Бунин иван алексеевич господин из сан франциско: Читать бесплатно электронную книгу Господин из Сан-Франциско. Иван Алексеевич Бунин онлайн. Скачать в FB2, EPUB, MOBI

Содержание

⚰️ «Господин из Сан-Франциско» за 8 минут. Краткое содержание рассказа Бунина

: Американский миллионер спланировал долгое путешествие. До Европы он доплыл в роскошных апартаментах парохода, но внезапно умер. Домой миллионер отправился в глубоком чёрном трюме того же парохода.

Деление пересказа на главы — условное.

Планы господина из Сан-Франциско

Господин из Сан-Франциско решил попутеше­ствовать и на два года отправился в Европу, взяв с собой жену и дочь.

👴🏻Господин из Сан-Франциско — амери­кан­ский милли­онер, имя кото­рого в рассказе не упоми­на­ется, 58 лет, лысый, «сухой, невы­сокий, неладно скро­енный, но крепко сшитый», властный и надменный.

Продолжение после рекламы:

Господин был уверен, что имеет право на долгий и комфорта­бельный отдых, ведь он всю жизнь работал, правда, не сам, а руками китайцев, которых привозил в Америку тысячами. Сравнявшись состоянием с сильными мира сего, он решил отдохнуть так, как отдыхают они.

За жену и дочь господин тоже был рад. Жена его «не отличалась впечатли­тельностью», но, как и все пожилые американки, была страстной путешественницей. Дочь господина из Сан-Франциско была бледной и болезненной «девушкой на возрасте». Господин надеялся, что в дороге она найдёт себе пару.

…не говоря уже о пользе для здоровья, разве не бывает в путешествиях счастливых встреч? Тут иной раз сидишь за столом или рассмат­риваешь фрески рядом с миллиардером.

Господин из Сан-Франциско разработал большой маршрут. Декабрь он хотел провести в Южной Италии, наслаждаясь солнцем, достопри­ме­ча­тель­ностями и любовью хорошеньких итальянок. В Ницце и Монте-Карло он собирался быть на карнавале: туда в эту пору съезжались все влиятельные люди мира.

В марте он хотел посетить Флоренцию и Рим, затем — Венецию и Париж, посмотреть бой быков в Севилье и искупаться на Английских островах. В его планы входили Афины, Констан­тинополь, Палестина, Египет и даже Япония.

Брифли существует благодаря рекламе:

Жизнь на пароходе «Атлантида»

В начале всё шло отлично. До Гибралтара господин из Сан-Франциско добрался на пароходе «Атлантида», похожем на плавучий город с ночным баром, восточными банями и собственной газетой.

Жизнь на пароходе протекала размеренно. Рано утром пассажиров будил «трубный звук», они пили кофе, какао или шоколад, принимали ванну, делали гимнастику для возбуждения аппетита и отправлялись к первому завтраку. Затем они гуляли по палубам и играли в подвижные игры, в одиннадцать часов перекусывали бутербродами с бульоном и ждали второго завтрака, питательного и разнооб­разного.

Следующие два часа пассажиры отдыхали на расставленных по палубам шезлонгах под тёплыми пледами. В пять часов их поили чаем с печеньем. В семь вечера трубный сигнал собирал пассажиров на обед — венец дня, и господин из Сан-Франциско шёл одеваться.

По вечерам окна «Атлантиды» сияли, как бесчисленные огненные глаза. За бортом парохода шумел страшный океан, но пассажиры не боялись, твёрдо веря в капитана — рыжего, чудовищно толстого, всегда словно сонного, похожего «на огромного идола». В огромном мраморном зале играл струнный оркестр. Обед обслуживало множество слуг.

Продолжение после рекламы:

Господин из Сан-Франциско выглядел моложаво во фраке и крахмальном белье, его крупные зубы блестели золотыми пломбами. Жена господина, «крупная, широкая и спокойная», была одета дорого, но по годам, высокая и стройная дочь — «с невинной откровенностью».

Пока дочь развлекалась, а господин курил сигары и пил ликёр, на палубе мёрзли «и шалели от непосильного внимания» вахтенные матросы. В раскалённой утробе парохода, похожей на девятый круг ада, кочегары кормили углём ненасытные печи. А наверху кружились в вальсе изящные пары. Особенно привлекала внимание пара влюблённых молодожёнов. Никто не знал, что эту пару актёров, играющих в любовь, наняли для развлечения пассажиров.

У Гибралтара выглянуло солнце. На пароходе появился новый пассажир — азиатский принц, путешествующий инкогнито. Этот маленький, широколицый и узкоглазый человек в золотых очках и европейском костюме был слегка неприятным: его чёрные усы были редкими, с толстыми волосами, сквозь которые просмат­ривалась кожа. Но в целом он был милый и скромный.

Брифли существует благодаря рекламе:

Господин прибывает в Италию

В Средиземном море «снова пахну́ло зимой». Дочь господина представили азиатскому принцу, она была очарована его непохожестью на других и теперь стояла рядом с ним, глядя на берег Италии. Господин из Сан-Франциско поглядывал на стоящую неподалёку знаменитую красавицу, и дочери было неловко за него.

Господин из Сан-Франциско был щедр во время плавания и считал, что заслужил заботу, которой его окружали. От итальянцев он ожидал того же.

…сколько портье и их помощников… сколько всяких комиссионеров… и здоровенных оборванцев с пачками цветных открыток в руках кинулось к нему навстречу с предложением услуг!

Господин поселился в отеле с видом на Везувий, где мог остановиться принц, и жизнь его «потекла по заведённому порядку». Он вставал рано, завтракал, отправлялся осматривать достопри­ме­ча­тельности: музеи, храмы, снова завтракал на горе Сан-Мартино в обществе подобных себе. Пару раз дочери господина казалось, что она видит в толпе принца. Затем был пятичасовой чай в отеле и обед.

В том году декабрь в Италии выдался холодным и снежным. Господина из Сан-Франциско угнетала эта погода, он ссорился с женой, а у дочери постоянно болела голова. Все говорили, что на острове Капри совсем другая погода, и господин с семьёй отправился туда на маленьком пароходике.

Смерть господина из Сан-Франциско

Море в тот день было бурным, и семью из Сан-Франциско основательно укачало. Господин чувствовал себя стариком и со злобой думал «об этих жадных, воняющих чесноком людишках, называемых итальянцами». Уже в сумерках семья добралась до Капри и заселилась в отель.

Увидев владельца отеля, элегантного, гладко причёсанного молодого человека, господин вспомнил, что точно такой же джентльмен снился ему минувшей ночью. «Мистических чувств» в господине давно не осталось, и он шутя рассказал о своём сне жене и дочери. У дочери сердце сжалось от тоски и страшного одиночества.

Семью из Сан-Франциско поселили в лучших апартаментах, дали самую красивую и ловкую горничную, самого видного лакея и коридорного Луиджи.

👦🏻Луиджи — кори­дорный, маленький, полный, очень расто­ропный и хитрый, большой шутник.

Оправившись после качки, господин оделся, с трудом застегнул тесный воротничок и отправился обедать. Вечером в отеле должна была выступать известная танцовщица, и господин предвкушал приятный обед и огненную тарантеллу.

Перед обедом господин решил выкурить сигару в уютной читальне. Он читал газету, когда вдруг строчки вспыхнули перед его глазами.

Он… хотел глотнуть воздуха — и дико захрипел; нижняя челюсть его отпала, осветив весь рот золотом пломб, голова завалилась на плечо… и всё тело, извиваясь… поползло на пол, отчаянно борясь с кем-то.

Если бы не было свидетелей, дело могли замять, но сидевший в читальне немец поднял тревогу. Обед был испорчен, и выступление танцовщицы не состоялось. Когда лакеи вынесли господина из читальни, он ещё был жив.

Умирал господин в самом дешёвом номере отеля, на железной кровати, вокруг которой стояли жена, дочь, врач и прислуга. Отнести покойного в апартаменты хозяин отеля не позволил: это плохо сказалось бы на бизнесе. Готовых гробов на Капри не было, и хозяин отеля предложил положить господина из Сан-Франциско в длинный ящик из-под воды.

Возвращение домой

На том же пароходике ящик переправили на континент. На Капри воцарились покой и тёплая погода, и старый рыбак Лоренцо продал свой улов отелю, в котором умер господин из Сан-Франциско.

👨🏻‍🦳Лоренцо — высокий старик-лодочник, безза­ботный гуляка и красавец, не раз служил моделью многим живо­писцам, с глиняной трубкой и красным шерстяным беретом, спущенным на одно ухо.

Тело господина возвращалось в Америку на пароходе «Атлантида», но на этот раз не в роскошной каюте, а в глубоком чёрном трюме. По вечерам на пароходе снова устраивались балы, а вокруг судна бушевали вьюги. Дьявол, сидевший на скалах Гибралтара, видел огненные глаза «Атлантиды».

Дьявол был громаден, как утёс, но ещё громаднее его был корабль, многоярусный, многотрубный, созданный гордыней Нового Человека со старым сердцем.

Капитан в своей каюте слушал вой сирен, в утробе парохода кипели громадные котлы, и вращался исполинский винт. В середине «Атлантиды» было тепло и красиво, там танцевали изящные пары и среди них — прекрасная гибкая пара нанятых влюблённых, которым давно наскучила эта работа. И никто не знал о гробе, стоящем в недрах парохода.

Иван Алексеевич Бунин Господин из Сан-Франциско

Иван Алексеевич Бунин

Господин из Сан-Франциско

И. А. Бунин первым из русских писателей был удостоен Нобелевской премии, и это было справедливым признанием его особой роли в литературе.

Гений этого писателя сочетался с удивительной честностью и бескомпромиссностью. После Октябрьской революции он уехал в эмиграцию, протестуя против надругательства над русской культурой. На чужбине он жил в меблированных комнатах, не позволяя жене покупать мебель, ибо считал, что находится «в гостях», а настоящий его дом остается в России.

Талантливый поэт, И. А. Бунин наиболее ярко проявил себя как писатель-реалист в новеллах. Этим жанром он владел мастерски. Точная художественная деталь, глубокий психологизм и проникновенный лирический пафос позволяли ему в небольших произведениях создать точную и полную картину русской жизни. Писатель очень любил Россию. Он создал незабываемые образы своих соотечественников, а его пейзажи сравнимы лишь с пейзажами И. С. Тургенева.

Детство и молодость И. А. Бунин провел в деревне, в родовом поместье Орловской губернии, и хотя потом он много путешествовал, посетив многие экзотические страны, образ «малой родины» и патриархальные отношения «дворянских гнезд» на всю жизнь остались для него поэтическим идеалом, определяющим искренний и глубоко правдивый национальный колорит его произведений.

И. А. Бунин – писатель очень страстный; его личное отношение проявляется во всем, что он описывает. Он не всегда прав, но он никогда не лицемерил, не пытался угодить ни критике, ни читателям, ни «властям предержащим». Своеобразным мерилом человеческих отношений для него является жизнь природы как основы бытия. В то же время Бунин – подлинный философ и глубокий психолог, его реализм базируется на тонком анализе и точных обобщениях человеческих отношений, составляющих основу жизни общества.

Этот писатель ненавидел насилие. Первая мировая война и Октябрьская революция наложили на его произведения отпечаток подлинного трагизма, хотя сами эти события не стали темой конкретных произведений. Это вполне понятно. И. А. Бунин стремился воспевать не разрушение, а созидание. Даже при описании человеческих ошибок, трагедий, он обращал внимание на силу человека, на его любовь к жизни, на способность глубоко переживать, чувствовать, страдать и сострадать.

Но писатель умел быть поистине беспощадным и непримиримым, когда видел опасность, угрожающую человеку, его индивидуальности, его душе. Вообще для Бунина непохожесть людей друг на друга, самобытность чувств, своеобразие взгляда на мир представлялись самыми главными особенностями жизни, именно поэтому его возмущали любые попытки стандартизировать жизнь, навязать разным людям единые нормы не только поведения, но и внутренней жизни.

И. А. Бунин был не только превосходным новеллистом – он подчас создавал мудрые притчи, поражающие глубиной философских обобщений, выраженных в простой, лапидарной форме. В 1915 году он пишет «Господина из Сан-Франциско». Это рассказ о смерти миллионера во время океанского путешествия. Но за внешней простотой повествования скрываются грозное предупреждение и христианское назидание.

Не случайно для своей новеллы-притчи писатель избирает образ американца. Процветающая Америка, богатеющая во время мировой войны, когда европейские страны истекали кровью, «американская мечта» о возможности богатства и благополучия для каждого обывателя были для русского реалиста олицетворением той отвратительной бездуховности, которая грозит народам, отказывающимся от национальных традиций и делающим материальное благосостояние мерилом человеческого счастья.

Капитализм неприемлем для Бунина так же, как и социализм, поскольку за ними стоит нивелирование личности, отказ от национальной самобытности и духовная деградация.

Изображая смерть господина из Сан-Франциско, Бунин спорит с Л. Н. Толстым, утверждавшим, что перед лицом смерти человеку даются прозрение и возможность покаяния. Богатому американцу ничего не открывается, потому что он и не жил по-настоящему, его душа была мертва задолго до того, как умерло его тело. И путешествие мертвого тела в ящике ничем не отличается от путешествия живого тела господина, ибо для них закрытой остается красота окружающего мира, одушевляющая жизнь таких людей, как Лоренцо или горцы.

Индустриальный мир находит символическое воплощение в образе океанского лайнера, чуда техники, создающего фальшивые «удобства» для господ из разных американских городов. Но не случайно лайнер этот носит имя «Атлантида». Согласно Платону, древняя цивилизация Атлантиды погибла тогда, когда ее представители в гордыне технического превосходства над другими народами забыли о сути человечности.

И. А. Бунин наглядно демонстрирует русскому читателю, что ждет страну, если ее представители подпадут под фальшивое обаяние «американских ценностей». Все техническое совершенство парохода «Атлантида» оказывается призрачным перед лицом подлинного могущества океанской стихии, перед судом быстротечного времени и неотвратимостью смерти.

Подумайте, как используется в этом произведении прием антитезы: что и для чего противопоставляет автор?

Вопросы и задания

1. Охарактеризуйте жанр этого произведения, указав его признаки.

2. Проследите развитие основного конфликта и определите особенности композиции в этом произведении.

3. Почему центральный персонаж «Господина из Сан-Франциско» не имеет имени собственного?

4. Как в этом произведении раскрывается проблема жизни – смерти?

5. Раскройте символику образа корабля «Атлантида» в этом произведении.

6. Какие художественные детали придают «Господину из Сан-Франциско» философское звучание?

7. Какую художественную роль выполняет в этом произведении пейзаж:?

8.  Сформулируйте идею «Господина из Сан-Франциско».

9. Охарактеризуйте образ повествователя и особенности повествования.

10. Назовите реалистические черты этого произведения.

11. Подготовьте сообщение на тему «Американская система ценностей в восприятии русского писателя».

Данный текст является ознакомительным фрагментом.

Продолжение на ЛитРес

Господин из Сан-Франциско краткое содержание рассказа Бунина

Имя человека, ехавшего с семьей в старый Свет, не отложилось в памяти ни у одного из его попутчиков. Его называли Господином из Сан-Франциско. Ему было уже 58 лет, но вся его жизнь, в которой он знал только свою работу, была больше похожа на существование. Наконец, догнав тех, кого он ставил себе в пример, и, заработав капитал, он собрался насладиться полноценным отдыхом. Главный герой в радужных красках представлял свое будущее: во-первых, он богат, а во-вторых, имеет полное право на отдых. Он наметил маршрут, привычный для своего круга людей: Европа, Индия, Египет.

В эту поездку господин из Сан-Франциско отправился, прежде всего, для себя. Наконец, он желал получить наслаждение от жизни, хотя, смена впечатлений была полезна и семье, которая отправилась вместе с ним. Его дочери, болезненной молодой девушке, путешествие было полезно для здоровья, для новых впечатлений и счастливых знакомств.

Насыщенный маршрут начинался с посещения Италии, куда и направлялся корабль. Главный герой собирался получить впечатления от посещения памятников древности, карнавала, на который должны были съехаться сливки общества. Господин из Сан-Франциско был неравнодушен и к красоте молоденьких итальянок.

Поездка на пароходе проходила благополучно, несмотря на буйный характер океана. Присутствующие доверяли капитану и чудо-технике – величественной «Атлантиде», напоминавшей гигантский отель. На корабле работали ночной бар, восточные бани. Вечером этажи «Атлантиды» сияли в темноте множеством ярких огней. Большое количество слуг работали в подвалах для обеспечения великолепного отдыха путешествующих.

Главный герой, во внешности, которого было что-то монгольское, был лыс, сиял рядом золотых зубов. Его супруга была хорошо одетой, крупной женщиной. Глядя на дочь, сразу бросались в глаза ее великолепные волосы. Пароход рассекал черные горы океана. Среди присутствующих был известный писатель и знаменитая красавица.

На корабле находилась влюбленная пара, не скрывавшая своего восторга и чувств. Путешественники с удовольствием наблюдали за их счастьем. Присутствующим была неведома настоящая история их «любви». Пара была нанята для игры в любовь. Она уже давно таким образом развлекала публику, плавая на различных кораблях.

На пароходе появился новый пассажир – принц одного из азиатских государств. Некрасивый, широколицый, узколобый он держался просто и скромно. Дочь господина из Сан-Франциско познакомилась с ним, и молодые люди вместе стояли на палубе. Находясь в компании принца, девушка ощущала восторг рядом с наследником древней царской крови.

Вот уже приближался Неаполь. Раздались звуки марша, оглашающие о приезде к назначенному пункту. Путешественники высадились на берег, поселились в отеле, и жизнь в Неаполе потекла своим порядком. Семейство разглядывало Везувий в утренней дымке, толпу гидов в вестибюле отеля. Во время второго завтрака на горе Сан-Марино дочери главного героя сделалось плохо. Ей показалось, что в толпе присутствующих находиться знакомый принц.

Кормили путешественников обильно, но зимняя погода оказалась не особо ласковой. Работники отеля виновато бормотали, что такой неудачной погоды они не помнят. Хотя эти же фразы они говорили путешественникам каждый год. Снег, ливни, бури не добавляли хорошего настроения, супруги из Сан–Франциско начали ссориться. Дочь ходила бледной с больной головой. Она вся была поглощена новым чувством, которое вызвал у нее царственный попутчик на пароходе.

Знатоки уверяли семейство, что на Капри уютней и теплее. И семейство решило отправиться в более ласковое место, где согревают солнечные лучи и цветут лимоны. В момент отъезда было также сумрачно, Везувий скрывался под тяжелым туманом.

Семья заняла места на маленьком пароходе, на котором их всех неистово швыряло в разные стороны. Шел дождь, жена главного героя чувствовала себя скверно. Его самого вдруг охватило отчаяние, когда он увидел множество жалких маленьких домишек на берегу. Он уже со злобой и тоской глядел на итальянцев, понимая, что это и есть настоящая Италия, его мечта. Семья высадилась на берег. Капри показался путешественникам темным и сырым. Они устроились в отеле. В вестибюле собирались смотреть Тарантеллу. Прибывшему семейству сказали, что будут выступать танцоры, знаменитые во всей Италии.

Господин, переживший качку, наконец, проголодался. Что же чувствовал он в этот день? Он пошел в читальню и уткнулся в газету. В этот момент ему сделалось дурно. Как будто борясь с неизвестным противником, его тело сползло на пол. Если бы не немец, наблюдавший за происходящим, то человека бы вынесли потайными ходами, что бы не видели люди тяжелейшего зрелища, предвещающего смерть. Немец выскочил, всполошив всех. В читальню побежали постояльцы, а хозяин тщетно пытался остановить их. Господин все еще боролся со смертью, но вскоре он умер.

Вечер в отеле оказался испорчен и прошел довольно мрачно. Люди были сумрачны, встреча со смертью не так уж легка. Умерший господин лежал под грубым одеялом на дешевой кровати. Жена попросила перенести покойного в их апартаменты, но ей было отказано в этом. Гроб было взять негде, поэтому умершего поместили в продолговатый ящик из-под содовой воды.

Тело несчастного поместили на тот же пароход «Атлантиду», но сейчас его скрывали от путешественников в глубоком темном трюме. В это время на верхней палубе проходил бал, где веселились люди. За пароходом наблюдал Дьявол – громадный, как утес. Но он не мог сравниться с еще большей громадиной – многоярусным кораблем, сооруженный непомерной гордыней человека. На корабле все шло своим чередом – в нижних этажах котлы сочились паром и маслом, а вверху публика, пестреющая своими нарядами, продолжала резвиться и отдыхать.

Бунин, Господин из Сан-Франциско: смысл названия, содержание

Рассказ «Господин из Сан-Франциско», смысл названия которого объясняется в этой статье, одно из самых известных произведений Ивана Бунина. Это своеобразная притча, в которой рассказывается о бессмысленности богатства и славы перед неотвратимостью смерти. Ключевая идея произведения — осмысление человеком сущности своего бытия, осознание того, насколько хрупка жизнь, насколько она ничтожна, если в ней отсутствуют красота и подлинность.

Смысл названия

Рассказ «Господин из Сан-Франциско», смысл названия которого раскрыт в этой статье, впервые увидел свет в 1915 году.

Главная особенность этого произведения заключается в том, что автор не дал имени главному герою. Даже в заглавии он именуется просто господином из Сан-Франциско. Смысл названия произведения в этом и заключается.

Этот господин был представителем фальшивого, скучного и однообразного так называемого высшего общества. Автор презирал подобных людей, круг общения, к которому они себя относили, за бездушие и веру во вседозволенность за счет денег, ненастоящие отношения, любовь по расчету. Из-за всего этого Бунин даже не стал давать имя своему герою, подчеркнув это в заглавии. Таков смысл названия «Господина из Сан-Франциско».

Сюжет рассказа

Ни разу не назвав в рассказе главного героя по имени, автор подчеркивает свое отношение к нему, отмечая, что его имени никто не запомнил ни на Капри, ни в Неаполе, где он останавливался. Вместе со своей семьей (женой и дочерью) он отправляется в Старый Свет. Бунин в «Господине из Сан-Франциско» пишет, что герои целых два года намеревались лишь развлекаться и переезжать с места на место. Господин много работал последние несколько лет, теперь может себе позволить такой отдых.

Семейство плывет на огромном корабле — «Атлантиде». Он больше похож на фешенебельный отель, на котором есть все, что необходимо для комфортного путешествия.

Жизнь на пароходе в рассказе Бунина «Господин из Сан-Франциско» течет очень размеренно. Пассажиры с утра пьют шоколад, затем идут принимать ванны, делают гимнастику, степенно гуляют по палубам, заполненными такими же довольными жизнью людьми. Все это для того, чтобы нагулять аппетит. Только после моциона на свежем воздухе отправляются на первый завтрак.

После приема пищи читают свежую прессу в ожидании второго завтрака. Затем два часа посвящают отдыху. Для этого на палубах установлены удобные камышовые кресла, на которых можно удобно развалиться, укрывшись пледом. Здесь и проводят время до обеда путешественники, любуясь безоблачным небом.

Днем небольшой перекус — чай с печеньем. Вечером обед. Для отдыхающих на «Атлантиде» это, можно сказать, главная цель существования.

В огромном зале, в котором богачи проводят каждый вечер, играет оркестр. А за стенами в это время шумит океан. Но о нем эти мужчины в смокингах и женщины в декольтированных вечерних платьях даже не вспоминают. Каждый вечер после обеда в зале начинаются танцы.

Степенные мужчины отправляются к барной стойке, где пьют ликеры и коктейли. Прислуживают им негры в обязательных красных камзолах.

Старушка Европа

Первая большая остановка парохода происходит в Неаполе. В этом городе семья господина из Сан-Франциско размещается в фешенебельном отеле. Но их распорядок дня от этого практически не меняется. Ранним утром завтрак, днем культурная программа — посещение музеев и храмов. Потом второй завтрак, полуденный чай, а затем приготовление к вечернему обеду. Обильный обед — своеобразная вишенка на торте каждого дня.

Портит впечатление только погода в Неаполе. Герои «Господина из Сан-Франциско» приезжают в декабре. В это время года тут постоянные ненастья — сильный ветер, временами проливной дождь, под ногами грязь. Поэтому семейство решает переехать на остров Капри. Все вокруг их уверяют, что на нем они будут словно в раю. Семью будет окружать только солнце, тепло и цветущие лимоны.

Американцы на Капри

Герои «Господина из Сан-Франциско» перебираются на остров. Плывут они на небольшом пароходике. По дороге страдают от морской болезни, так как судно сильно болтает на волнах.

Но вот они на берегу. Фуникулер их доставляет в миниатюрный городок, расположенный на вершине горы. Они селятся в отеле, в котором их встречает радушный персонал. И сразу начинают готовиться к обеду.

Главный герой одевается раньше своих близких и в одиночестве идет в уютную читальню отеля, где знакомится со свежей прессой. Он начинает читать, но вдруг строчки начинают прыгать перед ним. Господин, извиваясь всем телом, сползает на пол. Оказавшийся поблизости постоялец зовет на помощь, все тревожатся. Владелец отеля стремится успокоить гостей, но все напрасно. Вечер уже испорчен.

Смерть

Господина из Сан-Франциско кладут в самый дешевый и маленький номер. Его жена и дочь в ужасе стоят рядом. Происходит то, чего они больше всего боялись — он умирает.

Супруга главного героя хочет перенести тело в свои апартаменты. Но хозяин против. Он слишком ценит эти номера и боится, что гости начнут избегать останавливаться у него, если узнают, что здесь был труп. Ведь Капри — небольшой остров, и об этом станет известно сразу всем. Достать гроб тоже проблематично, удается найти только длинный ящик, в котором раньше стояли бутылки с содовой водой.

Обратный путь

Семья господина из Сан-Франциско отправляется в обратный путь. На той же «Атлантиде», на которой они приплыли сюда, отправляются домой.

Но теперь мертвого везут в гробу, который скрыт от окружающих в трюме. А на палубах в это время продолжается обычная размеренная жизнь. Все завтракают, готовятся к ежевечернему обеду и все так же любуются океаном за окном.

Анализ рассказа

Анализ «Господина из Сан-Франциско» следует начать с того, чтобы определиться с замыслом рассказа. Он раскрывается, когда семейство оказывается на Капри. Тут-то и становится понятен философский план Бунина.

После смерти главного героя происходит парадоксальная вещь. Его относят в самый грязный и отвратительный номер, который только был в гостинице, а тело отправляют на пароход в ящике из-под бутылок, чтобы о трагедии узнало как можно меньше постояльцев.

В этом основная тема «Господина из Сан-Франциско». После смерти богатство, слава и почет становятся совершенно неважными. Так автор наглядно демонстрирует сущность человеческого бытия. Деньги и уважение, которые были так важны при жизни, становятся абсолютно бесполезными после смерти.

Бунин к тому же применяет символическую контрастность, описывая представителей буржуа и бедных людей. В анализе «Господина из Сан-Франциско» стоит отметить, что образы простых людей у автора живые, настоящие и привлекательные. А вот богачей он описывает с нескрываемым пренебрежением.

Проблема «Господина из Сан-Франциско» заключается еще и в том, что роскошь и деньги нисколько не защищают человека от реальной жизни. Люди, которые заботятся только о своем кошельке, по Бунину, обречены на нравственную низость.

И. А. Бунин. «Господин из Сан-Франциско»

Сегодня на уроке мы:

· Порассуждаем о судьбе человеческой цивилизации на примере рассказа Ивана Алексеевича Бунина «Господин из Сан-Франциско».

· Поговорим об истории и предпосылках создания этого произведения.

· Разберёмся в ключевых особенностях рассказа «Господин из Сан-Франциско».

Рассказ «Человек из Сан-Франциско» называют одним из самых знаковых произведений Ивана Алексеевича Бунина. И вместе с тем одним из самых для него нехарактерных. Ведь в нём есть неожиданные для Бунина-реалиста ярко выраженные черты мистицизма. Например, мотив необъяснимого, внезапного предчувствия скорой смерти. Или фигура дьявола, который наблюдает за кораблём. Кроме того, рассказ написан с нехарактерной для Бунина-художника прямолинейностью. Как создавалось это странное произведение?

Рассказ «Человек из Сан-Франциско» был написан в 1915 году. Что это за период в жизни писателя? Период литературных успехов и активных путешествий по миру. Вместе с женой писатель посетил побывали Италию, Турцию, Румынию, Египет и множество других стран. Побывали на острове Цейлон и в Палестине. И впечатления от этих путешествий легко увидеть в рассказе «Господин из Сан-Франциско». Например, в описании обитателей круизного лайнера, итальянских отелей или острова Капри.

И рассказ сначала назывался «Смерть на Капри». Это название писателю показалось слишком очевидным, поэтому Бунин его изменил.

Вместе с тем, в этот период Бунин жалуется на подавленное настроение, усталость и творческое бесплодие. Причиной этого состояния по признанию самого писателя стали события Первой мировой войны. Чудовищной войны за передел сфер влияния на карте мира. Войны, которая унесла жизни миллионов людей ради непонятных целей.

Эта война воспринималась многими как крах человеческой цивилизации. На страницах бунинского рассказа нет упоминания о войне. Но ощущение катастрофы и обречённости человечества, бессилия цивилизации перед стихийными силами природы пронизывает всё произведение.

Посмотрим на то, как писатель рисует образ главного героя.

Во-первых, у него нет имени. В каких случаях литературный герой остаётся безымянным? В случае, если он совершенно неважен для повествования и появляется в коротком эпизоде. Или в том случае, когда писателю важно подчеркнуть, что созданный им образ обобщённый. Перед нами второй случай.

Господин из Сан-Франциско – собирательный образ богатого человека, который находится на вершине современной цивилизации. Он порождение этого мира. Мира, в котором главное деньги и положение в обществе, статус. Господин из Сан-Франциско лишён каких-либо индивидуальных черт. А вся его биография – это механическое движение по заданному маршруту. В рассказе это подчёркивается замечанием, что до пятидесяти восьми лет «он не жил, а лишь существовал». Как винтик в механизме современной цивилизации.

Обратите внимание, что Бунин описывает своего героя как неживое существо, дорогую механическую куклу. «Нечто монгольское было в его желтоватом лице с подстриженными серебряными усами, золотыми пломбами блестели его крупные зубы, старой слоновой костью – крепкая лысая голова». Серебро, золото, слоновая кость. Дорогие материалы и ни малейшего дыхания жизни.

Практически то же самое можно сказать о его семье. Жена и дочь точно так же обезличены. Супругу господина из Сан Франциско писатель характеризует одной фразой: «Жена его никогда не отличалась особой впечатлительностью, но ведь все пожилые американки страстные путешественницы». Правда, похоже на робота, которому нужно выполнить определённую программу?

Чуть больше жизни в их юной дочери. Но искусственность видна и в ней. В путешествие её везут не посмотреть мир, не прикоснуться к чудесам света, шедеврам искусства, не увидеть, как живут другие люди. Нет. Путешествует она с родителями, чтобы укрепить здоровье и получить шанс на удачное замужество.

Во время круиза она очаровывается наследным принцем азиатского государства. Но чем именно она очарована? Красотой? Обаянием? Тонким умом или чувством юмора? Нет. Принц некрасив и даже неприятен. А взволнованная девушка не слышит его слов. Её волнует не сам принц, а его королевский статус. «Древняя царская кровь».

Само путешествие господина из Сан-Франциско расписано едва ли не по минутам, словно обычный рабочий день. Господин из Сан-Франциско точно знает, где, когда и какое именно удовольствие будет получать. Такому же жёсткому механическому распорядку подчинена жизнь пассажиров на знаменитом пароходе «Атлантида».

Этот пароход представляет собой отражение всего человеческого общества в миниатюре. Это замкнутый мир, плывущий через враждебный хаос океана. Это маленькая цивилизация, где есть всё, включая собственную газету.

В описании жизни океанского лайнера появляется проблема социального неравенства и несправедливости общества. И раскрывается она через антитезу. Роскошная жизнь богатых пассажиров противопоставлена адским условиям и нечеловеческому труду тех, кто обеспечивает эту жизнь.

В финале рассказа писатель прямо называет лайнер «созданным гордыней Нового Человека со старым сердцем». Интересно, что назван пароход в честь мифического острова Атлантида. Согласно мифу, его жители, атланты, достигли невероятных высот в науке и искусстве. Но гордыня атлантов привела к катастрофе и гибели их цивилизации.

Ещё примечательно то, что по своему описанию пароход «Атлантида» очень похожа на знаменитый «Титаник», затонувший в апреле 1912 года. «Титаник» тоже можно назвать созданным человеческой гордыней.

Гордыня и послужила причиной гибели лайнера, который весь мир считал непотопляемым. Как и Первая мировая война, крушение «Титаника» на страницах рассказа не появляется. Но явные аналогии между кораблём реальным и кораблём выдуманным подчёркивает мотив бессилия цивилизации перед стихийными силами природы.

Природа в рассказе живая, хаотическая, стихийная сила, которая противостоит цивилизации. Она словно насмехается над самоуверенностью человека, над его ожиданиями и планами. В начале зимы господин из Сан-Франциско планировал наслаждаться жарким итальянским солнцем. Но вместо солнца получил холод, ветер и дождь. А следовательно, плохое настроение, семейные ссоры и разочарование вместо удовольствий.

Мир денег бессилен перед миром природы. И хотя в своей самонадеянности человек бросает вызов природе, человеческая цивилизация обречена погибнуть в этой борьбе. Как «Титаник», сокрушённый айсбергом.

Общество богатых буржуа искусственное, мёртвое и фальшивое насквозь. Отношение к человеку определяется его богатством и статусом. Фальшива изящная влюблённая пара, которой смертельно наскучила игра в любовь за деньги. Фальшива доброжелательность, с которой все вокруг пытаются услужить господину из Сан-Франциско.

Для хозяина отеля на Капри смерть человека в его отеле всего лишь досадная неприятность, за которую приходится извиняться перед постояльцами. Чтобы не навредить бизнесу, хозяин отеля едва ли не выгоняет семью умершего из отеля. А мертвеца кладут не в гроб, а в длинный ящик из-под содовой, словно это бесполезный хлам, а не человек.

Мотив смерти в рассказе звучит постоянно. В описании внешности персонажей. Например, у азиатского принца «крупные усы сквозили как у мёртвого». Упоминаются гробовые плиты в неаполитанских храмах и «чьё-нибудь “Снятие со креста”».

А гул океана похож на погребальную мессу. Нутро корабля Бунин описывает как преисподнюю.

Со смертью связан и элемент мистики в рассказе. Мистическое предчувствие посещает господина из Сан-Франциско незадолго до смерти. Он встречает в отеле человека, которого видел во сне накануне. Эта сцена важна не просто сама по себе. И не только как сигнал близкой смерти. Она демонстрирует абсолютную глухоту цивилизованного человека. Показывает, насколько чужд господин из Сан-Франциско всему живому, непостижимому и странному в этом мире. Его мир – мир мёртвых искусственных вещей, которые можно купить или продать. А общество, где ценность человека измеряется как ценность вещи – деньгами – обречено.

Подтверждение этой мысли мы найдём и в истории создания рассказа. Дело в том, что изначально писатель поставил эпиграфом к своему произведению фразу из «Откровения Иоанна Богослова»: «Горе тебе, Вавилон, город крепкий!».

Для человека, знакомого со Священным Писанием, не составит труда продолжить эту фразу: «горе, горе тебе, великий город Вавилон, город крепкий! Ибо в один час пришёл суд твой».

Ключевой приём рассказа – антитеза. Она существует на всех уровнях текста. На корабле роскошная жизнь богачей с верхних палуб противопоставлена адскому труду моряков и кочегаров с нижних. Планы и ожидания от путешествия господина из Сан-Франциско противопоставлены реальности. Размеренная жизнь на корабле – бушующей стихии океана. А мёртвое общество богатых буржуа – жизни итальянской бедноты.

Богатые туристы в рассказе полностью обезличены. У них нет имён. Ни у семьи господина из Сан-Франциско, ни у принца, ни у других пассажиров, ни у пары танцоров, которые играют в любовь за деньги. Но у танцоров с Капри есть имена, их зовут Кармелла и Джузеппе. Есть имя и у лакея, которого писатель называет огнеглазым и расторопным. Луиджи толстый, весёлый, он строит гримасы и смешит горничных. В нём одном больше жизни, чем во всём круизном лайнере.

Уже после смерти главного героя, после отъезда с Капри его семьи, перед читателем разворачивается картина яркого, солнечного, сказочно прекрасного итальянского утра. В рассказе всего лишь мельком появляется «Лоренцо, высокий старик-лодочник, беззаботный гуляка и красавец, знаменитый по всей Италии». Это живой человек, с именем и судьбой, а не набор функций для зарабатывания денег, как господин из Сан-Франциско. Жизни, искренней, неподдельной радости и красоты полна сцена утренней молитвы двух горцев. Это настоящий, живой, естественный мир, который противопоставлен бездушному, искусственному миру денег.

Композиция рассказа «Господин из Сан-Франциско» кольцевая. В начале господин из Сан-Франциско отправляется в путешествие на пароходе, наслаждаясь поездкой и предвкушая ещё большие удовольствия. В конце рассказа он на этом же пароходе возвращается домой. Но уже мёртвым, бесполезным телом в ящике, который спрятали поглубже в трюм, чтобы не омрачать отдых богатых пассажиров.

В конце рассказа появляется ещё один символ неминуемой гибели человеческой цивилизации – фигура Дьявола. Громадный Дьявол следит «с каменистых ворот двух миров», как лайнер уходит «в ночь и вьюгу». Два мира – это мир, которому принадлежит корабль. И мир иной, потусторонний, откуда появился Дьявол. Что ждёт во мраке корабль, который буквально трещит по швам от бушующего шторма?

Критик и исследователь творчества Бунина Юрий Владимирович Мальцев отмечал: «Рассказ “Господин из Сан-Франциско” многие критики считают самым совершенным из всех, написанных Буниным до революции. Действительно, техника письма достигает здесь виртуозного блеска. Выразительность деталей и точность языка поразительны. Но чего не отметил никто из критиков – это абсолютного и необычного для Бунина отсутствия поэзии. <…> От виртуозного блеска “Господина из Сан-Франциско” веет холодом ужаса».

Бунин иван алексеевич — господин из сан-франциско. Иван алексеевич бунин господин из сан-франциско

В 1915 году выходит небольшой рассказ И.А. Бунина «Господин из Сан-Франциско». При прочтении названия произведения сразу приходят мысли о захватывающем сюжете, где таинственный гражданин из далекой страны становится главным героем удивительных и где-то опасных событий…. Однако сюжет рассказа далек от предполагаемых вариантов. Кто же такой этот человек из Сан-Франциско? Краткое содержание поможет нам разобраться. Это несложно.

Передавая краткое содержание «Господин из Сан-Франциско», следует отметить, что автор, представляя главного героя, с первых строк как бы предупреждает читателя, что никто не запомнил имени этого человека, ни в Неаполе, ни на Капри. С одной стороны, это кажется удивительным — не может быть, чтобы человек, в жизни которого не было никаких порочащих его поступков, у которого есть хорошая крепкая семья, жена и дочь, стремления которого были направлены на работу и в дальнейшем на заслуженный отдых, мог не запомниться окружающим. Но продолжая читать строчку за строчкой, понимаешь, что его жизнь прошла настолько бесцветно и пусто, что, наоборот, если бы кто-то и запомнил его имя — это было бы удивительно. Всю жизнь он стремился работать, не покладая рук, но не для того чтобы прийти к заслуженному успеху, каким-то небывалым достижениям и открытиям, а в конце — к внутреннему удовлетворению, что жизнь прожита не зря, а чтобы сравняться с уважаемыми людьми и затем до конца своих дней пребывать в таких же наслаждениях и праздных утехах, как и другие «респектабельные» граждане. И вот наступает тот долгожданный момент в его жизни, когда, казалось, сделано немало, и его состояние приблизилось к той цифре, когда он может позволить себе отправиться в далекое путешествие. И вновь, путешествие через океан в его понимании — это не новые земли, не знакомство с другой культурой и далекими традициями, а скорее непременный атрибут жизни любого богатого человека.

Главный герой вместе с женой и взрослой дочерью садится на знаменитый теплоход «Атлантида» и отправляется в Старый Свет. В его планах посетить памятники и Древней Греции, поучаствовать в автомобильных и парусных гонках в Ницце и Монте-Карло, насладиться прелестями молодых неаполитанок и обязательно поплавать в водах английских островов, а знакомство с местным изысканным обществом может принести немалую пользу как для него самого, так и для его дочери — девушки на выданье… И казалось, ничто и никто не мог помешать его планам — ведь об этом он мечтал всю свою жизнь.

Продолжая краткое содержание «Господин из Сан-Франциско», мы переносимся на пароход, который везет нашего героя и его семью в Неаполь.

Жизнь на судне, которое напоминает настоящий отель со всеми удобствами и всевозможными развлечениями, идет размеренно. Утром — обязательная двухчасовая прогулка по палубе для возбуждения аппетита, затем — завтрак, после завтрака все просматривают свежие газеты, вновь прогулка и непродолжительный отдых под пледами в длинных креслах на палубе… Второй завтрак сменяется горячим чаем с печеньем, беседы — прогулками, и в конце дня наступает тот долгожданный момент, настоящий апофеоз всего — плотный обед и вечер танцев.

Вскоре плавающий отель прибывает в Италию, и гражданин из Сан-Франциско оказывается в эпицентре своей Неаполь, дорогой отель, услужливый персонал, все тот же безмятежно-роскошный образ жизни, завтраки, обеды, танцы, посещение соборов и музеев… Но не чувствуется того удовольствия от жизни, о котором он мечтал: на улице постоянно идет дождь, завывает ветер, и бесконечное уныние вокруг. И безымянный человек со своей семьей решает отправиться на где, как уверяли, солнечно и тепло. И вновь они на небольшом пароходе, плывут в надежде отыскать тот оазис в пустыне, к которому они так долго шли. Но ужасная качка, штормовой ветер и не предвещают ничего хорошего…

Капри радушно встречает господина из Сан-Франциско, но, как отмечает сам главный герой, жалкие лачуги рыбаков на побережье вызывают лишь раздражение и чувства, далёкие от ожидаемого восхищения.

Но, прибыв в отель, где его встретили со всеми подобающими почестями и даже больше, господин уверен, что досадные чувства позади, и впереди лишь удовольствия и наслаждение. Он со всей помпезностью готовится к ужину, бреется, моется, одевает фрак, застегивает запонки… Не дождавшись жены и дочери, он спускается в уютную читальню, садится, одевает пенсне, раскрывает газету… И здесь происходит нечто ужасное и неожиданное — перед глазами все мутнеет, и он, весь извиваясь, падает на пол… Вокруг шум, удивленные возгласы и крики, но в них не чувствуется сострадание и желание помочь. Нет, скорее страх и разочарование, что вечер безнадежно испорчен, и, может, даже придётся уехать из отеля.

Господина из Сан-Франциско переносят в очень маленький и сырой номер, где он вскоре умирает. Прибежавшие в ужасе женщины, жена и дочь, уже не слышат в голосе хозяина тех услужливых и подобострастных ноток, лишь раздражение и неудовольствие от того, что репутация отеля может быть навсегда испорчена. Он не разрешает перенести его тело в другой номер и отказывается помочь с поиском гроба, предложив взамен длинный ящик из-под бутылок. Вот так проводит свою последнюю ночь на Капри главный герой — холодный, затхлый номер и простой ящик. Казалось бы, что на этом краткое содержание «Господин из Сан-Франциско» подходит к концу. Но не спешите, потому что впереди, пусть и незначительные сцены, но самые глубокие, подводящие читателя к самому главному…

На следующий день жена, дочь и мертвый старик — так его теперь называет автор, на пароходе отправляются обратно в Сан-Франциско. Заканчивая краткое содержание «Господин из Сан-Франциско», следует непременно описать всё ту же «Атлантиду», на борту которой те же праздные лица, те же завтраки и прогулки, и те же самые герои…. Но никто не подозревает, да и никому не интересно, что творится в душе каждого из присутствующих и кто скрыт в просмоленном гробу глубоко внизу в темном, холодном трюме…

В заключение хочется сказать, что если бы И. А. Бунин назвал свое произведение иначе, и, скажем, вместо «Господин из Сан-Франциско»на данный момент вы бы читали «Гражданин из Сан-Франциско», краткое содержание, главная идея произведения не изменились бы. Серость, пустота и бесцельность существования приводят лишь к одному концу — в дальнем трюме находится гроб не с человеком, а с телом без имени…

«Господин из Сан-Франциско» — это рассказ, повествующий о ничтожности власти и денег перед лицом смерти. Главная идея произведения — осмысление сущности человеческого бытия. Жизнь хрупка, и она становится отвратительной, если в ней нет правды и красоты.

История создания

Летом 1915 года Иван Бунин совершенно случайно увидел в книжном магазине новеллу Томаса Манна «Смерть в Венеции». Это произведение он никогда не читал, но название его вдохновило на создание рассказа «Господин из Сан-Франциско».

Анализ новеллы Бунина позволяет выявить главную авторскую идею. Герой «Смерти в Венеции» тоже умирает во время путешествия. Произведение Ивана Бунина все же о другом. Этот рассказ вовсе не о пагубной страсти, в отличие от сочинения немецкого классика. Стоит сказать, что новеллу Томаса Манна писатель прочел спустя несколько месяцев после публикации «Господина из Сан-Франциско». Это книга ему не понравилась, он назвал ее неприятной.

Критики восприняли рассказ Бунина весьма благосклонно. Один из литераторов отметил, что с момента смерти Чехова ничего подобного в русской литературе не появлялась. Что же такого неординарного увидели критики в истории о немолодом американце, внезапно умершем во время путешествия в Европу?

Жизнь и смерть в рассказе «Господин из Сан-Франциско»

Анализ общечеловеческой сущности — цель этого произведения. Главный герой — американец, но его гражданская и национальная принадлежность не имеет никакого значения в сюжете. Автор рассказал о жизни человека, которому деньги дали, как ему казалось, все блага и радости мира. Он — представитель общества, которое существует по определенным законам и не приемлет какой-либо индивидуальности.

Жизнь людей, подобных герою Бунина, протекает по определённому распорядку. Они одеваются в одинаковую одежду, обсуждают определенные темы. Это своего рода плата за власть, деньги, позволяющие контролировать всё, что происходит вокруг. Но вдруг оказывается, что власть — это мираж. Ее нет. А деньги после смерти теряют всякое значение. Человек смертен и, как сказал еще один русский классик, внезапно смертен. Об этом ни разу за свою долгую жизнь не задумался господин из Сан-Франциско.

Анализ художественного произведения начинать стоит с прочтения первоисточника. Даже если сюжет хорошо знаком, следует ещё раз ознакомиться с произведением Бунина.

Горе тебе, Вавилон…

При анализе «Господина из Сан-Франциско» Бунина необходимо очень внимательно относиться к самому тексту произведения. Писатель тщательно подбирал метафоры, оксюмороны и другие художественные средства. Делая анализ «Господина из Сан-Франциско», нужно объяснить значение эпиграфа. Бунин приводит цитату из Библии — «Откровений Иоанна Богослова». Что имел в виду писатель, используя в качестве эпиграфа слова «ибо пришел час твой»?

Рассказ был написан в 1915 году. Уже началась Первая мировая война. Она полностью изменит карту Европы. Бунин и его современники об этом, конечно, еще не знают. Однако многие, в том числе и автор «Господина из Сан-Франциско» (анализ произведения представлен в этой статье) уже в 1914-1915 годах понимали, что мир после этой страшной войны станет совсем другим.

Главный герой

Характеристика богатого американца — основная часть анализа «Господина из Сан-Франциско» Бунина. Что поведал автор о своём герое? Прежде всего стоит сказать, что имени его Бунин не назвал. Даже при кратком анализе «Господина из Сан-Франциско» это следует упомянуть. Американский миллиардер — безликий персонаж, у которого нет ни имени, ни характерных внешних признаков. Как уже было сказано, он принадлежит к обществу, в котором индивидуальность исключена.

Образ богатого и самоуверенного американца, созданного Буниным, непривлекателен. С первых строк читатель понимает, что это довольно ограниченный человек, убежденный в своей власти. Он много лет работал не покладая рук. Когда-то, ещё в молодости, взял себе за образец одного из богачей и, кажется, достиг его «величия». Теперь, в возрасте 58 лет, наконец, решил отдохнуть. В Европу она отправляется не потому, что давно мечтал посетить знаменитые достопримечательности. Так поступают все люди его круга.

Не назвал Бунин и имен жены и дочери господина из Сан-Франциско. Анализ произведения включает характеристику второстепенных персонажей. А потому стоит немного сказать о семье главного героя. Жена — довольна равнодушная дама, но, как и все американки, страстная путешественница. Дочь мечтает о любви. Девушку весьма интересует загадочный персонаж «Атлантиды» — наследный принц некоего азиатского государства. Стоит обратить внимание на этот момент. Молодая американка — типичная дочь своего отца. Она не способна на настоящие чувства. Непривлекательный и неприятный мужчина с черными усами вызывает ее интерес лишь потому, что богат.

И все пошло сперва отлично…

Всем, кто читал произведение Ивана Бунина, известно, чем завершилось путешествие господина из Сан-Франциско. Анализ рассказа, повести или романа предполагает сравнение душевного состояния героя до и после основных событий. Но с произведением Ивана Бунина дело обстоит несколько иначе. Душевное состояние его героя нисколько не меняется. Перемены происходят в его окружении. Однако при анализе рассказа Бунина «Господин из Сан-Франциско» нужно обязательно рассказать о планах главного героя. Как он предполагал провести ближайшие месяцы?

Маршрут он выработал обширный. В январе миллиардер надеялся насладиться солнцем Италии, достопримечательностями старинных городов, серенадой бродячих певцов, тарантеллой. И, конечно, познать любовь молоденьких неаполитанок, которая, безусловно, отнюдь не бескорыстна. Карнавал богатый американец предполагал провести в Ницце. Вовсе не потому, что мечтал стать свидетелем грандиозного легендарного зрелища. В Ниццу и Монте-Карло стекалось отборное общество, а это для героя Бунина самое главное.

Автор не дает четкой характеристики своего героя. Он не называет его циничным, хладнокровным, ограниченным, властолюбивым. Характеристика американского миллиардера дана словно между строк. Излагая помыслы американца, Бунин подчеркивает: герой в своих планах полагается на традиции общества. Он находится в предвкушении путешествия, но больше всего его радует причастность к богатейшим людям мира. Уже в первых абзацах произведения читателям открывается бездуховность главного героя. Он проводит досуг так, как это принято в его обществе. И поначалу идет все отлично.

«Атлантида»

В пароходе, на котором плывет главный герой, легко угадывается «Титаник». «Атлантида» — отдельный мир, живущий по своим законам. В произведении Бунина этот пароход — символ цивилизации, богатства, власти — всего того, что может быть уничтожено в любой момент страшными силами природы.

На «Атлантиде» много пассажиров. Здесь есть ночной бар, восточные бани, имеется даже собственная газета. Жизнь на пароходе протекает размеренно. Представители высшего общества рано встают, пьют кофе, какао, шоколад, затем садятся в мраморные ванны, делают гимнастику, совершают дневной туалет. После второго завтрака читают газету, лежат на палубе, укрывшись пледами. Вечером господа отправляются в бар, где обсуждают политику и пьют элитные алкогольные напитки. Таков распорядок дня всех пассажиров, в том числе и господина из Сан-Франциско. В анализе содержания этого произведения непременно нужно упомянуть образ «Атлантиды».

На пароходе царит роскошь и ленивая самоуверенность. А за бортом мгла, туман и беспокойный океан. Но пассажиры «Атлантиды» живут в своём маленьком ограниченной мире и не видят всего того, что происходит вокруг. Океан страшен, но они об этом не думают, искренне веря во власть капитана огромного корабля.

Влюбленная пара

Делая анализ произведения Бунина «Господин из Сан-Франциско», стоит обратить внимание и на этих двух персонажей. Среди блестящей толпы на пароходе был и всемирно известный богач в старомодном фраке, и знаменитый писатель, и всесветная красавица. Особое внимание привлекала все же неизвестная влюбленная пара. Они были прекрасны, изящны и, казалось, никого не замечали. Он танцевал только с ней. Их танец был очарователен. Лишь один командир знал о том, что эту пару наняли играть в любовь за неплохие деньги. Они уже давно плавают то на одном, то на другом корабле.

Благодаря этой детали автор дает понять, что на пароходе всё пропитано ложью, пошлостью. Жизнь пассажиров ненастоящая, искусственная. Богатые господа пребывают в обмане и даже не замечают этого. Единственное, что способно рассеять иллюзию, — смерть. Наконец, приступим к основной части анализа краткого содержания «Господина из Сан-Франциско». Расскажем о последних минутах жизни героя Бунина.

Внезапная смерть

Миллиардер был наивно уверен в искренности всех тех, кто его окружал. Он был щедр, а потому прислуга к нему проявляла особое раболепие. Американец немало бы удивился, если б увидел то пренебрежение, которое будут испытывать эти подобострастные лакеи после его смерти. Он так и скончался, пребывая в иллюзиях. Как же это произошло?

В Неаполе в тот год была скверная погода. Миллиардер из Сан-Франциско изредка ссорился с женой, качка на пароходе не лучшим образом действовала на его физическое состояние. Словом, путешествие оказалось не таким уж и приятным. Но наконец-то семья миллиардера прибыла на Капри. Здесь тоже было пасмурно, но погода вскоре наладилась.

Гостям из Сан-Франциско в местной гостинице выделили лучший номер, самого умелого лакея и самую красивую горничную. Этот вечер обещал быть приятным. Безымянный господин немало времени уделил туалету, перед ужином решил зайти в читальню. Там его и настигла внезапная смерть.

Ужасное происшествие

Именно так можно было назвать внезапную смерть богатого американца на пароходе «Атлантида». Если б не немец, который оказался в тот злополучный момент в читальне, происшествие удалось бы замять. Тело американца тихо и незаметно отнесли бы в самый дальний номер. Никто бы не узнал о том, что случилось. Но немец с криком выбежал из читальни, и уже спустя полчаса о досадном происшествии знал весь пароход. Лица у пассажиров были обиженные, разочарованные — им совсем не вовремя и весьма нетактично напомнили о смерти.

В самом дешёвом номере

После смерти одного из постояльцев хозяин подходил к самым уважаемым гостям и приносил извинения. Хотя он совсем не виноват был в том, что произошло в читальне. Тело умершего господина, которому он ещё два часа назад так стремился угодить, приказал перенести в самый дешёвый и дальний номер. Не было больше уважения и по отношению к новоиспеченной вдове. Хозяин гостиницы быстро смекнул, что дама эта в его кассе способна оставить лишь сущие копейки.

Возвращение

Никто не пожалел бедного богатого американца. Вскоре ящик из-под минеральной воды, в который погрузили его тело, отнесли в трюм «Атлантиды». Человек из Сан-Франциско возвращался на родину, так и не познав радости жизни. Наверху все так же веселились богатые господа со всего мира. Здесь всё также изящно и изысканно танцевала «влюблённая пара».

Бунин к своему герою относится, конечно, без симпатии. Однако нет в его словах и злости. Ему словно жаль этого несчастного, глупого человека, который провёл свои 58 лет в иллюзиях. Неприятные чувства вызывают у читателей другие персонажи: владелец гостиницы, лакеи, горничные и все те пассажиры, не проявившие элементарного сочувствия по отношению к жене и дочери скончавшаяся господина. Но основная тема новеллы — нечеловеческая жестокость. Идея произведения — «не копите сокровищ на Земле». После смерти от человека не останется ничего, если в его жизни нет любви.

Рассказ «Господин из Сан-Франциско» Бунин написал в 1915 году. Произведение создано в традициях неореализма (художественное направление в русской литературе).

В рассказе автор затрагивает тему жизни и смерти, показывает, насколько незначительными на самом деле являются власть и богатство перед лицом смерти. По мнению изображенного общества, за деньги можно купить что угодно (даже якобы любовь на примере пары нанятых влюбленных), однако это оказывается иллюзией, порожденной «гордыней Нового человека» .

Главные герои

Господин из Сан-Франциско – богатый мужчина 58-ми лет, который всю жизнь работал ради «американской мечты» .

Жена и дочь господина

Хозяин отеля

Пара, играющая влюбленных

«Господин из Сан-Франциско – имени его ни в Неаполе, ни на Капри никто не запомнил – ехал в Старый Свет на целых два года, с женой и дочерью, единственно ради развлечения».

Господин был богат и «только приступил к жизни» . До этого он «лишь существовал» , потому что очень много работал. Господин планировал в декабре и январе отдыхать в Южной Италии, побывать на карнавале в Ницце, посетить в марте Флоренцию. Затем съездить в Рим, Венецию, Париж, Севилью, на английские острова, в Афины, Азию.

Был конец ноября. Они плыли на пароходе «Атлантида» , который «был похож на громадный отель со всеми удобствами» . Пассажиры жили тут размеренно, гуляли по палубам, играли в различные игры, читали газеты, дремали на лонгшезах.

По вечерам, после роскошного обеда, в бальной зале открывались танцы. Среди людей, отдыхавших на пароходе, был и великий богач, и знаменитый писатель, и изящная влюбленная пара (хотя только командир знал о том, что пару наняли сюда специально для развлечения публики, – чтобы они играли любовь), и наследный азиатский принц, путешествовавший инкогнито. Дочь господина была увлечена принцем, сам же господин «все поглядывал» на знаменитую красавицу – высокую блондинку.

В Неаполе семья остановилась в номере с видом на залив и Везувий. В декабре погода испортилась, «город казался особенно грязным и тесным» . В дождливой Италии господин чувствовал себя «так, как и подобало ему, – совсем стариком» .

Семья перебралась на Капри, где им предоставили лучшие апартаменты. Вечером в отеле должна была быть тарантелла. Господин переоделся к ужину первым, поэтому, ожидая жену и дочь, решил зайти в читальню. Там уже сидел какой-то немец. Господин сел в «глубокое кожаное кресло» , поправил тесный воротничок и взял в руки газету.

«Вдруг строчки вспыхнули перед ним стеклянным блеском, шея его напружилась, глаза выпучились, пенсне слетело с носа… Он рванулся вперед, хотел глотнуть воздуха – и дико захрипел; нижняя челюсть его отпала, осветив весь рот золотом пломб, голова завалилась на плечо и замоталась, грудь рубашки выпятилась коробом – и все тело, извиваясь, задирая ковер каблуками, поползло на пол, отчаянно борясь с кем-то».

Если бы в читальне не было немца, это «ужасное происшествие» «быстро и ловко сумели бы в гостинице замять» . Но немец с криком выбежал из читальни и «всполошил весь дом» . Хозяин пытался успокоить гостей, но многие уже успели увидеть, как лакеи срывали с господина одежду, как он «еще бился» , хрипел, «настойчиво боролся со смертью» , как его вынесли и положили в самом плохом и маленьком номере – сорок третьем, на нижнем этаже.

«Через четверть часа в отеле все кое-как пришло в порядок. Но вечер был непоправимо испорчен». Хозяин подходил к гостям, успокаивая их, «чувствуя себя без вины виноватым» , обещая принять «все зависящие от него меры» . Из-за происшествия отменили тарантеллу, потушили лишнее электричество. Жена господина попросила перенести тело мужа в их апартаменты, но хозяин отказал и распорядился, чтобы тело было вывезено на рассвете. Так как гроб негде было достать, тело господина положили в длинный ящик из-под содовой английской воды.

Тело «мертвого старика из Сан-Франциско возвращалось домой, в могилу, на берега Нового Света» . «Оно снова попало, наконец, на тот же самый знаменитый корабль» – «Атлантида» . «Но теперь уже скрывали его от живых – глубоко спустили в просмоленном гробе в черный трюм». Ночью пароход проплывал мимо острова Капри. Как обычно, на корабле, был бал. «Был он и на другую и на третью ночь».

Со скал Гибралтара за кораблем наблюдал Дьявол. «Дьявол был громаден, как утес, но еще громаднее его был корабль, многоярусный, многотрубный, созданный гордыней Нового Человека со старым сердцем». В верхних покоях корабля «восседал» грузный водитель корабля, похожий на «языческого идола» . «В подводной утробе «Атлантиды», тускло блистали сталью, сипели паром и сочились кипятком и маслом тысячепудовые громады котлов и всяческих других машин». «А средина «Атлантиды», столовые и бальные залы ее изливали свет и радость, гудели говором нарядной толпы, благоухали свежими цветами, пели струнным оркестром».

И снова среди толпы мелькала «тонкая и гибкая» пара тех самых влюбленных. «И никто не знал ни того, что уже давно наскучило этой паре притворно мучиться своей блаженной мукой под бесстыдно-грустную музыку, ни того, что стоит гроб глубоко, глубоко под ними, на дне темного трюма, в соседстве с мрачными и знойными недрами корабля».

Заключение

Рассказ Бунина «Господин из Сан-Франциско» композиционно поделен на две части: до и после смерти господина. Читатель становится свидетелем метаморфозы: в один миг обесценились статус и деньги умершего. К его телу относятся без уважения, как к «предмету» , который можно бросить в ящик из-под напитков. Автор показывает, насколько окружающие люди безразличны к смерти такого же человека, как и они, как все думают только о себе и своем «спокойствии» .

Тест по рассказу

Проверьте запоминание краткого содержания тестом:

Рейтинг пересказа

Средняя оценка: 4.1 . Всего получено оценок: 1933.

ГОСПОДИН ИЗ САН-ФРАНЦИСКО

Русский писатель — всегда европеец. Образованный человек не может не быть европейцем, не втянуть в себя мировой культуры. Если мы только поглядываем и подглядываем в прорубленное Петром окно, то Европа-то влезла через него к нам целиком. Светское общество всегда с детских лет лопотало по-французски, книги читали французские, немецкие, английские, журналы тоже выписывали. Что уж говорить об учителях, гувернерах, гувернантках! Молодые люди ехали учиться в Германию и Францию, — Гейдельберг; Кенигсберг и Сорбонна были столь же доступны, как свои университеты, от Петербургского до Казанского. На театре сплошь ставили французов и англичан. Лечиться ездили на воды, путешествовали, где хотели. Художники не обходились без Италии и Парижа. Полтавчанин Гоголь «Мертвые души» писал в Риме, Достоевский не вылезал из Германии. Герцен из Лондона, его «Колокол» тайно провозили через таможни так же, как сто лет спустя провозили Сенявского и «Архипелаг ГУЛАГ». Все знали о Французской революции. Потом о социализме. А Польша? Польское восстание 1831 года нанесло николаевской России не меньший удар, чем потом Гданьская верфь и «Солидарность» режиму советскому. Русский интеллигент не глядел на Монголию или Китай, но о делах европейских всегда был осведомлен, наслышан, — от моды на сюртук или коляску до моды на идеи и революции. Пушкина никогда не выпустили за границу, как он ни рвался, но воображением своим он достигал и Испаний, и Англий и даже Соединенных Штатов, — и, кстати, первые стихи напечатал не в каком-нибудь журнале, а в «Вестнике Европы». Вечный спор западников и славянофилов всегда кончался не в пользу последних: общество все равно глядело на Европу и у нее училось, а не в Костроме или в Самаре.

Бродяжничество в натуре художника, в крови, — о, прелесть этих юношеских скитаний! Беспечно ехать незнамо куда, повинуясь одному своему зову, просто географическому названию, или провожая друга, а то, увлекшись мимолетным женским личиком, вскочить в вагон и оказаться наутро уже в Питере, в Риге, еще где. Выпить в буфете вокзальном с офицерами-моряками, и — с ними — уже в Севастополе: Примбуль, Малахов курган, Херсонес, Балаклава. А дальше — Крым: чуть не пешком, на ослике татарском, на волах, — как выйдет, — Бахчисарай, Яйла, Байдарские ворота, и море, море, наконец, господа хорошие! Ялта, Мисхор, Ореанда, Массандра, настоящий херес и настоящий брют!.. А куда ваш пароход? На Одессу?.. Когда?.. Уже отходите?.. А что, не махнуть ли в Одессу?.. Одесса, порт, лестница, привет Александру Сергеевичу!.. В трамвае, по дороге на Большой Фонтан, — некая милая дамочка, нерусская, ловко складывающая легкие фразы, оказалась женой какого-то писателя… Оставайтесь, можете у нас переночевать… А то еще можно в приморской степи выйти пешком на цыганский костер, зацепиться взглядом за черные веселые девичьи глаза, тоже заночевать прямо на земле, на сене, завернувшись снизу и сверху в воняющий паленой шерстью старый тулуп… А Киев! Днепр! Целоваться, сидя на Владимирской горке в бурьяне с Лидой Ващук или как уж ее звали!. .

А там, далее, Канев, могила Кобзаря, — оказывается, какой хороший поэт был Тарас Шевченко! И уж какая судьбина выпала, горькая жизнь-невзгода… Мир вокруг огромен, надо поехать к пирамидам, или в Палестину, Святую землю, — все увидеть, оглядеть своими глазами.

У Бунина была страсть к путешествиям, бродяжничеству, — всю жизнь. Должно быть, еще с юношеских прогулок пешком или верхом по окрестным полям, лесам, селам вошла в него тяга к свободному и одинокому движению, возбужденно-обостренному вглядыванию в привычное, наблюдению за всякой мелочью и фиксации ее в себе, обрисовке словом. Путешествия — страсть к новым местам, приключениям, городам, незнакомым еще людям, природе, стихиям, — грозе, буре, метели, желание все испытать, быть тем и другим, подобно артисту, в разных ролях, быть охотником и дичью, играя порою и самою жизнью, — «есть упоение в бою и бездны мрачной на краю» — покорять пространства, стихии, противников, женщин, целое общество, — быть жадным, устремленным, отважным, гореть. В пути, у окошка особенно хорошо сочиняется, проверяется задуманное, повторяется. Остаешься один на один с собою, с любимой думой, — горы, поля, леса, деревни, лошаденки, огни, облака, закаты, — все мимо, мимо, но присутствует и действует, точно музыка. Вот так, должно быть, путешествовали Пушкин, Байрон, Лермонтов, молодой Толстой. «А горы! — говорит Оленин в „Казаках“. — А горы!..»

Иван Алексеевич путешествовал в Италии, Турции, на Балканах, в Греции, Палестине, Алжире, Тунисе, он добирался до Индии, до Цейлона. Любил пароходы, порты, острова, океан, новые моря и новые земли. Конечно, он видел, как расслоен, разителен контрастами своими современный мир, как по-разному живут в нем разные люди. Принято считать, что никогда не затрагивали его социальные проблемы, политика, общественная борьба. Он и сам откровенно признавался: «Я не касался в своих произведениях политической и общественной злободневности, я не принадлежал ни к одной литературной школе, не называл себя ни декадентом, ни символистом, ни романтиком, ни реалистом, а меж тем судьба русского писателя за последние десятилетия часто зависела от того, находится ли он в борьбе с существующим государственным строем, вышел ли он из „народа“, был ли он в тюрьме, в ссылке, или же от его участия в той „литературной революции“, которая, — в большей части из-за подражания Западной Европе, — столь шумно подделывалась в эти годы среди быстро развивающейся в России городской жизни, ее новых критиков и новых читателей из молодой буржуазии и молодого пролетариата. Кроме того, я мало вращался в литературной среде. Я много жил в деревне, много путешествовал по России и за границей… Я, как сказал Саади, стремился обозреть лицо мира и оставить в нем „чекан души своей“, меня занимали вопросы психологические, религиозные, исторические».

В 1915 году Ивану Алексеевичу Бунину уже сорок пять лет. Он бодр, изящен, живет напряженной и внешней и внутренней жизнью. В мире идет война, Россия ее на глазах проигрывает, миллионы людей гибнут, страдают, но никто из рядовых простых российских граждан ничего, как у нас водится, поделать не может. Бунин говорит, беседуя с родственником своим Пушешниковым (это их — Васильевское, Глотово, Пушешниковых): «Я — писатель, а какое значение имеет мой голос? Совершенно никакого. Говорят все эти Брианы, Милюковы, а мы ровно ничего не значим. Миллионы народа они гонят на убой, а мы можем только возмущаться, не больше. Древнее рабство? Сейчас рабство такое, по сравнению с которым древнее рабство — сущий пустяк». Бунин редактировал свое собрание сочинений, писал стихи и рассказы, весной вышла его новая книга «Чаша жизни». Он бывает в Петербурге, встречается с Горьким, Чуковским, Репиным. Он перечитывает Тургенева — «Дворянское гнездо» и остается недоволен, хотя любит и чтит Тургенева всю жизнь. И как-то в городской суматохе, в Москве, в витрине книжного магазина случайно видит обложку книги Томаса Манна «Смерть в Венеции», — название дало «затем, уже в Орловщине, толчок ассоциативному движению мысли», он вспомнил о внезапной смерти какого-то американца на Капри, «и тотчас решил написать „Смерть на Капри“, что и сделал в четыре дня».

В дневнике осталась запись:

«14–19 августа писал рассказ „Господин из Сан-Франциско“. Плакал, пиша конец…И Сан-Франциско, и все прочее (кроме того, что какой-то американец действительно умер после обеда в „Квисисане“) я выдумал».

Выдумывал и сам плакал, пиша конец!.. Вот вам и привет опять от Александра Сергеевича, родника нашей литературы: «Над вымыслом слезами обольюсь…»

Впоследствии Бунин множество раз редактировал рассказ, сокращал, чистил, в целом работы выйдет поболее, чем в четыре дня. Но, — я уже говорил, он приучил, научил себя писать рассказы, как стихи, — вдруг, единым выливом, разом, и даже этот, весьма густой, плотный, а развести, как бульон, кипяточком, то и огромным окажется, целой повестью, — все-таки он сжат кулаком и бьет кулаком, этот удивительный, один из самых знаменитых в мире рассказов, переведенный на все человеческие языки и всем известный.

Бунинская мощь, бунинский прием и принцип (уже выверенный, проверенный) писать как бы ни о чем, без пространного сюжета, «разработки» героев и приспособления к какому-нибудь направлению, кроме направления собственной мысли, — все здесь явилось в совершенном, законченном виде.

Все его возбуждение от современной жизни, от зрелища всего мира вложено в описание могучего корабля, «Атлантиды» (похожего на «Титаник»), идущего из Нового Света в Европу. Ледяная пурга, зима, океан, шторм, — ничто не страшно пароходу, «похожему на громадный отель со всеми удобствами, — с ночным баром, с восточными банями, с собственной газетой», — кажется, пароход есть символ всемирной цивилизации XX века, машинной, высокотехничной, с расслоенным, разъятым человечеством, — от кочегаров, обливающихся потом у страшных, адских машин корабля в его утробе, до утопающей в роскоши и удобствах жизни публики первых классов, вплоть до самого 58-летнего господина из Сан-Франциско, богача, который «только что приступил к жизни». «До той поры он не жил, а лишь существовал, правда, очень недурно, но все же возлагая все надежды на будущее».

О, это бунинское будущее! Неведомое время, в которое он никогда не верит, — потому что знает о единстве Времени, пора древности столь же близка для него, как сегодня или вчера — нет разницы и все тщетно. Завтра — неведомо, непредсказуемо. Вся роскошь и счастье путешествия сквозь ледяную океанскую бурю, на безопасном, роскошном корабле, — миниатюра земного мира, несущегося в ледяной пустоте космоса. Все эти бунинские скупые, сдержанные и емкие описания корабля читаешь с чувством художественного наслаждения и понимаешь, как ему самому все это нравилось, каждая мелочь, каждая фигура, — хотя бы дочери господина, эти почти религиозные ритуалы завтраков, обедов, ужинов, прогулок, а затем — острова Капри, где господин из Сан-Франциско высадился, гостиницы, — конечно же, безусловно, это все личные впечатления, воспоминания самого писателя, так много бывавшего на Капри. «На этом острове две тысячи лет тому назад жил человек, несказанно мерзкий в удовлетворении своей похоти и почему-то имевший власть над миллионами людей, наделавший над ними жестокостей сверх всякой меры, и человечество навеки запомнило его, и многие, многие со всего света съезжаются смотреть на остатки того каменного дома, где жил он на одном из самых крутых подъемов острова».

Зачем-то о римском тиране Тиберии вспоминает автор, — зачем? О роскоши и разврате, о рабстве, патрицианском блаженстве и духовно нищей старости, приведших великий Рим к падению — для чего?..

Господин из Сан-Франциско делает, что и как хочет, — он достиг своего ожидавшегося им будущего, счастливого плавания на этом пароходе и туда, куда мечтал.

И что же? Что же?.. Подготовка к изысканному обеду в отеле, описание одевания к нему, затем послеобеденная роскошная сигара, уютная, тихая и светлая читальня, газета, в глубоком кожаном кресле… И что же?.. И все. «Хозяин метался от одного гостя к другому, пытаясь задержать бегущих и успокоить их поспешными заверениями, что это так, пустяк, маленький обморок с одним господином из Сан-Франциско… Но никто его не слушал, многие видели, как лакеи и коридорные срывали с этого господина галстук, жилет, измятый смокинг и даже зачем-то бальные башмаки с черных шелковых ног с плоскими ступнями. А он еще бился. Он настойчиво боролся со смертью, ни за что не хотел поддаться ей, так неожиданно и грубо навалившейся на него. Он мотал головой, хрипел, как зарезанный, закатил глаза, как пьяный… Когда его торопливо внесли и положили на кровать в сорок третий номер, — самый маленький, самый плохой, самый сырой и холодный, в конце нижнего коридора, — прибежала его дочь, с распущенными волосами, с обнаженной грудью, поднятой корсетом, потом большая и уже совсем наряженная к обеду жена, у которой рот был круглый от ужаса… Но тут он уже и головой перестал мотать».

Человека уже по сути нет, а ложь, условности и «порядок», чтоб все, как надо, еще обступают его: хозяин, лакеи, гости, обед, сами части его костюма, эти распущенные волосы и корсет дочери.

Смерть, господа, смерть стоит и склонилась над каждым, стиснутыми словами кричит нам писатель, а что ж вы-то? чем заняты? Ведь все тщета и суета сует перед зраком госпожи Смерти.

Этот глобально-символический, мощный рассказ, потрясавший потом много лет тысячи читателей, не мог не быть и глубоко личным: писатель не может не побывать в момент творчества своим персонажем и не испытать прежде описания того, что испытывает персонаж. Бунин уже слишком много сам думал о смерти к этому 1915 году, слишком много понял в жизни и смерти. Это его личное передается нам и так сжимает нам сердце.

Мало того, что он вспоминает тирана Тиберия и тщету всех богатств, власти и соблазнов мира и что в конце рассказа является сам Дьявол, — но явлена и Богородица: «… над дорогой, в гроте скалистой стены Монте-Соляро, вся озаренная солнцем, вся в тепле и блеске его, стояла в белоснежных гипсовых одеждах и в царском венце, золотисто-ржавом от непогод, Матерь Божия, кроткая и милостивая, с очами, поднятыми к небу, к вечным и блаженным обителям трижды благословенного сына ее. Они обнажили головы — и полились наивные и смиренно-радостные хвалы их солнцу, утру, ей, Непорочной Заступнице всех страждущих в этом злом и прекрасном мире, и Рожденному от чрева ее в пещере Вифлеемской, в бедном пастушеском приюте, в далекой земле Иудиной…»

«В этом злом и прекрасном мире…» — о таком, об этом мире и есть рассказ.

А что же несчастный и тщеславный покойник, господин из Сан-Франциско?. . «Тело же мертвого старика из Сан-Франциско возвращалось домой, в могилу, на берега Нового Света. Испытав много унижений, много человеческого невнимания, с неделю пространствовав из одного портового сарая в другой, оно снова попало на тот же самый знаменитый корабль, на котором так еще недавно, с таким почетом везли его в Старый Свет. Но теперь уже скрывали его от живых — глубоко опустили в просмоленном гробе в черный трюм. И опять, опять пошел корабль в свой далекий морской путь».

«У вас есть чувство корабля!» — восклицал Бальмонт, хваля Бунину рассказ.

Можно добавить, что так же точно было у Бунина и чувство поезда, вокзала, телеги, коня, дороги вообще. А чувство океана, неба? — Если возможны такие отдельно-особые чувства. Впрочем, возможно, конечно, — как и особое чувство, пристрастие к солнцу, отмеченное еще в «скорпионском» гороскопе.

«Ночью плыл он мимо острова Капри, и печальны были его огни, медленно скрывавшиеся в темном море, для того, кто смотрел на них с острова. Но там, на корабле, в светлых, сияющих люстрами залах, был, как обычно, людный бал в эту ночь».

…Опять людный бал, люстры, сияние, — ничем не проймешь вас, господа, — будто хочет воскликнуть под конец автор.

«Был он и на другую, и на третью ночь — опять среди бешеной вьюги, проносившейся над гудевшим, как погребальная месса, и ходившим траурными от серебряной пены горами океаном. Бесчисленные огненные глаза корабля были за снегом едва видны Дьяволу, следившему со скал Гибралтара, с каменистых ворот двух миров, за уходившим в ночь и вьюгу кораблем. Дьявол был громаден, как утес, но громаден был и корабль, многоярусный, многотрубный, созданный гордыней Нового Человека со старым сердцем».

И снова схватывает автор точные и сочные детали корабля, его адского чрева, и настойчиво возвращается опять к царящему на нем празднику, но капает туда всего одну, но полную печали каплю-деталь, окрашивающую весь розово-искрящийся раствор дегтярно-сумрачным оттенком: «И опять мучительно извивалась и порой судорожно сталкивалась среди этой толпы, среди блеска огней, шелков, бриллиантов и обнаженных женских плеч, тонкая и гибкая пара нанятых возлюбленных: грешно-скромная девушка с опущенными ресницами, с невинной прической, и рослый молодой человек с черными, как бы прикленными волосами, бледный от пудры, в изящнейшей лакированной обуви, в узком, с длинными фалдами, фраке — красавец, похожий на огромную пиявку. И никто не знал ни того, что уже давно наскучило этой паре притворно мучиться своей блаженной мукой под бесстыдно-грустную музыку, ни того, что стоит глубоко, глубоко под ними, на дне темного трюма, в соседстве с мрачными и знойными недрами корабля, тяжко одолевавшего мрак, океан, вьюгу…»

Опять ложь, господа! Опять детская преступная беспечность, незнание истины, пустые надежды. На что? — позвольте спросить. — На кого?..

Бунин не мог не понимать, — видел и понимал, что весь привычный, прежний мир, все, им любимое, свое, его Россия со всем ее укладом, историей, народом, царством, — все движется в пасть к Дьяволу. Он так ощущал, так кожей чувствовал сгущение беды в воздухе, что иначе не мог выразить себя, как в жестких, жестоких рассказах, в основном о русской деревне, и самых печальных стихах. Все почти стихи 1916 года, — многие Бунин отдал в новый журнал Горького «Летопись», — пронзительно-печальны, горьки, безотрадны.

Хозяин умер, дом забит,

Цветет на стеклах купорос,

Сарай крапивою зарос,

Варок, давно пустой, раскрыт,

И по хлевам чадит навоз…

Жара, страда… Куда летит

Через усадьбу шалый пес?

На голом остове варка

Ночуют старые сычи,

Днем в тополях орут грачи,

Но тишина так глубока,

Как будто в мире нет людей…

Мелеет теплая река,

В степи желтеет море ржей…

А он летит — хрипят бока,

И пена льется с языка.

Летит стрелою через двор,

Кровав и мутен ярый взор.

Оскален клык, на шее цепь…

Помилуй Бог, спаси Христос,

Сорвался пес, взбесился пес!

Вот рожь горит, зерно течет,

Да кто же будет жать, вязать?

Вот дым валит, набат гудет,

Да кто ж решится заливать?

Вот встанет бесноватых рать

И, как Мамай, всю Русь пройдет…

Но пусто в мире — кто спасет?

Но бога нет — кому карать?

Это называется — «Канун ».

А вот — «Дедушка в молодости », год тоже 16-й:

Вот этот дом, сто лет тому назад,

Был полон предками моими,

И было утро, солнце, зелень, сад,

Роса, цветы, а он глядел живыми

Сплошь темными глазами в зеркала

Богатой спальни деревенской

На свой камзол, на красоту чела,

Изысканно, с заботливостью женской

Напудрен рисом, надушен,

Меж тем, как пахло жаркою крапивой

Из-под окна открытого, и звон

Торжественный и празднично-счастливый.

Напоминал, что в должный срок

Пойдет он по аллеям, где струится

С полей нагретый солнцем ветерок

И золотистый цвет дробится

В тени раскидистых берез,

Где на куртинах диких роз,

В блаженстве ослепительного блеска,

Впивают пчелы теплый мед,

Где иволга так вскрикивает резко,

То окариною поет,

А вдалеке, за валом сада,

Спешит народ, а краше всех — она,

Стройна, нарядна и скромна,

С огнем потупленного взгляда.

Все те же знакомые бунинские мотивы, тот же Бунин. Но, однако, не совсем, — в других стихах этой поры, — о Востоке, Орде, на мотивы фольклора, истории, религии, — открытый пессимизм, печаль, предчувствие беды.

«Святой Прокопий»

Бысть некая зима Всех зим лютейших паче.

Бысть нестерпимы мраз и бурный ветр,

И снег паде на землю превеликий,

И храмины засыпа, и не токмо

В путех, но и во грады померзаху

Скоты и человецы без числа.

И птицы падаху мертвы на кровли.

Бысть в оны дни:

Святой своим напутствующим телом

От той зимы безмерно пострада.

Единожды он ношию прииде

Ко храминам убогих и хоте

Согретися у них, но ощутивши

Приход его, инии затворяху

Дверь перед ним, инии же его

Бияху и кричаще: — Прочь отсюда!

Отыде прочь, Юроде! — Он в угле

Псов обрете на снеге и соломе,

И ляже посреде их, но бегоша

Те пси его. И возвратися паки

Святой в притвор церковный и седе,

Согнуся и трясыйся и отчаяв

Спасение себе. — Благословенно

Господне имя! Пси и человецы —

Единое в свирепстве и уме.

Так кончалась эпоха.

Так начиналась другая.

Безумная громада мирового парохода, несясь сквозь ночь, вьюгу и вечный океан, двигалась к черту в пасть. «Пси и человецы» единились в свирепстве.

Из книги Два года на палубе автора Дана Ричард Генри

Из книги Памятное. Книга первая автора Громыко Андрей Андреевич

Глава V САН — ФРАНЦИСКО: У МОСТА «ЗОЛОТЫЕ ВОРОТА» Сражение за принцип единогласия. Тут решались главные вопросы. После заседаний. Немая сцена. Порочный подход Вашингтона. Стеттиниус и сенатор Ванденберг. Лорд Галифакс и Поль-Бонкур. Фельдмаршал Смэтс: «Я — за бога в Уставе

Из книги Миллиардеры поневоле. Альтернативная история создания Facebook автора Мезрич Бен

Глава 25 САН-ФРАНЦИСКО На сей раз революция начнется не с пушечного выстрела.Шон Паркер подумал, что его заменят гудение ультрасовременного лифта, взлетающего по сердцевине огромного небоскреба, и тихие, убого перевранные битловские аккорды, которые лились из спрятанных

Из книги Письма русской жены из Техащины автора Селезнева-Скарборо Ирина

Сан-Франциско: перекресток Америки, Азии, Европы Не прошло каких-то несчастных девяти лет, как исполнилась мечта моего мужа. Он свозил меня в Сан-Франциско. Город его юности, — бестолковой и бесшабашной, веселой и яркой. Целое десятилетие он провел в Сан-Франциско, где они

Из книги Том 6. Публицистика. Воспоминания автора Бунин Иван Алексеевич

Сан-Франциско: перекресток Америки, Азии, Европы (продолжение) В принципе, Сан-Франциско небольшой город. Всего 700 тысяч населения. Что же так привлекает к нему людей, не побоюсь сказать, со всего мира? Думаю, что это его удивительная атмосфера, настоянная на американской

Из книги Аксенов автора Петров Дмитрий Павлович

Из предисловия к французскому изданию «Господина из Сан-Франциско»* Я происхожу из старого дворянского рода, давшего России немало видных деятелей, как на поприще государственном, так и в области искусства, где особенно известны два поэта начала прошлого века: Анна

Из книги Одна жизнь — два мира автора Алексеева Нина Ивановна

Глава 3. «И ГДЕ-ТО ТАМ — В ПРИТОНАХ САН-ФРАНЦИСКО…» В один из ветреных дней 1975 года, на пороге сумерек некий популярный писатель прибыл на перекресток Тивертон-авеню и Уилшир-бульвара, что в американском городе Лос-Анджелес. И что же увидел?«…На перекресток этот

Из книги Всё на свете, кроме шила и гвоздя. Воспоминания о Викторе Платоновиче Некрасове. Киев – Париж. 1972–87 гг. автора Кондырев Виктор

В поезде Сиэтл — Сан-Франциско Наши знакомые выразили желание проводить нас на поезд, но мы отговорили их. И не доезжая одного квартала до гостиницы, мы с ними распрощались.Было уже темно, когда поезд плавно отошел от перрона. Трудно было не удивляться той простоте,

Из книги Писательские дачи. Рисунки по памяти автора Масс Анна Владимировна

Сан-Франциско Сан-Франциско показался мне сказочным. Остановились в гостинице «Кентербери». Внимание, с которым к нам отнеслись в консульстве, не могло быть лучшим.Нас ознакомили со всем городом, возили в чудесный парк Голден-Гейт. Детей поразило обилие здесь белок,

Из книги Русские писатели ХХ века от Бунина до Шукшина: учебное пособие автора Быкова Ольга Петровна

Коллюр, а потом Сан-Пауло, Сан-Франциско, Амстердам Первооткрывателями этого райского закуточка были мы с Милой.До того как стать дорогущим курортом, Коллюр был мельчайшим городишком на берегу Средиземного моря, у самых Пиренеев. Замечателен был своим игрушечным портом с

Из книги Святитель Тихон. Патриарх Московский и всея России автора Маркова Анна А.

«Мы плывем из Сан-Франциско…» Вместе они написали первую свою комедию-обозрение «Где-то в Москве» для театра Вахтангова, непритязательную историю про то, как молодой лейтенант приезжает с фронта в отпуск всего на одни сутки, чтобы отыскать девушку, которая вынесла его,

Из книги Художники в зеркале медицины автора Ноймайр Антон

«ГОСПОДИН ИЗ САН-ФРАНЦИСКО» (в сокращении) Господин из Сан-Франциско – имени его ни в Неаполе, ни на Капри никто не запомнил – ехал в Старый Свет на целых два года, с женой и дочерью, единственно ради развлечения.Он был твердо уверен, что имеет полное право на отдых, на

Из книги Неприкаянная. Жизнь Мэрилин Монро автора Бревер Адам

Поучение при благословении новобрачных, 18 (31) января 1902 года, Сан-Франциско Приветствуя вас, возлюбленные о Христе, с законным браком, хочу вместе с тем сказать вам и несколько слов в назидание. Святая Церковь в чине венчания заповедует предлагать новобрачным поучительное

Из книги автора

ФРАНЦИСКО ГОЙЯ ВВЕДЕНИЕ Творчество Гойи пленяет нас в течение последнего столетия. В его удивительных творениях соединились натурализм, барокко и импрессионизм, и он, подобно Гердеру и юному Гете, стал убедительным примером того, что импрессионизм восемнадцатого

Из книги автора

РИСУНКИ ФРАНЦИСКО ГОЙИ От какой болезни он умрет? 1797–1798. Гравюра, аквантинта Почерк Франциско Гойи Здоровье и болезнь. 1812–1815. Гравюра, акватинта Следующая любовь. 1810.

Из книги автора

14 января 1954-го: городская ратуша, Сан-Франциско В день свадьбы с Джо Ди Маджио в городской ратуше Сан-Франциско гороскоп Мэрилин в «San Francisco Chronicle» гласит: «Выработайте наилучший способ улучшения эмоциональных наслаждений и желаемую систему практических отношений с

Господин из Сан-Франциско со своей женой и дочкой отправился на отдых. Всю жизнь он работал, и вдруг его осенило, что у него уже много денег, и он может отдохнуть. Тогда все люди путешествовали или в Европу, или в Старый Свет.

Это был конец ноября. Поплыли они на отдых на пароходе, который назывался «Атлантида». Пароход был красивый и роскошный. На нем были всевозможные удобства. Утром гости корабля пили какао или кофе, или шоколад. Потом они принимали ванны и делали зарядку. Потом было время для прогулки по палубе. После этого следовал завтрак. Потом все читали газеты и шли на второй завтрак. Потом пассажиры парохода отдыхали на креслах. После этого все пили чай, а вечером ели и шли на танцы. Всё на корабле шло по расписанию. Дочка господина познакомилась с принцем.

Когда семья прибыла в Неаполь, все её члены остановились в дорогом отеле. Погода в Неаполе нехорошая. Семья господина слышала, что все поголовно хвалили погоду на Капри, и отец, мать и дочь отправились туда.

В дороге все члены семьи страдали от морской болезни. Прибыв, они поселились на горе. Отец семейства собрался на обед первый и пошел в читальню. Вдруг ему стало плохо, и он упал на пол. Господина унесли в небольшой номер. Он умер. Его жена умоляла владельца отеля перенести её мужа в её номер. К её большому сожалению хозяин отказался. У него были на то причины. Все жители и гости острова узнали бы о случившейся трагедии. Владелец побоялся, что приезжие люди не захотели бы заселяться в номер, где лежало безжизненное тело. Единственное что он предложил женщине — раздобыть ящик из-под бутылок, так как гроб он не мог достать.

Уже утром безжизненное тело господина было доставлено на пристань. На Родину господин едет на той же «Атлантиде». Но теперь он плывет не с почётом, в дорогой каюте, развлекаясь, а в гробу, в мрачной атмосфере, в трюме. А на палубе люди веселятся, едят, танцуют. Жизнь кипит, но уже не для господина.

Рассказ учит тому, что нельзя откладывать жизнь на потом, нужно ловить момент и наслаждаться каждой секундой.

Можете использовать этот текст для читательского дневника

Бунин. Все произведения

  • Антоновские яблоки
  • Господин из Сан-Франциско
  • Чистый понедельник

Господин из Сан-Франциско. Картинка к рассказу

Сейчас читают

  • Краткое содержание Честертон Тайна отца Брауна

    Главный герой рассказа «Тайна отца Брауна» — священник. Мужчина обладал внешностью, которая не вязалась с его образом грозы преступного мира. Он был ничем не примечательным довольно

  • Краткое содержание Сенека Федра

    Антиопа – это красивая и воинственная амазонка, которая вскоре родила мальчика от Тесея, которого назвала Ипполитом. Но у мальчика вскоре появилась мачеха, Федра. Теперь, очень рада, что у нее будет такой пасынок

  • Мериме

    Этого французского писателя по праву можно считать мастером новеллы. Автор известных произведений, драматург, исследователь Мериме внес немалый вклад в культурное наследие Франции.

  • Краткое содержание Твардовский О Бунине

    В 1965 году Александр Твардовский написал большую статью «О Бунине», в которой он проанализировал творчество великого русского писателя, получившего в 1933 году за свой редкий талант Нобелевскую премию.

  • Краткое содержание Размышления у парадного подъезда Некрасова

    В этом произведении особое внимание уделяется парадному подъезду, который был во многих домах того времени. Здесь кипит жизнь. Через парадный подъезд могут входить только люди, которые одеты в красивую одежду.

Иван Бунин ★ Господин из Сан-Франциско читать книгу онлайн бесплатно

Иван Бунин

Господин из Сан-Франциско

Горе тебе, Вавилон, город крепкий

Апокалипсис

Господин из Сан-Франциско – имени его ни в Неаполе, ни на Капри никто не запомнил – ехал в Старый Свет на целых два года, с женой и дочерью, единственно ради развлечения.

Он был твердо уверен, что имеет полное право на отдых, на удовольствие, на путешествие долгое и комфортабельное, и мало ли еще на что. Для такой уверенности у него был тот резон, что, во-первых, он был богат, а во-вторых, только что приступал к жизни, несмотря на свои пятьдесят восемь лет. До этой поры он не жил, а лишь существовал, правда очень недурно, но все же возлагая все надежды на будущее. Он работал не покладая рук, – китайцы, которых он выписывал к себе на работы целыми тысячами, хорошо знали, что это значит! – и, наконец, увидел, что сделано уже много, что он почти сравнялся с теми, кого некогда взял себе за образец, и решил передохнуть. Люди, к которым принадлежал он, имели обычай начинать наслаждения жизнью с поездки в Европу, в Индию, в Египет. Положил и он поступить так же. Конечно, он хотел вознаградить за годы труда прежде всего себя; однако рад был и за жену с дочерью. Жена его никогда не отличалась особой впечатлительностью, но ведь вое пожилые американки страстные путешественницы. А что до дочери, девушки на возрасте и слегка болезненной, то для нее путешествие было прямо необходимо – не говоря уже о пользе для здоровья, разве не бывает в путешествиях счастливых встреч? Тут иной раз сидишь за столом или рассматриваешь фрески рядом с миллиардером.

Маршрут был выработан господином из Сан-Франциско обширный. В декабре и январе он надеялся наслаждаться солнцем Южной Италии, памятниками древности, тарантеллой, серенадами бродячих певцов и тем, что люди в его годы чувствую! особенно тонко, – любовью молоденьких неаполитанок, пусть даже и не совсем бескорыстной, карнавал он думал провести в Ницце, в Монте-Карло, куда в эту пору стекается самое отборное общество, – то самое, от которого зависят вое блага цивилизации: и фасон смокингов, и прочность тронов, и объявление войн, и благосостояние отелей, – где одни с азартом предаются автомобильным и парусным гонкам, другие рулетке, третьи тому, что принято называть флиртом, а четвертые – стрельбе в голубей, которые очень красиво взвиваются из садков над изумрудным газоном, на фоне моря цвета незабудок, и тотчас же стукаются белыми комочками о землю; начало марта он хотел посвятить Флоренции, к страстям господним приехать в Рим, чтобы слушать там Miserere[1]; входили в его планы и Венеция, и Париж, и бой быков в Севилье, и купанье на английских островах, и Афины, и Константинополь, и Палестина, и Египет, и даже Япония, – разумеется, уже на обратном пути… И все пошло сперва отлично.

Был конец ноября, до самого Гибралтара пришлось плыть то в ледяной мгле, то среди бури с мокрым снегом; но плыли вполне благополучно.

Пассажиров было много, пароход – знаменитая «Атлантида» – был похож на громадный отель со всеми удобствами, – с ночным баром, с восточными банями, с собственной газетой, – и жизнь на нем протекала весьма размеренно: вставали рано, при трубных звуках, резко раздававшихся по коридорам еще в тот сумрачный час, когда так медленно и неприветливо светало над серо-зеленой водяной пустыней, тяжело волновавшейся в тумане; накинув фланелевые пижамы, пили кофе, шоколад, какао; затем садились в мраморные ванны, делали гимнастику, возбуждая аппетит и хорошее самочувствие, совершали дневные туалеты и шли к первому завтраку; до одиннадцати часов полагалось бодро гулять по палубам, дыша холодной свежестью океана, или играть в шеффль-борд и другие игры для нового возбуждения аппетита, а в одиннадцать – подкрепляться бутербродами с бульоном; подкрепившись, с удовольствием читали газету и спокойно ждали второго завтрака, еще более питательного и разнообразного, чем первый; следующие два часа посвящались отдыху; все палубы были заставлены тогда лонгшезами, на которых путешественники лежали, укрывшись пледами, глядя на облачное небо и на пенистые бугры, мелькавшие за бортом, или сладко задремывая; в пятом часу их, освеженных и повеселевших, поили крепким душистым чаем с печеньями; в семь повещали трубными сигналами о том, что составляло главнейшую цель всего этого существования, венец его… И тут господин из Сан-Франциско, потирая от прилива жизненных сил руки, спешил в свою богатую люкс-кабину – одеваться.

Читать дальше

Аудиокнига недоступна | Audible.com

  • Эвви Дрейк начинает больше

  • Роман
  • От: Линда Холмс
  • Рассказал: Джулия Уилан, Линда Холмс
  • Продолжительность: 9 часов 6 минут
  • Полный

В сонном приморском городке штата Мэн недавно овдовевшая Эвелет «Эвви» Дрейк редко покидает свой большой, мучительно пустой дом спустя почти год после гибели ее мужа в автокатастрофе. Все в городе, даже ее лучший друг Энди, думают, что горе держит ее взаперти, и Эвви не поправляет их. Тем временем в Нью-Йорке Дин Тенни, бывший питчер Высшей лиги и лучший друг детства Энди, борется с тем, что несчастные спортсмены, живущие в своих самых страшных кошмарах, называют «криком»: он больше не может бросать прямо и, что еще хуже, он не может понять почему.

  • 3 из 5 звезд
  • Что-то заставило меня продолжать слушать….

  • От Каролина Девушка на 10-12-19

Товар не найден

{{{previewGroupItemText}}}{{#previewGroupItemTruncatedText}}{{{previewGroupItemTruncatedText}}}{{/previewGroupItemTruncatedText}} {{#previewGroupItemAuthor}}

{{previewGroupItemAuthor}}{{#previewGroupItemAdditionalAuthors}}, {{previewGroupItemAdditionalAuthors}}{{/previewGroupItemAdditionalAuthors}}

{{/previewGroupItemAuthor}} {{#previewGroupItemAuthorLink}} {{previewGroupItemAuthor}}{{#previewGroupItemAdditionalAuthors}}, {{previewGroupItemAdditionalAuthors}}{{/previewGroupItemAdditionalAuthors}} {{/previewGroupItemAuthorLink}} {{#previewGroupItemProductDetails}}

{{previewGroupItemProductDetails}}

{{/previewGroupItemProductDetails}}

{{#previewGroupItemSalePrice}} Наша цена{{previewGroupItemSalePrice}} {{/previewGroupItemSalePrice}} {{#previewGroupItemRetailPrice}} Розничная цена: Розничная цена{{previewGroupItemRetailPrice}} {{/previewGroupItemRetailPrice}} {{#previewGroupItemSavings}} {{previewGroupItemSavings}} {{#previewGroupItemSavingsAmount}} ({{previewGroupItemSavingsAmount}}) {{/previewGroupItemSavingsAmount}}{{/previewGroupItemSavings}}

{{#previewGroupItemRatingLink}} {{previewGroupItemStars}}{{#previewGroupItemHalfStar}}. 5{{/previewGroupItemHalfStar}} из 5 звезд за {{previewGroupItemText}}{{#previewGroupItemTruncatedText}}{{previewGroupItemTruncatedText}}{{/previewGroupItemTruncatedText}}. Посмотреть отзывы об этом продукте.{{#previewGroupItemReviews}} {{previewGroupItemReviews}} Reviews{{/previewGroupItemReviews}} {{/previewGroupItemRatingLink}} {{#previewGroupItemAvail}}

Доступность: {{{previewGroupItemAvail}}}

{{/previewGroupItemAvail}} {{#previewGroupItemSku}}

Инвентарный номер: {{previewGroupItemCatalogPrefix}}{{previewGroupItemSku}}

{{/previewGroupItemSku}} {{#video_button}}Видео{{/video_button}} {{#previewGroupItemBadge}}

{{{previewGroupItemBadge}}}

{{/previewGroupItemBadge}}

Джентльмен из Сан-Франциско автора Иван Бунин

«Горе тебе, Вавилон, город могучий!» Апокалипсис.

Этот джентльмен из Сан-Франциско — ни на Капри, ни в Неаполе никто никогда не помнил его имени, — собирался с женой и дочерью отправиться в Старый Свет, чтобы провести там два года удовольствия.

Он был полностью убежден в своем праве на отдых, на длительные и комфортные путешествия и т.д. Потому что, во-первых, он был богат, а во-вторых, несмотря на свои пятьдесят восемь лет, он только начинал жить. До сих пор он не жил, а только существовал; довольно хорошо, это правда, но со всеми его надеждами на будущее.Он работал не покладая рук, и китайцы, которых он тысячами нанимал на свои фабрики, знали, что это значит. Теперь, наконец, он понял, что многое было сделано и что он почти достиг уровня тех, кого он считал своими идеалами, поэтому он решил сделать паузу для передышки. Мужчины его сословия обычно начинали свои удовольствия с поездки в Европу, Индию, Египет. Он решил сделать то же самое. Он, конечно, хотел сначала вознаградить себя за все годы своего труда, но он был очень рад, что его жена и дочь также разделят его удовольствия.Правда, его жена не отличалась выраженной восприимчивостью, но зато пожилые американки все страстные путешественницы. Что же касается дочки, девушки уже немолодой и несколько хрупкой, то ей действительно были необходимы путешествия: кроме вопроса о здоровье, разве не часто в пути случаются счастливые встречи? Можно обнаружить себя сидящим рядом с мультимиллионером за столом или разглядывающим фрески бок о бок с ним.

Маршрут, запланированный джентльменом из Сан-Франциско, был обширен.В декабре и январе он надеялся насладиться солнцем южной Италии, памятниками древности, тарантеллой, серенадами бродячих менестрелей и, наконец, тем, чему больше всего подвержены мужчины его возраста, — любовью совсем юных неаполитанских девушек. , даже когда любовь не совсем бескорыстно дается. Карнавал он думал провести в Ницце, в Монте-Карло, где в это время года собирается самое избранное общество, именно от него зависят все блага цивилизации — мода на вечерние платья, незыблемость тронов, объявление войн. , процветание отелей; где одни страстно предаются автомобильным и лодочным гонкам, другие — рулетке, третьи — тому, что называется флиртом, третьи — отстрелу голубей, которые красиво парят из своих ловушек над изумрудными лужайками на фоне незабудочного моря, моментально падать, ударяясь о землю маленькими белыми кучками.Начало марта он хотел посвятить Флоренции, Страстной неделе в Риме, чтобы послушать музыку Мизерере; в его планы входили также Венеция, Париж, коррида в Севилье, купание на Британских островах; потом Афины, Константинополь, Египет, даже Япония. .. уж точно по пути домой… . И все в начале шло прекрасно.

Был конец ноября. Практически весь путь до Гибралтара плавание проходило в ледяной тьме, сменявшейся метелями с мокрым снегом. Тем не менее корабль шел хорошо, даже без особой качки.Пассажиров на борту было много, и все люди знатные. Корабль, знаменитый «Атлантис», напоминал самую дорогую европейскую гостиницу со всем современным оборудованием: ночной буфет, турецкие бани, газета, напечатанная на борту; так что дни на борту лайнера прошли самым изысканным образом. Пассажиры вставали рано, под пронзительно звучавшие в коридорах рожки в тот серый сумеречный час, когда над серо-зеленой водянистой пустыней, тяжело катившейся в тумане, медленно и угрюмо начинался день.Одетые во фланелевые пижамы, джентльмены пили кофе, шоколад или какао, затем усаживались в мраморные ванны, делали зарядку, возбуждая тем самым аппетит и самочувствие, делали туалет на день и приступали к завтраку. До одиннадцати часов они должны были весело прогуливаться по палубе, вдыхая холодную свежесть океана; или они играли в настольный теннис или другие игры, чтобы у них был аппетит к их одиннадцатичасовому освежению бутербродов и бульона; после чего они с удовольствием читали свою газету и спокойно ожидали обеда, который был еще более разнообразным и сытным, чем завтрак. Два часа, последовавшие за завтраком, были посвящены отдыху. Все палубы были забиты шезлонгами, на которых лежали закутанные в пледы пассажиры, глядя в туманное небо или на пенистые бугры, мелькавшие за носом, и сладко дремали. До пяти часов, когда, освеженных и оживленных, их угощали крепким ароматным чаем и сладкими пирожными. В семь рожков объявили обед из девяти блюд. И вот джентльмен из Сан-Франциско, потирая руки в приливе жизненных сил, поспешил в свою парадную каюту одеться.

Вечером ярусы Атлантиды зияли во мраке, как бесчисленными огненными очами, и множество слуг на кухнях, судомойнях, винных погребах работали с особым остервенением. Колыхавшийся за окном океан был ужасен, но никто об этом не думал, твердо веря в власть капитана над ним. Капитан был рыжеволосый человек чудовищных размеров и веса, по-видимому, всегда вялый, который в своем мундире с широкими золотыми полосами очень походил на огромного идола и редко выходил из своих таинственных покоев, чтобы показать себя пассажирам. Ежеминутно с адской угрюмостью и яростно выла сирена с носовой части, но ее слышали немногие из обедающих — она тонула в звуках превосходного струнного оркестра, изысканно и неутомимо игравшего в огромном двухъярусном зале, украшенном мраморными и покрытыми бархатными коврами, залитыми пиршеством света хрустальных люстр и позолоченных жирандолей, и переполненными дамами с обнаженными плечами и драгоценностями, мужчинами в смокингах, элегантными официантами и почтительными метрдотелями, один из которых, тот, кто принимал только заказы на вино, носил цепь на шее, как лорд-мэр.Смокинг и идеальное белье делали джентльмена из Сан-Франциско намного моложе. Сухой, маленького роста, плохо сложенный, но крепко сложенный, начищенный до блеска и в должной мере оживленный, он сидел в золотисто-жемчужном сиянии этого дворца, с бутылкой янтарного Йоханнисберга в руке и стаканами, большими и маленькими. , из нежного хрусталя и вьющийся букет свежих гиацинтов. Было что-то монгольское в его желтоватом лице с подстриженными серебристыми усами, большими, сверкающими золотом зубами и крепкой лысиной, блестевшей, как старая слоновая кость. Богато одетая, но по возрасту, сидела его жена, крупная, широкая, спокойная женщина. Замысловато, но легко и прозрачно одетая, с невинной нескромностью сидела его дочь, высокая, стройная, с великолепно уложенными пышными волосами, дыханием, благоухающим фиалковым кашусом, и нежнейшими розовыми родинками, выступавшими у губ и между голыми, слегка припудренные лопатки. Обед длился целых два часа, затем последовали танцы в бальном зале, откуда мужчины, в том числе, разумеется, джентльмен из Сан-Франциско, направились к бару; там, закинув ноги на столы, они вершили судьбы народов в ходе своих политических и биржевых бесед, куря между тем гаванские сигары и распивая ликеры до багрового лица, прислуживая все время негры в красных куртках с глазами, как очищенные, сваренные вкрутую яйца.Снаружи океан вздымался черными горами; метель яростно шипела в забитой снасти; пароход дрожал всеми фибрами, когда он преодолевал эти водянистые холмы и боролся с бурей, продираясь сквозь движущиеся массы, которые то и дело вставали перед ним с пенными гребнями. Сирена, задыхаясь от тумана, стонала в смертельной тоске. Дозорные на смотровых вышках мерзли от холода и сходили с ума от своего сверхчеловеческого напряжения внимания. Как сумрачная и душная глубина ада, как девятый круг, было погруженное чрево парохода, где ревели и глухо хихикали исполинские печи, пожирая раскаленными пастями горы угля, хрипло брошенного голыми по пояс людьми. , купающиеся в собственном разъедающем грязном поту и полные пурпурно-красного отблеска пламени.А в буфете мужчины бойко клали ноги на столы, показывая свои лакированные туфли, потягивали коньяк или другие настойки, плавали в волнах душистого дыма и благовоспитанно болтали. В танцевальном зале все было разлито светом, теплом и радостью; пары кружились в вальсе или корчились в танго, а музыка настойчиво, бесстыдно, упоительно, с грустью умоляла об одном, только об одном, все время об одном и том же. Среди этой блестящей толпы был посол, маленький сухой скромный старичок; крупный миллионер, чисто выбритый, высокий, неопределенного возраста, похожий на прелата в старомодном фраке; также знаменитый испанский писатель и международная красавица, уже немного поблекшая, с незавидной репутацией; наконец, прелестная влюбленная пара, на которую все с любопытством смотрели из-за их нескрываемого счастья: он танцевал только с нею и пел с большим искусством только под ее аккомпанемент, и все в них казалось таким очаровательным! — и только капитан знал, что эта пара была нанята пароходной компанией для игры в любовь за хорошее жалованье и что они уже давно плавают то на одном пароходе, то на другом.

В Гибралтаре всех радовало солнце: было похоже на раннюю весну. На борту появился новый пассажир, вызвавший всеобщий интерес. Это был потомственный князь некоего азиатского государства, путешествовавший инкогнито: маленький человек, как будто весь деревянный, хотя движения его были бдительны; широколицый, в очках в золотой оправе, немного неприятный из-за своих больших черных усов, редких и прозрачных, как у трупа; но в целом безобидный, простой, скромный. В Средиземноморье они снова встретили дыхание зимы.Волны, большие и витиеватые, как хвост павлина, волны с белоснежными гребнями вздымались под порывами трамонтанского ветра и весело, бешено неслись к кораблю, в ярком блеске совершенно ясного неба. На следующий день небо начало бледнеть, горизонт померк, земля приближалась: сквозь бинокль виднелись Искья, Капри, потом сам Неаполь, похожий на кусочки сахара, рассыпанные у подножия какой-то сизой массы; а за ним, смутный и мертвенно-белый от снега, гряда далеких гор.На палубах было людно. Многие дамы и господа надевали легкие пальто с меховой опушкой. Бесшумные китайские мальчишки-слуги, кривоногие, с черными как смоль косами, свисающими до пят, и с девичьими густыми бровями, ненавязчиво входили и выходили, неся по лестнице пледы, трости, чемоданы, сумочки из крокодиловой кожи и никогда не говоря выше шепота. Дочь джентльмена из Сан-Франциско стояла рядом с принцем, которого по счастливому стечению обстоятельств представили ей накануне вечером.У нее был вид человека, пристально смотрящего вдаль на что-то, на что он указывал ей и что объяснял торопливо, тихим голосом. Из-за своего размера он выглядел среди остальных как мальчик. В целом он был не красив, а скорее чудаковат, в очках, в котелке и в английском пальто, а потом и в волосах его редких усов, совсем как конский волос, и в смуглой, тонкой коже лица, как бы натянутой на черты лица и слегка лакированный. Но девушка слушала его и была так взволнована, что не понимала, что он говорит.Сердце ее билось с непонятным восторгом из-за него, потому что он стоял рядом с ней и разговаривал с ней, с ней одной. Все, все в нем было так необычно: его сухие руки, его чистая кожа, под которой текла древняя, царская кровь, даже его простое, но как-то особенно опрятное европейское платье; все было облечено неопределенным очарованием, всем, что было рассчитано на то, чтобы увлечь молодую женщину. Джентльмен из Сан-Франциско, одетый, со своей стороны, в шелковой шляпе и серых гетрах поверх лакированных туфель, не сводил глаз с стоявшей рядом знаменитой красавицы, высокой прекрасной фигуры, блондинки с накрашенными по последней парижской моде глазами. , держа на серебряной цепочке крошечную, съежившуюся, лысую собачонку, к которой она все время обращалась.А дочь, чувствуя какое-то смутное смущение, старалась не замечать отца.

Как и все американцы, он очень щедро распоряжался деньгами во время путешествий. И, как и все они, верил в полную искренность и доброжелательность тех, кто приносил ему еду и питье, обслуживал его с утра до вечера, предвосхищал малейшее его желание, следил за его чистотой и отдыхом, носил его вещи, называл носильщики, разносили его чемоданы по гостиницам. Так было везде, так было во время плавания, так должно быть и в Неаполе.Неаполь рос и приближался. Духовой оркестр, сверкая медью своих инструментов, уже собрался на палубе. Внезапно они оглушили всех звуками своего триумфального рэгтайма. Гигантский капитан в полном мундире появился на мостике и, как добродушный языческий идол, махнул руками пассажирам в приветственном жесте. И джентльмену из Сан-Франциско, как и всякому другому пассажиру, казалось, будто для него одного прогремел тот трэш-марш, столь любимый гордой Америкой; для него одного капитан махнул рукой, приветствуя его благополучное прибытие.Потом, когда, наконец, «Атлантида» вошла в порт и направила свою многоярусную массу на набережную, запруженную ожидающими людьми, когда загремели сходни, — ах, сколько же тогда носильщиков и их помощников в шапках с золотыми галунами. , сколько всяких комиссионеров, свистящих мальчишек и крепких оборванцев с пачками открыток в руках бросились навстречу Господину из Сан-Франциско с предложениями своих услуг! С каким любезным презрением ухмылялся он этим оборванцам, подходя к автомобилю той самой гостиницы, в которой, вероятно, остановился бы князь, и спокойно бормотал сквозь зубы то по-английски, то по-итальянски: !»

Жизнь в Неаполе началась сразу же в установленном порядке. Раннее утро, завтрак в мрачной столовой с сквозняком сырым ветром, дующим из окон, выходивших в каменистый садик: пасмурный, бесперспективный день и толпа проводников у дверей вестибюля. Потом первые улыбки теплого розоватого солнца, и с высокого нависшего балкона вид на Везувий, до ног залитый лучистыми парами утреннего неба, а за ним, над серебристо-жемчужной рябью залива , тонкие очертания Капри на горизонте! Потом поближе крошечные ослики, бегущие в двухколесных повозках далеко внизу по липкой насыпи, и отряды крошечных солдатиков маршируют под веселую и задорную музыку.

Джентльмен из Сан-Франциско и другие рассказы Ивана Бунина

 Сборник рассказов об Иване Бунине пролежал у меня на полке больше года, когда я решил, что пора до него добраться. Я поклонник русской литературы, и мне порекомендовали эту книгу  Джентльмен из Сан-Франциско и Другие истории . Бунин (1870-1953) происходил из зажиточной крепостной семьи, но его дед прожёг большую часть имения, а отец Бунина скомпилировал проблему с игроманией. Затем так называемое Освобождение крепостных в 1861 году изменило и без того опустошенное состояние семьи. Бедность семьи даже привела Бунина к окончанию образования в какой-то момент, но, поощряемый старшим братом Юлием, он самостоятельно изучал университетские курсы и сдавал экзамены. Литературная карьера Бунина только начиналась, когда грянула революция, и Бунин стал одним из миллионов русских эмигрантов, странствующих по планете. В Советском Союзе он был классифицирован как «предатель», и его работы не публиковались там до его смерти.В 1933 году он получил Нобелевскую премию по литературе.

Мой экземпляр из книг Пингвина содержит в общей сложности 16 рассказов и 1 новеллу ( Любовь Мити ), которые были переведены Дэвидом Ричардсом и Софи Лунд. Это замечательная коллекция — превосходная, есть хорошие, а парочка забытых (ну не могут же они все быть замечательными). Из коллекции, мои любимые джентльмен из San Francisco , Primer of Love , , , по моря на ночь , граффити , Холодная осень и Таверна на берегу реки (и этот последний, если подумать, мой абсолютный фаворит).

Темы рассказов включают в себя: утрату, эрозию времени в воспоминаниях, любовь и сожаление, а поскольку Бунин был постреволюционным эмигрантом, неудивительно, что большинство рассказов на том или ином уровне связаны с путешествиями. . Также неудивительно, что события включают в себя: внезапную смерть, прелюбодеяние, навязчивую любовь и самоубийство. В В море, Ночью на корабле встречаются двое мужчин — врач и известный писатель. Теперь оба пожилые мужчины вспоминают, как десятилетия назад они оба были влюблены в одну и ту же женщину.В Джентльмен из Сан-Франциско богатый мужчина средних лет путешествует на корабле по Европе со своей женой и дочерью. Когда история начинается, они путешествуют уже более двух лет и, будучи вечными туристами, испытывают только самые лучшие, трансмутированные переживания, в которых роскошь их обстоятельств защищает их от дискомфорта или неприятных переживаний. Независимо от пункта назначения, дни формируются приемами пищи, а кульминацией дня является обеденный гонг. Затем пассажиры высшего класса, знакомые с ритуалами обслуживания, надевают свою лучшую одежду и в своей лучшей форме маршируют друг перед другом:

«До одиннадцати принято было бодро прогуливаться по палубе, вдыхая холодную морскую свежесть, или играть в шаффлборд и другие игры, чтобы вновь возбудить аппетит, а в одиннадцать подкрепиться бульоном и бутербродами; подкрепившись, они с удовольствием читали газету и спокойно ждали обеда, который был еще сытнее и разнообразнее завтрака; следующие два часа были посвящены отдыху; для этого все палубы были устланы длинными тростниковыми стульями, на которых, закутавшись в пледы, лежали путешественники и то глядели на облачное небо и пенящиеся гребни, мимолетно появлявшиеся у борта корабля, то впадали в сладостную сонливость; между четырьмя и пятью, сияющих и веселых, их угощали крепким душистым чаем с печеньем: в семь раз сигнал горна возвещал о том, что составляло высшую цель и завершение их существования… и в этот момент джентльмен из Сан-Франциско спешил к свою роскошную каюту, чтобы одеться к ужину.

 Бунин, известный как «последний из классиков», также был поэтом, и его языковые способности проявляются во всех рассказах — в основном в красивых описательных отрывках. Я вообще не из тех, кто любит много описательного письма, но в рассказах Бунина его письмо настолько вызывает воспоминания, что он умеет передавать через страницы ощущение чувственной непосредственности:

  «День был жаркий, безветренный. Он шел в прозрачной тени аллеи и смотрел на кудрявые белоснежные ветки вокруг себя.Цветение на грушевых деревьях было особенно густым и энергичным, и смесь этой белизны с яркой голубизной неба давала фиолетовый оттенок. Груши и яблони цвели и осыпались одновременно, а вскопанная вокруг них земля была сплошь покрыта увядшими лепестками. Их сладковатый тонкий аромат висел в теплом воздухе вместе с запахом горячего гниющего навоза на скотном дворе. Изредка появлялось маленькое облачко, отчего голубое небо становилось светлее, а теплый воздух и все запахи тления становились еще нежнее и слаще. И все благоухающее тепло того весеннего рая наполнялось блаженно-сонным жужжанием пчел, зарывающихся в этот медовый курчавый снег. И все время, в блаженной скуке своего дня, один за другим трели соловьи». (из Любовь Мити )

В этом пассаже видно мастерство Бунина, поскольку он создает ощущение безвременья, переплетенного с разложением, и все же это разложение не является отрицательным; это неотъемлемая часть процесса сладкого обновления, который происходит бесконечно и повторяется.Очень обдуманное использование языка Буниным еще больше усиливает вялость дня — в то же время он дает понять, что все находится в состоянии течения. В основе лежит послание: наслаждайтесь радостями жизни, поскольку они быстро исчезают. Это сообщение рассматривается по-другому, когда Бунин исследует эрозию воспоминаний во времени, и мы видим, что вещи, которые когда-то так много значили, были такими болезненными, больше не кажутся такими важными. Воспоминания со временем тускнеют ( В море, ночью , Холодная осень ), но возрождение памяти неизбежно вызовет сожаление и тоску на поверхность.

В другом разделе Любовь Мити он бродит по саду ночью, и вновь языком Бунина воссозданы чувственные переживания его персонажа:

«вечерний жук медленно проплыл мимо, жужжа рядом с ухом, как будто сея тишину, покой и сумерки, хотя свет раннего летнего заката еще заливал полнеба своим ровным, долго не меркнущим сиянием»;

В другом прекрасном пассаже Бунин использует аллитерацию, чтобы очень эффектно подчеркнуть ритм океана:

«Горные черные океанские волны гулко бежали снаружи, а метель мощно свистела сквозь нагруженный такелаж, и весь лайнер содрогался, борясь и с бурей, и с волнами, как плуг, переворачивающий бушующую массу океана, которая беспрестанно бурлила и взмывала. вверх с лепестками пены; сирена, заглушенная туманом, стонала в смертельной тоске; вахтенные замерзли на морозе и почувствовали, что их мысли блуждают от чрезмерно сосредоточенного внимания; подводные глубины лайнера, где беззвучно кудахтали исполинские топки и своими раскаленными ущельями пожирали груды угля, с лязгом сгребаемые в них полуголыми, облитыми едким, грязным потом и зловещими от пламени мужчинами, были подобны жаркому темные недра последнего девятого круга ада.

Несмотря на сильную конкуренцию, из всей коллекции Таверна на берегу реки остается моим фаворитом. Это история, которая захватывает мое воображение. По сюжету рассказчик встречает старого знакомого, армейского врача в ресторане «Прага». Доктор немного встревожен встречей с поэтом Брюсовым, у которого на буксире была обожаемая девушка. У Брюсова ужасная репутация среди женщин, и этот опыт запомнился доктору. Он рассказывает историю о том, как много лет назад, предсказав душевную боль и беду, вмешался в отношения молодой женщины и «развратника».Он спрашивает себя:

«Почему, должен спросить, я вмешался? Имеет ли значение, как или почему кто-то счастлив? Эффекты постобработки? Ведь ты знаешь, так или иначе, всегда есть последствие — все оставляет в сердце жестокие следы, воспоминания, я имею в виду, которые особенно жестоки и мучительны, когда вспоминаешь о чем-то счастливом.

Читающая жизнь: Джентльмен из Сан-Франциско — Рассказ Ивана Бунина


 Джентльмен из Сан-Франциско — Рассказ Ивана Бунина — Впервые опубликовано в 1916 году Перевод С. С. Котелянский, Д. Х. Лоуренс и Леонард Вульф из журнала «Русский»

Я читал этот рассказ в прекрасной антологии «Русские рассказы от Пушкина до Буйды» — отредактированный и представленный Робертом Чендлером

«Во что очень скоро превратилась русская революция, никто не поймет». кто не видел. Зрелище это было совершенно невыносимо для всякого, кто не переставал быть человеком по образу и подобию Божию, и все, кому довелось бежать, бежали из России».

Иван Бунин

22 октября 1870 г. — родился в Воронеже, Россия

28 марта 1920 г. — переезжает в Париж, где проведет остаток своей жизни, с перерывами в сельской местности.Он навсегда останется антисоветчиком, а потом антинацистом

1933 — первый русский лауреат Нобелевской премии

8 ноября 1953 — умер в Париже

«Джентльмен из Сан-Франциско» считается одним из лучших произведений Ивана Бунина . Считаю чтение этой замечательной истории оправданным приобретением этого сборника.

Богатый мужчина из Сан-Франциско отправился в двухлетнее увеселительное путешествие по Европе. Ему за пятьдесят, его сопровождают жена и их незамужняя дочь 20-ти лет.Они находятся на роскошной лодке в Средиземном море

, обслуживая Идола, богатого роскошными номерами, чудесно описанными блюдами и большим количеством обслуживающего персонала. Бунин следит за тем, чтобы за это богатство платили рабочие, живущие в очень суровых условиях.

Отлично реализованы попутчики, Капитан, официанты столовой, обслуживающий персонал. Мы чувствуем волнение моря во время шторма. Мы селимся в отель на Капри с джентльменом из Сан-Франциско и его семьей.Его дочь без ума от «азиатского принца». Персонал комнаты полностью подлизывается к ним, надеясь на хорошие советы. За подхалимским поведением нам откроется болезненная правда.

Концовка действительно мощная, Под вырезанием всей роскоши и денег, как преходящей славы.

Скоро я прочитаю его роман 1910 года «Деревня», показывающий суровую жизнь русских крестьян, а в следующем месяце его рассказ «В Париже»..

.

Кокос | Журнал: Book//mark — Джентльмен из Сан-Франциско

Джентльмен из Сан-Франциско, 1915 г.
«Середина «Атлантиды», теплые, роскошные каюты, столовые, залы, излучали свет и радость, гудели от болтовни нарядной толпы, благоухали свежими цветами, трепетали от звуков струнного оркестра.И опять среди этой толпы, среди блеска огней, шелков, бриллиантов и обнаженных женских плеч мучительно корчилась и по временам судорожно сталкивалась стройная и гибкая пара наемных любовников. Греховно сдержанная хорошенькая девушка с опущенными ресницами и невинно убранными волосами и высокий молодой человек с черными, как будто приклеенными волосами, бледный от пудры, в изящнейших лаковых туфлях и узком, длиннохвостом фрак, кавалер, похожий на огромную пиявку. И никто не знал, что эта пара уже давно устала притворно мучить себя своими блаженными любовными муками под звуки похабно-грустной музыки; не знал никто и того, что лежало глубоко, глубоко внизу, на самом дне темного трюма, у сумрачных и душных недр корабля, так тяжело преодолевавшего тьму, океан, метель.

»Как сумрачная и знойная пучина ада, как девятый круг, было погруженное чрево парохода, где ревели и глухо хихикали исполинские печи, пожирая раскаленными пастями горы угля, хрипло брошенного людьми голые по пояс, залитые собственным разъедающим грязным потом и зловещие от пурпурно-красного отблеска пламени. А в буфете мужчины бойко клали ноги на столы, показывая свои лакированные туфли, потягивали коньяк или другие настойки, плавали в волнах душистого дыма и благовоспитанно болтали.


«Побрившись, умывшись и ловко расположив несколько искусственных зубов, стоя перед зеркалом, он смочил свои оправленные в серебро кисти и намазал остатки густых перламутровых волос на свой смуглый желтый череп. Он натянул на свое сильное старое тело с выпирающим от чрезмерной сытости животом кремовое шелковое белье, надел на плоскостопие черные шелковые носки и лакированные туфли. Он вложил звенья в блестящие манжеты своей белоснежной рубашки и, наклонившись вперед так, что манишка выпирала, поправил высоко подтянутые шелковыми подтяжками брюки и стал мучить себя, засовывая воротник — шпилька через жесткий воротник.Пол еще качался под ним, кончики пальцев болели, шпилька поминутно щипала дряблую кожу в углублении под кадыком, но он упорствовал и, наконец, с напряженными глазами и сизо-голубым от тугим воротником, закрывавшим горло, он кончил дело и в изнеможении сел перед трюмо, которое отражало его всего и повторяло его во всех других зеркалах.

— Ужасно! — пробормотал он, опуская свою крепкую лысую голову, но не пытаясь понять или узнать, что ужасно.Потом, с привычным внимательным вниманием осматривая свои короткие подагрические суставы пальцев и большие, выпуклые, миндалевидные ногти, повторил: «Это ужасно…»

«Что думал и чувствовал господин из Сан-Франциско в тот вечер, навсегда памятный для него? Надо сказать откровенно: абсолютно ничего исключительного. Беда в том, что все на этой земле кажется слишком простым. сердце его, предчувствие, что что-то должно было случиться, он вообразил бы, что это произойдет не так скоро, по крайней мере, не сейчас.

«Шлюпки бились о борт корабля, матросы и пассажиры восторженно кричали, и где-то ребенок, словно раздавленный насмерть, захлебнулся криком. Влажный ветер дул в двери, а снаружи, с качающейся лодки под флагом отеля «Рояль», какой-то парень с гортанным французским преувеличением не переставая кричал: «Рр-ру-аль! Отель Рррой-аль! «, намереваясь заманить пассажиров на борт своего корабля. Тогда джентльмен из Сан-Франциско, чувствуя себя, как он и должен был чувствовать себя, весьма старым человеком, с тоской и злобой подумал обо всех этих «Роялах», «Сплендидах», «Эксельсиорах», «и этих жадных, никчемных, вонючих чесноком людей, называемых итальянцами.Однажды, во время привала, открыв глаза и поднявшись с дивана, он увидел под скалистым утесом-завесой берега груду таких убогих каменных лачуг, затхлых и заплесневелых, налепленных друг на друга у самой воды, среди лодок и всяких тряпок, консервных банок и коричневых рыбацких сетей, и, вспомнив, что это и есть та самая Италия, которой он приехал насладиться, его охватило отчаяние. . ».

«На вторую и третью ночь опять был бал — на этот раз посреди океана, во время бешеной бури, пронесшейся над океаном, ревущим, как поминальная месса, и вздымающимся гористыми морями, окаймленными траурной серебристой пеной.Дьявол, который со скал Гибралтара, каменных ворот двух миров, наблюдал, как корабль исчезает в ночи и буре, едва различал из-за снега бесчисленные огненные глаза корабля. Дьявол был огромен, как утес, но корабль был еще больше, многоярусный, многоярусный великан, созданный высокомерием Нового Человека с его древним сердцем».

Джентльмен из Сан-Франциско, Иван Бунин, 1915 год

Опубликовано в 5-м томе сборника «Слово», Москва

г.из Сан-Франциско читать полностью. Джентльмен из Сан-Франциско

Бесчисленные огненные глаза корабля были едва видны за снегом Дьяволу, наблюдавшему со скал Гибралтара, из каменных врат двух миров, на корабль, уходящий в ночь и метель. Чёрт был огромен, как скала, но ещё огромнее был его корабль, многоярусный, многотрубный, созданный гордостью Нового Человека со старым сердцем, Вьюга била в его снасти и широкогорлые дудки, белый от снега, но он был тверд, солиден, величав и страшен.На самой верхней крыше его, одиноко среди снежных вихрей, стояли те уютные, тускло освещенные покои, где, погруженный в чуткую и тревожную дремоту, над всем кораблем восседал его грузный возница, как языческий истукан. Он слышал тяжелые завывания и бешеные визги задушенной бурей сирены, но успокаивал себя близостью того, что, в конце концов, для него самого непонятного, что находилось за его стеной того большого, как бы бронированного кабину, которая то и дело наполнялась таинственным гулом, дрожью и сухим треском синих огней, которые вспыхивали и взрывались вокруг бледнолицего телеграфиста с металлическим полукольцом на голове.В самом низу, в подводном чреве «Атлантиды», тускло блестела сталь, шипя пар и источая кипящую воду и масло, тысячи пудов котлов и всяких других машин, та кухня, раскаленная под адскими печами, в которой движение корабля кипело, — страшные в своей концентрации бурлили силы, передававшиеся до самого его киля, в бесконечно длинную темницу, в круглый тоннель, слабо освещенный электричеством, где медленно, с подавляющим оцепенением человеческой души, гигантская шахта вращалась в своем маслянистом ложе, как живое чудовище, растянувшееся в этом туннеле, похожем на пасть… А середина «Атлантиды», ее столовые и бальные залы изливались светом и радостью, гудела от разговоров нарядной толпы, пахло свежими цветами, пела струнным оркестром. И снова мучительно извиваясь, а иногда судорожно сталкиваясь среди этой толпы, среди блеска огней, шелков, бриллиантов и обнаженных женских плеч, тонкая и гибкая пара наемных любовников: греховно-скромная, хорошенькая девушка с опущенными ресницами, с невинной прической и высокий молодой человек с черными, как бы склеенными волосами, бледными от пудры, в тончайших лакированных туфлях, в узком фраке с длинными фалдами, — красавец, похожий на огромную пиявку.И никто не знал ничего, что давно наскучило этой паре, притворяющейся, что терзается их блаженными муками под бессовестно-грустную музыку, ни того, что глубоко-глубоко под ними, на дне темного трюма, гроб стоит, рядом с сумрачным и знойные недра корабля, тяжело преодолевающие тьму, океан, метель. ..

Господин из Сан-Франциско — его имени никто не помнил ни в Неаполе, ни на Капри — отправился в Старый Свет на целых два года, с женой и дочерью, исключительно ради развлечения.

Он был твердо уверен, что имеет полное право на отдых, удовольствие, долгое и комфортное путешествие и мало ли на что еще. Для такой уверенности у него были причины, что, во-первых, он был богат, а во-вторых, он только начал жизнь, несмотря на свои пятьдесят восемь лет. До этого времени он не жил, а только существовал, хотя и неплохо, но все же возлагая все надежды на будущее. Он работал не покладая рук — китайцы, которых он расписал на работу с аж тысячами, прекрасно знали, что это значит! — и, наконец, он увидел, что многое уже сделано, что он почти догнал тех, кого когда-то взял за образец, и решил сделать перерыв.Народ, к которому он принадлежал, имел обыкновение начинать наслаждение жизнью с путешествия в Европу, в Индию, в Египет. Он надел его, и он сделал то же самое. Конечно, он хотел вознаградить себя прежде всего за годы труда; однако он также был рад за свою жену и дочь. Его жена никогда не отличалась особой впечатлительностью, но ведь старые американки — страстные путешественницы. А что до дочери, девицы в возрасте и слегка болезненной, то путешествие было для нее совершенно необходимо — не говоря уже о пользе для здоровья, разве в путешествии не бывает счастливых встреч? Иногда сидишь за столом или смотришь на фрески рядом с миллиардером.

Маршрут разработал джентльмен из Сан-Франциско. В декабре и январе он надеялся насладиться южным итальянским солнцем, древними памятниками, тарантеллой, серенадами странствующих певцов и тем, что чувствуют люди его возраста! особенно тонко — с любовью к юным неаполитанкам, пусть и не совсем бескорыстной, он задумал провести карнавал в Ницце, в Монте-Карло, куда в это время стекается самое избирательное общество — то самое, от которого зависят блага цивилизации : и фасон смокингов, и крепость тронов, и объявление войн, и благополучие гостиниц, — где одни страстно предаются автомобильным и парусным гонкам, другие — рулетке, третьи — тому, что принято называть флиртом, и в-четвертых, стреляющих голубей, которые очень красиво парят из клеток над изумрудной лужайкой, на фоне моря, цвета незабудок, и тут же стучат о землю белыми комочками; начало марта он хотел посвятить Флоренции, страсти божьей приехать в Рим, чтобы послушать там Мизерере; включал в свои планы и Венецию, и Париж, и корриду в Севилье, и плавание на английских островах, и Афины, и Константинополь, и Палестину, и Египет, и даже Японию — разумеется, уже на обратном пути. .. И все пошло сначала Великолепно.

Был конец ноября, и мне предстояло плыть до Гибралтара, то в ледяной дымке, то в буре с мокрым снегом; но они плыли вполне благополучно.

Пассажиров было много, пароход — знаменитый Атлантис — выглядел как огромный отель со всеми удобствами — с ночным баром, с восточными банями, со своей газетой — и жизнь на нем протекала очень размеренно: доставали вставали рано, при звуках труб, резких, которые разносились по коридорам даже в тот хмурый час, когда свет так медлителен и недружелюбен над серо-зеленой водной пустыней, сильно взволнованной в тумане; надевать фланелевую пижаму, пить кофе, шоколад, какао; затем садились в мраморные ванны, делали гимнастику, возбуждающую аппетит и самочувствие, делали дневные туалеты и шли на свой первый завтрак; до одиннадцати часов полагалось бодро ходить по палубам, вдыхая холодную свежесть океана, или играть в шаффлборд и другие игры для нового возбуждения аппетита, а в одиннадцать — подкрепляться бутербродами с бульоном ; подкрепившись, с удовольствием читали газету и спокойно ждали второго завтрака, еще более питательного и разнообразного, чем первый; следующие два часа были посвящены отдыху; все палубы были тогда заполнены лонгшесами, на которых лежали путники, укрытые одеялами, глядя в облачное небо и на пенистые бугры, мелькавшие за бортом, или сладко дремали; в пять часов, освеженных и веселых, давали крепкий душистый чай с печеньем; в семь возвестили трубами, что составляет главную цель всего этого существования, его венец. ..И тогда джентльмен из Сан-Франциско, потирая руки от прилива жизненных сил, поспешил в свою богатую роскошную каюту — одеться.

По вечерам этажи «Атлантиды» зияли во мраке, словно огненными бесчисленными глазами, а в поварах, посудомойках и винных погребах работало множество прислуги. Страшен был океан, шедший за стенами, но о нем не думали, твердо веря в власть над ним полководца, рыжеволосого человека чудовищных размеров и веса, всегда как бы сонного, похожего в своем мундире, с широкими золотыми полосами на огромном идоле и очень редко появляющимися на людях из их таинственных покоев; на танке ежеминутно с адским мраком и визгом лютой злобы выла сирена, но мало кто из обедающих слышал сирену — ее заглушали звуки прекрасного струнного оркестра, изысканно и неустанно игравшего в мраморном двухэтажном зале , покрытые бархатными коврами, празднично залитые дамами и переливающимися огоньками дамскими декалями во фраках и смокингах, стройные лакеи и почтительный метрдотель, среди которых один, тот, что принимал заказы только на вино, даже ходил с цепью на шее, как какой-нибудь лорд-мэр. Смокинг и накрахмаленное белье очень молодили джентльмена из Сан-Франциско. Сухой, невысокий, неправильно скроенный, но крепко сшитый, вычищенный до блеска и в меру живой, он сидел в золотом жемчужном сиянии этого дворца за бутылкой янтаря Йоханнисберга, за рюмками и кубками из тончайшего стекла, за кучерявым букетом гиацинты. Было что-то монгольское в его желтоватом лице с подстриженными серебряными усами, большие зубы блестели золотыми пломбами, а крепкая лысина цвета старой слоновой кости.Богато, но по годам жена была одета, женщина крупная, широкая и спокойная; трудная, но легкая и прозрачная, с невинной откровенностью — дочка, высокая, худенькая, с пышными волосами, очаровательно убранными, с ароматным от фиалковых пирожных дыханием и с нежнейшими розовыми прыщиками возле губ и между лопатками, слегка припудренная. ..Ужин длился более часа, а после обеда в бальном зале открылись танцы, во время которых мужчины — в том числе, разумеется, и джентльмен из Сан-Франциско — поднимая ноги, решали на основании последних обменных известий судьбу народов, бар, где обслуживали негры в красных мундирах, с белками, похожими на очищенные твердые яйца.

Господин из Сан-Франциско, его имени никто не помнил ни в Неаполе, ни на Капри, — он уехал в Старый Свет на целых два года, с женой и дочерью, исключительно ради развлечения.

Он был твердо уверен, что имеет полное право на отдых, удовольствие, долгое и комфортное путешествие и мало ли что еще. Для такой уверенности у него были причины, что, во-первых, он был богат, а во-вторых, он только начал жизнь, несмотря на свои пятьдесят восемь лет. До этого времени он не жил, а только существовал, хотя и неплохо, но все же возлагая все надежды на будущее.Он работал не покладая рук — китайцы, которых он расписал на работу с аж тысячами, прекрасно знали, что это значит! — и, наконец, он увидел, что многое уже сделано, что он почти догнал тех, кого когда-то взял за образец, и решил сделать перерыв. Народ, к которому он принадлежал, имел обыкновение начинать наслаждение жизнью с путешествия в Европу, в Индию, в Египет. Он надел его, и он сделал то же самое. Конечно, он хотел вознаградить себя прежде всего за годы труда; однако он также был рад за свою жену и дочь. Его жена никогда не была особенно чувствительной, но все пожилые американки — страстные путешественницы. А что до дочери, девицы в возрасте и слегка болезненной, то путешествие было для нее совершенно необходимо — не говоря уже о пользе для здоровья, разве в путешествии не бывает счастливых встреч? Иногда сидишь за столом или смотришь на фрески рядом с миллиардером.

Маршрут разработал джентльмен из Сан-Франциско. В декабре и январе он надеялся насладиться южным итальянским солнцем, древними памятниками, тарантеллой, серенадами странствующих певцов и тем, что чувствуют люди его возраста! Особенно тонко — с любовью к молодым неаполитанкам, пусть и не совсем бескорыстной, он задумал провести карнавал в Ницце, в Монте-Карло, куда в это время слетается самое избирательное общество — то самое, на котором все блага цивилизации зависят: и фасон смокинга, и крепость тронов, и объявление войн, и благополучие гостиниц, — где одни с азартом предаются автомобильным и парусным гонкам, другие — рулетке, третьи — тому, что принято называть флиртом, и четвертая — стрельбе по голубям, которые очень красиво парят из клеток над изумрудной лужайкой, на фоне моря в цветах незабудок и т. д.

Вот вводный фрагмент книги.
Для свободного чтения открыта только часть текста (ограничение правообладателя). Если вам понравилась книга, полный текст можно получить на сайте нашего партнера.

Часть 1.

Прочитайте отрывок ниже и выполните задания 1–7; 8, 9.

«Господин из Сан-Франциско» И.А. Бунин

Господин из Сан-Франциско — его имени никто не помнил ни в Неаполе, ни на Капри — уехал в Старый Свет на целых два года, с женой и дочерью, исключительно ради развлечения.

Он был твердо уверен, что имеет полное право на отдых, удовольствие, путешествие во всех отношениях отлично. Для такой уверенности у него были причины, что, во-первых, он был богат, а во-вторых, он только начал жизнь, несмотря на свои пятьдесят восемь лет. До этого времени он не жил, а только существовал, хоть и недурно, но все же возлагая все надежды на будущее. Он работал не покладая рук — китайцы, которых он расписал на работу с аж тысячами, прекрасно знали, что это значит! — и, наконец, увидел, что многое уже сделано, что он почти догнал тех, кого когда-то взял за образец, и решил сделать перерыв. Народ, к которому он принадлежал, имел обыкновение начинать наслаждение жизнью с путешествия в Европу, в Индию, в Египет. Он надел его, и он сделал то же самое. Конечно, он хотел вознаградить себя прежде всего за годы труда; однако он также был рад за свою жену и дочь. Его жена никогда не была особенно чувствительной, но все пожилые американки — страстные путешественницы. А что до дочери, девицы немолодой и слегка болезненной, то путешествие было для нее совершенно необходимо: не говоря уже о пользе для здоровья, не бывает ли в путешествиях счастливых встреч? Иногда сидишь за столом или смотришь на фрески рядом с миллиардером.

Маршрут разработал джентльмен из Сан-Франциско. В декабре и январе он надеялся насладиться солнцем южной Италии, памятниками старины, тарантеллами, серенадами странствующих певцов и тем, что особенно тонко чувствуют люди в его годы, — любовью юных неаполитанок, пусть и не совсем бескорыстной. ; он думал провести карнавал в Ницце, в Монте-Карло, куда в это время стекается самое избирательное общество, где одни увлеченно предаются автомобильным и парусным гонкам, другие — рулетке, третьи — тому, что принято называть флиртом, а четвертые — стрельбе голуби, которые очень красиво парят из клеток над изумрудной лужайкой, на фоне моря цвета незабудок, и тут же бьют о землю белыми комочками; он хотел посвятить начало марта Флоренции, приехать в Рим на страсти Господни, послушать там Мизерере*; включал в свои планы и Венецию, и Париж, и корриду в Севилье, и плавание на английских островах, и Афины, и Константинополь, и Палестину, и Египет, и даже Японию, — разумеется, уже на обратном пути. .. И это все. поначалу шло нормально.

* «Помилуй» (лат.) — католическая молитва.

При выполнении заданий 1-7 ответ необходимо давать в виде слова или словосочетания. Напишите слова без пробелов, знаков препинания и кавычек.

1

Определить жанр произведения.

2

Каким термином принято обозначать устойчивые сочетания слов, значение которых может совпадать со значением одного слова («Он работал не покладая рук…»)?

3

Назовите изобразительный прием, основанный на сопоставлении явления или понятия с другим явлением или понятием с целью выделения особенно важного в художественном смысле признака («на фоне моря незабудок красок» ).

4

Установите соответствие между персонажами и их портретными описаниями: для каждой позиции в первом столбце выберите соответствующую позицию из второго столбца.

Для каждой позиции в первом столбце сопоставьте соответствующую позицию из второго столбца.

ПЕРСОНАЖИ ПОРТРЕТ ОПИСАНИЕ
А) джентльмен из Сан-Франциско 1) «он был совсем не хорош собой и странен — ​​очки, котелок, английский сюртук, и волосы редкие усы были как у лошади, смуглая беговая кожа на его плоском лице была точно натянута и казался слегка лакированным»
Б) его жена 2) «было что-то монгольское в его желтоватом лице с подстриженными серебристыми усами, его большие зубы блестели золотыми пломбами, крепкая лысина со старой слоновой костью»
С) его дочь 3) «высокий, худощавый, с пышными волосами, очаровательно убранными, с ароматным от фиалковых пирожных дыханием и с нежнейшими розовыми прыщиками возле губ и между лопатками, слегка напудренный. ..»
4) знаменитая красавица, высокая, удивительно сложенная блондинка «с накрашенными по последней парижской моде глазами», держащая на серебряной цепочке «крохотную, согбенную, потрепанную собачку»
5) «женщина крупная, широкая и спокойная», «богато, но одета годами»

Ответ запишите цифрами без пробелов и других знаков.

5

Как называется вид пути, в основе которого лежит передача названия по подобию или аналогии («и сразу белыми глыбами на землю ударил…»)?

6

Какую же насмешку, содержащую особую уничижительную силу, использует автор («…самое избирательное общество, где одни увлеченно предаются автомобильным и парусным гонкам, другие — рулетке, третьи — тому, что принято называть флиртом, а четвертый на стрельбу по голубям…»)?

7

Повышенный уровень сложности

Часть 2.

Прочитайте приведенную ниже работу и выполните задания 10-14; 15, 16.

«Поэт и гражданин» Н.А. Некрасов

Гражданин

Гроза молчит, волной бездонной

Небеса спорят в сиянии

И ветер ласковый и сонный

Едва бежит паруса2 9007 Корабль красиво качает2, —

, слаженно,

И сердца путников спокойны

Словно вместо корабля

Твердая земля под ними.

Но грянул гром; буря стонет

И рвет снасти, и стремится к мачте,

Не время играть в шахматы

Не время песни петь!

Вот собака — и эту опасность знает

И безумно лает на ветер:

У него нет других дел …

Что бы ты сделал, поэт?

Неужели в хижине далекой

Ты бы стал вдохновенной лирой

Угодить слуху ленивцев

И заглушить рев бури?

Ответом на задания 10-14 является слово или словосочетание, или последовательность чисел. Пишите ответы без пробелов, запятых и других дополнительных символов.

10

Сформулировать суть эстетической и политической декларации гражданина.

11

Укажите номер строки, в которой фигурирует изображение, ставшее символом поэзии, поэзии.

12

Произведение создает ситуацию особого речевого общения поэта и гражданина. Как называется эта форма общения?

13

Из списка ниже выберите три названия художественных средств и приемов, использованных поэтом в строках 9-12 данного отрывка. Запишите цифры, под которыми они указаны.

1) перифраз

2) гипербола

3) аллитерация

4) олицетворение

5) анафора

14

Каким термином принято обозначать эмоциональное содержание художественного произведения, чувства, страстное вдохновение, которые автор вкладывает в текст, рассчитывая на сопереживание читателя?

8.Какова семантика возраста главных героев произведения (джентльмен из Сан-Франциско, его жена, дочь)?

Приступая к формированию развернутого ответа на вопрос задания, следует помнить, что понятие «возраст», включающее в себя знания, представления, оценки, ассоциации и образы, характеризующие физическое, психическое и социальное состояние человека, определяет его существование во времени.

Обратите внимание, что возраст в «Лорде из Сан-Франциско» — важнейшая смысловая деталь внешности, поведения и мировоззрения персонажа.Он помогает представить портрет героя, является толчком к рассказу о его жизни, связывает события настоящего с важнейшими событиями прошлого и т. д.

Далее покажите, что возраст главных героев И.А. Бунин соотносит с их физическими, психическими и социальными особенностями. Убедиться, что при его специфической фиксации (главному герою пятьдесят восемь лет) возраст также является обобщающей характерологической деталью, свидетельствующей о типичных чертах, связанных с культурной жизнью общества («жена его никогда не отличалась особой впечатлительностью, но ведь , все пожилые американки — страстные путешественницы»).Такой же деталью становится возраст дочери джентльмена из Сан-Франциско, «молодая женщина» и «слегка болезненная».

Обратите внимание, что возраст джентльмена из Сан-Франциско связан с символическим образом «Нового человека со старым сердцем». Убедитесь, что изображение смерти в повести парадоксально: жизнь «Нового человека со старым сердцем» воспринимается как состояние духовной смерти, тогда как физическая смерть несет в себе возможность пробуждения души.

В заключение сделайте вывод о смысловой и эстетической значимости категории «возраст» в повести И.А. Бунин.

9. В каком произведении русской литературы 20 века сохраняется традиция безымянности персонажа как признак обобщения и чем она отличается от произведения И. А. Бунина?

Размышляя над поставленной проблемой, помните, что безымянность главного героя в произведении – результат сознательного выбора автора. Она контрастирует с неймингом любого, даже самого незначительного, эпизодического персонажа и становится более яркой характеристикой, чем любое имя.

Используя свои знания в области истории русской литературы, выявите истоки этой традиции (безымянный товарищ из древнерусского быта «Сказка о горе-злом части», «проницательный читатель» из романа Н. Г. Чернышевского «Что делать?» Достоевского из «Записок из подполья» и др.).

Покажите, как эта традиция продолжилась в 20 веке. Заметим, что факт безымянности только усиливает высокое значение слова «мастер», ставшего именем героя романа «Мастер и Маргарита» М. А. Булгакова.Объясните концептуальную природу выбора автора. Подчеркните, что Мастер — это общее соглашение об именах для всех избранных, для всех истинных художников. Называние героя этим именем ставит Мастера в один ряд с его великими предшественниками.

Показать, что безымянность героя И.А.Бунина имеет свое отличие от безымянности Мастера. Джентльмен из Сан-Франциско — один из рядовых «многих». Его настоящее имя не добавило бы никакой дополнительной информации к характеристике его личности.Это не имеет никакого значения ни для семьи героя, ни для слуг, ни для врача, объявляющего ему смерть.

Подводя итог своим наблюдениям, отметим, что разница в использовании традиционного для русской литературы метода безымянности объясняется своеобразием мировоззрения и авторским замыслом художников.

15. Почему Н.А. Некрасов избрал для стихотворения «Поэт и гражданин» не монологическую, а диалогическую, драматизированную форму?

Приступая к формированию развернутого ответа на вопрос о задании, помните, что стихотворение «Поэт и гражданин» было написано после цензуры первого сборника 1856 года.

ПО. Последнее произведение Некрасов мог поместить либо в конец сборника, либо в начало. Выбрав последний вариант, поэт придал известному тексту характер вступления и программы.

Объясните далее, что диалог используется, с одной стороны, как традиционная форма полемики между представителями полярных художественных течений 60-х (революционно-демократического и «чистого» искусства).

С другой стороны, диалог позволяет автору передать спор двух голосов, звучащих в его собственной душе.Он позволяет честно, сурово и горько рассказать о тернистом пути, избранном поэтом на благо народа и Родины, намекнуть о его сомнениях и надеждах.

В заключение делаем вывод, что избранная Н. А. Некрасовым форма наиболее точно соответствует специфике идейно-художественного содержания поэмы «Поэт и гражданин».

16. В каких произведениях русской лирики создается ситуация идейно-эстетического столкновения двух антагонистов, один из которых поэт, и как она соотносится с художественной версией Н.А. Некрасов?

Чтобы представить собственное суждение по предложенной теме, вспомним, что ситуация идейно-эстетического столкновения двух антагонистов, один из которых поэт, неоднократно использовалась в русской лирике XIX века.

Объясните, почему многие известные поэты актуализировали ситуацию спора: спор носит информативный характер, он ориентирован на результат, его цель обычно прагматична. Идеальным аргументом является диалог, в котором один из говорящих выдвигает тезис, а собеседник выдвигает некий антитезис.

Приведите примеры, доказывающие многократное использование аналогичной ситуации для реализации авторского замысла. Для этого обратимся к содержанию известного произведения Александра Пушкина «Разговор книгопродавца с поэтом», в котором идет полемика между поэтом, отстаивающим приоритет позиций «чистого искусства», и гражданин, провозглашающий идеи общественно значимого творчества («Будь гражданином!. .»).

Помните стихотворение М.Ю. Лермонтова «Журналист, читатель и писатель», в которой позиция творца противопоставляется точке зрения критика и писателя.Покажите, какое направление принимает в данном произведении конфликт «поэт — толпа» (толпа олицетворяется в образе недовольного современной литературой читателя).

Сделать вывод, что ситуация идейно-эстетического столкновения двух антагонистов, один из которых поэт, позволяет А.С. Пушкин, М.Ю. Лермонтов и Н.А. Некрасов наиболее ярко представляют его гражданские и литературные убеждения.

17.1. Какие стихи М.Ю. Лермонтова можно считать инвективой (гневной обвинительной речью)?

Перед тем, как приступить к выполнению задания, воспользуйтесь понятийным аппаратом литературоведения и введите термин, который вы будете использовать для характеристики понятия «инвектива».Покажите, что термин «инвектива» употребляется исследователями как синоним обличительной речи.

Объясните, что злобный тон и субъективная организация являются отличительными чертами жанра инвективы. Обратите внимание, что инвективы представляют собой обращения к адресату с формальными признаками (местоимения «ты», «вы», соответствующие формы глаголов, повеления и обращения).

Обратите внимание, что с композиционной точки зрения строки, организованные в форме «ты», занимают отдельные части текста, определяя тональность произведения и его жанровое содержание.

Показать, что признаком инвективы является специфика временной организации: грамматическое настоящее, переходящее в будущее, что связано с идеей возмездия, наказания. Отметим, что авторское сознание выражено как обобщенное (творец текста соотносит себя со своим поколением).

Далее определите стихотворения, соответствующие вышеперечисленным критериям («Смерть поэта», «Прощай, немытая Россия…», «Не унижусь перед тобой…», «Журналист, читатель и писатель» , и т.д.).

Выделить в них тематические группы (интимно-лирические, социальные) (с точки зрения объекта воздействия).

Охарактеризуйте своеобразие лермонтовской инвективы (несмотря на ее обличительный характер, в отличие от сатиры, в ней нет стыдливости, редукции подробностей, матерных словечек, используется высокая лексика, различные способы создания выражения, такие как многоточие, графический «текстовый эквивалент»).

Все это позволит сделать вывод, что в работе М.Ю. Лермонтова ярко воплощены признаки инвективного жанра.

17.2. Какова роль зоологических подробностей в рассказах А. П. Чехова?

Размышляя над поставленной проблемой, вспомним, что в системе чеховских изобразительно-выразительных средств особое место занимает зоологическая деталь. Он способствует раскрытию композиционных и характерологических особенностей названий животных в прямом и переносном значениях.

Покажите, как зоологическая деталь используется для создания образа «маленького» человека.Отметим, что фамилия Червяков в контексте рассказа А. П. Чехова «Смерть чиновника» побуждает читателя соотнести персонажа с червяком. Обратите внимание на то, что фамилия «Червяков» включена в контекст русской классики и перекликается с хрестоматийными строками Г. Р. Державина, говорящего о ничтожности и в то же время величии человека: «Я царь — Я раб, я червяк — я Бог!» Показать, что Червяков А. П. Чехова — существо жалкое, низкое и ничтожное, «бескостное» и «беспозвоночное».

Сделайте промежуточный вывод о том, что зоологическая деталь позволяет автору рассказа точно охарактеризовать особенности нравственных качеств и характерологию социального поведения «маленького человека».

Убедиться, что практически весь анималистический фонд связан с понятием «хамелеон» представлен Чеховым в одноименном рассказе.Показать, что идея хамелеонизма (то есть приспособления к меняющейся среде путем изменения цвета кожи) разворачивается в рассказе в образно-метафорическом смысл (хамелеон – беспринципный человек, который легко меняет свои взгляды в зависимости от обстоятельств).

При этом отметим, что название имеет не только метафорический, но и буквальный план (писатель актуализирует характеристики этого природного явления: настороженность, пугливость, трусость, готовность прятаться, умение приспосабливаться, изменяться, переменчивость).

Покажите функциональное значение зоологической детали, которую автор использует в рассказе «Дама с собачкой» для характеристики случайных друзей Гурова (когда герой охладел к ним, их красота вызывала в нем ненависть и «кружево на их нижнее белье казалось ему тогда чешуей»).

Сделайте вывод, что зоологическая подробность в рассказах А.П.Чехова характеризует героев с точки зрения интеллектуальных, нравственных качеств и социального поведения. В нем отражено глубокое несовершенство человеческого общества, духовное крушение современников Чехова.

17.3. Выявить типологические черты героя-праведника (на материале произведений русской деревенской прозы).

Приступая к работе над сочинением, помните, что тип праведника представлен в русской деревенской прозе разнообразно и многопланово.Назовите произведения, в которых этот тип проявляется наиболее ярко («Матренин двор» А. И. Солженицына, «Последний поклон» В. П. Астафьева, «Последний срок» и «Прощание с матерью» В. Г. Распутина, «Души» В. М. Шукшина, «Привычное дело» В.И. Белова, «Родная» В.И. Лихоносова и др.).

Представьте себе героев известных вам праведников: Матрёну («Матренин двор»), Екатерину Петровну («Последний поклон»), Анну («Последний срок»), Матрёна («Прощание с матерью») Охарактеризуйте их типологические признаки.

Обратите внимание на особое значение возраста героев: это, как правило, старики или очень пожилые люди. Объясните причину: хранители старины, они олицетворяют стереотип жизненного поведения, освященный вековыми традициями.

Показать, что, несмотря на различие судеб и вех в выдуманной биографии, все они представляют особый психологический тип: это совестливые, добрые, честные и чистые люди. Важнейшее качество этого типа — самоотверженность.

Обратите внимание на цельность натуры: такой герой «равняется себе», внутренняя психическая и духовная устойчивость — его внутренняя норма.

Указать, что типологические свойства персонажей, влияющие на формы повествования (в произведениях, как правило, острое развитие сюжета, конфликтные ситуации и т.п.), исключаются.

В заключение делаем вывод, что особые типологические черты праведного героя делают его духовно-нравственным ориентиром и нравственно-этическим эталоном. Авторы-сельчане создают характеры принципиально стереотипные, типичное в них доминирует над индивидуальным.

Слайд 1

Описание слайда:

Слайд 2

Описание слайда:

Slide 3

  • 8

  • 8 Slide Описание:

  • 8

  • 9

  • 8 Slide 5

  • 8 Slide Описание:

    Slide 6

    слайдов Описание:

    Слайд 7

    слайдов Описание:

    Слайд 8

    слайдов Описание:

    Слайд 9

    Описание слайда:

    Слайд 10

    Описание слайда:

    I.Бунин С1. Какова основная идея И. Рассказ А. Бунина? С2. В каких произведениях русских классиков звучит тема «духовного умерщвления» и что сближает их с повестью «Господь из Сан-Франциско»? Семья Курагиных в романе Толстого, В Мастере и Маргарите есть все они, первый Берлиоз. Этих типов много. У Чехова «Ионыч», у Бунина «Господин из Сан-Франциско», у Гончарова «Обломов». Мертвые души» Гоголя.

    Слайд 11

    Описание слайда:

    I.Бунин С5. Каковы нравственные уроки И.А. Бунина «Джентльмен из Сан-Франциско»? Как выражена авторская позиция в романе И.А. Бунина «Джентльмен из Сан-Франциско»? В чем, на Ваш взгляд, трагедия главного героя повести И.А. Бунина «Джентльмен из Сан-Франциско»? Как соотносятся вечное и сиюминутное в повести И.А. Бунин «Мастер из Сан-Франциско»? «Горе тебе, Вавилон, город крепкий!» Как, по-вашему, отразилась мысль об этих страшных словах из Апокалипсиса у И.Рассказ Бунина «Владыка из Сан-Франциско»? Почему все плывущие на Атлантиде (и праздные богачи, и измученные матросы) обречены на гибель? С5.3 Как раскрывается тема земного и вечного в прозе И. А. Бунина? С5.3. Почему главный герой И.Л. Бунина «Джентльмен из Сан-Франциско» не имеет имени?

    Slide 12

  • 8 Slide Описание:

  • 8

  • 8 Slide 14

  • 8 Slide Описание:

    Slide 15

    слайдов Описание:

    Слайд 16

    слайдов Описание:

    слайдов 17

    слайдов Описание:

    слайдов 18

    Слайд Описание:

    Slide 19

  • 8 Slide Описание:

    слайд 20

  • 8 Slide Описание:

    M. Горький С1. Какие черты характера героя позволяют раскрыть этот фрагмент текста? С2. В произведениях каких русских писателей (поэтов, драматургов) звучит тема гордыни, тщеславия и «превосходства, может быть, мнимого», и в чем эти произведения созвучны легенде о «сыне орла»? С5.3 Как отражается идеал и антиидеал человека в повести М. Горького «Старуха Изергиль»? С5.3. Какие нравственные вопросы решает М. Горький в рассказе «Старуха Изергиль»? С5.3. Какова роль композиции в раскрытии идейного содержания повести М. Горького «Старуха Изергиль»? С5.3. Какие черты романтизма присущи повести М. Горького «Старуха Изергиль»?

    Slide 21

  • 9

  • 8 Slide Описание:

  • 8

  • 8

  • 8 Slide 23

  • 8 Slide Описание:

    Slide 24

    слайдов Описание:

    слайдов 25

    слайдов Описание:

    слайдов 26

    слайдов Описание:

    слайдов 27

    Описание слайда:

    Слайд 28

    .
  • Добавить комментарий

    Ваш адрес email не будет опубликован.