Чему способствовала победа россии в северной войне: Чему способствовала победа России в северной войне?

Содержание

Тест по истории Внешняя политика Петра I. Северная война (1700-1721 гг.) 7 класс

Тест по истории Внешняя политика Петра I. Северная война (1700-1721 гг.) 7 класс с ответами. В тесте представлены 2 варианта, в каждом варианте по 6 заданий.

Вариант 1

А1. Причиной Северной войны было стремление России

1) получить выход к Балтийскому морю
2) расширить территорию на севере
3) завоевать побережье Северного моря
4) не допустить вступления Швеции в Северный союз

А2. Земляные четырехугольные укрепления, впервые использованные русскими в ходе Полтавской битвы

1) рекруты
2) редуты
3) галеры
4) верфи

A3. Какую битву Петр I назвал «матерью Полтавской баталии»?

1) сражение под Нарвой
2) битву у острова Гренгам
3) взятие крепости Нотенбург
4) сражение у деревни Лесной

А4. Стремление улучшить вооруженные силы России заставило Петра I

1) приступить к созданию регулярной армии
2) ввести всеобщую воинскую повинность

3) отменить в армии чины и звания
4) ограничить срок службы 25 годами

А5. Победа России в Северной войне привела к

1) выходу к берегам Северного моря
2) укреплению международного авторитета России
3) господству на Черном море
4) потере Швецией независимости

В1. Расположите события Северной войны в хронологической последовательности.

A. Сражение при Лесной
Б. Неудачная осада Нарвы
B. Битва у мыса Гангут
Г. Основание Санкт-Петербурга

Вариант 2

А1. Причиной Северной войны было стремление России

1) упрочить свое господство на Балтике
2) получить выход к Северному морю
3) вернуть территории, потерянные во время Смуты
4) присоединить территорию Речи Посполитой

А2. Как называли воинов, проходивших службу по найму или по повинности в XVIII в.?

1) стрельцами
2) рекрутами
3) воеводами
4) редутами

A3. К какому сражению относят приведенные слова?

Серьезное поражение поднимающейся нации, умевшей даже поражение превращать в победу.

1) к Полтавской битве
2) к битве у мыса Гангут
3) к сражению у деревни Лесной
4) к сражению под Нарвой

А4. С целью повышения боеспособности армии Петр I

1) увеличивает стрелецкое войско
2) увеличивает закупку железа и пороха в Швеции
3) увеличивает срок службы до 25 лет
4) создает военный и морской уставы

А5. Чему способствовала победа России в Северной войне?

1) присоединению земель по берегам Северного моря
2) разгрому союзника Швеции — Речи Посполитой
3) завоеванию побережья Балтики
4) ослаблению могущества Англии на Балтике

В1. Расположите события Северной войны в хронологической последовательности.

A. Ништадтский мир
Б. Битва у острова Гренгам
B. Взятие крепости Нотенбург

Г. Полтавская битва

Ответы на тест по истории Внешняя политика Петра I. Северная война (1700-1721 гг.) 7 класс
Вариант 1
А1-1
А2-2
А3-4
А4-1
А5-2
В1. БГАВ
Вариант 2
А1-3
А2-2
А3-4
А4-4
А5-3
В1. ВГБА

СЕВЕРНАЯ ВОЙНА — информация на портале Энциклопедия Всемирная история

Великая Северная война.

Северная война 1700 – 1721 гг. – крупный военный конфликт в Европе. Участники войны – Швеция, с одной стороны, и Северный союз в составе России, Саксонии (в 1700 – 1706 и 1709 – 1720 гг.) и Дании (в 1700 и 1709 – 1720 гг.), с другой; войска Речи Посполитой, где шла гражданская война, воевали и на стороне Швеции (в 1705 – 1709 гг.), и на стороне Северного союза (фактически в 1701 – 1704 гг., официально в 1704 – 1706 и 1709 – 1719 гг.). Причиной войны было желание стран Северного союза ликвидировать гегемонию Швеции в Балтийском регионе и овладеть принадлежавшими ей и ее союзникам землями на восточном и юго-западном побережье Балтики. Война завершилась победой Северного союза, потерей Швецией статуса великой державы и резким усилением России, получившей выход к Балтийскому морю и создавшей мощнейшие армию и флот.

Война началась в феврале 1700 г. вторжением саксонцев в шведскую Лифляндию. Датчане вторглись в герцогство Гольштейн-Готторп, но в июле шведский король Карл XII высадил в районе Копенгагена десант и вынудил датского короля Фредерика IV подписать 7 (18) августа Травендальский мирный договор.

Россия, которой предварительно надо было заключить мир с Турцией (завершавший русско-турецкую войну 1686 – 1700 гг.), объявила войну Швеции только 9 (20) августа 1700 г. Русская армия осадила крепость Нарва в шведской Эстляндии. Однако Карл XII, перебросив морем свою армию из Дании, 19 (30) ноября атаковал русских под Нарвой и нанес им поражение.

Считая, что Россия выведена из войны, Карл перенес военные действия во владения курфюрста Саксонии и короля Речи Посполитой Августа II – в вассальное по отношению к Речи Посполитой герцогство Курляндия, а затем в Польшу. В 1701 – 1704 гг. он нанес много поражений войскам Августа и добился избрания на трон Речи Посполитой Станислава Лещинского (который в 1705 г. объявил войну Северному союзу). Часть шляхты не признала этих выборов и вступила в войну на стороне Северного союза.

Тем временем Петр I развернул активные действия в восточной Прибалтике. Разбив шведов под Эрестфером (1701 г.) и Гуммельсгофом (1702 г.) в Лифляндии, в 1702 – 1703 гг. русские взяли крепости Нотебург, Ниеншанц, Копорье и Ям (овладев тем самым Ингрией и получив выход к Балтике), а в 1704 г. – Дерпт (в Лифляндии) и Нарву. Попытка шведских армии и флота вернуть Ингрию (1705 г.) была отражена.

В 1705 г. Петр I выдвинул свои войска на территорию Курляндии и Речи Посполитой. Однако в январе 1706 г. Карл XII, совершив быстрый маневр, блокировал русско-саксонско-польско-литовскую армию в Гродно, и ей пришлось отступить в Полесье. Летом Карл вторгся в Саксонию и 13 (24) сентября 1706 г. вынудил ее курфюрста подписать Альтранштедтский мирный договор. Впрочем, 18 (29) октября русский корпус А.Д. Меншикова вместе с саксонцами разбил польско-шведский корпус у Калиша в Великой Польше.

Отвергнув мирные предложения Петра I, в конце 1707 г. Карл XII двинул свои главные силы против России, сосредоточил их в западной Белоруссии и в июне 1708 г. начал наступление на Москву. 3 (14) июля он разбил русских под Головчином и в сентябре вторгся на Смоленщину. Нехватка продовольствия вынудила его повернуть оттуда на юг, в Малороссию, гетман которой И.С. Мазепа изменил России и обещал предоставить шведам продовольствие и казаков в помощь.

Однако запасы, приготовленные в гетманской резиденции Батурин, были в октябре 1708 г. уничтожены или захвачены отрядом А.Д. Меншикова. Шедший же из Риги на соединение с Карлом корпус А.Л. Левенгаупта (также везший припасы) был 28 сентября (9 октября) 1708 г. разбит Петром I у деревни Лесная на Могилевщине. Провалилось и наступление шведов в Ингрии.

Проведя зиму в Малороссии, весной 1709 г. ослабленная нехваткой продовольствия и пороха армия Карла XII начала осаду крепости Полтава, но 27 июня (8 июля) 1709 г. была наголову разбита подошедшей армией Петра I. Остатки шведов были пленены на переправе через Днепр у Переволочны.

После Полтавы Северный союз был воссоздан.

В 1710 – 1715 гг. русские разбили те шведские силы, которые не участвовали в походе на Россию: в 1710 г. – в Лифляндии, Эстляндии и Карелии (где были взяты Рига, Ревель и Выборг), в 1712 – 1713 и 1715 гг. (вместе с датчанами и саксонцами) – в шведской Померании, в 1713 – 1714 гг. – в Финляндии. Успеху в Финляндии способствовал Балтийский флот, одержавший 27 июля (7 августа) 1714 г. победу у мыса Гангут.

С мая 1718 г. на Аландских островах шли русско-шведские мирные переговоры. Принятию шведами русских условий способствовало создание Россией мощного флота на Балтике. Отряд русского корабельного флота 24 мая (4 июня) 1719 г. одержал победу над шведским отрядом у острова Эзель, а гребная флотилия 27 июля (7 августа) 1720 г. разбила шведскую у острова Гренгам. В июле – августе 1719 г. и в мае – июне 1721 г. русский флот высадил несколько десантов на территории собственно Швеции, и 30 августа (10 сентября) 1721 г. Россия и Швеция подписали Ништадтский мирный договор. По нему Россия получала Лифляндию, Эстляндию, Ингрию и часть Карелии (район Выборга) с торговыми портами.

            

Trojden | Северная война: Андреев И. Л.

Можно ли утверждать, что победа России в Северной войне связана не только с силой русского оружия?

● рекрутская повинность

● редут

● шведский король Карл XII

● гетман И. С. Мазепа

1. Поражение под Нарвой. Начиная Северную войну, члены Северного союза надеялись на внезапность и на то, что 17-летний король Швеции Карл XII, за которым закрепилась репутация сумасбродного правителя, не сумеет противостоять им. Но союзники ошиблись. Шведская армия доказала, что она одна из самых лучших в Европе. Карл XII проявил себя как незаурядный полководец. Он высадился с армией близ Копенгагена и заставил застигнутых врасплох датчан подписать мир. Так, ещё не успев начать военные действия, Россия потеряла одного союзника.

В августе 1700 г. был подписан долгожданный мир с Турцией. Едва известие об этом пришло в Москву, Пётр I тут же объявил войну Швеции. Главный удар был нанесён по Нарве. Однако осада шла вяло. Зато Карл XII не медлил. Его немногочисленная, вчетверо меньшая, но хорошо обученная и спаянная крепкой дисциплиной армия по морю была переброшена к Нарве и после марш-броска 19 ноября атаковала русский лагерь. Внешняя линия обороны оказалась прорвана. Управление армией было потеряно. Часть русских войск бежала. Отчаянное сопротивление оказывали гвардейские полки. Тем не менее положение складывалось тяжёлое. Вырваться удалось лишь небольшой части войск. В плен попало немало офицеров и генералов. Победителям достались вся артиллерия, включая осадную (а это более 180 орудий), и огромный обоз. Первое столкновение со шведской армией окончилось сокрушительным поражением.

Король Швеции Карл XII

Причин поражения было много: сила шведов, слабость русского командования, отсутствие военного опыта. Но главное — армия да и страна в целом делали лишь первые шаги по пути реформ. Оказалось, что одолеть Швецию, сильнейшую военную державу, не удастся, даже если одеть солдат в короткие кафтаны, а дворянам повязать офицерские шарфы. Нужны были глубинные и масштабные реформы, требовавшие невероятного напряжения сил всей страны.

После победы под Нарвой Карл XII посчитал, что «русский медведь» навсегда загнан в свою берлогу. Была даже отчеканена медаль с изображением бегущего Петра I, теряющего царский венец. Но шведы рано торжествовали. Пётр недолго переживал поражение. Мы уже знаем, что неудачи лишь укрепляли его волю. Так было под Азовом, так повторилось и под Нарвой.

Сражение под Нарвой. Художник А. Коцебу

1. Каким образом Карлу XII удалось вывести из войны Данию?

2. Каковы причины поражения русской армии под Нарвой?

3. В чём состояло значение сражения под Нарвой для России?

2. Создание армии и первые победы. Воспользовавшись тем, что Карл XII устремился в Польшу, в погоню за войском Августа II, царь Пётр I принялся заново создавать армию. Реформы стали приобретать масштабный и одновременно обременительный для страны характер. Всё было подчинено интересам войны, всё делалось в великой торопливости, ибо, по признанию царя, «время яко смерть». Для армии необходимы были пушки, ружья, палаши, обмундирование — и началось интенсивное строительство мануфактур и заводов. К 1704 г. на Урале заработали семь плавильных заводов.

Поредевшие полки нуждались в пополнении, непрерывно проводились наборы ратников. И в 1705 г. появилась рекрутская повинность. Отныне военная служба легла и на плечи податного населения, причём служить надо было пожизненно. Не случайно в деревнях с рекрутом прощались, как с покойником — с причитаниями и плачем. Так создавалась регулярная армия — армия европейского типа, единообразно вооружённая, обученная тактике ведения войны, с профессиональным офицерским корпусом и новыми родами войск.

Основной тактической единицей стал полк. Полки объединялись в бригаду, бригады — в дивизию. Для управления войсками создавались штабы. Окончательно упразднялась старая система чинов и утверждалась новая, даже отдалённо не напоминавшая о местничестве. Теперь каждый чин давался за личные заслуги и выслугу лет. Это была уже сила, не сопоставимая с прежним дворянским ополчением, когда каждый шёл на государеву службу с тем, с чем мог.

Офицерский корпус был особой заботой Петра I. Он сам начал служить с низших чинов и всё дворянство заставил тянуть солдатскую лямку. Было запрещено производство в офицеры тех, кто «с фундаменту солдатского дела не знает». Много позднее, когда Петру пожаловали чин вице-адмирала, было объявлено, что он возведён в новое звание «в образец прочим, что воинское достоинство получают единственно по заслугам, а не породою и счастьем». Этот указ сопровождала пространная «письменная реляция подвигов» царя, совершённых им на поле брани.

Чтобы стать офицером, нужны были знания. Царь ввёл для дворян новую «повинность» — обучение. Монарху был нужен дворянин знающий, пригодный к военной и гражданской службе. Появился даже указ, запрещавший «неучившимся дворянам»… жениться.

На ведение войны, создание армии, флота, строительство мануфактур требовалось много денег. Быстро росли налоги. Самодержавная власть заставляла делиться доходами даже Церковь.

Колоссальные усилия дали первые результаты. С 1701 г. русские войска на Балтике стали теснить шведов. Сначала это были весьма скромные успехи, достигнутые при многократном численном превосходстве русских над далеко не лучшими частями противника. В конце 1702 г. пал шведский оплот у истоков Невы — крепость Нотебург. Весной 1703 г. русские войска вышли к побережью Финского залива. В мае 1703 г. в устье Невы был заложен город — будущая столица Российской империи Санкт-Петербург. В 1704 г. пали города Нарва и Дерпт.

Но шведский король, долгое время безуспешно «гонявшийся» по всей Речи Посполитой за Августом II, пренебрежительно отнёсся к успехам русских. «Пускай царь Пётр строит города, мы оставим за собой честь брать их», — говорил он. Эти слова не были пустой бравадой. Возглавляемая Карлом XII шведская армия всё ещё оставалась непобедимой. В 1706 г. потерпевший поражение Август II отказался от польского трона и подписал со шведами сепаратный мир. Россия потеряла последнего союзника.

Наступило время решительного столкновения. Осенью 1708 г. 40-тысячная армия Карла XII вторглась в Россию.

1. Какие экономические преобразования были проведены в России в начале Северной войны?

2. Какие выводы были сделаны правительством из первых неудач в войне? Как изменилась система комплектования армии?

3. Перечислите первые успехи русских войск в Северной войне. Каковы были причины этих успехов?

3. Нашествие. Планы у шведского короля были обширные: он надеялся вовлечь в войну нового польского короля, своего ставленника Станислава Лещинского, а также Турцию и Крым. Велись тайные переговоры и с украинским гетманом И. С. Мазепой, который задумал с помощью шведов освободиться из-под власти царя Петра.

Пётр I не решился на открытое сражение. Был принят другой план — «истомить» противника, создавая на его пути пустыню, «отложенную землю», лишая шведов продовольствия, фуража, изнуряя мелкими стычками. Конечно, это была разорительная и жестокая стратегия, но она помогла ослабить войска Карла XII к моменту генеральной баталии.

В июле 1708 г. шведам удалось нанести поражение русской армии под Головчином. Успех имел частное значение: русские отступили, сохранив боеспособными главные силы. Офицеры и генералы, утратившие управление войсками и не выполнившие свой долг, были преданы суду и разжалованы в рядовые. Показательный урок был усвоен всей армией. Отныне такое больше не повторялось.

После взятия шведами Могилёва угроза нависла над Смоленском — «воротами Москвы». Но неожиданно король шведов повернул на Украину. Он положился на Мазепу, который уверял, что с появлением Карла XII вся Украина восстанет против московского царя. Кроме того, гетман обещал нуждавшимся в продовольствии и боеприпасах шведам всё необходимое. Но украинский народ не поддержал гетмана. Вместо обещанных 30 тыс. казаков Мазепа привёл всего несколько тысяч своих сторонников. Не оправдались надежды шведов и на улучшение снабжения своей армии. А. Д. Мёншиков разорил резиденцию гетмана, город Батурин, где находились склады продовольствия и военных припасов.

Для Карла XII это стало большим ударом. Ещё недавно он не оказал помощь двигавшемуся к нему корпусу А. Левенгаупта. Пётр I не преминул воспользоваться этим промахом. Посадив на коней пехотинцев, он устремился на войска шведского генерала. 28 сентября 1708 г. в сражении у деревни Лесная неприятель был разгромлен. Правда, Левенгаупту удалось спасти часть солдат. Но для короля Карла их появление было слабым утешением: весь обоз с продовольствием и оружием был уничтожен. Победа укрепила дух русской армии. Не случайно Пётр назвал битву при Лесной «матерью Полтавской баталии» и говорил о ней как о «начальном дне нашего добра».

Битва под Лесной. Художник Ж. Натье

Зима 1708—1709 гг. ещё более ослабила неприятеля. Нехватка продуктов, жесточайший мороз (зима выдалась необычайно холодной), действия партизанских отрядов и регулярных войск унесли в могилу по меньшей мере пятую часть шведской армии. И всё же Карл XII по-прежнему оставался грозным противником. В апреле 1709 г. он осадил Полтаву, надеясь захватить богатые трофеи. Угроза падения Полтавы побудила Петра I принять важное решение: дать шведам генеральное сражение.

1. Какую помощь обещал И. С. Мазепа Карлу XII? Удалось ли гетману выполнить своё обещание? Почему?

2. Какое значение имела победа при Лесной?

3. Что способствовало постепенному переходу инициативы в Северной войне к русской армии?

4. Полтавская битва. В этом сражении русская армия имела преимущество перед шведской: в битве участвовало около 30 тыс. шведов против 42 тыс. русских. К тому же русские обладали огромным превосходством в артиллерии — 72 орудия против 32 у шведов. Такое соотношение — результат стратегии Петра I. Долгое ожидание столкновения ослабило противника и лишило необходимых припасов, в частности пороха. Тем не менее из этого вовсе не следовало, что победа была обеспечена, ведь под Нарвой шведы меньшими силами наголову разгромили русских. В ночь на 27 июня 1709 г. шведы двинулись на русских. В прогалине между лесами они наткнулись на земляные укрепления — редуты. В утренней дымке защитники редутов увидели врага и открыли огонь. Началась Полтавская баталия.

Фрагмент диорамы «Полтавская битва». Художники студии им. Н. Грекова

Полтавский бой. Художник А. Кившенко

Русские редуты, как волнорезы, приняли на себя первый удар шведских войск и рассекли их боевые порядки. Одна из колонн шведов так и не сумела преодолеть укрепления. Под плотным огнём она подалась вправо, к опушке леса, потеряла связь с главными силами и была вскоре разгромлена. Но основным силам всё же удалось прорваться к русскому лагерю, из которого выходили и строились для сражения войска. Пётр I передал общее командование генерал-фельдмаршалу Б. П. Шереметеву, а сам отправился к войскам, чтобы лично участвовать в бою.

Шведы первыми двинулись в атаку. Им удалось даже потеснить два батальона первой линии русских войск. Момент был драматический. Прорыв линии мог иметь пагубные последствия. Чтобы исправить положение, Пётр I сам возглавил наступление батальонов второй линии. Напор был неодолим. Войска перешли в общее наступление.

Карл XII накануне сражения был ранен в ногу. Ему пришлось сдать командование фельдмаршалу К. Рёнтшильду. Во время битвы короля несли на носилках: он вдохновлял войска и желал видеть, как побегут русские. Но, к ужасу Карла, побежали шведы. Король пытался остановить их, взывал к долгу — всё было напрасно. Шведы кричали «Стой!» — и бежали дальше. Кончилось тем, что едва не попавшего в плен короля пришлось спешно выносить из боя.

Разгром шведских сил был полный. На поле боя осталось около 8 тыс. убитых и раненых шведов, 3 тыс. человек были взяты в плен. Сдавшийся Рёнтшильд вручил Петру I свою шпагу. Среди пленных оказался первый министр короля граф К. Пипер. Именно ему принадлежит известная фраза, прозвучавшая вечером на пиру у русских в честь победы. Приглашённые к столу шведы услышали из уст царя тост… за них, за учителей. Граф Пипер в ответ посетовал: «Хорошо же вы, Ваше величество, отблагодарили своих учителей!»

Спустя три дня после битвы, потеряв всякую надежду форсировать Днепр и бежать во владения крымского хана, остатки армии Карла XII капитулировали под Переволочной. Шведская армия перестала существовать. Немногим, в том числе Карлу XII и Мазепе, удалось спастись и найти покровительство турецкого султана. Бывший гетман вскоре умер. Король же оставался там долго: он считал бесчестьем возвращаться без победы в Швецию.

Значение Полтавы огромно. Эта битва предрешила исход войны на суше. Россия, до того игравшая на международной арене скромную роль, резко подняла свой престиж. Она стала претендовать на роль ведущей державы Восточной Европы. В Санкт-Петербург зачастили западные послы. Был возрождён Северный союз, тон в котором задавал уже Пётр I. Август II вернул себе польскую корону. Контакты с Западом стали более регулярными.

1. Каково было соотношение сил противников накануне Полтавской битвы?

2. Как проявил себя Пётр I в решающей стадии сражения? Как это повлияло на исход битвы?

3. В чём состоит значение Полтавского сражения?

5. Прутский поход. Усилением России была очень недовольна Османская империя. В 1710 г. она вступила в войну с Россией. В 1711 г. царские войска двинулись к Дунаю. Пётр I надеялся на восстание православных народов, притесняемых турками. Но получилось всё иначе. Из планов антитурецкого выступления мало что вышло. Зато огромная турецкая армия окружила на реке Прут 40-тысячную русскую армию. Положение сложилось критическое. Неприятель занимал высоты, обстреливая прижатые к берегу русские части. Боевые припасы были на исходе, и Пётр даже не исключал возможности пленения.

Однако катастрофы удалось избежать. Яростные атаки янычар были отбиты с большими для них потерями. Одновременно русская сторона предложила начать переговоры о мире. В противном случае русское войско должно было прорываться, «никого не милуя и ни у кого не прося пощады». Турецкое командование предпочло не рисковать, тем более что условия Прутского мира были для них победоносными: Россия возвращала Азов, уничтожала флот и крепостные укрепления на побережье Азовского моря. Взамен царь с войском получал свободный выход. Для Петра Пруте кий поход — это был полезный урок, избавляющий от опасности переоценивать свои силы.

1. Почему Пётр I вынужден был начать войну с Турцией?

2. Какое значение для армии имело поражение в Прутском походе?

6. Завершение войны. Ништадтский мир. После Полтавы Северная война продолжалась ещё двенадцать лет — до 1721 г. Россия упрочила свои позиции в Прибалтике. Были заняты Выборг, Рига, Ревель. Но Швеция не желала расстаться с мечтой о великодержавии. Инерция мышления, помноженная на упрямство Карла XII, придавала силы «партии войны». Кроме того, перемены в Восточной Европе сильно напугали европейские страны. Раньше боялись Швеции, теперь — России. Даже союзники мечтали об ослаблении России. Царь и его окружение не сразу разобрались в истинных намерениях западных держав. Всё это вело к затягиванию войны.

Чтобы побудить шведов к миру, следовало одолеть их на Балтийском море. Сначала Пётр I надеялся опереться на помощь флота союзников. Но из этого ничего не вышло. Пришлось полагаться на свои силы. Первоначально упор был сделан на галерный флот. Это было правильное решение. Мелководная, с изрезанной береговой линией Балтика очень подходила для такого типа кораблей.

Гангутское сражение. Гравюра М. Бакуа

В 1714 г. русские галеры под командованием генерал-адмирала Ф. М. Апраксина и царя Петра I блокировали в районе мыса Гангут несколько шведских судов. Было безветрие, и парусные корабли шведов не могли маневрировать, в отличие от подвижных вёсельных судов. Но зато их крупные орудия могли в щепы разносить лёгкие полу-галеры и галеры. И тем не менее 27 июля русский флот бесстрашно ринулся на абордаж. Залпы шведских орудий чуть ли не в упор «не ядрами и картечами, но духом пороховым от пушек» разрывали людей. Но это не остановило атакующих. По сходням и верёвкам они начали штурмовать палубы. Шведы защищались с большим мужеством, но устоять не сумели. Шведские суда были пленены. Сражение засвидетельствовало превращение России в морскую державу.

Победа при Гангуте не могла привести к изменению соотношения сил на Балтике. Шведы по-прежнему сохраняли преимущество в открытом море, русские — на мелководье. Потери, понесённые королевским флотом, нельзя признать критическими. Но Пётр I придавал сражению огромное значение. Это была первая победа русского флота, которая для царя оказалась почти равнозначной победе под Полтавой.

В 1720 г. корабли русского парусного флота в сражении у острова Гренгам вновь добились успеха. Были захвачены четыре шведских фрегата. Теперь безраздельному господству шведского флота на Балтийском море был положен конец.

Для завершения войны было решено поразить неприятеля на его территории. С 1719 г. десантные партии на галерах под прикрытием линейного флота стали высаживаться на шведском побережье. Швецию охватила паника. К этому времени Карла XII уже не было в живых — он погиб при осаде крепости в Норвегии в 1718 г. Сторонники войны постепенно стали сдавать свои позиции.

В 1721 г. в финском городе Ништадт был заключён долгожданный мир. Согласно договору, к России отходили Балтийское побережье от Выборга до Риги, а также часть Карелии, некогда утраченная после Смуты. Ништадтский мир превращал Россию в великую европейскую державу. В ознаменование заслуг Сенат преподнёс Петру I титулы: Петра Великого, Отца Отечества, Императора Всероссийского. Московское царство превращалось в Российскую империю.

Пётр I был чрезвычайно доволен заключённым миром. «Все ученики науки в семь лет оканчивают обыкновенно, но наша школа трёхкратное время была, однако ж, слава Богу, так хорошо закончилась, как лучше быть невозможно», — писал царь.

После окончания Северной войны в 1722—1723 гг. Пётр I совершил Каспийский (Персидский) поход — на западное побережье Каспийского моря. Поход завершился завоеванием Дагестана и Азербайджана и их присоединением к России. Но в 1730-е годы эти территории были возвращены Персии по Рештскому договору.

1. Какие морские победы над шведами стали главными? Каково их значение?

2. Каковы были условия Ништадтского мира? В чём его историческое значение?

3. Почему Пётр I предпринял Каспийский поход?

Вопросы и задания

1. Какова связь между реформами, проведёнными в начале XVIII в., и событиями Северной войны? Проиллюстрируйте свой ответ примерами.

2. Как вы считаете, что можно назвать главным внешнеполитическим достижением России в период 1709—1725 гг.? Почему?

3. Вспомните события Войны за испанское наследство. Сравните значение Северной войны и Войны за испанское наследство.

4. Какие просчёты были допущены Карлом XII в ходе Северной войны? Каким образом Пётр I использовал эти просчёты?

5. Соотнесите даты, отмеченные на ленте времени, и следующие события:

1) Прутский поход Петра I; 2) поражение русской армии под Нарвой; 3) Полтавская битва; 4) Гангутское сражение; 5) подписание Ништадтского мира; 6) Северная война.

6. Поработайте с картой (с. 28).

1) Какие сражения происходили на территории Речи Посполитой в период Северной войны? 2) Определите, какие территории присоединила Россия по итогам подписания Ништадтского мирного договора.

7. Выберите ответ на главный вопрос урока. Обоснуйте свой выбор.

Можно ли утверждать, что победа в Северной войне была связана только с силой русского оружия?

А. Победа в Северной войне была связана с преобразованиями Петра I в армии. Формирование регулярной армии на основе рекрутского набора способствовало усилению войска и успехам в войне.

Б. Победа в Северной войне — это победа не только оружия, но и духа русского войска. Первые неудачи не сломили дух командования и воинов, но способствовали быстрой перестройке войска, системы снабжения и созданию военного флота, что в итоге привело к победе в Северной войне.

В. Победа в Северной войне стала результатом целого ряда причин, главными из которых являются реформы в армии, создание флота, принятие новой тактики и стратегии ведения боя. Первые неудачи не сломили боевой дух командования, что передалось войскам, усилило эффект от преобразований и в итоге привело к победе в войне.

МНЕНИЕ ИСТОРИКА

В мае 1714 г. русские галеры отправились к Аландским островам для высадки десанта. Но у Гангута путь им преградил шведский флот под командованием вице-адмирала Ватранга.

Апраксин не решился на самостоятельные действия ввиду серьёзного превосходства шведов в силах (прежде всего в артиллерии) и доложил о сложившейся ситуации царю. Тот прибыл к месту действия 20 июля. Осмотрев местность, Пётр I велел устроить в узкой части полуострова (2,5 км) переволоку, чтобы перетащить по ней часть своих судов на другой берег в Рилакс-фьорд и ударить ими оттуда в тыл шведам. Стремясь пресечь этот манёвр, Ватранг направил в Рилакс-фьорд 10 судов под командованием контр-адмирала Эреншёльда.

26 июля 1714 г. наступило безветрие, которое лишило шведские парусные корабли свободы манёвра. Пётр воспользовался этим. Его гребная флотилия обошла на вёслах флот Ватранга и блокировала в Рилакс-фьорде суда Эреншельда. На предложение сдаться шведский контр-адмирал ответил отказом. Тогда 27 июля 1714 г. в 2 часа дня русские галеры атаковали шведские корабли в Рилакс-фьорде. Первая и вторая фронтальные атаки были отражены орудийным огнём шведов. В третий раз галеры сумели, наконец, вплотную приблизиться к шведским судам, сцепились с ними, и русские моряки бросились на абордаж.

После безжалостной схватки флагманский корабль шведов — фрегат «Элефант» («Слон») был взят на абордаж, и остальные все 10 судов сдались. Эреншельд пытался спастись на шлюпке, но был пойман и захвачен в плен. Шведы потеряли 361 человека убитыми… Русские потеряли 124 человека убитыми… Потерь в кораблях у них не было.

Российский советский историк XX в. Н. Шефов

1) Какие факторы способствовали победе русского флота? 2) Что в тексте свидетельствует о напряжённости сражения? Каковы были его итоги?



Северная война — это… Что такое Северная война?

Северная война (Великая Северная война, 1700—1721) — война между коалицией северных государств и Швецией за прибалтийские земли, продолжавшаяся более 20 лет и закончившаяся поражением Швеции. Основная роль в победе над Швецией, равно как и основные территориальные завоевания, принадлежат России, входившей в коалицию. Победа в Северной войне обеспечила России ведущую военную роль в Европе и положила начало её территориальной экспансии и её трансформации в империю[6]

Первоначально войну Швеции объявил Северный союз, созданный по инициативе курфюрста Саксонии и короля польского Августа II. В Северный союз вошли также Датско-норвежское королевство, возглавляемое королём Кристианом V и Россия, возглавляемая Петром I, причём Август II и Кристиан V в начале войны считали Россию своим младшим компаньоном[7][8].

В 1700 году после ряда быстрых шведских побед Северный союз распался, Дания вышла из войны в 1700 году, а Саксония в 1706. После этого до 1709 года, когда Северный союз был восстановлен, Российское государство воевало со шведами в основном самостоятельно. На разных этапах в войне также принимали участие: на стороне России — Англия (c 1707 года — Великобритания), Ганновер, Голландия, Пруссия; на стороне Швеции — Османская империя, Гольштейн. Украинское казачество, включая Запорожских казаков, разделилось и частично поддерживало шведов и турков, а частично русские войска[9].

Война закончилась поражением Швеции в 1721 году с подписанием Ништадтского мирного договора.

Причины войны

К концу XVII — началу XVIII века Шведская империя была господствующей державой на Балтийском море и одной из ведущих европейских держав. Территория страны включала значительную часть побережья Балтики: всё побережье Финского залива, современную Прибалтику, часть южного побережья Балтийского моря. В 1697 году Швецию возглавил пятнадцатилетний Карл XII, и юный возраст монарха дал повод соседям Швеции — Датско-норвежскому королевству, Саксонии и России — рассчитывать на лёгкую победу и реализовать свои территориальные претензии к Швеции. Эти три государства образовали Северный союз, инициатором которого был курфюрст Саксонии и король польский Август II, который хотел подчинить себе входящую в Швецию Ливонию (Лифляндию), что позволило бы ему упрочить свою власть в Речи Посполитой.[10] Ливония оказалась в руках Швеции по Оливскому мирному договору 1660 года.

Данию подталкивало к конфликту со Швецией давнее соперничество за господство на Балтийском море. В 1658 году Карл X Густав разбил датчан в ходе похода в Ютландию и Зеландию и отторг часть провинций на юге Скандинавского полуострова. Дания отказалась от сбора пошлины при проходе судов через Зундский пролив. Кроме того, две страны остро соперничали за влияние на южного соседа Дании — герцогство Шлезвиг-Гольштейн.

Глава Российского государства, Пётр I, последним присоединился к Северному союзу после переговоров с Августом, что было оформлено Преображенским договором. Территориальные претензии России к Швеции включали прежде всего Ингрию и Карелию, которые были отторгнуты Швецией в Смутное время по Столбовскому договору 1617 года, но распространялись и на земли Ливонии, о подвластности которых Руси в XI — начале XIII вв. помнили по летописям и считали их древними «отчинами» русских государей. В ходе войны 1656—1658 годов была сделана попытка возвратить эти земли, и русским войскам удалось временно оккупировать Ингрию и восточную часть Лифляндии: были захвачены Ниеншанц, Нотебург и Динабург; была осаждена Рига. Однако возобновление войны с Речью Посполитой вынудило Россию подписать Кардисский мирный договор и вернуть Швеции все завоёванные земли.

К началу Северной войны единственным портом, обеспечивающим Русскому государству торговые отношения с Европой, был Архангельск на Белом море; нерегулярная и тяжёлая навигация в Белом море осложняла торговлю. В дополнение ко всему, значительное отставание в области мореплавания и судостроения, а также условия в которые была поставлена Россия по мирному договору с Турцией, — России пришлось вернуть Турции Азов и срыть укрепления Таганрога, то есть потерять выход в Азовское море. Петр трезво оценил ситуацию: «Сие дело есть хотя и не без печали, что лишиться тех мест, где столько труда и убытков положено, однакож чаю сим лишением другой стороне великое укрепление, которая несравнительно прибылью нам есть». Мир развязал руки для войны со Швецией.

Получение выхода к Балтийскому морю было для России важной экономической задачей.[11]

Дополнительной возможностью вступления России в войну послужило окончание войны с Турцией. 3 (14) июля 1700 года был заключён Константинопольский мирный договор, 18 (29) августа был объявлен окончательный мир с Турцией, а 19 (30) августа Россия объявила войну Швеции. Одновременно был издан указ о конфискации всех шведских товаров, находящихся в Москве, в пользу русской казны, а шведский посланник в Москве был арестован.[12]

В качестве причины объявления войны были указаны «неправды и обиды», в особенности личная обида 1697 года, когда Петра I, путешествующего по Европе, шведы холодно приняли в Риге.[13][14] При этом территориальные притязания не упоминались[15]:

Изволили мы, великий государь, наше царское величество, с королевством свейским за многие их свейские неправды и нашим царского величества подданным учиненные обиды, наипаче за самое главное безчестие, учиненное нашим царского величества великим и полномочным послам в Риге в прошлом 1697 году, которое касалось самой нашей царского величества персоны, о чём свейским войскам, на Москве будучим, ближний боярин наш Ф. А. Головин с товарищи в ответе говорили и на письме дали, а свейские послы о том до короля своего хотели донести и обнадежили учинить за то над рижским генералом оборон; а после того на Москве живущий торговых дел королевского величества фактор иноземец Томас Книпер объявил с листа королевского величества, к нему посланного, список, в котором никакого удовольствования на оное предложение не учинено. И за тое Богом дарованную нам честь и за многие их свейския неправды и подданным нашим обиды указали мы, наше царское величество, всчать войну.

Начало войны

Начало войны характеризуется непрерывной чередой шведских побед на всех фронтах. Союзники недооценили лидерские качества к 1700 году уже 18-летнего шведского короля Карла XII, который с удовольствием целиком посвятил себя военному делу и по свидетельству современников был «влюблён в войну»[16].

Датская кампания

12 февраля 1700 года войска Саксонии осадили Ригу, однако вопреки ожиданиям Августа II ливонская знать не поддержала наступающих, и армии Августа успеха не добились.[17] В августе того же года датский король Фредерик IV начал вторжение в Гольштейн-Готторпское герцогство на юге страны. Однако 10 тыс. шведских солдат под руководством Карла XII неожиданно для датчан высадились под Копенгагеном, и Дания была вынуждена заключить 7 (18) августа Травендальский мирный договор и отказаться от союза с Августом II.

Русский поход на Ингерманландию

18 августа Пётр получил известие о заключении Константинопольского мирного договора с турками и 19 (30) августа, ещё не зная о выходе Дании из войны, объявил войну Швеции, и 24 августа (3 сентября) русские войска выступили с наступательным походом. Согласно союзному договору с Августом II России должна была отойти Ингерманландия (иначе «Шведская Ингрия») — территория примерно соответствующая нынешней Ленинградcкой области. На границе между Ингерманландией и Эстляндией находился крупный город и самая крупная шведская крепость в регионе — Нарва, которая стала основной мишенью русских командиров.

Поход к Нарве был организован неудачно, под осень: солдаты систематически недоедали, лошади, перевозящие снаряжение, питались настолько плохо, что к концу похода начался их падёж, а кроме этого в связи с начавшимися дождями и плохим состоянием дорог у обоза регулярно ломались телеги. Пётр I планировал сосредоточить у Нарвы свыше 60 тыс. солдат, однако медленный темп продвижения войска к Нарве срывал сроки и планы царя. В конце концов осада Нарвы началась только 14 (25) октября силами по разным оценкам от 34 тыс. до 40 тыс. солдат.[17][18]

Осада Нарвы также была организована неудачно. Обстрел города из пушек оказался неэффективным в связи с тем, что русская армия использовала слишком лёгкие орудия, более того, боеприпасов хватило всего на две недели. Нарва фактически представляла собой сдвоенную крепость вместе с соседним Ивангородом, и Пётр I, лично спланировавший осаду, вынужден был сильно растянуть русские войска, окружив одновременно обе крепости. Такое неудачное расположение русских войск впоследствии отрицательно сказалось на их боеспособности во время последующей битвы при Нарве.[16][19]

Тем временем Август II, узнав о скором выходе Дании из войны, снял осаду Риги и отступил в Курляндию, что позволило Карлу XII перебросить часть своего войска по морю в Пернов (Пярну). Высадившись там 6 октября, он направился к осаждаемой русскими войсками Нарве. Петр I вместе с генерал-фельдмаршалом графом Головиным в ночь на 18 ноября покинул армию и отправился в Новгород. Высшее командование армией было поручено царем старшему в чине — иностранцу, герцогу де Кроа. 19 (30) ноября 1700 года войско Карла XII численностью 25 тысяч человек нанесло русскому войску численностью по разным оценкам от 34 до 40 тысяч человек тяжёлое поражение в сражении под Нарвой. Герцог де Кроа со своим штабом, состоящим также из иностранцев ещё до решающего момента сражения сдался Карлу XII. К 21 ноября (2 декабря) основная часть русской армии, которая после всех потерь всё ещё превосходила по численности шведскую, по приказу герцога де Кроа капитулировала.[20] Стойко оборонялись от шведов лейб-гвардии Преображенский и лейб-гвардии Семеновский полки, которые не только сами сумели избежать позорной капитуляции, но и прикрыли отход части русской армии, тем самым спасли её от полного разгрома. За мужество, проявленное в этой битве, солдаты полка в 1700—1740 гг. носили красные чулки (в память о том, что «в сей битве стояли они по колено в крови»). Результаты кампании для российской стороны были катастрофическими: потери убитыми, смертельно ранеными, утонувшими, дезертировавшими и умершими от голода и мороза составили около от 8 тыс. до 10 тыс. человек, 700 человек, включая 10 генералов и 56 офицеров, попали в плен, было потеряно 179 из 184 пушек.[20][21]

Основные причины поражения русской армии в сражении под Нарвой были следующие: плохая подготовленность к войне (русская армия находилась в стадии реорганизации) с сильным противником; войска не умели воевать по правилам линейной тактики, вести разведку, были слабо вооружены; артиллерия была устаревшей и многокалиберной (на тот период в артиллерии существовало более 25 различных калибров, что во многом затрудняло снабжение артиллерии боеприпасами) и самое главное русская армия не имела своего национального командного состава, на всех основных командных должностях находились иностранные офицеры[16][22]. После этого поражения на несколько лет в Европе утвердилось мнение о полной небоеспособности русской армии, а Карл XII получил прозвище шведского «Александра Македонского». После поражения под Нарвой Петр I ограничил количество иностранных офицеров в войсках. Они могли составлять лишь 1/3 от общей численности офицеров подразделения.

Поражение под Нарвой сыграло огромную роль в дальнейшем развитии российских Вооруженных Сил и немалую роль в русской истории. Как указывал историк М. Н. Покровский, все интересы России в войне сводились к торговле, к завоеванию выхода к морю и получению контроля над торговыми портами на Балтике. Поэтому Пётр с самого начала войны взял под особый прицел балтийские порты Нарву и Ригу, но потерпев сокрушительное поражение под Нарвой и будучи отброшен в район нынешнего Санкт-Петербурга, принял решение о строительстве нового порта и города в устье Невы — будущей столицы Российской империи.

Продолжение войны, 1701—1704

Русская кампания

Карта театра военных действий русской армии в Северной войне, 1701—1704

После поражения под Нарвой оценив причины поражения русских войск Пётр I всю свою энергию направил на подготовку армии и страны к войне со Швецией. Именно в этот период создается новая регулярная армия, совершенствуется её организационная структура, система обучения и воспитания, появляется новое вооружение. При обновлении артиллерии сокращается количество калибров, их становится только 12. За короткий срок по приказу Петра I было отлито 300 новых орудий, причём часть орудий была изготовлена из изъятых в казну и переплавленных церковных колоколов.[23] Некоторые современные историки считают, что после поражения под Нарвой Пётр I предпринимал дипломатические усилия, чтобы прекратить войну. Высказывается мнение, что в 1701—1702 годах при посредничестве сначала австрийцев, а потом французского монарха Людовикa XIV Пётр I предлагал Карлу XII мирный договор, при котором Россия отказывалась от претензий на прибалтийские земли, однако инициативы Петра I, якобы, остались без ответа — шведский король был настроен воинственно и после победы под Нарвой пренебрежительно относился к русской армии. Во всех этих суждения правильным остается единственное утверждение, что правительства других стран Европы устраивало то, что воинственный король могущественной Шведской империи посвятил себя войне с далёкой Россией, и в ближайшее время вряд ли обратит свой взор на Европу.[21] Мог ли Петр I просить мира у Карла XII, совершая невозможное по укреплению своего государства и в первую очередь — армии? Пытался ли в 1701-1702 годах, при чьем-то посредничестве договорится со шведами о заключении мирного договора и в тот же момент одержать первую победу при Эрестфере и вторую победу в сражении у Гуммельсгофа? Ответ на этот вопрос прост, нет.

В России шла подготовка к войне со шведами, Пётр I принимал меры по срочному восстановлению и строительству укреплений у Пскова, Новгорода и Москвы. Однако, вопреки ожиданиям, Карл XII принял решение о вторжении в Саксонию и Польшу. На шведском военном совете часть генералов высказалась за наступление на Москву, но Карл XII посчитал, что русская армия слишком слабая, чтобы в ближайшие годы угрожать шведам на севере. Это решение дало Петру возможность восстановить силы после поражения под Нарвой и возобновить наступательные действия на севере.[21]

Сражения в Ингерманландии, «Окно в Европу»

Воспользовавшись тем, что основные силы шведов приняли участие в сражениях в Саксонии и Речи Посполитой, Пётр I в 1701 году приказал начать новое наступление на севере. Русские войска под командованием Бориса Шереметева вторглись в Шведскую Ингерманландию (Ингрию) и 30 декабря 1701 года одержали свою первую победу в Северной войне в битве при Эрестфере. Шведской армией командовал генерал Шлиппенбах. В июле 1702 года русские войска одержали вторую победу над войсками Шлиппенбаха в сражении у Гуммельсгофа.[24]

27 сентября 1702 года русские войска под командованием Шереметева осадили шведскую крепость Нотебург, расположенную у истока Невы из Ладожского озера. 11 октября 1702 года русские войска пошли на штурм и одержали победу. Весной 1703 года, после недельной осады, русскими войсками была взята крепость Ниеншанц при впадении реки Охты в Неву.

Таким образом, к началу 1703 года в руках русских оказалось всё течение Невы. Поселение Нотебург, построенное шведами на месте основанной ещё в 1323 году князем Юрием Даниловичем крепости Орешек, Пётр переименовал в Шлиссельбург (ключ-город), а в устье Невы Пётр I 16 (27) мая 1703 года заложил новый город Санкт-Петербург.

Сражения в Ливонии и Эстляндии

В 1704 году русские войска продолжили своё наступление. К концу 1703 года Россия контролировала почти всю территорию Ингерманландии. Русские войска под командованием Бориса Шереметева к лету 1704 года вошли в Ливонию и осадили Дерпт. В июле 1704 года при личном участии Петра I крепость была взята.

Летом 1704 года вторая группа русских войск под командованием генерала Огильви вошла в Эстляндию и осадила Нарву. К концу лета после приезда Петра I из Дерпта и эта крепость была взята. Успешный штурм крепостей продемонстрировал возросшее мастерство и оснащённость русской армии.

Польская кампания

Карл XII принял решение не продолжать активные военные действия против русской армии, а нанести основной удар по войскам Августа II. Шведский король намеревался установить в Польше власть выгодного ему монарха, сменив Августа II, чтобы превратить Речь Посполитую в буферную зону между шведами и русскими. В июле 1701 года шведские войска, не встретив серьёзного сопротивления, пересекли Двину и заняли Ливонию.[21]

Шведские войска вторглись на польскую территорию и нанесли несколько крупных поражений армии Августа II. В 1701 году была взята Варшава, в 1702 году одержаны победы под Торунью и Краковым, в 1703 году — у Данцига и в Познани. А 14 января 1704 года сейм низложил Августа II в качестве короля Речи Посполитой и избрал новым королём шведского ставленника Станислава Лещинского.

Действия Карла XII вызвали недовольство в Речи Посполитой. Собравшаяся в 1704 году Сандомирская конференция объединила сторонников Августа II и объявила о непризнании Станислава Лещинского королём.

19 (30) августа 1704 года был заключён Нарвский договор между Россией и представителями Речи Посполитой о союзе против Швеции; согласно этому договору Речь Посполитая официально вступала в войну на стороне Северного союза. Россия совместно с Саксонией развернула военные действия на польской территории.

В 1705 году была одержана победа над войсками Лещинского у Варшавы. В конце 1705 года основные русско-польские силы под командованием короля Августа остановились на зимовку в Гродно. Вскоре король покинул расположение армии, сдав командование фельдмаршалу Георгу Огильви.[17] Неожиданно в январе 1706 года Карл XII выдвинул в этом направлении крупные силы. Союзники рассчитывали дать бой после подхода саксонских подкреплений. Но 2 (13) февраля шведы нанесли сокрушительное поражение саксонской армии в битве при Фрауштадте, разбив вдвое превосходящие силы противника. Оставшись без надежды на подкрепление, русская армия была вынуждена отступить в направлении Киева. Фельдмаршал Огильви сумел осуществить блестящий манёвр, воспользовавшись вскрытием рек. Король Карл, не ожидавший такого, только через две недели сумел собрать армию и выступить в преследование.[13] Ввиду весенней распутицы шведская армия застряла в Пинских болотах и король отказался от преследования армии Огильви. Вместо этого он бросил свои силы на истребление городов и крепостей, где находились польские и казацкие гарнизоны. В Ляховичах шведы заперли отряд переяславского полковника Ивана Мировича. В апреле 1706 года по приказу «Войска Запорожского обеих сторон Днепра гетмана и славного чина святого апостола Андрея кавалера» Ивана Мазепы к Ляховичам, для вызволения Мировича, посылается полк Семёна Неплюева, который должен был соединиться с миргородским полком Войска Запорожского полковника Даниила Апостола. В результате боя у Клецка казацкая конница, поддавшись панике, растоптала пехоту Неплюева. В результате, шведы смогли нанести поражение русско-казацким войскам. 1 мая Ляховичи сдались шведам.

Встреча Карла XII и герцога Мальборо в Альтранштадте весной 1707 года

Но Карл вновь не последовал за войсками Петра, а, опустошив Полесье, в июле 1706 года развернул свою армию против саксонцев. На этот раз шведы вторглись уже на территорию самой Саксонии. 24 сентября (5 октября) 1706 года Август II в тайне заключил мирное соглашение со Швецией. По договору он отказывался от польского престола в пользу Станислава Лещинского, разрывал союз с Россией и обязывался выплатить контрибуцию на содержание шведской армии.

Тем не менее, не решаясь объявить о предательстве в присутствии русской армии под командованием Меншикова, Август II вынужден был со своими войсками участвовать в сражении при Калише 18 (29) октября. Битва закончилась полной победой русской армии и пленением шведского командующего. Это сражение стало крупнейшим с участием русской армии с начала войны. Но несмотря на блестящую победу, Россия осталась в войне со Швецией в одиночестве.

Вторжение в Россию

В этом разделе не хватает ссылок на источники информации. Информация должна быть проверяема, иначе она может быть поставлена под сомнение и удалена.
Вы можете отредактировать эту статью, добавив ссылки на авторитетные источники.
Эта отметка установлена 12 мая 2011.

В течение 1707 года шведская армия находилась в Саксонии. За это время Карлу XII удалось восполнить потери и существенно укрепить свои войска. В начале 1708 года шведы двинулись в направлении Смоленска. Принято считать, что первоначально они планировали основной удар в направлении Москвы. Положение русских осложнялось тем, что Петру I не были известны планы противника и направление его движения.

Как указывают историк Н. И. Павленко и писатель-историк И. Л. Солоневич, у Петра под Гродно в 1708 году была хорошая возможность разгромить шведов. Главнокомандующий русской армией фельдмаршал Огильви хотел дать Карлу XII сражение, рассчитывая одержать «совершенную и верную победу». Но Пётр I поостерегся и, имея 3-кратное превосходство в силах над шведами, в спешном порядке увел армию, бросив при этом всю артиллерию.[25][26]

3 (14) июля 1708 года Карл одержал победу в битве при Головчине над русскими войсками под командованием генерала Репнина. Это сражение стало последним крупным успехом шведской армии.

Дальнейшее продвижение шведской армии замедлилось. Стараниями Петра I шведам приходилось передвигаться по опустошённой местности, испытывая острый дефицит провизии. К осени Карл XII вынужден был повернуть на юг в направлении Украины.

28 сентября (9 октября) в битве у деревни Лесной войска Петра I разгромили корпус Левенгаупта, двигавшийся из Риги, чтобы присоединиться к главной армии Карла. Это была не просто победа над отборными шведскими войсками — впервые была одержана победа над превосходящими силами противника. Царь Пётр назвал её «матерью Полтавской баталии». Пётр Алексеевич лично командовал одной из двух колонн «летучего» корпуса русской армии — корволанта. Под его командованием находились Преображенский и Семёновский полки, батальон Астраханского полка и три драгунских полка. Другой колонной (левой) командовал генерал А. Д. Меншиков. Неприятельский корпус был настигнут близ деревни Лесной. Шведскому военачальнику пришлось принимать бой, который начался с атаки русских. Пётр I с приходом свежей драгунской конницы отрезал противнику дорогу на Пропойск и усилил натиск на шведов. Вечером сражение прекратилось из-за наступивших сумерек и начавшейся вьюги, которая слепила глаза. Левенгаупту пришлось уничтожить остатки своего огромного обоза (бо́льшая часть его стала русской добычей), и его корпус, преследуемый русской кавалерией, сумел добраться до королевского походного лагеря.

Общие потери шведов составили 8,5 тысяч убитыми и ранеными, 45 офицеров и 700 солдат попали в плен. Трофеями русской армии стали 17 орудий, 44 знамени и около 3 тысяч повозок с провиантом и боеприпасами. К королю генерал Левенгаупт смог привести всего лишь около 6 тысяч деморализованных солдат.

В октябре 1708 года стало известно о переходе гетмана Ивана Мазепы на сторону Швеции. Гетман Мазепа состоял в переписке с Карлом XII и обещал ему, в случае прибытия на Украину, 50 тыс. казацкого войска, продовольствие и удобную зимовку. 28 октября 1708 года Мазепа во главе отряда казаков прибыл в ставку Карла.

Из многотысячного украинского казачества Мазепе удалось привести всего около 5 тысяч человек. Это было связано с тем, что Мазепа слишком медлил с оглашением своего решения народу. Петр оказался более смекалистым и первым огласил о предательстве Мазепы. Поэтому гетмана поддержали только запорожцы. Впрочем им так и не пришлось принять участие в битве под Полтавой, что тоже повлияло на исход боя.

В ноябре на всеукраинской раде в городе Глухове был избран новый гетман — стародубский полковник И. И. Скоропадский.

«Полтавская битва», Д. Мартен

Несмотря на то, что шведская армия сильно пострадала во время холодной зимы 1708—1709 годов, Карл XII жаждал генерального сражения. Оно произошло 27 июня (8 июля) близ Полтавы, которую осаждали шведы.

Русская армия имела подавляющее численное преимущество в людском составе и артиллерии. В армии Петра I было в общей сложности 40-50 тыс. человек и 100 пушек, а у Карла XII — 20-30 тыс. человек и 34 пушки при крайней ограниченности пороха.[27]

После разгрома под Полтавой армия шведов бежала к Переволочне — местечку у впадения Ворсклы в Днепр. Но переправить армию через Днепр оказалось невозможно. Тогда Карл XII вверил остатки своей армии Левенгаупту и вместе с Мазепой бежал в Очаков.

30 июня (11 июля) 1709 года деморализованная шведская армия была окружена войсками под командованием Меншикова и капитулировала. На берегах Днепра у Переволочны русскому 9-тысячному отряду в плен сдались 16 947 деморализованных вражеских солдат и офицеров во главе с генералом Левенгауптом. Всего же в результате Полтавской битвы Швеция потеряла более 9000 человек убитыми и 18000 пленными, потери России составили 1345 человек убитыми и 3290 ранеными. Трофеями победителей стали 28 орудий, 127 знамён и штандартов и вся королевская казна. Испытанная в походах по Северной Европе королевская армия Швеции перестала существовать.

Карл XII укрылся в Османской империи, где старался убедить султана Ахмеда III начать войну против России.

За участие в Полтавской битве государь Пётр I удостоил Меншикова, одного из героев разгрома королевской армии Швеции, званием генерал-фельдмаршала. Такой чин до этого в русской армии имел только один Б. П. Шереметев.

Военные действия в 1710—1718 годах

В этом разделе не хватает ссылок на источники информации. Информация должна быть проверяема, иначе она может быть поставлена под сомнение и удалена.
Вы можете отредактировать эту статью, добавив ссылки на авторитетные источники.
Эта отметка установлена 12 мая 2011.

После победы под Полтавой Петру удалось восстановить Северный союз. 9 октября 1709 года в Торуни был подписан новый союзный договор с Саксонией. А 11 октября был заключён новый союзный договор с Данией, по которому она обязалась объявить войну Швеции, а Россия — начать военные действия в Прибалтике и Финляндии.

В ходе военной кампании 1710 года русской армии удалось малой кровью взять семь прибалтийских крепостей (Выборг, Эльбинг, Рига, Дюнамюнде, Пернов, Кексгольм, Ревель). Россия полностью заняла Эстляндию и Лифляндию.

В конце 1710 года Пётр получил сообщение о подготовке турецкой армии к войне с Россией. В начале 1711 года он объявил войну Османской империи и начал Прутский поход. Кампания окончилась полной неудачей. Пётр, по его собственному признанию, едва избежал пленения и разгрома своей армии. Россия уступила Турции Азов и Запорожье, разрушила Таганрог и корабли на Чёрном море. Однако, Османская империя не вступила в войну на стороне Швеции.

В 1712 году действия партнёров по Северному союзу были направлены на завоевание Померании — владения Швеции на южном берегу Балтики в северной Германии. Но из-за разногласий союзников существенных успехов добиться не удалось. По выражению Петра I «кампания пропала даром».

10 декабря 1712 года шведы под командованием фельдмаршала Стенбока нанесли крупное поражение датско-саксонским войскам в сражении при Гадебуше. Русская армия под командованием Меншикова не успела прийти на помощь союзникам. Русские войска прибыли в Германию в марте 1713 года. Под их натиском Стенбок отступил к городу Тенинген. Последовала осада, в результате которой, 15 мая шведские войска капитулировали.

В 1712—1713 годах заметно активизируется создание флота на Балтике, начало которому было положено сразу после основания Санкт-Петербурга. Пётр I не только активно строит, но и поручает своим агентам в Лондоне и Амстердаме (Салтыкову и князю Куракину) купить военные корабли. Только за 1712 год было приобретено 10 судов.

18 сентября 1713 года капитулировал Штетин. Меншиков заключает с Пруссией мирный договор. В обмен на нейтралитет и денежную компенсацию Пруссия получает Штетин, Померания разделена между Пруссией и Голштинией (союзницей Саксонии).

В этом же 1713 году русские начали финскую кампанию, в которой большую роль впервые стал играть русский флот. 10 мая после обстрела с моря сдался Гельсингфорс. Затем без боя взят Брег. 28 августа десантом под командованием Апраксина занята столица Финляндии — Або. А 26—27 июля (6—7 августа) 1714 года в Гангутском сражении русский флот одержал первую крупную победу на море. На суше же, русские войска под командованием князя Голицына нанесли поражение шведам у р. Пялькане (1713), а затем под с. Лаппола (1714).

