Чьей женой была софья палеолог: София Палеолог: правда и киновымысел о великой княгине

Содержание

Глава 2. ВИЗАНТИЙСКАЯ ЦАРЕВНА СОФЬЯ ПАЛЕОЛОГ — ВТОРАЯ СУПРУГА ИВАНА III

Глава 2.

ВИЗАНТИЙСКАЯ ЦАРЕВНА СОФЬЯ ПАЛЕОЛОГ — ВТОРАЯ СУПРУГА ИВАНА III

После кончины Марии Борисовны в 1467 г. довольно долго Иван III вообще не задумывался о новом браке. Причина была, видимо, в том, что обязанности великой княгини исполняла его мать Мария Ярославна. Не было проблемы и с наследником.

Сын Иван уже вскоре должен был достичь десятилетнего возраста и стать помощником отца. К тому же перед великим князем стояло много неотложных дел. Главным из них было усмирить казанских татар и черемисов, разорявших Муром, Нижний Новгород, Галич и Кострому Для этого в район средней Волги, на Каму и Вятку постоянно посылались русские полки{67}.

Однако в Европе зорко следили за ситуацией в Русском государстве. Там было уже известно, что Иван III — вдовец. Поэтому различные политические круги начали подыскивать ему подходящую невесту, желая извлечь из нового брака русского государя определенную выгоду и для себя.

В Риме католические иерархи решили сосватать ему последнюю византийскую царевну — племянницу погибшего в борьбе с турками императора Константина Софью Палеолог. С ее помощью они планировали оказывать влияние на Ивана III и православную церковь.

Их план был реализован в конце 1472 г. Царевна Софья стала великой княгиней Московской и Владимирской. Поэтому представляется важным рассмотреть, каким и насколько сильным было ее влияние на политику Ивана III и на развитие Русского централизованного государства в конце XV в.

ИСТОЧНИКИ

Жизнь и деятельность византийской царевны Софьи Фоминичны освещена в достаточно большом количестве исторических источников. Это и дипломатические документы по связям Русского государства с Италией в конце XV — начале XVI вв., и записки некоторых иностранцев, и русские летописи, и воспоминания о ней современников. Существуют и материальные памятники: личные вещи царевны, привезенные из Византии, иконы, вышивки самой Софьи и ее невестки Елены Волошанки.

Дипломатические документы, касающиеся взаимоотношений России с Италией, опубликованы в трехтомном сборнике документов «Россия и Италия»{68}.

Некоторые дополнительные сведения о Софье можно обнаружить в записках иностранцев, в частности А. Контарини и С. Герберштейна{69}. Все эти памятники опубликованы и многократно используются исследователями.

Менее изученными в качестве источников о жизни и деятельности Софьи Палеолог в России являются русские летописи конца XV–XVI в. Рассмотрим их в хронологической последовательности.

Наиболее ранним памятником является Московский летописный свод конца XV в., который доводит свое повествование до 1492 г. Он дошел до нас в двух списках XVII и XVI вв. Список XVII в. был обнаружен А.А. Шахматовым в составе Эрмитажного собрания

{70}. Список XVI в. нашел позднее М.Н. Тихомиров в рукописном собрании Уварова в ГИМе. По данным рукописям Московский летописный свод был опубликован{71}.

Поскольку 25-й том ПСРЛ хранится только в библиотеках, то в настоящей работе используется его современное переиздание, осуществленное А. И. Цепковым{72}.

Исследователи полагают, что Московский свод конца XV в. представляет собой общерусскую летопись, составленную после присоединения Новгорода к Москве. Поэтому основное внимание в нем уделено событиям, связанным с деятельностью великих князей Московских. При этом в нем много данных о семьях государей, их женах и детях, в том числе и о Софье Палеолог.

В тексте свода достаточно подробно изложены обстоятельства женитьбы Ивана III*на византийской царевне, описана их свадьба, даны сведения о рождении у них детей. При этом о первой жене Марии Борисовне данных очень немного.

Первые сведения, касающиеся Софьи, датируются 1469 г. В своде указано, что 11 февраля в Москву из Рима прибыл Юрий Грек — посол кардинала Виссариона. Он привез грамоту, в которой сообщалось о том, что в Риме живет дочь «Аморейского деспота Фомы Ветхослова Софья, православная христианка». К ней сватались католики французский король и «князь великий Меделяньскы» (герцог Миланский), но она не хочет переходить в веру женихов. Кардинал предлагал Ивану III жениться на Софье и обещал прислать ее в Москву в качестве невесты{73}.

Под 1471 г. в своде сообщено, что прибывший в сентябре из Венеции посол Антон Фрязин привез великому князю грамоту от папы Павла. В ней писалось о том, что русские послы, которым будет поручено решить вопрос о сватовстве великого князя к Софье Фоминичне, получат право беспрепятственно ездить по всем землям, подчиняющимся папе

{74}.

Далее в статье 1472 г. описано, как было отправлено ответное посольство в Рим. Первоначально Иван III спросил совета у митрополита, матери, братьев и бояр относительно того, следует ли ему жениться второй раз и брать в жены византийскую принцессу. Получив одобрение этому намерению, 16 января великий князь отправил в Рим к папе своих послов. Однако по дороге выяснилось, что папа Павел умер, поэтому в официальную грамоту пришлось вписывать другое имя. Сначала по ошибке написали «Калист», потом «Систюсь»{75}. Эти детали свидетельствуют о том, что создатель свода имел отношение к составлению дипломатических бумаг.

Следующее сообщение, касающееся Софьи, относится уже непосредственно к сватовству. В летописи описано, как русские послы во главе с Иваном Фрязином прибыли в Рим 23 мая и отправились на прием к папе и к кардиналу Виссариону. Там им была оказана великая честь. Посетили они и братьев невесты — Андрея и Мануила. От всех они получили «великие дары». Пробыв в Риме 32 дня, послы отправились на родину. С ними поехала и Софья Палеолог в качестве невесты великого князя. Ее сопровождающими стали папский легат Антоний с несколькими итальянцами, а также посол братьев царевны — Дмитрий с греками, которые служили Софье.

Торжественный отъезд из Рима, по данным свода, состоялся 24 июля. На самом деле это ошибка, поскольку послы, прибывшие в Рим 23 мая и пробывшие там 32 дня, должны были отбыть 24 июня{76}. В поздних летописях эта ошибка исправлена{77}.

В Московском своде отмечено, что Софью повезли не кратким путем, которым прибыли сами послы, а совершенно другим, более длинным — через многие европейские страны к побережью Балтийского моря. Это было, видимо, связано с тем, что путешествие невесты, сосватанной папой великому князю Московскому, должно было выглядеть важным событием для европейцев. На всем пути следования царевны до русских земель, в данном случае до Пскова, жители различных стран были обязаны оказывать ей почести, давать продукты и корм лошадям, обеспечивать подводами и проводниками. Таким было указание римского папы. В Московском своде это особо подчеркивалось

{78}.

Путешествие Софьи описано в своде довольно подробно: указаны даты приезда и отъезда из наиболее важных городов: Любека, Колывани (Таллина), Юрьева, Пскова, Новгорода{79}.

Это говорит о том, что в основе летописных сообщений лежали путевые записки членов посольства, ездивших в Рим за Софьей Палеолог. Попасть к книжнику, составлявшему свод, они могли только при условии, что тот работал по официальному заказу властей.

В своде довольно подробно описан и инцидент с католическим распятием, которое держал возглавлявший процессию папский посол Антоний.

Правда, в тексте нет имен посланцев великого князя, которым пришлось уговаривать Антония спрятать распятие, возмутившее православного митрополита Филиппа{80}.

Эти имена появились в более поздних памятниках, возможно, из документальных источников.

Характерно, что само свадебное торжество описано в своде очень кратко. Из летописного описания напрашивается вывод, что столь важное событие произошло прямо в день приезда Софьи в Москву — 12 ноября 1472 г. Одновременно были и знакомство с матерью жениха, и обручение, и венчание в храме, и свадебный пир{81}.

Столь лаконичное изложение может свидетельствовать либо о том, что автор свода не был очевидцем данных событий, либо о том, что все традиционные свадебные обряды были умышленно сокращены из-за того, что невеста стояла на иерархической лестнице выше жениха. Возможно также, что Иван III хотел сразу же убедиться в том, что заморская невеста ему подходит.

Особенностью Московского свода является то, что в нем зафиксированы даты рождения не только сыновей Софьи, но и дочерей. Ее первенцем была девочка, названная Еленой. Она родилась в 1474 г. 18 апреля в 7 часов ночи{82}. Столь подробные сведения говорят о том, что их записал человек, близкий к великокняжескому двору. Характерно, что он указал имя не только отца — великого князя, но и матери — «царевны Софьи Фоминичны».

Это говорит об особом уважении ко второй супруге Ивана III. Обычно имя матери летописцы опускали.

Об уважении к великой княгине составителя свода свидетельствует запись о том, что 14 августа 1474 г. прибыло посольство от ее братьев во главе с Дмитрием Греком{83}. До этого визиты в Москву посланцев родственников великих княгинь не фиксировались как официальные события.

В своде сообщалось и о рождении второй дочери Софьи — княжны Феодосии, появившейся на свет ночью 28 мая 1475 г. Правда, в этой записи уже нет имени Софьи

{84}. Нет ее имени и в записи о рождении третьей дочери, почему-то вновь названной Еленой. Третья княжна появилась на свет 19 мая 1476 г. {85} Можно, правда, предположить, что хотя девочек назвали одинаковыми именами, но в честь разных святых: первая Елена в честь матери императора Константина Елены, чья память отмечалась 21 мая, а вторая — в честь мученицы Елены, которую поминали 26 мая. Судьба одной из этих дочерей неизвестна. В поздних памятниках и дипломатических документах отмечалось, что у Софьи Палеолог была только одна дочь по имени Елена и всего у нее было три дочери. Почему в своде сообщалось о двух Еленах, неизвестно.

Наиболее подробные записи в своде сделаны по поводу рождения у Софьи мальчиков. Первый сын появился лишь в 1479 г., т.е. через шесть лет после свадьбы родителей. В записи указан не только год, но месяц март, 25-е число, 8 часов ночи на праздник Собора архангела Гавриила, отмечаемый 26 мая. Все эти сведения правильные.

По традиции ребенка следовало назвать в честь этого святого, но он получил имя Василий, в честь Василия Парийского, чья память отмечалась в этот же день. Это имя, видимо, посчитали более подходящим для княжича, а Гавриил стало его крестильным именем. В своде даже указано, кто и где крестил первого сына Софьи. Произошло это в Троице-Сергиевом монастыре 4 апреля. Обряд совершили ростовский архиепископ Вассиан и игумен Паисий{86}.

Столь детальное описание в официальном своде обстоятельств появления на свет первенца мальчика Софьи говорит о значимости этого события для великокняжеской семьи.

В своде довольно подробно описано рождение и второго сына царевны — Георгия (Юрия), названного в честь святого Георгия Митиленского, почитаемого 7 апреля. Видимо, в этот день княжич был крещен, поскольку его рождение произошло 23 марта 1480 г., в 4 часа дня, на память преподобного Никона, в четверг шестой недели поста{87}. Все эти данные правильные.

Правда, в Московском своде нет сведений о месте крещения этого княжича. Но отмечено, что «в то же время пришед от Рима на Москву шурин великого князя именем Андрей», т.е. брат Софьи{88}. Это событие было в мае 1480 г. Крещение, очевидно, было раньше, но запись о нем с точной датой не сохранилась, поэтому и не попала в свод.

Можно заметить, что в Московским своде нет ни одной записи об участии Софьи в каких-либо торжествах, семейных праздниках и т.д., хотя*в дипломатических документах они есть. Даже в сообщениях о рождении ею детей имя великой княгини упомянуто не всегда. Это дает право предположить, что составитель летописного произведения, хотя и отдавал традиционную дань уважения византийской царевне, особой симпатии к ней не испытывал. Поэтому и не считал нужным часто упоминать ее имя.

Данное предположение подтверждает летописная запись о возвращении великой княгини из «бегов» на Белоозеро зимой 1480–1481 гг. В ней автор откровенно осуждает великую княгиню: «Toe же зимы прииде великая княгиня София из бегов, бе бо бегала на Белоозеро и з боярынями от татар, а не гонима никым же; и по которым странам ходила, тем стало пуще татар от боярских холопов, от кровопивцев крестьянских. Воздай же им, господи, по делом их, и по лукавству начинания их, по делом руку их даждь им, господи»{89}.

Автор свода не только критикует Софью Палеолог и ее окружение, но и призывает Бога покарать их за разорение крестьян. По его мнению, великой княгине не следовало уезжать из столицы, поскольку ее безопасности ничего не угрожало. Однако она самовольно отправилась на Белоозеро с большой свитой, а по дороге люди из ее окружения, «как кровопивцы, хуже татар», ограбили всех местных жителей.

Столь суровое осуждение автором свода Софьи и лиц, входивших в ее свиту, говорит о резко отрицательном отношении к ним. Книжник, несомненно, входил в число противников великой княгини. Но, будучи официальным летописцем, он последовательно фиксировал рождение Софьей Палеолог нескольких сыновей и дочери.

Под 1481 г. идет запись о появлении на свет княжича Дмитрия: «6 октября на память святого апостола Фомы родися великому князю Ивану Васильевичу сын от царевны Софии, наречен бысть князь Дмитрей в 26 того же месяца»{90}. Имя княжичу было выбрано по дате крещения — 26 октября отмечалась память Дмитрия Солунского.

Под 1483 г. в Московском своде зафиксировано рождение дочери Евдокии: «Toe же зимы февраля родися великому князю Ивану Васильевичю дщи княжна Овдотья»{91}. В данном случае конкретный день появления княжны на свет не указан.

В статье 1487 г. даны сведения о рождении княжича Семена: «Месяца марта в 21 день в 7 час дни родися великому князю Ивану Васильевичю от царевны Софьи сын, нарекоша и Семен»{92}. Свое имя он, видимо, получил также по дате крещения — 5 марта отмечалась память преподобного Симеона. В своде этих данных нет.

Следует отметить, что из-за утраты одного листа в своде отсутствует описание событий с конца 1487 по 1489 г. и половина событий 1490 г.{93}

Но появление на свет последнего княжича Андрея в 1490 г. все же зафиксировано: «Того же лета августа 5 родися великому князю Ивану Васильевичу сын от царевны Софьи, и наречен бысть князь Андреи»{94}. Свое имя он, видимо, также получил по дате крещения — 19 августа отмечалась память Андрея Стратилата. Но в своде, как можно заметить, даты крещения младших княжичей уже не указывались.

Последнее событие в своде, связанное с Софьей Палеолог, относится к 1492 г. Это переезд Ивана III с детьми и великой княгиней из старого деревянного двора на двор князя Ивана Юрьевича Патрикеева. Сделать это пришлось потому, что на месте старого великокняжеского двора началось возведение нового — каменного{95}.

Анализ сведений о Софье Палеолог в Московском своде конца XV в. дает право сделать несколько выводов:

1. Составитель свода выполнял задание официальных властей, поэтому получил в свое распоряжение отчет членов посольства, ездивших в Рим за царевной Софьей. Были в его распоряжении и записи о рождении детей в великокняжеской семье.

2. Составитель не испытывал симпатий к Софье Палеолог, поэтому не сообщил никаких данных об участии великой княгини в политической жизни страны, в церковных делах и даже в празднествах, устраиваемых в великокняжеском дворце. Даже при фиксации появления на свет великокняжеских детей в своде не всегда указывалось имя матери Софьи.

В своде сообщено, что всего великая княгиня родила четыре дочери (Елену — 1474 г., Феодосию — 1475 г., Елену — 1476 г. и Евдокию — 1483 г.) и пять сыновей (Василия — 1479 г., Юрия — 1480 г., Дмитрия — 1481 г., Симеона — 1487 г. и Андрея — 1490 г.).

* * *

Сравнение текста Московского свода с другими летописными произведениями конца XV — начала XVI в. показывает, что наибольшее сходство прослеживается со сводом 1497 г. и Уваровской летописью. В своде 1497 г. и Уваровской летописи аналогично сообщено о приезде в Москву посла Юрия Грека с грамотой от кардинала Виссариона в 1469 г., о приезде посла Антония в 1471 г., об ответном посольстве великого князя в Рим в 1472 г.{96}

Единственное отличие касается даты отъезда из Москвы посольства Ивана III. В Московском своде обозначено 16 января, в своде 1497 г. и Уваровской летописи — 6 января{97}.

Такое же отличие обнаруживается и в статье 1472 г., повествующей о поездке Софьи Палеолог в Москву. В Московском своде указано, что из Рима она выехала 24 июля, в своде 1497 г. и Уваровской летописи — 20 июля{98}. Характерно, что все эти даты ошибочные, поскольку в тексте указано, что, прибыв в Рим 23 мая, русские послы пробыли там 32 дня. Значит, уехать они должны были 24 июня.

Описание рождения Софьей первых трех дочерей в своде 1497 г. и Уваровской летописи совпадает с Московским сводом.

В своде 1497 г. после описания событий мая 1477 г. начинается некоторый сбой в тексте, видимо, вызванный ошибкой переписчика. Вместо описания событий идет перечень князей русских, затем перечень ханов. Затем вновь кратко повторяются некоторые события 1468–1477 гг.{99}

Видимо, поэтому сообщение о рождении первого сына Софьи Василия тоже довольно краткое с ошибкой в дате — вместо 25 марта указано 15 марта и не сообщена дата крещения, только пояснено, что это происходило в Вербную неделю, которая была в тот год с 4 по 10 апреля{100}.

В Уваровской летописи сообщение о рождении Василия тоже краткое, но с правильной датой — 25 марта{101}.

Кратко сообщено в своде 1497 г. и Уваровской летописи и о рождении второго сына Софьи Юрия — без указания числа, только помечено, что это было весной. Но при этом добавлено, что крестил его игумен Паисий{102}. Данное добавление не может свидетельствовать о хорошей осведомленности составителя свода 1497 г., поскольку ему не были известны другие подробности появления на свет княжича Юрия.

Аналогично кратко сообщено в своде 1497 г. и о рождении княжича Дмитрия. Эта же информация повторена в Уваровской летописи{103}. В обоих летописных произведениях вообще нет данных о появлении на свет княжны Евдокии в 1483 г.

В то же время в своде 1497 г. под 1484 г. сообщено о рождении Софьей 8 апреля третьей княжны Елены{104}. Вполне вероятно, что это ошибочное сообщение, поскольку у великой княгини, согласно данным Московского свода, уже были две дочери с именем Елена. К тому же в других памятниках о судьбе третьей Елены вообще нет никаких сведений.

Под 1485 г. в своде 1497 г. помещено, видимо, такое же ошибочное сообщение о рождении 29 мая второй княжны Феодосии{105}. Из других летописей и дипломатических документов известно, что у великого князя была только одна дочь Феодосия, родившаяся в 1475 г.

В своде 1497 г. в дате рождения княжича Симеона, видимо, допущена ошибка, поскольку в Московском своде указано, что он появился на свет 21 марта 1487 г., в своде 1497 г. — 23 марта{106}. В Уваровской летописи вообще нет данных о появлении на свет этого княжича. Но указано, что в 1485 г. 13 февраля появился сын Иван «от грекини»{107}.

Поскольку об этом княжиче никаких сведений нигде нет, то напрашивается вывод, что либо он умер в младенчестве, либо сведения о нем в Уваровской летописи ошибочные.

В своде 1497 г. можно обнаружить и другие отличия от Московского свода. Например, в сообщении о бегстве Софьи на Белоозеро не указано, что с ней были боярыни{108}. Этот пропуск мог быть сделан умышленно, чтобы обвинить одну великую княгиню в разорении вологодских и белозерских крестьян.

В своде 1497 г. в конце рассказа о поездке Софьи на Белоозеро помещена большая вставка нравоучительного характера о том, что надо хранить свое отечество — Русскую землю от поганых{109}. Данный текст повторен и в Уваровской летописи.

Под 1484 г. в своде 1497 г. помещены данные о конфликте Ивана III с Софьей Фоминичной из-за драгоценностей его первой супруги Марии Тверянки, которые отсутствуют в Московском своде. Суть ссоры заключалась в том, что великий князь намеревался подарить украшения первой жены своей снохе Елене Волошанке после рождения ею внука Дмитрия. Но оказалось, что Софья распорядилась ими по своему — часть отдала брату Андрею, часть своей племяннице Марии в качестве приданого{110}.

В Уваровской летописи все эти сведения также есть под тем же 1484 г.{111} Они свидетельствуют о том, что создатели свода 1497 г. и Уваровской летописи отрицательно относились к Софье Палеолог, поэтому и поместили данные о конфликте в великокняжеской семье.

В этих летописных произведениях есть и другие дополнительные сведения о великой княгине, которых нет в Московском своде. Так, под 1490 г. в них сообщено о приезде в Москву брата Софьи Андрея{112}. Под 1495 г. рассказано о сватовстве к старшей дочери великой княгини Елене великого князя Литовского Александра и их свадьбе{113}.

Еще более интересные данные помещены под 1496 г. Осенью этого года Иван III с внуком Дмитрием и сыном Юрием отправились в Новгород. В Москве правителями остались сын Василий и Софья Фоминична{114}. Это первое сообщение о самостоятельной роли великой княгини на государственном поприще.

Поскольку свод 1497 г. заканчивается описанием лишь некоторых событий 1497 г., то последние данные о Софье есть только в Уваровской летописи. Это сообщение о приезде в Москву сестры великого князя, рязанской великой княгини Анны Васильевны, в августе 1497 г. В числе встречающих гостью людей летописец назвал и Софью со снохой Еленой и боярынями{115}.

Еще более интересное сообщение помещено в конце статьи 1497 г.: «Декабря по диаволю действу восполеся князь велики на сына своего князя Василиа да и на жену на свою на великую княгиню Софию, да в той опале велел казнити детей боярских Володимера Елизарова сына Гусева, да князя Ивана Палецкого Хруля, да Поярка Рунова брата, да Сщевиа Скрябина сына Травина, да Федора Стромилова, диака введенаго, да Афонасиа Яропкина, казниша их на ледоу, головы им секоша, декабря 27»{116}.

Далее в Уваровской летописи сообщено о свадьбе дочери Софьи Феодосии с князем В.Д. Холмским в феврале 1500 г. и кончине княжны через год, о тяжелом положении в Литве старшей дочери великой княгини Елены, которую муж стал принуждать перейти в католичество{117}.

Эти печальные события, видимо, заставили великого князя помириться с супругой, правда, об этом в Уваровской летописи нет сведений. Под 1502 г. в ней лишь отмечено, что Иван III «положил опалу на внука Дмитрия и его мать Елену» и вновь пожаловал сына Василия — тот был провозглашен великим князем Владимирским и Московским{118}.

Под 1503 г. в летописи сообщено без каких-либо комментариев о смерти Софьи Фоминичны. Это произошло 17 апреля, в пятницу, в 9 часов дня{119}.

Однако указанное в летописи число неверно, поскольку 17 апреля в 1503 г. было понедельником. К тому же на гробнице Софьи указано, что она скончалась 6 апреля{120}.

Наличие многочисленных ошибок в своде 1497 г. и Уваровской летописи свидетельствует о том, что их составители не имели точных сведений о событиях в великокняжеской семье. Значит, эти летописные памятники не носили официального характера, и у их составителей не было документальных источников. Некоторые события они, видимо, записывали по памяти и делали ошибки. Поэтому сведения из Уваровской летописи и свода 1497 г. требуют постоянной проверки. Полностью доверять им нельзя. В первую очередь это относится к данным о рождении у Софьи тех детей, о которых нет сведений в других источниках.

К концу XV в. относятся еще несколько летописей: Ермолинская, Никаноровская, сокращенные своды 1493 и 1495 гг. Анализ их текста показал следующее. В основном тексте Ермолинской летописи очень мало сведений о Софье Палеолог. В ней лишь есть краткое упоминание о том, что 12 ноября 1472 г. великий князь Иван Васильевич женился на царевне из Рима, дочери аморийского деспота Фомы{121}.

В Никаноровской летописи в статье 1469 г. описаны обстоятельства сватовства Ивана III к Софье. При этом данные Московского свода конца XV в., помещенные в нескольких годовых статьях, объединены в виде краткого пересказа их содержания. В этом повествовании рассказано о приезде послов кардинала Виссариона в Москву, об обсуждении Иваном III вопроса о женитьбе с митрополитом, матерью и боярами, об отправке ответного посольства во главе с Иваном Фрязином в Рим. При этом есть в нем и дополнительные сведения, отсутствующие в Московском своде о том, что Софья, узнав, что жених является великим князем, правящим в большом православном государстве, выразила желание выйти за него замуж{122}.

Заканчивается повествование Никаноровской летописи известием о том, что в Москву в 1471 г. прибыл римский посол Антоний с грамотами от папы, дающими право русским послам свободно ездить по территориям католических стран{123}. Оно есть и в Московском своде.

В сокращенном своде 1493 г. в основном повторяются известия Московского свода. Это и краткое повествование о свадьбе Ивана III и Софьи в ноябре 1472 г. и данные о рождении дочери Елены в 1474 г., сына Василия в 1479 г., сына Георгия в 1480 г., сына Дмитрия в 1482 г., сына Симеона в 1487 г. и сына Андрея в 1490 г.{124}

Но есть в сокращенном своде 1493 г. и отличия. Так, рождение второй дочери Елены отнесено к 8 апреля 1484 г., а рождение Феодосии — к 29 мая 1485 г.{125} Такие же сведения о рождении дочерей Софьи помещены в своде 1497 г. Правда, в нем есть сведения и о рождении второй Елены, и первой Феодосии в 1476 и 1475 гг., соответственно. В Московском своде, как уже отмечалось, появление Феодосии на свет датировано ночью 28 мая 1475 г., а второй Елены — утром 19 мая 1476 г.

Поскольку исследователи полагают, что в основе сокращенного свода 1493 г. лежат памятники уже XVI в., то его данные о датах рождения вторых Елены и Феодосии, скорее всего, ошибочныа{126}.

Следует отметить, что в своде 1493 г. в перечне детей Софьи Фоминичны между Симеоном и Андреем указан Борис{127}. Однако данных о его появлении на свет и о нем самом нет ни в одном другом источнике.

В сокращенном своде 1495 г. сведений о Софье Фоминичне еще меньше, чем в своде 1493 г. Но под 1493 г. в нем помещено оригинальное известие о том, что во время пожара в Москве 28 июля сгорела казна великой княгини Софьи. Она находилась под церковью Иоанна Предтечи у Боровицких ворот{128}.

Это известие интересно тем, что сообщает о наличии у Софьи Палеолог собственной казны, которая хранилась в подвалах одного из кремлевских храмов. Если в ее составе были греческие книги, то пожар их, очевидно, уничтожил.

Данные о Софье Палеолог находятся и в летописях XVI в. Например, в Симеоновской летописи, доводящей повествование до 1494 г. , основная информация совпадает со сведениями Московского свода конца XV в. Это и повествование об обстоятельствах женитьбы Ивана III, и сообщения о рождении у нее трех первых дочерей{129}.

Но из-за пропуска текста в рукописи за 1479 г. в этой летописи нет сообщения о рождении сына Василия{130}. При этом записи о появлении на свет Юрия, Дмитрия, Симеона и Андрея аналогичны Московскому своду{131}.

Отличия летописи от Московского свода обнаруживаются в повествовании о бегстве Софьи на Белоозеро в 1480 г. В Московском своде, как уже отмечалось, великая княгиня резко осуждалась за эту поездку В Симеоновской летописи сообщение об этом носит нейтральный характер: «Toe же зимы прии-де великая княгиня Софья з Бела озера, бе бо она тогда была на Белоозере, егда царь на Угре стоял»{132}.

Изменение текста свода говорит о том, что составитель Симеоновской летописи уже не испытывал негативного отношения к византийской царевне, в отличие от некоторых ее современников — авторов более ранних летописных сочинений. Видимо, поэтому он вообще опустил известие о конфликте Ивана III с женой из-за драгоценностей его первой супруги Марии Тверянки{133}.

В Симеоновской летописи, как и в своде 1497 г., сообщено, что у Софьи, кроме первых трех дочерей, были еще две дочери. Это третья Елена, родившаяся в 1484 г., и вторая Феодосия, родившаяся в 1485 г.{134} При этом в ней нет данных о появлении на свет дочери Евдокии в 1483 г. Это известие отсутствует и в сокращенных сводах конца XV в., и в Никаноровской летописи. Однако о том, что данная княжна существовала, известно из дипломатических документов.

Поэтому можно сделать вывод о том, что источником Симеоновской летописи был не Московский свод конца XV в., а свод 1497 г. или Уваровская летопись.

Поскольку ни о третьей Елене, ни о второй Феодосии в большинстве документальных источников сведений нет, то напрашивается вывод об ошибочности известий о них. Появление этих данных могло быть связано с тем, что составители сводов сомневались в том, что дочери Софьи вышли замуж в достаточно зрелом возрасте, вопреки существовавшей на Руси традиции. Поэтому они придумали более молодых одноименных княжон.

На самом деле старшая княжна Елена была обручена с великим князем Литовским Александром в 20 лет, Феодосия вышла замуж за князя В.Д. Холмского в 25 лет, Евдокия — за татарского царевича Петра в 23 года. Возможно, так распорядилась судьбой дочерей сама Софья, поскольку стала женой Ивана III приблизительно в 25 лет.

Можно отметить, что при составлении Симеоновской летописи был использован и свод 1493 г., из которого были взяты данные о пожаре 1493 г., во время которого сгорели не только дворы Ивана III и Софьи, но и казна великой княгини в подвале церкви Иоанна Предтечи{135}.

В Софийской летописи сообщения о Софье Палеолог очень краткие. Отсутствуют данные об обстоятельствах женитьбы на ней Ивана III. Основные известия касаются рождения дочери Елены в 1474 г. и сыновей. Но есть и сведения о поездке Ивана III с внуком в Новгород в 1496 г., во время которой Софья и сыном Василием оставались «на государстве», о встрече рязанской княгини Анны Васильевны и смерти великой княгини в 1503 г. {136} Все эти сведения могли быть взяты из Уваровскои летописи.

В Воскресенской летописи середины XVI в. сведений о Софье Палеолог довольно много. Обстоятельства сватовства Ивана III к царевне представлены так же, как в Московском своде. Аналогичны сообщения о рождении трех первых дочерей и сыновей{137}.

Но при этом в Воскресенской летописи есть данные и о рождении третьей Елены в 1484 г., и второй Феодосии в 1485 г.{138}

О появлении на свет Евдокии данных нет, есть лишь сообщение о ее свадьбе с царевичем Петром и смерти{139}. Нет и осуждения Софьи за бегство на Белоозеро. Информация о ее возвращении в Москву еще более краткая, чем в Симеоновской летописи: «Toe же зимы прииде велика княгини Софиа з Белаозера»{140}. Отсутствует и описание конфликта Ивана III с Софьей из-за драгоценностей его первой жены{141}.

Данные особенности Воскресенской летописи говорят о том, что в основу ее, вероятнее всего, была положена Симео-новская летопись. Но при этом сведения этой летописи были дополнены текстами из Уваровскои летописи, поскольку Симеоновская обрывалась событиями 1494 г. Правда, составитель внес некоторые исправления, исключив факты, порочащие Софью Палеолог. В середине XVI в., когда, видимо, создавалась Воскресенская летопись, отношение к бабке царя Ивана Грозного было сугубо положительным.

Из Уваровской летописи в Воскресенскую летопись, видимо, попало сообщение об опале на княжича Василия и Софью и казнях людей из их окружения в декабре 1497 г. Из нее же были взяты данные о смерти великой княгини в 1503 г.{142}Правда, в Уваровской летописи смерть Софьи отнесена к 17 апреля, в Воскресенской она обозначена 7 апреля{143}. На гробнице великой княгини, как уже отмечалось, иная дата — 6 апреля. Она, очевидно, наиболее точная.

Поэтому напрашивается предположение, что составитель Воскресенской летописи при переписке текста Уваровской летописи внес в него свои коррективы.

Много данных о Софье Палеолог и в Никоновской летописи, которую исследователи относят к первой половине XVI в. Большая их часть совпадает с Московским сводом и Уваровской летописью, но есть и оригинальные известия. Так, под 1469 г. помещен краткий рассказ об обстоятельствах сватовства Ивана III к Софье. Согласно ему сначала в Москву прибыл Юрий Грек с грамотой о том, что в Риме проживает византийская царевна православной веры, на которой Иван III может жениться. После совещания с митрополитом и родственниками великий князь отправил в Рим своего посла Ивана Фрязина. Тот встретился не только с папой и кардиналом, но и с самой Софьей. Узнав, что жених — великий князь и управляет православной державой, невеста захотела стать его женой. После этого вопрос о женитьбе был решен. Ивану III следовало лишь прислать за царевной бояр{144}.

В рассмотренных выше летописях данного рассказа нет, как и нет сведений о том, что при сватовстве спрашивали мнение самой невесты Софьи. Из сообщений Московского свода получалось, что судьбу царевны решали только папа и кардинал.

Далее в Никоновской летописи помещены сведения из Московского свода о том, как Иван III отправил за невестой своих послов, как те привезли ее в Москву, как была сыграна свадьба, как родились первые дочери{145}.

Однако рождение сына Василия представлено в Никоновской летописи совсем не так, как в остальных летописных произведениях. Ему предшествует рассказ о чудесном зачатии, написанный митрополитом Иоасафом со слов самого великого князя Василия III. Согласно этому повествованию, после рождения трех дочерей Софья Фоминична очень скорбела о том, что у нее нет сына. Поэтому она отправилась пешком в Троице-Сергиев монастырь, чтобы помолиться у гроба святого Сергия. По дороге у села Клементьева она увидела инока, который нес младенца. Внезапно монах кинул этого ребенка Софье. От неожиданности она чуть не упала, но ребенка в руках не обнаружила и поняла, что это было только чудесное видение. В монастыре великая княгиня одарила монахов и долго молилась у гроба Сергия. После возвращения домой она вскоре забеременела и родила сына Василия{146}.

Вполне вероятно, что эта повесть о зачатии была сочинена уже в XVI в., поскольку Василий назван в ней самодержцем. По своему характеру она похожа на аналогичные сочинения о чудесном появлении на свет некоторых русских государей, например Василия II{147}.

Однако истоки этой повести идут с конца XV в. Дело в том, что само чудесное видение Софьи Сергия Радонежского было запечатлено на пелене, вышитой в мастерской великой княгини Марии Ярославны. Княгиня же, как известно, скончалась в 1485 г.

Рождение сыновей Юрия, Дмитрия, Семена и Андрея в Никоновской летописи описано, как в Московском своде. О рождении третьей княжны Елены сообщено, как в Уваровской летописи. Но о второй Феодосии здесь нет сведений. Вместо нее указано, что 13 февраля 1485 г. родился сын Иван «от грекини»{148}. В других летописях об этом княжиче нет никаких данных, поэтому известие Никоновской летописи вызывает сомнение.

В Никоновской летописи, как в других летописях XVI в., нет осуждения Софьи за отъезд на Белоозеро во время Стояния на Угре войска великого князя. Более того, в ней указано, что сам Иван III отослал супругу на север «татарского ради нахождения»{149}.

Эта версия представляется правдоподобной, поскольку сама Софья Палеолог вряд ли бы решилась покинуть Москву и уехать осенью на далекий север незнакомой для нее страны.

В Никоновской летописи содержатся не только сведения об опале великого князя на супругу и сына Василия в 1497 г., как в других летописях XVI в., но и дополнительные данные на этот счет{150}. В приписках к основному тексту подробно рассказано, из-за чего Иван III разгневался на Софью и старшего сына. Оказывается, дьяк Федор Стромилов рассказал им о том, что государь решил официально провозгласить своим наследником Дмитрия-внука. После этого дети боярские из окружения Василия стали уговаривать его бежать от отца на север, там захватить великокняжескую казну в Вологде и на Белоозере и постараться расправиться с Дмитрием-внуком. Софья Фоминична тоже решила помочь сыну и пригласила к себе ворожей с зельем. С его помощью она, видимо, хотела отравить его соперника, а может, и своего мужа. Обо всем этом стало известно Ивану III. В гневе он приказал четвертовать детей боярских и дьяков из окружения княжича Василия, утопить в Москве-реке лихих баб, а сына и жену взять под стражу Их он якобы даже стал опасаться{151}.

Это приложение к тексту Никоновской летописи, несомненно, было сделано на основе документов из следственного дела 1497 г., поэтому в нем есть дополнительные подробности, которых нет в ранних летописных повествованиях. Поскольку само дело не сохранилось, приложение следует считать важным историческим источником.

Есть в Никоновской летописи и сообщение о том, что в 1499 г. Иван III вновь пожаловал сына Василия и дал ему Великий Новгород и Псков в управление. Оно аналогично данным Уваровской летописи{152}. Из этого же памятника в Никоновскую летопись, видимо, попали сообщения об опале на Елену Волошанку и Дмитрия-внука и провозглашении именно Василия великим князем Московским и Владимирским{153}.

Последнее сообщение о Софье Палеолог в Никоновской летописи касается ее смерти. Это событие датировано 7 апреля 1503 г., как и в некоторых других летописях{154}.

Таким образом, можно сделать вывод о том, что сведения Никоновской летописи о Софье, видимо, были взяты из Уваровской летописи, но при этом составитель подошел к ним творчески. В кратком пересказе он сначала описал обстоятельства женитьбы Ивана III на византийской царевне, потом об этом же написал подробнее, вставил рассказ о чудесном зачатии сына Василия, подкорректировал данные о детях великой княгини, добавил вставку, поясняющую, за что великий князь ополчился на Софью и Василия. В целом отношение составителя Никоновской летописи к Софье Палеолог вполне положительное. Текст Уваровской летописи, осуждающий великую княгиню, не был включен в нее.

Определенное внимание уделено Софье и в Львовской летописи, создание которой исследователи относят к 60-м гг. XVI в.{155}

В этом памятнике сведения ранних летописей существенно переделаны. Так, под 1472 г. отмечено, что Иван III сам послал сватов к византийской царевне в Рим, когда узнал о ее существовании. При этом царевна названа не Софьей, а Зинаидой и указано, что римский папа состоял в родстве с ее родителями, поэтому после их кончины взял ее к себе{156}.

В других источниках такой информации нет. Известно, что вторым именем Софьи было не Зинаида, а Зоя. К тому же римский папа Павел II, покровительствовавший царевне, не состоял с ней в родственных отношениях.

В Львовской летописи сватовство к Софье тесно связано с посольством венецианца Тревизана, хотя в более ранних летописях эти два сюжета не объединялись{157}.

Есть в Львовской летописи и дополнительные данные о том, что великий князь посылал боярина Федора Давыдовича отнять распятие у папского легата Антония и наказать своего посла Иван Фрязина, который скрыл от него цель посольства Тревизана{158}.

По данным более ранних летописей, Иван Фрязин был наказан уже в Москве, а не в то время, когда он сопровождал кортеж великокняжеской невесты. Это представляется более верным, поскольку такая расправа без объяснений причин могла просто напугать Софью и ее спутников.

В Львовской летописи сообщено, что митрополит Филипп организовал прения о вере с папским посланником. Постулаты православной веры должен был защищать книжник Никита, но папский посол отказался под предлогом того, что у него нет нужных книг{159}. Эти сведения могли быть в источниках дипломатического характера, которые до нас не дошли. Но могли быть и плодом фантазии автора Львовской летописи, склонного к вольной интерпретации сведений других источников.

Есть в Львовской летописи и еще одно интересное добавление, касающееся непосредственно венчания великого князя и Софьи. В ней указано, что обряд осуществлял не митрополит Филипп, как в ранних летописях, а коломенский протопоп Осея, поскольку кремлевский протопоп и великокняжеский духовник были вдовцами{160}.

Эти данные могли быть взяты из каких-то церковных источников. Правда, они сомнительны, поскольку венчание было организовано очень быстро, в день приезда невесты, и коломенский протопоп не успел бы на него прибыть во время. К тому же привлечение именно этого духовного лица из провинции к очень важной церемонии в столице представляется очень странным. Наиболее вероятно, что свадебную церемонию осуществлял сам митрополит Филипп. Ведь на ней присутствовало много знатных иностранцев, в том числе и католиков.

Все добавления в Львовской летописи свидетельствуют о том, что ее составитель либо обладал какими-то дополнительными источниками, либо произвольно дополнял уже известные данные. Например, он по-своему описал обстоятельства отъезда Софьи на Белоозеро. По его данным, сам Иван III отправил жену в эту далекую поездку вместе с казной. Сопровождать великую княгиню он поручил боярам Василию Борисовичу и Андрею Михайловичу Плещееву и дьяку Василию Долматову. В случае захвата Москвы ханом Ахматом всем следовало бежать к «Окияну морю»{161}.

Поскольку в данном описании указаны имена и фамилии реальных лиц, то можно предположить, что они лопали в летопись из какого-то документального источника.

Составитель Львовской летописи включил в свое произведение и некоторые известия из ранних летописей. Поэтому под 1481 г. он поместил сообщение, осуждающее Софью за поездку на Белоозеро: непонятно, зачем бегала, никто за ней не гнался, боярские холопы из ее окружения разорили крестьян в той местности, по которой она проехала{162}.

Характерно, что в Львовской летописи вообще нет сведений о появлении на свет дочерей Софьи. Есть данные только о рождении ею сыновей. Под 1484 г. сообщено о том, что она «истеряла» казну первой жены Ивана III, под 1492 г. сообщено о переезде великокняжеской семьи со старого двора, под 1496 г. даны сведения о поездке Ивана III в Новгород с внуком Дмитрием и оставлении «на государстве» Софьи с сыном Василием. Есть в Львовской летописи и данные об опале в декабре 1497 г. на княжича Василия и Софью без пояснения причин. Последние сведения о великой княгине касаются ее кончины в 1503 г. При этом указано, что это произошло 17 апреля{163}.

Поскольку такая же ошибка в дате смерти обнаруживается в Уваровской летописи, то напрашивается вывод об использовании именно ее при составлении Львовской летописи.

Таким образом, можно сделать вывод, что при составлении Львовской летописи не только был использован текст более ранней Уваровской летописи, но и дополнительные источники документального характера. Правда, эти сведения требуют проверки, поскольку они отсутствуют в ранних летописях.

Некоторые сведения о византийской царевне можно найти в дипломатических документах, о которых писалось выше{164}.

К числу дополнительных источников, касающихся Софьи Палеолог, можно отнести сочинения иностранцев. Венецианский посланник А. Контарини в 1476 г. встречался с Софьей и в своих записках описал эту встречу. Он отметил, что это был официальный прием, во время которого великая княгиня ласково с ним побеседовала. Кроме того, Контарини узнал, что сын Ивана III от первого брака вел себя грубо по отношению к новой супруге отца. В 1476 г., по сведениям итальянца, у Софьи уже были две дочери, и она ждала третьего ребенка{165}.

Этими дочерями были, очевидно, Елена и Феодосия, появившиеся на свет в 1474 и 1475 гг. Третья дочь Елена, по данным некоторых летописей, родилась 19 мая 1476 г., когда Контарини еще был в Москве. Он уехал в январе 1477 г. Но почему-то об ее рождении он не знал. По его данным, Софья должна была родить третьего ребенка в 1477 г. Однако в летописях нет сообщений об этом ребенке. Поэтому напрашивается вывод о неточности сведений, сообщенных Контарини. Некоторые даты он, возможно, перепутал. Но могли быть неточности и в летописях.

В «Сообщении о России» грека Г. Перкамота, которое он продиктовал в 1486 г. в канцелярии миланского герцога, отмечено, что у Ивана III было четверо взрослых сыновей, имевших самостоятельные владения, и трое сыновей, находящихся в совсем юном возрасте{166}.

Взрослыми сыновьями, видимо, считались: Иван Молодой (1458 г.р.), Василий (1479 г.р.), Георгий (Юрий) (1480 г.р.) и Дмитрий (1481 г.р.), поскольку и в XV в., видимо, сохранялся обряд «посажения на коня» княжеских сыновей, осуществляемый в четырехлетнем возрасте. После него мальчиков считали взрослыми людьми.

Тремя юными сыновьями Софьи в 1486 г. могли быть только рано умершие дети, о которых в некоторых летописях сохранились туманные известия. Они могли появиться на свет в 1482, 1484 и 1485 гг. В 1483 г., как известно, родилась дочь Евдокия. Но из-за ранней смерти этих княжичей данные о них, вероятно, не были включены в официальную летопись. Возможно также, что Перкамот имел в виду не юных сыновей, а дочерей Софьи, которых к 1487 г. было как раз три.

Сведения о великой княгине можно обнаружить в дипломатических документах, касающихся визита в Москву австрийских послов Поппеля и Делатора. Оба обсуждали вопрос о браке дочерей Софьи с отпрысками представителей европейских королевских династий. Так, в 1489 г. имперский посол Поппель предлагал в мужья одной из двух дочерей Ивана III маркграфа Баденского{167}.

Эти данные говорят, что в 1489 г. на выданье были только две дочери Софьи Палеолог. Ими могли быть Елена, либо первая, либо вторая, и Феодосия, родившиеся соответственно в 1474, 1475 и 1476 гг. Евдокии на тот момент было только шесть лет. Поскольку у австрийского посла были сведения только о двух дочерях, то напрашивается вывод о том, что одна из старших княжон к 1489 г. уже умерла либо сведения об одной из Елен были ошибочными. Умереть могла только вторая Елена. В противном случае первой выдали бы замуж Феодосию. Ведь именно старшей княжне полагалось выходить замуж раньше всех за самого знатного мужа.

Софья палеолог-византийская царевна. Как византийская принцесса помогла справиться с Ханской Ордой

Иван III Васильевич был великим князем московским с 1462 по 1505 год. В ходе правления Ивана Васильевича произошло объединение значительной части русских земель вокруг Москвы и ее превращение в центр общерусского государства. Было достигнуто окончательное освобождение страны из-под власти ордынских ханов. Иван Васильевич создал государство, которое стало основой России вплоть до современности.

Первой женой великого князя Ивана была Мария Борисовна, дочь тверского князя. 15 февраля 1458 года в семье великого князя родился сын Иван. Великая княгиня, обладавшая кротким характером, умерла 22 апреля 1467 года, не достигнув и тридцатилетнего возраста. Великая княгиня была похоронена в Кремле, в Вознесенском женском монастыре. Иван, находившийся в это время в Коломне, на похороны жены не приехал.

Через два года после ее смерти великий князь решил жениться вновь. После совещания со своей матерью, а также с боярами и митрополитом он решил дать согласие на недавно полученное от папы римского предложение вступить в брак с византийской царевной Софьей (в Византии ее называли Зоей). Она была дочерью морейского деспота Фомы Палеолога и приходилась племянницей императорам Константину XI и Иоанну VIII.

Определяющим в судьбе Зои стало падение Византийской империи. Император Константин XI погиб в 1453 году во время взятия Константинополя. Спустя 7 лет, в 1460 году, Морея была захвачена турецким султаном Мехмедом II, Фома бежал с семьей на остров Корфу, затем в Рим, где вскоре скончался. Чтобы получить поддержку, в последний год своей жизни Фома перешел в католицизм. Зоя и ее братья – 7-летний Андрей и 5-летний Мануил – переехали в Рим 5 лет спустя после отца. Там она и получила имя Софья. Палеологи поступили под покровительство кардинала Виссариона, который сохранил симпатии к грекам.

Зоя превратилась с годами в привлекательную девушку с темными блестящими глазами и нежно-белым цветом кожи. Ее отличали тонкий ум и благоразумие в поведении. По единодушной оценке современников Зоя была обаятельной, а ее ум, образованность и манеры были безукоризненны. Болонские хронисты в 1472 году восторженно писали о Зое: «Воистину она очаровательна и прекрасна… Невысокого роста, она казалась лет 24; восточное пламя сверкало в глазах, белизна кожи говорила о знатности ея рода».

В те годы Ватикан искал союзников, чтобы организовать против турок новый крестовый поход, намереваясь вовлечь в него всех европейских государей. Тогда по совету кардинала Виссариона папа и решил выдать Зою за московского государя Ивана III, зная о его стремлении стать наследником византийских василевсов. Константинопольский патриарх и кардинал Виссарион пытался возобновить унию с Русью с помощью бракосочетания. Тогда-то великому князю сообщили о пребывании в Риме преданной православию знатной невесты – Софьи Палеолог. Папа обещал Ивану свою поддержку в случае, если тот захочет посвататься к ней. Мотивы для женитьбы на Софье у Ивана III, конечно, были связаны со статусом, блеск ее имени и слава предков сыграли свою роль. Иван III, претендовавший на царский титул, полагал себя преемником римских и византийских императоров.

16 января 1472 года московские послы отправились в далекий путь. В Риме москвичи были с честью приняты новым папой Сикстом IV. В подарок от Ивана III послы преподнесли понтифику шестьдесят отборных соболиных шкурок. Дело быстро пошло к завершению. Папа Сикст IV отнесся с отеческой заботливостью к невесте: он дал Зое в приданое, кроме подарков, около 6000 дукатов. Сикст IV в соборе святого Петра совершил торжественную церемонию заочного обручения Софьи с московским государем, которого представлял русский посол Иван Фрязин.

24 июня 1472 года, простившись с папой в садах Ватикана, Зоя направилась на далекий север. Будущая великая московская княгиня, лишь только очутившись на русской земле, еще находясь на пути под венец в Москву, коварно предала все надежды папы, немедля забыв все свое католическое воспитание. Софья, по-видимому, встречавшаяся в детстве с афонскими старцами, противниками подчинения православных католикам, в глубине души была глубоко православной. Она сразу же открыто, ярко и демонстративно показала свою преданность православию, к восторгу русских прикладываясь ко всем иконам во всех церквах, безукоризненно ведя себя на православной службе, крестясь, как православная. Планы Ватикана сделать принцессу проводником католичества на Русь потерпели провал, поскольку Софья немедленно продемонстрировала возвращение к вере предков. Папский легат был лишен возможности въехать в Москву, неся перед собой латинский крест.

Ранним утром 21 ноября 1472 года Софья Палеолог прибыла в Москву. В тот же день в Кремле во временной деревянной церкви, поставленной около строящегося Успенского собора, чтобы не прекращать богослужений, государь обвенчался с ней. Византийская принцесса впервые тогда увидела своего супруга. Великий князь был молод – всего 32 года, хорош собой, высок и статен. Особенно замечательными были его глаза, «грозные очи». И прежде Иван Васильевич отличался крутым характером, а теперь, породнившись с византийскими монархами, он превратился в грозного и властного государя. В том была немалая заслуга его молодой жены.

Софья стала полноправной великой княгиней Московской. Сам факт, что она согласилась поехать искать счастья из Рима в далекую Москву, говорит о том, что она была смелая, энергичная женщина.

Она привезла на Русь щедрое приданое. После венчания Иван III принял герб византийского двуглавого орла – символ царской власти, поместив его и на своей печати. Две головы орла обращены на Запад и Восток, Европу и Азию, символизируя их единство, а также единство («симфонию») духовной и светской власти. Приданым Софьи была легендарная «либерия» – библиотека (больше известная как «библиотека Ивана Грозного»). Она включала в себя греческие пергаменты, латинские хронографы, древневосточные манускрипты, среди которых были неизвестные нам поэмы Гомера, сочинения Аристотеля и Платона и даже уцелевшие книги из знаменитой Александрийской библиотеки.

По преданию, она привезла с собой в подарок мужу «костяной трон»: его деревянный остов весь был покрыт пластинами из слоновой и моржовой кости с вырезанными на них сюжетами на библейские темы. Софья привезла с собой и несколько православных икон.

С приездом в 1472 году в столицу России греческой принцессы, наследницы былого величия Палеологов, при русском дворе образовалась довольно большая группа выходцев из Греции и Италии. Многие из них заняли со временем значительные государственные должности и не раз выполняли важные дипломатические поручения Ивана III. Все они возвращались в Москву с большими группами специалистов, среди которых были архитекторы, врачи, ювелиры, мастера монетного дела и оружейные мастера.

Великая грекиня принесла с собой свои представления о дворе и могуществе власти. Софья Палеолог не только произвела перемены при дворе – некоторые московские памятники обязаны ей своим возникновением. Многое из сохранившегося ныне в Кремле было построено именно при великой княгине Софье.

В 1474 году Успенский собор, возводимый псковскими мастерами, рухнул. К восстановлению его были привлечены итальянцы под руководством зодчего Аристотеля Фиораванти. При ней выстроили церковь Ризположения, Грановитую палату, названную так по случаю отделки ее в итальянском стиле – гранями. Сам Кремль – крепость, охранявшая древний центр столицы Руси – рос и создавался на ее глазах. Спустя двадцать лет иностранные путешественники стали именовать Московский кремль по-европейски «замком», ввиду обилия в нем каменных строений.

Так стараниями Ивана III и Софьи Палеолог Ренессанс расцвел и на российской земле.

Однако прибытие Софьи в Москву не понравилось некоторым из придворных Ивана. По натуре Софья была реформатором, участие в государственных делах было смыслом жизни московской княгини, она была решительным и умным человеком, и это очень не нравилось тогдашней знати. В Москве ее сопровождали не только почести, оказываемые великой княгине, но также враждебность местного духовенства и наследника престола. На каждом шагу ей приходилось отстаивать свои права.

Лучшим способом утвердить себя было, конечно, деторождение. Великий князь хотел иметь сыновей. Желала этого и сама Софья. Однако, на радость недоброжелателям, она родила подряд трех дочерей – Елену (1474 год), Елену (1475 год) и Феодосию (1475 год). К несчастью, девочки вскоре после рождения умирали. Потом родилась еще одна девочка, Елена (1476 год). Софья молила Бога и всех святых о даровании сына. Существует легенда, связанная с рождением Софьей сына Василия, будущего наследника престола: будто бы во время одного из богомольных походов к Троице-Сергиевой Лавре, в Клементьеве, великой княгине Софье Палеолог было видение преподобного Сергия Радонежского, который «вверже в недра ея отроча младо мужеска пола». В ночь с 25 на 26 марта 1479 года на свет появился мальчик, нареченный в честь деда Василием. Для матери он всегда оставался Гавриилом – в честь архангела Гавриила. Вслед за Василием у нее родились еще два сына (Юрий и Дмитрий), затем две дочери (Елена и Феодосия), потом еще три сына (Семен, Андрей и Борис) и последней, в 1492 году, – дочь Евдокия.

Иван III любил свою жену и заботился о семействе. Перед нашествием хана Ахмата 1480 года, ради безопасности, с детьми, двором, боярынями и княжеской казной Софья была отправлена сначала в Дмитров, а потом на Белоозеро. Владыка Виссарион предостерегал великого князя от постоянных дум и излишней привязанности к жене и детям. В одной из летописей отмечается, что Иван запаниковал: «Ужас наиде на нь, и въсхоте бежати от брега, а свою великую княгиню Римлянку и казну с нею посла на Белоозеро».

Главным значением этого брака было то, что женитьба на Софье Палеолог способствовала утверждению России преемницей Византии и провозглашению Москвы Третьим Римом, оплотом православного христианства. После брака на Софье Иван III впервые отважился показать европейскому политическому миру новый титул государя всея Руси и заставил признать его. Иван именовался «государем всея Руси».

Неизбежно возникал вопрос о будущей участи потомства Ивана III и Софьи. Наследником престола оставался сын Ивана III и Марии Борисовны Иван Молодой, у которого 10 октября 1483 года в браке с Еленой Волошанкой родился сын Дмитрий. В случае кончины отца он не замедлил бы тем или иным способом избавиться от Софьи и ее семейства. Лучшее, на что они могли надеяться, – ссылка или изгнание. При мысли об этом гречанку охватывали ярость и бессильное отчаяние.

В течение всех 1480-х годов положение Ивана Ивановича как законного наследника было вполне прочным. Однако к 1490 году наследник престола Иван Иванович заболел «камчюгою в ногах» (подагрой). Софья выписала из Венеции лекаря – «мистро Леона», который самонадеянно пообещал Ивану III вылечить наследника престола. Тем не менее все старания врача оказались бесплодны, и 7 марта 1490 года Иван Молодой скончался. Врач был казнен, а по Москве поползли слухи об отравлении наследника. Современные историки относятся к гипотезе об отравлении Ивана Молодого как к непроверяемой за недостатком источников.

4 февраля 1498 года в Успенском соборе в обстановке большой пышности прошла коронация княжича Дмитрия Ивановича. Софью и ее сына Василия не пригласили.

Иван III продолжал мучительно искать выхода из династического тупика. Сколько боли, слез и непонимания пришлось испытать его жене, этой сильной, мудрой женщине, которая так стремилась помочь мужу строить новую Россию, Третий Рим. Но проходит время, и стена ожесточения, которую с таким рвением возводили вокруг великого князя его сын и сноха, рухнула. Иван Васильевич утирал слезы жены и сам плакал с ней. Как никогда раньше он почувствовал, что свет белый ему не мил без этой женщины. Теперь замысел отдать трон Дмитрию не казался ему удачным. Иван Васильевич знал, насколько всепоглощающе любила Софья сына Василия. Он иной раз даже ревновал к этой материнской любви, понимая, что сын всецело царит в сердце матери. Великому князю стало жалко своих юных сыновей Василия, Юрия, Дмитрия Жилку, Семена, Андрея… Да и с княгиней Софьей он прожил вместе четверть века. Иван III понимал, что рано или поздно сыновья Софьи поднимут мятеж. Предотвратить выступление можно было только двумя способами: либо уничтожить вторую семью, либо завещать престол Василию и уничтожить семью Ивана Молодого.

11 апреля 1502 года династическая схватка подошла к своему логическому завершению. По словам летописи, Иван III «положил опалу на внука своего великого князя Дмитрея и на матерь его на великую княгиню Елену». Через три дня Иван III «пожаловал сына своего Василия, благословил и посадил на великое княженье Володимерьское и Московское и всеа Руси самодеръжцем».

По совету жены Иван Васильевич выпустил Елену из заточения и выслал к отцу в Валахию (нужны были добрые отношения с Молдавией), но в 1509 году «в нужи, в тюрме» умер Дмитрий.

Через год после этих событий, 7 апреля 1503 года, Софья Палеолог умерла. Тело великой княгини было погребено в соборе кремлевского Вознесенского монастыря. Иван Васильевич следом за ее кончиной пал духом, серьезно заболел. Видимо, великая грекиня Софья давала ему необходимую энергию для строительства новой державы, ее ум помогал в государственных делах, ее чуткость предупреждала об опасностях, ее всепобеждающая любовь давала ему силы и мужество. Оставив все дела, он отправился в поездку по монастырям, но замолить грехи не удалось. Его разбил паралич: «…отняло у него руку и ногу и глаз». 27 октября 1505 года он скончался, «быв на великом княжении лет 43 и 7 месяц, а всех лет живота его 65 и 9 месяц».

Течение российской политики зависело порой от мало предсказуемых поворотов в политической элите московского общества, от сложных взаимоотношений в великокняжеской семье. Последнее было вызвано особенными обстоятельствами. В 1467 г., в дни, когда великого князя не было в столице, умирает его первая жена, дочь тверского великого князя Мария Борисовна. Ее смерть, возможно, не была естественной. Второй брак в таких условиях был неизбежен: великому князю в тот момент не было и 28 лет. В литературе спорят, по чьей инициативе возникла идея женитьбы московского государя на представительнице императорской византийской фамилии Палеологов. Зоя (в России ее звали Софья) была племянницей двух последних императоров и дочерью их родного брата, морейского деспота Фомы Палеолога. Она никогда не жила в Константинополе, с 1465 г. находилась в Риме. Обмен посольствами происходил несколько лет, окончательное решение было принято лишь в 1472 г. В ноябре того же года она вместе с послом Ивана III и папы римского прибыла в Москву. Во временном деревянном здании Успенского собора (он в это время перестраивался) 12 ноября состоялось бракосочетание московского государя с византийской деспиной. Факт вторичной женитьбы и то, что избранницей стала представительница императорской фамилии, породили множество следствий, но еще больше мифов.
Большинство из них повествует об исключительном влиянии Софьи на мужа при решении политических вопросов. Еще в начале XVI в. в придворном окружении бытовала легенда о том, что именно великая княгиня подсказала Ивану III, как удалить ордынского посла из Кремля, чем способствовала ликвидации зависимости. Рассказ не имеет никаких оснований в реальных источниках. То, что мы наверняка знаем о Софье (быть может, за вычетом нескольких последних лет), показывает нормальный ход жизни великокняжеской семьи, где функции жены ограничивались рождением и воспитанием детей (мальчиков лишь до определенного возраста), некоторыми хозяйственными вопросами. Показателен текст Контарини, венецианского посла в Ак-Коюнлу, особыми обстоятельствами оказавшегося в Москве осенью 1476 г. Он попадает к ней на прием только по инициативе и по разрешению великого князя. В разговорах с Иваном III какого-либо влияния Софьи на мужа не видно. Да и сам прием у великой княгини был сугубо протокольным, подробнее и заинтересованнее повествует венецианец о своих беседах с великим князем (Софья на них не присутствовала). Выделяйся хоть как-то положение, стиль поведения московской великой княгини, вряд ли бы наблюдательный дипломат упустил такую деталь. Ведь знает же он о неприязни княжича Ивана Ивановича к Софье и то, что из-за этого княжич в немилости у отца.
В Успенском летописце рассказывается о том, как в 1480 г. Софья «бегала» с детьми на Белоозеро, какие насилия творила ее свита над местным населением. Здесь она выглядит весьма неприглядно, хотя понятно, что решение о поездке было принято не ею. Подробно говорят летописи об опале на нее великого князя в 1483 г. Когда Иван III хотел одарить свою сноху, жену старшего сына, драгоценностями первой жены, то выяснилось, что Софья раздарила значительную их часть своей племяннице (она вышла замуж за князя Василия Верейского и бежала с ним в Литву) и брату. Новая опала подстерегала Софью на исходе XV в., когда неприязни и противоречия в великокняжеской семье переросли в крупнейший политический конфликт.
Предыстория его такова. Софья исправно исполняла главную функцию — она родила Ивану III пятерых сыновей и нескольких дочерей. Ее первенец появился на свет 25 марта 1479 г. Этот факт, равно как окончательное подчинение Новгорода и завершение строительства Успенского собора знаменовали важнейшие заключительные события великокняжеской летописи в редакции 1479 г. Но соправителем у отца, пока еще формальным, был Иван Иванович: с момента своей гражданской зрелости (а для великих князей она наступала рано) в 1471 г., когда ему исполнилось 13 лет, он уже носил титул великого князя. Печальный опыт былой княжеской смуты учитывался.
После 1480 г. Иван Иванович, прекрасно проявивший себя при отражении полчищ Ахмада на Угре, стал реально исполнять функции великого князя-соправителя при отце. Тверь после присоединения долго сохраняла особенный, полуавтономный статус, существовали своя Боярская дума, свой государев двор, собственное дворцовое ведомство, особая организация военной службы. Некоторые из этих особенностей Тверской земли дожили до середины XVI в. Собственный же великий князь фиксируется только дважды. Г первый раз сразу после 1485 г., когда Иван Иванович совмещал функции великого князя-соправителя при отце и великого князя тверского. В таком статусе князь Иван Иванович и умер в марте 1490 г.
Еще 10 октября 1483 г. у него родился сын Дмитрий. Рано или поздно перед Иваном III должен был встать вопрос о том, кто станет наследником престола. В 90-е годы ситуация оставалась напряженной. Дмитрий еще был мал, Василий же, который был старше на четыре года, «припускался» к государственному управлению (в той же Твери), но именовался только с княжеским титулом.
Все разрешилось на протяжении нескольких лет на рубеже XVI столетия. Первыми в опалу попали Софья и Василий. Княжич Дмитрий-внук в феврале 1498 г. был торжественно коронован в Успенском соборе Кремля из рук Ивана III («при себе и после себя») великим княжением Владимирским и Московским. Это был акт выдающегося значения, что подчеркивалось особым чином священнодействия митрополита (так, в частности. Иван III назывался православным царем и самодержцем). Принципиальная новизна заключалась в том, что легитимность власти российского монарха отныне была самодостаточной: наследование ее по прямой нисходящей мужской линии и божественная санкция обеспечивали ее полную суверенность. Недаром еще в 1488 г. Иван III в ответ на предложение имперского посла Н. фон Поппеля о возможном даровании ему от императора королевского титула, отвечал: «Мы Божьей милостью государи на своей земли изначала от Бога». В предисловии к новой Пасхалии митрополит Зосима именовал Ивана III в 1492 г. самодержцем и сравнивал его с новым Константином, а Москву называл новым Константиновым градом. Впрочем, еще осенью 1480 г. ростовский архиепископ Вассиан, укрепляя дух мужественного противостояния Ивана III хану, обращался к нему так: «великий христианский царь Русьских стран».
С этой традицией церковных текстов, подчеркивавших не столько политический суверенитет московского правителя (но и его тоже), сколько его роль защитника православного христианства, корреспондирует дипломатическая документация. Именно в ней ранее всего должны были отразиться претензии московского князя на международное признание своего государственно-политического статуса. Договоры с Ливонским орденом, Дерптским епископством, Ганзейским союзом, документация по сношениям с Империей и Венгрией дают вполне ясную картину. Во-первых, московский государь усваивает себе титул царя (кайзер по-немецки), который признается, как правило, полномочными представителями названных стран. В этой формулировке заключен также общерусский характер титулатуры московского государя. Трудно сказать, в какой мере правители и власти западных государств понимали, что тем самым в определенной степени формируются международно-правовые основания для претензий Москвы на древнерусские земли и города в составе Великого княжества Литовского. Позднее литовские великие князья протестовали порой против подобной практики соглашательства. Естественно, литовские политики не признавали такой титулатуры за московским великим князем. В дипломатической переписке они доказывали незаконность титулов московского монарха главным образом тем, что еще недавно он был ханским холопом.

Великая княгиня София (1455-1503) из греческой династии Палеологов была женой Ивана III. Она происходила из рода византийских императоров. Браком с греческой царевной Иван Васильевич подчеркнул связь собственной власти с константинопольской. Когда-то Византия дала Руси христианство. Брак Ивана и Софии замкнул этот исторический круг. Их сын Василий III и его наследники считали себя преемниками греческих императоров. Чтобы передать власть собственному сыну, Софии пришлось вести многолетнюю династическую борьбу.

Происхождение

Точная дата рождения Софии Палеолог неизвестна. Она появилась на свет около 1455 года в греческом городе Мистре. Отцом девочки был Фома Палеолог — брат последнего византийского императора Константина XI. Он правил Морейским деспотатом, располагавшимся на полуострове Пелопоннес. Мать Софии, Екатерина Ахайская, являлась дочерью франкского князя Ахеи Чентурионе II (итальянца по происхождению). Католический правитель конфликтовал с Фомой и проиграл ему решающую войну, в результате которой потерял собственные владения. В знак победы, а также присоединения Ахеи греческий деспот и женился на Екатерине.

Судьба Софии Палеолог определилась драматическими событиями, случившимися незадолго до ее рождения. В 1453 году турки захватили Константинополь. Это событие стало концом тысячелетней истории Византийской империи. Константинополь находился на перекрестке между Европой и Азией. Заняв город, турки открыли себе путь на Балканы и в Старый Свет в целом.

Если османы победили императора, то прочие князьки и вовсе не представляли для них угрозы. Морейский деспотат был захвачен уже в 1460 году. Фома успел забрать свою семью и бежать с Пелопоннеса. Сначала Палеологи попали на Корфу, затем перебрались в Рим. Выбор был логичным. Италия стала новым домом для многих тысяч греков, не пожелавших оставаться в подданстве мусульман.

Родители девочки скончались практически одновременно в 1465 году. После их смерти история Софии Палеолог оказалась тесно связанной с историей ее братьев Андрея и Мануила. Малолетних Палеологов приютил папа римский Сикст IV. Для того чтобы заручиться его поддержкой и обеспечить детям спокойное будущее, Фома незадолго до смерти принял католичество, отказавшись от греческой православной веры.

Жизнь в Риме

Обучением Софии занялся греческий ученый и гуманист Виссарион Никейский. Больше всего он был знаменит тем, что стал автором проекта унии католической и православной церквей, заключенной в 1439 году. За успешное воссоединение (Византия пошла на эту сделку, находясь на краю гибели и напрасно надеясь на помощь европейцев) Виссарион получил чин кардинала. Теперь он стал учителем Софии Палеолог и ее братьев.

Биография будущей московской великой княжны с ранних лет носила печать греко-римской двойственности, адептом которой был Виссарион Никейский. В Италии при ней всегда находился переводчик. Два профессора учили ее греческому и латинскому языкам. София Палеолог и ее братья содержались за счет Святого Престола. В год папа выдавал им больше 3 тысяч экю. Деньги тратились на прислугу, одежду, врача и т. д.

Судьба братьев Софии сложилась прямо противоположным друг от друга образом. Как старший сын Фомы Андрей считался юридическим наследником всей династии Палеологов. Он пытался продать свой статус нескольким европейским королям, надеясь, что те помогут ему вернуть трон. Крестового похода ожидаемо не произошло. Андрей так и скончался в бедности. Мануил же вернулся на историческую родину. В Константинополе он стал служить турецкому султану Баязиду II, а согласно некоторым источникам, даже принял ислам.

Как представительница угасшей императорской династии София Палеолог из Византии была одной из самых завидных невест Европы. Однако ни один из католических монархов, с которыми пытались договориться в Риме, так и не согласился жениться на девушке. Даже слава имени Палеологов не могла затмить опасности, исходившей от османов. В точности известно, что покровители Софии стали сватать ее с кипрским королем Жаком II, однако он ответил твердым отказом. В другой раз уже сам римский понтифик Павел II предложил руку девушки влиятельному итальянскому аристократу Караччоло, но и эта попытка сыграть свадьбу провалилась.

Посольство к Ивану III

В Москве о Софии узнали в 1469 году, когда в российскую столицу прибыл греческий дипломат Юрий Траханиот. Он предложил недавно овдовевшему, но еще совсем молодому Ивану III проект брака с царевной. Римское послание, переданное зарубежным гостем, было составлено папой Павлом II. Понтифик обещал Ивану поддержку, если тот захочет жениться на Софии.

Что заставило римскую дипломатию обратиться к московскому великому князю? В XV веке после долгого периода политической раздробленности и монгольского ига Россия вновь объединилась и стала крупнейшей европейской державой. В Старом Свете ходили легенды о богатствах и могуществе Ивана III. В Риме многие влиятельные лица надеялись на помощь великого князя в борьбе христиан против турецкой экспансии.

Так или иначе, но Иван III ответил согласием и решил продолжать переговоры. К «римско-византийской» кандидатуре благосклонно отнеслась его мать Мария Ярославна. Иван III, несмотря на свой крутой нрав, побаивался родительницы и всегда прислушивался к ее мнению. В то же время фигура Софии Палеолог, биография которой была связана с латинянами, не понравилась главе русской православной церкви — митрополиту Филиппу. Понимая свое бессилие, он не стал противодействовать московскому государю и дистанцировался от предстоящей свадьбы.

Свадьба

Московское посольство приехало в Рим в мае 1472 года. Во главе делегации был итальянец Джан Батиста делла Вольпе, в России известный как Иван Фрязин. Послов встретил папа Сикст IV, незадолго до того сменивший скончавшегося Павла II. В знак признательности за оказанное гостеприимство понтифик получил в дар большое количество собольего меха.

Прошла всего неделя, и в главном римском соборе святого Петра прошла торжественная церемония, на которой София Палеолог и Иван III заочно обручились. В роли жениха пребывал Вольпе. Готовясь к важному событию, посол допустил серьезную оплошность. Католический обряд требовал использования обручальных колец, но Вольпе не подготовил их. Скандал замяли. Все влиятельные организаторы помолвки хотели благополучно завершить ее и закрыли глаза на формальности.

Летом 1472 года София Палеолог вместе с собственной свитой, папским легатом и московскими послами отправилась в далекий путь. На прощание она встретилась с понтификом, давшим невесте свое финальное благословение. Из нескольких маршрутов спутники Софии избрали путь через Северную Европу и Балтию. Греческая царевна пересекла весь Старый Свет, приехав из Рима в Любек. София Палеолог из Византии достойно терпела тяготы дальней дороги — подобные путешествия были ей не впервой. По настоянию папы все католические города организовывали посольству радушный прием. Морем девушка добралась до Таллина. Далее последовали Юрьев, Псков, а за ним и Новгород. София Палеолог, реконструкция внешности которой была проведена специалистами в XX веке, удивляла россиян своей чужеземной южной внешностью и незнакомыми привычками. Всюду будущую великую княгиню встречали с хлебом и солью.

12 ноября 1472 года принцесса София Палеолог прибыла в долгожданную Москву. Церемония венчания с Иваном III прошла в тот же день. У спешки была объяснимая причина. Приезд Софьи совпал с празднованием дня памяти Иоанна Златоуста — святого покровителя великого князя. Так московский государь отдал свой брак под небесное покровительство.

Для православной церкви тот факт, что София — вторая жена Ивана III, был предосудительным. Священник, который венчал бы подобный брак, должен был рисковать своей репутацией. Кроме того, отношение к невесте как к чужой латинянке закрепилось в консервативных кругах с самого ее появления в Москве. Именно поэтому митрополит Филипп уклонился от обязанности провести венчание. Вместо него церемонией руководил протопоп Коломны Осия.

София Палеолог, вероисповедание которой оставалось православным даже во время пребывания в Риме, тем не менее приехала с папским легатом. Этот посланец, путешествуя по российским дорогам, демонстративно вез перед собой большое католическое распятие. Под давлением митрополита Филиппа Иван Васильевич дал понять легату, что не собирается терпеть подобное поведение, смущающее его православных подданных. Конфликт был исчерпан, однако «римская слава» преследовала Софию до конца ее дней.

Историческая роль

Вместе с Софией в Россию приехала ее греческая свита. Иван III с большим интересом относился к наследию Византии. Брак с Софией стал сигналом для многих других скитавшихся в Европе греков. Образовался поток единоверцев, стремившихся поселиться во владениях великого князя.

Что сделала для России София Палеолог? Она открыла ее для европейцев. В Московию ехали не только греки, но и итальянцы. Особенно ценились мастера и ученые люди. Иван III опекал итальянских архитекторов (например, Аристотеля Фиораванти), построивших в Москве большое количество шедевров зодчества. Для самой Софии были выстроены отдельный двор и хоромы. Они сгорели в 1493 году во время страшного пожара. Вместе с ними была утрачена сокровищница великой княгини.

В дни стояния на Угре

В 1480 году Иван III пошел на обострение конфликта с татарским ханом Ахматом. Результат этого конфликта известен — после бескровного стояния на Угре Орда покинула пределы России и больше никогда не требовала от нее дани. Ивану Васильевичу удалось сбросить многолетнее иго. Однако до того, как Ахмат с позором покинул владения московского князя, ситуация казалась неопределенной. Боясь нападения на столицу, Иван III организовал отъезд Софьи с их детьми на Белое озеро. Вместе с женой находилась великокняжеская казна. Если бы Ахмат захватил Москву, она должна была бежать дальше на север поближе к морю.

Решение об эвакуации, которое приняли Иван 3 и София Палеолог, вызвало возмущение в народе. Москвичи с удовольствием стали вспоминать «римское» происхождение княгини. Саркастические описания бегства государыни на север сохранились в некоторых летописях, например в Ростовском своде. Тем не менее все укоры современников сразу же забылись после того, как в Москву пришла новость о том, что Ахмат со своей армией решил отступить от Угры и вернуться в степи. София из рода Палеологов приехала в Москву месяц спустя.

Проблема наследника

У Ивана и Софии было 12 детей. Половина из них умерли в детстве или младенчестве. Остальные выросшие дети Софии Палеолог также оставили после себя потомство, однако ветвь Рюриковичей, начавшаяся от брака Ивана и греческой царевны, угасла приблизительно в середине XVII столетия. У великого князя был в том числе и сын от первого брака с тверской княжной. Названный в честь отца, он запомнился как Иван Младой. По закону старшинства именно этот княжич должен был стать наследником московской державы. Разумеется, такой вариант развития событий не нравился Софии, желавшей, чтобы власть перешла к ее сыну Василию. Вокруг нее сформировалась верная группировка придворной знати, поддержавшая притязания княгини. Однако до поры до времени она никак не могла повлиять на династический вопрос.

С 1477 года Иван Младой считался соправителем отца. Он участвовал в стоянии на Угре и постепенно учился княжеским обязанностям. На протяжении многих лет положение Ивана Младого как законного наследника было неоспоримым. Однако в 1490 году он заболел подагрой. Лекарства от «ломоты в ногах» не было. Тогда из Венеции был выписан итальянский врач Мистр Леон. Он взялся вылечить наследника и поручился за успех собственной головой. Леон пользовался довольно странными методами. Он давал Ивану некое зелье и жег ему ноги раскаленными стеклянными сосудами. От лечения недуг только усилился. В 1490 году Иван Младой умер в страшных муках в возрасте 32 лет. В гневе муж Софии Палеолог заключил венецианца в темницу, а через несколько недель и вовсе прилюдно казнил.

Конфликт с Еленой

Смерть Ивана Младого ненамного приблизила Софию к исполнению ее мечты. Умерший наследник был женат на дочери молдавского государя Елене Стефановне и имел сына Дмитрия. Теперь Иван III оказался перед сложным выбором. С одной стороны, у него был внук Дмитрий, а с другой — сын от Софии, Василий.

На протяжении нескольких лет великий князь продолжал колебаться. Бояре вновь раскололись. Одни поддерживали Елену, другие — Софию. У первой сторонников было значительно больше. Многим влиятельным русским аристократам и вельможам не нравилась история Софии Палеолог. Некоторые продолжали укорять ее за связанное с Римом прошлое. Кроме того, София сама старалась окружать себя родными греками, что не шло на пользу ее популярности.

На стороне Елены и ее сына Дмитрия была добрая память об Иване Младом. Сторонники Василия сопротивлялись: по матери тот был потомком византийских императоров! Елена и София стоили друг друга. Обе они отличались честолюбием и хитростью. Хотя женщины соблюдали дворцовую пристойность, их обоюдная ненависть друг к другу не была секретом для княжеского окружения.

Опала

В 1497 году Ивану III стало известно о готовившемся за его спиной заговоре. Юный Василий попал под влияние нескольких неосторожных бояр. Среди них выделялся Федор Стромилов. Этот дьяк смог уверить Василия, что Иван уже собрался официально объявить своим наследником Дмитрия. Безрассудные бояре предложили избавиться от конкурента или захватить в Вологде государеву казну. Количество вовлеченных в затею единомышленников продолжало расти, пока о заговоре не узнал сам Иван III.

Как всегда, страшный в гневе великий князь приказал казнить основных знатных заговорщиков, в том числе и дьяка Стромилова. Василий избежал темницы, однако к нему была приставлена стража. В опалу попала и София. До мужа дошли слухи, что она водит к себе мнимых колдуний и пытается получить зелье, чтобы отравить Елену или Дмитрия. Этих женщин нашли и утопили в реке. Государь запретил супруге попадаться ему на глаза. В довершение Иван действительно объявил пятнадцатилетнего внука своим официальным наследником.

Борьба продолжается

В феврале 1498 года в Москве прошли торжества по случаю коронации юного Дмитрия. На церемонии в Успенском соборе присутствовали все бояре и члены великокняжеской семьи за исключением Василия и Софии. Опальных родственников великого князя на коронацию демонстративно не пригласили. На Дмитрия надели Шапку Мономаха, а Иван III устроил в честь внука грандиозный пир.

Партия Елены могла торжествовать — это был ее долгожданный триумф. Однако даже сторонники Дмитрия и его матери не могли чувствовать себя слишком уверенно. Иван III всегда отличался импульсивностью. Из-за крутого нрава он мог ввергнуть в опалу кого угодно, в том числе и жену, однако ничто не гарантировало, что великий князь не изменит своих предпочтений.

После коронации Дмитрия прошел год. Неожиданно к Софии и ее старшему сыну вернулась милость государя. В летописях нет свидетельств, говорящих о причинах, побудивших Ивана примириться с супругой. Так или иначе, но великий князь приказал пересмотреть дело против жены. При повторном расследовании открылись новые обстоятельства придворной борьбы. Некоторые доносы на Софию и Василия оказались лживыми.

Государь обвинил в клевете самых влиятельных заступников Елены и Дмитрия — князей Ивана Патрикеева и Симеона Ряполовского. Первый из них был главным военным советником московского правителя на протяжении более чем тридцати лет. Отец Ряполовского защищал Ивана Васильевича в детстве, когда ему грозила опасность со стороны Дмитрия Шемяки во время последней русской междоусобной войны. Эти великие заслуги вельмож и их семей не спасли их.

Спустя шесть недель после боярской опалы уже вернувший благосклонность к Софии Иван объявил их сына Василия новгородским и псковским князем. Дмитрий все еще считался наследником, но члены двора, чувствуя перемену настроения государя, стали покидать Елену и ее ребенка. Боясь повторить судьбу Патрикеева и Ряполовского, прочие аристократы начали демонстрировать лояльность Софии и Василию.

Триумф и смерть

Прошло еще три года, и наконец, в 1502 году борьба Софии и Елены завершилась падением последней. Иван приказал приставить к Дмитрию и его матери стражу, затем отправил их в темницу и официально лишил внука великокняжеского достоинства. Тогда же государь объявил своим наследником Василия. София торжествовала. Ни один боярин не посмел перечить решению великого князя, хотя многие продолжали сочувственно относиться к восемнадцатилетнему Дмитрию. Ивана не остановила даже ссора с его верным и важным союзником — отцом Елены и молдавским правителем Стефаном, возненавидевшим хозяина Кремля за страдания дочери и внука.

Софии Палеолог, биография которой представляла собой череду взлетов и падений, удалось добиться главной цели своей жизни незадолго до собственной кончины. Она умерла в возрасте 48 лет 7 апреля 1503 года. Великую княгиню похоронили в саркофаге из белого камня, помещенном в усыпальницу Вознесенского собора. Могила Софии оказалась рядом с могилой первой супруги Ивана, Марии Борисовны. В 1929 году большевики разрушили Вознесенский собор, а останки великой княгини перенесли в Архангельский собор.

Для Ивана кончина супруги стала сильным ударом. Ему было уже за 60. В трауре великий князь посетил несколько православных обителей, где усердно предавался молитвам. Последние годы совместной жизни омрачились опалой и взаимными подозрениями супругов. Тем не менее Иван III всегда ценил ум Софии и ее помощь в государственных делах. После потери супруги великий князь, чувствуя близость собственной смерти, составил завещание. Права Василия на власть были подтверждены. Иван последовал за Софией в 1505 году, скончавшись в возрасте 65 лет.

Софья Палеолог была одной из самых значимых фигур на русском престоле и по своему происхождению, и по личным качествам, а также благодаря тому, каких людей она привлекла на службу московским правителям. Эта женщина обладала талантом государственного деятеля, она умела ставить цели и добиваться результата.

Семья и происхождение

Византийская императорская династия Палеологов правила на протяжении двух столетий: от изгнания крестоносцев в 1261 году до взятия Константинополя турками в 1453-м.

Дядя Софьи Константин XI известен как последний император Византии. Он погиб во время взятия города турками. Из сотен тысяч жителей на оборону вышли всего 5000, с захватчиками сражались иностранные моряки и наёмники во главе с самим императором. Видя, что враги побеждают, Константин воскликнул в отчаянии: «Город пал, а я ещё жив», после чего, сорвав с себя знаки императорского достоинства, бросился в бой и был убит.

Отец Софьи, Фома Палеолог, был правителем Морейского деспотата на полуострове Пелопоннес. По матери, Екатерине Ахайской, девочка происходила из знатного генуэзского рода Чентурионе.

Точная дата рождения Софьи неизвестна, но её старшая сестра Елена родилась в 1431 году, а братья – в 1453 и 1455 годах. Поэтому, скорее всего, правы те исследователи, которые утверждают, что на момент брака с Иваном III в 1472-м ей было, по понятиям того времени, уже довольно много лет.

Жизнь в Риме

В 1453 году турки захватили Константинополь, а в 1460-м вторглись на Пелопоннес. Фома успел бежать вместе с семьёй на остров Корфу, а затем в Рим. Чтобы гарантировать расположение Ватикана, Фома принял католичество.

Фома и его супруга скончались почти одновременно в 1465 году. Софья и её братья оказались под патронажем папы римского Павла II. Обучение юных Палеологов было поручено греческому философу Виссариону Никейскому, автору проекта унии православной и католической церквей. Кстати, Византия пошла на вышеуказанный союз в 1439 году в расчёте на поддержку в войне против турок, но никакой помощи от европейских правителей так и не дождалась.

Старший сын Фомы Андрей был законным наследником Палеологов. Впоследствии он сумел выпросить у Сикста IV два миллиона дукатов на военную экспедицию, но истратил их на другие цели. После этого скитался по европейским дворам в надежде найти союзников.

Брат Андрея Мануил вернулся в Константинополь и уступил свои права на престол султану Баязиду II в обмен на содержание.

Брак с великим князем Иваном III

Папа Павел II рассчитывал выдать Софью Палеолог замуж с выгодой для себя, чтобы при её содействии расширить своё влияние. Но хотя папа определил ей приданое в 6 тысяч дукатов, за ней не было ни земель, ни военной силы. Она обладала знаменитым именем, которое только отпугивало греческих властителей, не желавших ссориться с Османской империей, а от браков с католиками Софья отказывалась.

Греческий посол предложил Ивану III проект брака с византийской царевной спустя два года после того, как великий князь Московский овдовел в 1467 году. Ему был представлен миниатюрный портрет Софьи. Иван III дал согласие на брак.

Однако Софья воспитывалась в Риме и получила образование в духе униатства. А Рим эпохи Возрождения был местом концентрации всех пороков человечества, и возглавляли это моральное разложение понтифики католической церкви. Петрарка писал об этом городе: «Достаточно увидеть Рим, чтобы потерять веру». Всё это было отлично известно в Москве. И несмотря на то, что невеста ещё в пути недвусмысленно продемонстрировала свою приверженность православию, митрополит Филипп к этому браку отнесся с неодобрением и уклонился от венчания царственной четы. Обряд совершил протопоп Коломны Осия. Венчание было совершено сразу же в день приезда невесты – 12 ноября 1472 года. Такая спешка объяснялась тем, что это был праздник: день памяти Иоанна Златоуста – святого покровителя великого князя.

Несмотря на опасения ревнителей православия, Софья никогда не пыталась создать почву для религиозных конфликтов. По легенде, она привезла с собой несколько православных святынь, в том числе византийскую чудотворную икону Богоматери «Благодатное небо».

Роль Софьи в развитии русского искусства

На Руси Софья столкнулась с проблемой отсутствия достаточно опытных архитекторов крупных зданий. Были хорошие псковские мастера, но у них имелся опыт строительства преимущественно на известняковом основании, а Москва стоит на непрочных глинах, песке и торфяниках. Так, в 1474 году рухнул почти достроенный Успенский собор московского Кремля.

Софья Палеолог знала, кто из итальянских специалистов способен решить эту задачу. Одним из первых приглашённых ею был Аристотель Фьораванти — талантливый инженер и архитектор из Болоньи. Кроме множества зданий в Италии, он также конструировал мосты через Дунай при дворе венгерского короля Матьяша Корвина.

Может быть, Фьораванти и не согласился бы приехать, но незадолго до этого его ложно обвинили в сбыте фальшивых денег, к тому же при Сиксте IV начала набирать обороты инквизиция, и архитектор счёл за благо уехать на Русь, забрав с собой сына.

Для строительства Успенского собора Фьораванти поставил кирпичный завод и определил как пригодные залежи белого камня в Мячково, откуда брали строительный материал за сто лет до этого для первого каменного Кремля. Храм внешне похож на древний Успенский собор Владимира, но внутри не разделён на небольшие помещения, а представляет собой один большой зал.

В 1478 году Фьораванти в качестве начальника артиллерии ходил с Иваном III в поход на Новгород и навёл понтонный мост через реку Волхов. Позже Фьораванти участвовал в походах на Казань и на Тверь.

Итальянские архитекторы перестроили Кремль, придав ему современный вид, возвели десятки храмов и монастырей. Они учитывали русские традиции, гармонично комбинируя их со своими новинками. В 1505-1508 годах под руководством итальянского зодчего Алевиза Нового был возведен кремлёвский собор Михаила Архангела, при сооружении которого архитектор сделал закомары не гладкими, как раньше, а в виде ракушек. Эта идея так всем понравилась, что впоследствии использовалась повсеместно.

Участие Софьи в конфликте с Ордой

Историк В.Н. Татищев в своих трудах приводит свидетельство о том, что под воздействием жены Иван III пошёл на конфликт с золотоордынским ханом Ахматом, отказавшись платить ему дань, так как Софью очень угнетало зависимое положение государства русского. Если это верно, то Софья действовала под влиянием европейских политиков. События складывались так: в 1472 году татарский набег был отбит, но в 1480-м Ахмат пошёл на Москву, заключив союз с королём Литвы и Польши Казимиром. Иван III совсем не был уверен в исходе битвы и отослал жену с казной на Белоозеро. В одной из летописей даже отмечается, что великий князь запаниковал: «Ужас наиде на нь, и въсхоте бежати от брега, а свою великую княгиню Римлянку и казну с нею посла на Белоозеро».

Венецианская республика активно искала союзника, который помог бы остановить продвижение турецкого султана Мехмеда II. Посредником в переговорах выступал авантюрист и купец Жан-Баттиста делла Вольпе, который имел поместья в Москве и был известен у нас как Иван Фрязин, именно он был послом и главой свадебного кортежа Софьи Палеолог. По русским источникам, Софья любезно принимала членов венецианского посольства. Из всего вышесказанного вытекает, что венецианцы вели двойную игру и сделали попытку посредством великой княгини ввергнуть Русь в тяжёлый конфликт со скверной перспективой.

Однако московская дипломатия тоже не теряла времени: Крымское ханство Гиреев согласилось на взаимодействие с русскими. Поход Ахмата закончился «Стоянием на Угре», в результате которого хан отступил без генерального сражения. Ахмат не получил от Казимира обещанной помощи из-за нападения на его земли союзного Ивану III Менгли Гирея.

Сложности семейных отношений

Первые два ребёнка (девочки) Софьи и Ивана умерли в младенчестве. Существует легенда, что у молодой княгини было видение преподобного Сергия Радонежского – покровителя Московского государства, и после этого знака свыше она родила сына – будущего Василия III. Всего в браке родились 12 детей, из которых четверо умерли в младенчестве.

От первого брака с тверской княжной у Ивана III был сын Иван Младой – наследник престола, однако в 1490 году он заболел подагрой. Из Венеции был выписан врач Мистр Леон, который головой ручался за выздоровление. Лечение проводилось такими методами, которые окончательно загубили здоровье княжича, и в возрасте 32 лет Иван Младой в страшных муках скончался. Врач был публично казнён, а при дворе образовались две враждующие партии: одна поддерживала молодую великую княгиню и её сына, другая – Дмитрия, малолетнего сына Ивана Младого.

На протяжении нескольких лет Иван III колебался, кому отдать предпочтение. В 1498 году великий князь короновал внука Дмитрия, но через год передумал и отдал предпочтение уже Василию, сыну Софьи. В 1502-м он приказал заточить Дмитрия и его мать. А через год умерла Софья Палеолог. Для Ивана это был тяжёлый удар. В трауре великий князь совершил ряд паломнических поездок по монастырям, где усердно предавался молитвам. Он скончался спустя два года в возрасте 65 лет.

Какова была внешность Софьи Палеолог

В 1994 году останки княгини были извлечены и изучены. Криминалист Сергей Никитин восстановил её внешний облик. Она была невысока ростом – 160 см, полного телосложения. Это подтверждалось итальянской хроникой, которая ехидно называла Софью толстой. На Руси же существовали иные каноны красоты, которым царевна вполне соответствовала: полнота, красивые, выразительные глаза и прекрасная кожа. Ученые определили, что княгиня умерла в возрасте 50-60 лет.

12 ноября 1472 года Иван III второй раз вступает в брак. На этот раз его избранницей становится греческая принцесса Софья, племянница последнего византийского императора Константина XI Палеолога.

Белокаменная

Через три года после венчания Иван III начнет обустройство своей резиденции со строительства кафедрального Успенского собора, который воздвигнут на месте разобранного храма Калиты. Будет ли это связано с новым статусом — великий князь Московский к тому времени будет позиционировать себя как «государь всея Руси», — или же идею «подскажет» супруга Софья, недовольная «убогой обстановкой», однозначно сказать сложно. К 1479 году строительство нового храма будет завершено, а его свойства перенесены в дальнейшем и на всю Москву, которую и поныне зовут «белокаменной». Масштабное строительство продолжится. На фундаменте старой дворцовой церкви Благовещения построят Благовещенский собор. Для хранения казны московских князей построят каменную палату, которая впоследствии будет именоваться «Казенным двором». Вместо старых деревянных хором для приема послов начнут строить новую каменную палату, получившую название «Набережной». Для официальных приемов построят Грановитую палату. Будет перестроено и построено большое количество церквей. В итоге Москва полностью изменит облик, а Кремль превратится из деревянной крепости в «западноевропейский замок».

Новый титул

С появлением Софьи ряд исследователей связывает новый церемониал и новый дипломатический язык – сложный и строгий, чопорный и натянутый. Женитьба на знатной наследнице византийских императоров позволит царю Иоанну позиционировать себя как политического и церковного преемника Византии, а окончательное свержение ордынского ига сделает возможным перевод статуса московского князя на недосягаемо высокий уровень национального властителя всей Русской земли. Из правительственных актов уходит «Иван, государь и великий князь» и появляется «Иоанн, божиею милостью государь всея Руси». Значимость нового титула дополняется длинным списком пределов Московского государства: «Государь всея Руси и великий князь Владимирский, и Московский, и Новгородский, и Псковский, и Тверской, и Пермский, и Югорский, и Болгарский, и иных».

Божественное происхождение

В своем новом положении, источником которого отчасти был и брак с Софьей, Иван III находит недостаточным прежний источник власти – преемство от отца и деда. Идея божественного происхождения власти была не чужда предкам государя, однако, ни один из них не выражал ее настолько твердо и убедительно. На предложение германского императора Фридриха III вознаградить царя Ивана королевским титулом, последний ответит: «…мы божиею милостью государи на своей земле изначала, от первых своих прародителей, а поставление имеем от бога», указывая на то, что в мирском признании своей власти московский князь не нуждается.

Двуглавый орел

Для визуальной иллюстрации преемничества павшего дома византийских императоров будет найдено и наглядное выражение: с конца XV века на царской печати появится византийский герб – двуглавый орел. Существует большое количество других версий, откуда «прилетела» двуглавая птичка, но невозможно отрицать, что символ появился в период супружества Ивана III и византийской наследницы.

Лучшие умы

После приезда Софьи в Москву при русском дворе сформируется достаточно внушительная группа выходцев из Италии и Греции. Впоследствии многие иностранцы займут влиятельные государственные должности, и не единожды будут выполнять важнейшие дипломатические государственные поручения. Послы наведывались в Италию с завидной регулярностью, но часто в список поставленных задач не входило решение политических вопросов. Они возвращались с другим богатым «уловом»: архитекторами, ювелирами, мастерами монетного дела и оружейными умельцами, деятельность которых направлялась в одно русло – способствовать процветанию Москвы. Приезжими рудокопами будет найдена в Печорском крае серебряная и медная руда, и в Москве начнут чеканить монеты из русского серебра. Среди приезжих будет и большое количество профессиональных врачей.

Глазами иностранцев

В период правления Ивана III и Софьи Палеолог появляются первые подробные записки иностранцев о Руси. Перед одними Московия представала диким краем, в котором царят грубые нравы. Например, за смерть пациента врача могли обезглавить, зарезать, утопить, а когда один из лучших итальянских зодчих Аристотель Фиораванти, опасаясь за свою жизнь, запросился на родину, он был лишен имущества и заключен в острог. Другой видели Московию путешественники, те, кто не задерживался надолго в медвежьем крае. Венецианский купец Иосафат Барбаро поражался благосостоянию русских городов, «обильных хлебом, мясом, медом и другими полезными вещами». Итальянец Амброджо Кантарини отмечал красоту русских, причем, как мужчин, так и женщин. Другой итальянский путешественник Альберто Кампензе в отчете для папы Климента VII пишет о прекрасно поставленной московитами пограничной службе, запрете продавать спиртное, кроме праздничных дней, но больше всего его покоряет нравственность русских. «Обмануть друг друга почитается у них ужасным, гнусным преступлением, — пишет Кампензе. – Прелюбодеяние, насилие и публичное распутство также весьма редки. Противоестественные пороки совершенно неизвестны, а о клятвопреступлении и богохульстве вовсе не слышно».

Новые порядки

Внешняя атрибутика играла существенную роль в возвышении царя в глазах народа. Софья Фоминична об этом знала на примере византийских императоров. Пышный дворцовый церемониал, роскошные царские одеяния, богатое убранство двора – всего это не было в Москве. Иван III, будучи уже могучим государем, жил не намного шире и богаче бояр. В речах ближайших подданных слышалась простота — некоторые из них происходили так же, как и великий князь, от Рюрика. Муж много слышал о придворном обиходе византийских самодержцев от жены и от людей, которые приехали с ней. Вероятно, ему хотелось и здесь стать «настоящим». Постепенно стали появляться новые обычаи: Иван Васильевич «стал держать себя величаво», перед послами титуловался «царем», иностранных гостей принимал с особенной пышностью и торжественностью, в знак особенной милости повелел целовать царскую руку. Чуть позже появятся придворные чины – постельничий, ясельничий, конюший, а государь станет жаловать в бояре за заслуги.
Спустя время, Софью Палеолог назовут интриганкой, ее обвинят в смерти пасынка Ивана Молодого и будут оправдывать «нестроения» в государстве ее колдовством. Однако, этот брак по расчету продлится 30 лет и станет, пожалуй, одним из самых значимых супружеских союзов за всю историю.

Софья палеолог роль в истории. Хула на Церковь

Что сделала Софья Палеолог? Софья Палеолог краткая биография известной греческой принцессы расскажет о ее вкладе в историю.

Софья Палеолог биография самое главное

Софья Палеолог — это выдающаяся женщина в русской истории. Софья Палеолог является второй женой Великого князя Ивана III, а также матерью Василия III и бабушкой Ивана IV Грозного. Ее точная дата рождения неизвестна, ученые предполагают, что она родилась около 1455 года.

В 1469 году Великий Московский князь Иван III, который к этому времени уже как два года был вдовцом, решил еще раз жениться. Но вот с ролью невесты никак не мог определиться. Папа римский Павел II предложил ему взять брак с Софьей. После долгих раздумий, он соблазнился ее титулом греческой принцессы. Венчание венценосных особей состоялось в 1472 году. Церемония проходила в Успенском Соборе, венчал пару митрополит Филипп.

София была очень счастлива в браке, в котором родилось 9 детей — четыре дочери и пять сыновей. Для великой княгини греческого происхождения были выстроены в Москве отдельные хоромы, которые, к сожалению, погибли во время пожара 1493 года.

Софья Палеолог что сделала? Согласно свидетельствам современников, Софья Палеолог была умной женщиной, которая умело направляла своего мужа на поступки. Бытует мнение, что именно Софья подтолкнула Ивана III к решению не платить татарам дань.

С появлением Софьи и ее детей при Московском дворе, в городе начались настоящие династические распри. У Ивана III был сын Иван Молодой от первого брака, который был должен наследовать трон. Сыну Софьи, Василию, казалось, быть наследником власти отца, не суждено.

Но судьба распорядилась совсем иначе. Иван Молодой, который уже имел семью и сына, получил во владение тверские земли, но вдруг заболел и умер. После этого долгое время ходили слухи, что его отравили. Единственным наследником Ивана III остался сын Софьи Василий Иванович.

Отношение к жене Ивана III в княжеском окружении было разным. Одна знать почитала Великую княгиню, уважала ее за ум, другая же считала ее очень гордой, не считающейся ни с чьим мнением, а третья сторона была убеждена, что с появлением греческой царевны в Москве, князь Иван III из — за нее «старые обычаи переменил».

Софья Палеолог умерла за два года до смерти своего мужа в 1503. Она до конца своей жизни считала себя, царевной царегородской, греческой, а уже потом Великой княгиней Московской.

Течение российской политики зависело порой от мало предсказуемых поворотов в политической элите московского общества, от сложных взаимоотношений в великокняжеской семье. Последнее было вызвано особенными обстоятельствами. В 1467 г., в дни, когда великого князя не было в столице, умирает его первая жена, дочь тверского великого князя Мария Борисовна. Ее смерть, возможно, не была естественной. Второй брак в таких условиях был неизбежен: великому князю в тот момент не было и 28 лет. В литературе спорят, по чьей инициативе возникла идея женитьбы московского государя на представительнице императорской византийской фамилии Палеологов. Зоя (в России ее звали Софья) была племянницей двух последних императоров и дочерью их родного брата, морейского деспота Фомы Палеолога. Она никогда не жила в Константинополе, с 1465 г. находилась в Риме. Обмен посольствами происходил несколько лет, окончательное решение было принято лишь в 1472 г. В ноябре того же года она вместе с послом Ивана III и папы римского прибыла в Москву. Во временном деревянном здании Успенского собора (он в это время перестраивался) 12 ноября состоялось бракосочетание московского государя с византийской деспиной. Факт вторичной женитьбы и то, что избранницей стала представительница императорской фамилии, породили множество следствий, но еще больше мифов.
Большинство из них повествует об исключительном влиянии Софьи на мужа при решении политических вопросов. Еще в начале XVI в. в придворном окружении бытовала легенда о том, что именно великая княгиня подсказала Ивану III, как удалить ордынского посла из Кремля, чем способствовала ликвидации зависимости. Рассказ не имеет никаких оснований в реальных источниках. То, что мы наверняка знаем о Софье (быть может, за вычетом нескольких последних лет), показывает нормальный ход жизни великокняжеской семьи, где функции жены ограничивались рождением и воспитанием детей (мальчиков лишь до определенного возраста), некоторыми хозяйственными вопросами. Показателен текст Контарини, венецианского посла в Ак-Коюнлу, особыми обстоятельствами оказавшегося в Москве осенью 1476 г. Он попадает к ней на прием только по инициативе и по разрешению великого князя. В разговорах с Иваном III какого-либо влияния Софьи на мужа не видно. Да и сам прием у великой княгини был сугубо протокольным, подробнее и заинтересованнее повествует венецианец о своих беседах с великим князем (Софья на них не присутствовала). Выделяйся хоть как-то положение, стиль поведения московской великой княгини, вряд ли бы наблюдательный дипломат упустил такую деталь. Ведь знает же он о неприязни княжича Ивана Ивановича к Софье и то, что из-за этого княжич в немилости у отца.
В Успенском летописце рассказывается о том, как в 1480 г. Софья «бегала» с детьми на Белоозеро, какие насилия творила ее свита над местным населением. Здесь она выглядит весьма неприглядно, хотя понятно, что решение о поездке было принято не ею. Подробно говорят летописи об опале на нее великого князя в 1483 г. Когда Иван III хотел одарить свою сноху, жену старшего сына, драгоценностями первой жены, то выяснилось, что Софья раздарила значительную их часть своей племяннице (она вышла замуж за князя Василия Верейского и бежала с ним в Литву) и брату. Новая опала подстерегала Софью на исходе XV в., когда неприязни и противоречия в великокняжеской семье переросли в крупнейший политический конфликт.
Предыстория его такова. Софья исправно исполняла главную функцию — она родила Ивану III пятерых сыновей и нескольких дочерей. Ее первенец появился на свет 25 марта 1479 г. Этот факт, равно как окончательное подчинение Новгорода и завершение строительства Успенского собора знаменовали важнейшие заключительные события великокняжеской летописи в редакции 1479 г. Но соправителем у отца, пока еще формальным, был Иван Иванович: с момента своей гражданской зрелости (а для великих князей она наступала рано) в 1471 г., когда ему исполнилось 13 лет, он уже носил титул великого князя. Печальный опыт былой княжеской смуты учитывался.
После 1480 г. Иван Иванович, прекрасно проявивший себя при отражении полчищ Ахмада на Угре, стал реально исполнять функции великого князя-соправителя при отце. Тверь после присоединения долго сохраняла особенный, полуавтономный статус, существовали своя Боярская дума, свой государев двор, собственное дворцовое ведомство, особая организация военной службы. Некоторые из этих особенностей Тверской земли дожили до середины XVI в. Собственный же великий князь фиксируется только дважды. Г первый раз сразу после 1485 г., когда Иван Иванович совмещал функции великого князя-соправителя при отце и великого князя тверского. В таком статусе князь Иван Иванович и умер в марте 1490 г.
Еще 10 октября 1483 г. у него родился сын Дмитрий. Рано или поздно перед Иваном III должен был встать вопрос о том, кто станет наследником престола. В 90-е годы ситуация оставалась напряженной. Дмитрий еще был мал, Василий же, который был старше на четыре года, «припускался» к государственному управлению (в той же Твери), но именовался только с княжеским титулом.
Все разрешилось на протяжении нескольких лет на рубеже XVI столетия. Первыми в опалу попали Софья и Василий. Княжич Дмитрий-внук в феврале 1498 г. был торжественно коронован в Успенском соборе Кремля из рук Ивана III («при себе и после себя») великим княжением Владимирским и Московским. Это был акт выдающегося значения, что подчеркивалось особым чином священнодействия митрополита (так, в частности. Иван III назывался православным царем и самодержцем). Принципиальная новизна заключалась в том, что легитимность власти российского монарха отныне была самодостаточной: наследование ее по прямой нисходящей мужской линии и божественная санкция обеспечивали ее полную суверенность. Недаром еще в 1488 г. Иван III в ответ на предложение имперского посла Н. фон Поппеля о возможном даровании ему от императора королевского титула, отвечал: «Мы Божьей милостью государи на своей земли изначала от Бога». В предисловии к новой Пасхалии митрополит Зосима именовал Ивана III в 1492 г. самодержцем и сравнивал его с новым Константином, а Москву называл новым Константиновым градом. Впрочем, еще осенью 1480 г. ростовский архиепископ Вассиан, укрепляя дух мужественного противостояния Ивана III хану, обращался к нему так: «великий христианский царь Русьских стран».
С этой традицией церковных текстов, подчеркивавших не столько политический суверенитет московского правителя (но и его тоже), сколько его роль защитника православного христианства, корреспондирует дипломатическая документация. Именно в ней ранее всего должны были отразиться претензии московского князя на международное признание своего государственно-политического статуса. Договоры с Ливонским орденом, Дерптским епископством, Ганзейским союзом, документация по сношениям с Империей и Венгрией дают вполне ясную картину. Во-первых, московский государь усваивает себе титул царя (кайзер по-немецки), который признается, как правило, полномочными представителями названных стран. В этой формулировке заключен также общерусский характер титулатуры московского государя. Трудно сказать, в какой мере правители и власти западных государств понимали, что тем самым в определенной степени формируются международно-правовые основания для претензий Москвы на древнерусские земли и города в составе Великого княжества Литовского. Позднее литовские великие князья протестовали порой против подобной практики соглашательства. Естественно, литовские политики не признавали такой титулатуры за московским великим князем. В дипломатической переписке они доказывали незаконность титулов московского монарха главным образом тем, что еще недавно он был ханским холопом.

Первая жена Ивана III, тверская княжна Мария Борисовна, скончалась еще 22 апреля 1467 г. После ее смерти Иван стал искать другую жену, подальше и поважнее. 11 февраля 1469 года г. в Москве появились послы из Рима, чтобы предложить великому князю жениться на жившей в изгнании после падения Константинополя племяннице последнего византийского императора Константина II Софье Палеолог. Иван III, одолев в себе религиозную брезгливость, выписал царевну из Италии и женился на ней в 1472 г. Так, в октябре того же года Москва встречала свою будущую государыню. В недостроенном ещё Успенском соборе состоялся обряд венчания. Греческая принцесса стала великой княгиней московской, владимирской и новгородской.

Эта царевна, известная тогда в Европе своей редкой полнотой, привезла в Москву «очень тонкий ум и получила здесь весьма важное значение».Это была женщина «необыкновенно хитрая, имевшая большое влияние на великого князя, который по ее внушению сделал многое».Так, именно ее влиянию приписывается решимость Ивана III сбросить с себя татарское иго. Однако Софья могла внушить лишь то, чем дорожила сама и что понимали и ценили в Москве. Она, с привезенными ею греками, которые видали и византийские и римские виды, могла дать ценные указания, как и по каким образцам ввести желательные перемены, как изменить старые порядки, которые так не соответствовали новому положению московского государя. Так, после совершения второго брака государя в России стали селиться многие итальянцы и греки, получило процветание наряду с собственно русским греко-итальянское художество.

Почувствовав себя в новом положении рядом с такой знатной женой,

наследницей византийских императоров, Иван сменил прежнюю некрасивую кремлевскую обстановку. Выписанные из Италии мастера построили новый Успенский собор, Грановитую палату и новый каменный дворец на месте прежних деревянных хором. Сверх того многие греки, приехавшие в Россию с царевной, стали полезными своими знаниями в языках, особенно в латинском, необходимом тогда во внешних государственных делах. Они обогатили спасенными от турецкого варварства книгами московские церковные библиотеки и «способствовали велелепию нашего двора сообщением ему пышных обрядов византийского».

Но главным значением этого брака было то, что женитьба на Софье Палеолог способствовала утверждению России преемницей Византии и

провозглашению Москвы Третьим Римом, оплотом православного

христианства. Уже при сыне Ивана III идея Третьего Рима крепко

укоренилась в Москве. После брака на Софье Иван III впервые отважился

показать европейскому политическому миру новый титул государя всея Руси

и заставил признать его. Если раньше обращение «господине» выражало

отношение феодального равенства (или, в крайнем случае, вассалитета),

то «господарь» или «государь» — подданства. Этот термин означал понятие

о властителе, не зависящем ни от какой внешней силы, никому не платящем

дани. Таким образом, Иван мог принять этот титул, только перестав быть

данником ордынского хана. Свержение ига устранило к этому препятствие,

а брак с Софьей дал на то историческое оправдание. Итак, «почувствовав

себя и по политическому могуществу, и по православному христианству,

наконец, и по брачному родству преемником павшего дома византийских

императоров, московский государь нашел и наглядное выражение своей

династической связи с ними: с конца XV в. на его печатях появляется

византийский герб — двуглавый орел».

Таким образом, брак Ивана и Софьи имел в высшей степени политическое значение, которое заявляло всему свету, что «царевна, как наследница павшего византийского дома, перенесла его державные права в Москву как в новый Царьград, где и разделяет их со своим супругом».

12 ноября 1472 года Иван III второй раз вступает в брак. На этот раз его избранницей становится греческая принцесса Софья, племянница последнего византийского императора Константина XI Палеолога.

Белокаменная

Через три года после венчания Иван III начнет обустройство своей резиденции со строительства кафедрального Успенского собора, который воздвигнут на месте разобранного храма Калиты. Будет ли это связано с новым статусом — великий князь Московский к тому времени будет позиционировать себя как «государь всея Руси», — или же идею «подскажет» супруга Софья, недовольная «убогой обстановкой», однозначно сказать сложно. К 1479 году строительство нового храма будет завершено, а его свойства перенесены в дальнейшем и на всю Москву, которую и поныне зовут «белокаменной». Масштабное строительство продолжится. На фундаменте старой дворцовой церкви Благовещения построят Благовещенский собор. Для хранения казны московских князей построят каменную палату, которая впоследствии будет именоваться «Казенным двором». Вместо старых деревянных хором для приема послов начнут строить новую каменную палату, получившую название «Набережной». Для официальных приемов построят Грановитую палату. Будет перестроено и построено большое количество церквей. В итоге Москва полностью изменит облик, а Кремль превратится из деревянной крепости в «западноевропейский замок».

Новый титул

С появлением Софьи ряд исследователей связывает новый церемониал и новый дипломатический язык – сложный и строгий, чопорный и натянутый. Женитьба на знатной наследнице византийских императоров позволит царю Иоанну позиционировать себя как политического и церковного преемника Византии, а окончательное свержение ордынского ига сделает возможным перевод статуса московского князя на недосягаемо высокий уровень национального властителя всей Русской земли. Из правительственных актов уходит «Иван, государь и великий князь» и появляется «Иоанн, божиею милостью государь всея Руси». Значимость нового титула дополняется длинным списком пределов Московского государства: «Государь всея Руси и великий князь Владимирский, и Московский, и Новгородский, и Псковский, и Тверской, и Пермский, и Югорский, и Болгарский, и иных».

Божественное происхождение

В своем новом положении, источником которого отчасти был и брак с Софьей, Иван III находит недостаточным прежний источник власти – преемство от отца и деда. Идея божественного происхождения власти была не чужда предкам государя, однако, ни один из них не выражал ее настолько твердо и убедительно. На предложение германского императора Фридриха III вознаградить царя Ивана королевским титулом, последний ответит: «…мы божиею милостью государи на своей земле изначала, от первых своих прародителей, а поставление имеем от бога», указывая на то, что в мирском признании своей власти московский князь не нуждается.

Двуглавый орел

Для визуальной иллюстрации преемничества павшего дома византийских императоров будет найдено и наглядное выражение: с конца XV века на царской печати появится византийский герб – двуглавый орел. Существует большое количество других версий, откуда «прилетела» двуглавая птичка, но невозможно отрицать, что символ появился в период супружества Ивана III и византийской наследницы.

Лучшие умы

После приезда Софьи в Москву при русском дворе сформируется достаточно внушительная группа выходцев из Италии и Греции. Впоследствии многие иностранцы займут влиятельные государственные должности, и не единожды будут выполнять важнейшие дипломатические государственные поручения. Послы наведывались в Италию с завидной регулярностью, но часто в список поставленных задач не входило решение политических вопросов. Они возвращались с другим богатым «уловом»: архитекторами, ювелирами, мастерами монетного дела и оружейными умельцами, деятельность которых направлялась в одно русло – способствовать процветанию Москвы. Приезжими рудокопами будет найдена в Печорском крае серебряная и медная руда, и в Москве начнут чеканить монеты из русского серебра. Среди приезжих будет и большое количество профессиональных врачей.

Глазами иностранцев

В период правления Ивана III и Софьи Палеолог появляются первые подробные записки иностранцев о Руси. Перед одними Московия представала диким краем, в котором царят грубые нравы. Например, за смерть пациента врача могли обезглавить, зарезать, утопить, а когда один из лучших итальянских зодчих Аристотель Фиораванти, опасаясь за свою жизнь, запросился на родину, он был лишен имущества и заключен в острог. Другой видели Московию путешественники, те, кто не задерживался надолго в медвежьем крае. Венецианский купец Иосафат Барбаро поражался благосостоянию русских городов, «обильных хлебом, мясом, медом и другими полезными вещами». Итальянец Амброджо Кантарини отмечал красоту русских, причем, как мужчин, так и женщин. Другой итальянский путешественник Альберто Кампензе в отчете для папы Климента VII пишет о прекрасно поставленной московитами пограничной службе, запрете продавать спиртное, кроме праздничных дней, но больше всего его покоряет нравственность русских. «Обмануть друг друга почитается у них ужасным, гнусным преступлением, — пишет Кампензе. – Прелюбодеяние, насилие и публичное распутство также весьма редки. Противоестественные пороки совершенно неизвестны, а о клятвопреступлении и богохульстве вовсе не слышно».

Новые порядки

Внешняя атрибутика играла существенную роль в возвышении царя в глазах народа. Софья Фоминична об этом знала на примере византийских императоров. Пышный дворцовый церемониал, роскошные царские одеяния, богатое убранство двора – всего это не было в Москве. Иван III, будучи уже могучим государем, жил не намного шире и богаче бояр. В речах ближайших подданных слышалась простота — некоторые из них происходили так же, как и великий князь, от Рюрика. Муж много слышал о придворном обиходе византийских самодержцев от жены и от людей, которые приехали с ней. Вероятно, ему хотелось и здесь стать «настоящим». Постепенно стали появляться новые обычаи: Иван Васильевич «стал держать себя величаво», перед послами титуловался «царем», иностранных гостей принимал с особенной пышностью и торжественностью, в знак особенной милости повелел целовать царскую руку. Чуть позже появятся придворные чины – постельничий, ясельничий, конюший, а государь станет жаловать в бояре за заслуги.
Спустя время, Софью Палеолог назовут интриганкой, ее обвинят в смерти пасынка Ивана Молодого и будут оправдывать «нестроения» в государстве ее колдовством. Однако, этот брак по расчету продлится 30 лет и станет, пожалуй, одним из самых значимых супружеских союзов за всю историю.

Софья Палеолог была одной из самых значимых фигур на русском престоле и по своему происхождению, и по личным качествам, а также благодаря тому, каких людей она привлекла на службу московским правителям. Эта женщина обладала талантом государственного деятеля, она умела ставить цели и добиваться результата.

Семья и происхождение

Византийская императорская династия Палеологов правила на протяжении двух столетий: от изгнания крестоносцев в 1261 году до взятия Константинополя турками в 1453-м.

Дядя Софьи Константин XI известен как последний император Византии. Он погиб во время взятия города турками. Из сотен тысяч жителей на оборону вышли всего 5000, с захватчиками сражались иностранные моряки и наёмники во главе с самим императором. Видя, что враги побеждают, Константин воскликнул в отчаянии: «Город пал, а я ещё жив», после чего, сорвав с себя знаки императорского достоинства, бросился в бой и был убит.

Отец Софьи, Фома Палеолог, был правителем Морейского деспотата на полуострове Пелопоннес. По матери, Екатерине Ахайской, девочка происходила из знатного генуэзского рода Чентурионе.

Точная дата рождения Софьи неизвестна, но её старшая сестра Елена родилась в 1431 году, а братья – в 1453 и 1455 годах. Поэтому, скорее всего, правы те исследователи, которые утверждают, что на момент брака с Иваном III в 1472-м ей было, по понятиям того времени, уже довольно много лет.

Жизнь в Риме

В 1453 году турки захватили Константинополь, а в 1460-м вторглись на Пелопоннес. Фома успел бежать вместе с семьёй на остров Корфу, а затем в Рим. Чтобы гарантировать расположение Ватикана, Фома принял католичество.

Фома и его супруга скончались почти одновременно в 1465 году. Софья и её братья оказались под патронажем папы римского Павла II. Обучение юных Палеологов было поручено греческому философу Виссариону Никейскому, автору проекта унии православной и католической церквей. Кстати, Византия пошла на вышеуказанный союз в 1439 году в расчёте на поддержку в войне против турок, но никакой помощи от европейских правителей так и не дождалась.

Старший сын Фомы Андрей был законным наследником Палеологов. Впоследствии он сумел выпросить у Сикста IV два миллиона дукатов на военную экспедицию, но истратил их на другие цели. После этого скитался по европейским дворам в надежде найти союзников.

Брат Андрея Мануил вернулся в Константинополь и уступил свои права на престол султану Баязиду II в обмен на содержание.

Брак с великим князем Иваном III

Папа Павел II рассчитывал выдать Софью Палеолог замуж с выгодой для себя, чтобы при её содействии расширить своё влияние. Но хотя папа определил ей приданое в 6 тысяч дукатов, за ней не было ни земель, ни военной силы. Она обладала знаменитым именем, которое только отпугивало греческих властителей, не желавших ссориться с Османской империей, а от браков с католиками Софья отказывалась.

Греческий посол предложил Ивану III проект брака с византийской царевной спустя два года после того, как великий князь Московский овдовел в 1467 году. Ему был представлен миниатюрный портрет Софьи. Иван III дал согласие на брак.

Однако Софья воспитывалась в Риме и получила образование в духе униатства. А Рим эпохи Возрождения был местом концентрации всех пороков человечества, и возглавляли это моральное разложение понтифики католической церкви. Петрарка писал об этом городе: «Достаточно увидеть Рим, чтобы потерять веру». Всё это было отлично известно в Москве. И несмотря на то, что невеста ещё в пути недвусмысленно продемонстрировала свою приверженность православию, митрополит Филипп к этому браку отнесся с неодобрением и уклонился от венчания царственной четы. Обряд совершил протопоп Коломны Осия. Венчание было совершено сразу же в день приезда невесты – 12 ноября 1472 года. Такая спешка объяснялась тем, что это был праздник: день памяти Иоанна Златоуста – святого покровителя великого князя.

Несмотря на опасения ревнителей православия, Софья никогда не пыталась создать почву для религиозных конфликтов. По легенде, она привезла с собой несколько православных святынь, в том числе византийскую чудотворную икону Богоматери «Благодатное небо».

Роль Софьи в развитии русского искусства

На Руси Софья столкнулась с проблемой отсутствия достаточно опытных архитекторов крупных зданий. Были хорошие псковские мастера, но у них имелся опыт строительства преимущественно на известняковом основании, а Москва стоит на непрочных глинах, песке и торфяниках. Так, в 1474 году рухнул почти достроенный Успенский собор московского Кремля.

Софья Палеолог знала, кто из итальянских специалистов способен решить эту задачу. Одним из первых приглашённых ею был Аристотель Фьораванти — талантливый инженер и архитектор из Болоньи. Кроме множества зданий в Италии, он также конструировал мосты через Дунай при дворе венгерского короля Матьяша Корвина.

Может быть, Фьораванти и не согласился бы приехать, но незадолго до этого его ложно обвинили в сбыте фальшивых денег, к тому же при Сиксте IV начала набирать обороты инквизиция, и архитектор счёл за благо уехать на Русь, забрав с собой сына.

Для строительства Успенского собора Фьораванти поставил кирпичный завод и определил как пригодные залежи белого камня в Мячково, откуда брали строительный материал за сто лет до этого для первого каменного Кремля. Храм внешне похож на древний Успенский собор Владимира, но внутри не разделён на небольшие помещения, а представляет собой один большой зал.

В 1478 году Фьораванти в качестве начальника артиллерии ходил с Иваном III в поход на Новгород и навёл понтонный мост через реку Волхов. Позже Фьораванти участвовал в походах на Казань и на Тверь.

Итальянские архитекторы перестроили Кремль, придав ему современный вид, возвели десятки храмов и монастырей. Они учитывали русские традиции, гармонично комбинируя их со своими новинками. В 1505-1508 годах под руководством итальянского зодчего Алевиза Нового был возведен кремлёвский собор Михаила Архангела, при сооружении которого архитектор сделал закомары не гладкими, как раньше, а в виде ракушек. Эта идея так всем понравилась, что впоследствии использовалась повсеместно.

Участие Софьи в конфликте с Ордой

Историк В.Н. Татищев в своих трудах приводит свидетельство о том, что под воздействием жены Иван III пошёл на конфликт с золотоордынским ханом Ахматом, отказавшись платить ему дань, так как Софью очень угнетало зависимое положение государства русского. Если это верно, то Софья действовала под влиянием европейских политиков. События складывались так: в 1472 году татарский набег был отбит, но в 1480-м Ахмат пошёл на Москву, заключив союз с королём Литвы и Польши Казимиром. Иван III совсем не был уверен в исходе битвы и отослал жену с казной на Белоозеро. В одной из летописей даже отмечается, что великий князь запаниковал: «Ужас наиде на нь, и въсхоте бежати от брега, а свою великую княгиню Римлянку и казну с нею посла на Белоозеро».

Венецианская республика активно искала союзника, который помог бы остановить продвижение турецкого султана Мехмеда II. Посредником в переговорах выступал авантюрист и купец Жан-Баттиста делла Вольпе, который имел поместья в Москве и был известен у нас как Иван Фрязин, именно он был послом и главой свадебного кортежа Софьи Палеолог. По русским источникам, Софья любезно принимала членов венецианского посольства. Из всего вышесказанного вытекает, что венецианцы вели двойную игру и сделали попытку посредством великой княгини ввергнуть Русь в тяжёлый конфликт со скверной перспективой.

Однако московская дипломатия тоже не теряла времени: Крымское ханство Гиреев согласилось на взаимодействие с русскими. Поход Ахмата закончился «Стоянием на Угре», в результате которого хан отступил без генерального сражения. Ахмат не получил от Казимира обещанной помощи из-за нападения на его земли союзного Ивану III Менгли Гирея.

Сложности семейных отношений

Первые два ребёнка (девочки) Софьи и Ивана умерли в младенчестве. Существует легенда, что у молодой княгини было видение преподобного Сергия Радонежского – покровителя Московского государства, и после этого знака свыше она родила сына – будущего Василия III. Всего в браке родились 12 детей, из которых четверо умерли в младенчестве.

От первого брака с тверской княжной у Ивана III был сын Иван Младой – наследник престола, однако в 1490 году он заболел подагрой. Из Венеции был выписан врач Мистр Леон, который головой ручался за выздоровление. Лечение проводилось такими методами, которые окончательно загубили здоровье княжича, и в возрасте 32 лет Иван Младой в страшных муках скончался. Врач был публично казнён, а при дворе образовались две враждующие партии: одна поддерживала молодую великую княгиню и её сына, другая – Дмитрия, малолетнего сына Ивана Младого.

На протяжении нескольких лет Иван III колебался, кому отдать предпочтение. В 1498 году великий князь короновал внука Дмитрия, но через год передумал и отдал предпочтение уже Василию, сыну Софьи. В 1502-м он приказал заточить Дмитрия и его мать. А через год умерла Софья Палеолог. Для Ивана это был тяжёлый удар. В трауре великий князь совершил ряд паломнических поездок по монастырям, где усердно предавался молитвам. Он скончался спустя два года в возрасте 65 лет.

Какова была внешность Софьи Палеолог

В 1994 году останки княгини были извлечены и изучены. Криминалист Сергей Никитин восстановил её внешний облик. Она была невысока ростом – 160 см, полного телосложения. Это подтверждалось итальянской хроникой, которая ехидно называла Софью толстой. На Руси же существовали иные каноны красоты, которым царевна вполне соответствовала: полнота, красивые, выразительные глаза и прекрасная кожа. Ученые определили, что княгиня умерла в возрасте 50-60 лет.

Чьей женой была княгиня софия. Великая княгиня московская софия палеолог и ее роль в истории

Иван III Васильевич был великим князем московским с 1462 по 1505 год. В ходе правления Ивана Васильевича произошло объединение значительной части русских земель вокруг Москвы и ее превращение в центр общерусского государства. Было достигнуто окончательное освобождение страны из-под власти ордынских ханов. Иван Васильевич создал государство, которое стало основой России вплоть до современности.

Первой женой великого князя Ивана была Мария Борисовна, дочь тверского князя. 15 февраля 1458 года в семье великого князя родился сын Иван. Великая княгиня, обладавшая кротким характером, умерла 22 апреля 1467 года, не достигнув и тридцатилетнего возраста. Великая княгиня была похоронена в Кремле, в Вознесенском женском монастыре. Иван, находившийся в это время в Коломне, на похороны жены не приехал.

Через два года после ее смерти великий князь решил жениться вновь. После совещания со своей матерью, а также с боярами и митрополитом он решил дать согласие на недавно полученное от папы римского предложение вступить в брак с византийской царевной Софьей (в Византии ее называли Зоей). Она была дочерью морейского деспота Фомы Палеолога и приходилась племянницей императорам Константину XI и Иоанну VIII.

Определяющим в судьбе Зои стало падение Византийской империи. Император Константин XI погиб в 1453 году во время взятия Константинополя. Спустя 7 лет, в 1460 году, Морея была захвачена турецким султаном Мехмедом II, Фома бежал с семьей на остров Корфу, затем в Рим, где вскоре скончался. Чтобы получить поддержку, в последний год своей жизни Фома перешел в католицизм. Зоя и ее братья – 7-летний Андрей и 5-летний Мануил – переехали в Рим 5 лет спустя после отца. Там она и получила имя Софья. Палеологи поступили под покровительство кардинала Виссариона, который сохранил симпатии к грекам.

Зоя превратилась с годами в привлекательную девушку с темными блестящими глазами и нежно-белым цветом кожи. Ее отличали тонкий ум и благоразумие в поведении. По единодушной оценке современников Зоя была обаятельной, а ее ум, образованность и манеры были безукоризненны. Болонские хронисты в 1472 году восторженно писали о Зое: «Воистину она очаровательна и прекрасна… Невысокого роста, она казалась лет 24; восточное пламя сверкало в глазах, белизна кожи говорила о знатности ея рода».

В те годы Ватикан искал союзников, чтобы организовать против турок новый крестовый поход, намереваясь вовлечь в него всех европейских государей. Тогда по совету кардинала Виссариона папа и решил выдать Зою за московского государя Ивана III, зная о его стремлении стать наследником византийских василевсов. Константинопольский патриарх и кардинал Виссарион пытался возобновить унию с Русью с помощью бракосочетания. Тогда-то великому князю сообщили о пребывании в Риме преданной православию знатной невесты – Софьи Палеолог. Папа обещал Ивану свою поддержку в случае, если тот захочет посвататься к ней. Мотивы для женитьбы на Софье у Ивана III, конечно, были связаны со статусом, блеск ее имени и слава предков сыграли свою роль. Иван III, претендовавший на царский титул, полагал себя преемником римских и византийских императоров.

16 января 1472 года московские послы отправились в далекий путь. В Риме москвичи были с честью приняты новым папой Сикстом IV. В подарок от Ивана III послы преподнесли понтифику шестьдесят отборных соболиных шкурок. Дело быстро пошло к завершению. Папа Сикст IV отнесся с отеческой заботливостью к невесте: он дал Зое в приданое, кроме подарков, около 6000 дукатов. Сикст IV в соборе святого Петра совершил торжественную церемонию заочного обручения Софьи с московским государем, которого представлял русский посол Иван Фрязин.

24 июня 1472 года, простившись с папой в садах Ватикана, Зоя направилась на далекий север. Будущая великая московская княгиня, лишь только очутившись на русской земле, еще находясь на пути под венец в Москву, коварно предала все надежды папы, немедля забыв все свое католическое воспитание. Софья, по-видимому, встречавшаяся в детстве с афонскими старцами, противниками подчинения православных католикам, в глубине души была глубоко православной. Она сразу же открыто, ярко и демонстративно показала свою преданность православию, к восторгу русских прикладываясь ко всем иконам во всех церквах, безукоризненно ведя себя на православной службе, крестясь, как православная. Планы Ватикана сделать принцессу проводником католичества на Русь потерпели провал, поскольку Софья немедленно продемонстрировала возвращение к вере предков. Папский легат был лишен возможности въехать в Москву, неся перед собой латинский крест.

Ранним утром 21 ноября 1472 года Софья Палеолог прибыла в Москву. В тот же день в Кремле во временной деревянной церкви, поставленной около строящегося Успенского собора, чтобы не прекращать богослужений, государь обвенчался с ней. Византийская принцесса впервые тогда увидела своего супруга. Великий князь был молод – всего 32 года, хорош собой, высок и статен. Особенно замечательными были его глаза, «грозные очи». И прежде Иван Васильевич отличался крутым характером, а теперь, породнившись с византийскими монархами, он превратился в грозного и властного государя. В том была немалая заслуга его молодой жены.

Софья стала полноправной великой княгиней Московской. Сам факт, что она согласилась поехать искать счастья из Рима в далекую Москву, говорит о том, что она была смелая, энергичная женщина.

Она привезла на Русь щедрое приданое. После венчания Иван III принял герб византийского двуглавого орла – символ царской власти, поместив его и на своей печати. Две головы орла обращены на Запад и Восток, Европу и Азию, символизируя их единство, а также единство («симфонию») духовной и светской власти. Приданым Софьи была легендарная «либерия» – библиотека (больше известная как «библиотека Ивана Грозного»). Она включала в себя греческие пергаменты, латинские хронографы, древневосточные манускрипты, среди которых были неизвестные нам поэмы Гомера, сочинения Аристотеля и Платона и даже уцелевшие книги из знаменитой Александрийской библиотеки.

По преданию, она привезла с собой в подарок мужу «костяной трон»: его деревянный остов весь был покрыт пластинами из слоновой и моржовой кости с вырезанными на них сюжетами на библейские темы. Софья привезла с собой и несколько православных икон.

С приездом в 1472 году в столицу России греческой принцессы, наследницы былого величия Палеологов, при русском дворе образовалась довольно большая группа выходцев из Греции и Италии. Многие из них заняли со временем значительные государственные должности и не раз выполняли важные дипломатические поручения Ивана III. Все они возвращались в Москву с большими группами специалистов, среди которых были архитекторы, врачи, ювелиры, мастера монетного дела и оружейные мастера.

Великая грекиня принесла с собой свои представления о дворе и могуществе власти. Софья Палеолог не только произвела перемены при дворе – некоторые московские памятники обязаны ей своим возникновением. Многое из сохранившегося ныне в Кремле было построено именно при великой княгине Софье.

В 1474 году Успенский собор, возводимый псковскими мастерами, рухнул. К восстановлению его были привлечены итальянцы под руководством зодчего Аристотеля Фиораванти. При ней выстроили церковь Ризположения, Грановитую палату, названную так по случаю отделки ее в итальянском стиле – гранями. Сам Кремль – крепость, охранявшая древний центр столицы Руси – рос и создавался на ее глазах. Спустя двадцать лет иностранные путешественники стали именовать Московский кремль по-европейски «замком», ввиду обилия в нем каменных строений.

Так стараниями Ивана III и Софьи Палеолог Ренессанс расцвел и на российской земле.

Однако прибытие Софьи в Москву не понравилось некоторым из придворных Ивана. По натуре Софья была реформатором, участие в государственных делах было смыслом жизни московской княгини, она была решительным и умным человеком, и это очень не нравилось тогдашней знати. В Москве ее сопровождали не только почести, оказываемые великой княгине, но также враждебность местного духовенства и наследника престола. На каждом шагу ей приходилось отстаивать свои права.

Лучшим способом утвердить себя было, конечно, деторождение. Великий князь хотел иметь сыновей. Желала этого и сама Софья. Однако, на радость недоброжелателям, она родила подряд трех дочерей – Елену (1474 год), Елену (1475 год) и Феодосию (1475 год). К несчастью, девочки вскоре после рождения умирали. Потом родилась еще одна девочка, Елена (1476 год). Софья молила Бога и всех святых о даровании сына. Существует легенда, связанная с рождением Софьей сына Василия, будущего наследника престола: будто бы во время одного из богомольных походов к Троице-Сергиевой Лавре, в Клементьеве, великой княгине Софье Палеолог было видение преподобного Сергия Радонежского, который «вверже в недра ея отроча младо мужеска пола». В ночь с 25 на 26 марта 1479 года на свет появился мальчик, нареченный в честь деда Василием. Для матери он всегда оставался Гавриилом – в честь архангела Гавриила. Вслед за Василием у нее родились еще два сына (Юрий и Дмитрий), затем две дочери (Елена и Феодосия), потом еще три сына (Семен, Андрей и Борис) и последней, в 1492 году, – дочь Евдокия.

Иван III любил свою жену и заботился о семействе. Перед нашествием хана Ахмата 1480 года, ради безопасности, с детьми, двором, боярынями и княжеской казной Софья была отправлена сначала в Дмитров, а потом на Белоозеро. Владыка Виссарион предостерегал великого князя от постоянных дум и излишней привязанности к жене и детям. В одной из летописей отмечается, что Иван запаниковал: «Ужас наиде на нь, и въсхоте бежати от брега, а свою великую княгиню Римлянку и казну с нею посла на Белоозеро».

Главным значением этого брака было то, что женитьба на Софье Палеолог способствовала утверждению России преемницей Византии и провозглашению Москвы Третьим Римом, оплотом православного христианства. После брака на Софье Иван III впервые отважился показать европейскому политическому миру новый титул государя всея Руси и заставил признать его. Иван именовался «государем всея Руси».

Неизбежно возникал вопрос о будущей участи потомства Ивана III и Софьи. Наследником престола оставался сын Ивана III и Марии Борисовны Иван Молодой, у которого 10 октября 1483 года в браке с Еленой Волошанкой родился сын Дмитрий. В случае кончины отца он не замедлил бы тем или иным способом избавиться от Софьи и ее семейства. Лучшее, на что они могли надеяться, – ссылка или изгнание. При мысли об этом гречанку охватывали ярость и бессильное отчаяние.

В течение всех 1480-х годов положение Ивана Ивановича как законного наследника было вполне прочным. Однако к 1490 году наследник престола Иван Иванович заболел «камчюгою в ногах» (подагрой). Софья выписала из Венеции лекаря – «мистро Леона», который самонадеянно пообещал Ивану III вылечить наследника престола. Тем не менее все старания врача оказались бесплодны, и 7 марта 1490 года Иван Молодой скончался. Врач был казнен, а по Москве поползли слухи об отравлении наследника. Современные историки относятся к гипотезе об отравлении Ивана Молодого как к непроверяемой за недостатком источников.

4 февраля 1498 года в Успенском соборе в обстановке большой пышности прошла коронация княжича Дмитрия Ивановича. Софью и ее сына Василия не пригласили.

Иван III продолжал мучительно искать выхода из династического тупика. Сколько боли, слез и непонимания пришлось испытать его жене, этой сильной, мудрой женщине, которая так стремилась помочь мужу строить новую Россию, Третий Рим. Но проходит время, и стена ожесточения, которую с таким рвением возводили вокруг великого князя его сын и сноха, рухнула. Иван Васильевич утирал слезы жены и сам плакал с ней. Как никогда раньше он почувствовал, что свет белый ему не мил без этой женщины. Теперь замысел отдать трон Дмитрию не казался ему удачным. Иван Васильевич знал, насколько всепоглощающе любила Софья сына Василия. Он иной раз даже ревновал к этой материнской любви, понимая, что сын всецело царит в сердце матери. Великому князю стало жалко своих юных сыновей Василия, Юрия, Дмитрия Жилку, Семена, Андрея… Да и с княгиней Софьей он прожил вместе четверть века. Иван III понимал, что рано или поздно сыновья Софьи поднимут мятеж. Предотвратить выступление можно было только двумя способами: либо уничтожить вторую семью, либо завещать престол Василию и уничтожить семью Ивана Молодого.

11 апреля 1502 года династическая схватка подошла к своему логическому завершению. По словам летописи, Иван III «положил опалу на внука своего великого князя Дмитрея и на матерь его на великую княгиню Елену». Через три дня Иван III «пожаловал сына своего Василия, благословил и посадил на великое княженье Володимерьское и Московское и всеа Руси самодеръжцем».

По совету жены Иван Васильевич выпустил Елену из заточения и выслал к отцу в Валахию (нужны были добрые отношения с Молдавией), но в 1509 году «в нужи, в тюрме» умер Дмитрий.

Через год после этих событий, 7 апреля 1503 года, Софья Палеолог умерла. Тело великой княгини было погребено в соборе кремлевского Вознесенского монастыря. Иван Васильевич следом за ее кончиной пал духом, серьезно заболел. Видимо, великая грекиня Софья давала ему необходимую энергию для строительства новой державы, ее ум помогал в государственных делах, ее чуткость предупреждала об опасностях, ее всепобеждающая любовь давала ему силы и мужество. Оставив все дела, он отправился в поездку по монастырям, но замолить грехи не удалось. Его разбил паралич: «…отняло у него руку и ногу и глаз». 27 октября 1505 года он скончался, «быв на великом княжении лет 43 и 7 месяц, а всех лет живота его 65 и 9 месяц».

12 ноября 1472 года Иван III второй раз вступает в брак. На этот раз его избранницей становится греческая принцесса Софья, племянница последнего византийского императора Константина XI Палеолога.

Белокаменная

Через три года после венчания Иван III начнет обустройство своей резиденции со строительства кафедрального Успенского собора, который воздвигнут на месте разобранного храма Калиты. Будет ли это связано с новым статусом — великий князь Московский к тому времени будет позиционировать себя как «государь всея Руси», — или же идею «подскажет» супруга Софья, недовольная «убогой обстановкой», однозначно сказать сложно. К 1479 году строительство нового храма будет завершено, а его свойства перенесены в дальнейшем и на всю Москву, которую и поныне зовут «белокаменной». Масштабное строительство продолжится. На фундаменте старой дворцовой церкви Благовещения построят Благовещенский собор. Для хранения казны московских князей построят каменную палату, которая впоследствии будет именоваться «Казенным двором». Вместо старых деревянных хором для приема послов начнут строить новую каменную палату, получившую название «Набережной». Для официальных приемов построят Грановитую палату. Будет перестроено и построено большое количество церквей. В итоге Москва полностью изменит облик, а Кремль превратится из деревянной крепости в «западноевропейский замок».

Новый титул

С появлением Софьи ряд исследователей связывает новый церемониал и новый дипломатический язык – сложный и строгий, чопорный и натянутый. Женитьба на знатной наследнице византийских императоров позволит царю Иоанну позиционировать себя как политического и церковного преемника Византии, а окончательное свержение ордынского ига сделает возможным перевод статуса московского князя на недосягаемо высокий уровень национального властителя всей Русской земли. Из правительственных актов уходит «Иван, государь и великий князь» и появляется «Иоанн, божиею милостью государь всея Руси». Значимость нового титула дополняется длинным списком пределов Московского государства: «Государь всея Руси и великий князь Владимирский, и Московский, и Новгородский, и Псковский, и Тверской, и Пермский, и Югорский, и Болгарский, и иных».

Божественное происхождение

В своем новом положении, источником которого отчасти был и брак с Софьей, Иван III находит недостаточным прежний источник власти – преемство от отца и деда. Идея божественного происхождения власти была не чужда предкам государя, однако, ни один из них не выражал ее настолько твердо и убедительно. На предложение германского императора Фридриха III вознаградить царя Ивана королевским титулом, последний ответит: «…мы божиею милостью государи на своей земле изначала, от первых своих прародителей, а поставление имеем от бога», указывая на то, что в мирском признании своей власти московский князь не нуждается.

Двуглавый орел

Для визуальной иллюстрации преемничества павшего дома византийских императоров будет найдено и наглядное выражение: с конца XV века на царской печати появится византийский герб – двуглавый орел. Существует большое количество других версий, откуда «прилетела» двуглавая птичка, но невозможно отрицать, что символ появился в период супружества Ивана III и византийской наследницы.

Лучшие умы

После приезда Софьи в Москву при русском дворе сформируется достаточно внушительная группа выходцев из Италии и Греции. Впоследствии многие иностранцы займут влиятельные государственные должности, и не единожды будут выполнять важнейшие дипломатические государственные поручения. Послы наведывались в Италию с завидной регулярностью, но часто в список поставленных задач не входило решение политических вопросов. Они возвращались с другим богатым «уловом»: архитекторами, ювелирами, мастерами монетного дела и оружейными умельцами, деятельность которых направлялась в одно русло – способствовать процветанию Москвы. Приезжими рудокопами будет найдена в Печорском крае серебряная и медная руда, и в Москве начнут чеканить монеты из русского серебра. Среди приезжих будет и большое количество профессиональных врачей.

Глазами иностранцев

В период правления Ивана III и Софьи Палеолог появляются первые подробные записки иностранцев о Руси. Перед одними Московия представала диким краем, в котором царят грубые нравы. Например, за смерть пациента врача могли обезглавить, зарезать, утопить, а когда один из лучших итальянских зодчих Аристотель Фиораванти, опасаясь за свою жизнь, запросился на родину, он был лишен имущества и заключен в острог. Другой видели Московию путешественники, те, кто не задерживался надолго в медвежьем крае. Венецианский купец Иосафат Барбаро поражался благосостоянию русских городов, «обильных хлебом, мясом, медом и другими полезными вещами». Итальянец Амброджо Кантарини отмечал красоту русских, причем, как мужчин, так и женщин. Другой итальянский путешественник Альберто Кампензе в отчете для папы Климента VII пишет о прекрасно поставленной московитами пограничной службе, запрете продавать спиртное, кроме праздничных дней, но больше всего его покоряет нравственность русских. «Обмануть друг друга почитается у них ужасным, гнусным преступлением, — пишет Кампензе. – Прелюбодеяние, насилие и публичное распутство также весьма редки. Противоестественные пороки совершенно неизвестны, а о клятвопреступлении и богохульстве вовсе не слышно».

Новые порядки

Внешняя атрибутика играла существенную роль в возвышении царя в глазах народа. Софья Фоминична об этом знала на примере византийских императоров. Пышный дворцовый церемониал, роскошные царские одеяния, богатое убранство двора – всего это не было в Москве. Иван III, будучи уже могучим государем, жил не намного шире и богаче бояр. В речах ближайших подданных слышалась простота — некоторые из них происходили так же, как и великий князь, от Рюрика. Муж много слышал о придворном обиходе византийских самодержцев от жены и от людей, которые приехали с ней. Вероятно, ему хотелось и здесь стать «настоящим». Постепенно стали появляться новые обычаи: Иван Васильевич «стал держать себя величаво», перед послами титуловался «царем», иностранных гостей принимал с особенной пышностью и торжественностью, в знак особенной милости повелел целовать царскую руку. Чуть позже появятся придворные чины – постельничий, ясельничий, конюший, а государь станет жаловать в бояре за заслуги.
Спустя время, Софью Палеолог назовут интриганкой, ее обвинят в смерти пасынка Ивана Молодого и будут оправдывать «нестроения» в государстве ее колдовством. Однако, этот брак по расчету продлится 30 лет и станет, пожалуй, одним из самых значимых супружеских союзов за всю историю.

Софья(Зоя) Палеолог — женщина из рода византийских императоров, Палеологов, сыграла выдающуюся роль в становлении идеологии Московского царства. Уровень образования у Софьи был по тогдашним московским меркам просто невероятно высоким. На своего мужа, Ивана III, Софья имела очень большое влияние, что вызывало недовольство бояр и церковников. Двуглавый орел — семейный герб династии Палеологов был принят Великим князем Иваном III как неотъемлемая часть приданого. Двуглавый орел с тех пор стал личным гербом российских царей и императоров (не государственным гербом!) Многие историки считают, что Софья явилась автором будущей государственной концепции Московии: «Москва — третий Рим».

София, реконструкция по черепу.

Определяющим в судьбе Зои стало падение Византийской империи. Император Константин погиб в 1453 году во время взятия Константинополя, спустя 7 лет, в 1460 году Морея (средневековое название полуострова Пелопоннес, владение отца Софьи) была захвачена турецким султаном Мехмедом II, Фома уехал на остров Корфу, затем в Рим, где вскоре скончался. Зоя с братьями 7-летним Андреем и 5-летним Мануилом переехали в Рим 5 лет спустя после отца. Там она и получила имя «София». Палеологи поселились при дворе папы Сикста IV (заказчика Сикстинской капеллы). Чтобы получить поддержку, в последний год своей жизни Фома перешел в католицизм.
После смерти Фомы 12 мая 1465 года (его жена Екатерина скончалась в том же году несколько ранее) опекой его детей занялся известный ученый грек, кардинал Виссарион Никейский, сторонник унии. Сохранилось его письмо, в котором он давал наставления преподавателю сирот. Из письма этого следует, что папа по-прежнему будет отпускать на их содержание 3600 экю в год (200 экю в месяц — на детей, их одежду, лошадей и прислугу; плюс следовало откладывать на черный день, и тратить 100 экю на содержание скромного двора). Двор включал врача, профессора латинского языка, профессора греческого языка, переводчика и 1-2 священников.

Виссарион Никейский.

Несколько слов следует сказать о плачевной судьбе братьев Софии. После смерти Фомы корону Палеологов де юре унаследовал сын Андрей, который продавал ее различным европейским монархам и умер в бедности. Во время правления Баязида II второй сын, Мануил, вернулся в Стамбул и отдался на милость султану. По некоторым источникам, он принял ислам, завел семью и служил в турецком флоте.
В 1466 году венецианская сеньория предложила кипрскому королю Жаку II де Лузиньяну ее кандидатуру в качестве невесты, но он отказался. По словам о. Пирлинга, блеск ее имени и слава предков были плохим оплотом против оттоманских кораблей, крейсировавших в водах Средиземного моря. Около 1467 года папа Павел II через кардинала Виссариона предложил ее руку князю Караччиоло, знатному итальянскому богачу. Она была торжественно обручена, нo брак не состоялся.
Иван III овдовел в 1467 году — его первая жена Мария Борисовна, княжна Тверская умерла, оставив ему единственного сына, наследника — Ивана Молодого.
Брак Софии с Иваном III был предложен в 1469 году римским папой Павлом II, предположительно, в надежде на усиление влияния католической церкви на Москву или, возможно, сближения католической и православных церквей — восстановить флорентийское соединение церквей. Мотивы Ивана III, вероятно, были связаны со статусом, и недавно овдовевший монарх согласился жениться на греческой принцессе. Идея брака, возможно, родилась в голове кардинала Виссариона.
Переговоры длились три года. Русская летопись повествует: 11 февраля 1469 г. грек Юрий прибыл в Москву от кардинала Виссариона к великому князю с листом, в котором великому князю предлагалась в невесты София, дочь аморейского деспота Фомы, «православная христианка» (о переходе ее в католичество умалчивалось). Иван III посоветовался с матерью, митрополитом Филиппом и боярами, и принял положительное решение.
В 1469 году Иван Фрязин (Джан Батиста делла Вольпе) был отправлен к римскому двору сватать для великого князя Софию. Софийская летопись свидетельствует, что обратно на Русь c Иваном Фрязиным был послан портрет невесты, и такая светская живопись оказалась крайним сюрпризом в Москве — «…а царевну на иконе написану принесе». (Портрет этот не сохранился, что весьма прискорбно, поскольку наверняка он был написан живописцем на папской службе, поколения Перуджино, Мелоццо да Форли и Педро Берругете). Папа принял посла с великой честью. Он попросил великого князя прислать за невестой бояр. Фрязин вторично поехал в Рим 16 января 1472 года, и прибыл туда 23 мая.


Виктор Муйжель. «Посол Иван Фрезин вручает Ивану III портрет его невесты Софьи Палеолог».

1 июня 1472 году в базилике святых апостолов Петра и Павла состоялось заочное обручение. Заместителем великого князя был Иван Фрязин. В качестве гостей присутствовали жена правителя Флоренции Лоренцо Великолепного Клариче Орсини и королева Боснии Катарина. Папа, кроме подарков, дал невесте приданое в 6 тыс. дукатов.
Когда 1472 году Клариче Орсини и придворный поэт её мужа Луиджи Пульчи были свидетелями заочного бракосочетания, состоявшегося в Ватикане, ядовитый остряк Пульчи, чтобы позабавить остававшегося во Флоренции Лоренцо Великолепного, направил ему отчет об этом событии и внешности невесты:
«Мы вошли в комнату, где на высоком помосте сидела в кресле раскрашенная кукла. На груди у неё были две огром­ные турецкие жемчужины, подбородок двойной, щёки тол­стые, всё лицо блестело от жира, глаза распахнуты, как плошки, а вокруг глаз такие гряды жира и мяса, словно вы­сокие дамбы на По. Ноги тоже далеко не худенькие, таковы же и все прочие части тела — я никогда не видел такой смешной и отвратительной особы, как эта ярмарочная шу­тиха. Целый день она беспрерывно болтала через переводчи­ка — на сей раз им был её братец, такая же толстоногая ду­бина. Твоя жена, будто заколдованная, увидела в этом чудище в женском обличье красавицу, а речи переводчика явно доставляли ей удовольствие. Один из наших спутников даже залюбовался накрашенными губами этой куклы и счёл, что она изумительно изящно плюётся. Целый день, до самого вечера, она болтала по-гречески, но есть и пить нам не давали ни по-гречески, ни по-латыни, ни по-итальянски. Впрочем, ей как-то удалось объяснить донне Клариче, что на ней узкое и дурное платье, хотя платье это было из богатого шёлка и скроено по меньшей мере из шести кусков материи, так что ими можно было накрыть купол Санта-Мария Ротонда. С тех пор мне каждую ночь снятся горы масла, жира, сала, тряпок и прочая подобная гадость».
По отзыву болонских летописцев, описавших проезд её процессии через город, она была невысокого роста, обладала очень красивыми глазами и удивительной белизной кожи. По виду они давали ей 24 года.
24 июня 1472 г. большой обоз Софии Палеолог вместе с Фрязиным выехал из Рима. Невесту сопровождал кардинал Виссарион Никейский, который должен был реализовать открывающиеся возможности для Святого Престола. Легенда гласит, что в состав приданого Софии входили книги, которые лягут в основу собрания знаменитой библиотеки Ивана Грозного.
Свита Софии: Юрий Траханиот, Дмитрий Траханиот, князь Константин, Дмитрий (посол ее братьев), св. Кассиан Грек. А также — папский легат генуэзец Антоний Бонумбре, епископ Аччии (его летописи ошибочно называют кардиналом). С ней же прибыл племянник дипломата Ивана Фрязина архитектор Антон Фрязин.

Хоругвь «Проповедь Иоанна Крестителя» из Ораторио Сан Джованни, Урбино. Итальянские эксперты полагают, что в толпе слушателей изображены Виссарион и София Палеолог (3й и 4й персонажи слева). Галерея провинции Марке, Урбино.
Маршрут путешествия был таков: на север из Италии через Германию, в порт Любек они прибыли 1 сентября. (Приходилось объезжать Польшу, через которую обычно путешественники следовали в Московию сухопутным путем — в этот момент она находилась с Иваном III в состоянии конфликта). Морское путешествие через Балтику заняло 11 дней. Корабль пристал в Колывани (совр. Таллин), откуда кортеж в октябре 1472 года проследовал через Юрьев (совр. Тарту), Псков и Новгород. 12 ноября 1472 г. София въехала в Москву.
Еще во время путешествия невесты стало очевидно, что планы Ватикана сделать ее проводником католичества потерпели провал, поскольку София немедленно продемонстрировала возвращение к вере предков. Папский легат Антоний был лишен возможности въехать в Москву, неся перед собой латинский крест.
Венчание в России состоялась 12 (21) ноября 1472 года в Успенском соборе в Москве. Обвенчал их митрополит Филипп (по Софийскому Временнику — коломенский протопоп Осия).
Семейная жизнь Софии, по всей видимости, была удачной, о чем свидетельствет многочисленное потомство.
Для нее в Москве были выстроены особые хоромы и двор, но они вскоре же, в 1493 г., сгорели, причем во время пожара погибла и казна великой княгини.
Татищев передает свидетельство, что будто бы, благодаря вмешательству Софии, Иван III решился противостоять хану Ахмату (Иван III был уже в то время союзником и данником крымского хана). Когда на совете великого князя обсуждалось требование ханом Ахматом дани, и многие говорили, что лучше умиротворить нечестивого дарами, чем проливать кровь, то будто бы София горько расплакалась и с упреками уговаривала супруга не платить дань Великой Орде.
Перед нашествием Ахмата 1480 года, ради безопасности, с детьми, двором, боярынями и княжеской казной София была отправлена сначала в Дмитров, а потом на Белоозеро; в случае же, если Ахмат перейдёт Оку и возьмёт Москву, то ей было сказано бежать дальше на север к морю. Это дало повод Виссариону, владыке ростовскому, в своем послании предостерегать великого князя от постоянных дум и излишней привязанности к жене и детям. В одной из летописей отмечается, что Иван запаниковал: «ужас наиде на нь, и въсхоте бежати от брега, а свою великую княгиню Римлянку и казну с нею посла на Белоозеро».
Семья вернулась в Москву только зимой.
С течением времени второй брак великого князя стал одним из источников напряжённости при дворе. Достаточно скоро сложились две группировки придворной знати, одна из которых поддерживала наследника престола — Ивана Ивановича Молодого (сына от первого брака), а вторая — новую великую княгиню Софью Палеолог. В 1476 году венецианец А. Контарини отмечал, что наследник «в немилости у отца, так как нехорошо ведет себя с деспиной» (Софьей), однако уже с 1477 года Иван Иванович упоминается как соправитель отца.
В последующие годы великокняжеская семья значительно увеличилась: Софья родила великому князю в общей сложности девятерых детей — пятерых сыновей и четырёх дочерей.
Тем временем, в январе 1483 года вступил в брак и наследник престола, Иван Иванович Молодой. Его женой стала дочь господаря Молдавии Стефана Великого Елена Волошанка, немедленно оказавшаяся со свекровью «на ножах». 10 октября 1483 года у них родился сын Дмитрий. После захвата Твери в 1485 году Иван Молодой назначается отцом тверским князем; в одном из источников этого периода Иван III и Иван Молодой именуются «самодержцами ». Таким образом, в течение всех 1480-х годов положение Ивана Ивановича как законного наследника было вполне прочным.
Положение же сторонников Софьи Палеолог было намного менее выгодным. Однако к 1490 году в действие вступили новые обстоятельства. Сын великого князя, наследник престола Иван Иванович заболел «камчюгою в ногах» (подагрой). Софья выписала из Венеции лекаря — «мистро Леона», который самонадеянно пообещал Ивану III вылечить наследника престола; тем не менее, все старания врача оказались бесплодны, и 7 марта 1490 года Иван Молодой скончался. Врач был казнён, а по Москве поползли слухи об отравлении наследника; спустя сто лет эти слухи, уже в качестве неоспоримых фактов, записал Андрей Курбский. Современные историки относятся к гипотезе об отравлении Ивана Молодого как к непроверяемой за недостатком источников.
4 февраля 1498 года в Успенском соборе в обстановке большой пышности прошла коронация княжича Дмитрия. Софью и её сына Василия не пригласили. Однако 11 апреля 1502 года династическая схватка подошла к своему логическому завершению. По словам летописи, Иван III «положил опалу на внука своего великого князя Дмитрея и на матерь его на великую княгиню Елену, и от того дни не велел их поминати в ектеньях и литиах, ни нарицати великым князем, и посади их за приставы». Через несколько дней Василий Иванович был пожалован великим княжением; вскоре Дмитрий-внук и его мать Елена Волошанка были переведены из-под домашнего ареста в заточение. Таким образом, борьба внутри великокняжеской семьи завершилась победой княжича Василия; он превратился в соправителя отца и законного наследника Великого княжества. Падение Дмитрия-внука и его матери предопределило также судьбу московско-новгородского реформационного движения в Православной церкви: церковный Собор 1503 года окончательно разгромил её; многие видные и прогрессивные деятели этого движения были казнены. Что же касается судьбы самих проигравших династическую борьбу, то она была печальной: 18 января 1505 года в заточении умерла Елена Стефановна, а в 1509 году «в нужи, в тюрме» умер и сам Дмитрий. «Одни полагают, что он погиб от голода и холода, другие — что он задохнулся от дыма» — сообщал Герберштейн по поводу его смерти. Но самое страшное страну ждало впереди — царствование внука Софии Палеолог — Ивана Грозного.
Византийская царевна не пользовалась популярностью, ее считали умной, но гордой, хитрой и коварной. Неприязнь к ней сказалась даже и в летописях: например, по поводу ее возвращения с Белоозера, летописец замечает: «великая княгиня Софья… бегала от Татар на Белоозеро, а не гонял никто же; и по которым странам ходила, тем пуще татар — от боярских холопов, от кровопийцов христианских. Воздай же им, Господи, по делом их и по лукавству начинания их».

Опальный думный человек Василия III Берсень Беклемишев в беседе с Максимом Греком говорил о ней так: «земля наша жила в тишине и в миру. Как пришла сюда мать великого князя Софья с вашими греками, так наша земля и замешалась и пришли к нам нестроения великия, как и у вас в Царь-граде при царях ваших». Максим возражал: «Господине, великая княгиня Софья с обеих сторон была роду великого: по отце — царского рода, а по матери — великого герцога италийской стороны». Берсень отвечал: «Какова бы она ни была; да к нашему нестроению пришла». Нестроение же это, по словам Берсеня, сказалось в том, что с того времени «старые обычаи князь великий переменил», «ныне Государь наш запершися сам третей у постели всякие дела делает».
Особенно строг к Софии князь Андрей Курбский. Он убежден, что «В предобрый русских князей род всеял дьявол злые нравы, наипаче же женами их злыми и чародейцами, якоже и в израильстех царех паче же которых поимовали от иноплеменников»; обвиняет Софью в отравлении Иоанна молодого, в смерти Елены, в заключении Дмитрия, князя Андрея Углицкого и других лиц, презрительно называет ее гречанкой, греческой «чародейцей».
В Троицком-Сергиевском монастыре хранится шелковая пелена, шитая руками Софии в 1498 году; на пелене вышито ее имя, причем она величает себя не великой княгиней московской, а «царевной царегородской». Видимо, она высоко ставила свое прежнее звание, если помнит о нем даже после 26-летнего замужества.


Пелена из Троице-Сергиевой лавры вышитая Софьей Палеолог.

Существуют различные версии относительно роли Софии Палеолог в истории Российского государства:
Из Западной Европы были вызваны художники и зодчие для украшения дворца и столицы. Воздвигались новые храмы, новые дворцы. Итальянец Альберти (Аристотель) Фиоравенти построил соборы Успенский и Благовещенский. Москва украсилась Грановитой палатой, башнями кремлевскими, дворцом Теремным, выстроен, наконец, был и Архангельский собор.
Ввела ради женитьбы своего сына Василия III византийский обычай — смотр невест.
Считается родоначальницей концепции Москва -Третий Рим
Скончалась Софья 7 апреля 1503 года, за два года до смерти мужа (он умер 27 октября 1505).
Она была похоронена в массивном белокаменном саркофаге в усыпальнице Вознесенского собора в Кремле рядом с могилой Марии Борисовны, первой супруги Ивана III. На крышке саркофага острым инструментом процарапано «Софья».
Этот собор был разрушен в 1929 году, и останки Софьи, как и других женщин царствовавшего дома, были перенесены в подземную палату южной пристройки Архангельского собора.


Перенесение останков великих княгинь и цариц перед разрушением Вознесенского монастыря, 1929.

Я поделился с Вами информацией, которую «накопал» и систематизировал. При этом ничуть не обеднел и готов делится дальше, не реже двух раз в неделю. Если Вы обнаружили в статье ошибки или неточности — пожалуйста сообщите.E-mail: [email protected] Буду очень благодарен.

В середине XV века, когда Константинополь пал под натиском турок, 17-летняя византийская принцесса София покинула Рим, чтобы перенести дух старой империи в новое, еще зарождавшееся государство.
С ее сказочной жизнью и путешествием, полным приключений, — от плохо освещенных переходов папской церкви до заснеженных русских степей, от секретной миссии, стоявшей за обручением с московским князем, до таинственной и до сих пор не найденной коллекции книг, которую она привезла с собой из Константинополя, — нас познакомил журналист и писатель Йоргос Леонардос, автор книги «София Палеолог — из Византии на Русь», а также многих других исторических романов.

В разговоре с корреспондентом Афинско-македонского агентства о съемках российского фильма о жизни Софии Палеолог г-н Леонардос подчеркнул, что она была разносторонней личностью, практичной и амбициозной женщиной. Племянница последнего Палеолога вдохновила своего супруга, московского князя Ивана III, на создание сильного государства, заслужив уважение Сталина спустя почти пять веков после своей смерти.
Российские исследователи высоко оценивают тот вклад, который Софья оставила в политической и культурной истории средневековой Руси.
Йоргос Леонардос так описывает личность Софии: «София была племянницей последнего императора Византии Константина XI и дочерью Фомы Палеолога. Ее крестили в Мистре, дав христианское имя Зоя. В 1460 году, когда Пелопоннес захватили турки, принцесса вместе со своими родителями, братьями и сестрой отправилась на остров Керкира. При участии Виссариона Никейского, уже ставшего к тому моменту католическим кардиналом в Риме, Зоя с отцом, братьями и сестрой переехала в Рим. После преждевременной кончины ее родителей Виссарион взял на себя опеку над тремя детьми, перешедшими в католическую веру. Однако жизнь Софии изменилась, когда папский престол занял Павел II, который хотел, чтобы она заключила политический брак. Принцессу сосватали московскому князю Ивану III, надеясь, что православная Русь перейдёт в католичество. Софью, происходившую из византийской императорской семьи, Павел отправил в Москву как наследницу Константинополя. Ее первой остановкой после Рима был город Псков, где молодую девушку с восторгом принял русский народ».

© Sputnik. Валентин Черединцев

Автор книги считает ключевым моментом в жизни Софии посещение одного из псковских храмов: «Она была впечатлена, и, хотя рядом с ней тогда находился папский легат, следивший за каждым ее шагом, она вернулась в православие, пренебрегая волей папы. 12 ноября 1472 года Зоя стала второй супругой московского князя Ивана III под византийским именем София».
С этого момента, по словам Леонардоса, начинается ее блистательный путь: «Под влиянием глубокого религиозного чувства София убедила Ивана скинуть бремя татаро-монгольского ига, ведь в то время Русь платила дань Орде. И действительно, Иван освободил свое государство и объединил разные независимые княжества под своей властью».


© Sputnik. Балабанов

Вклад Софии в развитие государства велик, поскольку, как поясняет автор, «она завела при русском дворе византийские порядки и помогла создать российское государство».
«Так как София была единственной наследницей Византии, Иван считал, что унаследовал право на императорский престол. Он перенял желтый цвет Палеологов и византийский герб — двуглавого орла, который просуществовал вплоть до революции 1917 года и был возвращен после распада Советского Союза, а также назвал Москву Третьим Римом. Поскольку сыновья византийских императоров принимали имя Цезаря, Иван взял себе и этот титул, который по-русски стал звучать как «царь». Также Иван повысил архиепископство Московское до патриархии, давая понять, что первая патриархия — это не захваченный турками Константинополь, а Москва».

© Sputnik. Алексей Филиппов

По мнению Йоргоса Леонардоса, «София была первой, кто создал на Руси по образцу Константинополя тайную службу, прообраз царской охранки и советского КГБ. Этот её вклад и сегодня признают российские власти. Так, бывший глава Федеральной службы безопасности России Алексей Патрушев в День военной контрразведки 19 декабря 2007 года заявил, что страна чтит Софию Палеолог, так как она защищала Русь от внутренних и внешних врагов».
Также Москва «обязана ей изменением своего облика, поскольку София привезла сюда итальянских и византийских архитекторов, которые строили в основном каменные здания, например, Архангельский собор Кремля, а также кремлевские стены, существующие до сих пор. Также по византийскому образцу под территорией всего Кремля были вырыты тайные ходы».



© Sputnik. Сергей Пятаков

«С 1472 года на Руси начинается история современного — царского — государства. В то время из-за климата здесь не занимались земледелием, а только охотились. София убедила подданных Ивана III возделывать поля и таким образом положила начало формированию сельского хозяйства в стране».
К личности Софии с уважением относились и при советской власти: по словам Леонардоса, «когда в Кремле был разрушен Вознесенский монастырь, в котором хранились останки царицы, от них не только не избавились, но по указу Сталина поместили в гробницу, которую затем перенесли в Архангельский собор».
Йоргос Леонардос рассказал, что София привезла из Константинополя 60 телег с книгами и редкими сокровищами, которые хранились в подземных сокровищницах Кремля и не найдены до сих пор.
«Имеются письменные источники, — говорит г-н Леонардос, — указывающие на существование этих книг, которые Запад пытался выкупить у ее внука, Ивана Грозного, на что он, конечно, не согласился. Книги продолжают искать и по сей день».

София Палеолог умерла 7 апреля 1503 года в возрасте 48 лет. Ее супруг, Иван III, стал первым правителем в истории России, который был назван Великим за свои деяния, совершенные при поддержке Софии. Их внук, царь Иван IV Грозный, продолжил укрепление государства и вошел в историю как один из самых влиятельных правителей России.

© Sputnik. Владимир Федоренко

«София перенесла дух Византии в только начавшую зарождаться Российскую империю. Именно она построила на Руси государство, придав ему византийские черты, и в целом обогатила устройство страны и ее общество. Даже сегодня в России есть фамилии, которые восходят к византийским именам, как правило, они заканчиваются на -ов», — отметил Йоргос Леонардос.
Что касается изображений Софии, Леонардос подчеркнул, что «ее портретов не сохранилось, однако еще при коммунизме с помощью специальных технологий ученые воссоздали облик царицы по ее останкам. Так появился бюст, который размещен около входа в Исторический музей рядом с Кремлем».
«Наследие Софии Палеолог — это сама Россия…» — подвел итог Йоргос Леонардос.

СОФЬЯ ФОМИНИЧНА ПАЛЕОЛОГ (урожд. Зоя) (1443/1449–1503) – вторая жена в. кн. московского Ивана III Васильевича , дочь правителя (деспота) Мореи (Пелопоннеса) Фомы Палеолога, племянница последнего византийского императора Константина XI , погибшего при взятии Константинополя турками в 1453. Родилась между 1443 и 1449 на Пелопоннесе.

После 1453 Фома Морейский переселился с семьей в Рим. Там Софья получила неплохое по тому времени воспитание при дворе просвещенного папы Сикста IV (известного своим покровительством Микеланджело, которому он заказал роспись капеллы его имени при папских покоях). Идея брака подросшей Зои с овдовевшим правителем Московского царства Иваном III, в 1467 похоронившим свою первую жену Марию Борисовну, дочь князя тверского, также принадлежала папской курии. Главной целью брака было вовлечение Руси в общеевропейский крестовый поход против Турции. К Зое неудачно сватались французский и миланский герцоги, которым хотелось породниться со знатной семьей Палеологов, но ставка курии была уже ориентирована на Москву.

Посланный в 1467 Россию папский легат, предложивший заключение брака, был принят с почестями. Укреплявший великокняжескую власть Иван III рассчитывал, что родство с византийским домом поможет Московии повысить международный престиж, заметно пошатнувшийся за два столетия ордынского ига, и способствовать повышению авторитета великокняжеской власти внутри страны.

Посол Ивана III – Иван Фрязин, посланный вместе с легатом в Рим, дабы «невесту видети», сообщил, что Зоя невысока ростом, полная, с красивыми большими глазами и с необыкновенной белизны кожей (чистота кожи как признак здоровья высоко ценилась в Московии). С собой из Рима Фрязин привез портрет невесты в виде парсуны (изображения реального лица как святого, летописец сообщает, что Зоя была «на иконе писана»). Многие современники говорили также об остром уме молодой женщины.

В марте 1472 второе посольство к папе завершилось приездом Зои в Москву. Вместе с ней в Россию приехало ее приданое, включавшее (помимо множества материальных ценностей и украшений) огромную «библиотеку» – греческие «пергамены», латинские хронографы, древнееврейские манускрипты, вошедшие позже, по всей видимости, в библиотеку Ивана Грозного . Множество повозок с приданым сопровождал папский легат Антоний, облаченный в красное кардинальское платье и везший четырехконечный католический крест как знак надежды на обращение русского князя в католичество. Крест у Антония при въезде в Москву отобрали по приказу митрополита Филиппа, не одобрявшего этот брак.

12 ноября 1472, приняв православие под именем Софии, Зоя была обвенчана с Иваном III. При этом жена «окатоличила» мужа, а муж «оправославил» жену, что было воспринято современниками как победа православной веры над «латынством».

18 апреля 1474 Софья родила первую (быстро умершую) дочь Анну, затем еще одну дочь (также умершую столь быстро, что ее не успели окрестить). Разочарования в семейной жизни компенсировались активностью во внедомашних делах. Муж советовался с ней в принятии государственных решений (в 1474 им была выкуплена половина Ростовского княжества, заключен дружественный союз с крымским ханом Менгли-Гиреем). Барон Герберштейн, два раза приезжавший в Москву послом германского императора при Василии II, наслушавшись боярских толков, написал о Софье в своих записках, что это была женщина необычайно хитрая, имевшая большое влияние на князя.

Софья деятельно участвовала в дипломатических приемах (венецианский посланник Кантарини отметил, что прием, организованный ею, прошел «весьма величаво и ласково»). Согласно легенде, приведенной не только русскими летописями, но и английским поэтом Джоном Милтоном, в 1477 Софья смогла перехитрить татарского хана, объявив, что имела знак свыше о строительстве храма святому Николаю на том месте в Кремле, где стоял дом ханских наместников, контролировавших сборы ясака и действия Кремля. Этот рассказ представляет Софью решительной натурой («выставила их из Кремля, дом снесла, хотя храм не построила»). В 1478 Русь фактически прекратила выплату дани Орде; до полного свержения ига оставалось два года.

25 марта 1479 Софья родила сына, будущего князя Василия III Ивановича .

В 1480, опять-таки по «совету» супруги, Иван III выехал с ополченцами к реке Угре (под Калугой), где стояло к войско татарского хана Ахмата. «Стояние на Угре» битвой не завершилось. Начавшиеся морозы и отсутствие продовольствия заставили хана с войском уйти. Эти события положили конец ордынскому игу. Главное препятствие на пути усиления великокняжеской власти рухнуло и, опираясь, на свою династическую связь с «православным Римом» (Константинополем) через жену Софью, Иван III провозгласил себя преемником державных прав византийских императоров. Московский герб с Георгием Победоносцем был объединен с двуглавым орлом – древним гербом Византии. Этим подчеркивалось, что Москва – наследница Византийской империи, Иван III – «царь всего православия», Русская Церковь – преемница греческой. Под влиянием Софьи церемониал великокняжеского двора приобрел невиданную ранее пышность, схожую с византийско-римской.

В 1483 авторитет Софьи пошатнулся: она неосмотрительно подарила принадлежавшее ранее Марии Борисовне, первой жене Ивана III, драгоценное родовое ожерелье («саженье») своей племяннице, жене верейского князя Василия Михайловича. Муж же предназначал дорогой подарок невестке Елене Степановне Волошанке, жене своего сына Ивана Молодого от первого брака. В возникшем конфликте (Иван III требовал возврата ожерелья в казну), но Василий Михайлович предпочел сбежать вместе с ожерельем в Литву. Воспользовавшись этим, московская боярская верхушка, недовольная успешностью централизаторской политики князя, выступила против Софьи, считая именно ее идейной вдохновительницей нововведений Ивана, ущемлявших интересы его детей от первого брака.

Софья начала упорную борьбу за обоснование права на московский престол за своим сыном Василием. Когда сыну было 8 лет, она даже сделала попытку организовать заговор против мужа (1497), но тот был раскрыт, а сама Софья подверглась осуждению по подозрению в волшебстве и связи с «бабой-колдуньей» (1498) и вместе с сыном Василием подверглась опале.

Но судьба была милостива этой неуемной защитнице прав своего рода (за годы своего 30-летнего брака Софья родила 5 сыновей и 4 дочери). Смерть старшего сына Ивана III, Ивана Молодого, заставила супруга Софьи сменить гнев на милость и вернуть сосланных в Москву. На радостях Софья заказала церковную пелену со своим именем («Царевна царьгородская, великая княгиня московская Софья великого князя московского»).

Почувствовав себя вновь хозяйкой в столице, Софья сумела привлечь в Москву врачей, деятелей культуры и особенно архитекторов; в Москве началось активное каменное строительство. Прибившие с родины Софьи и по ее распоряжению архитекторы Аристотель Фьораванти, Марко Руффо, Алевиз Фрязин, Антонио и Петро Солари возвели в Кремле Грановитую палату, Успенский и Благовещенский соборы на Соборной площади Кремля; завершилось строительство Архангельского собора. Влияние Софьи на мужа возрастало. Боярин Берсень укоризненно сказал тогда, по словам летописца: «Государь наш, запершись, у кровати всякие дела делает». По словам великого русского историка В.О.Ключевского, Софье «нельзя отказать во влиянии на декоративную обстановку и закулисную жизнь Московского двора, на придворные интриги и личные отношения; но на политические дела она могла действовать только внушениями, вторившими тайным или смутным помыслам самого Ивана».

Софья умерла 7 августа 1503 в Москве раньше Ивана III на два года, добившись многих почестей. Ее погребли в московском Вознесенском девичьем монастыре Кремля.

В декабре 1994 в связи с перенесением останков княжеских и царских жён в подвальную палату Архангельского собора, по хорошо сохранившемуся черепу Софьи учеником М.М.Герасимова С.А.Никитиным был восстановлен ее скульптурный портрет.

Лев Пушкарев, Наталья Пушкарева

Чьей женой была софья. Софья Палеолог — мать «Третьего Рима», повернувшая Русь на запад

В середине XV века, когда Константинополь пал под натиском турок, 17-летняя византийская принцесса София покинула Рим, чтобы перенести дух старой империи в новое, еще зарождавшееся государство.

С ее сказочной жизнью и путешествием, полным приключений, — от плохо освещенных переходов папской церкви до заснеженных русских степей, от секретной миссии, стоявшей за обручением с московским князем, до таинственной и до сих пор не найденной коллекции книг, которую она привезла с собой из Константинополя, — нас познакомил журналист и писатель Йоргос Леонардос, автор книги «София Палеолог — из Византии на Русь», а также многих других исторических романов.

В разговоре с корреспондентом Афинско-македонского агентства о съемках российского фильма о жизни Софии Палеолог г-н Леонардос подчеркнул, что она была разносторонней личностью, практичной и амбициозной женщиной. Племянница последнего Палеолога вдохновила своего супруга, московского князя Ивана III, на создание сильного государства, заслужив уважение Сталина спустя почти пять веков после своей смерти.

Российские исследователи высоко оценивают тот вклад, который Софья оставила в политической и культурной истории средневековой Руси.

Йоргос Леонардос так описывает личность Софии: «София была племянницей последнего императора Византии Константина XI и дочерью Фомы Палеолога. Ее крестили в Мистре, дав христианское имя Зоя. В 1460 году, когда Пелопоннес захватили турки, принцесса вместе со своими родителями, братьями и сестрой отправилась на остров Керкира. При участии Виссариона Никейского, уже ставшего к тому моменту католическим кардиналом в Риме, Зоя с отцом, братьями и сестрой переехала в Рим. После преждевременной кончины ее родителей Виссарион взял на себя опеку над тремя детьми, перешедшими в католическую веру. Однако жизнь Софии изменилась, когда папский престол занял Павел II, который хотел, чтобы она заключила политический брак. Принцессу сосватали московскому князю Ивану III, надеясь, что православная Русь перейдёт в католичество. Софью, происходившую из византийской императорской семьи, Павел отправил в Москву как наследницу Константинополя. Ее первой остановкой после Рима был город Псков, где молодую девушку с восторгом принял русский народ».

© Sputnik/Валентин Черединцев

Автор книги считает ключевым моментом в жизни Софии посещение одного из псковских храмов: «Она была впечатлена, и, хотя рядом с ней тогда находился папский легат, следивший за каждым ее шагом, она вернулась в православие, пренебрегая волей папы. 12 ноября 1472 года Зоя стала второй супругой московского князя Ивана III под византийским именем София».

С этого момента, по словам Леонардоса, начинается ее блистательный путь: «Под влиянием глубокого религиозного чувства София убедила Ивана скинуть бремя татаро-монгольского ига, ведь в то время Русь платила дань Орде. И действительно, Иван освободил свое государство и объединил разные независимые княжества под своей властью».

© Sputnik/Балабанов

Вклад Софии в развитие государства велик, поскольку, как поясняет автор, «она завела при русском дворе византийские порядки и помогла создать российское государство».

«Так как София была единственной наследницей Византии, Иван считал, что унаследовал право на императорский престол. Он перенял желтый цвет Палеологов и византийский герб — двуглавого орла, который просуществовал вплоть до революции 1917 года и был возвращен после распада Советского Союза, а также назвал Москву Третьим Римом. Поскольку сыновья византийских императоров принимали имя Цезаря, Иван взял себе и этот титул, который по-русски стал звучать как «царь». Также Иван повысил архиепископство Московское до патриархии, давая понять, что первая патриархия — это не захваченный турками Константинополь, а Москва».

© Sputnik/Алексей Филиппов

По мнению Йоргоса Леонардоса, «София была первой, кто создал на Руси по образцу Константинополя тайную службу, прообраз царской охранки и советского КГБ. Этот её вклад и сегодня признают российские власти. Так, бывший глава Федеральной службы безопасности России Алексей Патрушев в День военной контрразведки 19 декабря 2007 года заявил, что страна чтит Софию Палеолог, так как она защищала Русь от внутренних и внешних врагов».

Также Москва «обязана ей изменением своего облика, поскольку София привезла сюда итальянских и византийских архитекторов, которые строили в основном каменные здания, например, Архангельский собор Кремля, а также кремлевские стены, существующие до сих пор. Также по византийскому образцу под территорией всего Кремля были вырыты тайные ходы».

© Sputnik/Сергей Пятаков

«С 1472 года на Руси начинается история современного — царского — государства. В то время из-за климата здесь не занимались земледелием, а только охотились. София убедила подданных Ивана III возделывать поля и таким образом положила начало формированию сельского хозяйства в стране».

К личности Софии с уважением относились и при советской власти: по словам Леонардоса, «когда в Кремле был разрушен Вознесенский монастырь, в котором хранились останки царицы, от них не только не избавились, но по указу Сталина поместили в гробницу, которую затем перенесли в Архангельский собор».

Йоргос Леонардос рассказал, что София привезла из Константинополя 60 телег с книгами и редкими сокровищами, которые хранились в подземных сокровищницах Кремля и не найдены до сих пор.

«Имеются письменные источники, — говорит г-н Леонардос, — указывающие на существование этих книг, которые Запад пытался выкупить у ее внука, Ивана Грозного, на что он, конечно, не согласился. Книги продолжают искать и по сей день».

София Палеолог умерла 7 апреля 1503 года в возрасте 48 лет. Ее супруг, Иван III, стал первым правителем в истории России, который был назван Великим за свои деяния, совершенные при поддержке Софии. Их внук, царь Иван IV Грозный, продолжил укрепление государства и вошел в историю как один из самых влиятельных правителей России.

© Sputnik/Владимир Федоренко

«София перенесла дух Византии в только начавшую зарождаться Российскую империю. Именно она построила на Руси государство, придав ему византийские черты, и в целом обогатила устройство страны и ее общество. Даже сегодня в России есть фамилии, которые восходят к византийским именам, как правило, они заканчиваются на —ов», — отметил Йоргос Леонардос.

Что касается изображений Софии, Леонардос подчеркнул, что «ее портретов не сохранилось, однако еще при коммунизме с помощью специальных технологий ученые воссоздали облик царицы по ее останкам. Так появился бюст, который размещен около входа в Исторический музей рядом с Кремлем».

«Наследие Софии Палеолог — это сама Россия…» — подвел итог Йоргос Леонардос.

Материал подготовлен редакцией сайта

В семье морейского деспота Фомы Палеолога († 1465), брата императора Константина XI .

Рано осиротев, София воспитывалась вместе с братьями при дворе римского папы .

Выгодный брак

«Был с нею, — говорит летописец, — и владыка свой (легат Антоний), не по нашему обычаю одетый весь в красное, в перчатках, которых никогда не снимает и благословляет в них, и несут перед ним распятие литое, высоко взоткнутое на древке; к иконам не подходит и не крестится, в Троицком соборе приложился только к Пречистой, и то по приказанию царевны ».

Узнав о том, что впереди шествия несут латинский крест митрополит Филипп пригрозил великому князю: «Буде позволишь в благоверной Москве нести крест перед латинским епископом, то он внидет в единые врата, а я, отец твой, изыду другими вон из града ».

По преданию, она привезла с собой в подарок мужу «костяной трон» (ныне известный как «трон Ивана Грозного»): его деревянный остов весь был покрыт пластинами из слоновой и моржовой кости с вырезанными на них сюжетами на библейские темы.

София привезла с собой и несколько православных икон, в том числе и, как предполагают, редкую икону Божией Матери «Благодатное Небо» .

Борьба за престол

18 апреля года София родила первую (быстро умершую) дочь Анну, затем еще одну дочь (также умершую столь быстро, что ее не успели окрестить).

В году у Софии родился первый сын Василий . За годы своего 30-летнего брака Софья родила 5 сыновей и 4 дочери.

в году старший сын Ивана III, Иван Молодой , разболелся ломотою в ногах («камчюгом») и умер 32-х лет. Он последний оставил малолетнего сына Димитрия (+ 1509) от брака своего на Елене, дочери Стефана, господаря молдавского, и потому теперь встал вопрос, кому наследовать великое княжение — сыну или внуку. Началась борьба за престол, двор разделился на две стороны.

Князья и бояре поддерживали Елену, вдову Ивана Молодого, и ее сына Дмитрия; на стороне Софии с сыном Василием были только дети боярские и дьяки. Они начали советовать молодому князю Василию выехать из Москвы, захватить казну в Вологде и на Белоозере и погубить Димитрия. Но заговор был открыт в декабре года. Кроме того, недруги наговорили великому князю, будто София хочет отравить его внука, чтобы посадить на престол собственного сына, что ее тайно посещают ворожеи, готовящие ядовитое зелье, и что сам Василий участвует в этом заговоре. Иван III принял сторону внука и арестовал Василия.

Однако София сумела добиться падения Елены Волошанки, обвинив ее в приверженности ереси жидовствующих . Тогда великий князь наложил на невестку и внука опалу и в году нарек Василия законным наследником престола.

Влияние на политику и культуру

Современники отмечали, что Иван III после брака на племяннице императора византийского явился грозным государем на московском великокняжеском столе. Византийская принцесса принесла мужу державные права и, по словам историка-византиста Ф.И. Успенского , право на трон Византии , с чем пришлось считаться боярам. Прежде Иван III любил «против себя встречу», то есть возражения и споры, но при Софии изменил обращение с придворными, стал держать себя недоступно, требовал особого почтения и легко впадал в гнев, то и дело налагая опалу. Эти напасти тоже приписали пагубному влиянию Софьи Палеолог.

Внимательный наблюдатель московской жизни барон Герберштейн, два раза приезжавший в Москву послом германского императора в княжение Василия III , наслушавшись боярских толков, замечает о Софие в своих записках, что это была женщина необыкновенно хитрая, имевшая большое влияние на великого князя, который по ее внушению сделал многое. Наконец, летописцы подтверждают это, говоря, например, что по внушениям Софии Иван III окончательно разорвал с Ордою. Будто бы однажды молвила она мужу: «Я отказала в руке своей богатым, сильным князьям и королям, для веры вышла за тебя, а ты теперь хочешь меня и детей моих сделать данниками; разве у тебя мало войска? »

Как царевна, София, пользовалась в Москве правом принимать иноземные посольства. Согласно легенде, приведенной не только русскими летописями, но и английским поэтом Джоном Милтоном, в году София смогла перехитрить татарского хана, объявив, что имела знак свыше о строительстве храма святому Николаю на том месте в Кремле , где стоял дом ханских наместников, контролировавших сборы ясака и действия Кремля. Этот рассказ представляет Софью решительной натурой («выставила их из Кремля, дом снесла, хотя храм не построила »). Иван III действительно отказался платить дань и растоптал ханскую грамоту прямо на ордынском дворе в Замоскворечье , Русь фактически прекратила выплату дани Орде.

Софья сумела привлечь в Москву врачей, деятелей культуры и особенно архитекторов. Творения последних могли сделать Москву равной по красоте и величественности европейским столицам и поддержать престиж московского государя, а также подчеркнуть преемственность Москвы не только Второму, но и Первому Риму. Прибывшие архитекторы Аристотель Фиораванти , Марко Руффо, Алевиз Фрязин, Антонио и Петро Солари возвели в Кремле Грановитую палату , Успенский и Благовещенский соборы на Соборной площади Кремля ; завершилось строительство

С. НИКИТИН, эксперт-криминалист и кандидат исторических наук Т. ПАНОВА.

Прошлое предстает перед нами и в виде хрупкой археологической находки, пролежавшей в земле несколько столетий, и описанием события, случившегося когда-то давно и занесенного на страницу летописи в тишине монастырской кельи. Мы судим о жизни людей средневековья по великолепным памятникам церковной архитектуры и по незатейливым предметам быта, сохранившимся в культурном слое города. И за всем этим стоят люди, имена которых далеко не всегда попадали в летописи и другие письменные источники русского средневековья. Изучая русскую историю, невольно задумываешься о судьбах этих людей и пытаешься представить себе, как же выглядели герои тех далеких событий. В силу того, что светское искусство на Руси зародилось поздно, только во второй половине XVII столетия, мы не знаем подлинного облика великих и удельных русских князей и княгинь, церковных иерархов и дипломатов, купцов и монахов-летописцев, воинов и ремесленников.

Наука и жизнь // Иллюстрации

Наука и жизнь // Иллюстрации

Наука и жизнь // Иллюстрации

Но иногда удачное стечение обстоятельств и энтузиазм исследователей помогают нашему современнику словно воочию встретиться с человеком, жившим много столетий назад. Благодаря методу пластической реконструкции по черепу в конце 1994 года был восстановлен скульптурный портрет великой княгини Софьи Палеолог, второй жены великого московского князя Ивана III, бабушки царя Ивана IV Грозного. Впервые за последние почти пять столетий появилась возможность вглядеться в лицо женщины, чье имя нам хорошо известно по летописным рассказам о событиях конца XV века.

И давние события невольно ожили, заставляя мысленно окунуться в ту эпоху и взглянуть на саму судьбу великой княгини и на эпизоды, связанные с нею. Жизненный путь этой женщины начался между 1443-1449 годами (точная дата ее рождения неизвестна). Зоя Палеолог была племянницей последнего византийского императора Константина XI (в 1453 году Византия пала под ударами турок, а сам император погиб при защите столицы своего государства) и, рано осиротев, воспитывалась вместе с братьями при дворе римского папы. Это обстоятельство и решило судьбу представительницы некогда могущественной, но угасающей династии, утратившей и свое высокое положение, и все материальные богатства. Папа Павел II в поисках пути усиления своего влияния на Русь предложил овдовевшему в 1467 году Ивану III заключить брак с Зоей Палеолог. Переговоры по этому поводу, начавшиеся в 1469 году, затянулись на три года — против этого брака резко выступил митрополит Филипп, которого не вдохновляла женитьба великого князя на гречанке, воспитанной при дворе главы римско-католической церкви.

И все же в начале 1472 года послы Ивана III выехали в Рим за невестой. В июне того же года Зоя Палеолог в сопровождении большой свиты отправилась в долгий путь на Русь, в «Московию», как называли иностранцы тогда Московское государство.

Обоз невесты Ивана III пересек всю Европу с юга на север, направляясь в немецкий порт Любек. Во время остановок высокой гостьи в городах в ее честь устраивались пышные приемы и рыцарские турниры. Власти городов преподносили воспитаннице папского престола подарки — серебряную посуду, вина, а горожанки Нюрнберга вручили ей целых двадцать коробок конфет. 10 сентября 1472 года корабль с путешественниками взял курс на Колывань — так называли тогда русские источники современный город Таллинн, но прибыл туда лишь через одиннадцать суток: на Балтике в те дни стояла штормовая погода. Затем через Юрьев (ныне город Тарту), Псков и Новгород процессия отправилась в Москву.

Однако заключительный переход был несколько омрачен. Дело в том, что папский представитель Антонио Бонумбре вез в голове обоза большой католический крест. Весть об этом дошла до Москвы, что вызвало небывалый скандал. Митрополит Филипп заявил, что если крест ввезут в город, то он немедленно покинет его. Попытка открытой демонстрации символа католической веры не могла не беспокоить и великого князя. Русские летописи, которые умели при описании щекотливых ситуаций находить обтекаемые формулировки, на этот раз были единодушно откровенны. Они отметили, что посланец Ивана III, боярин Федор Давыдович Хромой, исполняя поручение князя, просто-напросто силой отнял «крыж» у папского священника, встретив обоз невесты за 15 верст от Москвы. Как видим, жесткая позиция главы русской церкви в отстаивании чистоты веры тогда оказалась сильнее традиций дипломатии и законов гостеприимства.

Зоя Палеолог прибыла в Москву 12 ноября 1472 года, и в тот же день состоялся обряд венчания ее с Иваном III. Так в русскую историю вошла византийская принцесса, гречанка по происхождению, Зоя Палеолог — великая русская княгиня Софья Фоминична, как стали называть ее на Руси. Но этот династический брак не принес Риму ощутимых результатов ни в решении религиозных вопросов, ни в привлечении Московии в союз для борьбы с возрастающей турецкой опасностью. Проводя вполне самостоятельную политику, Иван III увидел в контактах с итальянскими городами-республиками лишь источник передовых идей в различных областях культуры и техники. Все пять посольств, которые отправил в Италию великий князь в конце XV века, возвращались в Москву в сопровождении архитекторов и врачей, ювелиров и мастеров-денежников, специалистов в области оружия и крепостного дела. Потянулась в Москву греческая и итальянская знать, представители которой подвизались на дипломатической службе; многие из них осели на Руси.

Какое-то время Софья Палеолог поддерживала связи со своей семьей. Дважды в Москву с посольствами приезжал ее брат Андреас, или Андрей, как называют его русские летописи. Приводило его сюда прежде всего желание поправить свое материальное положение. И в 1480 году он даже выгодно выдал замуж свою дочь Марию — за князя Василия Верейского, племянника Ивана III. Однако жизнь Марии Андреевны на Руси сложилась неудачно. И виновата в этом оказалась Софья Палеолог. Она подарила своей племяннице драгоценности, которые когда-то принадлежали первой жене Ивана III. Не знавший об этом великий князь собирался, оказывается, одарить ими Елену Волошанку, жену своего старшего сына Ивана Молодого (от первого брака). И в 1483 году разразился большой семейный скандал: «…восхоте князь великий дарити сноху первой своей великой княгини саженьем, и просил у той второй княгини великой римлянки. Она же не даст, понеже много истеряла казны великого князя; брату давала, кое племяннице давала, и много…», — так, не без злорадства, описали многие летописные своды это событие.

Разгневанный Иван III потребовал от Василия Верейского вернуть сокровища и после того, как последний отказался сделать это, хотел заключить его в тюрьму. Князю Василию Михайловичу ничего не оставалось, как вместе с женой Марией бежать в Литву; при этом они едва ушли от посланной за ними погони.

Софья Палеолог допустила очень серьезный промах. Великокняжеская казна была предметом особых забот не одного поколения московских государей, которые старались приумножать фамильные сокровища. Летописи и в дальнейшем допускали не очень доброжелательные отзывы в адрес великой княгини Софьи. Видимо, иноземке было трудно постигать законы новой для нее страны, страны со сложной исторической судьбой, со своими традициями.

И все же приезд этой западноевропейской женщины в Москву оказался для столицы Руси неожиданно интересным и полезным. Не без влияния великой княгини-гречанки и ее греко-итальянского окружения Иван III принял решение о грандиозной перестройке своей резиденции. В конце XV — начале XVI века по проектам приглашенных итальянских зодчих был перестроен Кремль, возведены Успенский и Архангельский соборы, Грановитая палата и Казенный двор в Кремле, построены первый каменный великокняжеский дворец, монастыри и храмы в Москве. Многие из этих построек мы сегодня видим такими же, какими они были при жизни Софьи Палеолог.

Интерес к личности этой женщины объясняется еще и тем, что в последние десятилетия XV века она принимала участие в сложной династической борьбе, развернувшейся при дворе Ивана III. Еще в 1480-е годы здесь складываются две группировки московской знати, одна из которой поддерживала прямого наследника престола князя Ивана Молодого. Но он умер в 1490 году, в возрасте тридцати двух лет, и Софья хотела, чтобы наследником стал ее сын Василий (всего в браке с Иваном III у нее было двенадцать детей), а не внук Ивана III Дмитрий (единственный ребенок Ивана Молодого). Долгая борьба шла с переменным успехом и закончилась в 1499 году победой сторонников княгини Софьи, испытавшей на этом пути немало трудностей.

Скончалась Софья Палеолог 7 апреля 1503 года. Ее похоронили в великокняжеской усыпальнице Вознесенского женского монастыря в Кремле. Постройки сей обители были разобраны в 1929 году, и саркофаги с останками великих княгинь и цариц перевезли в подвальную палату Архангельского собора в Кремле, где они находятся и сегодня. Это обстоятельство, а также хорошая сохранность скелета Софьи Палеолог позволили специалистам воссоздать ее облик. Работа была проведена в Московском бюро судебно-медицинской экспертизы. Видимо, нет необходимости описывать подробно процесс восстановления. Отметим только, что портрет был воспроизведен с использованием всех научных методик, имеющихся сегодня в арсенале российской школы антропологической реконструкции, основанной М. М. Герасимовым.

Исследование останков Софьи Палеолог показало, что она была невысокой — около 160 см. Череп и каждая кость тщательно изучались, и в результате было установлено, что смерть великой княгини наступила в возрасте 55-60 лет и что греческая принцесса… Здесь хотелось бы остановиться и вспомнить о деонтологии — науке о врачебной этике. Наверное, необходимо ввести в эту науку и такой раздел, как посмертная деонтология, когда антрополог, судебно-медицинский эксперт или патологоанатом не вправе сообщать широкой общественности то, что ему стало известно о заболеваниях умерших — даже и несколько веков назад. Так вот, в результате исследований останков было установлено, что Софья была женщиной полной, с волевыми чертами лица и имела нисколько не портившие ее усики.

Пластическая реконструкция (автор — С. А. Никитин) была осуществлена с помощью мягкого скульптурного пластилина по оригинальной методике, проверенной на результатах многолетней оперативной работы. Изготовленная затем в гипсе отливка была тонирована под каррарский мрамор.

Вглядываясь в восстановленные черты лица великой княгини Софьи Палеолог, невольно приходишь к мысли, что только такая женщина и могла быть участницей тех сложных событий, о которых мы рассказали выше. Скульптурный портрет княгини свидетельствует о ее уме, решительном и сильном характере, закаленном и сиротским детством, и сложностями адаптации к непривычным условиям Московской Руси.

Когда перед нами предстал облик этой женщины, лишний раз стало ясно, что в природе не бывает ничего случайного. Речь идет о поразительном сходстве Софьи Палеолог и ее внука — царя Ивана IV, подлинный облик которого нам хорошо знаком по работе известного советского антрополога М. М. Герасимова. Ученый, работая над портретом Ивана Васильевича, отмечал черты средиземноморского типа в его облике, связывая это как раз с влиянием крови его бабушки, Софьи Палеолог.

Недавно у исследователей возникла интересная идея — сравнить не только воссозданные руками человека портреты, но и то, что создала сама природа — черепа двух этих людей. И тогда было проведено исследование черепа великой княгини и точной копии черепа Ивана IV методом теневого фотоналожения, разработанного автором скульптурной реконструкции портрета Софьи Палеолог. И результаты превзошли все ожидания, настолько много было выявлено совпадений. Их можно видеть на фотографиях (стр. 83).

Сегодня именно Москва, Россия, располагает уникальным портретом-реконструкцией принцессы из династии Палеологов. Попытки обнаружить прижизненные живописные изображения Зои в молодые годы в музее Ватикана в Риме, где она когда-то жила, успехом не увенчались.

Так, исследования историков и экспертов-криминалистов дали возможность нашим современникам заглянуть в XV век и ближе познакомиться с участниками тех далеких событий.

Ее личность всегда волновала историков, а мнения о ней разнились вплоть до противоположных: одни считали ее ведьмой, другие боготворили и называли святой. Свою трактовку феномена великой княжны несколько лет назад представил и режиссер Алексей Андрианов в многосерийном фильме «София», который транслировали на телеканале «Россия 1». Что в нем правда, а что – разбираемся.

Кинороман «София», заявивший о себе на широком экране, выделяется на фоне прочих исторических отечественных картин. Он охватывает далекую эпоху, которую ранее даже не брались экранизировать: события в картине посвящены началу становления российской государственности, в частности браку великого Московского князя Ивана III с последней наследницей византийского престола.

Немного экскурса: Зоя (именно так девушку назвали при рождении) была предложена в жены Ивану III в 14 лет. На этот брак очень надеялся сам Папа Римский Сикст IV (тот рассчитывал посредством брака укрепить на русских землях католичество). Переговоры продолжались в общей сложности 3 года и в итоге увенчались успехом: в 17 лет Зою заочно обручили в Ватикане и отправили вместе со свитой в путешествие по русским землям, которое только после осмотра территорий завершилось ее прибытием в столицу. План Папы, к слову, окончательно развалился, когда новоявленная византийская принцесса в короткие сроки приняла крещение и получила имя София.

Фильм, конечно, не отражает всех исторических перипетий. В 10 часовых серий создатели постарались вместить, по их мнению, самое важное из того, что в происходило на Руси на рубеже 15-16 веков. Именно в этот отрезок благодаря Ивану III Русь окончательно освободилась от татаро-монгольского ига, князь стал сплачивать территории, что привело в итоге к формированию цельного сильного государства.

Судьбоносное время во многом стало таковым благодаря Софии Палеолог. Она, образованная, культурно просвещенная, не стала для князя немым дополнением, способным лишь на продолжение рода и княжеской фамилии, как было заведено в то далекое время. Великая княгиня на все имела свое мнение и всегда могла его озвучить, а супруг неизменно ставил его высоко. По материалам историков, вероятно, именно София вложила Ивану III в голову идею объединения земель под единым центром. Княгиня видела в Руси невиданную мощь, верила в ее великую цель, и, по гипотезе историков, именно ей принадлежит знаменитая фраза «Москва – третий Рим».

Племянница последнего императора Византии, София также «подарила» Москве герб своей династии – того самого двуглавого орла. Он достался столице в наследство как неотъемлемая часть ее приданого (наряду с книжной библиотекой, вошедшей впоследствии в часть наследия великой библиотеки Ивана Грозного). Успенский и Благовещенский соборы – спроектированы и созданы благодаря итальянцу Альберти Фиораванти, которого София лично пригласила в Москву. Кроме того, княгиня вызывала из Западной Европы художников и зодчих, чтобы те облагородили столицу: строили дворцы, воздвигали новые храмы. Именно тогда Москва украсилась кремлевскими башнями, Теремным дворцом и Архангельским собором.

Конечно, мы не можем знать, каким в действительности был брак Софии и Ивана III, об этом, к сожалению, остается только догадываться (известно лишь то, что, по разным гипотезам, детей у них было 9 или 12). Многосерийный фильм – это в первую очередь художественное восприятие и понимание их отношений; оно является в своем роде авторской трактовкой судьбы княгини. В киноромане любовная линия выведена на первый план, а все остальные исторические перипетии словно являются сопутствующим фоном. Конечно, создатели не обещают абсолютной достоверности, для них было важно сделать чувственную картину, которой будут верить, героям которой будут сочувствовать, а об их сериальной судьбе – искренне беспокоиться.

Потрет Софии Палеолог

Кадр с фотосессии главных героев картины «София», Мария Андреева в образе своей героини

Однако всему, что касается деталей, кинематографисты уделили колоссальное значение. Вот в этом плане на кинокартине познавать историю можно и нужно: специально для съемок были созданы исторически достоверные декорации (убранство княжеского дворца, тайные кабинеты Ватикана, даже мельчайшие предметы быта эпохи), костюмы (которых изготовили более 1000 и по большей части вручную). Для съемок «Софии» привлекали консультантов и экспертов, чтобы даже у самого привередливого и внимательного зрителя не осталось к картине вопросов.

В киноромане София – красавица. Актриса Мария Андреева – звезда популярного Духless – в свои неполные 30 на экране (на дату съемок) действительно выглядит на 17. А вот историки подтверждали, что на самом деле Палеолог красавицей не была. Впрочем, идеалы меняются не то что с веками, даже с десятилетиями, и поэтому нам об этом разглагольствовать сложно. Но тот факт, что она страдала от избыточного веса (по утверждениям ее современников, даже критически), опускать нельзя. Впрочем, те же историки подтверждают, что София, действительно была очень умной и образованной для своего времени женщиной. Это понимали и ее современники, а некоторые из них то ли из зависти, то ли из-за собственного невежества были уверены, что такой умной Палеолог могла стать только благодаря связям с темными силами и самим дьяволом (по мотивам этой неоднозначной гипотезы один федеральный телеканал даже снял фильм «Ведьма всея Руси»).

София Палеолог , она же Зоя Палеолог (Ζωή Παλαιολόγου) родилась примерно в 1443-1448 годах. Её отец, Фома Палеолог — деспот Мореи (средневековое название Пелопоннеса), был младшим братом последнего византийского императора Константина XI , погибшего в 1453 году при падении Константинополя.

После захвата в 1460 году Мореи Мехмедом II, Зоя вместе со своими двумя братьями пережила все невзгоды изгнания и бегства — сначала на остров Керкиру (Корфу) , а затем в Рим, где и получила имя София.

После смерти отца, София жила на попечении Папы Римского, избравшего её орудием своих замыслов: для того, чтобы восстановить флорентийское соединение церквей и приобщить к унии Московское государство, он решил выдать византийскую принцессу замуж за русского князя Ивана III , овдовевшего в 1467 году.

Папа Римский начал переговоры с ним через Виссариона Никейского — выдающегося греческого церковного деятеля и просветителя, сторонника унии православия и католицизма, который в феврале 1469 года отправил в Москву посланника с предложением Великому князю руки Софии Палеолог. Ивану III пришлось по душе предложение породниться с династией Палеологов, и он в следующий же месяц отправил в Рим своего посла — итальянца Ивана Фрязина (Джан-Батиста делла Вольпе).

По мнению супруги Лоренцо Медичи, Клариссы Орсини, юная София Палеолог была очень приятной: «Невысокого роста, восточное пламя сверкало в глазах, белизна кожи говорила о знатности её рода».

Уже в июне 1472 года София Палеолог отбыла из Рима в Россию, а 1 октября гонец прискакал в Псков с приказом готовиться к встрече будущей государыни.

София, не задерживаясь нигде, в сопровождении римского легата Антония спешила в Москву, куда прибыла 12 ноября 1472 года . В тот же день состоялось венчание её с Иваном III , при этом брак русского князя с греческой принцессой имел совершенно иные последствия, чем рассчитывал Папа. София вместо того, чтобы склонить Русь к принятию унии, приняла православие ; послы Папы Римского вынуждены были уехать ни с чем.

Более того, Великая русская княгиня принесла с собой все заветы и предания Византийской империи , прославившейся православной верой и мудрым государственным устройством: так называемой «симфонией» (согласием) государственной и церковной власти, передав права византийских императоров своему православному супругу — московскому Великому Князю и своим будущим (от него) православным потомкам.

Брак этот оказал большое влияние на укрепление международного авторитета Руси и великокняжеской власти внутри страны. По словам Бестужева-Рюмина, наследие Византии сыграло огромную роль, прежде всего, в деле «собирания Руси» Москвой, а также в выработке русской национальной идеологии Третьего Рима.

Видимым знаком преемственности Московской Руси от Византии было принятие династического знака Палеологов — двуглавого орла — в качестве государственного герба, на груди которого со временем появилось изображение древнего герба Москвы — всадника, поражающего змия, при этом всадник изображает как св. Георгия Победоносца , так и Государя, поражающего своим копьём всех врагов Отечества и всякое противогосударственное зло.

У Великой княжеской четы, Софии Палеолог и Ивана III, в общей сложности родилось 12 детей .

Вслед за двумя дочерьми, умершими сразу же после рождения, великая княгиня родила сына — Василия Ивановича, добившись объявления его великим князем вместо венчанного на царство внука Ивана III — Дмитрия.

Василий III , впервые в истории Руси названный царём в договоре от 1514 года с римским императором Максимилианом I, унаследовал от своей матери греческий облик, запечатлённый на одной из икон XVI века, экспонирующейся в настоящее время в Государственном историческом музее.

Греческая кровь Софии Палеолог сказалась и в Иване IV Грозном , который был очень похож своим средиземноморским типом лица на царственную бабушку (прямая противоположность с его матерью — Великой княгиней Еленой Глинской).

София Палеолог содействовала тому, чтобы её супруг, следуя традициям империи, окружил себя пышностью и завёл при дворе этикет. Кроме того, из Западной Европы были вызваны врачи, художники и зодчие для украшения дворца и столицы.

Так, в частности, был приглашён из Милана и Альберти (Аристотель) Фиораванти, которому предстояло построить Кремлёвские покои. Итальянский архитектор считался одним из лучших в Европе специалистом по подземным тайникам и лабиринтам: прежде, чем заложить стены Кремля, он построил под ним настоящие катакомбы, где в одном из подземных казематов были укрыты книжные сокровища, доставшиеся Рюриковичам от Палеологов — тридцать тяжёлых подвод, гружёных сундуками с книгами, которые последовали за византийской принцессой в Московию. По свидетельству современников, в этих сундуках хранились не только рукописные сокровища времён античности, но и лучшее из того, что удалось спасти при пожаре знаменитой Александрийской библиотеки.

Аристотель Фиораванти построил Успенский и Благовещенский соборы. Москва украсилась Грановитой палатой, кремлёвскими башнями, а также Теремным дворцом и Архангельским собором, выстроенными на территории Московского Кремля. Великокняжеская столица готовилась сделаться царской.

Но самое главное, София Фоминична настойчиво и последовательно поддерживала освободительную политику супруга против Золотой Орды.

Знаете ли Вы, что, когда был выполнен скульптурный портрет княжны Марии Старицкой — дочери опального князя Владимира Андреевича Старицкого, приходившегося Ивану Грозному двоюродным братом, исследователей удивило её сходство с Софией Палеолог, которая доводилась девочке прабабушкой.

Еще немного о Святой Софии (Стамбул)


Мне очень нравятся вот эти низко развешанные светильники — они дают эффект раскинувшейся над посетителями патины с каплями сверкающей росы.

Начало ЗДЕСЬ


Небольшая постройка справа — усыпальница Мурата Третьего

Получив много комментариев в сообществах, куда я отправила предыдущий рассказ, хотела бы добавить несколько слов в защиту репутации строителей, а то я обвинила их во многих ошибках.

Эллинические кувшины из Пергама. По легенде, три таких кувшина случайно обнаружил крестьянин у себя в огороде. Они были наполнены золотом, но честный гражданин все отдал султану.

Никто и никогда до Исидора и Анфимия не строил ничего подобного; мало кто способен на такое и сейчас! Это был совершенно гениальный проект, как по размерам, так и по красоте. На мой взгляд, решение внутреннего пространства собора поистине шедеврально! Находясь внутри, вы чувствуете себя помещенным в чудесный светильник огромных размеров – игра света и теней, необычное чередование объемов рождает ни на что не похожие ощущения. Храм долгое время был настоящим рекордсменом среди христианских культовых сооружений – 56 метров высотой и 31 метр диаметр купола! Главный неф храма имеет ширину 38 метров.

Резные капители колонн — подлинное сокровище Айя-Софии. На некоторых можно разглядеть монограммы императора. Позднее похожие, только намного проще, делали на Руси:

Фрагменты колонны и капители дворца Ивана Третьего (Москва, Исторический музей). Софья Палеолог, видимо, на пальцах объясняла супругу, как выглядят византийские капители, да и нельзя делать с известняком то, что позволительно с мрамором.

Только через тысячу лет его обогнал собор святого Петра в Риме. На площади Софии (7570 кв.м.) легко бы уместились 8 главных теннисных кортов Уимблдона. Османы по достоинству оценили совершенство инженерного решения византийских зодчих – подавляющее большинство стамбульских мечетей, построенных позднее, имеют узнаваемые черты храма Святой Софии. Помимо уже описанных мною строительных приемов, Исидор и Анфимий применили некоторые антисейсмические приемы:

1) При исследовании под электронным микроскопом обнаружилось, что микротрещины в растворе кладки имеет тенденцию схватываться вновь, а не расширяться.

Знаменитая Плачущая колонна. Дядька пытается поймать счастье и Sarcoptes scabiei

2) 40 окон в поясе купола призваны брать на себя нагрузку и разрушаться первыми при землетрясении. Оригинальная идея архитекторов: зачем укреплять слабые места, если их все равно придется восстанавливать после толчков?! Поставим туда окна – их легче заменить.

3) В основании колонн помещены своего рода амортизаторы — медные пластины, которые во время толчков позволяют колонам немного смещаться, а не ломаться.
Благодаря этому София пережила сильные землетрясения в 869, 989, 1344, 1766, 1894 и 1999 годах. Вот такие были гениальные ребята!

Наружные аркбутаны, достроенные позднее для укрепления постройки

Нельзя не упомянуть и турецкий период в жизни Святой Софии. Но, прежде чем перейти к этому, стоит сказать, что в гораздо большей степени храм был разорен во время нашествия крестоносцев в 1204 году, чем при завоевании армией Мехмеда Второго. «Рыцари» полностью разграбили собор, утащили всю золотую и серебряную утварь, прихватив с собой и знаменитую Туринскую Плащаницу. Правда, накануне Четвертого крестового похода у правительства Византии возник серьезный конфликт с Венецианской республикой, в Константинополе даже был разорен Венецианский квартал и подвергнут пыткам посол Энрико Дандоло, но с храмом все равно нехорошо как-то получилось.

Мраморные врата (предп. 9 век). Созданы они, по-видимому, для того, чтобы отделить от галереи помещение, предназначенное для собраний священнослужителей. Справа и слева от дверного проема — ложные врата, символизирующие вход в Рай и вход в Ад.

Орнаменты на мраморных вратах с изображениями растений и животных

Дандоло потом вернулся с крестоносцами, прожил до 97 лет и был погребен в Софии. В некоторых источниках указывается, что Дандоло почти ослеп в результате византийских пыток, в других говорится, что он был практически слеп до этого – ведь зрение дядька потерял в возрасте где-то от 70 до 90 лет, бывает такое. Моя прабабушка, например, в 90 лет жаловалась, что плохо слышит.

В самой Византии, надо сказать, к тому времени ситуация сложилась некрасивая – борьба за власть, чехарда правителей, натравливающих друг на друга плебс, восстания и погромы и т.д. При Палеологах был небольшой ренессанс, но и он был слабо выражен и непродолжителен. К моменту вторжения оттоманов империя обнищала и измельчала: она состояла из самого Константинополя, Мореи (Пелоппонес) и нескольких остовов. Большинство старых домов было в руинах, население составляло около 50 000, это притом, что в период расцвета в Константинополе проживало до 400 000 человек. По противоположной стороне Босфора преспокойно разгуливали турки, Мехмед задолго до вторжения начал в самом узком месте Босфора строить свою крепость прямо напротив стен Константинополя.

Орнаменты на сводах галереи второго яруса живописные, мозаики, как на нижнем ярусе, сохранить не удалось. Зато здесь свело и просторно

Некоторые путешественники того временем, видевшие Константинополь перед нападением османов, писали, что город находится в запустении, храм Софии сильно обветшал, и стены его грозят обвалиться со дня на день (остановите меня: я сейчас пишу роман про 15 век и про Софью Палеолог; Византия – моя страсть. Меня сейчас занесёт!!!). Перед самым вторжением люди все-таки кинулись к храмам, в Софии регулярно проводились литургии, на которые собиралось множество жителей, просящих защиты у Бога. Только на него, да еще на мощные стены императора Константина им приходилось уповать. Все сторонники Византии отвернулись от нее в 1453 году, занятые своими обострившимися проблемами. Последняя литургия в Святой Софии, в уже 53 дня осажденном Константинополе, происходила ночью 28 мая 1453 года.

Замечательные резные орнаменты верхних галерей

Вместе со своими согражданами молился последний император Константин Одиннадцатый Палеолог, чтобы затем покинуть храм и взойти на стены родного города, ставшие для него Голгофой. 29 мая в собор Святой Софии через главные врата вошел султан Мехмед Второй Завоеватель и, склонившись в сторону Мекки, произнес молитву, вознося славу Аллаху – с этого момента храм стал мечетью Айя-София. Вселенский Патриарх, тем не менее, продолжал находиться в Константинополе, теперь уже Стамбуле, и пытался оказывать влияние на православный мир. Основным аргументов московитов, переставших признавать его власть, было как раз то, что православные храмы-святыни Царьграда отныне осквернены мусульманами. С тех пор Владыку на Руси выбирали сами, не дожидаясь указаний павшего Царьграда.

Михраб вырезан из цельного куска мрамора. В вершину портала вделан камень, привезенный из Мекки. Медные светильники подарены султаном Сулейманом Первым (Кануни, Великолепным) в 1526 году, после победоносного похода на Венгрию. В это время украинка Настя Лисовская, известная как Роксолана-Хюррем, еще не была его законной женой, но уже стала любимой наложницей и родила ему четырех детей.

Надо отдать должное османам, они отнеслись вполне терпимо к бывшей христианской святыне. Мозаики со святыми, конечно, заштукатурили, некоторые покрыли деревянными щитами, убрали алтарную преграду, достроили кое-что, да еще кости дожа Дандоло выбросили собакам. По мусульманским обычаям в мечети нельзя хоронить покойников, только снаружи, да и не испытывал, похоже, Мехмет никакого почтения к организатору крестовых походов.

Окна верхней галереи

В самом храме в алтарной части установили михраб – место, указывающее направление на Каабу в Мекке. В Софии он получился чуть в стороне от центральной оси. Рядом с храмом построили медресе и приют для бездомных.

Поначалу возвели всего один минарет – на юго-востоке от мечети, еще один – северный, достроен позже архитектором Мимаром Синаном в 16 веке. Вообще, в 16 веке была произведена основная «исламская» перестройка мечети. Храм был укреплен снаружи разными не очень красивыми, но прочными штуками.


Минбар

Ложа султана

Синан построил внутри и палатку для муэдзинов – муэдзин-махвели, я о ней писала в первой части. Синан также возвел гробницу Селима Второго Пьяницы (сына Роксоланы), еще три гробницы возвели в начале 17 века. В 16 веке был установлен и довольно высокий минбар – кафедра для проповедей. Еще два минарета пристроили при Мураде Третьем в конце 16 века. Долгое время в мечети хранилась библиотека Махмута Первого, со временем ее перенесли в Сулеймание. А вот Ложа Султана появилась в Софии уже в 19 веке (высота ее от пола – 2 метра 10 см).

Основание базилики, стоявшей здесь до нынешнего храма

На закате Оттоманской империи, в начале 20 века храм опять пришел в упадок. Существует легенда, что Кемаль Ататюрк, прогуливаясь, заглянул в мечеть (он был атеистом) и пришел в ужас от ее состояния. Он тотчас же издал указ о превращении Айя-Софии в музей и о передаче ее на государственное обеспечение. Реставрации в храме начинались еще в 19 веке, но затем ученых и реставраторов из Софии изгнали и только что раскрытые мозаики опять забелили. Уже в 20 веке произведена была масштабная реставрация, штукатурку сняли, и теперь сюда могут попасть все, кто захочет.

Так выглядел вход в базилику 404-415 г.г.

Таким образом, храм Святой Софии, простоявший почти полторы тысячи лет, 916 лет служил христианским храмом, 481 год – мусульманской мечетью, а с 1935 года это всемирно известный музей.

Фронтон и другие элементы базилики 404-415г.г., в большом количестве представленные в сквере возле Святой Софии

Помимо всего упомянутого, что я хочу рассмотреть в деталях при следующем посещении: след ладони на высоте 4 метра и нормандские граффити – надпись руническими знаками: «Здесь был Вася»… простите! «Здесь был Халдан». Еще хочу увидеть самые древние орнаменты с изображениями рыбок (рыба — старинный символ Христа). А вот загадывать желание у Плачущей колонны я не буду – говорят, она лечит болезни глаз, но я, знаете ли, опасаюсь заразных болезней кожи!

В качестве бонуса — изображения Айя-София разных лет:

Вот и все.

Скромный автор желает вам доброго времени суток!

«Русские документальные сказки». Спецрепортаж / ТВ / Newslab.Ru

Познавательно
Жанр: Публицистическая
Страна: Россия
Ограничения: для детей старше шести лет

Оказывается, у сказочных героев существуют реальные прототипы. Например, Иван Царевич, похоже, — это сын Ивана Третьего Иван Молодой, а прототипом Елены Прекрасной стала его жена — дочь молдавского правителя Стефана Великого Елена. А имеет ли Змей Горыныч отношение к реактивной установке «Катюша»? Существовал ли на самом деле Буратино? Чем провинился перед современниками настоящий граф Дракула? Обо всём этом зрители канала «ТВ Центр» узнают, посмотрев специальный репортаж Веры Кузьминой «Русские документальные сказки». Автор предлагает увлекательнейшую историко-литературную игру. Разгадывать сказки и литературные тексты. Для правильной разгадки надо просто любить нашу литературу и историю. И очень внимательно читать. Считает автор репортажа Вера Кузмина. Это — очень интересно! Рассказывает Вера Кузьмина: — Один из наших историков, между прочим — доктор исторических наук, рассказал мне, что сказочный Змей-Горыныч, на самом деле — это монгольские системы осадных орудий. Почему? Во-первых, он появляется в фольклоре исключительно тех мест, которые сильнее всего пострадали от татаро-монгольского нашествия. Во-вторых — происхождение слова. От «горы»? Но нигде и никогда, ни в одном ни летописном, ни фольклорном источнике нет даже упоминания о том, что беда на Русь приходит с гор. А вот слово «гореть» — тоже созвучное — вполне подходит. В-третьих. Давайте задумаемся. А почему орда с такой скоростью захватила полконтинента? Допустим, их было много. Но и противников у них тоже немало. И препятствий. Русские укрепления, например, были сделаны в виде слоёного пирога: слой дерева, слой земли, потом опять слой дерева. И снова земля. Поджечь это невозможно. Тараном пробить тоже сложно. Значит, нужна была какая-то принципиально иная технология. В Китае давно были придуманы фейерверки и — как раз незадолго до вторжения Батыя на Русь — порох. И вот смотрите. В сказках Змей-Горыныч появляется только на фоне ясного неба. И никогда из реки. Потому что порох не горит в сырую погоду. А почему у Змея-Горыныча было смрадное дыхание, а мать сыра земля не принимает его крови? Потому что составляющая этих китайских снарядов — нефть. Она, действительно, не впитывается в землю. По поводу Ивана Молодого. Если употребить такое выражение, что Горыныч помог Орду на Русь привести, то Иван Молодой помог от неё избавиться. В 1480 году состоялось знаменитое стояние на реке Угра. В учебниках читаем — постояли и разошлись. Но — это сейчас мы знаем, чем дело кончилось. А тогда военная удача, казалось, снова начинает улыбаться Орде. У Великого Князя Ивана III даже сдали нервы. Он уехал из города вместе с семьёй и казной. И даже — послал своему сыну — одному из главных военачальников на Угре — приказ уходить оттуда. Но Иван Молодой возразил: «Нет, мы будем стоять!» Больше того, отряда Ивана Молодого дает бой переправившемуся через реку отряда хана Ахмата. Потом выяснится — это было единственное, как сказали бы сейчас «боестолкновение» на Угре. Больше пробовать Ахмат не стал. А представляете, что было бы, если бы с поля боя ушел не просто военачальник одного из сильнейших отрядов? Сын князя! Наместник престола! Получается, царевич решил исход дела. С Ордой было покончено. После этого его политический рейтинг взлетел до небес. В сказках он стал Иваном Царевичем. К тому же он получил «полцарства впридачу» — правил в Твери. Ещё одно сказочное совпадение: у него было 2 брата — Василий и Дмитрий, которые ему пакостят. Злая мачеха тоже была. Это — Софья Палеолог. Которая прекрасно понимала, что правят либо её дети, либо дети от первой жены. И тут всё понятно: либо ты на троне, либо — в тюрьме или монастыре. Что, в принципе, одно и тоже. Была жена — Елена Прекрасная, которую привезли из-за тридевять земель. Есть и масса других совпадений. Серый волк, например, тоже персонаж, возможно, вполне реальный — Иван Курицын-Волк. Был такой политик при дворе Ивана Молодого. Он являлся руководителем и основателем службы внешней разведки России. И мало того, что он носил такое имя, по сути, был — серым кардиналом внешней политики. Ну а как разведчик, по сути, был оборотнем. А ещё — именно он привёз Елену Прекрасную. И действительно был чуть ли не правой рукой Ивана Молодого, выполнял все поручения, но особо не критиковал. (Помните, волк в сказках — шкурой рискует ради царевича, но упреков — мол, что ж ты, говорил я тебе не бери уздечку или там клетку волшебную — не делает). Кстати, сказки — в иносказательной форме описывают реальные события не только далекого — но и весьма близкого к нам прошлого. С кого списывал своих героев граф Алексей Толстой в «Приключениях Буратино», чьей первой женой была Мальвина, какое отношение история с жар-птице и золотыми яблоками имеет к борьбе за русский престол, какое отношение к русскому правящему дому имеет граф Дракула и кто организовал против него кампанию черного пиара — вы узнаете посмотрев специальный репортаж Веры Кузьминой «Русские документальные сказки».

Биография Софии Палеолог, жены Ивана 3. Софьи Палеолог. Биография. Историческая роль

София Палеолог: греческая интриганка, сменившая Россию

12 ноября 1472 года Иван III женится во второй раз. На этот раз его избранницей стала греческая принцесса София, племянница последнего византийского императора Константина XI Палеолога.

Белый камень

Через три года после венчания Иван III приступит к обустройству своей резиденции со строительства Успенского собора, возведенного на месте разобранного храма Калиты.Связано ли это с новым статусом — великий князь Московский к тому времени будет позиционировать себя как «государь всея Руси» — или идея будет «подсказана» его женой Софией, неудовлетворенной «бедственным положением», однозначно сказать сложно. К 1479 году строительство нового храма будет завершено, а его владения будут переданы в будущем всей Москве, которую до сих пор называют «белокаменной». Масштабное строительство будет продолжено. Благовещенский собор будет построен на фундаменте старинной дворцовой церкви Благовещения.Для хранения сокровищницы московских князей будет построена каменная палата, которая в дальнейшем будет называться «Казенный двор». Вместо старого деревянного хора для приема послов начнут строить новую каменную палату, получившую название «Набережная». Грановитая палата будет построена для официальных приемов. Будет перестроено и построено большое количество церквей. В результате Москва полностью изменит свой облик, а Кремль из деревянной крепости превратится в «западноевропейский замок».»

Новый титул

С приходом Софии ряд исследователей связывает новый обрядовый язык с новым дипломатическим языком — сложным и строгим, чопорным и напряженным. Женитьба на знатной наследнице византийских императоров позволит царю Иоанну занять свое положение. как политический и церковный преемник Византии, а окончательное ниспровержение ордынского ига позволит передать статус московского князя недостижимо высокопоставленному национальному правителю всей Русской земли.«Иван, государь и великий князь» покидает правительственные акты и появляется «Иоанн, милостью Божией, государь всея Руси». Значение нового титула дополняет длинный перечень границ Московского государства: «Государь всея Руси и великий князь Владимирский, и Московский, и Новгородский, и Псковский, и Тверской, и Пермский, и Югорский». , и болгарский, и другие «.

Божественное происхождение

На своей новой должности, источником которой отчасти был брак с Софией, Иван III находит недостаточным прежний источник власти — преемственность от отца и деда.Идея божественного происхождения власти не была чуждой предкам государя, однако ни один из них не выразил ее так твердо и убедительно. На предложение германского императора Фридриха III наградить царя Ивана царским титулом последний ответит: «… по милости Божией, государи на нашей земле с самого начала, от наших первых прародителей, и мы имеем рукоположение от Бога », свидетельствующее о том, что в мирском признании своей власти московский князь не нуждается.

Двуглавый орел

Чтобы наглядно проиллюстрировать преемственность павшего дома византийских императоров, также можно найти визуальное выражение: с конца 15 века византийский герб — двуглавый орел — появится на королевской печати.Существует большое количество других версий, откуда «прилетела» двуглавая птица, но нельзя отрицать, что символ появился во время брака Ивана III и византийской наследницы.

Лучшие умы

После приезда Софии в Москву при русском дворе сформируется довольно внушительная группа выходцев из Италии и Греции. Впоследствии многие иностранцы займут влиятельные государственные посты и не раз будут выполнять важнейшие дипломатические правительственные поручения.Послы посещали Италию с завидной регулярностью, но зачастую в перечень задач не входило решение политических вопросов … Они возвращались с другой богатой «уловкой»: архитекторами, ювелирами, монетниками и оружейниками, деятельность которых была направлена ​​в том же направлении. — способствовать процветанию Москвы. Приезжие горняки найдут в Печорском крае серебряную и медную руду, а в Москве начнут чеканить монеты из русского серебра. Среди посетителей будет большое количество профессиональных врачей.

Глазами иностранцев

При Иване III и Софии Палеолог появились первые подробные записки иностранцев о России. Раньше какая-то Московия представлялась дикой страной, в которой царит грубая мораль. Например, за смерть пациента доктора могли обезглавить, зарезать, утонуть, а когда один из лучших итальянских архитекторов Аристотель Фиораванти, опасаясь за свою жизнь, попросил его родину, его лишили собственности и заключили в тюрьму в тюрьма.Путешественники увидели другую Московию, тех, кто надолго не задержался в медвежьей стране. Венецианский купец Иосафат Барбаро был поражен благополучием русских городов, «изобилующих хлебом, мясом, медом и другими полезными вещами». Итальянец Амброджо Кантарини отметил красоту русских, как мужчин, так и женщин. Другой итальянский путешественник Альберто Кампенсе в отчете для Папы Климента VII пишет о отлично организованной москвичами пограничной службе, запрете на продажу алкоголя, кроме праздников, но больше всего его пленяет мораль россиян.«Обманывать друг друга они считают ужасным преступлением», — пишет Кампензе. — Прелюбодеяние, насилие и публичный разврат тоже очень редки. Совершенно неизвестны неестественные пороки, и ничего не слышно о лжесвидетельстве и богохульстве. »

Новые заказы

Внешние атрибуты сыграли значительную роль в возвышении царя в глазах народа. Об этом Софья Фоминична знала на примере византийских императоров. Великолепный дворцовый обряд, роскошные царские мантии, богатое убранство. двора — всего этого не было в Москве.Иван III, уже могучий государь, жил не намного шире и богаче бояр. В речах ближайших подданных слышалась простота — некоторые из них происходили так же, как Великий князь, от Рюрика. Муж много слышал о придворной жизни византийских самодержцев от своей жены и от людей, пришедших с ней. Наверное, и здесь он хотел стать «настоящим». Постепенно стали появляться новые обычаи: Иван Васильевич «стал вести себя достойно», получил титул «царь» перед послами, с особой пышностью и торжественностью принимал иностранных гостей, велел целовать руку царя в знак особого милосердия.Чуть позже появятся придворные чины — спальня, детская, конная, и государь наградит боярина за заслуги.
Через некоторое время Софию Палеолог назовут интриганкой, ее обвинят в смерти пасынка Ивана Молодого, и ее колдовством оправдают «беспорядок» в государстве. Однако этот брак по расчету продлится 30 лет и станет, пожалуй, одним из самых значительных брачных союзов в истории.

Игра престолов: София Палеолог vs.Елена Волошанка и «иудействующие»

«Ересь иудействующих» — религиозное и политическое движение, существовавшее в России в конце 15 века, до сих пор таит много загадок. В истории нашего государства ему суждено было стать знаковым явлением.

Истоки

Оппозиционные движения в России появились давно. В конце XIV века в Пскове и Новгороде, центрах вольнодумства, возникло движение «стригольников», протестовавшее против церковного взяточничества и стяжательства.Псковские диаконы Никита и Карп подвергли сомнению таинства, совершаемые официальными служителями культа: «Не заслуживайте сущности пресвитерия, мы даем вам взятку; Недостойно причащаться от них, ни каяться, ни креститься от них. «

Так получилось, что именно Православная Церковь, определяющая уклад жизни в России, стала яблоком раздора для различных мировоззренческих систем. Спустя столетие после деятельности стригольников последователи Нила Сорского, известные своими идеями о «бескорыстии», дают о себе знать.Они выступали за отказ Церкви от накопленных богатств и призывали духовенство вести более скромную и праведную жизнь.

Хула на церкви

Все началось с того, что игумен Геннадий Гонзов, которого современники называли «кровожадным устрашителем преступников против церкви», призванный на архиерейскую службу в Новгороде, вдруг обнаружил брожение умов в Новгороде. стадо. Многие священники перестали причащаться, а другие осквернили иконы ругательством.Также было замечено, что они увлекаются еврейскими ритуалами и каббалой.

Более того, местный настоятель Захария обвинил архиепископа в назначении на должность за взятку. Гонзов решил наказать упрямого игумена и отправил его в ссылку. Однако в дело вмешался великий князь Иван III и встал на защиту Захарии.
Архиепископ Геннадий, встревоженный еретическим разгулом, обратился за поддержкой к иерархам Русской Церкви, но реальной помощи так и не получил. Здесь сыграл свою роль Иван III, который по политическим мотивам явно не хотел терять связи с новгородской и московской знатью, многие из которых причислялись к «сектантам».

Однако у архиепископа был сильный союзник в лице Иосифа Санина (Волоцкого), религиозного деятеля, отстаивавшего позицию укрепления церковной власти. Он не побоялся обвинить самого Ивана III, допуская возможность непослушания «неправедному государю», ибо «такой царь не раб божий, а дьявол, и есть не царь, а мучитель».

Оппозиционер

Одну из важнейших ролей в противостоянии церкви и движению «евреев» сыграл думский писарь и дипломат Федор Курицын — «верховный еретик», как называл его новгородский архиепископ.

Именно Курицына обвинили в насаждении среди москвичей еретического учения, которое он якобы привозил из-за границы. В частности, ему приписывали критику святых отцов и отрицание монашества. Но дипломат не ограничился пропагандой антиклерикальных идей.

Ересь или заговор?

Но был еще один человек, вокруг которого собирались еретики и вольнодумцы — невестка Ивана III и мать наследника престола Дмитрия, тверская княгиня Елена Волошанка.Она имела влияние на государя и, по мнению историков, пыталась использовать свое преимущество в политических целях.

Ей удалось, правда, победа была недолгой. В 1497 году Курицын запечатал грамоту Ивана III о великом царствовании Дмитрия. Интересно, что двуглавый орел впервые появляется на этой печати — будущем гербе государства Российского.

Коронация Дмитрия как соправителя Ивана III состоялась 4 февраля 1498 года. Софья Палеолог и ее сын Василий на нее не были приглашены.Незадолго до назначенного события государь раскрыл заговор, в котором его жена пыталась сорвать законное престолонаследие. Некоторые заговорщики были казнены, а София и Василий оказались в опале. Однако историки утверждают, что некоторые обвинения, в том числе попытка отравить Дмитрия, были надуманными.

Но на этом придворные интриги между Софией Палеолог и Еленой Волошанкой не закончились. На политическую арену не без участия Софьи снова выходят Геннадий Гонзов и Иосиф Волоцкий, вынуждая Ивана III взяться за дело «иудаизирующих еретиков».В 1503 и 1504 созывались Соборы против ереси, на которых решалась судьба партии Курицына.

Русская инквизиция

Архиепископ Геннадий был горячим сторонником методов испанского инквизитора Торквемады; В пылу полемики он призвал митрополита Зосиму принять жесткие меры в контексте православной ереси.

Однако митрополит, заподозренный историками в симпатиях к еретикам, не пошел на этот процесс.
Принципы «карающего меча Церкви» не менее последовательно проводил Иосиф Волоцкий.В своих литературных произведениях Он неоднократно призывал к «жестокому предательству» диссидентов, потому что сам «святой дух» наказывает руками палачей. Под его обвинение подпадали даже те, кто «не свидетельствовал» против еретиков.

В 1502 году борьба Церкви против «иудействующих» наконец нашла отклик у нового митрополита Симона и Ивана III. Последний после долгих раздумий лишает Дмитрия великого сана и вместе с матерью отправляет его в тюрьму.Софья добивается своей цели — Василий становится соправителем государя.

Соборы 1503 и 1504 годов усилиями воинствующих защитников Православия превращаются в реальные процессы. Однако если первый Совет ограничивается только дисциплинарными мерами, то второй приводит в движение карающий маховик системы. Необходимо искоренить ересь, подрывающую не только авторитет Церкви, но и основы государственности.

Решением Собора главных еретиков — Ивана Максимова, Михаила Коноплева, Ивана Волка сожгли в Москве, а Некраса Рукавова казнили в Новгороде, отрезав ему язык.Духовные инквизиторы настаивали и на сожжении юрьевского архимандрита Кассиана, но судьба Федора Курицына доподлинно не известна.

Племянница последнего правителя Византии, пережив распад одной империи, решила возродить ее на новом месте.

Мать «Третьего Рима»

В конце XV века на объединенных вокруг Москвы русских землях начинает формироваться концепция, согласно которой российское государство является правопреемником Византийской империи… Спустя несколько десятилетий тезис «Москва — Третий Рим» станет символом государственной идеологии Российского государства.

Большую роль в формировании новой идеологии и изменениях, произошедших в то время в России, суждено было сыграть женщине, имя которой слышал почти каждый, кто хоть раз соприкасался с русской историей. София Палеолог, жена великого князя Ивана III. внесла свой вклад в развитие русской архитектуры, медицины, культуры и многих других сфер жизни.

Есть и другое представление о ней, согласно которому она была «русской Екатериной Медичи», происки которой позволили России развиваться по совершенно иному пути и внесли путаницу в жизнь государства.

Правда, как обычно, где-то посередине. Софья Палеолог не выбирала Россию — Россия выбрала ее, девушку из последней династии византийских императоров, в качестве жены великому князю Московскому.

Византийская сирота при папском дворе

Зоя Палеологина, дочь деспота (так называется должность) Морея Томаса Палеолога , родилась в трагическое время.В 1453 году Византийская империя, наследница Древнего Рима, после тысячи лет существования рухнула под ударами османов. Падение Константинополя, в котором он умер, стало символом смерти империи г. Император Константин XI г., брат Фомы Палеолога и дядя Зои.

Деспотия Мурены, провинция Византии, управляемая Томасом Палеологом, продержалась до 1460 года. В эти годы Зоя жила со своим отцом и братьями в Мистре, столице Мореи, городе, расположенном рядом с Древней Спартой.После г. султан Мехмед II в г. захватил Морею, Томас Палеолог отправился на остров Корфу, а затем в Рим, где и умер.

Дети из королевской семьи погибшей империи жили при дворе Папы. Незадолго до смерти Фомы Палеолога, чтобы получить поддержку, он обратился в католицизм. Его дети также стали католиками. После крещения по римскому обряду Зою назвали Софией.

Десятилетняя девочка, отданная на попечение папского двора, не имела возможности решать что-либо самостоятельно.Она была назначена своим наставником Кардинал Виссарион Никейский , одним из авторов союза, который должен был объединить католиков и православных под общей властью Папы.

Судьбу Софии собирался уладить брак. В 1466 году она была предложена в качестве невесты кипрскому королю Жаку II де Лузиньяну , но он отказался. В 1467 году она была предложена в жены принцу Караччоло , знатному итальянскому богачу. Князь согласился, после чего состоялось торжественное обручение.

Невеста на «иконе»

Но Софии не суждено было стать женой итальянца. В Риме стало известно, что великий князь московский Иван III овдовел. Русский князь был молод, на момент смерти первой жены ему было всего 27 лет, и ожидалось, что вскоре он будет искать новую жену.

Кардинал Биссарион Никейский увидел в этом шанс продвинуть свою идею униатства в русских землях. Из своего представления в 1469 г. Папа Павел II направил Ивану III письмо, в котором предложил 14-летнюю Софию Палеолог в качестве невесты.В письме она называлась «православной христианкой», но не упоминалось о ее обращении в католицизм.

Иван III не был лишен честолюбия, которое впоследствии часто играла его жена. Узнав, что в невесты предложена племянница византийского императора, он согласился.

Но переговоры только начинались — нужно было обсудить все детали. Русский посол, отправленный в Рим, вернулся с подарком, шокировавшим жениха и его окружение. В летописях этот факт нашел отражение в словах «принести царевну на икону».

Дело в том, что в России в то время светской живописи вообще не существовало, а портрет Софии, присланный Ивану III, воспринимался в Москве как «икона».

Однако, разобравшись, что к чему, московский князь остался доволен внешним видом невесты. В исторической литературе встречаются различные описания Софии Палеолог — от красивой до уродливой. В 1990-е годы проводились исследования останков жены Ивана III, во время которых она появилась… София была невысокой женщиной (около 160 см), склонной к полноте, с волевыми чертами лица, которые можно назвать если не красивыми, то довольно симпатичными. Как бы то ни было, Ивану III это понравилось.

Поражение Виссариона Никейского

Формальности были улажены к весне 1472 года, когда в Рим прибыло новое русское посольство, на этот раз для самой невесты.

1 июня 1472 года в базилике Святых Апостолов Петра и Павла состоялось заочное обручение.Заместителем великого князя был посол России Иван Фрязин … В гостях были жена правителя Флоренции Лоренцо Великолепная Кларисса Орсини и королева Боснии Катарина … Папа, помимо подарков дал невесте приданое в размере 6 тысяч дукатов.

24 июня 1472 года большой поезд Софии Палеолог вместе с русским послом покинул Рим. Невесту сопровождала римская свита во главе с кардиналом Биссарионом Никейским.

Они должны были попасть в Москву через Германию через Балтийское море, а затем через Прибалтику, Псков и Новгород. Столь сложный маршрут был вызван тем, что в этот период у России снова начались политические проблемы с Польшей.

Испокон веков византийцы славились своей хитростью и хитростью. О том, что Софья Палеолог унаследовала эти качества в полной мере, Виссарион Никейский узнал вскоре после того, как обоз невесты пересек границу России.17-летняя девушка заявила, что отныне больше не будет совершать католические обряды, а вернулась к вере предков, то есть к православию. Все амбициозные планы кардинала рухнули. Попытки католиков закрепиться в Москве и усилить свое влияние не увенчались успехом.

12 ноября 1472 года София вошла в Москву. Здесь также было много тех, кто опасался ее, считая ее «римским агентом». По некоторым данным, Митрополит Филипп , недовольный невестой, отказался от венчания, из-за чего обряд был проведен коломенским протоиереем Осии .

Но, как бы то ни было, Софья Палеолог стала женой Ивана III.

Как София спасла Россию от ига

Их брак продлился 30 лет, она родила мужу 12 детей, из которых пять сыновей и четыре дочери дожили до совершеннолетия. Судя по историческим документам, великий князь был привязан к жене и детям, за что даже получил упреки со стороны высокопоставленных служителей церкви, считавших, что это наносит ущерб интересам государства.

София никогда не забывала о своем происхождении и вела себя так, как, по ее мнению, должна была вести племянница императора. Под ее влиянием приемы у великого князя, особенно приемы послов, были оформлены сложной и красочной церемонией, подобной византийской. Благодаря ей византийский двуглавый орел перекочевал в русскую геральдику. Благодаря ее влиянию великий князь Иван III стал называть себя «русским царем». При сыне и внуке Софьи Палеолог это наименование русского правителя станет официальным.

Судя по поступкам и поступкам Софии, она, потеряв родную Византию, всерьез взялась за ее строительство в другой православной стране. Ей помогло честолюбие мужа, которого она успешно сыграла.

Когда ордынский хан Ахмат готовил вторжение на русские земли и в Москве обсуждали вопрос о размере дани, с помощью которой можно было откупиться от беды, в дело вмешалась София. Расплакавшись, она стала упрекать мужа в том, что страна все еще вынуждена платить дань уважения и что пора положить конец этой позорной ситуации.Иван III не был воинственным человеком, но упреки жены тронули его до глубины души. Он решил собрать войско и двинуться в сторону Ахмата.

Тогда же великий князь отправил жену и детей сначала в Дмитров, а затем в Белоозеро, опасаясь военной неудачи.

Но неудачи не случилось — на реке Угре, где сошлись войска Ахмата и Ивана III, сражения не было. После так называемого «стояния на Угре» Ахмат удалился без боя, и зависимость от Орды полностью прекратилась.

Реконструкция 15 века

София внушила мужу, что государь такой огромной силы, как он, не может жить в столице с деревянными храмами и покоями. Под влиянием жены Иван III начал перестройку Кремля. Для строительства Успенского собора из Италии был приглашен архитектор Аристотель Фиораванти … При строительстве активно использовался белый камень, поэтому и появилось выражение «белокаменная Москва», сохранившееся на протяжении веков.

Приглашение иностранных специалистов в различных областях стало широко распространенным явлением при Софии Палеолог. Итальянцы и греки, занимавшие посты послов при Иване III, начнут активно приглашать в Россию своих земляков: архитекторов, ювелиров, монетных мастеров и оружейников. Среди посетителей было большое количество профессиональных врачей.

София прибыла в Москву с большим приданым, часть которого занимала библиотека, в которую входили греческие пергаменты, латинские хронографы, древневосточные рукописи, среди которых были стихи Гомера , сочинения Аристотеля и Платона и даже книги из Александрийской библиотеки.

Эти книги легли в основу легендарной пропавшей библиотеки Ивана Грозного, которую энтузиасты ищут по сей день. Однако скептики считают, что такой библиотеки на самом деле не существовало.

Говоря о враждебном и настороженном отношении россиян к Софии, нужно сказать, что их смущало ее независимое поведение, активное вмешательство в государственные дела. Такое поведение было нехарактерно для предшественниц Софьи как великих княжон, да и только для русских женщин.

Битва наследников

Ко времени второго брака Ивана III у него уже был сын от первой жены — Иван Молодой , объявленный наследником престола. Но с рождением детей напряжение у Софии стало нарастать. Русское дворянство раскололось на две группы, одна из которых поддерживала Ивана Молодого, а вторая — Софию.

Отношения между мачехой и пасынком не сложились настолько, что самому Ивану III пришлось увещевать сына вести себя прилично.

Иван Молодой был всего на три года моложе Софии и не испытывал к ней уважения, видимо, считая новый брак отца предательством умершей матери.

В 1479 году София, которая раньше рожала только девочек, родила сына по имени Василий … Как истинный представитель византийской императорской семьи, она была готова предоставить своему сыну престол в любой момент. Стоимость.

К этому времени Иван Молодой уже упоминается в русских документах как соправитель своего отца.А в 1483 году наследник женился на дочери правителя Молдовы Стефана Великого Елене Волошанке .

Отношения Софии и Елены сразу стали враждебными. Когда в 1483 году Елена родила сына Дмитрия , перспективы Василия унаследовать престол отца стали совершенно иллюзорными.

Соперничество женщин при дворе Ивана III было ожесточенным. И Елена, и София стремились избавиться не только от соперницы, но и от ее отпрыска.

В 1484 году Иван III решил подарить невестке жемчужное приданое, оставшееся от его первой жены.Но потом выяснилось, что София уже отдала его своей родственнице. Разъяренный произволом жены великий князь заставил ее вернуть дар, а самой родственнице вместе с мужем пришлось бежать из русских земель, опасаясь наказания.

Проигравший теряет все

В 1490 году наследник престола Иван Молодой заболел «ноющими ногами». Специально для его лечения из Венеции был вызван врач Леби Жидовин , но он не смог помочь, и 7 марта 1490 года наследник скончался.Врач был казнен по приказу Ивана III, а в Москве ходили слухи, что Иван Молодой умер в результате отравления, которое было делом рук Софьи Палеолог.

Однако свидетельств этого нет. После смерти Ивана Молодого его сын, известный в русской историографии как Дмитрий Иванович Внук .

Официально Дмитрий Внук не был провозглашен наследником, и поэтому Софья Палеолог продолжала попытки добиться престола для Василия.

В 1497 году был раскрыт заговор сторонников Василия и Софии.Разъяренный Иван III отправил своих участников на плаху, но жену и сына не тронул. Однако они оказались с позором, по сути, под домашним арестом. 4 февраля 1498 года Дмитрий Внук был официально провозглашен наследником престола.

Однако битва на этом не закончилась. Вскоре партии Софии удалось добиться реванша — на этот раз палачам были переданы сторонники Дмитрия и Елены Волошанки. Развязка наступила 11 апреля 1502 года. Он нашел новые обвинения в заговоре против Дмитрия Внука и его матери Ивана III убедительными, отправив их под домашний арест.Спустя несколько дней Василия объявили соправителем отца и наследником престола, а Дмитрия Внука с матерью посадили в тюрьму.

Рождение империи

Софья Палеолог, фактически возведшая на русский престол своего сына, сама не дожила до этого момента. Она умерла 7 апреля 1503 года и была похоронена в массивном белокаменном саркофаге в гробнице Вознесенского собора Кремля рядом с могилой Марии Борисовны , первой жены Ивана III.

Великий князь, овдовевший во второй раз, на два года пережил свою возлюбленную Софию, скончавшись в октябре 1505 года. Елена Волошанка умерла в тюрьме.

Василий III Вступив на престол, он сначала ужесточил условия содержания конкурента — Дмитрия Внука заковали в железные оковы и поместили в маленькую келью. В 1509 году 25-летний дворянский узник скончался.

В 1514 году по соглашению с императором Священной Римской империи Максимилианом I Василий III впервые в истории Руси был назван Императором Руси.Это письмо затем используется Петром I в качестве доказательства своих коронационных прав как императора.

Усилия Софии Палеолог, гордой византийской женщины, взявшейся за строительство новой империи взамен утраченной, не прошли даром.

Софья Палеолог и Иван III Третий: история любви, интересные факты биографии. Недавно вышедший сериал «София» затронул тему личности князя Ивана Великого и его супруги Софьи Палеолог, которая ранее не освещалась на широком экране.Зоя Палеолог происходила из знатной византийской семьи. После взятия Константинополя турками она и ее братья бежали в Рим, где нашли защиту римского престола. Она перешла в католицизм, но осталась верна православию.

Софья Палеолог и Иван III Третий: история любви, интересные факты биографии. В это время Иван Третий овдовел в Москве. Жена князя умерла, оставив после себя молодого наследника Ивана Ивановича. Послы Папы отправились в Московию, чтобы предложить государю кандидатуру Зои Палеолог.Брак состоялся только спустя три года. На момент замужества Софии, принявшей в России новое имя и православие, было 17 лет. Муж был на 15 лет старше жены. Но, несмотря на столь юный возраст, София уже умела проявлять характер и полностью разорвала отношения с католической церковью, чем разочаровала Папу, стремившегося получить влияние в России.

Софья Палеолог и Иван III Третий: история любви, интересные факты биографии. В Москве латинскую женщину встретили очень враждебно, царский двор был против этого брака, но князь не прислушался к их уговорам.Историки описывают Софию как очень привлекательную женщину, она понравилась королю, как только он увидел ее портрет, принесенный послами. Современники описывают Ивана красивым мужчиной, но у князя была одна слабость, присущая многим правителям на Руси. Иван Третий любил выпить и часто засыпал прямо во время застолья, бояре в этот момент успокаивались и ждали, когда князь-отец проснется.

Софья Палеолог и Иван III Третий: история любви, интересные факты биографии.Отношения между супругами всегда были очень близкими, что не нравилось боярам, ​​видевшим в Софии большую угрозу. При дворе говорили, что князь правил страной «из спальни», намекая на вездесущность жены. Государь часто советовался с женой, и ее советы были выгодны государству. Только София поддержала и куда-то направила решение Ивана перестать платить дань Орде. София способствовала распространению просвещения среди знати, библиотеку княгини можно было сравнить с собранием книг европейских правителей.Руководила строительством Успенского собора Кремля; по ее просьбе в Москву приехали иностранные архитекторы.

Софья Палеолог и Иван III Третий: история любви, интересные факты биографии. Но личность принцессы вызывала противоречивые эмоции у современников, противники часто называли ее ведьмой, за пристрастие к лекарствам и травам. И многие были уверены, что именно она поспособствовала уходу старшего сына Ивана III, прямого наследника престола, якобы отравленного врачом, приглашенным Софией.А после его смерти она избавилась от его сына и невестки, молдавской принцессы Елены Волошанки. После этого на престол взошел ее сын Василий Третий, отец Ивана Грозного. Насколько это могло быть правдой, остается только догадываться; в средние века этот метод борьбы за престол был очень распространен. Исторические результаты Ивана III были колоссальными. Князю удалось собрать и приумножить русские земли, утроив площадь государства. По значимости его деяний историки часто сравнивают Ивана III с Петром.Немалую роль в этом сыграла и его жена София.

София Палеолог, жена Ивана 3: биография, личная жизнь, исторические факты … Сериал «София», который транслируется телеканалом Россия 1, вызвал большой интерес в личности этой удивительной женщины, которая любовью смог повернуть историю вспять и способствовал возникновению российской государственности. Большинство историков утверждают, что Софья (Зоя) Палеолог сыграла огромную роль в становлении Московского государства.Именно благодаря ей появился «двуглавый орел», и именно она считается автором концепции «Москва — третий Рим». Кстати, двуглавый орел сначала был гербом ее династии. Затем он перекочевал на герб всех российских императоров и царей.

Зоя Палеолог родилась на греческом Пелопоннесе в 1455 году. Она была дочерью деспота мурен Томаса Палеолога. Девушка родилась в довольно трагическое время — падение Византийской империи.После взятия Константинополя турками и смерти императора Константина семья Палеологов бежала на Корфу, а оттуда в Рим. Там Фома насильно перешел в католицизм. Родители девочки и двух ее младших братьев рано умерли, и Зою воспитывал греческий ученый, который служил кардиналом при папе Сиксте Четвертом. В Риме девочка воспитывалась в католической вере.

Софья Палеолог, жена Ивана 3: биография, личная жизнь, исторические факты. Когда девушке было 17 лет, ее пытались выдать замуж за царя Кипра, но сама умная София помогла расторгнуть помолвку, так как она не хотела выходить замуж за язычника.После смерти родителей девочка тайно общалась с православными старцами.

В 1467 году в России умирает жена Ивана III Мария Борисовна. А папа Павел II, надеясь на распространение католицизма на территории России, предлагает в жены овдовевшему князю Софию. Говорят, девушка понравилась московскому князю за портрет. Она обладала удивительной красотой: белоснежной кожей, красивыми выразительными глазами. В 1472 году состоялась свадьба.


Главное достижение Софии в том, что она повлияла на своего мужа, который в результате этого влияния отказался платить дань Золотой Орде.Местные князья и люди не хотели войны и были готовы платить дань и дальше. Однако Ивану III удалось сломить страх людей, с которым он сам справился с помощью любящей жены.

Софья Палеолог, жена Ивана 3: биография, личная жизнь, исторические факты. В браке с князем у Софии родилось 5 сыновей и 4 дочери. Личная жизнь складывалась очень удачно. Единственное, что омрачало жизнь Софии, — это ее отношения с сыном мужа от первого брака Иваном Молодым.София Палеолог стала бабушкой царя Ивана Грозного. София умерла в 1503 году. Ее муж пережил жену всего на 2 года.

В середине 15 века, когда Константинополь пал под натиском турок, 17-летняя византийская принцесса София покинула Рим, чтобы передать дух старой империи новому, еще только зарождающемуся государству.
С ее сказочной жизнью и путешествием, полным приключений — от плохо освещенных коридоров папской церкви до заснеженных русских степей, от секретной миссии обручения с московским князем, до таинственного и до сих пор не обнаруженного собрания книг что она привезла с собой из Константинополя, — нас познакомил журналист и писатель Йоргос Леонардос, автор книги «София Палеолог — от Византии до России», а также многих других исторических романов.

В разговоре с корреспондентом Афинско-Македонского агентства о съемках российского фильма о жизни Софии Палеолог г-н Леонардос подчеркнул, что она разносторонний человек, практичная и амбициозная женщина. Племянница последнего Палеолога вдохновила своего мужа, князя Ивана III Московского, на создание сильного государства, снискавшего уважение Сталина почти через пять столетий после ее смерти.
Российские исследователи высоко оценивают вклад Софьи в политическую и культурную историю средневековой Руси.
Йоргос Леонардос описывает личность Софии следующим образом: «София была племянницей последнего императора Византии Константина XI и дочерью Фомы Палеолога. Крестилась в Мистре, дав христианское имя Зоя. В 1460 году, когда турки захватили Пелопоннес, принцесса вместе со своими родителями, братьями и сестрой отправилась на остров Керкира. При участии Виссариона Никейского, к тому времени уже ставшего католическим кардиналом в Риме, Зоя вместе с отцом, братьями и сестрой переехала в Рим.После безвременной кончины родителей Виссарион взял на себя опеку над тремя детьми, принявшими католическую веру. Однако жизнь Софии изменилась, когда папский престол занял Павел II, который хотел, чтобы она вступила в политический брак. Княгиня была замужем за московским князем Иваном III, надеясь, что православная Русь перейдет в католицизм. Софию, происходившую из византийской императорской семьи, Павел отправил в Москву как наследник Константинополя. Первой ее остановкой после Рима стал город Псков, где юную девушку восторженно принял русский народ.«

© Sputnik. Валентин Черединцев

Автор книги считает ключевым моментом в жизни Софии посещение одной из псковских церквей: «Она была впечатлена, и хотя в то время рядом с ней находился папский легат, каждый раз следивший за ней. Шагом она вернулась в православие, пренебрегая волей папы. 12 ноября 1472 года Зоя стала второй женой московского князя Ивана III под византийским именем София.
С этого момента, по словам Леонардоса, начинается ее блестящий путь: «Под влиянием глубокого религиозного чувства София уговорила Ивана сбросить с себя татаро-монгольское иго, потому что в то время Русь платила дань Орде.Действительно, Иван освободил свое государство и объединил под своей властью различные независимые княжества. «


© Sputnik. Балабанов

Вклад Софии в развитие государства велик, потому что, как объясняет автор, «она установила византийский порядок при русском дворе и помогла создать Российское государство».
«Поскольку София была единственной наследницей Византии, Иван считал, что он унаследовал право на императорский престол. Он принял желтый Палеолог и византийский герб — двуглавый орел, который просуществовал до революции 1917 года и был возвращен после распада Советского Союза, а также назвал Москву Третьим Римом.Поскольку сыновья византийских императоров приняли имя Цезарь, Иван взял себе этот титул, который по-русски стал звучать как «царь». Иван также возвел московское архиепископство в патриархат, дав понять, что первый патриархат — это не Константинополь, захваченный турками, а Москва. «

© Sputnik. Алексей Филиппов

По словам Йоргоса Леонардоса, «София была первой, кто создал в России секретную службу по образцу Константинополя, прототипу царской тайной полиции и советского КГБ.Этот вклад признается и сегодня. Российские власти … Так, бывший глава ФСБ России Алексей Патрушев в День военной контрразведки 19 декабря 2007 года заявил, что страна чтит Софию Палеолог, защищавшую Россию от внутренних и внешних врагов. «Москва
» также обязана ей изменением своего внешнего вида, так как София привезла сюда итальянских и византийских архитекторов, которые построили в основном каменные здания, например, Архангельский собор Кремля, а также сохранившиеся до сих пор кремлевские стены.Также по византийскому образцу под территорией всего Кремля были вырыты секретные ходы.



© Sputnik. Сергей Пятаков

«С 1472 года в России начинается история современного царского государства. В то время из-за климата они не занимались земледелием, а только охотились. София убедила подданных Ивана III возделывать поля и тем заложила основу для становления сельского хозяйства в стране. «Личность Софии
уважали даже при советской власти: по словам Леонардоса,« когда в Кремле был разрушен Вознесенский монастырь, в котором хранились останки царицы, они не только не утилизировались, но и по указу Сталина они были уничтожены. были помещены в гробницу, которая затем была перенесена в Архангельский собор.«
Йоргос Леонардос сказал, что София привезла из Константинополя 60 телег с книгами и редкими сокровищами, которые хранились в подземных сокровищницах Кремля и до сих пор не были найдены.
« Есть письменные источники, — говорит г-н Леонардос, — указывая на это ». существование этих книг, которые Запад пытался купить у ее внука, Ивана Грозного, с чем он, конечно, не соглашался. Поиск книг продолжается и по сей день ».

Софья Палеолог умерла 7 апреля, 1503 год в возрасте 48 лет.Ее муж, Иван III, стал первым правителем в истории России, которого назвали Великим за подвиги, совершенные при поддержке Софии. Их внук, царь Иван IV Грозный, продолжал укреплять государство и вошел в историю как один из самых влиятельных правителей России.

© Sputnik. Владимир Федоренко

«София передала дух Византии в только что зарождающуюся Российскую империю … Именно она построила на Руси государство, придав ему византийские черты, и в целом обогатила устройство страны и ее общество.Даже сегодня в России есть фамилии, восходящие к византийским именам, как правило, заканчиваются на -ов », — сказал Йоргос Леонардос.
Что касается изображений Софии, Леонардос подчеркнул, что «ее портреты не сохранились, но даже при коммунизме с помощью специальных технологий ученые воссоздали облик королевы по ее останкам. Так появился бюст, который установлен у входа в Исторический музей рядом с Кремлем. «
« Наследие Софии Палеолог — это сама Россия… »- резюмировал Йоргос Леонардос.

Софьи Палеолог. Как византийская принцесса построила новую империю на Руси

Приветствую любителей истории и постоянных посетителей сайта! В статье «Софья Палеолог: биография Великой княгини Московской» о жизни второй жены государя всея Руси Ивана III. В конце статьи видео с интересной лекцией на эту тему.

Биография Софии Палеолог

Правление Ивана III на Руси считается временем установления русского самодержавия, консолидации сил вокруг единого Московского княжества, временем окончательного ниспровержения монголо-татарского ига.

Государь всея Руси Иван III

Иван III впервые женился очень молодым. Когда ему было всего семь лет, он был обручен с дочерью тверского князя Марией Борисовной. Этот шаг был продиктован политическими мотивами.

Родители, враждовавшие до того времени, заключили союз против Дмитрия Шемяки, стремившегося захватить княжеский престол. Молодая пара поженилась в 1462 году. Но после пяти лет счастливого брака Мария умерла, оставив мужу маленького сына.Они сказали, что ее отравили.

Сватовство

Два года спустя Иван III из-за династических интересов начал знаменитую сватовство с византийской принцессой. Брат императора Фома Палеолог жил со своей семьей. Его дочь София, воспитанная папскими легатами, была предложена римлянами в жены московскому князю.

Папа надеялся таким образом распространить влияние католической церкви в России, использовать Ивана III в борьбе против Турции, захватившей Грецию.Важным аргументом было право Софии на престол Константинополя.

Со своей стороны Иван III хотел утвердить свою власть, женившись на законной наследнице царского престола. Получив предложение из Рима, государь, посоветовавшись с матерью, митрополитом и боярами, отправил в Рим посла — монетного мастера Ивана Фрязина, итальянца по происхождению.

Фрязин вернулся с портретом княгини и с заверениями во всем доброжелательном расположении Рима.Он также отправился в Италию во второй раз с полномочиями представлять личность принца на обручении.

Свадьба

В июле 1472 года София Палеолог покинула Рим в сопровождении кардинала Антония и большой свиты. В России ее встретили очень торжественно. Гонец ехал впереди свиты, предупреждая о передвижении византийской принцессы.

Венчание состоялось в Успенском соборе Московского Кремля в 1472 году. Пребывание Софии в России совпало с большими переменами в жизни страны.Византийская принцесса не оправдала надежд Рима. Она не агитировала за католическую церковь.

Вдали от бдительных легатов, возможно, она впервые почувствовала себя наследницей королей. Она хотела свободы и власти. В доме московского князя она стала возрождать приказ византийского двора.

«Венчание Ивана III с Софией Палеолог в 1472 году» гравюра XIX века

По легенде, София привезла с собой из Рима много книг.В те времена книга была предметом роскоши. Эти книги вошли в знаменитую царскую библиотеку Ивана Грозного.

Современники заметили, что, женившись на племяннице византийского императора, Иван стал грозным государем на Руси. Князь стал самостоятельно решать дела государства. Нововведения восприняли по-разному. Многие боялись, что новый порядок приведет к гибели России, как и Византии.

Решительные шаги государя против Золотой Орды также приписываются влиянию Великой княгини.Летопись донесла до нас гневные слова княгини: «Доколе я буду ханским тружеником ?!» Очевидно, этим она хотела повлиять на гордость короля. Только при Иване III Россия окончательно сбросила татарское иго.

Семейная жизнь великой княгини складывалась успешно. Об этом свидетельствует многочисленное потомство: 12 детей (7 дочерей и 5 сыновей). Две дочери умерли в младенчестве. — ее внук. Годы жизни Софии (Зои) Палеолог: 1455-1503 гг.

Видео

В этом видео дополнительная и подробная информация (лекция) «Софья Палеолог: биография» ↓

Греческая принцесса, оказавшая значительное влияние на нашу страну.С этого времени, собственно, и началась организация независимого монархического Российского государства.

София Палеолог родилась в 40-х годах 15 века, при рождении носила имя Зоя и была наследницей древнегреческой семьи, правившей Византией с 13 по 15 века. Затем семья Палеологов переехала в Рим.

Современники отмечали восточную красоту принцессы, острый ум, любознательность, высокий уровень ее образования и культуры. Они пытались выдать Софию замуж за короля Кипра Джеймса II, а затем за итальянского принца Караччиоло.Оба брака не состоялись, ходили слухи, что София якобы отказала женихам, так как не хотела отказываться от своей веры.

В 1469 году Папа Павел 2 посоветовал Софии выйти замуж за овдовевшего великого князя Московского. Католическая церковь надеялась, что этот союз окажет влияние на Россию.

Но жениться пришлось долго. Князь не спешил, он решил посоветоваться с боярами и матерью Марией Тверской. Только после этого он отправил в Рим своего итальянского посланника Джана Батиста де Вольпе, которого в России звали просто Иван Фрязин.

Ему было приказано от имени короля провести переговоры и увидеть невесту. Итальянец вернулся не один, а с портретом невесты. Спустя три года Вольпе ушел к будущей принцессе. Летом Зоя со своей многочисленной свитой отправилась в путешествие в неизвестную северную страну. Во многих городах, через которые проходила племянница греческого императора, будущая русская княгиня вызывала большое любопытство.

Горожане отметили ее внешность, чудесную белую кожу и огромные черные очень красивые глаза.Принцесса одета в пурпурное платье, поверх парчовой мантии, подбитой соболями. На голове Зои в ее волосах сверкали бесценные камни и жемчуг, на плече поражала красотой большая застежка, украшенная крупным драгоценным камнем, которая бросалась в глаза на фоне роскошного наряда.

После сватовства Ивану 3 был подарен портрет невесты умелой работы. Была версия, что гречанка занималась магией и таким образом околдовала портрет.Так или иначе, свадьба Ивана 3 и Софии состоялась в ноябре 1472 года, когда София приехала в Москву.

Надежды католической церкви на Sophia Paleologue не оправдались. При въезде в Москву представителю Папы было отказано в торжественном ношении католического креста, и впоследствии его положение при российском дворе не играло никакой роли. Византийская княгиня вернулась к православной вере и стала ярым противником католицизма.

В браке Софии и Ивана 3 родилось 12 детей.Первые две дочери умерли в младенчестве. Существует легенда, что рождение сына было предсказано Софией святым. Во время паломничества московской княгини в Троице-Сергиеву Лавру преподобный явился ей и поднял младенца мужского пола. Действительно, вскоре София родила мальчика, который впоследствии стал наследником престола и первым признанным русским царем — Василием 3.

С рождением нового претендента на престол начались придворные интриги, завязалась борьба за власть. между Софией и сыном Ивана 3 от первого брака Иваном Молодым.У молодого князя уже был наследник — маленький Дмитрий, но он был слаб здоровьем. Но вскоре Иван Молодой заболел подагрой и скончался, лечившего его врача казнили, поползли слухи, что князь был отравлен.

Его сын, Димитрий, внук Ивана III, был коронован как великий князь и считался наследником престола. Однако во время козней Софьи его дед, Иван 3, вскоре попал в опалу, попал в тюрьму и вскоре умер, а право наследования перешло к сыну Софии Василию.

Как московская княгиня София проявляла большую инициативу в государственных делах мужа. По ее настоянию Иван 3 в 1480 году отказался платить дань татарскому хану Ахмату, разорвал письмо и приказал изгнать ордынских послов.

Последствия не заставили себя ждать — хан Ахмат собрал всех своих воинов и двинулся в Москву. Его войска обосновались на реке Угре и стали готовиться к атаке. Пологие берега реки не давали необходимого преимущества в бою, время шло, а войска оставались на месте, дожидаясь наступления холодов, чтобы перейти реку по льду.Тогда же в Золотой Орде начались бунты и восстания, возможно, поэтому хан развернул свои тумены и покинул Россию.

София Палеолог передала России свое наследие Византийской империи. Вместе с приданым принцесса принесла редкие иконы, большую библиотеку с произведениями Аристотеля и Платона, сочинениями Гомера, а в подарок мужу она получила царский трон из слоновой кости с резными библейскими сюжетами. Все это потом перешло к их внуку —

Благодаря своим амбициям и большому влиянию на мужа она познакомила Москву с европейским порядком.При ней во дворе князя был установлен этикет, принцессе разрешалось владеть своей половиной дворца и принимать послов самостоятельно. Из Европы в Москву были приглашены лучшие архитекторы и художники того времени.

Деревянной столице Софии явно не хватало былого величия Византии. Возводились здания, ставшие лучшими декорациями Москвы: Успенский, Благовещенский, Архангельский соборы. Также построены Грановитая палата для приема послов и гостей, Казенный двор, Каменная набережная, башни Московского Кремля.

Всю жизнь Софья считала себя царевной-царевной, именно ей пришла в голову идея сделать из Москвы третий Рим. После женитьбы Иван 3 ввел в свой герб и печатников символ рода Палеологов — двуглавого орла. Кроме того, Русь стала называться Русью благодаря византийской традиции.

Несмотря на кажущееся достоинство, народ и бояре относились к Софии враждебно, называя ее «гречанкой» и «чародейкой». Многие опасались ее влияния на Ивана 3, так как князь стал отличаться жестким нравом и требовать от подданных полного послушания.

Тем не менее, именно благодаря Софии Палеолог произошло сближение России и Запада, изменилась архитектура столицы, установились частные связи с Европой, укрепилась внешняя политика.

Поход Ивана 3 на независимый Новгород закончился его полным уничтожением. Судьба Новгородской республики также предопределила ее судьбу. Московская армия вошла на территорию Тверской земли. Теперь Тверь «поцеловала крест» присягнув Ивану 3, и тверской князь был вынужден бежать в Литву.

Успешное объединение русских земель создало условия для освобождения от ордынской зависимости, которое произошло в 1480 году.

Читайте, комментируйте, делитесь статьей с друзьями.

В середине 15 века, когда Константинополь пал под натиском турок, 17-летняя византийская принцесса София покинула Рим, чтобы передать дух старой империи новому, еще только зарождающемуся государству.

С ее сказочной жизнью и путешествием, полным приключений, от плохо освещенных коридоров папской церкви до заснеженных русских степей, от секретной миссии обручения с московским князем, до таинственной и до сих пор не найденной коллекции книги, которые она привезла с собой из Константинополя, — нас познакомил журналист и писатель Йоргос Леонардос, автор книги «София Палеолог — от Византии до России», а также многих других исторических романов.

В разговоре с корреспондентом Афинско-Македонского агентства о съемках российского фильма о жизни Софии Палеолог г-н Леонардос подчеркнул, что она разносторонний человек, практичная и амбициозная женщина. Племянница последнего Палеолога вдохновила своего мужа, князя Ивана III Московского, на создание сильного государства, снискавшего уважение Сталина почти через пять столетий после ее смерти.

Российские исследователи высоко оценивают вклад Софьи в политическую и культурную историю средневековой Руси.

Йоргос Леонардос описывает личность Софии следующим образом: «София была племянницей последнего императора Византии Константина XI и дочерью Фомы Палеолога. Крестилась в Мистре, дав христианское имя Зоя. В 1460 году, когда турки захватили Пелопоннес, принцесса вместе со своими родителями, братьями и сестрой отправилась на остров Керкира. При участии Виссариона Никейского, к тому времени уже ставшего католическим кардиналом в Риме, Зоя вместе с отцом, братьями и сестрой переехала в Рим.После безвременной кончины родителей Виссарион взял на себя опеку над тремя детьми, принявшими католическую веру. Однако жизнь Софии изменилась, когда папский престол занял Павел II, который хотел, чтобы она вступила в политический брак. Княгиня была замужем за московским князем Иваном III, надеясь, что православная Русь перейдет в католицизм. Софию, происходившую из византийской императорской семьи, Павел отправил в Москву как наследник Константинополя. Первой ее остановкой после Рима стал город Псков, где юную девушку восторженно принял русский народ.«

© Sputnik / Валентин Черединцев

Автор книги считает посещение одной из псковских церквей ключевым моментом в жизни Софии: «Она была впечатлена, и хотя в то время рядом с ней находился папский легат, следивший за каждым ее шагом, она вернулась. в Православие, пренебрегая волей папы. 12 ноября 1472 года Зоя стала второй женой московского князя Ивана III под византийским именем София. «

С этого момента, по словам Леонардоса, начинается ее блестящий путь: «Под влиянием глубокого религиозного чувства София уговорила Ивана сбросить с себя бремя татаро-монгольского ига, потому что в то время Русь платила дань Орде. .Действительно, Иван освободил свое государство и объединил под своей властью различные независимые княжества. «

© Sputnik / Balabanov

Вклад Софии в развитие государства велик, потому что, как объясняет автор, «она установила византийский порядок при русском дворе и помогла создать Российское государство».

«Поскольку София была единственной наследницей Византии, Иван считал, что он унаследовал право на императорский престол. Он принял желтый цвет Палеолога и византийский герб — двуглавый орел, который просуществовал до революции 1917 года и был возвращен после распада Советского Союза, а также назвал Москву Третьим Римом.Поскольку сыновья византийских императоров приняли имя Цезарь, Иван взял себе этот титул, который по-русски стал звучать как «царь». Иван также возвел Московское архиепископство в патриархат, дав понять, что первый патриархат — это не Константинополь, захваченный турками, а Москва. «

© Sputnik / Алексей Филиппов

По словам Йоргоса Леонардоса, «София была первой, кто создал в России секретную службу по образцу Константинополя, прототипу царской тайной полиции и советского КГБ.Этот вклад до сих пор признается российскими властями. Например, бывший глава ФСБ России Алексей Патрушев в День военной контрразведки 19 декабря 2007 года заявил, что страна чтит Софию Палеолог, защищавшую Россию от внутренних и внешних врагов. «

Москва также «обязана ей изменением своего внешнего вида, поскольку София привезла сюда итальянских и византийских архитекторов, которые построили в основном каменные здания, например, Архангельский собор Кремля, а также сохранившиеся до сих пор кремлевские стены.Также по византийскому образцу под территорией всего Кремля были вырыты секретные ходы.

© Sputnik / Сергей Пятаков

«С 1472 года в России начинается история современного царского государства. В то время из-за климата они не занимались земледелием, а только охотились. София убедила подданных Ивана III возделывать поля и тем заложила основу для становления сельского хозяйства в стране. «

Личность Софии уважалась и при советской власти: по словам Леонардоса, «когда в Кремле был разрушен Вознесенский монастырь, где хранились останки царицы, они не только не утилизировались, но и по указу Сталина были уничтожены. помещен в гробницу, которая затем была перенесена в Архангельский собор ».

Йоргос Леонардос сказал, что София привезла из Константинополя 60 повозок с книгами и редкими сокровищами, которые хранились в подземных сокровищах Кремля и не были найдены до сих пор.

«Есть письменные источники, — говорит г-н Леонардос, — указывающие на существование этих книг, которые Запад пытался купить у ее внука, Ивана Грозного, с чем он, конечно, не соглашался. Поиск книг продолжается и по сей день. «

София Палеолог умерла 7 апреля 1503 года в возрасте 48 лет.Ее муж, Иван III, стал первым правителем в истории России, которого назвали Великим за подвиги, совершенные при поддержке Софии. Их внук, царь Иван IV Грозный, продолжал укреплять государство и вошел в историю как один из самых влиятельных правителей России.

© Sputnik / Владимир Федоренко

«София перенесла дух Византии в Российскую империю, которая только начинала зарождаться. Именно она построила на Руси государство, придав ему византийские черты, и в целом обогатила устройство страны и ее общества.Даже сегодня в России есть фамилии, восходящие к византийским именам, как правило, заканчиваются на -ов », — сказал Йоргос Леонардос.

Что касается изображений Софии, Леонардос подчеркнул, что «ее портреты не сохранились, но даже при коммунизме с помощью специальных технологий ученые воссоздали облик королевы по ее останкам. Так появился бюст, который установлен у входа в Исторический музей рядом с Кремлем. «

«Наследие Софии Палеолог — это сама Россия…» — резюмировал Йоргос Леонардос.

Материал подготовлен редакцией сайта

Великая княгиня София (1455–1503) из греческой династии Палеологов была женой Ивана III. Она происходила из семьи византийских императоров. В браке с греческой принцессой Иван Васильевич подчеркивал связь своей власти с властью Константинополя. Когда-то Византия подарила Руси христианство. Брак Ивана и Софии замкнул этот исторический круг. Их сын Василий III и его наследники считали себя преемниками греческих императоров.Чтобы передать власть собственному сыну, Софии пришлось вести долгую династическую борьбу.

Происхождение

Точная дата рождения Софии Палеолог неизвестна. Она родилась около 1455 года в греческом городе Мистра. Отцом девушки был Томас Палеолог — брат последнего византийского императора Константина XI. Он правил деспотией мурен на Пелопоннесе. Мать Софии, Екатерина Ачайская, была дочерью франкского князя Ахеи Центуриона II (итальянка по происхождению). Католический правитель был в конфликте с Фомой и проиграл ему решающую войну, в результате которой он потерял собственное имущество.В знак победы, а также аннексии Ахеи греческий деспот женился на Екатерине.

Судьбу Софии Палеолог определили драматические события, произошедшие незадолго до ее рождения. В 1453 году турки захватили Константинополь. Это событие ознаменовало конец тысячелетней истории Византийской империи. Константинополь находился на перекрестке дорог между Европой и Азией. Заняв город, турки открыли путь на Балканы и в Старый Свет в целом.

Если османы победили императора, то другие князья вообще не представляли для них угрозы. Деспотат Мурен был схвачен уже в 1460 году. Томасу удалось забрать свою семью и бежать с Пелопоннеса. Сначала палеологи попали на Корфу, затем перебрались в Рим. Выбор был логичным. Италия стала новым домом для многих тысяч греков, которые не хотели оставаться в мусульманском гражданстве.

Родители девочки умерли почти одновременно в 1465 году. После их смерти история Софии Палеолог стала тесно связана с историей ее братьев Андрея и Мануила.Папа Сикст IV приютил молодого Палеолога. Чтобы заручиться его поддержкой и обеспечить мирное будущее своим детям, Томас незадолго до своей смерти обратился в католицизм, отказавшись от греческой православной веры.

Жизнь в Риме

Греческий ученый и гуманист Виссарион Никейский начал учить Софию. Больше всего он прославился тем, что стал автором проекта союза католической и православной церквей, заключенного в 1439 году. За успешное воссоединение (Византия согласилась на эту сделку, находясь на грани смерти и тщетно надеясь на помощь европейцев) Виссарион получил чин кардинала.Теперь он стал учителем Софьи Палеолог и ее братьев.

Биография будущей Великой Московской княгини с ранних лет несла на себе печать греко-римской двойственности, приверженцем которой был Виссарион Никейский. В Италии у нее всегда был переводчик. Два профессора преподавали ей греческий и латынь. Софию Палеолог и ее братьев поддерживал Святой Престол. За год Папа дал им более 3 тысяч крон. Деньги тратились на прислугу, одежду, врача и т. Д.

Судьба братьев София складывалась совершенно противоположным образом. Как старший сын Фомы, Андрей считался законным наследником всей палеологической династии. Он пытался продать свой статус нескольким европейским королям, надеясь, что они помогут ему вернуть трон. Как и ожидалось, крестового похода не произошло. Андрей умер в бедности. Мануэль вернулся на историческую родину. В Константинополе он начал служить турецкому султану Баязиду II, а по некоторым данным даже принял ислам.

Будучи представительницей исчезнувшей императорской династии, София Палеолог из Византии была одной из самых завидных невест в Европе. Однако ни один из католических монархов, с которыми они пытались вести переговоры в Риме, так и не согласился жениться на девушке. Даже слава имени Палеолога не могла затмить опасности, исходившей от османов. Точно известно, что покровители Софии начали ухаживать за ней с королем Кипра Жаком II, но тот ответил твердым отказом. В другой раз руку девушки протянул влиятельному итальянскому аристократу Караччиоло сам римский понтифик Павел II, но и эта попытка жениться не удалась.

Посольство при Иване III

Москва узнала о Софии в 1469 году, когда в столицу России прибыл греческий дипломат Юрий Траханиот. Он предложил недавно овдовевшему, но еще совсем юному Ивану III проект венчания с царевной. Римское послание, переданное иностранным посетителем, было составлено Папой Павлом II. Понтифик пообещал Ивану поддержку, если он захочет жениться на Софии.

Что заставило римскую дипломатию обратиться к великому князю Московскому? В 15 веке, после длительного периода политической раздробленности и монгольского ига, Россия воссоединилась и стала крупнейшей европейской державой.В Старом Свете ходили легенды о богатстве и могуществе Ивана III. В Риме многие влиятельные люди надеялись на помощь великого князя в борьбе христиан против турецкой экспансии.

Так или иначе, но Иван III согласился и решил продолжить переговоры. Его мать Мария Ярославна благосклонно отнеслась к «римско-византийской» кандидатуре. Иван III, несмотря на свой холодный нрав, боялся родителя и всегда прислушивался к ее мнению. В то же время фигура Софьи Палеолог, биография которой была связана с латинянами, не понравилась главе Русской православной церкви митрополиту Филиппу.Осознавая свое бессилие, он не стал сопротивляться московскому государю и дистанцировался от предстоящей свадьбы.

Свадьба

Московское посольство прибыло в Рим в мае 1472 года. Делегацию возглавлял итальянец Джан Батиста делла Вольпе, известный в России как Иван Фрязин. Послов встретил Папа Сикст IV, недавно сменивший покойного Павла II. В знак благодарности за гостеприимство понтифик получил в подарок большое количество соболя.

Прошла всего неделя, и в главном римском соборе св. Петра состоялась торжественная церемония, на которой заочно обручились Софья Палеолог и Иван III. Вольпе был в роли жениха. Готовясь к важному мероприятию, посол совершил серьезную оплошность. Католический обряд требовал использования обручальных колец, но Вольпе их не изготовил. Скандал замяли. Все влиятельные организаторы помолвки хотели завершить ее благополучно и закрывали глаза на формальности.

Летом 1472 года София Палеолог вместе со своей свитой, папским легатом и московскими послами отправилась в дальний путь. На прощание она встретилась с понтификом, который дал невесте свое последнее благословение. Из нескольких маршрутов спутники Софии выбрали путь через Северную Европу и Балтику. Греческая принцесса пересекла весь Старый Свет, прибыв из Рима в Любек. Софья Палеолог из Византии достойно перенесла тяготы дальнего путешествия — такие поездки были для нее не в первый раз.По настоянию Папы все католические города организовали теплый прием посольства. Девушка добралась до Таллинна морем. Затем последовали Юрьев, Псков, а после него — Новгород. София Палеолог, экстерьер которой реконструировали специалисты в ХХ веке, поразила россиян своей иностранной южной внешностью и незнакомыми привычками. Всюду будущую великую княгиню встречали хлебом-солью.

12 ноября 1472 года княгиня Софья Палеолог прибыла в долгожданную Москву.В этот же день состоялась свадебная церемония с Иваном III. У спешки была понятная причина. Приезд Софии совпал с празднованием дня памяти Иоанна Златоуста — покровителя великого князя. Так московский государь подарил свой брак небу.

Для Православной церкви предосудительным было то, что София — вторая жена Ивана III. Священник, женившийся на таком браке, должен был рисковать своей репутацией. Кроме того, отношение к невесте как к иностранной латине укоренилось в консервативных кругах с момента ее появления в Москве.Поэтому митрополит Филипп уклонился от обязанности провести венчание. Вместо этого обряд возглавил протоиерей Коломенский Осия.

София Палеолог, исповедь которой оставалась православной даже во время ее пребывания в Риме, тем не менее прибыла с папским легатом. Этот посланник, путешествуя по русским дорогам, демонстративно нес перед собой большое католическое распятие. Под давлением митрополита Филиппа Иван Васильевич дал понять легату, что не намерен мириться с таким поведением, которое смущало его православных подданных.Конфликт уладился, но «римская слава» преследовала Софию до конца ее дней.

Историческая роль

Вместе с Софией в Россию прибыла ее греческая свита. Иван III очень интересовался наследием Византии. Брак с Софией стал сигналом для многих других греков, странствовавших по Европе. Сформировался поток единоверцев, стремящихся поселиться во владениях великого князя.

Что София Палеолог сделала для России? Она открыла его европейцам.В Московию отправились не только греки, но и итальянцы. Особо ценились мастера и ученые люди. Иван III заботился об итальянских архитекторах (например, Аристотеле Фиораванти), которые построили в Москве большое количество архитектурных шедевров. Для самой Софии был построен отдельный двор и особняки. Они сгорели в 1493 году во время страшного пожара. Вместе с ними погибла казна великой княгини.

В дни стояния на Угре

В 1480 году Иван III пошел обострять конфликт с татарским ханом Ахматом.Результат этого конфликта известен — после бескровного противостояния на Угре Орда покинула пределы Руси и больше никогда не требовала с нее дани. Ивану Васильевичу удалось сбросить многолетнее иго. Однако до того, как Ахмат с позором покинул владения московского князя, ситуация казалась неопределенной. Опасаясь нападения на столицу, Иван III организовал отъезд Софии с детьми на Белое озеро. Вместе с женой здесь находилась великокняжеская казна.Если Ахмат захватит Москву, ей придется бежать дальше на север, ближе к морю.

Решение об эвакуации, которое приняли Иван 3 и Софья Палеолог, вызвало возмущение в народе. Москвичи с удовольствием вспомнили о «римском» происхождении княгини. Саркастические описания бегства императрицы на север сохранились в некоторых летописях, например, в Ростовском склепе. Тем не менее, все упреки современников были сразу забыты после того, как в Москву пришла весть о том, что Ахмат и его армия решили отступить из Угры и вернуться в степь.Через месяц в Москву приехала София из семьи Палеологов.

Проблема наследника

У Ивана и Софии было 12 детей. Половина из них умерли в детстве или младенчестве. Остальные подросшие дети Софии Палеолог тоже оставили потомство, но ветвь Рюриковичей, начавшаяся от брака Ивана и греческой царевны, вымерла примерно в середине 17 века. Также у великого князя был сын от первого брака с тверской княгиней. Названный в честь отца, он известен как Иван Млада.По закону о старшинстве именно этот князь должен был стать наследником Московского государства. Такой сценарий, конечно, не понравился Софии, которая хотела, чтобы власть перешла к своему сыну Василию. Вокруг нее сформировалась верная группировка придворной знати, поддерживавшая претензии принцессы. Однако пока она никак не могла повлиять на династический вопрос.

С 1477 года Иван Млада считался соправителем своего отца. Он участвовал в стоянии на Угре и постепенно усвоил княжеские обязанности.На протяжении многих лет положение Ивана Молодого как законного наследника неоспоримо. Однако в 1490 году он заболел подагрой. Лекарства от «болей в ногах» не существовало. Затем итальянский врач господин Леон был выписан из Венеции. Он взялся исцелить наследника и поручился за успех собственной головой. Леон использовал довольно странные методы. Он дал Ивану какое-то зелье и обжег ему ноги раскаленными стеклянными сосудами. От лечения недуг только усилился. В 1490 году Иван Молодой скончался в страшных муках в возрасте 32 лет.В гневе муж Софии Палеолог заключил венецианца в темницу, а через несколько недель казнил его публично.

Конфликт с Еленой

Смерть Ивана Младоя не слишком приблизила Софию к осуществлению ее мечты. Умерший наследник был женат на дочери молдавского государя Елене Стефановне и имел сына Дмитрия. Теперь перед Иваном III стоял непростой выбор. С одной стороны, у него был внук Дмитрий, а с другой — сын от Софии Василий.

В течение нескольких лет великий князь колебался.Бояре снова разделились. Одни поддержали Елену, другие — Софию. У первого было намного больше сторонников. Многим влиятельным русским аристократам и вельможам рассказ Софьи Палеолог не понравился. Некоторые продолжали упрекать ее в прошлом, связанном с Римом. К тому же сама София пыталась окружить себя коренными греками, что не пошло на пользу ее популярности.

На стороне Елены и ее сына Дмитрия добрая память об Иване Младе. Сторонники Василия сопротивлялись: по материнской линии он был потомком византийских императоров! Елена и София стоили друг друга.Оба они отличались честолюбием и хитростью. Хотя женщины и соблюдали дворцовую порядочность, их взаимная ненависть друг к другу не была секретом для княжеского окружения.

Опал

В 1497 году Ивану III стало известно о заговоре, который готовился за его спиной. Юный Василий попал под влияние нескольких нерадивых бояр. Среди них выделялся Федор Стромилов. Этот писарь успел заверить Василия, что Иван вот-вот официально объявит Дмитрия своим наследником.Безрассудные бояре предлагали избавиться от конкурента или захватить государственную казну в Вологде. Число единомышленников, вовлеченных в предприятие, продолжало расти, пока о заговоре не узнал сам Иван III.

Как всегда, ужасный в гневе великий князь приказал казнить главных знатных заговорщиков, в том числе писаря Стромилова. Василий сбежал из тюрьмы, но к нему приставили охрану. София тоже попала в опалу. До мужа дошли слухи, что она берет с собой воображаемых колдунов и пытается приготовить зелье, чтобы отравить Елену или Дмитрия.Этих женщин нашли и утонули в реке. Государь запретил жене попадаться ему на глаза. В довершение всего, Иван действительно объявил своего пятнадцатилетнего внука своим официальным наследником.

Битва продолжается

В феврале 1498 года в Москве прошли торжества по случаю коронации молодого Дмитрия. На церемонии в Успенском соборе присутствовали все бояре и члены великокняжеской семьи, за исключением Василия и Софии. Опальных родственников великого князя на коронацию демонстративно не пригласили.Дмитрия надели Шапку Мономаха, а Иван III устроил грандиозный пир в честь своего внука.

Праздник Елены удался — это был ее долгожданный триумф. Однако даже сторонники Дмитрия и его матери не могли чувствовать себя слишком уверенно. Иван III всегда был импульсивным. Из-за своего крутого нрава он мог повергнуть в позор кого угодно, включая жену, но ничто не гарантировало, что великий князь не изменит своих предпочтений.

Прошел год со дня коронации Дмитрия.Неожиданно милость государя вернулась к Софии и ее старшему сыну. В летописях нет сведений, говорящих о причинах, побудивших Ивана помириться с женой. Так или иначе, но великий князь приказал пересмотреть дело против своей жены. В ходе повторного расследования были выявлены новые обстоятельства судебной тяжбы. Некоторые доносы на Софию и Василия оказались ложными.

Государь обвинил в клевете наиболее влиятельных защитников Елены и Дмитрия — князей Ивана Патрикеева и Симеона Ряполовского.Первый из них был главным военным советником московского правителя более тридцати лет. Отец Ряполовского защищал Ивана Васильевича в детстве, когда ему угрожала опасность со стороны Дмитрия Шемяки во время последней русской междоусобной войны. Эти великие заслуги знати и их семей не спасли их.

Через шесть недель после боярской опалы Иван, уже оказавший милость Софии, объявил их сына Василия новгородским и псковским князем. Дмитрия по-прежнему считали наследником, но придворные, почувствовав изменение настроения государя, стали покидать Елену и ее ребенка.Боясь повторить судьбу Патрикеева и Ряполовского, другие аристократы стали демонстрировать верность Софии и Василию.

Триумф и смерть

Прошло еще три года, и, наконец, в 1502 году борьба между Софией и Еленой закончилась падением последней. Иван приказал поставить охрану Дмитрия и его мать, затем отправил их в темницу и официально лишил внука великокняжеского сана. При этом государь объявил Василия своим наследником.София торжествовала. Ни один боярин не осмелился опровергнуть решение великого князя, хотя многие продолжали симпатизировать восемнадцатилетнему Дмитрию. Ивана не остановила даже ссора с его верным и важным союзником — отцом Елены и молдавским правителем Стефаном, ненавидевшим кремлевского хозяина за страдания его дочери и внука.

София Палеолог, биография которой была чередой взлетов и падений, сумела достичь главной цели своей жизни незадолго до своей смерти.Она скончалась 7 апреля 1503 года в возрасте 48 лет. Великая княгиня была похоронена в белокаменном саркофаге, установленном в гробнице Вознесенского собора. Могила Софии находилась рядом с могилой первой жены Ивана Марии Борисовны. В 1929 году большевики разрушили Вознесенский собор, а останки великой княгини перенесли в Архангельский собор.

Для Ивана смерть жены стала сильным ударом. Ему было уже за 60. В трауре великий князь посетил несколько православных монастырей, где усердно посвятил себя молитвам.Последние годы совместной жизни омрачились позором и взаимной подозрительностью супругов. Тем не менее Иван III всегда ценил ум Софии и ее помощь в государственных делах. После потери жены великий князь, чувствуя близость собственной смерти, составил завещание. Подтверждены права Василия на власть. Иван последовал за Софией в 1505 году и умер в возрасте 65 лет.

Год рождения установлен ориентировочно — около 1455.
Год смерти — 1503
В 1472 году в жизни московского князя Иоанна III произошло событие, заставившее все европейские государства с любопытством взглянуть на малоизвестное и далекое » варвар «Россия.

Узнав о вдовстве Иоанна, папа Павел II предложил ему через посла руку византийской принцессы Зои. После разорения отечества семья византийских царей Палеолога обосновалась в Риме, где пользовалась всеобщим уважением и покровительством Папы.

Чтобы заинтересовать великого князя, папский легат изобразил, как принцесса решительно отказала двум женихам — французскому королю и герцогу Миланскому — из-за своего нежелания сменить православную веру на католическую.На самом деле, как полагали современники, претенденты на руку Зои отказались от нее сами, узнав о ее чрезмерной полноте и отсутствии приданого. Прошло драгоценное время, женихов не было, и Зою, скорее всего, постигла незавидная участь: монастырь.

Реконструкция по черепу С. А. Никитина, 1994

Иоанн обрадовался оказанной ему почести и вместе с матерью, духовенство и бояре решили, что такую ​​невесту послал ему сам Бог. Ведь на Руси высоко ценились дворянство и обширные родственные связи будущей жены.Через некоторое время Иоанну III из Италии привезли портрет невесты — она ​​взглянула на него.

Вручение Ивану III портрета Софьи Палеолог

К сожалению, портрет Зои не сохранился. Известно лишь, что при росте около 156 см она считалась самой пухлой царствующей особой в Европе — правда, уже в конце жизни. Но, по мнению итальянских историков, у Зои были удивительно красивые большие глаза и несравненная белизна кожи.Многие отметили ее ласковое обращение с гостями и умение заниматься рукоделием.

«Источники, довольно подробно описывающие обстоятельства брака Софьи Палеолог и Ивана III, почти ничего не говорят о намерениях самой невесты: хотела ли она стать женой вдовца, у которого уже был наследник престола, и поехать в далекую и малоизвестную северную страну, где у нее не было ни друзей, ни знакомых? — отмечает историк Людмила Морозова. — Все переговоры о замужестве проходили за спиной невесты.Никто не удосужился даже описать ей внешность московского князя, особенности его характера и т. Д. Им удалось лишь несколькими фразами, что он «великий князь, и его земля в христианской православной вере».

Лица, окружавшие принцессу, видимо, считали, что ей, как бомжу и сироте, не нужно выбирать …

Вручение приданого Софии Палеолог

Вероятно, жизнь в Риме была мрачной. для Зои… Никто не хотел считаться с интересами этой девушки, которая превратилась в бессловесную игрушку в руках католических политиков. Видимо, принцесса настолько устала от их козней, что была готова отправиться куда угодно, как можно дальше от Рима. «

ПРИБЫТИЕ СОФИИ ПАЛЕОЛОГОВ В МОСКВУ
Иван Александрович Коваленко

17 января 1472 года за невестой были отправлены послы. Их с большим почестями встречали в Риме, а 1 июня княгиня в церкви св. .Петра был обручен с русским государем — его на церемонии представлял главный посол. Так Зоя уехала в Москву, о которой почти ничего не знала, к своему тридцатилетнему мужу. «Верные» люди уже успели шепнуть ей, что у Иоанна в Москве есть возлюбленная. Или даже более одного …


Ф. Бронников. Встреча греческой принцессы Софии Палеолог. Фото с эскиза из архива Бронникова. Шадринский краеведческий музей В.Бирюкова П.

Путешествие длилось полгода. Зою везде встречали как императрицу, воздавая ей должные почести. Рано утром 12 ноября Зоя, которую в православии назвали Софией, приехала в Москву. Митрополит ждал ее в храме и, получив его благословение, она пошла к матери Иоанна и там впервые увидела своего жениха. Великий князь — высокий и худой, с красивым благородным лицом — нравился греческой принцессе. В этот же день отпраздновали и свадьбу.

Свадьба Ивана III и Софьи Палеолог.

Испокон веков византийский император считался главным защитником всего восточного христианства. Теперь, когда Византия была порабощена турками, великий московский князь стал таким защитником: рукой Софии он словно унаследовал права палеологов. И даже принял герб Восточной Римской империи — двуглавого орла. С этого времени на всех печатях, которые крепились к буквам на шнурках, стали изображать с одной стороны двуглавого орла, а с другой — старинный московский герб — Георгия Победоносца на коне. , убивая дракона.


Двуглавый орел в регалиях Софии Палеолог 1472

На следующий день после свадьбы кардинал Антоний, прибывший в свите невесты, начал переговоры об объединении церквей — цель, ради которой, по мнению историков Отметим, брак Софии в основном был зачатым. Но посольство кардинала закончилось ничем, и вскоре он беззастенчиво уехал. А Зоя, как отмечает Н. И. Костомаров, «при жизни заслужила упрек и порицание Папы и его сторонников, которые очень ошибались в ней, надеясь через нее через нее ввести Флорентийскую унию в Московскую Русь.»

Ф. Бронников. Встреча греческой княгини Софьи Палеолог. Картина-вариант. Карандаш, тушь, перо на бумаге. Шадринский краеведческий музей В.П. Бирюкова


Софья принесла в Россию великолепие и очарование императорского имени. До недавнего времени великий князь ездил в Орду, кланялся хану и его вельможам, как кланялись его предки на протяжении двух столетий.Но когда София вступила во двор великокняжеского князя, Иоанн Васильевич заговорил с ханом совершенно по-другому.

Иоанн III свергает татарское иго, разрывая ханское письмо и приказывая убить послов
Шустов Николай Семенович

Летопись говорит: именно Софья настояла на том, чтобы Великий князь не выходил пешком, как это было обычно до нее , чтобы встретить ордынских послов, чтобы он не поклонился им до земли, не принес чашу с кумысом и не стал слушать ханское письмо, стоя на коленях. Она пыталась привлечь в Московское княжество деятелей культуры и врачей из Италии.Именно с нее началось строительство замечательных архитектурных памятников. Она лично проводила аудиенции у иностранцев, имела свой кружок дипломатов.

Встреча с Софией Палеолог
Иван Александрович Коваленко

У великой княгини Софьи было три дочери. Они с мужем с нетерпением ждали сына, и Бог наконец-то выслушал их горячие молитвы: в 1478 году (по другим данным — в 1479 году) у них родился сын Василий.

Встреча княгини
Федор Бронников

Сын великого князя от первой жены Иоанна Молодого сразу же враждебно относился к мачехе, часто грубил ей и не проявлял должного уважения.Великий князь поспешил жениться на своем сыне и отдалил его от двора, затем снова приблизил к себе и объявил наследником престола. Иоанн Молодой уже принимал активное участие в государственных делах, когда он внезапно заболел какой-то неизвестной болезнью, например, проказой, и умер в 1490 году.

Свадебный поезд.
В телеге — София Палеолог
с подругами »

Был поднят вопрос, кому унаследовать престол: сыну Иоанна Молодого Деметрию или Василию, сыну Софии.Бояре, враждебные высокомерной Софии, встали на сторону первой. Они обвинили Василия и его мать в недобрых намерениях против великого князя и так настроили великого князя, что он оттолкнул своего сына, потерял интерес к Софии, а главное — торжественно короновал своего внука Деметрия на великое княжение. Известно, что в этот период великая княгиня один за другим потеряла двоих детей, родившихся недоношенными … Как говорят историки, в самый день коронации государь казался мрачным — было заметно, что ему грустно. о жене, с которой он счастливо прожил двадцать пять лет, о сыне, рождение которого всегда казалось ему особой милостью судьбы…

Вышитая плащаница 1498 года. В левом нижнем углу изображена София Палеолог. Ее одежду украшает круглый планшет, коричневый кружок на желтом фоне — знак королевского достоинства. Щелкните, чтобы увидеть увеличенное изображение.

Прошел год, козни бояр, стараниями Софьи, раскрылись, и они дорого заплатили за свои козни. Василий был объявлен наследником престола, и Софья снова вернула себе расположение Иоанна.

Смерть Софии Палеолог.Копия миниатюры с лицевой стороны летописного собрания второй половины XVI века.

София умерла в 1503 г. (по другим данным — в 1504 г.), оплакиваемая мужем и детьми. Летописи не содержат сведений о причинах ее смерти. Ей не довелось увидеть своего внука — будущего Ивана Грозного. Ее муж, Иоанн III, пережил ее всего на год …

Гипсовая копия черепа Ивана Грозного
с наложенными на него основными контурами черепа
(светлее) Софья Палеолог.

Текст Е. Обоймина, О.В. Таткова

Софии в истории России. Великая княгиня Московская Софья Палеолог и ее роль в истории

1. София Палеолог была дочерью деспота Мореи (ныне полуостров Пелопоннес) Томаса Палеолога и племянницей последнего императора Византийской империи Константина XI.

2. При рождении София получила имя Зоя … Она родилась через два года после того, как османы захватили Константинополь в 1453 году, и Византийская империя прекратила свое существование.Пять лет спустя Морея была схвачена. Семья Зои была вынуждена бежать, укрывшись в Риме. Чтобы получить поддержку Папы Фомы, Палеолог со своей семьей обратился в католицизм. С изменением веры Зоя стала Софией.

3. Непосредственным опекуном Софии Палеолог был назначен кардинал Виссарион Никейский, сторонник унии, то есть союза католиков и православных под властью Папы. Судьбу Софии должен был решить удачный брак.В 1466 году она была предложена в качестве невесты кипрскому королю Жаку II де Лузиньяну года, но он отказался. В 1467 году она была предложена в жены принцу Караччоло , знатному итальянскому богачу. Князь согласился, после чего состоялось торжественное обручение.

4. Судьба Софии кардинально изменилась после того, как стало известно, что г. Великий князь Московский Иван III овдовел г. и ищет новую жену. Виссарион Никейский решил, что, если Софья Палеолог станет женой Ивана III, русские земли могут быть подчинены влиянию Папы.

София Палеолог. Реконструкция по черепу С. Никитина. Фото: Commons.wikimedia.org

5. 1 июня 1472 года в базилике Святых Апостолов Петра и Павла в Риме состоялось заочное обручение Ивана III и Софии Палеолог. Заместителем великого князя был русский посол Иван Фрязин … Жена правителя Флоренции присутствовала в качестве гостей. Лоренцо Великолепная Клариса Орсини и королева Боснии Катарина.

6.Представители Папы умолчали об обращении Софии Палеолог в католицизм во время переговоров о браке. Но и их ждал сюрприз — сразу после пересечения границы с Россией София объявила сопровождавшему ее Виссариону Никейскому, что возвращается в Православие и не будет совершать католических обрядов. Фактически, на этом и закончилась попытка реализовать проект союза в России.

7. Венчание Ивана III и Софьи Палеолог в России состоялось 12 ноября 1472 года.Их брак продлился 30 лет, София родила мужу 12 детей, но первые четверо были девочками. Родившийся в марте 1479 года мальчик по имени Василий впоследствии стал великим князем Московским Василием III.

8. В конце XV века в Москве развернулась ожесточенная борьба за право престолонаследия. Официальным наследником считался сын Ивана III от первого брака Иван Молодой, даже имел статус соправителя. Однако с рождением сына Василия София Палеолог вступила в борьбу за свое право на престол.Московская элита раскололась на две противоборствующие стороны. Оба попали в опалу, но в итоге победа осталась за сторонниками Софии Палеолог и ее сына.

В середине 15 века, когда Константинополь пал под натиском турок, 17-летняя византийская принцесса София покинула Рим, чтобы передать дух старой империи новому, еще только зарождающемуся государству.
С ее сказочной жизнью и путешествием, полным приключений, от плохо освещенных коридоров папской церкви до заснеженных русских степей, от секретной миссии обручения с московским князем, до таинственной и до сих пор не найденной коллекции книги, которые она привезла с собой из Константинополя, — нас познакомил журналист и писатель Йоргос Леонардос, автор книги «София Палеолог — от Византии до России», а также многих других исторических романов.

В разговоре с корреспондентом Афинско-Македонского агентства о съемках российского фильма о жизни Софии Палеолог г-н Леонардос подчеркнул, что она разносторонний человек, практичная и амбициозная женщина. Племянница последнего Палеолога вдохновила своего мужа, князя Ивана III Московского, на создание сильного государства, снискавшего уважение Сталина почти через пять столетий после ее смерти.
Российские исследователи высоко оценивают вклад Софьи в политическую и культурную историю средневековой Руси.
Йоргос Леонардос описывает личность Софии следующим образом: «София была племянницей последнего императора Византии Константина XI и дочерью Фомы Палеолога. Крестилась в Мистре, дав христианское имя Зоя. В 1460 году, когда турки захватили Пелопоннес, принцесса вместе со своими родителями, братьями и сестрой отправилась на остров Керкира. При участии Виссариона Никейского, к тому времени уже ставшего католическим кардиналом в Риме, Зоя вместе с отцом, братьями и сестрой переехала в Рим.После безвременной кончины родителей Виссарион взял на себя опеку над тремя детьми, принявшими католическую веру. Однако жизнь Софии изменилась, когда папский престол занял Павел II, который хотел, чтобы она вступила в политический брак. Княгиня была замужем за московским князем Иваном III, надеясь, что православная Русь перейдет в католицизм. Софию, происходившую из византийской императорской семьи, Павел отправил в Москву как наследник Константинополя. Первой ее остановкой после Рима стал город Псков, где юную девушку восторженно принял русский народ.«

© Sputnik. Валентин Черединцев

Автор книги считает посещение одного из псковских храмов ключевым моментом в жизни Софии: «Она была впечатлена, и хотя рядом с ней тогда находился папский легат, каждый раз следивший за ней. Шагом она вернулась в православие, пренебрегая волей папы. 12 ноября 1472 года Зоя стала второй женой московского князя Ивана III под византийским именем София.
С этого момента, по словам Леонардоса, начинается ее блестящий путь: «Под влиянием глубокого религиозного чувства София уговорила Ивана сбросить с себя бремя татаро-монгольского ига, потому что в то время Россия отдавала дань уважения Орда.Действительно, Иван освободил свое государство и объединил под своей властью различные независимые княжества. «


© Sputnik. Балабанов

Вклад Софии в развитие государства велик, потому что, как объясняет автор, «она установила византийский порядок при русском дворе и помогла создать Российское государство».
«Поскольку София была единственной наследницей Византии, Иван считал, что он унаследовал право на императорский престол. Он принял желтый цвет Палеолога и византийский герб — двуглавый орел, который просуществовал до революции 1917 года и был возвращен после распада Советского Союза, а также назвал Москву Третьим Римом.Поскольку сыновья византийских императоров приняли имя Цезарь, Иван взял себе этот титул, который по-русски стал звучать как «царь». Иван также возвел Московское архиепископство в патриархат, дав понять, что первый патриархат — это не Константинополь, захваченный турками, а Москва. «

© Sputnik. Алексей Филиппов

По словам Йоргоса Леонардоса, «София была первой, кто создал в России секретную службу по образцу Константинополя, прототипу царской тайной полиции и советского КГБ.Этот вклад до сих пор признается российскими властями. Например, бывший глава ФСБ России Алексей Патрушев в День военной контрразведки 19 декабря 2007 года заявил, что страна чтит Софию Палеолог, защищавшую Россию от внутренних и внешних врагов. «Москва
» также обязана ей изменением своего внешнего вида, так как София привезла сюда итальянских и византийских архитекторов, которые построили в основном каменные здания, например, Архангельский собор Кремля, а также сохранившиеся до сих пор кремлевские стены.Также по византийскому образцу под территорией всего Кремля были вырыты секретные ходы.



© Sputnik. Сергей Пятаков

«С 1472 года в России начинается история современного царского государства. В то время из-за климата они не занимались земледелием, а только охотились. София убедила подданных Ивана III возделывать поля и тем заложила основу для становления сельского хозяйства в стране.
Личность Софии уважалась и при советской власти: по словам Леонардоса, «когда в Кремле был разрушен Вознесенский монастырь, где хранились останки царицы, они не только не утилизировались, но и по указу Сталина они были уничтожены. были помещены в гробницу, которая затем была перенесена в Архангельский собор ».
Йоргос Леонардос сообщил, что София привезла из Константинополя 60 повозок с книгами и редкими сокровищами, которые хранились в подземных сокровищах Кремля и не были найдены до сих пор.
«Есть письменные источники, — говорит г-н Леонардос, — указывающие на существование этих книг, которые Запад пытался купить у ее внука, Ивана Грозного, с чем он, конечно же, не соглашался. Поиск книг продолжается и по сей день. «

София Палеолог умерла 7 апреля 1503 года в возрасте 48 лет.Ее муж, Иван III, стал первым правителем в истории России, которого назвали Великим за подвиги, совершенные при поддержке Софии. Их внук, царь Иван IV Грозный, продолжал укреплять государство и вошел в историю как один из самых влиятельных правителей России.

© Sputnik. Владимир Федоренко

«София передала дух Византии Российской Империи, которая только начинала зарождаться. Именно она построила на Руси государство, придав ему византийские черты, и в целом обогатила устройство страны и ее общества.Даже сегодня в России есть фамилии, восходящие к византийским именам, как правило, заканчиваются на -ов », — сказал Йоргос Леонардос.
Что касается изображений Софии, Леонардос подчеркнул, что «ее портреты не сохранились, но даже при коммунизме с помощью специальных технологий ученые воссоздали облик королевы по ее останкам. Так появился бюст, который установлен у входа в Исторический музей рядом с Кремлем. «
« Наследие Софии Палеолог — это сама Россия… »- резюмировал Йоргос Леонардос.

Внезапная смерть первой жены Ивана III княгини Марии Борисовны 22 апреля 1467 года заставила великого князя Московского задуматься о новом браке. Овдовевший великий князь выбрал сказочную принцессу Софию Палеолог, которая жила в Риме и считалась католичкой. Одни историки считают, что идея «римско-византийского» брачного союза зародилась в Риме, другие предпочитают Москву, третьи — Вильно или Краков.

София (в Риме ее звали Зоя) Палеолог была дочерью морского деспота Фомы Палеолога и была племянницей императоров Константина XI и Иоанна VIII.Детство Деспины Зоя провела в Морее и на острове Корфу. Она прибыла в Рим со своими братьями Эндрю и Мануэлем после смерти ее отца в мае 1465 года. Палеологи вошли под покровительством кардинала Виссариона, который сохранил симпатию к грекам. Патриарх Константинопольский и кардинал Виссарион пытались возобновить союз с Россией через брак.

Юрий Грек, прибывший в Москву из Италии 11 февраля 1469 года, привез Ивану III некую «простыню».В этом письме, автором которого, по всей видимости, был сам Папа Павел II, а соавтором — кардинал Виссарион, великий князь был проинформирован о пребывании в Риме благородной невесты, преданной православию — Софии Палеолог. Папа пообещал Ивану свою поддержку в случае, если он захочет на ней жениться.

В Москве не любили спешить в важных делах и четыре месяца обдумывали новые известия из Рима. Наконец, все размышления, сомнения и приготовления остались позади. 16 января 1472 года московские послы отправились в дальний путь.

В Риме москвичи были с честью приняты новым папой Гикктом IV. В подарок от Ивана III послы преподнесли понтифику шестьдесят отборных шкурок соболя. С этого момента дело быстро подошло к концу. Через неделю Сикст IV совершает в соборе Святого Петра торжественную церемонию заочного обручения Софии с московским государь.

В конце июня 1472 года невеста в сопровождении московских послов, папского легата и большой свиты отправилась в Москву.На прощание Папа дал ей долгую аудиенцию и свое благословение. Он приказал устроить Софии и ее свите повсюду пышные многолюдные встречи.

Софья Палеолог прибыла в Москву 12 ноября 1472 г. и сразу же состоялась ее свадьба с Иваном III. В чем причина спешки? Оказывается, на следующий день была отмечена память святителя Иоанна Златоуста, небесного покровителя московского государя. Отныне семейное счастье князя Ивана отдавалось под покровительство великого святого.

София стала полноправной Великой княгиней Московской.

Сам факт, что София согласилась отправиться искать счастья из Рима в далекую Москву, говорит о том, что она была смелой, энергичной и предприимчивой женщиной. В Москве ее ждали не только почести, оказанные великой княгине, но и неприязнь местного духовенства и наследника престола. На каждом шагу ей приходилось отстаивать свои права.

Иван, при всей своей любви к роскоши, был до скупости бережлив.Он экономил буквально на всем. Выросшая в совершенно другой среде, София Палеолог, напротив, стремилась сиять и проявлять щедрость. Этого требовали ее амбиции византийской принцессы, племянницы последнего императора. Более того, щедрость позволила подружиться среди московской знати.

Но лучшим способом заявить о себе были, конечно же, роды. Великий князь хотел иметь сыновей. Этого хотела сама София. Однако на радость недоброжелателям она родила подряд трех дочерей — Елену (1474 г.), Феодосию (1475 г.) и снова Елену (1476 г.).София молилась Богу и всем святым о подарке сына.

Наконец, ее просьба была удовлетворена. В ночь с 25 на 26 марта 1479 года родился мальчик, названный в честь деда Василия. (Для матери он всегда оставался Гавриилом — в честь архангела Гавриила.) Счастливые родители связали рождение сына с прошлогодним паломничеством и горячей молитвой на могиле преподобного Сергия Радонежского в Троицком монастыре. Софья рассказывала, что, подходя к монастырю, ей явился сам великий старец с мальчиком на руках.

После Василия у нее было еще два сына (Юрий и Дмитрий), затем две дочери (Елена и Феодосия), затем еще три сына (Семен, Андрей и Борис) и последняя, ​​в 1492 году, дочь Евдокия.

Но теперь неизбежно встал вопрос о дальнейшей судьбе Василия и его братьев. Наследником престола стал сын Ивана III и Марии Борисовны Иван Молодой, сын которого Дмитрий родился 10 октября 1483 года в браке с Еленой Волошанкой. В случае гибели Государя он бы не замедлил тем или иным способом избавиться от Софии и ее семьи.Лучшее, на что они могли надеяться, — это ссылка или ссылка. При мысли об этом гречанку охватили ярость и бессильное отчаяние.

Зимой 1490 года из Рима в Москву приехал брат Софьи Андрей Палеолог. С ним вернулись послы Москвы, которые ездили в Италию. Привезли в Кремль множество мастеров всех мастей. Один из них, приходящий врач Леон, вызвался вылечить царевича Ивана Молодого от болезни ног. Но когда он поставил принцу кувшины и дал свои зелья (от которых он едва мог умереть), некий злоумышленник добавил в эти зелья яд.7 марта 1490 года скончался 32-летний Иван Молодой.

Вся эта история породила множество слухов в Москве и по всей России. Враждебные отношения между Иваном Молодым и Софьей Палеолог были хорошо известны. Гречанка не пользовалась любовью москвичей. Вполне понятно, что слух приписал ей убийство Ивана Молодого. В «Повести о великом князе Московском» князь Курбский прямо обвинил Ивана III в отравлении собственного сына Ивана Молодого. Да, такой поворот событий открыл дорогу на престол детям Софии.Сам Государь оказался в крайне тяжелом положении. Вероятно, в этой интриге Иван III, приказавший своему сыну воспользоваться услугами тщеславного врача, оказался лишь слепым орудием в руках хитрой гречанки.

После смерти Ивана Молодого обострился вопрос о наследнике престола. Было два кандидата: сын Ивана Молодого — Дмитрий и старший сын Иван III и София

.

Палеолог — Василий. Претензии внука Дмитрия подкреплялись тем, что его отец был официально провозглашен великим князем — соправителем Ивана III и наследником престола.

Государь стоял перед болезненным выбором: отправить в тюрьму либо жену и сына, либо невестку и внука … Убийство соперника во все времена было обычной ценой верховной власти.

Осенью 1497 года Иван III склонился к Дмитрию. Он приказал подготовить внуку торжественную «свадьбу царству». Узнав об этом, сторонники Софии и князя Василия составили заговор, включавший убийство Дмитрия, а также бегство Василия на Белоозеро (откуда перед ним открывалась дорога на Новгород), захват города. великокняжеская казна хранится в Вологде и Белоозере.Однако в декабре Иван арестовал всех заговорщиков, в том числе и Василия.

Следствие выявило причастность к заговору Софьи Палеолог. Не исключено, что она была организатором предприятия. Софья получила яд и ждала удобного случая отравить Дмитрия.

В воскресенье 4 февраля 1498 года 14-летний Дмитрий был торжественно объявлен наследником престола в Успенском соборе Московского Кремля. Софья Палеолог и ее сын Василий на коронации не присутствовали.Казалось, что их дело полностью проиграно. Придворные бросились угождать Елене Стефановне и ее венценосному сыну. Однако вскоре толпа льстецов в недоумении отступила. Государь никогда не давал Дмитрию реальной власти, передав ему контроль лишь над некоторыми северными округами.

Иван III продолжал мучительно искать выход из династического тупика. Теперь первоначальный план не казался ему удачным. Государь пожалел своих маленьких сыновей Василия, Юрия, Дмитрия Жилка, Семена, Андрея… И прожил вместе с княгиней Софией четверть века … Иван III понимал, что рано или поздно сыновья Софии восстанут. Предотвратить демонстрацию можно было только двумя способами: либо уничтожить вторую семью, либо завещать престол Василию и уничтожить семью Ивана Молодого.

Государь на этот раз выбрал второй путь. 21 марта 1499 г. он «пожаловал … своего сына, князя Василия Ивановича, назвал его государь великим князем, передал ему Великий Новгород и Псков в великое княжение.«В результате на Руси появилось сразу три великих князя: отец, сын и внук!

В четверг, 13 февраля 1500 года, в Москве сыграли пышную свадьбу. Иван III выдал свою 14-летнюю дочь Феодосию замуж за князя Василия Даниловича Холмского — сына известного полководца и вождя тверской «общины» в Москве. Этот брак способствовал сближению детей Софьи Палеолог и верхушки московского дворянства. К сожалению, ровно через год Феодосия скончалась.

Развязка семейной драмы наступила лишь два года спустя. «Этой же весной (1502 г.) князь Великого Апреля И в понедельник опозорил внука своего Великого Князя Дмитрия и его мать Великую Княгиню Елену, и с этого дня не велел их поминать ектениями и litias, ни для того, чтобы быть вызванным Великим князем, и поставить их за судебными приставами. «Через три дня Иван III» пожаловал своего сына Василия, благословил и насадил Володимерское и Москву и всея Руси в самодержавие, с благословения Симона, митрополита всея Руси ».

Ровно через год после этих событий, 7 апреля 1503 года, умерла София Палеолог. Тело великой княгини было похоронено в соборе Кремлевского Вознесенского монастыря. Похоронена рядом с могилой первой жены царя княгини Марии Борисовны Тверской.

Вскоре здоровье самого Ивана III ухудшилось. В четверг, 21 сентября 1503 года, он вместе с наследником престола Василием и его младшими сыновьями отправился в паломничество в северные монастыри. Однако святые уже не были склонны помогать раскаявшемуся государю.По возвращении из паломничества Иван заболел параличом: «… оторвало от него руку, ногу и глаз». Иван III умер 27 октября 1505 года.

Большинство историков сходятся во мнении, что ее бабушка, великая княгиня Московская София (Зоя) Палеолог, сыграла огромную роль в становлении Московского государства. Многие считают ее автором концепции «Москва — третий Рим». А вместе с Зоей Палеологиней появился двуглавый орел. Сначала это был фамильный герб ее династии, а затем перекочевал на герб всех царей и русских императоров.

Детство и юность

Зоя Палеолог родилась (предположительно) в 1455 году в Мистре. Дочь деспота мурен Томаса Палеолога родилась в трагическое и переломное время — время падения Византийской империи.

После захвата Константинополя турецким султаном Мехмедом II и смерти императора Константина Фома Палеолог бежал на Корфу со своей женой Екатериной Ахайской и их детьми. Оттуда он переехал в Рим, где был вынужден принять католицизм.Томас умер в мае 1465 года. Его смерть произошла вскоре после смерти его жены в том же году. Дети, Зоя и ее братья — 5-летний Мануэль и 7-летний Андрей, переехали в Рим после смерти родителей.

Греческий ученый униат Виссарион Никейский, служивший кардиналом при папе Сиксте IV (именно он заказал знаменитую Сикстинскую капеллу), взялся за воспитание сирот. В Риме греческая принцесса Зоя Палеолог и ее братья воспитывались в католической вере.Кардинал позаботился о детях и их воспитании.

Известно, что Виссарион Никейский с разрешения Папы оплатил скромный двор молодых палеологов, в который входили слуга, врач, два профессора латинского и греческого языков, переводчики и священники. Софья Палеолог получила в то время довольно солидное образование.

Великая княгиня Московская

Когда София достигла совершеннолетия, Венецианская Синьория позаботилась о ее браке.Жениться на знатной девушке впервые было предложено королю Кипра Жаку II де Лузиньяну. Но он отказался от этого брака, опасаясь конфликта с Османской империей. Год спустя, в 1467 году, кардинал Виссарион по просьбе Папы Павла II протянул руку благородной византийской красавицы принцу и итальянскому дворянину Караччоло. Состоялось торжественное обручение, но по неизвестным причинам брак был расторгнут.


Есть версия, что София тайно общалась с афонскими старейшинами и придерживалась православной веры.Сама она старалась не выходить замуж за неверующего, расстроив все предложенные ей браки.

В 1467 году, решающем для жизни Софьи Палеолог, умерла жена великого князя Московского Мария Борисовна. В этом браке родился единственный сын. Папа Павел II, рассчитывая на распространение католицизма в Москве, пригласил овдовевшего государя всея Руси жениться на своей подопечной.


После трех лет переговоров Иван III, посоветовавшись с матерью, митрополитом Филиппом и боярами, решил жениться.Примечательно, что переговорщики со стороны Папы предусмотрительно умолчали о переходе Софьи Палеолог в католицизм. Более того, они сообщили, что предполагаемая жена Палеологина была православной христианкой. Они даже не знали, что это так.

В июне 1472 года в базилике Святых Апостолов Петра и Павла в Риме состоялось заочное обручение Ивана III и Софии Палеолог. После этого поезд невесты отправился из Рима в Москву. Невесту сопровождал тот же кардинал Виссарион.


Болонские хронисты описывали Софию как весьма привлекательную личность. На вид ей было 24 года, у нее была белоснежная кожа и невероятно красивые и выразительные глаза. Ее рост был не выше 160 см. Конституция будущей жены русского государя была плотной.

Есть версия, что в приданом Софии Палеолог помимо одежды и украшений было много ценных книг, которые впоследствии легли в основу таинственно исчезнувшей библиотеки Ивана Грозного.Среди них были трактаты и неизвестные стихи.


Встреча принцессы Софии Палеолог на Чудском озере

В конце длинного маршрута, пролегавшего через Германию и Польшу, римские гиды София Палеолог осознали, что их желание распространить (или хотя бы приблизить) католицизм к Православию через брак Иван III Палеолог потерпел поражение. Зоя, едва покинув Рим, проявила твердое намерение вернуться к вере предков — христианству. Свадьба состоялась в Москве 12 ноября 1472 года.Церемония прошла в Успенском соборе.

Главным достижением Софии Палеолог, ставшим большим благословением для Руси, считается ее влияние на решение мужа отказаться от уплаты дани Золотой Орде. Благодаря жене Иван Третий наконец осмелился сбросить многовековое татаро-монгольское иго, хотя местные князья и верхушка предлагали и дальше платить ренту во избежание кровопролития.

Личная жизнь

Судя по всему, личная жизнь Софьи Палеолог с великим князем Иваном III сложилась удачно.В этом браке родилось много потомков — 5 сыновей и 4 дочери. Но безоблачным существованием новой великой княгини Софьи в Москве назвать сложно. Бояре видели огромное влияние жены на мужа. Многим это не понравилось.


Василий III, сын Софьи Палеолог

Ходят слухи, что у княгини были плохие отношения с наследником, рожденным от предыдущего брака Ивана III, с Иваном Молодым. Более того, есть версия, что Софья была причастна к отравлению Ивана Молодого и дальнейшему отстранению от власти его жены Елены Волошанки и сына Дмитрия.

Как бы то ни было, Софья Палеолог оказала огромное влияние на всю дальнейшую историю России, на ее культуру и архитектуру. Она была матерью наследника престола и бабушкой Ивана Грозного. По некоторым данным, внук немало походил на свою мудрую византийскую бабушку.

Смерть

Софья Палеолог, великая княгиня Московская, умерла 7 апреля 1503 года. Ее муж Иван III пережил жену всего на 2 года.


Разрушение могилы Софии Палеолог в 1929 году

София похоронена рядом с предыдущей женой Ивана III в саркофаге гробницы Вознесенского собора.Собор был разрушен в 1929 году. Но останки женщин царского дома уцелели — они были перенесены в подземные покои Архангельского собора.

Большинство историков сходятся во мнении, что ее бабушка, великая княгиня Московская София (Зоя) Палеолог, сыграла огромную роль в становлении Московского государства. Многие считают ее автором концепции «Москва — третий Рим». А вместе с Зоей Палеологиней появился двуглавый орел. Сначала это был фамильный герб ее династии, а затем перекочевал на герб всех царей и русских императоров.

Детство и юность

Зоя Палеолог родилась (предположительно) в 1455 году в Мистре. Дочь деспота мурен Томаса Палеолога родилась в трагическое и переломное время — время падения Византийской империи.

После захвата Константинополя турецким султаном Мехмедом II и смерти императора Константина Фома Палеолог бежал на Корфу со своей женой Екатериной Ахайской и их детьми. Оттуда он переехал в Рим, где был вынужден принять католицизм.Томас умер в мае 1465 года. Его смерть произошла вскоре после смерти его жены в том же году. Дети, Зоя и ее братья — 5-летний Мануэль и 7-летний Андрей, переехали в Рим после смерти родителей.

Греческий ученый униат Виссарион Никейский, служивший кардиналом при папе Сиксте IV (именно он заказал знаменитую Сикстинскую капеллу), взялся за воспитание сирот. В Риме греческая принцесса Зоя Палеолог и ее братья воспитывались в католической вере.Кардинал позаботился о детях и их воспитании.

Известно, что Виссарион Никейский с разрешения Папы оплатил скромный двор молодых палеологов, в который входили слуга, врач, два профессора латинского и греческого языков, переводчики и священники. Софья Палеолог получила в то время довольно солидное образование.

Великая княгиня Московская

Когда София достигла совершеннолетия, Венецианская Синьория позаботилась о ее браке.Жениться на знатной девушке впервые было предложено королю Кипра Жаку II де Лузиньяну. Но он отказался от этого брака, опасаясь конфликта с Османской империей. Год спустя, в 1467 году, кардинал Виссарион по просьбе Папы Павла II протянул руку благородной византийской красавицы принцу и итальянскому дворянину Караччоло. Состоялось торжественное обручение, но по неизвестным причинам брак был расторгнут.


Есть версия, что София тайно общалась с афонскими старейшинами и придерживалась православной веры.Сама она старалась не выходить замуж за неверующего, расстроив все предложенные ей браки.

В 1467 году, решающем для жизни Софьи Палеолог, умерла жена великого князя Московского Мария Борисовна. В этом браке родился единственный сын. Папа Павел II, рассчитывая на распространение католицизма в Москве, пригласил овдовевшего государя всея Руси жениться на своей подопечной.


После трех лет переговоров Иван III, посоветовавшись с матерью, митрополитом Филиппом и боярами, решил жениться.Примечательно, что переговорщики со стороны Папы предусмотрительно умолчали о переходе Софьи Палеолог в католицизм. Более того, они сообщили, что предполагаемая жена Палеологина была православной христианкой. Они даже не знали, что это так.

В июне 1472 года в базилике Святых Апостолов Петра и Павла в Риме состоялось заочное обручение Ивана III и Софии Палеолог. После этого поезд невесты отправился из Рима в Москву. Невесту сопровождал тот же кардинал Виссарион.


Болонские хронисты описывали Софию как весьма привлекательную личность. На вид ей было 24 года, у нее была белоснежная кожа и невероятно красивые и выразительные глаза. Ее рост был не выше 160 см. Конституция будущей жены русского государя была плотной.

Есть версия, что в приданом Софии Палеолог помимо одежды и украшений было много ценных книг, которые впоследствии легли в основу таинственно исчезнувшей библиотеки Ивана Грозного.Среди них были трактаты и неизвестные стихи.


Встреча принцессы Софии Палеолог на Чудском озере

В конце длинного маршрута, пролегавшего через Германию и Польшу, римские гиды София Палеолог осознали, что их желание распространить (или хотя бы приблизить) католицизм к Православию через брак Иван III Палеолог потерпел поражение. Зоя, едва покинув Рим, проявила твердое намерение вернуться к вере предков — христианству. Свадьба состоялась в Москве 12 ноября 1472 года.Церемония прошла в Успенском соборе.

Главным достижением Софии Палеолог, ставшим большим благословением для Руси, считается ее влияние на решение мужа отказаться от уплаты дани Золотой Орде. Благодаря жене Иван Третий наконец осмелился сбросить многовековое татаро-монгольское иго, хотя местные князья и верхушка предлагали и дальше платить ренту во избежание кровопролития.

Личная жизнь

Судя по всему, личная жизнь Софьи Палеолог с великим князем Иваном III сложилась удачно.В этом браке родилось много потомков — 5 сыновей и 4 дочери. Но безоблачным существованием новой великой княгини Софьи в Москве назвать сложно. Бояре видели огромное влияние жены на мужа. Многим это не понравилось.


Василий III, сын Софьи Палеолог

Ходят слухи, что у княгини были плохие отношения с наследником, рожденным от предыдущего брака Ивана III, с Иваном Молодым. Более того, есть версия, что Софья была причастна к отравлению Ивана Молодого и дальнейшему отстранению от власти его жены Елены Волошанки и сына Дмитрия.

Как бы то ни было, Софья Палеолог оказала огромное влияние на всю дальнейшую историю России, на ее культуру и архитектуру. Она была матерью наследника престола и бабушкой Ивана Грозного. По некоторым данным, внук немало походил на свою мудрую византийскую бабушку.

Смерть

Софья Палеолог, великая княгиня Московская, умерла 7 апреля 1503 года. Ее муж Иван III пережил жену всего на 2 года.


Разрушение могилы Софии Палеолог в 1929 году

София похоронена рядом с предыдущей женой Ивана III в саркофаге гробницы Вознесенского собора.Собор был разрушен в 1929 году. Но останки женщин царского дома уцелели — они были перенесены в подземные покои Архангельского собора.

лет жизни Sofia palaeologus. Софья Палеолог. Как византийская княгиня построила новую империю на Руси

София Палеолог, также известная как Зоя Палеологинея, родилась в 1455 году в городе Мистра, Греция.

Детство княгини

Будущая бабушка Ивана Грозного родилась в семье Морейского деспота Фомы Палеолога в не очень удачное время — в тяжелые для Византии времена.Когда Константинополь попал в состав Турции и был взят султаном Мехмедом II, отец девушки Томас Палеолог бежал в Кофру со своей семьей.

Позже в Риме семья изменила свою веру на католицизм, и когда Софии было 10 лет, умер ее отец. К несчастью для девочки, годом ранее умерла ее мать Екатерина Ахайская, в результате чего ее отец сбился с ног.

Дети Палеолога — Зоя, Мануил и Андрей, 10, 5 и 7 лет — поселились в Риме под опекой греческого ученого Виссариона Никейского, который в то время служил кардиналом при Папе.Византийская принцесса София и ее братья-принцы воспитывались в католических традициях. С разрешения Папы Биссарион Никейский оплачивал слуг Палеолога, врачей, профессоров языка, а также целый штат иностранных переводчиков и священнослужителей. Дети-сироты получили прекрасное образование.

Брак

Как только София выросла, венецианские подданные начали искать ее благородного супруга.

  • Она была предсказана как жена кипрского короля Жака II де Лузиньяна.Брак не состоялся во избежание ссор с Османской империей.
  • Несколько месяцев спустя кардинал Виссарион пригласил итальянского принца Караччоло жениться на византийской принцессе. Молодые обручились. Однако София бросила все силы, чтобы не обручиться с неверующим (она продолжала придерживаться Православия).
  • По совпадению, в 1467 году в Москве скончалась жена великого князя Московского Ивана III. От брака остался только один сын. А папа Павел II с целью насаждения католической веры в России предложил вдовца на престол княгини всея Руси посадить греко-католическую княжну.

Переговоры с русским князем длились три года. Иван III, получив одобрение матери, церковников и бояр, решил жениться. Кстати, во время переговоров о переходе принцессы в католицизм в Риме посланники от Папы особо не распространялись. Напротив, лукаво сообщили, что невеста государя — истинная православная христианка. Удивительно, но они даже представить не могли, что это настоящая правда.

В июне 1472 года в Риме заочно обручились молодожены.Затем в сопровождении кардинала Виссариона московская княгиня отбыла из Рима в Москву.

Портрет принцессы

Болонские летописцы красноречиво характеризовали Софию Палеолог как внешне привлекательную девушку. Когда она вышла замуж, ей было около 24 лет.

  • Кожа у нее белая, как снег.
  • Глаза огромные и очень выразительные, что соответствовало канонам красоты того времени.
  • Рост принцессы 160 см.
  • Телосложение — сбитое, плотное.

Приданое Палеолога содержало не только драгоценности, но и большое количество ценных книг, в том числе трактаты Платона, Аристотеля и неизвестные произведения Гомера. Эти книги стали главной достопримечательностью знаменитой библиотеки Ивана Грозного, которая через некоторое время исчезла при загадочных обстоятельствах.

К тому же Зоя была очень целеустремленной. Она бросила все силы, чтобы она не обратилась в иную веру, обвенчавшись с христианином. В конце пути из Рима в Москву, когда пути назад уже не было, она объявила сопровождающим, что в браке откажется от католицизма и примет Православие.Так рухнуло желание Папы распространить католицизм в России через брак Ивана III и Палеолога.

Жизнь в Москве

Влияние Софии Палеолог на женатого супруга было очень велико, это также стало большим благословением для России, потому что жена была очень образованной и невероятно преданной своей новой родине.

Итак, именно она побудила мужа перестать платить дань Золотой Орде, которая давила на них. Великий князь благодаря жене решил сбросить татаро-монгольское бремя, которое многие столетия давило на Русь.При этом его советники и князья настаивали на уплате ренты, как обычно, чтобы не начать новое кровопролитие. В 1480 году Иван III объявил о своем решении татарскому хану Ахмату. Затем произошло историческое бескровное противостояние на Угре, и Орда навсегда покинула Русь, никогда больше не требуя от нее дани.

В целом Софья Палеолог сыграла очень важную роль в последующих исторических событиях России. Ее широкий кругозор и смелые новаторские решения позволили стране в будущем сделать заметный рывок в развитии культуры и архитектуры.Софья Палеолог открыла Москву для европейцев. Теперь в Московию устремились греки, итальянцы, ученые умы и талантливые мастера. Например, Иван Третий с удовольствием взял под опеку итальянских архитекторов (таких как Аристотель Фиораванти), воздвигнувших в Москве множество исторических архитектурных шедевров. По велению Софьи для нее построили отдельный двор и роскошные особняки. Они погибли в пожаре 1493 г. (вместе с сокровищницей Палеолога).

Личные отношения Зои с мужем Иваном Третьим также были успешными.У них было 12 детей. Но некоторые умерли в младенчестве или от болезней. Итак, в их семье дожили до совершеннолетия пятеро сыновей и четыре дочери.

Но жизнь византийской княгини в Москве трудно назвать радужной. Местная элита увидела большое влияние, которое супруга оказала на мужа, и была этим очень недовольна.

Отношения Софии с приемным сыном от покойной первой жены, Иваном Молодым, также разладились. Княгиня очень хотела, чтобы ее первенец Василий стал наследником.И есть историческая версия, что она была причастна к смерти наследника, прописав ему итальянскому врачу ядовитые зелья, якобы для лечения внезапного приступа подагры (за это его позже казнили).

София приложила руку к снятию с престола его жены Елены Волошанки и их сына Дмитрия. Во-первых, Иван Третий отправил в опалу саму Софию за то, что она пригласила к себе ведьм, чтобы они сотворили яд для Елены и Дмитрия. Он запретил жене появляться во дворце.Однако позже Иван III приказал отправить уже внука Дмитрия, уже провозглашенного наследником престола, и его мать в тюрьму за придворные интриги, успешно и в выгодном свете, раскрытом его женой Софьей. Внук был официально лишен великокняжеского сана, а его сын Василий был объявлен наследником престола.

Таким образом, Московская княгиня стала матерью наследника российского престола Василия III и бабушкой знаменитого царя Ивана Грозного.Есть сведения, что знаменитый внук имел много общего как внешне, так и по характеру со своей властной бабушкой из Византии.

Смерть

Как тогда говорили, «от старости» — в возрасте 48 лет Софья Палеолог умерла 7 апреля 1503 года. Женщина была похоронена в саркофаге Вознесенского собора. Похоронена рядом с первой женой Ивана.

По совпадению, в 1929 году большевики снесли собор, но саркофаг Палеологини уцелел и был перенесен в Архангельский собор.

Иван III тяжело пережил смерть княгини. В 60 лет это сильно подорвало его здоровье, к тому же в последнее время они с женой находились в постоянных подозрениях и ссорах. Однако он продолжал ценить ум Софии и ее любовь к России. Чувствуя приближение своего конца, он составил завещание, назначив наследником власти их общего сына Василия.

Большинство историков сходятся во мнении, что бабушка, великая княгиня Московская София (Зоя) Палеолог, сыграла огромную роль в становлении Московского государства.Многие считают ее автором концепции «Москва — третий Рим». А вместе с Зоей Палеологиней появился двуглавый орел. Сначала это был фамильный герб ее династии, а затем перекочевал на герб всех царей и русских императоров.

Детство и юность

Зоя Палеолог родилась (предположительно) в 1455 году в Мистре. Дочь деспота мурен Томаса Палеолога родилась в трагическое и критическое время — время падения Византийской империи.

После захвата Константинополя турецким султаном Мехмедом II и смерти императора Константина Фома Палеолог бежал на Корфу со своей женой Екатериной Ахайской и их детьми. Оттуда он переехал в Рим, где был вынужден принять католицизм. Томас умер в мае 1465 года. Его смерть произошла вскоре после смерти его жены в том же году. Дети, Зоя и ее братья — 5-летний Мануэль и 7-летний Андрей, переехали в Рим после смерти родителей.

Греческий ученый униат Биссарион Никейский, служивший кардиналом при папе Сиксте IV (именно он заказал знаменитую Сикстинскую капеллу), взялся за воспитание сирот. В Риме греческая принцесса Зоя Палеолог и ее братья воспитывались в католической вере. Кардинал позаботился о детях и их воспитании.

Известно, что Висарион Никейский с разрешения папы оплатил скромный двор молодого Палеолога, в который входили слуга, врач, два профессора латинского и греческого языков, переводчики и священники.Софья Палеолог получила в то время довольно солидное образование.

Великая княгиня Московская

Когда София достигла совершеннолетия, Венецианская Синьория позаботилась о ее браке. Жениться на знатной девушке впервые было предложено королю Кипра Жаку II де Лузиньяну. Но он отказался от этого брака, опасаясь конфликта с Османской империей. Год спустя, в 1467 году, кардинал Виссарион по просьбе Папы Павла II протянул руку благородной византийской красавицы принцу и итальянскому дворянину Караччоло.Состоялось торжественное обручение, но по неизвестным причинам брак был расторгнут.


Есть версия, что София тайно общалась с афонскими старейшинами и придерживалась православной веры. Сама она старалась не выходить замуж за нехристианина, расстраивая все предлагаемые ей браки.

В 1467 году, решающем для жизни Софьи Палеолог, умерла жена великого князя Московского Мария Борисовна. В этом браке родился единственный сын. Папа Павел II, рассчитывая на распространение католицизма в Москве, пригласил овдовевшего государя всея Руси жениться на своей подопечной.


После трех лет переговоров Иван III, посоветовавшись с матерью, митрополитом Филиппом и боярами, решил жениться. Примечательно, что переговорщики со стороны Папы предусмотрительно умолчали о переходе Софьи Палеолог в католицизм. Более того, они сообщили, что предполагаемая жена Палеологина была православной христианкой. Они даже не знали, что это так.

В июне 1472 года в базилике Святых Апостолов Петра и Павла в Риме состоялось заочное обручение Ивана III и Софии Палеолог.После этого поезд невесты отправился из Рима в Москву. Невесту сопровождал тот же кардинал Виссарион.


Болонские хронисты описывали Софию как весьма привлекательную личность. На вид ей было 24 года, у нее была белоснежная кожа и невероятно красивые и выразительные глаза. Ее рост был не выше 160 см. Конституция будущей жены русского государя была плотной.

Есть версия, что в приданом Софии Палеолог помимо одежды и украшений было много ценных книг, которые впоследствии легли в основу таинственно исчезнувшей библиотеки Ивана Грозного.Среди них были трактаты и неизвестные стихи.


Встреча принцессы Софии Палеолог на Чудском озере

В конце длинного маршрута, пролегавшего через Германию и Польшу, римские гиды София Палеолог осознали, что их желание распространить (или хотя бы приблизить) католицизм к Православию через брак Иван III Палеолог потерпел поражение. Зоя, едва выехав из Рима, проявила твердое намерение вернуться к вере предков — христианству. Свадьба состоялась в Москве 12 ноября 1472 года.Церемония прошла в Успенском соборе.

Главным достижением Софии Палеолог, ставшим большим благословением для Руси, считается ее влияние на решение мужа отказаться от уплаты дани Золотой Орде. Благодаря жене Иван Третий наконец осмелился сбросить многовековое татаро-монгольское иго, хотя местные князья и элита предлагали и дальше платить оброк во избежание кровопролития.

Личная жизнь

Судя по всему, личная жизнь Софьи Палеолог с великим князем Иваном III сложилась удачно.В этом браке родилось много потомства — 5 сыновей и 4 дочери. Но безоблачным существованием новой великой княгини Софьи в Москве назвать сложно. Бояре видели огромное влияние жены на мужа. Многим это не понравилось.


Василий III, сын Софьи Палеолог

Ходят слухи, что у княгини были плохие отношения с наследником, рожденным от предыдущего брака Ивана III, с Иваном Молодым. Более того, есть версия, что Софья была причастна к отравлению Ивана Молодого и дальнейшему отстранению от власти его жены Елены Волошанки и сына Дмитрия.

Как бы то ни было, Софья Палеолог оказала огромное влияние на всю последующую историю России, на ее культуру и архитектуру. Она была матерью наследника престола и бабушкой Ивана Грозного. По некоторым данным, внук немало походил на свою мудрую византийскую бабушку.

Смерть

Софья Палеолог, великая княгиня Московская, умерла 7 апреля 1503 года. Ее муж Иван III пережил жену всего на 2 года.


Разрушение могилы Софии Палеолог в 1929 году

София похоронена рядом с предыдущей женой Ивана III в саркофаге гробницы Вознесенского собора. Собор был разрушен в 1929 году. Но останки женщин царского дома уцелели — они были перенесены в подземные покои Архангельского собора.

Фактически, племянницу последнего византийского императора Константина XI Палеолога звали Зоя. Новое имя — София — получила на русской земле, куда ее привели странные обстоятельства и необычные повороты судьбы.До сих пор ее имя овеяно легендами, домыслами, хотя практически все историки сходятся во мнении, что эта женщина оказала неоспоримое влияние на формирование Русского государства во времена Ивана III.

Пророчество дяди

Фома Палеолог, отец Софии Палеолог

Казалось, только Зоя в душе всегда знала, что означают последние слова дяди слуге: «Скажи Фоме — пусть позаботится о своей голове! Где голова — там Византия, там наш Рим! «

Отец Зои, Фома, воспринял их буквально, пытаясь сохранить главную святыню православного мира — голову апостола Андрея.В конце концов, в конце концов, эта святыня нашла свое место в Риме, в базилике Святого Петра. Но это ничего не изменило и никак не повлияло на возрождение Византии.

Сам Фома, как и его сыновья, остались титулованными изгнанниками без своей земли. И тогда отец возлагал все свои надежды на умную дочь Зою. Неизвестно, какие мысли он вкладывал в ее умную голову, какие далеко идущие планы озвучивал во время их долгих разговоров. К сожалению, через некоторое время девушка осталась сиротой и оказалась на попечении Ватикана, а точнее — кардинала Биссариона Никейского, стремившегося привить ей католические ценности.

Выбор жениха

Если сравнивать разные источники, то византийская царевна хоть и была приятна внешне, но особой красотой не блистала. Тем не менее у нее наверняка были женихи. Правда, будущие замужества она сама втайне расстраивала. Как потом скажут — потому что претендентами на ее руку были католики. Но это позже.

В то время, когда Ватикан хотел присоединить Зою, никто не мог подумать, что она ждет жениха православной веры.

София Палеолог была замужем за Иваном III Васильевичем. Зоя Палеолог, племянница последнего императора Византии Константина XI, после падения Византии мечом.

Более того, предсказывая ей будущих мужей овдовевшего московского государя Ивана III, Ватикан строил далеко идущие планы — не только заручиться поддержкой Москвы в новом походе против турок, но и способствовать распространению католицизма.

Последующие события показали, что Зоя, в прошлом общавшаяся с афонскими старейшинами, противниками Флорентийской унии, умело скрывала свою истинную веру от римских покровителей.Как только она ступила на российскую землю, это стало очевидно и понятно каждому. Здесь она также сменила имя на византийское имя София.

Согласно летописям, жених и невеста нравились друг другу, хотя на тот момент невеста была немолодой, ей было почти 30 лет. Если учесть, что в те времена они поженились в возрасте 14-15 лет, то даже ее молодость (по некоторым свидетельствам она выглядела на 24 года) положение не спасла. Вероятно, большую роль сыграла принадлежность к византийской семье, что наложило отпечаток на само восприятие этой, несомненно, умной, дипломатичной, образованной женщины, умеющей достойно преподнести себя.

Карамзин писал об этом браке так:

«Основным действием этого брака … стало то, что Россия стала более известной в Европе, которая почтила в Софии племя древних византийских императоров и, так сказать, наблюдала за этим своими глазами до границ нашего отечества. .. Более того, многие греки, пришедшие к нам с принцессой, стали полезными в России своими знаниями искусств и языков, особенно латыни, которая была тогда необходима для внешних государственных дел; обогатил московские церковные библиотеки книгами, спасенными от турецкого варварства, и внес свой вклад в великолепие нашего двора, рассказав ему о великолепных византийских обрядах, так что отныне Иоанновская столица действительно могла называться новым Царемградом, как древний Киев.»

У истоков «Третьего Рима»

В разных источниках по-разному оценивается роль Софии в становлении Российского государства. Иногда в этом историческом отрезке ее имя упоминается вскользь, а иногда о ней говорят как о человеке, «который буквально начал писать историю современной сверхдержавы».

Действительно, наследница Византии принесла на Русь не только богатое духовное наследие.

  • Прежде всего древняя библиотека Либерии , более известная ныне как «библиотека Ивана Грозного» (не найдена и по сей день), но и собственные представления о том, какой должна быть столица могущественного государства и каким должно стать правительство.В библиотеке были греческие пергаменты, латинские хронографы, древневосточные рукописи, среди которых были неизвестные нам стихи Гомера, произведения Аристотеля и Платона и даже сохранившиеся книги из знаменитой Александрийской библиотеки.
  • После свадьбы Иван III взял герб Византийский двуглавый орел — символ царской власти, поставив его на своей печати.
  • Согласно легенде, она привезла с собой в подарок мужу «Костяной престол» , ныне известный как «Престол Ивана Грозного». Его деревянный каркас был покрыт пластинами из слоновой кости и моржа с вырезанными на них библейскими сюжетами.
  • София привезла с собой несколько православных икон , в том числе, как предполагается, редкую икону Богородицы «Благословенное небо».

А. Васнецов. Московский Кремль при Иване III

При жизни Софии Москва, больше похожая на несколько объединенных деревень, приобрела совсем другой облик. Многое из того, что сохранилось в Кремле, было построено в этот период.Самому Ивану III нравилось преображение Москвы, поэтому он активно приглашал в столицу итальянских архитекторов и мастеров.

В то же время историки считают, что Иван III, который вскоре стал называть себя царем, практически не имел претензий на византийский престол. Во всяком случае, таких доказательств нет.

Да, в Архангельском соборе после венчания Ивана III появилось изображение Михаила III, византийского императора, родоначальника династии Палеологов.Таким образом, якобы было показано, что Москва является правопреемницей Византийской империи, а государи России — наследниками византийских императоров. Кроме того, появился символ самодержавия — византийский двуглавый орел.

Однако реальность тех лет далека от современных предположений. Если бы Иван III действительно мечтал о Византии, он предсказал бы общего с Софией сына — Василия, а не сына от первого брака — Ивана, а затем и внука Дмитрия. Да и про двуглавого орла не все так однозначно — современные исследователи утверждают, что он появился в государственной практике России почти через два десятилетия после женитьбы Ивана III и Софии.

Вся жизнь — интриги

Фактически вся жизнь Софии после рождения долгожданных наследников превратилась в борьбу за свое место под солнцем.

Из-за интриг несколько раз попадала в опалу, но потом снова вернулась ко двору и всеми силами укрепила свое положение. В конце концов любимый сын Ивана III Иван Младший скончался из-за неправильного обращения. На тот момент не было доказательств причастности Софии к этому, хотя многие этого хотели.Но с другой стороны, она тщательно собирала «компромат» на всех, кто мог причинить ей вред. В частности, на жену погибшего пасынка и ее сына Дмитрия, стремившегося на престол.

Вскоре, в том числе по собранным ею бумагам, царь понял, что его невестка оказалась хитрой и злой женщиной, которая унижала и унижала его семью и детей и практически готовила против него заговор. Он отправил свою когда-то любимую невестку вместе с внуком в тюрьму, а их сторонников казнил.Общий сын Ивана III, Василий, был благословлен и помещен самодержцем в великое княжение Владимира, Москвы и всея Руси.

Последнее убежище Софии

Наконец, София вздохнула с облегчением. Но радоваться тому, что все было так хорошо, не заставило себя долго. Вскоре она тяжело заболела и умерла, в конце умоляя мужа прощения за бывшую невестку, которую вернули из тюрьмы на родину, в Молдову.

Софья умерла 7 августа 1503 года, похоронена в Московском Вознесенском монастыре Кремля в массивном саркофаге, на крышке которого было начертано слово «София».

Этот собор был разрушен в 1929 году, а останки Софии перенесены в подземную камеру южной пристройки Архангельского собора.

Вскоре умер и ее муж, дела которого продолжили Василий III и Иван IV Грозный.

По радио «Эхо Москвы» я услышал волнующий разговор с заведующей археологическим отделом Музеев Кремля Татьяной Дмитриевной Пановой и антропологом Сергеем Алексеевичем Никитиным.Они подробно рассказали о своих последних работах. Сергей Алексеевич Никитин очень грамотно охарактеризовал Зою (Софию) Фоминичну Палеолог, прибывшую в Москву 12 ноября 1473 года из Рима от виднейшего православного авторитета, а затем кардинала при папе Виссарионе Никейском, чтобы выйти замуж за великого князя Московского Ивана Васильевича III. О Зое (Софии) Палеолог как носительнице взорвавшейся западноевропейской субъективности и ее роли в истории России читайте в моих предыдущих заметках. Интересны новые детали.

Доктор исторических наук Татьяна Дмитриевна признается, что при первом же посещении Кремлевского музея она испытала сильный шок от воссозданного по черепу образа Софьи Палеолог. Она не могла отойти от поразившей ее внешности. Что-то в лице Софии привлекло ее — интересность и резкость, какая-то изюминка.

Татьяна Панова 18 сентября 2004 г. рассказала об исследованиях Кремлевского некрополя. «Мы открываем каждый саркофаг, изымаем останки и остатки погребальной одежды., мы мало что знаем о нем, и какими болезнями люди тогда болели. Но в целом очень много интересных вопросов. Но, в частности, одним из таких интересных направлений является реконструкция портретов скульптурных людей того времени по черепам. Но вы сами знаете, что у нас светская картина появляется очень поздно, только в конце 17 века, а здесь мы уже реконструировали 5 портретов. Мы видим лица Евдокии Донской, Софья Палеолог — вторая жена Ивана III, Елена Глинская — мать Ивана Грозного.Софья Палеолог — бабушка Ивана Грозного, а Елена Глинская — его мама. Тогда сейчас у нас есть портрет Ирины Годуновой, например, нам тоже это удалось благодаря тому, что череп сохранился. И последняя работа — Третья жена Ивана Грозного — Марфа Собакина. Еще очень молодая женщина »(http://echo.msk.ru/programs/kremlin/27010/).

Тогда, как и сейчас, наступил перелом — России пришлось ответить на вызов субъективизации или на проблема прорыва капитализма.Ересь иудействующих вполне могла взять верх. Борьба наверху разгорелась серьезно и приняла, как и на Западе, формы борьбы за престолонаследие, за победу той или иной партии.

Итак, Елена Глинская скончалась в возрасте 30 лет и, как выяснилось при исследовании ее волос, был проведен спектральный анализ — ее отравили солями ртути. То же самое — у первой жены Ивана Грозного Анастасии Романовой тоже оказалось огромное количество солей ртути.

Поскольку София Палеолог была ученицей греческой и ренессансной культур, она дала России мощный импульс к субъективности. Биографию Зои (в России ее прозвали Софией) Палеолог умел воссоздавать, собирая информацию по крупицам. Но даже сегодня точная дата ее рождения неизвестна (где-то между 1443 и 1449 годами). Она дочь деспота Морей Томаса, владения которого занимали юго-западную часть полуострова Пелопоннес, где когда-то процветала Спарта, а в первой половине 15 века духовный центр Православия находился в Мистре под эгидой православия. знаменитый вестник правильной веры гемик Плетон.Зоя Фоминична была племянницей последнего византийского императора Константина XI, погибшего в 1453 году у стен Константинополя, защищая город от турок. Она выросла, образно говоря, в руках гемиста Плетона и его верного ученика Виссариона Никейского.

Морея тоже пала под ударами армии султана, и Томас двинулся сначала на остров Корфу, затем в Рим, где вскоре умер. Здесь, при дворе главы католической церкви, где после Флорентийской унии в 1438 году прочно обосновался Виссарион Никейский, воспитывались дети Фомы — Зоя и два ее брата, Андреас и Мануэль.

Судьба представителей некогда могущественной династии Палеологов сложилась трагически. Мануэль, принявший ислам, умер в бедности в Константинополе. Андреас, мечтавший вернуть прежние владения семьи, так и не достиг своей цели. Старшая сестра Зои, Елена, сербская царица, лишенная престола турецкими завоевателями, закончила свои дни в одном из греческих монастырей. На этом фоне судьба Зои Палеолог выглядит неплохо.

Стратегически настроенный Виссарион Никейский, игравший ведущую роль в Ватикане, после падения Второго Рима (Константинополя) обратил свой взор на северную цитадель Праволсавиа, на Московскую Русь, которая, хотя и находилась под властью татар. ига, явно набирала силу и вскоре могла появиться как новая мировая держава… А незадолго до этого (в 1467 г.) он вел сложную интригу по женитьбе наследницы византийских императоров Палеолога за овдовевшим великим князем Московским Иваном III. Переговоры затянулись на три года из-за сопротивления Московского митрополита, но воля князя преобладала, и 24 июня 1472 года большой обоз Зои Палеолог покинул Рим.

Греческая принцесса пересекла всю Европу: от Италии до северной Германии, до Любека, куда 1 сентября прибыл кортеж.Дальнейшее плавание по Балтийскому морю оказалось трудным и длилось 11 дней. Из Колывани (так в русских источниках тогда назывался Таллинн) в октябре 1472 года шествие двинулось через Юрьев (ныне Тарту), Псков и Новгород в Москву. Столь долгий путь пришлось проделать из-за плохих отношений с Польским королевством — удобная сухопутная дорога в Россию была закрыта.

Только 12 ноября 1472 года София вошла в Москву, где в тот же день состоялась ее встреча и свадьба с Иваном III.Так в ее жизни начался «русский» период.

Она привела с собой своих верных греческих помощников, в том числе Кербуша, от которого ушли князья Кашкина. Еще она привезла несколько итальянских вещей. От нее пошли и вышивки, которые задали выкройки будущих «кремлевских жен». Став хозяйкой Кремля, она во многом пыталась копировать образы и порядки родной Италии, которая в те годы переживала чудовищно мощный взрыв субъективизма.

Виссарион Никейский ранее прислал в Москву портрет Зои Палеолог, который произвел на московскую элиту впечатление взорвавшейся бомбы. Ведь светский портрет, как и натюрморт, — это симптом субъективности. В те годы каждая вторая семья в одной и той же самой развитой «столице мира» Флоренции имела портреты хозяев, а в России они были ближе к субъективности в «иудаизирующем» Новгороде, чем в более замшелой Москве. Появление картины в России, незнакомой со светским искусством, шокировало людей.Из Софийской летописи известно, что летописец, впервые столкнувшийся с таким явлением, не мог отказаться от церковной традиции и назвал портрет иконой: «… и принести царевну на икону». Судьба картины неизвестна. Скорее всего, она погибла в одном из многочисленных кремлевских пожаров. Не сохранилось и изображений Софии в Риме, хотя гречанка около десяти лет провела при папском дворе. Так что мы, видимо, никогда не узнаем, какой она была в молодости.

Татьяна Панова в статье «Воплощение средневековья» http: // www.vokrugsveta.ru/publishing/vs/column/?item_id=2556 отмечает, что светская живопись появилась в России только в конце 17 века — до этого она находилась под строгим церковным запретом. Вот почему мы не знаем, как выглядели известные персонажи из нашего прошлого. «Теперь, благодаря работе специалистов музея-заповедника« Московский Кремль »и судебно-медицинских экспертов, мы имеем возможность увидеть облик трех легендарных женщин великих княжон: Евдокии Дмитриевны, Софьи Палеолог и Елены Глинской.И раскроют секреты их жизни и смерти ».

Жена флорентийского правителя Лоренцо Медичи — Кларисса Орсини — очень понравилась юная Зоя Палеолог:« Невысокого роста, восточное пламя сверкало в ее глазах, белизна ее Кожа говорила о благородстве ее рода. »Лицо с усиками. Рост 160. Полный. Иван Васильевич влюбился с первого взгляда и пошел с ней на брачное ложе (после свадьбы) в тот же день, 12 ноября, 1473 год, когда Зоя прибыла в Москву.

Приезд иностранца стал знаменательным событием для москвичей. Летописец отметил в свите невесты «синих» и «черных» людей — арабов и африканцев, никогда ранее не виданных в России. София стала участницей сложной династической борьбы за престол русский. В результате ее старший сын Василий (1479-1533) стал великим князем в обход законного наследника Ивана, ранняя смерть которого якобы от подагры до сих пор остается загадкой. Прожив в России более 30 лет, родив мужу 12 детей, Софья Палеолог оставила неизгладимый след в истории нашей страны.Ее внук Иван Грозный во многом на нее походил. Антропологи и судебно-медицинские эксперты помогли историкам узнать об этом человеке подробности, которых нет в письменных источниках. Сейчас известно, что великая княгиня была небольшого роста — не более 160 см, страдала остеохондрозом и имела серьезные гормональные нарушения, что привело к мужскому внешнему виду и поведению. Ее смерть наступила по естественным причинам в возрасте 55-60 лет (разброс цифр связан с тем, что точный год ее рождения неизвестен).Но, пожалуй, наиболее интересными были работы по воссозданию внешности Софии, поскольку ее череп хорошо сохранился. Техника воссоздания скульптурного портрета человека давно активно используется в судебно-розыскной практике, и точность ее результатов неоднократно доказывалась.

«Мне, — говорит Татьяна Панова, — посчастливилось увидеть этапы воссоздания облика Софьи, еще не зная всех обстоятельств ее тяжелой судьбы. А этого не могло быть — борьба за собственное выживание и судьбу сына не могла не оставить следов.Софья позаботилась о том, чтобы ее старший сын стал великим князем Василием III. Смерть законного наследника Ивана Молодого в возрасте 32 лет от подагры остается под вопросом. Кстати, приглашенный Софией итальянец Леон позаботился о нем. здоровье князя. Греческая кровь коснулась и Ивана IV Грозного — он очень похож на свою царственную бабушку со средиземноморским типом. ца. Это хорошо видно, если посмотреть на скульптурный портрет его матери — великой княгини Елены Глинской. «

Как отмечает эксперт-криминалист Московского бюро судебной медицины С.А. Никитин и Т.Д. Панова пишут в статье «Антропологическая реконструкция» (http://bio.1september.ru/article.php?ID=200301806) творчество середины ХХ века. Русская школа антропологической реконструкции и работы ее основателя М. Герасимов совершил чудо. Сегодня мы можем вглядеться в лица Ярослава Мудрого, князя Андрея Боголюбского и Тимура, царя Ивана IV и его сына Федора. К настоящему времени реконструированы исторические личности: исследователь Крайнего Севера Н.А. Бегичев, Нестор Летописец, первый русский врач Агапит, первый настоятель Киево-Печерского монастыря Варлаам, архимандрит Поликарп, Илья Муромец, Софья Палеолог и Елена Глинская (соответственно бабушка и мать Ивана Грозного), Евдокия Донская (жена Дмитрия Донского), Ирина Годунова (жена Федора Иоановича). Реставрация лица на черепе летчика, погибшего в 1941 году в боях за Москву, проведенных в 1986 году, дала возможность установить его имя.Отреставрированы портреты участников Великой Северной экспедиции Василия и Татьяны Прончищевых. Разработан школой М.М. Герасимовские методы антропологической реставрации успешно используются при раскрытии уголовных преступлений.

Исследование останков греческой княгини Софьи Палеолог началось в декабре 1994 года. Она была похоронена в массивном белокаменном саркофаге в могиле Вознесенского собора Кремля рядом с могилой Марии Борисовны, первой жены Ивана. III.На крышке саркофага острым предметом нацарапана «София».

Некрополь Вознесенского женского монастыря на территории Кремля, где в XV-XVII вв. похоронены русские великие и удельные княжны и царицы, после разрушения монастыря в 1929 г. был спасен музейными работниками. Сейчас прах высоких людей покоится в подвальном помещении Архангельского собора. Время безжалостно, и не все захоронения дошли до нас полностью, но останки Софии Палеолог хорошо сохранились (почти полный скелет, за исключением некоторых мелких костей).

Современные остеологи могут многое определить, изучая древние захоронения — не только пол, возраст и рост людей, но и болезни, которым они перенесли при жизни и травмы. После сравнения черепа, позвоночника, крестца, костей таза и нижних конечностей с учетом примерной толщины отсутствующих мягких тканей и межкостного хряща удалось реконструировать внешний вид Софии. Биологический возраст великой княгини определялся степенью зарастания швов черепа и износа зубов в 50–60 лет, что соответствует историческим данным.Сначала ее скульптурный портрет был вылеплен из особого мягкого пластилина, а затем было выполнено гипсовое литье и тонирование под каррарский мрамор.

Глядя в лицо Софии, убеждаешься: такая женщина действительно могла быть активным участником событий, о чем свидетельствуют письменные источники. К сожалению, в современной исторической литературе нет подробного биографического очерка, посвященного ее судьбе.

Под влиянием Софии Палеолог и ее греко-итальянского окружения укрепляются российско-итальянские связи.Великий князь Иван III приглашает в Москву квалифицированных архитекторов, врачей, ювелиров, производителей монет и оружия. Решением Ивана III иностранным архитекторам было поручено восстановление Кремля, и сегодня мы восхищаемся памятниками, появлением которых в столице обязаны Аристотелю Фиорованти и Марко Руффо, Алевизу Фрязину и Антонио Солари. Удивительно, но много построек конца 15 — начала 16 века. в древнем центре Москвы сохранились такие же, как и при жизни Софьи Палеолог.Это храмы Кремля (Успенский и Благовещенский соборы, Церковь Ризоположения), Грановитая палата — парадный зал великокняжеского двора, стены и башни самой крепости.

Сила и независимость Софии Палеолог особенно ярко проявились в последнее десятилетие жизни великой княгини, когда в 80-е гг. XV век. в династическом споре при дворе московского государя образовались две группы феодального дворянства.Вождем одной из них был наследник престола князь Иван Молодой, сын Ивана III от первого брака. Второй сформировался в среде «Грекини». Вокруг Елены Волошанки, жены Ивана Молодого, образовалась мощная и влиятельная группа «иудействующих», чуть не склонившая на свою сторону Ивана III. Только падение Дмитрия (внука Ивана III от первого брака) и его матери Елены (в 1502 году они были заключены в тюрьму, где и погибли) положило конец этому затяжному конфликту.

Скульптурная реконструкция-портрет возрождает облик Софии последних лет жизни. И сегодня есть удивительная возможность сравнить внешность Софьи Палеолог и ее внука, царя Ивана IV Васильевича, скульптурный портрет которого воссоздал М. Герасимова еще в середине 1960-х годов. Хорошо видно: овал лица, лоб и нос, глаза и подбородок Ивана IV почти такие же, как у его бабушки. Изучая череп грозного царя М.М. Герасимов выделил в нем значимые признаки средиземноморского типа и однозначно связал это с происхождением Софии Палеолог.

В арсенале русской школы антропологической реконструкции есть различные методы: пластические, графические, компьютерные и комбинированные. Но главное в них — поиск и проверка закономерностей по форме, размеру и положению той или иной детали лица. Для воссоздания портрета используются различные техники. Это разработка М.М. Герасимова о построении век, губ, крыльев носа и методике Г.В. Лебединской о воспроизведении профиля носа. Техника моделирования общего покрова мягких тканей с использованием калиброванных толстых гребней позволяет точнее и заметно быстрее воспроизвести покрытие.

На основе разработанной Сергеем Никитиным методики сравнения внешнего вида деталей лица и подлежащей части черепа специалистами Центра судебно-медицинской экспертизы МВД РФ создана комбинированная графическая методика. .Установлена ​​закономерность положения верхней границы роста волос, выявлена ​​определенная взаимосвязь между постановкой ушной раковины и выраженностью «надсосцевидного гребня». В последние годы был разработан метод определения положения глазных яблок. Выявлены признаки, позволяющие определить наличие и выраженность эпикантуса (монголоидной складки верхнего века).

Вооруженные передовой техникой Сергей Алексеевич Никитин и Татьяна Дмитриевна Панова раскрыли ряд нюансов в судьбе великой княгини Елены Глинской и правнучки Софии Палеолог — Марии Старицкой.

Мать Ивана Грозного — Елена Глинская — родилась около 1510 года. Она умерла в 1538 году. Она дочь Василия Глинского, который вместе с братьями бежал из Литвы в Россию после неудавшегося восстания на своей родине. В 1526 году Елена стала женой великого князя Василия III. Сохранились его нежные письма к ней. В 1533-1538 годах Елена была регентшей вместе со своим маленьким сыном, будущим царем Иваном IV Грозным. Во время ее правления в Москве были построены стены и башни Китай-города, проведена денежная реформа («великий князь всея Руси Иван Васильевич и его мать великая княгиня Елена приказали переделать старые деньги на новую чеканку». так что было много вырезанных денег в старых деньгах и смеси… »), заключила перемирие с Литвой.
При Глинской в ​​тюрьме умерли двое братьев ее мужа, Андрей и Юрий, претенденты на престол Великого Князя. Так Великая Княгиня пыталась отстоять права своего сына. Иван. Посол Священной Римской империи Зигмунд Герберштейн писал о Глинской: «После смерти государя Михаил (дядя княгини) неоднократно упрекал свою вдову в распутной жизни, за что она обвиняла его в измене, а он Несчастный умер в заключении.Чуть позже сама жестокая погибла от яда, а ее любовник по прозвищу Овца, как говорят, был растерзан и изрублен на куски. «Свидетельства отравления Елены Глинской подтвердились только в конце ХХ века, когда историки изучили ее останки.

« Идея проекта, о котором пойдет речь, — вспоминает Татьяна Панова, — возникла несколько лет назад. , когда я принимал участие в исследовании останков человека, найденных в подвале старого московского дома.НКВД в сталинские времена. Но захоронения оказались частью разрушенного кладбища 17-18 веков. Следователь с радостью закрыл дело, а Сергей Никитин, работавший со мной из Бюро судебно-медицинской экспертизы, неожиданно обнаружил, что у него и историка-археолога есть общий объект для исследования — останки исторических личностей. Так, в 1994 году начались работы в некрополе русских великих княжон и королев XV — начала XVIII веков, который сохранился с 1930-х годов в подземном зале рядом с Архангельским собором Кремля.»

И вот реконструкция внешности Елены Глинской выдвинула на первый план ее балтийский тип. Братья Глинские — Михаил, Иван и Василий — переехали в Москву в начале XVI века после неудавшегося заговора литовской знати. В 1526 г. дочь Василия, Елена, которая по тогдашним представлениям уже засиделась в девочках, стала женой великого князя Василия III Ивановича. Она умерла скоропостижно, 27-28 лет. Лицо княгини отличалось мягкие особенности.Она была довольно высокой для женщин того времени — около 165 см и гармонично сложена. Антрополог Денис Пежемский обнаружил в ее скелете очень редкую аномалию: шесть поясничных позвонков вместо пяти.

Один из современников Ивана Грозного заметил рыжий цвет его волос. Теперь ясно, чей цвет унаследовал царь: в захоронении остались волосы Елены Глинской — рыжего, как красная медь, цвета. Именно волосы помогли выяснить причину неожиданной смерти молодой женщины.Это чрезвычайно важная информация, потому что ранняя смерть Елены, несомненно, повлияла на последующие события русской истории, на формирование характера ее сына-сироты Ивана — будущего грозного царя.

Как известно, очищение организма человека от вредных веществ происходит через систему печень-почки, но многие токсины накапливаются и надолго остаются в волосах. Поэтому в случаях, когда мягкие органы недоступны для исследования, специалисты проводят спектральный анализ волос.Останки Елены Глинской проанализировала судебно-медицинский эксперт, кандидат биологических наук Тамара Макаренко. Результаты потрясающие. В объектах исследования специалист обнаружил концентрацию солей ртути, в тысячу раз превышающую норму. Организм не мог накопить такие количества постепенно, а значит, Елена сразу получила огромную дозу яда, который вызвал острое отравление и стал причиной ее неминуемой смерти.

Позже Макаренко повторила анализ, который убедил ее: ошибки нет, картина отравления оказалась такой яркой.Юную принцессу истребили с помощью солей ртути или хлорида ртути, одного из самых распространенных минеральных ядов той эпохи.

Итак, более 400 лет спустя удалось выяснить причину смерти великой княгини. И тем самым подтвердить слухи об отравлении Глинской, приведенные в записках некоторых иностранцев, побывавших в Москве в XVI-XVII веках.

Девятилетняя Мария Старицкая также была отравлена ​​в октябре 1569 года вместе со своим отцом Владимиром Андреевичем Старицким, двоюродным братом Ивана IV Васильевича, по пути к Александровской слободе, в самый разгар Опричнины, когда потенциальные претенденты к московскому престолу разрушались.Средиземноморский («греческий») тип, отчетливо прослеживаемый в облике Софьи Палеолог и ее внука Ивана Грозного, также отличает ее правнучку. Кривой ном, пухлые губы, мужское лицо. И склонность к заболеваниям костей. Так, Сергей Никитин обнаружил на черепе Софии Палеолог признаки лобного гиперостоза (разрастания лобной кости), что связано с выработкой избытка мужских гормонов. А у правнучки Марии обнаружили рахит.

В результате лицо прошлого стало близким, осязаемым. Полтысячелетия — но как будто вчера.

София Палеолог: биография

Большинство историков сходятся во мнении, что бабушка Ивана Грозного, великая княгиня Московская София (Зоя) Палеолог, сыграла огромную роль в формировании Московского царства. Многие считают ее автором концепции «Москва — третий Рим». А вместе с Зоей Палеологиней появился двуглавый орел.Сначала это был фамильный герб ее династии, а затем перекочевал на герб всех царей и русских императоров.

Зоя Палеолог родилась (предположительно) в 1455 году в Морее (так в средние века назывался нынешний греческий Пелопоннес). Дочь деспота мурен Томаса Палеолога родилась в трагическое и критическое время — время падения Византийской империи.

София Палеолог |

После захвата Константинополя турецким султаном Мехмедом II и смерти императора Константина Фома Палеолог бежал на Корфу со своей женой Екатериной Ахайской и их детьми.Оттуда он переехал в Рим, где был вынужден принять католицизм. Томас умер в мае 1465 года. Его смерть произошла вскоре после смерти его жены в том же году. Дети, Зоя и ее братья — 5-летний Мануэль и 7-летний Андрей, переехали в Рим после смерти родителей.

Греческий ученый униат Биссарион Никейский, служивший кардиналом при папе Сикстусе IV (именно он заказал знаменитую Сикстинскую капеллу), взялся за воспитание сирот. В Риме греческая принцесса Зоя Палеолог и ее братья воспитывались в католической вере.Кардинал позаботился о детях и их воспитании. Известно, что Виссарион Никейский с разрешения папы оплатил скромный двор молодого Палеолога, в который входили слуга, врач, два профессора латинского и греческого языков, переводчики и священники.

Софья Палеолог получила в то время довольно солидное образование.

Великая Княгиня Московская

София Палеолог (живопись) http://www.russdom.ru

Когда София достигла совершеннолетия, Венецианская Синьория позаботилась о ее браке.Жениться на знатной девушке впервые было предложено королю Кипра Жаку II де Лузиньяну. Но он отказался от этого брака, опасаясь конфликта с Османской империей. Год спустя, в 1467 году, кардинал Виссарион по просьбе Папы Павла II протянул руку благородной византийской красавицы принцу и итальянскому дворянину Караччоло. Состоялось торжественное обручение, но по неизвестным причинам брак был расторгнут.

Есть версия, что София тайно общалась с афонскими старцами и придерживалась православной веры.Сама она старалась не выходить замуж за нехристианина, расстраивая все предлагаемые ей браки.

София Палеолог. (Федор Бронников. «Встреча псковского градоначальника и бояр княгини Софьи Палеолог у устья Эмбаха на Чудском озере»)

В 1467 году, переломном в жизни Софьи Палеолог, умерла жена великого князя Московского Ивана III Мария Борисовна. В этом браке родился единственный сын Иван Молодой. Папа Павел II, рассчитывая на распространение католицизма в Москве, пригласил овдовевшего государя всея Руси жениться на своей подопечной.

После трех лет переговоров Иван III, посоветовавшись с матерью, митрополитом Филиппом и боярами, решил жениться. Примечательно, что переговорщики со стороны Папы предусмотрительно умолчали о переходе Софьи Палеолог в католицизм. Более того, они сообщили, что предполагаемая жена Палеологина была православной христианкой. Они даже не знали, что это так.

София Палеолог: свадьба с Иоанном III. Гравюра XIX века | АиФ

В июне 1472 года в базилике Святых Апостолов Петра и Павла в Риме состоялось заочное обручение Ивана III и Софии Палеолог.После этого поезд невесты отправился из Рима в Москву. Невесту сопровождал тот же кардинал Виссарион.

Болонские хронисты описывали Софию как весьма привлекательную личность. На вид ей было 24 года, у нее была белоснежная кожа и невероятно красивые и выразительные глаза. Ее рост был не выше 160 см. Конституция будущей жены русского государя была плотной.

Есть версия, что в приданом Софии Палеолог помимо одежды и украшений было много ценных книг, которые впоследствии легли в основу таинственно исчезнувшей библиотеки Ивана Грозного.Среди них были трактаты Платона и Аристотеля, неизвестные стихи Гомера.

В конце длинного пути, пролегавшего через Германию и Польшу, римские гиды Софии Палеолог осознали, что их желание распространить (или хотя бы приблизить) католицизм к православию через брак Ивана III с Палеологом потерпело поражение. Зоя, едва выехав из Рима, проявила твердое намерение вернуться к вере предков — христианству.

Главным достижением Софии Палеолог, ставшим большим благословением для Руси, считается ее влияние на решение мужа отказаться от уплаты дани Золотой Орде.Благодаря жене Иван Третий наконец осмелился сбросить многовековое татаро-монгольское иго, хотя местные князья и элита предлагали и дальше платить оброк во избежание кровопролития.

Личная жизнь

Евгений Цыганов и Мария Андрейченко в фильме «София Палеолог»

Судя по всему, личная жизнь Софьи Палеолог с великим князем Иваном III сложилась удачно. В этом браке родилось много потомства — 5 сыновей и 4 дочери.Но безоблачным существованием новой великой княгини Софьи в Москве назвать сложно. Бояре видели огромное влияние жены на мужа. Многим это не понравилось. Поговаривают, что у княгини были плохие отношения с наследником, рожденным от предыдущего брака Ивана III, Иваном Молодым. Более того, есть версия, что София была причастна к отравлению Ивана Молодого и дальнейшему отстранению от власти его жены Елены Волошанки и сына Дмитрия.

Евгений Цыганов и Мария Андрейченко в фильме «София Палеолог» | Область.Москва

Как бы то ни было, Софья Палеолог оказала огромное влияние на всю последующую историю России, на ее культуру и архитектуру. Она была матерью наследника престола Василия III и бабушкой Ивана Грозного. По некоторым данным, внук немало походил на свою мудрую византийскую бабушку.

Мария Андрейченко в фильме «Софья Палеолог»

Смерть

Софья Палеолог, великая княгиня Московская, скончалась 7 апреля 1503 года.Муж Иван III пережил жену всего на 2 года.

София похоронена рядом с предыдущей женой Ивана III в саркофаге гробницы Вознесенского собора. Собор был разрушен в 1929 году. Но останки женщин царского дома уцелели — они были перенесены в подземные покои Архангельского собора.

Какой собор построила княгиня софия. София Палеолог и «страшная тайна» Успенского собора

Греческая принцесса, оказавшая значительное влияние на нашу страну.С этого времени, собственно, и началась организация независимого монархического Российского государства.

София Палеолог родилась в 40-х годах 15 века, при рождении носила имя Зоя и была наследницей древнегреческой семьи, правившей Византией с 13 по 15 века. Затем семья Палеологов переехала в Рим.

Современники отмечали восточную красоту принцессы, острый ум, любознательность, высокий уровень ее образования и культуры. Они пытались выдать Софию замуж за короля Кипра Джеймса II, а затем за итальянского принца Караччиоло.Оба брака не состоялись, ходили слухи, что София якобы отказала женихам, так как не хотела отказываться от своей веры.

В 1469 году Папа Павел 2 посоветовал Софии выйти замуж за овдовевшего великого князя Московского. Католическая церковь надеялась, что этот союз окажет влияние на Россию.

Но жениться пришлось долго. Князь не спешил, он решил посоветоваться с боярами и матерью Марией Тверской. Только после этого он отправил в Рим своего итальянского посланника Джана Батиста де Вольпе, которого в России звали просто Иван Фрязин.

Ему было приказано от имени короля провести переговоры и увидеть невесту. Итальянец вернулся не один, а с портретом невесты. Спустя три года Вольпе ушел к будущей принцессе. Летом Зоя со своей многочисленной свитой отправилась в путешествие в неизвестную северную страну. Во многих городах, через которые проходила племянница греческого императора, будущая русская княгиня вызывала большое любопытство.

Горожане отметили ее внешность, чудесную белую кожу и огромные черные очень красивые глаза.Принцесса одета в пурпурное платье, поверх парчового халата, подбитого соболями. На голове Зои в ее волосах сверкали бесценные камни и жемчуг, на плече поражала красотой большая застежка, украшенная крупным драгоценным камнем, которая бросалась в глаза на фоне роскошного наряда.

После сватовства Ивану 3 был подарен портрет невесты умелой работы. Была версия, что гречанка занималась магией и таким образом околдовала портрет.Так или иначе, свадьба Ивана 3 и Софии состоялась в ноябре 1472 года, когда София приехала в Москву.

Надежды католической церкви на Sophia Paleologue не оправдались. При въезде в Москву представителю Папы было отказано в торжественном ношении католического креста, и впоследствии его положение при российском дворе не играло никакой роли. Византийская княгиня вернулась к православной вере и стала ярым противником католицизма.

В браке Софии и Ивана 3 родилось 12 детей.Первые две дочери умерли в младенчестве. Существует легенда, что рождение сына было предсказано Софией святым. Во время паломничества московской княгини в Троице-Сергиеву Лавру преподобный явился ей и поднял младенца мужского пола. Действительно, вскоре София родила мальчика, ставшего потом наследником престола и первым признанным русским царем — Василием 3.

С рождением нового претендента на престол начались придворные интриги, борьба за Власть возникла между Софией и сыном Ивана 3 от первого брака Ивана Молодого.У молодого князя уже был наследник — маленький Дмитрий, но он был слаб здоровьем. Но вскоре Иван Молодой заболел подагрой и умер, лечивший его лекарь был казнен, и поползли слухи, что князь был отравлен.

Его сын, Димитрий, внук Ивана 3, был коронован как великий князь и считался наследником престола. Однако в ходе козней Софьи его дед, Иван 3, вскоре попал в опалу, попал в тюрьму и вскоре умер, а право наследования перешло к сыну Софии Василию.

Как московская княгиня София проявляла большую инициативу в государственных делах мужа. По ее настоянию Иван 3 в 1480 году отказался платить дань татарскому хану Ахмату, разорвал письмо и приказал изгнать ордынских послов.

Последствия не заставили себя ждать — хан Ахмат собрал всех своих воинов и двинулся в Москву. Его войска обосновались на реке Угре и стали готовиться к атаке. Пологие берега реки не давали необходимого преимущества в бою, время шло, а войска оставались на месте, дожидаясь наступления холодов, чтобы перейти реку по льду.Тогда же в Золотой Орде начались бунты и восстания, возможно, поэтому хан развернул свои тумены и покинул Россию.

София Палеолог передала России свое наследие Византийской империи. Вместе с приданым принцесса принесла редкие иконы, большую библиотеку с произведениями Аристотеля и Платона, сочинениями Гомера, а в подарок мужу она получила царский трон из слоновой кости с резными библейскими сюжетами. Все это потом перешло к их внуку —

Благодаря своим амбициям и большому влиянию на мужа она познакомила Москву с европейским порядком.При ней во дворе князя был установлен этикет, принцессе разрешалось владеть своей половиной дворца и принимать послов самостоятельно. Из Европы в Москву были приглашены лучшие архитекторы и художники того времени.

Деревянной столице Софии явно не хватало былого величия Византии. Возводились здания, ставшие лучшими декорациями Москвы: Успенский, Благовещенский, Архангельский соборы. Также построены Грановитая палата для приема послов и гостей, Казенный двор, Каменная набережная, башни Московского Кремля.

Всю жизнь Софья считала себя царевной-царевной, именно ей пришла в голову идея сделать из Москвы третий Рим. После женитьбы Иван 3 ввел в свой герб и печатников символ рода Палеологов — двуглавого орла. Кроме того, Русь стала называться Русью благодаря византийской традиции.

Несмотря на кажущееся достоинство, народ и бояре относились к Софии враждебно, называя ее «гречанкой» и «чародейкой». Многие опасались ее влияния на Ивана 3, так как князь стал отличаться жестким нравом и требовать от подданных полного послушания.

Тем не менее, именно благодаря Софии Палеолог произошло сближение России и Запада, изменилась архитектура столицы, установились частные связи с Европой, укрепилась внешняя политика.

Поход Ивана 3 на независимый Новгород закончился его полным уничтожением. Судьба Новгородской республики также предопределила ее судьбу. Московская армия вошла на территорию Тверской земли. Теперь Тверь «поцеловала крест» присягнув Ивану 3, и тверской князь был вынужден бежать в Литву.

Успешное объединение русских земель создало условия для освобождения от ордынской зависимости, которое произошло в 1480 году.

Читайте, комментируйте, делитесь статьей с друзьями.

Говорят, что у каждого города, основанного в древности или средневековье, есть свое тайное название. По легенде, его могли знать всего несколько человек. Тайное название города было заложено в его ДНК. Узнав «пароль» города, противник легко мог его захватить.

«Тайное имя»

Согласно древней градостроительной традиции, вначале зародилось тайное название города, затем было найдено соответствующее место, «сердце города», которое символизировало Древо Мира. Причем вовсе не обязательно, чтобы пуп города располагался в «геометрическом» центре будущего города. Город почти как Кощея: «… смерть его на конце иглы, эта игла в яйце, потом яйцо в утке, та утка в зайце, та заяц в сундуке, а сундук на высоком дубе, и это дерево Кощей защищает свой глаз ».

Интересно, что древние и средневековые градостроители всегда оставляли зацепки. Многие профессиональные гильдии увлекались головоломками. Некоторые масоны чего-то стоят. До профанации геральдики в эпоху Просвещения роль этих загадок играли гербы городов. Но это в Европе. В России до XVII века вообще не существовало традиции зашифровывать суть города, его тайное название в гербе или каком-либо другом символе. Например, Георгий Победоносец перекочевал на герб Москвы с печатей великих московских князей, а еще раньше — с печатей Тверского княжества.Это не имело никакого отношения к городу.

«Сердце города»

В России отправной точкой строительства города был храм. Он был осью любого поселения. В Москве эту функцию веками выполнял Успенский собор. В свою очередь, согласно византийской традиции, храм должен был быть построен на мощах святого. При этом мощи обычно помещались под алтарем (иногда также с одной стороны алтаря или у входа в храм).Именно мощи олицетворяли «сердце города». Имя святого, по-видимому, и было этим «тайным именем». Иными словами, если «камнем в фундамент» Москвы был собор Василия Блаженного, то «тайным названием» города было бы «Васильев» или «Васильев-град».

Однако нам неизвестно, чьи мощи лежат в основании Успенского собора. Об этом нет ни одного упоминания в летописях. Вероятно, имя святого держалось в секрете.

В конце XII века на месте нынешнего Успенского собора Кремля стояла деревянная церковь.Спустя сто лет московский князь Даниил Александрович построил на этом месте первый Успенский собор. Однако по неизвестным причинам через 25 лет Иван Калита строит на этом месте новый собор. Интересно, что храм построен по образцу Георгиевского собора в Юрьеве-Польском. Не совсем понятно почему? Георгиевский собор сложно назвать шедевром древнерусского зодчества. Так было что-то еще?

Реструктуризация

Образец храма в Юрьеве-Польском был построен в 1234 году князем Святославом Всеволодовичем на месте белокаменной церкви Георгия Победоносца, построенной в 1152 году, когда город был основан Юрием Долгоруким.Видимо, этому месту уделялось какое-то повышенное внимание. И строительство такого же храма в Москве, наверное, должно было подчеркнуть некую преемственность.

Успенский собор в Москве простоял менее 150 лет, а потом Иван III внезапно решил его перестроить. Формальная причина — ветхость конструкции. Хотя полторы сотни лет для каменного храма — это не бог знает сколько. Храм разобрали, и на его месте в 1472 году началось строительство нового собора.Однако 20 мая 1474 года в Москве произошло землетрясение. Недостроенный собор получил серьезные повреждения, и Иван решает разобрать останки и начать строительство нового храма. На строительство приглашены архитекторы из Пскова, но те по загадочным причинам категорически отказываются строить.

Аристотель Фиораванти

Тогда Иван III по настоянию своей второй жены Софии Палеолог отправил в Италию эмиссаров, которые должны были привезти в столицу итальянского архитектора и инженера Аристотеля Фиораванти.Кстати, на родине его называли «новым Архимедом». Смотрится совершенно фантастически, ведь впервые в истории России католическому архитектору предлагается построить православный храм, главный храм Московского государства!

С точки зрения тогдашней традиции — еретик. Почему был приглашен итальянец, который ни разу не видел в своих глазах ни одной православной церкви, остается загадкой. Может быть, потому, что ни один российский архитектор не хотел заниматься этим проектом.

Строительство храма под руководством Аристотеля Фиораванти началось в 1475 году и закончилось в 1479 году. Интересно, что за образец был выбран Успенский собор во Владимире. Историки объясняют, что Иван III хотел показать преемственность Московского государства от бывшей «столицы» Владимира. Но это опять-таки выглядит не очень убедительно, так как во второй половине XV века прежняя власть Владимира вряд ли могла иметь имиджевую ценность.

Возможно, это произошло из-за Владимирской иконы Божией Матери, которую в 1395 году перевезли из Владимирского Успенского собора в Московский Успенский собор, построенный Иваном Калитой.Однако прямых указаний на это история не сохранила.

Одна из гипотез, почему русские архитекторы не взялись за дело, а был приглашен итальянский архитектор, связана с личностью второй жены Иоанна III, византийской Софии Палеолог. Подробнее об этом.

София и «латинская вера»

Как известно, греческую принцессу активно выдвинул в жены Ивана III Папа Павел II. В 1465 году ее отец, Томас Палеолог, привез ее со своими детьми в Рим.Семья поселилась при дворе папы Сикста IV.

Через несколько дней после их прибытия Томас умер, приняв католицизм перед своей смертью. История не оставила нам сведений о том, что София перешла в «латинскую веру», но маловероятно, что палеологи могли остаться православными, живя при дворе папы. Другими словами, Иван III, скорее всего, ухаживал за католичкой. Более того, ни в одной летописи не сообщается, что Софья перед свадьбой перешла в православие.Венчание состоялось в ноябре 1472 года. По идее, оно должно было состояться в Успенском соборе. Однако незадолго до этого храм разобрали до фундамента, чтобы начать новое строительство. Выглядит это очень странно, поскольку примерно за год до этого было известно о предстоящей свадьбе. Удивительно и то, что венчание прошло в специально построенном деревянном храме возле Успенского собора, который снесли сразу после церемонии. Почему не выбрали еще один кремлевский собор, остается загадкой.Возможно, мощи неправославного святого могли стать «закладной». Как известно, София принесла в приданое много реликвий, в том числе православные иконы и библиотеку. Но, наверное, не обо всех реликвиях известно. Неслучайно Папа Павел II так лоббировал этот брак.

Если при реконструкции храма произошла смена мощей, то, согласно русской градостроительной традиции, было изменено «тайное имя», а главное — судьба города.Люди, хорошо и тонко разбирающиеся в истории, знают, что именно с Ивана III началась смена ритма России. Потом было Великое княжество Московское.

Софья Палеолог, жена Ивана 3: биография, личная жизнь, исторические факты. Сериал «София», который транслируется на телеканале «Россия 1», вызвал большой интерес к личности этой удивительной женщины, которая благодаря любви смогла переломить ход истории и способствовала становлению российской государственности.Большинство историков утверждают, что Софья (Зоя) Палеолог сыграла огромную роль в становлении Московского государства. Именно благодаря ей появился «двуглавый орел», и именно она считается автором концепции «Москва — третий Рим». Кстати, двуглавый орел сначала был гербом ее династии. Затем он перекочевал на герб всех российских императоров и царей.

Зоя Палеолог родилась на греческом Пелопоннесе в 1455 году. Она была дочерью деспота мурен Томаса Палеолога.Девушка родилась в довольно трагическое время — падение Византийской империи. После взятия Константинополя турками и смерти императора Константина семья Палеологов бежала на Корфу, а оттуда в Рим. Там Фома насильно перешел в католицизм. Родители девочки и двух ее младших братьев рано умерли, и Зою воспитывал греческий ученый, который служил кардиналом при папе Сиксте Четвертом. В Риме девочка воспитывалась в католической вере.

Софья Палеолог, жена Ивана 3: биография, личная жизнь, исторические факты.Когда девушке было 17 лет, ее пытались выдать замуж за царя Кипра, но сама умная София поспособствовала расторжению помолвки, так как она не хотела выходить замуж за язычника. После смерти родителей девочка тайно общалась с православными старцами.

В 1467 году в России умирает жена Ивана III Мария Борисовна. А папа Павел II, надеясь на распространение католицизма на территории России, предлагает в жены овдовевшему князю Софию. Говорят, девушка понравилась московскому князю за портрет.Она обладала удивительной красотой: белоснежной кожей, красивыми выразительными глазами. В 1472 году состоялась свадьба.


Главное достижение Софии в том, что она повлияла на своего мужа, который в результате этого влияния отказался платить дань Золотой Орде. Местные князья и люди не хотели войны и были готовы платить дань и дальше. Однако Ивану III удалось сломить страх людей, с которым он сам справился с помощью любящей жены.

Софья Палеолог, жена Ивана 3: биография, личная жизнь, исторические факты.В браке с князем у Софии родилось 5 сыновей и 4 дочери. Личная жизнь складывалась очень удачно. Единственное, что омрачало жизнь Софии, — это ее отношения с сыном мужа от первого брака Иваном Молодым. София Палеолог стала бабушкой царя Ивана Грозного. София умерла в 1503 году. Ее муж пережил жену всего на 2 года.

Этой женщине приписывают множество важных государственных дел. Что сделало Софию Палеолог такой особенной? В этой статье собраны интересные факты о ней, а также биографические данные.

Предложение кардинала

В феврале 1469 года в Москву прибыл посол кардинала Виссариона. Он передал великому князю письмо с предложением жениться на Софии, дочери Теодора I, деспота Мори. Кстати, в этом письме также говорилось, что Софья Палеолог (настоящее имя — Зоя, было решено заменить его православным по дипломатическим причинам) уже отказалась от ухаживавших за ней двух венценосных женихов. Это были герцог Медиоланский и французский король.Дело в том, что София не хотела выходить замуж за католика.

София Палеолог (фото ее, конечно, не найти, но портреты представлены в статье), по представлениям того далекого времени, была уже немолодой. Однако она по-прежнему была довольно привлекательной. У нее были выразительные удивительно красивые глаза, а также матовая нежная кожа, что считалось в России признаком отменного здоровья. К тому же невеста отличалась артиклем и острым умом.

Кто такая Софья Фоминична Палеолог?

Софья Фоминична — племянница Константина XI Палеолога, последнего императора Византии. С 1472 года она была женой Ивана III Васильевича. Ее отцом был Фома Палеолог, который бежал в Рим со своей семьей после того, как турки захватили Константинополь. София Палеолог жила после смерти отца на попечении великого папы. По ряду причин он хотел выдать ее замуж за Ивана III, овдовевшего в 1467 году. Он ответил согласием.

София Палеолог родила в 1479 году сына, который впоследствии стал Василием III Ивановичем. Кроме того, она добилась провозглашения Василия Великим князем, место которого должен был занять Дмитрий, внук Ивана III, коронованного царем. Иван III использовал свой брак с Софией для усиления России на международной арене.

Икона «Благословенное небо» и образ Михаила III

Великая княгиня Московская Софья Палеолог привезла несколько православных икон.Считается, что среди них было редкое изображение Богородицы. Она была в Архангельском соборе Кремля. Однако, по другой легенде, реликвия была перенесена из Константинополя в Смоленск, и когда Литва захватила последний, эта икона была благословлена ​​на брак княгини Софьи Витовтовны, когда она вышла замуж за Василия I. Образ, который сегодня находится в соборе, является копией старинной иконы, заказанной в конце 17 века (на фото ниже).Москвичи традиционно приносили к этой иконе лампадное масло и воду. Считалось, что они наделены целебными свойствами, потому что изображение обладало целительной силой. Эта икона сегодня одна из самых почитаемых в нашей стране.

В Архангельском соборе после венчания Ивана III также появилось изображение Михаила III, византийского императора, родоначальника династии Палеологов. Таким образом, утверждалось, что Москва является правопреемницей Византийской империи, а государи России — наследниками византийских императоров.

Рождение долгожданного наследника

После того, как Софья Палеолог, вторая жена Ивана III, вышла за него замуж в Успенском соборе и стала его женой, она задумалась о том, как получить влияние и стать настоящей царицей. Палеолог понимал, что для этого нужно преподнести князю подарок, который могла сделать только она: подарить ему сына, который станет наследником престола. К огорчению Софии первенцем оказалась дочь, которая умерла практически сразу после рождения.Через год снова родилась девочка, которая тоже внезапно скончалась. Софья Палеолог плакала, молила Бога дать ей наследника, раздавала пригоршни милостыни бедным, жертвовала церкви. Через некоторое время Богородица услышала свои молитвы — Софья Палеолог снова забеременела.

Биография ее наконец ознаменовалась долгожданным событием. Это произошло 25 марта 1479 года в 20:00, как сказано в одной из московских летописей. Родился сын. Его звали Василий Парийский. Крестил мальчика в Сергиевом монастыре ростовский архиепископ Васиян.

То, что София принесла с собой

София сумела вдохновить на то, что ей было дорого, что ценили и понимали в Москве. Она принесла с собой обычаи и традиции византийского двора, гордость за свое происхождение, а также досаду по поводу того, что ей пришлось выйти замуж за монголо-татарского данника. Софии вряд ли понравилась простота московской атмосферы, равно как и бесцеремонность отношений, царившая в то время при дворе. Сам Иван III был вынужден выслушивать укоризненные речи строптивых бояр.Однако в столице и без нее у многих возникло желание изменить старые порядки, не соответствующие позиции московского государя. А жена Ивана III с приведенными ею греками, видевшими и римскую, и византийскую жизнь, могла дать русским ценные инструкции о том, какие модели и как претворять в жизнь желаемые изменения.

Влияние Софии

Невозможно отрицать влияние супруги князя на закулисную жизнь двора и его декоративное убранство.Умело выстраивала личные отношения, отлично разбиралась в придворных интригах. Однако Палеолог мог отвечать на политические предложения только предложениями, которые перекликались с расплывчатыми и тайными мыслями Ивана III. Особенно ясна была мысль, что своим замужеством княгиня превращала московских правителей в преемников византийских императоров с интересами православного Востока, держась за последнего. Поэтому София Палеолог ценилась в столице Русского государства в основном как византийская царевна, а не как великая княгиня Московская.Она сама это понимала. Как я воспользовался правом приема иностранных посольств в Москве. Поэтому ее брак с Иваном был своеобразной политической демонстрацией. На весь мир было объявлено, что наследница византийского дома, павшего незадолго до этого, передала свои суверенные права Москве, которая стала новым Константинополем. Здесь она делится этими правами со своим супругом.

Реконструкция Кремля, свержение татарского ига

Иван, чувствуя свое новое положение на международной арене, нашел старую кремлевскую среду некрасивой и тесной.Из Италии вслед за принцессой были выписаны мастера. Они построили на месте деревянного хора Успенский собор (Василия Блаженного), а также новый каменный дворец. В Кремле в это время стали проходить строгие и сложные торжественные церемонии при дворе, придававшие московской жизни высокомерие и чопорность. Как и в собственном дворце, Иван III стал действовать во внешних сношениях более торжественной походкой. Особенно когда татарское иго без боя как бы само собой свалилось с плеч.И почти два века он тяготел ко всей Северо-Восточной Руси (с 1238 по 1480 год). Новый язык, более торжественный, появляется в это время в правительственных газетах, особенно дипломатических. Формируется напыщенная терминология.

Роль Софии в свержении татарского ига

Палеолог не понравился в Москве за то влияние, которое она оказала на великого князя, а также за перемены в жизни Москвы — «великие беспорядки» ( словами боярина Берсена-Беклемишева).София вмешивалась не только во внутренние, но и во внешнеполитические дела. Она потребовала, чтобы Иван III отказался платить дань ордынскому хану и окончательно освободился от его власти. Умелый совет Палеолога, о чем свидетельствует В.О. Ключевский всегда откликался на намерения мужа. Поэтому он отказался платить дань. Иван III попрал ханское письмо в Замосковречье, при ордынском дворе. Позже на этом месте была построена Преображенская церковь. Однако люди уже тогда «говорили» о Палеологе.Еще до того, как в 1480 году Иван III вышел в великое, он отправил жену и детей в Белоозеро. Для этого подданные приписывали государю намерение оставить власть в том случае, если он взял Москву и сбежал с женой.

«Дума» и изменение отношения к подчиненным

Иван III, освободившись от ига, окончательно почувствовал себя государем. Стараниями Софии дворцовый этикет стал напоминать византийский. Князь сделал жене «подарок»: Иван III разрешил Палеологу собрать свою «думу» из членов свиты и устроить на своей половине «дипломатические приемы».Княгиня приняла иностранных послов и вежливо с ними поговорила. Это было беспрецедентным нововведением для России. Изменилось и обращение в суд государя.

София Палеолог принесла мужу суверенные права, а также право на византийский престол, как отмечал Ф.И. Успенский, историк, изучавший этот период. Боярам пришлось с этим считаться. Иван III раньше любил споры и возражения, но при Софии он коренным образом изменил отношение к своим придворным.Иван стал вести себя неприступно, легко впадал в гнев, часто позорился, требовал к себе особого уважения. Ходят слухи, что все эти несчастья были связаны с влиянием Софьи Палеолог.

Борьба за престол

Ее также обвиняли в нарушении престолонаследия. В 1497 году враги сообщили князю, что Софья Палеолог задумала отравить его внука, чтобы посадить на престол собственного сына, что ее тайно посещали колдуны, готовившие ядовитое зелье, что в этом заговоре причастен сам Василий.Иван III в этом вопросе встал на сторону внука. Он приказал утопить волшебников в Москве-реке, арестовать Василия и отвести от себя его супругу, демонстративно казнив нескольких членов «думского» палеолога. В 1498 году Иван III женился на Дмитрии в Успенском соборе как наследнике престола.

Однако у Софии в крови была способность ухаживать за интригами. Она обвинила Елену Волошанку в ереси и сумела добиться ее падения. Великий князь опозорил своего внука и невестку и в 1500 году назвал Василия законным наследником престола.

София Палеолог: роль в истории

Брак Софии Палеолог и Ивана III, несомненно, укрепил Московское государство. Он помог превратить его в Третий Рим. София Палеолог живет в России более 30 лет, родив от мужа 12 детей. Однако до конца понять чужую страну, ее законы и традиции ей так и не удалось. Даже в официальных хрониках есть записи, осуждающие ее поведение в некоторых сложных для страны ситуациях.

София привлекала в столицу России архитекторов и других деятелей культуры, а также врачей. Творения итальянских архитекторов сделали Москву равной по величию и красоте европейским столицам. Это способствовало укреплению престижа московского государя, подчеркивало преемственность российской столицы Второму Риму.

Смерть Софии

Софья умерла в Москве 7 августа 1503 года. Похоронена в Вознесенском женском монастыре Московского Кремля.В декабре 1994 г. в связи с переносом останков царской и княжеской жен в Архангельский собор С.А.Никитин реставрировал ее скульптурный портрет по уцелевшему черепу Софии (на фото выше). Теперь мы можем хотя бы приблизительно представить, как выглядела София Палеолог. Интересных фактов и биографических сведений о ней предостаточно. При составлении статьи мы постарались выделить самое важное.


София Палеолог прошла от последней византийской царевны к Великой княгине Московской.Благодаря своему уму и хитрости она могла влиять на политику Ивана III, выигрывала дворцовые козни. Софии также удалось посадить на престол своего сына Василия III.

Зоя Палеолог родилась примерно в 1440–1449 гг. Она была дочерью Фомы Палеолога, брата последнего византийского императора Константина. Судьба всей семьи после смерти правителя оказалась незавидной. Фома Палеолог бежал на Корфу, а затем в Рим. Через некоторое время за ним последовали дети.Палеологам покровительствовал сам Папа Павел II. Девушке пришлось принять католицизм и сменить имя с Зои на Софию. Она получила образование, соответствующее ее статусу, не купаясь в роскоши, но и не живя в бедности.

София стала пешкой в ​​политической игре Папы. Сначала он хотел выдать ее в жены королю Кипра Якову II, но отказался. Следующим претендентом на руку девушки был принц Караччоло, но до свадьбы он не дожил.Когда в 1467 году умерла жена князя Ивана III, Софья Палеолог была предложена в качестве его жены. Папа умалчивает, что она католичка, желая тем самым расширить влияние Ватикана в России. Брачные переговоры продолжались три года. Ивана III соблазнила возможность обзавестись таким именитым человеком, как его жена.

Заочное обручение состоялось 1 июня 1472 года, после чего Софья Палеолог отправилась в Московию. Везде ей оказывали всяческие почести и праздники.Во главе ее кортежа стоял мужчина с католическим крестом. Узнав об этом, митрополит Филипп пригрозил покинуть Москву, если крест будет внесен в город. Иван III приказал вынести католический символ в 15 верстах от Москвы. Планы Папы потерпели неудачу, и София снова вернулась к своей вере. Венчание состоялось 12 ноября 1472 года в Успенском соборе.

При дворе недолюбливали новоиспеченную византийскую жену великого князя. Несмотря на это, София имела огромное влияние на мужа.В летописях подробно рассказывается, как Палеолог убедил Ивана III освободиться от монгольского ига.

Следуя византийскому образцу, Иван III разработал сложную судебную систему. При этом впервые великий князь стал называть себя «царем и самодержцем всея Руси». Считается, что изображение двуглавого орла, появившееся впоследствии на гербе Московии, принесла София Палеолог.

У Софии Палеолог и Ивана III было одиннадцать детей (пять сыновей и шесть дочерей).От первого брака у царя родился сын Иван Молодой, первый претендент на престол. Но он заболел подагрой и умер. Еще одним «препятствием» на пути к престолу детей Софии стал сын Ивана Молодого Дмитрий. Но он и его мать попали в немилость короля и умерли в плену. Некоторые историки предполагают, что Палеолог был причастен к смерти прямых наследников, но прямых доказательств этому нет. Преемником Ивана III стал сын Софии Василий III.

Византийская княгиня и княгиня Московия скончались 7 апреля 1503 года.Похоронена в каменном саркофаге Вознесенского монастыря.

Брак Ивана III и Софьи Палеолог оказался успешным в политическом и культурном плане. смогли оставить след не только в истории своей страны, но и стать любимыми королевами на чужбине.

Арсенал Кремля Бастионная башня

Напротив Исторического музея возвышается оборонительная башня Арсенальной бастионной башни Кремля.Бастион был построен в конце пятнадцатого века для охраны переправы через реку Неглинную. Раньше эта речка протекала под стенами Кремля. Из всех каменных башен Кремля эта самая колоссальная, ее стены четыре метра (или тринадцать футов) в диаметре. Диаметр башни сужается по мере ее увеличения для чисто визуального эффекта, что придает еще более впечатляющий вид.

Посмотрите вверх и представьте, что вы пытаетесь атаковать эту башню? В верхней части башни прорезаны защитные прорези для стрел (из которых можно было стрелять вниз) прорезаны два яруса этих прорезей для стрел.Название «Арсенальный бастион» связано с его близостью к Кремлевскому Арсеналу, который стоит за башней в стенах и предшествует строительству башни. Башня Арсенала заменила предыдущий бастион под названием Башня Собакина, названный в честь семьи баронов, чьи покои когда-то находились поблизости.

Многие исследователи предполагают, что Арсенальная башня могла быть местонахождением утерянной библиотеки Ивана Грозного. Историки подтверждают, что это большое хранилище книг по наследству перешло в руки Ивана Грозного.Библиотека перешла во владение московских царей по браку, когда византийская княгиня Софья Палеолог заключила политический брак с русским царем Иваном III, чтобы спасти свое царство, — она ​​привезла библиотеку с собой в Москву.

Спустя несколько поколений после этого легендарного брака императоров и империй бесценный клад унаследовал внук Софии, Иван Грозный. Исторические документы дразняще намекают на содержимое этого богатого клада — карты Древнегреческой империи и карты Чингисхана — а также на то, что осталось от некогда великой Императорской библиотеки Александрии.Известно, что Иван заказал для библиотеки пожаробезопасное секретное хранилище.

В политическом кризисе, последовавшем за правлением Ивана, включая пожары, вторжение, правление мафии и хаос, местонахождение секретной комнаты было потеряно — действительно, она избежала огня, наводнений, мотыльков и крыс. Тем не менее, остается вероятность, что в башне, которую вы видите перед собой, утерянные работы Платона и Аристотеля замурованы в помещении, настолько секретном, что теперь никто не может их найти.

Венчание Ивана III и Софьи Палеологиной (Принт № 15023876)

Гравюра в рамке «Свадьба Ивана III и Софьи Палеологиной», 1472 г. (Из иллюстрированного Карамзина), 1836 г.Художник: Чориков Борис Артемьевич (1802-1866)

Свадьба Ивана III и Софьи Палеологиной, 1472 г. (Из иллюстрированного Карамзина), 1836 г. Находится в собрании Российской государственной библиотеки, Москва

Мы рады предложить этот принт в сотрудничестве с Heritage Images

.

Heritage Images включает коллекцию изображений наследия

© Fine Art Images

Идентификатор носителя 15023876

Аристократия Самодержец Обручение Борис Артемьевич 1802 1866 Невеста Жених Византийская империя Чориков Художественные Изображения Великое княжество московское Жених История История России Иван III Иван III России Иван Иий Васильевич Иван Великий Иван Васильевич Литография Брак Средневековая Русь Монарх Монархия Московский Кремль Московское княжество Московия Дворянство Палеолог Династия Палеологов Палеологина Палеолог Династия Палеологов Палеолог Правитель Династия Рюриковичей Рюриковичи Россия Русская история Русская монархия Русские цари Софья Палеологина Суверенный Государственный деятель Третий Рим Царь Царь России Свадьба Зоя Палеологина

Современная рама 14 дюймов x 12 дюймов (38 x 32 см)

Наши современные репродукции в рамке профессионально сделаны и готовы повесить на вашу стену

проверить

Гарантия идеального качества пикселей

check

Сделано из высококачественных материалов

проверить

Изображение без кадра 17.1 x 24,4 см (прибл.)

check

Профессиональное качество отделки

check

Размер продукта 32,5 x 37,6 см (прибл.)

Наши водяные знаки не появляются на готовой продукции

Рамка под дерево, на карточке, печать фотографий архивного качества 10×8. Габаритные внешние размеры 14×12 дюймов (38×32 см). Экологически чистые и озонобезопасные молдинги Polycore® шириной 40 мм x 15 мм выглядят как натуральное дерево, они прочные, легкие и их легко повесить. Биоразлагаемый и сделанный с использованием нехлорированных газов (без токсичных паров), он эффективен; производя 100 тонн пенополистирола, можно спасти 300 тонн деревьев! Отпечатки глазируются легким небьющимся акрилом с оптической прозрачностью (обеспечивающим такую ​​же общую защиту от окружающей среды, как и стекло).Спинка — прошитый ДВП с прикрепленной пилообразной подвеской. Примечание. Чтобы свести к минимуму обрезку оригинального изображения, оптимизировать макет и обеспечить безопасность печати, видимый отпечаток может быть немного меньше

Код товара dmcs_15023876_80876_736

Фотографическая печать Плакат Печать Печать в рамке Пазл Поздравительные открытки Печать на холсте Художественная печать Фото кружка Печать в рамке Установленное фото Стеклянная подставка Коврик для мыши Премиум обрамление Подушка Сумка Металлический принт Стеклянная рамка Акриловый блок Стеклянные коврики

Категории

> Европа > Италия > Лацио > Рим

> Европа > Россия > Москва

Полный диапазон художественной печати

Наши стандартные фотоотпечатки (идеально подходят для кадрирования) отправляются в тот же или на следующий рабочий день, а большинство других товаров отправляется на несколько дней позже.

Фотопечать (8,50–182,43 долл. США)
Наши фотопринты напечатаны на прочной бумаге архивного качества для яркого воспроизведения и идеально подходят для кадрирования.

Печать плакатов (13,37–72,97 долларов)
Бумага для плакатов архивного качества, идеально подходит для печати больших изображений

Печать в рамке (54,72–279,73 долл. США)
Наши современные репродукции в рамке профессионально сделаны и готовы повесить на вашу стену

Пазл (34 доллара.04 — 46,21 долл. США)
Пазлы — идеальный подарок на любой случай

Поздравительные открытки (7,26–14,58 долларов США)
Поздравительные открытки для дней рождения, свадьбы, юбилеев, выпускных, благодарностей и многого другого

Печать на холсте (36,48–304,05 долл. США)
Профессионально сделанные, готовые к развешиванию Печать на холсте — отличный способ добавить цвет, глубину и текстуру в любое пространство.

Fine Art Print (36,48–486,49 долларов)
Наши репродукции репродукций произведений искусства соответствуют стандартам самых критичных музейных хранителей. Они имеют мягкую текстурированную естественную поверхность, что делает их еще лучше, чем оригинальные произведения искусства.

Фотокружка (12,15 $)
Наслаждайтесь любимым напитком из кружки, украшенной любимым изображением. Сентиментальные и практичные персонализированные фотокружки станут идеальным подарком для близких, друзей или коллег по работе

Печать в рамке (54,72–304,05 долл. США)
Наш оригинальный ассортимент британских принтов в рамке со скошенным краем

Фото (15,80 — 158,10 долларов)
Фотопринты поставляются в держателе для карт с индивидуальным вырезом, готовом к обрамлению

Glass Coaster (9 долларов.72)
Индивидуальная стеклянная подставка под столешницу. Элегантное полированное безопасное закаленное стекло и подходящие термостойкие коврики также доступны

Коврик для мыши (17,02 доллара США)
Фотопечать архивного качества на прочном коврике для мыши с нескользящей подложкой. Работает со всеми компьютерными мышками.

Премиум обрамление (109,45–352,70 долл. США)
Наши превосходные фоторамки премиум-класса профессионально сделаны и готовы повесить на вашу стену

Подушка (30 долларов.39 — 54,72 доллара США)
Украсьте свое пространство декоративными мягкими подушками

Большая сумка (36,43 доллара)
Наши сумки-тоут сделаны из мягкой прочной ткани и оснащены ремнем для удобной переноски.

Metal Print (71,76 — 485,28 долларов)
Сделанные с использованием прочного металла и роскошной техники печати, металлические принты оживляют изображения и добавляют современный вид любому пространству

Стеклянная рамка (27,96 — 83,93 доллара) Крепления из закаленного стекла
идеально подходят для настенного дисплея, а меньшие размеры также можно использовать отдельно с помощью встроенной подставки.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.