Чем произведения древнерусской: Чем произведения древнерусской литературы похожи на фольклорные тексты?

Содержание

Особенности и жанры древнерусской литературы

Древнерусской (или русской средневековой, или древней восточнославянской) литературой называют совокупность письменных произведений, написанных на территории Киевской, а затем Московской Руси в период с 11 по 17 века. Древнерусская литература является общей древней литературой русского, белорусского и украинского народов.

Карта Древней Руси
Крупнейшими исследователями древнерусской литературы являются академики Дмитрий Сергеевич Лихачёв, Борис Александрович Рыбаков, Алексей Александрович Шахматов.

Академик Д.С. Лихачёв
Древнерусская литература не являлась результатом художественного вымысла и обладала рядом особенностей.
1. Вымысел в древнерусской литературе не разрешался, так как вымысел – это ложь, а ложь греховна. Поэтому все произведения носили религиозный или исторический характер. Право на вымысел было осмыслено лишь в 17 веке.

2. По причине отсутствия вымысла в древнерусской литературе отсутствовало понятие авторства, так как произведения либо отражали реальные исторические события, либо представляли собой изложение христианских книг. Поэтому у произведений древнерусской литературы есть составитель, переписчик, но не автор.
3. Произведения древнерусской литературы создавались в соответствии с этикетом, то есть по определённым правилам. Этикет складывался из представлений о том, как должен разворачиваться ход событий, как должен вести себя герой, как составитель произведения обязан описывать происходящее.
4. Древнерусская литература развивалась очень медленно: за семь веков было создано лишь несколько десятков произведений. Это объяснялось, во-первых, тем, что произведения переписывались от руки, а книги не тиражировались, так как до 1564 года на Руси не существовало книгопечатания; во-вторых, число грамотных (читающих) людей было очень мало.


Жанры древнерусской литературы отличались от современных.

Жанр Определение Примеры
ЛЕТОПИСЬ

Описание исторических событий по «летам», то есть по годам. 

Восходит к древнегреческим хроникам.

«Повесть временных лет», 

«Лаврентьевская летопись»,

«Ипатьевская летопись»

ПОУЧЕНИЕ Духовное завещание отца детям. «Поучение Владимира Мономаха»
ЖИТИЕ (АГИОГРАФИЯ) Жизнеописание святого.

«Житие Бориса и Глеба»,

«Житие Сергия Радонежского»,

«Житие протопопа Аввакума»

ХОЖДЕНИЕ Описание путешествий.

«Хождение за три моря»,

«Хождение Богородицы по мукам»

ВОИНСКАЯ ПОВЕСТЬ Описание военных походов.

«Задонщина»,

«Сказание о Мамаевом побоище»

СЛОВО Жанр красноречия.

«Слово о Законе и Благодати»,

«Слово о погибели Русской земли»

Возникновение и периодизация древнерусской литературы 

Начальное русское летописание

Особенности древнерусской литературы. Основные жанры и произведения — Другое

В этой статье мы рассмотрим особенности древнерусской литературы. Литература Древней Руси являлась прежде всего церковной. Ведь книжная культура на Руси появилась с принятием христианства. Центрами письменности становятся монастыри, и первые литературные памятники — это в основном сочинения религиозного характера. Так, одним из первых оригинальных (то есть не переводных, а написанных русским автором) произведений стало «Слово о Законе и Благодати» митрополита Илариона. Автор доказывает преимущество Благодати (с ней связан образ Иисуса Христа) перед Законом, который, по мнению проповедника, консервативен и национально ограничен.

Словесность создавалась не для развлечения, а для поучения. Рассматривая особенности древнерусской литературы, следует отметить ее поучительность. Она учит любить Бога и свою Русскую землю; она создает образы идеальных людей: святых, князей, верных жен.

Отметим одну, казалось бы, незначительную особенность древнерусской литературы: она была рукописной. Книги создавались в единственном экземпляре и лишь потом переписывались от руки, когда необходимо было сделать копию или первоначальный текст приходил в негодность от времени. Это придавало книге особую ценность, порождало уважительное к ней отношение. К тому же для древнерусского читателя все книги вели свое происхождение от главной — Священного Писания.

Поскольку литература Древней Руси была в основе религиозной, то в книге видели кладезь мудрости, учебник праведной жизни. Древнерусская литература — не художественная, в современном значении этого слова. Она всячески избегает вымысла и строго следует фактам. Автор не проявляет своей индивидуальности, скрывается за повествовательной формой. Он не стремится к оригинальности, для древнерусского литератора важнее удержаться в рамках традиции, не нарушить ее. Поэтому все жития похожи одно на другое, все жизнеописания князей или воинские повести составляются по общему плану, с соблюдением «правил». Когда «Повесть временных лет» рассказывает нам о смерти Олега от своего коня, это красивое поэтичное предание звучит как исторический документ, автор действительно верит, что все так и было.

Герой древнерусской литературы не обладает ни индивидуальностью, ни характером в нашем сегодняшнем представлении. Судьба человека находится в руках Бога. И одновременно его душа выступает ареной борьбы между добром и злом. Первое одержит победу лишь тогда, когда человек будет жить по нравственным правилам, данным раз и навсегда.

Конечно, в русских средневековых произведениях мы не найдем ни индивидуальных характеров, ни психологизма — не потому, что древнерусские писатели этого не умели. Точно так же иконописцы создавали плоскостные, а не объемные изображения не потому, что не могли написать «лучше», а потому, что перед ними стояли другие художественные задачи: лик Христа не может быть похож на обычное человеческое лицо. Икона — это знак святости, а не изображение святого.

Литература Древней Руси придерживается таких же эстетических принципов: она создает лики, а не лица, дает читателю образец правильного поведения, а не изображает характер человека. Владимир Мономах ведет себя как князь, Сергий Радонежский — как святой. Идеализация — один из ключевых принципов древнерусского искусства.

Древнерусская литература всячески избегает приземленности: она не описывает, а повествует. Причем автор повествует не от себя лично, он лишь передает то, что написано в священных книгах, то, что он прочитал, услышал или увидел. Ничего личного в этом повествовании быть не может: ни проявления чувств, ни индивидуальной манеры. («Слово о полку Игореве» в этом смысле — одно из немногих исключений.) Поэтому многие произведения русского средневековья анонимны, авторы и не предполагают такой нескромности — поставить свое имя. А древний читатель не может даже вообразить, что слово не от Бога. И если устами автора говорит Бог, то зачем ему имя, биография? Поэтому так скудны доступные нам сведения о древних авторах.

В то же время в древнерусской литературе рождается особый,

национальный идеал красоты, запечатленный древними книжниками. Прежде всего это красота духовная, красота христианской души. В русской средневековой литературе, в отличие от западноевропейской той же эпохи, гораздо меньше представлен рыцарский идеал красоты — красоты оружия, доспехов, победного боя. Русский рыцарь (князь) ведет войну ради мира, а не ради славы. Война ради славы, наживы осуждается, и это хорошо видно в «Слове о полку Игореве». Мир оценивается как безусловное благо. Древнерусский идеал красоты предполагает широкий простор, необъятную, «украшенную» землю, а украшают ее храмы, ибо они и созданы специально для возвеличивания духа, а не для практических целей.

С темой красоты связано и отношение древнерусской словесности к устно-поэтическому творчеству, фольклору. С одной стороны, фольклор имел языческое происхождение, поэтому не вписывался в рамки нового, христианского мировоззрения. С другой — он не мог не проникнуть в литературу. Ведь письменным языком на Руси с самого начала был русский язык, а не латынь, как в Западной Европе, и непроходимой границы между книжным и устным словом не было. Народные представления о красоте и добре тоже в целом совпадали с христианскими, христианство почти беспрепятственно проникло в фольклор. Поэтому богатырский эпос (былины), начавший формироваться еще в языческую эпоху, представляет своих героев и как воинов-патриотов, и как защитников христианской веры, окруженной «погаными» язычниками. Так же легко, иногда почти неосознанно, используют древнерусские литераторы фольклорные образы и сюжеты.

Религиозная литература Руси быстро переросла узкоцерковные рамки и стала подлинно духовной литературой, создавшей целую систему жанров. Так, «Слово о Законе и Благодати» относится к жанру торжественной проповеди, произносимой в церкви, однако Иларион не только доказывает Благодать христианства, но и прославляет Русскую землю, соединяя религиозный пафос с патриотическим.

Жанр жития

Важнейшим для древнерусской литературы был жанр жития, жизнеописания святого. При этом преследовалась задача, рассказав о земной жизни канонизированного церковью святого, создать образ идеального человека в назидание всем людям.

В «Житии святых мучеников Бориса и Глеба» князь Глеб обращается к своим убийцам с просьбой пощадить его: «Не режьте колоса, еще не созревшего, наполненного молоком беззлобия! Не режьте лозы, не до конца возросшей, но плод несущей!» Покинутый дружиной Борис в шатре своем «плачется сокрушенным сердцем, а душою радостен»: ему страшна смерть и в то же время он сознает, что повторяет судьбу многих святых, принявших мученическую смерть за веру.

В «Житии Сергия Радонежского» рассказывается, что будущий святой в отрочестве с трудом постигал грамоту, отставал от своих сверстников в учении, что доставляло ему немало страданий; когда Сергий удалился в пустынь, к нему стал наведываться медведь, с которым отшельник делился своей скудной пищей, бывало, что святой отдавал зверю последний кусок хлеба.

В традициях жития в XVI веке была создана «Повесть о Петре и Февронии Муромских», но она уже резко расходилась с канонами (нормами, требованиями) жанра и поэтому не была включена в собрание житий «Великие Четьи-Минеи» рядом с другими жизнеописаниями. Петр и Феврония — реальные исторические лица, княжившие в Муроме в XIII веке, русские святые. У автора XVI столетия получилось не житие, а занимательная повесть, построенная на сказочных мотивах, прославляющая любовь и верность героев, а не только их христианские подвиги.

А «Житие протопопа Аввакума», написанное им самим в XVII веке, превратилось в яркое автобиографическое произведение, наполненное достоверными событиями и реальными людьми, живыми подробностями, чувствами и переживаниями героя-повествователя, за которыми встает яркий характер одного из духовных вождей старообрядчества.

Жанр поучения

Поскольку религиозная литература призвана была воспитать истинного христианина, одним из жанров стало поучение. Хотя это жанр церковный, близкий к проповеди, его использовали и в светской (мирской) литературе, поскольку представления тогдашних людей о правильной, праведной жизни не расходились с церковными. Вам известно «Поучение Владимира Мономаха«, написанное им около 1117 года «сидя на санях» (незадолго до смерти) и адресованное детям.

Перед нами предстает идеальный древнерусский князь. Он заботится о благе государства и каждого своего подданного, руководствуясь христианской моралью. Другая забота князя — о церкви. Всю жизнь земную следует рассматривать как труд по спасению души. Это и труд милосердия и доброты, и ратный труд, и умственный. Трудолюбие — главная добродетель в жизни Мономаха. Он совершил восемьдесят три больших похода, подписал двадцать мирных договоров, изучил пять языков, сам делал то, что делали его слуги и дружинники.

Летописи

Значительная, если не самая большая, часть древнерусской литературы — произведения исторических жанров, вошедшие в состав летописей. Первая русская летопись — «Повесть временных лет» создана в начале XII века. Ее значение чрезвычайно велико: она явилась доказательством права Руси на государственную самостоятельность, независимость. Но если недавние события летописцы могли записать «по былинам сего времени», достоверно, то события дохристианской истории приходилось восстанавливать по устным источникам: преданиям, легендам, поговоркам, географическим названиям. Поэтому составители летописи обращаются к фольклору. Таковы сказания о смерти Олега, о мести Ольги древлянам, о белгородском киселе и т. д.

Уже в «Повести временных лет» проявились две важнейшие особенности древнерусской литературы: патриотизм и связь с фольклором. Тесно переплетены книжно-христианские и фольклорноязыческие традиции в «Слове о полку Игореве».

Элементы вымысла и сатиры

Конечно, древнерусская литература не была неизменной на протяжении всех семи веков. Мы видели, что со временем она становилась более светской, усиливались элементы вымысла, все чаще в литературу, особенно в XVI—XVII веках, проникали сатирические мотивы. Таковы, например, «Повесть о Горе-Злочастии«, показывающая, до каких бед может довести человека ослушание, желание «жити, как ему любо», а не как учат старшие, и «Повесть о Ерше Ершовиче«, высмеивающая так называемый «воеводский суд» в традициях народной сказки.

Но в целом можно говорить о литературе Древней Руси как о едином явлении, со своими сквозными, прошедшими через 700 лет идеями и мотивами, со своими общими эстетическими принципами, с устойчивой системой жанров.

Источник: В мире литературы. 10 кл. / А.Г. Кутузов, А.К. Киселев и др. М.: Дрофа, 2006

история, фольклор и нравственный облик человека

История любого народа изучается в основном по летописям, рукописным и печатным источникам, оставленным далекими предками. Только таким образом можно узнать о тех событиях, которые происходили много веков назад.

Для русского человека бесценным историческим и духовным наследием являются уникальные шедевры древнерусской литературы, пришедшие к нам еще с XI – XII веков. Все эти произведения пронизаны духом патриотизма и любви к родной земле.

В таком эпическом творении, как «Слово о полку Игореве» описывается героический поход славного князя новгород-северского Игоря Святославича против половцев, который он предпринял в далеком 1185 году.

Этот шедевр по праву относится к величайшим памятникам литературы Древней Руси. Благодаря ему мы узнаем о жизни и быте наших великих предков, их стремлениях и чаяниях. Произведение имеет и колоссальную историческую ценность, так как подробно описывает одно из самых значимых событий того времени.

 Немаловажную роль в древней русской литературе занимает религия. Так до наших дней сохранилась уникальная книга «Повесть о Петре и Февронии Муромских», которая повествует о жизни русских святых. В этой повести, написанной писателем Ермолаем-Еразмом в середине XVI на основе муромских устных преданий, чудесным образом переплетаются русский фольклор с древней историей.

Еще один памятник древнерусской литературы «Поучение Владимира Мономаха», созданный в XII веке великим киевским князем Владимиром Мономахом, называют первой светской проповедью, в которой впервые поднимаются нравственные и этические вопросы.

Безусловно, древнерусская литература имеют для современного читателя бесценное значение, поскольку несет в себе глубокую нравственную силу. Благодаря этим источникам мы узнаем о самых лучших чертах наших далеких предков – о их героизме, доблести, беззаветной любви к своей Отчизне и родному дому.

Мы знакомимся с их бытом и укладом жизни. Древнерусская литература – это наша история, которую мы должны знать, чтить и помнить.

Древнерусская литература (9 класс, Коровина, 1 часть, стр. 4-8)

Древнерусская литература (9 класс, Коровина, 1 часть, стр. 4-8)

Все материалы с раздела: ГДЗ по русской литературе 9 класса. Коровина, 1 и 2 часть (Ответы на вопросы).

1. Что лежало в основе церковно-славянских текстов и что от­личало древнерусскую литературу?

         В основе церковно-славянских текстов лежали христианские представления человека о мире. Тексты создавались для богослужений, каждое слово в них было связано с Богом и наполнено Им, и для человека Слово стало божественным чудом.

         Древнерусскую литературу отличало отсутствие вымысла в произведениях, они были основаны только на исторических фактах и создавались в строгом соответствии с жанром. Древнерусскую литературу называют святоотеческой, потому что писались тексты с Божьего благословения священнослужителями (монахами). Древнерусская литература отличалась и тем, что строго соблюдала этикет: этикет миропорядка, поведения и словесный этикет.

 

2. Какие жанры древнерусской литературы существовали и какие из них знакомы вам по предыдущим классам?

         К жанрам древнерусской литературы относятся жития, хождения, поучения и слово.

         Житие – описание жизни людей, причисленных церковью к лику святых. Написание жития являлось одним из условий признания святости. Мы знакомились с «Житием Сергия Радонежского» и «Житием святого и благоверного князя Александра Невского».

         Хождение – это произведение, в котором давалось описание путешествия или паломничества. Например, «Хождение за три моря» Афанасия Никитина.

         В древнейшем периоде русской литературы существовал жанр «слово», оно было торжественным или учительским.

         Слово как торжественное красноречие составлялось по очень важным поводам, касающимся всей Русской земли в целом, сюда относились внешняя и внутренняя политика, борьба за независимость, вопросы войны и мира. Например, «Слово о по­гибели земли Русской».

         К учительскому красноречию относится «поучение». Оно имеет практическую цель: донести информацию до всех людей на общедоступном языке. Поучения были небольшими по объему, в них отсутствовали риторические украшения. «Поучение Владимира Мономаха».

 

3. Какие произведения древнерусской литературы известны вам по курсам 5, 6, 7, 8 классов? Назовите героев изучен­ных ранее произведений древнерусской литературы. Рас­скажите об одном из них.

         В 5 классе мы изучали «Подвиг отрока-киевлянина и хитрость воеводы Претича», в 6 классе – «Сказание о Кожемяке» и «Сказание о белгородском киселе», в 7 классе – «Из похвалы князю Ярославу и книгам», «Поучение Владимира Мономаха» и «Повесть о Петре и Февронии Муромских», в 8 классе – «Повесть о житии и храбро­сти благородного и великого князя Александра Невского», «По­весть о Шемякином суде».

         Герои произведений древнерусской литературы: ремес­ленник-кожемяка («Сказание о кожемяке»), Ярослав Мудрый («Из похвалы князю Ярославу и книгам»), Владимир Мономах «Поучение Владимира Мономаха», князь Петр и дева Феврония («Повесть о Петре и Февронии Муромских»), Александр Невский («Повесть о житии и храбрости благородного и великого князя Александра Невского»), судья Шемяка («Повесть о Шемякином суде»).

         Я хочу рассказать о «Подвиге отрока-киевлянина и хитрости воеводы Претича» из летописи «Повесть временных лет». Это древний летописный свод, составленный монахом Нестором в Киево-Печерском монастыре около 1113 года. В «Повесть временных лет» также включены изучаемые школьной программой народные предания: рассказ о юноше-кожемяке (992 г.) и рассказ о белгородском киселе (997 г.).

         Когда в 968 году на Руси впервые появляются печенеги, киевский князь Святослав был далеко от дома: он воевал с Византией. Около Киева был небольшой отряд воеводы Претича, но стоял он по другую сторону Днепра, а сам город был осажден, и некому было подать весточку, что люди в осаде.  Подвиг отрока-киевлянина заключался в том, что он бесстрашно прошел через стан врага, спрашивая врагов, не видел ли кто здесь коня. Юношу спасло умение говорить по-печенежски, но когда увидели печенеги, что отрок в Днепр кинулся и поплыл на другую сторону, то полетели в него стрелы. Передал юный киевлянин просьбу княгини Ольги воеводе о спасении.

         Воеводе удалось убедить печенежского князя, что Святослав с огромным войском приближается к Киеву, а его, Претичи, отряд лишь передовой. Печенежский князь поверил, испугался, запросил мира и отступил от города.

         Летописец с уважением относится к героическому поступку отрока, который смог пройти через вражеский стан и под стрела­ми переплыть Днепр, с пониманием относится к вынужденной хитрости Претича и не одобряет Святослава. Это неодобрение выражается в словах киевлян: «Ты, князь, ищешь чужой земли и о ней заботишься, и свою покинул». Беды и голода могло бы не случиться, если бы Святослав был не в Переяславце на Дунае, а на родной земле.

 

4. Какие периоды прошла в своем развитии древнерусская литература?

         Древнерусская литература развивалась в течение семи веков. Она возникла в XI веке и была до Петровской эпохи. Сам термин «древнерусская литература» считается условным, так как произведения этой эпохи являются памятниками восточнославянской словесности средневековья.

         Периоды древнерусской литературы:

1 период. XI – первая треть XII веков. Это период становления (ученичества). Главная тема произведений («Повесть временных лет») – превосходство христианства над язычеством.

2 период. Вторая треть XII – первая треть XIII веков. Характеризуется появлением областных литературных центров (Владимир, Смоленск, Галич и т.д.).

3 период. Вторая треть XIII – конец XIV веков. Это трагический для Руси период татаро-монгольского нашествия. Основная тема – героическая борьба и национальное возрождение.

4 период. Конец XIV – XV века. Время подъема национального самосознания, формирование нравственного идеала.

5 период. Конец XV – XVI века. Эпоха Московского царства. Все областные литературы сливаются в общерусскую. Расцветает публицистика.

6 период. В этот период Смутного времени происходит столкновение старых и новых принципов письма. Его делят на два отрезка: в первый – разрушается старый метод изображения действительности и появляются новые жанры, а во второй отрезок литература стала делится на официальную и демократическую.

7 период. Завершается эпоха древнерусской литературы в XVII веке. Развивается сатирическая и бытовая литература, центр внимания постепенно перемещается на жизнь простого человека – не кня­зя, не святого.

 

5. Перечитайте и расскажите статью о древнерусской литера­туре, составьте подробный план текста.

         План статьи

  1. Словесное искусство Древней Руси.
  2. Появление церковно-славянского языка.
  3. Религиозные представления о мире – основа церковно-славянских текстов.
  4. Исторический характер древнерусской литературы.
  5. Соблюдение этикета древнерусской литературой.
  6. Жанровое своеобразие древнерусской литературы.
  7. Периодизация древнерусской литературы.

 

Рекомендуем также ознакомиться:

Первые произведения древнерусской литературы — Русская историческая библиотека

IV. ПЕЧЕРСКИЕ ПОДВИЖНИКИ. НАЧАЛО КНИЖНОЙ СЛОВЕСНОСТИ И ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВА

 

(продолжение)

 

 

Как и во всей средневековой Европе, монастыри явились на Руси зачатками и хранителями книжной образованности. Расцвет русской письменности связан с тою же Киево-Печерскою обителью, по преимуществу перед другими монастырями. Здесь подвизалась и отсюда вышла значительная часть древнерусских писателей.

Книжное дело в России получило свое начало вместе с водворением греческого христианства и славяноболгарских переводов Св. Писания. Византийская словесность надолго осталась образцом и главным источником для нашей словесности; а книжный болгарский язык и болгарская грамота легли в основу русской письменности. Древнейшими памятниками ее служат славянские переводы договоров Олега, Игоря и Святослава; хотя они относятся к эпохе последних языческих князей, но несомненно, что в эту эпоху уже существовала крещеная Русь, а следовательно, и церковнославянская грамота.

В числе первых русских писателей являются наши первые митрополиты и другие иерархи, приходившие к нам из Византии. Славянский язык, употреблявшийся ими, заставляет предполагать, что Константинопольский патриархат назначал на русские кафедры именно тех лиц, которые были славянского происхождения, или тех греков, которые были знакомые церковнославянским языком. (Возможно, впрочем, и то, что в случае малого знакомства с этим языком они для своих посланий к пастве имели под рукой славянских переводчиков.) Таковы, например, митрополиты Иоанн, современник Всеволода, названный в летописи мужем книжным и ученым, и Никифор, современник Владимира Мономаха. Сочинения этих и других иерархов представляют по преимуществу разного рода правила и поучения; они имели своею задачею внутреннее благоустройство юной Русской церкви и определение ее внешних отношений, разрешение беспрерывно возникавших вопросов со стороны обрядовой и житейской, борьбу с разными языческими обычаями, которые медленно уступали свое место христианским установлениям, и т.п.

От митрополита Иоанна дошло до нас Церковное Правило, обращенное к черноризцу Иакову, который, вероятно, предлагал митрополиту разные вопросы на разрешение. В этом послании митрополит восстает против торговли рабами, волхвования, пьянства, нескромных песен, плясок и других языческих обычаев, а также против вольного сожития с женщиной и существовавшего в простонародье мнения, что венчальный обряд изобретен только для князей и вообще людей знатных. Особенно заметно старание греко-русских иерархов оградить Русскую церковь от влияния папства, от сближения с латинством. Старания эти тем понятнее, что русские князья находились в деятельном общении и в родственных связях с другими государями европейскими, особенно с соседями своими, королями польскими, немецкими, скандинавскими и угорскими; тогда как именно во второй половине XI века совершилось окончательное разделение церквей и последовали те меры Григория VII, которые еще более усилили различие в характере греческого и латинского клира. Митрополит Иоанн в своем Правиле осуждает обыкновение русских князей отдавать своих дочерей замуж в чужие земли (где они обыкновенно окатоличивались). А митрополит Никифор посвятил Владимиру Мономаху целое послание об отличиях Римской церкви от Православной. Он насчитывает до двадцати отличий, между которыми главное место занимают: служение на опресноках, безбрачие и брадобритие священников, а также учение об исхождении Духа Святого от Отца и Сына; последнее он называет «великим зловерством».

То же стремление к поучению, наставлению и утверждению в правилах христианской церкви заключается и в дошедших до нас произведениях собственно русских иерархов и подвижников. Ряд этих писателей открывается тем самым Иларионом, который был первым киевским митрополитом русского происхождения и с которым связано пещерное начало знаменитой Киевской обители. До нас дошло несколько его сочинений, а именно: «Учение о Ветхом и Новом законе», с которым соединена «Похвала кагану нашему Владимиру» и «Исповедание веры». Светлый ум, начитанность и даровитость, которыми отличаются эти произведения, вполне объясняют нам, почему великий князь Ярослав показал такое уважение к их автору, из простых священников возвысив его на степень русского митрополита. Первое из названных сочинений направлено в особенности против иудейства; что подтверждает присутствие на Руси иудейских колоний и пропаганды, шедших, вероятно, с юго-востока из Хазарии при посредстве наших Тмутараканских владений. (О еврейской колонии в Киеве упоминает житие Феодосия; об озлоблении киевлян против жuдов свидетельствует летопись по поводу смерти Святополка И.) Перешедши от Ветхого Завета к Новому, от иудейства к христианству, автор говорит о крещении Русского народа и превозносит виновника этого крещения, кагана Владимира. Тут слово его проникнуто одушевлением и отличается истинным красноречием. «Уже не капища сограждаем, – говорит он, – но Христовы церкви зиждем. Уже не закалаем бесам друг друга; но Христос за нас закалаем бывает. Уже не кровь жертв вкушая, погибаем; но Христовой пречистой крови вкушая, спасаемся». «Все страны, города и люди чтут и славят каждый своего учителя в Православной вере. Похвалим же и мы, по мере малых сил наших, великие и дивные дела нашего учителя и наставника, великого кагана нашей земли, Владимира, внука старого Игоря, сына славного Святослава, которые своею храбростью и мужеством прославились во многих странах и ныне поминаются со славою». Особенно живая картина заключается в следующем описании Руси после крещения: «Тогда солнце Евангельское осветило нашу землю, капища разрушились, церкви поставляются, идолы сокрушаются и иконы святых являются; монастыри стали на горах; апостольская труба и евангельский гром огласил все грады; фимиам, возносимый Богу, освятил воздух; мужи и жены, малые и большие, все люди, наполнив церкви, восславили Бога». Похвалу Владимиру Иларион оканчивает похвалою своему покровителю Ярославу, который довершил великое дело, начатое отцом. Кроме блестящей картины, начертанной автором, из его произведения мы видим, как уже с самого водворения христианской религии на Руси духовенство поддерживает священное значение княжеской власти, находя в ней опору своему высокому положению и призванию. Русская церковь усваивает себе отличительную черту церкви Греческой от Латинской: беспритязательность первой на господство светское и смирение перед властию гражданскою, или государственною. Да иначе и быть не могло при слабости феократического начала, обнаруженной еще в языческий период, и при исконном, довольно широком развитии княжеской власти у русского народа.

В XI веке не один Иларион прославлял великие дела Владимира. Этот князь вообще сделался любимым героем нашей народной и книжной словесности. От эпохи первых Ярославичей до нас дошла еще «Похвала князю Владимиру», сочинитель которой называет себя Иаковом Мнихом. Полагают, что это был тот самый пресвитер Иаков, инок печерский, которого Феодосий при своей кончине предлагал наречь себе преемником; но братия отвечала, что он пострижен не в Печерском монастыре, и пожелала иметь игуменом Стефана, ученика и постриженника Феодосиева. Знаменитый игумен Печерский сам любил заниматься книжным делом и писал поучения. До нас не дошло ни одного из обличительных посланий к великому князю Святославу, о которых упоминает житие Феодосия. Но мы имеем несколько его поучений, обращенных преимущественно к монастырской братии, каковы наставления о любви к Богу, о милостыни, терпении, трудах и пр. В некоторых поучениях своих он, как строгий аскет, сильно вооружается против пьянства, распущенных нравов, суеверий и разных игрищ, оставшихся от язычества. «Несть ли поганый (языческий) обычай, – восклицает он, – кто повстречает на дороге чернеца или черницу, свинью или лысаго коня, то возвращается назад? Другие верят в чох, в волхвование или занимаются ростом, воровством, скоморошеством, гуслями, сопелями и вообще неподобными делами». «Или когда мы стоим в церкви, то можно ли смеяться и шептаться? Все это заставляет вас делать окаянный диавол». Феодосий между прочим, в ответ на собственный запрос великого князя Изяслава, написал к нему послание о Варяжской, или Латинской, вере; в чем предварил упомянутых выше митрополитов Иоанна и Никифора. Он также исчисляет отличия Латинской церкви; но вооружается против них еще с большею энергией; также осуждает брачные союзы русских государей с западными и вообще советует православным избегать общения с латинами.

От поучений и наставлений, как вести себя доброму христианину, истинному сыну Православной церкви, книжная словесность наша естественно должна была переходить к живым примерам, к изображению тех мужей, которые приобрели славу мучеников, подвижников, вообще людей святых, угодивших Богу. Отсюда в древнерусской словесности очень рано развился богатый отдел, посвященный жизнеописанию и прославлению подобных мужей. Рядом с переводными житиями святых общехристианских и преимущественно греческих начали появляться сказания и о русских угодниках. В этом отношении первое место принадлежит все той же Печерской обители. Ее необычайное начало и процветание постоянно склоняли мысли печерских иноков к ее славным основателям и устроителям, Антонию и Феодосию, а также к их ближайшим последователям. Рассказы об этих мужах сделались одним из любимейших предметов чтения и списывания в древней России. Во главе таких произведений стоит «Житие преподобного отца нашего Феодосия, игумена Печерского». Подобно творениям митрополита Илариона оно отличается прекрасным языком, толковым изложением и обнаруживает несомненный литературный талант его cочинителя. А сочинителем этого жития был печерский инок Нестор.

Преподобный Нестор. Скульптура М. Антокольского, 1890

 

О нем мы знаем только то немногое, что он сам мимоходом замечает о себе в этом житии Феодосия. А именно, Нестор вступил в Печерский монастырь при преемнике Феодосиевом Стефане, был им пострижен и возведен в дьяконский сан. Феодосия он не знал лично; но большинство иноков еще находились под живым впечатлением этого необыкновенного человека, и монастырь был полон рассказами о его деятельности. Вдохновенный этими рассказами и тем глубоким уважением, которым была окружена память о св. игумене, Нестор решился описать его житие. Оно указывает на некоторых из братии, которые помогали ему своими воспоминаниями. Главным источником для него служили беседы Феодора, который исполнял должность келаря при Феодосии. Этому Феодору, по словам Нестора, мать Феодосия сама рассказывала историю своего сына до его бегства из Курска в Киев. Некоторые подробности о св. игумене сообщил Нестору инок Иларион, который был искусен в книжном деле и часто занимался перепискою книг в келии самого Феодосия, т.е. под его непосредственным надзором. Поминает он о рассказах и других иноков, которых не называет по имени. Очевидно, сам Феодосий, любивший книжное дело, своим примером и поощрением много содействовал тому литературному направлению, которое мы встречаем в Печерской обители преимущественно перед другими русскими монастырями того времени, Любовь к книжному делу, может быть, имела некоторое влияние и на сочувствие Феодосия к Студийскому монастырю предпочтительно перед другими греческими обителями, потому что в нем, кроме общежития, процветала и литературная деятельность. Когда Нестор приступил к житию Феодосия, он уже достаточно был подготовлен к своей задаче, достаточно опытен в сочинительстве. В предисловии к этому труду он замечает, что Господь уже сподобил его написать «О житии, убиении и чудесах святых страстотерпцев Бориса и Глеба». Эти князья-мученики, как сказано выше, сделались также одним из любимейших предметов древнерусских сказаний; не один Нестор описывал житие братьев-мучеников и главного устроителя Печерской обители; но ему принадлежит почин в том и другом случае. В сказании о Борисе и Глебе он также называет себя «грешным» Нестором и упоминает о себе как о сочинителе, который тщательно расспрашивал людей знающих и собирал рассказы о св. братьях[1].



[1] Упомянутые сочинения митрополитов Иоанна и Никифора напечатаны в Русских Достопамятностях. Часть I. M. 1815 и в памятниках XII века, изданных Калайдовичем. М. 1821. Сочинения Иллариона изданы в Прибавлениях к творениям свв. Отцов. 1844 г. (Отдельно под заглавием «Памятники Духовной литературы времен Ярослава I») и в Чтениях Моск. Об. И. и Др. 1848 г. № 7, с предисловием Бодянского. Об этих сочинениях несколько справедливых замечаний см. у Шевырева в его «Истории Русской словесности, преимущественно древней». М. 1846. Лекция шестая. Тому же Иллариону приписывают еще «Поучение о пользе душевной», но едва ли основательно; на что указал преосвященный Макарий в своей «Истории Рус. Церкви». II. 81. Похвала Владимиру Иакова Мниха напечатана в Христианском Чтении 1849 г. Там помещено и Житие Владимира, которое считают произведением того же Иакова, но едва ли справедливо; так как это житие имеет признаки гораздо позднейшего сочинения. Существует еще «Послание к князю Димитрию», сочинитель которого называет себя также монахом Иаковом; он увещевает своего духовного сына воздерживаться от пьянства и нецеломудренной жизни. Думают, что послание принадлежит тому же Иакову, а в Димитрии хотят видеть великого князя Изяслава Ярославича. Но и это сомнительно. Востоков указывал на великого князя Димитрия Александровича, т.е. на XIII век (Описание рукописей Румян, музея. 304). Послание это вполне напечатано в Истории Рус. Церкви Макария. II. Примеч. 254. Слова и Поучения Феодосия, отчасти вполне, отчасти в отрывках, изданы тем же преосвященным Макарием в Ученых записках Академии Наук. Кн. II. 1856 г. См. его же статью «Преподобный Феодосий Печерский как писатель» в «Исторических Чтениях о Языке и Словесности». СПб. 1855. О сочинениях Феодосия, Иоанна и Никифора, относящихся к отличиям Латинской церкви, любопытные данные собраны в «Обзоре древнерусских полемических сочинений против Латинян» Андр. Попова. М. 1875. Этот добросовестный исследователь приводит византийские первообразы, которым следовали помянутые сочинения, особенно послание константинопольского патриарха Михаила Керулария к патриарху антиохийскому Петру, прилагая к подлиннику и древний славянский перевод этого послания. По поводу книги Попова явилось любопытное исследование А. Павлова «Критические опыты по истории древнейшей греко-русской полемики против Латинян». СПб. 1878.

Наши ученые исследователи, каковы Погодин (Древняя Русская история), преосвященный Филарет («Обзор Духовной Русской литературы» и «История Русской церкви»), преосвященный Макарий («История Русской церкви») и И.И. Срезневский (его исследования в Извест. Акад. Н. т. II), а в последнее время Шахматов (его вышеупомянутые статьи) более распространенную и более украшенную редакцию сказаний о Борисе и Глебе приписывают Иакову Мниху, автору Похвалы Владимиру, тому Иакову, которого Феодосий желал назначить своим преемником. Мы позволяем себе не согласиться с этим мнением. Оно основано на том, что в Похвале Владимиру сочинитель говорит о своем прославлении сыновей Владимира, «свв. славных мучеников Бориса и Глеба». Отсюда выходит, будто Несторово сказание о Борисе и Глебе написано после сказания Иакова; ибо Иаков был старше Нестора: Феодосий предлагал Иакова в игумены в то время, когда Нестор еще и в монастырь не вступал. Но сличение обоих сочинений убеждает нас, что, наоборот, старшее из них есть то, которое принадлежит Нестору. Второе, более полное, более украшенное цветами красноречия, очевидно, кроме Нестора, пользовалось и другими источниками; так как в нем есть некоторые отличия и прибавления. Это второе сочинение дополнено рассказом о третьем перенесении мощей в 1115 г.; тогда как Нестор оканчивает вторым перенесением, т.е. 1072 годом. Последнее обстоятельство, конечно, указывает на то, что более полная редакция есть и более поздняя. Как на признак позднейшего происхождения укажу еще на искаженный рассказ о смерти Глеба, будто бы именем отца вызванного Святополком из. Мурома. По Несторовой редакции, Глеб бежал из Киева от грозящей опасности и был настигнут дорогою; что гораздо более согласно с логикой и с обстоятельствами и прямо указывает на автора, по времени более близкого к событию. Что касается до Иакова Мниха, автора Похвалы Владимиру, то, по всей вероятности, он просто написал подобную же похвалу Борису и Глебу; чем и можно объяснить его вышеприведенное о них упоминание. Что Нестор первый собрал, привел в порядок и изложил сказания о Борисе и Глебе, о том он ясно свидетельствует в своем предисловии: «Елико слышах от некых христолюбец, то да исповеде». И потом в заключение Жития: «Се же аз Нестор грешный о житии и о погублении и о чюдесех святою и блаженою страстотерпцю сею, опасне ведущих исписавы (испытав?), а другая сам сведы, от многих мала вписах, да почитающе славят Бога». Нет вероятия, чтобы он не знал и не упомянул о подобном труде, уже сделанном до него другим печерским иноком, если бы такой труд существовал. Не мог бы он исключительно приписать себе сочинение, в котором только сокращал Иакова Мниха. Повторяю, приписанное последнему сказание о Борисе и Глебе есть, очевидно, сочинение гораздо позднейшее сравнительно с несторовым.

 

Древнерусская литература. Онлайн-проект Отдела рукописей РНБ

Подробности
Категория: События
Опубликовано: 12 января 2021

«Древнерусскую литературу можно рассматривать как литературу одной темы и одного сюжета. Этот сюжет – мировая история, и эта тема – смысл человеческой жизни». Такой цитатой Дмитрия Сергеевича Лихачева авторы проекта открывают онлайн-ресурс РНБ, посвящённый древнерусской литературе. Отметим, что фонды древнерусского сектора Отдела рукописей насчитывают около 35 000 единиц хранения.

Авторы проекта подчеркивают, что литература Древней Руси сформировала необходимые основы для расцвета русской литературы нового времени. Однако из-за сложности их восприятия, даже снабженные переводом на современный русский язык, они не пользуются читательским спросом и требуют культурно-исторического комментария.

Создатели проекта отмечают, что не ставят перед собой задач литературоведческого или текстологического исследования. Цель проекта – открыть доступ читателя к первоисточникам, дать ему возможность виртуально листать рукопись и быстро находить в ней интересующий его текст или изображение, рассматривать письмо, орнаментальный декор и миниатюры, ощутить аромат далеких времен. А в итоге – сделать произведения древнерусской литературы органичной частью историко-культурного кругозора самого широкого читателя. Представленные памятники предваряют краткие аннотации, которые рассказывают о рукописях и снабжены библиографическими ссылками на профессиональные Интернет-ресурсы, содержащие справочную информацию о произведениях древнерусской литературы, переводы текстов и комментарии к ним.

Например, можно изучить одно из самых известных и, одновременно, загадочных произведений древнерусской литературы «Слово о полку Игореве», посвящённых походу новгород-северского князя Игоря Святославича против половцев, который состоялся в 1185 году. Поход был неудачным, и в летописях действия князя подвергнуты осуждению. «Слово» же воспевает мужество русских воинов, при этом вся поэтическая образность произведения настраивает читателя на глубокое раздумье о героической истории и судьбе родной земли. Время создания памятника исследователи относят к концу XII века.

Также доступно «Поучение Владимира Мономаха» – хрестоматийное произведение литературы Древней Руси XII века. В произведении выделяются три части. Первая – собственно поучение преемникам, а последующие части являются своеобразными иллюстрациями к первой. Это летопись жизни князя – совершенно уникальное для той эпохи автобиографическое повествование – и исполненное миролюбия и прощения письмо Владимира Мономаха к его давнему врагу, князю Олегу Святославичу Черниговскому. Вероятно, эти три части были созданы в разное время и впоследствии объединены. «Поучение Владимира Мономаха» сохранилось только в одном списке в составе Лаврентьевской летописи 1377 года, в которой читается (на л. 78 – 84 об.) под 1096 годом после статьи о восточных народах.

Ещё можно ознакомиться со «Сказанием об осаде Соловецкого монастыря», которое повествует о событии, послужившем импульсом для развития старообрядческого движения.

Особо ценно, что проект позволяет осуществить автоматический поиск нужного текста по следующим параметрам: шифр рукописи, название произведения, слово или словосочетание в инципите текста, персоналия (имя автора, писца, прежнего владельца рукописи), сюжет иллюстрации (по ключевому слову) и имя лица, изображённого на иллюстрации. Возможен также поиск по ключевому слову по всему массиву текстов.

В целом проект продолжил серию проектов Российской национальной библиотеки по представлению в Интернете рукописных книжных памятников. Ранее мы уже рассказывали, в частности, о проектах РНБ, посвящённых Остромировому Евангелию, Лаврентьевской летописи и Зографскому Евангелию.

Текст: Вера Марунова

ВОЗМОЖНО, ВАМ БУДЕТ ИНТЕРЕСНО:

Кремль – школе. Образовательный сайт Музеев Московского Кремля

Летопись мужества. Просветительский ресурс о Великой Отечественной войне

Институт археологии РАН опубликовал в открытом доступе картотеки своей библиотеки

Подробности
Просмотров: 3381

Тематика, основные черты и жанры древнерусской литературы

Древнерусская литература наполнена глубоким патриотическим содержанием, героическим пафосом служения русской земле, государству, родине.

Главная тема древнерусской литературы – мировая история и смысл человеческой жизни. В её произведениях прославляется моральная красота русского человека, способного ради общего блага пожертвовать самым дорогим – жизнью. Она выражает глубокую веру в силу, конечное торжество добра и способность человека возвысить свой дух и победить зло.

Особенности древнерусской литературы:

  • историзм: героями выступают преимущественно исторические лица, литература строго следует факту;

  • «литературный этикет» – стремление подчинить само изображение мира определенным принципам и правилам, раз и навсегда установить, что и как следует изображать;

  • появление древнерусской литературы связано в возникновением государства, письменности и основывается на книжной христианской культуре и развитых формах устного поэтического творчества;

  • тесная связь с фольклором; использование сюжетов, художественных образов, изобразительных средств народного творчества;

  • изображение героя зависит от стиля и жанра произведения;

  • существование системы жанров, в рамках которых началось развитие оригинальной русской литературы.

Жанры древнерусской литературы складывались в период расцвета Киевской Руси и делились на церковные и светские.

Жанр Определение Примеры
ЛЕТОПИСЬ Описание исторических событий по «летам», то есть по годам. Восходит к древнегреческим хроникам. 

«Повесть временных лет», «Лаврентьевская летопись», «Ипатьевская летопись»

ПОУЧЕНИЕ Духовное завещание отца детям. «Поучение Владимира Мономаха»
ЖИТИЕ (АГИОГРАФИЯ) Жизнеописание святого. «Житие Бориса и Глеба», «Житие Сергия Радонежского», «Житие протопопа Аввакума»
ХОЖДЕНИЕ Описание путешествий. «Хождение за три моря», «Хождение Богородицы по мукам»
ВОИНСКАЯ ПОВЕСТЬ Описание военных походов.  «Задонщина», «Сказание о Мамаевом побоище»
СЛОВО Жанр красноречия. «Слово о Законе и Благодати», «Слово о погибели Русской земли»

 

Каждый жанр древнерусской литературы обладал устойчивой внутренней композиционной структурой, своим каноном и имел, как справедливо отмечал А.С. Орлов, «свой стилистический шаблон».

Традиции древнерусской литературы обнаруживаются в творчестве русских писателей XVIII–XX веков.

12 великих и забытых российских романов за последние 100 лет

За последние сто лет Россия претерпела ряд колоссальных социальных, политических и экономических преобразований. С падением советской эпохи новое поколение русских авторов, наконец, стало слышать свои голоса. От триллеров до научно-фантастических романов, фэнтези и политической сатиры в «Новой России» 1990-х годов процветал целый ряд жанров. Вот 12 современных русских романов, которые должны быть в вашем списке для чтения.

Владимира Сорокина часто называют футуристическим гением позднесоветской фантастики. Его романы полны изобретательности и черного юмора, особенно в его портретах нестабильного будущего общества, находящегося в кризисе. День опричника устанавливается в Москве в 2028 году и следует за историей Андрея Даниловича Комяги, одного из самых доверенных советников царя. В мире роскошных партий, жестокого насилия и политической коррупции роман Сорокина является неумолимым диагнозом нации, находящейся на грани социального коллапса.

Потрясающий дебют Ольги Грушиной — этюд предательства. В нем рассказывается о жизни Анатолия Суханова, который «распродается» и становится советским аппаратчиком в неспокойном политическом климате. Его решения вызывают большие потрясения в его жизни, и его тяжелое прошлое возвращается, чтобы преследовать его. Вторя таким великим литераторам, как Толстой и Булгаков, это глубокое исследование Советской России и ее влияния на условия жизни человека. Грушин, молодой писатель, покинувший родную страну в юном возрасте, прекрасно погружается в жизнь своего народа, в социальную, экономическую и политическую атмосферу страны.

Зависть часто сравнивают с лучшими произведениями Набокова и Булгакова и представляют собой ультрасовременную сатиру, предлагающую своим читателям захватывающую возможность заглянуть в жизнь образцового советского гражданина. Андрей — бизнесмен из пищевой промышленности, использующий элементы комедийного фарса и дикого видения, который пытается реализовать свою социальную цель, внедряя колбасы массового производства в местное общество. Когда магнат сталкивается с ленивым Николаем, он дает ему работу наемника с веселыми и тревожными сложностями.В этом состязании воли Олеша исследует двусмысленность того, что значит быть «новым советским человеком».

«Тайная история Москвы», сфокусированная на Москве 1990-х годов, представляет собой увлекательное разоблачение темного мира города. Этот роман, основанный на истории Галины, молодой женщины, захваченной преступным беззаконием посткоммунистической России, изображает преступный мир капитализма и его тяжелые последствия. С фантастическим подходом к повествованию видение Екатерины Седи охватывает миф, древнерусский фольклор и язычество.Это один из лучших примеров фантастической литературы последних десятилетий, сочетающий в себе нормальность повседневного существования с тем, что находится под ним.

Котлован Андрея Платонова — очень символичный роман о группе рабочих, живших в раннем Советском Союзе. Выкапывая огромный котлован под грандиозное «общее» здание, они монотонно копают весь день, постепенно переставая понимать смысл своей работы и, в конечном итоге, своего существования. Платонов изображает одну из первых государственных антиутопий 20-го века и абсурдность бездумной коммунистической бюрократии.В частности, роман критикует сталинский режим и внутреннюю политику. Понятно, что, несмотря на то, что работа была завершена в 1930 году, она не была опубликована до 1987 года из-за проблем с цензурой.

Роман Виктора Пелевина « Омон Ра », одновременно поэтичный и смешной, считается продолжателем великих произведений Гоголя и Булгакова. На нем изображена жизнь Омона, который тренируется в рамках советской космической программы. Однако после зачисления он обнаруживает серьезность советского протокола и отсталость их технологий.Путем множества шокирующих инцидентов Пелевин высмеивает мифы науки в тяжелом контексте советского общества, подчеркивая антиутопическую природу России через искаженную призму научно-фантастического приключения.

Классик русской литературы, Maidenhair Михаила Шишкина исследует подборку историй, основанных на вопросах жизни, смерти, любви и вневременности войны. Они являются выражением бесчисленных радостей и боли жизни, а также описанием красоты в повседневной жизни.Повествование о грации и силе, этот роман не разочарует тех, кто жаждет нового взгляда на жизнь. С момента выхода своего первого романа Шишкин стал обладателем трех самых престижных литературных премий России.

Время: Ночь — изображение советской утопии, раскрывающее жизнь Анны Андриановой, ужасного родителя и неудачливого поэта. Пытаясь удержаться на позиции доминирующего матриарха, ведущего дом, полный женщин, роман исследует сложные отношения Анны с собой и своей дочерью.В этом суровом портрете отчаянной семейной жизни в России Петрушевская искусно изображает мрачность и безнадежность посткоммунистической жизни. Написанный от первого лица в виде рукописи после смерти главного героя, это увлекательное чтение, которое останется актуальным для своей аудитории на долгие годы.

«Слинкс » — роман-антиутопия Татьяны Толстой, настоящая жемчужина жанра. Расположенный в цивилизации через двести лет после «взрыва», ядерного эпизода, город Москва превратился в руины и был переименован в Федора Кузьминчска в честь его правителя.Эта фантазия представляет собой безумную поездку на американских горках и дает представление о деградировавшем мире человеческой беспомощности, культурного регресса и невежества. Сосредоточенный на персонаже Бенедикта, который ведет странную жизнь, переписывая старые книги и представляя их как слова великого нового лидера, этот роман точно передает тьму, подавляющую души людей.

Повесть и сборник рассказов «Сонечка» рассказывает историю молодой русской женщины, которая физически непривлекательна, с глубокой страстью к книгам.Когда ей чуть за двадцать, она знакомится с представителем интеллигенции по имени Роберт, который делает ей предложение. Живя полноценной жизнью, она переезжает по Москве с мужем, а затем и дочерью. Однако в преклонном возрасте Роберт заводит роман с молодой польской девушкой, оставляя Сонечку полагаться на свои жемчужины женской мудрости. В этом романе невероятная героиня доставляет удовольствие исследовать и вызывает глубокую печаль, которая заканчивается завораживающим финалом.

Каменный мост исследует десятилетнее исследование Тереховым «молодых волков», вдохновленное нацистами тайное общество внутри элитной кремлевской школы во время правления Сталина.В романе, основанном на реальных событиях, рассматриваются исторические личности и анализируются досье НКВД, чтобы пролить свет на тяжелое прошлое страны. Это также следует из истории молодой девушки по имени Нина Уманская, дочери советского дипломата, убитой своим одноклассником, сыном наркома. Терехов проливает свет на трагический исторический опыт России и помещает его в контекст сегодняшнего дня. Политически насыщенный и невероятно увлекательный, этот крутящийся разоблачение необходимо прочитать тем, кто заинтересован в раскопках того, что скрывается за советским фасадом.

Захар Прилепин считается одним из важнейших авторов современной России. Санкья — это рассказ о члене революционной организации Саше Тишине. Молодой человек и его друзья принадлежат к поколению, которое застряло между двумя эпохами — коммунистическим прошлым и настоящим обществом. Не имея возможности использовать опыт Советского Союза и осторожно подходя к капиталистическому пути страны, они образуют группу, призванную построить лучшую нацию. Многие считают этот роман умеренной критикой нынешней политической ситуации в России, особенно с учетом президента Путина.

Основные исследования древнерусской литературы — История русской литературы

В категории ::: 00 Введение

Начиная с пятнадцатого, шестнадцатого и семнадцатого веков существует несколько сохранившихся описей, оглавлений и библиотечных каталогов, что говорит о том, что уже в Древней Руси была потребность в систематизированной информации о книгах: оглавление двенадцатитомной Менологии Митрополит Макарий (XVI век), составленный редактором Евфимием, описи книг Волоколамского Свято-Иосифовского монастыря, описи книг Патриарха Филарета (отца царя Михаила) и многие другие.

Среди этих описей и каталогов наиболее подробным и точным является описание рукописей монастыря святого Кирилла на Белом озере, составленное в конце пятнадцатого века неизвестным монахом из монастыря. Он дает подробную информацию о размере, составе, содержании, количестве листов и (где возможно) дате книги. Автор этого описания цитирует названия отдельных предметов, воспроизводит начальные слова отдельных произведений и указывает количество листов в каждом элементе и их порядок в книге.Поскольку большинство описанных рукописных книг сохранилось в фонде Ленинградской государственной публичной библиотеки, мы можем проверить скрупулезную точность этого описания.

Курсив XVII века — надпись из книги, подаренной Соловецкому монастырю. Государственная публичная библиотека, Ленинград

Еще одно прекрасное произведение — «Список содержания книг и их составителей», составленный в семнадцатом веке. Здесь также очень подробно описаны печатные и рукописные книги, пункт за пунктом, с указанием названий отдельных пунктов и вступительных слов каждого, с указанием наличия предисловий и послесловий и, где возможно, с информацией об авторах.Интересно, что автор Списка использует условные сокращения и обозначения, которые позволяют ему представить информацию в очень систематизированной форме.

Петр Великий чрезвычайно интересовался древнерусской литературой. В 1722 году он издал указ о сборе из монастырей и епархий рукописей «давно минувших дней» на пергаменте и бумаге с особым упором на хроники, ученые степени и хронографы.

По личному распоряжению Петра Великого была сделана (очень тщательно по тем временам) копия Радзивилловской летописи и привезена из Кенигсберга в Санкт-Петербург в 1716 году.Не была забыта и «Летопись Радзивиллов» впоследствии: в 1758 г. по указанию президента Академии наук сама летопись была привезена из Кенигсберга в библиотеку Академии наук. Текст летописи опубликован в 1767 году.

За выпуском Радзивилловской летописи в 1767 г. последовали Русские летописи по Никоновской рукописи (которая начала выходить в 1767 г.), Царская книга (1769 г.), Царская летопись (1772 г.), Древняя летопись (1774 г.) — 1775 г.), «Русская летопись по рукописи святой Софии Новгородской Великой» (ч. 1 — 1795 г.), «Градус царской родословной» (1775 г.) и многие другие.

Один из ближайших соратников Петра, известный русский историк Василий Татищев, наиболее активно собирал старинные рукописи, особенно летописи. В своей обширной «Истории России» Татищев пытается дать точные сведения о русских летописях и других древнерусских письменах.

В 1720-х годах в Санкт-Петербурге была основана Академия наук. 3 . Академики Герхард Фридрих Миллер и Август Людвиг Шлозер много сделали для сбора и изучения старинных рукописей по русской истории.Хотя Миллер тенденциозно интерпретировал ранний период русской истории с точки зрения норманизма, который утверждает, что варяги (норманны) сыграли решающую роль в формировании раннего русского государства, он выполнил важную услугу по сбору очень редких рукописных материалов и издание многих литературных произведений, в том числе «Ученых степеней» (в двух частях, Москва, 1775 г.). Август Шлоцер посвятил сорок лет тщательному изучению русских летописей и опубликовал обширный труд на немецком и русском языках по «Летописи Нестора» (немецкое издание в пяти томах, 1802–1809 гг., Русское издание в трех томах, 1809–1819 гг.).

Андрей Рублев (?). Световое письмо из Хитровского Евангелия. Конец 14 — начало 15 века. Государственная библиотека имени В.И. Ленина, Москва

Многое сделал для изучения древнерусской литературы знаменитый просветитель XVIII века Николай Новиков. В 1772 г. он издал «Исторический словарь русских писателей», в котором собраны сведения о более чем 300 писателях от раннего периода русской литературы до XVIII века включительно. В 1773-1774 гг. Издавал Древнерусскую библиотеку.Первое издание состояло из десяти томов. В 1788-1791 гг. Он был дополнен новым материалом и вышел в 30 томах, в которых вошли многие древнерусские литературные произведения.

Сбор и публикация рукописей приобрели еще больший размах в начале девятнадцатого века. Публикация в 1800 году «Слова о полку Игореве» вызвала новый всплеск интереса к древнерусским литературным произведениям. Этот интерес стал еще более распространенным после войны 1812 года против Наполеона, сыгравшей важную роль в развитии национального самосознания и интереса к русской истории.

Особое значение имела деятельность коллекционера графа Николая Румянцева (1754-1826). Он собирал старинные рукописи и финансировал экспедиции в старые монастыри. В 1861 году собрание Румянцева было перевезено из Санкт-Петербурга в Москву и составило ядро ​​книжной коллекции Румянцевского музея, ныне Государственной библиотеки СССР имени В. И. Ленина.

Выдающийся русский филолог Александр Востоков (1781–1864) дал подробное научное описание рукописей графа Румянцева.Его Описание русских и славянских рукописей Румянцевского музея, содержащее описание каждого предмета, основанное на кропотливых исследованиях, вышло в 1842 году. Это описание сохраняет свое научное значение по сей день и во многих отношениях может быть названо образцовым.

Из других коллег Николая Румянцева следует упомянуть митрополита Евгения Болховитинова (1767-1837), который собирал и изучал рукописи во всех древнерусских городах, куда он был послан. Он является автором двух библиографических работ:

.

Исторический словарь писателей священства в России (два издания в двух томах, 1818 и 1827 гг.) И посмертно изданный Словарь русских светских писателей, местных и иностранных, писательский в России (том 1, 1838 г., и оба тома вместе в 1845 г.).

Еще одним соратником Румянцева был Константин Калайдович (1792-1832), умерший в раннем возрасте. Впервые он опубликовал многие древнерусские произведения в «Памятниках русской литературы XII века» (1821 г.) и в исследовании популярного в Древней Руси болгарского писателя X века — Иоанна, болгарского экзарха (1824 г.).

Наконец, среди соратников Румянцева был Павел Строев (1796–1876). С 1829 по 1834 год Строев как руководитель организованной им археографической экспедиции систематически изучал рукописные коллекции всех старинных монастырей и собрал огромное количество чрезвычайно редких предметов.Для классификации этих рукописей в 1834 г. была создана Археографическая комиссия. Комиссия работала сначала независимо, а затем, с 1921 г., как часть Академии наук СССР, до 1930-х годов, когда вместе с ее архивами она была передана в ведение Ленинградское отделение Института истории АН СССР. После классификации рукописей, собранных археографической экспедицией, комиссия вскоре обратилась к самостоятельному изучению древнерусских рукописей.Опубликовал большое количество работ. Особое значение имело издание, начиная с 1841 г., Полного собрания русских летописей, работа над которым продолжается (37 том вышел последним).

Как мы видим, в восемнадцатом и начале девятнадцатого века древнерусские литературные и исторические произведения собирались и изучались в основном с библиографической и библиологической точки зрения.

Само понятие «литература» в современном понимании художественной литературы практически не появлялось в России до Карамзина 4 в начале XIX века.До этого древнерусские писания, как литературные, так и исторические, собирались, изучались и публиковались одними и теми же учеными, и цели их исследований практически не менялись. Первые попытки создать историю литературы были предприняты относительно поздно.

Различные краткие обзоры по истории древнерусской литературы начали появляться в 1820-х годах. Наиболее интересна «История древнерусской литературы» киевского ученого Михаила Максимовича (переиздана в третьем томе его собрания сочинений, Киев, 1880 г.).Максимович (1804–1873) очень интересовался «Словом о полку Игореве» и первым провел подробное сравнение литературных особенностей «Слова» с народной поэзией. В его истории также до некоторой степени проявляется озабоченность художественным аспектом древнерусских литературных произведений. В начале своей книги он первым разделил древнерусскую литературу на периоды, связав ее с общим ходом русской истории, но конкретно изучил произведения только до XIII века.

В свое время была хорошо известна «История русской литературы, преимущественно древнерусской» Степана Шевырёва, впервые опубликованная в 1846 году и переизданная в 1887 году. Он был написан с романтической точки зрения и идеализировал древнерусскую духовную и церковную жизнь. Он связывал и до некоторой степени подчинял историю литературы истории церкви.

Вторая половина XIX века произвела на свет четырех выдающихся историков русской литературы: Федора Буслаева (1818-1897), Александра Пыпина (1833-1904), Николая Тихонравова (1832-1893) и Александра Веселовского (1838-1906). .

В начале своей деятельности Федор Буслаев принадлежал к Мифологической школе, созданной прежде всего немецким ученым Якобом Гриммом. Мифологи считали, что литературные сюжеты, фольклорные мотивы и сюжеты зародились в смутном и далеком прошлом, времени, когда индоевропейские народы жили на своей гипотетической общей родине. Считалось, что произведения, происходящие из этого далекого прошлого, отражают мифологические взгляды далеких предков этих народов.

Взгляды Мифологической школы повлияли на Федора Буслаева прежде всего в его изучении русского языка.Однако в его случае крайности и фантазии мифологической школы были в значительной степени смягчены историко-сравнительным подходом. Как известно, Александр Афанасьев, Орест Миллер и многие другие исследователи русской мифологии и фольклора не избежали этих крайностей.

Многие направления интересов и исследований, которые проводил Федор Буслаев, были очень плодотворными для изучения древнерусской литературы: его интерес к апокрифической литературе, устные религиозные стихи (духовные стихи) с их неортодоксальными, чисто популярными взглядами и древнерусское искусство. без литературных произведений.

Последний из крупных произведений Федора Буслаева, «Русский иллюстрированный апокалипсис» (Санкт-Петербург, 1884), был выдающимся исследованием для своего времени и подчеркивал важность популярных взглядов.

При всей своей огромной любви к древнерусской литературе и искусству Буслаев не был узколобым националистом. Значение его Мифологической школы для изучения древнерусской литературы заключалось в том, что эта школа сравнивала древнерусские литературные произведения с произведениями других стран и с развитием фольклора в целом.Это был решительный и эффективный отказ от мнения о том, что

Древнерусская литература была подражательной, слабой, оторванной от развития мировой литературы в целом.

Мифологическая школа была вытеснена (даже в некоторых работах Буслаева) теорией литературного заимствования, впервые изложенной немецким ученым Теодором Бенфеем. Это был возврат к историческому методу, к конкретному изучению различных предметов и мотивов. Историческая роль теории заимствования заключалась в том, что она заставляла ученых концентрироваться не столько на доисторических явлениях, сколько на конкретном периоде Средневековья, и подчеркивала даже сильнее, чем мифологическая школа, важность международных контактов, в частности контактов с Византией. и Восток, взаимосвязь фольклора и литературы и важность предметов и мотивов, передаваемых через купцов и крестоносцев, паломников и ремесленников.

Вслед за Федором Буслаевым теорию заимствования поддержали хорват по происхождению академик Ватрослав Ягич, а также академик Александр Веселовский, академик Иван Жданов и другие.

Сторонники теории заимствования изучали прежде всего влияние поэтической культуры Востока на Запад. Особую роль в этом влиянии они приписывали арабам и буддизму, но прежде всего Византии как стране восточных сюжетов и мотивов. Это повысило значение не только византийской, но и древнерусской литературы в мировом литературном обмене.Постепенно исчезло традиционно пренебрежительное отношение к Византии, а вместе с ним и пренебрежительное отношение к древнерусской литературе, по крайней мере, среди филологов. Также возросло значение Византии как хранилища античного классического литературного наследия.

В отличие от Федора Буслаева и Александра Веселовского, Николай Тихонравов первым из историков русской литературы поставил перед дисциплиной новые задачи. Он утверждал, что история литературы не должна быть «собранием эстетических анализов» избранных писателей и не должна служить «пустому изумлению» «литературным гениям».История литературы должна объяснять «исторический ход литературы» в связи с интеллектуальным и моральным состоянием общества, к которому принадлежит литература.

Тихонравов внес важный вклад в двух сферах. Он основывал изучение литературы на изучении истории. При всех своих недостатках возглавляемая им культурно-историческая школа стремилась интерпретировать литературные произведения на основе исторических данных. Более того, в своих взглядах на историю России Тихонравов расходился с официальными точками зрения и проявлял особый интерес к произведениям, запрещенным церковью.Его вторым важным вкладом было то, что он опубликовал большое количество работ очень точно и эффективно для своего времени. Уровень публикации древнерусских текстов, который был высок ко второй половине XIX века, также помог Тихонравову опубликовать тексты современных русских писателей, таких как Николай Гоголь, переписку Николая Новикова, фольклор.

Представляют интерес и труды по древнерусской литературе академика Александра Пыпина. В юности Пыпин находился под сильным влиянием своего двоюродного брата Николая Чернышевского, но позже он присоединился к западноевропейской историко-культурной школе, близкой к буржуазно-демократической просвещенности.Его интересовал в основном социально-идеологический аспект литературы и подчеркивал связь литературы с популярной жизнью. Следовательно, он изучал этнографию и фольклор, концентрируясь в основном на жанрах, выражающих популярные взгляды (апокрифы, народные сказки, полемику), но малоинтересных для «эстетической» критики. Он написал более 1200 научных работ. Одно из его первых крупных произведений, «Литературная история древнерусских сказок и рассказов» (СПб., 1857), по-прежнему актуально для ученых.

На исследования четвертого гиганта истории русской литературы Александра Веселовского оказали влияние многие черты, характерные для научных предпосылок его великих предшественников: Федора Буслаева и Николая Тихонравова.

Александр Веселовский внес необычайный вклад в изучение древнерусской литературы. Он сблизил русское, византийское и западноевропейское средневековье, установив общие черты не только в отдельных предметах и ​​мотивах, но и в эстетических принципах и законах развития, что было наиболее важно.В этом отношении Веселовский был гораздо более реалистичным, чем основоположник сравнительно-исторического метода Теодор Бенфей. Он искал не только общие черты между литературами, но и конкретно-историческое объяснение этих черт. Более того, и это особенно важно, Веселовский интересовался литературой не только передовых народов, но и народов с относительно низким уровнем культурного развития. Для него все народы были равными в литературном обмене. Для него не было литературной элиты: его интересовал обмен всей литературой, сильной и слабой, в произведениях «посредственных» писателей, в массовых явлениях.И он не считал этот обмен единственным источником литературных сюжетов и мотивов.

Как и Николай Тихонравов, Александр Веселовский особенно интересовался произведениями древнерусской литературы с неортодоксальным, народным взглядом на мир: религиозными стихами, апокрифами, легендами и витэ (из всех жанров религиозной литературы Жития святых содержат сильнейшие отклонения от официальных, канонических взглядов).

Высокий уровень русской филологии поддерживался прекрасной организацией академических изданий.

В 1850-х годах под редакцией Измаила Срезневского начали выходить два выдающихся филологических журнала: «Известия Отделения русского языка и литературы Академии наук» (1852-1863 гг.) И «Труды Второго Отделения Академии наук» ( 1854-1863 гг.), Впоследствии продолженные как собрания Отделения русского языка и литературы (с 1867 г. вышло около девяноста томов). Возобновленный в 1896 году по инициативе академика Алексея Шахматова, «Труды Отделения русского языка и литературы Академии наук» стали одним из ведущих филологических журналов мира.В нем напечатано множество исследований древнерусской литературы, свидетельствующих о высоком уровне русских исследований в конце XIX — начале XX веков. Труды по-прежнему актуальны и сегодня.

В конце девятнадцатого и первой четверти нынешнего века научные принципы русской классической текстологии основывались на обширном опыте публикации древнерусских произведений и критическом обзоре принципов западноевропейской формалистической текстологии.

К концу XIX века Академия наук в Санкт-Петербурге стала центром текстологических исследований, опередив по своим методам западноевропейские центры.

Независимо друг от друга Алексей Шахматов (1864-1920) в Санкт-Петербурге и Владимир Перетц (1870-1935) в Киеве (последний был избран в Академию наук в 1914 году и переехал в Петроград) создали свои, но в некоторых отношениях аналогично школы текстологического изучения древнерусской (последняя также древнеукраинской) литературы. В отличие от текстологической школы, господствовавшей на Западе, сторонники которой при изучении текстов придавали первостепенное значение формальной классификации вариантных прочтений без анализа их причин, Шахматов и Перетц стремились представить «литературную историю» произведения во всей ее полноте. редакции, типы и редакции.Для обоих ученых самым важным элементом в этой истории был человек, создавший текст, автор, а после него неизвестные редакторы и переписчики, руководствовавшиеся в своей работе определенными идеями и целями, а иногда и литературными вкусами.

Шахматов и Перетц после него основывали свои текстологические исследования на историческом методе, принципе изучения текста через его историю и изменения.

Оценивая сегодня новые текстологические идеи, внесенные этими двумя академиками, мы также можем заметить значительные различия между ними.Шахматов развивал свою текстологическую практику на более сложном материале — летописи, где трудно установить не только разные редакции, но даже сами произведения и где можно найти текстологические связи между всеми произведениями летописного жанра. Следовательно, его текстология разработала более тонкие приемы интерпретации текста.

Владимир Перетц был прежде всего историком литературы и преуспел в литературно-исторической интерпретации изменений в тексте и его различных редакций.Важное значение имели также его наблюдения о конкретных фольклорно-литературных связях, о переносе отдельных произведений из одной литературы в другую, из одной среды в другую, из литературы в фольклор и наоборот.

Исторический принцип изучения текстов не случаен: развитие не только текстологии, но и исследования древнерусских памятников в целом в XIX и XX веках все более твердо базировалось на историческом методе.Постепенное овладение историческим подходом характерно для всех крупнейших ученых, изучавших древнерусскую литературу.

Советское литературоведение унаследовало прекрасные достижения предшествующего периода и выросло на широкой базе исследовательской литературы и систематической археографической (сбор, описание и публикация) деятельности. Советское изучение древнерусской литературы развило лучшие традиции дореволюционной науки, постепенно снимая ее ограничения и общие методологические недостатки.

Археографические экспедиции на время прекратились в 1920-х годах в связи с общими трудностями того периода. Однако работа по систематическому описанию рукописей продолжалась в основном потому, что собрания рукописей в то время были сосредоточены в нескольких крупных центральных книжных хранилищах.

Следует упомянуть деятельность Комиссии по изданию произведений древнерусской литературы в 1920-1930-е гг., Работу группы квалифицированных специалистов по созданию того, что стало необходимым для всех изучающих древнерусскую литературу, а именно: картотека академика Николая Никольского (1863-1936), в которой собрана информация о различных рукописях отдельных произведений в разных учреждениях, что позволяет быстро найти необходимый рукописный материал для данного произведения.Эта картотека хранится в Отделе рукописей Библиотеки Академии наук СССР в Ленинграде.

Не менее важна и картотека, выпущенная в 1930-е гг. Сектором древнерусской литературы института

.

«Русская литература АН СССР в Ленинграде», в которой приводились сведения о рукописях, публикациях и исследованиях отдельных произведений. Однако работа над этой картотекой прекратилась в конце 1930-х годов.

Карточные карточки Никольского и Сектора древнерусской литературы, несмотря на их неполноту, по-прежнему необходимы всем изучающим древнерусскую литературу.

В середине 1930-х годов по инициативе Владимира Малышева (1910-1976) возобновились археографические экспедиции. Эта работа сохранила большое количество рукописей, которые по разным причинам перестали цениться их владельцами. В настоящее время поиск рукописей ведется Институтом русской литературы (Пушкинский дом) АН СССР, рукописными отделами Государственной библиотеки им. Ленина, Государственной публичной библиотеки в Ленинграде, библиотеками Ленинградской государственной библиотеки. Академии наук СССР в Ленинграде, Московском и Ленинградском университетах, Сибирском отделении Академии наук СССР и др.

В результате концентрации после Октябрьской революции 1917 г. большинства коллекций рукописей в нескольких центральных хранилищах и формирования картотеки рукописей изучение древнерусских рукописей стало более научным. Уже в дореволюционных исследованиях академик Алексей Шахматов и академик Владимир Перетц подчеркивали необходимость изучения литературной истории произведений применительно ко всем сохранившимся рукописям, всем сохранившимся копиям. Теперь это требование можно было бы выполнить, если бы публикация памятников продолжалась.Но не только концентрация рукописей помогла претворить в жизнь принципы, давно отстаиваемые учеными. Этому способствовало также сосредоточение самих исследователей в нескольких центрах по изучению древнерусской литературы, из которых двумя основными были Сектор древнерусской литературы Института русской литературы АН СССР, организованный в 1934 году. , а также Группа изучения древнерусской литературы, периодически действовавшая при Институте мировой литературы АН СССР.Эти центры, созданные в 1930-х годах, начали коллективные исследования, выпуск серийных публикаций и обобщающих работ. Возможны также коллективные усилия в организации археографических экспедиций, составлении библиографий и описаний. Открывались и систематически изучались новые произведения и целые разделы литературы.

Несомненно, одна из важнейших сфер русской литературы XVII века — это демократическая сатира. Несколько произведений демократической сатиры были известны в девятнадцатом веке, но они обычно относились к низшему типу литературы и не придавали им особого значения.Следовательно, эти работы не изучались и редко публиковались. Заслуга в установлении историко-литературного значения демократической сатиры XVII века и публикации полного собрания этих произведений принадлежит Варваре Адриановой-Перетц. 5 Она показала, что сатирическая литература имеет большое значение как выражение идей эксплуатируемых слоев народа. В сатирической литературе семнадцатого века мы находим целый пласт городской литературы, литературы ремесленников, мелких торговцев, крестьян и низших слоев оппозиционно настроенного духовенства, имевшего связи с народом.

В области летописания советские исследователи продолжили работу Алексея Шахматова и составили общую историю русского летописания. Впервые он был представлен нам в произведениях Михаила Приселкова (1881-1941) и Арсения Насонова (1898-1965) в его сложном развитии с XI по XVI век как история, тесно связанная с политической мыслью Древнего мира. Россия. Четкие хронологические вехи в русской летописи позволили датировать другие произведения древнерусской литературы по отношению к ним.Так, например, датировка отдельных сборников летописей позволила ученым датировать многие произведения, связанные с ними, такие как исторические сказки, жития святых, рассказы о паломничестве и послания. Летописание обеспечило основу, которая позволила поместить произведения древнерусской литературы, большинство из которых являются анонимными и поэтому трудно помещать хронологически, в историческую перспективу. История летописания легла в основу истории литературы.В связи с этим само летописание стало изучаться с историко-литературной точки зрения: его история как история литературного жанра, художественные и художественные элементы летописания и его связь с фольклором. Литературная интерпретация истории русского летописания дана в книге Дмитрия Лихачева «Русские летописи» (Москва и Ленинград, 1947). Если раньше исследователи фольклора искали в летописях следы исторических событий, на которых основывались сюжеты героических поэм (былин), то после Октябрьской революции исследователи стали искать и обратное: отражение фольклорных сюжетов в хроника. 6 Произведения Бориса Рыбакова имеют большое значение для определения соотношения былин и летописей. 7

Таким образом, изучение истории русской литературы стало включать в себя целые категории произведений, эстетическая ценность которых ранее игнорировалась. Историки литературы включили в свои тематические хроники, хронографы, некоторые так называемые поддельные документы и так далее. Произведения Иосифа Волоколамского, впервые оцененные Игорем Ереминым, 8 стали изучаться с историко-литературной точки зрения.Выпущен целый том «Новооткрытые и неизданные произведения древнерусской литературы». 9

Среди новооткрытых произведений отметим «Сказание о Сухане, которое открыл, изучил и опубликовал Владимир Малышев», сочинения Ермолая-Эразма, открытые и изученные Вячеславом Ржигой, произведения Андрея Белобоцкого, открытые и изученные Александром Горфункелем, индивидуально написаны песни, найденные и изданные Александром Позднеевым, произведения редактора Савватия, изучены Леонидом Шептаевым и т. д.Особое значение имеет книга Олега Творогова «Древнерусские хронографы» (Ленинград, 1975), в которой исследуется большой летописный материал в рукописях.

В связи с резким увеличением количества опубликованных и изученных экземпляров отдельных работ, стали появляться новые редакции и новые типы. Открытые редакции позволили составить более полное представление об истории литературы отдельных произведений и, как следствие, составить более полное представление об историко-литературном процессе.

Институт русской литературы АН СССР издает серию монографий по произведениям древнерусской литературы.Принимая во внимание, что многие древнерусские произведения вообще не были опубликованы, что одни были опубликованы без учета всех сохранившихся рукописей, а другие изданы давно и в неудовлетворительном виде, редакция этой серии поставили перед собой задачу тщательно изучить все сохранившиеся рукописи важных работ и опубликовать их заново.

Особого упоминания заслуживают следующие публикации этой серии: Сказка о князьях Владимирских, 10 «Сказка» Авраама Палицына 11 Сказка о Сухане, 12 Комедия Артаксеркса, 13 Сказки Житие Михаила Клопского, 14 Произведения Вассиана Патрикеева, 15 Деяния Дигенов, 16 Новая сказка о славнейшем российском царстве, Сказка о Дракуле, 18 Сказка об основании Москвы, 19 Сказания о споре жизни и смерти, 20 «Сказание о гибели земли русской» 2 и «Сказание о Петре и Февронии» 22 К настоящему времени опубликовано 30 томов этой серии .

В серии «Памятники литературы» опубликован ряд древнерусских произведений. Целью данной серии является публикация произведений разных эпох и народов, и она выпустила значительное количество древнерусских произведений, а именно: Повесть временных лет, 23 Слово о полку Игореве 24 Военные сказки Древней Руси 25 Путешествие Афанасия Никитина за три моря, 26 Послания Ивана Грозного 27 Официальные донесения русских послов из-за границы, 28 Сочинения Симеона Полоцкого, 29 «Летопись» Ивана Тимофеев, 30 Русская демократическая сатира семнадцатого века, 51 Сказки Куликовской битвы, 32 и Александрейд 55 .Наконец, некоторые работы были опубликованы независимо от каких-либо серий, например «Повесть о походе Стефана Батория на Псков», 34 Жития Аввакума и Епифания, 5 и Русская силлабическая поэзия 17-18 веков 36 Каждое из этих изданий содержало все существующие версии произведения, чтобы показать, как оно двигалось и менялось в различных социальных средах в разное время. Они были чрезвычайно важны для изучения истории литературы, поскольку позволяли проследить изменения идей, литературных стилей и требований, предъявляемых к произведению читателями и переписчиками.Эти издания были историко-литературными в полном смысле этого слова и внесли большой вклад в построение истории древнерусской литературы.

Начиная с 1932 г. важнейшие исследования древнерусской литературы публикуются в почти ежегодных Трудах Отдела древнерусской литературы (ТОДРЛ) Института русской литературы Академии наук СССР. Самый последний (сороковой) том вышел в 1985 году. В Москве Группа изучения древнерусской литературы при Институте мировой литературы им. М. Горького АН СССР издает «Исследования и материалы по древнерусской литературе», из которых вышло четыре тома. (1961, 1967, 1971 и 1976 годы).

Обратимся теперь к общим курсам и учебникам по истории древнерусской литературы, которые сохраняют свое значение и сегодня.

Во второй половине девятнадцатого и начале двадцатого века было опубликовано много важных работ на «Слово о полку Игореве» Эльпидифор Барсов, 37 Николай Тихонравов, 38 Александр Потебня, 39 Владимир Перетц 40 и многие другие .

В 1938 г. вышел в свет учебник Николая Гудзи «Древнерусская литература».Это был первый учебник по предмету, свободный от вульгарного социологизма. Учебник многократно переиздавался. Он дает ясное представление о произведениях, хорошо излагает материал и в некоторой степени повествует о содержании произведений.

Чуть раньше академик Александр Орлов опубликовал курс лекций «Древнерусская литература XI – XVI веков» (Москва и Ленинград, 1937). Этот курс примечателен тем, что в нем делается попытка анализировать прежде всего литературный аспект отдельных произведений.Отчет о литературе шестнадцатого века имеет бесспорную ценность. В 1939 году курс был переиздан под названием «Курс лекций по истории древнерусской литературы», а в 1946 году он вышел снова с добавлением краткого изложения литературных произведений XVII века.

За курсом Орлова последовали три коллективные академические истории древнерусской литературы. Незадолго до Великой Отечественной войны (1941-1945 гг.) Институт русской литературы АН СССР выпустил первый том, посвященный раннему периоду, трехтомной «Истории русской литературы» № 41 , который, к сожалению, так и не был завершен. .Непосредственно перед войной и во время войны были изданы два тома (второй в двух частях) 10-томной Истории русской литературы 42 Института русской литературы. Это самая большая история древнерусской литературы из когда-либо изданных. Он не только самый объемный, но и самый полный по количеству рассмотренных работ. Анализируются многие произведения, ранее не вошедшие в историю литературы. Были отобраны только литературные произведения, но критерий включения произведений в эту категорию был очень широк.Авторы стремились расширить светские разделы литературы, включая хроники, хронографы, многочисленные исторические сказки, сатирические произведения XVII века, фольклорные записи и т. Д. Историко-литературные явления рассматривались на широком историческом фоне вместе с общекультурными изменениями и историей. русского искусства. Эта история древнерусской литературы была написана не только всеми выдающимися литературоведами того времени, но и с помощью выдающихся искусствоведов Дмитрия Айналова и Николая Войонина и историка Михаила Приселкова.Однако серьезным недостатком этой работы является почти полное отсутствие библиографии и именных указателей (авторов и работ) и неадекватные заголовки.

Среди академических историй древнерусской литературы следует отметить первый том «Истории русской литературы 43 » в трех томах, изданный совместно двумя академическими учреждениями: Институтом русской литературы (Пушкинский Дом) АН СССР. и Институт мировой литературы АН СССР.Первый том содержит краткий отчет о развитии древнерусской литературы с пересмотренным делением на периоды и попытками описать произведения в свете новых исследований по ним с момента публикации первых двух томов десятитомной Истории русской литературы. .

«История древнерусской литературы» профессора Московского университета Владимира Кускова (издание четвертое, исправленное и дополненное, Москва, 1972 г.) — хороший краткий учебник. 44

Изучение древнерусской литературы за пределами России зарубежными специалистами практически совпало с ее изучением на родине.Первыми произведениями, привлекшими внимание зарубежных ученых, были летописи и «Слово о полку Игореве». Русскую Первичную летопись изучал Август Шлозер, опубликовавший в 1802–1809 годах свое огромное пятитомное исследование «Нестор», которое вскоре появилось в переводе Николая Языкова в трех томах: 45 .

«Слово об Игоре» 46 привлекло внимание чешских ученых, но прошло более века, прежде чем переводы и изучение «Слова» на иностранных языках получили широкое распространение.

Со второй четверти ХХ века за рубежом наблюдается повышенный интерес к русской литературе и к русской культуре в целом. Этот интерес привел к публикации большого количества отдельных исследований и монографий, а также общих курсов древнерусской литературы.

Эти исследования и курсы не могут быть рассмотрены, поскольку мы рассмотрели российские, поскольку они связаны со спецификой страны, о которой идет речь, и с развитием ее исследований.Поэтому мы перечислим лишь наиболее полные обзоры древнерусской литературы и периодических изданий. Отдельные исследования и монографии, опубликованные за рубежом, будут упомянуты в соответствующих местах, как и на русском языке.

Курс древнерусской литературы Риккардо Пичкио, изданный на итальянском, английском и испанском языках, наиболее соответствует современным требованиям 47 . Этот курс учитывает все основные литературные произведения и выражает наиболее обоснованные точки зрения.Более короткий курс древнерусской литературы и русской литературы XVIII века составлен оксфордскими специалистами Джоном Феннеллом и Энтони Стоуксом. 48

Курс древнерусской литературы Дмитрия Чижевского, 49 пользуется большим авторитетом за рубежом, содержит множество произвольных оценок произведений и их исследователей, имеет некоторые пробелы в своих историографических очертаниях и сведениях. Курсы древнерусской литературы Адольфа Стендера-Петерсена 50 и Вильгельма Леттенбауэра 51 устарели с библиографической точки зрения.Курс древнерусской литературы, изданный недавно в Болгарии, имеет первоначальную цель показать взаимосвязь между русской и болгарской литературой. 52

Специальные исследования и публикации древнерусских текстов уже много десятилетий появляются в прекрасном чехословацком славистическом журнале «Славия», который впервые вышел в 1922 году. Изданное в Париже Revue des Etudes Slaves представляет особый интерес из-за его полных библиографических данных. Сборники под названием Russia Mediaevalis под редакцией Рудольфа Мюллера, Анджея Поппе и Джона Феннелла издаются в Федеральной Немецкой Республике.Они содержат как глубокие исследования, так и полные библиографические данные. На сегодняшний день вышли четыре, все сравнительно недавно.

Где купить мраморные столешницы лучшие по рейтингу кухонные столешницы.

Экспертиза работ Айрис Мердок (1919–1999) — EuropeNow

Это часть нашей специальной статьи, Разнообразие, безопасность, мобильность: вызовы для Восточной Европы.

Существует множество препятствий, мешающих пониманию одной нации другим, включая различия в образе мышления, повседневной жизни, традициях, системах ценностей, а также накопленные стереотипы и предубеждения.Часто стереотипы не соответствуют действительности, но они влияют на отношения между двумя странами и их народами. Вообще в глазах иностранцев Россия — огромная страна с неисчерпаемыми природными ресурсами, суровым климатом, финансовыми трудностями, социальными неурядицами, необходимостью подчиниться незавидной судьбе, но в то же время терпением, широтой души, гостеприимством. , щедрость и романтичность.

Изоляция СССР и в целом негативная реакция западноевропейских, особенно британских и американских лидеров, на подъем коммунистического режима оказали влияние не только на современные взгляды на Советский Союз, но и на его предшественницу, царскую Россию.Россия стала считаться отсталой, управляемой жестокими царицами и с суровым климатом.

Однако зарубежные мнения уже давно вызывают особый интерес для российских (и советских) правительств и людей. Еще при Иване Грозном приезжали советовать и строить Россию. Петр Великий уделял большое внимание восприятию России в Западной Европе и стремился модернизировать страну таким образом, чтобы это соответствовало тому, что голландцы и англичане относились к его стране.Позже царские режимы и Советы развернули обширные сети шпионов для сбора информации и влияния на восприятие России за рубежом. Даже в Российской Федерации мнения о России за рубежом освещаются в СМИ больше, чем британская или американская пресса освещает подобные вопросы, и россияне очень осведомлены о мнении иностранцев и интересуются им.

Россия полагается на мнение извне для критического взгляда на свои проблемы (т. Е. Петр Великий и иностранные эксперты, приглашенные в СССР для оценки промышленности и сельского хозяйства) и отслеживает мнения за рубежом, особенно в англоязычных СМИ, чтобы увидеть образ России. проецируются на потенциальных друзей и врагов.Беспристрастные зарубежные мнения очень важны для создания более полного и объективного образа России. Однако понимание культурных различий возможно только при наличии искреннего желания понять изучаемую культуру, политическую систему или историю, и это должно происходить с точки зрения беспристрастного наблюдения или, еще лучше, симпатии к этим людям. Нетерпимость преграждает путь к пониманию. В случае с Россией политические предубеждения против СССР и соперничество великих держав создали (и продолжают создавать) антипатичный взгляд на Россию за рубежом, где России часто отводится роль «Империи зла» в истории и политике, и обратная сила, которая нуждается в прозападном и демократизированном культурном уровне.

Несмотря на преобладающую тенденцию демонизировать Россию, мы можем найти искреннее сочувствие и понимание России и русского народа в произведениях бестселлера британской писательницы Айрис Мердок (1919–1999). Россия, русская культура и русская идентичность — главные темы двадцати из двадцати шести ее романов.

При жизни Айрис Мердок неоднократно признавалась в любви к России и русской литературе, называя ее великой литературой. В интервью «Литературной газете » (2 декабря 1992 г.) во время визита в Москву вместе с мужем Джоном Бейли Айрис Мердок спросили: «Что такое Россия в вашей жизни?» Она ответила: «У меня почти религиозное чувство к России.Он пришел через чтение русских романов 19 века и связан, прежде всего, с Толстым и Достоевским. Литературные круги Англии просто без ума от них. Конечно, есть еще Лермонтов, Тургенев… Но эти двое — короли. Я думаю, что они величайшие романисты всех времен. Они даже больше Диккенса, Пруст ». (7)

Следовательно, любимые писатели Мердока Толстой и Достоевский являются наиболее часто упоминаемыми авторами в ее художественной литературе.Она часто цитирует их, ссылается на их имена, а ее герои любят читать их произведения.

В романе Зеленый рыцарь, один из персонажей, по имени Эмиль, очень впечатлен библиотекой Петра Мира, главного героя русского происхождения. Увидев в своей библиотеке книги Толстого, Достоевского, Тургенева и Пушкина, Эмиль приходит к выводу, что Петр Мир очень образованный человек:

… А его библиотека, ты видела?… Есть и русские книги, мой русский плохой, но я вижу Толстого и Достоевского, Тургенева, Пушкина, в прекрасных старых изданиях, он, конечно, культурный человек… (333) )

Здесь мы видим, что вместо отсталых крестьян Россия ассоциируется с учеными людьми, авторами и творцами культуры.Кроме того, способность читать на литературном русском языке считается признаком хорошо образованного человека.

Название романа Толстого Война и мир трижды упоминается в романах Мердока. Дважды это встречается в романе Монахини и солдаты . Во-первых, главный герой романа Граф, споря о своих литературных предпочтениях, утверждает, что ему нравится Война и мир: : «У него была тайная слабость к Троллопу, а также он любил Войну и мир». (Мердок44).Другой персонаж этого романа, Анна, читала роман Война и мир : «Она только что закончила Сердце Мидлотиана, , которое она привезла с собой из Франции. Теперь она читала «Война и мир». (Мердок 532).

В романе Священная и светская машина любви, главный герой читает вслух отрывок из романа Достоевского Идиот своей жене и сыну, не приписывая этот отрывок Достоевскому.Айрис Мердок была уверена, что британские читатели ее интеллектуальной фантастики знакомы с русской классической литературой. Для нее, очевидно, русская литература была неотъемлемой частью хорошего образования.

Всем известна первая фраза романа Толстого Анна Каренина : «Все счастливые семьи похожи, каждая несчастная семья несчастлива по-своему» (Толстой3). Айрис Мердок хорошо знала этот отрывок. Однако Тоби Гаше, персонаж ее романа « Колокол, », пришел к выводу, опровергающему знаменитую цитату Толстого.Он считал, что поведение супругов — вещь непонятная, и есть много способов сделать брак успешным: «Но тогда поведение женатых людей было настолько необъяснимым. Вопреки тому, что Толстой, кажется, утверждает в первом предложении «Анна Каренина », существует множество способов, которыми брак может быть успешным ». (Мердок, 2004: 48).

Давид Левкин, персонаж романа Итальянская девушка, говорит, что он хочет вернуться в Россию, на свою родину, поскольку «ничто не означает для него ничего за пределами России.Он также добавляет: «Поэт говорит:« Россия сияет в моем сердце »» (Мердок, 52).

Это строчка из стихотворения Сергея Есенина «Ах, плуги, плуги, плуги…», опубликованного в 1918 году. Но Давид Левкин не упоминает имени Есенина, а просто называет его «поэт».

Можно предположить, что Мердок не хочет перегружать текст своих романов точными деталями и ссылками на какие-то конкретные источники. Ей достаточно указать автора какой-то идеи или просто процитировать какую-то строчку, а остальное — читателю.Если читатель образован и начитан, он поймет, на какую работу ссылаются.

Русская культура на протяжении своего многовекового формирования играла и играет колоссальную роль в мировой истории. Айрис Мердок в своих произведениях хотела подчеркнуть, что важнейшая составляющая образа России — это великая русская литература. Поскольку сама Мердок воспринимала Россию через ее классическую литературу, очень любила русский роман и была очень предана Толстому и Достоевскому, она хотела передать этот образ России своим читателям, чтобы они поняли, что русская литература является ее неотъемлемой частью. мировой культуры, без которой не обходится ни один образованный англичанин.

Сама Айрис Мердок владела русским языком и читала русскую литературу, например Достоевского в оригинале, хотя для нее это было действительно непросто. Такой интерес к русскому языку определенно отражен в романах Мердока.

Главный герой романа Время ангелов — эмигрант из России Евгений Пешков. Он очень тоскует по России и русскому языку. Ему горько и тяжело слышать, как британцы произносят его имя, потому что в их устах режутся прекрасные русские звуки:

Разве вы не назовете меня по имени «Юджин?» — он, конечно, произнес это по-английски.Для него было долгое горе, что англичане неправильно произносили и его имя, и фамилию. Красивые русские звуки стали секретом. (Мердок 54)

Затем Мердок объясняет русские имена родственников Евгения Пешкова, и мы видим, насколько хорошо она знала русский язык. Она знала произношение имен на русском языке, разницу между полными именами и их краткими формами и привносила в свою работу понимание и оценку этих культурных нюансов:

«Как звали вашу сестру?»

«Ее звали Елизавета.Елизавета по-русски ».

«Позже я женился на своей жене в лагере. Ее звали Таня. Татьяна, то есть. Она была русской ». (Мердок 55)

Мердок продемонстрировала своему читателю, что русскую культуру нужно понимать и уважать. Люди должны уважать и уважать этих персонажей, используя правильные формы их имен. Неспособность или нежелание научиться правильному произношению русских слов и имен является отличительной чертой многих художественных произведений времен холодной войны, особенно фильмов и телешоу, и было еще одним способом дегуманизировать и «отнести» русскую культуру.Здесь Мердок возвращает человечность России, показывая отчуждение, созданное неправильным произношением, и чувство близости, которое создает использование коротких имен.

Она продолжает эту тему, почитая русские имена в другой своей работе, Зеленый рыцарь . Петр Мир, главный герой, объясняет значение своей фамилии следующим образом:

Меня зовут Мир, пишется М-И-Р и произносится как «просто», а не «болото», слово, которое в русском языке означает и «мир», и «мир» — мир во всем мире, удачное сочетание, вы должны согласиться.(103)

И действительно, в конце романа Петр Мир вносит мир и гармонию в жизнь всех остальных персонажей, подтверждая тем самым символичность своего имени.

Кроме того, Мердок выбирает русские места рождения для нескольких своих персонажей в своих романах. Герои двух ее романов — выходцы из Санкт-Петербурга. С особой любовью она пишет о Санкт-Петербурге (Ленинграде), на основании чего можно сделать вывод, что она испытывала к этому городу особые чувства.Интересно, как она описывает Санкт-Петербург. Это романтическое место рек, шпилей и множества цветов. Эти описания резко контрастируют с популярными образами СССР как мрачно-серого, в котором преобладают конструктивистская и бруталистская архитектура.

Давид Левкин, персонаж Итальянка собирается вернуться в родной Ленинград в конце романа:

Я возвращаюсь в Ленинград… Я хочу снова увидеть Неву », — сказал он.«Я хочу потрогать эти гранитные глыбы на набережной, чтобы увидеть на солнышке шпиль Адмиралтейства. (150)

Для Давида Ленинград — место воспоминаний и красоты. Давно потерянная и очень скучающая по Родине.

Главный герой другого романа Время ангелов эмигрант из России Евгений Пешков родился до революции в Санкт-Петербурге в богатой семье. Его детство было чрезвычайно счастливым. Но его семья бежала после революции в Ригу, затем в Прагу, а затем во время Второй мировой войны он был в лагере.Но он пронес через свои странствия воспоминания о России, о своем счастливом детстве:

У нас было два дома, один в Санкт-Петербурге и один за городом ». Он все это так отчетливо помнил. Его русские воспоминания стали яркими. Все остальные его воспоминания были монохромными. Он видел розовый фасад большого дома у Мойки. … Английский магазин на Невском проспекте… Солнце освещает позолоченный купол Исаакиевского собора и тонкий палец Адмиралтейского шпиля. (52)

Опять же, ул.Петербург предстает перед нами во всей красе, а Мердок описывает его главные достопримечательности: Исаакиевский собор, шпиль Адмиралтейства, реку Мойку, Невский проспект. Все эти места создают в памяти Евгения Пешкова образ любимой России.

Евгений вспомнил, как он и его семья жили в Праге после бегства из России после большевистской революции:

Конечно, в Праге было много русских. Мы помогали друг другу. Мы увезли Россию с собой.(Мердок 54)

Когда началась Вторая мировая война, Евгений попал в лагерь. После войны он попал в несколько других лагерей беженцев. Всего в этих лагерях он провел девять лет:

И все же он так много думал о России в этом лагере, лежа на своей кровати в течение бесконечных летних дней, чувствуя голод и нюхая сосны и креозот, и снова представлял себя окруженным своим языком и своим народом (Мердок 56). .

Когда Евгений Пешков был уже в Англии, его сын Лев обвинил его в искусственном создании вокруг себя маленькой России и в прощении Советского Союза:

«Ты повсюду создал маленькую Россию.Вы живете в мире грез. … И вы простили Советский Союз ».

«Я не простил Советский Союз. Ну, возможно, у меня есть. Я не могу изменить историю. Почему я должен ненавидеть свою страну? »(Мердок 115-116).

Итак, мы видим, что для Евгения ненавидеть Советский Союз не имеет смысла. Поскольку изменить историю — невозможно, он предпочитает по-прежнему любить свою страну независимо от ее политической системы. Даже если это уже Советский Союз, Евгений всегда относится к нему как к России, и он по-прежнему верен ему, хотя он все еще испытывает гораздо больше ностальгии по царской России.

Во время странствий Евгений Пешков хранит русскую икону «Пресвятая Троица», подаренную ему матерью. Эта икона символизирует все, что он потерял, своих близких, годы жизни, Россию.

Эта икона трижды описана в романе Мердока Время ангелов , и знаток художественной литературы Айрис Мердок В. Ивашева считает, что ее описание точно воспроизводит икону Андрея Рублева «Пресвятая Троица», написанная в XV веке. .Это самая известная из его работ и одна из самых известных и прославленных русских икон в мире:

… это самая необычная картина, которую когда-либо видела Патти. Она написана на дереве и частично золотой краской… На ней изображены три ангела, беседующие за столом. У ангелов довольно маленькие головы, очень большие бледные нимбы и тревожно-задумчивое выражение лица.

«Что это?» — спрашивает Патти.

«Значок».

«Что такое значок?»

«Просто религиозная картина.’

«Кто эти люди?»

«Пресвятая Троица».

Поскольку Юджин говорит «Благословенная Троица», а не просто «Троица», Патти предполагает, что он верит в Бога ». (Мердок 11)

Можно только удивляться, насколько глубоко Мердок знал русскую культуру, традиции и обычаи. Например, в романе Черный принц можно найти описание настоящего русского обычая «сесть перед уходом»:

«Я приготовил чемоданы и собирался вызвать такси, я уже поднял трубку, когда я испытал нервное желание отложить отъезд, сесть и подумать, которое, как мне сказали, русские превратили в ритуал.»(Мердок 21)

Роман Монахини и солдаты — единственный роман Мердока, наполненный негативным отношением к России. Это связано с тем, что один из главных героев романа — эмигрант знатных кровей из Польши по прозвищу Граф. Он ненавидит Россию и русских и обвиняет их во всех бедах Польши и поляков:

Отец графа женился в 1936 году. Затем в его жизнь вмешался Сталин. Польская коммунистическая партия никогда не была более чем крошечным неэффективным инструментом в руках великого российского лидера.Польские коммунисты были бы недовольны российско-германским сближением. Кроме того, они были заражены вирусом патриотизма и не могли сыграть никакой роли в планах Сталина в отношении Польши, которую не могла бы лучше сыграть Красная Армия. Итак, с той спокойной, целеустремленной и ясной безжалостностью, столь характерной для его политики и ее успеха, Сталин незаметно ликвидировал Польскую коммунистическую партию. (Мердок 7)

Одно из первых воспоминаний — его мать, говорившая, что Роза Люксембург заслуживала убийства, потому что хотела отдать Польшу русским.(Его отец, которого он почти не мог вспомнить, конечно, выполнил свой первый отцовский долг, сказав ему, что все русские — дьяволы). (Мердок 7)

Красная Армия упоминается в этом романе только в отрицательном контексте. Граф часто вспоминает планы Сталина в отношении Польши, как во время Варшавского восстания окна города дребезжали от грохота орудий приближающейся Красной Армии, как Красная Армия вошла в Польшу в сентябре 1939 года. Эти примеры иллюстрируют сложное отношение поляков к роли. россиян в их истории.

В другом романе Мердока Генри и Катон один из персонажей по имени Люциус, потративший годы на написание книги о марксизме, решил, что он лучше напишет о себе, поскольку он, наконец, вытащил вирус марксизма из своей крови. :

Капитализм, Советы, всего два метода правления, одинаково запутанные и неуклюжие, только наш лучше, потому что это не тирания. Социализм — это устаревшая иллюзия. Спросите любого в Восточной Европе. (Мердок 127).

Итак, мы видим, что в I.В романах Мердока есть несколько примеров, свидетельствующих о негативном отношении мира к советской власти. Но что отличает ее от других писателей за пределами России, так это преобладающая симпатия к России и ее народу, ее искренний интерес к русской литературе, истории, языку. Для Айрис Мердок Россия воспринимается прежде всего через великую русскую литературу и русский язык. Для этого британского писателя образ России включает в себя красоту архитектуры Санкт-Петербурга.Петербург и Красная площадь в Москве, негативное отношение к Сталину и Советской власти, древние народные традиции и сила православной веры. Для нее Россия — это русское слово и русское имя.

Полное, целостное понимание персонажей Айрис Мердок и их сложных взаимоотношений, реалий и событий в ее романах возможно только через понимание исторического и культурного окружения ее романов. Используя русские словосочетания, русские имена персонажей, описывающих русские традиции, иногда кажутся случайными, незначительными фрагментами текста.Однако эти эпизоды и описания создают определенный культурный и исторический фон и подтекст, раскрывающий романы Мердока для подготовленных читателей. Кроме того, образ России, созданный в романах Айрис Мердок, воспитывает у англоязычного читателя позитивное отношение к нашей стране. Он заставляет читателей смотреть на Россию с восхищением и уважением, содержит много исторической, культурной и лингвистической информации.

Ольга Чупракова — старший преподаватель кафедры иностранных языков и методики преподавания иностранных языков Вятского государственного университета, г. Киров.

Опубликовано 6 декабря 2017 г.

10 русских романов, которые спасут вас от депрессии

Расхожее мнение, что русская классическая литература — это коллективный гимн страданий, социальной драмы и несправедливых судебных процессов, многие из которых обычному человеку невозможно преодолеть, имеет разумное основание. Сидя в удобном кресле где-нибудь в Первом мире, может быть трудно посочувствовать убийце 42-летней женщины из-за денег или поставить себя на место узника ГУЛАГа.

Однако, сравнивая их судьбы с судьбами главных героев русских художественных произведений, читатели могут прийти к осознанию того, что страдания — это универсальный опыт человеческого существования. Это особенно верно в эти трудные времена глобальной пандемии. Русская литература может служить культурным противоядием от широко распространенных ощущений уныния и паники. Поверьте мне на слово: литература помогла россиянам преодолеть все невзгоды их невероятно трагической истории.

Короче говоря, вот список лучших русских романов, которые не только обогатят ваш внутренний мир, но и помогут избавиться от меланхолии:

  1. Преступление и наказание Федора Достоевского

  2. Война и мир. Лев Толстой

  3. Колымские сказки Варлама Шаламова

  4. Лолита Владимира Набокова

  5. Михаил Булгаков Heart of a Dog6 в субботу братьев Стругацких

  6. Остров Сахалин Антона Чехова

  7. Муму Ивана Тургенева

  8. Мертвые души Сергей от Николая Гоголя

    от Николая Гоголя

01. Преступление и наказание Федора Достоевского

Трудно количественно оценить, насколько Достоевский повлиял на литературный мир своим невероятным талантом. В резких и бескомпромиссных изображениях социальной реальности своего времени автор демонстрирует искреннюю озабоченность несправедливостью и ее последствиями. Его роман Преступление и наказание является прекрасным примером. В его основе — ужасная, но не редкость, история убийства Алены Ивановны (ростовщик), написанная Родионом Раскольниковым (студентом), чтобы получить деньги, необходимые для спасения своих родственников.

Этот преступный заговор — просто повод для более широкого обсуждения социальных обстоятельств, которые могут подтолкнуть «обычного» человека к совершению серьезного преступления. Достоевский блестяще добавляет психологическую дугу к этому социальному анализу; сначала иллюстрируя, как идея уголовного преступления зарождается в сознании главного героя, затем материализуется в завершении насильственного акта и, наконец, превращается в глубокое раскаяние.

Эта книга сформировала не только литературную традицию глубокой внутренней рефлексии, но и определила направление социального философского мышления для будущих поколений.

Купить Преступление и наказание .

02. Война и мир Льва Толстого

Лев Толстой — автор, не нуждающийся в представлении. Стоит только напомнить, что его работы находятся на полках сотен миллионов людей по всему миру. Махатма Ганди считал себя своим учеником, характеризуя Толстого как «самого честного человека своего времени». Давайте познакомимся с одним из его главных романов и, пожалуй, самым известным.

Война и мир — это больше, чем книга. Это антология русской жизни, охватывающая без преувеличения все ее проявления — как для отдельных лиц, так и для коллективного сообщества. Повествование построено так блестяще, что читатели чувствуют себя свидетелями уникальных исторических событий и переживают повседневную жизнь того времени (19 век): Российская империя, наполеоновские войны, высшее общество Санкт-Петербурга, крепостное право (рабство). ), красивые гала, крестьяне и дворянство, любовь, заговоры, дуэли, дружба и предательство.

Мой любимый роман.

Купить Война и мир .

03. Колымские сказки Варлам Шаламов

Варлам Шаламов, наверное, один из самых ярких авторов русской литературной традиции. Он провел более 18 лет в советских лагерях как жертва сталинского Большого террора. Понятно, что этот ужасный опыт предопределил содержание его произведений.

В сборнике рассказов Колымские сказки Шаламов блестяще сочетает использование фактов и вымысла, с невероятной точностью описывая внутренние потрясения человека, попавшего в мельницу репрессий.По его собственным словам, амбиции автора заключались в том, чтобы «поднять и решить важные моральные проблемы того времени, вопросы, которые просто невозможно поднять в разных обстоятельствах. Это вопрос борьбы человека с государственной машиной, истина этой борьбы и то, как эта борьба проявляется как внутри себя, так и с внешним миром ». Эта цель, несомненно, достигается с помощью повествовательного языка, доступность которого помогла ему затронуть сердца поколений читателей.

Погрузитесь в эту уникальную работу и позвольте ей изменить вас изнутри.

Купить Колымские сказки .

04. Лолита Владимира Набокова

Владимир Набоков, в определенном смысле, последний из могикан. Он родился в Российской Империи в дворянской семье, владевшей капиталом и землями. С раннего детства Владимир говорил на трех языках: русском, английском и французском. После революции Набоковы потеряли буквально все и были вынуждены бежать сначала в Германию, а затем, после прихода к власти нацистов, во Францию.Еврейское происхождение жены Владимира заставило его и его семью снова бежать, на этот раз в США, где автор написал свои основные произведения.

Количество невероятных и трагических событий в жизни Набокова предопределило глубину его творчества. Его высокое образование и энциклопедические знания (он был также энтомологом и составителем шахматных задач) придали бриллианту его таланта уникальную грань. Набоков был номинирован на Нобелевскую премию по литературе другим лауреатом, Александром Солженицыным, но Нобелевский комитет отклонил его «из-за аморальности романа « Лолита »». Лолита — это шокирующая история осужденной страсти между 12-летней девочкой и профессором литературы среднего возраста, рассказанная через точку зрения последней. Сначала логика и рассуждения, продемонстрированные в поддержку отношений, должны вызывать дискомфорт у читателей, но гениальное раскрытие сюжета быстро втягивает их обратно.

Если вы читали и любили Фаулза и его бессмертный Collector , подумайте о том, чтобы взять его. эта книга следующая.

Купить Лолита .

05. Собачье сердце Михаила Булгакова

Михаил Булгаков — невероятно смелый писатель. Пик его карьеры совпал с одним из самых сложных периодов в истории России: переходом от абсолютной монархии к коммунизму, от одного политического режима к другому. Когда острый серп советского флага впервые разделил Империю, он протолкнул все ее юрисдикции через мясорубку ужасной гражданской войны и превратил государство в платформу для одного из самых жестоких экспериментов над людьми в истории.

В этом фундаментальном произведении Булгаков рассказывает удивительную историю превращения собаки в человека и обратно. Эта фантастическая сказка служит метафорой судьбы последних крепостных, которые после Великой революции пришли к власти, а затем снова стали подвергаться дискриминации. Легкость и ирония повествования контрастирует с невероятной глубиной и смелостью предложенных идей. Излишне говорить, что после завершения в 1926 году рукопись была конфискована у автора, как и другие произведения политической сатиры.Читателям пришлось ждать 61 год, чтобы открыть для себя великолепие книги.

Сатирическая сказка — портрет эпохи. Абсолютно необходимо.

Купить Собачье сердце.

06. Понедельник начинается в субботу братьев Стругацких

Авторы этого прекрасного романа — братья Стругацкие — легендарные советские писатели-фантасты. Пик их карьеры пришелся на период хрущевской «оттепели», постсталинскую эпоху оптимистической веры в счастливое будущее, а также повсеместного технического и социального прогресса.Однако их рассказы вряд ли можно считать идеологически советскими. В своих романах-антиутопиях авторы задают фундаментальные вопросы, которые все еще актуальны для человечества, используя ресурсы, предлагаемые жанром, чтобы свободно высказывать свое мнение.

Роман Понедельник начинается в субботу — уникальная книга, в которой эстетика советской науки сочетается с магией Гарри Поттера. Главный герой повествования устраивается на работу в советский научно-исследовательский институт, изучающий магию.События, происходящие с ним, окунают в удивительный мир русских сказок, волшебства и советской бюрократии одновременно.

Позвольте невероятному юмору и удивительному сюжету этой книги погрузить вас в мир социалистического абсурда.

Купить Понедельник начинается в субботу .

07. Остров Сахалин Антона Чехова

Антон Чехов — один из самых известных драматургов человечества, мастер рассказов и основоположник собственной литературной традиции.Его произведения переведены более чем на сотню языков, адаптированы в десятки фильмов и тысячи спектаклей в театрах по всему миру.

В качестве примера его работ я хочу предложить вам то, что можно считать его самым необычным. Это не пьеса, не повесть, не роман. Путевые заметки автора о самом отдаленном уголке России — колонии на Сахалине. Когда-то этот огромный остров был местом ссылки тысяч россиян. Чехов своим невероятно наглядным языком описывает совершенно пугающую и в то же время завораживающую действительность, окружающую его.Лучшей попыткой квалифицировать это произведение было бы «художественная антропология», но эта классификация не позволяет уловить все нюансы и сюрпризы, обнаруженные внутри.

Оторваться от чтения просто невозможно. Открыть эту книгу — все равно что перенести машину времени в конец 19 века и отправиться в один из самых исторически уникальных уголков нашего мира.

Купить о. Сахалин .

08. Mumu , Иван Тургенев

Иван Тургенев — особенный русский писатель.Его профессиональный путь был уникальным, он пришел к литературе через науку, в которой он также преуспел. Он получил образование как в Германии, так и в России, прежде чем стать членом-корреспондентом Императорской Академии и получить почетную докторскую степень Оксфордского университета. Тургенев носил много шляп. Он был поэтом, драматургом, прозаиком, переводчиком и исследователем одновременно. Широта творческих интересов, а также глубина его таланта позволили ему добиться признания при жизни как в России, так и далеко за ее пределами.Он был широко известен как общественный деятель своего времени, и некоторые даже считают, что он повлиял на решение об отмене крепостного права в Российской империи.

Среди множества его замечательных работ хотелось бы остановиться на Mumu . Книга опубликована вопреки позиции государственной цензуры. Отметим, что цензор, который либо не читал, либо не понимал его, получил суровый выговор. Это трогательная история любви глухонемого крестьянина в ужасных условиях формализованного рабства.История заставляет читателя сочувствовать тяжелому положению главного героя, одновременно учитывая природу социального неравенства.

Хотя действие самого сюжета происходило почти 150 лет назад, изображенные чувства не утратили актуальности.

Купить Mumu .

09. Мертвые души Николая Гоголя

Николай Гоголь — мистический, волшебный и один из самых красноречивых русских писателей.Красота его голоса завораживает. Его рассказы, в которых прослеживается самое удивительное чувство мелодии и ритма в русской литературе, сочетают в себе великолепную этнографию русской провинции, тонкий юмор и острую критику социальных условий того времени. Если бы творчество Гоголя можно было сравнить с творчеством художника, то на ум обязательно приходил бы Марк Шагал.

Один из главных романов Гоголя, Мертвые души , уникален во всех отношениях. Мистическое название предвещает загадочные события, окружающие роман, поскольку автор умер после написания второго тома, который бесследно исчез.К счастью, первый том можно читать как законченное произведение. Сюжет книги захватывающий. Главный герой — хитрый аферист, который приезжает в провинциальный городок, чтобы купить крепостных у местных помещиков. Но не только обычные крепостные — те, которые еще числятся живыми в документах, но уже давно умерли. Скупая эти «мертвые души», мошенник хочет использовать «их» в качестве залога, чтобы получить ссуду в банке.

Социальные отношения, коррупция, власть, любовь и многое другое; каждый ингредиент для создания великой саги.

Купить Dead Souls .

10. Чемодан от Сергея Довлатова

Я не случайно оставил писателя на десерт. Сергей Довлатов — один из моих любимых авторов. Он предлагает уникальный коктейль из тонкого юмора, красивого и в то же время доступного языка и здоровой дозы цинизма, порожденной многочисленными невзгодами, с которыми ему пришлось столкнуться в своей жизни. Он работал журналистом в Прибалтике, служил тюремным надзирателем в Советской России, а затем, по жестокому случаю иронии, сам был заключен в тюрьму за свою работу, а затем был выслан из страны.Это объясняет, почему некоторые из его рассказов были опубликованы непосредственно в The New Yorker .

Среди множества произведений этого гения я бы посоветовал вам прочесть роман времен его экспатриации: Чемодан . Довлатов, как никто до него, знакомит читателя с внутренним миром русского диссидента-эмигранта и его тоскливой ностальгией. Сюжет этой истории очень прост: герой берет с собой чемоданчик, чтобы эмигрировать из Советского Союза. Через год после переезда он впервые натыкается на нее, открывает и погружается в пучину воспоминаний из прошлой жизни.

Книга будет интересна не только таким эмигрантам, как я, но и тем, кто хочет понять, что происходит в головах людей, бросающих все ради новой жизни.

Купить Чемодан .

Марк Новиков, доктор философии, писатель по локализации продуктов и контента в Wix

Родился в суровой российской глубинке, учился в Москве, жил в Нью-Йорке, а затем поселился в Израиле. Я большой поклонник классического балета, салатов с майонезом и андеграундного рэпа.

Величайшие шедевры русской литературы 34 тома (+3)

Величайшие произведения русской литературы 34 + 3 тома

Произведения русской прозы золотого века написаны на фоне царского самодержавия. В целом, впадая в рамки реалиста, шедевры этой эпохи демонстрируют сильную тягу к мистицизму, задумчивому самоанализу и мелодраме. В царской России девятнадцатого века с ее огромным экономическим, этническим и религиозным неравенством были созданы одни из лучших романов, когда-либо созданных человеческим воображением.Такие авторы, как Лев Толстой, Федор Достоевский и Иван Тургенев, писавшие в период невероятных политических репрессий и художественной цензуры, оставили миру неизгладимые персонажи и множество ярких тем и революционных идей, которые продолжают интриговать, сбивать с толку, развлекать и развлекать. вдохновляют нас сегодня.

Михаил Булгаков. Мастер и Маргарита
Антон Чехов. Рассказы: I.
Антон Чехов. Рассказы: II.
Антон Чехов. Вишневый сад.
Федор Достоевский.Братья Карамазовы. Полный комплект из двух томов.
Федор Достоевский. Преступление и наказание.
Федор Достоевский. Дом мертвых.
Федор Достоевский. Идиот.
Федор Достоевский. Письма из загробного мира.
Федор Достоевский. Бедный народ. с, Игрок.
Достоевский Федор Михайлович. Одержимые. Полный комплект из двух томов.
Николай Гоголь. Мертвые души.
Николай Гоголь. Тарас Бульба.
Иван Гончаров. Обломов.
Максим Горький. Дело Артамонова.
Максим Горький.Фома Гордьев.
Максим Горький. Шпион.
Максим Горький. Через Россию: Книга рассказов.
Александр Куприн. Сказки.
Михаил Юрьевич Лермонтов. Герой нашего времени.
Николай Лесков. Избранные сказки.
Александр Пушкин. Капитанская дочка и другие истории — Пиковая дама.
N.E. Щедрин. Семья Головлевых.
Александр Солженицын. Первый круг.
Лев Николаевич Толстой. Анна Каренина. Полный комплект из двух томов.
Лев Толстой. Казаки. и Рейд.
Лев Толстой. Воскрешение.
Иван Сергеевич Тургенев. Отцы и дети. Мама, Лиза.
Иван Тургенев. Очерки охоты.
Иван Тургенев. Дым.
Иван Тургенев. Целинная почва.

Также был выпущен;
Лев Толстой. Война и мир: 1, 2, 3. Полный набор из трех томов. (СИНИЙ, переплеты золоченые).
Я никогда не видел этого набора в Red Covers, дайте мне знать.

Просмотр книг о цаплях на продажу

Если у вас есть набор или набор деталей для продажи, почему бы не написать мне по электронной почте; продажи @ hcbooksonline.com

Розенбадских антикварных книг — Русская литература XIX века


Русская литература XIX века


№ 3983
Альбов М.Н.
ДЕН ДА НОЧ
СПб, 1894.
Современная полутенка. 318 стр. Очень хорошо.
Цена: 165 долларов

№ 4952
Александров Виктор (Русская комедия)
«ДЛЯ СЦЕНИ. СБОРНИК ПЕС»
Санкт-Петербург, 1880
Современный квартал теленка ш. мраморные доски. Отлично. Шесть комедийных спектаклей.270 стр. Только том 1.
Цена: 295 долларов США

№ 4044
Алтаев, А.
ЙОНОШОА-ПОЭТ (Жизнь С. Надсон)
Санкт-Петербург, 1899.
Обертка оригинальная набивная.
Цена: 165 долларов

№ 3874
Белинский В.Г.
СОЧИНЕНИЯ (Сочинения)
Москва, 1865-1875
10 томов. Набор смешанных изданий. Оригинальная ткань. (Дополнительная стоимость доставки из-за большого веса)
Цена: 1200 долларов США

№ 3868
Бенони, Лоренцо
ЛАВИНИЯ. Роман руфини.
ул.СПб., 1862.
Три части в одном томе. 148 с. + 172 + 96. Современник. четверть теленка. Пятна от воды ближе к концу.
Цена: 390 долларов США

№ 4356
Чехов, А.П.
ПАЛАТА №. 6 (Ward Six)
Москва, 1892.
Первое издание рассказа. В литературном журнале «Русская місль», 1892: 11 …. pps 76 — 123. Оригинальные печатные обертки. Хрупкий, тут и тут починки
Цена: 960 USD

No 4061
(Чудновский, Соломон Лазаревич)
МЫСЛИ НЕЗАПИСНАГО ПУБЛИСТА
Одесса, 1876/77.
Ткань. 55 стр.
Цена: 100 долларов США

№ 3896
De Tournemire, Sahlias
V STOROIL MOSKVE
Санкт-Петербург, 1885.
Современная полутенка. Автор был русским французского происхождения.
KILGOUR 1010.
Цена: 275 долларов США

№ 4449
Дитерихса, Л.К.П.А.
ФЕДОТОВ. ЭГО ЖИЗНЬ ..
СПб, 1893
Оригинальная набивка, 78 стр. Портрет и 15 иллюстраций. Заложенный позвоночник, немного разорван.
Цена: 66 долларов

No 4544
Добролжобов Н.А.
СОЧИНЕНИЯ Н. А. ДОБРОЛЁБОВА
Санкт-Петербург, 1871
Вып. Только 3 (из 4). Оригинальное полное полотно, 644 с. (Из Современных, 1859, 1860, 1861). Очень хороший.
Цена: 500 долларов

№ 3889
Достоевский Ф. М.
ДНЕВНИК ПИСАТЕЛЯ З.А. 1877. (Дневник автора за 1877 г.)
СПб, 1877.
Издание первое. 326 с. Все номера за 1877 г. в одном томе. Современный жесткий бумажный переплет. Немного воды окрашенный.
КИЛГОУР 285.
Цена: 2850 долларов США

№ 5500
Достоевский, Ф. М.
ДНЕВНИК ПИСАТЕЛЯ З.А. 1876 (Дневник автора за 1876 год)
Санкт-Петербург, 1876/1879.
Все 12 выпусков в одном томе. Январский выпуск — 2-е изд., Датированное 1879 г .; остальные, февраль-декабрь, будут первыми. издания, датированные 1876 годом.
Более поздняя четверть телячья в стиле, доски под мрамор, текст на корешке позолоченный. Очень хороший. Артикул: KILGOUR 284.
Цена: 2725 USD

№ 5573
Достоевский, Ф. М.
ЗАПИСКИ ИЗ МЕРТВАГО ДОМ
Ул.СПб., 1881.
Полукожа современная. Крепкий и хорошо сохранившийся. Две части в одном томе. 217 стр; 160.
Издание пятое «Воспоминания из дома мертвых».
Цена: 2600 долларов США

№ 5560
Достоевский, Ф. М.
ПОЛНОЕ СОБРАНИЕ СОЧИНЕНИЙ (Издание первое, том 11)
СПб, 1882.
Продолж. четверть теленка. Первое русское издание Полного собрания сочинений. Том 11. Содержит: Дневник Писателя за 1876 г. 404 с. Все выпуски за 1876 год. Издание первое. VG.
Цена: 750 долларов США

№ 5561
Достоевский Ф. М.
«ПОЛНОЕ СОБРАНИЕ СОЧИНЕНИЙ» (Издание первое, том 8)
СПб, 1882.
Конт. четверть теленка. Первое русское издание Полного собрания сочинений. Том 8. Продолжение: Беси (Дьяволы). 603 стр. Очень хорошо.
Цена: 1300 долларов США

№ 5559
Достоевский, Ф. М.
ПОЛНОЕ СОБРАНИЕ СОЧИНЕНИЙ (Издание первое, том 10)
Санкт-Петербург, Суворина, 1883.
Конт. четверть теленка. Первое русское издание Полного собрания сочинений.Том 10. Содержит: Дневник Писателя за 1873 г., Политический статус, критический статус. 142 стр; 279. Издание первое. VG.
Цена: 750 долларов США

№ 5562
Достоевский Ф. М.
«ПОЛНОЕ СОБРАНИЕ СОЧИНЕНИЙ» (Издание первое, том 12)
СПб, 1883.
Конт. четверть теленка. Первое русское издание Полного собрания сочинений. Том 12. Содержит: Дневник Писателя за 1877 г., Дневник Писателя за 1880 г., Дневник Писателя за 1881 г. 504 стр. Очень хорошо.
Цена: 900 долларов США

No 5509
Достоевский, Ф.М. (Достоевский)
РАСКОЛЬНИКОВ (Преступление и наказание)
Стокгольм, Бонье, 1883 год.
Более поздняя ткань, оригинальная набивная передняя обертка. Две части в одном томе. 403 стр; 392. Первое шведское издание «Преступления и наказания».
Цена: 275 долларов США

№ 5524
Достоевский, Ф. М.
DET UNGA RYSSLAND (Podrostok)
Stockholm, Suneson, 1887.
Современная полукожа. 341 стр; 294. Очень хорошо. Первое шведское издание «Подростка».
Цена: 350 долларов США

No 5508
Достоевский, Ф.М. (Достоевский)
ВИД РУЛЕТТЕН. BERÄTTELSE (Игрок-Игрок)
Stockholm, Beijers, 1890.
Оригинальная обертка с принтом. 179 стр. Первое шведское издание «Игрока» («Игрок»). Очень хороший.
Цена: 140 долларов

№ 4038
ДЖИОВАННИ БОККАЧИО (Перевад Журавский)
СПб, 1893.
Современная ткань.
Цена: 90 долларов США

№ 4287
Евстафьев П.В.
ДРЕВНЯЯ РУССКАЯ ЛИТЕРАТУРА
Санкт-Петербург, 1884.
102 с.Продолж. четверть теленка, очень хорошо.
Цена: 165 долларов

№ 4035
Фишер, Куно
Г. Э. ЛЕССИНГ
Москва, 1892 г.
Современная четверть теленка. 185 стр.
Цена: 165 долларов США

№ 4017
Фламмарион, Камилла
ПРИ СВЕТЕ ЗВЕЗД
Санкт-Петербург, 1896.
Современный переплет. 368 стр.
Цена: 132 USD

№ 4792
Флобер, Густав
ГОСПОЖА БОВАРИ
СПБ, 1895.
Две части в одном томе. 297 стр; 271.Позже тканевый переплет. Очень хороший.
Цена: 132 у.е.

№ 4617
Гаршин, В.
НАДЕЖДА НИКОЛАЕВНА
Лейпциг, 1900.
Продолж. ткань. 112 с.
Связан вместе с:
Крылов, И.А.
«ИЗБРАННАЯ БАСНИ», 64 с. + «КОММНТАРЬ ЗУ … ФАБЕЛЬН ФОН КРЫЛОВ», 64 с.
Связан вместе с:
Норманский, С.
ОТТУДА. РАЗСКАЗ.
СПб., 1894. 189 с. Переплет немного потрепанный и начитанный.
Цена: 100 долларов

No 4060
Гейне (Heine, H.)
ГЕРМАНИЯ
Лейпциг, 1875.
Современные бумажные плиты.
Цена: 250 долларов США

№ 4640
Гоголь Н.В.
ПОЛНОЕ СОБРАНИЕ СОЧИНЕНИЙ. Tom 3
Leipzig, 1863.
Cont. полукожа, 587 с. Только 3. Очень хороший.
Цена: 100 долларов

№ 4641
Гоголь Н.В.
ПОЛНОЕ СОБРАНИЕ СОЧИНЕНИЙ. Том 2,
Москва (Москва), 1874.
Издательство Сукно, 483 с. Очень хорошо. Vol. Только 2. Содержащие а.о. Портрет и Ревизор. Раннее издание.
Цена: 155 долларов США

№ 5527
Гоголь, Н.
BERÄTTELSER (Razskazi)
Stockholm, 1889.
Оригинальные печатные обертки. 110 с. Первое шведское издание Синеля и Повести о том, как поссорился Иван Иванович с Иваном Нникифорвисем. Очень хороший.
Цена: 275 долларов США

№ 4286
Гоголь, Н.
ТАРАС БУЛЬБА. ПОВЕСТ
СПБ, 1893.
Издательство сукна. 170 стр. Иллюстрировано. Изношенные чехлы.
Цена: 90 долларов США

No 3875
Гоголь Николай В.
СОЧИНЕНИЯ Н. В. ГОГОЛЬ (Сочинения)
СПб, 1894.
Пять томов. Современная полутенка. Гравированный фронтиспис портрета. Повреждение верхнего отдела позвоночника одного объема.
Цена: 875 долларов США

№ 4595
Гончаров, Иван Александрович
ФРЕГАТ ПАЛЛАДА I — II
СПб, Глазунов, 1884.
Два тома. Очерки путешествия в двух томах. Конт. Четверть тел. 408 с .; 583. Шт. изд. издано в «Полном собрании сочинений» томами 6 и 7. Первое издание вышло в 1858 году.
Цена: 980 долларов

№ 4596
Гончаров Иван Анатольевич
ОБИКНОВЕННАЯ ИСТОРИЯ. РОМАН В ДВУХ ЧАСТЬЯХ I — II
СПб, Глазунов, 1884.
Два тома в одном. 187 с .: 221. Продолж. четверть теленка. Отлично. 4-е издание, изд. 1 Полного собрания сочинений. Гравированный фронтиспис портрета. Первое издание появилось в 1848 г.
Цена: 760 долларов США

No 5523
Гончаров, Иван
ОБЛОМОВ (Обломов)
Стокгольм, Бонье, 1887 г.
Оригинальная ткань темно-зеленого цвета. 443 стр. Хорошо. Первое шведское издание «Обломова» Гончарева.
Цена: 350 грн.

№ 4096
Гончаров И.А.
ОБЛОМОВ
Дерпт, 1899.
Обертка оригинальная печатная.
Цена: 90 долларов США

№ 4056
Григорович Д.В.
РЫБАКИ
СПб, 1884.
Современная четверть теленка. Свободный. Дефект позвоночника.
Цена: 66 долларов

No 4433
Герцль Т. (Герцль, Теодор)
НОВОЕ ГЕТТО
Одесса, 1898 г.
Современная ткань ш. мраморные доски, 72 стр. Портреты Герцля и Макса Нордея. Отлично. Редкий.
Цена: 650 долларов США

№ 4098
Ибсен, Хенрик
EDDA GABLER
Москва, 1891.
Современная ткань. Передняя крышка почти не отсоединена.
Цена: 250 долларов США

№ 4112
ИСТОРИЧЕСКИЕ РАЗСКАЗИ
Санкт-Петербург, 1881.
Изд. красный «Изд. красное Воспитание и обучение. Современный мраморные доски. передняя крышка практически оторвалась.
Цена: 130 долларов

No 4233
Калашникова
КАМЧАДАЛКА (Камчатка) ул.СПб., 1842.
Том I и II (из четырех). Один лист с сырым ремонтом. Случайные подчеркивания. Современная полутенка. Редкий.
Цена: 550 долларов США

№ 5431
Каронин-Петропавловский, Николай
РАЗСКАЗИ
Москва (Москва), 1890-91.
Два тома в одном. 327 стр; 422. Современная четверть теленка. Небольшой, 1 см, дефект верхнего отдела позвоночника. Очень хороший.
Цена: 375 долларов США

№ 5476
Катулла (перевод Фет)
СТИХОТВОРЕНИЯ КАТУЛЛА
Санкт-Петербург, 1899.
Обертка с оригинальной печатью. 170 стр. Передняя обертка незначительно порвана.
Цена: 65 долларов США

№ 3997
Кольцов А.В.
СТИХОТВОРЕНИЯ
Санкт-Петербург, 1892.
Издательство оригинальной ткани. Портретный фронтиспис. 160 стр. Очень хороший.
Цена: 205 долларов США

№ 3976
Крижановский, В.И.
РЕКЕНШТЕЙН
Санкт-Петербург, 1894.
Бертка оригинальная печатная. Изношенный.
Цена: 205 долларов США

№ 3977
Крижановский, В. И.
СИМ ПОБЕДИШИ
ул.СПб., 1893.
Передняя обертка оригинальная набивная. Изношенный.
Цена: 120 долларов

№ 5169
Круглов, А.В.
БОЛЬШАК. ПОВЕСТ ДЛЯ ДЕТЕЙ
СПБ, 1886.
Издательство сукна. 128 стр. Иллюстрировано.
Цена: 85 долларов США

№ 3985
Круглов А.В.
ЛЕСНЫЕ ЛЁДИ
Москва, 1898.
Современная полутенка. 193 стр. Очень хорошо.
Цена: 165 долларов

№ 4021
Крылов, И. А.
БАСНИ И. А. КРЫЛОВА
СПб, 1872.
Более поздняя ткань. 275 с. + 18.
Цена: 275 долларов США

№ 3775
Купер, Феннимор (Купер, Фенниморе)
КОЛОНИЯ НА КРАТЕРЕ
Москва, 1898.
348 с. Современная четверть теленка.
Цена: 120 долларов

№ 4507
Лерментов Михаил
СОЧИНЕНИЯ ЛЕРМЕНТОВА
Санкт-Петербург, Глазунова, 1889
В двух томах. Позднее ткань. Очень хороший.
Цена: 430 долларов США

№ 3872
Лерментов Михаил
ПОЛНОЕ СОБРАНИЕ СОЧИНЕНИЙ В ДВУХ ТОМАХ работает в двух томах)
СПб.Санкт-Петербург, Москва, н.д.
Два тома в одном. Маленький фолиант. Оригинальное полотно издательства.
Цена: 85 у.е.

№ 4347
Макаровой
ГРОЗНАЯ ТУЧА
Санкт-Петербург, 1898 г.
Издательство сукно, 336 стр. Петля передняя свободная. Проиллюстрировано.
Цена: 165 долларов

№ 3903
Мамин-Сибиряк
ГОРНОЕ ГНЕЗДО
Москва, 1890.
466 с. Современная четверть теленка. VG.
Цена: 190 долларов США

№ 3901
Марлитта, Э.
СЛУЖАНКА СУДИ
ул.СПб., 1881.
202 с. Современная четверть теленка. Свободный переплет.
Цена: 135 долларов США

№ 4043
Matjoren, Charles Robert
MELMOT-SKITALETS.
СПб, 1894.
3 тома в 1. Современная четверть теленка. Изношенный. Первые несколько листья почти оторванные.
Цена: 130 долларов

№ 4184
Медведев, О.
ЧУДЕСА РАСТИТЕЛЬНОГО МИРА
С.-Петербург, 1895
Пенная ткань в переплете с оригинальной набивкой
Цена: 50 USD

No 5144
Медведскаго, К.П. (Медведский)
СТИХОТВОРЕНИЯ
СПб, 1889.
43 стр. Поэзия. Отсутствует набивная обертка.
Цена: 50 долларов

№ 5160
Мельников П.И. (Печерский)
ПОЛНОЕ СОБРАНИЕ СОЧИНЕНИЙ
СПб, Москва, 1897.
Два тома в одном. 324 с; 376. Современная ткань. Очень хороший.
Цена: 140 долларов

№ 3994
Мятлев И.П.
ПОЛНОЕ СОБРАНИЕ СОЧИНЕНИЙ
Киев / Харьков, 1893.
Сукно оригинальное. 656 с. Немного рыхлый.
Цена: 250 долларов США

№ 3910
Мятлев В.П.
МОЛОДОСТЬ. — СОБРАНИЕ СТИХОТВОРЕНИИ 1890-1895 г.
СПБ 1895.
OPW. 318 стр. Необрезанные.
Цена: 205 долларов США

№ 3899
Михайлов, А.
РАЗРУБЛЕННЫЙ УЗЕЛ
Санкт-Петербург, 1886.
Современный полутенок. Дефект верхнего отдела позвоночника. 268 стр.
Цена: 130 долларов США

№ 3783
Некрасов Н.А.
ПОЛНОЕ СОБРАНИЕ СТИХОТВОРЕНИЙ
СПб., 1882.
В одном томе. Оригинальная ткань. Гравированный фронтиспис, 445 стр. Передняя обложка прикреплена, но не закреплена.
Цена: 250 долларов США

№ 4018
Некрасов Н.А.
ПОЛНОЕ СОБРАНИЕ СТИХОТВОРЕНИЙ
СПб, 1886.
В двух томах. Оригинально декорированная ткань. Передняя обертка к Vol 1 отдельный.
Цена: 360 долларов

№ 3920
Немирович-Данченко, В.И.
МУРМАНСКАЯ УЛИЦА
Санкт-Петербург, 1892.
170 с. Оригинал издательского полотна.Отлично.
Цена: 165 долларов

№ 4031
Немирович-Данченко, В.И.
НОВЫЕ РАЗСКАЗИ
Москва, 1899.
Обертка оригинальная печатная. Передняя обертка частично отсоединена, нижняя часть названия порвана. 183 с.
Цена: 100 долларов США

№ 3600
Никифоров Н.К.
ОЗИМЫЕ ВСХОДЫ. СТИХОТВОРЕНИЯ.
СПб, 1894.
Полотно с ориг. обертки. На подписи обложки, возможно по автору. Хрупкая бумага. Не в Килгуре.
Цена: 600 долларов

№ 3907
НОЯ
ул.СПб., 1886.
Четыре номера иллюстрированного журнала. Все датированы 1886 годом. OPW. Изношенный.
Цена: 66 долларов

№ 4934
(Новиков) Сухомлинов М. Х. И.
НОВИКОВ, АВТОР ИСТОРИЧЕСКОГО СЛОВАРЯ О РУССКИХ ПИСАТЕЛЯХ
н.п., н.о. (ок. 1864 г.)
Статья, связанная продолж. ткань. Размещено на страницах 229–262.
Цена: 75 долларов США

№ 5335
ПЕСНИ РУССКАГО НАРОДА. Собрание в губерниях Архангельской и Олонецкой в ​​1886 году
Санкт-Петербург, 1894.
Печатная обертка.244 с. + Раскладная карта. Ред: Истомин Ф. М.. Исправленный позвоночник. Некоторые собрания неуместны (ничего не пропало). Передняя обертка порвана, немного потемнели. Слова / тексты к 120 песням. Редкий.
Цена: 850 долларов США

№ 3906
Полевой, П.Н.
ИСТОРИЯ РУССКОГО ЛИТЕРАТУР В ОЧЕРКАХ И БИОГРАФИЯХ
Санкт-Петербург, 1878.
Современная четверть теленка. Маленький фолиант. 628 стр. Иллюстрации.
Цена: 910 долларов США

№ 2905
ПОВЕСТ О ВОЙН ТАКСИОТЕ ВОСКРШЕМ ИЗ МЕРТВ ИХ
Одесса, 1909 г.
Обертка с оригинальной печатью.
Цена: 90 долларов США

№ 4861
ПРИРОДА И ЛЬОДИ
Санкт-Петербург, 1878
Оригинальная передняя обертка с принтом. Илл. Журнал для семьинаго чтения. 154 стр.
Цена: 137 долларов США

№ 4616
Пушкин, А.С.
СОЧИНЕНИЯ, Том 3
Санкт-Петербург, 1838
Т. 3 только из первого издания собрания сочинений Пушкина. Продолж. ткань ж. мраморные доски. Не хватает позвоночника. Ок. подрумянивание. 242 стр; II.
Цена: 760 долларов США

No 5019
Пушкин, А.С.
СОЧИНЕНИЯ, Том 1
СПб, Исаков, 1859
Первое Исаковское издание. Vol. Только 1. Гравированный фронтиспис портрета. Продолж. четверть кожаная с мраморными досками. Изношенный переплет. Некоторые кровянистые выделения. 624 с.
Цена: 1150 долларов США

№ 4304
Пушкин Александр Сергеевич
ПОЛТАВА
Санкт-Петербург, Исаков, 1880.
XIX + II + 76 с. 75 с. Конт. ткань ж. мраморные доски. Отлично. Семь произведений Пушкина в одном томе.

Связан с:
( 2 ) Пушкин, А.С.
«КАПИТАНСКАЯ ДОЧКА»,
Санкт-Петербург, Исаков, 1881.
VI + 156 стр.

Связаны вместе с:
( 3 ) Пушкин, А.С.
«МОЦАРТ и САЛЕРИ»,
Санкт-Петербург, 1873.
IV + 15 стр.

Связан:
( 4 ) Пушкин, А.С.
«СКУПОЙ РИТСАР»,
СПб, 1879.
IV + 25 стр.

Связан вместе с:
( 5 ) Пушкин, А.С.
«МЕДНИИ ВСАДНИК»,
СПБ, 1876.
XX + 17 стр.

Связан с:
( 6 ) Пушкин, А.С.
«ЛИРИЧЕСКАЯ СТИХОТВОРЕНИЯ»,
Санкт-Петербург, 1881.
III + 123 стр.

Связан с:
( 7 ) Пушкина, А.С.
«ЭПИЧЕСКАЯ СТИХОТВОРЕНИЯ»,
Санкт-Петербург, 1881.
Цена: 1980 USD

№ 5143
Пушкин, А.С.
ЕВГЕНИЙ ОНЕГИН
Москва (Москва), 1886.
Обертка оригинальная печатная, 67 с. Изд. П. Чайковский.
Цена: 110 долларов

№ 5511
Пушкин, А. (Пушкин)
ЕВГЕН ОНЕГИН
Стокгольм, Бонье, 1889.
Современная дек. ткань. Очень хорошо. 228 с. Первое шведское издание Онегина. Редко в таком состоянии.
Цена: 650 долларов США

№ 4896
Пушкин, А.С.
БОРИС ГОДУНОВ
Санкт-Петербург, 1899
Обертка оригинальная набивная, передняя обертка порвана. 96 стр.
Цена: 50 долларов США

№ 5298
(Пушкин) Майков, Л.
ПУШКИН.БИОГРАФИЧЕСКИЕ МАТЕРИАЛЫ И ИСТОРИКО-ЛИТЕРАТУРНЫЕ ОЧЕРКИ
Санкт-Петербург, Пантелеев, 1899.
Современная четверть кожа. 462 стр. Очень хорошо.
Цена: 450 долларов США

№ 4034
Рид, Томас Майн
ВОДЖАНАЯ ПУСТИНЯ ИЛИ ВОДОЙО ПОЛЕСУ
Москва, 1895.
Современная ткань. 224 стр. Иллюстрации.
Цена: 60 ​​долларов США

№ 3998
Рид, Томас Майн
ОХОТНИКИ ЗАРАСТЕНИЯМИ
Москва, 1896 г.
Сукно оригинальное. 251 стр.
Цена: 250 долларов США

№ 4547
Ростопчина, графин
СТИХОТВОРЕНИЯ ГРАФИНИ РОСТОПЧИНОЙ Том.1
Санкт-Петербург, Смирдин, 1857
Конт. потертой четверти кожа, 368 стр. Внутренне очень хорошо. Содержащий. о. детская стиховорения 1829-1833.
Цена: 275 долларов США

№ 5557
Санд, Георгий
ПОЛИНА
Санкт-Петербург, 1847
Современная кожа кв. мраморные доски. Внутренне нормально. Прикрытие свободно, но держится. 147 п.п.
Цена: 625 долларов США

№ 4221
Сенкевич, Генрик
QUO VADIS. Роман из времени нерона.
СПб, 1898.
Фронтисписный портрет. 523 стр. Оригинальная упаковка с набивным рисунком. Современные потертые застежки на голени.
Цена: 385 долларов США

№ 4066
Скриб, Ежен
СТАКАН ВОДИ ИЛИ СЛЕДСТВИЯ И ПРИЧИНИ
Санкт-Петербург, 1898.
Современные доски. 111 стр.
Цена: 90 у.е.

№ 3602
Случевский Константин Константинович
СТИХОТВОРЕНИЯ
Санкт-Петербург, 1890 г.
Сукно, ориг. обертки. Юдин / съезд. Не в Килгуре.
Цена: 600 долларов

№ 5283
СОБРАНИЕ ИНОСТРАННЫХ РОМАНОВ, ПОВЕСТЕЙ И РАЗСКАЗОВ,
, ул.СПб., 1865.
Вып.7 (июль) 1865. Изд: Ахматовой. Обшит современной полукожей w. передняя обертка с принтом.
Экслибрис Императорской эрмитажной русской библиотеки (внутренняя сторона обложки). Очень хороший.
Цена: 850 долларов США

№ 3603
Степанов Николай В
СТИХОТВОРЕНИЯ
Москва, 1896 г.
Сукно. оригинальные обертки. Хрупкая бумага. Юдин / Съезд. Нет в Килгуре.
Цена: 600 долларов

№ 4876
Тард, Ж.
ЗАКОНЫ ПОДРАЖАНИЯ
Санкт-Петербург, 1892
Полукожа современная ш. мраморные доски. 370 стр. Очень хорошо.
Цена: 385 долларов США

No 3736
Тютчев Федор Федорович.
СОЧИНЕНИЯ Ф. Ф. ТЮТЧЕВА (Сочинения)
С.-Петербург, тип. В.В. Комарова, 1888.
Более поздняя ткань с оригинальной оберткой в ​​переплете. 8во, 305 л. какой-то пп неразрезанный, хорошо.
Цена: 410 долларов

№ 5572
Толстой Л.Н. (Русский вестник)
КАЗАКИ и ПОЛИКУШКА
Москва (Москва), Катков, 1863.
Современная полукожа. Две первые публикации Толстого. В литературном журнале «Русский вестник» за 1863 год. Очень хорошо.
Цена: 3500 долларов США

№ 5569
Толстой Лев Николаевич (Русский вестник)
АННА КАРЕНИНА
Москва (Москва), 1875-77.

Первая публикация великого романа Толстого в литературном журнале «Русский вестник». В девяти томах, современная полукожа. Шесть двойных томов содержат два ежемесячных выпуска, три отдельных тома содержат по одному ежемесячному выпуску каждый.Старые библиотечные марки, морилка и пятнистость ок. Один том с поврежденным корешком. Полную со всеми главами. Кол-во:

1875: Январский выпуск, ппс. 243-336.
1875: Февральский выпуск, ппс. 742-817.
1875: Мартовский выпуск, ппс. 246-316.
1875: апрельский выпуск, стр. 572-641.

1876: Январский выпуск, ппс. 305-390.
1876: Февральский выпуск, ппс. 679-745.
1876: Мартовский выпуск, ппс. 291-339.
1876: апрельский выпуск, стр. 641-693.
1876: Декабрьский выпуск, ппс. 687-737.

1877: Январский выпуск, ппс.267-324.
1877: февральский выпуск, ппс. 830-898.
1877: Мартовский выпуск, пп. 329-382.
1877: апрельский выпуск, стр. 709-763.
1877: июльский выпуск, ппс. 448-462.

Дополнительная стоимость доставки из-за веса.
Цена: 11900 долларов США

№ 5521
Толстой Л.Н.
КРИГ ОЧ ФРЕД (Война и мир)
Стокгольм, 1886.
4 т. Оригинальное темно-зеленое полотно. Отлично. Первое шведское издание книги «Было и мир».
Цена: 1375 долларов

№ 3764
Толстой Лев Николаевич
ДЕТСТВО И ОТРОЧЕСТВО
Москва, Вернер Арбат Каринский, 1887.
С 26 иллюстрациями. Современная ткань. Свободный.
Цена: 930 долларов

№ 5515
Толстой Л. Н.
LIF OCH DÖD
Stockholm, Bonniers, 1887.
Оригинальное сукно красного цвета. 133 стр. Первое шведское издание «Смерти Ивана Ильича» и трех других рассказов. Очень хороший.
Цена: 225 долларов США

№ 4361
Толстой Л.Н.
ХИМ ЛЮДИ ЖИВИ
Лейпциг, н.о. (1891)
Оригинальные печатные обертки. 38 стр.Очень хороший.
Цена: 405 долларов США

№ 3931
Толстой Лев Николаевич
ВОСКРЕСЕНИЕ
Москва, 1899.
Издание первое. Современная ткань с мраморными досками. Ремонт к названию. Два листа в конце рыхлые. Не в Килгуре. (См. Килгур 1204)
Цена: 1950 долларов США

№ 5153
Толстой Граф А.К.
ДРАМАТИЧЕСКАЯ ТРИЛОГИЯ
СПб, 1899.
Издательство Сукно, 560 с. 1. Смерть Иоанна Грознаго. 2. Царь Федор. 3. Царь Борис.Опубликовано как т. 3 Полного собрания сочинений.
Цена: 150 USD

№ 3728
(Толстой Лев Николаевич) Городцов Павел
О ТОРМОЗ И СОВРЕМЕННОМ УПАДКЕ СЕМЕИНОВ ЖИЗНИ ПО ПОВАДУ КРЕЙЦЕРОВАИ СОНАТИЯ
Санкт-Петербург 1891.
Мрамор. 93 с.
Цена: 210 долларов США

№ 3727
(Толстой Лев Николаевич)
Карбев, №
ИСТОРИЧЕСКАЯ ФИЛОСОФИЯ ГРАФА Л.Н. ТОЛСТОГО В ВЕНЕ I МИР
Санкт-Петербург 1888.
Современная ткань.88 п.п.
Цена: 210 долларов США

№ 5518
Тургенев, Иван
BERÄTTELSER (Razskazi)
Köping, 1876.
Cont. четверть теленка. 172 с. Первое шведское издание Разскази (содержит Ася, История лейтенанта Ергунова, Призраки). Хороший. Редкий.
Цена: 250 долларов США

№ 5522
Тургенев, Иван
FÄDER OCH SÖNER (Отец и дети — Otcy i deti)
Stockholm, Häggströms, 1878.
Современная кожа четверти. 225 стр. Хорошо. Первое шведское издание «Отец и сыновья».
Цена: 350 долларов США

№ 5528
Тургенев, Иван
ЕЛЕНА (Накануне)
Стокгольм, 1884
Продолж. темно-красная ткань. 287 стр. Первое шведское издание Накануне. Очень хороший.
Цена: 240 долларов США

№ 5520
Тургенев, Иван:
LANDTLIF (Zatis’e)
Stockholm, Norstedt, 1885.
Обертка с оригинальной печатью. 128 стр. Очень хорошо. Первое шведское издание Затиси. Редкий.
Цена: 325 долларов США

№ 5519
Тургенев, Иван
ПУНИН ОЧ БАБУРИН — BRIGADGENERALEN — EN SLAGSKÄMPE — PASINKOF
(Razskazi)
Stockholm, Norstedt, 1888.
Современная темно-синяя ткань. 314 стр. Очень хорошо. Первое шведское издание «Пунин и Бабурин», «Бригадир», «Бретер», «Яков Пасынков».
Цена: 250 долларов США

№ 5024
Тургенева И.С.
МАЛИНОВАЯ ВОДА. РАЗСКАЗ
Санкт-Петербург, Глазунов, 1896
Обертка оригинальная набивная. Очень хороший.
Цена: 240 долларов

№ 3921
(Верди)
БАЛ — МАСКАРАД. ОПЕРА В 4Х АКТАХ.
Москва, 1891.
70 с. Оригинальная набивка.
Цена: 155 долларов США

No 3987
Верн, Жол (Verne, Jules)
ЗЕЛЕНИЙ ЛУЧ
Москва, 1897 г.
Картон оригинальный. 81 стр.
Цена: 205 долларов США

№ 3989
Верн, Жол (Verne, Jules)
ЮЖНАЯ ЗВЕЗДА
Москва, 1898 г.
Картон оригинальный. 144 стр.
Цена: 205 долларов США

№ 4000
Верн, Жол (Verne, Jules)
ВОСЕМДЕСЯТ ТИСЯХ ВЕРСТ ПОД ВОДИ
Москва, 1897 г.
Позднее полотно. Два тома в одном. 320 с.
Цена: 155 долларов США

№ 3999
Верн, Жол (Verne, Jules)
ПЛАВА ЛЬЩИЙ ГОРОД
СПб, 1882.
Современная четверть теленка. 150 стр.
Цена: 175 долларов США

№ 3990
Верн, Жол (Verne, Jules)
MATIAS SANDORF
Москва, 1889 г.
Оригинальное набивное полотно. 404 с. Свободный.
Цена: 275 долларов США

№ 4515
Верн, Жол (Verne, Jules)
ВОЗДУШНИЙ КОРАБЛЬ
Москва (Москва), 1897
Связано с: Верном, Жюлем: «ЗЕЛЕНИИ ЛУЧЕ»,
Москва, 1897.
Связано с: Верном, Жюлем. «ПУТЕШЕСТВО К ЦЕНТРУ ЗЕМЛИ»,
Москва, 1897.
Три романа в одном томе. Ткань. Немного рыхлый.
Цена: 390 долларов США

№ 5516
Загоскин, М. Н.
ЮРИЙ МИЛОСЛАВСКОЙ, ЭЛЛЕР РИСАРНЕ 1612 (Юрий Милославский, или Русские в 1612 году)
Або, 1833.
Продолж. четверть кожи. Три части в одном томе. 152 стр; 96; 155; (V). Первое шведское издание (и один из самых ранних переводов на любой язык) шедевра Загоскина (1829 г.). Очень хороший. Редкий.
Цена: 1350 долларов США

№ 3206
Жаколио, Л.
ЗАТЕРЯННЫЕ В ОКЕАНЕ
г. Санкт-Петербург, н.д. (около 1890 г.).
Продолж. половина теленка. 511 стр., Иллюстрировано.
Цена: 85 долларов США

№ 5477
Жуковский (Жуковский), В.А.
СОЧИНЕНИЯ (том первого)
СПб, 1878.
Конт. четверть теленка. Гравированный фронтиспис портрета. 526 стр. 1 из собрания сочинений. Содержит стихотворения 1797-1815 гг. Очень хороший.
Цена: 275 долларов США


Десять лучших книг российских авторов

В этом списке отражены рейтинги всех 174 списков, опубликованных по состоянию на 15 июля 2021 года.Он идентичен тому, что есть в опубликованной книге. Интересный факт: русские произведения занимают четыре места в десятке лучших за все время.

1. «Анна Каренина» Льва Толстого (1877). Прелюбодейный роман Анны с графом Вронским, который следует по неизбежному разрушительному пути от головокружительно эротической встречи на балу до изгнания Анны из общества и ее знаменитого ужасного конца, — это шедевр трагической любви. Тем не менее, что делает роман настолько приятным, так это то, как Толстой уравновешивает рассказ о страсти Анны со второй полуавтобиографической историей о духовности и семейности Левина.Левин посвящает свою жизнь простым человеческим ценностям: браку с Кити, своей вере в Бога и своему хозяйству. Толстой очаровывает нас грехом Анны, а затем переходит к воспитанию добродетели Левина.

2. Лев Толстой «Война и мир» (1869). Марк Твен якобы сказал об этом шедевре: «Толстой по неосторожности пренебрегал лодочными гонками». Все остальное включено в этот эпический роман, который вращается вокруг вторжения Наполеона в Россию в 1812 году. Толстой столь же искусен в рисовании панорамных батальных сцен, как и в описании индивидуальных чувств сотен персонажей из всех слоев общества, но это его изображение Князь Андрей, Наташа и Пьер, которые борются с любовью и ищут правильный образ жизни, делают эту книгу любимой.

3. Лолита Владимира Набокова (1955). «Лолита, свет моей жизни, огонь моих чресл. Мой грех, моя душа ». Так начинается печально известный роман русского мастера о Гумберте Гумберте, мужчине средних лет, который безумно, безумно влюбляется в двенадцатилетнюю «нимфетку» Долорес Хейз. Итак, он женится на матери девушки. Когда она умирает, он становится отцом Лолиты. Когда Гумберт описывает их автомобильную поездку — извращенную издевку над американским дорожным романом, — Набоков изображает любовь, силу и одержимость смелым, шокирующе забавным языком.

4. Рассказы Антона Чехова (1860–1904). Сын освобожденного русского крепостного Антон Чехов стал врачом, который вместе с пациентами, которых он часто лечил бесплатно, придумал современный рассказ. Форма была чрезмерно украшена трюковыми концовками и завихрениями атмосферы. Чехов высвободил его, чтобы отразить насущные потребности повседневной жизни в условиях кризиса посредством прозы, в которой глубоко сострадательное воображение сочетается с точным описанием. «Он остается великим учителем-целителем-мудрецом», — заметил Аллан Гурганус в отношении рассказов Чехова, которые «продолжают преследовать, вдохновлять и сбивать с толку.”

5. Преступление и наказание Федора Достоевского (1866). В разгар петербургского лета бывший студент университета Раскольников совершает самое известное литературное преступление, избивая ростовщика и ее сестру топором. Далее следует психологический шахматный матч между Раскольниковым и хитрым детективом, который приближается к форме искупления нашего антигероя. Неустанно философский и психологический фильм «Преступление и наказание» посвящен свободе и силе, страданиям и безумию, болезням и судьбе, а также давлению современного городского мира на душу, при этом спрашивая, имеют ли «великие люди» право создавать свои собственные моральные кодексы.

6. Братья Карамазовы Федора Достоевского (1880). Возможно, в завершенном русском романе Достоевский драматизирует духовные загадки России XIX века через историю трех братьев и убийства их отца. Гедонист Дмитрий, замученный интеллектуал Иван и святой Алеша воплощают разные философские позиции, оставаясь при этом полноценными людьми. Такие вопросы, как свобода воли, секуляризм и уникальная судьба России, обсуждаются не посредством авторской полемики, а посредством признаний, обличений и кошмаров самих персонажей.Безжалостное изображение человеческих пороков и слабостей, роман в конечном итоге дает видение искупления. Страсть, сомнения и творческая сила Достоевского побуждают даже светский Запад, которого он презирает.

7. «Бледный огонь» Владимира Набокова (1962). «Последнее слово за комментатором», — утверждает Чарльз Кинбот в этом романе, маскирующемся под литературную критику. Текст книги включает стихотворение убитого американского поэта Джона Шейда, состоящее из 999 строк, и построчный комментарий Кинбота, ученого из страны Зембла.Набоков даже дает указатель к этой игривой, провокационной истории поэзии, интерпретации, идентичности и безумия, которая до отказа переполнена аллюзиями, уловками и неподражаемой авторской игрой слов.

8. Рассказы Исаака Бабеля (1894–1940). «Дайте мне закончить свою работу», — таков был последний призыв Бабеля перед казнью за государственную измену по приказу Иосифа Сталина. Несмотря на то, что его работа не завершена, его работа продолжается. Помимо пьес и сценариев, в том числе в сотрудничестве с Сергеем Эйзенштейном, Бабель оставил свой след в «Одесских рассказах», в которых рассказывается о гангстерах из его родного города, и, что еще важнее, в сборнике «Красная конница».Хаос, кровопролитие и едкий фатализм доминируют в этих взаимосвязанных историях, действие которых происходит на фоне польской кампании Красной Армии во время Гражданской войны в России. Бабель, сам ветеран боевых действий, воплотил крайности войны в военном корреспонденте-пропагандисте Кирилле Лютове (несомненно, на автобиографическом основании) и в жестоких казачьих солдатах, которых он одновременно боится и восхищается. Несколько шедевров здесь (в том числе «Письмо», «Мой первый гусь» и «Берестечко») предвосхищают более поздние достижения Хемингуэя и подтверждают место Бабеля среди великих писателей-модернистов.

9. Мертвые души Николая Гоголя (1842). Самопровозглашенная нарративная «поэма» Гоголя следует комическим амбициям Чичикова, который путешествует по стране, покупая «мертвые души» крепостных, еще не исключенных из налоговых ведомостей. Жгучая сатира на русскую бюрократию, социальное положение и крепостное право, «Мертвые души» также парят как гоголевский портрет «всей России», несущийся «как бойкая, непобедимая тройка», перед которой «другие народы и государства отступают, чтобы уступить дорогу».

10.Мастер и Маргарита Михаила Булгакова (1966). Булгаков превратил свой опыт сталинской цензуры в сюрреалистическую басню с участием трех персонажей: неназванного автора (Мастер), чьи обвинительные вымыслы не опубликованы, его самоотверженного женатого любовника (Маргарита) и воплощение Сатаны (Воланд), который одновременно организует и интерпретирует их судьбы. Двусмысленность добра и зла горячо обсуждается и забавно драматизируется в этом сложном сатирическом романе об угрозах искусству во враждебном материальном мире и его парадоксальном выживании (что символизируется кульминационным утверждением, что «рукописи не горят»).

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.