Высланный из Османской империи Карл XII в 1714 году возвращается в Швецию и сосредотачивается на войне в Померании. Центром военных действий становится Штральзунд.

1 мая 1715 года в ответ на требование о возвращении Штетина и других территорий Пруссия объявляет Швеции войну. Датский флот одерживает победу в сражении у Фемарна, а затем у Бюлка. В плен попадает шаутбенахт Вахмейстер, датчане захватывают 6 шведских кораблей. После этого Пруссия и Ганновер, захвативший шведские владения Бремен и Верден, заключают с Данией союзный договор. 23 декабря Штральзунд капитулирует.

В 1716 году Карл XII вторгся в Норвегию. 25 марта была взята Христиания, но штурм приграничных крепостей Фредриксхальда и Фредрикстена провалился. Когда в 1718 году Карл был убит, шведы были вынуждены отступить. Столкновения между датчанами и шведами на границе с Норвегией продолжались вплоть до 1720 года.

Заключительный период войны (1718—1721)

В этом разделе не хватает ссылок на источники информации. Информация должна быть проверяема, иначе она может быть поставлена под сомнение и удалена.
Вы можете отредактировать эту статью, добавив ссылки на авторитетные источники.
Эта отметка установлена 12 мая 2011.

В мае 1718 года открылся Аландский конгресс, призванный выработать условия мирного договора между Россией и Швецией. Однако шведы всячески затягивали переговоры. Этому способствовала и позиция других европейских держав: Дании, опасающейся заключения сепаратного мира между Швецией и Россией, и Англии, король которой Георг I одновременно являлся правителем Ганновера.

30 ноября 1718 года при осаде Фредриксхальда был убит Карл XII. На шведский престол вступила его сестра — Ульрика Элеонора. Позиции Англии при шведском дворе усилились.

В июле 1719 года русский флот под командованием Апраксина провёл высадку десантов в районе Стокгольма и рейды по пригородам шведской столицы.

9 ноября Швеция подписала союзный договор с Англией и Ганновером. Последнему были уступлены Бремен и Ферден.

Весь 1720 год шведы подписывали в Стокгольме мирные договоры с противниками:

Тем не менее, в 1720 году рейд на шведское побережье повторён в районе Мангдена, а 27 июля одержана победа над шведским флотом в сражении при Гренгаме.

8 мая 1721 года начались новые переговоры о мире с Россией в Ништадте. А 30 августа был подписан Ништадтский мирный договор.

Итоги войны

В этом разделе не хватает ссылок на источники информации. Информация должна быть проверяема, иначе она может быть поставлена под сомнение и удалена.
Вы можете отредактировать эту статью, добавив ссылки на авторитетные источники.
Эта отметка установлена 12 мая 2011.

Итоги войны неоднозначны и оцениваются по-разному. Ряд авторов указывает, что для разгрома Швеции, тем более в составе крупной коалиции (Дания, Саксония, Речь Посполитая), и обеспечения России выхода к Балтике вовсе не требовалось 20 лет. По словам историка В. О. Ключевского, «Ништадтский мир 1721 г. положил запоздалый конец 21-летней войне, которую сам Пётр называл своей „троевременной кровавой и весьма опасной школой“, где ученики обыкновенно сидят по семи лет, а он, как туго понятливый школьник, засиделся целых три курса…»[28] Однако сам Пётр пояснял: «Все ученики науки в семь лет оканчивают обыкновенно, но наша школа троекратное время была. Однако ж, слава Богу, так хорошо окончилась, как лучше быть невозможно» и добавлял: «такого полезного мира [Россия] не получала. Правда, долго ждали, да дождались».

Большинство авторов признают, что она полностью изменила (в пользу России) соотношение сил на Балтике; в то же время война не решила ситуацию на юге России (где ей противостоял союзник Швеции — Османская империя), которая к концу войны лишь ухудшилась.

По итогам войны к России были присоединены Ингрия (Ижора), Карелия, Эстляндия, Лифляндия (Ливония) и южная часть Финляндии (до Выборга), основан Санкт-Петербург. Российское влияние прочно утвердилось и в Курляндии. Однако согласно Ништадскому договору указанные территории не были уступлены, а были проданы Швецией России за огромные деньги — 2 млн талеров (ефимков), что легло тяжелым дополнительным бременем на страну.

Была решена ключевая задача, поставленная Петром I — обеспечение выхода к морю и налаживание морской торговли с Европой. В то же время боеспособная армия, сложившаяся за годы войны, после её окончания пришла в полный упадок, а флот оказался низкого качества и после смерти Петра быстро сгнил.[29]

Кроме того, все плюсы, приобретенные Россией в результате войны, перечеркиваются огромными и экономическими и демографическими потерями. Как указывают историки, война обернулась настоящим разорением России. Сумма налогов, собираемых с населения с 1701 по 1724 год (вследствие их беспрецедентного увеличения), выросла в 3,5 раза, что, по словам историка Н. А. Рожкова, было достигнуто «ценою разорения страны».[30] По результатам переписи населения 1710 года общая численность населения страны сократилась на 20 %, причем, в областях, прилегавших к основным театрам военных действий, сокращение населения достигало 40 %.[31] Как писал по поводу итогов Северной войны историк В. О. Ключевский, «Упадок переутомленных платёжных и нравственных сил народа … едва ли окупился бы, если бы Пётр завоевал не только Ингрию с Ливонией, но и всю Швецию, даже пять Швеций».[32]

В историю Финляндии самый тяжёлый период войны с 1714 по 1721 год вошёл под названием Большая ненависть. До заключения мира страна подвергалась многочисленным грабежам и насилию со стороны русских войск, что было нормой при ведении войны в XVIII веке.

Швеция утратила своё могущество и превратилась во второстепенную державу. Были потеряны не только территории, уступленные России, но и многие владения Швеции на южном берегу Балтийского моря (в руках Швеции остались лишь Висмар и небольшая часть Померании).

Память о войне

Фонтан «Самсон, раздирающий пасть льва»
  • Скульптурная группа «Мир и Победа» (Летний сад Санкт-Петербург), установленная перед южным фасадом Летнего дворца, символизирует победу России над Швецией в Северной войне и является аллегорическим изображением Ништадтского мира.

Интересные факты

После битвы при Красном Куте 22 февраля 1709 года, когда Карл XII чуть не погиб либо не попал в плен (но до Полтавского сражения), шведский король впервые согласился обсудить с Петром I возможность мира. Переговоры ничем не закончились, поскольку Карл не только не хотел отдать Петербург, но и требовал контрибуцию.

После же завершения переговоров шведский представитель передал русским личную просьбу Карла: «его войска не могут обеспечить себя провиантом, многие солдаты больны, а поляки-союзники просят за поставки непомерно дорого, а потому он был бы благодарен, если бы русские нашли возможность продать шведским фуражирам зерно, вино и необходимые лекарства, а также сколько возможно пороха и свинца, но по разумной, умеренной цене». Пётр не стал вооружать противника, но отправил шведам бесплатно три обоза зерна, обоз вина и «три колымаги разного аптекарства, …во имя людского к болящим соболезнования и Господней милостыни».[34]

См. также

Примечания

  1. Османская империя участвовала в великой Северной войне в 1710—1713 годах. См.: Русско-турецкая война (1710—1713)
  2. Крымское ханство участвовало в великой Северной войне в 1710—1713 годах. См.: Русско-турецкая война (1710—1713)
  3. Ericson, Lars, Svenska knektar (2004) Lund: Historiska media
  4. Урланис Б. Ц. Войны и народонаселение Европы. — М.: Изд-во соц.-экон. лит-ры, 1960. — С. 55.
  5. Lindegren, Jan, Det danska och svenska resurssystemet i komparation (1995) Umeå : Björkås : Mitthögsk
  6. Frost, Robert. The Northern Wars. War, State and Society in Northeastern Europe 1558—1721. — Longman, 2000. — С. 296—301. — 416 с. — ISBN 978-0-582-06429-4
  7. История русской армии. М.: Эксмо, 2007. С. 38
  8. Линдси Хьюз (англ.)русск. Russia in the Age of Peter the Great. — New Haven: Yale University Press, 1998. — С. 26—27. — 604 с. — ISBN 0-300-07539-1
  9. Линдси Хьюз (англ.)русск. Russia in the Age of Peter the Great. — New Haven: Yale University Press, 1998. — С. 36—38. — 604 с. — ISBN 0-300-07539-1
  10. Линдси Хьюз (англ.)русск. Russia in the Age of Peter the Great. — New Haven: Yale University Press, 1998. — С. 27. — 604 с. — ISBN 0-300-07539-1
  11. Покровский М. Русская история с древнейших времен / Н. Никольский и В. Сторожев. — 1911. — Т. III. — С. 104—105.
  12. Петров А. Нарвская операция // Военный сборник. — СПб.: Изд. Военного министерства Российской империи, 1872. — № 7. — С. 5—38.
  13. 1 2 Линдси Хьюз (англ.)русск. Russia in the Age of Peter the Great. — New Haven: Yale University Press, 1998. — С. 28. — 604 с. — ISBN 0-300-07539-1
  14. Рижский губернатор Дальберг в 1697 году не позволил русскому посольству, в котором инкогнито находился Пётр I, осмотреть укрепления Риги
  15. Петров А. В. Город Нарва, его прошлое и достопримечательности СПб, 1901.
  16. 1 2 3 Линдси Хьюз (англ.)русск. Russia in the Age of Peter the Great. — New Haven: Yale University Press, 1998. — С. 29—30. — 604 с. — ISBN 0-300-07539-1
  17. 1 2 3 Бой со шведами у местечка Клецка. Журнал С. И. Неплюева. 19 апреля 1706 г. // Русская старина. — 1891, октябрь. — С. 25—32.
  18. Великанов В. С. К вопросу об организации и численности русской армии в Нарвском походе 1700 года // Война и оружие: Новые исследования и материалы. Вторая Международная научно-практическая конференция, 18-20 мая 2011 года. — Санкт Петербург: Вимаививс, 2011. — Т. 1. — С. 130—143. — ISBN 978-5-903501-12-0.
  19. Беспалов А.В. Северная война. Карл XII и шведская армия. Путь от Копенгагена до Переволочной. 1700-1709.. — Москва: Рейтар, 1998. — С. 41—42. — 49 с. — 1000 экз. — ISBN 5-8067-0002-X
  20. 1 2 Беспалов А.В. Северная война. Карл XII и шведская армия. Путь от Копенгагена до Переволочной. 1700-1709.. — Москва: Рейтар, 1998. — С. 43. — 49 с. — 1000 экз. — ISBN 5-8067-0002-X
  21. 1 2 3 4 Линдси Хьюз (англ.)русск. Russia in the Age of Peter the Great. — New Haven: Yale University Press, 1998. — С. 30. — 604 с. — ISBN 0-300-07539-1
  22. Беспалов А.В. Северная война. Карл XII и шведская армия. Путь от Копенгагена до Переволочной. 1700-1709.. — Москва: Рейтар, 1998. — С. 42. — 49 с. — 1000 экз. — ISBN 5-8067-0002-X
  23. Николаев И. М., Барабанов В. В., Рожков Б. Г. История России с древнейших времен до конца XX века. Пособие для поступающих в ВУЗы. — М.: Астрель, 2003. — С. 71. — 308 с. — ISBN 5-17-016808-X
  24. Линдси Хьюз (англ.)русск. Russia in the Age of Peter the Great. — New Haven: Yale University Press, 1998. — С. 30—31. — 604 с. — ISBN 0-300-07539-1
  25. Павленко Н. И. Вокруг трона. М., 1998. С. 40
  26. Солоневич И. Л. Народная монархия. М., 1991. С. 444
  27. Все войны мировой истории, по Харперской энциклопедии военной истории Р. Дюпюи и Т. Дюпюи с комментариями Н. Волковского и Д. Волковского. СПб., 2004. Кн. 3. С. 499
  28. Ключевский В. Курс русской истории. Лекция LXI
  29. Покровский М. Русская история с древнейших времен. При участии Н. Никольского и В. Сторожева. М., 1911. Т. III. С. 200. В частности, по данным М. Н. Покровского, в последние годы царствования Петра I армия 17 месяцев не получала жалования, а фельдмаршал Миних в 1723 году писал, что «русские войска находятся в весьма плачевном состоянии» (с. 199, 203)
  30. Рожков Н. Русская история в сравнительно-историческом освещении (основы социальной динамики). Л.—М., 1928. Т. 5. С. 161
  31. Рожков Н. Русская история в сравнительно-историческом освещении (основы социальной динамики). Л.—М., 1928. Т. 5. С. 127
  32. Ключевский В. Курс русской истории. Лекция LXV
  33. В Петергофе отметили День Гангута и Гренгама (Проверено 15 июля 2010) Деловой Петербург ISSN 1606-1829 (Online) 6 августа 2007
  34. Энглунд Петер. Полтава: Рассказ о гибели одной армии = Englund P. Poltava. Berattelsen om en armés undergång. — Stockholm: Atlantis, 1989. — М.: Новое книжное обозрение, 1995. — ISBN 5–86793–005-Х

Литература

  • Беспалов Александр Викторович. Северная война. Карл XII и шведская армия. Путь от Копенгагена до Переволочной. 1700-1709. — М.: Рейтар, 1998. — 48 с. — 1000 экз. — ISBN 5-8067-0002-X
  • Бобылёв В. С. Внешняя политика России эпохи Петра I. М., 1990.
  • Галларт Л. Н. Подробное описание осады города Нарвы и сражения под сим городом в 1700 году. Отрывок из Истории Петра Великого, сочиненной генералом Аллартом. Рукопись // Северный архив, 1822. — Ч. 1. — № 1. — С. 3-28; № 2. — С. 117—143.
  • Гельмс И. А. Достоверное описание замечательных событий при осаде города Риги и того, что случилось со дня её блокады, а также во время жестокой бомбардировки и обстреливания её в 1709 г., до сдачи её в 1710 г., изо дня в день замечено и oпиcaнo Иоакимом Андреем Гельмсом, который лично выдержал эту тяжкую осаду и из одиннадцати лиц своего дома один остался в живых // Сборник материалов и статей по истории Прибалтийского края. — Т. 2. — Рига, 1879. — С. 405—440.
  • Гилленкрок А. Сказание о выступлении его величества короля Карла XII из Саксонии и о том, что во время похода к Полтаве, при осаде её и после случилось / Пер. с нем., введ. и примеч. Я. Турунова // Военный журнал, 1844. — № 6. — С. 1-105.
  • Гротиан И. Г. Выселение жителей Дерпта в 1708 году (Статья, составленная по запискам дерптского пастора Иоанна Генриха Гротиана и напечатанная в «Dorptsche Zeitung» 1873 года в ном. 162—163) // Сборник материалов и статей по истории Прибалтийского края. — Т. 2. — Рига, 1879. — С. 478—490.
  • Записка о войне шведской, в царствование Петра Великаго веденной, и о сражении с Левенгауптом, найденная в делах того времени // Военный журнал, 1833. — № 3. — С. 41-53.
  • Костомаров Н. И. Русская история в жизнеописаниях её главнейших деятелей. — Т. Выпуск шестой: XVII столетие.
  • Крман Даниел. Малоизвестный источник по истории северной войны = Itinerprium (Cestovny dennik z rokov 1708—1709) // Вопросы истории / В. Е. Шутой пер. Л. М. Попова и М. Н. Цетлин. — 1976. — № 12.
  • Кротов П. А. Битва при Полтаве (К 300-летней годовщине). М., 2009.
  • Куракин Б. И. Военная хитрость царя Петра Алексеевича под Нарвою 8-го июня 1704 г. Рассказ очевидца князя Б. И. Куракина // Архив кн. Ф. А. Куракина. — Кн. 3. — Спб., 1892. — С. 152—153.
  • Куракин Б. И. Русско-шведская война. Записки. 1700—1710 // Архив кн. Ф. А. Куракина. — Кн. 1. — Спб., 1890. — С. 291—328.
  • Неплюев С. П. Бой со шведами у местечка Клецка, журнал С. П. Неплюева, 19-го апреля 1706 г. / Публ. и извлеч. Н. Н. Оглоблина // Русская старина, 1891. — Т. 72. — № 10. — С. 25-32.
  • Оборона Петербурга и Кроншлота в 1704—1705 гг. // Российская государственность: история и современность. — СПб., 2003. — С. 195—205.
  • Описание сражения, происходившего 8-го июня 1704 года, между русским и шведами под Нарвою // Походный журнал 1704 года, СПб., 1854. — С. 121—126.
  • Павленко Н. И.. Пётр Великий. — М.: Мысль, 1990.
  • Пипер Г. А. Извлечение из записок прапорщика Густава Абрама Пипера впоследствии генерал-майора и губернатора // Грот Я. К. Труды Я. К. Грота из русской итории. — Спб., 1901. — С. 122—156. — В ст.: Грот Я. К. О пребывании пленных шведов в России при Петре Великом.
  • Подметное воззвание Левенгаупта. 1708 г. / Сообщ. Н. Н. Мурзакевич // Русская старина, 1876. — Т. 16. — № 5. — С. 172—173.
  • Ростунов И. И., Авдеев В. А., Осипова М. Н., Соколов Ю. Ф. История Северной войны 1700—1721 гг. — Наука. — М., 1987. — 214 с. — 147 000 экз.
  • Северная война 1700—1721 гг.: Сборник документов. Т. 1 (1700—1709). — М.: ОР МВД РФ; Кучково поле, 2009. — 528 с. ISBN 978-5-9950-0053-2
  • Седерберг Г. Бывшего полкового священника, магистра Генриха Седерберга, заметки о религии и нравах русского народа во время пребывания его в России с 1709 по 1718 год / Пер. по рукописи со швед. А. А. Чумикова // Чтения в Императорском обществе истории и древностей российских, 1873. — Кн. 2. — Отд. 4. — С. I—II, 1—38.
  • Секретные письма серьезных людей о замечательных предметах государственного и ученого мира, состоящие из двенадцати различных почт, на 1701 / Перевод и коммент. Ф. Витберга // Русская старина, 1893. — Т. 79. — № 8. — С. 268—286. — Под загл.: Мнения иностранцев-современников о великой Северной войне.
  • Сенявин Н. А. Морские журналы Наума Акимовича Сенявина, 1705-12 годов // Записки Гидрографического департамента Морского министерства. — Ч. 10. — СПб., 1852. — С. 326—359.
  • Соловьев Сергей Михайлович. История России с древнейших времён. — Т. 14—17.
  • Тарле Е. Русский флот и внешняя политика Петра I. — СПб.: Фирма «БРАСК», Морской исторический сборник, 1994.
  • Тарле Евгений Викторович. Северная война и шведское нашествие на Россию. — Сочинения. — М.: Издательство Академии Наук СССР, 1959. — Т. 10. — С. 363—800. — 841 с.
  • Шишов А. В. Сто великих военачальников. — М.: ВЕЧЕ, 2002.
  • Штенцель Альфред. История войн на море = A. Stenzel, H.Kirchoff. Seekriegsgeschichte in ihren wichtingsten Abschnitten mit Berucksichtigung der Seetaktik, sv. I-VI, Hannover, 1907-1911. — В 2-х т. — М.: Изографус, ЭКСМО-Пресс, 2002. — 704, 800 с. — 5000 экз.
  • Щукина, Евгения С. Серия медалей Ф. Г. Мюллера на события Северной войны в собрании Эрмитажа. СПб., Гос. Эрмитаж, 2006.
  • Энглунд Петер. Полтава: Рассказ о гибели одной армии = Englund P. Poltava. Berattelsen om en armés undergång. — Stockholm: Atlantis, 1989. — М.: Новое книжное обозрение, 1995. — ISBN 5–86793–005-Х

Ссылки

Генеральная карта Эстляндской губернии с указанием почтовых и больших проезжих дорог, станций и расстояний между ними в верстах

Описание

Данная карта Эстляндской губернии, созданная в 1820 году, входит в «Географический атлас Российской империи, Царства Польского и Великого княжества Финляндского», который включает в себя 60 карт Российской империи. Атлас был составлен и выгравирован полковником В. П. Пядышевым и служит свидетельством того, насколько тщательно и подробно составлялись карты русскими военными картографами в первой четверти XIX века. На карте показаны населенные пункты (шесть типов в зависимости от размера), почтовые станции, дороги (четыре типа), губернские и уездные границы, а также таможни. Расстояния указаны в верстах; верста была русской единицей измерения длины, равной 1,07 километра, и к настоящему времени вышла из употребления. Условные обозначения и географические названия приведены на русском и немецком языках. Территория, изображенная на карте, соответствует северной части современной Эстонии. Этот регион был заселен эстонскими мигрантами, говорившими на языке финно-угорской группы. Их предки (родственные финнам и венграм) попали в район Балтийского моря в результате длительного переселения из северо-западной части Сибири на запад через северные российские земли. В XIII веке эту территорию завоевал король Дании Вальдемар II. Современное название столицы Эстонии, Таллин, означает «датский город» и восходит к указанному периоду. Завоевание этих земель ознаменовало начало скандинавской экспансии в восточной Прибалтике, данный период времени относится к эпохе Северных крестовых походов. В XIV веке рыцари Тевтонского ордена, который первоначально размещался в Восточной Пруссии, распространили свое влияние на всю Восточную Прибалтику и захватили власть над регионом. В XVI веке Швеция, завоевав эту территорию, основала здесь Шведскую Эстляндию. В 1700 году армия шведского короля Карла XII, имевшая численное превосходство, разбила русские войска в битве при Нарве у восточной границы Эстляндии. Это ошеломляющее поражение в начале войны, которая стала известна как Великая Северная война, послужило причиной проведения в России обширных реформ, что способствовало окончательной победе Петра Великого над Швецией в 1721 году. В результате Шведская Эстляндия стала Эстляндской губернией в составе Российской империи.

