанность и таинственность образа Соломона, потаенные и загадочные стороны его жизни подчас представляют не меньший интерес, чем его философское и литературное наследие.

М.И. Гольдштейн. «Царь Соломон и Царица Савская». Франкфурт-на-Майне. 1899 г.


МАТЬ И СЫН

Никогда бы Соломону не сделаться царем, если бы не его мать — честолюбивая, энергичная и предприимчивая Вирсавия, чье имя означает «дочь клятвы». Вирсавия была супругой видного военачальника, некоего хеттеянина Урии — человека глубоко порядочного, храброго солдата.

Однажды, пользуясь отсутствием мужа и зная, что окна царского дворца находятся напротив ее бассейна, это лукавое создание как бы невзначай показалось во всей своей юной красе царю Давиду. Ослепленный ее неприкрытыми прелестями, он сразу воспылал к ней жгучей страстью и вступил в запретную связь.

Дабы избавиться от ставшего непреодолимой помехой мужа, коварный монарх направил честного хеттеянина в самую гущу сражения с аммонитянами, а в тайном сопроводительном письме приказал отступиться от него в разгар битвы. Благородный Урия пал смертью храбрых, а «дочь клятвы» после небольшого траура перебралась в царский дворец.

Вскоре Вирсавия родила сына, которого в наказание за бесчестие Б-г отнял у преступивших долг и совесть. Покарав сластолюбивую чету, Г-сподь в дальнейшем явил милосердие, позволив плодовитой Вирсавии подарить царственному супругу четверых сыновей, младшим и самым любимым из которых был Соломон.

Незадолго до смерти царя Давида, в предвкушении освобождения заветного трона, в стране началась борьба за власть, причем ситуация складывалась явно не в пользу Вирсавии и Соломона.

Старший сын умирающего царя — Адония пользовался поддержкой значительной и наиболее авторитетной части правящей элиты и уже самоуверенно готовился примерить царское облачение. В этот критический момент почти отчаявшейся Вирсавии удалось прорваться к смертному ложу Давида и добиться-таки решения еще повелевавшего супруга о передаче власти Соломону.

Надо заметить, что привыкший с детства во всем полагаться на сильную и волевую мать, Соломон, будучи царевичем, представлялся абсолютно бесцветным на фоне таких ярких и незаурядных личностей, какими являлись старшие сыновья Давида — Амнон, Адония и особенно красавец и любимец народа Авессалом.

Само имя Соломон, означающее «миролюбец», вполне соответствовало, не столько свойствам его души, которые, как выяснилось, он умело и ловко скрывал до поры до времени, сколько стремлению достигнуть успеха не в жестком противоборстве, а в мирном, но настойчивом осуществлении своих планов.

Буквально в течение нескольких дней после своего воцарения на троне этот «серенький мышонок», этот «маменькин сынок», словно по волшебству, преобразился в сильного, властного и энергичного правителя. Без малейших колебаний он приказал казнить Иоава — верховного военачальника покойного Давида, в котором справедливо усматривал главную опасность для своего правления.

Старшего брата Адонию — недавнего конкурента в борьбе за трон — Соломон, казалось бы, пощадил, однако, ловко воспользовавшись промахом «наивного» принца, приказал казнить его и добился оправдания этой жестокой акции в глазах народа.

Так как устранение брата было непосредственно связано с именем некой женщины, думается, настало время обратиться к этому главному источнику творческого и мужского вдохновения, никогда не покидавшего коронованного сластолюбца.

 

ЖЕНЩИНЫ У ТРОНА

Возможно, именно в тот день, когда всеми покинутый несчастный Урия погибал под стенами столицы аммонитян, войска Давида, штурмуя укрепления противника, взяли значительное число пленных, среди которых находилась некая знатная особа. Позднее, окончательно осев в Иерусалиме, она произвела на свет девочку, названную Наамой.

Достигнув сладостного возраста, юная аммонитянка при неизвестных обстоятельствах познакомилась со скромным и неприметным юношей Соломоном, сделавшись вскоре женой этого царевича.

За несколько лет до того, как вожделенный трон Израиля неожиданно достался Соломону, Наама родила единственного сына Ровоама, который, несмотря на фантастическую любвеобильность царственного родителя, спустя сорок лет окажется его преемником на престоле.

К сожалению, о судьбе этой, возможно, первой женщины в жизни Соломона нам ничего не известно. Не исключено, что, согласно закону, аммонитянка, вступившая в брак с Соломоном еще до его восшествия на трон, не имела достаточных оснований, чтобы называться царицей, хотя, как мы уже знаем, на ее сына этот принцип не распространился.

Как бы то ни было, первым официальным браком молодого монарха считается династический союз, связавший его с дочерью последнего фараона 21-й династии Египта Псусенесса Второго, что уже само по себе свидетельствовало о возросшем международном авторитете Израиля.

«Когда утвердилось царство его, Соломон породнился с фараоном и взял за себя дочь фараона», — гордо вещает библейская Книга Царств (Малахим).

История не сохранила имени высокородной девицы с берегов Нила, взошедшей на ложе израильского царя. Хотя Египет того времени являлся лишь тенью великой и грозной империи эпохи Рамсеса Второго, тем не менее этот союз позволил дальновидному Соломону на долгие годы основательно укрепить южные рубежи Израиля.

Много лет спустя, уже блистательный, прославившийся мудростью по всему Востоку, царь Соломон заключит некое подобие династического брака с экзотической красавицей, властительницей маленького княжества Сава, располагавшегося приблизительно на месте современного Йемена.

Несмотря на незначительность территории, государство савеев было довольно богатым, вело успешную торговлю благовониями, золотом, драгоценными камнями с городами Финикии, Индии и Месопотамии.

Выражаясь современным языком, царица Савская прибыла в Иерусалим с официальным визитом для заключения взаимовыгодных соглашений. Прекрасную правительницу сопровождала пышная свита придворных и большой караван верблюдов, груженных роскошными дарами и товарами, предназначенными для продажи и обмена.

Нет ничего удивительного в том, что эти две столь яркие личности проявили друг к другу не только сугубо деловой интерес.

Визит царицы Савской затянулся на неопределенное время, в течение которого высокие особы были, по-видимому, неразлучны.

Согласно распространенной легенде, уже по возвращении на родину царица родила от Соломона сына, названного Менеликом, которому предстояло сделаться основателем трехтысячелетней эфиопской царской династии.

Однако в безбрежном океане окружавших израильского монарха прекрасных дочерей Евы была одна, любовь к которой, возможно, перевернула многие его представления о жизни, оставив неизгладимый след в душе этого великого сибарита.

 

КТО ТЫ, ПРЕКРАСНОЕ ДИТЯ?

«Большие воды не могут потушить любви, и реки не зальют ее!»

Удивительно, но нежные лирические излияния влюбленных, их трепетные отношения — все, что, казалось бы, предназначено только для двоих, вовсе не помешало «Песни Песней» войти сначала в иудейский, а затем и в христианский канон. Со временем это произведение сделалось неотъемлемой частью еврейской литургии и исполнялось в первый день праздника Пейсах.

«Песнь Песней», в соответствии с древними правилами, читают как мистическую трагедию, разделяя на монологи, диалоги и партии хора. Столь серьезное восприятие такой вроде бы несложной лирической композиции заставляет задуматься о неких тайных глубоких мотивах и загадочных умолчаниях, которые побудили автора к написанию этой восхитительной мелодрамы.

Чтобы разобраться в этом явлении, надо попытаться осмыслить его не только в пространстве, но и во времени.

«Я — нарцисс Саронский, лилия долин! Что лилия между тернами, то возлюбленная моя между девицами!» Большинство историков сходятся в том, что местность Сарон расположена вблизи города Сонама — родины Суламифи. Воспылавшая юной страстью прекрасная сонамитянка не может налюбоваться на царственного возлюбленного: «Уста его — сладость, и весь он — любезность!» В стремительно меняющемся, как бы «скользящем» диалоге влюбленных Соломон недвусмысленно намекает на родные края любимой. «Голова твоя… как Кармил и волосы… как пурпур». Красивейшая гора Кармил, чья северная оконечность высоко вздымается над побережьем Средиземного моря, а подножие выходит на равнину Сарон — это почти домашний адрес красавицы сонамитянки.

Что же все-таки происходило в действительности? Ну, увидел молодой царь прекрасную пастушку, ну, потерял голову! С кем не бывает. А как прикажете в таком случае расценивать строки из шестой главы поэмы: «Есть 60 цариц и 80 наложниц и девиц без числа…» Если учесть, что на пике славы гарем Соломона насчитывал 700 жен и 300 наложниц, можно говорить о сравнительно раннем написании царственным казановой этих лирических откровений, которые, судя по всему, приходились на первые годы его правления. И это при том, что в царском дворце Иерусалима уже проливала горькие слезы явно неизбалованная супружеским вниманием царица-египтянка, а где-то поодаль воспитывала маленького сына забытая аммонитянка Наама.

А тем временем таинственная Суламифь лукаво манит возлюбленного, с целомудренным бесстыдством описывая свои прелести. Она предстает в различных обличьях, то именуясь «смуглянкой с виноградника», то сравнивая себя с завораживающим многоголосьем хора, то называясь «дщерью именитой». Неужели прекрасная пастушка исчезает, уступая место некой «именитой дщери», то есть, другими словами, девушке из состоятельной аристократической семьи?

«…Нашла того, которого любит душа моя… и не отпустила его, доколе не привела в дом матери моей и во внутренние комнаты родительницы моей».  Эти откровения Суламифи практически снимают последние сомнения относительно ее социального статуса.

Несколько раз в поэме слышится страстный призыв героини, начинающийся словами: «Заклинаю вас, дщери иерусалимские…»

Дом урожденной сонамитянки, по-видимому, уже давно находился в Иерусалиме, и не только потому, что царю так было удобнее встречаться с возлюбленной.

Так все-таки кем же являлась эта прекрасная незнакомка?

На протяжении многих веков сей волнующий вопрос будоражил немало умных голов. Высказывались самые удивительные, порой абсолютно нелепые предположения, которые, право, не стоят отдельного упоминания, за исключением, разве, одного. Исходя из созвучия имен влюбленных и почти неотделимого друг от друга переплетения волнующих монологов, возникла интересная мысль, что Суламифь представляет собой мистическую женскую ипостась Соломона, которую коронованный автор придумал, дабы выразить свое извечное преклонение перед Женщиной, вобравшей всю гармонию и очарование прекрасного пола.

Однако существует и иная, куда более серьезная и аргументированная версия, которая позволяет взглянуть на дивное поэтическое творение Священного Писания с совершенно неожиданной стороны.

 

СОГРЕВАВШАЯ ОТЦА, СОГРЕЛА И СЫНА

В последние годы жизни царь Давид сильно одряхлел. Ничто не могло согреть его кровь, медленно и вяло текущую по старческим жилам. Приближенные приняли решение найти юную трепетную деву, которая бы спала с престарелым монархом и согревала его теплом своего тела. Между прочим подобное средство для согревания стареющей плоти издавна являлось предметом традиционной медицины Востока и отнюдь не считалось чем-то предосудительным. После длительных поисков такое создание было найдено в небольшом городке Сонаме и звалось прекрасной Ависагой. Развитие дальнейших событий известно: Давид вскоре умирает, Соломону с помощью любящей матери удается утвердиться на престоле, а гарем почившего царя, согласно обычаю, должен перейти к его наследнику.

И вот тут-то Адония, видимо, все еще грезивший ускользнувшей властью, совершил тот самый «наивный» промах, позволивший Соломону расправиться с соперником.

Неудачливый претендент на трон, некоторое время державшийся «тише воды, ниже травы», внезапно появился в покоях Вирсавии, носившей высокий титул «гебиры» — владычицы, и стал умолять ее обратиться с просьбой к царственному сыну, дабы тот отдал ему в жены бывшую наложницу отца, сонамитянку Ависагу.

Когда Вирсавия изложила Соломону эту «скромную» просьбу, тот пришел в неописуемую ярость. «Проси ему также и царства, ибо он — мой старший брат! -— вскричал он и в гневе добавил: — Ныне же, жив Г-сподь, укрепивший меня… Адония должен умереть!»

Конечно, не по летам мудрый царь сразу раскусил «наивную» хитрость Адонии, ибо, получая жену из гарема родителя, тот в глазах народа приобретал определенные права на престол, которые при некоторых обстоятельствах могли привести к смуте и государственному перевороту.

Однако в решительном поступке Соломона, без колебания отдавшего приказ о казни брата, явно кроется и нечто иное.

Согласно преданиям, Ависага превосходила красотой всех женщин Израиля и, несомненно, сразу покорила юное сердце тогда еще царевича, вынужденного в течение нескольких лет скрывать обуревавшую его страсть. В этом-то и могла заключаться разгадка смертного приговора несчастному Адонии.

Возникает естественный вопрос: почему же, взойдя на престол, Соломон не взял в жены ту, которой грезил? Во-первых, при всей близости к покойному Давиду Ависага все же являлась не супругой царя, а только наложницей, то есть статус сонамитянки не позволял провозгласить ее царицей, а во-вторых, в этот период шли переговоры с Египтом о заключении династического брака, и подобный шаг мог расстроить далеко идущие планы Соломона.

«Шея твоя, как столп Давидов!» — восхищаясь красотой любимой, автор «Песни Песней» все же вспоминает о том, что прекрасная дева, подобно башне, укрепляла и поддерживала угасающую жизнь в слабом теле монарха.

«Со мной с Ливана, невеста, со мной иди с Ливана, спеши с вершины Аманы… Сепира и Ермона!» Упоминание этих величественных горных возвышенностей, соседствующих с Сонамом — родиной Ависаги (Суламифи), может свидетельствовать о финикийском происхождении смуглой красавицы. Пройдет много лет, и Соломон, поражавший всех удивительной терпимостью к чужеземным религиозным культам, воздвигнет в Иерусалиме храм финикийской Астарте, возможно, в честь возлюбленной, сонамитянки.

 

ПОСЛЕСЛОВИЕ

«Песнь Песней» представляет собой высшую форму восхваления любовного томления и страсти и в этом отношении может считаться вершиной древней любовной лирики.

Как выразился Гете: «Это произведение — самое нежное и неподражаемое выражение страстной любви!»

Соломон — личность исключительно многоликая. Это строитель Священного Храма, мудрый правитель и судия, тонкий политик и дипломат, наконец, великий поэт, воспевавший красоту во всех ее проявлениях.

В библейской «книге Экклезиаста», воспринимающейся как венец философского осмысления жизни, царь печально произносит: «И нашел я, что горше смерти — женщина, потому что она — сеть, и сердце ее — силки, руки ее — оковы!»

(Опубликовано в газете «Еврейское слово», №436)

красота мира в каждом кадре

В старом городе Иерусалима по-осеннему тепло укутанная женщина сидит на скамейке, неторопливо ест яблоко и задумчиво всматривается в здание, принесшее ей и шумную известность, и горькое разочарование, в сущности, это не здание, а просто низкие каменные стены, примыкающие к древней ступенчатой двадцатиметровой подпорной стенке. Эйлат Мазар – так зовут женщину – кажется самим олицетворением спокойствия и умиротворенности. Но лишь до тех пор, пока к ее скамейке не подходит молодой израильтянин в окружении группки туристов, рассматривающих древние стены. Эйлат знает, о чем будет говорить этот гид. Она вскакивает со скамейки, грозно приближается к юноше и разражается громким стаккато на иврите – а тот лишь равнодушно взирает на нее. Затем туристы изумленно наблюдают, как женщина в гневе удаляется. «Да, надо быть сильной, – бормочет она, уходя, себе под нос. – Каждый так и норовит помешать тебе работать. – И уже более жалобно: – Но почему? Что мы сделали не так?» Эйлат садится в машину. Женщина выглядит побежденной. «Такое чувство, что стресс меня действительно доконал, – признается она. – Он отнял у меня полжизни».
Появившееся в 2005 году сообщение Эйлат Мазар о том, что она нашла дворец царя Давида, возродило старую теорию. Ее сторонники убеждены: Библия достоверно рассказывает об империи Давида и Соломона.
Дело в том, что ни в одном уголке мира археология не напоминает контактные единоборства так сильно, как в Израиле. Здесь идут постоянные бои. И сегодня одна из главных причин сражений – открытие Эйлат Мазар. Появившееся в 2005 году сообщение Мазар о том, что она нашла дворец царя Давида, потрясло мир. И одновременно возродило старую теорию, уже более четверти века прозябавшую на задворках науки. Согласно этой теории, Библия достоверно рассказывает об империи Давида и Соломона. Иначе говоря, открытие Мазар поддержало тех христиан и иудеев всего мира, которые считают, что Ветхий Завет может и должен истолковываться дословно. Однако затем пришли жесткие критики, постаравшиеся камня на камне не оставить от ее предположений. И такие, как этот молодой гид – ее бывший студент с факультета археологии. Эйлат уже приходилось слышать, как, приводя сюда туристов, он сообщает им, что это вовсе НЕ дворец Давида. И что все археологические работы, ведущиеся в Городе Давида, – лишь уловка, которую используют крайне правые для расширения своего территориального господства и вытеснения палестинцев с их земли. Библия равно историческая хроника? История Давида и Соломона хорошо известна всем, кто мало-мальски знаком с Библией. Молодой иудейский пастух по имени Давид в поединке перед битвой убивает великана Голиафа, что становится причиной победы израильтян над филистимлянами. Со временем пастух становится военачальником, затем попадает в изгнание, ну а после смерти царя Саула в конце XI века до нашей эры Давида провозглашают царем Иудеи. Он завоевывает Иерусалим и объединяет народ иудейский с разрозненными племенами на севере Израиля, положив начало династии, которую продолжит его сын Соломон. Давид существует уже три тысячелетия. Для мусульман он Дауд, почитаемый император и слуга Аллаха. Для христиан – прямой и одновременно духовный предок Иисуса, который наследует Давидову роль Спасителя. Для евреев – идеал правителя, отец Израиля, царь — пастырь, помазанник Божий, а они – его потомки, народ, избранный Богом. С момента возникновения так называемой библейской археологии ученые тщетно пытаются доказать реальное существование Авраама, Моисея, Исхода и покорения Иерихона. «Почти все согласны с тем, что Библия является древнейшим текстом, восходящим к истории этой страны времен железного века. Вы можете, подобно многим ученым, относиться к этому тексту критически. Но невозможно игнорировать его вовсе, – говорит Амихай Мазар, кузен Эйлат и один из самых уважаемых археологов Израиля. И вместе с тем добавляет: – Но не следует пытаться доказать, что текст Библии – точная историческая хроника». И все же многие археологи, начиная с американского ученого и крестного отца библейской археологии Вильяма Олбрайта, стремятся доказать именно это. Среди протеже Олбрайта был военачальник, политический деятель и ученый Игаэль Ядин. Для Ядина и людей его поколения Библия была неопровержима. И потому Ядин, обнаружив в конце 1950-х городские ворота в библейском городе Хацор, совершил то, что в наши дни для археологов безусловное табу. Для определения возраста глиняной посуды он, наряду с методом стратиграфии (определение возраста предмета по возрасту геологического пласта, в котором он был найден), использовал… Библию. И на основе ее приписал найденные ворота империи Соломона – потому что так говорилось в Третьей книге Царств. Проблема с использованием именно этой библейской книги в качестве источника, помимо всего прочего, состоит в том, что она была добавлена после смерти Соломона, случившейся в 930 году до нашей эры. А был ли Соломон. Вообще, книги Ветхого Завета, описывающие историю Давида и Соломона, состоят из текстов, появившихся по крайней мере через 300 лет после описываемых в них событий. И нам неизвестны тексты современников, которые могли бы подтвердить их достоверность. Несмотря на это, метод применения Библии в качестве руководства для археологов долго был общей практикой – пока его не осудили как ненаучный. И в начале 1980-х даже зародилось ответное движение, возглавляемое учеными Копенгагенского университета, – библейский минимализм. Для минималистов Давид и Соломон были просто литературными героями. Убедительность этой позиции была слегка подорвана в 1993 году, когда на городище Тель-Дан на севере Израиля откопали черную базальтовую стелу с надписью, упоминающей «дом Давида» (в значении «род, династия Давида»). Однако ни одного подтверждения существования Соломона пока так и не найдено. А даже если Давид и Соломон и существовали – кем были они? В Библии определенно сказано, что Давид и Соломон превратили Израильское царство в мощную империю, простиравшуюся от Средиземного моря до реки Иордан и от Дамаска до пустыни Негев. Но за многие годы работы археологи так и не смогли найти веских доказательств того, что Давид и Соломон хоть когда-то хоть что-то построили. И вот, опираясь на этот факт, в 1996 году Исраэль Финкельштейн из Тель-Авивского университета в своем докладе заявил, что в X веке до нашей эры на территории Израиля и сопредельных стран не существовало единой державы, знавшей монументальное строительство и возводившей дворцы. С его точки зрения, в этих местах только зарождались государства. В этом медленном и неравномерном процессе участвовало множество племен: на юге – филистимляне, на востоке – моавитяне, на севере – израильтяне, еще дальше на север – арамеи. В борьбе за влияние вполне могло поучаствовать и племя Иуда под предводительством пастуха Давида, жившего в Иерусалиме. По Финкельштейну, Иерусалим в то время был «небольшой горной деревушкой», Давид – оборванцем и выскочкой, а его армия – «полусотней вооруженных палками крестьян, которые кричали, ругались, плевались – а отнюдь не мощным войском с колесницами, описанным в библейских текстах». Однако в 2005 году госпожа Мазар делает сенсационное заявление. Она сообщает, что нашла то самое здание, о котором во Второй книге Царств сказано: «И прислал Хирам, Царь Тирский… плотников и каменщиков, и они построили дом Давиду. И уразумел Давид, что Господь утвердил его царем над Израилем и что возвысил царство его ради народа Своего Израиля». История разбойника Давида. Однако критики вскоре высмеяли Эйлат Мазар, обвинив ее в приверженности допотопным методам, когда ученые, подобные Игаэлю Ядину или деду самой Эйлат, работали с лопатой в одной руке и с Библией – в другой, и гордились этим. С особым рвением выводы Мазар оспаривает Исраэль Финкельштейн. Именно он и другие сторонники так называемой низкой хронологии утверждают, что большинство археологических свидетельств указывают: библейские даты отличны от реальных минимум на век. «Та реальность, которая имеется в Библии, – реальность более поздняя, – говорит ученый. – С точки зрения археолога, Ветхий Завет вообще писался с VIII по II век нашей эры. Да, Давид действительно жил в Х веке до нашей эры. Но это был вожак группы смутьянов, живших в небольших поселениях, а вовсе не в золотом городе Иерусалиме, как описывали державу царя Соломона. Давая такое описание, авторы текста имели перед глазами современную им действительность, а именно Ассирийскую империю». В VIII веке до нашей эры Ассирия завоевала Израиль и подчинила его южного соседа, Иудейское царство. То есть, описывая величие Соломона, авторы Библии могли описывать величие Иудеи в составе Ассирийской империи. Я напоминаю Финкельштейну, что он смещает с трона Давида, в гений которого верят во всем мире. «Послушайте, когда я провожу исследования, мне приходится делать различие между Давидом как предметом мировой культуры и реальным, исторически существовавшим Давидом», – возражает ученый. И затем Финкельштейн поясняет: «Так же я могу праздновать Песах – Исход, не думая о нем как о реальном событии. Для меня Давид – это Давид, отразившийся в образах позднейших царей Езекии и Иосии, это Давид в пророчествах Захарии. Тот Давид, который олицетворяет связь с зарождением христианства. Для меня этот Давид не вожак банды разбойников Х века до нашей эры. В культурном плане Давид – это все. И я даже горд тем, что этот «никто» и «ниоткуда» стал центральной фигурой религиозной традиции Запада».
Норма Франклин: «Те, кто взялись описать историю Соломона для потомков позднее его реального правления, стремились обосновать права своего народа на все эти земли».
Когда и куда приехала царица Савская. Но если крестьянин Давид жил в скромной хижине, что же тогда нашла Эйлат Мазар? «Бесспорно, речь идет не о дворце Давида! – при любом упоминании открытия Мазар Финкельштейн переходит на крик. – То есть я, конечно, уважаю ее труд. Она мне даже нравится – очень милая дама. Но подобное толкование, как бы точнее выразиться, немного наивно». Исраэль всегда так начинает свои опровержения – с дружелюбного вступления, которое не может скрыть дьявольского блеска в его глазах. Но затем его манера общения меняется – высокий, бородатый, он нависает над посетителем всем корпусом, размахивая огромными ручищами и придавая баритону шекспировские интонации. И тех, кто испытал на себе мощь атак Финкельштейна, его обаяние не обманет. Праведный гнев обрушивается и на «Соломоновы дворцы», открытые в Хацоре, Гезере и Мегиддо, – по мнению Финкельштейна и его сторонников, они были возведены царями из династии Омридов, правившими в IX веке до нашей эры – на век позднее Давида и Соломона. «Гезер был самым южным городом северного царства Израиль, в то время как Хацор находился в самой северной его части, а Мегиддо, располагавшийся посередине, был центром торговли, – поясняет археолог из Тель-Авивского университета Норма Франклин. – И те, кто взялись описать историю Соломона для потомков позднее его реального правления, стремились обосновать права своего народа на все эти земли. Для Ядина же и его соратников все обстоит просто: как сказано в Библии, так оно и есть. Трое ворот – и все они, по его мнению, должны принадлежать Соломону». «Проанализируем историю Соломона, – вторит коллеге Финкельштейн. – Например, знаменитый визит царицы Савской – аравийской царицы, которая приехала в Иерусалим со множеством экзотических даров. Подобная история не могла случиться до 732 года до нашей эры – тогда Ассирия захватила весь регион, и в аравийских странах под ее господством наконец начала развиваться торговля. Теперь подумаем о Соломоне как о могущественном хозяине коней и колесниц, а также целой армии всадников. Такая реальность, определенно, существовала лишь во времена Ассирийской империи». И эта точка зрения Финкельштейна и его $сторонников, как модная и прогрессивная, несколько лет пользовалась широкой поддержкой общественности – пока на помощь Эйлат Мазар не пришли двое ученых. Четыре оливковые косточки. Первый из них, профессор Еврейского университета Йосеф Гарфинкель, обнаружил в тридцати километрах к юго-западу от Иерусалима в долине Эла – долине, где, по свидетельству Библии, молодой пастух Давид победил Голиафа, – небольшую часть иудейского города. Возраст развалин указывает на то, что город существовал как раз во времена правления Давида. Сегодня на поле легендарной битвы – мирные сельскохозяйственные угодья. Оживленное шоссе, магистраль № 38, пересекает древнюю дорогу. У подножия холмов по обеим сторонам дороги лежат руины Сокхофа и Азека. Согласно Библии, между этими двумя городами и расположились филистимляне перед роковым для них поединком Давида и Голиафа. В разгар сезона здесь останавливаются автобусы с туристами изо всех стран мира, чтобы путешественники могли взять на память камень и дома похвастаться трофеем, вывезенным с места гибели Голиафа. «Не исключено, что Голиаф вовсе не был гигантом, – говорит Гарфинкель, проезжая по мосту к своему участку работ – Хирбет-Кейафа. – В Библии говорится, что Голиаф пришел из гигантского города – дойдя к нам через столетия, легенда могла превратить в гиганта самого Голиафа. Некоторые ученые хотят, чтобы Библия была похожа на Оксфордскую энциклопедию. Но три тысячи лет назад история так не писалась. Легенды, подобные истории Давида и Голиафа, создавались вечерами у костра, вокруг которого собирались люди – отдохнуть и обогреться». Узнав о трехметровой мегалитической стене, нависшей над рекой Эйла, в 2008 году Гарфинкель начал широкомасштабные раскопки. Он обнаружил, что эта стена (каземат из двух стен с камерой внутри – такого же типа, что и найденные в северных Хацоре и Гезере) окружала укрепленный город площадью 2,3 гектара. К стене примыкали частные дома, что не было принято у филистимлян, которые гипотетически могли бы быть хозяевами города. Экспедиция нашла постройки и четыре оливковые косточки, возраст которых был установлен с помощью радиоуглеродного анализа – способа определения возраста биологических останков, предметов и биоматериалов посредством измерения содержания в них радиоактивного изотопа углерода-14. Анализ показал: косточки существуют примерно с 1000 года до нашей эры, с рубежа XI и Х веков. Кроме того, был найден старинный противень для выпечки круглого пресного хлеба (питы), а также сотни костей разных животных: коз, овец и рыб. А вот костей свиней – ни одной. Иначе говоря, здесь должны были жить (или, по крайней мере, есть) иудеи. И, пожалуй, самое важное, что обнаружила экспедиция – глиняный черепок с надписью, выполненной протоханаанским письмом, с характерными для иврита глаголами. На основании этого ученый заключил, что столкнулся с высокоразвитым иудейским обществом X века до нашей эры, существование которого так рьяно отрицают Финкельштейн и его сторонники. Город из Библии. Интереснее всего, как Гарфинкель догадался о названии этого поселения. Ученый обнаружил в крепостной стене, окружавшей город, не одни, а целых двое ворот – это единственное подобное городище, найденное до сих пор в царствах Иудеи и Израиля. «Двое ворот» переводится на иврит как Шаараим – а такой город, между прочим, трижды упоминается в Библии. В одном случае (Первая книга Царств 17:52) описано бегство филистимлян от Давида обратно в Гат по «дороге Шаараимской». «Вот вам Давид и Голиаф, и вот вам наше городище – все сходится, – Гарфинкель лаконичен. – Поселение типично иудейское, начиная с найденных костей животных и заканчивая городскими стенами. Приведите хотя бы два аргумента в доказательство того, что оно филистимское. Один из аргументов – это то, что Финкельштейн не хочет разрушать теорию низкой хронологии. Приведите мне второй». Однако я слышал и про второй: Гарфинкель сделал свои выводы поспешно и объявил о них достаточно широко – хотя для установления датировки его открытий у него были всего четыре оливковые косточки, одна-единственная надпись и лишь пять процентов раскопанного городища. «Финкельштейн – известный зубр, и молодые археологи вроде Гарфинкеля считают его монополистом библейской археологии, – по-своему объясняет поспешность Йосефа Гарфинкеля археолог Давид Илан. – И стремятся его развенчать». Могилы на копях царя Соломона. «Здесь был настоящий Ад», – бодро поясняет второй союзник Эйлат Мазар, Томас Леви, стоя на краю раскопанного медного рудника, заполненного древним угольно-черным шлаком. Вокруг него и его студентов-волонтеров с последнего курса на добрый десяток гектаров раскинулся участок старинных медных разработок. Рядом – большая сторожевая крепость с развалинами караульных помещений, которым три тысячи лет. Надсмотрщики, вероятно, находились в непосредственной близости от плавильного производства, следя за рабочими, которые вряд ли трудились быстро и охотно. В Иордании, в 50 километрах к югу от Мертвого моря, в районе Хирбат-эн-Нахас («медные руины» по-арабски), профессор Калифорнийского университета в Сан-Диего Томас Леви на протяжении последних восьми лет ведет раскопки крупного медного рудника. «Эти рудники могли принадлежать Давиду и Соломону, – говорит Леви о своем открытии. – По крайней мере, объем производства меди в этих местах свидетельствует, что здесь существовало мощное государство». Еще в 1940 году американский раввин и археолог Нельсон Глюк заявил, что обнаружил в этом самом месте, в низменном районе Файнан, рудники эдомитян. Согласно Библии, царство Эдом было соседом и могущественным врагом Израиля – пока в X веке до нашей эры его не завоевал Давид (впрочем, Эдом сумел вернуть себе свободу уже в конце правления Соломона). Однако позднее британские археологи заявили: Глюк ошибся на три столетия, на самом деле существование страны Эдом относится к VII веку до нашей эры, а никак не к X. Леви начал изучать эту местность в 1997 году. И образцы, которые он переправил для датировки по углероду-14 в Оксфорд, подтвердили: Глюк находился на верном пути. Медь здесь плавили уже в Х веке до нашей эры, и, вероятно, это был ближайший к Иерусалиму рудник. «При производстве таких масштабов нужна бесперебойная система снабжения пищей и водой. И рабы – единственные, кто мог работать в таких ужасных условиях. Если, конечно, не принимать в расчет старшекурсников, – Леви задумчивым взглядом окидывает своих волонтеров. – Это я все к тому, что такие работы не могло организовать примитивное племенное общество». Экспедиция под руководством Леви и его иорданского коллеги Мохаммеда Наджара обнаружила четырехкамерные ворота (ворота с четырьмя помещениями внутри), которые тоже могли относиться к X веку. А в нескольких километрах от рудников было найдено кладбище с тремя с половиной тысячами захоронений, относящихся к тому же времени. Возможно, здесь покоились горные кочевники времен железного века, по древнеегипетским источникам известные как шасу, которые, по предположению Томаса Леви, могли быть «когда-то угнаны в рабство на рудники». По всей видимости, основные работы в руднике прекратились к концу IX века. Так называемый слой прерывания пород, обнаруженный студентами Леви, помог объяснить, почему это произошло. В этом слое волонтеры нашли 22 финиковые косточки и… египетские артефакты – амулет с львиной головой и скарабея, все относилось к X веку до нашей эры. Интересно, что вторжение египетского правителя на эту территорию вскоре после смерти Соломона представлено как в Ветхом Завете, так и на надписях в храме Амона в Карнаке. «Я уверен, что в конце Х века фараон Шешонк I прекратил производство металла на этой территории, – говорит Леви. – В Третий переходный период египтяне были не настолько сильны, чтобы полностью поработить завоеванные территории, поэтому вы не найдете здесь следов материальной культуры, говорящих о длительном египетском присутствии. Но они могли предпринимать широкомасштабные военные нападения – достаточно серьезные для того, чтобы ослабить эти небольшие царства, таким образом уничтожив внешнюю угрозу Египту. Вот что, я думаю, здесь делал Шешонк». 40 спорных лет. Ад для безымянных рабов, который Леви обнаружил в Хирбат-эн-Нахасе, вполне может оказаться адом и для школы низкой хронологии Исраэля Финкельштейна. Ведь Финкельштейн утверждает, что царство Эдом появилось лишь в VIII веке – на два столетия позже времени, когда, согласно Леви, на территории Эдома активно разрабатывали медь. Но Финкельштейн и не думает сдаваться. О раскопках Леви он говорит: «Я не верю, что это крепость Х века до нашей эры. Никак не может быть, чтобы во времена, когда здесь плавили медь, рядом с производством жили люди. Дым, токсичные отходы – ни в коем случае! Напротив, рассмотрим крепость Эн-Хазева на западном берегу реки Иордан, построенную ассирийцами на главной дороге к Эдому. Здание, открытое Томом, представляется мне ассирийской крепостью VIII века, по конструкции и времени постройки подобной крепости Эн-Хазева». В скобках хотелось бы заметить: мысль о том, что рядом с медеплавильным производством можно жить, не покажется абсурдной, например, шахтерам Западной Виргинии или людям, чьи дома расположены поблизости от атомной электростанции. Вторят Финкельштейну и другие критики, заявляя, что первые 46 датировок Леви недостаточны, чтобы вернуть всю хронологию Эдома к библейским источникам. Так что для следующего радиоуглеродного анализа профессору пришлось удвоить количество образцов. Впрочем, даже современный и весьма дорогостоящий (более 500 долларов за оливковую косточку) анализ по углероду-14 не дает стопроцентно точного результата. «В радиоуглеродном анализе погрешность может составлять 40 лет, – говорит Эйлат Мазар. – Кроме того, разные лаборатории дают разные результаты. Да и вокруг самого метода постоянно ведутся споры». Так, ее кузен Амихай и Финкельштейн сцепились в бесконечном споре об определении датировки одного-единственного слоя почвы в городе бронзового и железного века Тель-Рехов к западу от реки Иордан. Мазар настаивает на том, что этот слой – эпохи правления Соломона, а Финкельштейн заявляет, что он относится к более поздней династии Омридов. Разница между двумя эпохами – как раз около 40 лет. «Многие даты этого периода, установленные с помощью радиоуглеродного анализа, варьируются именно в этом спорном диапазоне, – устало улыбается Эмихай Мазар. – Ни раньше, ни позже. А спор ведется вот уже 15 лет». «С помощью радиоуглеродного анализа вы даже можете доказать, что Давид был норвежским крестьянином в шестом веке нашей эры!» – заявляет со свойственным ему сарказмом Исраэль Финкельштейн. Еще более едко он критикует открытия Гарфинкеля в Хирбет-Кейафа: «Посудите сами, от меня вы никогда не услышите, что при раскопках в Мегиддо я нашел одну оливковую косточку и что именно эта косточка, пусть это и противоречит сотням других данных, также полученных с помощью радиоуглеродного анализа, должна решить судьбу всей западной цивилизации, – он усмехается. – Отсутствие свиных костей? Да, это может означать наличие иудейского поселения – но поселения любых времен, не обязательно времен Давида. Надпись? Вероятнее, что ее сделали жители филистимлянского города, а не иудейского». Впрочем, Гарфинкель и Эйлат Мазар не остаются в долгу, в свою очередь обвиняя Финкельштейна в том, что он постоянно привлекает к себе чрезмерное внимание и использует ненаучные методы. Кто заказывает историю. Но все же, если данные, появившиеся в результате раскопок Леви и Гарфинкеля – оба они, к слову, получили гранты Национального географического общества, – подтвердятся, то ученые прошлых лет, считавшие Библию достойным доверия источником, могут быть реабилитированы хотя бы частично. «Это ознаменует конец школы Финкельштейна», – с явным удовлетворением констатирует Эйлат Мазар. Возможно, она и торопится с прогнозами, но с ней наверняка солидарны большинство израильтян. Их не может не раздражать Финкельштейнова интерпретация Давида, в израильской традиции – идеального, лучшего правителя всех времен и народов.
Перспектива подтверждения библейских текстов неразрывно связана с суверенитетом Израиля.
Однако тут дело не только в традициях, но и в политике. Критики отмечают, что раскопки госпожи Мазар велись при финансовой поддержке двух организаций – Фонда Города Давида и академического центра «Шалеем», деятельность которых посвящена обоснованию притязаний Израиля на эти территории. Кстати, при их поддержке ведутся и многие другие раскопки в Иерусалиме. Директор по развитию Фонда Города Давида Дорон Шпильман открыто признает: «Когда мы собираем средства на раскопки, нас вдохновляет перспектива подтверждения библейских текстов – а это неразрывно связано с суверенитетом Израиля». Неудивительно, что поспешные поиски археологических доказательств, имеющие целью подтвердить право народа на эти земли, не устраивают иерусалимцев палестинского происхождения. Большинство раскопок ведутся в восточной части города, где веками селились многие поколения палестинцев, и откуда их, возможно, «попросят» – найдя достаточные к тому исторические основания. Но, по правде говоря, большинство израильских археологов предпочли бы, чтобы результаты их работы никогда не использовали в политических целях. Увы, молодые государства это делают. «Чтобы определить свою самобытность по отношению к шведским и датским правителям, норвежцы опирались на существование исторических поселений викингов. Зимбабве было названо именем исторического городища. Археология – очень удобный инструмент национального самоопределения», – отмечает профессор археологии из университета имени М. Бар-Илана Авраам Фауст. Хотя, надо признать, национальное самоопределение Израиля возникло задолго до каких-либо раскопок. И все же теории Исраэля Финкельштейна сегодня кажутся привлекательными многим интеллектуалам, желающим достигнуть компромисса между буквалистами – сторонниками буквального толкования текста Библии – и минималистами. Хотя последние открытия и отбрасывают Финкельштейна на оборонительные позиции – на это косвенно указывают его чересчур многочисленные в последнее время статьи и саркастический тон. И все же, даже если Гарфинкель сможет доказать, что иудейское племя, породившее Давида, обитало в крепости Шаараим, Эйлат Мазар документально подтвердит, что царь Давид построил в Иерусалиме дворец, а Томас Леви успешно продемонстрирует, что царь Соломон управлял медными рудниками в Эдоме, все это вовсе не докажет существования великой библейской династии. Сколько еще придется провести раскопок, чтобы разрешить этот спор?

Как царь Давид взошел на трон Израиля

National Geographic исследует известных библейских фигур в нашей продолжающейся серии Люди в Библии, в рамках нашего освещения истории Библии и поиска священных текстов.

Царь Давид не родился в королевской семье. Он вошел в жизнь скромным пастырем, поднялся и основал династию и стал центральной фигурой в иудаизме, христианстве и исламе.

В книге Самуила Саул, первый царь Израиля, не смог добиться решающей победы над вражеским племенем, филистимлянами.Бог послал Пророка Самуила в Вифлеем и направил его к Давиду, скромному пастырю и талантливому музыканту. Он привел юношу ко двору Саула, где его арфа была настолько успокаивающей, что Саул звал Давида всякий раз, когда его раздражал «злой дух», посланный Богом (1 Царств 9:16). Саул был так очарован этим молодым человеком, что назначил Давида своим оруженосцем.

Гигантская битва

Победа Давида над Голиафом была популярной темой для скульпторов эпохи Возрождения, включая Андреа дель Верроккьо в 1476 году.

Фотография Arte & Immagini srl / CORBIS / Corbis через Getty

Пожалуйста, соблюдайте авторские права. Несанкционированное использование запрещено.

Вскоре после этого разразилась крупная битва филистимлян. На этот раз филистимляне применили новое устрашающее оружие: великана по имени Голиаф, несущего огромное бронзовое копье (1 Царств 17: 5-7). Израильтяне замерли от страха, за исключением молодого Давида. Вооруженный только пращей, он взял камень в русле реки и швырнул его в голову Голиафа. Цель Дэвида была верна; камень ударил великана и убил его, побудив филистимлян бежать.Израильтяне ликовали. Саул был вынужден поставить молодого Давида во главе своей армии (1 Царств 18: 5).

Хотя тогда Давид женился на дочери Саула Михал и стал близким другом сына Саула Ионафана, между новым молодым полководцем и царем возникло ожесточенное соперничество. Саул даже начал замышлять убить его. У Давида не было другого выбора, кроме как бежать на вражескую территорию.

Путешествие во времени в этой анимации по истории Библии.Сделанные из глины, проволоки и переработанной бумаги, персонажи оживают в покадровом движении.

Падение Саула

Вскоре страна снова была разорвана войной, когда филистимские войска собрались у горы Гильбоа, и Саул и его сыновья, все служившие в качестве командиров в его армии, бросились им навстречу. Но Бог обратился против Саула, и ряды израильтян были уничтожены. Все сыновья Саула пали от меча филистимлян, включая его наследника Ионафана. Тяжело раненный, Саул упал на свой меч (1 Царств 31: 1-7).

Когда израильская армия отчаянно отступала, филистимляне напали на еврейское нагорье. Единственный выживший сын Саула, Ишбаал, был помазан его преемником при поддержке северных племен. Но южные старейшины отправились в Хеврон, военную базу Давида, и в свое время помазали Давида царем «над домом Иуды».

Сначала Давид решил не обращать внимания на филистимлян и вместо этого двинулся на Иерусалим (2 Царств 5: 6). После захвата Иерусалима Давид смог победить филистимлян.В конце концов, все регионы Ханаана перешли под контроль Давида.

Царство Давида

Теперь, наконец, Давид смог обратить свое внимание на построение государства, управляемое из настоящей израильской столицы. Он разбил шатер скинии, чтобы вместить Ковчег Завета. Очевидно, это не было удовлетворительным решением, и царь пожаловался пророку Нафану, что «я живу в доме из кедра, а ковчег Божий остается в шатре» (2 Царств 7: 2). Оракул от Бога заверил Давида, что «Господь сотворит вам дом» — династия Давида, — но что его потомки (царь Соломон) должны «построить дом имени Моему» (2 Царств 7: 11- 13).

И царствовал Давид над всем Израилем; и он вершил справедливость и равенство со всем своим народом.

Согласно Книгам Самуила и последующим Книгам Царей, Давид затем расширил свою территорию, пока Израиль не стал доминирующим государством в Леванте, поглотив народы Аммона, Моава и Едома. Современные исследования поставили под сомнение это утверждение, и многие ученые полагают, что некоторые из легендарных материалов, окружавших Давида, возвышали его как идеального царя, столь же успешного в мирных условиях, как и на войне, любимого Богом и своим народом.

В самом деле, величайшее достижение Давида (и его сына Соломона) — это не размеры их предполагаемого царства, а слияние сварливых племен в одну нацию. Некоторые ученые даже задаются вопросом, является ли Давид исторической фигурой, хотя открытие стелы из Тель-Дана с надписью bytdwd (что может означать «Дом Давида») свидетельствует об обратном.

Несмотря на политические достижения Дэвида, его личная жизнь была наполнена конфликтами и трагедиями.Давид поставил под угрозу свою репутацию, преследуя красавицу Вирсавию, которая уже была замужем за Урией, одним из высших командиров Давида. Давид приказал поставить его в первые ряды запланированного нападения на аммонитян, где он был должным образом убит.

Как только Вирсавия закончила свое траурное время, Давид женился на ней, и она родила его сына. Но Пророк Нафан строго упрекнул Давида в его злых интригах, потому что они «неугодны Господу», и действительно, младенец умер (2 Царств 11:27).Затем Давид покаялся перед Богом, и взамен было обещано, что Вирсавия родит ему второго сына. Его звали Соломон. Когда Давид стал старше и слабее, Вирсавия извлекла из обещания Давида, что их сын Соломон станет его преемником. Так и случилось.

Предоставлено National Geographic Books

Пожалуйста, соблюдайте авторские права. Несанкционированное использование запрещено.

Записи в этой серии представляют собой выдержки из специального выпуска National Geographic 50 самых влиятельных фигур Библии , адаптированного из книги Кто есть Кто в Библии: незабываемые люди и вечные истории от Бытия до Откровения, , опубликованной National Geographic Books .

Познакомьтесь с настоящим царем Давидом, о котором Библия не хотела, чтобы вы знали — Археология

Если вы никогда не слышали о царе Иеровоаме II, вы, вероятно, не одиноки. Он почти не упоминается в Библии, несмотря на то, что правил значительной частью Леванта 2800 лет назад, не менее четырех десятилетий. Но вы определенно слышали о великих царях Сауле, Давиде и Соломоне, хотя многие ученые уже давно сомневаются в существовании их объединенной монархии Израиля и Иудеи.

В настоящее время растущее количество свидетельств археологических раскопок и библейских исследований привело к новой поразительной теории, которая объединяет великих еврейских царей прошлого с часто упускаемым из виду Иеровоамом II. Новая теория утверждает, что своего рода великая объединенная монархия действительно существовала. Но он сформировался не кем иным, как израильским царем Иеровоамом II примерно через два столетия после времен Давида и Соломона, распространившись до современной Сирии и Иордании.

В разительном контрасте с библейским повествованием именно Израильское царство на севере контролировало Иерусалим и Иудейское царство на юге.

Иеровоам I молится ложным идолам золотых тельцов в храмах Дана и Вефиля, Шартрский собор, Эр-э-Луар, Франция Мануэль Коэн / AFP

И почему Библия говорит иначе? Потому что священный текст был впервые составлен в Иерусалиме более чем через столетие после правления Иеровоама II, при иудейском царе Иосии, который искал оправдания для своего собственного экспансионизма.

И именно реальное правление Иеровоама II подарило Иосии вдохновение для библейской истории о великолепном царстве Давида и Соломона, согласно новой теории, предложенной профессором Тель-Авивского университета Израилем Финкельштейном, одним из главных библейских деятелей Израиля. археологи.

69-летний Финкельштейн провел большую часть своей карьеры, пытаясь убедить своих коллег перестать искажать интерпретацию археологических находок, чтобы она соответствовала библейскому повествованию. Он утверждает, что Библия — не путеводитель. Археологи, исследующие руины в поисках историй древних евреев, должны руководствоваться данными раскопок и передовыми научными методами.

«Царь Давид» с Псалом 86 Джованни Франческо Барбьери (Il Guercino, 1591–1666). Викимедиа

Как он сообщает Haaretz в эксклюзивном интервью, Финкельштейн действительно думает, что в древнем Израиле было историческое великое царство.Но это была не Единая монархия вашего раввина, управляемая Давидом и Соломоном из Иерусалима, с централизованным культом в Храме. Вместо этого эта история была основана на обширном израильском государстве, которое возникло намного позже.

Статьи по теме

Царь Иосия изобретает Объединенную монархию

Как сказано в Библии, где-то в 11 или 10 веке до нашей эры.Н.э. двенадцать израильских племен объединились под властью сильных монархов: Саула, Давида и Соломона. Но четвертое царское поколение, сын Соломона, Ровоам, не смог сплотить народ. Все племена, кроме Иудеи, восстали против него, образовав свое собственное царство Израиль к северу от Иерусалима, во главе с царем по имени Иеровоам (первое имя — не путать с нашим героем Иеровоамом II).

Некоторые археологи давно сомневаются в историчности этого сообщения.Во многом благодаря собственному исследованию Финкельштейна, монументальные руины, найденные по всему современному Израилю — от Мегиддо до Хацора и Гезера, — когда-то провозглашенные свидетельством строительного мастерства Соломона, были датированы примерно столетием после того, как предполагалось, что правил легендарный царь. . Эти великие руины теперь считаются тем, что осталось от того северного царства Израиля, которое Библия описывает как мошенническое отступничество, но которое на самом деле было мощной региональной силой.

Телль Хацор: Монументальное здание, которое когда-то считалось доказательством доблести Соломона, было перенесено примерно на столетие после того, как предполагалось править легендарный царь.Гил Элиаху

«Существует противоречие между библейским описанием, которое делает Иуду и Иерусалим центром Вселенной, и археологией и древними ближневосточными текстами, которые очень ясно показывают, что Израиль был большой историей», — говорит Финкельштейн.«Он был более процветающим и более известным, имел большее население и боролся за гегемонию над всем Левантом».

Археологи из противоборствующих лагерей до сих пор яростно спорят о размерах и могуществе Иерусалима в 10 веке до н. Э. но пока нет веских доказательств того, что основатели династии Давидов правили чем-то большим, чем крошечный город-государство в Иудейском нагорье.

Финкельштейн и другие ученые утверждают, что истории об Объединенной монархии возникли в конце 7 века до н. Э. При иудейском царе Иосии. Но почему Иосия заставлял своих книжников превозносить «историю» его предков?

Объединенная монархия: это было и когда? Ариэль Дэвид

Когда Иосия пришел к власти, царство Израильское уже давно было разрушено ассирийцами, чья империя, в свою очередь, рушилась, давая Иуде возможность расшириться на бывшие израильские земли.

Идея о том, что когда-то существовало большое всеизраильское царство, управляемое из Иерусалима, могла бы служить оправданием экспансионизма Иосии и сплоченным призывом к объединению людей. Но откуда Иосия взял идею единой монархии? Финкельштейн спрашивает и отвечает: возможно, он был вдохновлен Иеровоамом II, который действительно правил великим царством, как правитель Израиля примерно с 788 по 747 год до нашей эры.C.E.

Когда Самария правила Иерусалимом

Первые зацепки находятся в самой Библии.Написанная с точки зрения проиудейцев, Библия дает Иеровоаму II такое же отношение, как и ко всем другим израильским царям, описывая их как грешных многобожников, которые «делали зло в очах Господних» (4 Царств 14:24).

Так называемые ворота Соломона в Асоре Гил Элиаху

Что касается Иеровоама II, текст, однако, неохотно признает его главные завоевания, начиная от области Мертвого моря до Дамаска, и описывает его как спасителя Израиля.Успех Иеровоама II, несмотря на его очевидную злобу, объясняется следующим образом: «Ибо Господь увидел, что бедствия Израиля были очень горькими; и был ли он рабом или свободен, у Израиля не было помощника. И Господь не сказал, что вычеркнет имя Израиля из-под неба; но Он спас их рукой Иеровоама, сына Иоаса ». (4 Царств 14: 26-27)

«Составитель текста должен сказать обычные плохие вещи о царях Израиля, но он знает, что это не так просто, потому что есть воспоминание, что [Иеровоам II] был великим царем, который правил в течение долгого времени. огромные территории », — отмечает Финкельштейн.«Итак, он решает это, говоря, что это Бог Израиля дал ему это процветание и эту территориальную экспансию».

Руины в Иерусалиме, такие как проф.Эйлат Мазар, полагают, это остатки дворца царя Давида Оливье Фитусси

Хотя идея о том, что Иеровоам II завоевал Дамаск, вероятно, является преувеличением, археологические свидетельства экспансии израильтян в то время показывают, что его царство простиралось за пределы Дана на севере Израиля, возможно, до Дараа на юге Сирии и Ирбида на севере Иордании.

И наоборот, хотя такие места, как Дан, описаны в Библии как часть Объединенной монархии, надписи на иврите с этого места показывают, что присутствие израильтян там датируется только 8 веком до н. Э. Таким образом, эти северные области не могли быть частью предполагаемой империи Давида и Соломона двумя столетиями ранее, говорит Финкельштейн.

Скажи Мегиддо Моше Гилад

Царство Иеровоама II простиралось далеко в южный Левант.Надписи на иврите, найденные в Кунтиллет-Аджруд в Синайской пустыне, относятся к первой половине VIII века до н. Э., Что подтверждает присутствие там израильтян. Кроме того, призывы, содержащиеся в текстах к «ЯХВЕ Фемана и его Ашеры» и «ЯХВЕ Самарии и его Ашеры», показывают, что культ ЯХВЕ не был централизован в Иерусалиме, а имел место во многих местах, включая столицу Иеровоама Самарию. Ссылка на Ашеру может также показать, что в то время Бог Израиля не был одиноким божеством, но, как полагали, имел божественную жену.

Южнее, недалеко от порта Эйлата на Красном море, находятся остатки древней крепости, которая также может быть датирована 8 веком до нашей эры, что позволяет предположить, что библейский Эцион Габер не был военно-морской базой Соломона (согласно 3 Царств 9:26 ), но гораздо более поздний оплот Иеровоама II, говорит Финкельштейн.

Наконец, есть веские доказательства того, что во времена Иеровоама II Израиль прямо или косвенно контролировал Иудею и сам Иерусалим.

Недавние раскопки, проведенные совместно с Финкельштейном в Кирьят-Йеариме, древнем поселении всего в 10 километрах к западу от Иерусалима, показали присутствие там израильского города, датируемого, как вы уже догадались, первой половиной VIII века до нашей эры.C.E. Город, расположенный так близко к столице Иудеи, мог функционировать как административный центр, контролировать Иерусалим и помогать сохранять единство двух государств — под властью Самарии.

Даже Библия указывает на то, что в то время Иуда был немногим больше, чем вассалом Израиля, поскольку в ней рассказывается, как отец Иеровоама II, Иоас, победил иудейского царя Амасию в битве при Беф-Шемеше и приступил к разграблению Иерусалима и разрушению его стены (4 Царств 14: 11-14).

Карта обширных территорий Иеровоама II, от Дана (или к северу от него) до Эйлата, начинает подозрительно походить на карту Объединенной монархии, как обнаружено, например, в списке губернаторов Соломона для различных провинций его королевство (3 королей 4).

«Соломон никогда не правил этими территориями, и многие из нас согласны с тем, что это на самом деле описание царства Иеровоама II в 8 веке до нашей эры.C.E., — говорит Финкельштейн. «Итак, эта пан-израильская идеология зародилась как реальность на местах, но затем иудеи унаследовали ее и использовали в своих идеологических целях, когда Израиля больше не было».

Два Иеровоама

Библейское описание царства Соломона как чрезвычайно процветающего и находящегося в центре прибыльной торговой сети, простирающейся от Аравии до северного Леванта, также лучше соответствует реалиям правления Иеровоама II, отмечает Финкельштейн.Археологические находки показывают, что в его время Израиль был достаточно процветающим, чтобы поддерживать торговлю с Грецией, Кипром и Египтом, а также с Ассирийской империей, который вскоре должен был стать его завоевателем, говорит археолог. Ни в Иерусалиме, ни в Иудее в X веке до н. Э. Не было никаких признаков такого процветания.

Другими словами, вполне возможно, что иудейские книжники, составившие Библию, использовали границы и процветание Израиля Иеровоама II как образец древней мифической Объединенной монархии.

«Безусловно, Иеровоам II — гораздо более важная личность, чем представлено в Библии», — соглашается Томас Ромер, знаток еврейской Библии и профессор Колледжа Франции и Университета Лозанны.

Ромер, который вместе с Финкельштейном раскопал Кирьят-Йеарим, говорит, что невозможно узнать, продвигал ли сам Иеровоам II идею единой монархии, возможно, для оправдания своего господства над Иудеей.Но совершенно очевидно, что более поздние редакторы Библии широко использовали элементы из истории Иеровоама II и проецировали их назад в другие повествования, говорит Ромер.

Дворец в библейском Гезере Сэм Вольф

Это может быть верно не только для Давида и Соломона, но также и для таких фигур, как Иеровоам I, вождь восстания Израиля против Ровоама и первого северного царя.

Библия говорит нам, что его главным грехом было посадить двух золотых тельцов в Вефиле и Дане, чтобы отвлечь израильтян от поклонения в Иерусалиме (3 Царств 12: 25-33). Но если археологи правы, утверждая, что Дан стал частью Израиля только в 8 веке до нашей эры.Н. Э., Это, скорее всего, воспоминание о правлении Иеровоама II, которое затем было «ретро-спроецировано» в историю подлого основателя соперника Иуды, говорит Ромер.

«Северная Библия»

Один ключевой вопрос, который все это поднимает, заключается в том, как библейские составители в 7 веке до нашей эры.C.E Иерусалим так много знает о правлении израильского царя, который жил более века назад.

Это часть более крупной тайны: неясно, как Библии удается быть настолько точным, когда записываются имена и даты царей Израиля и Иудеи, даже начиная с IX века до нашей эры.Н.э., до такой степени, что эту информацию можно успешно сопоставить с ассирийскими текстами, в которых упоминаются некоторые израильские правители.

Вероятное решение состоит в том, что летописи Иеровоама II и других северных царей достигли Иерусалима в письменной форме, возможно, вместе с беженцами, бежавшими в Иудею, когда ассирийцы завоевали Израиль около 720 г. до н. Э.C.E., — говорит Финкельштейн.

До этого разрушения Израильское царство определенно имело возможность и ресурсы для создания поэтических и религиозных текстов, о чем свидетельствуют призывы Аджруда и другие находки, такие как надпись Валаама, пророчество моавитского пророка Валаама, которое также датируется 8 век до н.э.К.Е. Иуда достиг этого уровня грамотности намного позже.

Уже в 2012 году Джонатан Робкер, библеист из Университета Мюнстера в Германии, обнаружил более старый слой текста в Книге царей, который представляет собой возможную хронику царей Израиля на севере, от Иеровоама I до Иеровоама II. , которая вошла в Библию.

Это не единственный случай включения в Библию северного текста или традиции.

Ученые давно признали, что Ветхий Завет представляет собой сборник различных — и часто противоречащих друг другу — источников.Некоторые из них можно с уверенностью идентифицировать как повествования, зародившиеся в Израиле, потому что они происходят на севере или имеют северных главных героев. К ним относятся ключевые библейские главы, такие как история патриарха Иакова (который, в отличие от Авраама и Исаака, бродит по регионам к северу от Иерусалима), большинство рассказов о судьях и отрывки из истории царя Саула, говорит Финкельштейн.

У библейских писцов Иудеи было несколько причин включить эти традиции в свои собственные, а не забыть обо всем, говорит Финкельштейн.Помимо оправдания собственных территориальных амбиций, сохранение северных историй помогло бы объединить иудеев и израильских беженцев в один народ.

Теологически соответствующим образом отредактированные тексты также могли бы объяснить падение Израиля как результат злодеяний его царей, а также сделать Иерусалим единственным законным центром культа и столицей более благочестивого царства.

Вероятно, по этим причинам до сих пор Иеровоама II в основном помнят не как величайшего правителя в древнееврейской истории, а как еще одного нечестивого царя на севере, который «творил зло в очах Господа».

Монументальное сооружение и гигантские кувшины с выжженной пшеницей, найденные в Хацоре Гил Элиаху ‘

Взгляд в гардероб царя Давида и царя Соломона 3000 лет назад

Волокна шерсти, окрашенные королевским пурпуром, ~ 1000 г. до н.э., долина Тимна, Израиль.Предоставлено: Дафна Газит, Израильское управление древностей.

«Царь Соломон сделал себе карету; он сделал ее из дерева из Ливана. Столбы ее сделал из серебра, а основание — из золота. Сиденье ее было обито пурпуром, а внутренняя часть инкрустирована любовью». (Песнь Песней 3: 9-10)

Впервые были обнаружены редкие свидетельства того, что ткань, окрашенная в королевский пурпур, датируется временами царя Давида и царя Соломона.

Изучая цветные ткани из долины Тимна — древнего района производства меди на юге Израиля — в ходе исследования, которое длилось несколько лет, исследователи были удивлены, обнаружив остатки тканой ткани, кисточки и волокна шерсти, окрашенные в королевский пурпур. Прямое радиоуглеродное датирование подтверждает, что находки датируются примерно 1000 г. до н.э., что соответствует библейским монархиям Давида и Соломона в Иерусалиме. Краситель, который получают из видов моллюсков, обитающих в Средиземном море, более чем в 300 км от Тимны, часто упоминается в Библии и появляется в различных еврейских и христианских контекстах.Это первый раз, когда ткани железного века, окрашенные в пурпурный цвет, были обнаружены в Израиле или по всему Южному Леванту. Исследование было проведено доктором Наама Сукеник из Управления древностей Израиля и профессором Эрезом Бен-Йосефом из отдела археологии и древних культур Ближнего Востока им. Якоба М. Алькова в Тель-Авивском университете в сотрудничестве с профессором Зохаром Амаром, Д-р Дэвид Илуз и д-р Александр Варвак из Университета Бар-Илан и д-р Орит Шамир из Управления древностей Израиля.Неожиданные находки публикуются сегодня в PLOS ONE .

Фрагмент шерстяного текстиля, украшенный нитками, окрашенными королевским пурпуром, ~ 1000 г. до н.э., долина Тимна, Израиль Авторы: Дафна Газит, Управление древностей Израиля

«Это очень захватывающее и важное открытие», — объясняет доктор Наама Сукеник, хранитель органических находок в Управлении древностей Израиля. «Это первый кусок ткани, когда-либо найденный со времен Давида и Соломона, окрашенный престижным пурпурным красителем.В древности пурпурное облачение ассоциировалось со знати, со священниками и, конечно же, с королевской семьей. Великолепный оттенок пурпурного, тот факт, что он не тускнеет, и сложность производства красителя, который в ничтожных количествах содержится в теле моллюсков, сделали его наиболее ценимым из красок, которые часто стоят дороже. чем золото. До настоящего открытия мы встречали только отходы раковин моллюсков и черепки с пятнами краски, которые свидетельствовали о пурпурной индустрии в железном веке.Теперь впервые у нас есть прямые свидетельства самих окрашенных тканей, сохраняющиеся около 3000 лет «.

Профессор Эрез Бен-Йосеф из отдела археологии Тель-Авивского университета говорит: «Наша археологическая экспедиция ведет непрерывные раскопки в Тимне с 2013 года. Благодаря чрезвычайно засушливому климату региона мы также можем извлекать органические материалы, такие как ткань, шнуры и кожа железного века, времен Давида и Соломона, давая нам уникальный взгляд на жизнь в библейские времена.Если мы будем проводить раскопки в Иерусалиме еще сто лет, мы не обнаружим ткани 3000-летней давности. Состояние сохранности в Тимне является исключительным, и ему соответствуют только более поздние памятники, такие как Масада и пещеры Иудейской пустыни. В последние годы мы проводили раскопки на новом месте в Тимне, известном как Холм рабов. Название может вводить в заблуждение, поскольку рабочие не были рабами, а были высококвалифицированными мастерами по металлу. Тимна был центром добычи меди, эквивалента современной нефти железного века.Плавка меди требовала передовых знаний в области металлургии, что было охраняемым секретом, и те, кто владел этими знаниями, были экспертами в области высоких технологий того времени. Холм рабов — крупнейшее медеплавильное предприятие в долине, заполненное горами промышленные отходы, такие как шлак плавильных печей. Одна из этих куч принесла три обрывка цветной ткани. Цвет сразу привлек наше внимание, но нам было трудно поверить, что мы нашли настоящий пурпурный цвет из столь древнего периода.«

По словам исследователей, настоящий пурпурный [аргаман] был получен из трех видов моллюсков, обитающих в Средиземном море: полосатого красителя-мурекса (Hexaplex trunculus), колючего красителя-мурекса (Bolinus brandaris) и красно-горлового камня. Shell (гемастома Stramonita). Краситель был произведен из железы, расположенной внутри тела моллюска, с помощью сложного химического процесса, который длился несколько дней. Сегодня большинство ученых сходятся во мнении, что два драгоценных красителя, пурпурный [аргаман] и голубой, или лазурный [техелет], были получены из пурпурного красителя моллюска при различных условиях воздействия света.При воздействии света получается лазурь, а без воздействия света — пурпурный оттенок. Эти цвета часто упоминаются вместе в древних источниках, и оба имеют символическое и религиозное значение по сей день. Священники храма, Давид, Соломон и Иисус из Назарета, все описываются как носившие одежду пурпурного цвета.

Раскопки холма рабов. Предоставлено: Саги Борнштейн, Проект Центральной долины Тимна.

Аналитические тесты, проведенные в лабораториях Университета Бар-Илан, вместе с красителями, реконструированными проф.Зохар Амар и доктор Наама Сукеник могут определить виды, используемые для окрашивания тканей Тимна, и желаемые оттенки. Чтобы реконструировать процесс окрашивания моллюсков, профессор Амар отправился в Италию, где он расколол тысячи моллюсков (которые едят итальянцы) и произвел сырье из их красильных желез, которое использовалось в сотнях попыток воссоздать древнее окрашивание. «Практическая работа вернула нас на тысячи лет назад, — говорит профессор Амар, — и позволила нам лучше понять неясные исторические источники, связанные с драгоценными цветами лазурного и пурпурного.«

Краситель был идентифицирован с помощью усовершенствованного аналитического прибора (ВЭЖХ), который показал присутствие уникальных молекул красителя, происходящих только от определенных видов моллюсков. По словам доктора Наамы Сукеник, «большая часть цветных тканей, найденных в Тимне и в археологических исследованиях в целом, была окрашена с использованием различных красителей на растительной основе, которые были легко доступны и легче окрашивались. Использование красителей на основе животных считались гораздо более престижными и служили важным показателем высокого экономического и социального статуса владельца.Остатки ткани, окрашенной в пурпурный цвет, которые мы нашли, являются самыми древними не только в Израиле, но и в Южном Леванте в целом. Мы также считаем, что нам удалось идентифицировать метод двойного окрашивания в одном из фрагментов, в котором два вида моллюсков использовались сложным образом для обогащения красителя. Эта технология описана римским историком Плинием Старшим в первом веке нашей эры, и краска, которую она производила, считалась самой престижной ».

Проф. Бен-Йосеф определяет центр производства меди в Тимне как часть библейского царства Эдом, граничащего с царством Израиль на юге.По его словам, эти драматические находки должны произвести революцию в наших представлениях о кочевых обществах железного века. «Новые находки подтверждают наше предположение о существовании элиты в Тимне, что свидетельствует о стратифицированном обществе. Кроме того, поскольку моллюски являются коренными жителями Средиземноморья, это общество, очевидно, поддерживало торговые отношения с другими народами, жившими на прибрежной равнине. Однако , у нас нет свидетельств каких-либо постоянных поселений на территории Идумеев.Эдомитское царство было царством кочевников в раннем железном веке.Когда мы думаем о кочевниках, нам трудно освободиться от сравнений с современными бедуинами, и поэтому нам трудно представить себе королей без великолепных каменных дворцов и городов, обнесенных стенами. Тем не менее, при определенных обстоятельствах кочевники могут также создать сложную социально-политическую структуру, которую библейские авторы могли определить как царство. Конечно, вся эта дискуссия имеет последствия для нашего понимания Иерусалима в тот же период. Мы знаем, что племена Израиля изначально были кочевниками и что процесс поселения был постепенным и продолжительным.Археологи ищут дворец царя Давида. Тем не менее, Давид, возможно, проявил свое богатство не в великолепных зданиях, а в предметах, более подходящих для кочевого наследия, таких как текстиль и артефакты ». По словам Бен-Йосефа,« неверно предполагать, что если бы великие здания и крепости не были найдено, то библейские описания Объединенной монархии в Иерусалиме должны быть литературной выдумкой. Наше новое исследование в Тимне показало нам, что даже без таких построек в нашем регионе были короли, которые правили сложными обществами, создавали союзы и торговые отношения и вели войны друг с другом.Богатство кочевого общества измерялось не дворцами и памятниками, сделанными из камня, а вещами, которые не менее ценились в древнем мире, такими как медь, производимая в Тимне, и пурпурный краситель, который продавался в его медеплавильных заводах ».


Текстиль возрастом 3000 лет — самое раннее свидетельство химического окрашивания в Леванте.
Дополнительная информация: PLOS ONE (2021 г.).DOI: 10.1371 / journal.pone.0245897

Предоставлено Тель-Авивский университет

Ссылка : Заглянем в гардероб царя Давида и царя Соломона 3000 лет назад (2021, 28 января) получено 7 мая 2021 г. с https: // физ.org / news / 2021-01-glimpse-cabin-king-david-solomon.html

Этот документ защищен авторским правом. За исключением честных сделок с целью частного изучения или исследования, никакие часть может быть воспроизведена без письменного разрешения. Контент предоставляется только в информационных целях.

Королевское наследство

Q. Что известно о правилах престолонаследия в израильском царстве и в окрестностях? Было ли это простое зачатие по прямой линии или все было сложнее? Кроме того, как статус матери повлиял на преемственность?

A. Царство / наследование

Правила престолонаследия на Древнем Ближнем Востоке были разными. Обычно королевская власть была династической и в принципе наследственной, хотя не обязательно через простое родство по прямой линии — переход от короля к сыну (предпочтительно первенцу) или другому родственнику мужского пола.

Царство в древнем Израиле изначально не было наследственным. В еврейской Библии есть три разных рассказа о том, как Саула назначили первым царем Израиля. В 1 Царств 9: 1-10: 16 Саул был помазан наедине пророком и правителем Самуилом. В 1Цар 10: 20-24 он был выбран жребием на собрании и, наконец, в 1Цар 11: 1-15 его победа над аммонитянами сделала его популярным.

Бог в конце концов отвергает царствование Саула (1Цар 13: 7-14, 1Цар 15: 10-29). С упадком Саула Самуил помазывает Давида, младшего сына Иессея, царем.Позже люди помазали Давида царем Иудеи.

Наследственное царство началось после смерти Давида. Его сын Соломон, хотя и не был его первенцем, унаследовал престол Давида. После смерти Соломона царство разделилось на два: Израиль, или северное царство, и Иуда, южное царство. Каждое королевство со своим монархом следовало различным способам наследования. В Иудее Бог пообещал царю Давиду, что его «дом» или родословная будут вечно править Объединенной монархией (2Цар 7). Династия Давидов преобладала в Иудее, начиная с сына Соломона, Ровоама, до разрушения Иерусалима вавилонянами в 586 году до нашей эры.

Династическая преемственность никогда не была полностью установлена ​​на севере из-за восстаний, войн и переворотов; Израилем управляли чередующиеся правящие семьи и независимые цари до его разрушения в 722 году до нашей эры. Иеровоам, который был администратором двора Соломона, а не родственником, был назначен первым царем северного царства Израиля.

Первородство

В древнем Израиле первенец имел юридические и социальные привилегии и обязанности, такие как право наследования собственности, отцовское благословение и ответственность за семью.Второзаконие 21: 15-17 требует, чтобы отец признал своего первенца своим наследником и предоставил ему право первородства, двойную долю его собственности.

Наложница — это вторая жена, которая, обладая теми же правами, что и законная жена, не имела законного статуса первой жены. Каждый ребенок мужского пола от одного и того же отца имел равные права независимо от статуса его матери, поэтому, если он был первенцем (от наложницы), он должен быть наследником. Однако, как свидетельствует библейское повествование, первородство по половому признаку часто не применялось принудительно.Например, в Быт. 21, Исаак, второй сын был предпочтительнее Измаила, первенца.

Библейское путешествие | Соломон наследовал своему отцу Давиду

3 Царств 1: 1-27 По мере того, как царь Давид становится более хрупким в течение сорокового года своего правления и его смерть кажется неминуемой, Адония, старший выживший сын Давида, претендует на престол около 972 г. до н.э. Он приносит жертву у Камня Зохелета («Змеиный Камень») около источника Эн Рогель в Кедронской долине в полумиле / 1 км к югу от Иерусалим (см. карта 61 ) и приглашает лидеров Израиль присоединиться к нему.

Нижняя долина Кедрон, если смотреть со стороны источника Гихон в сторону Эн-Рогеля

3 Царств 1: 28-40 Давид желает, чтобы Соломон стал его преемником. Священник Садок и Пророк Нафан приводят Соломона к источнику Гихон в Кедронской долине сразу под Городом Давида (см. Карта 61 ) и помазывают Соломона царем.Жители Иерусалима радуются и приветствуют своего нового царя.

3 Царств 1: 41-53 Эта новость доносится до Адонии, который возвращается в город и умоляет своего брата Соломона о пощаде.

3 Царств 2: 1-12 Давид умер примерно в 971 г. до н.э. и похоронен в Городе Давида на горе Сион в Иерусалиме (см. карта 61 ). Мавзолей, который, как полагают, находился на месте гробницы Давида, все еще можно посетить сегодня на горе Сион к югу от Старого города.Однако вряд ли это место на самом деле гробница Давида, поскольку он был похоронен в Городе Давида на хребте Офел на восточной стороне от Tyropeoen Valley . Область к западу от к западу от долины Тиропеоэн была неверно идентифицирована как гора Сион ранними христианскими паломниками в 4 веке нашей эры, и, к сожалению, эта ошибочная идентификация вызвала путаницу относительно правильного местоположения Гора Сион с тех пор.

3 Царств 2: 13-46 Соломон укрепляет свое положение, избавляясь от врагов. Он убивает Адонию (который неразумно просил союза с любимой наложницей Давида), увольняет священника Авиафара, казнит Иоава (командующего армией) и убивает Шимея (который проклял Давида в Бахурим , когда царь бежал от восстания Авессалома. ).

Перейти на следующую страницу


Подтверждает ли этот 3000-летний дом потерянное библейское царство царя Давида?

Археологи обнаружили обширный дом, которому, возможно, 3000 лет, что свидетельствует о существовании библейского царства под названием Объединенная монархия, которым правил царь Давид, а позже Соломон согласно еврейской Библии.

Археологи, раскопавшие дом на месте, которое сейчас называется Тель-Итон, в Израиле, заявили в статье, опубликованной 13 марта в журнале Radiocarbon, что дата, дизайн и размер дома указывают на то, что в стране существовало сильное организованное правительство. Тель-Итон около 3000 лет назад. Они добавили, что этим правительством может быть Объединенная монархия. Участок расположен в центральной части Израиля в районе, называемом Шефала.

Еврейская Библия утверждает, что Объединенная монархия рухнула после смерти царя Соломона (событие, которое, по мнению некоторых историков, произошло около 930 г. до н. Э.С.). После этого коллапса возникли два конкурирующих еврейских царства — Иуда (базирующееся вокруг Иерусалима) и царство к северу от Иерусалима, сохранившее название Израиль. [Библейские битвы: 12 древних войн, взятых из Библии]

Однако, существовала ли на самом деле Объединенная монархия и, если она существовала, насколько она была большой, являются предметом споров среди археологов и историков. В Израиле было обнаружено несколько письменных документов, относящихся ко времени предполагаемой монархии, и некоторые ученые утверждали, что сохранившиеся археологические находки указывают на то, что могущественной Объединенной монархии не существовало.Что касается письменных источников, археологи обнаружили египетскую стелу возрастом 3200 лет, написанную именем фараона Мернептаха, в которой кратко упоминается имя «Израиль».

Массивный дом

Двухэтажный дом, раскопанный в период с 2006 по 2015 год, частично построен из тесаного камня. Площадь первого этажа составляет около 2500 квадратных футов (230 квадратных метров), что делает его одним из крупнейших 1% зданий, существовавших в регионе около 3000 лет назад, — сказал Авраам Фауст, профессор археологии Университета Бар-Илан, который ведет раскопки в Тель-Итон, сообщил Live Science.

Составной аэрофотоснимок массивного дома на самой высокой части холма Тель-Итон в центральной части Израиля. (Изображение предоставлено: Sky View и Griffin Aerial Imaging, под редакцией Яира Сапира)

«[Дом] расположен в самой высокой части кургана, в районе, который доминирует над большей частью города, а также с сельскохозяйственными угодьями и дорогами ниже. «и, вероятно, был занят высокопоставленным чиновником, — писали Фауст и археолог Яир Сапир в статье» Радиоуглерод «.

До начала строительства дома чаша возрастом 3200 лет была закопана в том, что археологи называют залежью фундамента. Чтобы подтвердить, когда был построен дом, археологи с помощью радиоуглерода датировали четыре артефакта — кусок древесного угля, найденный у чаши, еще один кусок древесного угля, найденный в остатках пола над чашей, и две оливковые косточки, найденные в остатках пола дома. .

Дом ориентирован на восток и состоит из длинного дома, разделенного на четыре части — три длинных пространства спереди и длинное пространство сзади, которые затем разделяются на части.Израильтяне часто строили дома с такой конструкцией; Неизраильтяне этого не сделали, сказал Фауст Live Science. Это свидетельство подкрепляет аргумент, что Объединенная монархия существовала и имела некоторую степень власти в Тель-Итоне, сказал он. [Святая Земля: 7 удивительных археологических находок]

Кроме того, археологи обнаружили, что Тель-Итон был укреплен около 3000 лет назад, что, по их мнению, укрепляет их аргумент о существовании могущественного правительства в Тель-Итоне. Они также указывают на то, что в Израиле были обнаружены другие места, датируемые 3000 лет назад, которые могут быть связаны с Объединенной монархией, в том числе Хирбет Кейафа, укрепленный город на вершине холма, расположенный в 19 милях (30 км) к юго-западу от Иерусалима.

«Эффект старого дома»

В своей статье Фауст и Сапир утверждают, что доказательства, подтверждающие существование Объединенной монархии, часто не изучаются из-за проблемы, которую они называют «эффектом старого дома».

Город Тель-Итон, включая массивный дом, был разрушен ассирийцами в восьмом веке до нашей эры. Таким образом, в доме хранилось огромное количество останков, относящихся к тому веку, но относительно немного осталось, которые датируются 3000 лет назад, когда дом был впервые построен.

Этот «эффект старого дома» — проблема, часто наблюдаемая в Израиле и на археологических раскопках в других странах, говорят археологи. «Здания и слои могут существовать несколько столетий, пока не будут разрушены, но почти все находки будут отражать это последнее событие», — писали Фауст и Сапир, отмечая, что археологам нужно быть осторожными, раскапывая и находя самые старые останки структуры, которые они раскапывают, чтобы не пропустить останки, которые могут дать ключ к разгадке Объединенной монархии.

Реакция и дебаты

Израиль Финкельштейн, профессор Тель-Авивского университета, который много писал о дебатах о единой монархии, скептически отнесся к результатам.

Два из четырех образцов, использованных для радиоуглеродного датирования, представляют собой оливковые косточки, которые представляют проблему, сказал он. «Одиночные оливковые косточки происходят от насыпей [материала, который накапливался на поверхности пола до того, как пол разрушился]. Они не имеют никакого значения [для] датировки здания.В Мегиддо, на моих раскопках, такие образцы, отдельные предметы / заполнители, не отправляются в лабораторию для датировки, потому что они вносят предвзятость в систему датирования, — сказал Финкельштейн. — Нет никакой связи между находками в Тел. Итон и библейское описание Объединенной монархии ».

Фауст сказал Live Science, что он ожидает, что некоторые археологи будут критически относиться к использованию материалов, обнаруженных в останках полов, для радиоуглеродного датирования. Он отметил, что все радиоуглеродные датировки, из оливковых ям и из древесного угля сходятся примерно 3000 лет назад.«Совпадение дат говорит о том, что мы находимся на безопасных основаниях», — сказал Фауст. Он также отметил, что один из образцов древесного угля взят не с пола, а из залежи фундамента (чаши), что подтверждает вывод о том, что дом был построен около 3000 лет назад.

Первоначально опубликовано на Live Science.

Был ли храм царя Соломона реальным местом?

Храм царя Соломона был первым храмом, построенным израильтянами в честь своего бога, говорит нам Библия.Говорят, что именно здесь еврейский народ хранил мифический Ковчег Завета, содержащий 10 заповедей. Но действительно ли храм Соломона был настоящим местом?

Царь Давид, царь Соломон и Первый храм

Соломон был сыном царя Давида, библейского персонажа, убившего Голиафа. Предание гласит, что после смерти Давида Соломон унаследовал царство своего отца и необычайное богатство. Всего за четыре года Соломон собрал эти ресурсы и построил Первый Храм.

Все, что историки знают о так называемом «Первом храме», взято из Библии. К счастью, он предлагает удивительно подробное описание того, как выглядел храм царя Соломона, включая его предполагаемые точные размеры. Согласно Библии, храм был построен из искусно добытых каменных блоков, а крыша и внутреннее пространство облицованы роскошными деревянными досками. Соломон использовал чистое золото, чтобы покрыть святое внутреннее святилище храма, где он также поместил пару 15-футовых золотых херувимов — сфинксов — для охраны Ковчега Завета.

Тем не менее, ни один камень из этого сооружения не был найден, несмотря на более чем столетний поиск связей между библейским текстом и свидетельствами раскопок. Археологи просто приходят пустыми.

Это удивительно, учитывая масштабы предполагаемой империи Соломона. Строительство Первого Храма было завершено в 957 году до н.э., если брать слово Библии. В хронологии древней истории это несколько веков спустя после легендарной Троянской войны и за два столетия до мифического основания Рима.Согласно Библии, Первый Храм простоял около 400 лет, прежде чем вавилонский царь Навуходоносор разрушил его и отправил евреев в изгнание. Строительство Второго Храма было завершено только в шестом веке, когда евреям было разрешено вернуться.

Несмотря на разрушения, легко понять, почему археологи могли рассчитывать найти остатки такого большого и давнего сооружения.

Текстовая транскрипция из объединенных фрагментов стелы Тель Дан. (Кредит: Wikimedia Commons)

Стела Тель Дан

Библия описывает Соломона как мудрого правителя и великого строителя, жившего на вершине царства Израиль.Также говорится, что у него был роскошный дворец, большая армия и империя, в которую входил весь Израиль. Тем не менее, нет никаких археологических свидетельств того, что человек Соломон вообще когда-либо существовал. Несмотря на то, что он жил в то время, когда писцы уже, вероятно, писали Библию, ни в одной надписи со всего региона не было его имени. Это оставляет археологам неясным, был ли третий царь Израиля реальным или больше походил на других легендарных правителей истории, от короля Артура в Великобритании до Ромула, предполагаемого основателя Рима.

Одна вещь, которая могла бы помочь, — это если бы археологи нашли некоторые современные доказательства существования Соломона вне Библии. Такая находка может помочь поддержать всю библейскую историю. Один из потенциальных признаков надежды появился в 1993 году. Исследователи копали на участке под названием Тель Дан на севере Израиля, когда археолог Хила Кук из Еврейского унион-колледжа обнаружила большой камень, покрытый арамейским письмом — архаичным родственником иврита. В тексте на камне, ныне известном как стела Тель Дан, арамейский царь записывает конфликт с царями Израиля и провозглашает победу над «Домом Давида».Стела Тель-Дан, вероятно, датируется более чем столетием после смерти царя Соломона; тем не менее, это дает некоторые доказательства того, что Дэвид мог быть реальным человеком. Археологи до сих пор продолжают раскапывать это место.

И за последнее десятилетие начали появляться некоторые другие дразнящие потенциальные подсказки.

В 2010 году группа археологов во главе с Эйлатом Мазаром из Еврейского университета в Иерусалиме заявила, что они обнаружили монументально большой отрезок стены во время раскопок в самой старой части Иерусалима в поисках дворца царя Давида.Находки на месте, названном Офел, включали участок стены длиной примерно 210 футов, в комплекте с сторожкой, угловой башней и королевским строением. Элементы были настолько большими, что исследователи убедились, что это всего лишь часть по-настоящему массивного здания. Датирование места оказалось спорным, но некоторые радиоуглеродные датировки поместили это место в середину правления Соломона. «Это первый случай, когда было найдено строение того времени, которое может коррелировать с письменными описаниями здания Соломона в Иерусалиме», — сказал тогда Мазар.

Другие исследователи не уверены в этом.

Тель-Мегиддо, ныне объект Всемирного наследия, был важным городом в древнем Королевстве Израиль. Ученые провели обширные раскопки в этом районе в поисках следов правления царя Соломона. Пока что они нашли только свидетельства более поздних эпох. (Кредит: Аврам Грайсер)

Набег на храм Соломона

Существует давняя история археологов, которые искали — и даже утверждали, что обнаружили — признаки могущества Израиля во времена царя Соломона.В какой-то момент, почти столетие назад, археологи заявили, что они обнаружили конюшни Соломона в месте под названием Мегиддо, в центре библейской истории Армагеддона. Библия говорит, что Мегиддо и два других города использовались для размещения лошадей и всадников для его легендарных колесниц. Однако раскопки последних лет не смогли найти никаких доказательств наличия костей лошади или других явных признаков кавалерии. Фактически, пока нет никаких признаков Израиля Соломона.

Другие исследователи искали легендарные рудники Соломона.Это было жизненно важно для обеспечения драгоценных минералов и богатства, необходимых для строительства Первого Храма. Многие пришли с пустыми руками. Но в исследовании, опубликованном в 2017 году, археологи заявили, что они нашли доказательства обширной древней добычи меди в соседней части Иордании. Период времени, кажется, совпадает, и если бы Израиль контролировал этот район в то время, он мог бы быть ключевым источником полезных ископаемых и богатства.

Помимо археологических находок, библейские историки нашли другие причины сомневаться в традиционных рассказах о Соломоне.

Для начала текст содержит ряд фантастических утверждений. Библия говорит, что за свою жизнь Соломон женился примерно на 700 женах и 300 наложницах, и это число поражает воображение. Одна из этих жен также называлась «дочерью фараона». Однако египетские записи не хранят такого брака. Некоторые ученые говорят, что фараоны, как известно, не хотели выдавать своих дочерей замуж из страха потерять власть.

Но, пожалуй, самым вызывающим сомнение утверждением является то, что у Соломона было 1400 колесниц, что предполагает наличие армии, достаточно большой, чтобы соперничать с другими великими цивилизациями.Не считая отсутствия вещественных доказательств существования конюшен Соломона, надпись о победе в войне и сама Библия утверждают, что египетскому фараону Шишаку удалось завоевать Израиль, разграбить Иерусалим и украсть все сокровища из Первого Храма всего через пять лет после смерти Соломона. Скорость кампании предполагает легкую победу, что кажется маловероятным, если древняя израильская империя действительно обладала такой военной мощью в то время.

Огромные утверждения побудили некоторых библеистов предположить, что сила Соломона была придумана историками много веков спустя для того, чтобы поставить свою цивилизацию в один ряд с другими великими царствами.

В рамках проекта по просеиванию Храмовой горы сотни тысяч добровольцев на протяжении многих лет разбирали завалы, извлеченные из строительного объекта на Храмовой горе. (Кредит: Wikimedia Commons)

Археологические свидетельства библейской истории

В конечном счете, самое большое препятствие на пути к поиску храма царя Соломона также затрагивает самую суть того, почему он так интересен нам в первую очередь. Царство Израиль в конечном итоге изменит мировую культуру и религии.А Храмовая гора в старом Иерусалиме, где расположены Первый и Второй Храм, является, пожалуй, самым святым местом на так называемой Святой Земле. Тысячелетиями иудейские, мусульманские и христианские религиозные лидеры строили в этом районе новые постройки, засыпая старые святые места новыми.

Христиане верят, что Иисус посетил Храмовую гору, в то время являвшуюся домом для Второго Храма, и раскритиковали религиозных деятелей за день до того, как якобы предсказали, что это место будет разрушено. А в исламской вере Храмовая гора — это место, где пророк Мухаммед вознесся на небеса.Это также место, где до сих пор стоит Купол Скалы, одно из старейших исламских зданий в мире, построенное на протяжении веков Второго Храма после его разрушения римлянами в 70 г. н.э.

Если какие-то остатки храма царя Соломона это сделают все еще существуют, они похоронены под многими слоями политически заряженной истории. Вся активность и переплетение религиозной истории делают здесь раскопки невозможными.

Как ни странно, именно эта головоломка стала причиной единственного когда-либо разрешенного обширного археологического исследования.В конце 1990-х годов Вакф, исламский фонд, отвечающий за надзор за мусульманскими святыми местами на Храмовой горе, начал строительство новой большой мечети на месте под названием Конюшни Соломона. (На самом деле это место, вероятно, датируется столетиями после смерти Соломона и использовалось для хранения лошадей во время крестовых походов.) Вместо получения необходимых разрешений и проведения необходимых археологических раскопок Вакф просто использовал тяжелое оборудование, чтобы снести бульдозерами древние постройки и удалить огромное количество мусора. грязь. За годы до этого события даже начались перестрелки после того, как палестинцы заявили, что раскопки еврейскими властями наносят ущерб святым мусульманским местам.Что бы ни спровоцировало этот дерзкий шаг, десятки грузовиков с богатым археологическим материалом отправились на свалку, где его смешали с современным мусором. Археологам, благодаря протесту общественности, удалось доставить несколько сотен грузовиков с материалами в национальный парк для изучения.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *