Чесменская битва: Чесменское сражение: историческая правда России от РВИО

Содержание

Чесменское сражение: историческая правда России от РВИО

 

 

ИЗ БАЛТИЙСКОГО МОРЯ — В ЭГЕЙСКОЕ

XVIII век стал веком постоянных столкновений между Российской и Османской империей. Интересы Петербурга и Стамбула пересекались на Балканах, в Закавказье, в Крыму и даже Польше. Для поддержки национально-освободительного движения в Греции и дестабилизации ситуации внутри Османской империи была организована Морейская экспедиция, общее руководство которой осуществлял граф Алексей Орлов. 

Впервые мысль послать эскадру с Балтики к берегам Эгейского моря, поднять и поддержать восстание проживавших там православных народов против турок высказал Григорий Орлов в начале ноября 1768 г., еще до подписания манифеста об объявлении войны. Вполне вероятно, что Григорий просто озвучил идеи своего брата и донес их до Екатерины. Алексей писал Григорию о задачах подобной экспедиции и всей войны: «Если уж ехать, то ехать до Константинополя и освободить всех православных и благочестивых от ига тяжкого. И скажу так, как в грамоте государь Петр I сказал: а их неверных магометан согнать в степи песчаные на прежние их жилища. А тут опять заведется благочестие, и скажем слава Богу нашему и всемогущему».

 

МАНИФЕСТ ЕКАТЕРИНЫ II

19 января 1769 г. был обнародован «Манифест к славянским народам Балканского полуострова»: «Порта Оттоманская по обыкновенной злобе ко Православной Церкви нашей, видя старания, употребляемыя за веру и закон наш, который мы тщилися в Польше привести в утвержденныя трактатами древния его преимущества, кои по временам насильно у него похищены были, дыша мщением, презрев все права народныя и самую истину, за то только одно, по свойственному ей вероломству, разруша заключенный с нашею империей) вечный мир, начала несправедливейшую, ибо безо всякой законной причины, противу нас войну, и тем убедила и нас ныне употребить дарованное нам от Бога оружие…

Мы по ревности ко православному нашему христианскому закону и по сожалению к страждущим в Турецком порабощении единоверным нам народам, обитающим в помянутых выше сего областях, увещеваем всех их вообще и каждый особенно, полезными для них обстоятельствами настоящей войны воспользоваться ко свержению ига и ко приведению себя по прежнему в независимость, ополчась где и когда будет удобно, против общего всего христианства врага, и стараясь возможный вред ему причинять».

 

ТРУДНЫЙ ПУТЬ

6 августа 1769 года эскадра Спиридова вышла в море. И началось. 20 августа открылась течь на самом мощном корабле «Святослав» — он с трудом вернулся в Ревель. Примерно тогда же корабль «Св. Евстафий Плакида» потерял фок-мачту. По прибытии в Копенгаген 10 сентября, на кораблях имелось более 300 человек заболевших. 54 человека скончалось. Взамен было нанято 800 датских моряков. Там же, в Копенгагене, Спиридов собственным решением присоединил к эскадре 66-пушечный корабль «Ростислав», шедший из Архангельска на Балтику. В Копенгагене стояли 10 дней. Шесть дней спустя во время ночного плавания в проливе Каттегат налетел на риф пинк «Лапомник». Прочие корабли эскадры с трудом избежали его участи благодаря пушечному сигналу — однако спасти пинк, сняв его с рифа, не смогли. 6 октября эскадра встала на рейде английского порта Гулль. Здесь пришлось оставить для ремонта корабль «Три Святителя», пинк «Венера» и бомбардирский корабль «Гром». Количество больных тогда превысило 700 человек. Подгоняемый из Петербурга, Спиридов двинулся дальше — однако вывести 21 октября из Гулля он смог лишь два корабля — «Евстафий» и «Северный Орел», — причем на последнем две недели спустя открылась сильная течь, и он вернулся в Портсмут. Итого, 17 ноября 1769 года к Гибралтару изо всей русской эскадры подошел один «Евстафий».

В общем, к Рождеству в порту Магон на Балеарских островах удалось собрать семь вымпелов: четыре корабля, фрегат и два пинка. Еще один корабль, «Ростислав», в конце января потерял во время шторма две мачты и смог присоединиться к эскадре уже в марте.

И уже в последний день февраля 1770 года то, что осталось от русской эскадры, прибыло к берегам Греции — туда, где предполагалось начать боевые действия. Забавно, что турецкий флот упустил шанс уничтожить русские корабли поодиночке — им просто в голову не пришло, что русские могут появиться с этой стороны.

Первые операции русского флота были десантными, причем основной массой десантников были греческие повстанцы… Среди Пелопонесских операций значится захват сильной крепости Наварин — в бухте которой через 57 лет, в 1827 году соединенный англо-франко-русский флот сожжет в очередной раз флот турецко-египетский. Тогда же, в 1770-м, при Наварине отличился брат деда А.С. Пушкина — бригадир артиллерии И. А. Ганнибал, старший сын «арапа Петра Великого».

Одновременно к эскадре Орлова-Спиридова прибыло подкрепление: в начале мая к берегам Пелопоннеса подошла т.н. 2-я Архипелагская эскадра в составе четырех кораблей и двух фрегатов под командованием отчаянного контр-адмирала Д. Эльфинстона. Это подкрепление проделало путь, во всей своей специфике аналогичный пути своих предшественников – дорогой был потерян вышедший из Кронштадта корабль «Тверь», а также подобранный в Портсмуте корабль «Северный Орел», отставший еще от эскадры Спиридова. Там же, в Англии, был взамен приобретен фрегат местной постройки и нанято некоторое количество моряков.

Л. Усыскин. Екатерина Вторая: Архипелаг – кулак. Полит.ру, 19 декабря 2008 г. 

 

СИЛЫ СТОРОН

В состав русской эскадры входило 9 линейных кораблей различной вооруженности, бомбардирский корабль, 3 фрегата и несколько малых судов, игравший вспомогательные роли. Общее число экипажей составляло около 6500 человек. Фактическим руководителем операции стал адмирал Григорий Спиридов.

Турецкий флот капудан-пашей Ибрагима Хусаеддина, Хасан-паши и Кафер-бея был куда более внушительным: 16 линейных кораблей, 6 фрегатов, 19 галер и шебек и 32 вспомогательных судна с 15 000 человек на борту. Однако турецкие матросы существенно уступали русским морякам в выучке.

 

БЫЛЪ

Первоначально бой начался в Хиосском заливе, но турки после первых столкновений приняли решение отступить в Чесменскую бухту, где против русских кораблей могла быть использована береговая артиллерия.

Русские флотоводцы намеревались вступить в ближний бой с возможными абордажными схватками. Было понятно, что долгой пушечной дуэли на больших дистанциях им не выдержать – настолько велико было преимущество неприятеля.

Турки напротив, были расположены встретить балтийскую эскадру правильным орудийным боем и, в случае неудачи, отойти в Чесменскую бухту под прикрытие многочисленной береговой артиллерии.

Первые аккорды были сыграны в Хиосском проливе 5 июля 1770 г. Русские корабли атаковали южную оконечность вражеского строя. Начало столкновения было неудачным для русских моряков из-за того, что головные корабли не смогли синхронно выполнить маневр сближения, разрушив боевой порядок. Однако адмирал Спиридов смело бросил свой флагман «Св. Ефстафий» против «Реал Мустафы» — турецкого флагмана. Пока «Ефстафий» прорывался на «пистолетную дистанцию» на нем начался пожар от многочисленных попаданий. Но остановить движение корабля было невозможно. Два корабля сцепились бортами, и начался абордаж. Огонь перекинулся на «Реал Мустафу» и через некоторое время оба корабля взорвались. Деморализованные турки отошли в Чесменскую бухту. Подобную тактику применит адмирал Г. Нельсон в 1805 году входе Трафальгарской битвы, хотя её изобретателем нужно считать адмирала Спиридова.

5 июля балтийская эскадра обстреливала бухту. При этом, были подготовлены 4 брандера (специальные суда, которые использовались для диверсий) из малых судов. Вечером 6 июля бомбардирский корабль гром встал на рейде бухты и завязал перестрелку с турками. Его поддержали линейные корабли «Европа» и «Ростислав». Стрельба должна была иметь психологический характер и отвлечь турок внимание турок от брандеров. Первые три брандера не смогли выполнить поставленной задачи – один из них сел на мель и затонул из-за этого, со второго брандера дезертировала команда, третий брандер под командованием кн. Гагарина был подожжён слишком рано и не смог нанести урона турецкому флоту. Однако брандер под командованием лейтенанта Ильина успешно достиг расположения турецкого флота и поджёг линейный корабль. Взрыв порохового погреба на корабле произвёл гигантские разрушения: горящие обломки летели в другие корабли, разнося огонь. В завершении боя русские были вынуждены прекратить стрельбу и заниматься спасением выживших турок. К 8 утра 7 июля все было кончено.

Османская империя разом лишилась большей части флота. Погибло 15 линейных кораблей, 6 фрегатов, 1 линейный корабль и 5 галер были захвачены. Эта блестящая победа стала настоящей школой русского морского боя, мощь которого еще предстояло узнать. В память об этой битве для русских моряков была отчеканена памятная медаль, на которой изображалась одна из сцен гибели турецкого флота. Кроме места и даты битвы на медали было всего одно слово – «Былъ», имелось в виду «был турецкий флот, а нет теперь».

 

ТУРЕЦКИЙ ИСТОРИОГРАФ

После сего Флот Оттоманский вошел в порт Чесменский, куда при были также корабли неприятельские и снова сражение началось. От ударов пушек поверхность моря запылала. Корабли неприятельские, в продолжении всего морского сражения, находились под парусами, дабы оградить себя от опасности и погибели в семь порте. Вступление Капитана-Паши в порт Чесменский, судя по очевидности дела, предпринято было по власти судьбы.

Между тем, как Капитан-Паша употреблял все усилия, чтобы отразить неприятелей, сии последние отправили несколько брандеров, наполненных нефтью и другими горючими веществами, против нашего Флота. Некоторые из наших кораблей им удалось зажечь; а другие, поспешая к ним на помощь и соединяясь с ними, также объяты были пламенем и сгорели. Это случилось вовремя ночи 14-го числа, месяца Реби-ели-еввель в 1184 году от Геджиры.

Войска, находившиеся на других кораблях, рассеялись без сражения по берегам Смирны и другим местам. Капитань-Паша и Джезайрлю-Хасан Бей были ранены. Али, правитель корабля и другие офицеры, желая спасти себя вплавь, погибли в волнах моря.

Из Историографа Оттоманской Империи Ахмеда Вассафа Эфенди

 

ДОКЛАД СПИРИДОВА

Спиридов докладывал в Петербург в Адмиралтейств-коллегию ее Президенту графу Чернышову:

«Слава Богу и честь Всероссийскому флоту! С 25 на 26-е неприятельский флот атаковали, разбили, разломали, сожгли, на небо пустили, потопили и в пепел обратили, и оставили на том месте престрашное позорище, а сами стали быть во всем Архипелаге нашей Всемилостивейшей Государыни господствующи».

Г.А. Спиридов в проекте «100 великих полководцев» 

 

ПИСЬМО ОРЛОВА

Чувства, вызванные Чесменской победой, А.Г. Орлов ярко выразил в письме брату:

«Государь, братец, здравствуй! Скажу тебе немного о нашем плавании: Морею принуждены были оставить, зажегши везде огонь; со флотом за неприятелем пошли, до него дошли, к нему подошли, схватились, сразились, разбили, победили, поломали, потопили и в пепел обратили».

А.Г. Орловв проекте «100 великих полководцев» 

Чесменское сражение: историческая правда России от РВИО

 

 

ИЗ БАЛТИЙСКОГО МОРЯ — В ЭГЕЙСКОЕ

XVIII век стал веком постоянных столкновений между Российской и Османской империей. Интересы Петербурга и Стамбула пересекались на Балканах, в Закавказье, в Крыму и даже Польше. Для поддержки национально-освободительного движения в Греции и дестабилизации ситуации внутри Османской империи была организована Морейская экспедиция, общее руководство которой осуществлял граф Алексей Орлов. 

Впервые мысль послать эскадру с Балтики к берегам Эгейского моря, поднять и поддержать восстание проживавших там православных народов против турок высказал Григорий Орлов в начале ноября 1768 г., еще до подписания манифеста об объявлении войны. Вполне вероятно, что Григорий просто озвучил идеи своего брата и донес их до Екатерины. Алексей писал Григорию о задачах подобной экспедиции и всей войны: «Если уж ехать, то ехать до Константинополя и освободить всех православных и благочестивых от ига тяжкого. И скажу так, как в грамоте государь Петр I сказал: а их неверных магометан согнать в степи песчаные на прежние их жилища. А тут опять заведется благочестие, и скажем слава Богу нашему и всемогущему».

 

МАНИФЕСТ ЕКАТЕРИНЫ II

19 января 1769 г. был обнародован «Манифест к славянским народам Балканского полуострова»: «Порта Оттоманская по обыкновенной злобе ко Православной Церкви нашей, видя старания, употребляемыя за веру и закон наш, который мы тщилися в Польше привести в утвержденныя трактатами древния его преимущества, кои по временам насильно у него похищены были, дыша мщением, презрев все права народныя и самую истину, за то только одно, по свойственному ей вероломству, разруша заключенный с нашею империей) вечный мир, начала несправедливейшую, ибо безо всякой законной причины, противу нас войну, и тем убедила и нас ныне употребить дарованное нам от Бога оружие…

Мы по ревности ко православному нашему христианскому закону и по сожалению к страждущим в Турецком порабощении единоверным нам народам, обитающим в помянутых выше сего областях, увещеваем всех их вообще и каждый особенно, полезными для них обстоятельствами настоящей войны воспользоваться ко свержению ига и ко приведению себя по прежнему в независимость, ополчась где и когда будет удобно, против общего всего христианства врага, и стараясь возможный вред ему причинять».

 

ТРУДНЫЙ ПУТЬ

6 августа 1769 года эскадра Спиридова вышла в море. И началось. 20 августа открылась течь на самом мощном корабле «Святослав» — он с трудом вернулся в Ревель. Примерно тогда же корабль «Св. Евстафий Плакида» потерял фок-мачту. По прибытии в Копенгаген 10 сентября, на кораблях имелось более 300 человек заболевших. 54 человека скончалось. Взамен было нанято 800 датских моряков. Там же, в Копенгагене, Спиридов собственным решением присоединил к эскадре 66-пушечный корабль «Ростислав», шедший из Архангельска на Балтику. В Копенгагене стояли 10 дней. Шесть дней спустя во время ночного плавания в проливе Каттегат налетел на риф пинк «Лапомник». Прочие корабли эскадры с трудом избежали его участи благодаря пушечному сигналу — однако спасти пинк, сняв его с рифа, не смогли. 6 октября эскадра встала на рейде английского порта Гулль. Здесь пришлось оставить для ремонта корабль «Три Святителя», пинк «Венера» и бомбардирский корабль «Гром». Количество больных тогда превысило 700 человек. Подгоняемый из Петербурга, Спиридов двинулся дальше — однако вывести 21 октября из Гулля он смог лишь два корабля — «Евстафий» и «Северный Орел», — причем на последнем две недели спустя открылась сильная течь, и он вернулся в Портсмут. Итого, 17 ноября 1769 года к Гибралтару изо всей русской эскадры подошел один «Евстафий».

В общем, к Рождеству в порту Магон на Балеарских островах удалось собрать семь вымпелов: четыре корабля, фрегат и два пинка. Еще один корабль, «Ростислав», в конце января потерял во время шторма две мачты и смог присоединиться к эскадре уже в марте.

И уже в последний день февраля 1770 года то, что осталось от русской эскадры, прибыло к берегам Греции — туда, где предполагалось начать боевые действия. Забавно, что турецкий флот упустил шанс уничтожить русские корабли поодиночке — им просто в голову не пришло, что русские могут появиться с этой стороны.

Первые операции русского флота были десантными, причем основной массой десантников были греческие повстанцы… Среди Пелопонесских операций значится захват сильной крепости Наварин — в бухте которой через 57 лет, в 1827 году соединенный англо-франко-русский флот сожжет в очередной раз флот турецко-египетский. Тогда же, в 1770-м, при Наварине отличился брат деда А.С. Пушкина — бригадир артиллерии И. А. Ганнибал, старший сын «арапа Петра Великого».

Одновременно к эскадре Орлова-Спиридова прибыло подкрепление: в начале мая к берегам Пелопоннеса подошла т.н. 2-я Архипелагская эскадра в составе четырех кораблей и двух фрегатов под командованием отчаянного контр-адмирала Д. Эльфинстона. Это подкрепление проделало путь, во всей своей специфике аналогичный пути своих предшественников – дорогой был потерян вышедший из Кронштадта корабль «Тверь», а также подобранный в Портсмуте корабль «Северный Орел», отставший еще от эскадры Спиридова. Там же, в Англии, был взамен приобретен фрегат местной постройки и нанято некоторое количество моряков.

Л. Усыскин. Екатерина Вторая: Архипелаг – кулак. Полит.ру, 19 декабря 2008 г. 

 

СИЛЫ СТОРОН

В состав русской эскадры входило 9 линейных кораблей различной вооруженности, бомбардирский корабль, 3 фрегата и несколько малых судов, игравший вспомогательные роли. Общее число экипажей составляло около 6500 человек. Фактическим руководителем операции стал адмирал Григорий Спиридов.

Турецкий флот капудан-пашей Ибрагима Хусаеддина, Хасан-паши и Кафер-бея был куда более внушительным: 16 линейных кораблей, 6 фрегатов, 19 галер и шебек и 32 вспомогательных судна с 15 000 человек на борту. Однако турецкие матросы существенно уступали русским морякам в выучке.

 

БЫЛЪ

Первоначально бой начался в Хиосском заливе, но турки после первых столкновений приняли решение отступить в Чесменскую бухту, где против русских кораблей могла быть использована береговая артиллерия.

Русские флотоводцы намеревались вступить в ближний бой с возможными абордажными схватками. Было понятно, что долгой пушечной дуэли на больших дистанциях им не выдержать – настолько велико было преимущество неприятеля.

Турки напротив, были расположены встретить балтийскую эскадру правильным орудийным боем и, в случае неудачи, отойти в Чесменскую бухту под прикрытие многочисленной береговой артиллерии.

Первые аккорды были сыграны в Хиосском проливе 5 июля 1770 г. Русские корабли атаковали южную оконечность вражеского строя. Начало столкновения было неудачным для русских моряков из-за того, что головные корабли не смогли синхронно выполнить маневр сближения, разрушив боевой порядок. Однако адмирал Спиридов смело бросил свой флагман «Св. Ефстафий» против «Реал Мустафы» — турецкого флагмана. Пока «Ефстафий» прорывался на «пистолетную дистанцию» на нем начался пожар от многочисленных попаданий. Но остановить движение корабля было невозможно. Два корабля сцепились бортами, и начался абордаж. Огонь перекинулся на «Реал Мустафу» и через некоторое время оба корабля взорвались. Деморализованные турки отошли в Чесменскую бухту. Подобную тактику применит адмирал Г. Нельсон в 1805 году входе Трафальгарской битвы, хотя её изобретателем нужно считать адмирала Спиридова.

5 июля балтийская эскадра обстреливала бухту. При этом, были подготовлены 4 брандера (специальные суда, которые использовались для диверсий) из малых судов. Вечером 6 июля бомбардирский корабль гром встал на рейде бухты и завязал перестрелку с турками. Его поддержали линейные корабли «Европа» и «Ростислав». Стрельба должна была иметь психологический характер и отвлечь турок внимание турок от брандеров. Первые три брандера не смогли выполнить поставленной задачи – один из них сел на мель и затонул из-за этого, со второго брандера дезертировала команда, третий брандер под командованием кн. Гагарина был подожжён слишком рано и не смог нанести урона турецкому флоту. Однако брандер под командованием лейтенанта Ильина успешно достиг расположения турецкого флота и поджёг линейный корабль. Взрыв порохового погреба на корабле произвёл гигантские разрушения: горящие обломки летели в другие корабли, разнося огонь. В завершении боя русские были вынуждены прекратить стрельбу и заниматься спасением выживших турок. К 8 утра 7 июля все было кончено.

Османская империя разом лишилась большей части флота. Погибло 15 линейных кораблей, 6 фрегатов, 1 линейный корабль и 5 галер были захвачены. Эта блестящая победа стала настоящей школой русского морского боя, мощь которого еще предстояло узнать. В память об этой битве для русских моряков была отчеканена памятная медаль, на которой изображалась одна из сцен гибели турецкого флота. Кроме места и даты битвы на медали было всего одно слово – «Былъ», имелось в виду «был турецкий флот, а нет теперь».

 

ТУРЕЦКИЙ ИСТОРИОГРАФ

После сего Флот Оттоманский вошел в порт Чесменский, куда при были также корабли неприятельские и снова сражение началось. От ударов пушек поверхность моря запылала. Корабли неприятельские, в продолжении всего морского сражения, находились под парусами, дабы оградить себя от опасности и погибели в семь порте. Вступление Капитана-Паши в порт Чесменский, судя по очевидности дела, предпринято было по власти судьбы.

Между тем, как Капитан-Паша употреблял все усилия, чтобы отразить неприятелей, сии последние отправили несколько брандеров, наполненных нефтью и другими горючими веществами, против нашего Флота. Некоторые из наших кораблей им удалось зажечь; а другие, поспешая к ним на помощь и соединяясь с ними, также объяты были пламенем и сгорели. Это случилось вовремя ночи 14-го числа, месяца Реби-ели-еввель в 1184 году от Геджиры.

Войска, находившиеся на других кораблях, рассеялись без сражения по берегам Смирны и другим местам. Капитань-Паша и Джезайрлю-Хасан Бей были ранены. Али, правитель корабля и другие офицеры, желая спасти себя вплавь, погибли в волнах моря.

Из Историографа Оттоманской Империи Ахмеда Вассафа Эфенди

 

ДОКЛАД СПИРИДОВА

Спиридов докладывал в Петербург в Адмиралтейств-коллегию ее Президенту графу Чернышову:

«Слава Богу и честь Всероссийскому флоту! С 25 на 26-е неприятельский флот атаковали, разбили, разломали, сожгли, на небо пустили, потопили и в пепел обратили, и оставили на том месте престрашное позорище, а сами стали быть во всем Архипелаге нашей Всемилостивейшей Государыни господствующи».

Г.А. Спиридов в проекте «100 великих полководцев» 

 

ПИСЬМО ОРЛОВА

Чувства, вызванные Чесменской победой, А.Г. Орлов ярко выразил в письме брату:

«Государь, братец, здравствуй! Скажу тебе немного о нашем плавании: Морею принуждены были оставить, зажегши везде огонь; со флотом за неприятелем пошли, до него дошли, к нему подошли, схватились, сразились, разбили, победили, поломали, потопили и в пепел обратили».

А.Г. Орловв проекте «100 великих полководцев» 

Чесменское сражение: историческая правда России от РВИО

 

 

ИЗ БАЛТИЙСКОГО МОРЯ — В ЭГЕЙСКОЕ

XVIII век стал веком постоянных столкновений между Российской и Османской империей. Интересы Петербурга и Стамбула пересекались на Балканах, в Закавказье, в Крыму и даже Польше. Для поддержки национально-освободительного движения в Греции и дестабилизации ситуации внутри Османской империи была организована Морейская экспедиция, общее руководство которой осуществлял граф Алексей Орлов. 

Впервые мысль послать эскадру с Балтики к берегам Эгейского моря, поднять и поддержать восстание проживавших там православных народов против турок высказал Григорий Орлов в начале ноября 1768 г., еще до подписания манифеста об объявлении войны. Вполне вероятно, что Григорий просто озвучил идеи своего брата и донес их до Екатерины. Алексей писал Григорию о задачах подобной экспедиции и всей войны: «Если уж ехать, то ехать до Константинополя и освободить всех православных и благочестивых от ига тяжкого. И скажу так, как в грамоте государь Петр I сказал: а их неверных магометан согнать в степи песчаные на прежние их жилища. А тут опять заведется благочестие, и скажем слава Богу нашему и всемогущему».

 

МАНИФЕСТ ЕКАТЕРИНЫ II

19 января 1769 г. был обнародован «Манифест к славянским народам Балканского полуострова»: «Порта Оттоманская по обыкновенной злобе ко Православной Церкви нашей, видя старания, употребляемыя за веру и закон наш, который мы тщилися в Польше привести в утвержденныя трактатами древния его преимущества, кои по временам насильно у него похищены были, дыша мщением, презрев все права народныя и самую истину, за то только одно, по свойственному ей вероломству, разруша заключенный с нашею империей) вечный мир, начала несправедливейшую, ибо безо всякой законной причины, противу нас войну, и тем убедила и нас ныне употребить дарованное нам от Бога оружие…

Мы по ревности ко православному нашему христианскому закону и по сожалению к страждущим в Турецком порабощении единоверным нам народам, обитающим в помянутых выше сего областях, увещеваем всех их вообще и каждый особенно, полезными для них обстоятельствами настоящей войны воспользоваться ко свержению ига и ко приведению себя по прежнему в независимость, ополчась где и когда будет удобно, против общего всего христианства врага, и стараясь возможный вред ему причинять».

 

ТРУДНЫЙ ПУТЬ

6 августа 1769 года эскадра Спиридова вышла в море. И началось. 20 августа открылась течь на самом мощном корабле «Святослав» — он с трудом вернулся в Ревель. Примерно тогда же корабль «Св. Евстафий Плакида» потерял фок-мачту. По прибытии в Копенгаген 10 сентября, на кораблях имелось более 300 человек заболевших. 54 человека скончалось. Взамен было нанято 800 датских моряков. Там же, в Копенгагене, Спиридов собственным решением присоединил к эскадре 66-пушечный корабль «Ростислав», шедший из Архангельска на Балтику. В Копенгагене стояли 10 дней. Шесть дней спустя во время ночного плавания в проливе Каттегат налетел на риф пинк «Лапомник». Прочие корабли эскадры с трудом избежали его участи благодаря пушечному сигналу — однако спасти пинк, сняв его с рифа, не смогли. 6 октября эскадра встала на рейде английского порта Гулль. Здесь пришлось оставить для ремонта корабль «Три Святителя», пинк «Венера» и бомбардирский корабль «Гром». Количество больных тогда превысило 700 человек. Подгоняемый из Петербурга, Спиридов двинулся дальше — однако вывести 21 октября из Гулля он смог лишь два корабля — «Евстафий» и «Северный Орел», — причем на последнем две недели спустя открылась сильная течь, и он вернулся в Портсмут. Итого, 17 ноября 1769 года к Гибралтару изо всей русской эскадры подошел один «Евстафий».

В общем, к Рождеству в порту Магон на Балеарских островах удалось собрать семь вымпелов: четыре корабля, фрегат и два пинка. Еще один корабль, «Ростислав», в конце января потерял во время шторма две мачты и смог присоединиться к эскадре уже в марте.

И уже в последний день февраля 1770 года то, что осталось от русской эскадры, прибыло к берегам Греции — туда, где предполагалось начать боевые действия. Забавно, что турецкий флот упустил шанс уничтожить русские корабли поодиночке — им просто в голову не пришло, что русские могут появиться с этой стороны.

Первые операции русского флота были десантными, причем основной массой десантников были греческие повстанцы… Среди Пелопонесских операций значится захват сильной крепости Наварин — в бухте которой через 57 лет, в 1827 году соединенный англо-франко-русский флот сожжет в очередной раз флот турецко-египетский. Тогда же, в 1770-м, при Наварине отличился брат деда А.С. Пушкина — бригадир артиллерии И. А. Ганнибал, старший сын «арапа Петра Великого».

Одновременно к эскадре Орлова-Спиридова прибыло подкрепление: в начале мая к берегам Пелопоннеса подошла т.н. 2-я Архипелагская эскадра в составе четырех кораблей и двух фрегатов под командованием отчаянного контр-адмирала Д. Эльфинстона. Это подкрепление проделало путь, во всей своей специфике аналогичный пути своих предшественников – дорогой был потерян вышедший из Кронштадта корабль «Тверь», а также подобранный в Портсмуте корабль «Северный Орел», отставший еще от эскадры Спиридова. Там же, в Англии, был взамен приобретен фрегат местной постройки и нанято некоторое количество моряков.

Л. Усыскин. Екатерина Вторая: Архипелаг – кулак. Полит.ру, 19 декабря 2008 г. 

 

СИЛЫ СТОРОН

В состав русской эскадры входило 9 линейных кораблей различной вооруженности, бомбардирский корабль, 3 фрегата и несколько малых судов, игравший вспомогательные роли. Общее число экипажей составляло около 6500 человек. Фактическим руководителем операции стал адмирал Григорий Спиридов.

Турецкий флот капудан-пашей Ибрагима Хусаеддина, Хасан-паши и Кафер-бея был куда более внушительным: 16 линейных кораблей, 6 фрегатов, 19 галер и шебек и 32 вспомогательных судна с 15 000 человек на борту. Однако турецкие матросы существенно уступали русским морякам в выучке.

 

БЫЛЪ

Первоначально бой начался в Хиосском заливе, но турки после первых столкновений приняли решение отступить в Чесменскую бухту, где против русских кораблей могла быть использована береговая артиллерия.

Русские флотоводцы намеревались вступить в ближний бой с возможными абордажными схватками. Было понятно, что долгой пушечной дуэли на больших дистанциях им не выдержать – настолько велико было преимущество неприятеля.

Турки напротив, были расположены встретить балтийскую эскадру правильным орудийным боем и, в случае неудачи, отойти в Чесменскую бухту под прикрытие многочисленной береговой артиллерии.

Первые аккорды были сыграны в Хиосском проливе 5 июля 1770 г. Русские корабли атаковали южную оконечность вражеского строя. Начало столкновения было неудачным для русских моряков из-за того, что головные корабли не смогли синхронно выполнить маневр сближения, разрушив боевой порядок. Однако адмирал Спиридов смело бросил свой флагман «Св. Ефстафий» против «Реал Мустафы» — турецкого флагмана. Пока «Ефстафий» прорывался на «пистолетную дистанцию» на нем начался пожар от многочисленных попаданий. Но остановить движение корабля было невозможно. Два корабля сцепились бортами, и начался абордаж. Огонь перекинулся на «Реал Мустафу» и через некоторое время оба корабля взорвались. Деморализованные турки отошли в Чесменскую бухту. Подобную тактику применит адмирал Г. Нельсон в 1805 году входе Трафальгарской битвы, хотя её изобретателем нужно считать адмирала Спиридова.

5 июля балтийская эскадра обстреливала бухту. При этом, были подготовлены 4 брандера (специальные суда, которые использовались для диверсий) из малых судов. Вечером 6 июля бомбардирский корабль гром встал на рейде бухты и завязал перестрелку с турками. Его поддержали линейные корабли «Европа» и «Ростислав». Стрельба должна была иметь психологический характер и отвлечь турок внимание турок от брандеров. Первые три брандера не смогли выполнить поставленной задачи – один из них сел на мель и затонул из-за этого, со второго брандера дезертировала команда, третий брандер под командованием кн. Гагарина был подожжён слишком рано и не смог нанести урона турецкому флоту. Однако брандер под командованием лейтенанта Ильина успешно достиг расположения турецкого флота и поджёг линейный корабль. Взрыв порохового погреба на корабле произвёл гигантские разрушения: горящие обломки летели в другие корабли, разнося огонь. В завершении боя русские были вынуждены прекратить стрельбу и заниматься спасением выживших турок. К 8 утра 7 июля все было кончено.

Османская империя разом лишилась большей части флота. Погибло 15 линейных кораблей, 6 фрегатов, 1 линейный корабль и 5 галер были захвачены. Эта блестящая победа стала настоящей школой русского морского боя, мощь которого еще предстояло узнать. В память об этой битве для русских моряков была отчеканена памятная медаль, на которой изображалась одна из сцен гибели турецкого флота. Кроме места и даты битвы на медали было всего одно слово – «Былъ», имелось в виду «был турецкий флот, а нет теперь».

 

ТУРЕЦКИЙ ИСТОРИОГРАФ

После сего Флот Оттоманский вошел в порт Чесменский, куда при были также корабли неприятельские и снова сражение началось. От ударов пушек поверхность моря запылала. Корабли неприятельские, в продолжении всего морского сражения, находились под парусами, дабы оградить себя от опасности и погибели в семь порте. Вступление Капитана-Паши в порт Чесменский, судя по очевидности дела, предпринято было по власти судьбы.

Между тем, как Капитан-Паша употреблял все усилия, чтобы отразить неприятелей, сии последние отправили несколько брандеров, наполненных нефтью и другими горючими веществами, против нашего Флота. Некоторые из наших кораблей им удалось зажечь; а другие, поспешая к ним на помощь и соединяясь с ними, также объяты были пламенем и сгорели. Это случилось вовремя ночи 14-го числа, месяца Реби-ели-еввель в 1184 году от Геджиры.

Войска, находившиеся на других кораблях, рассеялись без сражения по берегам Смирны и другим местам. Капитань-Паша и Джезайрлю-Хасан Бей были ранены. Али, правитель корабля и другие офицеры, желая спасти себя вплавь, погибли в волнах моря.

Из Историографа Оттоманской Империи Ахмеда Вассафа Эфенди

 

ДОКЛАД СПИРИДОВА

Спиридов докладывал в Петербург в Адмиралтейств-коллегию ее Президенту графу Чернышову:

«Слава Богу и честь Всероссийскому флоту! С 25 на 26-е неприятельский флот атаковали, разбили, разломали, сожгли, на небо пустили, потопили и в пепел обратили, и оставили на том месте престрашное позорище, а сами стали быть во всем Архипелаге нашей Всемилостивейшей Государыни господствующи».

Г.А. Спиридов в проекте «100 великих полководцев» 

 

ПИСЬМО ОРЛОВА

Чувства, вызванные Чесменской победой, А.Г. Орлов ярко выразил в письме брату:

«Государь, братец, здравствуй! Скажу тебе немного о нашем плавании: Морею принуждены были оставить, зажегши везде огонь; со флотом за неприятелем пошли, до него дошли, к нему подошли, схватились, сразились, разбили, победили, поломали, потопили и в пепел обратили».

А.Г. Орловв проекте «100 великих полководцев» 

Чесменское сражение: историческая правда России от РВИО

 

 

ИЗ БАЛТИЙСКОГО МОРЯ — В ЭГЕЙСКОЕ

XVIII век стал веком постоянных столкновений между Российской и Османской империей. Интересы Петербурга и Стамбула пересекались на Балканах, в Закавказье, в Крыму и даже Польше. Для поддержки национально-освободительного движения в Греции и дестабилизации ситуации внутри Османской империи была организована Морейская экспедиция, общее руководство которой осуществлял граф Алексей Орлов. 

Впервые мысль послать эскадру с Балтики к берегам Эгейского моря, поднять и поддержать восстание проживавших там православных народов против турок высказал Григорий Орлов в начале ноября 1768 г., еще до подписания манифеста об объявлении войны. Вполне вероятно, что Григорий просто озвучил идеи своего брата и донес их до Екатерины. Алексей писал Григорию о задачах подобной экспедиции и всей войны: «Если уж ехать, то ехать до Константинополя и освободить всех православных и благочестивых от ига тяжкого. И скажу так, как в грамоте государь Петр I сказал: а их неверных магометан согнать в степи песчаные на прежние их жилища. А тут опять заведется благочестие, и скажем слава Богу нашему и всемогущему».

 

МАНИФЕСТ ЕКАТЕРИНЫ II

19 января 1769 г. был обнародован «Манифест к славянским народам Балканского полуострова»: «Порта Оттоманская по обыкновенной злобе ко Православной Церкви нашей, видя старания, употребляемыя за веру и закон наш, который мы тщилися в Польше привести в утвержденныя трактатами древния его преимущества, кои по временам насильно у него похищены были, дыша мщением, презрев все права народныя и самую истину, за то только одно, по свойственному ей вероломству, разруша заключенный с нашею империей) вечный мир, начала несправедливейшую, ибо безо всякой законной причины, противу нас войну, и тем убедила и нас ныне употребить дарованное нам от Бога оружие…

Мы по ревности ко православному нашему христианскому закону и по сожалению к страждущим в Турецком порабощении единоверным нам народам, обитающим в помянутых выше сего областях, увещеваем всех их вообще и каждый особенно, полезными для них обстоятельствами настоящей войны воспользоваться ко свержению ига и ко приведению себя по прежнему в независимость, ополчась где и когда будет удобно, против общего всего христианства врага, и стараясь возможный вред ему причинять».

 

ТРУДНЫЙ ПУТЬ

6 августа 1769 года эскадра Спиридова вышла в море. И началось. 20 августа открылась течь на самом мощном корабле «Святослав» — он с трудом вернулся в Ревель. Примерно тогда же корабль «Св. Евстафий Плакида» потерял фок-мачту. По прибытии в Копенгаген 10 сентября, на кораблях имелось более 300 человек заболевших. 54 человека скончалось. Взамен было нанято 800 датских моряков. Там же, в Копенгагене, Спиридов собственным решением присоединил к эскадре 66-пушечный корабль «Ростислав», шедший из Архангельска на Балтику. В Копенгагене стояли 10 дней. Шесть дней спустя во время ночного плавания в проливе Каттегат налетел на риф пинк «Лапомник». Прочие корабли эскадры с трудом избежали его участи благодаря пушечному сигналу — однако спасти пинк, сняв его с рифа, не смогли. 6 октября эскадра встала на рейде английского порта Гулль. Здесь пришлось оставить для ремонта корабль «Три Святителя», пинк «Венера» и бомбардирский корабль «Гром». Количество больных тогда превысило 700 человек. Подгоняемый из Петербурга, Спиридов двинулся дальше — однако вывести 21 октября из Гулля он смог лишь два корабля — «Евстафий» и «Северный Орел», — причем на последнем две недели спустя открылась сильная течь, и он вернулся в Портсмут. Итого, 17 ноября 1769 года к Гибралтару изо всей русской эскадры подошел один «Евстафий».

В общем, к Рождеству в порту Магон на Балеарских островах удалось собрать семь вымпелов: четыре корабля, фрегат и два пинка. Еще один корабль, «Ростислав», в конце января потерял во время шторма две мачты и смог присоединиться к эскадре уже в марте.

И уже в последний день февраля 1770 года то, что осталось от русской эскадры, прибыло к берегам Греции — туда, где предполагалось начать боевые действия. Забавно, что турецкий флот упустил шанс уничтожить русские корабли поодиночке — им просто в голову не пришло, что русские могут появиться с этой стороны.

Первые операции русского флота были десантными, причем основной массой десантников были греческие повстанцы… Среди Пелопонесских операций значится захват сильной крепости Наварин — в бухте которой через 57 лет, в 1827 году соединенный англо-франко-русский флот сожжет в очередной раз флот турецко-египетский. Тогда же, в 1770-м, при Наварине отличился брат деда А.С. Пушкина — бригадир артиллерии И. А. Ганнибал, старший сын «арапа Петра Великого».

Одновременно к эскадре Орлова-Спиридова прибыло подкрепление: в начале мая к берегам Пелопоннеса подошла т.н. 2-я Архипелагская эскадра в составе четырех кораблей и двух фрегатов под командованием отчаянного контр-адмирала Д. Эльфинстона. Это подкрепление проделало путь, во всей своей специфике аналогичный пути своих предшественников – дорогой был потерян вышедший из Кронштадта корабль «Тверь», а также подобранный в Портсмуте корабль «Северный Орел», отставший еще от эскадры Спиридова. Там же, в Англии, был взамен приобретен фрегат местной постройки и нанято некоторое количество моряков.

Л. Усыскин. Екатерина Вторая: Архипелаг – кулак. Полит.ру, 19 декабря 2008 г. 

 

СИЛЫ СТОРОН

В состав русской эскадры входило 9 линейных кораблей различной вооруженности, бомбардирский корабль, 3 фрегата и несколько малых судов, игравший вспомогательные роли. Общее число экипажей составляло около 6500 человек. Фактическим руководителем операции стал адмирал Григорий Спиридов.

Турецкий флот капудан-пашей Ибрагима Хусаеддина, Хасан-паши и Кафер-бея был куда более внушительным: 16 линейных кораблей, 6 фрегатов, 19 галер и шебек и 32 вспомогательных судна с 15 000 человек на борту. Однако турецкие матросы существенно уступали русским морякам в выучке.

 

БЫЛЪ

Первоначально бой начался в Хиосском заливе, но турки после первых столкновений приняли решение отступить в Чесменскую бухту, где против русских кораблей могла быть использована береговая артиллерия.

Русские флотоводцы намеревались вступить в ближний бой с возможными абордажными схватками. Было понятно, что долгой пушечной дуэли на больших дистанциях им не выдержать – настолько велико было преимущество неприятеля.

Турки напротив, были расположены встретить балтийскую эскадру правильным орудийным боем и, в случае неудачи, отойти в Чесменскую бухту под прикрытие многочисленной береговой артиллерии.

Первые аккорды были сыграны в Хиосском проливе 5 июля 1770 г. Русские корабли атаковали южную оконечность вражеского строя. Начало столкновения было неудачным для русских моряков из-за того, что головные корабли не смогли синхронно выполнить маневр сближения, разрушив боевой порядок. Однако адмирал Спиридов смело бросил свой флагман «Св. Ефстафий» против «Реал Мустафы» — турецкого флагмана. Пока «Ефстафий» прорывался на «пистолетную дистанцию» на нем начался пожар от многочисленных попаданий. Но остановить движение корабля было невозможно. Два корабля сцепились бортами, и начался абордаж. Огонь перекинулся на «Реал Мустафу» и через некоторое время оба корабля взорвались. Деморализованные турки отошли в Чесменскую бухту. Подобную тактику применит адмирал Г. Нельсон в 1805 году входе Трафальгарской битвы, хотя её изобретателем нужно считать адмирала Спиридова.

5 июля балтийская эскадра обстреливала бухту. При этом, были подготовлены 4 брандера (специальные суда, которые использовались для диверсий) из малых судов. Вечером 6 июля бомбардирский корабль гром встал на рейде бухты и завязал перестрелку с турками. Его поддержали линейные корабли «Европа» и «Ростислав». Стрельба должна была иметь психологический характер и отвлечь турок внимание турок от брандеров. Первые три брандера не смогли выполнить поставленной задачи – один из них сел на мель и затонул из-за этого, со второго брандера дезертировала команда, третий брандер под командованием кн. Гагарина был подожжён слишком рано и не смог нанести урона турецкому флоту. Однако брандер под командованием лейтенанта Ильина успешно достиг расположения турецкого флота и поджёг линейный корабль. Взрыв порохового погреба на корабле произвёл гигантские разрушения: горящие обломки летели в другие корабли, разнося огонь. В завершении боя русские были вынуждены прекратить стрельбу и заниматься спасением выживших турок. К 8 утра 7 июля все было кончено.

Османская империя разом лишилась большей части флота. Погибло 15 линейных кораблей, 6 фрегатов, 1 линейный корабль и 5 галер были захвачены. Эта блестящая победа стала настоящей школой русского морского боя, мощь которого еще предстояло узнать. В память об этой битве для русских моряков была отчеканена памятная медаль, на которой изображалась одна из сцен гибели турецкого флота. Кроме места и даты битвы на медали было всего одно слово – «Былъ», имелось в виду «был турецкий флот, а нет теперь».

 

ТУРЕЦКИЙ ИСТОРИОГРАФ

После сего Флот Оттоманский вошел в порт Чесменский, куда при были также корабли неприятельские и снова сражение началось. От ударов пушек поверхность моря запылала. Корабли неприятельские, в продолжении всего морского сражения, находились под парусами, дабы оградить себя от опасности и погибели в семь порте. Вступление Капитана-Паши в порт Чесменский, судя по очевидности дела, предпринято было по власти судьбы.

Между тем, как Капитан-Паша употреблял все усилия, чтобы отразить неприятелей, сии последние отправили несколько брандеров, наполненных нефтью и другими горючими веществами, против нашего Флота. Некоторые из наших кораблей им удалось зажечь; а другие, поспешая к ним на помощь и соединяясь с ними, также объяты были пламенем и сгорели. Это случилось вовремя ночи 14-го числа, месяца Реби-ели-еввель в 1184 году от Геджиры.

Войска, находившиеся на других кораблях, рассеялись без сражения по берегам Смирны и другим местам. Капитань-Паша и Джезайрлю-Хасан Бей были ранены. Али, правитель корабля и другие офицеры, желая спасти себя вплавь, погибли в волнах моря.

Из Историографа Оттоманской Империи Ахмеда Вассафа Эфенди

 

ДОКЛАД СПИРИДОВА

Спиридов докладывал в Петербург в Адмиралтейств-коллегию ее Президенту графу Чернышову:

«Слава Богу и честь Всероссийскому флоту! С 25 на 26-е неприятельский флот атаковали, разбили, разломали, сожгли, на небо пустили, потопили и в пепел обратили, и оставили на том месте престрашное позорище, а сами стали быть во всем Архипелаге нашей Всемилостивейшей Государыни господствующи».

Г.А. Спиридов в проекте «100 великих полководцев» 

 

ПИСЬМО ОРЛОВА

Чувства, вызванные Чесменской победой, А.Г. Орлов ярко выразил в письме брату:

«Государь, братец, здравствуй! Скажу тебе немного о нашем плавании: Морею принуждены были оставить, зажегши везде огонь; со флотом за неприятелем пошли, до него дошли, к нему подошли, схватились, сразились, разбили, победили, поломали, потопили и в пепел обратили».

А.Г. Орловв проекте «100 великих полководцев» 

Русским флотом одержана победа в Чесменском сражении

«Честь Всероссийскому флоту! С 25 на 26 неприятельский военный турецкий флот… атаковали, разбили, разломали, сожгли, на небо пустили, потопили и в пепел обратили, а сами стали быть во всем Архипелаге господствующими».

Командующий русской эскадрой адмирал Г. А. Спиридов

 

26 июня (7 июля) 1770 г. во время русско-турецкой войны 1768-1774 гг. произошло одно из самых известных сражений парусного флота. Русская эскадра под командованием адмирала Г. А. Спиридова и капитана-командора С. К. Грейга в бухте Чесма в Хиосском проливе Эгейского моря у западного побережья Турции разбила вдвое превосходивший её по численности турецкий флот.

В 1769 г., чтобы отвлечь силы турок от основного театра военных действий на юге России, правительством было решено направить из Петербурга в Средиземное море эскадру кораблей. Командующим эскадрой был назначен вице-адмирал Г. А. Спиридов. Общее руководство экспедицией принял граф А. Г. Орлов.

В феврале 1770 г. русская эскадра подошла к берегам Греции. Первой победой русского флота было сражение у острова Хиос. Несмотря на значительное численное преимущество, русскими моряками был взят на абордаж и уничтожен флагманский линкор неприятеля. После этого поражения, лишённая управления эскадра противника в беспорядке отошла в Чесменскую бухту, ожидая подкреплений.

К началу Чесменского сражения русская эскадра состояла из 9 линейных кораблей, 3 фрегатов, одного бомбардирского корабля, 17 вспомогательных судов с общим вооружением около 740 орудий и 6,5 тыс. человек. Турецкий флот, которым командовал Ибрагим Хасан-паша, насчитывал 16 линейных кораблей, 6 фрегатов, около 50 вспомогательных судов с общим числом орудий свыше 1,4 тыс. и 15 тыс. человек. Построение флота было чрезвычайно тесным, полностью могли использовать свою артиллерию только суда первой линии.

С наступлением темноты 25 июня (6 июля) 1870 г. передовые русские корабли стали на якорь при входе в Чесменскую бухту и открыли огонь по кораблям противника. Турки, лишённые манёвра, не смогли развернуть свои силы в боевой порядок.

В ходе боя на турецкий флот были направлены брандеры, один из которых, под управлением лейтенанта Ильина, сцепился с 84-пушечным турецким кораблём и взорвался вместе с ним. С горящего судна огонь распространился на остальные турецкие корабли. Пожар длился семь часов.

К рассвету 26 июня (7 июля) турецкая эскадра была полностью уничтожена. Сгорело 15 линкоров, шесть фрегатов, большое количество мелких судов; 66-пушечный корабль «Родос» и 5 галер были взяты в плен. В бою погибло около 10 тыс. турецких матросов и офицеров. Потеря русских составила — 11 человек.

Чесменское сражение имело большое военно-стратегическое значение. Благодаря этой победе русский флот серьёзно нарушил турецкие коммуникации в Архипелаге и установил эффективную блокаду Дарданелл.

В рескрипте на имя Орлова Екатерина II писала: «Блистая в свете не мнимым блеском, флот наш под разумным и смелым руководстве Вашим нанёс сей раз чувствительный удар оттоманской гордости. Весь свет отдаёт справедливость, что сия победа приобрела Вам отменную славу и честь. Лаврами покрыты Вы, лаврами покрыта и вся находящаяся при Вас эскадра».

В память о Чесменской победе была выбита медаль, которой награждались все участники сражения. Граф Орлов был награждён орденом Святого Георгия 1-й степени и получил почётное добавление к своей фамилии — Чесменский; адмирал Свиридов получил высший орден Российской империи — орден Святого Андрея Первозванного; контр-адмирал Грейг был удостоен ордена Святого Георгия 2-й степени.

В честь этой победы в Гатчине был установлен Чесменский обелиск, в Царском Селе — Чесменская колонна, в Петербурге был построен Чесменский дворец и Чесменская церковь, а имена адмиралтейских кораблей — участников битвы еще долгие годы присваивались новым линкорам, строившимся на стапелях Адмиралтейства.

Лит.: Андреевская В. П. О подвигах русских моряков. СПб., 1911; Тарле Е. В. Чесменский бой и первая русская экспедиция в Архипелаг // Е. В. Тарле. Сочинения. Т. 10. М., 1959. С. 11-91; [Электронный ресурс]. URL: http://militera.lib.ru/h/tarle4/index.html; Чесменский бой. СПб., 1883; 26 июня 1770 г. Чесменский бой [Электронный ресурс] // История Военно-морского флота России и Советского Союза. Б. д. URL: http://www.navy.su/daybyday/june/26/index.htm.

какую роль в истории сыграло Чесменское сражение — РТ на русском

250 лет назад началось Чесменское сражение, в котором русский флот одержал одну из важнейших побед в своей истории. Несмотря на двукратно превосходившие силы противника, российские моряки смогли разгромить османскую эскадру. По словам историков, этот успех в значительной мере определил исход Русско-турецкой войны 1768—1774 годов и содействовал заключению Кючук-Кайнарджийского мирного договора. Это соглашение, в свою очередь, обеспечило России полноценный выход в Чёрное море и лишило Османскую империю контроля над Крымом. О ходе Чесменского сражения и его военно-политических последствиях — в материале RT.

5 июля 1770 года началось Чесменское сражение между русской и турецкой эскадрами. Оно продолжалось три дня и принесло российским морякам крупную победу, которая имела масштабные политические последствия.

Русско-турецкая война 1768—1774 годов

В 1760-е годы отношения между Россией и Османской империей стремительно ухудшались. Франция и антироссийски настроенная часть польской элиты подталкивали Турцию к войне против России.

Османская империя, в свою очередь, планировала поддержать приход антироссийских сил к власти в Речи Посполитой и получить взамен земли современной Западной Украины.

Также по теме

«Величайшая победа флота»: как Синопское сражение стало поводом для британской пропаганды против Российской империи

30 ноября 1853 года российский флот под командованием вице-адмирала Павла Нахимова одержал крупнейшую победу, уничтожив мощную…

В 1768 году на подконтрольных Польше территориях на правом берегу Днепра началось восстание против диктатуры поляков, известное как Колиивщина. Православные повстанцы пользовались поддержкой входившего в состав России Днепровского Левобережья. Преследуя противника, один из их отрядов зашёл на турецкую территорию в Северном Причерноморье.

Этот пограничный инцидент османские власти использовали как повод для дипломатического конфликта, переросшего в войну. 

Силы Турции и её союзников были многочисленны. Война началась для России неудачно. Отряды крымского хана, вассала Османской империи, совершили опустошительный поход на территорию современной Украины. Перелом в войне наметился лишь в 1769—1770 годах. По мнению историков, успеху российских войск способствовали в том числе грамотные действия на море.

Чесменское сражение

Приближённые к Екатерине II братья Григорий и Алексей Орловы убедили императрицу открыть фронт против Османской империи в Средиземноморье. Речь шла о поддержке восстания православных народов на Балканах и направлении в Средиземное море русских эскадр. 

В 1769 году из Балтики в направлении средиземноморских владений Турции вышли две военно-морские эскадры под общим командованием графа Алексея Орлова.

  • Алексей Григорьевич Орлов-Чесменский
  • РИА Новости
  • © Государственный исторический музей в Москве

Летом 1770-го русские моряки обнаружили турецкий флот на рейде Чесменской бухты. Он насчитывал 16 линейных кораблей, шесть фрегатов и около 50 вспомогательных судов с 1430 орудиями. Общая численность объединённой русской эскадры была почти в два раза меньше: девять линейных кораблей, три фрегата, один бомбардирский корабль, а также 17 других судов и транспортов с общим вооружением около 740 орудий.

Турецкий флот был выстроен в две дугообразные линии. На первой из них находились десять линейных кораблей, на второй — шесть линейных кораблей и шесть фрегатов. Остальные суда стояли за второй линией.

Командующий одной из русских эскадр адмирал Григорий Спиридов предложил подвести российские корабли под прямым углом к турецким и нанести удар по авангарду и центру первой линии неприятельского построения. После этого следовал удар по второй линии. Таким образом, план Спиридова подразумевал  отказ от традиционной для того времени тактики, когда корабли выстраивались в линию параллельно силам противника, чтобы избежать риска попадания под продольный огонь османских судов при сближении.

5 июля 1770 года в Хиосском проливе начался первый этап Чесменского сражения. Русская эскадра построилась в кильватерную колонну. Головным шёл корабль «Европа», за ним — «Святой Евстафий», на котором держал свой флаг командующий авангардом адмирал Спиридов. Орлов находился на линейном корабле «Три Иерарха». Около 11 часов русская эскадра развернулась влево и почти под прямым углом начала сближаться с противником.

  • Морское сражение в Хиосском проливе 5 июля 1770 года. Гравюра
  • РИА Новости

Российские суда атаковали турецкий флагманский корабль «Реал-Мустафа». Во время абордажного боя между «Евстафием» и «Реал-Мустафой» турецкий флагман загорелся. В итоге оба корабля взорвались. Спиридов вовремя покинул борт «Евстафия» и продолжил исполнять свои обязанности, тогда как управление османским флотом после гибели флагмана было нарушено. Под сильным российским огнём турки спешно отошли в Чесменскую бухту. Инициатива перешла к русским морякам.

6 июля российское командование провело военный совет, на котором было принято решение сжечь турецкий флот. К Чесменской бухте был направлен бомбардирский корабль «Гром». Тем временем русские моряки начали готовить четыре брандера — судна, наполненных горючими материалами и взрывчаткой для подрыва или поджога неприятельских кораблей.

В ночь на 7 июля 1770 года группа русских кораблей вошла в Чесменскую бухту, атаковав турецкий флот и береговые батареи. После того как в перестрелке были уничтожены два турецких корабля, в бухту были заведены брандеры. Один из них, под командованием лейтенанта Дмитрия Ильина, смог подойти к 84-пушечному османскому кораблю и поджечь его. Команда брандера отступила на шлюпке, а турецкое судно взорвалось. Его горящие обломки разлетелись по всей бухте и вызвали пожар на османском флоте.

  • Григорий Андреевич Спиридов (1713—1790), адмирал. Репродукция портрета работы неизвестного художника. Государственный исторический музей
  • РИА Новости

К утру было сожжено и потоплено 15 турецких линейных кораблей, шесть фрегатов и свыше 40 вспомогательных судов. Линейный корабль «Родос» и пять галер были захвачены. Русские не потеряли ни одного корабля. На этой стадии сражения турецкие потери в живой силе составили около 10 тыс. человек. На российской эскадре погибли 11 моряков.

Итоги сражения

«Европа вся дивится великому нашему подвигу и с любопытством обращает теперь на вас, исполнителя оного, свои взоры; беспристрастные все радуются успехам нашим и желают оным распространения и прочности; напротив того, державы, славе и возвышению империи нашей завиствующие и на нас за то злобствующие, раздражаясь от часу более в неистовой своей ненависти, усугубляют, вопреки, коварства и ухищрения свои», — написала Екатерина II Орлову после Чесменской битвы.

  • Картина Якоба Филиппа Гаккерта «Эпизод морского боя». На картине изображён взрыв турецкого корабля

Русские моряки, участвовавшие в сражении, были награждены. Алексей Орлов получил почётную прибавку «Чесменский» к фамилии. Ему был пожалован чин генерал-аншефа и высшая степень ордена Святого Георгия.

«Чесменское сражение стало одним из основных факторов, повлиявших на исход Русско-турецкой войны», — отметил в беседе с RT профессор РГГУ, доктор исторических наук Игорь Курукин.

Турецкие военно-морские силы понесли потери, которые невозможно было оперативно восполнить, пояснил историк. Кроме того, крупные силы турок были оттянуты для подавления Пелопонесского восстания. Правда, на Балканском полуострове греческим повстанцам, действовавшим при помощи русских войск, удалось добиться только временных успехов. По словам экспертов, греческие бойцы были хорошими партизанами, но не были в должной степени готовы к полномасштабной войне. Поэтому восстание турки смогли подавить.

Тем временем русские войска нанесли целый ряд болезненных поражений туркам в Северном Причерноморье и вошли в Крым. В 1774 году Александр Суворов одержал решающую победу над османами в битве при Козлуджи.

21 июля 1774 года в лагере возле села Кючук-Кайнарджи (современная Болгария) между Россией и Турцией был подписан мирный договор. Османская империя отказалась от прав на Крым, а также передала России свои крепости в Северном Причерноморье, земли между Днепром и Южным Бугом и на Северном Кавказе. Молдавия и Валахия перешли под российский протекторат.

  • Расположение флота при Чесменской битве 7 июля 1770 года. Гравюра
  • РИА Новости

«На российском флоте есть легенда, что три полоски на форменном воротнике — гюйсе — символизируют три его величайшие победы — Гангут, Чесму и Синоп. Это всего лишь предание, но оно ярко свидетельствует об исторической оценке Чесменского сражения. Это было не просто военное событие, а важное проявление заботы русских о других народах. Борьба за интересы балканских и дунайских народов велась Россией столетиями», — рассказал RT председатель Московского клуба истории флота Константин Стрельбицкий.

По словам Игоря Курукина, Чесменское сражение стало для российского флота серьёзнейшим опытом.

«Впервые русский флот проводил масштабную военно-морскую операцию вдали от своих берегов, демонстрируя флаг в Средиземноморье. Кстати, эти события стали поводом для многих греков перейти на российскую службу», — добавил Курукин.

Алексей Орлов – Герой Чесменской битвы

 Заманчивый план

В конце ноября 1768 года Турция, подстрекаемая Францией, объявила войну России. Османская империя (Османская Порта) являлась тогда могущественнейшим государством и обладала исключительно сильным флотом.

В конце 1768 года Алексей Орлов был в Италии, где прожил не один месяц. Он хорошо знал неприязненное отношение балканских народов к Порте как поработительнице. И предложил Екатерине II заманчивый, но крайне рискованный план – направить в Средиземное море, в Греческий Архипелаг русский корабли и войска, дабы воодушевить греков, сербов, албанцев, черногорцев, болгар на восстание, а русским присутствием устрашить турок у их же порога, а может, и продиктовать им свою волю.

Большинство из ближайшего окружения императрицы выступило решительно против, объявив предложенный план полной авантюрой. Но Екатерина – государыня проницательная все же приняла орловский замысел.

Отправлению русских кораблей в Архипелаг благоприятствовали внешнеполитические обстоятельства. Протестантская Англия, выступая против католических Франции и Испании, была тогда союзницей православной России. Поддержка Англии позволила русскому флоту нанять опытных британских боевых офицеров разного звена, получить помощь в снабжении и ремонте кораблей непосредственно в Англии, а также в Гибралтаре и на Менорке (одном из Балеарских островов), опорных пунктах Средиземноморья, принадлежавших Англии.

Хорошие отношения Российской империи с Великим герцогством Тосканским позволили российским кораблям ремонтироваться в Ливорно – главном порту этого государства. Ливорно фактически стал и главным сухопутным штабом наших эскадр: отсюда осуществлялась связь с Россией.

Непосредственное руководство операцией Екатерина Великая возложила на графа и генерал-аншефа Алексея Григорьевича Орлова – он был назначен главнокомандующим всеми морскими и сухопутными силами на Средиземном море. Да и кому еще было поручить небывалое и предельно опасное морское предприятие, как не Алексею Орлову, человеку больших сил и большого ума, редкого мужества, отчаянной дерзости, но и холодной трезвости, способного ни перед чем не остановиться, лишь бы исполнить задуманное?!

От природы был в нем заложен гигантский потенциал, и он особенно ярко проявился в годы русско-турецкой войны: об Алексее Орлове заговорила изумленная Европа, а враги России, и не одни только турки – затрепетали. Чесменская победа запечатлелась золотыми буквами в летописи нашего Отечества.

Вот несколько цитат из труда прославленного историка Евгения Тарле (Российская Академия наук присуждает премию его имени за выдающиеся научные работы в области всемирной истории и современного развития международных отношений) «Чесменский бой и первая русская экспедиция в Архипелаг 1769-1774 гг.». Несмотря на некоторую критику А. Орлова, более лестных оценок в целом историк не давал никому.

«Именно Алексей Орлов с самого начала дал понять Екатерине, до какой степени может быть полезна в борьбе с Турцией помощь греков и на суше, и на море». «Предприятие было такое сложное, хлопотливое, такое рискованное, сопряженное с такой массой непредвиденных дипломатических случайностей и военных затруднений и препятствий, что ни адмиралам, ни морякам Спиридову, Грейгу, Эльфинстону, какими бы дельными людьми в своей области они не были, нельзя было поручить верховное руководство им. Екатерина знала, к кому ей следует обратиться. Из всех людей, которые помогли ей в свое время совершить государственный переворот, Алексей Орлов не только сыграл наиболее решающую, капитальную роль, но и показал себя человеком, абсолютно ни перед чем не останавливающимся…».

«Он заслужил такое положение, что в самых трудных случаях он не искал, а его искали, не он просил, а его просили, и просительницей оказывалась иногда самодержная владычица Российской империи». «Умный, дерзостный, храбрый, любящий риск, но вместе с тем расчетливый, не боявшийся ни пули, ни ответственности…».

Всего в экспедицию были посланы 5 эскадр. Первой отправилась из Кронштадта в июле 1769 года эскадра адмирала Григория Андреевича Спиридова…

В общей сложности в Средиземноморье отплыли 21 линейный корабль, 5 фрегатов и 13 транспортов. Совокупный личный состав Первой Архипелагской экспедиции составил более 17 тысяч человек, чуть ли не половина из них относилась к десанту.

Эта беспримерная экспедиция стала первым в истории русского флота океанским эскадренным плаванием военных кораблей, с участием в боевых действиях вдали от своих берегов. Такое крупное морское соединение смогло просуществовать – всем на удивление! – около 5-ти лет во враждебных водах, с ограниченными возможностями пополнения и ремонта судов.

Провести корабли долгим путем, близ берегов Франции, враждебной тогда к России, с союзными ей Испанией и Неаполитанским королевством было непросто, но капитаны справились, хотя и не без потерь. Первой в Средиземное море вошла эскадра многоопытного Спиридова и сопутствовавшего ему Грейга. Их корабли стали главной силой в Чесменском сражении. Позже к ним присоединился Эльфинстон, но у командующих эскадрами сразу же обнаружилась взаимная неприязнь. Прибывший из Ливорно А.Г.  Орлов положил конец распре, показав, кто есть истинный главнокомандующий.

…Весна 1770 года ознаменовалась первой победой русских в Средиземноморье. После шестидневной бомбардировки была взята Наварринская крепость. А.Г. Орлов прибыл из Ливорно как раз к началу этой недолгой осады, и действия его были решительны: в первой половине 1770 года на берегах греческого полуострова, на островах Архипелага высадился русский десант, к нему тут же присоединились греческие повстанцы. Отряды складывались разнородные и недостаточные, так что занятые крепости и территории приходилось вскоре и оставлять, но, как бы то ни было, отвлекающая малая война была в помощь главным русским силам, наступавшим под командованием Румянцева с севера.

Хиосский бой

Появление вооруженной русской экспедиции в турецких водах имело широкий европейский резонанс. Все ждали морского сражения. Сражения, в котором бы флот сухопутной державы померялся огнем и мужеством с флотом морской страны, не один год державшей в страхе Средиземноморье.

Хронология событий такова… В конце мая 1770 года соединились эскадры адмирала Спиридова и контр-адмирала Эльфинстона. Порта уже не могла не отреагировать на этот вызов. По приказу султана Мустафы III командующий турецким флотом Хасан-бей решил в кратчайшие сроки уничтожить русские корабли, измотанные дальним переходом. И избрал для этого очень удобное место – в узком Хиосском проливе, отделяющем остров Хиос от берегов Малой Азии, недалеко от крепости Чесма.

Поутру 24 июня 1770 года на горизонте, неподалеку от Чесменской бухты, турецкий флот был замечен, и Алексей Орлов, не мешкая, распорядился всем кораблям идти на сближение и атаковать турок. То была прелюдия Чесменского сражения – Хиосский бой.

Турецкий флот был почти в два с половиной раза больше – 73 корабля против 30 русских, значительно превосходил и числом пушек – 1430 против 840. Командующий турецким флотом был совершенно уверен: следуя классической тактике линейного боя, русские корабли, выстроившись в линию, параллельную противнику, попадут под сокрушительный огонь турецких орудий.

Адмирал Г.А. Спиридов предложил перед боем такой план: вести атаку неприятельских линейных кораблей, двигаясь перпендикулярно к ним на боевом порядке. Это был подлинно революционный маневр, не имевший прецедентов в военно-морском деле. Диспозиция боя была вынесена на совет, в котором участвовали: главнокомандующий генерал-аншеф А.Г. Орлов, адмирал Спиридов, контр-адмирал Эльфинстон, капитан-командор Грейг и двое от гвардии – генерал-майор князь Ю.В. Долгоруков, и генерал-майор граф Ф.Г. Орлов (родной брат Алексея Григорьевича). Окончательное решение принял главнокомандующий.

Согласно плану атаки, напрочь отвергавшему традиционную тактику линейного боя, к которой изготовились турки, 9 русских линейных кораблей при поддержке 3 фрегатов и бомбардирского судна «Гром» должны были двигаться кильватерной колонной. И подойдя к неприятельскому флоту под прямым углом (вот она, принципиальнейшая новация!), сблизиться с его первой линией из 10-ти линейных кораблей, где был и 100-пушечный парусный гигант «Капудан-паша» («Капитан-паша»), до дистанции пистолетного выстрела и проходить вдоль нее, нанося удар по турецкому авангарду из корабельных орудий.

Утром 24 июня, при легком ветре, русская эскадра вошла в Хиосcкий пролив и в 11.00 по приказу главнокомандующего А.Г. Орлова «Всему флоту атаковать неприятеля!» построилась в кильватерную колонну, когда корабли следуют друг за другом, по пятам. Согласно диспозиции, расстояние между русскими кораблями не должно было превышать половины кабельтова, то есть примерно 90 метров. Это был невероятно рискованный маневр, так как эскадра подвергалась продольному огню части кораблей турецкой первой линии. Расчет строился на быстром сближении с противником, что позволяло минимизировать потери.

Не открывая огонь до срока, к полному недоумению турок, русские корабли шли в три колонны. В первую колонну входили, в порядке следования, линейные корабли «Европа», «Святой Евстафий», на котором держал флаг командующий авангардом адмирал Спиридов, «Три святителя», а также фрегат «Святой Николай». В кордебаталию (центр эскадры) входили «Святой Януарий», «Три иерарха», на котором держал флаг командующий этой колонной капитан-командор Грейг (на этом же корабле находился и главнокомандующий граф Орлов), «Ростислав», также 32-пушечные фрегаты «Надежда Благополучия» и «Африка».

Арьергардом (линейные корабли «Не тронь меня», «Святослав» и «Саратов») командовал контр-адмирал Эльфинстон. Но корабли Эльфинстона отстали от авангарда и кордебаталии, и прибыли к месту событий, когда они уже закончились. А значит, в Хиосском сражении 6 русских линейных кораблей и 3 фрегата сражались против 16 линейных кораблей и 6 фрегатов неприятеля. Турецкие корабли открыли огонь по русской эскадре, едва она подошла на расстояние залпа – 500 метров. Но русские ответили из своих орудий только тогда, когда в 11.30 три корабля авангарда подошли на ближнюю дистанцию и круто развернулись. Головной корабль «Европа», которым командовал 31-летний капитан первого ранга Ф.А. Клокачёв, открыл огонь всем бортом. Следующие за «Европой» дали первый залп, повернув перед тем к северу. И – началось…

Вскоре запылало турецкое адмиральское судно, подожженное пушечным огнем с «Европы» и «Святого Евстафия»; но последнего течением снесло прямо на объятый огнем турецкий флагман. К этому времени «Святой Евстафий» из-за перебитых вражеским огнем снастей потерял ход и управление, и ветер навалил его на «Реал-Мустафу». Русские моряки пошли на абордаж, разгорелась жесточайшая схватка непосредственно на верхней палубе турецкого корабля. Турки, как горох, посыпались за борт, чтобы вплавь добраться до своего берега.

Между тем пламя начало перекидываться на флагман русского авангарда. Русские моряки пытались на шлюпках оттащить свой корабль от турецкого, но – безуспешно… Настал роковой миг, когда горящая грот-мачта «Реал-Мустафы» упала на палубу «Святого Евстафия», в непосредственной близости от крюйт-камеры, из которой канонирам подавали снаряды и порох для непрерывной стрельбы по врагу.

Капитан Круз приказал залить крюйт-камеру, но почти сразу же искры и головни от грот-мачты попали в открытый люк порохового погреба, и через секунду-другую раздался страшный взрыв со всполохами пламени. «Святой Евстафий» взлетел на воздух вместе со своим экипажем, а за ним и «Реал-Мустафа»…

Вот как описала в письме Вольтеру дальнейшие события императрица Екатерина II: «Граф Алексей, видя в пылу сражения адмиральские корабли [«Святой Евстафий» и «Реал-Мустафу»] на воздухе, считал своего брата погибшим. Тогда он почувствовал, что он человек, и упал в обморок, но скоро пришедши в себя, он приказал поднять все паруса и бросился своим кораблем на неприятеля…».

Добавим: когда Алексей Григорьевич на несколько секунд потерял сознание, он едва не рухнул за борт – его успели подхватить буквально в последнее мгновение.

Но Фёдор Григорьевич остался жив: буквально за минуту-другую до очевидного столкновения он, как и Спиридов, перебрался на шлюпке на еще относительно исправный линейный корабль «Три святителя», чтобы участвовать в выполнении задач, поставленных перед кораблями первой линии уже оттуда. Подобная практика, когда командный состав флотского соединения переходит с поврежденного корабля на боеспособный – обязательна во всем мире, а вот командир корабля действительно обязан покинуть его последним. Как и поступил Александр Круз, командир «Святого Евстафия», до последней секунды руководя спасением корабля, и взлетел на воздух вместе с экипажем. Но Крузу очень повезло: упав на воду и не потеряв при этом сознания, он ухватился за обломок мачты…

Главная битва

После гибели своего флагмана «Риал-Мустафы» и тяжелейших повреждений на «Капудан-паше», командиры турецких кораблей, удостоверившись воочию, что русские побеждают, окончательно пали духом. Они начали рубить канаты, чтобы спастись бегством в глубине бухты.

Дав сигнал общей погони, главнокомандующий А.Г. Орлов загнал весь турецкий флот в Чесменскую бухту, как бы поторопив турок, чтобы не опомнились и не сообразили, что оказались в капкане.

Сколько же потеряла соединенная русская эскадра в Хиосском сражении? Из-за взрыва на «Святом Евстафии» не менее полтысячи человек. Потери турок были более внушительны. А главное, что в стратегическом отношении турки проиграли русским, и очень ощутимо. Выбраться на средиземноморский простор через узкую горловину Хиосского пролива, «закупоренную» русскими кораблями, они уже не могли.

25 июня, в 5 вечера, А.Г. Орлов собрал военный совет. Именно в это время бомбардирский корабль «Гром» открыл по турецким кораблям в Чесменской бухте огонь из мортир и гаубиц.

Вновь приведем строки академика Е.В. Тарле, потому что трудно лучше его обозначить всю ответственность момента и в самом буквальном смысле историческую роль главнокомандующего в принятии решения: «Наступила навеки памятная ночь с 25 на 26 июня 1770 года. Море было залито лунным светом. С русских судов вполне отчетливо было видно, что делает турецкий флот в бухте, куда бежал под прикрытием береговых батарей…

Алексей Орлов не был моряком и не мог поставить себя в ряд со Спиридовым или Грейгом. Однако он знал, что только он может взять на себя страшную ответственность за возможное поражение русской эскадры, которой негде будет, может быть, даже отдохнуть и чиниться в случае беды. Прочной-то базы не было вовсе… Не впервые было Алексею Григорьевичу ставить на карту и свою жизнь, и честь, и судьбы России. До сих пор выводили энергия, вера в себя, счастье. Он решился…».

Из заключительного слова главнокомандующего графа А.Г. Орлова на военном совете 25 июня 1770 года. «Наше же дело должно быть решительное, чтобы оный флот победить и разорить, не продолжая времени, без чего здесь, в Архипелаге, не можем мы и к дальним победам иметь свободные руки; и для того, по общему совету, положено и определяется: к наступающей ныне ночи приуготовиться…».

…Главная роль в грядущей атаке на турецкие корабли отводилась брандерам – в парусном флоте кораблям, нагруженным легковоспламеняющимися либо взрывчатыми веществам, используемым для поджога и уничтожения вражеских судов. К ночной атаке привлекли 4 линейных корабля, 2 фрегата, бомбардирский корабль, который к полуночи стал на якорь так, чтобы доставать турецкие корабли и береговые батареи снарядами через свои корабли – его вооружение из мортир и гаубиц вполне позволяло это, а также, понятно, четыре брандера.

Первыми из линейных кораблей открыли прицельный огонь «Европа», «Ростислав», «Не тронь меня». В самом начале новых суток, уже 26 июня, один из турецких кораблей взорвался из-за перехода пламени с горящих парусов на корпус. Огонь быстро распространился на соседние корабли, стоявшие в неимоверной тесноте чуть ли не вплотную друг к другу.

В 2.00 русские корабли прекратили огонь, и в дело вступили брандеры… Турецкий линейный корабль взорвался, а вслед за ним загорелись и стоявшие рядом с ним. В приближении к 2.30 взорвались еще три линейных корабля флота Блистательной Порты, потом еще один, к 5.30 еще шесть, в седьмом часу – одновременно – еще четыре.

К 8.00 бой был завершен. Турецкий флот в Чесменской бухте прекратил свое существование…

Разгром неприятеля был абсолютным (турецкий флот потерял все лучшие свои корабли!), о чем засвидетельствовали и официальные турецкие документы. А ведь до этого турки ни в грош не ставили российских моряков.

26 июня 1770 года русский флот не потерял ни одного корабля! Число его тогдашних потерь определяется обычно в 11 человек, примерно в тысячу раз меньше, чем у турок!

«Сказочный русский морской поход, который, по предсказаниям чуть ли не всей Европы, мог завершиться страшной катастрофой, завершился блистательной победой», – так с полной объективностью констатировал академик Е.В. Тарле в исследовании, цитаты из которого уже приводились.

…Русские корабли ушли из Греческого Архипелага только после заключения с Турцией в июле 1774 года Кучук-Кайнарджийского мира на очень выгодных для России условиях. К тому времени российский флот полностью доминировал в территориальных турецких водах.

…Братьям Орловым рукоплескали везде, где бы не оказывались они на пути в Петербург. Ведь при всех ведущих европейских дворах великолепно понимали значение победы при Чесме, аннулировавшей могучий турецкий флот на долгие годы. Но главным было иное. В Архипелагской экспедиции граф Алексей Григорьевич с честью выдержал сложнейший экзамен на политическую и ратную зрелость, прославив военно-морскую мощь России далеко за ее пределами.

По распоряжению Екатерины II для прославления победы был создан мемориальный Чесменский зал в Большом Петергофском дворце (1774–1777), воздвигнуты два памятника этому событию: Чесменский обелиск в Гатчине (1775) и Чесменская колонна в Царском Селе (1778), а также построены Чесменский дворец (1774–1777) и Чесменская церковь святого Иоанна Предтечи (1777–1780) в Санкт-Петербурге. В память о Чесменской победе были отлиты золотые и серебряные медали.

Граф Алексей Орлов получил право присоединить к фамилии наименование Чесменского.

Нам осталось лишь добавить два факта к этой триумфальной истории. Первый касается бухты Вильфранш, что на Лазурном берегу Франции. Она одна из самых глубоких в Средиземноморье – 95 метров и может принимать крупные суда. В местной цитадели сохранилась памятная плита с текстом на французском и русском языках: «Вы находитесь перед бухтой Вильфранш, ранее называемой бухтой Орловых».

Оказывается, Алексей и Фёдор Орловы, ознакомившись в 1769 году с бухтой, рассудили, что однажды Россия может оказаться без выходов в Средиземное море, да и в Чёрное тоже. И приобрели за свои деньги эту бухту как потенциальную стоянку русских кораблей, заплатив на 50 лет вперед. А потом передали ее в казну. И бухта на долгие годы стала базой Российского императорского флота.

А через 80 с лишним лет Россия потерпела поражение в Крымской войне и лишилась права иметь флот на Чёрном море, а также привычных для базирования портов в Средиземноморье. Вот тогда-то и пригодилась бухта Вильфранш, выкупленная для России братьями Орловыми! Ведь русские корабли имели право на стоянку там на рейде и пополнение припасов (а для пополнения углем в Вильфранш имелась русская угольная станция).

Добавим, что в 1990 году в этом городе были установлены три бюста – Алексея Григорьевича и Фёдора Григорьевича Орловых, а также флотоводца № 1 России, непобедимого Фёдора Федоровича Ушакова, который тоже заплывал в Вильфранш. Да, далеко смотрел граф Алексей Григорьевич, чуть ли ни на век вперед!

…А в июле 2012 года Президент Российской Федерации Владимир Путин внес поправки в закон «О днях воинской славы и памятных датах России», которые дополняют перечень дней воинской славы датой 7 июля – Днем победы русского флота над турецким флотом в Чесменском сражении.

Алексей Плотников, краевед

Видновские вести. — 2017. — 17 нояб. — № 80. — С. 14-15.

Чесменское сражение в ночь с 25 на 26 июня 1770 года по Ивану Айвазовскому: описание произведения 1768-1774 гг. В ночь с 25 на 26 июня в атаку пошли 26 русских боевых кораблей, превосходящих их численно турецкий суд имел 63. Русские заперли турок в Чесменской бухте и разбили на куски. Граф Орлов утром написал в своем рапорте: «Вражеский флот атаковал, разбил, разбил, сгорел, небо пусто, пепел потянул… и сами стали быть на архипелаге с мейнстримом … »

В 1844 году вернувшийся из Европы Айвазовский был назначен официальным художником флота. Он заказывал русские порты, параллельно увлекся исторической батальной живописью.

Зарево огня, на первый взгляд, картина Ивана Айвазовского « Чесменская битва » может показаться каким-то салютом, но, присмотревшись, мы понимаем, что изображена битва ночью. В глубине бухты видны горящие турецкие корабли, один из них был захвачен прямо во время взрыва, его обломки разлетаются в воздух.Эти фрагменты вместе со вспышками пламени и клубами дыма действительно напоминают фейерверк, знаменуя победу. За разрозненные куски корабля пытались схватить турецкие моряки. Прямо на картине Ивана Айвазовского «Чесменский бой» мы видим лодку, приближающуюся к российскому флагману. Лодка лейтенанта Ильина, взорвавшего что только среди вражеских кораблей ваш Брандер — забитый взрывчаткой и боеприпасами корабль, выполняющий роль морских бомбардировщиков.

Интересная цветовая палитра картины Айвазовского «Чесменский бой» за счет контраста горячих, пылающих красок, изображающих битву на море, и холодных, мрачных тонов лунного неба.

В своих батальных картинах Иван Константинович очень внимательно подходит к деталям, не советуется с художниками, а внимательно прислушивается к рекомендациям адмиралов и моряков. На флоте «Сам» художник любил, и даже в 1846 году, когда Айвазовский отмечал десятилетие своей деятельности в Феодосии, на встречу с ним прибыла эскадра под командованием адмирала Корнилова.

Автор: Алена Есаулова

Унизительное поражение османов русскими

Летом 1770 года Средиземное море станет ареной эпической битвы.Это было 5 июля, и русский флот вступил в бой с турецкими войсками у острова Хиос. После трех дней напряженной битвы, наконец, пришла заслуженная победа.

Прелюдия к битве при Чесме

Битва за Кагул, Даниэль Ходовецкий. Wikimedia Commons / Public Domain

В 6-й русско-турецкой войне балтийский флот русских вышел бы за пределы своего обычного расстояния от родины. Причина была такая — разгромить турецкий флот в Средиземном море. Идея принадлежит фавориту российской императрицы Екатерины II Алексею Орлову.

У Алексея и его брата Григория был план, по которому турки нанесли сокрушительный удар. Победа, которую они планировали достичь, не только застала бы турецкие войска врасплох, но и зажгла бы восстание против турецкого султана и его власти над христианскими землями.

Младший брат Алексей решил, что, если русский флот войдет в Средиземное море, он может атаковать турецкий сзади и разгромить их. Таким образом, первые русские корабли вошли в Средиземное море в холодном феврале 1770 года.Хотя воды были чужими даже для их командира, опытного адмирала Спиридова, русские стремились одержать победу.

К лету 1770 года близ Греции уже находились две русские эскадры. Там произошло несколько ожесточенных боев между турками и русскими, но без решающего результата. Однако русские не были готовы отказаться от своей миссии.

Таким образом, их главный флот встретил турецкий флот у греческого острова Хиос в Эгейском море.На другой стороне острова находился турецкий порт Чесма.

Адмирал Григорий Андреевич Спиридов. Википедия / общественное достояние

Российскому флоту пришлось столкнуться с еще одной проблемой в своей миссии. Их противник значительно превосходил их численностью. Османский адмирал Хусамеддин-паша командовал гораздо большим флотом, чем Спиридов. У турок было 16 линейных кораблей, шесть фрегатов, шесть шебеков, 13 галер, 32 малых корабля, 1300 орудий.

Это было более чем вдвое больше русских. Спиридову пришлось победить турок, имея в своем распоряжении только девять линейных кораблей, три фрегата, один бомбовый кеч, четыре боевых корабля и четыре корабля снабжения.

5 июля 1770 г. российский флот с превосходящим вооружением и мощью вошел в пролив Хиос. И турки, и русские провели ранние утренние часы, развертывая свои военно-морские силы. Взглянув на врага, обе стороны построились в строю.

Русские капитаны, понимая, что у них меньше шансов, решили пойти на риск. На общем собрании российские капитаны приняли важное решение. Чтобы нанести наибольший урон туркам, они бросали якоря свои корабли в упор и изо всех сил использовали канонаду.Русские должны были плыть на стороне турецкого флота, сбивая их корабли один за другим.

Чесменская битва

Русские и турецкие корабли во время Чесменской битвы. Википедия / Public Domain

В полдень 11:30 прозвучала атака. Русский флот начал рискованный маневр, сокращая дистанцию, приближаясь к противнику не более чем на 90 метров. Всего через 15 минут, в 500 метрах от нас, турецкий флот открыл огонь. Русские корабли продолжали наступление на турецкие рубежи, не стреляя ни из одного орудия.Российский флагман «Св. Евстафии »наконец-то добрался до турецкого Real Mustafa на дальности стрельбы.

Корабль Спиридова открыл огонь по флагману противника. Во время следующей посадки на российский флагман упала горящая грот-мачта Real Mustafa . Оба корабля взорвались. Сотни людей с обеих сторон погибли из-за взрыва флагманов. Российский адмирал Спиридов выжил, брошенный взрывом в воду.

Пик битвы пришелся на воды у Хиоса.Русские и турецкие корабли стреляли друг в друга, наполняя соленый воздух клубами порохового дыма. Все российские корабли приближались к турецкому флоту, ведя огонь с дальности не более 20 метров. Некоторые турки не видели другого выхода из неудержимой канонады и прыгали в море, надеясь доплыть до ближайшего берега.

Паника охватила турецких моряков, когда они увидели, что флагман их лидера взорвался. Спустя всего три часа артиллерийский огонь русских заставил турок выйти из боя.Неорганизованные и рассредоточенные турки направились в свой порт Чесма, но за ними последовали русские.

Блокада

Уничтожение турецкого флота в Чесменской битве. Википедия / Public Domain

В течение двух долгих и изнурительных дней турецкий флот был заблокирован в Чесменском заливе российскими кораблями. В те ужасные часы русские не прекращали огня. Практически весь турецкий флот, отступивший от боя на проливе, был уничтожен. Один из крупнейших турецких кораблей Rhodes, был захвачен русскими.

Пять больших турецких линкоров стали трофеями для славных россиян. Потери турок были огромными. Более 11 000 человек были убиты, утонули или взяты в плен за три дня. В этом бою русские потеряли всего пять кораблей, около 600 человек и 40 ранеными.

Выводы

Чесменское сражение 5 июля 1770 года стало одной из величайших морских побед в истории России. Сражение произошло в тот же день, что и битва при Ларге, и это было тяжелым ударом для Османской империи.Османы не терпели такого сокрушительного поражения со времен печально известной битвы при Лепанто. Победа при Чесме также считается вдохновением для греческой войны за независимость.

Как и ожидалось, победа русских привела к значительным изменениям для османов. Русские на какое-то время получили контроль над Эгейским морем, но, что самое главное, их план сработал. После поражения османов христианские страны на полуострове увидели шанс для своего восстания.Восстания разрушили непоколебимую Османскую империю. Вскоре после этого Османская империя начала период упадка.

Хотя Чесменская битва была не единственным событием, которое привело к падению власти османов на Балканах, она все же нанесла серьезный удар по их целостности и влиянию. Это также было сильным мотивом для русских продолжать их борьбу против всемогущей Империи.

Библиография:

  • Андерсон, Роджер Чарльз (1952) Морские войны в Леванте 1559–1853 , Мартино Паблишинг
  • История ВМФ России, статья Чесма и Патры
  • А.Волнец, статья Чесменский триумф российского флота

Чесменская колонна | izi.TRAVEL

В центре Большого пруда стоит мраморная Чесменская колонна с примыкающей к ней дорожкой.

Чесменская Ростральная колонна построена из мрамора по проекту итальянского архитектора Ринальди в конце XVIII века в честь победы русского флота над турками в Чешме (Чесма, Турция). Дизайн колонны отражает древнеримскую традицию показывать носы захваченных вражеских кораблей в качестве трофеев.Орел наверху — геральдический символ победоносной России. Колонна посвящена трем различным морским победам 1770 года, каждая из которых изображена на барельефе. Восточная сторона изображает победу в битве при Хиосе; на северной стороне изображена Чесменская битва; в то время как западная сторона иллюстрирует битву под Мителенским. Барельефы были утеряны при обширных повреждениях во время бомбардировок во время Второй мировой войны. В 1996 году празднование 300-летия Военно-морского флота России стало подходящим поводом для их восстановления.

Чесменская колонна стоит на гранитном постаменте в форме укороченной пирамиды, возвышающейся прямо из воды. В центре пирамиды — арка, закрываемая декоративными воротами. За воротами каменная лестница ведет к пьедесталу колонны.

На парадной форме ВМФ России — синий воротник с тремя белыми полосами по краю. Каждая полоса олицетворяет знаменитую победу, вторая — Чесменскую битву. Это уникальный памятник битвы.

Большой пруд имеет интересную связь с историей лицея. Один из приятелей Пушкина, Кюхельбекер, пришел к пруду в отчаянии покончить с собой — он был долговяз, неуклюж, с романтическим темпераментом. Он намеревался утопиться, но упустил из виду главное препятствие — глубина воды всего по колено, а этого недостаточно для его огромного роста. Одноклассники нарисовали карикатуру на событие «Спасение Кюхельбекера», которая до сих пор хранится в фондах лицея.

Медаль в память адмирала графа Орлова и Чесменское сражение, 1770 г.

Медаль в память адмирала графа Орлова и Чесменское сражение, 1770 — Национальный морской музей.

В вашем браузере должен быть включен JavaScript. для правильного отображения этого приложения.

Название

Медаль в память адмирала графа Орлова и Чесменского сражения, 1770 год

MEC0421

субъект-90310

Объекты соединений:

Коллекция Памятные медали, Монеты и медали
Расположение галереи Не выставлено
Люди Изображение: Орлов, Алексис Григоривич, Граф
Происхождение: Эльфинстон, Джон
Историческое объединение: Орлов, Алексис Григорович, Граф
Создатель: Гасс, Дж.B.
События Русско-турецкая война: битва при Чесме, 1770 г., русско-турецкая война: битва при Чесме, 1770 г.

Деталей объекта:

Идентификатор объекта MEC0421
Описание Медаль в память адмирала графа Алексиса Григоривича Орлова и битвы при Чесме, 1770 г. Аверс: Пояс адмирала Орлова (справа) в шлеме и перьях, мундире и ордене, держащий жезл в вытянутой правой руке.Лента Андрея через правое плечо. Легенда на русском языке (граф Алексей Григорович Орлов, победитель и истребитель турецкого флота). Реверс: План действия, показывающий расположение флотов и окрестных земель с начертанными названиями мест. Легенда на русском (И была в России радость и веселье). Exergue на русском языке (Чесме, 24 и 26 июня 1770 года, Адмиралтейство предлагает это в благодарность победителю). С петлей и голубой лентой. Подарено капитану Джону Эльфинстону (1722-1785), контр-адмиралу российского флота, который командовал русским флотом во время этого сражения под командованием Орлова в качестве главнокомандующего.
Дата изготовления 1770

Художник / производитель Гасс, Дж. Б.
Место занято Россия
Кредит Предоставлено взаймы Национальному морскому музею, Гринвич, Лондон, от частного кредитора
Материалы бронза-позолота,?
Измерения Габаритные размеры: 91 мм
Детали
  • Медаль в память адмирала графа Орлова и Чесменское сражение 1770 года (MEC0421)
Помогите нам

Знаете ли вы об этом больше?

Поделитесь своими знаниями

Чесменская битва — Иван Айвазовский №

Картина Ивана Айвазовского «Чесменская битва» написана в 1848 году.Он посвящен историческому событию 1770 года. В ночь с 25 на 26 июня в Чесменском заливе произошло морское сражение между турецким и российским флотами. Закончился он полным разгромом некогда великолепного турецкого флота русскими моряками. Великую победу, прославившую наш флот, и Иван Айвазовский хотел показать на холсте.

Битва произошла ночью. Поэтому само поле боя освещено огнем горящих кораблей. Вокруг битвы очень темно, и только луна зловеще нарисована среди дыма.Небо показано черным цветом, звезд не видно. С отражением луны развернулись трагические события, приведшие к гибели большого количества людей.

На заднем плане картины горящие корабли противника. Здесь показан огонь не одного или двух кораблей, а целой армады. Одиночный корабль устроил пожар, уничтоживший мощный турецкий флот. Часть турецких кораблей ушла на дно, остальные сгорели. Видно, что битва недавно закончилась.На переднем плане изображены фрагменты корабля, на котором люди пытаются спастись от неминуемой гибели. Скорее всего, это турецкие моряки, которые в панике из-за происходящих событий.

В направлении русского корабля плывет катер с русскими моряками, которые, по всей видимости, нанесли ущерб турецкой флотилии, устроив поджог этого первого корабля. Корабли российской эскадры показаны целыми и невредимыми. Таковыми они остались благодаря умелой тактике ведения боя.На переднем плане гордо возвышаются русские корабли. На картинке показан контраст темных и светлых тонов. Идет битва между темными и светлыми силами. На переднем плане флагман российского флота. Это свидетельствует о победе русских моряков, которые вели праведный бой за свою Родину.

И. Айвазовский в своей картине показал величие подвига русского народа. Видя эту картину, каждый гордится тем, что российские моряки совершили подвиг, победив сильного соперника.

Предтеча греческой войны за независимость 1821 года

Нью-Йорк — Кэтрин Цунис

«Люди, не знающие своей прошлой истории, происхождения и культуры, подобны дереву без корней» — Маркус Гарви

Война за независимость 1821 г. Война порабощенного народа против мировой державы Османской империи не была спонтанной или случайной. Битва при Чесме 1770 года, Греческая православная церковь, торговцы Филики Этерия и восстание Александра Ипсилантиса были предвестниками успешной войны 1821 года.

Моя бабушка, Деспина Гагас Паппас, обожала Екатерину Великую, потому что она провела победоносное сражение у берегов северо-восточного Эгейского острова Хиос в Чесменском заливе, ее родине. Я несколько раз смотрел фильм «Возвышение Екатерины Великой» с Дугласом Фэрбенксом-младшим, чтобы услышать, как граф Орлов произносит слово Чесма (Цеме).

Я понятия не имел о важности Чесменской битвы, пока не поехал в Санкт-Петербург, Россия в октябре 2015 года. Я был поражен, увидев Чесменскую церковь.Это бело-розовая церковь, похожая на розовый пряничный домик. Сегодня это известная Чесменская церковь Иоанна Предтечи (Церковь Рождества Иоанна Предтечи). Закрыт в 1919 году, открыт с 1977 года как филиал Военно-морского музея «Чесменская победа».

Чесменская, церковь Иоанна Предтечи, освященная во время русско-турецких войн 1768-1774 годов. Главнокомандующий граф Орлов с адмиралом Спиридовым 24 июня 1770 года, в день Рождества Иоанна Предтечи, начали сражение у берегов Хиоса.Османские войска отступили к Чесменскому заливу. Русские войска с помощью огневых кораблей подожгли Османский флот. Османы потеряли более шестидесяти кораблей и 10 000 человек. Потери русских были незначительными. Адмирал Спиридов доложил в Санкт-Петербург: «Слава Господу Богу и честь русскому флоту. Мы атаковали военно-морской флот врага, разбили его, сожгли, превратили в пепел, подняли высоко в воздух и потопили… и таким образом захватили власть над Архипелагом ».

Это была первая русская морская победа со времен Петра Великого.В ознаменование победы россиян была выпущена серебряная медаль. Надпись гласит: «БЫЛО: Чесма, 1770 год, 24 июня». Екатерина Великая ознаменовала это событие строительством вокруг Санкт-Петербурга. Среди объектов: Чесменский обелиск в Гатчине; Чесменский зал Петергофского дворца; Чесменская Ростральная колонна в центре Большого пруда в Екатерининском парке Царского Села. Чесменская церковь была главным мемориалом, построенным в 1977 году в присутствии короля Швеции Густава III. 24 июня 1780 года, в 10-ю годовщину победы России в Чесме, храм был освящен в присутствии Иосифа, императора Рима.С того дня недавно построенная церковь, дворец и окрестности стали называться ЧЕСМА.1

Почему Чесменская битва важна для Греции и Балкан? Это было предвестником последней войны за независимость Греции (1821-1829) и первой из нескольких катастрофических флотских битв османов против России. Поражение Османского флота ускорило восстание православных народов на Балканском полуострове, которые помогли русской армии победить Османскую империю.2 Русская битва при Чесме известна только греческим и русским ученым, но не ведущим западным историкам. На Хиосе книги, написанные на греческом языке о затерянных эллинских центрах Западной Анатолии, подробно описывают Чесменскую битву.

«Вы увидите произведения искусства, которые запомнятся», — сказала наш гид по Москве Ирина Четина во время нашего визита в Третьяковскую галерею в 2015 году. Посещение Третьяковской галереи глазами нашего экскурсовода Ирины открыло мне глаза на то, что изображения независимости Греции были написаны не только армяно-русским художником.«Он считается одним из величайших художников-маринистов в истории. Крещенный как Ованес Айвазян, Иван Айвазовский родился в армянской семье в черноморском порту Феодосия в Крыму и в основном проживал там »3

Он написал «Битву при Хиосе», также известную как «Битва при Чесме», 1770 г. Эта битва передавалась каждому поколению как момент возможной греческой свободы в Западной Малой Азии. 3 Я видел имя Ивана Айвазовского под картина под названием «Наваринская битва», показанная в греческих учебниках, газетах и ​​на сайтах.Детство Ивана Айвазовского прошло в бедности на окраине города, напротив красивой Феодосийской бухты и руин древнегреческой крепости. Юный Иван был очарован величием вида и героическими историями, рассказанными о греках и знаменитых битвах прошлого4

Автор представил презентацию в формате PowerPoint, которая включала сцены Чесменской и Наваринской битвы во время революции 1821 года под названием «Иван Айвазовский: вспоминая Армению и восточно-римское византийское наследие» 25 апреля 2018 года перед заполненным церковным залом Гильдии женщин. Армянской церкви Святых мучеников в Бейсайде.Отец Авраам Малхасян, сопредседатели Зарми Мегериан и Кэрол Лошигян и координатор программы Кэрол Анастасян при содействии ученого Мардо Анастасяна создали эту программу филелленизма. Это продолжение движущихся сил, которые привели к революции 1821 года, выкованной кровью и экономическим разорением православных людей, которые хотели вырваться из уз рабства, будет продолжаться в моих писаниях.

Amazon.com: Art Oyster Иван Константинович Айвазовский Чесменская битва


В настоящее время недоступен.
Мы не знаем, когда и появится ли этот товар в наличии.
Марка Art Oyster
Размер 20×20
Материал Архивные чернила
Тип кадра Без рамы

  • Убедитесь, что это подходит введя номер вашей модели.
  • Автор оригинала- Иван Константинович Айвазовский Название- Чесменская битва Размер — 20 «х 20»
  • Печать на холсте музейного качества с использованием современной высокоточной технологии печати
  • Материалы: музейные качественные бескислотные, архивные холсты тяжелые и устойчивые к выцветанию, архивные чернила.
  • Сделано в США, на нашем производственном предприятии во Флориде, отправлено без рамы и завернуто в защитную транспортировочную тубу, готово к установке в рамку — отправлено с нашего предприятия в течение трех рабочих дней.
  • Низкие 9 долларов.95 фиксированных тарифов на доставку в континентальной части США — доставка по всему миру со скидкой
.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.