Мечта с имперским размахом – Новости – 20 лет Санкт-Петербургскому кампусу НИУ ВШЭ – Национальный исследовательский университет «Высшая школа экономики»

Открывая цикл статей о великих мечтателях, чьи воплощенные идеи имели значение мирового масштаба, мы начали с Петра I. Как и большинство ярких исторических личностей, его имя окружено многочисленными осуждающими и восхваляющими суждениями. Нас же интересует, о чем мечтал Петр Великий, и что способствовало успешному воплощению в жизнь его мечты.

Иллюстрация: Арсений Андрианов

Характер

С раннего детства Петра отличали несокрушимая воля и могучие страсти. Подвижный и восприимчивый к новым знаниям и навыкам ребенок получил несистемное образование и массу ярких впечатлений. Ближайшие родственники любили Петра и старались максимально наполнить жизнь ребенка доступными его положению радостями, в то же время недруги семьи подарили будущему царю немало острых переживаний и жестоких уроков. Шумные детские игры развили воображение Петра и потребность к деятельной жизни. Он учился из непосредственного опыта, при случайных встречах с людьми всех званий и состояний.

Рано лишившись отца, а вместе с ним и положенного будущему царевичу воспитания, во взрослые годы Петр не умел сдерживать своего темперамента и не умел управлять своими страстями. Как отзывалась о нем принцесса Ганноверская София: «Это был человек хороший и вместе с тем очень дурной, в нравственном отношении он был полный представитель своей страны».

Таким образом, живой и пылкий, привыкший обучаться на собственном опыте в общении  с более опытными наставниками, Петр I был готов следовать от «Я хочу» к волевому и решительному «Быть по сему».

О чем же мечтал Петр?

Историки любят вспоминать приписываемую Петру I фразу, которую он якобы сказал своим солдатам перед Полтавским сражением в 1709 году:

Вы сражаетесь не за Петра, а за государство, Петру врученное. А о Петре ведайте, что ему жизнь не дорога, только бы жила Россия, слава, честь и благосостояние ее!»

Петр не походил на славолюбца-завоевателя. Завоевания были необходимы ему для преобразования России в мощное государство, обладающее весом на международной арене. Он мечтал о богатом и уважаемом государстве, а свою монархическую власть рассматривал, как средство для воплощения своей мечты.

Выход к морям и статус империи

Результатом Азовских походов Петра I против Турции в 1695–1696 годах, завершившихся взятием Азова, стал первый собственный выход России в южные моря.

Победа в Северной войне в 1721 году закрепила за Россией выход к Балтийскому морю и придала ей  статус сильной державы, с которой теперь должны были считаться европейские страны. Более того, Ништадтский мир не только ознаменовал полную и безусловную победу России над Швецией, но и на долгие годы закрепил за ней статус империи.

Персидский поход Петра в 1722–1723 годах закрепил за Россией западное побережье Каспия с городами Дербент и Баку. Там при Петре I впервые в истории России были учреждены постоянные дипломатические представительства и консульства.

На какое-то время от России отступила угроза потери национальной независимости и утраты хотя бы части ее земель. К концу правления Петра I Россия  превратилась в одну из ведущих мировых держав, расширила свои владения и, обладая современной, опытной, хорошо обученной и вооруженной армией и выходами на Балтику, могла претендовать на одну из ведущий ролей и в мировом хозяйстве.

Модернизация

Модернизация коснулась важнейших политических институтов страны, системы управления и жизни общества в целом. Это проявилось не только в названиях новых государственных учреждений и должностей в них, но и в рационализации делопроизводства, в системе иерархии учреждений, организации контроля за их деятельностью, выдвижении на первый план личной выслуги, признании постоянного и определенного денежного жалованья основным видом награды за службу, в создании правовой основы государственной службы.

В хозяйственной сфере модернизация проявилась в индустриализации страны. Активно проводилась разведка рудных богатств, строились чугунолитейные и оружейные заводы на Урале и в Центральной России, прокладывались каналы и новые стратегические дороги, сооружались корабельные верфи, а вместе с ними возникали и новые города.

Однако использование труда крепостных и отсутствие условий для возникновения рынка свободной рабочей силы не позволили создать базу для благоприятного и конкурентоспособного по сравнению с Европой развития экономики в дальнейшем. Опыт экономических преобразований скорее заложил препятствия для дальнейшего развития. Помещичьи крестьяне переставали быть подданным государства и становились собственностью помещика. В менталитете значительной части крестьянства закрепились такие черты, как социальное иждивенчество, социальная и хозяйственная пассивность, отсутствие представлений о личной свободе и достоинстве.

В то же время, осознавая значение научных исследований для развития экономики и обеспечения обороны, Петр решил соединить фундаментальные и прикладные исследования в Петербургской академии наук. В 1724 году был издан указ об открытии Петербургской академии наук с гимназией и университетом.

Осуществил ли Петр I свою мечту?

Вероятно да. Историк Михаил Погодин так когда-то оценил результаты инициатив Петра I: 

Место в системе европейских государств, управление, разделение, судопроизводство, права сословий, Табель о рангах, войско, флот, подати, ревизии, рекрутские наборы, фабрики, заводы, гавани, каналы, дороги, почты, земледелие, лесоводство, скотоводство, рудокопство, садоводство, виноделие, торговля, внутренняя и внешняя, одежда, наружность, аптеки, госпитали, лекарства, летоисчисление, язык, печать, типографии, военные училища, академии – суть памятники его неутомимой деятельности и его гения».

 

Об историческом единстве русских и украинцев

Президент России Владимир Путин написал статью об истории Украины и ее отношений с Россией. Агентство «Победа РФ» публикует полную версию статьи.

Недавно, отвечая в ходе «Прямой линии» на вопрос о российско-украинских отношениях, сказал, что русские и украинцы – один народ, единое целое. Эти слова – не дань какой-то конъюнктуре, текущим политическим обстоятельствам. Говорил об этом не раз, это моё убеждение. Поэтому считаю необходимым подробно изложить свою позицию, поделиться оценками сегодняшней ситуации.

Сразу подчеркну, что стену, возникшую в последние годы между Россией и Украиной, между частями, по сути, одного исторического и духовного пространства, воспринимаю как большую общую беду, как трагедию. Это прежде всего последствия наших собственных ошибок, допущенных в разные периоды. Но и результат целенаправленной работы тех сил, которые всегда стремились к подрыву нашего единства. Формула, которая применяется, известна испокон веков: разделяй и властвуй. Ничего нового. Отсюда и попытки сыграть на национальном вопросе, посеять рознь между людьми. А как сверхзадача – разделить, а затем и стравить между собой части единого народа.

Чтобы лучше понять настоящее и заглянуть в будущее, мы должны обратиться к истории. Конечно, в рамках статьи невозможно охватить все события, произошедшие более чем за тысячу лет. Но остановлюсь на тех ключевых, поворотных моментах, о которых нам – и в России, и на Украине – важно помнить.

И русские, и украинцы, и белорусы – наследники Древней Руси, являвшейся крупнейшим государством Европы. Славянские и другие племена на громадном пространстве – от Ладоги, Новгорода, Пскова до Киева и Чернигова – были объединены одним языком (сейчас мы называем его древнерусским), хозяйственными связями, властью князей династии Рюриковичей. А после крещения Руси – и одной православной верой. Духовный выбор святого Владимира, который был и Новгородским, и великим Киевским князем, и сегодня во многом определяет наше родство.

Киевский княжеский стол занимал главенствующее положение в Древнерусском государстве. Так повелось с конца IX века. Слова Вещего Олега о Киеве: «Да будет это мать городам русским» – сохранила для потомков «Повесть временных лет».

Позднее, как и другие европейские государства того времени, Древняя Русь столкнулась с ослаблением центральной власти, раздробленностью. При этом и знать, и простые люди воспринимали Русь как общее пространство, как свою Отчизну.

После разрушительного нашествия Батыя, когда многие города, включая Киев, были разорены, раздробленность усилилась. Северо-Восточная Русь попала в ордынскую зависимость, но сохранила ограниченный суверенитет. Южные и западные русские земли в основном вошли в состав Великого Княжества Литовского, которое, хочу обратить на это внимание, в исторических документах называлось Великим Княжеством Литовским и Русским.

Представители княжеских и боярских родов переходили на службу от одного князя к другому, враждовали между собой, но и дружили, заключали союзы. На Куликовом поле рядом с великим князем Московским Дмитрием Ивановичем сражались воевода Боброк с Волыни, сыновья великого князя Литовского Ольгерда – Андрей Полоцкий и Дмитрий Брянский. При этом свои войска на соединение с Мамаем вёл великий князь Литовский Ягайло – сын тверской княжны. Всё это – страницы нашей общей истории, отражение её сложности и многомерности.

Важно отметить, что и в западных, и в восточных русских землях говорили на одном языке. Вера была православной. Вплоть до середины XV века сохранялось единое церковное управление.

На новом витке исторического развития точками притяжения, консолидации территорий Древней Руси могли стать и Литовская Русь, и укреплявшаяся Московская Русь. История распорядилась так, что центром воссоединения, продолжившим традицию древнерусской государственности, стала Москва. Московские князья – потомки князя Александра Невского – сбросили внешнее ярмо, начали собирать исторические русские земли.

В Великом Княжестве Литовском шли иные процессы. В XIV веке правящая элита Литвы приняла католичество. В XVI веке была заключена Люблинская уния с Польским Королевством – образовалась «Речь Посполитая Обоих Народов» (по сути – польского и литовского). Польская католическая знать получила значительные земельные владения и привилегии на территории Руси. Согласно Брестской унии 1596 года часть западнорусского православного духовенства подчинилась власти Папы Римского. Проводились ополячивание и латинизация, православие вытеснялось.

Как ответ, в XVI–XVII веках нарастало освободительное движение православного населения Поднепровья. Переломными стали события времён гетмана Богдана Хмельницкого. Его сторонники пытались добиться от Речи Посполитой автономии.

В прошении Войска запорожского королю Речи Посполитой в 1649 году говорилось о соблюдении прав русского православного населения, о том, чтобы «воевода Киевский был народа русского и закона греческого, чтобы не наступал на церкви божии…». Но запорожцев не услышали.

Последовали обращения Б. Хмельницкого в Москву, которые рассматривались Земскими соборами. 1 октября 1653 года этот высший представительный орган Русского государства решил поддержать единоверцев и принять их под покровительство. В январе 1654 года Переяславской Радой это решение было подтверждено. Затем послы Б. Хмельницкого и Москвы объехали десятки городов, включая Киев, жители которых принесли присягу русскому царю. Ничего подобного, кстати, не было при заключении Люблинской унии.

В письме в Москву в 1654 году Б. Хмельницкий благодарил царя Алексея Михайловича за то, что он «всё Войско запорожское и весь мир православный российский под крепкую и высокую руку свою царскую принять изволил». То есть в обращениях и к польскому королю, и к русскому царю запорожцы называли, определяли себя русскими православными людьми.

В ходе затяжной войны Русского государства с Речью Посполитой некоторые из гетманов, наследников Б. Хмельницкого, то «отлагались» от Москвы, то искали поддержки у Швеции, Польши, Турции. Но, повторю, для народа война носила, по сути, освободительный характер. Она завершилась Андрусовским перемирием 1667 года. Окончательные итоги закрепил «Вечный мир» 1686 года. В состав Русского государства вошли город Киев и земли левобережья Днепра, включая Полтавщину, Черниговщину, а также Запорожье. Их жители воссоединились с основной частью русского православного народа. За самой этой областью утвердилось название «Малая Русь» (Малороссия).

Название «Украина» тогда использовалось чаще в значении, в котором древнерусское слово «окраина» встречается в письменных источниках ещё с XII века, когда речь шла о различных порубежных территориях. А слово «украинец», если судить также по архивным документам, первоначально означало пограничных служилых людей, обеспечивавших защиту внешних рубежей.

На Правобережье, оставшемся в Речи Посполитой, реставрировались старые порядки, усилился социальный и религиозный гнёт. Левобережье, земли, взятые под защиту единого государства, напротив, стали активно развиваться. Сюда массово переселялись жители с другого берега Днепра. Они искали поддержки у людей одного языка и, конечно, одной веры.

Во время Северной войны со Швецией перед жителями Малороссии не стоял выбор – с кем быть. Мятеж Мазепы поддержала лишь небольшая часть казаков. Люди разных сословий считали себя русскими и православными.

Представители казачьей старши́ны, включённые в дворянское сословие, достигали в России высот политической, дипломатической, военной карьеры. Выпускники Киево-Могилянской академии играли ведущую роль в церковной жизни. Так было и во времена гетманства – по сути, автономного государственного образования со своим особым внутренним устройством, а затем – и в Российской империи. Малороссы во многом и созидали большую общую страну, её государственность, культуру, науку. Участвовали в освоении и развитии Урала, Сибири, Кавказа, Дальнего Востока. Кстати, и в советский период уроженцы Украины занимали самые значимые, в том числе высшие посты в руководстве единого государства. Достаточно сказать, что в общей сложности без малого 30 лет КПСС возглавляли Н. Хрущёв и Л. Брежнев, чья партийная биография была самым тесным образом связана с Украиной.

Во второй половине XVIII века, после войн с Османской империей, в состав России вошли Крым, а также земли Причерноморья, получившие название «Новороссия». Они заселялись выходцами из всех российских губерний. После разделов Речи Посполитой Российская империя возвратила западные древнерусские земли, за исключением Галиции и Закарпатья, которые оказались в Австрийской, а впоследствии – в Австро-Венгерской империи.

Интеграция западнорусских земель в общее государственное пространство являлась не только результатом политических и дипломатических решений. Она проходила на основе общей веры и культурных традиций. И вновь особо отмечу – языковой близости. Так, ещё в начале XVII века один из иерархов Униатской церкви Иосиф Рутский сообщал в Рим, что жители Московии называют русских из Речи Посполитой своими братьями, что письменный язык у них совершенно одинаков, а разговорный – хоть и отличается, но незначительно. По его выражению, как у жителей Рима и Бергамо. Это, как мы знаем, центр и север современной Италии.

Конечно, за многие века раздробленности, жизни в разных государствах возникли региональные языковые особенности, го́воры. Язык литературный обогащался за счёт народного. Огромную роль здесь сыграли Иван Котляревский, Григорий Сковорода, Тарас Шевченко. Их произведения являются нашим общим литературным и культурным достоянием. Стихи Тараса Шевченко созданы на украинском языке, а проза – в основном на русском. Книги Николая Гоголя, патриота России, уроженца Полтавщины, написаны на русском языке, полны малороссийскими народными выражениями и фольклорными мотивами. Как можно поделить это наследие между Россией и Украиной? И зачем это делать?

Юго-западные земли Российской империи, Малороссия и Новороссия, Крым развивались как многообразные по своему этническому и религиозному составу. Здесь жили крымские татары, армяне, греки, евреи, караимы, крымчаки, болгары, поляки, сербы, немцы и другие народы. Все они сохраняли свою веру, традиции, обычаи.

Не собираюсь ничего идеализировать. Известны и Валуевский циркуляр 1863 года, и Эмский акт 1876 года, ограничивавшие издание и ввоз из-за границы религиозной и общественно-политической литературы на украинском языке. Но здесь важен исторический контекст. Эти решения принимались на фоне драматических событий в Польше, стремления лидеров польского национального движения использовать «украинский вопрос» в своих интересах. Добавлю, что художественные произведения, сборники украинских стихов, народных песен продолжали издаваться. Объективные факты говорят о том, что в Российской империи шёл активный процесс развития малороссийской культурной идентичности в рамках большой русской нации, соединявшей великороссов, малороссов и белорусов.

Одновременно в среде польской элиты и некоторой части малороссийской интеллигенции возникали и укреплялись представления об отдельном от русского украинском народе. Исторической основы здесь не было и не могло быть, поэтому выводы строились на самых разных вымыслах. Вплоть до того, что украинцы якобы вообще не славяне, или, наоборот, что украинцы – это настоящие славяне, а русские, «московиты», – нет. Подобные «гипотезы» стали всё чаще использовать в политических целях как инструмент соперничества между европейскими государствами.

С конца XIX века австро-венгерские власти подхватили эту тему – в противовес как польскому национальному движению, так и москвофильским настроениям в Галиции. В годы Первой мировой войны Вена способствовала формированию так называемого Легиона украинских сечевых стрельцов. Галичан, заподозренных в симпатиях к православию и к России, подвергали жестоким репрессиям, бросали в концентрационные лагеря Талергоф и Терезин.

Дальнейшее развитие событий связано с крахом европейских империй, с ожесточённой Гражданской войной, развернувшейся на огромном пространстве бывшей Российской империи, с иностранной интервенцией.

После Февральской революции, в марте 1917 года, в Киеве была создана Центральная Рада, претендовавшая на роль органа высшей власти. В ноябре 1917 года в своём третьем универсале она заявила о создании Украинской Народной Республики (УНР) в составе России.

В декабре 1917 года представители УНР прибыли в Брест-Литовск, где шли переговоры Советской России с Германией и её союзниками. На заседании 10 января 1918 года глава украинской делегации зачитал ноту о независимости Украины. Затем Центральная Рада в своём четвёртом универсале провозгласила Украину независимой.

Продекларированный суверенитет оказался недолгим. Буквально через несколько недель делегация Рады подписала сепаратный договор со странами германского блока. Находившимся в тяжёлом положении Германии и Австро-Венгрии нужны были украинские хлеб и сырьё. Чтобы обеспечить масштабные поставки, они добились согласия на отправку в УНР своих войск и технического персонала. Фактически использовали это как предлог для оккупации.

Тем, кто сегодня отдал Украину под полное внешнее управление, нелишне вспомнить, что тогда, в 1918 году, подобное решение оказалось роковым для правящего в Киеве режима. При прямом участии оккупационных войск Центральная Рада была свергнута, а к власти приведён гетман П. Скоропадский, провозгласивший вместо УНР Украинскую державу, которая находилась, по сути, под германским протекторатом.

В ноябре 1918 года – после революционных событий в Германии и Австро-Венгрии – П. Скоропадский, лишившийся поддержки немецких штыков, взял другой курс и заявил, что «Украине первой предстоит выступить в деле образования Всероссийской федерации». Однако вскоре режим вновь сменился. Наступило время так называемой Директории.

Осенью 1918 года украинские националисты провозгласили Западно-Украинскую Народную Республику (ЗУНР), а в январе 1919 года объявили о её объединении с Украинской Народной Республикой. В июле 1919 года украинские части были разгромлены польскими войсками, территория бывшей ЗУНР оказалась под властью Польши.

В апреле 1920 года С. Петлюра (один из «героев», которых навязывают современной Украине) заключил от имени Директории УНР секретные конвенции, по которым – в обмен на военную поддержку – отдал Польше земли Галиции и Западной Волыни. В мае 1920 года петлюровцы вступили в Киев в обозе польских частей. Но ненадолго. Уже в ноябре 1920 года, после перемирия между Польшей и Советской Россией, остатки петлюровских войск сдались тем же полякам.

На примере УНР видно, насколько неустойчивыми были разного рода квазигосударственные образования, возникавшие на пространстве бывшей Российской империи в ходе Гражданской войны и смуты. Националисты стремились к созданию своих отдельных государств, лидеры Белого движения выступали за неделимую Россию. Не представляли себя вне России и многие республики, учреждённые сторонниками большевиков. Вместе с тем по разным мотивам вожди большевистской партии порой буквально выталкивали их за пределы Советской России.

Так, в начале 1918 года была провозглашена Донецко-Криворожская советская республика, которая обратилась в Москву с вопросом о вхождении в Советскую Россию. Последовал отказ. В. Ленин встречался с руководителями этой республики и убеждал их действовать в составе Советской Украины. 15 марта 1918 года ЦК РКП(б) прямо постановил направить на Украинский съезд Советов делегатов, в том числе из Донецкого бассейна, и создать на съезде «одно правительство для всей Украины». Территории Донецко-Криворожской советской республики в дальнейшем в основном и составили области Юго-Востока Украины.

По Рижскому договору 1921 года между РСФСР, УССР и Польшей западные земли бывшей Российской империи отошли Польше. В межвоенный период польское правительство развернуло активную переселенческую политику, стремясь изменить этнический состав в «восточных кресах» – так в Польше называли территории нынешней Западной Украины, Западной Белоруссии и части Литвы. Проводилась жёсткая полонизация, местная культура и традиции подавлялись. В дальнейшем, уже в годы Второй мировой войны, радикальные группировки украинских националистов использовали это как повод для террора не только против польского, но и еврейского, русского населения.

В 1922 году при создании СССР, одним из учредителей которого выступила УССР, после достаточно острой дискуссии среди лидеров большевиков был реализован ленинский план образования союзного государства как федерации равноправных республик. В текст Декларации об образовании Союза ССР, а затем в Конституцию СССР 1924 года внесли право свободного выхода республик из Союза. Таким образом, в основание нашей государственности была заложена самая опасная «мина замедленного действия». Она и взорвалась, как только исчез страховочный, предохранительный механизм в виде руководящей роли КПСС, которая в итоге сама развалилась изнутри. Начался «парад суверенитетов». 8 декабря 1991 года было подписано так называемое Беловежское соглашение о создании Содружества Независимых Государств, в котором объявлялось, что «Союз ССР как субъект международного права и геополитическая реальность прекращает своё существование». Кстати, Устав СНГ, принятый ещё в 1993 году, Украина не подписала и не ратифицировала.

В 20–30-е годы прошлого века большевики активно продвигали политику «коренизации», которая в Украинской ССР проводилась как украинизация. Символично, что в рамках этой политики с согласия советских властей в СССР вернулся и был избран членом Академии наук М. Грушевский – бывший председатель Центральной Рады, один из идеологов украинского национализма, в своё время пользовавшийся поддержкой Австро-Венгрии.

«Коренизация», безусловно, сыграла большую роль в развитии и укреплении украинской культуры, языка, идентичности. Вместе с тем под видом борьбы с так называемым русским великодержавным шовинизмом украинизация зачастую навязывалась тем, кто себя украинцем не считал. Именно советская национальная политика – вместо большой русской нации, триединого народа, состоявшего из великороссов, малороссов и белорусов, – закрепила на государственном уровне положение о трёх отдельных славянских народах: русском, украинском и белорусском.

В 1939 году земли, ранее захваченные Польшей, были возвращены в СССР. Их значительная часть присоединена к Советской Украине. В 1940 году в УССР вошла часть Бессарабии, оккупированная Румынией в 1918 году, и Северная Буковина. В 1948 году – черноморский остров Змеиный. В 1954 году в состав УССР была передана Крымская область РСФСР – с грубым нарушением действовавших на тот момент правовых норм.

Отдельно скажу о судьбе Подкарпатской Руси, которая после распада Австро-Венгрии оказалась в Чехословакии. Значительную часть местных жителей составляли русины. Об этом сейчас мало вспоминают, но после освобождения Закарпатья советскими войсками съезд православного населения края высказался за включение Подкарпатской Руси в РСФСР или непосредственно в СССР – на правах отдельной Карпаторусской республики. Но это мнение людей проигнорировали. И летом 1945 года было объявлено – как писала газета «Правда» – об историческом акте воссоединения Закарпатской Украины «со своей издавней родиной – Украиной».

Таким образом, современная Украина – целиком и полностью детище советской эпохи. Мы знаем и помним, что в значительной степени она создавалась за счёт исторической России. Достаточно сравнить, какие земли воссоединились с Российским государством в XVII веке и с какими территориями УССР вышла из состава Советского Союза.

Большевики относились к русскому народу как неисчерпаемому материалу для социальных экспериментов. Они грезили мировой революцией, которая, по их мнению, вообще отменит национальные государства. Поэтому произвольно нарезали границы, раздавали щедрые территориальные «подарки». В конечном счёте, чем именно руководствовались лидеры большевиков, кромсая страну, уже не имеет значения. Можно спорить о деталях, о подоплёке и логике тех или иных решений. Очевидно одно: Россия фактически была ограблена.

Работая над этой статьёй, основывался не на каких-то секретных архивах, а на открытых документах, которые содержат хорошо известные факты. Руководители современной Украины и их внешние покровители предпочитают об этих фактах не вспоминать. Зато по самым разным поводам, к месту и не к месту, в том числе за рубежом, сегодня принято осуждать «преступления советского режима», причисляя к ним даже те события, к которым ни КПСС, ни СССР, ни тем более современная Россия не имеют никакого отношения. При этом действия большевиков по отторжению от России её исторических территорий преступным актом не считаются. Понятно почему. Раз это привело к ослаблению России, то наших недоброжелателей это устраивает.

В СССР границы между республиками, конечно же, не воспринимались как государственные, носили условный характер в рамках единой страны, которая, при всех атрибутах федерации, по существу была в высшей степени централизованной – за счёт, повторю, руководящей роли КПСС. Но в 1991 году все эти территории, а главное – люди, которые там жили, в одночасье оказались за границей. И были уже действительно оторваны от исторической Родины.

Что тут скажешь? Всё меняется. В том числе – страны, общества. И конечно, часть одного народа в ходе своего развития – в силу ряда причин, исторических обстоятельств – может в определённый момент ощутить, осознать себя отдельной нацией. Как к этому относиться? Ответ может быть только один: с уважением!

Хотите создать собственное государство? Пожалуйста! Но на каких условиях? Напомню здесь оценку, которую дал один из самых ярких политических деятелей новой России, первый мэр Санкт-Петербурга А. Собчак. Как высокопрофессиональный юрист он считал, что любое решение должно быть легитимно, и потому в 1992 году высказал следующее мнение: республики – учредители Союза, после того как они сами же аннулировали Договор 1922 года, должны вернуться в те границы, в которых они вступили в состав Союза. Все же остальные территориальные приобретения – это предмет для обсуждения, переговоров, потому что аннулировано основание.

Другими словами – уходите с тем, с чем пришли. С такой логикой трудно спорить. Добавлю только, что произвольную перекройку границ большевики, как уже отмечал, начали ещё до создания Союза, и все манипуляции с территориями проводили волюнтаристски, игнорируя мнение людей.

Российская Федерация признала новые геополитические реалии. И не просто признала, а многое сделала, чтобы Украина состоялась как независимая страна. В трудные 90-е годы и в новом тысячелетии мы оказывали Украине весомую поддержку. В Киеве используют свою «политическую арифметику», но в 1991–2013 годах только за счёт низких цен на газ Украина сэкономила для своего бюджета более 82 миллиардов долларов, а сегодня буквально «цепляется» за 1,5 миллиарда долларов российских платежей за транзит нашего газа в Европу. Тогда как при сохранении экономических связей между нашими странами положительный эффект для Украины исчислялся бы десятками миллиардов долларов.

Украина и Россия десятилетиями, веками развивались как единая экономическая система. Глубине кооперации, которая у нас была 30 лет назад, сегодня могли бы позавидовать страны Евросоюза. Мы являемся естественными, взаимодополняющими друг друга экономическими партнёрами. Такая тесная взаимосвязь способна усиливать конкурентные преимущества, приумножать потенциал обеих стран.

А он у Украины был значительным, включал мощную инфраструктуру, газотранспортную систему, передовые отрасли судостроения, авиастроения, ракетостроения, приборостроения, научные, конструкторские, инженерные школы мирового уровня. Получив такое наследие, лидеры Украины, объявляя о независимости, обещали, что украинская экономика станет одной из ведущих, а уровень жизни людей одним из самых высоких в Европе.

Сегодня промышленные высокотехнологичные гиганты, которыми некогда гордились и Украина, и вся страна, лежат на боку. За последние 10 лет выпуск продукции машиностроения упал на 42 процента. Масштаб деиндустриализации и в целом деградации экономики виден по такому показателю, как выработка электроэнергии, которая за 30 лет на Украине сократилась практически вдвое. И наконец, по данным МВФ, в 2019 году, ещё до эпидемии коронавируса, уровень подушевого ВВП Украины составил меньше 4 тысяч долларов. Это ниже Республики Албании, Республики Молдовы и непризнанного Косова. Украина сейчас – беднейшая страна Европы.

Кто в этом виноват? Разве народ Украины? Конечно же, нет. Именно украинские власти растранжирили, пустили на ветер достижения многих поколений. Мы же знаем, насколько трудолюбив и талантлив народ Украины. Он умеет настойчиво и упорно добиваться успехов, выдающихся результатов. И эти качества, как и открытость, природный оптимизм, гостеприимство – никуда не делись. Остаются прежними и чувства миллионов людей, которые относятся к России не просто хорошо, а с большой любовью, так же как и мы к Украине.

До 2014 года сотни соглашений, совместных проектов работали на развитие наших экономик, деловых и культурных связей, на укрепление безопасности, на решение общих социальных, экологических задач. Приносили ощутимую пользу людям – и в России, и на Украине. Именно это мы считали главным. И потому плодотворно взаимодействовали со всеми, подчеркну, со всеми руководителями Украины.

Даже после известных событий в Киеве в 2014 году давал поручения российскому Правительству продумать варианты контактов по линии профильных министерств и ведомств в части сохранения и поддержки наших экономических связей. Однако встречного желания как не было, так до сих пор и нет. Тем не менее Россия по-прежнему входит в тройку главных торговых партнёров Украины, а сотни тысяч украинцев приезжают к нам на заработки и встречают здесь радушие и поддержку. Такая вот получается «страна-агрессор».

Когда распался СССР, многие и в России, и на Украине всё же искренне верили, исходили из того, что наши тесные культурные, духовные, экономические связи безусловно сохранятся, как и общность народа, в основе своей всегда чувствовавшего себя единым. Однако события – сперва исподволь, а потом всё быстрее – стали развиваться в ином направлении.

По сути, украинские элиты решили обосновать независимость своей страны через отрицание её прошлого, правда, за исключением вопроса границ. Стали мифологизировать и переписывать историю, вымарывать из неё всё, что нас объединяет, говорить о периоде пребывания Украины в составе Российской империи и СССР как об оккупации. Общую для нас трагедию коллективизации, голода начала 30-х годов выдавать за геноцид украинского народа.

Открыто и всё наглее заявляли о своих амбициях радикалы и неонацисты. Им потакали и официальные власти, и местные олигархи, которые, ограбив народ Украины, украденное держат в западных банках и готовы продать мать родную, чтобы сохранить капиталы. К этому следует добавить хроническую слабость государственных институтов, положение добровольного заложника чужой геополитической воли.

Напомню, что достаточно давно, задолго до 2014 года, США и страны ЕС планомерно и настойчиво подталкивали Украину к тому, чтобы свернуть, ограничить экономическое сотрудничество с Россией. Мы – как крупнейший торгово-экономический партнёр Украины – предлагали обсудить возникающие проблемы в формате Украина – Россия – ЕС. Но всякий раз нам заявляли, что Россия тут ни при чём, мол, вопрос касается только ЕС и Украины. Де-факто западные страны отклонили неоднократные российские предложения о диалоге.

Шаг за шагом Украину втягивали в опасную геополитическую игру, цель которой – превратить Украину в барьер между Европой и Россией, в плацдарм против России. Неизбежно пришло время, когда концепция «Украина – не Россия» уже не устраивала. Потребовалась «анти-Россия», с чем мы никогда не смиримся.

Заказчики этого проекта взяли за основу ещё старые наработки польско-австрийских идеологов создания «антимосковской Руси». И не надо никого обманывать, что это делается в интересах народа Украины. Никогда Речи Посполитой не нужна была украинская культура и тем более казачья автономия. В Австро-Венгрии исторические русские земли нещадно эксплуатировались и оставались самыми бедными. Нацистам, которым прислуживали коллаборационисты, выходцы из ОУН-УПА, нужна была не Украина, а жизненное пространство и рабы для арийских господ.

Об интересах украинского народа не думали и в феврале 2014 года. Справедливое недовольство людей, вызванное острейшими социально-экономическими проблемами, ошибками, непоследовательными действиями тогдашних властей, просто цинично использовали. Западные страны напрямую вмешались во внутренние дела Украины, поддержали переворот. Его тараном выступили радикальные националистические группировки. Их лозунги, идеология, откровенная агрессивная русофобия во многом и стали определять государственную политику на Украине.

Под удар попало всё то, что объединяло нас и сближает до сих пор. Прежде всего – русский язык. Напомню, что новые «майданные» власти первым делом попытались отменить закон о государственной языковой политике. Потом был закон об «очищении власти», закон об образовании, практически вычеркнувший русский язык из учебного процесса.

И наконец, уже в мае этого года действующий президент внёс в Раду законопроект о «коренных народах». Ими признаются лишь те, кто составляет этническое меньшинство и не имеет собственного государственного образования за пределами Украины. Закон принят. Новые семена раздора посеяны. И это в стране – как уже отмечал – очень сложной по территориальному, национальному, языковому составу, по истории своего формирования.

Может прозвучать аргумент: раз вы говорите о единой большой нации, триедином народе, то какая разница, кем люди себя считают – русскими, украинцами или белорусами. Полностью с этим согласен. Тем более что определение национальной принадлежности, особенно в смешанных семьях, – это право каждого человека, свободного в своём выборе.

Но дело в том, что на Украине сегодня ситуация совершенно другая, поскольку речь идёт о принудительной смене идентичности. И самое отвратительное, что русских на Украине заставляют не только отречься от своих корней, от поколений предков, но и поверить в то, что Россия – их враг. Не будет преувеличением сказать, что курс на насильственную ассимиляцию, на формирование этнически чистого украинского государства, агрессивно настроенного к России, по своим последствиям сравним с применением против нас оружия массового поражения. В результате такого грубого, искусственного разрыва русских и украинцев совокупно русский народ может уменьшиться на сотни тысяч, а то и на миллионы.

Ударили и по нашему духовному единству. Как и во времена Великого Княжества Литовского, затеяли новое церковное размежевание. Не скрывая, что преследуют политические цели, светские власти грубо вмешались в церковную жизнь и довели дело до раскола, до захвата храмов, избиения священников и монахов. Даже широкая автономия Украинской православной церкви при сохранении духовного единства с Московским патриархатом их категорически не устраивает. Этот зримый, многовековой символ нашего родства им надо во что бы то ни стало разрушить.

Думаю, закономерно и то, что представители Украины раз за разом голосуют против резолюции Генеральной Ассамблеи ООН, осуждающей героизацию нацизма. Под охраной официальных властей проходят марши, факельные шествия в честь недобитых военных преступников из эсэсовских формирований. В ранг национальных героев ставят Мазепу, который предавал всех по кругу, Петлюру, который за польское покровительство расплачивался украинскими землями, Бандеру, сотрудничавшего с нацистами. Делают всё, чтобы вычеркнуть из памяти молодых поколений имена настоящих патриотов и победителей, которыми всегда гордились на Украине.

Для украинцев, сражавшихся в рядах Красной Армии, в партизанских отрядах, Великая Отечественная война была именно Отечественной, потому что они защищали свой дом, свою большую общую Родину. Более двух тысяч стали Героями Советского Союза. Среди них легендарный лётчик Иван Никитович Кожедуб, бесстрашный снайпер, защитница Одессы и Севастополя Людмила Михайловна Павличенко, отважный командир партизан Сидор Артемьевич Ковпак. Это несгибаемое поколение сражалось, отдавало свои жизни за наше будущее, за нас. Забыть об их подвиге – значит предать своих дедов, матерей и отцов.

Проект «анти-Россия» отвергли миллионы жителей Украины. Крымчане и севастопольцы сделали свой исторический выбор. А люди на Юго-Востоке мирно пытались отстоять свою позицию. Но их всех, включая детей, записали в сепаратисты и террористы. Стали грозить этническими чистками и применением военной силы. И жители Донецка, Луганска взялись за оружие, чтобы защитить свой дом, язык, свою жизнь. Разве им оставили иной выбор – после погромов, которые прокатились по городам Украины, после ужаса и трагедии 2 мая 2014 года в Одессе, где украинские неонацисты заживо сожгли людей, устроили новую Хатынь? Такую же расправу последователи бандеровцев готовы были учинить в Крыму, Севастополе, Донецке и Луганске. Они и сейчас не отказываются от подобных планов. Ждут своего часа. Но не дождутся.

Государственный переворот, последовавшие за этим действия киевских властей неизбежно спровоцировали противостояние и гражданскую войну. По оценке Верховного комиссара ООН по правам человека, общее число жертв, связанных с конфликтом в Донбассе, превысило 13 тысяч человек. В их числе старики, дети. Страшные, невосполнимые потери.

Россия сделала всё, чтобы остановить братоубийство. Были заключены Минские соглашения, которые нацелены на мирное урегулирование конфликта в Донбассе. Убеждён, что они по-прежнему не имеют альтернативы. Во всяком случае, никто не отзывал свои подписи ни под минским «Комплексом мер», ни под соответствующими заявлениями лидеров стран «нормандского формата». Никто не инициировал пересмотр Резолюции Совета Безопасности ООН от 17 февраля 2015 года.

В ходе официальных переговоров, особенно после «одёргивания» со стороны западных партнёров, представители Украины периодически заявляют о «полной приверженности» Минским соглашениям, на деле же руководствуются позицией об их «неприемлемости». Не намерены всерьёз обсуждать ни особый статус Донбасса, ни гарантии для живущих здесь людей. Предпочитают эксплуатировать образ «жертвы внешней агрессии» и торговать русофобией. Устраивают кровавые провокации в Донбассе. Словом, любыми способами привлекают к себе внимание внешних покровителей и хозяев.

Судя по всему, и всё больше убеждаюсь в этом: Киеву Донбасс просто не нужен. Почему? Потому что, во-первых, жители этих регионов никогда не примут те порядки, которые им пытались и пытаются навязать силой, блокадой, угрозами. И во-вторых, итоги и Минска-1, и Минска-2, дающие реальный шанс мирно восстановить территориальную целостность Украины, напрямую договорившись с ДНР и ЛНР при посредничестве России, Германии и Франции, противоречат всей логике проекта «анти-Россия». А он может держаться только на постоянном культивировании образа внутреннего и внешнего врага. И добавлю – под протекторатом, контролем со стороны западных держав.

Что и происходит на практике. Прежде всего – это создание в украинском обществе атмосферы страха, агрессивная риторика, потакание неонацистам, милитаризация страны. Наряду с этим – не просто полная зависимость, а прямое внешнее управление, включая надзор иностранных советников за украинскими органами власти, спецслужбами и вооружёнными силами, военное «освоение» территории Украины, развёртывание инфраструктуры НАТО. Не случайно, что упомянутый скандальный закон о «коренных народах» принимался под прикрытием масштабных натовских учений на Украине.

Под таким же прикрытием проходит и поглощение остатков украинской экономики, эксплуатация её природных ресурсов. Не за горами распродажа сельхозземель, а кто их скупит – очевидно. Да, время от времени Украине выделяют финансовые средства, кредиты, но под свои условия и интересы, под преференции и льготы для западных компаний. Кстати, кто будет отдавать эти долги? Видимо, предполагается, что это придётся делать не только сегодняшнему поколению украинцев, но их детям, внукам, да, наверное, и правнукам.

Западные авторы проекта «анти-Россия» так настраивают украинскую политическую систему, чтобы менялись президенты, депутаты, министры, но была неизменной установка на разделение с Россией, на вражду с ней. Основным предвыборным лозунгом действующего президента было достижение мира. Он на этом пришёл к власти. Обещания оказались враньём. Ничего не изменилось. А в чём-то ситуация на Украине и вокруг Донбасса ещё и деградировала.

В проекте «анти-Россия» нет места суверенной Украине, как и политическим силам, которые пытаются отстаивать её реальную независимость. На тех, кто говорит о примирении в украинском обществе, о диалоге, о поиске выхода из возникшего тупика, вешают ярлык «пророссийских» агентов.

Повторю, для многих на Украине проект «анти-Россия» просто неприемлем. И таких людей – миллионы. Но им не дают поднять голову. У них практически отняли легальную возможность защитить свою точку зрения. Их запугивают, загоняют в подполье. За убеждения, за сказанное слово, за открытое выражение своей позиции не только подвергают преследованиям, но и убивают. Убийцы, как правило, остаются безнаказанными.

«Правильным» патриотом Украины сейчас объявляется лишь тот, кто ненавидит Россию. Более того, всю украинскую государственность, как мы понимаем, предлагается в дальнейшем строить исключительно на этой идее. Ненависть и озлобление – и мировая история это не раз доказывала – весьма зыбкое основание для суверенитета, чреватое многими серьёзными рисками и тяжёлыми последствиями.

Все ухищрения, связанные с проектом «анти-Россия», нам понятны. И мы никогда не допустим, чтобы наши исторические территории и живущих там близких для нас людей использовали против России. А тем, кто предпримет такую попытку, хочу сказать, что таким образом они разрушат свою страну.

Действующие власти на Украине любят ссылаться на западный опыт, рассматривают его как образец для подражания. Так посмотрите, как живут рядом друг с другом Австрия и Германия, США и Канада. Близкие по этническому составу, культуре, фактически с одним языком, они при этом остаются суверенными государствами, со своими интересами, со своей внешней политикой. Но это не мешает их самой тесной интеграции или союзническим отношениям. У них весьма условные, прозрачные границы. И граждане, пересекая их, чувствуют себя как дома. Создают семьи, учатся, работают, занимаются бизнесом. Кстати, так же, как и миллионы уроженцев Украины, которые живут сейчас в России. Для нас они – свои, родные.

Россия открыта для диалога с Украиной и готова обсуждать самые сложные вопросы. Но нам важно понимать, что партнёр отстаивает свои национальные интересы, а не обслуживает чужие, не является орудием в чьих-то руках для борьбы с нами.

Мы с уважением относимся к украинскому языку и традициям. К стремлению украинцев видеть своё государство свободным, безопасным, благополучным.

Убеждён, что подлинная суверенность Украины возможна именно в партнёрстве с Россией. Наши духовные, человеческие, цивилизационные связи формировались столетиями, восходят к одним истокам, закалялись общими испытаниями, достижениями и победами. Наше родство передаётся из поколения в поколение. Оно – в сердцах, в памяти людей, живущих в современных России и Украине, в кровных узах, объединяющих миллионы наших семей. Вместе мы всегда были и будем многократно сильнее и успешнее. Ведь мы – один народ.

Сейчас эти слова воспринимаются кое-кем в штыки. Могут быть истолкованы как угодно. Но многие люди меня услышат. И скажу одно: Россия никогда не была и не будет «анти-Украиной». А какой быть Украине – решать её гражданам.

В.Путин

«Петр Великий против Карла XII Швеции в Великой Северной войне» Лорен Каррика

Ключевые слова

Северная война (1700-1721), Россия — История

Аннотация

Карл XII, король Швеции (1682-1718), обладал уникальной способностью навязывать свою волю в любой конкретной ситуации и столь же уникальной удачей, что почти всегда выходил вперед в игре. Он был абсолютным монархом с редким сочетанием храбрости и отваги, искусным тактиком, который преуспел на поле боя.Вся Европа восхищалась его победами, особенно Нарва и его польские подвиги. Каждый из этих замечательных успехов был своего рода военным образованием для молодого короля, но относительная легкость, с которой он одержал победу, была обманчива, поскольку эта череда битв играла в ложное повествование о его непобедимости. С самого начала Великой Северной войны (1700-21) главный противник Карла XII, Петр I в России верил в это, но Петр был осторожен. Даже после последовательных поражений, он сказал: «Шведы будут долго нас бить, но в конце концов они научат нас, как их побеждать.К счастью для Петра, как оказалось, Карл также считал себя непобедимым, и битва под Полтавой (1709 г.) раз и навсегда определит, чья версия реальности победит. Переоценивая свои собственные силы и недооценивая оппозиционную силу Петра Великого, Карл XII не смог реалистично оценить потенциальные риски и реальные опасности своего российского вторжения, и это оказалось основной причиной как грандиозного краха Карла, так и ошеломляющей решающей победы Петра.

Рекомендуемое цитирование

Каррика, Лорен (2017) «Петр Великий vs.Карл XII Швеции в Великой Северной войне », Журнал исследований для студентов : Vol. 21 год , Статья 10.
Доступно по адресу: https://openspaces.unk.edu/undergraduate-research-journal/vol21/iss1/10

СКАЧАТЬ

С 29 апреля 2018 г.

МОНЕТЫ

(PDF) Утраченная победа? Великая Северная война в мемориальной культуре России

355

Если обратиться к первому аспекту, то это только милитаристское восприятие, которое сохранилось на протяжении столетий без особых изменений и до сих пор служит националистическим героическим повествованием.Только в специализированных исторических исследованиях

можно найти более подробные и разнообразные подходы к теме

. Некоторые незначительные вариации, зависящие от соответствующих историографических прерогатив, не считая непрерывного националистического повествования, пережили века с милитаристским акцентом. Во время войны, особенно во время Второй мировой войны и в сталинский период, милитаристский уклон

достиг огромных размеров. Тема непобедимой русской / советской армии стала главной темой

в связи с Великой Северной войной.Проводя параллели между Полтавой,

Бородино и Сталинградом или Карлом XII, Наполеон и Гитлер стали обязательными в исторических сочинениях

, особенно в сталинские времена. Особенностью этого историографического периода является корреляция

и

годов со Второй мировой войной. Изображение войны против Карла XII как народной войны

против иностранных захватчиков было направлено на развитие партизанского мотива повествования о Второй мировой войне,

, что весьма ошибочно, поскольку термин «народная война» играл заметную роль в раннем советском периоде

историография всего несколькими годами ранее применима к восстанию Булавина 1707–1709 гг. и к восстанию

в Астрахани 1706 г., которые были направлены против центрального правительства, а

почти забыты в сталинской историографии.

Достаточно пугающе, но сравнение со Сталинградом и Бородино, кажется,

снова популярный мотив в современных писаниях о Великой Северной войне, что соответствует

общей концепции правительства России по содействию национальному празднованию vic-

мучительных войн, а также объединить и контролировать историческое мышление общества посредством таких памятных мероприятий

, а также путем публикации единых патриотических школьных учебников.Кроме того,

мы находим в трудах Павла Кротова, помимо построения исторической преемственности между

Полтавой, Бородино и Сталинградом, а также современную концепцию Евразии, которая примиряет успех Великой Северной войны с современными идеями националистического толка. кружки в России. Перечисленные Кротовым

ценностей, которые якобы обеспечили успех Петра, несут в себе некую современную тревогу

. Средствами, которые должно использовать успешное государство, должны быть, прежде всего, территориальная экспансия,

, во-вторых, постоянная забота о вооруженных силах и, наконец, неумолимая бдительность против внутренней оппозиции

.Эти соображения очень близки к первоначальным мыслям самого Петра

в первом описании войны под названием «История шведской войны», опубликованном только

в 1770–1772 годах, в котором идея о войне в целом это не только подходящая школа для армии

, но и для общества в целом ключ к успеху.

Однако, помимо чистого и очень постоянного милитаристского повествования, примечательно, что

сравнивались с другими подобными событиями, такими как обширное поминовение Наполеоновских войн в 2012 году или

— продолжающееся и исключительное ознаменование Великой Отечественной войны. Вторая мировая война, Великая Северная война

, очевидно, существенно отстает.Причины этого связаны с упомянутыми проблемными темами Запада, территориальным измерением войны и утраченными западными

пограничными территориями Российской / Советской Империи. И даже сам Петр и Санкт-Петербург, потенциально обеспеченные активы, не обладают той престижной позицией, которую Петр предполагал на первом

месте. Подводя итоги, следует отметить, что по сравнению с общенационалистической русской мемориальной культурой

и тем фактом, что Северная война оказалась одной из

главных побед российской истории, позиция войны в русской мемориальной культуре кажется to

быть сравнительно слабым, или, по крайней мере, не в том положении, в котором он мог бы обладать на первый взгляд.Из-за перечисленных факторов

не смог развить свой потенциал и поэтому стало в определенной степени

практически проигранной победой русской националистической мемориальной культуры.

Список литературы

Абдуллина 2010 | Базарова 2014 | Бескровный 1959 | Бескровный 2009 | Гусаров 2010 | Карл 2009 |

Кротов 1996 | Кротов 2009 | Лапин 2009 | Петрунин 2009 | Ростунов 1987 | Сапер 2008 | Schlögel 2007 |

Tarle 1958 | Возгрин 1986 | Возгрин 2007

Повторное ведение Северной войны: празднование Полтавской битвы в России

«Празднование 300-летия Полтавской битвы является официальным мероприятием по распоряжению президента Дмитрия Медведева», — сказала Татьяна Таирова. Яковлева, профессор кафедры истории и руководитель Центра украиноведения СПбГУ.Санкт-Петербургский государственный университет на лекции 9 ноября 2009 г. в Институте Кеннана. В России празднование приурочено к серии научных конференций, докладов, музейных экспонатов, новых фильмов и телепрограмм. В соответствии с практикой советской эпохи Полтавская битва в этом году отмечается как «300-летнее воссоединение России и Украины».

Таирова-Яковлева заметила, что и Россия, и Украина захватили Полтаву как событие, определяющее государство. Для России Полтава — это часть героического прошлого, которое российские лидеры пытаются продвигать как часть российской национальной идентичности.«Петр I — один из немногих полных русских героев», — сказала она, а имя Полтава знакомо большинству россиян. Он представляет собой победу над западной военной силой той эпохи, Швецией Карла XII, и в результате Россия консолидировала свою власть на Украине.

Украинские историки, по словам Таировой-Яковлевой, утверждают, что Россия имеет полное право поминать Полтаву, но придерживаются собственной интерпретации этого события. Украина построила в Полтаве памятник гетману Ивану Мазепе, украинскому правителю, который встал на сторону Карла XII против Петра I.Кроме того, он был посвящен 350-летию Конотопской битвы, в которой российская армия была разгромлена после длительной осады украинской крепости объединенными украинскими, татарскими и польскими войсками. Таирова-Яковлева отметила, что украинские поминки были немного странными. Памятник Мазепе воздвигнут на месте его величайшего поражения и на территории его врагов. Победа под Конотопом была достигнута только с помощью союзников-татар и не привела к независимости Украины.

Различные памятные даты привели к созданию новых исследований, публикаций и выставок.В экспозиции Государственного Эрмитажа представлены русские и шведские артефакты времен военной кампании. В новой публикации представлены личные документы Петра I. Возможно, наиболее популярными, по словам Таировой-Яковлевой, являются подробные военные истории войны и Полтавской битвы. Одна из самых горячих дискуссий в рамках этих различных исторических интерпретаций сосредоточена на роли Мазепы как предателя или трагической фигуры.

Традиционные российские и советские историки называют Мазепу предателем, и такая интерпретация остается официальной линией.Например, по словам Таировой-Яковлева, полтавский номер основного журнала «Родина» состоял из двух частей: профессиональных историй самого сражения и очерков о «предателе» Мазепе. Однако недавняя историография предлагает противоположную точку зрения. Таирова-Яковлева отметила, что Петр I издал приказы и прокламации в первые годы Северной войны со Швецией, предшествовавшей Полтаве, которые, вопреки действующему российско-украинскому договору, нарушили украинскую автономию и ослабили Украину перед лицом ее собственные враги.Другой российский историк, Евгений Анисимов, недавно сравнил Мазепу с Симоном Боливаром и Джузеппе Гарибальди, историческими личностями, которые успешно боролись за независимые государства в Южной Америке. По словам Анисимова, Мазепу ругают за то, что он проиграл. На вопрос о своем мнении Таирова-Яковлева ответила: «Для меня Мазепа был лидером своего народа. Было другое время, и он представлял свой народ».

Для Таировой-Яковлевой стоит вопрос поважнее, чем был ли Мазепа предателем.Она выступала за более точные популярные истории Украины, которые добавили бы факты в популярное повествование о Мазепе и Полтавской битве. «Многие российские историки продолжают отрицать существование украинского государства или украинской государственности», — подчеркнула Таирова-Яковлева. «Они просто не читают книги» {содержащие новые открытия, расходящиеся с устоявшимися интерпретациями. Преодоление устоявшихся взглядов — это цель, которую потенциально может усложнить Комиссия по исторической правде, созванная президентом Медведевым и возглавляемая его главой администрации Сергеем Нарышкиным, для противодействия попыткам «переписать историю».«

Между тем, Таирова-Яковлева заявила, что Полтава по-прежнему будет иметь разное значение для разных людей. Она сообщила, что Нарышкин подчеркнул традиционную русскую интерпретацию на церемонии поминовения Полтавы, назвав ее« главным событием в истории Восточной Европы … привела Россию на Запад и объединила Россию и Украину ». Другая точка зрения была высказана женщиной в интервью украинскому телевидению. Когда ее спросили, кто выиграл битву под Полтавой, она ответила:« Мы выиграли ». На вопрос, кого она имеет в виду, она ответила: «Советы.Таирова-Яковлева предположила, что настоящая история Полтавы уходит из памяти.

Блэр Рубль, директор Института Кеннана

Почему Россия, США и Израиль, вероятно, не начнут мировую войну

Последние несколько десятилетий были самой мирной эрой в истории человечества. Впервые в истории от человеческого насилия умирает меньше людей, чем от дорожно-транспортных происшествий, ожирения или даже самоубийств. Если в ранних аграрных обществах человеческое насилие было причиной до 15% всех человеческих смертей, а в двадцатом веке — 5%, то сегодня оно является причиной только около 1%.Однако международный климат стремительно ухудшается; разжигание войны снова в моде, а военные расходы растут. И миряне, и эксперты опасаются, что точно так же, как в 1914 году убийство австрийского эрцгерцога спровоцировало Первую мировую войну, в 2017 году какой-нибудь инцидент в Сирийской пустыне или неразумный шаг на Корейском полуострове может спровоцировать глобальный конфликт.

Тем не менее, между 2017 и 1914 годами есть несколько ключевых различий. В то время война была очень привлекательна для элит по всему миру, потому что у них были конкретные примеры того, как успешные войны способствуют экономическому успеху и политической мощи.Теперь успешные войны кажутся вымирающим видом.

Со времен Ассирии и Рима великие империи обычно строились посредством войны, и элиты в 1914 году имели множество недавних примеров огромных прибылей, которые может принести успешная война. В 1846–1848 годах Соединенные Штаты вторглись в Мексику и за цену 13 000 убитых американских солдат получили Калифорнию, Неваду, Юту, Аризону, Нью-Мексико и некоторые части Колорадо, Канзаса, Вайоминга и Оклахомы. Это была сделка тысячелетия.Точно так же имперская Япония дорожила своими победами над Китаем и Россией; Германия прославила свой триумф над Францией; и почти каждая великая держава вела за собой череду великолепных маленьких колониальных войн. Когда Франция, Великобритания или Италия задумывались о том, чтобы поставить сапоги на землю во Вьетнаме, Нигерии или Ливии, их главным опасением было то, что кто-то другой может добраться туда первым.

В 2017 году мировые элиты даже не знают, как выглядит успешная война. Возможно, они читали о них в учебниках по истории и видели фантастические развлечения в голливудских блокбастерах, но у них есть веские основания подозревать, что этот тип войны исчез.Хотя некоторым диктаторам и негосударственным субъектам из стран третьего мира все еще удается процветать посредством войны, похоже, что крупные державы больше не знают, как это делать.

Величайшая победа в истории человечества — Соединенных Штатов над Советским Союзом — была достигнута без какого-либо серьезного военного противостояния. Затем США ощутили мимолетный вкус старомодной военной славы в Первой войне в Персидском заливе, которая лишь соблазнила их потратить триллионы на унизительные военные поражения в Ираке и Афганистане.Китай, набирающая силу в начале двадцать первого века, упорно избегал всех вооруженных конфликтов со времени поражения во Вьетнаме в 1979 году, и своим подъемом он обязан исключительно экономическим факторам. В этом он подражал не Японской и Немецкой империям эпохи до 1914 года, а скорее ненасильственным экономическим чудесам Японии и Германии эпохи после 1945 года.

Даже на Ближнем Востоке региональные державы не знают, как вести успешные войны.Иран ничего не выиграл от долгой кровавой бойни ирано-иракской войны и впоследствии избежал всех прямых военных столкновений. По умолчанию он стал региональным гегемоном, поскольку два его главных врага — США и Ирак — были втянуты в войну, которая разрушила как Ирак, так и американские аппетиты к ближневосточным болотам.

Примерно то же самое можно сказать об Израиле, который пятьдесят лет назад вел свою последнюю успешную войну. С 1967 года Израиль процветал, несмотря на многочисленные войны, а не благодаря им.Его завоеванные территории являются тяжелым экономическим бременем и серьезным политическим бременем. Подобно Ирану, Израиль недавно улучшил свое геополитическое положение не за счет ведения успешных войн, а за счет того, что он не втягивался в войны, опустошившие Ирак, Сирию и Ливию.

Единственной недавней успешной войной, которую вела крупная держава, было завоевание Крыма Россией. Однако это стало возможным благодаря исключительному стечению обстоятельств: украинская армия не оказала сопротивления; другие державы воздерживались от вмешательства; а население Крыма либо поддержало захватчиков, либо мирно приняло завоевание как свершившийся факт .Эти обстоятельства будет сложно воспроизвести. Если предварительным условием успешной войны является отсутствие врагов, готовых сопротивляться, это ограничивает имеющиеся возможности.

Действительно, когда Россия стремилась воспроизвести свой крымский успех в других частях Украины, она столкнулась с значительно более жесткой оппозицией, и война на востоке Украины зашла в непродуктивный тупик. Завоевание ветхих заводов советской эпохи в Луганске и Донецке вряд ли окупит войну и, конечно же, не компенсирует издержек международных санкций.

Несмотря на завоевание Крыма, кажется, что в двадцать первом веке наиболее успешной стратегией является сохранение вашего мира и предоставление другим сражаться за вас. Почему крупным державам стало так сложно вести успешные войны?

Одна из причин — изменение характера экономики. В прошлом, если вы побеждали своего врага на поле боя, вы могли легко нажиться, грабя вражеские города, продавая вражеских мирных жителей на невольничьих рынках и занимая ценные пшеничные поля и золотые прииски.Однако в двадцать первом веке таким образом можно было получать лишь ничтожную прибыль. Сегодня основные экономические активы состоят из технических и институциональных знаний — и вы не можете победить знания с помощью войны. Такая организация, как ИГИЛ, может процветать, грабя города и нефтяные скважины на Ближнем Востоке — в 2014 году ИГИЛ захватило более 500 миллионов долларов у иракских банков, а в 2015 году заработало еще 500 миллионов долларов на продаже нефти. Но вряд ли Китай и США начнут войну за ничтожный миллиард. Что касается траты триллионов долларов на войну против США.С., как мог Китай возместить эти расходы и уравновесить все военные убытки и упущенные торговые возможности? Разграбит ли победившая Народно-освободительная армия богатства Кремниевой долины? Действительно, такие корпорации, как Apple, Facebook и Google, стоят сотни миллиардов долларов, но вы не можете захватить эти состояния силой. В Кремниевой долине нет кремниевых рудников.

Успешная война теоретически все еще может принести огромную прибыль, позволяя победителю перестроить глобальную торговую систему в свою пользу, как США.С. сделал после победы над Гитлером. Однако современные военные технологии крайне затрудняют повторение этого подвига. По определению, прибыль, достаточно большая, чтобы сделать глобальную войну стоящей для победителя, также сделает целесообразным для проигравшего прибегнуть к оружию массового уничтожения. Атомная бомба превратила «победу» в мировой войне в коллективное самоубийство. Неслучайно с тех пор, как Хиросима никогда не воевала напрямую, сверхдержавы никогда не воевали друг с другом напрямую, а участвовали только в конфликтах, которые (для них) были незначительными, в которых ни у кого не было соблазна применить ядерное оружие для предотвращения поражения.В самом деле, даже нападение на второстепенную ядерную державу, такую ​​как Иран или Северная Корея, является крайне непривлекательным предложением.

Кибервойна еще больше усугубляет положение потенциальных империалистов. Совсем недавно, во времена Джорджа Буша, США могли нанести ущерб далекой Фаллудже, в то время как иракцы не имели возможности нанести ответный удар Сан-Франциско. Но если США сейчас нападут на страну, обладающую даже умеренными возможностями кибервойны, вредоносное ПО и логические бомбы могут остановить воздушное движение в Далласе, вызвать столкновение поездов в Филадельфии и вывести из строя электрическую сеть в Мичигане.

В великую эпоху завоевателей война была делом с небольшим ущербом и высокой прибылью. В битве при Гастингсе в 1066 году Вильгельм Завоеватель за один день завоевал всю Англию ценой нескольких тысяч убитых. Ядерное оружие и кибервойна, напротив, представляют собой низкоприбыльные технологии с большим ущербом. Вы можете использовать такие инструменты для уничтожения целых стран, но не для построения прибыльных империй.

Следовательно, в мире, наполненном бряцанием оружием и плохими флюидами, возможно, нашей лучшей гарантией мира является то, что крупные державы не знакомы ни с одним недавним примером успешной войны.В то время как Чингисхан или Юлий Цезарь готовы вторгнуться в чужую страну без промедления, современные силачи говорят громко, но очень осторожно относятся к фактическому развязыванию войн. Конечно, если кто-то найдет формулу ведения успешных войн в условиях двадцать первого века, врата ада могут распахнуться в мгновение ока. Это то, что делает успех России в Крыму особенно пугающим предзнаменованием. Будем надеяться, что это останется единичным примером. Хотя, даже если в XXI веке невозможно вести успешные войны, это не дает нам абсолютной гарантии мира.Мы никогда не должны недооценивать человеческую глупость.

Еще истории из TIME, которые необходимо прочитать


Свяжитесь с нами по [email protected]

Вторжение США в Северную Африку | Национальный музей Великой Отечественной войны

Пока союзники обсуждали свой план действий, тяжелая реальность войны и поражения упала на чашу весов.21 июня 1942 года генерал Джордж Маршалл доставил премьер-министру Уинстону Черчиллю, буквально рядом с президентом Рузвельтом в Овальном кабинете, известие о поражении Великобритании в Тобруке от рук генерала Эрвина Роммеля, который поклялся продолжить путь в Суэц. Рузвельт спросил Черчилля в тот момент: «Чем мы можем помочь?»

Несмотря на дальнейшие переговоры союзников о том, что делать, вторжение в Северную Африку теперь набрало обороты для Рузвельта как первый шаг в американских военных операциях, направленных на поражение нацистской Германии в Европе.В июле Рузвельт заявил: «Крайне важно, чтобы сухопутные войска США были задействованы против врага в 1942 году», прежде чем, наконец, объявить своим лейтенантам 30 июля в Белом доме, что его решение в качестве главнокомандующего является окончательным. и что вторжение в Северную Африку должно быть осуществлено при первой же возможности. 13 августа Эйзенхауэр был избран командующим операцией «Факел». «Президент принял самое серьезное стратегическое решение Америки во время европейской войны, прямо вопреки своим генералам и адмиралам, — позже напишет историк Рик Аткинсон, — и он основывал свое решение на инстинкте и политическом расчете, что время пришло. .”

С глобальной точки зрения расчет Рузвельта о том, что время пришло, оказался пророческим. 7 августа 1942 года американские войска высадились на Гуадалканале, сделав первые шаги на долгом пути в Токио. 23 августа немецкие войска вышли на берег Волги, и началось монументальное сражение под Сталинградом. В конце октября Роммель и его войска впервые ощутили решительное поражение от британцев при Эль-Аламейне. Американцы вступили в бой в Северной Африке, успешно приземлившись 8 ноября.В жестокой морской битве за Гуадалканал 12-15 ноября американцам удалось изолировать оставшиеся на острове японские силы, в то время как 19 ноября советские войска под командованием генерала Жукова успешно окружили более 250 000 немецких войск Шестого полка. Армия. Немцы в Сталинграде и японцы на Гуадалканале голодали до капитуляции Германии и японской эвакуации, которые произошли в первую неделю февраля 1943 года. Уинстон Черчилль позже назовет свой отчет об этих шести месяцах «Петлей судьбы», которая изменилась состояния союзников и в конечном итоге направили нас к окончательной победе во Второй мировой войне.

Эта статья старшего директора по исследованиям и истории Кейта Хаксена, доктора философии, впервые появилась в зимнем выпуске журнала V-Mail, ежеквартального информационного бюллетеня для участников музея, за 2017 год.

Швеция, Россия и Великая Северная война, до 1740 г.

дом | 18-19 веков Индекс

ШВЕЦИЯ, РОССИЯ и ВЕЛИКАЯ СЕВЕРНАЯ ВОЙНА (1 из 5)

Швеция побеждает Петра Великого | Петр сплачивает Россию, к 1706 году | Петр побеждает Швецию на Украине | Швеция проигрывает войну 1709-1818 годов | Политическая конституция и процветание Швеции

Центральная и Восточная Европа до 1710 г.

Швеция побеждает Петра Великого

В 1697 году Швеция приобрела нового монарха: 15-летнего юношу, занявшего имя Карл XII.Чарльза учили следовать воинской традиции его отец, включая фехтование, верховую езду и военную стратегию. Он был мальчик с отвагой и умом, и ему бросили вызов соперники за территорию, соперники воодушевлены тем, что, по их мнению, было новой слабостью Швеции. от смерти своего предыдущего короля Карла XI. Монарх Дании, христианин V (который также правил Норвегией) хотел отвоевать у шведской монархии территорию Сконе (к востоку через полосу воды от Копенгагена) которую его семья потеряла в 1658 году.Курфюрст Саксонии, немец по имени Август, также был заинтересован в расширении против шведской интересы. Это была старая история: короли воюют за территории.

Саксон Август родился в Дрездене. — часть того, что еще называлось Священной Римской империей. В духе европейского Взаимосвязанные члены королевской семьи он был кандидатом на польский престол. Для этого он стал католик, вызывающий недовольство своих подданных-протестантов в Саксонии. Он выиграл Польский трон над соперником: принцем Конти — бурбоном принц из Франции.В 1699 году Август заключил союз с новым королем Дания: 29-летний сын Кристиана V, Фредерик IV — двоюродный брат Карлу XII Швеции. И Август хотел расширить свое правление в Ливонию, где германские дворяне были недовольны шведским правлением.

Также заинтересованным в расширении за счет Швеции был российский монарх, Петр Великий. Он был другом шведской монархии до 1699 г., имея поклялся соблюдать все договоры между его королевством и королевством Швеция, но затем он увидел возможность присоединиться к союзу с Августом и Фридрихом.Он оправдал свое предательство тем, что пожаловался, что шведы украли у него земли. предки — выдумка относительно Ингрия, Карелия, Ливония и Эстония. И он жаловался жестокого обращения, от которого он пострадал во время своего визита в Рига во время осмотра Рижский форт.

В августе 1700 года швед Карл XII, которому тогда было восемнадцать, ответил на этот вызов. от своих соседей, высадив войска в нескольких милях к северу от Копенгаген, и, не ставя Вступив в бой, Фредерик Датский согласился не совершать в будущем боевых действий против своего кузена.

Карл бросился в Ливонию с 8000 человек, достигнув Пернау 6 октября. на север и восток, переходя по заболоченным дорогам, пустошам и труднопроходимым перевалам вести бой против русских. На перевале Пюхаджогги с 400 всадниками он обратил в бегство 6000 русских солдат. 19 ноября его армия достигла Лаэны, небольшая деревня примерно в девяти милях от Нарва. В два часа дня во время метели он начал наступление на русский укрепленный лагерь.Россияне было около 40000 мужчин, но они были плохо обучены, в плохой физической форме и неуверенность в себе. К ночи Чарльз и его армия разбили Армия Петра, Карл потерял около 2000 человек, а русские проиграли между 8 000 и 10 000 убиты и многие взяты в плен.

Карлу XII посоветовали довести победу до конца, чтобы воспользоваться паника петровских сил и всеобщее недовольство в России. Чарльз подумал русские были слабоумными и представляли меньшую угрозу, чем саксон Август и его немцы. армия.Он не хотел оставлять враждебную немецкую армию в тылу, давя вглубь России, и он хотел выставить кандидата по своему выбору на польское престол вместо Августа.

В июле 1701 года Карл вытеснил Августа и его армию из Ливонии. В мае 1702 г. Карл добрался до Варшавы. 2 июля в Клишов, он разгромил комбинированный Польскими и немецкими войсками, а через три недели он захватил крепость в Краков. Чарльз считал, что Август потерпел поражение, и он попытался смириться с ним, но Август отказался от его предложений.Карл посадил на польский престол Станислава Лещинского. В договоре, подписанном в 1705 году со Станиславом, Карл согласился помочь польской монархии вернуть территории, утраченные русскими в 1667 и 1686 гг.

Источники

Авторские права © 2001-2015 Фрэнк Э. Смита. Все права защищены.

Почему Россия считает себя исключительной

Судьба снова призывает Россию лицом к лицу с Западом — по крайней мере, так думают русские.

Америка не единственная, кто позиционирует себя как исключительная сила и незаменимая сила добра в мире. Россия делает то же самое. Это чувство основано на многовековых победах над захватчиками, как я исследую в «Россия: История войны». И он играет ключевую роль в том, как Россия видит себя в своих все более напряженных отношениях с НАТО и Западом.

Рождение русской исключительности

Для России ее победа над нацистской Германией во Второй мировой войне является опорой национальной идентичности.Тем не менее, посторонние люди не часто понимают, что вера россиян в свою особую роль в спасении цивилизации от злодеев истории на самом деле возникла еще до войны.

В 1812 году Наполеон, тиран, стремившийся к мировому господству, вторгся в Россию только для того, чтобы увидеть, как его армия была уничтожена. Это была грандиозная победа, побудившая Россию возглавить коалицию союзников, чтобы освободить Европу от его хватки. Эта кампания закончилась в 1814 году оккупацией ими Парижа. Хотя окончательное поражение Наполеона произошло при Ватерлоо в 1815 году, русские настаивали на том, что они нанесли смертельную рану.

После наполеоновских войн в российском обществе разразился вулкан патриотизма. В ее основе лежало широко распространенное убеждение, что Россия спасла Европу. Более того, ни одна другая страна в одиночку не отразила вторжение Наполеона и не сокрушила его армию, которая когда-то казалась непобедимой. Западные европейцы, которых обычно презирали как дикарей или варваров, теперь могли перевернуть свою репутацию с ног на голову. Как заявил яркий лидер партизан Денис Давыдов: «Наконец-то с гордо поднятой головой можно сказать:« Я русский.’”

Такая гордость заставила многих писателей и интеллектуалов XIX века глубже заглянуть в историю в поисках новых доказательств этой исключительности.

Перекличка захватчиков

Эти поиски привели к XIII веку, когда монголы вторглись в Европу. Известные как «бич Бога», их войска не продвинулись дальше Восточной Европы, что позволило русским столетия спустя заявить, что они пролили свою кровь, чтобы защитить остальную Европу от этой ужасной угрозы.

Интеллектуалы предприняли последующие вторжения, чтобы поддержать аргумент об исключительности.В XVI веке крымские татары двинулись на север, оставив Москву в пепле. В 17-м году поляки сделали то же самое, свергнув царя и убив главу Русской церкви. В 18-м шведы вторглись только для того, чтобы потерпеть поражение от Петра Великого.

С вторжением Наполеона в 19-м году вера в незаменимую роль России была прочной, и она пользовалась прочной валютой во всем политическом спектре. От ярого консерватора Федора Достоевского до кумира Ленина радикального революционера Николая Чернышевского — все они получили статус своей нации за то, что служили щитом для защиты цивилизации.

Военные, что неудивительно, восприняли эту идею как символ веры. В конце столетия глава российского аналога Вест-Пойнта генерал Николай Сухотин воспринял его как «ключ к пониманию особого характера российского военного опыта» — то, на что, по его словам, не может претендовать никакая другая западная нация.

Нападение Гитлера в следующем столетии — величайшая угроза, с которой столкнулась Россия — укрепило ее миф об исключительности. Как гласит убеждение, ни одна страна не сделала того, что сделала Россия для защиты других от агрессоров, ни одна другая страна сама не была столь частой целью агрессии.

Что означает война сегодня

Больше всего военный опыт России глубоко сформировал ее мировоззрение и самооценку. Это наследие также питает национальное повествование, создаваемое веками, не только эпического масштаба, но и эпического убеждения, которое может служить множеству целей.

Во-первых, и, возможно, в первую очередь, на него можно ссылаться всякий раз, когда Россию изображают агрессором. Он обеспечивает презумпцию невиновности и справедливости независимо от предпринятых действий.Он даже позволяет придать защитный блеск завоевательным кампаниям России, которые к концу XIX века сделали ее крупнейшей непрерывной империей, охватывающей одну шестую суши мира.

Оборонительный экспансионизм, например, может быть использован для объяснения аннексии Крыма Россией — в обоих случаях. Первый случай произошел в конце 18-го века, чтобы устранить угрозу, исходящую от крымских татар, которые веками совершали набеги на Россию в поисках ее самого прибыльного ресурса: русских, которые сами направлялись на невольничьи рынки Ближнего Востока.Второй раз, конечно, был в 2014 году, когда Россия заявила, что защищает россиян на полуострове от якобы враждебного украинского правительства.

Во-вторых, это помогает оправдать подозрения России в отношении других, которые часто называются излишне параноидальными или патологическими. Здесь тоже можно вернуться к монголам. Когда они вторглись, как отреагировали западные соседи России? Нападая в том числе и на Россию.

Кроме огромного количества вторжений, подозрения Запада вызывают еще и то, что захватчики часто представляли собой коалицию наций, как если бы они участвовали в коллективном заговоре против России.Армия Наполеона включала, среди прочего, поляков, итальянцев и немцев, в то время как венгры, румыны и другие присоединились к рядам Гитлера. В этом рассуждении вот почему НАТО — особенно после его расширения вплоть до границы с Россией — можно рассматривать через призму дежавю, как будто Европа снова нападает на Россию. Не зря в рекламе, спонсируемой государством, воспроизводится шутка, которую любил царь Александр III в конце 19 века, — но уже не в шутку. Он спрашивал: «Сколько союзников у России?» Во-вторых, главное — это армия и флот.

В-третьих, обращение к этому наследию играет на стремлении Кремля централизовать власть. А в создаваемом им гиперпатриотическом климате политическую оппозицию можно квалифицировать как измену, а иностранные организации на российской земле легко переименовать в иностранных агентов.

Фактически, легитимность должности президента неотделима от ауры войны. Неслучайно день инаугурации — 7 мая, что совмещает его с 9 мая, Днем Победы и массовыми торжествами, знаменующими окончание Второй мировой войны.Чтобы добавить эффекта, почетный караул президента носит форму, напоминающую наполеоновскую эпоху. Что еще, как не на фоне двух величайших триумфов России, скрепивших авторитет государства жертвами народа?

Здесь мы видим истинную функцию этой гражданской религии: демонстрацию чувства исключительности, которое объединяет россиян за всемогущим центром и объединяет их бурную и кровавую тысячелетнюю историю в едином континууме как вечной жертвы иностранной агрессии.Это мифическое повествование — высокооктановое топливо для двигателя русского национализма, которое сегодня прокачивается через все культурные и общественные места. И именно благодаря своим глубоким корням, уходящим в глубь веков, он пользуется широкой поддержкой внутри страны.

Ничто, кроме войны, лучше учит русских тому, что, находясь в эпицентре потрясающих мир событий, они находятся на стороне добра и всегда побеждают. Ничто не поднимает идеологические подмостки выше, чем стремление снова сделать Россию великой после распада Советского Союза.

«Мы творцы истории», — заявил популярный историк Владимир Мединский незадолго до того, как стать министром культуры.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *