Что случилось в 1993 году в россии: События 1993 года стали уроком для России, заявили эксперты

Содержание

Эксперт: Октябрьский путч 1993 года убил доверие людей к власти

Фильм о событиях 1993-го

В ходе круглого стола был представлен фильм о событиях октября 1993 года, снятый специалистами РИА Новости в веб-документальном формате, получившем мировое признание благодаря тому, что зритель имеет возможность взаимодействовать с контентом и обладает большей свободой действий, чем зритель сюжета с линейной формой повествования, где ход истории предопределен режиссером. Это третий в 2013 году фильм РИА Новости в интерактивном формате.

«Для каждого из участников этих событий это была часть его жизни, часть его внутренней истории. И именно об этих людях мы хотели рассказать в нашем фильме, интерактивном видео; сделать так, чтобы была возможность их глазами, через их эмоции, через их воспоминания увидеть те непростые дни. Потому что сейчас это кажется каким-то достаточно далеким и несколько необычным событием нашей страны. Очень надеюсь, что так и будет дальше, потому что танки, стреляющие с набережной по Белому дому — это зрелище абсолютно страшное.

И, наверное, для каждого москвича и любого жителя России это было что-то совершенно невероятное», — поделился воспоминаниями заместитель главного редактора РИА Новости Илья Лазарев.

Фильм содержит фотографии людей, которых впоследствии РИА Новости нашло и которые рассказали о своих воспоминаниях тех событий.

«Мы оживляли фотографии и старались некоторые эпизоды видео уже привести в наше сегодняшнее время… Наши коллеги, режиссеры три месяца занимались этим форматом — это весьма непростая история. Можно посмотреть фильм эпизодически, линейно, но главная история и задача — сделать так, чтобы погрузиться в эту атмосферу, сделать свои выводы, а скорее просто познакомиться с людьми, которые пережили эту историю и пропустили ее через себя», — добавил Лазарев.

В результате трагических событий 3-4 октября 1993 года в Москве съезд народных депутатов и Верховный совет РФ были ликвидированы. До избрания Федерального собрания и принятия новой Конституции в РФ устанавливалось прямое президентское правление.

Указом от 7 октября 1993 года «О правовом регулировании в период поэтапной конституционной реформы в РФ» президент установил, что до начала работы Федерального собрания вопросы бюджетно-финансового характера, земельной реформы, собственности, госслужбы и социальной занятости населения, ранее решаемые съездом народных депутатов РФ, теперь осуществляются президентом РФ. Другим указом от 7 октября «О Конституционном Суде РФ» президент фактически упразднил этот орган. Также Борис Ельцин издал ряд указов, прекращающих деятельность представительных органов власти субъектов Федерации и местных Советов.

12 декабря 1993 года была принята новая Конституция России, в которой такой орган государственной власти, как съезд народных депутатов, уже не упоминался.

начало конца демократии в России?

25 лет назад в столице России произошли драматические события, кульминация которых пришлась на 3-4 октября 1993 года. Позже происходившее в ту пору получило многочисленные названия: «Расстрел Белого дома», «Расстрел Дома Советов», «Черный октябрь» и так далее.

О роли и значении этих событий в судьбе страны до сих пор спорят историки и политики – как российские, так и зарубежные.

По сути, этот внутриполитический конфликт между разношерстным по своему политическому составу Верховным Советом и командой президента Бориса Ельцина привел конституционный кризис, развивавшийся с декабря 1992 года, к кровопролитной кульминации в центре Москвы – разгону парламента, сопровождавшемуся столкновениями с применением войсковых сил и бронетехники. Всего в итоге, по имеющимся данным, погибло 158 человек и 423 были ранены. При этом 3 и 4 октября убитых было 124, а раненых 348.

Тем не менее, профессор Московского экономического института, доктор философских наук

Игорь Чубайс считает, что значение этого события «искусственно раздуто». По его словам, тогда, в 1993 году, это казалось важным, и он сам участвовал в тех событиях, был на баррикадах около здания Моссовета, но со временем пришел к выводу, что все это – «игры группировок власти».

«Я не считаю это событие важным, в отличие от очень многих, – уточнил профессор в интервью Русской службе «Голоса Америки». – Оно ничего не изменило. Недавно я выпустил книгу с анализом все постсоветской реальности, всей новейшей истории страны, но этому событию посвятил лишь небольшой кусок».

​Американский публицист Дэвид Саттер на днях опубликовал в Wall Street Journal статью, посвященную событиям «Черного октября», с характерным названием «Когда умерла российская демократия», где утверждает, что расстрел российского Белого дома символизирует похороны демократии в стране.

Игорь Чубайс не согласен с такой оценкой: «Потому что не было начала демократии. Например, решения, которые принимали в Верховном Совете при Ельцине в 1991 году, в частности, о реабилитации жертв политических репрессий, были почти бессмысленными. Они не осуждали режим как государство, а лишь объявляли конкретных людей невиновными. То же самое произошло и с постановлением о реабилитации репрессированных народов. Нужно было объявить преступной власть, которая целые народы изгоняла с родных мест, а у нас лишь подчеркнули, что эти народы невиновны. А ведь тогда наступило время отторжения коммунизма, советчины…»

То есть, с самого начала тогдашние реформы властей носили ограниченный характер, констатировал профессор. Поэтому 1993-й год, по его оценкам, нельзя считать поворотным событием, которое положило конец становлению демократии в России.

«Тем более, все, что делал Ельцин, уперлось в принципиальный вопрос, который так и не был решен. Не было люстрации, не произошло очистки власти от прежних чиновников. А старые чиновники не могут развернуться на 180 градусов. О люстрации много говорили, но без толку. Старые кадры, в том числе, в силовых структурах остались во власти. Да, они громко кричали «Долой КПСС!», потому что та себя полностью исчерпала. Но они же и создавали новые правила игры, по которым мы теперь живем», – резюмировал Игорь Чубайс.

В свою очередь, профессор, доктор политических наук Юлий Нисневич не согласен с тем, что это было малозначимое событие. Также, по его мнению, не совсем верно называть это «концом российской демократии».

«Почему-то принято обсуждать только то, что произошло 3-4 октября, – заметил он в комментарии Русской службе «Голоса Америки». – Однако конфликт начался задолго до этого, а предельно обострился в марте 93-го года, когда Верховный совет попытался выдвинуть импичмент президенту Ельцину. После этого был знаменитый апрельский референдум. Дальше противостояние стало приобретать совсем другие формы».

Но самое главное, как представляется политологу, заключается в том, что «Верховный совет – не парламент»: «Это советский представительный орган, 86 % членов которого были коммунистами. Поэтому говорить о том, что это – демократический институт, мягко говоря, неуместно. Так что противостояние (между президентом и Верховным советом) было идеологическим. Это, скорее, продолжение событий 1991 года».

С другой стороны, решать такие вопросы силовым путем – далеко не самое разумное, подчеркнул Юлий Нисневич: «После апрельского референдума было выдвинуто предложение провести досрочные выборы и Верховного совета, и президента. Это, наверное, могло стать самым правильным способом разрешения конфликта. Но Верховный совет тогда от референдума отказался, и только потом, в октябре, вернулся к этой идее. А дальше противостояние пошло по нарастающей».

Наверное, бескровный выход из конституционного кризиса все же можно было найти, предположил профессор, но ситуация развивалась так, как она развивалась. Все это, на его взгляд, имело довольно печальные для демократии в стране последствия: «Именно после этих событий и произошел перекос в нашей конституции в пользу президентской власти. Потом, в 1995 году, президент переподчинил себе все силовые структуры. И пошло-поехало».

Как видится Юлию Нисневичу, Путин не изменил прочерченную Ельциным траекторию развития страны, а вписался в нее: «Есть исследования, свидетельствующие, что уже 1995 году средства из российского бюджета, заложенные на поддержку силовых структур, стали заметно увеличиваться. А в 1993 года президент и его администрация отказались опираться на какую-либо политическую силу во время парламентских выборов, тем самым фактически лишив (сознательно или подсознательно, неизвестно) институт президентства политических корней. И сейчас мы наблюдаем развитие этой парадигмы».

Сегодня самый главный политический игрок в России – институт президентства, а не политические структуры, утверждает политолог.

«Во всем мире власть – производное от выборов. У нас главным является сам институт президентства. Это, конечно, перевернутая с ног на голову система. Здесь, к сожалению, роль Бориса Ельцина налицо. Не говоря уж о том, что операция «преемник» выглядит весьма сомнительно. Тогда Ельцин говорил: вот, мол, я уступаю место молодым. Тоже не самый демократический прием. Ведь когда глава государства досрочно уходит с поста, сокращается период избирательной кампании. То есть, в той ситуации это создавало дополнительные трудности для претендентов из оппозиционных партий», — заключил он.

«Газета.Ru» о том, как не перепутать события 1991 и 1993 годов в Москве

С начала тяжелого политического кризиса, который едва не поставил Россию на грань гражданской войны, прошло 25 лет. Его кульминацией стала стрельба из танков верными президенту Борису Ельцину военными по Белому дому, где находилось здание Верховного совета России. При этом в общественном сознании события 1993 года часто перепутаны с событиями 1991 года — подавлением путча ГКЧП. «Газета.Ru» о том, чем сходны и чем различаются эти истории.

Белый дом

Символами и августа 1991, и октября 1993 года стало одно и то же здание проекта известного советского архитектора Дмитрия Чечулина. Оно было построено для размещения в нем административных органов РСФСР в 1981 году.

В советские годы здесь располагался Верховный совет РСФСР, который, как и все представительские органы в то время, исполнял чисто декоративную функцию, штампуя решения, которые вырабатывались в недрах ЦК КПСС.

Все изменилось в 1990 году, когда во время первых демократических выборов в Верховный совет было избрано большое количество депутатов-демократов. Несмотря на то что большее количество мандатов все равно было у тех, кто формально состоял в КПСС, среди них также было немало коммунистов-реформаторов, настроенных на изменения.

Председателем Верховного совета был избран выходец из советской партноменклатуры, но настроенный на перемены Борис Ельцин.

Те же люди, но по разные стороны

Путаница между 1991 и 1993 годами существует еще и потому, что

и в то, и в другое время участниками событий были одни и те же лидеры. Так, в августе 1991 года руководителем сопротивления, отстранившим от власти союзного президента Михаила Горбачева нескольким руководителям СССР, противостоял Борис Ельцин.

А в 93-м он уже был избранным президентом России, а пост главы Верховного совета занимал выходец из академической среды Руслан Хасбулатов. Еще одним ключевым участником этих событий был вице-президент России, генерал и бывший боевой летчик Александр Руцкой.

Стоит отметить, что даже противники Руцкого признают, что его решительные действия переломили ход событий — именно он вместе с группой пришедших на помощь военных полетел в Крым, чтобы освободить изолированного там президента Горбачева и привести его в Москву.

Затем политические пути Руцкого, Хасбулатова и Ельцина разошлись. Не приняв радикальных перемен, а также имея личные властные амбиции, они пошли против президента уже в 1993 году.

Законны ли были действия сторон в 1991 и 1993 году?

Большинство экспертов, говоря о событиях 1991 года, сходятся на том, что действия участников Государственного комитета по чрезвычайному положению были незаконны. Несмотря на то, что среди участников путча были и достойные люди — такие, как, например, маршал Сергей Ахромеев (впоследствии покончил собой), —

их действия нарушали Конституцию и были квалифицированы как государственный переворот.

Ситуация с 1993 годом все же существенно сложнее — вокруг событий тех октябрьских дней поломано немало копий.

С точки зрения закона, действия президента Ельцина, распустившего парламент, были нарушением действующей Конституции страны.

Именно поэтому Конституционный суд России признал, что есть основания для отрешения президента России от должности. В то же время даже многие из тех, кто согласен с этими выводами, считают, что Ельцин был прав, когда применил силу, так как его противники прибегли к радикальным действиям и пошли на захват государственных учреждений — мэрии Москвы и телевизионного комплекса «Останкино». Стоит отметить, что среди защитников Белого дома в 1993 году были и откровенно профашистские группировки.

Какая Конституция тогда существовала?

И в 1991-м, и 1993 году продолжала действовать «брежневская» конституция РСФСР 1978 года, в которую в 1990 году было внесено более 400 поправок.

Несмотря на то что Россия в ней по-прежнему провозглашалась «социалистическим государством», внесенные поправки подразумевали существование частной собственности, основных демократических свобод, в том числе слова и печати.

В нее также был вписан пост президента всенародно избираемого главы государства. При этом именно в этой Конституции было впервые записано положение о том, что президент России не может выдвигаться на свой пост более двух раз подряд. Тогдашнюю российскую республику можно назвать парламентско-президентской, однако высший орган Верховного совета — Съезд народных депутатов — был практически всевластен, что мешало президенту России проводить преобразования.

Силовики в 1991 и 1993 году

И тогда, и позже среди силовиков произошел определенный раскол относительно оценки событий. В 1991 году части союзной армии, верные приказу министра обороны, члена ГКЧП Дмитрия Язова, начали блокаду Белого дома, где находился президент Ельцин и его соратники.

Однако направленный к Белому дому генерал ВДВ Александр Лебедь не стал выполнять приказы руководства ГКЧП, поняв, что они являются незаконными. Аналогично поступил и командующий ВДВ Павел Грачев, перешедший со своими военными на сторону Верховного совета. Это помогло восставшим одержать практически бескровную победу.

В 1993 году ситуация была иной — армия сохранила верность президенту Ельцину, хотя несколько силовиков поддержали Верховный совет. Среди них были замглавы МВД России Андрей Дунаев и глава Министерства безопасности Виктор Баранников. Они находились в Белом доме.

Ставший министром обороны России Павел Грачев руководил стрельбой из танков по Белому дому хотя согласился на силовые действия не без колебаний, потребовав от президента письменного приказа.

Жертвы 1991 и 1993 года

Жертвами событий августа 1991 года стало трое молодых людей — Дмитрий Комарь, Илья Кричевский и Владимир Усов. Пытаясь остановить колону бронетехники, которая двигалась по Садовому кольцу, они пытались блокировать водителям видимость с помощью брезента. Один из молодых людей погиб в результате несчастного случая, двое других — от пуль, как считается, в предупредительных целях. В то же время один из молодых ребят — Кричевский — был убит пулей в голову при невыясненных обстоятельствах.

Кроме них, покончили с собой также два члена ГКЧП — глава МВД Борис Пуго, маршал Сергей Ахромеев, а также управделами ЦК КПСС Николай Кручина. Вскоре после провала путча он выбросился из окна, хотя есть те, кто считает, что его убили.

В 1993 году жертвами событий стали более 100 человек. Многие из погибших стали случайными жертвами. Расследование событий, которое предложила провести фракция «Яблоко» уже в новой Думе, было прекращено в обмен на амнистию.

Финал 1991 и 1993 годов

После провала путча августа 1991 года члены ГКЧП были арестованы, но впоследствии амнистированы. Единственным, кто не принял амнистию, предстал перед судом и был оправдан, был участник ГКЧП замминистра обороны Валентин Варенников. Арестованы, но затем амнистированы по постановлению Госдумы были и лидеры Верховного совета, в том числе Хасбулатов и Руцкой.

Участники путча и штурма Белого дома в 1993 году: «Шансов на мир не было»

Автор фото, Laski Diffusion/Getty Images

Четвертого октября исполняется 25 лет трагической развязке противостояния между сторонниками и противниками президента Бориса Ельцина и его реформ, которые одна сторона именует расстрелом парламента, а другая — октябрьской попыткой переворота в Москве.

Лояльные Кремлю силовики обстреляли из танков и взяли штурмом Дом Советов на Краснопресненской набережной, где ныне работает правительство РФ, а тогда собрались оснастившиеся заранее припасенным оружием защитники советской конституции и Съезда народных депутатов.

20 сентября президент своим указом распустил Съезд и назначил через два месяца новые выборы. Чуть менее половины депутатов в ответ собрались в Доме Советов, объявили себя высшей властью в стране, а Ельцина низложенным.

Найти компромисс за две недели не удалось. Поводом для действий силовиков стала предпринятая накануне защитниками парламента попытка захватить телестудию в Останкино и здание московской мэрии, соседствовавшее с Белым домом.

Погибли, по официальным данным, 158 человек, в том числе 28 военных и милиционеров, были ранены 423. Ни один депутат серьезно не пострадал.

Двумя годами ранее в этом же Белом доме держали оборону именем свободы и демократии Борис Ельцин и его сторонники. Некоторые москвичи защищали знаменитое место оба раза — и в 1991-м, и в 1993-м.

Споры об исторической правоте, и особенно о том, кто в большей степени довел ситуацию до кровопролития своей неуступчивостью, продолжаются и через четверть века, и вероятно, никогда не кончатся.

Воспоминаниями и оценками поделились с Би-Би-си бывший глава кремлевской администрации Сергей Филатов и бывший народный депутат РСФСР Виктор Аксючиц. С ними беседовал Артем Кречетников.

Би-би-си: В августе 1991-го Ельцин, Руцкой и Хасбулатов были на одной стороне. В октябре Съезд депутатов наделил Ельцина чрезвычайными полномочиями для проведения экономических реформ 876 голосами против 16. В декабре Верховный Совет под председательством Хасбулатова ратифицировал Беловежские соглашения 188 голосами против семи. Как вышло, что спустя всего два года бывшие союзники подняли оружие друг против друга?

Сергей Филатов: Неверно считать, что конфликт случился осенью 1993 года. Все началось гораздо раньше.

В ноябре 91-го Борис Николаевич пригласил Хасбулатова и его заместителей, одним из которых был я, объявил, что 2 января начнется экономическая реформа, и в общих чертах объяснил ее суть. Хасбулатов обещал поддержку парламента, и мы разъехались в хорошем настроении.

13 января Хасбулатов в Рязанской области в первый раз грубо обрушился на реформы. Это и было началом противостояния между президентом и депутатским корпусом.

Возможно, многие депутаты и бывший военный летчик Руцкой действительно не представляли сложности переходного периода. Но Хасбулатов — экономист высокого класса, профессор Плехановской академии — прекрасно понимал, о чем речь. И поддержал! Я был свидетелем.

Что это? Беспринципный расчет: пусть начнутся трудности, и проще будет власть перехватить? Обида, что Ельцин поручил возглавить правительство и вести реформы малоизвестному Гайдару, когда у него, Хасбулатова, имелись и профессиональная квалификация, и, так, сказать, революционные заслуги?

Утверждать ничего не хочу. Пусть это будет на его совести.

92-й год у депутатского большинства прошел в борьбе за устранение Гайдара, 93-й — уже самого Ельцина.

Необходимые для реформы законы не принимались, указы президента объявлялись не имеющими силы, возник правовой вакуум.

Референдум в апреле 1993 года президентская сторона выиграла. К сожалению, Конституционный суд постановил, что для признания его итогов требуется большинство не от проголосовавших, а от списочного состава избирателей.

До сих пор жалею, что не подсказал Борису Николаевичу именно в тот момент распустить парламент. Вместо этого попытались в последний раз достичь компромисса, созвали Конституционное совещание, но его работа застопорилась. Лето пропало.

В декабре должен был состояться X съезд депутатов, и мы понимали, что это будет за съезд. Президент сделал упреждающий шаг и выпустил указ 1400.

Автор фото, Wojtek Laski/Getty Images

Первую неделю прожили относительно спокойно. Потом в Москве начались вооруженные вылазки тереховцев [Станислав Терехов — председатель «Союза советских офицеров»: прим. Би-би-си]. Обстановка накалялась.

В ночь на 1 октября на переговорах в Свято-Даниловом монастыре при посредничестве Московской патриархии мы договорились, что сторонники парламента сдают оружие, а мы обеспечиваем жизнедеятельность здания и не пытаемся их силой разогнать. Но на следующее утро из Белого дома пришла другая делегация и заявила, что всех нас надо отдать под суд, тогда и будет мир.

Так прошли еще два дня, а 3 октября мне позвонил Олег Попцов [председатель ВГТРК — прим. Би-би-си] и сообщил о нападении на Останкино.

Виктор Аксючиц: По поводу ратификации Беловежских соглашений должен заметить, что это был не обычный международный договор. Принимать решения, кардинально меняющие характер государства, был вправе только съезд, а не Верховный Совет. Так что и Ельцин, и Хасбулатов нарушили конституцию.

Осенью 1991 года депутаты поддерживали президента, потому что он обещал эффективные экономические реформы. Но дальше из всех вариантов был выбран самый радикальный и разрушительный.

Вот один пример. Верховный Совет предлагал открыть на имя каждого гражданина специальный счет и зачислить на него определенную сумму, которую нельзя было бы потратить ни на что, кроме покупки акций. Так обеспечивалось бы всеобщее участие в приватизации. Взамен президент и правительство выпустили ваучеры, которые одни граждане продали за две бутылки водки, а другие — криминал и номенклатура — скупили мешками.

Естественно, большинство депутатов перешли в оппозицию. А Ельцин был предан своим радикалам, и поэтому не имел иного выхода, кроме как пойти на переворот.

Би-би-си: Многие депутаты, избравшиеся в 1990 году как сторонники Ельцина, потом сделались его ярыми противниками. Выдвигалось циничное объяснение: не всем хватило теплых мест в системе исполнительной власти. Но, возможно, дело в том, что они в свое время критиковали советский строй не с либеральных, а с почвеннических позиций? А общество тогда в детали не вдавалось, вопрос был один: «Вы за КПСС или против?«

С.Ф.: Четких идейных ориентиров у депутатов, записавшихся в «Демократическую Россию», не имелось. Были два критерия: отрицание советского прошлого и поддержка Ельцина. А в остальном — сколько демократов, столько мнений. Наша большая ошибка, что мы так и не сделали программу.

В.А. Я сам один из таких депутатов. Но главное — все надеялись на благотворные экономические реформы, не понимая, что нас ожидает.

Автор фото, Patrick Robert/Getty Images

Би-би-си: Была ли возможность как-то поладить миром? Если да, то в чем конкретно мог заключаться компромисс?

С.Ф.: Мне нравится вторая половина вопроса. Шансов не было, потому что для депутатского большинства единственной ценой мира с президентом являлся отказ от рыночных реформ. А для нас это не подлежало обсуждению.

Поэтому все дискуссии велись не о том, как с этим депутатским корпусом договориться, а о том, как бы от него избавиться наиболее безболезненно. И с другой стороны царило такое же настроение. Откровенно заявлялось: оставим Ельцину полномочия английской королевы, тогда ему ничего не останется, как нарушить конституцию, а тут мы его и прихлопнем.

В.А.: Для того и существует власть, чтобы в любой ситуации находить компромисс и не доводить до насилия.

Поскольку разногласия носили принципиальный характер, мирным выходом могли бы стать одновременные досрочные выборы президента и депутатов.

Когда после подписания указа 1400 депутаты собрались в Доме Советов, я в первый же день предложил принять такое постановление. Но радикально настроенные коллеги на меня накинулись, заявив, что я «легитимизирую узурпатора». С противоположной стороны никакой готовности к такому компромиссу тоже не было.

1 октября при посредничестве патриарха были сделаны первые шаги к разрядке. Но потом Филатов и Лужков сорвали переговоры, а обвинили делегацию Верховного Совета. Один из депутатов мне говорил, что слышал, как они шептались, что, мол, президент такое не подпишет.

Би-би-си: Насколько реальны были одновременные досрочные выборы?

С.Ф.: Лично я как советник президента категорически возражал бы. Оставить страну вообще без руководства было бы преступлением. Тормозом развития государства и реформ являлся не президент, а съезд депутатов, их и нужно было обновить.

В.А.: Если бы Ельцин решился сам выступить с такой инициативой, то выглядел бы эффектно, и надо признать, практически стопроцентно выиграл бы эти выборы. Но ему, видимо, надо было показать силу.

Автор фото, Patrick Robert/getty Images

Би-би-си: В какой момент вам сделалось ясно, что лобовое столкновение в той или иной форме неизбежно?

С.Ф.: В апреле 1992 года. В дни работы VI съезда депутатов Хасбулатов попросил меня пойти к Ельцину и организовать встречу втроем. Но Борис Николаевич резко отрицательно к этому отнесся. заявив, что больше ничего общего с Хасбулатовым иметь не хочет, потому что тот постоянно виляет, обещает и не держит слово.

В.А.: С середины лета 1992 года я писал в СМИ о неизбежности попытки антиконституционного переворота.

Би-би-си: Почему силовые структуры остались лояльны президенту, хотя его реформы были, мягко выражаясь, непопулярны у офицерства?

С.Ф.: Все очень боялись гражданской войны и хаоса. Многие военные ненавидели Ельцина за то, что самолеты не летают и учения не проводятся, но он нес хоть какой-то порядок и предсказуемость.

В.А.: Деньги и пропаганда. Телевидение бесконечно показывало кричащего Анпилова и зигующих баркашовцев и формировало мнение, будто в Доме Советов засели фашисты.

Би-би-си: Что случилось бы, победи Дом Советов? Стали бы, как обещал в сентябре Руцкой на встрече с региональными законодателями, восстанавливать социализм и советскую власть?

С.Ф.: Случилась бы гражданская война.

В.А. Коммунистическая идея испарилась. Хотелось бы увидеть нечто наподобие будущего премьерства Евгения Примакова — щадящие реформы без ваучерной приватизации, олигархии, дефолта 1998 года.

К сожалению, нельзя было бы исключить нового витка борьбы за власть между Руцким и Хасбулатовым и их командами.

Би-би-си: Из уст представителей антиельцинской оппозиции постоянно звучало: «расстрелять«, «повесить«, «все вы нам известны«. «не успеете добежать до Шереметьево-2«. Это говорилось в пылу борьбы или всерьез?

С.Ф.: То, что репрессии были бы, совершенно очевидно. Насколько массовые, сказать сложно.

В.А.: Такое говорили либо провокаторы, либо маргиналы. Макашов, Баркашов и Анпилов не были депутатами, но именно их тиражировали СМИ.

Би-би-си: Продолжает ли октябрь 93-го влиять на российскую жизнь?

С.Ф.: К сожалению, разрыв между недавними соратниками и стрельба в центре Москвы отвратили массу людей от политики вообще. Результатом стала апатия. Вся надежда на молодежь.

В.А.: Недостаток народовластия, ущербная несбалансированная конституция, отсутствие реального парламентаризма, превращение Конституционного суда в номинальный орган — все это результаты решений, которые Ельцин навязал в 1993 году.

События 1993 года

Российская и мировая история в таблицах. Автор-составитель Ф.М. Лурье. СПб, 1995

Хронология российской истории. Энциклопедический справочник. Под руководством Франсиса Конта. М., «Международные отношения». 1994.

Хроника мировой культуры. М., «Белый город», 2001.

ДАТЫ

см. 90-е годы XX века

 

см. 1992 год

1993.01. Россия. Начало конституционного кризиса, вызванного противостоянием законодательной и исполнительной власти.
1993.01.01 Вступает в силу Соглашение о едином рынке стран-участниц ЕЭС.
1993.01.01 Чехия и Словакия становятся независимыми суверенными государствами.
1993.01.03 Президент США Буш и президент Российской Федерации Б.Н. Ельцин подписывают второй Договор о сокращении а стратегических вооружений, в соответствии с которым США и Россия берут на себя обязательство сократить на две трети число имеющихся ядерных боеголовок.
1993.01.05 В ходе грузино-абхазского военного конфликта начинается наступательная операция абхазских войск на Гумистинском фронте. Передовые части выходят к окраинам Сухума, однако дальнейшего успеха развить не удается. (Подробнее см. Хроника грузино-абхазской войны 1992-1993 гг.).
1993.01.06 Президент Перу Альберто Фухимори вновь вводит в стране конституционную форму правления.
1993.01.09 В Анголе правительственные войска захватывают штаб лидера УНИТА Жонаса Савимби в Хуамбо
1993.01.13 Авиация стран НАТО наносит бомбовый удар по некоторым объектам в южной части Ирака.
1993.01.13 Бывший руководитель Восточной Германии Эрих Хонеккер освобожден из тюрьмы и получает разрешение выехать к жене в Чили (8 февраля он приезжает на последнее заседание суда)
1993.01.14 В США президент Клинтон предлагает на должность генерального прокурора Зою Беард, однако выясняется, что против нее возбуждено уголовное дело в связи с уклонением от уплаты налогов (22 января Клинтон снимает ее кандидатуру после того, как становится известно, что она нанимала на работу незаконно проживающих в стране иммигрантов; 5 февраля по этой же причине снимается вторая предложенная президентом кандидатура Кимбы Вуд).
1993.01.18 Парламентские выборы на Гаити бойкотирует подавляющее большинство избирателей.
1993.01.19 В израильском парламенте проходит у последнее чтение пакета законов, позволяющих гражданам Израиля вступать в контакты с представителями ООП. 21января лидер ООП Ясир Арафат дает интервью израильскому телевидению.
1993.01.20 В США проходит инаугурация Уильяма Джефферсона Клинтона в качестве 42-го президента страны
1993.01.21 Президент США Клинтон назначает свою жену Хиллари главой специальной комиссии по реформам системы здравоохранения (22 сентября опубликована программа).
1993.01.21 Выполняя предвыборные обещания, президент США Клинтон отдает распоряжение министру обороны подготовить приказ об отмене запрета на прием гомосексуалистов в армию. Против этого решения выступают председатель Объединенного комитета начальников штабов Колин Пауэлл и председатель постоянного комитета сената по вооруженным силам Сэм Нанн (28 января Клинтон отменяет свое решение, но вводит запрет на опрос вступающих в вооруженные силы относительно их сексуальной ориентации).
1993.02.10 В Италии происходит первая из ряда последующих отставок правительства, причиной которых послужил скандал в связи с коррупцией высших должностных лиц.
1993.02.22 Совет Безопасности ООН принимает решение создать трибунал для расследования военных преступлений, совершаемых на территории бывшей Югославии. Это первый подобный трибунал после Нюрнбергского трибунала (работал с 1945 по 1946 г.).
1993.02.24 Брайен Малруни уходит в отставку с поста премьер-министра Канады.
1993.02.25 На Кубе впервые проводятся прямые выборы в Национальную ассамблею (25 февраля). По официальным данным в выборах принимают участие 99,6 процента избирателей.
1993.02.26 Взрыв подложенной террористами бомбы приводит к разрушению Центра международной торговли в Нью-Йорке.
1993.03.01 Американская авиация проводит операцию по снабжению восточных районов Боснии и Герцеговины, отрезанных от миротворческих сил ООН.
1993.03.07 Удерживающие в течение 56 дней пункт Хуамбо правительственные ангольские войска отходят перед тем, как его начинают обстреливать вооруженные силы движения УНИТА.
1993.03.10 Обстановка в сенате итальянского парламента накаляется до предела после того, как премьер-министр Джулио Андреотги начинает давать объяснения по поводу обвинений в коррупции, высказанных в его адрес.
1993.03.10 В США в ходе одного из ряда жестоких нападений сторонников движения “Спасение Америки” на лечебные заведения, в которых делаются аборты, в Пенсаколе, штат Флорида, убит гинеколог Дэвид Ганн.
1993.03.10 Россия. Открывается 8-й Внеочередной съезд народных депутатов РФ. Постановление о соблюдении Конституции РФ высшими органами государственной власти и должностными лицами.
1993.03.12 На чрезвычайной сессии Верховного Совета Российской Федерации депутаты голосуют за ограничение полномочий президента и отклоняют поправки к конституции, предложенные Ельциным (20 марта Ельцин объявляет о введении режима “особого управления” и назначает дату референдума по новой конституции; 28 марта Верховный Совет предпринимает неудачную попытку отстранить президента Ельцина от должности).
1993.03.12 Северная Корея выходит из Договора о нераспространении ядерного оружия.
1993.03.12 Теракты в Бомбее (Индия). 257 погибших. 13 взрывных устройств было заложено в автомобили.
1993.03.12 Лейбористская партия во главе с новым лидером Полом Китингом одерживает пятую победу подряд на парламентских выборах в Австралии, причем ее преимущество даже немного возрастает.
1993.03.16 В Великобритании министр финансов Норман Леймонт объявляет о введении налога на добавленную стоимость на местное топливо.
1993.03.20 В Боснии и Герцеговине представители ООН наблюдают за эвакуацией гражданских лиц из Сребреницы, которая почти год находилась в полном окружении (освобождена 18 апреля).
1993.03.20 Россия. Телевизионное обращение президента РФ Б.Н. Ельцина с изложением Указа № 379 “Об особом порядке управления до преодоления кризиса власти”.
1993.03.20 В результате взрыва бомбы, подложенной боевиками из Ирландской республиканской армии в центре Уоррингто-на, Северо-Западная Англия, убиты двое детей.
1993.03.23 Россия. Заключение Конституционного суда РФ о несоответствии положений Указа № 379 Конституции.
1993.03.24 Эзер Вейцман избран президентом Израиля (приносит присягу 13 мая). Беньямин Нетаньяху сменяет Ицхака Ша-мира на посту руководителя блока партий Ликуд.
1993.03.26-29 Россия. 9-й Внеочередной съезд народных депутатов РФ. Попытка отрешения президента Б.Н. Ельцина от власти. Решение о проведении референдума о доверии президенту, председателю ВС и депутатскому корпусу.
1993.03.27 Цзян Цземин возглавляет руководство Китая.
1993.03.29 Эдуар Балладур становится премьер-министром Франции после того, как на парламентских выборах победу одерживает правая коалиция. Правящая Социалистическая партия сохранила за собой только 54 места из 252.
1993.04.01 Россия. Введение чрезвычайного положения на территории Пригородного района на границе Северной Осетии и Ингушетии (неоднократно возобновлялось).
1993.04.10 В Южной Африке Крис Хани, один из руководителей Африканского национального конгресса, убит членом Движения сопротивления африканеров.
1993.04.11 В Израиле, пытаясь остановить рост беспорядков, власти “закрывают” оккупированные территории.
1993.04.25 Всероссийский референдум. Большинство участников референдума высказалось за доверие президенту, против досрочных президентских и парламентских выборов.
1993.04.29 Верховный суд Бразилии принимает решение о том, что бывший президент страны Фернандо Коллор ди Мелу виновен в пассивной коррупции и преступных связях.
1993.05.01 Россия. Демонстрация оппозиционных сил в Москве. Столкновение демонстрантов с подразделениями милиции и ОМОНа на Гагаринской площади.
1993.05.01 Во время парада в Коломбо убит президент Шри-Ланки Ранасингх Премадаса.
1993.05.04 ООН берет на себя управление процессом оказания военной и гуманитарной помощи Сомали, которое ранее осуществляла американская оперативно-тактическая группа.
1993.05.04 Бизнесмен Азил Надир, выпущенный под залог и ожидающий судебного разбирательства по делу о хищениях и фальшивой бухгалтерской отчетности в связи с банкротством компании “Полли пек”, бежит на Северный Кипр.
1993.05.04 Начало работы следственной Комиссии Скотта по делу о причастности британского правительства к поставкам оружия в Ирак
1993.05.06 Совет Безопасности ООН объявляет о создании “зон безопасности” в Сараево, Тузле, Зепе, Горадже, Бихаче и Сребрснице на территории Боснии и Герцеговины (30 мая боснийские сербы начинают наступление на Горадже и Сребреницу).
1993.05.07 В Южной Африке на многосторонних переговорах в Йоханнесбурге достигнуто соглашение о проведении в апреле 1994 года парламентских выборов на основе равного права голоса для представителей всех рас.
1993.05.13 США официально заявляют об отказе от программы стратегической оборонной инициативы.
1993.05.18 На втором референдуме граждане Дании высказываются за одобрение Маастрихтского договора (сторонники договора одерживают победу с незначительным перевесом).
1993.05.19 США заявляют о признании правительства Анголы.
1993.05.24 Эритрея выходит из состава Эфиопии и становится независимым государством.
1993.05.24 После ареста диссидентов в Лхасе, Тибет, проходят демонстрации протеста. Западные наблюдатели, прибывшие сюда для изучения случаев нарушения прав человека в этом регионе, покидают страну.
1993.05.27 Палата представителей конгресса США незначительным большинством одобряет программу увеличения подоходного налога и сокращения расходных статей бюджета, предложенную президентом Клинтоном.
1993.05.29 Во время поджога, устроенного неонацистами в Золингене, Германия, погибают пять женщин-турчанок (в последующие несколько дней по всей Германии прокатывается волна беспорядков и демонстраций, организованных представителями турецкой общины).
1993.06.03 Россия. Всероссийское конституционное совещание, созванное сторонниками оппозиционных партий и движений.
1993.06.03 В США президент Клинтон снимает кандидатуру Лейни Гинир на пост главы отдела по гражданским правам Министерства юстиции после того, как ознакомился с ее публикацией по вопросу о квотах и представительству меньшинств.
1993.06.04 Россия. Постановление ВС РФ о порядке согласования и принятия на очередном Съезде народных депутатов (17 ноября 1993) проекта новой Конституции.
1993.06.04 Военный путч в Азербайджане (18 июня президент Абульфас Эльчибей вынужден покинуть Баку).
1993.06.05 Россия. Открытие Конституционного совещания, созванного по инициативе Б.Н. Ельцина. Уход с совещания Р.И. Хасбулатова и председателя Конституционного суда В.Д. Зорькина.
1993.06.05 Вооруженные отряды Сомалийского национального движения нападают на пакистанских военнослужащих, выполняющих миротворческую миссию под эгидой ООН.
1993.06.06 Партизаны нападают на лагерь беженцев недалеко от Харбела, Либерия, и убивают свыше 450 человек.
1993.06.11 Президент Ирана Али Акбар Рафсанджани избран на второй срок.
1993.06.13 Ким Кемпбелл, представитель Прогрессивно-консервативной партии, становится первой женщиной, назначенной на пост премьер-министра Канады.
1993.06.15 Кубу покидают последние российские войска.
1993.06.23 Против Гаити вводятся международные санкции.
1993.06.23 Результаты президентских выборов в Нигерии признаны недействительными (возникшие в связи с этим беспорядки продолжаются и в июле).
1993.06.25 Вооруженные сторонники Народного фронта африканеров штурмуют Центр международной торговли в Йохаинесбурге — место проведения переговоров по будущей конституции Южной Африки.
1993.06.26 США наносят ракетный удар по разведывательному центру в Багдаде, Ирак, в ответ на ставший достоянием гласности план убийства бывшего президента Джорджа Буша.
1993.07.03 Подписано мирное соглашение между президентом Гаити в изгнании Жаном Бертраном Аристидом и руководителем государственного переворота в 1991 году Раулем Седра.
1993.07.10 Вследствие трудностей с поставками топлива через захваченную боснийскими сербами территорию ухудшается водоснабжение Сараево, Босния и Герцеговина.
1993.07.16 Жак Аттали, представитель Франции, уходит в отставку с поста президента Европейского банка реконструкции после того, как стало известно, что на ремонт лондонского отделения банка он потратил в два раза больше денег, чем на займы всем странам Восточной Европы.
1993.07.18 После 35 лет бессменного нахождения у власти в Японии либеральные демократы теряют абсолютное большинство на парламентских выборах (6 августа формируется коалиционное правительство из представителей семи партий)
1993.07.18 В Пакистане под давлением со стороны начальника Генерального штаба борющиеся за власть президент страны Гулам Исхак и премьер-министр Шариф уходят в отставку.
1993.07.19 В США президент Клинтон и Министерство обороны приходят к компромиссу по вопросу об армейской службе гомосексуалистов. Их будут принимать в вооруженные силы при условии, что они не будут объявлять о своей сексуальной ориентации и всупать в половые отношения в течение срока воинской службы (вступает в силу с 1 октября).
1993.07.22 В Великобритании правительству не удается добиться одобрения Маастрихтского договора в палате общин. 23 июля, угрожая отставкой в случае неблагоприятного решения, премьер-министр Джон Мейджор предлагает провести тайное голосование и добивается поддержки политики правительства.
1993.07.29 В Израиле смертный приговор по делу Ивана Демьянюка, обвиненного в военных преступлениях, которые он совершил во время второй мировой войны, служа в охране фашистского концентрационного лагеря и известного под кличкой “Иван Грозный”, отменяется Верховным судом после того, как появляются сомнения в правильной идентификации личности подсудимого и настоящего преступника.
1993.07.31 В результате сердечного приступа в возрасте 62 лет скоропостижно скончался Бодуэн, король Бельгии (9 августа в качестве нового короля приносит присягу его брат Альбер Льежский).
1993.08.02 Вследствие спекулятивного давления на валюты, входящие в европейский механизм валютных курсов, он практически перестает действовать, и поэтому вводится плавающий курс валют, который допускает изменение котировок в относительно широком диапазоне — 15 процентов в обе стороны от базового курса.
1993.08.04 Президент Руанды Жювеналь Хабьяримана и представители Руандийского патриотического фронта подписывают мирное соглашение.
1993.08.10 В США президент Клинтон утверждает бюджет и предлагает план уменьшения бюджетного дефицита.
1993.08.19 Заявление Б.Н. Ельцина о деятельности ВС РФ, угрожающей безопасности России.
1993.08.21 В Мостар, Босния и Герцеговина, прибывает дополнительный контингент миротворческих сил ООН
1993.08.27 Генерал Ибрахим Бабангида уходит в отставку с поста президента Нигерии, передав власть временному правительству, сформированному без проведения выборов.
1993.09.07 Тело Фердинанда Маркоса перевезено для захоронения на Филиппины. 24 сентября его вдова Имельда Маркое приговорена к тюремному заключению за коррупцию.
1993.09.13 В Вашингтоне, США, подписывается мирное соглашение между Израилем и Организацией освобождения Палестины (Декларация принципов), которое предусматривает вывод израильских войск из сектора Газа и Иерихона. Ясир Арафат и Ицхак Рабин обмениваются рукопожатием.
1993.09.17 Останки Владислава Сикорского, главы польского правительства в изгнании во время второй мировой войны, преданы земле на его родине.
1993.09.19 На парламентских выборах в Польше победа достается бывшим коммунистам.
1993.09.21 Россия. Телевизионное обращение Б.Н. Ельцина с изложением Указа № 1400 “О поэтапной конституционной реформе” (фактический роспуск Съезда народных депутатов и ВС РФ, назначение выборов в Государственную думу на 11—12 декабря 1993, наделение Совета Федерации функциями палаты Федерального собрания). Телевизионное выступление Р.И. Хасбулатова с оценкой действий президента как государственного переворота. Экстренные заседания президиума и палат ВС РФ. Постановление о прекращении полномочий Б.Н. Ельцина. Возложение обязанностей президента на А.В. Руцкого. 
1993.09.23 Россия. Указ президента РФ Б.Н. Ельцина о назначении досрочных выборов президента на 12 июня 1994. Начало блокады здания ВС РФ. Открытие Съезда народных депутатов РФ (при отсутствии кворума).
1993.09.27 Россия. Белый дом в Москве, место заседаний Верховного Совета Российской Федерации, окружен войсками (в предыдущие дни были отключены телефонная связь, системы водо- и электроснабжения).
1993.10.02 Столкновения сторонников ВС с милицией и ОМОНом на Смоленской площади Москвы.
1993.10.03 Захват сторонниками ВС РФ здания мэрии и штурм телецентра в Останкино. Введение чрезвычайного положения в Москве. Указ президента РФ Б.Н. Ельцина об отставке А.В. Руцкого с поста вице-президента. Ввод в Москву войск, верных президенту. Расстрел Белого дома правительственными танками — выступление сторонников действующей Конституции потоплено в крови.
1993.10.04 Противники Ельцина, удерживающие здание Верховного Совета в Москве, прекращают сопротивление после его обстрела танками, санкционированного президентом Ельциным. Обращение Б.Н. Ельцина к гражданам России с оценкой событий в Москве как “заранее спланированного фашистско-коммунистического мятежа”. Арест А.В. Руцкого, Р.И. Хасбулатова и др. Чрезвычайное положение действует до 18 октября.
1993.10.05 Группа литераторов опубликовала в газете «Известия» обращение, вошедшее в историю как «Письмо сорока двух«. Его авторы, говоря о принципах демократии, требуют закрыть ряд газет, обвиняют участников событий, происходивших под руководством чеченца Хасбулатова в фашизме… Большинство подписавших «письмо» по этническому происхождению люди нерусские.
1993.10.06 Парламентские выборы в Пакистане не приносят победу ни одной партии. 19 октября Беназир Бхутто присягает в качестве премьер-министра.
1993.10.08 Международное сообщество отменяет санкции против Южной Африки
1993.10.09 Генерал Айдид, лидер движения, ведущего боевые действия в Сомали, объявляет о прекращении огня в одностороннем порядке.
1993.10.15 Нобелевская премия мира присуждается одновременно Ф. В. де Клерку и Нельсону Манделе из Южной Африки.
1993.10.20 После возобновления беспорядков на межэтнической почве в Рифт-Вэлли в Кении предпринимаются меры безопасности.
1993.10.21 При попытке военного переворота в Бурунди убиты президент страны Мельхиор Ндадайе и шесть главных министров.
1993.10.25 На парламентских выборах в Канаде убедительную победу одержала Либеральная партия. Прогрессивно-консервативная партия, которая находилась у власти с 1984 года, получила только два места, в то время как Квебекский блок стал второй партией по числу мест в палате общин (4 ноября лидер либералов Жан Кретьен приносит присягу в качестве премьер-министра).
1993.10.28 В США, на юге штата Калифорния, бушуют лесные пожары. Огонь подбирается к пригородам Лос-Анджелеса, оставляя многих людей без крова над головой и вызывая многочисленные разрушения. Общий ущерб оценивается в 1 миллиард долларов.
1993.10.31 В Перу проводится референдум по вопросу о принятии проекта новой конституции, предложенного президентом страны Фухимори. Новая конституция позволяет президенту остаться на следующий срок и вводит смертную казнь за терроризм.
1993.11.01 Вступает в силу Маастрихтский договор (Договор о Европейском союзе). Европейское экономическое сообщество преобразуется в Европейский союз.
1993.11.06 По итогам парламентских выборов в Новой Зеландии Национальная партия во главе с Джимом Болджером остается у власти.
1993.11.14 Президентом Пакистана становится Фарук-Ахмед Легари.
1993.11.17 Военный переворот прерывает короткий период гражданского правления в Нигерии. Министр обороны генерал Санни Абака берет на себя полномочия главы государства.
1993.11.17 Палата представителей конгресса США одобряет Соглашение о свободной торговле, заключенное с Канадой и Мексикой.
1993.12.01 На Фолклендских островах обнаружены запасы нефти.
1993.12.02 В Колумбии застрелен полицией Пабло Эскобар Гавирия, глава Медельинского картеля производителей наркотиков.
1993.12.07 Для подготовки выборов в Южной Африке сформирован многорасовый Переходный исполнительный совет, которому приданы функции правительства.
1993.12.11 Эдуарде Фрей Руис-Тагле, представитель Коалиции за демократию, избирается президентом Чили.
1993.12.12 Россия. Референдум по вопросу Конституции РФ (за принятие Конституции высказались 58,4% голосовавших). Выборы в Совет Федерации и Государственную думу — новый законодательный орган Российской Федерации; больше всех голосов получает националистическая Либерально-демократическая партия Владимира Жириновского (22,8 процента). На одновременно проводимом референдуме избиратели высказываются в Поддержку проекта новой Конституции, предложенного Ельциным.
1993.12.14 “Декларация Даунинг-стрит” устанавливает принципы мирных переговоров по Северной Ирландии.

 

  см. 1994 год

 

 

3 октября 1993 года — расстрел Белого дома в Москве — EADaily, 3 октября 2016 — Общество. Новости, Новости России

3 октября 1993 года в ходе противостояния законодательной и исполнительной власти, которое вылилось в вооруженный конфликт, президент России Борис Ельцин своим указом ввел чрезвычайное положение в Москве. Введенные на улицы столицы танки начали методичный обстрел Белого дома.

В течение 1993 года в России обострилось противостояние двух высших институтов государственной власти: исполнительной (в лице президента РФ и его аппарата) и законодательной — в лице руководства Верховного Совета РФ. В основе развернувшегося соперничества лежало различие в подходах к развитию конституционного процесса, осуществлению стратегии и тактики переходного периода.

В марте 1993 года на VIII Съезде народных депутатов консервативная часть депутатского корпуса попыталась ограничить полномочия президента и принять ряд поправок к Конституции. Борис Ельцин в ответ подписал Указ «Об особом порядке управления», согласно которому на 25 апреля назначался референдум о доверии президенту. До этого времени деятельность Верховного Совета РФ приостанавливалась.

Конституционный Суд признал эти действия Ельцина противоречащими сразу девяти статьям Основного закона. Экстренно был созван IХ съезд народных депутатов, который классифицировал указ Ельцина как попытку государственного переворота, за что по Конституции предусматривалось его отречение от власти. Мартовский кризис завершился компромиссом: президент отказался от обращения, а съезд согласился с проведением референдума 25 апреля 1993 года.

Референдум поддержал курс президента, и тогда Ельцин и его окружение приступили к разработке проекта Основного закона, в основу которого была положена идея президентской республики.

Особой остроты противостояние между исполнительной и законодательной властью достигло осенью 1993 года. 21 сентября Ельцин выступил с телевизионным обращением к народу и заявил, что Верховный Совет перестал быть органом народовластия, а стал оплотом оппозиции. Он подписал Указ № 1400 «О поэтапной конституционной реформе в Российской Федерации», на основании которого распускались представительные органы власти и на 11−12 декабря 1993 года назначались выборы в Государственную Думу.

Значительная часть народных депутатов отказалась признать законность действий президента и заявила об отстранении Ельцина от власти. К присяге в качестве нового президента был приведен вице-президент Александр Руцкой.

Сторонники Верховного Совета организовали демонстрации протеста, на улицах возникли баррикады. Вооруженные отряды сторонников парламента штурмом овладели Московской мэрией и попытались захватить телевизионный комплекс в Останкино. Страна оказалась на пороге гражданской войны.

3 октября 1993 года указом Ельцина в Москве было введено чрезвычайное положение. Верные президенту полицейские и армейские спецподразделения выбили отряды генерала Макашова из здания мэрии и сняли осаду с Останкино. Кроме того, для борьбы с оппозицией в столицу были введены танки, которые в тот же день начали прямой наводкой обстреливать Белый дом, в котором засели руководители парламента и их вооруженные сторонники.

К вечеру 4 октября сопротивление оппозиции было сломлено. Руководители обороны Белого дома (А. Руцкой, Р. Хасбулатов и др.) были арестованы. Ельцин возложил на себя полномочия по обеспечению прямого президентского правления в стране вплоть до проведения выборов в Федеральное Собрание и референдума по Конституции России.

12 декабря 1993 года прошли выборы в Государственную Думу. Одновременно с ними был проведен референдум по принятию новой Конституции, где Россия объявлялась демократическим федеративным правовым государством с республиканской формой правления.

Трагические события осени 1993-го…

Виктор Резунков: Сегодня у нас в гостях бывшие народные депутаты России и свидетели драматических, трагических событий осени 1993 года Юрий Лучинский и Юрий Нестеров.

13 лет назад, 4 октября 1993 года, расстрелом Дома советов и капитуляцией сторонников Руслана Хасбулатова и Александра Руцкого закончилось 14-дневное противостояние исполнительной и законодательной властей России, приведшее к десяткам, а то и сотням человеческих жертв. Сейчас россияне уже стали забывать событий тех дней, стали путать событие 1991 года с событиями 1993 года, а если и помнят, то, судя по результатам социологических опросов, кардинально изменили свое отношение и к Борису Ельцину, и к другим действующим персонажам той драмы. И до сих пор нет ответов на множество вопросов. Например, на вопрос, кто и зачем послал людей под пули и кто по ним стрелял. Сегодня мы вспомним те дни.

И мой первый вопрос – Юрию Лучинскому. Началом противостояния считается выступление 21 сентября (это как бы официальная версия) в 20 часов по первому каналу Российского телевидения Бориса Ельцина, когда он объявил свой знаменитый указ номер 1400. Кем был вы в эту конкретную дату и чем вы занимались?




Юрий Лучинский

Юрий Лучинский: На тот момент я был не освобожденным уже депутатом Верховного совета Российской Федерации, а должность занимал официальную – начальника госинспекции Министерства печати Российской Федерации. Когда огласили около 20 часов указ президента Ельцина, я только приехал с работы домой. Сел уже в свою машину (шофера отправила) и помчался в Кремль. В Кремль меня уже не пустили, поскольку сказали, что мое удостоверение перестало действовать. Я приехал на Страстной бульвар, в Минпечати. Новое руководство министерства до утра в таком дежурном режиме находилось там и ждало, что будет. К счастью, в первую ночь никаких катаклизмов не случилось.


Виктор Резунков: Такой же вопрос – Юрию Нестерову. Пожалуйста.


Юрий Нестеров: Я тогда работал в Верховном совете, был заместителем председателя Комитета по общественным организациям, средствам массовой информации. А в тот конкретный вечер был в Петербурге и сопровождал наших шведских коллег в Мариинском театре, был спектакль, как сейчас помню, «Бахчисарайский фонтан. Машина казенная меня вместе со шведскими коллегами ждала у входа, и когда я вышел после спектакля, водитель мне сообщил, что меня уже нет как депутата, что песенка света. Я узнал у него подробности и, не заезжая домой, отправился сперва в Мариинский дворец, а затем на вокзал и в Москву.


Виктор Резунков: Вы согласились с тем, что вы лишились депутатских полномочий?


Юрий Нестеров: Суть была не в этом. Я готов был согласиться с этим и на полгода раньше. И если мы в итоге, чуть забегая вперед, оказались с моим коллегам Юрием Лучинским по разные стороны водораздела, то вовсе не потому, что я был сторонником Руцкого и Хасбулатова. До последнего момента я поддерживал Бориса Ельцина во всех вещах, которые связаны были с реформами, в общем, во многих вопросах я его поддерживал. Но для меня был категорически неприемлем тот вариант решения конфликта между президентом и исполнительной властью в целом, и Съезда народных депутатов, который выбрал Ельцин. Я просто не мог допустить… За месяц до этих событий была опубликована моя статья в «Известиях», где я анализировал этот вариант, говорил о том, что непременно прольется кровь, это просто было неизбежно. И вина за эту кровь всегда лежит на том, кто первый поднял дубину. А первый дубину поднял Ельцин.


Юрий Лучинский: Я, в принципе, как юрист, тоже далек от рассуждения о чистоте правовой ельцинского указа 1400, но полагаю, что политическая обстановка в стране была такова, что она являлась форс-мажорной для принятия вот такого решения, как указа 1400 и последующие уже силовые решения руководства Российской Федерации.




Юрий Нестеров

Юрий Нестеров: Вот это и есть главная точка соприкосновения с тобой и твоими сторонниками. Я и тогда, и теперь, спустя 13 лет, убежден, что у Ельцина в руках было еще достаточно рычагов, чтобы развернуть ситуацию в правильном направлении. А что такое правильное направление? Это, конечно, досрочное прекращение полномочий нашего съезда, это, конечно, разработка и принятие новой Конституции, по которой законодательная власть должна была бы быть приближена к европейским образцам. А после апрельского референдума того же 1993 года (помните, «Да-Да-Нет-Да») инициатива политическая была в руках Ельцина. Все разговоры о том, что Верховный совет и Хасбулатов готовились к каким-то злокозненным вещам, копили оружие, готовили чуть ли не военный переворот, это все ерунда, это не подтвердилось ни дальнейшими следствиями, не было никаких фактов. Было просто фантастически острое противостояние между двумя личностями – Ельциным и Хасбулатовым. Каждый внес свой вклад в том, чтобы эта вражда превратилась просто в патологическую ненависть друг к другу, но это не должно было отразиться таким образом на судьбах страны.

А вот о судьбе страны – это важнее. Почему я выступал против этих методов тогда, и выступаю теперь? Потому что я считал, формулировка даже тогда у меня такая появилась: преступление против ментальности народа. В течение многих лет мы с большим трудом пытались насаждать мысль о том, что как делать – ничуть не менее важно, чем что делать. Опираясь все-таки на закон, соблюдая этот закон, меняя его с огромным трудом, меняя Конституцию (хотя и способов изменения Конституции тогда не нашли) – так и только так. Потому что иной вариант обязывал ту сторону, которая начнет силовое противостояние, опереться на силовые структуры. И именно они помогут поддержать победу, если такая победа будет одержана, а она была одержана в итоге. Но когда она была одержана, тот, кто поднял дубину, оказался заложником тех самых силовых структур, которые помогли тогда справиться с этим самым несчастным или счастливым, но злокозненным Хасбулатовым.

И все, что мы видим в последующие 13 лет, есть прямое следствие этого принципиального выбора Ельцина. Если сейчас мы говорим, что государство становится полицейским, если сейчас мы говорим, что силовые структуры диктуют всем – и судам, и бизнесу – свои правила игры, то корни этого – в 21 сентября 1993 года.


Виктор Резунков: Спасибо, Юрий Нестеров. Юрий Лучинский, вы согласны с этим мнением?


Юрий Лучинский: Во многом. Не совсем согласен я, к сожалению, со штампом средств массовой информации о противостоянии Ельцина и Хасбулатова. Это было противостояние, если далеко и условно, Пересвета с Челубеем. За каждым из них стояли диаметрально противоположные мощнейшие силы и армии. И ежели, допустим, сторона Ельцина с большим количеством оговорок, с большими огрехами по форме, по существу стремилась все-таки вести страну вперед, то сторона, которая стояла за Хасбулатовым, она при достаточно красивой риторике, на мой взгляд, хотела вести страну назад. Кстати, я совершенно согласен с оценкой моего коллеги по поводу теперешнего полицейского государства, тут мне даже нечего возразить. Но я полагаю, что если бы в октябре 1993 года победила та сторона, то полицейское государство наступило бы в том виде, в каком оно есть, гораздо раньше, и, может быть, сейчас проявление его было бы гораздо тяжелее.


Юрий Нестеров: Дорогой мой, у нас перед глазами опыт Европы. Там за эти годы прошла не одна трансформация, не одна – нормальная, легитимная, через выборы – смена государственных парадигм, правда, не на противоположные. Побежали более левые, потом они уходили, побеждали более правые, но в конце концов они добиваются того, чего никак не можем добиться мы. Он добиваются изменения функционирования и общества, и экономики. Мне хотелось бы уточнить, когда ты сказал «армия», ты имел в виду «армию» в кавычках?


Юрий Лучинский: Безусловно, большие массы.


Юрий Нестеров: В том-то все и дело, что с одной стороны стояла армия без кавычек, с танками, с пушками, с автоматами, потом они и стреляли по Белому дому. А за другой стороной стояла армия людей, которые хуже или лучше разбирались в политике, оценивали так или иначе и были готовы кого-то подержать.


Юрий Лучинский: Юра, как раз эта самая армия вот буквально до окончания ночных часов с 3 на 4 октября, она не стояла за нами. В том-то все и дело, что, сидя той ночью в Кремле, я и вот мои сторонники, сторонники Ельцина, мы до утра еще не знали, кто будет с восходом солнца обороняться, а кого будут выкуривать. Армию-то заставили еще работать.


Юрий Нестеров: Мы оцениваем историю постфактум, армия в итоге встала за вами.


Виктор Резунков: Хорошо. Ирина из Москвы хочет задать вопрос. Пожалуйста.


Слушатель: Добрый вечер. Я, можно сказать, оказалась в эпицентре событий, поэтому то, что я скажу, прозвучит как вопрос. Мне никогда не было так страшно, никогда в жизни, как тогда, когда я услышала призывы Руцкого и Макашова. Хотя вчера у Кара-Мурзы Руцкой что-то оправдывался, доказывал. И мне тут же позвонили родственники с Проспекта Мира и рассказали про грузовики, везущие эти обезумевшие толпы к Останкино. Это было так страшно! Я не спала ночь. На следующий день, это, наверное, было 4-е, я была на работе и не могла в прямом эфире наблюдать расстрел Белого дома. Я живу у метро «1905 года», как я добиралась домой – только до «Беговой» удалось доехать, дальше переулочками до дому. Я перебегала Звенигородку, буквально закрыв голову руками – стреляли. Я вбежала в подъезд, подъезд был забит людьми, потому что через наш двор отступали куда-то на Ваганьково или еще куда-то снайперы. Мы желали все на полу в квартире, потому что напротив, на другой стороне Звенигородского шоссе, сидел снайпер – об этом предупредили. Потом уже ухнуло, его выбили.

Я не могу однозначно судить, правильно или неправильно поступили с Белым домом. Возможно, не было иного выхода. Я очень сомневаюсь в количестве жертв, в причинах этих жертв. И я только до сих пор живу с большим уважением к Борису Николаевичу, несмотря на всего его «загогулины».


Виктор Резунков: Спасибо за ваше мнение. Официальные цифры – 147 или 151 жертва. Но неофициально говорить очень сложно.

Итак, продолжим. Дальше что с вами происходило, Юрий Лучинский, 22-го, 23-го, 24-го?..


Юрий Лучинский: Я продолжал работать на своем посту. Моя организация занималась регистрацией средств массовой информации и контролем за соблюдением закона о печати. Естественно, у нас было повышенное напряжение, мы больше работали. Нас предупреждали о возможности осложнений, но в целом никакого дополнительного, экстренного чего-то в работе нашей не было.


Виктор Резунков: Цензуру не вводили и не собирались вводить? Хасбулатов говорил, что был разработан закон о цензуре.


Юрий Лучинский: Моя организация была правопреемником бывшего Главлита СССР, правда, без функции цензуры. У нас вплоть до 4-го числа не поступало никаких служебных документов, распоряжений о подготовке механизма цензуры, не было.

3-го числа был выходной, я находился около своего дома, а жил я в депутатском доме на улице Королева, и из моей квартиры на 22-м этаже была прямая видимость пространства между двумя зданиями телецентра. Я с утра занимался ремонтом своей машины на автостоянке, и по радио из машины я слышал, что прорвалась толпа к зданию СЭВ, к мэрии тогдашней, что здание занято, что колонны повстанцев движутся к зданию телецентра. В начале седьмого эти колонны, о чем сейчас говорила слушательница, которые проехали по Проспекту Мира мимо нее, они въехали на улицу Королева. Да, там были люди с автоматами, даже отдельные выстрелы в воздух были. Я сказал соседям: «Ребята, пора уходить со стоянки, сейчас будет нехорошо, пока разбегаться по домам». Причем самое интересно, что вместе с колоннами повстанцев, параллельно, ехали и БТРы группы «Витязь», которая потом обороняла телецентр. Они вместе подъехали. Ошибка повстанцев была в том, что они подъехали к телецентру и начали митинговать, хотя могли бы совершенно спокойно в это время его занять. Пока они митинговали, «Витязь» успел занять позиции обороны, и только в половине восьмого началась вся эта заваруха последующая.


Юрий Нестеров: Как я понимаю, ко мне тот же вопрос. Постараюсь короче, хотя о таких событиях трудно говорить кратко. Итак, 22-го я был уже в Москве, и действительно принимал участие в том самом последнем чрезвычайном 10-ом внеочередном съезде. Тут очень важно сделать одно маленькое пояснение. Приблизительно за год до этих событий была создана фракция «Согласие ради прогресса», я был одним из координаторов этой фракции. Среди пяти главных ценностей этой фракции была такая: конституционность всех совершаемых в стране перемен. Это была принципиальная вещь. И поэтому я рассчитывал, что мои коллеги по фракции будут. К сожалению, был только один Виктор Шейнис на открытии съезда, но и он поприсутствовал только в первые полчаса, а потом ушел и категорически рекомендовал мне не выступать. Тем не менее, я нарушил запрет и выступил на первом заседании этого чрезвычайного съезда.

Я сказал тогда, что мы, депутаты, несем ответственность не меньшую, чем Ельцин, за то, что сложилось в стране. Это в нашей власти было принять Конституцию много раньше, и мы старались это сделать в течение трех лет работы съезда. То в нашей власти было конституционную реформу провести своими силами, своим решением, договорившись о чем-то с президентом, найти компромисс. Но то, что сделал Ельцин, несмотря на все это, все равно является конституционным переворотом, что по закону любой страны является преступлением, безусловно преступлением. Эти жесткие оценки я дал и выступил за так называемый нулевой вариант, за то, чтобы обе стороны конфликта ушли как можно скорее в отставку, чтобы было назначены досрочные выборы и президента, и парламента, и чтобы были приняты все меры – теперь уже с опозданием – для того, чтобы не пролилась кровь. Такое было мое выступление.

И еще четыре дня я провел в зале заседаний. С каждым днем атмосфера становилась все мрачнее. Под окном собирались люди под красными знаменами и скандировали: «Ельцин, чемодан – вокзал – Израиль!» Слушать это было невыносимо. Я оказался в кругу своих идейных, идеологических противников. Но я оказался там потому, что Ельцин меня туда затолкал. Как любого человека, который ценит идею права выше, чем идею власти, и выше, чем идею каких-то иных преобразований, он меня затолкал в эту компанию. И я находился в ней, просто совершая над собой колоссальные усилия. И когда уже было оцепление, не пускали никого за пределы, но кое-кого пропускали внутрь. И когда проник туда Невзоров, и кто-то сказал, что теперь подвиги защитников Белого дома будет живописать Александр Невзоров, тут мое терпение лопнуло. Я встал, вышел из зала и уехал в город Ленинград. Чтобы не находиться в эпицентре этого кошмара и этой гнусности. Поскольку гнусность была с обеих сторон.


Юрий Лучинский: Кстати, вот терминология насчет переворота. В архиве моего деда Григория Борисовича Лучинского, который был офицером НКВД, рабоче-крестьянской милиции в 30-е годы, я нашел им самим написанную автобиографию. Так вот, в середине 30-х годов офицер НКВД писал «октябрьский переворот 1917 года». Слова «Великая Октябрьская социалистическая революция» даже в НКВД тогда не фигурировали.


Виктор Резунков: А по вашему мнению, Юрий Лучинский, можно назвать это октябрьским переворотом – события 1993 года?


Юрий Лучинский: Можно назвать. Просто я не говорю, что каждый переворот – это обязательно так уж плохо.


Юрий Нестеров: А я говорю, что всякий переворот – это обязательно так уж плохо. Вот в этом наше несогласие. И я чуть-чуть еще поясню, это очень важная вещь. Смотрите, в течение какого-то времени простые люди, бизнесом которые занимались, которые отстаивали свои жилищные права, любые иные гражданские права, они надеялись на суд. Потому что думали, что рано или поздно суд изменится, и можно будет отстоять свои права. Но Борис Николаевич Ельцин грубо зримо показал всему народу, что прав тот, на чьей стороне сила. Так было всегда при Сталине, при прочих коммунистических правителях, там было, кстати, и при царе, так продолжает оставаться при Ельцине, и так, значит, будет всегда. А теперь посмотрите, что происходит. Весь этот рэкет, все эти наезды, вся эта неправовая переделка бизнеса, все, что происходит, кстати, с Грузией сегодня, — это прямое следствие 1993 года. Только слепец не видит связи между всем негативным развитием России последние 13 лет и тем роковым выбором, который Ельцин сделал в октябре 1917 года. Вот такая моя оценка и сегодня.


Юрий Лучинский: Повторяю, сегодняшнюю оценку я с коллегой не оспариваю ни на деталь.


Виктор Резунков: Отлично. Вопрос Владимира из Саратова, пожалуйста.


Слушатель: Добрый вечер. Хотелось бы знать, почему генерал Макашов не поднял свой самый мощный в России округ, что, безусловно, решило бы ситуацию против осуществления переворота? Спасибо.


Юрий Нестеров: За генерала Макашова я, естественно, ничего не могу сказать, потому что в те дни я был рядовым депутатом и пытался как политик, а не как военачальник содействовать нулевому варианту, бескровному решению конфликта. Могу сказать только одно: я не готов осудить Ельцина за те действия, которые были совершены после 21 октября. Кто хоть разок играл в шахматы или читал книжки, знает, что такое цугцванг – это позиция, в которой каждая сторона делает необходимые ходы, только те ходы, которые она и может сделать. Так вот, искусство политика в том состоит, чтобы не доводить до этой ситуации. Ельцин, подписав указ 1400, уже заранее начертал все, что должно произойти: и эти толпы людей на улице, и эти выстрелы по Белому дому, и эти больше 200 человек погибших в Белом доме (это данные «Мемориала» московского, но не официальные). Я не могу осудить его за это, потому что он уже вступил на тропу войны, а на этой тропе надо было действовать только так, как он действовал. Я осуждал и осуждаю его за то, что он на эту тропу вступил.


Юрий Лучинский: Макашов тогда, во-первых, был уже не в полномочиях командующего округом. А во-вторых, честно признаться, и тогдашнюю, и тем более нынешнюю нашу армию сподвигнуть на что-то конкретное, деловое и к тому же радикальное – это проблема мало разрешимая. Как действует наша армия, к сожалению, мы все видим в разных местах и России, и за ее пределами. Так что проку, к сожалению, я думаю, мало было бы от всего Приволжско-Уральского военного округа.


Виктор Резунков: Михаил, Красноярский край, пожалуйста.


Слушатель: Здравствуйте, господа. У меня вопрос по поводу освещения американской печати этих событий. В ту пору я слушал Голос Америки, и они передавали обзоры «Нью-Йорк Таймс». Статья была, видно, небольшая, и в ней шла речь о том, что ЦРУ и их деньги участвовали в приходе Ельцина к власти. Как вы прокомментируете это? За то, что я слышал это, ручаюсь головой.


Виктор Резунков: Юрий Лучинский, давайте ответим на вопрос по поводу участия ЦРУ во всех этих событиях, что писала якобы зарубежная пресса, как сказал слушатель.


Юрий Лучинский: Я вполне могу допустить, что одна из ведущих мировых держав может так или иначе, в том числе, даже, извините, и агентурным путем участвовать в событиях другой державы в той или иной степени законности, для того чтобы изменить положение как в той державе, так и в мире в целом. Так что допустить такое я могу. И, самое главное, особого ужаса, когда ведущая демократическая и инновационно способная держава пытается как-то изменить режим в достаточно реакционной стране мира, ну, честно говоря, большого ужаса совсем я здесь не вижу.


Юрий Нестеров: Это тот редкий случай, когда, в принципе, я готов согласиться с моим коллегой, бывшим коллегой Лучинским. Но добавлю только, что никогда не считал, что подобные попытки как-то повлиять на ситуацию в другой стране могут иметь решающее значение. Точно так же как они не повлияли, не были решающими в событиях на Украине, чего боится наша власть. Точно так же как они не являются решающими в Грузии. Кстати, Ельцин пришел к власти дважды. Что имеет в виду радиослушатель – не вполне понятно. Был 1991 год, когда его просто на руках, на плечах внесли ликующие массы москвичей сперва на Съезд народных депутатов СССР, а потом и на Съезд народных депутатов России. И потом был 1996 год, когда я, откровенно говоря, рассчитывал, что Ельцин будет наказан за то, что он совершил три года назад, в 1993 году. Под наказанием я имею в виду легитимный проигрыш выборов. Под наказанием я имею в виду оценку людьми того, что Ельцин совершил три года назад. Этого не произошло. И надо сказать, что это послужило серьезным отрезвляющим фактом и для меня, я понял, что рано еще рассчитывать на демократический потенциал большинства российского народа.


Виктор Резунков: А по-моему, здесь сыграл еще фактор начала войны в Чечне через год после 1993 года.


Юрий Нестеров: Конечно. Дело в том, что, как бы ни пытались промывать мозги с помощью телевидения государственного, с помощью официальной или неофициальной цензуры, мои мозги от моих убеждений оказались не промыты, и я уверен, что их никогда никому промыть не удастся. Почему же большинству людей удается мозги промыть? Вот это мне очень жаль.


Юрий Лучинский: Кстати, война в Чечне тоже, вполне мотивированная по содержанию, была безобразно исполнена по форме, что обесценило и испохабило, может быть, изначально все хорошие ростки установления конституционного порядка.


Виктор Резунков: Вопрос господина Шальмана из Москвы, пожалуйста.


Слушатель: У меня вопрос к обоим вашим гостям. Все время говорится об обстреле Белого дома. А что думают гости об обстреле окрестных домов из Белого дома?


Юрий Нестеров: Я уже рассказывал, что 28 или 29-го числа я покинул Москвы, потому как очевидец не могу про это ничего сказать. Из бесед с коллегами, которые там всегда были, у меня сложилось впечатление, что такого обстрела из Белого дома не было. Во всяком случае, факт, что мальчишка, который перелезал через забор стадиона, был убит выстрелом снайпера с другой стороны, не из Белого дома. Допускаю, что я чего-то не знаю. Допускаю, что там было оружие, и там люди могли стрелять. Снайперов, насколько мне известно, в Белом доме не было. А вот люди, вооруженные автоматами, там были. Во всяком случае, мне известно, что подавляющее количество жертв погибли от пуль, выпущенных из оружия со стороны господина Ельцина.

Другое дело, что те события, к сожалению, не получили расследования. Все расследование было прикрыто, как вы помните, в начале 1994 года так называемой всеобщей амнистией, когда эту амнистию для того и совершили, чтобы не узнавать, что же произошло. Амнистия – это тоже, что прикрывает преступление. В обеих сторон могли быть преступления, и амнистия прикрыла эти преступления.


Виктор Резунков: Юрий Лучинский, где вы были 4-го?


Юрий Лучинский: В ночь с 3-го на 4-е число я находился в Кремле, в кабинете Вячеслава Волкова, тогдашнего зама руководителя администрации президента. Я, естественно, не был в самой точке событий, но из той информации, что поступала от сотрудников охраны, безопасности, я вполне допускаю, что стрельба была из Белого дома, из зданий и помещений, непосредственно рядом с ним расположенных, и именно теми лицами, которые были связаны с находящимися внутри Белого дома. И именно поэтому, это было одним из мотивов, может быть, такого не самого удачного действа, как уже обстрел Белого дома как из стрелкового оружия, так и из танков.

Кроме всего прочего, я хотел бы еще уберечь всех нас от старого штампа «расстрел парламента». Из 1060 наших депутатов, меня, Юрия Михайлович, в тот момент там находились несколько десятков, которые пребывали в зале совета национальностей, куда, простите меня, хорошую ракету не вгонишь – он настолько защищен. А по всему периметру здания, по окнам находились те самые уже непонятные какие-то патриоты, казаки, бандиты – не знаю кто.


Виктор Резунков: Маргиналы, да.


Юрий Лучинский: Огонь-то велся по ним все-таки.


Юрий Нестеров: Я здесь просто не могу удержаться. Много раз за последние годы на этот штамп «расстрел парламента» возражают тем, что из депутатов никто не пострадал. Действительно, никто из депутатов не пострадал. Правда, были избиты несколько человек.


Юрий Лучинский: Бабурину немножко по физиономии надавали, да.


Юрий Нестеров: Но никто не погиб из депутатов. На этом основании говорить, что не было расстрела Белого дома, просто нельзя. Он был, поскольку парламент – это не только эти вот 200 или 400 человек, которые там сидели в последний день. Это, во-первых, институт – он был уничтожен на корню. Это, во-вторых и гораздо важнее, те люди, которые пришли защищать. Они не были депутатами, но они-то как раз и погибли, они-то как раз и были расстреляны, причем многие были расстреляны без суда и следствия, прямо там, в подвалах и коридорах Белого дома, что, в принципе, молве известно, но юридически не подтверждено, поскольку, повторяю, следствие было прикрыто. Таким образом, факт расстрела парламента состоялся. В конце концов, парламент – это такой символ большой, это Белый дом.

И для меня – это тоже очень характерно – просто чудовищным было, когда затем было принято решение поменять местами, сделать эту рокировку географическую, и вселить исполнительную власть в Белый дом. Это вот такое вот наглядное просто, циничное свидетельство того, что люди получили то, за что боролись. Исполнительная власть взяла себе тот дом, где раньше сидел парламент, а парламент переселила куда-то на чердаки. И прошел целый год, прежде чем парламент переселился в нынешнее здание, бывшее здание Госплана. Это было просто цинично и некрасиво.


Виктор Резунков: Вопрос Сергея из Петербурга, пожалуйста.


Слушатель: Здравствуйте. Сергей Бабурин, депутат, рассказывал, что его вели расстреливать на стадион, но не довели, поскольку он депутат. Но из-за того Ельцин и победил, что на этом стадионе очень много людей расстреляли, безоружных, которые сдались из Дома советов, в основном молодежь, и об этом ничего не известно. Я разговариваю с людьми, и они говорят: «Да брось ты, не было такого. Не может быть такого, чтобы, как Пиночет, на стадионе людей расстреливали». Расскажите про стадион, что там происходило.


Юрий Лучинский: На стадионе никого не расстреливали, и Бабурина, кстати, омоновцы поколотили в подворотне, на прилежащих улицах к Белому дому. Дальше, не забудьте, что стадион, который под окнами Белого дома находился и находится, он с двух сторон просматривался видеокамерами CNN – и ничего подобного, если бы даже не прошло в эфир, CNN не зафиксировала. Это раз. Ну, и, наконец, понимаете, можно спорить, 150 человек погибло или 350, как это ни цинично, но можно спорить об этой цифре. Но когда говорили о погибших тысячах, все-таки в 1993 году, даже после этих событий, степень свободы печати была очень высока по сравнению с нынешнем временем, и если бы уж действительно появились сотни пропавших без вести людей, это бы достоянием масс стало обязательно. Но, извините, этого не было. Можно спорить, опять же горько, цинично, но сотней больше, сотней меньше, но говорить о большем на порядки невозможно, я считаю.


Виктор Резунков: Юрий, вы находились 4-го числа в Кремле. Насколько, скажем так, существовала угроза того, что армия не поддержит Бориса Ельцина? Как там разворачивались события?


Юрий Лучинский: Нас, несколько десятков поддерживающих президента, по распоряжению тогдашнего начальник охраны Коржакова пропустили в Кремль, разрешили нам базироваться в президентском дворце, именно уже из соображений нашей безопасности. Потому что поздним вечером 3-го числа совершенно было неясно, кто же будет главой положения утром 4-го числа. И буквально часов до 3-4-х, пока в Министерстве обороны не заставили руководство Министерства обороны принять все последующие меры, мы сидели точно так же, как наши коллеги, оппоненты в Белом доме, и не знали, кого будут выкуривать или выводить из помещения утром – нас или их. Так что практически судьба последующих событий решилась, условно говоря, с 3 до 5 утра 4-го числа.


Юрий Нестеров: Насчет того, что сидели так же, как ваши коллеги в Белом доме, не могу удержаться…


Юрий Лучинский: Не спорю, да-да, сидели покомфортабельнее, согласен.


Юрий Нестеров: Напоминаю, я там все-таки пять дней просидел. На третий день отключили электричество. На 16-м этаже и всех прочих перестали работать туалеты, потому что не наполнялись сливные бачки. Люди ходили по коридорам либо с свечкой, либо с фонариком, держась за правую стенку, чтобы не стукнуться лбами. Поднимались на 16-й этаж пешком. А загаженные туалеты… Ну, это все то, что унижало человеческое достоинство с такой силой, что рассчитывать на целование потом, на какие-то мирные разрешения было просто невозможно. Ведь там, в Белом доме, были нормальные мужики и не только мужики, конечно, а нормальные люди с нормальным самолюбием. Это все ужасно.

Но я хочу другое сказать. Я не знаю, что происходило в Кремле в эти дни. Один раз я туда пришел, еще в те времена, в те первые два дня, когда можно было туда-сюда ходить, и я посмотрел на моих бывших коллег-демократов, которые с увлечением обсуждали вопрос, что еще сделать, что «выкурить этих паршивых депутатов из их дома». Кстати, с их подачи отключили электричество, это у них такие гениальные идеи в головах рождались, у депутатов-демократов.


Юрий Лучинский: Ну, это без меня, я в Министерстве печати работал в это время.


Юрий Нестеров: А сейчас, спустя уже столько лет, среди молодежи появляются люди (хотя большинство, действительно, не помнят и не отличают 1991 от 1993 года), профессиональные историки, которые собирают по крупицам информацию о тех событиях. Два года назад мне довелось встретиться с одной девушкой, не помню сейчас ее имени, к сожалению, которая выбрала эти события темой своей не то дипломной работы, не то даже уже кандидатской диссертации. И это очень ценно. Потому что если люди забудут о том, что было, то они никогда не поймут, чего нельзя делать.

И я еще раз повторяю, большой политик отличается не тем, что он знает, что надо делать, а тем, что он твердо знает, чего делать нельзя ни при каких обстоятельствах. Борис Николаевич Ельцин этот экзамен не сдал тогда, в 1993 году, потому что делать то, что он делал, ни в коем случае было нельзя, а осуществить эти реформы можно было, может быть, с некоторой задержкой во времени, на полгода или год, но можно было. И это было бы чрезвычайно важно, потому что обеспечило бы потом цивилизованное развитие российской экономики, российского общества, российских общественных организаций, людей, всего. Люди бы почувствовали, что они что-то значат в этой стране. С 1993 года люди как считали, большинство, что они ни черта в этой стране не значат, так и пребывают в этом убеждении и сегодня. Никогда этого Ельцину не прощу.


Виктор Резунков: Если говорить о тех событиях, социологи сейчас отмечают, что, судя по оценке россиян событий осени 1993 года, в том путче для них нет ни правых, ни виноватых, ни вообще какого-либо исторического содержания, что вы сейчас как раз говорили, только совершенно обратное. Почему, мне бы хотелось узнать, Юрий Лучинский?


Юрий Лучинский: Прежде всего сейчас страна стала такой, какой ее негативно характеризует Юрий Михайлович (повторяю, я согласен с ним практически полностью), и в глубокой ретроспективе в сознании массы населения не склонны, да к тому же и информация о деталях тех событий, конечно, может, не злостно, но максимально упакована, упрятана, и сейчас огромные массы людей в деталях не знают, как было дело, ни с такой позиции, как говорю я, ни с такой позиции, как говорит Юрий Нестеров. А то, что сейчас в стране паршиво, причем паршиво условно как для «красных», так и для «белых», для кого угодно, как для богатых, которых сажают, так и для бедных, которым есть нечего, это все как-то автоматом накладывается на воспоминания, что где-то когда-то в кого-то стреляли. И вот в конечном итоге было плохо тогда, когда стреляли, а сейчас стало плохо, что теперь у нас такая система. Прямую причинно-следственную связь 1993 года и того, что наступило сейчас, я допустить могу, хотя не уверен. Юрий Михайлович более уверен в этом, но это только через несколько десятков лет нас Господь рассудит.


Виктор Резунков: Вопрос Владимира из Петербурга, пожалуйста.


Слушатель: Здравствуйте. Дело вот в чем. Понимаете, то, что Борис Николаевич Ельцин вышел на тропу войны, это, конечно, понятное дело. Каждый выходит на свою тропу, как я, например, и как он – по своим возможностям. Вот я задаю просто такой вопрос. Когда профессор Преображенский передал власть Полиграфу Полиграфовичу Шарикову, он предал ту демократию, ради которой пролил человеческую кровь. Разве так нужно было передавать эту власть по демократии? Спасибо большое.


Юрий Нестеров: Ну, что тут ответить, профессор Преображенский, слава богу, нашел не только силы, но и возможности у Шарикова эту власть отобрать и вернуть его в то состояние, в какое надо. Что же касается нашей ситуации, то, я считаю, есть одно лекарство, очень серьезное и универсальное, для того положения, в котором находится российское общество и государство. Это нужно власти (когда я говорю «власть» — это те, кто наиболее влиятелен и от кого зависит принятие стратегических решений в стране), — чтобы эта власть отказалась программировать выборы. Вообще чтобы вот отказалась, чтобы она однажды самой себе сказала: как выберут честно – так и будет. Зюганов так Зюганов…


Юрий Лучинский: Жить-то хочется им.


Юрий Нестеров: Я скажу жуткие слова, но Жириновский так Жириновский. Для меня как для демократа это важнее, чем, манипулируя выборами, добиться того результата, который запрограммирован, спланирован в коридорах Кремля Сурковым или еще кем-нибудь. если люди когда-нибудь хоть раз поймут, что они могут повлиять на свою судьбу, сами своими бюллетенями, своим голосованием, я вас уверяю, через 3-4 голосовательных цикла у нас будет как в Чехословакии, в Финляндии, в Польше и еще где-нибудь там, где нам кажется, что хорошо. А если власть будет постоянно планировать выборы и организовывать такой результат, какой ей кажется правильным, тогда у нас всегда будет полицейское государство. А Шариков ведь остается Шариковым независимо от того, замминистра он или министр, или начальник «Продочистки».


Виктор Резунков: Владимир из Нижегородской области, пожалуйста, ваш вопрос?


Слушатель: Спасибо. Я помню, писатель в буквальном смысле вопил в телевизоре: «Ельцин, добей зверя!» И вот я жалею, что не добил. А отсюда и живем плохо…


Юрий Нестеров: Есть такая точка зрения, я ее знаю, я с ней не согласен, но уважаю ваше право иметь такую точку зрения. Между прочим вот эта теория, когда нужно какого-то там зверя где-то добить, и тогда будет хорошо, она ведь восходит к очень далеким временам. И при Иване Грозном, при Петре Первом, после революции 1917 года постоянно в России так поступали – добивали какого-то зверя. И выяснялось, что среди победителей мгновенно рождается зверь пострашнее и позубастее. Потому что нужно один раз понять: мы – российский народ с разными взглядами, с разными пониманием ситуации, но зверей и врагов таких, вот исконных каких-то, среди нас нет, а есть только дикое непонимание, дикая жадность, дикой эгоизм и дикое наплевательство друг на друга. Вот это и есть зверь, который живет во всех или во многих. Слишком во многих.


Юрий Лучинский: Галина Васильевна Старовойтова, светлая ей память, тоже наша коллега по депутатскому корпусу, в свое время была инициатором пакета законов о люстрации, то есть о недопущении в новую власть наиболее замаранных представителей власти старой. К сожалению, этот пакет не прошел, и, может быть, поэтому мы сейчас имеем то, что имеем, может быть, потому что мы хотя бы фигурально, в той или иной форме не добили в свое время этого зверя.


Юрий Нестеров: Абсолютно никакой связи нет. Потому что те, кто сейчас берут самые большие взятки, в самых больших числительных, в самых надежных мировых валютах, как правило, они не имели никакого отношения к бывшей коммунистической власти. Это уже наше снова воспитанное поколение взяточников.


Юрий Лучинский: Но и не из нас с вами они выросли, не из демократов, Юрий Михайлович.


Юрий Нестеров: Да нет, частично и из нас.


Юрий Лучинский: Ну, частично, частично…


Виктор Резунков: Сейчас мы наблюдаем ту же картину, опять ищем зверя. Вот Грузия, например, нашли в виде Грузии такого зверя. Вы не считаете, что это такое продолжение поиска зверей?


Юрий Лучинский: Вот уже сделать Грузию зверем, чтобы убить которого – и в России станет хорошо, вот это уже идиотизм, простите. Зверь-то он там, за Кавказским хребтом.


Юрий Нестеров: Знаете, это тема, которой вы обещали не касаться в начале, поскольку она напрямую не касается нашей темы.


Виктор Резунков: Но я хотел найти связь, которая, может быть, существует между событиями 1993 года…


Юрий Нестеров: Я-то как раз считаю, что существует. И существует она, поскольку, между прочим, Владимир Владимирович Путин – преемник, и он сейчас мучается проблемой преемника, но сам-то является преемником. Преемником не в смысле экономического курса или социальной политики, тут многое изменилось за последние годы, не хочу это комментировать. Но в самом главном они с Борисом Николаевичем едины: существует два мнения на любой вопрос, одно мнение – мое, а второе – неправильно. Так считал Ельцин, и так считает Путин. И это то, что сейчас разделяет Россию с Грузией. Но Грузия имеет такую «наглость» иметь мнение, отличное от Москвы, на очень многие вопросы. И просто не может пережить этого на каком-то уж эмоциональном уровне российское руководство. И если отношения двух стран (не только народов, отношения народов испортить не удастся, я уверен, в конце концов все будет как надо) становятся заложником и зависят от этих психологических особенностей руководителей, простите меня, это значит, что демократией еще и не пахнет ни там, ни тут.


Юрий Лучинский: Согласен!


Виктор Резунков: Хорошо. Виктор Васильевич, Тверская область, пожалуйста.


Слушатель: Здравствуйте. Я хочу задать вопрос гостям передачи. Неужели вы искренне верите, что большинство народа России спят и видят оказаться в таком государстве, как Польша, Финляндия, Грузия или что-то подобное? Я считаю, что никто не бредит этим. Мы хотим жить в России, в стране, которая наша, которая не калька с какой-то Финляндии или Польши. А Польша – это вообще смешно. Неужели вы в это искренне верите?


Юрий Нестеров: Поскольку я эти страны называл, то мне, что называется, и оправдываться перед возмущенным радиослушателем. Конечно, во всех этих странах разные ситуации, и конечно, я в дурном сне не видел, чтобы наш народ мечтал переместить физически из России в Финляндию, Польшу или Грузию, и не мечтаю тоже. И я, как и радиослушатель, хочу только, чтобы в России порядки, скажем, в области права были такие же, как в Финляндии, чтобы возможности политических перемен, сами возможности, я не говорю об их векторе, были такие же, как в Грузии несколько лет назад. Я хочу, чтобы у нас бизнес не платил постоянно друг другу взятки. Я сегодня выходил с работы, и какой-то мужичок стоял у подъезда моего института, где я тружусь, и по мобильному с кем-то разговаривал, и он говорил: «Ну, завтра этот вопросы, наверное, решим. Конечно, придется мзду какую-то заплатить, но решим этот вопрос». Это так распространено! Вы хотите жить в такой России? Я не хочу. Я знаю, что есть страны, где с этим дело обстоит гораздо благополучнее, и я хочу, чтобы в России было так, как в этих странах и чтобы мы с вами вместе жили в такой России. Вот чего я хочу.


Юрий Лучинский: Совершенно согласен тоже.


Виктор Резунков: Татьяна из Москвы, пожалуйста, ваш вопрос?


Слушатель: Добрый день. У меня реплика о деталях с позиции людей, живших на Пресне. Моя мама пряталась в туалете, потому что почта под ней простреливалась из автомата. Мой бывший сосед по коммуналке был вызван в военкомат, его нашли мертвым в одном из подъездов. Еще один человек, которого я знала, я нашла его фамилию в списках убитых в Белом доме. Родственник моих друзей, работавший завхозом в Белом доме, потом пережил инфаркт и умер. Никто за это не ответил. Понимаете, есть вещи, которые недопустимы! Больше мне сказать нечего. Спасибо.


Юрий Нестеров: Я абсолютно согласен, я это как раз и говорил. Я не то что запрезирал, но потерял значительную часть уважения к своим коллегам, в том числе и по «Яблоку», которые пришли в первую Думу после первых выборов в 1994 году и согласились с идеей всеобщей амнистии, а стало быть, с закапыванием всех преступлений сентября и октября 1993 года. С этим я согласен. Но это уже история, к сожалению. Историю не поменять, ее нужно учесть, чтобы никогда ничего подобного не повторилось.


Виктор Резунков: Спасибо, Юрий Нестеров. Будем считать, что вы подвели итоги нашей программы.


Ельцин обстрелял российский парламент 25 лет назад, США высоко оценили «превосходную управляемость»

Вашингтон, округ Колумбия, 4 октября 2018 г. — Двадцать пять лет назад прошлой ночью в Москве президент России Борис Ельцин приказал танкам и воздушно-десантным войскам обстрелять и обстрелять. штурмовать «Белый дом», здание российского парламента (Верховного Совета), чтобы подавить оппозицию, пытающуюся его сместить.

Рассекреченные документы, опубликованные сегодня Архивом национальной безопасности, включают расшифровку стенограммы У.Телефонный звонок президента Билла Клинтона Ельцину на следующий день, чтобы похвалить его, мемконсульт, в котором госсекретарь США Уоррен Кристофер впоследствии сказал Ельцину, что это было «превосходное обращение», и две телеграммы Госдепартамента, описывающие более сложный портрет причин события.

Интернет-публикация также включает в себя два устных рассказа, один из которых был написан тогдашним министром обороны России генералом Павлом Грачевым о его конкретной роли, включая его приказы стрелять из танковой пушки, которая вызвала «красивый пожар» в Белом доме, а другая от тебя.Посол США Томас Пикеринг, который считал, что у США «нет другого выбора», кроме как поддержать Ельцина.

К 25 -й годовщине года российские СМИ, такие как «Газета.Ru » и ведущая независимая газета «Новая газета », опубликовали множество интервью и исторических фотографий и видеозаписей событий, но не новых российских документов. Новая газета утверждает, что октябрь 1993 года стал решающим поворотным моментом к сегодняшнему автократию.

* * * * *

Четверть века после штурма Белого дома в России

Светлана Савранская

25 лет назад сегодня в Москве президент Борис Ельцин разрешил свое противостояние с Верховным Советом Российской Федерации штурмом Белого дома, что привело к многочисленным жертвам, но, что еще более важно, к потере веры в демократию и подавляющее большинство людей. преобладание исполнительной власти в России с тех пор.

Новые документы, опубликованные сегодня Архивом национальной безопасности, позволяют взглянуть на ситуацию с точки зрения Вашингтона и Кремля. В то время с этих двух точек зрения картина была черно-белой: демократические и рыночные реформаторы на стороне Ельцина и коммунистическая и фашистская оппозиция пытались вернуть страну в ее тоталитарное прошлое. Поскольку власть в России никогда не переходила из рук в руки, кроме как путем перехода к избранному преемнику, полное публичное изучение свидетельств событий 1993 года так и не проводилось.Несмотря на ограниченность, подборка опубликованных сегодня документов проливает новый свет на сложность событий и высокие ставки, которые администрация Клинтона видела в России осенью 1993 года.

События сентября-октября 1993 года являются предметом широкого освещения и ожесточенных споров в современной России, поскольку граждане пересматривают этот опыт. Газета.ру уделил значительное место глубинным интервью и анализу событий конституционного кризиса за последние две недели, включая подробную хронологию его последних дней с историческими фотографиями и видеоматериалами.К сожалению, российских документов о событиях 1993 года в архивах пока нет. «Новая газета» переиздала сегодня свой номер от 6 октября 1993 г., который всесторонне освещал события того времени и обвинял обе стороны в первом значительном кровопролитии в Москве после Октябрьской революции 1917 года [1]. По словам обозревателя Бориса Вишневского, «после осени 1993 года в России восторжествовало практически неограниченное самодержавие».

К тому времени, когда в январе 1993 года к власти пришла администрация Клинтона, темпы российских реформ пошли на убыль.Столкнувшись с серьезными последствиями рыночной реформы в сочетании с последствиями распада экономических связей после распада СССР и отсутствием какой-либо значимой внешнеэкономической помощи, население и политические элиты России начали сомневаться в темпах реформы и силовых методах ее проведения. реализация. Команда молодых реформаторов, назначенная Ельциным в конце 1991 года, была уничтожена под давлением Верховного Совета, и в конце 1992 года Ельцину пришлось сменить исполняющего обязанности премьер-министра Егора Гайдара на Виктора Черномырдина.

Вместо того, чтобы вести переговоры с парламентом, Ельцин обычно правил, издавая президентские указы. Оппозиция во главе с вице-президентом Александром Руцким и председателем Верховного Совета Русланом Хасбулатовым росла в парламенте и в регионах и блокировала большинство инициатив президента, что привело к параличу управления. Новая администрация США начала свой диалог с Россией в состоянии фактически гражданской войны между исполнительной и законодательной властями.

Рассекреченные телеконы и мемконы ранних разговоров Клинтона и Ельцина демонстрируют мгновенную химию между двумя лидерами, искреннюю теплоту и оптимизм, а также невероятно богатую повестку дня, по которой Россия и Соединенные Штаты согласились сотрудничать (Документ 2. См. Также EBB 640). Клинтон в основном определял повестку дня, в то время как Ельцин, стремясь наладить подлинное партнерство с Америкой, с энтузиазмом согласился работать вместе с ним. Клинтон была глубоко привержена превращению России в демократию и рыночную экономику, а также ее полной интеграции в западный мир.Еще одним главным приоритетом США было безопасное управление возвращением ядерного арсенала в Россию в постсоветский период и помощь в демонтаже и обеспечении безопасности оружия и расщепляющихся материалов, что было достигнуто в рамках программ Нанна-Лугара (см. EBBs 447). , 528).

В этой обстановке Ельцин с его резюме демократически избранным российским лидером и защитником демократии во время переворота 1991 года казался идеальным партнером, который мог бы выполнить все приоритеты США. По словам Строуба Тэлботта, некоторые советники Клинтона были обеспокоены нежеланием Ельцина консультироваться и идти на компромисс с парламентом и советовали Клинтону сосредоточиться на «принципах и процессе», а не на личностях.Президент, однако, был предан Ельцину как олицетворению революционных изменений и ответил, что это «с нулевой суммой» [2]. Это восприятие только усилилось во время последней схватки Ельцина с Верховным Советом в последние дни сентября 1993 года.

По словам посла Томаса Пикеринга, Ельцин послал министра иностранных дел Андрея Козырева уведомить четырех ключевых западных послов о своем намерении распустить парламент и назначить новые выборы (Документ 4).В первом телефонном звонке Клинтона Ельцину сразу после того, как последний издал Указ 1400 о роспуске парламента и назначении даты досрочных выборов и конституционного референдума, президент США выразил свою полную поддержку и принял заверения Ельцина в том, что кровопролития не будет и реформа будет продолжена. теперь двигайтесь быстрее, чтобы не было препятствий. Поддержка Ельцина со стороны США оставалась неизменной на протяжении всего противостояния и после того, как президент России издал приказ о штурме парламента (после первоначального насилия со стороны оппозиции).

Утром 4 октября москвичи проснулись от ужасного вида горящего здания парламента — Белого дома, который они защищали от путча в августе 1991 года, где Ельцин стоял на танке и руководил демократическими силами. 5 октября, на следующий день после кровопролития, Клинтон позвонил Ельцину и поблагодарил его за то, как он справился с ситуацией; он не спрашивал о гибели людей. Еще более сильную поддержку выразил госсекретарь Уоррен Кристофер во время своего визита в середине октября, который практически похвалил Ельцина за его действия во время кризиса.Документы показывают, что администрация Клинтона не видела альтернативы Ельцину и была готова поддержать его, несмотря ни на что.

Эта ситуация выросла из крайнего олицетворения политики США и России, а также из черно-белой картины политической ситуации в России, которую лагерь Ельцина представил, изображая своих противников «фашистами» и нереформированными коммунистами. Фактически, это был тот же Верховный Совет, который был избран на хваленых свободных выборах 1990 года, избрал Ельцина своим председателем и предоставил ему чрезвычайные полномочия для проведения радикальной экономической реформы в октябре 1991 года.По мере того, как 1993 год прогрессировал и политическая конфронтация в России углублялась, администрация США имела дело исключительно с ельцинским лагерем и стала рассматривать оппозицию так, как ее представляли российские собеседники. Но самое главное, ставки были очень высоки: Ельцин был хорошим партнером, который был готов играть на условиях США, и любая альтернатива — даже демократически избранная — вряд ли считалась столь же благоприятной или надежной. Таким образом, администрация Клинтона была сильно заинтересована в Ельцине, и, как сказал посол Пикеринг в интервью Строубу Тэлботту, «у вас нет другого выбора», кроме как поддержать Ельцина и надеяться на то, что декабрьские выборы будут свободными и справедливыми.

Не все действующие лица со стороны США разделяли это мнение. Телеграммы временного поверенного в делах Джеймса Коллинза демонстрируют более тонкое понимание кризиса и глубокую озабоченность по поводу справедливости выборов и авторитарного потенциала новой конституции Ельцина, которую Коллинз называет «недоработанной». (Документ 7). Устная история Пикеринга также указывает на разногласия в посольстве (Документ 4). Эти разногласия, похоже, не повлияли на последовательную поддержку Клинтоном действий Ельцина с оппозицией.Поддержка США оставалась неизменной после катастрофических результатов выборов, на которых партия Ельцина получила только 15 процентов голосов, а Конституция едва приняла референдум. Возникшая система была по сути суперпрезидентской, что не беспокоило большинство высокопоставленных официальных лиц США, пока, по их мнению, настоящий демократ занимал пост президента.

Последний документ в опубликованной сегодня подборке — это отрывок из устного исторического интервью с министром обороны Ельцина Павлом Грачевым, проведенного Петром Авеном и Альфредом Кохом (Документ 12).Рассказ Грачева о событиях дает наглядную картину того, как лагерь Ельцина рассматривает оппозицию и свои методы борьбы с ней. Это также дает хорошее представление о сложности ситуации и роли вооруженных сил.

Администрация Клинтона в то время считала Ельцина гарантом демократических преобразований в России и поэтому рассматривала исход кризиса как победу демократических сил, какими бы печальными ни были человеческие жертвы. Однако многие российские демократы считали события 1993 года поворотным моментом от демократии к все более патерналистскому и автократическому правлению Ельцина и его преемника.Двадцать пять лет спустя полемика по поводу конституционного кризиса 1993 года еще не окончена, и окончательные решения придется ждать, среди прочего, рассекречивания российских документов высшего уровня.

Прочитать документы

Заметки

[1] Главный редактор Новой газеты , Сергей Кожеуров, избранный во второй раз в ноябре 2017 года, был редактором-основателем газеты с 1993 по 1995 год.

[2] Talbott, The Russia Hand: A Memoir of Presidential Diplomacy , (New York: Random House, 2002) с.55

1993: «Малая» гражданская война в России — Московский центр Карнеги

Если 1991 год открыл для России возможности, в том числе путь к правовому государству и открытому обществу, 1993 год закрыл все возможности, кроме одного: новый система персонализированного питания.

Если вы считаете, что 1991 год, год распада Советского Союза, был ключевой датой в истории посткоммунистической России, вы ошибаетесь! Действительно, Россия как новое государство родилась в конце 1991 года, когда распался Советский Союз.Но российская система управления, способ управления Россией и отношения между государством и обществом были построены двумя годами позже — в 1993 году. Мы все еще пытаемся пропустить этот год, предпочитая не обсуждать драматические события, предшествовавшие возникновению. нового политического строя России. Причины понятны: мы не хотим останавливаться на насильственной борьбе, расстреле парламента и кровопролитии в октябре 1993 года, особенно когда мы до сих пор не решили, кто был неправ, а кто прав в те неспокойные времена.Но вы знаете, что — пока мы не решим, что произошло в те дни и почему, и каковы были последствия истории 1993 года для России, мы не сможем построить новую российскую идентичность и консолидировать общество. Испанцы стали нацией, когда узнали общую правду о своей гражданской войне. В октябре 1993 года в России разразилась гражданская война. Да, это была «маленькая» гражданская война в одном городе — Москве. Но именно эта гражданская война определила нынешнюю траекторию России.

Противостояние между Верховным Советом, законодательной властью России и исполнительной властью — президентом Ельциным в 1993 году было двухлетней историей тупика.Этот тупик стал результатом взаимной неприязни между Ельциным и Хасбулатовым, главой Верховного Совета, как некоторые сказали бы. Тогда почему эти два человека из одной команды, которая сражалась вместе с Советским центром, вдруг стали врагами? Для этого должны быть какие-то причины. Если думать, что это было противостояние реформаторов и традиционалистов, то не понимаешь всей правды. Да, в команду Ельцина входили либералы и технократы, но также аппаратчики и традиционалисты.А в Верховный Совет, ставший центром консолидации популистских сил, входили демократы и люди, у которых были свои идеи о том, как реформировать Россию.

Противостояние двух ветвей власти, которое привело к драматическому противостоянию, имело структурные корни и, безусловно, было неизбежно. Ищите сами. Верховный Совет был пережитком Советского Союза, у него был еще один причудливый уровень — почти 1000 сильных Съездов народных депутатов. Согласно старой конституции, законодательный орган был ключевым центром власти.Когда Ельцин был избран и в ноябре 1991 года наделен (Конгрессом) чрезвычайными полномочиями на один год, конфронтация между двумя ветвями власти стала неизбежной. Обе ветви следовали неизбежному закону монополии на власть. Этот закон, порождающий взаимную вражду, был усилен менталитетом российского политического класса с обеих сторон — обе команды стремились гарантировать себе монополию на власть. Ни одна из команд не была готова сесть и поговорить, искать компромиссы; они были готовы бороться за власть до конца и всеми средствами.Для этого была и экономическая мотивация — вопрос приватизации и попытки обеих ветвей контролировать ее и получить драгоценности бывшей государственной собственности.

Можно ли выйти из тупика мирным путем? Теоретически да. Я имею в виду «нулевое решение», которое означало согласие по новой конституции, которая стала бы основой нового государства с распределением функций, которое предотвратило бы столкновения; добровольный роспуск парламента и отставка президента; и новые выборы в конце 1993 года.Никто не согласился на нулевой вариант — ни одна из сторон не была готова делиться властью. Но стоит упомянуть один факт: именно Ельцин отчаянно пытался ликвидировать Верховный Совет и даже предпринял неудачную попытку сделать это весной 1993 года, и именно Ельцин мог использовать военные средства для достижения этой цели.

Ельцин пытался распустить Верховный Совет весной 1993 года, но безуспешно. В сентябре он предпринял новую попытку выйти из тупика, выпустив Указ N 1400 и распустив парламент в пользу президентского правления.Верховный Совет решил сопротивляться и дать отпор. История закончилась стрельбой Ельцина в Белом доме. Даже сегодня мы не знаем, сколько человек было убито 2-4 октября, когда вспыхнули беспорядки на улицах Москвы и во время обстрела Белого дома в России. По официальным данным, 147 человек погибли и 372 получили ранения. Но очевидцы говорят о сотнях и тысячах убитых и раненых.

Трагедия закончилась принятием новой Конституции, которую редактировал сам Ельцин.Эта конституция стала основой нового государства и новой системы с президентом, который стоит над схваткой, никому не подотчетен и концентрирует все средства власти. У российского президента точно никогда не будет соперника или соперника. Даже русские цари позавидовали бы власти нового русского монарха. «Нам нужен такой сильный руководитель, чтобы продолжать реформы», — говорили союзники Ельцина. После принятия новой конституции реформы в России застопорились.

Оглядываясь назад на эти события, можно было бы определить их без дальнейших колебаний и двусмысленности: в сентябре-октябре 1993 года Борис Ельцин и его команда совершили государственный переворот, который привел к возвращению России к авторитарной системе управления.

Действительно, при Ельцине Россия продемонстрировала элементы политического плюрализма и политической борьбы. Но это был динамизм без определенных правил игры и без верховенства закона — персонализированная власть создает свои собственные законы. Политическая борьба была естественным следствием потери Ельциным поддержки в обществе и слабости его правления.

Но Ельцин создал потенциально репрессивную политическую машину, которая ждала нового водителя. Преемник Ельцина использовал его гораздо эффективнее.

Если 1991 год открыл для России множество вариантов, включая путь к правовому государству и открытому обществу, то 1993 год закрыл все варианты, кроме одного. Этот вариант представлял собой новую систему персонализированной власти без сдержек и противовесов и без противовеса человеку, сидящему в Кремле. Это было прямым следствием трагических дней октября 1993 года.

У нынешней российской власти есть проблема с открытым определением своего отношения к этой трагедии и двум сторонам противостояния.Но они определенно понимают, что способ разрешения конфликта сформировал новую реальность, сделавшую возможным нынешний режим.

Автор:

Ельцин подавляет восстание | Россия

Вчера вечером президент Борис Ельцин быстро предпринял действия, чтобы утвердить свою абсолютную власть в России, приостановив ряд политических движений и закрыв оппозиционные газеты после того, как его основные оппоненты в парламенте сдались после нападения на Белый дом в России.

Декретом после чрезвычайного положения, введенного Ельциным в воскресенье, были запрещены Фронт национального спасения, Коммунистическая партия России, Объединенный фронт рабочих и Союз офицеров, а «Правда», бывший орган советских коммунистов. Party и ряду других газет было приказано прекратить публикацию.По всей Москве был введен ночной комендантский час.

Министерство юстиции оправдало подавление тем, что запрещенные группы поддержали вооруженное восстание, начатое сторонниками жесткой линии в воскресенье днем.

В связи с обещанием в декабре выборов нового двухпалатного парламента запреты серьезно ограничат возможности россиян, выступающих против Ельцина. Они также устранят риск того, что недовольные жесткими экономическими реформами правительства проголосуют за коммунистов по образцу Польши.

Запреты, официально подписанные министром юстиции Юрием Калмыковым, коснулись и противников Ельцина в армии.

Помимо Союза офицеров, радикальное движение под названием «Щит» было объявлено вне закона. Ельцин явно хотел дать армии мощный сигнал о том, что политическая деятельность запрещена.

Нет сомнений в том, что лидеры запрещенных группировок входили в число защитников Белого дома.

Как бы подчеркивая это, вчера вечером были выданы ордера на арест Ильи Константинова, соруководителя Фронта национального спасения и еще одного известного сторонника жесткой линии Виктора Анпилова.

Но запрет Ельцина перекликается с его действиями два года назад по запрету Коммунистической партии России. Позже Конституционный суд постановил, что он не имел права запрещать целую организацию из-за действий ее руководящих органов.

После краха парламентской оппозиции, большинство ее ключевых фигур были арестованы прошлой ночью, в том числе бывший вице-президент Александр Руцкой и спикер парламента Руслан Хасбулатов.

Но выяснилось, что в ночь на воскресенье полиция задержала двух депутатов Моссовета Бориса Кагарлицкого и Владимира Кондратьева, не имевших никакого отношения к восстанию.Сообщается, что вчера вечером мужчин отпустили.

После ужасной 10-часовой перестрелки, в которой танки пробивали дыры перед Белым домом, сдались все, кроме неизвестного числа последних снайперов.

В результате беспорядочных перестрелок сотни человек получили ранения и неизвестное число погибло. В результате штурма подожгли переднюю часть здания у реки и превратили целые этажи в щебень.

В 16.30 по местному времени 300 человек, многие из них депутаты, вышли с руками над головой и спустились по ступенькам к ожидающим автобусам.Над головой все еще гремела стрельба.

Раньше в тот же день в 200 ярдах вдоль набережной произошла короткая, но ожесточенная перестрелка, в результате которой танковая артиллерия стала причиной пожара в гостинице «Международная».

Через два часа после начала штурма Ельцин появился по телевидению и твердо возложил вину на плечи Руцкого и Хасбулатова.

Ельцин сказал: «Мы не готовились к войне. Мы думали, что можно заключить сделку и сохранить мир в столице.Те, кто начал стрелять по этому городу и развязал это кровопролитие, — преступники.

«Все, что было и происходит в Москве, было заранее спланированным вооруженным восстанием», — сказал он. «Это было организовано коммунистами, стремящимися отомстить, фашистскими лидерами и некоторыми бывшими законодателями. Не может быть прощения, потому что они подняли руку на мирных людей».

После того, как в воскресенье было замечено, что сторонники парламента сделали первые выстрелы, прорвав порядки милиции и устроив кровавую атаку на телецентр «Останкино», в результате чего погибли 69 человек, Ельцин хотел оправдать использование тяжелой брони для подавления восстания.

Г-н Руцкой и г-н Хасбулатов были одними из последних, кто сдался после того, как Европейское сообщество, к которому они обратились с просьбой гарантировать их безопасный проезд, было заверено канцелярией г-на Ельцина, что этим двум мужчинам не будет причинен вред.

Хасбулатов за несколько минут до ареста отрицал, что лидеры восстания заказали воскресную атаку на главный телецентр Москвы.

«Мы не заказывали нападение на телевидение. Это была чистая провокация», — сказал Хасбулатов съемочной группе французского телевидения.«Я услышал о [нападении] только по дороге на заседание парламента. Все это было организовано для того, чтобы отбить охоту у сочувствующих ».

Российский премьер-министр Виктор Черномырдин сказал, что эти двое ранее отказывались от возможности сдаться.

Другие лидеры повстанцев, в том числе генерал Альберт Макашов и Вячеслав Ачалов, парламентский «министр обороны», были захвачены ранее во время штурма.

Вчера вечером агентство ИТАР-ТАСС сообщило, что в парламенте все еще могут находиться боевики, придерживающиеся жесткой линии, и что стрельба велась нерегулярно.Само агентство подверглось обстрелу, и военные убили одного из нападавших и арестовали еще восемь человек.

Невозможно было определить окончательное число погибших, хотя власти процитировали официальные медики, которые заявили, что 62 человека были убиты и 400 ранены в результате нападения на телецентр в воскресенье.

Западные лидеры, предупрежденные заранее о нападении, незамедлительно заявили о своей поддержке, но призвали к скорейшему возвращению к конституционному праву на фоне опасений, что российский лидер может стать политическим заложником вооруженных сил.

«Ясно, что оппозиционные силы начали конфликт, и у президента Ельцина не было другой альтернативы, кроме попытки навести порядок», — сказал президент США Билл Клинтон.

«США поддержали Ельцина, потому что он является демократически настроенным в России. — избранный лидер, — сказал он. — У меня нет причин сомневаться в личном обязательстве президента Ельцина позволить российскому народу самому решать свое будущее на выборах ».

В Блэкпуле премьер-министр Джон Мейджор сказал: «Сейчас необходимо восстановить нормальный порядок и чтобы русские продвинулись к выборам, которые они запланировали на декабрь.»

В Брюсселе Европейская комиссия объявила о неотложной медицинской помощи в размере 300 000 экю (около 235 000 фунтов стерлингов) для раненых в ходе боевых действий.

Китай был единственной крупной державой, которая не поддержала г-на Ельцина.» Мы глубоко обеспокоены недавним кровопролитие в Москве », — говорится в заявлении министерства иностранных дел Китая.

« Как дружественный сосед, мы надеемся увидеть конец конфликта и надлежащее решение текущей ситуации в интересах стабильности, единства и экономического восстановления. .'»

Прошлой ночью спецназ не разрешил примерно 1000 демонстрантам, выступающим против Ельцина, войти в телестудии Санкт-Петербурга.

Россия: невыученные уроки неудавшегося восстания 1993 года

Солдаты у российского Белого дома 6 октября 1993 г. после нападения на здание парламента в предыдущие дни. (AP / Мишель Эйлер)

Подписаться на
The Nation Подпишитесь сейчас всего за 2 доллара в месяц!

Спасибо за подписку на еженедельную рассылку The Nation .

Спасибо за регистрацию. Чтобы узнать больше о The Nation , ознакомьтесь с нашим последним выпуском.
Подписаться на
The Nation Подпишитесь сейчас всего за 2 доллара в месяц!
Поддержка прогрессивной журналистики
Nation поддерживает читателя: чип в размере 10 долларов или более, чтобы помочь нам продолжать писать о важных проблемах.
Зарегистрируйтесь в нашем винном клубе сегодня.
Знаете ли вы, что можно поддержать The Nation , выпив вина?

3 октября 1993 года Марк Штейнбок, фотограф журнала « Огонек », с которым я много раз ездил по командировкам, был ранен во время фотографирования русских, штурмующих телецентр «Останкино» в Москве.Когда я узнал, что он ранен, я поспешил в реанимацию больницы Склифосовского. В палате находилась с десяток мужчин — в основном молодые, многие тяжело раненые. Вскоре я узнал, что, хотя некоторые люди ушли защищать независимое телевидение, многие другие приехали из пригородов, чтобы захватить его. Несмотря на то, что насилие закончилось, им всем предстояла сложная операция. В воздухе витали запахи дезинфицирующих средств, лекарств и приближающейся смерти. Я выглянул в окно и увидел дым, поднимающийся над зданием парламента, известным как Белый дом, которое только что обстреляли правительственные танки.Я боялся. Я знал, что с нами случилось что-то необратимое.

Я часто думаю о том дне: дне, когда зарождающаяся и наивная демократия в России умерла. Обстрел парламента и Останкино стал кульминацией политического кризиса, вызванного двумя противоборствующими силами: президентом Борисом Ельциным, поддерживаемым правительством Виктора Черномырдина; и парламентское большинство во главе с Русланом Хасбулатовым, которое не согласилось с реформами Ельцина и поддерживалось вице-президентом Александром Руцким.21 сентября Ельцин распустил Девятый Съезд народных депутатов в нарушение Конституции. Вскоре после этого парламент объявил об отстранении президента от должности и обвинил его в государственном перевороте. 3 октября сторонники парламента во главе с генералом Альбертом Макашовым захватили мэрию Москвы и попытались захватить телецентр. В Москве было объявлено чрезвычайное положение, и войска обрушились на парламент. Все закончилось 4 октября. Новая конституция, действующая до сих пор, предоставила президенту широкие полномочия и упразднила пост вице-президента.

Перевод Антонины В. Боуи

Сейчас мы пытаемся понять, почему вещи, которые еще недавно были немыслимы, происходят сейчас — почему демократов и реформаторов обвиняют в измене, почему свобода приравнивается к воровству, а настоящее воровство приравнивается к патриотизму, почему люди снова не верят суды или полиция, почему страх вернулся в повседневную жизнь и почему портреты Сталина все чаще появляются на улицах — мы должны помнить кровавые дни октября 1993 года. Начало того, что сейчас называют путинской Россией, пришло с первой оболочки удары по парламенту и отношение граждан России к этим событиям.

Первые годы существования рынка были шоком: экономика рухнула, а безработица, преступность и бедность резко выросли. Еще в СССР люди жили бедно, но не голодали, а государство предоставляло им образование и медицинскую помощь. Свобода, ради которой многие были готовы пострадать в 1991 году, была синонимом справедливой и благополучной жизни. Однако лидерами новой экономики были не романтики перестройки, а старые советские директора и жадные владельцы СМИ, часто работавшие в тандеме с мафией.В обществе не было дискурса; многие вопросы перестроечного периода остались нерешенными. Не было никаких ожидаемых судебных процессов над Коммунистической партией или КГБ; не было реформы судебной системы или местной администрации. Были забыты социальные проблемы.

Родственная статья

Многие опасались возвращения к социализму советского образца с его неизбежными репрессиями и видели его воплощение в парламенте, противостоящем Ельцину. Почти все мои московские учителя и старшие коллеги поддержали решение Ельцина стрелять по повстанцам в здании парламента.Три известных диссидента, Андрей Синявский, Владимир Максимов и Петр Абовин-Егидес, которые на протяжении многих лет терпели враждебные отношения со стороны официальных властей, написали открытое письмо, в котором говорится, что демократический режим не может без последствий провести обстрел собственного парламента. Ни одно демократическое издание его не напечатает. Письмо появилось только в «Коммунистической Правде », и прежние почитатели сторонились авторов. «Это нужно было сделать, чтобы коммунисты не пришли к власти» — был девиз прогрессивной интеллигенции в 1993 году.На практике это ничем не отличалось от сталинского лозунга «цель оправдывает средства».

Восстановление политики и общественного дискурса в советском стиле началось не при Путине — ни в 2012 году после нарушений на выборах, ни в 2014 году после аннексии Крыма. Произошло это в 1993 году, когда «лидеры мысли» и граждане одобрили те первые выстрелы. Практически неограниченные полномочия президента; манипулирование выборами с участием высокооплачиваемых политтехнологов; торжество «семьи» или ближайшего окружения Ельцина; отсутствие прозрачности во всех сферах жизни — все это произошло в 1990-е годы.Убийства и преследования независимых журналистов и антикоррупционных активистов начались в середине 1990-х годов. Первыми жертвами стали кинооператоры и фотографы Белого дома и Останкино. Журналист Владимир Снегирев написал о своем друге, ирландском кинооператоре Рори Пеке, убитом в Останкино. Нападавшие расстреляли их, зная, что это пресса. Никто не был наказан, и со временем люди привыкли к безнаказанности убийц.

Мы до сих пор не знаем количество жертв того кровавого октября.В то время полиция сообщила, что 187 человек погибли и 437 получили ранения. По неофициальным источникам, число погибших достигло 2000 человек. Недавно молодой депутат Госдумы предложил выплатить компенсацию пострадавшим. Парламент отклонил предложение, потому что не было ясно понятие «жертва» и его определение. Между тем оправдание насилия во всех формах ежедневно появляется на российском телевидении.

Не менее опасен тот факт, что страна никогда полностью не считалась с событиями 1993 года — и, в этом отношении, она не сталкивалась с репрессиями сталинской эпохи, преследованием свободы мысли, гулагами и лечением. человека как рабочего материала или препятствия в решении геополитических проблем.Это глубоко советское понимание отношений между государством и человеком сегодня победило в России и поддерживается пропагандой. Необходимо усвоить уроки трагедии октября 1993 года. Это зависит не только от властей, но и от наших граждан.

BBC NEWS | Европа | Вспоминая гражданскую осаду России


Стивен Розенберг
Корреспондент BBC в Москве


Парламент России пострадал от танкового обстрела в 1993 году

Когда я проезжаю мимо здания правительства России, известного как «Белый дом», я смотрю на сверкающие белые мраморные панели и огромного золотого двуглавого орла.

И мой разум переключается на 10 лет назад.

Потому что в октябре 1993 года именно здесь, на берегу Москвы-реки, Россия стояла на грани гражданской войны.

Тогда в этом здании располагался бывший парламент России — Верховный Совет.

Он был вовлечен в борьбу за власть с президентом Борисом Ельциным. Ельцин обвинил его в том, что он затормозил его экономические реформы.

Он издал указ о его роспуске.

Но многие депутаты просто отказались покидать здание. Они обвинили Ельцина в нарушении закона.

Они даже назначили своего президента — Александра Руцкого. Возникло напряженное противостояние.

А затем, 3 октября, произошел взрыв насилия.

Угроза демократии

Верные парламенту силы захватили мэрию Москвы.

Нас заставило это насилие другой стороны

Бывший помощник Кремля Сергей Филатов

Затем они перебрались в Телецентр «Останкино».

Произошла ожесточенная перестрелка с охранниками здания.

Десятки человек погибли. Борис Ельцин решил подавить восстание.

Рано утром 4 октября танки открыли огонь по Белому дому.

Парламент, который помог привести Бориса Ельцина к власти, вскоре загорелся.

Штурм длился несколько часов. Он транслировался в прямом эфире на телеэкранах по всему миру.

К концу, по крайней мере, 140 человек погибли, парламент сдался, а Белый дом сгорел и тлел.

«Я считаю, что у нас не было другого выбора, кроме как действовать так, как мы», — сказал мне Сергей Филатов, бывший глава администрации Бориса Ельцина.

«Нас вынудило к этому насилие другой стороны. Если бы им было позволено победить, угроза демократии в России была бы огромной».

Но спустя 10 лет большинство россиян не согласны.

Недавний опрос показал, что четверо из пяти россиян считают, что Борис Ельцин был неправ, применив танки против своего парламента.

Растет ощущение, что Ельцин был больше заинтересован в сохранении власти, чем в защите демократии.

Путь России

«Широко распространено разочарование в личности Ельцина и во всем, что он делает», — говорит московский журналист Алексей Пушков.

«Если Ельцин был таким большим демократом и людьми вокруг него, как же случилось так, что Россия стала одной из самых коррумпированных стран в мире?

«Как так случилось, что в России гангстерский капитализм и квазидемократия? В России произошло много всего, что не имело ничего общего с демократией».

Россия коренным образом изменилась после октября 1993 года.

Страна получила новую конституцию и новый парламент — Думу, но с этого момента наибольшую власть будет иметь президент.

Борьба за власть в России все еще продолжается за закрытыми дверями

«До октября 1993 года у нас было больше возможностей для оппозиции и парламента, чем сейчас», — сказал мне Александр Бужалин.

Александр был советником Верховного Совета еще в октябре 1993 года.

«Сейчас парламент превратился в очень ограниченную структуру.

«Все реальные ресурсы, контроль над СМИ, контроль над финансовыми ресурсами сосредоточены в руках президента и администрации президента.»

Но борьба за власть в России продолжается.

Не на улице. Ни с пушками, ни с танками. Сегодня это больше негласно, в коридорах власти.

Скрытые от общественности, разные группы, разные идеологии борются за влияние на президента Путина.

Борьба за то, чтобы повлиять на путь России.

Это то, над чем эта страна все еще пытается решить.

Когда умерла российская демократия — Дэвид Саттер

Резко нарушив конституцию, которую он поклялся придерживаться, президент Борис Ельцин 21 сентября 1993 года подписал указ об упразднении российского парламента, Верховного Совета. -дневная гражданская война в октябре, унесшая по меньшей мере 123 жизни и приведшая к подъему диктатуры. К декабрю вступила в силу новая конституция, в которой было создано суперпрезидентство и карманный парламент — Государственная дума, которая не имеет возможности оспаривать исполнительную власть.

Ельцин при поддержке США защитил свои действия, обвинив Верховный Совет в саботаже экономической реформы. Но многие россияне стали свидетелями незаконного захвата власти, организованного для возвращения России к единоличному правлению.

Первый 21 месяц правления Ельцина был отмечен усилением напряженности между исполнительной и законодательной ветвями власти из-за экономической «шоковой терапии». В январе 1992 года Ельцин резко освободил цены. Это привело к гиперинфляции, которая уничтожила жизненные сбережения миллионов россиян.Он обещал снизить цены в течение года, но к концу декабря инфляция составила 2318%. Многие депутаты выразили несогласие с некоторыми аспектами реформ. Однако Ельцин проигнорировал их. Он не объяснил свою политику и не лоббировал депутатов. Получив поддержку двух третей парламента в ноябре 1991 года, Ельцин через шесть месяцев столкнулся с оппозицией в две трети.

Летом 1993 года Верховный Совет пересмотрел бюджет Ельцина, увеличив пенсии и зарплаты учителям, врачам и другим лицам, получающим из государственных средств.Законодательный бюджет предусматривал дефицит в 28 трлн рублей, или 25% ВВП. Ельцин поклялся проигнорировать это на том основании, что это подорвет его реформу.

21 сентября Ельцин объявил о роспуске парламента. Депутаты проголосовали за то, чтобы объявить ему импичмент и заменить его вице-президентом Александром Руцким. Сотни депутатов отказались покинуть здание парламента, известное как Белый дом. Ельцин отключил электричество, тепло и воду и окружил здание ОМОНом и колючей проволокой.

3 октября боевики фашистского ополчения попытались прорваться на Останкинскую телебашню. Затем хорошо вооруженные внутренние войска открыли огонь по тысячам пропарламентских демонстрантов на прилегающей площади, в результате чего 46 человек погибли и 124 получили ранения.

Ельцин затем приказал танкам обстрелять парламент 4 октября. Взрывы создали ударные волны, оторвавшие головы жертвам. Многие находившиеся в здании — в том числе депутаты, журналисты и сотрудники — укрылись в зале Совета Национальностей, который был спроектирован как бомбоубежище.Наконец, когда сопротивление практически прекратилось, члены антитеррористического подразделения вошли в здание и приняли сдачу депутатов.

Ельцин сказал, что нападение на Останкино вынудило его обстрелять Белый дом. Но вскоре появились доказательства того, что Ельцин готовился к насилию еще до издания указа от 21 сентября, а события в Останкино были заранее спланированной резней со стороны президента. 3 августа Ельцин пообещал «жаркую осень» и начал посещать базы важнейших армейских частей в Подмосковье.Также он в два-три раза поднял зарплату офицерам. 22 сентября, на следующий день после издания указа, московские клиники должны были подготовить койки для возможных пострадавших. К 29 сентября около Белого дома было 2 500 полицейских, которые без разбора избивали пропарламентских демонстрантов.

Однако 3 октября в Москве загадочным образом исчезли сотрудники милиции. Офицеры покидали один блокпост за другим, оставляя позади грузовики и автобусы с ключами в замке зажигания. Демонстранты беспрепятственно выехали или прошли маршем в Останкино, где они надеялись получить доступ к радиоволнам, в которых преобладала проельцинская пропаганда.

Лидер защиты Белого дома парламентариями генерал Альберт Макашов прибыл в Останкино с группой сторонников, в том числе 20 человек с автоматами и гранатометом, взятыми у ОМОНа. Внутри здания за бетонными укреплениями их ждали 500 полицейских и военных, вооруженных 320 автоматами.

Один из людей генерала Макашова выстрелил в дверь из гранатомета. В результате взрыва на первом этаже здания, не имеющего отношения к делу, погиб один из внутренних войск Николай Ситников.Сплошной шквал огня изнутри здания сразу же обрушился на безоружных протестующих, зрителей и журналистов на площади, которая быстро заполнилась ранеными и убитыми. Терри Майкл Дункан, американский адвокат, который уже вытащил трех человек в безопасное место, был смертельно ранен в голову.

Сторонники парламента не открыли ответного огня. Тем не менее, российское телевидение сообщило, что Останкино захватила вооруженная толпа. Ельцин обратился к «гражданам России», в котором назвал происходящее «вооруженным мятежом, который был спланирован заранее.”

В ходе расследования октябрьских событий генеральный прокурор установил, что ответственность за гибель Ситникова и Сергея Красильникова, видеомонтажера в Останкино, не лежит на пропарламентских силах. Ситников погиб в результате взрыва внутри здания. Выстрел, в результате которого был убит Красильников, был произведен в коридоре, заполненном войсками МВД.

Леонид Прошкин, начальник следствия, сказал: «То, что произошло в Останкино, нельзя назвать иначе, как бойней.Почему не удалось разогнать толпу? Почему стреляли в простых зевак? »

«Победа» Ельцина была с энтузиазмом встречена госсекретарем Уорреном Кристофером, который сказал, что США обычно не поддерживают приостановление полномочий парламентов, «но сейчас необычные времена».

Незаконное разрушение Верховного Совета и последующее создание суперпрезидентства уничтожили любую возможность подлинного разделения властей. Год спустя Ельцин развязал первую чеченскую войну.Поддержавшие его российские либералы обнаружили, что без настоящего парламента Ельцин может в одностороннем порядке ввязать армию в войну против российских граждан на территории России.

Взрывы жилых домов в России в 1999 году, приведшие к власти Владимира Путина, — это годы будущего, как и ликвидация г-ном Путиным остатков демократии. Но судьба России была предрешена в октябре 1993 года. Когда Ельцин решил применить силу против избранных депутатов и США поддержали его, возникновение новой российской диктатуры, приверженной агрессии и террору, стало вопросом времени.

Государственная власть, институциональные изменения и политика приватизации в России по JSTOR

Абстрактный

В этой статье рассматриваются недавние события в России и демонстрируется, что будущий прогресс в развитии прав частной собственности потребует не только разумной экономической политики, но и более надежных государственных институтов, способных осуществлять экономические преобразования. В январе 1992 года первое посткоммунистическое правительство России запустило комплексную экономическую программу по преобразованию советской командной системы в рыночную экономику.Приватизация была одним из ключевых компонентов этой программы. Однако два года спустя приватизация в России не привела к возникновению прав на недвижимую частную собственность. К лету 1993 г. инсайдеры приобрели контрольный пакет акций двух третей приватизированных и приватизируемых российских фирм, государственные субсидии составляли 22 процента ВНП России, внутри предприятий проводилась небольшая реструктуризация, если она вообще проводилась, и было создано несколько рыночных институтов. Прогрессу на пути к созданию прав частной собственности в России препятствовала особая совокупность политических институтов, возникших после распада Советского Союза в 1991 году.Набор политических институтов, составляющих первое посткоммунистическое российское государство, был неспособен ни к демонтажу советских институтов, регулирующих права собственности, ни к созданию или поддержке новых рыночных экономических институтов в отношении частной собственности.

Информация о журнале

World Politics, основанный в 1948 году, является всемирно известным ежеквартальным политологическим журналом, публикуемым как в печатной, так и в электронной версии. Открытый для вкладов ученых, World Politics предлагает присылать исследовательские статьи, которые вносят теоретический и эмпирический вклад в литературу, а также обзорные статьи, касающиеся проблем международных отношений и сравнительной политики.

Информация об издателе

Cambridge University Press (www.cambridge.org) — издательское подразделение Кембриджского университета, одного из ведущих исследовательских институтов мира, лауреата 81 Нобелевской премии. В соответствии со своим уставом издательство Cambridge University Press стремится максимально широко распространять знания по всему миру. Он издает более 2500 книг в год для распространения в более чем 200 странах. Cambridge Journals издает более 250 рецензируемых академических журналов по широкому кругу предметных областей в печатном виде и в Интернете.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *