Бунин примыкал к движению: Тест по творчеству И.А.Бунина 11 класс

Содержание

Тест по творчеству И.А.Бунина 11 класс

Тест по творчеству И.А.Бунина 11 класс

1 вариант

1)Годы жизни Бунина

А) 1860 -1904 б) 1870 -1953 в) 1899-1960

2) Социальное положение Бунина:

А) купец б) разночинец в) дворянин

3) Какая из тем не встречается в творчестве Бунина?

А) тема жизни и смерти б) тема любви в) тема свободы

4)Герои произведения "Чистый понедельник" познакомились

А) в театре познакомил приятель героя

б) на лекции Андрея Белого в декабре

в) у знакомых на приёме в честь актера Качалова

5)Какова основная тема цикла рассказов «Тёмные аллеи»?

А) смысл жизни б) свобода в) любовь

6) Нобелевская премия была получена Буниным :

А) в 1925 г. за рассказ «Солнечный удар» б) в 1933г. за роман «Жизнь Арсеньева»

В) в 1938 за цикл рассказов «Тёмные аллеи»

7)Укажите рассказ, в котором есть такой пейзаж:

Улица была совершенно пуста. Дома были совершенно одинаковые, белые, двухэтажные, купеческие, с большими садами, и казалось, что в них нет ни души; белая густая пыль лежала на мостовой; и всё это слепило, всё было залито жарким, пламенным и радостным, но здесь как будто бесцельным солнцем.

А) «Солнечный удар» б) «Чистый понедельник» в) «Антоновские яблоки»

8)Для чего в рассказ  вводится  легенда  о  Змее?

А)развитие  традиционной  темы  змееборчества  б)утверждение  идеи  о  существовании  в  человеке  божественного и дьявольского  начал  в)средство раскрытия  характера героев

9) Укажите имя главной героини рассказа "Солнечный удар".

А) Ольга б)Татьяна в) она безымянная

10)Произведение "Чистый понедельник" заканчивается:

А) смертью героини

б) неожиданной встречей героев в Марфо - Мариинской обители в 14 году под Новый год

в) встречей в Новодевичьем монастыре в 17 году под Новый год

Тест по творчеству И.А.Бунина 11 класс

2 вариант

1)После октябрьской революции И. А. Бунин

А)был осужден и расстрелян        б)остался в России     в)эмигрировал во Францию

2)И. А. Бунин:

А)примыкал к движению акмеистов   б)примыкал к движению футуристов в) не примыкал ни к каким литературным течениям

3)Укажите рассказ, который не принадлежит  перу  И.А.Бунина: А)«Легкое дыхание» б)"Чистый понедельник" в)"Гранатовый браслет"

4)Первоначальный вариант сборника «Темные аллеи» вышел в 1943 году. Укажите, в какой стране.

А)СССР                       б) США                 в) Франция                

5) Укажите, какой рассказ не входит в сборник «Темные аллеи».

А)«Кавказ»                б)«Чистый понедельник»     в)«Лёгкое дыхание»          

6)Укажите, какой темой объединены рассказы   цикла «Тёмные  аллеи»:  А)Любовь     б)Эмиграция     в)Революция                

7)Герои поехали накануне Чистого понедельника

А) в Тверской монастырь

б) в Новодевичий монастырь

в) в Марфо-Мариинскую обитель

8)В чём состоит  смысл названия рассказа «Чистый понедельник»?

А)связь с православным календарём  б)утверждение  национальной идеи – патриархального пути развития России  в)»Чистый понедельник» - символ очищения  героини  от  праздной мирской  жизни

9)Какие  черты  характера героини рассказа являются  устойчивыми  особенностями «бунинской» женщины?

А)страстность  б)ум   в) противоречивость

10) Укажите рассказ, в котором есть такой пейзаж:

В холодное осеннее ненастье, на одной из больших тульских дорог, залитой дождями и изрезанной многими черными колеями, к длинной избе, в одной связи которой была казенная почтовая станция, а в другой частная горница, где можно было отдохнуть

А)«Солнечный удар» б) «Чистый понедельник» в) «Тёмные аллеи".

Ключи к тесту по творчеству И.А.Бунина

вопросы

1

2

3

4

5

6

7

8

9

10

1 вариант

Б

В

В

Б

В

Б

А

Б

В

Б

2 вариант

В

В

В

Б

В

А

Б

Б

В

В

10 ответов - "5"

9-8 - " 4"

7-5 - "3"

Адрес публикации: https://www.prodlenka.org/metodicheskie-razrabotki/270969-test-po-tvorchestvu-iabunina-11-klass

Тест по творчеству И.

А. Бунина
Тест по творчеству И. А. Бунина

1.Укажите годы жизни И. А. Бунина.а)1870-1953 б)1886-1921 в)1870-1938 г) 1890-1960

2)После октябрьской революции И. А. Бунин:а)был осужден и расстрелян б) эмигрировал в США в)остался в России г)эмигрировал во Францию

3.И. А. Бунин: а)примыкал к движению акмеистов б)примыкал к движению футуристов в)примыкал к движению символистов г) не примыкал ни к каким литературным течениям

4.Был ли И. А. Бунин удостоен Нобелевской премии: а) да б) нет

5.Какие литературные жанры преобладали в творчестве И.А.Бунина: а)повесть б) роман в) очерк г) новелла

6.Укажите рассказ, который принадлежит перу И.А.Бунина: а)«Легкое дыхание» б)«Господин из «Сан-Франциско»

в) «Гранатовый браслет» д) «Ася» е)«Антоновские яблоки»

7)Первоначальный вариант сборника «Темные аллеи» вышел в 1943 году. Укажите, в какой стране:а)СССР б) США в) Франция г) Швейцария

8) Укажите, какой рассказ не входит в сборник «Темные аллеи»:а)«Изумруд» б)«Чистый понедельник» в)«Ворон» г) «Холодная осень»

9)Укажите, какой темой объединены рассказы цикла «Тёмные аллеи»: а)Любовь б)Эмиграция в)Революция г)Война

10)В рассказе «Чистый понедельник» тесно переплетаются детали восточного и западного колорита. С какой целью автор уделяет внимание этим деталям?

а) передать специфику Москвы начала века б)создать фон для развития сюжета в)подчеркнуть противоречивость и двойственность России

11.Зачем в рассказ «Чистый понедельник» введён мотив поиска дома А.С.Грибоедова?

а) подчеркнуть интерес героев к литературе б)связь с проблемой «Восток-Запад» в рассказе в)развитие традиционной проблемы «горе от ума» в рассказе И.А.Бунина

12.Для чего в рассказ вводится легенда о Змее?

а)развитие традиционной темы змееборчества б)утверждение идеи о существовании в человеке божественного и дьявольского начал в)средство раскрытия характера героев

13.В чём состоит смысл названия рассказа «Чистый понедельник»?

а)связь с православным календарём б)утверждение национальной идеи – патриархального пути развития России в)»Чистый понедельник» - символ очищения героини от праздной мирской жизни

14.Какие черты характера героини рассказа являются устойчивыми особенностями «бунинской» женщины?

а)страстность б)ум в) противоречивость г)одухотворённость

Тест по творчеству И. А. Бунина

1.Укажите годы жизни И. А. Бунина.

а)1870-1953 б)1886-1921 в)1870-1938 г) 1890-1960

2)После октябрьской революции И. А. Бунин

а)был осужден и расстрелян б) эмигрировал в США в)остался в России г)эмигрировал во Францию

3.И. А. Бунин: а)примыкал к движению акмеистов б)примыкал к движению футуристов в)примыкал к движению символистов г) не примыкал ни к каким литературным течениям

4.Был ли И. А. Бунин удостоен Нобелевской премии: а) да б) нет

5.Какие литературные жанры преобладали в творчестве И.А.Бунина: а)повесть б) роман в) очерк г) новелла

6.Укажите рассказ, который принадлежит перу И.А.Бунина: а)«Легкое дыхание» б)«Господин из «Сан-Франциско»

в) «Гранатовый браслет» д) «Ася» е)«Антоновские яблоки»

7)Первоначальный вариант сборника «Темные аллеи» вышел в 1943 году. Укажите, в какой стране.

а)СССР б) США в) Франция г) Швейцария

8) Укажите, какой рассказ не входит в сборник «Темные аллеи».

а)«Изумруд» б)«Чистый понедельник» в)«Ворон» г) «Холодная осень»

9)Укажите, какой темой объединены рассказы цикла «Тёмные аллеи»: а)Любовь б)Эмиграция в)Революция г)Война

10)В рассказе «Чистый понедельник» тесно переплетаются детали восточного и западного колорита. С какой целью автор уделяет внимание этим деталям?

а) передать специфику Москвы начала века б)создать фон для развития сюжета в)подчеркнуть противоречивость и двойственность России

11.Зачем в рассказ «Чистый понедельник» введён мотив поиска дома А.С.Грибоедова?

а) подчеркнуть интерес героев к литературе б)связь с проблемой «Восток-Запад» в рассказе в)развитие традиционной проблемы «горе от ума» в рассказе И.А.Бунина

12.Для чего в рассказ вводится легенда о Змее?

а)развитие традиционной темы змееборчества б)утверждение идеи о существовании в человеке божественного и дьявольского начал в)средство раскрытия характера героев

13.В чём состоит смысл названия рассказа «Чистый понедельник»?

а)связь с православным календарём б)утверждение национальной идеи – патриархального пути развития России в)»Чистый понедельник» - символ очищения героини от праздной мирской жизни

14.Какие черты характера героини рассказа являются устойчивыми особенностями «бунинской» женщины?

а)страстность б)ум в) противоречивость г)одухотворённость

Н.

Д. Черноскутова (Екатеринбург).. | Л.Н. Толстой в научной и публицистической мысли
Н. Д. Черноскутова (Екатеринбург)
ПРИЕМЫ СОЗДАНИЯ ОБРАЗА Л. Н. ТОЛСТОГО
В КНИГЕ И. А. БУНИНА «ОСВОБОЖДЕНИЕ ТОЛСТОГО» (2020)

ИСТОЧНИК: Трижды Юбилейный… Сборник статей молодых ученых, посвященный 150-летию И. А. Бунина, 80-летию филологического факультета, 5-летию Бунинского общества УрФУ. - Уральский федеральный университет имени Первого Президента России Б. Н. Ельцина. Екатеринбург, 2020. С. 269-273.

АННОТАЦИЯ:
В статье предлагается исследование книги И. А. Бунина «Освобождение Толстого» и тех приемов, с помощью которых автор моделирует образ Л. Н. Толстого. Через особый диалог двух творцов выстраивается уникальная ситуация, в которой обе личности общаются на равных.
____________

С самых ранних лет и на протяжении всей жизни И. А. Бунин мыслил Льва Толстого своим главным духовным и творческим наставником. В юности Бунин некоторое время примыкал к движению толстовцев, пытался «опроститься» и жить трудовой жизнью, однако это увлечение было недолгим, спустя некоторое время он разочаровался в толстовцах. Как признается сам писатель в книге «Освобождение Толстого», вошел он в их круг лишь для того, чтобы приблизиться к самому Толстому, иметь «тайную надежду когда-нибудь увидать его» [Бунин, 2014, с. 72]. Его надежда впоследствии оправдалась.

Описывая в «Освобождении Толстого» их первую встречу, Бунин создает особенную, почти сказочную атмосферу: «какой особый сад, какой необыкновенный дом, как таинственны и полны значения эти освещенные окна: ведь за ними — Он» [Там же, с. 73]. В этом фрагменте подчеркивается то благоговение, которое Бунин испытывал перед Толстым. Личное знакомство с Л. Толстым и последующие их редкие встречи стали для него знаковыми, во многом определившими его дальнейшие художественные и философские ориентиры.

Смерть Л. Толстого Бунин переживал очень тяжело. О. Н. Михайлов отмечает, что Бунин воспринял кончину Толстого «и как величайшее личное несчастье, и как утрату, последствия которой скажутся на всей общественной жизни страны» [Бунин, 1967, с. 555].

После смерти Толстого он особенно ясно ощутил колоссальность значения его художественного и духовного наследия. Бунин полагал своим долгом создать глубокую и правдивую книгу о Толстом — книгу, которая бы стала ключом к пониманию произведений писателя, его философских и жизненных установок, его предсмертного поступка. А. К. Бабореко в книге «Бунин. Жизнеописание» приводит следующую цитату Николая Гусева об «Освобождении Толстого»: «Книга Бунина представляет совершенно исключительное явление во всей колоссальной литературе о Толстом. Ее основная идея — глубоко справедлива, и Бунину делает честь, что он первый так осветил сокровенную внутреннюю жизнь Льва Толстого» (цит. по: [Бабореко, с. 287]).

Книга «Освобождение Толстого» уникальна во многих отношениях. Она синтезирует в себе художественные, философские, документальные, публицистические и мемуарные элементы. Автор органично вводит в свой текст выдержки из произведений Толстого, цитаты библейских и буддистских источников, личные письма, высказывания членов семьи Толстого и к ней приближенных. Композиция произведения развивается по ассоциативному принципу: логика повествования всецело подчиняется авторскому замыслу, при этом автор непосредственно включен в повествование и как мыслящий субъект, и как реальная личность.

В силу существенной философской составляющей книги и обилия отсылок к религиозным текстам, литературоведы, как правило, изучают «Освобождение Толстого» с точки зрения религиозно-философской проблематики. В своем исследовании мы рассматриваем «Освобождение Толстого» в парадигме литературных портретов современников, написанных Буниным («Освобождение Толстого», «Воспоминания», «О Чехове»). Проанализировав способы создания образов во всех вышеперечисленных произведениях, мы выделили ряд повторяющихся приемов.

Говоря о писателях-современниках, Бунин почти всегда дает развернутую портретную характеристику. Часто во внешности портретируемых он выделяет звериные черты. Например, в очерке из книги «Воспоминания» Бунин уподобляет Шаляпина медведю. Толстого Бунин несколько раз сравнивает с гориллой, причем как внешние его черты: бровные дуги, походку, так и его жизненный путь: «гориллы в молодости, в зрелости страшны своей телесной силой, безмерно чувственны в своем мироощущении, беспощадны во всяческом насыщении своей похоти, отличаются крайней непосредственностью, к старости же становятся нерешительны, задумчивы, скорбны, жалостливы» [Бунин, 2014, с. 105]. В подтверждение сказанного он приводит описание поздних портретов Толстого, где «стали появляться кротость, покорность, благоволение, порой даже улыбка, ласковое веселье» [Там же].

Описывая внешность того или иного своего героя, Бунин всегда отмечает изменения облика во времени. В книге «Освобождение Толстого» он дает несколько портретов писателя в разные периоды его жизни. По контрасту с приведенным выше поздним портретом более ранние изображения Толстого описываются следующим образом: «Все прочие портреты, чуть не с отрочества до старости, поражают смелой серьезностью, строгостью, недоверчивостью ... сумрачные, пристально-пытливые глаза, твердо сжатые зубы» [Там же, с. 106]. Кроме того, Бунин делает акцент на том, что внешность Толстого менялась не только со временем, но и в зависимости от его настроения, от того или иного душевного состояния, в котором он находился в данный момент, а также в зависимости от среды, в которой он был в данную минуту.

Особенности речи также являются для Бунина важной составляющей образа. Например, в «Воспоминаниях» Бунин пишет о Куприне, что он «запальчиво бормотал своей обычной армейской скороговоркой, ударяя на последний слог» [Там же, с. 520]. Бунин заостряет внимание и на качествах речи Толстого, цитируя записки музыканта А. Б. Гольденвейзера, который на протяжении 15 лет посещал дом Толстого. Гольденвейзер отмечает, что Толстой произносил «г» с придыханием, простонародно, а также использовал слова на старинный лад, например, «Штокгольм», и не пренебрегал диалектными выражениями. Но так, по мнению Бунина, говорили все, кто принадлежал к деревенско-помещичьему быту в той местности. Кроме того, Бунин оспаривает слова Гольденвейзера о том, что Толстой не использовал «грубых», «народных» слов. «Употреблял, и довольно свободно — так же, как все его сыновья и даже дочери» [Там же, с. 111], — пишет Бунин. Но при этом далее он акцентирует внимание на том, что самым близким кругом для Толстого оставался тот, к которому он принадлежал по рождению.

Цитируя секретаря Толстого В. Ф. Булгакова, Бунин отмечает, что «Лев Николаевич был доступен сословным предрассудкам» [Там же, с. 101] и очень боялся мезальянса для своих дочерей. Те, кто видели его в высшем обществе, вспоминали: «несмотря на свои причуды, он, прежде всего, светский человек и джентльмен с головы до ног и в обществе очарователен» [Там же, с. 102]. Такие контрасты находит Бунин в личности Толстого.

В мемуарной прозе о современниках Бунин нередко обращается к противоречивым чертам в образах своих героев, однако в образе Толстого это проявляется наиболее ярко. Толстовская «непоследовательность» — непостижимая грань его личности для многих близких, учеников, людей, знавших его и пытавшихся осмыслить его биографию. Большинство принимало только какую-либо одну сторону его личности, жертвуя остальными ради схематического представления о Толстом — человеке, мыслителе и художнике. В подтверждение этому Бунин приводит цитату брата Толстого Сергея Николаевича «Ведь как хорошо писал когда-то! Думаю, лучше всех писал. А потом свихнулся. Недаром с самого детства помню его каким-то странным...» [Там же, с. 103]. Внутренняя противоречивость, постоянное движение мысли, переосмысление и переоценка прежнего — важнейшие черты, которые Бунин отмечает почти во всем облике Толстого, включая его мировоззренческие и бытовые аспекты.
Но, несмотря на некоторые сходства, книга «Освобождение Толстого» выделяется из ряда бунинской мемуарной прозы о современниках. В очерках книги «Воспоминания» и в книге «О Чехове» индивидуально-личностное начало автора выходит на первый план, подчиняя себе биографического Другого, тогда как в книге «Освобождение Толстого» автор и герой находятся в равных отношениях: Толстой подается как соавтор, собеседник Бунина. Бунин сознательно нарушает «традиционную схему субъектно-объектных отношений автора и героя, наделяя Толстого правом “прямого присутствия” в тексте» [Пращерук, с. 170]. Включая в текст произведения большое количество цитат из дневников, писем и произведений Толстого, Бунин дает ему возможность говорить от первого лица. Таким образом, между автором и его героем выстраиваются диалогические отношения. В некоторых главах диалогическая основа произведения легко вычленяется: после приведенной цитаты Толстого Бунин даёт свои размышления по поводу сказанного Толстым. Или наоборот: сначала он ставит вопросы, а затем приводит цитату, которая может служить на них ответом.

Такой уникальный способ раскрытия личности еще раз свидетельствует об особом отношении Бунина к Толстому. Для Бунина личность Толстого исключительна, ее невозможно постигать традиционным способом — рассматривать как объект исследования и пытаться дать собственную оценку. Именно эти установки Бунин не принимал в работах предшественников, пытавшихся осмыслить биографию Толстого.

Книга «Освобождение Толстого» является одним из итоговых произведений И. А. Бунина, в котором через диалог с Львом Толстым он попытался изложить и собственные философские и художественно-эстетические установки. Выполняя поставленную сверхзадачу — постичь личность Толстого, попытаться приблизиться к нему, Бунин создал глубокую и многогранную книгу, которая задает безграничное поле для исследований.
____________________

ЛИТЕРАТУРА

Бабореко А. К. Бунин. Жизнеописание. М. : Молодая гвардия, 2004. 458 с. (ЖЗЛ : сер. биогр. ; вып. 1106 (906)).

Бунин И.А. Собр. соч. : в 9 т. Т. 9 : Освобождение Толстого ; О Че¬хове ; Избр. биогр. материалы, воспоминания, статьи. М. : Худож. лит., 1967. 662 с.

Бунин И.А. Гегель, фрак, метель. М. : ПРОЗАиК, 2014. 671 с.

Пращерук Н.В. Проза И. А. Бунина в диалогах с русской классикой : моногр. 2-е изд., доп. Екатеринбург : Изд-во Урал. ун-та, 2016. 206 с.
_

ПОЭЗИЯ И ПРАВДА БУНИНА [1]. Жизнь Бунина и Беседы с памятью

ПОЭЗИЯ И ПРАВДА БУНИНА [1]

Поэт Дон Аминадо сказал о И. А. Бунине (1870-1953), вспоминая день, когда его не стало:

– Великая гора был Царь Иван!

Возвратившись из Сент-Женевьев-де-Буа под Парижем – места вечного успокоения того, кто так страстно любил жизнь и столь вдохновенно писал о ее радостях, – читали стихи, написанные им еще в начале века:

Ты мысль, ты сон. Сквозь дымную метель

Бегут кресты – раскинутые руки.

Я слушаю задумчивую ель -

Певучий звон… Все – только мысль и звуки!

То, что лежит в могиле, разве ты?

Разлуками, печалью был отмечен

Твой трудный путь. Теперь их нет. Кресты

Хранят лишь прах. Теперь ты мысль. Ты вечен.

Да, печалью отмечен трудный путь! Но судьба была к нему благосклонна. Он совершил свой земной круг всемирно известным, прославленным писателем. Он Immortel, бессмертный, он – вечен. «Трудный путь» – удел всех великих творцов, открывающих новые пути в литературе. А для Бунина большим испытанием была еще необходимость преодолеть многие невзгоды, которые проистекали из положения литературного поденщика в те годы, когда он только начинал свой творческий путь.

Рос он в деревне, в семье обнищавших помещиков, принадлежавших к знатному роду, среди предков которых – В. А. Жуковский и поэтесса Анна Бунина. От матери и дворовых он много, по его выражению, «наслушался» песен и сказок. Воспоминания о детстве – лет с семи, как писал Бунин, – связаны у него «с полем, с мужицкими избами» и обитателями их. Он целыми днями пропадал по ближайшим деревням, пас скот вместе с крестьянскими детьми, ездил в ночное, с некоторыми из них дружил. Подражая подпаску, он и сестра Маша ели черный хлеб, редьку, «шершавые и бугристые огурчики», и за этой трапезой, «сами того не сознавая, приобщались самой земли, всего того чувственного, вещественного, из чего создан мир», – писал Бунин в автобиографическом романе «Жизнь Арсеньева». Уже тогда с редкой силой восприятия он чувствовал, по собственному признанию, «божественное великолепие мира» – главный мотив всего его творчества. Именно в этом возрасте обнаружилось в нем художественное восприятие жизни, что, в частности, выражалось и в способности изображать людей мимикой и жестами; талантливым рассказчиком он был уже тогда. Лет восьми Бунин написал первое стихотворение.

На одиннадцатом году он поступил в Елецкую гимназию. Учился сначала хорошо, все давалось легко; мог с одного прочтения запомнить стихотворение в целую страницу, если оно его интересовало. Но год от года ученье шло хуже, в третьем классе оставался на второй год. Учителя в большинстве были люди серые и незначительные [2]. В гимназии он писал стихи, подражая Лермонтову, Пушкину. Его не привлекало то, что обычно читают в этом возрасте, а читал, как он говорил, «что попало».

Гимназию он не окончил, учился потом самостоятельно под руководством старшего брата Юлия Алексеевича, кандидата университета.

С осени 1889 года началась его работа в редакции газеты «Орловский вестник», нередко он был фактическим редактором; печатал в ней свои рассказы, стихи, литературно-критические статьи и заметки в постоянном разделе «Литература и печать». Жил он литературным трудом и сильно нуждался. Отец разорился, в 1890 году продал имение в Озерках без усадьбы, а лишившись и усадьбы, в 1893 году переехал в Каменку к сестре, мать и Маша – в Васильевское к двоюродной сестре Бунина Софье Николаевне Пушешниковой. Ждать молодому поэту помощи было неоткуда.

В редакции Бунин познакомился с Варварой Владимировной Пащенко, дочерью елецкого врача, работавшей корректором. Его страстная любовь к ней временами омрачалась ссорами. В 1891 году она вышла за Бунина замуж, но брак их не был узаконен, жили они не венчаясь, отец и мать не хотели выдавать дочь за нищего поэта. Юношеский роман Бунина составил сюжетную основу пятой книги «Жизни Арсеньева», выходившей отдельно под названием «Лика».

Многие представляют себе Бунина сухим и холодным. В. Н. Муромцева-Бунина говорит: «Правда, иногда он хотел таким казаться, – он ведь был первоклассным актером», но «кто его не знал до конца, тот и представить не может, на какую нежность была способна его душа». Он был из тех, кто не пред каждым раскрывался. Он отличался большой страстностью своей натуры. Вряд ли можно назвать другого русского писателя, который бы с таким самозабвением, так порывисто выражал свое чувство любви, как он в письмах к Варваре Пащенко, соединяя в своих мечтах ее образ со всем прекрасным, что он обретал в природе, в поэзии и музыке. Этой стороной своей личности – сдержанностью в страсти и поисками идеала в любви – он напоминает Гёте, у которого, по его собственному признанию, в «Вертере» многое автобиографично.

В конце августа 1892 года Бунин и Пащенко переехали в Полтаву, где Юлий Алексеевич работал в губернской земской управе статистиком. Он взял к себе в управу и Пащенко, и младшего брата. В полтавском земстве группировалась интеллигенция, причастная к народническому движению 70-80-х годов. Братья Бунины входили в редакцию «Полтавских губернских ведомостей», находившихся с 1894 года под влиянием прогрессивной интеллигенции. Бунин помещал в этой газете свои произведения. По заказу земства он также писал очерки «о борьбе с вредными насекомыми, об урожае хлеба и трав». Как он полагал, их было напечатано столько, что они могли бы составить три-четыре тома. Сотрудничал он и в газете «Киевлянин».

Теперь стихи и проза Бунина стали чаще появляться в «толстых» журналах – «Вестник Европы», «Мир Божий», «Русское богатство» – и привлекали внимание корифеев литературной критики. Н. К. Михайловский хорошо отозвался о рассказе «Деревенский эскиз» (позднее озаглавлен «Танька») и писал об авторе, что из него выйдет «большой писатель». В эту пору лирика Бунина приобрела более объективный характер; автобиографические мотивы, свойственные первому сборнику стихов (вышел в Орле приложением к газете «Орловский вестник» в 1891 году), по определению самого автора, не в меру интимных, постепенно исчезали из его творчества, которое получало теперь более завершенные формы.

В 1893-1894 году Бунин, по его выражению, «от влюбленности в Толстого как художника», был толстовцем и «прилаживался к бондарному ремеслу». Он посещал колонии толстовцев под Полтавой и ездил в Сумской уезд к сектантам с. Павл?вки – «малёванцам», по своим взглядам близким толстовцам. В самом конце 1893 года он побывал у толстовцев хутора Хилк?во, принадлежавшего кн. Д. А. Хилк?ву. Оттуда отправился в Москву к Толстому и посетил его в один из дней между 4 и 8 января 1894 года. Встреча произвела на Бунина, как он писал, «потрясающее впечатление». Толстой и отговорил его от того, чтобы «опрощаться до конца».

Весной и летом 1894 года Бунин путешествовал по Украине. «Я в те годы, – вспоминал он, – был влюблен в Малороссию, в ее села и степи, жадно искал сближения с ее народом, жадно слушал песни, душу его».

1895 год – переломный в жизни Бунина: после «бегства» Пащенко, оставившей Бунина и вышедшей за его друга Арсения Бибикова, в январе он оставил службу в Полтаве и уехал в Петербург, а затем в Москву. Теперь он входил в литературную среду. Большой успех на литературном вечере, состоявшемся 21 ноября в зале Кредитного общества в Петербурге, ободрил его. Там он выступил с чтением рассказа «На край света».

Впечатления его от все новых и новых встреч с писателями были разнообразны и резки: Д. В. Григорович и А. М. Жемчужников, один из создателей «Козьмы Пруткова», продолжавшие классический девятнадцатый век; народники Н. К. Михайловский и Н. Н. Златовратский; символисты и декаденты К. Д. Бальмонт и Ф. К. Сологуб. В декабре в Москве Бунин познакомился с вождем символистов В. Я. Брюсовым, 12 декабря в «Большой Московской» гостинице – с Чеховым. Очень интересовался талантом Бунина В. Г. Короленко – с ним Бунин познакомился 7 декабря 1896 года в Петербурге на юбилее К. М. Станюковича; летом 1897-го – с Куприным в Люстдорфе, под Одессой.

В июне 1898 года Бунин уехал в Одессу. Здесь он сблизился с членами «Товарищества южнорусских художников», собиравшихся на «Четверги», подружился с художниками Е. И. Буковецким, В. П. Куровским (о нем у Бунина стихи «Памяти друга») и П. А. Нилусом (от него Бунин кое-что взял для рассказов «Галя Ганская» и «Сны Чанга»).

В Одессе Бунин женился на Анне Николаевне Цакни (1879-1963) 23 сентября 1898 года. Семейная жизнь не ладилась, Бунин и Анна Николаевна в начале марта 1900 года разошлись. Их сын Коля умер 16 января 1905 года.

В начале апреля 1899 года Бунин побывал в Ялте, встретился с Чеховым, познакомился с Горьким. В свои приезды в Москву Бунин бывал на «Средах» Н. Д. Телешова, объединявших видных писателей-реалистов, охотно читал свои еще не опубликованные произведения; атмосфера в этом кружке царила дружественная, на откровенную, порой уничтожающую критику никто не обижался.

12 апреля 1900 года Бунин снова приехал в Ялту, где Художественный театр ставил для Чехова его «Чайку», «Дядю Ваню» и другие спектакли. Бунин познакомился со Станиславским, Книппер, С. В. Рахманиновым, с которым у него навсегда установилась дружба.

1900-е годы были новым рубежом в жизни Бунина. Неоднократные путешествия по странам Европы и на Восток широко раздвинули мир перед его взором, столь жадным до новых впечатлений. А в литературе начинавшегося десятилетия с выходом новых книг он завоевал признание как один из лучших писателей своего времени. Выступал он главным образом со стихами.

11 сентября 1900-го отправился вместе с Куровским в Берлин, Париж, в Швейцарию. В Альпах они поднимались на большую высоту. По возвращении из заграницы Бунин оказался в Ялте, жил в доме Чехова, провел с Чеховым, прибывшим из Италии несколько позднее, «неделю изумительно». В семье Чехова Бунин стал, по его выражению, «своим человеком»; с его сестрой Марией Павловной он был в «отношениях почти братских». Чехов был с ним неизменно «нежен, приветлив, заботился как старший». С Чеховым Бунин встречался, начиная с 1899 года, каждый год, в Ялте и в Москве, в течение четырех лет их дружеского общения, вплоть до отъезда Антона Павловича за границу в 1904 году, где он скончался. Чехов предсказал, что из Бунина выйдет «большой писатель»; он писал о рассказе «Сосны» как об «очень новом, очень свежем и очень хорошем». «Великолепны», по его мнению, «Сны» и «Золотое дно» – «есть места просто на удивление».

В начале 1901 года вышел сборник стихов «Листопад», вызвавший многочисленные отзывы критики. Куприн писал о «редкой художественной тонкости» в передаче настроения. Блок за «Листопад» и другие стихи признавал за Буниным право на «одно из главных мест» среди современной русской поэзии. «Листопад» и перевод «Песни о Гайавате» Лонгфелло были отмечены Пушкинской премией Российской Академией наук, присужденной Бунину 19 октября 1903 г. С 1902 года начало выходить отдельными ненумерованными томами собрание сочинений Бунина в издательстве Горького «Знание». И опять путешествия – в Константинополь, во Францию и Италию, по Кавказу, и так всю жизнь его влекли различные города и страны.

4 ноября 1906 года Бунин познакомился в Москве, в доме Б. К. Зайцева, с Верой Николаевной Муромцевой, дочерью члена Московской городской управы и племянницей председателя Первой Государственной думы С. А. Муромцева. Десятого апреля 1907 года Бунин и Вера Николаевна отправились из Москвы в страны Востока – Египет, Сирию, Палестину. Двадцатого мая, совершив свое «первое дальнее странствие», в Одессе сошли на берег. С этого путешествия началась их совместная жизнь. Об этом странствии – цикл рассказов «Тень Птицы» (1907-1911). Они сочетают в себе дневниковые записи – описания городов, древних развалин, памятников искусства, пирамид, гробниц – и легенды древних народов, экскурсы в историю их культуры и гибели царств. Об изображении Востока у Бунина Ю. И. Айхенвальд писал: «Его пленяет Восток, «светоносные страны», про которые он с необычайной красотою лирического слова вспоминает теперь… Для Востока, библейского и современного, умеет Бунин находить соответственный стиль, торжественный и порою как бы залитый знойными волнами солнца, украшенный драгоценными инкрустациями и арабесками образности; и когда речь идет при этом о седой старине, теряющейся в далях религии и мифологии, то испытываешь такое впечатление, словно движется перед нами какая-то величавая колесница человечества».

Проза и стихи Бунина обретали теперь новые краски. Прекрасный колорист, он, по словам П. А. Нилуса, «принципы живописи» решительно прививал литературе. Предшествовавшая проза, как отмечал сам Бунин, была такова, что «заставила некоторых критиков трактовать» его, например, «как меланхолического лирика или певца дворянских усадеб, певца идиллий», а обнаружилась его литературная деятельность «более ярко и разнообразно лишь с 1908, 1909 годов». Эти новые черты придавали прозе Бунина рассказы «Тень Птицы». Академия наук присудила Бунину в 1909 году вторую Пушкинскую премию за стихи и переводы из Байрона; третью – тоже за стихи (см.: «Живые слова», вып. 1. М., 1910). В этом же году Бунин был избран почетным академиком.

Повесть «Деревня», напечатанная в 1910 году, вызвала большие споры и явилась началом огромной популярности Бунина. За «Деревней», первой крупной вещью, последовали другие повести и рассказы, как писал Бунин, «резко рисовавшие русскую душу, ее светлые и темные, часто трагические основы», и его «беспощадные» произведения вызвали «страстные враждебные отклики. В эти годы я чувствовал, как с каждым днем все более крепнут мои литературные силы». Горький писал Бунину, что «так глубоко, так исторически деревню никто не брал». Бунин широко захватил жизнь русского народа, касается проблем исторических, национальных и того, что было злобой дня, – войны и революции, – изображает, по его мнению, «во след Радищеву» современную ему деревню без всяческих прикрас. После бунинской повести, с ее «беспощадной правдой» (П. Д. Боборыкин), основанной на глубоком знании «мужицкого царства», изображать крестьян в тоне народнической идеализации стало невозможным. Взгляд на русскую деревню выработался у Бунина отчасти под влиянием путешествий, как писал Нилус, «после резкой заграничной оплеухи». Деревня изображена не неподвижной, в нее проникают новые веяния, появляются новые люди (Кузьма Красов), и сам Тихон Ильич задумывается над своим существованием лавочника и кабатчика. Повесть «Деревня» (которую Бунин называл также романом), как и его творчество в целом, утверждала реалистические традиции русской классической литературы в век, когда они подвергались нападкам и отрицались модернистами и декадентами. В ней захватывает богатство наблюдений и красок, сила и красота языка, гармоничность рисунка, искренность тона и правдивость. Но «Деревня» не традиционна. В ней появились люди в большинстве новые в русской литературе: братья Красовы, жена Тихона, Родька, Молодая, Николка Серый и его сын Дениска, девки и бабы на свадьбе у Молодой и Дениски. Это отметил сам Бунин.

В середине декабря 1910 года Бунин и Вера Николаевна отправились в Египет и далее в тропики – на Цейлон, где пробыли с полмесяца. Возвратились в Одессу в середине апреля 1911 года. Дневник их плаванья – «Воды многие». Об этом путешествии – также рассказы «Братья», «Город Царя Царей». То, что чувствовал англичанин в «Братьях», – автобиографично. По признанию Бунина, путешествия в его жизни играли «огромную роль»; относительно странствий у него даже сложилась, как он сказал, «некоторая философия». Дневник 1911 года «Воды многие», опубликованный почти без изменений в 1925-1926 годы, – высокий образец новой и для Бунина, и для русской литературы лирической прозы. Он писал, что «это нечто вроде Мопассана». Близки этой прозе непосредственно предшествующие дневнику рассказы «Тень Птицы» – поэмы в прозе, как определил их жанр сам Бунин. От них и дневника – переход к «Суходолу», в котором синтезировался опыт автора «Деревни» в создании бытовой повести и прозы лирической. «Суходол» и рассказы, вскоре затем написанные, обозначили новый творческий взлет Бунина после «Деревни» – в смысле большей психологической глубины и сложности образов, а также новизны жанра. В «Суходоле» на переднем плане не историческая Россия с ее жизненным укладом, как в «Деревне», но «душа русского человека в глубоком смысле слова, изображение черт психики славянина», – говорил Бунин.

Бунин шел своим собственным путем, не примыкал ни к каким модным литературным течениям или группировкам, по его выражению, «не выкидывал никаких знамен» и не провозглашал никаких лозунгов. Критика отмечала мощный язык Бунина, его искусство поднимать в мир поэзии «будничные явления жизни». «Низких» тем, недостойных внимания поэта, для него не было (стихотворения «Стамбул», «Сапсан» и т. д.). В его стихах – огромная сила изобразительности и редкое чувство истории. Рецензент журнала «Вестник Европы» (1908, № 6) писал: «Его поэтический слог беспримерен в нашей поэзии… Прозаизм, точность, простота языка доведены до предела. Едва ли найдется еще поэт, у которого слог был бы так неукрашен, будничен, как здесь; на протяжении десятков страниц вы не встретите ни единого эпитета, ни одного сравнения, ни одной метафоры… такое опрощение поэтического языка без ущерба для поэзии – под силу только истинному таланту… В отношении живописной точности г. Бунин не имеет соперников среди русских поэтов».

Книга «Чаша жизни» (1915) затрагивает глубокие проблемы человеческого бытия. Французский писатель, поэт и литературный критик Рене Гиль писал Бунину в 1921 году об изданной по-французски «Чаше жизни»: «Как все сложно психологически! А вместе с тем, – в этом и есть ваш гений, – все рождается из простоты и из самого точного наблюдения действительности: создается атмосфера, где дышишь чем-то странным и тревожным, исходящим из самого акта жизни! Этого рода внушение, внушение того тайного, что окружает действие, мы знаем и у Достоевского; но у него оно исходит из ненормальности, неуравновешенности действующих лиц, из-за его нервной страстности, которая витает, как некая возбуждающая аура, вокруг некоторых случаев сумасшествия. У вас наоборот: все есть излучение жизни, полной сил, и тревожит именно своими силами, силами первобытными, где под видимым единством таится сложность, нечто неизбывное, нарушающее привычную нам ясную норму».

Свой этический идеал Бунин выработал под влиянием Сократа, воззрения которого изложены в сочинениях его учеников Ксенофонта и Платона. Он не однажды читал полуфилософское, полупоэтическое произведение «божественного Платона (Пушкин) в форме диалога – «Федон». Прочитав диалоги, он писал в дневнике 21 августа 1917 года: «Как много сказал Сократ того, что в индийской, в иудейской философии!» «Последние минуты Сократа, – отмечает он в дневнике на следующий день, – как всегда, очень волновали меня».

Бунина увлекало его учение о ценности человеческой личности. И он видел в каждом из людей в некоторой мере «сосредоточенность… высоких сил», к познанию которых, писал Бунин в рассказе «Возвращаясь в Рим», призывал Сократ. В своей увлеченности Сократом он следовал за Толстым, который, как сказал Вяч. Иванов, пошел «по путям Сократа на поиски за нормою добра». Толстой был близок Бунину и тем, что для него добро и красота, этика и эстетика нерасторжимы. «Красота как венец добра», – писал Толстой. Бунин утверждал в своем творчестве вечные ценности – добро и красоту. Это давало ему ощущение связи, слитности с прошлым, исторической преемственности бытия. «Братья», «Господин из Сан-Франциско», «Петлистые уши», основанные на реальных фактах современной жизни, не только обличительны, но глубоко философичны. «Братья» – особенно наглядный пример. Это рассказ на вечные темы любви, жизни и смерти, а не только о зависимом существовании колониальных народов. Воплощение замысла этого рассказа равно основано на впечатлениях от путешествия на Цейлон и на мифе о Маре – сказании о боге жизни-смерти. Мара – злой демон буддистов – в то же время – олицетворение бытия. Многое Бунин брал для прозы и стихов из русского и мирового фольклора, его внимание привлекали буддийские и мусульманские легенды, сирийские предания, халдейские, египетские мифы и мифы огнепоклонников Древнего Востока, легенды арабов.

Чувство родины, языка, истории у него было огромно. Бунин говорил: все эти возвышенные слова, дивной красоты песни, «соборы – все это нужно, все это создавалось веками…». Одним из источников его творчества была народная речь. Поэт и литературный критик Г. В. Адамович, хорошо знавший Бунина, близко с ним общавшийся во Франции, писал автору этой статьи 19 декабря 1969 года: Бунин, конечно, «знал, любил, ценил народное творчество, но был исключительно чуток к подделкам под него и к показному style russe. Жестокая – и правильная – его рецензия на стихи Городецкого (напечатана в «Литературном наследстве», т. 84, кн. 1. М., 1973. – А. Б.) – пример этого. Даже «Куликово поле» Блока (цикл из пяти стихотворений «На поле Куликовом», 1908.- А. Б.) – вещь, по-моему, замечательная – его раздражало именно из-за слишком «русского» наряда… Он сказал – «это Васнецов», то есть маскарад и опера. Но к тому, что не «маскарад», он относился иначе: помню, например, что-то о «Слове о полку Игореве». Смысл его слов был приблизительно тот же, что в словах Пушкина: всем поэтам, собравшимся вместе, не сочинить такого чуда! Но переводы «Слова о полку Игореве» его возмущали, в частности перевод Бальмонта. Из-за подделки под преувеличенно русский стиль или размер он презирал Шмелева, хотя признавал его дарование. У Бунина вообще был редкостный слух к фальши, к «педали»: чуть только он слышал фальшь, впадал в ярость. Из-за этого он так любил Толстого и когда-то, помню, сказал: «Толстой, у которого нигде нет ни одного фальшивого слова…»

В мае 1917 года Бунин приехал в деревню Глотово, в именье Васильевское, Орловской губернии, жил здесь все лето и осень. 23 октября уехали с женой в Москву, 26 октября прибыли в Москву, жили на Поварской (ныне – ул. Воровского), в доме Баскакова № 26, кв. 2, у родителей Веры Николаевны, Муромцевых. Время было тревожное, шли сражения, «мимо их окон, – писал Грузинский А. Е. 7 ноября А. Б. Дерману, – вдоль Поварской гремело орудие». В Москве Бунин прожил зиму 1917-1918 годов. В вестибюле дома, где была квартира Муромцевых, установили дежурство; двери были заперты, ворота заложены бревнами. Дежурил и Бунин. 31 октября он записал в дневнике: «За день было очень много орудийных ударов (вернее, все время – разрывы гранат и, кажется, шрапнелей), все время щелканье выстрелов… От трех до четырех был на дежурстве. Ударила бомба в угол дома Казакова возле самой панели. Подошел к дверям подъезда (стеклянным) – вдруг ужасающий взрыв – ударила бомба в стену дома Казакова на четвертом этаже. А перед этим ударило в пятый этаж возле черной лестницы (со двора) у нас… Хочется есть – кухарка не могла выйти за провизией (да и закрыто, верно), обед жалкий… Опять убирался, откладывал самое необходимое – может быть пожар от снаряда… Почти двенадцать часов ночи. Страшно ложиться спать. Загораживаю шкафом кровать».

«4 ноября. Вчера не мог писать, один из самых страшных дней всей моей жизни… Пришли Юлий, Коля (Н. А. Пушешников. – А. Б.). Вломились молодые солдаты с винтовками в наш вестибюль – требовать оружие».

Отсиживанье в квартире-крепости кончилось, Бунин «ходил по переулкам возле Арбата. Разбитые стекла и т. д.».

Об этих беспокойных и нелегких днях Бунин писал в стихах:

Лучшие места и достопримечательности города Орла

Достопримечательности г. Орла

  Официальной датой основания Орла считается 1566 г., когда по велению царя Ивана Грозного у слияния рек Оки и Орлика была заложена крепость для защиты южных рубежей державы. Со временем из нее вырос крупный город. Сегодня он является промышленно-культурным центром с развитой туристической инфраструктурой. Город Орел, протяженностью около 120 км и с населением чуть более 300 тыс. человек, является центром Орловской области. Есть города, которые сразу очаровывают впервые оказавшегося в них человека. Орел не исключение. В путеводителе рассказывается о красивых исторических местах и особо значимых архитектурных памятниках, которые считаются визитными карточками города и их следует посетить в первую очередь, даже если вы будете здесь проездом.
1. Обелиск в честь 400-летия города Орла.       17 сентября 1966 года в честь 400-летия основания города Орла был открыт обелиск на историческом месте возникновения города крепости. Центром композиции является 27-метровый обелиск. У главного подхода к монументу установлена скульптурная группа, в которой воплощена идея героического прорыва – воинского подвига во имя Родины. С верхней смотровой площадки открывается потрясающий вид. Обелиск расположен у сквера на стрелке между Окой и Орликом.    
2. Памятник Ивану Грозному   Памятник Ивану Грозному — первый в истории России памятник царю Ивану Грозному, открытый в Орле 14 октября 2016 года. Он расположен на набережной близ Богоявленского собора, старейшего каменного здания города. Царь изображён сидящим на коне, держащим в поднятой правой руке крест, а в левой — направленный в землю меч, указывающий на место будущей крепости. Монумент был создан группой скульпторов под руководством заслуженного художника России О. Молчанова к 450-летию основания города-крепости.
3. Памятник А. П. Ермолову       А. П. Ермолов — русский военачальник и государственный деятель. Его жизнь была тесно связана с городом Орлом. Торжественное открытие памятника состоялось 27 июля в 2012 году. В скульптуре отражен реальный исторический эпизод, произошедший во время Бородинского сражения войны 1812 года. Памятник распложен в сквере им. Ермолова.
4. Памятник Н. С. Лескову       Н. С. Лесков – уникальный, самобытный русский писатель. Один из лучших мастеров русской прозы. Он занимает своё, особое место в русской литературе. Памятник открыт 11 июля 1981 года, в год 150-летнего юбилея писателя. Установлен на берегу Орлика, около церкви Михаила Архангела. Лесков изображён сидящим на скамье в окружении пяти бронзовых скульптурных групп — героев его литературных произведений. Памятник расположен на ул. Карачевской, площадь Искусств.
5. Александровский мост       Александровский мост расположен в исторической части Орла. Он был открыт в 1880 году. Свое название он получил в честь 25-летия царствования императора Александра II. Он является органическим продолжением центральной пешеходной улицы – улицы Ленина. В настоящее время мост пешеходный, хотя в разные исторические эпохи по нему осуществлялось трамвайное и автомобильное движение.
6. Сквер танкистов       В центре города есть памятное место, связанное с Великой Отечественной войной. Мемориальный сквер в честь подвига героев — танкистов, первыми ворвавшимися в Орёл при освобождении города от немецких оккупантов в августе 1943 года. Несмотря на небольшие размеры, сквер является любимым место для прогулок местных жителей и гостей. Обилие деревьев и цветочные клумбы создают особую атмосферу этого места. Сквер распложен по адресу Площадь Мира.
7. Улица Ленина   Улица Ленина — центральная пешеходная улица города Орла. Находится в пределах исторического центра города, в Советском районе. За свою продолжительную историю улица сменила ряд названий. По различным данным, первоначально она была известна как Большая Болховская, Болховская дорога, Большая Дворянская и, несмотря на официальное переименование в феврале 1784 года в Болховскую улицу, вплоть до середины XIX века упоминалась под этими названиями. В 1919 году, при советской власти, она была переименована в честь В. И. Ленина и с тех пор не меняла своего названия. На сегодняшний день улица Ленина представляет собой одну из наиболее оживлённых в городе, где размещены предприятия общепита, магазины различной направленности, государственные административные и культурные учреждения, офисы общественных организаций.
8. Торговые ряды Первоначально, в XVI – XVII веках торговые ряды представляли из себя ряд лавок, амбаров и харчевен. Здесь же находились таможня, гостиный двор, баня и кабак. Строительство каменных двухэтажных рядов началось в 1849 году и велось на средства местных купцов по проекту архитектора Д.В. Орехова. В настоящее время первые этажи здания используются по назначению – для торговли. На верхних этажах размещаются различные учреждения и организации. С 1932 года здесь располагается областной краеведческий музей, а с 1963 года центральная городская библиотека имени А.С. Пушкина.
9. Скульптурная композиция «Орел — Юбиляр»       Четырехметровый символ города из бронзы – подарок к 450-летию Орла. Торжественное открытие скульптуры состоялось 3 августа 2016 года. Теперь всех, кто приезжает в гости, встречает гордая птица. Символ города расположен на Привокзальной площади.  
10. Сквер «Дворянское гнездо»       Расположен на левом берегу реки Орлик. По преданию, здесь когда-то находилась городская усадьба, описанная И. С. Тургеневым в романе «Дворянское гнездо». Удаленность сквера от оживленных улиц, позволяет насладиться тишиной окружающей природы, отвлечься от городской суеты. Открывается прекрасный вид на реку Орлик. Является памятником природы садово-паркового искусства. Сохранились деревья долгожители. Сквер расположен в начале ул. Октябрьской.
11. Городской парк культуры и отдыха       Городской парк культуры и отдыха — одно из самых знаковых мест Орловского края. Это не только памятник архитектуры и градостроительства, но и любимое место отдыха жителей и гостей города. Торжественное открытие городского публичного сада состоялось 1 мая 1823 года.
12. «Тургеневский бережок»       Тургеневский бережок находится в Орле на левом берегу реки Оки. «Тургеневский бережок» получил своё название в XIX веке. По воспоминания матери знаменитого писателя Варвары Петровны Тургеневой, няня в колыбельке привозила его в городской сад погреться на солнышке и подышать мартовским ветерком, облюбовала последнюю дорожку на берегу над самой Окою. Н.С. Лесков создал легенду о том, что именно в этом месте будущий всемирно известный писатель И.С. Тургенев впервые обозрел небо, воду и землю. «Тургеневский бережок» вошёл в маршруты туристов как «литературное место Орла». Памятник был открыт 4 ноября 1968г. , находится рядом с городским парком культуры и отдыха.
13. Орловский областной краеведческий музей     Впервые о музее упоминается в 1837 году. Эта дата знаменует начало музейной традиции на Орловщине. Является одним из старейших культурно-просветительных учреждений области. Экспозиция музея отражает историю города и области в разные исторические периоды, жизнь и деятельность выдающихся земляков. Музей расположен по адресу: ул. Гостиная, д. 2.
14. Военно-исторический музей       Военно-исторический музей ведет свою историю с августа 1983 г. Экспозиция музея посвящена страницам истории боевого прошлого Орловщины и охватывает период с древнейших времен до настоящего времени. Особое внимание уделено одному из ключевых событий в истории края, освобождению области от немецко-фашистских захватчиков в годы Великой Отечественной войны. Музей расположен по адресу: ул. Нормандия-Неман, д. 1.
15. Орловский объединенный государственный литературный музей И. С. Тургенева       Город Орел – родина многих выдающихся классиков русской литературы и славится своими литературными музеями. Экспозиция музея И. С. Тургенева посвящена жизни и творчеству писателя, призвана воссоздать образ писателя, влюбленного в красоту, обладавшего уникальной эрудицией, кого современники называли одним из самых прекрасных героев русской литературы. Это старейший музей России. Он был основан в ноябре 1918 года в честь 100-летия со дня рождения великого писателя. Музей расположен по адресу: ул. Тургенева, д. 11.
16. Музей писателей-орловцев       Музей писателей-орловцев — музей классиков русской литературы — писателей, поэтов. В музейных залах представлены экспонаты, связанные с именами знаменитых поэтов-земляков: А.А. Фета, А.Н. Апухтина, Ф.И. Тютчева; писателей и поэтов, вступивших в литературу в переходную эпоху конца 19 — начала 20 века, получившую название Серебряного века. Музей расположен по адресу: ул. Тургенева, д. 13.
17. Музей И. А. Бунина       10 декабря 1991 года в Орле был открыт литературно-мемориальный музей, посвященный жизни и творчеству великого писателя России, первого в русской литературе нобелевского лауреата И. А. Бунина. Старинный дворянский особняк, в котором размещён музей, находится в той части города, где Бунин жил в Орле по нескольким адресам. Экспозиция музея И.А. Бунина рассказывает о судьбе писателя, дает возможность проследить его творческий путь от безвестного корреспондента губернской газеты «Орловский вестник» до классика русской и мировой литературы. Музей расположен по адресу: Георгиевский пер., д. 1.
18. Дом-музей Н. С. Лескова       Единственный в России музей, Дом-музей Н.С. Лескова был открыт 2 июля 1974 года. Экспозиция, которая носит название «В мире Лескова», уникальна по насыщенности подлинными материалами. Посетители музея могут увидеть личные вещи писателя, его мебель, книги из мемориальной библиотеки, первые публикации и прижизненные издания его произведений, портреты и фотографии Лескова, его родных и близких. Музей расположен по адресу: ул. Октябрьская, д. 9.
19. Музей коллекционных фабричных кукол       1 октября 2016 г. открылся первый в России Музей коллекционных фабричных кукол. Это частный музей, экспонаты которого собирались более 20-и лет, орловчанкой Алёшиной Наталией. В собрании музея есть куклы различных фирм. Это настоящий рай для любителей кукол. Здесь есть не только куклы в красивых нарядах, но и куклы знаменитостей, киногероев. Данный музей будет интересен не только детям, но и взрослым. Музей расположен по адресу: Новосильское ш., д. 6.  
20. Орловский музей изобразительных искусств       Орловский музей изобразительных искусств был основан в 1919 году и изначально носил название Историко-художественного музея. В стенах музея представлены картины русских и иностранных авторов, работы художников СССР, а также собрания современного искусства и народного прикладного рукоделия. Помимо основного корпуса, структура музея изобразительных искусств Орла включает 2 филиала, посвященных народному художнику СССР А. И. Курнакову. Музей расположен по адресу: ул. Октябрьская, д. 29.
21. Музей часов       Экспозиция единственного в России публичного частного Музея Русских Часов создана старанием коллектива энтузиастов-реставраторов и историков часового дела и охватывает период с конца 18 по третью четверть 19 столетия. Часть собрания все еще находится в процессе реставрации, новые предметы будут появляться в экспозиции по мере завершения работ. Музей расположен по адресу: ул. Розы Люксембург, д. 12.
22. Театр «Свободное пространство»       26 декабря 1976 года в городе Орле родился новый театр — Театр Юного Зрителя (ТЮЗ). Его основателем стал режиссер Юрий Семенович Копылов, который вместе с художником Станиславом Шавловским и группой актеров-единомышленников приехал в Орел из Красноярска. Орловский государственный театр для детей и молодежи «Свободное пространство» располагается в здании Городской думы. Двухэтажное здание было построено в классическом стиле в 1799 году и представляло собой восьмиколонную ротонду, увенчанную куполом с люкарнами и шпилем с изображением одноглавого орла. К ротонде под острым углом примыкали два двухэтажных крыла. Со временем это здание многократно перестраивалось, но сохранило характерную входную полуротонду.  
23. Театр имени И. С. Тургенева       История Орловского государственного академического театра им. И. С. Тургенева восходит к 1815 году, когда граф С. М. Каменский учредил крепостной театр на Соборной площади. Это был один из первых общедоступных российских театров, прославившийся далеко за пределами родного города. После революции, даже в годы голода и разрухи, театр продолжал свою деятельность. В 1949 году театру было присвоено имя И. С. Тургенева. Современное театральное здание в строгих и выразительных формах построено в 1975 году по проекту, разработанному группой архитекторов Центрального научно-исследовательского института экспериментального проектирования зрелищных зданий и спортивных сооружений.  
24. Туристический многофункциональный комплекс «ГРИНН»       ТМК «ГРИНН» — один из крупнейших в ЦФО центров делового туризма с организацией на одной территории беспрецедентного количества направлений торгово-развлекательного, спортивно-оздоровительного, гостинично-ресторанного и бизнес-конференц характера. В ТМК «ГРИНН» созданы все условия не только для проведения мероприятий федерального и международного уровня – от семинаров до масштабных экономических форумов, но и для полноценного отдыха с развлечениями. Здесь расположены: три гостиницы с 290 номерами, бизнес-центр с трансформируемыми залами, рассчитанный на 600 человек, концертно-спортивный центр на 3500 человек и конгресс-холл с залом на 2000 персон. Для гостей предусмотрены пять ресторанов, оздоровительный комплекс «ГРИНН SPA» с 8-ю банями мира и 25-ти метровым бассейном, спортивный центр с залами для занятий аэробикой, танцами, боевыми искусствами, для игры в теннис, баскетбол и волейбол, ледовый каток, парк развлечений, боулинг-клуб, восьмизальный кинотеатр, бильярдный клуб, караоке-клуб, детский клуб и торговый центр.        

Уникальные объекты МПГУ | Главный портал МПГУ

Главный корпус МПГУ

Аудиторный корпус МВЖК (ныне Главный корпус МПГУ) возведен в 1913 году по проекту известного московского архитектора, академика архитектуры, действительного члена Академии художеств, профессора Московского училища живописи, ваяния и зодчества Сергея Устиновича Соловьева. За строительство корпуса Московская городская дума присудила академику архитектуры Соловьеву серебряную медаль.

Здание выполнено в сравнительно редком для Москвы стиле неоклассицизма, художественной ориентацией которого является русский классицизм XVIII века и архитектура русского ампира первой трети XIX века; объемное построение и планировка решены в соответствии с требованиями начала XX века.

Разработкой конструкции здания МВЖК занимался первый инженер России Владимир Григорьевич Шухов, приглашенный директором курсов Сергеем Алексеевичем Чаплыгиным. Он спроектировал зал вестибюля с верхним светом, стропила Большой аудитории и двух Малых аудиторий, конструкции колонн, балок и каркаса шестиэтажного книгохранилища. Сооружая крышу аудиторного корпуса курсов, Владимир Григорьевич опробовал технологии строительства, которые позднее были использованы при сооружении крыши здания торговых рядов на Красной площади (нынешнего ГУМа) и других зданий. Сегодня подлинные «шуховские» крыши в Москве сохранились только в ГУМе, Музее изобразительных искусств им. Александра Сергеевича Пушкина и в Главном корпусе МПГУ. Уникальные особенности архитектурной классики Главного корпуса МПГУ всегда привлекают внимание представителей отечественной кинематографии. В этом здании снято более 100 художественных и документальных фильмов: «Хождение по мукам», «Большая перемена», «Мы из джаза», «Карнавал», «Легкая жизнь», «Под знаком скорпиона», «Прощание в июне», «Доктор Живаго», «Самая красивая», «Исчезнувшая империя», сюжеты для рубрик новостей центральных телеканалов.

В фойе и 9 аудитории Главного корпуса МПГУ выступали и встречались с преподавателями и студентами университета видные политические деятели, известные ученые, музыканты. Среди них городской глава Москвы князь Владимир Михайлович Голицын; академики, лауреаты Нобелевской премии Андрей Дмитриевич Сахаров и Жорес Иванович Алферов; государственные деятели Владимир Ильич Ленин, Юрий Михайлович Лужков, Сергей Михайлович Миронов, Владимир Владимирович Путин, Дмитрий Анатольевич Медведев, Владимир Петрович Лукин; поэты и писатели Владимир Владимирович Маяковский, Максим Горький, Сергей Александрович Есенин, Александр Александрович Блок, Иван Алексеевич Бунин, Леонид Николаевич Андреев, Михаил Александрович Шолохов, Булат Шалвович Окуджава, Евгений Александрович Евтушенко; певцы Леонид Витальевич Собинов, Федор Иванович Шаляпин; актеры Мария Николаевна Ермолова, Василий Иванович Качалов, Александр Николаевич Вертинский, Михаил Александрович Ульянов.

Здание Главного корпуса МПГУ является объектом культурного наследия (памятником истории и культуры) федерального значения.


Обсерватория

В самом центре Москвы находится обсерватория МПГУ. Она существует с 1904 года, когда владелец магазина «Физприборы» Егор Сергеевич Трындин открыл на одном из семи холмов столицы обсерваторию для демонстрации оптических приборов. Будучи студентами, там работали академики Александр Александрович Михайлов и Михаил Евгеньевич Набоков. После революции 1917 года в здании располагался ВЧК, но обсерватория сохранилась. В 1919 году она перешла в ведение астрономической комиссии Московского отдела народного образования. Основной целью работы обсерватории была популяризация астрономии среди народных масс. За первые 15 лет ее существования обсерваторию посетили свыше 100 тысяч человек.

С 1921 года в обсерватории началась большая научная работа, была отправлена экспедиция для наблюдения солнечного затмения в Мурманске. В это время там работало Московское общество любителей астрономии, а с 1924 года – Общество межпланетных сообщений, которое было первым не только в нашей стране, но и в мире. В Австрии подобное общество было создано в 1926 году, а в Германии – в 1927 году. В работе Общества по изучению межпланетных сообщений принимал активное участие известный ученый и изобретатель Фридрих Артурович Цандер, разрабатывавший в то время реактивный двигатель. В 1931 году на базе Общества сформировалась самостоятельная Группа по изучению реактивного движения, где Фридрих Артурович проводил исследования уже вместе с Сергеем Павловичем Королевым. Результатом их работы стал запуск в 1933 году первой советской ракеты на жидком топливе.

В настоящее время под куполом обсерватории на смотровой площадке факультета физики и информационных технологий установлен телескоп АВР-2, который является третьим по размерам стационарным телескопом в Москве.

E-mail: [email protected]


Библиотека

Уникальная научная библиотека МПГУ содержит около 2 млн. томов. Исключительную ценность представляет фонд хранения редких книг, насчитывающий около 40 тысяч экземпляров и включающий в себя большое количество изданий XVIII – XIX веков. В их числе: «Грамматика славянская» Мелетия Смотрицкого 1648 года издания, «Арифметика» Леонтия Филипповича Магницкого, прижизненные издания сочинений Александра Сергеевича Пушкина, первое издание комедии Александра Сергеевича Грибоедова «Горе от ума», книги с автографами Ивана Алексеевича Бунина, Климента Аркадьевича Тимирязева и др., собрание литературы для детей с начала XIX века до наших дней.

Приказом Государственного комитета по высшей школе РФ библиотеке МПГУ присвоен статус крупнейшей библиотеки страны, наряду с такими «гигантами» как Российская государственная библиотека, историческая библиотека, ГНТБ МГУ им. Михаила Васильевича Ломоносова. Библиотека МПГУ – федеральный методический центр библиотек педагогических вузов России; является членом Центральной библиотеки образовательных ресурсов, корпоративного проекта АРБИКОН, интернет-портала «Библиотеки России».

 


Геолого-минералогическая коллекция

Основа собрания была заложена в период расцвета Высших женских курсов в 1905 – 1914 годах. Начало ей положил минералогический музей, созданный Владимиром Ивановичем Вернадским. Коллекция постепенно приобретала образцы минералов и горных пород в фирмах Гейдельберга, Бонна и Мюнхена. В дальнейшем коллекции пополнялись благодаря сборам образцов во время экспедиций преподавателей кафедры.

В настоящий момент геолого-минералогическая коллекция МПГУ состоит из двух отделений: минералого-петрографического и палеонтологического. Коллекция содержит 4000 экспонатов минералов и горных пород и около 2000 окаменелых остатков ископаемых организмов, расположенных в двух аудиториях, оснащенных соответствующим музейным оборудованием. Многие образцы являются уникальными и не имеют аналогов в России.


Гербарий

Большой интерес для ботаников России и ученых других стран представляет гербарий МПГУ, начало которому было положено в 90-х годах ХIХ века. Он содержит более 110000 единиц хранения (гербарных листов) и занимает третье место среди гербариев Москвы (после Гербария МГУ и Гербария Главного ботанического сада РАН), включает в себя 70% флоры России. Внесен в список мировых Гербариев и имеет собственный международный индекс – MOSP. Гербарий пополняется в результате активных флористических исследований на территории России. Ежегодно по итогам экспедиций фонды увеличиваются более чем на 1000 листов. В настоящее время гербарий превратился в одну из крупнейших в Москве и, несомненно, в самую крупную в педагогических университетах России коллекцию растений, имеющую фундаментальное значение для научных исследований.


Здание Института физики и информационных технологий

Здание факультета физики и информационных технологий является объектом культурного наследия Москвы. Оно построено в 1913 г. по проекту Александра Николаевича Соколова и Александра Александровича Эйхенвальда по инициативе и в значительной мере на средства стоявшего у истоков МВЖК педагога и мецената, автора словарей и пособий для народной начальной школы Дмитрия Ивановича Тихомирова.

 


Коллекция кафедры зоологии и экологии

Основатель зоологической коллекции МПГУ – Александр Федорович Котс, известный ученый-эволюционист, создатель, хранитель и первый директор Дарвиновского музея. С 1907 года он проводил на МВЖК занятия по эволюционному учению. Свою разросшуюся коллекцию он перенес в помещение МВЖК в Мерзляковском переулке с целью использования ее в учебном процессе. В 1913 году несколько тысяч ценнейших экспонатов подарены Александром Федоровичем МВЖК. В 1922 году Музей эволюционной истории МВЖК становится самостоятельным научно-просветительным учреждением ­­ Дарвиновским музеем.

Часть коллекций Александра Федоровича Котса, оставшихся после создания Дарвиновского музея в качестве учебных пособий, послужили основой современной экспозиции музея зоологии МПГУ. В экспозиции и фондах музея находится более 1000 единиц хранения.


Коллекция произведений русского и зарубежного искусства

МПГУ – единственный в стране нехудожественный вуз – обладатель собрания произведений отечественного и зарубежного искусства XVIII – первой половины XX века. XVIII столетием датируются единичные произведения. Основой собрания послужила коллекция, собранная и переданная студентам Наркомом просвещения РСФСР, основателем и первым директором Академии педагогических наук РСФСР, полпредом СССР во Франции, заместителем наркома иностранных дел Владимиром Петровичем Потёмкиным.

Основой художественного собрания являются работы русских художников XIX – первой половины XX века. Украшением этой коллекции являются картины Ильи Ефимовича Репина, Валентина Александровича Серова, Константина Алексеевича Коровина, Леонарда Викторовича Туржанского.

Кроме произведений русских художников, в коллекции есть работы зарубежных авторов. Наряду с произведениями живописи здесь представлены и бронзовые скульптуры: «Купальщица» известного французского скульптора Этьена Мориса Фальконе, копия с римской копии «Отдыхающего Гермеса» Лисиппа.

Художественная коллекция также включает оригинальные (непечатные) произведения графики, представляющие исторический и художественный интерес. К ним относятся работы Ивана Яковлевича Билибина, Петра Карловича Клодта, Михаила Петровича Клодта, Леона Огюстена Лермитта и Ангелоса Джаллины.

Собрание художественных произведений МПГУ отражает многие стороны художественной жизни России второй половины XIX – первой половины XX века.

 


Корпус химического факультета

Химический факультет располагается в одном из старинных районов Москвы – Хамовниках. Один из потомков литовских князей Несвицких, которые служили последним Рюриковичам, выкупил участок у купца Языкова и построил здесь особняк. В те времена Несвицкие были очень известной фамилией и состояли в родстве с Трубецкими и Чарторышскими, владели недвижимостью в Петербурге, несколькими подмосковными усадьбами (Поречье, Гизирево, Сезеново) и особняками в Москве.

В 1807 – 1809 годах по распоряжению императора Александра I на территории Хамовнической полотняной мануфактуры Джона Тамеса, по соседству с особняком Несвицких, были выстроены три протяжённых корпуса Хамовнических казарм. Строительством руководили архитекторы Матвей Федорович Казаков и Иван Трофимович Таманский. По стечению обстоятельств в середине XIX века именно в этих казармах был расквартирован 4-й Несвижский гренадерский полк. По названию ли полка, или по владельцам особняка, но переулок за Хамовническим плацем был переименован из Языкова в Несвижский. Но на картах даже начала ХХ века он обозначается как «Несвижев переулок». По прошествии 10 лет, почти перед самой Отечественной войной 1812 года, Несвицкие продают большую часть недвижимого имущества, как в Москве, так и в Петербурге. Новым владельцем стал полковник Татищев. В 1812 году армия Наполеона, отступая, поджигает Москву, которая выгорает практически полностью. Но дому Татищева повезло, пожар обходит его стороной. Химфак – одно из немногих зданий, уцелевших в том московском пожаре.

После смерти Татищева его наследники продают особняк в 1820–30 годах полковнику Шамшаеву, который начинает кардинальную перестройку дома. В это время с юго-западной стороны делается пристройка «низ каменный – верх деревянный», и особняк приобретает в плане прямоугольную форму. Эта та часть современного химфака, где сейчас находится столовая, старая лаборатория ЯМР и «черная» лестница. Главный композиционный акцент был смещен на юго-запад, где располагался фасад здания и вдоль которого осуществлялся парадный въезд во двор. Центр фасада украсили шестиколонным портиком с треугольным фронтоном, а здание увенчал купол на высоком прямоугольном основании, в стенах которого были устроены арочные проемы. Были также изменены и элементы архитектурной отделки.

Такой незаурядный, можно сказать пышный облик здания был обусловлен престижностью данного района и свидетельствовал о неординарных возможностях владельца. В настоящее время от той архитектурной отделки сохранился общий вид юго-западного и юго-восточного фасадов и детали их отделки: оконные ниши, веерные перемычки над окнами первого этажа, замковые камни и карнизы-сандрики. В 1850–60 годах особняк приобретают представители еще одной знатной фамилии – князья Волконские, при которых здание практически не перестраивалось.

1812 год – знаковый для здания. Помимо того, что его пощадил великий московский пожар, в 1812 году родилась Надежда Борисовна Шаховская (в замужестве Трубецкая), которая осталась в памяти Москвы как известная благотворительница. Именно она и определила окончательную судьбу дома в Несвижском переулке. В 1868 году по предложению Надежды Трубецкой был создан Дамский комитет Московского отделения Российского общества попечения о раненых и больных воинах. Это общество затем переименовали в Российское общество Красного Креста. А в 1876 году она выкупила у Волконских здание в Несвижском переулке и создала там Ксеньинский детский приют имени великой княгини Ксении Александровны, сестры Николая II, и оставалась его попечительницей до своей кончины в 1909 году. Именно поэтому переулок рядом с химфаком до сих пор называется Ксеньинским (ранее он носил название – Безымянный). В 1876 году здание претерпевает кардинальные изменения: делается большая каменная пристройка, где располагаются учебные классы и спальные комнаты. И сегодня в подвале можно видеть арочные своды из красного кирпича, сделанные в ту эпоху.

В 1899 году под руководством архитектора Маркова делаются еще две пристройки, одна из которых – парадная лестница. Весь объем здания надстраивается третьим этажом. Разбирается колонный портик со стороны юго-западного фасада, а над зданием появляется стеклянный купол (похожий на тот, что венчает Главный корпус МПГУ), поддерживаемый шестью колоннами, который был разобран в 1950-х годах. Даже сейчас можно видеть систему старинного печного отопления, которая выходит неровным углом к компьютерному классу и проходит через лаборатории 10 (на втором этаже) и 20 (на третьем этаже). Отделка фасада и внутренняя планировка помещений с некоторыми утратами и изменениями сохранилась до настоящего времени. Наиболее ценной частью интерьера являются металлические лестничные ограждения парадной лестницы, карнизы потолка части помещений, перекрытия сводами Монье.

В 1899 году на третьем этаже здания по проекту инженера Евгения Сафонова строится домовая церковь в честь св. великомученицы Ксении (церковь Ксении преподобной при женском училище им. великой княгини Ксении Александровны). Церковь примыкала к большому актовому залу и была освящена 28 января 1901 года.

В 1920 году, в эпоху всеобщей борьбы с наследием царского режима, церковь была ликвидирована. Училище просуществовало до 1933 года, когда на базе существовавшего с 1931 года Московского вечернего педагогического института был основан Московский городской педагогический институт. И в здании бывшего приюта-училища был размещен факультет естествознания.

С момента основания и до начала Великой Отечественной войны деканом факультета был известный ученый, профессор Борис Васильевич Всесвятский, специалист по методике естествознания. В 1918 году в г. Клин он организовал биостанцию юных натуралистов – педагогическое учреждение нового типа, в дальнейшем – Центральная биостанция юных натуралистов им. Климента Аркадьевича Тимирязева, которая стала центром внеклассной работы по естествознанию.

В годы Великой Отечественной войны факультет естествознания продолжал свою работу, так как в отличие от других вузов Москвы он не был эвакуирован. Спецхимлаборатория института выпустила для заводов Урала диметилглиоксим, который использовался для анализа никельсодержащих сталей. Кроме того, лаборатория обеспечила выпуск нового производства химзола, необходимого для консервирования крови и бактериологических препаратов. В 1941 году осколками от снарядов была пробита крыша здания по Несвижскому переулку, воздушной волной выбило оконные рамы. Вместо стекол приходилось пользоваться фанерой, крыша ремонтировалась силами студентов. Во время бомбежек студенты продолжали занятия в подвалах факультета, где были оборудованы препараторские (ныне – склады кафедры органической химии).

В 1946 году институту было присвоено имя Владимира Петровича Потемкина, бывшего наркома просвещения, ученого и дипломата. Главное здание института располагалось в Денисовском переулке, дом 4, около метро «Красносельская» (ныне здание математического факультета МПУ), и к началу 50-х годов в институте, помимо факультета естествознания, имелось 7 факультетов: исторический, филологический, географический, художественно-графический, физико-математический, иностранных языков, а также вечернее отделение. С 1945 – 1956 годов в нем располагался географический факультет и кафедра химии, а с 1958 года – только отделение химии и биологии.


Физический демонстрационный кабинет

На факультете физики и информационных технологий находится кабинет, имеющий физические приборы, которые собирались свыше 100 лет. Это наборы акустических резонаторов Гельмгольца, старинные приборы для определения магнитных полей, ряд исторических приборов (например, прибор Кулона). Основу музея заложил профессор Александр Александрович Эйхенвальд. Демонстрационный кабинет кафедры общей и экспериментальной физики – один из старейших и наиболее хорошо оснащенных кабинетов подобного рода среди российских вузов. Демонстрации, сопровождающие лекции, позволяют изучать природные явления и законы, выделяя при этом ведущую роль физического эксперимента в познании окружающего мира с помощью научного метода.

Научная Библиотека МГУ | Отдел редких книг и рукописей

АРХИВ И.

А. ИЛЬИНА

Иван Александрович Ильин (28.03.1883 Москва - 21.12.1954 Цолликон) - русский философ, правовед, литературный критик, публицист.

В 1906 г. И.А. Ильин окончил юридический факультет Императорского Московского университета, был удостоен диплома первой степени и остался преподавать по предложению кн. Е. Н. Трубецкого. В 1909 г. И.А. Ильин сдал экзамены на степень магистра государственного права, был утверждён в звании приват-доцента по кафедре энциклопедии права и истории философии права Московского университета.

В 1922 г. по приказу Ленина был выслан из России на «Философском пароходе» вместе с другими 160 видными философами, историками и экономистами. С 1923 по 1934 гг. состоял профессором Русского научного института в Берлине. В 1934 г. из-за преследований гестапо был вынужден оставить институт. В 1938 г. смог выехать в Швейцарию. Активно участвовал в политической жизни русской эмиграции, примыкая к православно-националистическому крылу, был одним из идеологов белого движения.

Философские взгляды Ильина сформировались под влиянием Гегеля, в философии которого он видел систематическое раскрытие религиозного опыта. Наследие Ильина насчитывает нескольких сотен статей и более 30 книг. Взгляды Ильина сильно повлияли на мировоззрение русских интеллектуалов консервативного направления XX века, в числе которых, например, Александр Солженицын.

Архив И.А. Ильина, по его устному завещанию, поступил на хранение в Научную библиотеку МГУ имени М.В. Ломоносова в ноябре 2006 г. из Мичиганского университета (США), где хранился с 1966 г.

Архивный фонд содержит более 70 000 листов документов, фотографий, писем и черновых материалов философа.

При финансовой поддержке Министерства культуры Российской Федерации

С 2015 г. описание и оцифровка документов архива ведется при финансовой поддержке Министерства культуры Российской Федерации.

В настоящее время оцифровано более 40 000 листов, в которых содержатся следующие материалы:

Доступ к оцифрованной части архива И. А. Ильина доступен из 3-х отделов библиотеки:

  • Фундаментальная библиотека (Ломоносовский просп., 27),
  • Отдел обслуживания корпуса «Шуваловский»,
  • Библиотечно-информационный центр юридического факультета и Высшей школы аудита (4 учебный корпус).

В настоящее время работа по оцифровке и описанию архивного фонда продолжается.

Воспроизведение материалов данного архива И.А. Ильина допускается с обязательной ссылкой на сайт Научной библиотеки МГУ имени М.В. Ломоносова.

<< 1  2  3  4  5  6 7 8  9  10  11 . . .  26  27  28  29  30 >>
  • 1-798. Ильин И.А. Тетрадь с газетными вырезками. Сургучев И.Д. Детство Императора Николая II (по устному рассказу В.К. Олленгрена). - 152 л.

  • 1-748. И.А. Ильин. Выписки, конспекты, цитаты из трудов С.

    Гедеонова, Геродота, А. Гильфердинга, В. Даля, М. Драгоманова, А. Гаркави, Ю. Готье, арабских писателей, Владимирского сборника по истории, этнологии русского и других народов. - 292 л.
  • 1-158. И.А. Ильин. "Основы художества. О современном в искусстве". Глава 10. - 15л.

  • 1-50. И.А. Ильин. Аксиомы религиозного опыта. Литературные добавления к главе 21. - 15л.

  • 1-62. И.А. Ильин. Аксиомы религиозного опыта. Литературные добавления. Разное. - 232л.

  • 1-570. И.А. Ильин. Рецензия на книгу "Alexander von Schelting. Russland und Europa im russischen Geschichtsdenken". "Александр фон Шельтинг. Россия и Европа в русском историческом мышлении". : 1948 - 12 л.

  • 1-797.

    И. А. Ильин. Конспекты и выписки из работ разных авторов. : 1929 - 1945 гг., 02.10.1961 г. - 634 л.
  • 1-204. И.А. Ильин. Лекции. Немецкий идеализм. Кант. Шиллер. Фихте. - 76л.

  • 1-432. И.А. Ильин. Лекция 4. "Die Gestalt des Idioten bei Dostojewsky" ("Образ идиота у Достоевского"). - 46 л.

  • 1-678. И.А. Ильин. Кризис идеи субъекта в наукоучении Фихте Старшего. Печатный оттиск из журнала "Вопросы философии. Кн. 111". : 1907-1911 - 51 л.

  • 1-16. И.А. Ильин. Аксиомы религиозного опыта. Глава 15. : [31.12.1919 - 31.12.1951] - 40л.

  • 1-215. И.А. Ильин. "Учение о правосознании". Глава 11. - 28л.

  • 1-285. Письмо г-на Дональдсона из Оттавы (Канада) И.А. Ильину о подготовке книги о С.В. Рахманинове. - 2 л.

  • 1-372. И.А. Ильин. Лекция "Die Flammen des Lebens" ("Огни жизни") на немецком языке из работы "Аксиомы религиозного опыта". : 21-26.11.1948, б/д - 39 л.

  • 1-616. И.А. Ильин. Выписки "Декарт". : б/д - 68л.

  • 1-380. И.А. Ильин. Лекция "Was lehrt uns die Agrarrevolution in Russland" ("Чему нас учит аграрная революция в России"). : декабрь 1928-февраль1932 - 73 л.

  • 1-627. И.А. Ильин. "Kurzer Wegweiser zum Studium der russischen Geschichte" ("Краткий указатель по изучению русской истории").

    - 26 л.
  • 1-714. И.А. Ильин. "Schweizerische Mittelpresse. Heft 2. 1939-1940" (Швейцарское информационное агенство Центральной прессы (SMP)). Тетрадь с вырезками статей И.А. Ильина из швейцарских газет. Часть 2. : 08.10.1939-17.03.1940 - 294 л.

  • 1-261. Бюллетень "Наши задачи". Отдельные номера. - 63л.

  • 1-325. И.А. Ильин. Речи на Татьянин день. : 1933-1936 - 26 л.

<< 1  2  3  4  5  6 7 8  9  10  11 . . .  26  27  28  29  30 >>

Нобелевская премия по литературе 1933 - Презентационная речь

Презентационная речь Пера Халльстрёма, постоянного секретаря Шведской академии, 10 декабря 1933 г.

Литературная карьера Ивана Бунина ясна и незамысловата. Он происходил из семьи деревенских помещиков и вырос в литературных традициях того времени, когда этот социальный класс доминировал в русской культуре, создал литературу, занимающую почетное место в современной Европе, и привел к роковым политическим движениям.«Владыки добросовестной совести» - так следующее поколение иронично называло этих людей, полных негодования и жалости, восставших против унижения крепостных. Они заслужили лучшее имя, потому что скоро им придется расплачиваться собственным благополучием за потрясения, которые они собирались вызвать.

Около молодого Бунина остались только обломки фамильного имущества; именно в мире поэзии он мог почувствовать сильную связь с прошлыми поколениями.Он жил в мире иллюзий без всякой энергии, а не в мире национальных чувств и надежд на будущее. Тем не менее он не избежал влияния реформаторского движения; Будучи студентом, он был глубоко поражен притягательностью заявлений Толстого о братстве со скромными и бедными. Таким образом, он научился, как и другие, жить тяжелым трудом своих рук, и со своей стороны он выбрал медное ремесло в доме единоверца, который очень любил дискуссии. (Он вполне мог попробовать менее сложное ремесло - посохи легко разбираются, и требуется много навыков, чтобы сделать сосуд, в котором будет храниться его содержимое.)

В качестве наставника в более духовных доктринах у него был человек, который с колеблющейся энергией боролся с искушениями плоти в самом буквальном смысле, и здесь вегетарианство вошло в его доктрину. Во время путешествия с ним в дом Толстого для представления мастеру - Бунин мог наблюдать его победы и поражения. Он одержал победу над несколькими буфетами на вокзалах, но в конце концов соблазн мясных паштетов был слишком силен. Закончив жевать, он нашел изобретательные оправдания своему падению: «Однако я знаю, что не паштет держит меня в своей власти, а я держу его.Я не его раб; Я ем, когда хочу; когда не хочу, не ем ». Само собой разумеется, что молодой студент не хотел надолго задерживаться в этой компании.

Сам Толстой не придавал большого значения религиозному рвению Бунина. «Вы хотите жить простой и трудолюбивой жизнью? Это хорошо, но не надоедает. Можно быть отличным человеком во всех сферах жизни ». А о профессии поэта он сказал: «Ну что ж, пишите, если вам это очень нравится, но хорошо помните, что это никогда не может быть целью вашей жизни.»Это предупреждение было потеряно для Бунина; он уже был поэтом всем своим существом.

Он быстро привлек внимание к стихам, построенным по строгим классическим образцам; их предметом часто были описания меланхолической красоты прошлой жизни в старинных усадьбах. В то же время в стихах в прозе он развил свою способность передавать природу со всей полнотой и богатством своих впечатлений, упражняя свои способности с необычайной тонкостью, чтобы точно воспроизводить их. Таким образом, он продолжил искусство великих реалистов, в то время как его современники посвятили себя приключениям литературных программ: символизму, неонатурализму, адамизму, футуризму и другим названиям подобных преходящих явлений.Он оставался изолированным человеком в чрезвычайно беспокойную эпоху.

Когда Бунину было сорок, его роман Derévnya (1910) [ The Village ] сделал его знаменитым и действительно печально известным, поскольку книга вызвала бурную дискуссию. Он критиковал суть русской веры в будущее, мечту славянофилов о добродетельном и способном крестьянине, через которого нация должна когда-нибудь покрыть мир своей тенью. Бунин ответил на этот тезис объективным описанием истинной природы крестьянских добродетелей.Получилось одно из самых мрачных и жестоких произведений даже в русской литературе, где подобные произведения отнюдь не редкость.

Автор не дает исторического объяснения упадка мужиков , за исключением краткой информации о том, что дед двух главных героев романа был намеренно выслежен до смерти борзыми своего хозяина. Этот поступок действительно хорошо выражает отпечаток духа подавленных. Но Бунин показывает их такими, какие они есть, не колеблясь ни перед каким ужасом, и ему легко было доказать правоту своего сурового суждения.Жестокое насилие недавно охватило провинцию вслед за первой революцией - предзнаменованием более поздней.

За отсутствием другого названия книга в переводах называется романом, но действительно мало похожа на этот жанр. Он состоит из серии чрезвычайно бурных эпизодов из низшей жизни; правда в деталях значила для автора все. Критик подверг сомнению не столько детали, сколько их бескорыстный выбор - иностранец не может судить об обоснованности критики.Теперь книга пережила сильное возрождение из-за событий, произошедших с тех пор, и остается классическим произведением, образцом твердого, сосредоточенного и надежного искусства в глазах русских эмигрантов, а также тех, кто находится на родине. Описание деревень было продолжено во многих более коротких очерках, иногда посвященных религиозному элементу, который в глазах восторженного национального поколения сделал мужиков перспективным народом. В безжалостном анализе писателя искупительное благочестие мира сводится к анархическим инстинктам и склонности к самоуничижению, которые, по его мнению, являются существенными чертами русского духа.Он действительно был далек от своей юношеской толстовской веры. Но одно он сохранил в нем: любовь к земле русской. Он вряд ли когда-либо писал свою чудесную сельскую местность с таким великим искусством, как в некоторых из этих новелл. Как если бы он сделал это, чтобы сохранить себя, чтобы снова иметь возможность свободно дышать после всего, что он видел уродливого и фальшивого.

В совсем другом духе Sukhodól (1911-12), короткий роман об усадьбе, был написан как аналог Derévnya .Книга - это изображение не современности, а расцвета помещиков, как вспомнил старый слуга в доме, где вырос Бунин. Автор этой книги тоже не оптимист; у этих хозяев мало жизненной силы, они настолько недостойны нести ответственность за свои судьбы и судьбы своих подчиненных, как мог бы пожелать самый суровый обвинитель. По сути, здесь в значительной степени находятся материалы той защиты народа, которую Бунин молча обошел в Derévnya .

Но, тем не менее, сейчас картина предстает в совершенно ином свете; он наполнен поэзией. Отчасти это связано с тем примирением, которое имеет прошлое, расплатившись со своим долгом смертью; но также и сладкому видению служанки, которая придает очарование запутанному и изменчивому миру, в котором, однако, была разрушена ее юность. Но главный источник поэзии - это творческая сила автора, его способность придавать этой книге с сильной концентрацией богатство жизни. Sukhodól - литературное произведение очень высокого уровня .

За годы, оставшиеся до мировой войны, Бунин совершил длительные поездки по странам Средиземноморья и на Дальний Восток. Они предоставили ему сюжеты для серии экзотических новелл, иногда вдохновленных миром индуистских идей с его умиротворением в отречении от жизни, но чаще - сильно подчеркнутым контрастом между мечтающим Востоком и суровым и жадным материализмом мира. Запад.Когда пришла война, эти исследования в духе современных путешественников с отпечатком мировой трагедии должны были привести к его самой известной новелле: Gospodín iz San Francisco (1916) [ Джентльмен из Сан-Франциско ].

Как часто в других местах, Бунин здесь чрезвычайно упрощает предмет, ограничиваясь развитием основной идеи типами, а не сложными персонажами. Здесь, кажется, у него есть особая причина для этого метода: как будто автор боялся слишком близко подходить к своим фигурам, потому что они пробуждают его негодование и ненависть.Американский мультимиллионер, который после жизни в непрекращающейся жажде денег, старым человеком отправляется в мир, чтобы освежить сухое сознание своей власти, своей душевной слепоты и своей жадности к старческим удовольствиям, интересует только автора. насколько он может показать, в какой жалкой манере он уступает, как лопнувший пузырь. Это как если бы приговор безжалостному миру был вынесен против его характера. Вместо портрета этого жалко ничтожного человека новелла своим необычайно решительным искусством дает портрет судьбы, врага этого человека, без всякой мистики, а только со строго объективным описанием игры сил природы с человеческим тщеславием. .Однако мистическое чувство пробуждается в читателе и становится все сильнее и сильнее благодаря идеальному владению языком и тоном. Gospodín iz San Francisco сразу же был признан литературным шедевром; но это было также и другое: предзнаменование увеличивающихся сумерек мира; осуждение существенной вины в трагедии; искажение человеческой культуры, которое столкнуло мир с той же судьбой.

Последствия войны изгнали автора из его страны, столь дорогой ему, несмотря ни на что, и казалось, что он должен хранить молчание под тяжелым давлением того, что он перенес.Но его потерянная страна снова жила вдвойне дорогой в его памяти, и сожаление придавало ему еще большую жалость к людям. Тем не менее, иногда он, имея более веские основания, рисовал своего конкретного врага, мужика, с мрачной прозорливостью всех своих пороков и недостатков; но иногда он ждал с нетерпением. Под всеми отталкивающими вещами он видел нечто несокрушимое человечество, которое он представлял не с моральным стрессом, а как силу природы, полную безмерных возможностей жизни. «Древо Божие», - называет себя один из них, - «я вижу, что Бог дает его; Куда ветер идет, туда и я иду.Таким образом он попрощался с ними на время.

Из неисчерпаемых сокровищ своих воспоминаний о русской природе Бунин впоследствии смог заново черпать радость и желание творить. Он придал красочности и блеска новым русским судьбам, задуманным в такой же строгости, как в эпоху, когда он жил среди них. В «Митине любви» (1924-25) [ Любовь Мити ] он проанализировал молодые чувства со всем мастерством психологии, в которой чувственные впечатления и состояния ума, чудесно переданные, особенно важны.Книга имела большой успех в его стране, хотя и знаменовала возвращение к литературным традициям, которые, как и многие другие вещи, казались приговоренными к смерти. В том, что было опубликовано в книге « Жизнь Арсеньева » (Часть I, Истоки дня , 1930 [ Колодец дней ]), частично автобиографии, он воспроизвел русскую жизнь в более широкой манере, чем когда-либо прежде. Здесь полностью подтверждается его давнее превосходство как несравненного живописца необъятной и богатой красоты земли Русской.

В литературной истории его страны место Ивана Бунина было четко определено и его значение признано давно и почти без расхождений во мнениях. Он следовал великой традиции блестящей эпохи девятнадцатого века, подчеркивая линию развития, которая может быть продолжена. Он усовершенствовал концентрацию и богатство выражения - описания реальной жизни, основанного на почти уникальной точности наблюдения. С самым строгим искусством он хорошо сопротивлялся всякому искушению забыть вещи за очарование слов; хотя по природе лирический поэт, он никогда не приукрашивал увиденное, а передавал это с самой точной точностью.К своему простому языку он добавил чары, которые, по свидетельствам его соотечественников, сделали из него драгоценный напиток, который часто можно почувствовать даже в переводах. Эта способность является его выдающимся и тайным талантом, и это накладывает отпечаток шедевра на его литературное творчество.

Г-н Бунин - Я попытался представить картину вашей работы и того сурового искусства, которое ее характеризует, картина, несомненно, весьма неполная из-за того, что в моем распоряжении мало времени для столь сложной задачи.Пожалуйста, примите сейчас, сэр, из рук Его Величества Короля те знаки отличия, которые Шведская Академия присуждает вам, вместе с ее сердечными поздравлениями.

Из Нобелевских лекций, Литература 1901-1967 гг. , редактор Хорст Френц, издательство Elsevier Publishing Company, Амстердам, 1969 г.

© Нобелевский фонд, 1933 г.

Для цитирования этого раздела
MLA style: Речь на церемонии награждения.NobelPrize.org. Nobel Media AB 2021. Вс. 2 мая 2021 г.

Вернуться наверх Вернуться к началу Возвращает пользователей к началу страницы.

На тему «Рассказы русских эмигрантов от Бунина до Яновского»

« OÙ SONT les neiges d’antan? «На протяжении всего моего детства в странные моменты я слышал, как мой отчим Василий Яновский - известный русский эмигрантский автор, который является одним из подставок для этой блестящей, пронзительной антологии - разразился этой меланхоличной строкой Франсуа Вийона.Даже в детстве я слышал его раненую красоту. Теперь, как стареющий переводчик с португальского, я могу рассматривать это как проявление saudades , известного непереводимого португальского термина, который лучше всего выражается как тоска, стремление как к тому, что сейчас в прошлом, так и к тому, что, возможно, никогда не существовало. . Можно предположить, что saudades и les neiges d’antan представляют собой универсальный ответ на наше изгнание из Эдемского сада. Мы все изгнаны из туманного рая, который по своей природе навсегда закрыт для нас, создания, отпавшие от благодати.Брайан Каретник, опытный редактор «Рассказов русского эмигранта от Бунина до Яновского », предлагает эту острую связь с изгнанием наших мифических предков с эпиграфом к его предисловию, взятым из книги Джона Мильтона « Потерянный рай » (1667): «Некоторые естественные слезы роняли, но вскоре вытирали их; / Перед ними был весь мир, где выбрать / Их место отдыха ».

Как это ни странно, хотя я родился в Нью-Йорке и говорил в лучшем случае на досадно рудиментарном русском, в этой антологии я оказался как дома - как дома в мире, где потеря была отправной точкой, а смерть - никогда не забываемым выводом и люблю отчаянно желаемое противоядие или анодин.Я снова вспоминаю изгнание, грубое вталкивание мужчины и женщины в мир страдания и смерти, но также с возможностью спасения: «Они рука об руку, зловещие шаги и медлительность, / Через Эдем пошли своим уединенным путем. ”

Память

Помимо ясных, знакомых намеков радости и отчаяния, эти сказки также включают незначительные детали, которые напоминают мне мое русско-американское детство в Нью-Йорке в 1940-х годах. Например, Георгий Иванов в сказке «Жизель» описывает квартиру бильярда еще в Петербурге.-Петербург, где «окна […] еще не были заклеены дополнительной замазкой от наступающих холодов». И внезапно я вспоминаю, впервые за почти 70 лет, мое восхищение серыми полосками замазки, которые мой дед, выживший в сибирских тюрьмах, всегда гладко выбритый и пахнущий одеколоном 4711, тщательно вдавливал в промежутки между ними. окно и подоконник в нашей обычной квартире в обычном Rego Park, Queens, что дало мне удовольствие прижимать пальцы к мягко воспринимающей субстанции.Это непрофессиональное отступление возвращает меня к коллекции и названию длинной парижской сказки Юрия Фельсена «Повторение вещей прошлого» с очевидным прустовским отголоском. Как и шедевр Пруста, эта антология, по сути, книга памяти. И вдруг я вспоминаю, что последней изданной книгой Яновского была книга Елисейские поля: Книга памяти (1983, переведенная моей матерью, Изабеллой Левитин Яновской, в 1987 году), в которой он рассказывает о том, как русские эмигранты пережили в Париже между войнами. зарисовки из первых рук многих писателей, включенные в настоящую антологию.И затем я замечаю, что Брайан Каретник начинает эту самую антологию с яркой цитаты Владимира Набокова в ответ на вопрос: «Какая ваша самая запоминающаяся мечта?» Его ответ: «Россия».

Сделав шаг назад для более широкого взгляда, я вижу своего рода двойную связь, пронизывающую эту коллекцию историй, связь запоминаемого, казалось бы, далекого прошлого в России (Москва, Санкт-Петербург, Севастополь) - своего рода призрак, который невозможно избежать - столкновения с недавним прошлым вечного перемещения в Берлине, Париже, Ницце или Монпелье.И эта двойственность, как я теперь понимаю, объясняет, почему Яновский дал вымышленному главному герою своего самого известного романа No Man's Time (1967, переведенный моей матерью и Роджером Найлом Пэррисом и представленный У. Х. Оденом) два имени: Корнелиус Ямб и Конрад Джамб. Как говорит о себе главный герой: «Совершенно непонятно, кто я на самом деле. Например, один человек скажет: «Я», а другой также скажет: «Я… Эти двое чувствуют что-то разное или это одно и то же?» Действительно дилемма - дилемма изгнания.

В таком случае уместно начать свой обзор тем и символов, которые повторяются в этой коллекции, с рассмотрения сна воспоминания, воплощенного как les neiges d’antan .

Снег

«Тени дней» Ивана Шмелева - длинный, разобщенный кошмар прошлого. Но в хаосе сновидений рассказчика религия и природа дают некоторое утешение: «Я вспоминаю прекрасные иконы, мои иконы. Они существуют только в детстве.А потом он встречает снег:

Ночная улица становится синей. Сугробы засыпаны холмами - в них можно было утонуть. Весь день шел сильный снегопад. Большие тюки в заснеженных рядах. На нашей улочке так тихо […] На столбах, на заборе - снежные холмики. Мягкий, пудровый. Сонно светят заснеженные фонари; собаки выкапывают снег мордами. За оградой, среди берез, хрипло каркает ворона, предсказывая, что будет еще снег.


Для американского читателя этот нежный, бесконечный снег напоминает нам двусмысленное видение Роберта Фроста остановки у леса снежным вечером, где «единственный другой звук - это ветер / легкий ветер и пушистые хлопья» и где соблазнению нелегко устоять. , потому что «лес прекрасен, темен и глубок.В любом случае, когда сон мерцает, рассказчика Шмелева остается «радость, потеря - все в мгновение ока». А когда он просыпается, то оказывается в чужом Париже, на крики тряпичного человека, проходящего по улице.

В другом кошмарном видении Набокова «Посещение музея» рассказчик покидает титульное здание и неожиданно обнаруживает себя в заснеженном пейзаже:

Камень под моими ногами был настоящим тротуаром, присыпанным чудесно ароматной свежестью. выпавший снег, в котором редкие пешеходы уже оставили свежие черные следы.Поначалу тишина и снежная прохлада ночи, почему-то поразительно знакомые, вызывали у меня приятное чувство после лихорадочных блужданий. С доверием я начал догадываться, где я вышел, и почему снег, и что это за огни преувеличенно, но нечетко светились то тут, то там в коричневой темноте.


Вскоре он понимает, что «поразительно знакомые» заснеженные улицы принадлежат России, которая сейчас находится в советских руках. История заканчивается: «Но хватит. Я не буду ни рассказывать, как меня арестовали, ни рассказывать о моих последующих испытаниях.Достаточно сказать, что возвращение за границу стоило мне невероятного терпения и усилий ».

Любовь

Возможное спасение от длинной тени смещения - любовь. Например, в «В Париже» нобелевского лауреата Ивана Бунина рассказчик находит любовь в русском ресторане в образе официантки Ольги Александровны. Мы предполагаем, что утешение изгнанных главных героев пришло в виде удобного союза, и только в конце мы понимаем, что молодая официантка не только нашла поддержку и утешение в состоятельном пожилом русском джентльмене, но и смогла. на самом деле влюбился в него.К этому моменту пожилой джентльмен мертв, а бывшая официантка, разбогатевшая после его смерти, «содрогается от рыданий, криков и мольбы о пощаде». Что меня тронуло в этой сказке, так это простой и сдержанный переход от случайного пикапа к настоящей любви между двумя русскими, которые в одиночестве проделывают свой путь на чужеродном Западе.

Еще одна история, которая неожиданно поворачивается к любви, - это «Жизнь мадам Дюкло» Ирины Одоевцевой, в которой после целой жизни компромиссов русский герой, купивший утешение и успех браком с пожилым парижанином, внезапно чувствует спасение в ближайшем будущем с более молодыми русскими.Однако на этот раз героиня может заявить о себе только в зеркало:

«Здравствуйте», - скажет она по-русски. Она может видеть, как ее губы шевелятся в зеркале, пытаясь вспомнить давно забытое русское слово.

«Привет.»

Она наклоняется ближе к зеркалу.

«Коля…»

И вот так близко, что она касается холодного стекла, она шепчет:

«Я люблю тебя. Я люблю вас!"


Увы, жаждущая возлюбленная, не подозревая о своих чувствах, проскользнула на борт корабля, возвращающего его в Россию: «А то ничего.Ни корабля, ни счастья, ни жизни ».

Наконец, «Туннель» Ирины Гуаданини - это печальный пересказ обреченной любви автора к Владимиру Набокову, который тогда уже был женат на Вере. Интенсивность ее любви сохраняется на протяжении 13 частей рассказа, но в конце концов несчастная женщина, обезумевшая, падает со своего места высоко над итальянским побережьем, где она искала расстояния и перспективы, а также пыталась шпионить за ее любовник - и кувыркается под гору к железнодорожным путям. Там она лежит, может быть, мертвая, может быть, только умирающая, но явно напоминающая Анну Каренину, ее литературную прародительницу.Слава и одержимость любовью сменяются отчаянием. Изгнание не находит спасения.

Азартные игры

Хотя азартные игры - это универсальное человеческое занятие, русская литература уделяет им особое внимание. В своих записях Каретник прослеживает литературное изображение этой одержимости рассказом Александра Пушкина «Пиковая дама» (1834) и романом Федора Достоевского « Игрок » (1867), основанным на собственном опыте автора со смертельным очарованием рулетка.Фактически, Достоевский использовал доходы от романа для выплаты крупных долгов, накопленных в казино. В этом сборнике мы встречаем через «Рамона Ортиса» Георгия Адамовича аргентинскую версию одержимой юности Достоевского. Без всяких ограничений, без реалистичной самооценки, молодой человек, любящий, чтобы его считали бароном, пробирается от раннего успеха к полнейшей нужде и разрешает свою ситуацию, совершая самоубийство. Рассказчик одобряет этот последний акт, рассматривая его как надлежащий ответ на безразличие Вселенной к страданиям человека.Сам Адамович был главным арбитром Парижской ноты, русско-парижского литературного движения, которое, по словам Каретника, стремилось «совместить отчаяние изгнания с современной эпохой тревог». Безусловно, самоубийство Ортиса можно рассматривать как свидетельство отчаяния перед изгнанием и возраста беспокойства, давящего на этих перемещенных лиц. И я вспоминаю, что незадолго до смерти Адамовича Яновский пригласил его к себе домой в Нью-Йорк на встречу с У. Х. Оденом, человеком, который придумал саму фразу «Эпоха беспокойства.Для Яновского было большим удовольствием объединить двух интеллектуалов, которыми он восхищался больше всего: одного из юношеских лет в изгнании в Париже, а другого - из зрелого изгнания в Соединенных Штатах. Через год после этой встречи и Адамович, и Оден умерли.

Одним из тех, кто играл в бридж с Яновским и Адамовичем в Париже, был Владислав Ходасевич, чей рассказ «Атлантида» изображает круг одержимых русских, погруженных в игры в бридж, в подвале под кафе «Мюрат».(Интересно, что затерянная земля Атлантиды также является местом действия неопубликованного рассказа Яновского «Приключения Оскара Куинна».) А в «Леди из Монте-Карло» Довида Кнута мы снова сталкиваемся с одержимым игроком, который видит правду. в других, если не он сам: «эти равнодушные люди [потеряны] навечно - трагично - и разобщены друг с другом». Его соблазняет женщина постарше с секретом победы (позаимствованным из сказки Пушкина столетием ранее), но в этой версии у нас, казалось бы, счастливый конец: древняя соблазнительница сопротивляется собственному желанию передать свой секрет и настаивает, чтобы он ушел ее.Но все равно царит безразличие: «Она поцеловала меня в лоб. Вечер был холодным, величественным и равнодушным ».

Хаос

Энтропия, конечно же, наш общий враг, тот, которому в конце концов мы должны уступить. Но для изгнания натиск хаоса может наступить рано и в усиленной фантасмагорической форме. Вот отрывки хаоса из «Теней дней» Шмелева:

Ночь. Снег. Я в переулке. […] Мертвые дома, закрытые ворота. Я заблудился, не знаю, где мой .[…] Темные, слепые здания. Все ушли. Теперь дорога одна - […] я бегу в трепете. Елисейские поля, мой последний путь. […] Елисейские поля! […] Конец!


И: «Это , их , они пришли за мной… Я это знаю. […] Шепчут деревья и ветер. Шаги под окнами. Слушаю - подоконник царапанье, лезут. […] Я кричу, я кричу ».

В заключительном тексте антологии, в произведении Яновского «Они звали ее Россия», мы встречаем вихрь энтропии в круговом видении ада: поезд, полный солдат, кружащихся по беспорядочным полям, никогда не вступая в бой с «врагом», медленно движущимся по спирали. через повторяющуюся жестокость и безумие Гражданской войны в России к полному растворению.На самом деле никогда не ясно, кто враг. Их собственный «машинист» предлагал пробраться к красным; кочегар уговаривал их присоединиться к партизанам ». В конце концов, «[t] они решают прорваться вперед: если не белые, то красные - кого бы они ни встретили». В этом кошмаре - где припев коменданта «Мечта или реальность?» - враг, с которым они сталкиваются, - это они сами.

Две лошади

Кажется уместным закончить самым болезненным, трогательным изображением, которое я нашел в этой антологии, изображением, которое повторялось дважды: лошадь без всадника, уходящая в море - одна в Галлиполи, другой в Крыму.Обе лошади доблестны, но им некуда идти, у них нет никаких функций; их не ждет ничего, кроме смерти в чужом море. История их оставила. Рассказчик Ивана Лукаша «Рассеяние звезд», поэтическое воспоминание об отступлении в Галлиполи, рассказывает о своей любимой лошади и ее позорном конце:

Я замечаю мою Леду […], вытягивающую шею к воде, ржущую, ноздри раздуваются. […] Я вижу, как она внезапно прыгает всеми четырьмя ногами в воду. Она не могла терпеть жажду.Она рухнула, прижалась губами к морской соли и начала мотать головой. Она мотнула головой, Леда сделала, но вскоре ее унесло течением.


А в «Кунаке» Галины Кузнецовой развязка еще острее: «Над серой туманной водой виднелась голова лошади, склонившаяся. Судя по всему, он плыл, не зная, куда идет, уносимый течением к середине залива ». На помощь приходит гребная лодка, но на самом деле она предлагает обнадеживающей лошади только три внезапных пули в голову, а затем «течение было свободно и с ужасающей скоростью, унося ее прочь.Он снова исчез, затем появился снова ... пока, наконец, не исчез навсегда в быстротекущей воде ». Зрители «ахнули от ужаса и сострадания».

И вот мы стоим, наблюдатели целой культуры унесены в море, но им некуда идти. В этой коллекции много мрачности, боли и отчаяния, но она также пронизана глубокими эмоциями и пульсирующим чувством жизни. Мы с ужасом и состраданием созерцаем борьбу изгнанников, поскольку знаем, что на каком-то уровне мы все разделяем их бедственное положение.

¤

Алексис Левитин, профессор английского языка в Государственном университете Нью-Йорка в Платтсбурге, переводит произведения из Португалии, Бразилии и Эквадора. Его 40 книг переводов, включая « Soulstorm » Кларис Лиспектор и «Запрещенные слова » Эудженио де Андраде, обе были изданы New Directions Publishing.

Отзыв | Граммофон

(4) Баллады, Часть: № 4 фа минор, соч. 52 Фредерик Шопен, Композитор
Фредерик Шопен, Композитор
Станислав Бунин, Фортепиано
Nocturnes, движение: No.5 фа-диез, соч. 15/2 Фредерик Шопен, Композитор
Фредерик Шопен, Композитор
Станислав Бунин, Фортепиано
Mazurkas (Complete), движение: No.22 соль-диез минор, соч. 33/1 (1837-38) Фредерик Шопен, Композитор
Фредерик Шопен, Композитор
Станислав Бунин, Фортепиано
Mazurkas (Complete), движение: No.23 в D, соч. 33/2 (1837-38) Фредерик Шопен, Композитор
Фредерик Шопен, Композитор
Станислав Бунин, Фортепиано
Mazurkas (Complete), движение: No.24 до мажор, соч. 33/3 (1837-38) Фредерик Шопен, Композитор
Фредерик Шопен, Композитор
Станислав Бунин, Фортепиано
Mazurkas (Complete), движение: No.25 си минор, соч. 33/4 (1837-38) Фредерик Шопен, Композитор
Фредерик Шопен, Композитор
Станислав Бунин, Фортепиано
Вальсы, движение: No.4 фа, соч. 34/3 Фредерик Шопен, Композитор
Фредерик Шопен, Композитор
Станислав Бунин, Фортепиано
(27) Этюды, Часть: до минор, 'Революция', соч.10/12 Фредерик Шопен, Композитор
Фредерик Шопен, Композитор
Станислав Бунин, Фортепиано
(27) Этюды, Часть: ре-бемоль, соч.25/8 Фредерик Шопен, Композитор
Фредерик Шопен, Композитор
Станислав Бунин, Фортепиано
Соната для фортепиано No.3 Фредерик Шопен, Композитор
Фредерик Шопен, Композитор
Станислав Бунин, Фортепиано
(16) Полонез, движение: No.6 in A, соч. 53, 'Героический' Фредерик Шопен, Композитор
Фредерик Шопен, Композитор
Станислав Бунин, Фортепиано

Начался новый этап в изучении творчества Буниных

22 октября в России и за рубежом отметили 140-летие со дня рождения классика русского классика Ивана Бунина.Мы поговорили с Юрием Азаровым из Института мировой литературы о жизни и творчестве этого великого писателя, лауреата Нобелевской премии.

- Какие мероприятия запланированы в России и за рубежом в рамках празднования 140-летия со дня рождения Ивана Бунина?

- Хотя 140-летие может быть не очень круглой цифрой, эта дата имеет огромное значение для русской культуры. День рождения Бунина будет и будет отмечаться. Конференции и симпозиумы проводятся в России и за рубежом.Отмечу также, что одним из самых значимых событий является открытие выставки «Кубок жизни» в Государственном литературном музее 22 октября, к которой был издан замечательный каталог. Помимо уникальных фотографий и документов, на этой выставке представлены видеоматериалы с церемонии вручения Нобелевской премии в Стокгольме, а также записи чтения Бунина своих стихов. О значимости этого события свидетельствует тот факт, что за более чем пятьдесят лет со дня смерти этого великого писателя в России не проводилось ни одной выставки, посвященной жизни и творчеству.

- Около года назад Бунин стал особенно популярен отчасти благодаря антисоветским и антиреволюционным «Проклятым дням», которые ранее в стране не публиковались. Много ли изменилось по отношению к творчеству Бунина за последние 10-15 лет?

- Я бы не сказал, что произошла какая-то эволюция отношения читателей к Бунину. Другое дело отношение государства, но это другое явление. Он всегда считался классиком русской литературы ХХ века.Его стиль уникален для русской литературы, и все его произведения связаны с Россией. Иван Бунин был первым русским писателем, получившим Нобелевскую премию. Конечно, его творчество никогда не вызывало такого интереса, как сейчас, но это связано с процессом возвращения духовного наследия русской эмиграции на Родину. Публичные произведения Бунина во время его эмиграции открываются нами впервые. В советское время эти произведения были просто неизвестны никому, кроме тех, кто работал в закрытых специальных архивах центральных библиотек - они оставались неизвестными нашим читателям.Еще до революции Бунин считал себя (и хотел, чтобы другие считали его) аполитичным. Он был прежде всего художником и даже стремился это подчеркнуть. Но в эмиграции Бунин изменился, и от аполитичной позиции не осталось ничего. Я бы отнес дневниковые «Проклятые дни», которые были своего рода художественной публицистикой, к той же категории, что и «Несвоевременные мысли» Максима Горького, хотя между ними много различий. В этом контексте следует вспомнить антисоветские произведения Куприна 1920-х годов, который, как и Бунин, считает себя частью Белого движения.В советское время, конечно, ничего из этого не увидело свет.

- Согласны ли вы с критической оценкой Бунина русской интеллигенции и ее роли в истории России, особенно с резкой критикой в ​​«Проклятых днях»?

- В некоторых случаях Бунин был прав, а в других ошибался. Но такие характеристики с их бескомпромиссной позицией были для него вполне типичными. В «Проклятые дни» он совершенно справедливо обвинял интеллигенцию в чрезмерной многословности и неспособности действовать.Бунин гордился своим благородным происхождением и не мог смириться с тем, что стало с русской интеллигенцией после революции - мучительным процессом выживания во враждебной среде. Для него это могло быть приравнено к отказу от человеческого достоинства, сознания и чести. Жена писателя Вера Муромцева-Бунина вспоминала, как в Одессе, когда Русская Добровольческая армия проигрывала, Бунин был готов поднять оружие против большевиков, говоря, что его предки захватили Казань и создали Российское государство, а теперь большевики разрушают ее. .Благородная кровь предков заставляла его что-то делать для спасения Родины. Такие признания говорят о многом. А когда Российская Добровольческая армия создала одесскую газету «Южное слово», Бунин вошел в состав редакции, а позже вместе с академиком Кондаковым стал ее соредактором.

В его романе «Жизнь Арсеньева» много автобиографического. Герой размышляет о том, что значит всегда ощущать собственное отличие, гордясь и радуясь тому факту, что он не из тех, кто не принадлежит к классу или клану.Бунин гордился своим происхождением, но эта гордость была также одной из причин его трагического взгляда на послереволюционную Россию, неотделимую в его сознании от его скорби по погибшей, погибшей на его глазах в «волшебно короткой» России России. " промежуток времени.

- Бунин и Набоков - два великих деятеля русской литературы в эмиграции. Но у них были довольно сложные отношения. Период взаимного восхищения сменяется периодом взаимного отчуждения. Что за этим стояло? Разница литературных вкусов? Личная вражда? Разные мировоззрения?

- Все вышеперечисленное.Бунин и Набоков - значимые фигуры в русской литературе ХХ века, представляющие разные ее традиции, хотя ни один из писателей не был признан советской властью. Мы можем только согласиться с Буниным, когда он написал, что Набоков открыл целую вселенную, за что мы должны быть ему очень благодарны. И вот так Набоков оценивал творчество Бунина. В то же время историки литературы видят в отношениях двух писателей определенный элемент соперничества. Возможно, в этом есть доля правды: конкуренция была, но они всегда проявляли глубокий интерес к работе друг друга.В автобиографической книге Набокова «Иные берега» он посвящает Бунину больше страниц, чем любому другому.

Wednesday’s Show (15 июня 2016 г.) - Houston Public Media

Мы продолжаем изучение уголовного правосудия в округе Харрис в этом выпуске журнала Houston Matters с помощью двух гостей: окружного прокурора Девона Андерсона и главного государственного защитника Алекса Бунина.

Сначала Эдель Хаулин спрашивает Бунина о некоторых изменениях, которые он хотел бы видеть в нашей системе уголовного правосудия.Затем мы приветствуем DA Anderson в студии, чтобы поделиться своими мыслями. И мы приветствуем ваши вопросы и комментарии обо всем, от системы освобождения под залог и других судебных процедур до инструментов, которые офис окружного прокурора использует для судебного преследования.

Также в этот час:

Должны ли летние лагеря Хьюстона быть наполнены технологиями или нет?

Было время, вы отправились в какой-то ночлег в лес, где вы сидели у костра, пели песни, жарили зефир и плавали в озере.Дети Хьюстона делают это больше? Ну да, некоторые делают. Но поскольку технологии стали более распространенными, чем когда-либо в нашей жизни, многие лагеря сегодня принимают эту технологию, в то время как другие стремятся побудить отдыхающих отказаться от нее.

Мы разговариваем с Морин Диас, директором лагеря iD Tech Camp, проводимого в Университете Райса. Он предлагает курсы STEM и опыт для детей. Мы также слышим от Грир Нутайтис, помощника класса детского сада в школе Bayou Village School, которая является школой Вальдорфа, в которой находится лагерь, предлагающий программы прикладного искусства, движения и музыки.

История Техасской тюремной музыки

Еще в 1920-х и 1930-х годах многие заключенные техасцы учились играть на музыкальных инструментах и ​​выступали в рамках программы реабилитации. Их истории рассказаны в новой книге под названием T exas Jailhouse Music: A Prison Band History. Майкл Хагерти беседует с автором Кэролайн Гнэги о программе.

Houston Matters предлагает бесплатный ежедневный загружаемый подкаст здесь, в iTunes, Stitcher и различных других приложениях для подкастинга.

Подписаться на

Сегодня в Хьюстоне

Заполните форму ниже, чтобы подписаться на нашу новую ежедневную редакционную рассылку новостей из HPM Newsroom.

Читать Неожиданный Бунин Онлайн Ольга Пугач

Автор

Предисловие

Иван Бунин и его украинские тропы-дороги

И мои мечты сбылись: я в настоящей Малороссии, на Днепре, и я Я до сих пор стою на палубе корабля «Чайка » , который отправляется в дальнее плавание… С курсом казаков .

Иван Бунин, 19 лет.

Кто из нас знает, что украинский язык был родным языком Чехова в детстве, а киевские учителя зажгли свет московского образования? И если связи Гоголя с Украиной неоспоримы, многие понимают, что Бунин тоже заслуживает памятника на Подоле, с причала которого он в юности отправился плыть на Чайке по священному Славутичу, через пороги, угрожающе ревущие те раз? Предлагаемая книга посвящена этому важному аспекту и не зря называется « Неожиданный Бунин».

Очертания биографии последнего классика русской литературы наглядно демонстрируют роль Украины в становлении писателя, что позволяет лучше понять его. Тема важна для нашей страны и заслуживает широкой известности.

Действительно, связь Бунина с Украиной, его влияние на тематику и колорит его произведений, его роль в жизни писателя - все это далеко не всем известно, в том числе и для ярых поклонников творчества первого Нобелевского ордена. Премия по литературе среди русских авторов.Но почему это так? Может быть, эта связь не заслуживает внимания? Это просто живописный, но незначительный штрих в биографии? Нет, скорее наоборот: эту связь замалчивали, потому что она была очень важной. Книга показывает великий смысл этой родовой связи и поэтому фактически посвящена двум главным героям: Бунину и Украине.

Великий русский писатель Иван Бунин (1870–1953) родился и вырос в Воронеже, Орле и Ельце, то есть в регионах, очень близких к Слободской Украине (Слобожанщина), которая тогда занимала значительную территорию.В него вошли эскадронные городки Острогожской слободы казачьих. В XVI-XVII веках здесь появились названные города, и на этих землях происходило массовое переселение населения с Правобережной и Левобережной Украины. Специалисты считают, что история Слободской Украины восходит к временам Киевской Руси и Великого княжества Литовского.

Эти процессы коснулись как этнического состава населения, так и разговорной речи - она ​​обильно сопровождалась украинизмом, а диалект отличался от среднерусского.Поэтому в 21 веке в Елецком университете имени И.А. Бунина можно встретить такую ​​исследовательскую тему, как Южнорусский вокализм на елецких диалектах.

Бунин тоже говорил на этом языке в детстве, ведь именно в Ельце он учился в академической средней школе. Тем более, что сами предки нашего героя были выходцами из Украины! Он изучил свое генеалогическое древо и пришел к выводу, что оно восходит к Семену Буникевскому, который в 15 веке переселился с Волыни, входившей в состав Великого княжества Литовского, в Полтавскую область, где получил новое имя - Бунин. .

Итак, первым по-настоящему большим городом, который увидел молодой Иван, был величественный Харьков, позже другие украинские города (Полтава, Канев, Одесса) вплелись в очертания его жизни, и в результате более четырнадцати лет сознательной, независимой жизни. жизнь была связана с Малороссией, как тогда называли Украину в Империи. Что, конечно, не могло не отразиться на его творчестве. Ведь он был здесь не чужим, он любил эту землю, ее людей, знал ее язык, переводил с украинского, в девятнадцать лет приехал в Канев только на могилу Кобзаря - он считал Тараса Шевченко совершенно гениальным поэтом.Он также чувствовал глубокие корни этой страны, поэтому он восхищался Словом о полку Игореве , цитировал его наизусть и побывал во многих местах, связанных с этим гениальным стихотворением. Примечательно, что события «Слова» происходили именно на Слобожанщине!

Что касается самой России, то, будучи вполне сформировавшимся человеком, Бунин впервые посетил имперские столицы, Санкт-Петербург и Москву, в возрасте 25 лет, а потом уже не жил в них, а только приезжал по делам, чаще всего по издательскому делу. имеет значение.

Русский характер писателя, конечно, не вызывает ни малейшего сомнения, но влияние Украины, его неповторимость и колорит должен быть

Лиза Бунина | keep-earth-in-organic

Re: гидропоника, аэропоника, аквапоника и контейнеры

«Поддержание плодородия почвы - первое условие любой постоянной системы земледелия».
Сэр Альберт Ховард, Сельскохозяйственное завещание, 1940

Ранний У.S. практикующие «органические» системы производства появились в конце 1930-х и 1940-х годов, чтобы бросить вызов послевоенному поспешному стремлению к индустриализации сельского хозяйства посредством так называемого использования химикатов военного времени в мирное время. Их приверженность созданию плодородия почвы и биоразнообразия фермерских хозяйств резко контрастировала с доминирующими в то время нарративами агрохимических компаний, такими как «хороший жук - мертвый жук» и «ДДТ полезен для меня» 1. Эти пионеры, в первую очередь Дж. Родейл, были убеждены теориями леди Евы Бальфур2 и сэра Альберта Ховарда3, что поддержание хорошего здоровья зависит от сохранения и улучшения здоровья почвы.Фактически, Родейл придумал фразу «здоровые почвы, здоровые люди, здоровая планета», чтобы служить объединяющим призывом для фермеров отказаться от своих синтетических и токсичных материалов и присоединиться к новой продовольственной и сельскохозяйственной революции. Он считал, что сторонники органического мира поступают «просто, но революционно» 4.

В том же духе, что и пионеры в области органического производства, разработчики Закона о производстве органических продуктов 1990 г. (OFPA) четко осознавали важность создания биологически разнообразных почв, богатых питательными веществами и свободных от загрязняющих веществ, как основы органического сельского хозяйства.Это мнение отражено в законе и во всех тех местах Документа для обсуждения Подкомитета по сельскохозяйственным культурам, где они извлекали текст о почве из органического правила. В отличие от органических, гидропонные / беспочвенные операции полагаются на ресурсы для кормления растений, а не на экологию почвы, плодородие, биоразнообразие и органическое вещество, как того требует OFPA.

Наблюдая и участвуя в дебатах о том, могут ли гидропонные системы и их различные версии быть сертифицированы как органические, аргументы в их пользу кажутся в лучшем случае ложными - сродни попыткам вставить круглый колышек в квадратное отверстие.Это наблюдение не может быть более очевидным, чем в документе Подкомитета по сельхозкультурам под заголовком «Обсуждение» «Аргументы в пользу гидропоники» 5. Аргумент, что «недостаточная обработка почвы и извлечение питательных веществ из почвы» является «способом улучшить или сохранить почву», является весьма растяжимое и слабое толкование Правила (§205.203 (a). Так же и утверждение, что «разрешение распространения активной биологии» ... »эквивалентно севообороту или покровным культурам» (§205.203 (b).

Последний аргумент в пользу разрешения гидропоники в органической среде гласит, что «требование севооборотов и покровных культур для поддержания или улучшения органического вещества окружающей почвы было бы неприменимым».Гидропоника не может удовлетворить это основное требование органических систем, содержащееся в органических правилах. Следовательно, нельзя допускать, чтобы гидропонные методы и продукты были сертифицированы как органические.

Потребители экологически чистых продуктов рассчитывают, что фермеры, выращивающие экологически чистые продукты, будут распорядителями земли. Одна из причин, по которой они покупают органические продукты питания, заключается в том, что они ожидают, что фермеры, выращивающие экологически чистые продукты, будут защищать и улучшать сельскохозяйственные угодья и почву, чтобы будущие поколения могли процветать и быть самодостаточными. Я согласен с предыдущими комментаторами, что органические системы способствуют «долгосрочным улучшениям, таким как использование азотфиксирующих культур, покровных культур для улучшения органических веществ и общей регенеративной системы, которая защищает воду и дикую природу, а также поддерживает биоразнообразие.”6 Эти фундаментальные органические методы, которые улучшают почву в долгосрочной перспективе, полностью отсутствуют в гидропонных / беспочвенных операциях.

Поскольку гидропонные методы не соответствуют и не могут соответствовать требованиям OFPA и Национальной программы по органическому производству, их продукты не должны быть сертифицированы как органические. Таким образом, NOP должен принять незамедлительные меры, чтобы гарантировать, что органическая этикетка и органическая печать больше не будут использоваться на продуктах, выращиваемых в таких типах систем.

Даже учитывая трудности, с которыми столкнутся сертифицированные органические гидропоники, когда будет установлено, что они не соответствуют органическим стандартам, альтернативная маркировка OFPA для органической гидропоники все еще является неприемлемым решением.Поскольку гидропонные операции не соответствуют законодательным и нормативным требованиям OFPA, им не должно быть разрешено быть сертифицированным как органическое. Это прискорбная ситуация, которую НОП необходимо рассмотреть и разрешить в консультации со всеми затронутыми сторонами при первой же возможности.

Спасибо за внимание к этим комментариям. С уважением,

Бунина Лиза Юрьевна, канд. Директор, Organic Advocacy

1 Аллен, Уилл. 2008, Война с ошибками, издательство Chelsea Green Publishing: Вермонт.
2 Пионер органического движения и основатель Ассоциации почв Великобритании, которая существует до сих пор и остается мировым лидером в создании теорий, практик и стандартов органического сельского хозяйства.
3 Пионер органического движения и автор «Сельскохозяйственного завещания», Лондон, 1940: 1956, «Другая Индия Пресс»: Гоа, Индия. 4 https://rodaleinstitute.org/about-us/mission-and-history/

5 NOSB Апрель 2017 Предложения и документы для обсуждения, стр. 129. 6 Там же, с. 131

Др.Лиза Бунина пользуется большим уважением в органическом сообществе за свою пропагандистскую работу. В течение многих лет она работала представителем Центра безопасности пищевых продуктов в Национальной коалиции за органические продукты.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *