Бруно философ: Бруно Джордано

Содержание

Джордано Бруно



Джордано Бруно

Миновало 400 лет со времени сожжения выдающегося ученого Джордано Бруно (январь(?) 1548 — 17.02.1600). На современников его смерть произвела не меньшее впечатление, чем выдвинутые им идеи. И поныне имя Джордано Бруно знают буквально все, хотя его помнят именно как жертву инквизиции. Связно рассказать, в чем же заключалась научная новизна воззрений Бруно, теперь мало кто сможет.

К сожалению, из-за этого возник изрядный «перекос» в понимании не только судьбы ученого, но и средневековой жизни вообще. Бесконечные повторы в энциклопедиях и учебниках, что Бруно «развивал космогонию Коперника, отстаивал концепцию о бесконечности Вселенной» и был «обвинен в ереси и сожжен инквизицией в Риме», породили устойчивое мнение, будто ученого казнили именно за высказывание им своих идей. Сложился образ беззащитного гения на фоне косных, злобных церковников. Между тем церковь во времена Бруно отнюдь не была гонительницей науки, и ученому никто не запрещал размышлять, пусть даже развивая идеи Коперника.

Книга Николая Коперника «О вращении небесной сферы», опубликованная в 1543 г., в год смерти ученого, была запрещена католической церковью только в 1616 году. Коперник не скрывал своей работы и не считал ее противоречащей основам веры. Более того, в 1542 г. в письме Папе Павлу III он сообщал, что публикует книгу по просьбе своих друзей: кардинала Николая Шонберга и епископа Тидеманна Гизе; просили о публикации и «многие другие выдающиеся и ученейшие люди». В предисловии «К читателю. О предположениях, лежащих в основе этой книги» ее редактор богослов Андреас Осиандер преподносил гелиоцентрическую систему мира лишь как некий способ расчета видимых движений небесных светил, имеющий такое же право на существование, как и геоцентрическая система мироздания Клавдия Птолемея.

Джордано Бруно, вдохновленный идеями Коперника, стал пропагандировать идею о бесконечности Вселенной и о бесконечном множестве обитаемых миров. Средневековые схоласты легко опровергали его постулат: не может быть бесконечного множества миров, если Бог один, и Сын его один. А Бруно высмеивал этот аргумент, высказываясь уже не о строении физической Вселенной, а об ошибочности основ веры.

Но даже после сожжения Бруно основные космогонические идеи Коперника и его последователя не были запрещены. Только интриги между французской и испанской партиями за влияние на папский престол инициировали рассмотрение святой инквизицией двух вопросов: находится ли в центре мира неподвижное Солнце и вращается ли вокруг него Земля. Положительный ответ на первый вопрос был признан еретическим, а на второй — ошибочным. Так через 73 года после смерти Коперника и через 16 лет после сожжения Бруно их идеи были отвергнуты церковью.

Филиппо Бруно родился в 1548 г. в Ноле близ Неаполя. В 11 лет его привезли в Неаполь изучать литературу, логику, диалектику. В 15 лет он поступил в местный монастырь Св. Доменика, где продолжил обучение. Здесь он принял сан священника и то имя, под которым стал известен, — Джордано. Однако усиленные занятия выработали в нем критическое отношение к догматам церкви и схоластике.

Джордано Бруно — философ, поэт и сатирик-памфлетист — под влиянием трудов Коперника весьма своеобразно воспринимал теологию. Особой нелюбовью пользовалось у него признанное церковью учение Аристотеля. Своими высказываниями он смущал собратьев-монахов, и начальству пришлось начать расследование его деятельности. Не дожидаясь результатов, Бруно сбежал в Рим, но, посчитав это место недостаточно безопасным, двинулся на север Италии. Здесь он стал зарабатывать на жизнь преподаванием, не задерживаясь подолгу на одном месте.

В Женеве за резкую критику кальвинистов (он конфликтовал не только с католиками) попал в тюрьму. По освобождении в 1579 г. перебрался во Францию. Здесь на Бруно обратил внимание английский король Генрих Ш, присутствовавший на его публичной лекции, и ученый был приглашен в Англию.

Сначала 35-летний философ жил в Лондоне, затем в Оксфорде, но после ссоры с местными профессорами опять перебрался в Лондон, где издал ряд трудов, среди которых один из главных — «О бесконечности вселенной и мирах» (1584). Несмотря на покровительство высшей власти Англии, уже через два года он вынужден был фактически сбежать во Францию, затем в Германию.

Бруно обладал удивительным талантом наживать себе врагов. Вот как, например, он отрекомендовался ректору, докторам и профессорам Оксфордского университета: «Я, Филотей (друг Бога) Иордан Бруно Ноланский, доктор наиболее глубокой теологии, профессор чистейшей и безвредной мудрости, известный в главных академиях Европы, признанный и с почетом принятый философ, чужеземец только среди варваров и бесчестных людей, пробудитель спящих душ, смиритель горделивого и лягающегося невежества; во всем я проповедую общую филантропию. Меня ненавидят распространители глупости и любят честные ученые».

Он отказывался от любой традиции, которую не воспринимал его разум, и прямо заявлял спорящим с ним, что они глупцы и недоумки. Считал себя гражданином мира, сыном Солнца и Земли, академиком без академии. Основу его учения составляло представление о бесконечности Вселенной, и он низвел Солнце до роли рядовой звезды. В своей космологии опровергал противоположность между Землей и Небом. Говорил, что одни и те же законы действуют во всех уголках Вселенной. Высказал идею об обитаемости других миров.

После одного из диспутов в Оксфорде воскликнул: «…созвездие педантов, которые своим невежеством, самонадеянностью и грубостью вывели бы из терпения самого Иова». (Один из наиболее долготерпеливых героев Священного писания.)

В 1591 г. Бруно принял приглашение на работу от венецианского магната Джованни Мочениго, но очень скоро они рассорились, причем настолько, что бывший благодетель собственноручно передал Джордано венецианской инквизиции, сопроводив свое действие соответствующим доносом. Местные инквизиторы не смогли переубедить Бруно в отношении к Богу и в 1593 г. передали римским коллегам.

Десять лет его пытались склонить к раскаянию и лишь затем судили. Причем, по показаниям очевидцев, судьи были поражены и удручены своим собственным приговором сильнее, чем обвиняемый, воспринявший его с полным равнодушием.

Возможно, каждый из судей думал, что весь конклав проявит снисхождение к великому мыслителю и лишь он один покажет свою принципиальность.

17 февраля 1600 года Джордано Бруно как не раскаявшегося еретика сожгли на Кампо деи Фьори (Площади Цветов) в Риме.

Дмитрий Калюжный. Источник информации: газета «Алфавит» No.17-18(75-76), май 2000 г.

Джордано Бруно цитаты (91 цитат)

Джорда́но Бру́но — итальянский монах-доминиканец, философ-пантеист и поэт; автор многочисленных трактатов. Признан выдающимся мыслителем эпохи Возрождения и великим представителем эзотеризма. Из-за своей склонности к чтению сочинений, считавшихся католической церковью подозрительными, и по причине высказываемых сомнений относительно пресуществления и непорочного зачатия Девы Марии, а также своего неортодоксального подхода к трактованию Троицы, навлёк на себя подозрения в ереси и был вынужден покинуть орден доминиканцев и скитаться по Европе: жил в Швейцарии, Франции, Англии и Германии. Вернувшись в Италию , был арестован в Венеции и выдан инквизиционному суду в Риме. Он отказался отречься от своих учений и после семилетнего тюремного заключения был сожжён на костре как еретик и нарушитель монашеского обета. В 1889 году на месте казни в Риме ему был воздвигнут памятник.

Одно из множества выставленных против него обвинений — учение Бруно о бесконечности вселенной и множестве миров. Противник схоластики и схоластического Аристотеля, Бруно находился под влиянием элейских, новоплатоновских, а отчасти и эпикурейских идей. Его миросозерцание пантеистическое: Бог и вселенная одно и то же бытие; вселенная бесконечна в пространстве и времени; она совершенна, так как в ней пребывает Бог. Простые, неразложимые элементы всего существующего — монады; они не возникают, не исчезают, а только соединяются и разъединяются; это метафизические единицы, психические и в то же время материальные точки. Душа — особая монада; Бог — монада монад.

Бруно выступил против господствовавшей в его время аристотеле-птолемеевской системы устройства мира, противопоставив ей систему Коперника, которую он расширил, сделав из неё философские выводы и указав на такие отдельные факты, которые ныне признаны наукой несомненными: о том, что звёзды — это далёкие солнца, о существовании неизвестных в его время небесных тел в пределах нашей Солнечной системы, о том, что во Вселенной существует бесчисленное количество тел, подобных нашему Солнцу. Славе его деятельности способствовали, прежде других, немецкие философы Ф. Г. Якоби и Шеллинг . Wikipedia

Джордано Бруно: экспат, философ, поэт, мистик | Блоги ОТР

Неделю назад весь мир глубоко переживал смерть Стивена Хокинга – мужественного человека и выдающегося ученого, основной сферой интересов которого было изучение нашей Вселенной. Но кто вспомнит, что 470 лет назад в Италии родился философ, вопреки существовавшим тогда взглядам утверждавший, что Вселенная бесконечна, а звезды – это далекие солнца. Рассказываем сегодня о Джордано Бруно.

От Филиппо до Джордано

Точная дата рождения нашего героя не известна. Но о месте и родителях история знает точно: произошло это событие в 1548 году в местечке Нола близ Неаполя. Поэтому одним из прозвищ Бруно было Ноланец. Его родители – наемный солдат Джованни Бруно и бедная крестьянка.

В одиннадцатилетнем возрасте, наречённый при рождении именем Филиппо, ребенок отправляется к дяде в Неаполь, где начинает изучать логику, диалектику и литературу. В 1563 году Бруно попадает в монастырь Святого Доминика и через два года принимает постриг, приняв при проведении обряда имя Джордано. Годы, проведенные в монастыре, были посвящены изучению трудов Аристотеля, религиозных мыслителей того времени. Молодой монах по мнению его наставников мог превратиться в маститого богослова. Двадцатилетнего Бруно возили даже в Рим, чтобы показать папе Пию V будущую славу доминиканского ордена. Пию Джордано Бруно посвятил свое первое сочинение – «Ноев ковчег».

Джордано Бруно. Гравюра 1830 года по оригиналу начала XVIII века

В 24 года он был возведен в сан священника и начал служить в небольшом приходе в Кампанье. Но страсть к научным и теологическим занятиям оказалась уже непреодолимой, и Бруно возвращается в монастырь, чтобы продолжить свои штудии.

Неправильный богослов

В эти годы, о которых мы рассказываем, мировоззрение Бруно начинает приобретать совсем нетрадиционный для монаха-доминиканца характер. Джордано знакомится с учением Коперника, и взгляды польского астронома находят в Бруно благодарного адепта. Он начинает сомневаться в некоторых основополагающих догматах католической церкви, а это в те годы могло стать смертельно опасным.

Бруно склоняется к представлению о боге как о некоем всеобъемлющем сущем: не человекоподобном Творце, создавшем человека и окружающую его вселенную, а о Боге, который и есть эта Вселенная. Здесь он следовал за такими религиозными мыслителями, как Майстер Экхарт и Николай Кузанский.

Страница из рукописи Джордано Бруно

Монастырское начальство заподозрило молодого теолога в ереси. Особенно не понравилось им то, что Бруно вынес из своей кельи все иконы, оставив одно распятие. Не дожидаясь официального расследования Бруно решает бежать из монастыря.

Экспат

В наше время иностранные специалисты, работающие в разных уголках мира, не вызывают ни у кого удивления. Но и для средневековой Европы подобное тоже не было чем-то из ряда вон выходящим. Бруно на многие годы превращается в такого экспата. Покинув монастырь, он перебирается в Рим. Но столица католического мира оказалась для философа таким же опасным местом. Бруно бежит на север и оказывается в кальвинистской части Швейцарии. В 1579 году его зачисляют в Женевский университет, но и здесь взгляды итальянца сочли слишком радикальными. В 1580 году он перебирается во Францию, в Тулузу, где почти два года читает лекции по философии. Затем Париж и служба преподавателя в Сарбонне. Бруно публикует во французской столице свои первые работы по мнемонике («Тени идей») и читает лекции о книге Раймунда Луллия «Великое искусство: краткое открытие истины». Этому мыслителю европейского Средневековья принадлежала идея о создании особого искусства выведения из общих понятий истинных знаний, прежде всего в области христианского вероучения. Бруно становится последователем Луллия и занимается поиском тайных (эзотерических) приемов, способных помочь в постижении окружающего мира.

В Париже Джордано попадает ко двору короля Генриха III, на которого произвели сильное впечатления знания и феноменальная память итальянца. Знакомство с королем даст ему два года спокойной жизни. А потом снова ссора со сторонниками учения Аристотеля и философ отправляется в Англию. В Лондоне и Оксфорде Бруно проповедует свои взгляды на Вселенную и учение Коперника. Но сторонников у него мало. А ему приходилось общаться там с величайшими умами: Бэконом, Шекспиром и другими.

Джордано Бруно выступает в защиту учения Коперника в Оксфордском университете. (Барельеф на памятнике Бруно)

В 1585 году Джордано Бруно вынужден покинуть остров. Следующие шесть лет проходят в скитаниях по Европе: Франция, Германия, Прага, снова Германия. Он читает лекции, печатает свои философские и литературные труды. В Праге 40-летний ученый издает несколько работ по магии. Эта тема — поиск тайных знаний для посвященных — начинает интересовать его все больше и больше. И, наконец, в 1591 году Бруно решает вернуться в Италию.

За что же сожгли Джордано Бруно

Бруно направляется в Венецию, где молодой аристократ Джованни Мочениго жаждет получить от философа знания по развитию памяти. Но отношения между учеником и учителем не сложились настолько, что в 1592 году Мочениго пишет несколько доносов на Бруно в инквизицию. Философа берут под стражу и в феврале 1593 года перевозят в Рим, где над ним начинается суд.

В советской исторической науке всегда утверждалось, что Джордано Бруно был казнен за отказ признать ошибочными свои научные убеждения. Но дело в том, что классическим ученым он никогда не был. Правда, нужно оговориться, что и классическая наука с ее делением на дисциплины в Европе появилась несколько позже, уже в XVII веке. Бруно же был философом, мыслителем, в первую очередь христианским мыслителем. И даже приверженность гелиоцентрической теории Коперника была частью его представлений о Боге и божественном мире, окружающем человека. Для Бруно Вселенная – это Бог, а значит она не может быт конечной и иметь границы. Вселенная – вечна и безгранична.

Святую же инквизицию в первую очередь касались те убеждения философа, которые противоречили догматам католической веры и его мистические практики. Для нее Бруно являлся еретиком и колдуном. Инквизиция принуждала Ноланца отказаться именно от этого. Для Бруно подобное было немыслимо. Его заставляли изменить собственной вере, отказаться от Бога (в его понимании). За веру философ готов был идти на костер.

Костер, ставший памятником

Суд тянулся восемь лет. Бруно упорствовал, отказываясь признавать свои взгляды заблуждением. Церковь колебалась в решимости придать его казни. Авторитет философа был достаточно высок. Наконец, в феврале 1600 года церковный суд признал Джордано еретиком, лишил его церковного сана и передал в руки светской власти для «предания наказанию без пролития крови». Тогда-то философ и произнес свое знаменитое: «Сжечь – не значит опровергнуть».

Памятник Бруно на площади Цветов. Рим

17 февраля 1600 года на площади Цветов в Риме Бруно взошел на костер. Через 289 лет на этом месте был сооружен памятник, с постамента которого на снующих подле туристов взирает из-под монашеского капюшона суровый философ, держащий в руках книгу. На постаменте есть надпись гласящая: «9 июня 1889 года. Джордано Бруно — от столетия, которое он предвидел, на том месте, где был зажжён костёр».

Сергей Анисимов

Одушевленная Вселенная, демоны и фокусник Моисей. Чему учил Джордано Бруно

Джордано Бруно, в отличие от Николая Коперника, чьи идеи произвели на него огромное впечатление, не был ученым даже в том специфическом смысле, какой применим к людям XVI века. Бруно служил Богу, но на свой лад. Бывший монах — когда на него впервые пали подозрения, из монастыря пришлось сбежать; позже его последовательно отлучили католики, кальвинисты и лютеране — свое эклектичное учение построил без наблюдений и экспериментов.

Он был философ, самонадеянный и непочтительный.

Во времена Бруно почти вся европейская философия была христианской. Но на эту философию сильно повлияли языческие, то есть античные авторы (и арабские мыслители, которые популяризировали труды древних греков и римлян): Платон, его ученик Аристотель и другие. Аристотель, может быть, вообще важнейший философ для западной культуры: мы рассуждаем по принципам, изложенным в «Логике», пользуемся понятиями из «Политики», любой курс для голливудских сценаристов начинается с пересказа «Поэтики». А в XVI веке люди еще и смотрели на космос глазами этого грека, и зря.

Аристотель полагал, что в центре Вселенной находится круглая Земля. Над Землей, как слои луковицы, расположены небесные сферы, которые делят мир на подлунный и надлунный. Внизу их четыре: земля, вода, воздух, огонь, и все постоянно рождается и распадается — ничто не вечно под Луной. Вверху расположены неизменные планеты и звезды из эфира, которые закреплены на сферах и двигаются только потому, что вращаются эти сферы.

Сама Вселенная имеет границы, иначе бесконечно удаленные области вращались бы вокруг Земли бесконечно быстро, а это бессмыслица.

Когда через 16 столетий настало время Бруно, тот нагло провозгласил, что опроверг учение «самого глупого философа». Бруно отталкивался от новой теории Коперника, согласно которой почти в самом центре Вселенной расположено Солнце, а вокруг него вращаются планеты. Правда, у Коперника остались аристотелевские небесные сферы, и он не стал делать главный вывод — у населяющих Землю людей нет особого места в божественном замысле, как проповедовала церковь. Бруно же зашел намного дальше.

На эту тему

По Бруно, планеты, в том числе наша, действительно вращаются вокруг Солнца, но элементы — земля, вода, воздух и огонь — не занимают соответствующие сферы в подлунном мире, а пребывают в постоянном движении и стремятся слиться; соответственно, эфир просто служит средой, где двигаются тела.

Тут Бруно был по-своему прав. Мы знаем, что тела, обладающие массой, притягиваются силой гравитации (только философ считал, что, слившись, элементы становятся ни тяжелыми, ни легкими). А звезды и планеты гибнут. Одну такую умирающую звезду — сверхновую — при жизни Бруно описал Тихо Браге. Из-за мощнейшего взрыва она светила почти так же ярко, как Венера, чем озадачила астронома.

Солнце философ считал всего лишь одной из бесчисленных звезд в бесконечной, однородной и вечной Вселенной и хвастался, что переплюнул Колумба, который открыл всего лишь какой-то континент. Насчет нашего светила его догадка тоже была верна. Правда и то, что вокруг других звезд вращаются планеты. Долгое время это было всего лишь предположением, пока в 1992 году два таких небесных тела не засекли около пульсара в созвездии Девы.

Фрагмент изображения космоса, составленного из данных, полученных космическим телескопом «Хаббл»

© NASA/Getty Images

Вселенная сегодня действительно считается однородной, а вот есть ли у нее границы, мы до сих пор не уверены. В XX веке ученые обнаружили, что она ускоренно расширяется. Учитывая это расширение, после Большого взрыва свет мог долететь до Земли с расстояния без малого 50 млрд световых лет, то есть вся наблюдаемая Вселенная — это где-то 93 млрд световых лет в поперечнике. Существует ли что-то за этой границей, мы, скорее всего, никогда не узнаем.

Также неизвестно, было ли что-то до Большого взрыва (строго говоря, само это событие не что-то раз и навсегда установленное — просто из наблюдений и расчетов следует, что Большой взрыв должен был произойти). Одна гипотеза гласит, что Вселенная пульсирует: то расширяется, то сжимается в точку. Тогда она действительно может быть вечной, но проверить это мы не можем.

Если Вселенная вправду бесконечная и вечная, то в каком-то ее месте протоны, нейтроны и другие частицы сложились точно так, как где-то еще. Это значит, что данную статью пишет еще один я, а то и бесконечное число меня. Бруно рассуждал в том же ключе: Вселенная содержит все возможности, и все со временем становится всем. Для философа это служило свидетельством бытия Бога.

Пример со статьей согласуется с рассуждениями Бруно еще и потому, что философ считал другие планеты обитаемыми. Из бесконечности вытекает многообразие, поэтому даже в нашем мире обитают и люди, и демоны: где преобладает земля — троглодиты, где вода — нимфы. По мнению Бруно, одушевлены и разумны сами небесные тела, но интеллектуально они скорее животные, которые действуют интуитивно, а не рассудочно. Для него дух и жизнь пронизывают всю материю, а Вселенная хоть и бесконечная, но неделимая.

На эту тему

Космология была только частью учения Бруно, где переплелись рассуждения о Боге, человеческой природе, морали, истории, церкви. Он пытался возродить древнюю мудрость, которая появилась еще в Египте, но исказилась за века, в том числе и в Библии. К примеру, Бруно называл Моисея и Иисуса фокусниками и намекал, что они спутались с демонами: чудес не бывает, поскольку законы природы — суть воплощенный Бог, следовательно, их невозможно нарушить.

В XIX веке на месте казни неподалеку от собора Святого Петра была установлена статуя Джордано Бруно. Тогда же сложился его культ мученика за науку, который особенно поддерживали в Советском Союзе. Но мы не знаем, за что именно его казнили. В обвинении было несколько ересей, и историки до сих пор спорят, расценивалось ли в качестве ереси учение о множественности миров.

Статуя Джордано Бруно в Риме

© ColorMaker/Shutterstock/FOTODOM

Бруно точно был врагом церкви, а памятник ему поставили во многом как упрек Папскому престолу. Он был второстепенным философом, которого редко вспоминают даже на профильных факультетах, и ничего не сделал для становления науки, в отличие от современников — Николая Коперника, Иоганна Кеплера и Галилео Галилея. Но так вышло, что Бруно оказался провидцем, а вдобавок упрямым бузотером. Поэтому мы его помним.

Марат Кузаев

12. Джордано Бруно – философ. 50 героев истории

Читайте также

Джордано Бруно

Джордано Бруно 1548–1600 гг. Монах-доминиканец, философ, поэт, писатель, ученый, был сожжен на костре как еретик. Воля, которая стремится к познанию, никогда не удовлетворяется оконченным делом. Искусство восполняет недостатки природы.Истина истине не может

ДЖОРДАНО БРУНО

ДЖОРДАНО БРУНО Измените смерть мою в жизнь, мои кипарисы — в лавры, ад мой — в небо: осените меня бессмертием, сотворите из меня поэта, оденьте меня блеском, когда я буду петь о смерти, кипарисах и аде. И смерть в одном столетии дарует жизнь во всех веках грядущих! Джордано

ДЖОРДАНО БРУНО

ДЖОРДАНО БРУНО Джордано Бруно был одним из великих мыслителей и поэтов эпохи Возрождения. Философия привела его на костер. Семь лет томился Бруно в тюрьмах инквизиции, ибо судьи не теряли надежды, что он отречется от своих научных убеждений. Однако Бруно предпочел смерть

Джордано Бруно

Джордано Бруно (1548—1600 гг.) философ и поэт Воля, которая стремится к познанию, никогда не удовлетворяется оконченным делом.Искусство восполняет недостатки природы.Истина истине не может противоречить.Капля долбит камень не силою, а часто падая.Лучше достойная и

168. БРУНО-ДЕ-ЮРА

168. БРУНО-ДЕ-ЮРА Происхождение. Порода произошла от нильских охотничьих собак, завезенных в Европу финикийцами, а в Швейцарию попавших во времена Римской империи. Описание. Собаки среднего размера. Рост около 40 см. Вес от 18 до 20 кг. У них удлиненное тело, наклоненная

БРУНО, Джордано

БРУНО, Джордано (Bruno, Giordano, 1548–1600), итальянский писатель и философ 1349 Смерть в одном веке дает <…> жизнь во всех последующих веках. «О героическом энтузиазме», трактат (1585), I, 1 ? Отд. изд. – М., 1953, с. 32 ? «Смерть – начало бессмертия» (Р-112). 1350 * Если это и неправда, то хорошо

БРУНО (Bruno) Джордано Филиппе (1548-1600)

БРУНО (Bruno) Джордано Филиппе (1548-1600) — итальянский естествоиспытатель, натурфилософ и поэт, доминиканский монах, бежал из монастыря (1576). Основные работы: «О причине, начале и едином» (1584), «О бесконечности, Вселенной и мирах» (1584), «Изгнание торжествующего зверя» (1584), «О

БРУНО, Джордано

БРУНО, Джордано (Bruno, Giordano, 1548–1600),итальянский философ и поэт;сожжен в Риме по приговору инквизиции121Смерть в одном столетии дарует жизнь во всех следующих веках. «О героическом энтузиазме» (1585)? Отд. изд. – М., 1953, с. 32122Вероятно, вы с большим страхом произносите приговор, чем

Бруно Латур «Политики природы. Как привить наукам демократию»

Известный французский философ Бруно Латура развивает в своей книге оригинальный проект «экспериментальной метафизики».

Главной целью философа является выработка новой концепции политической экологии, позволяющей совместить научные практики с демократическим процессом принятия решений, что требует одновременного пересмотра трех фундаментальных для западной философии понятий логоса, фюсиса и полиса. Опираясь на разработки в области социологии наук, сравнительной антропологии, политической философии, а также на принципиально новое осмысление практики экологических движений, Латур предлагает программу построения «общего мира», в котором нечеловеческие акторы принимают участие на равных с людьми.

В центре внимания Латура— развивавшаяся в последнее время идея политической экологии, которая породила движения, старающиеся воздвигнуть в качестве основополагающего политического принципа заботу об окружающей среде. В практике этих движений наблюдается застой, и Латур пожелал разобраться в самой идее политической экологии, чтобы выяснить причину такого исхода. В процессе этого исследования выясняется, что политическая экология из-за непроработанной теоретической основы заблуждается относительно своей реальной деятельности. Забота о природе на самом деле не входит в сферу ее компетенции по ряду причин.

Первая причина заключается в том, что политика не может защищать интересы природы, так как изначально создана для защиты интересов человека и именно его полагает субъектом. Она может защищать природу, только наделив ее субъективными качествами и естественными правами, ранее принадлежавшими лишь человеку: это ведет к абсурду. Вторая причина — политическая экология полагает реальные интересы природы и природу саму по себе как явление, доступное непосредственному пониманию человека, тогда как на самом деле она имеет дело лишь с научной интерпретацией феномена природы. Поэтому разговоры о глобальных природных кризисах всегда субъективны, касаются частностей и не имеют под собой настоящих оснований. Значение политической экологии состоит в том, что она выявляет контраст между ясными, четко определенными научными понятиями и непредсказуемыми, выходящими за пределы этих понятий явлениями реального мира во всей их сложной внутренней взаимосвязи.

За что сожгли Джордано Бруно? : Daily Culture

Практически все идеи, которые являются сейчас очевидной истиной, несколько веков назад подвергались критике и бесконечным гонениям. В эпоху Средневековья, когда светская власть соперничала с религией, а разум граничил с верой, великие открытия являлись тяжким грехом. Однако инквизиции, казни и сожжения никогда не имели большей силы, чем идеи великих ученых, философов и первооткрывателей.

Джордано Бруно родился в 1548 году в Италии и посвятил свою жизнь изучению религии, философии и взаимосвязи естественных наук с учением о Боге. Ошибочно полагать, что причиной трагической смерти богослова является отказ от религии или от веры. Уместнее будет сказать, что Джордано Бруно пострадал из-за злых языков окружающих его людей и из-за любви к «изучению и анализу всего и вся». Будучи талантливым поэтом и писателем, Бруно подходил к идеям Коперника, чьи идеи его особенно вдохновляли, скорее с романтической, нежели с научной точки зрения. Да, несомненно, Бруно соглашался с мыслями о бесконечности космоса и Вселенной, поддерживал идею о центральном месте Солнца в системе, но никаких научных обоснований этому не давал.

Так если Джордано Бруно подвергся сожжению не за свои научные и антирелигиозные идеи, какое же обвинение могли предъявить писателю? Ответ кроется не в поддержке идей Коперника и  идей о гелиоцентризме, а в особом взгляде на саму религию и христианство Бруно. В своих идеях о бесконечности Вселенной философ обожествлял окружающий мир. 

Такое представление о Вселенной фактически отвергало идею Бога в христианстве, сотворившего мир из ничего. Бруно же в своем учении возродил идею о пантеизме – единстве Бога и Вселенной. Таким образом, Высшая сила теряла личностную характеристику и была зависима от материального мира, а это противоречило изображению Бога в христианской религии.

Интересно, что после первого доноса на Джордано Бруно, расследование по его делу шло целых 8 лет. Очевидно, что учение писателя заинтересовало многих философов и монахов, как синтез религии и материальных идей. 

Джордано Бруно как философу-новатору не повезло родиться в эпоху кровопролитной борьбы за власть и за понимание мира нас окружающего. Сыграло свою роль еще и то, что Бруно был не просто монахом, а человеком образованным и всесторонне развитым. Такую личность церковь просто не могла отпустить в свободное плавание. Пока Бруно скитался по тюрьмам, кардиналы и инквизиторы не просто требовали его отречься от собственных идей – они хотели изменить его мировоззрение и направить его на благо церкви.

12 февраля 1600 года было назначено исполнение приговора. Инквизиторы еще не теряли надежды, что она устрашит этого злостного еретика близостью страшной казни и заставит его, как раскаявшегося в собственной философии, вернуться в русло католической веры и направить свои способности на благо церкви. Но и на этот раз надежды судей не оправдались. Бруно не отказался от своих идей. «Я умираю мучеником добровольно,— сказал он, — и знаю, что моя душа с последним вздохом вознесется в рай». Таким образом, 17 февраля 1600 года наступил судный день.

Страх религиозной власти перед человеком, который вполне мог подорвать всемогущество и всевластие католической церкви, испарился вместе с прахом Джордано Бруно. Жестокие нравы 16-17 веков во многом ограничивали новаторские идеи философов той эпохи. На сегодняшний день одни убеждены, что Джордано Бруно действительно был еретиком, писателем-оккультистом и невеждой. Другие же считают сожжение Бруно одной из величайших трагедий в истории католической церкви.

9 июня 1889 года в Риме, на Campo dei Fiori, на том самом месте, где он был сожжен, воздвигнут ему памятник работы известного итальянского скульптора Этторе Феррари. И неизвестно до конца, воздвигнута ли эта скульптура великому философу или это все же предостережение для инакомыслящих.

Анна Кудрявцева



Бруно, Джордано 1548–1600 Итальянский философ

Джордано Бруно провел свою жизнь, бросая вызов традиционным взглядам в области философии, богословия* и науки. Он закончил свою противоречивую карьеру, будучи сожженным на костре за ересь*.

Родившийся в итальянском городе Нола, Бруно вступил в доминиканский* орден в 1565 году. К 1572 году он стал священником, но через три года попал под подозрение в ереси за чтение запрещенных книг гуманиста* Эразма. Он бежал из резиденции ордена в Неаполе и начал долгую серию путешествий, которые заняли большую часть его взрослой жизни.

Бруно прошел через Рим и другие города северной Италии, прежде чем добраться до Женевы, Швейцария, где он преподавал теологию. Однако Бруно поссорился с кальвинистами* в городе, и в конце концов на него подали в суд за клевету. Бруно покинул город и путешествовал по югу Франции, преподавая философию и математику в Тулузе. Затем он переехал в Париж, где читал лекции и опубликовал три работы, посвященные искусству и науке памяти. Работы Бруно нападали на известных философов, таких как Аристотель, и продвигали его собственную систему обучения и метод запоминания.

Затем Бруно провел несколько лет в Англии, где читал лекции по теории астронома Николая Коперника. Он расширил взгляды Коперника в своей работе 1584 года « Ужин Пепельной среды». Бруно утверждал, что пространство бесконечно, не имеет ни центра, ни границ, и что существует множество миров. В том же году Бруно также опубликовал несколько других работ, в которых критиковал традиционную религию, основанную, по его мнению, на суевериях, и обсуждал свой взгляд на вселенную как на физическое воплощение Бога.

После непродолжительного возвращения во Францию ​​в 1585 году Бруно отправился в Германию, где обратился в лютеранство. Он также написал работы о трудах Аристотеля и о своей собственной системе мышления. Его идеи в конце концов привели лютеран к отлучению от церкви* Бруно, который уже был изгнан из католической и кальвинистской религий. В 1591 году Бруно вернулся в Италию по приглашению венецианского дворянина, который хотел научиться искусству памяти Бруно. Однако дворянин вскоре обвинил Бруно в таких ересях, как практика магии, вера в бесконечные миры и неприятие элементов католической доктрины.Римская инквизиция, подразделение церкви, ответственное за выявление и наказание ереси, подвергла Бруно длительному суду и казнила его.

Несомненно, Бруно привлекала магия и другие системы мышления, расходившиеся с церковью. Действительно, он написал серию работ по магии в 1580-х годах, которые оставались неопубликованными до 1891 года. Его поиски на протяжении всей жизни заключались в том, чтобы подвергнуть сомнению традиционные философии и религии и создать свой собственный взгляд на Бога и мир. Многие современные читатели видят в нем мученика за свободу мысли.

( см. Также астрономии; инквизиция; магия и астрология; философия; религиозная мысль. )

* Теология

Изучение природы Бога и религии

* Heresy

вера, противоречащая учению установленной церкви

* доминиканцы

религиозный орден братьев и священников, основанный св. Домиником языки, литература, история, техника речи и письма древней Греции и Рима)

* кальвинисты

член протестантской церкви, основанной Жаном Кальвином

27 9002 исключить из церкви и ее ритуалов

Джордано Бруно: Философ/Ерет ик

Серые бумажные доски с серебристыми заголовками на корешках; немного поношенное; куртка имеет легкую полочную потертость; 8vo — от 7 3/4 до 9 3/4 дюймов в высоту; имя предыдущего владельца на титульном листе; салон чистый и без опознавательных знаков; 335 страниц.

Титул: Джордано Бруно: Философ/Еретик

Имя автора: Роуленд, Ингрид Д.

Номер ISBN: 0809095246

ISBN-13: 9780809095247

Место публикации: Фаррар, Штраус и Жиру: 19 августа 2008 г.

Переплет: Твердый переплет

Состояние книги: Б/у: Очень хорошее

Состояние куртки: Очень хорошее

Размер: 9x6x1

Тип: Твердый переплет

Категории: Другой

Код продавца: SKU1149047


Джон Кесслер Джордано Бруно » Интернет-неверные


на Джон Дж. Кесслер , к.э.н., Ч.Э.

 

Filosofo, arso vivo a Roma,
PER VOLONTA DEL PAPA
ИЛ 17 ФЕВРАЛЬ 1600 

В 1548 году в маленьком городке Нола, недалеко от Везувия, родился итальянский мальчик. Хотя он провел большую часть своей жизни во враждебных и чужих странах, он вернулся домой в конце своих путешествий и после того, как написал около двадцати книг.

Когда ему было тринадцать лет, он начал ходить в школу при монастыре Святого Доменико.Это было известное место. Там жил и преподавал Фома Аквинский, сам доминиканец. Через несколько лет Бруно стал доминиканским священником.

Вскоре монахи Святого Доминика начали узнавать что-то о необычайном энтузиазме их молодого коллеги. Он был откровенен, прямолинеен и лишен сдержанности. Это было незадолго до того, как он попал в беду. Было очевидно, что этого мальчика нельзя было заставить вписаться в доминиканские ритмы. Одна из первых вещей, которую должен усвоить студент, — это давать учителю ответы, которые хочет учитель. Средний учитель является хранителем древних земных знаков. Студенты — его аудитория. Они аплодируют, но не должны вводить новшества. Они должны научиться трудиться и ждать. Не поведение Бруно, а его мнение доставило ему неприятности.

Он сбежал из школы, из родного города, из родной страны и пытался найти среди чужих и иностранцев благоприятную атмосферу для своей интеллектуальной честности, которую не мог найти дома. Трудно не быть сентиментальным в отношении Бруно.Он был человеком без страны и, наконец, без церкви.

Бруно интересовался природой идей. Хотя это имя еще не было изобретено, вполне уместно будет назвать Бруно эпистемологом или пионером-семантиком. Он по-новому оценивает человеческий разум.

Любопытно, что здесь, в конце XVI века, человек, окруженный со всех сторон авторитетом жреческой традиции, совершает то, что можно было бы назвать философским обозрением мира, которым наука того времени была раскрытие.Это особенно интересно, потому что только в 20 веке привычка к такого рода спекуляциям снова стала популярной. Бруно жил в период, когда философия оторвалась от науки. Возможно, правильнее было бы сказать, что наука оторвалась от философии. Ученые были слишком заинтригованы своими новыми игрушками, чтобы заниматься философией. Они начали заниматься телескопами, микроскопами и химической посудой.

В 1581 году Бруно отправился в Париж и начал читать лекции по философии.Для ученых было обычным делом скитаться с места на место. Он легко заводил контакты и мог заинтересовать огнем своих идей любую группу, с которой соприкасался. Его репутация достигла короля Генриха III, которому стало любопытно взглянуть на эту новую философскую достопримечательность. Генриху III было любопытно узнать, было ли искусство Бруно искусством мага или колдуна. Бруно заработал себе репутацию волшебника, который мог способствовать лучшему сохранению памяти. Бруно убедил короля, что его система основана на организованном знании.Бруно нашел настоящего покровителя в лице Генриха III, и это во многом способствовало успеху его короткой карьеры в Париже.

Примерно в это же время была опубликована одна из самых ранних работ Бруно, De Umbras Idearum, «Тени идей», за которой вскоре последовал Ars Mernoriae, «Искусство памяти». В этих книгах он утверждал, что идеи — лишь тени истины. Идея была чрезвычайно новой в его время. В том же году последовала третья книга: «Краткая архитектура искусства Люлли с ее завершением».Луллий пытался доказать догмы церкви человеческим разумом. Бруно отрицает ценность такого умственного усилия. Он указывает, что христианство совершенно иррационально, что оно противоречит философии и не согласуется с другими религиями. Он указывает, что мы принимаем его через веру, что так называемое откровение не имеет научной основы.

В своем четвертом произведении он выбирает гомеровскую волшебницу Цирки, которая превращала людей в зверей, и заставляет Цирки обсуждать со своей служанкой тип ошибки, которую представляет каждое животное.Книга «Cantus Circaeus», «Заклинание Цирцеи», показывает, как Бруно работает с принципом ассоциации идей и постоянно ставит под сомнение ценность традиционных методов познания.

В 1582 году в возрасте 34 лет он написал пьесу Il Candelajo, The Chandler. Он думает как свечник, который работает с жиром и салом, а затем должен выйти и продать свой товар с криком и шумихой:

«Взгляните в свечу, которую несет этот Чандлер, которого я рожаю, то, что прояснит некоторые тени идей… Мне не нужно рассказывать вам о моей вере.Время все дает и все забирает; все меняется, но ничего не исчезает. Одно только неизменно, вечно и всегда пребывает, одно и то же с собой. Благодаря этой философии растет мой дух, расширяется мой разум. Поэтому, какой бы неясной ни была ночь, я жду рассвета, и те, кто живет днем, ждут ночи… Итак, радуйтесь и сохраняйте здоровье, если можете, и отвечайте любовью на любовь».

Наступило время, когда новизна Бруно во Франции улетучилась, и он почувствовал, что пора двигаться дальше.Он отправился в Англию, чтобы начать все заново и найти новую аудиторию. Ему не удалось установить академический контакт с Оксфордом. Оксфорд, как и другие европейские университеты того времени, схоластически преклонялся перед авторитетом Аристотеля. Много было написано о средневековье, задушенном мертвой рукой Аристотеля. Не методы Аристотеля и не тонкий ум Аристотеля вызывали столько вопросов, сколько авторитет Аристотеля. Во что-то нужно верить, потому что это сказал Аристотель.Частью метода Бруно было настойчиво возражать против втискивания в глотку констатаций фактов, потому что Аристотель делал такие констатации, когда они явно противоречили свежему чувственному опыту, производимому наукой.

В своем произведении «Ужин Пепельной среды», рассказывающем о частном ужине, который принимали английские гости, Бруно распространяет учение Коперника. Миру была предложена новая астрономия, над которой люди от души смеялись, потому что она противоречила учению Аристотеля.Бруно вел энергичную пропаганду в боевом настроении. Между 1582 и 1592 годами едва ли найдется в Европе учитель, который настойчиво, открыто и активно распространял весть о «начертанной Коперником Вселенной», кроме Джордано Бруно. Чуть позже за дело взялся другой, еще более известный персонаж: Галилея.

Галилей никогда не встречался с Бруно лично и не упоминает его в своих произведениях, хотя некоторые из них он, должно быть, читал. Мы не можем винить Галилея за то, что он был достаточно дипломатичен, чтобы не упоминать признанного еретика.Галилея часто критиковали за то, что он играл ради личной безопасности в вопросе собственных трудностей. Мы многого требуем от наших героев.

Находясь в Англии, Бруно имел личную аудиенцию у королевы Елизаветы. Он писал о ней в превосходной степени того времени, называя ее дивой, протестантским правителем, священной, божественной, теми же словами, которые он использовал для Его Христианнейшего Величества и Главы Священной Римской империи. Это было ценно против него, когда он позже предстал перед судом как атеист, неверный и еретик.Королева Елизавета не слишком высокого мнения о Бруно. Она считала его диким, радикальным, подрывным и опасным. Бруно находил англичан довольно грубыми.

У Бруно не было надежного места ни в протестантских, ни в римско-католических религиозных общинах. Он провел свою долгую борьбу против ужасных разногласий. Он жил в Швейцарии и Франции, а теперь был в Англии и уехал оттуда в Германию. Он переводил книги, читал корректуры, собирал группы и читал лекции обо всем, что мог из этого извлечь. Не нужно большого напряжения воображения, чтобы представить его человеком, который сам чинит свою одежду, часто бывает холодным, голодным и потрепанным.Есть лишь несколько вещей, которые мы знаем о Бруно с большой уверенностью, и эти факты — идеи, которые он оставил после себя в своих практически забытых книгах, контрабандной литературе того времени. После двадцати лет изгнания мы представляем его тоскующим по дому, жаждущим звука родного языка и общества своих соотечественников. Но он продолжал писать книги. В его книге De la Causa, principio et uno, «О причине, принципе и единстве» мы находим пророческие фразы:

«Весь этот земной шар, эта звезда, не подвластная смерти, и невозможные нигде в Природе растворение и уничтожение, время от времени обновляет себя, изменяя и видоизменяя все свои части. Нет абсолютного верха или низа, как учил Аристотель; нет абсолютного положения в пространстве; но положение тела относительно положения других тел. Повсюду во вселенной происходят непрерывные относительные изменения положения, и наблюдатель всегда находится в центре вещей».

Другими его работами были «Бесконечность», «Вселенная и ее миры», «Перевозка бесстрашных душ» и «Кабала коня, подобного Пегасу, с добавлением осла Циллена», ироническое обсуждение притязаний на суеверие.Такого «осла», говорит Бруно, можно найти повсюду, не только в церкви, но и в судах, и даже в колледжах. В своей книге «Изгнание «победоносного зверя» он разоблачает педантизм, который он находит в католической и протестантской культурах. В еще одной книге «Тройные критерии и мера трех спекулятивных наук и принцип многих практических искусств» мы находим обсуждение темы, которую в более позднем веке должен был затронуть французский философ Декарт. Книга была написана за пять лет до рождения Декарта, и в ней он говорит: «Тот, кто так жаждет философии, должен взяться за дело, подвергая все сомнению.

Он также написал «О единице, количестве и форме» и другую работу «Об образах, знаках и идеях», а также «О том, что безмерно и бесчисленно»; Изложение тридцати печатей и списка метафизических терминов для изучения логики и философии. Его самое интересное название — «Сто шестьдесят статей, направленных против современных математиков и философов». Одна из его последних работ, «Скрепления рода», осталась незавершенной.

Легко составить впечатление о репутации, которую Бруно создал к 1582 году в умах клерикальных властей Южной Европы.Он писал о бесконечной вселенной, в которой не осталось места для той великой бесконечной концепции, которая называется Богом. Он не мог представить себе, что Бог и природа могут быть отдельными и отличными друг от друга сущностями, как учит Бытие, как учит Церковь и даже как учит Аристотель. Он проповедовал философию, которая делала бессмысленными тайны девственности Марии, распятия и мессы. Он был настолько наивен, что не мог думать о своих мысленных картинах как о настоящей ереси. Он думал о Библии как о книге, которую только невежды могли воспринимать буквально.Методы церкви были, мягко говоря, неудачными, и она поощряла невежество из инстинкта самосохранения.

Бруно писал: «Все, как бы люди ни считали это достоверным и очевидным, при обсуждении оказывается не менее сомнительным, чем нелепые и нелепые верования». Он придумал фразу «Libertes philosophica». Право думать, мечтать, если хотите, заниматься философией. После 14 лет скитаний по Европе Бруно направился домой.Возможно, он скучал по дому. Некоторые писатели считают, что его подставили. Для Бруно возвращение в Италию — такой же странный парадокс, как и вся остальная его жизнь.

Он был приглашен в Венецию молодым человеком по имени Мочениго, который предложил ему дом, а затем выдвинул против него обвинения перед инквизицией. Дело затянулось. Он был заключенным в Венецианской республике, но высшие силы хотели его, и он был выдан Риму. Шесть лет, между 1593 и 1600 годами, он пролежал в папской тюрьме. Был ли он забыт, замучен? Какие бы исторические записи ни были, они никогда не публиковались теми властями, у которых они есть. В 1600 году немецкий ученый Шоппиус случайно оказался в Риме и написал о Бруно, который несколько раз был допрошен Священной канцелярией и осужден главными богословами. Однажды он получил сорок дней, чтобы обдумать свое положение; мало-помалу он пообещал отречься, а затем возобновил свои «глупости». Затем он получил еще сорок дней на размышления, но ничего не сделал, кроме как сбил с толку папу и инквизицию.После двух лет содержания под стражей инквизитора он был доставлен девятого февраля во дворец Великого инквизитора, чтобы выслушать приговор на коленях перед экспертами-заседателями и губернатором города.

На приговор к огню Бруно ответил угрозой: «Может быть, вы, судьи мои, выносите мне этот приговор с большим страхом, чем я его принимаю». Ему дали еще восемь глин, чтобы посмотреть, покается ли он. Но это было бесполезно. Его повели на костер, и когда он умирал, ему подарили распятие, но он с яростным презрением оттолкнул его.

Они поступили мудро, избавившись от него, потому что он больше не писал книг, но они должны были задушить его, когда он родился. Как оказалось, от него совсем не избавились. Его судьба не была необычной для еретиков; этот странный сумасбродный гений был быстро забыт. Его работы были отмечены тем, что 7 августа 1603 года они были помещены в Index expurgatorius, а его книги стали редкостью. Большой популярности они так и не получили.

В начале XVIII века английские деисты заново открыли для себя Бруно и пытались будоражить воображение публики пересказом истории его жизни, но это не вызывало особого энтузиазма.

Увлеченность немецкой философии достигла темы Бруно, когда Якоби (1743-1819) обратил внимание на гениальность Бруно и немецкие мыслители в целом признали его гениальность, но не читали его книг. Во второй половине 19-го века итальянские ученые начали интересоваться Бруно, и какое-то время «бруномания» была частью интеллектуального энтузиазма культурных итальянцев. Бруно стал символом дальновидного свободомыслящего философа и ученого и стал символом научного мученичества.Бруно был прогульщиком, философским бродягой, поэтическим бродягой, но не претендует на звание ученого. Его произведений нет в американских библиотеках. В наш век биографического письма удивительно, что ни один современный автор не попытался реконструировать свою жизнь, важную потому, что она идет по прямой линии современного прогресса. Бруно был пионером, который пробудил Европу от долгого интеллектуального сна. Он был замучен за свой энтузиазм.

Бруно родился через пять лет после смерти Коперника. Он завещал опьяняющую идею поколению, которое должно было последовать за ним.В наши дни мы много слышим о расширяющейся Вселенной. Мы научились принимать это как нечто большое. Мысль о Бесконечности Вселенной была одной из великих стимулирующих идей Возрождения. Это больше не было Божьим двором 15-го века. И внезапно оно стало слишком обширным, чтобы им мог управлять Бог 15-го века. Бруно пытался представить себе бога, чье величие должно возвеличивать величие звезд. Он не изобретал ни новых метафизических каламбуров, ни сектантских расколов. Он не играл в политику.Он любил испытывать глубокие трепеты от возвышенных видений и любил рассказывать о своих переживаниях. И вся эта утонченность прошла через огонь переработчиков — чтобы мир мог быть защищен от деспотизма церковного дикаря 16-го века. Он принял жестокую смерть и добился уникальной мученической славы. Он стал самым трудным алиби Церкви. Она может объяснить случай Галилея с обходительной снисходительностью. Бруно застревает ей в горле.

Он один из мучеников, чье имя должно вести за собой всех остальных.Он не был простым религиозным сектантом, захваченным психологией какой-то мафиозной истерии. Он был чувствительным поэтом с богатым воображением, охваченным энтузиазмом более широкого видения более широкой вселенной… и он впал в заблуждение еретической веры. За это поэтическое видение его восемь лет держали в темной темнице, а затем вывели на пылающую рыночную площадь и сожгли до смерти в огне.

Это невероятная история.

«Церковь» никогда не переживет его.

 

Бруно, Джордано (1548–1600) — Философская энциклопедия Рутледжа

DOI

10.4324/9780415249126-C007-1

DOI: 10.4324/9780415249126-C007-1
Версия: v1, Опубликовано в Интернете: 1998
Получено 26 марта 2022 г. с https://www.rep.routledge.com/articles/biographical/bruno-giordano-1548-1600/ v-1


Резюме статьи

Джордано Бруно был итальянским естествоиспытателем и сторонником систем искусственной памяти, который отказался от доминиканского ордена и после бурной карьеры во многих частях Европы был сожжен заживо как еретик в 1600 году.Из-за его несчастливого конца, его поддержки гелиоцентрической гипотезы Коперника и его ярко выраженного антиаристотелизма Бруно часто приветствовали как сторонника научного мировоззрения против предполагаемого средневекового мракобесия. Фактически, его лучше интерпретировать в терминах неоплатонизма и, в меньшей степени, герметизма (также называемого герметизмом). Несколько поздних работ Бруно были посвящены магии; и магия может играть некоторую роль в его многочисленных книгах по искусству памяти. Его самые известные произведения — итальянские диалоги, которые он написал, находясь в Англии.В них Бруно описывает вселенную как одушевленное и бесконечно протяженное единство, содержащее бесчисленное множество миров, каждый из которых подобен большому животному с собственной жизнью. Его поддержка Коперника в La Cena de le ceneri (Ужин Пепельной среды) была связана с его верой в то, что живая земля должна двигаться, и он специально отвергал любые обращения к простой математике для доказательства космологических гипотез. Его точка зрения о том, что физический мир представляет собой союз двух субстанций, Материи и Формы, привела к тому, что кажущиеся индивидуумы были просто совокупностью случайностей.Он отождествлял Форму с Мировой Душой, но, хотя он видел вселенную пронизанной божественностью, он также верил в трансцендентного Бога, недоступного человеческому уму. Несмотря на некоторые очевидные параллели как со Спинозой, так и с Лейбницем, Бруно, похоже, не имел большого прямого влияния на мыслителей XVII века.

Ссылаясь на эту статью:
Эшворт, Э. Дж. Бруно, Джордано (1548–1600), 1998 г., doi: 10.4324/9780415249126-C007-1. Философская энциклопедия Рутледжа, Тейлор и Фрэнсис, https://www.rep.routledge.com/articles/biographical/bruno-giordano-1548-1600/v-1.
Copyright © 1998-2022 Рутледж.

Джордано Бруно как философ эпохи Возрождения

Хотя название моей главы – название во многом совпадает с самой конференцией – может на первый взгляд показаться довольно беспроблемным, при размышлении оказывается весьма сомнительным из различные углы. Беспроблемный на первый взгляд, потому что философ в вопрос хронологически относится к периоду европейской культурной история, которая с девятнадцатого века была включена в более широкое период, который историографически называют Ренессансом.Уже на этом фактический хронологический и описательный уровень, однако, незначительные сомнения можно было поднять. Хотя жизнь Джордано Бруно началась в 1548 г. закончился в 1600 году, его дошедшие до нас работы — единственные, на которых мы можем обосновать наше суждение – дата 1582 г.; и мужчины моего поколения нельзя забывать, что в 30-х и начале 40-х годов прошлого века, когда Итальянские историки были заняты предложением периодизации литературного и философские выводы из прошлого – мало чем отличающиеся от их аналогов в области истории искусства, который нашел действительно простое решение, приняв периодизацию по векам (треченто, кватроченто, чинквеченто и др.) – за литературно-философскую продукцию как ну, итальянские историки, или некоторые из них, приняли подобное периодизация.Это до сих пор общепринято в истории литературы, хотя и с некоторыми вариациями, по которым, например, чинквеченто, или шестнадцатого века, не заканчивается в конце шестнадцатого века но, по не совсем очевидным для меня причинам, 20 лет назад, а именно в 1580 г., в то время как Seicento, или семнадцатый век, в свою очередь, не заканчиваются в конце XVII века, но в 1690 г. совпадает с основанием Аркадийской академии. Если это случае, дошедшая до нас постановка Бруно не нашла бы места в Ренессанс Чинквеченто, а скорее в последующем барокко и научный сейченто.Но оставим в стороне или даже забудем совсем такие тонкие вопросы периодизации. Есть, по размышлению, еще один Недавняя трудность, присущая самой концепции Ренессанса, понятие, которое становится историографическим понятием в процессе

, выдающийся критик английской литературы Фрэнк Кермоуд должен был сказать в его президентское обращение к современным гуманитарным исследованиям в 1998 г. Ассоциация – я сожалел о таком процессе, который, кажется, связан с ошибочное убеждение, что термин «Возрождение» не является, если использовать актуальное выражение, политкорректное.Это потому, что казалось бы подразумевают одобрение общества и культуры, в которых доминируют мужчины, а также быть пристрастным в своем неявном превознесении художественных и литературных ценностей, за счет гражданских и социальных соображений. К этому можно добавить, что сам термин семантически консервативен, поскольку подразумевает возрождение культуры, принадлежащей к классическому прошлому. Я сожалею о недавней тенденции историков и критиков – преимущественно американцы (но, кажется, распространились на большинство европейских стран, включая Великобританию и Италию) – посредством которого к историческим и культурным объектам применяется новая терминология. понятия: изменение, которое, однако, не обязательно находит соответствие в фактическом изменении метода.Так, в нашем конкретном Так случилось, что в англоязычных странах термин Ренессанс, используемый в качестве прилагательного, был заменен на составное прилагательное «Раннее Новое время» (например, Раннее Новое Англии или Италии и так далее). К ранее упомянутым пристрастиям новые были заменены те, которые неявно присутствуют в новом выражении. Среди наиболее очевидных хотелось бы отметить инверсию референтный полюс – классическая древность сменилась современной цивилизация; искусство и литература наукой (тоже современной, если не совсем современный), не говоря уже о технике и так далее. Однако это не изменяя терминологию, чтобы объективный смысл наблюдаемого явления можно изменить. По сути, между двумя полюсами – классическим и современный – сами явления продолжают казаться равноудаленными, поскольку была четко сформулирована (задолго до нынешней озабоченности терминология) этим великим исследователем гуманизма и Ренессанс, Эудженио Гарин. В предварительной записке (Аввертенза) к первое издание (датированное 1970 г.) его сборника эссе под названием « Даль» Rinascimento all’Illuminismo (От Ренессанса до Просвещения) Гарин писал со ссылкой на итальянский гуманизм начала XV века, что: «Изначально возвращение к прошлому и возвращение прошлого в основном выражало проект, питаемый мифом который, в свою очередь, питал этот миф, а именно миф о классическом Греко-римская цивилизация как образец для подражания.’

Кем был Джордано Бруно? | Неологикон

Эпоха Возрождения была одним из самых новаторских периодов в истории, поскольку она ознаменовалась возрождением классического мышления, а также проложила путь для будущих идей. Время было созрело для идей; философы, художники и ученые стали отрываться от религии и предлагать новые идеи, носившие научный характер и не опиравшиеся на догматы церкви. К сожалению, бесчисленное количество интеллектуалов того периода подвергались гонениям со стороны церкви, которая объявляла их еретиками, сжигала их книги и изо всех сил пыталась остановить рост научной мысли.Среди этих мыслителей был легендарный Джордано Бруно: философ, космолог и оккультный маг.


Родившийся в 1548 году в бедной семье в Ноле, Италия, Бруно в юном возрасте вступил в Доминиканский орден, что было обычным делом в его время. Стремясь учиться, Бруно видел в Ордене отличное средство для получения образования, поскольку формальное образование он себе позволить не мог. Молодому Бруно не потребовалось много времени, чтобы невзлюбить католицизм, ибо рано снял со своей кельи все, кроме креста.Позже его обвинили в ереси, а в 1576 г. он был изгнан из Ордена, обреченный на странственную жизнь, скитания с одного места на другое в поисках убежища от института, который в то время казался вездесущим, неотвратимым. . Во время своего пребывания в Ордене Бруно изучал великих мыслителей, которые были до него: Луллия, Плотина, Фомы Аквинского, Пифагора, Парменида, Куза и Коперника, последний из которых оставил наиболее заметный след в мышлении Бруно. Изгнание Бруно привело его через всю Европу, из Швейцарии во Францию, в Англию, а оттуда в Германию.Чтобы позволить себе безостановочные путешествия, Бруно работал как публичным лектором, так и частным репетитором. Он обнаружил, что Женева не обеспечивает ему безопасности, поэтому, получив письмо от Генриха III, короля Франции, который настаивал на его приезде, Бруно абсквотировался во Францию, где его приветствовали при дворе. Там он обучал короля и какое-то время наслаждался покоем. Он также читал лекции в ряде известных колледжей, таких как Парижский университет, Оксфорд[1] и Виттенберг. Брюно вступил в контакт со многими протестантами, которые также прятались от церкви, хотя он стал их не любить, так как они, по его мнению, были недалекими; Точно так же протестанты не считали себя симпатизирующими таким философам, как Бруно. Во время своих скитаний Бруно никогда не наслаждался ни принадлежностью, ни покоем. Нежеланный, бездомный, изгой, Бруно не имел места, которое мог бы назвать домом, — вот почему он был рад получить письмо от Джованни Мочениго от 23 мая 1592 года, который был из его родной Италии, после чего Бруно быстро отправился в Венецию, которая была все еще сильно католический. Бруно сознавал очевидную опасность, связанную с его возвращением в Италию, но воспринял любезное приглашение Мочениго как знак того, что у него хорошие отношения и что возвращение безопасно.Мочениго был очарован работами Бруно в области мнемотехники. Бруно воспользовался этой возможностью, чтобы также получить должность в Падуанском университете, в котором он читал лекции на протяжении всего своего пребывания. Без ведома философа Мочениго был убежден, что Бруно на самом деле был оккультным магом, обученным черной магии. Когда он был недоволен своим обучением, расстроен тем, что Бруно, по-видимому, отказывался обучать его темным искусствам, чувствуя себя преданным, Мочениго тайно предупредил венецианскую инквизицию. Запертый в подвале Мочениго, Бруно был доставлен в Инквизицию.Его пытали и заставляли отречься от всех своих еретических убеждений. Бруно был помилован, но вскоре римский суд потребовал его слушания. Восемь лет Бруно гнил в тюрьмах Рима. Инквизиция в Риме была не такой снисходительной, как венецианская, и гораздо более суровой. В то время как последний отпустил его и сжалился над ним, первый не слушал ничего из того, что он говорил. 17 февраля 1600 года на Кампо-деи-Фьори Джордано Бруно, проведя всю свою жизнь в изгнании, проведя восемь лет в тюрьме, был заживо сожжен.


Бруно имел неортодоксальное образование, прочитав, помимо классических философов, египетские мистические труды и герметические сочинения. Он прочитал Hermetic Corpus , мистическую работу, написанную предполагаемым Гермесом Трисмегистом, пророком египетской религии. Из чтения герметизма он вывел идеи метемпсихоза (из орфизма), или переселения души, и пантеизма, из которых пришел к выводу, что «Бог во всем». движение было эквивалентно энергии.Где была энергия, там было и движение, и наоборот. До 19 века ученые и историки, основываясь на поверхностном чтении, считали Бруно деистом и магом; обе концепции сохранились до сих пор и висят над его именем, но в основном были отвергнуты серьезным чтением. Он читал Аристотеля, которого считал педантичным и сухим; Коперник, чья космологическая теория повлияла на Бруно; Лукреция De Rerum Natura , из которой он заимствовал учение о бесконечном мире; и Николай Кузанский, вдохновивший Бруно на богословие.


Искусство памяти и О тенях идей были опубликованы в 1582 году. Эти два произведения были написаны Бруно по мнемонике и считались алхимическими и оккультными по своей природе. С кажущимся божественным вдохновением Бруно разработал секретные техники для запоминания вещей, которые, как говорят, позволили ему визуализировать и нарисовать мысленную карту всего космоса в своей голове. Искусство памяти, как он выразился, было предназначено для мистиков и считалось чем-то неясным, практикой только для тех, кто обучен этому, таких людей, как Парацельс. Это основная причина, по которой многие сравнивали его с фигурой, похожей на мага, поскольку искусство мнемоники было сравнимо с магией. Бруно приписывал космосу систему релятивизма, утверждая, что не существует «центра Вселенной». Несмотря на бесконечное увеличение, Вселенная не имела центра; центр для Бруно был относительно того, где стоял зритель. В любой точке Вселенной человек может сказать, что он находится в центре. Точно так же, как нет неподвижного центра, нет абсолютного движения или времени. Важно помнить, что движение требует ориентира.Объект находится в движении, поскольку он движется по отношению к объекту, а это означает, что движение относительно. Точно так же время не является какой-то абсолютной единицей измерения, а скорее используется для измерения чего-то по отношению к чему-то другому, обычно к движению. Интересно, что Эпикур высказывал аналогичную точку зрения: «Что касается неограниченного пространства, мы не должны предицировать «выше» или «ниже» какой-либо его части в смысле высшей или низшей точки. Мы можем ссылаться на то, что у нас над головой, относительно того, где мы стоим». [3] Кроме того, Аристотель ошибался в отношении абсолютного веса, сказал Бруно.Как сказал Аристотель, у планеты нет собственной тяжести или легкости; скорее, вес каждой планеты должен был определяться относительно нее самой. Бруно был сторонником гелиоцентризма, веры в то, что Земля вращается вокруг Солнца, а не наоборот. Эта теория была впервые выдвинута Аристархом Самосским, но самым запоминающимся образом ее подхватил Коперник, который произвел в ней революцию. Римский астроном Птолемей писал, что Земля была телом, вокруг которого вращалось Солнце, и оно застряло, в конечном итоге подхваченное Церковью, которую она считала фактической.Таким образом, Бруно сделал себя мишенью для Церкви, но столетия спустя его правота будет доказана. Он утверждал, хотя и ошибочно, что все планетарные тела движутся по кругу. Аристотель поставил вопрос о Перводвигателе, который некоторые считают аргументом в пользу Бога, объясняющим движение небесных тел: если причинность основана на какой-то предшествующей причине, то какая первая причина все это начала? Согласно Аристотелю, какое-то Высшее существо должно было стать причиной первой вещи во Вселенной, уступив место остальной Вселенной. Бруно, однако, не согласился с этим представлением, полагаясь вместо этого на свой герметизм и гилозоизм — веру в то, что материя жива, которую он, между прочим, позаимствовал у Аристотеля — для объяснения того, что планеты имеют собственное внутреннее движение. Бруно считал, что энергия и движение связаны, поэтому он заявил, что планеты движутся сами по себе, как если бы у них был собственный импульс. В мире Бруно нет необходимости в Перводвигателе, потому что планеты движутся сами по себе. Наиболее известно, что Бруно поддерживал идею о том, что в космосе существует множество миров.Его великие опусы О бесконечной Вселенной и мирах (1591) и О безмерных и бесчисленных мирах подробно излагают его теорию. В них Бруно утверждает, что если Вселенная бесконечна и постоянно растет, должны быть бесконечные планеты и обитаемые Земли, подобные нашей. Он также сказал, что Коперник мог различить только восемь планет в Солнечной системе; но если органы чувств ограничены в своих возможностях, утверждал Бруно, это означает, что они не могут охватить, возможно, и ограниченных планет за пределами нас. Некоторые ошибочно приписывают Бруно создание этой теории; однако Эпикур снова создает прецедент: «И число миров бесконечно, некоторые миры похожи на этот, тогда как другие миры очень отличаются». , которую они заимствовали у Аристотеля. Бруно думал иначе: он утверждал, что они состоят из четырех классических элементов; не было нужды в безграничном эфире. Это снова поставило его в противоречие с Церковью, поскольку эта концепция полностью противоречила Бытие .Центральной идеей философии Бруно является Бог. Сочетая неоплатонизм с египетским мистицизмом, пантеизм Бруно объявил Бога causa immanens , или имманентной причиной; другими словами, Бог самопричинен, независим от какой-либо внешней причинности. Бог существует в сущности самого себя. Словно предвосхищая Лейбница, Бруно создал теорию монадологии, по существу утверждающую, что реальность состоит из бесконечных самодостаточных сущностей, называемых монадами. Бог был, конечно, monas monadum — высшей монадой.Из этого видения Бога Бруно сделал вывод, что всякая субстанция, то есть материя, есть Единое, т. е. вся материя происходит от бытия Бога; материя и Бог — одно и то же. Детали ( circonstanzie ) объясняются как специфические проявления вещества. Чтобы пояснить пример: стул сделан из вещества , вещества, пронизанного Богом, и стулья могут быть разных форм и размеров, много деталей , другими словами, из одного вещества, которое стул .Другое утверждение Бруно состоит в том, что Бог есть Вселенная и Всеобщий Бог. Вселенная всегда существовала и всегда будет существовать. Не было сотворения Вселенной; это не просто пуф ! и появляются, как это было в Большом Взрыве. Здесь можно увидеть явное влияние Парменида. Бог вечен, не имеет ни начала, ни конца; Он просто был и будет .


За несколько мгновений до своего аутодафе Бруно был предложен крест, на что он ответил: «Может быть, вы, мои судьи, выносите этот приговор против меня с большим страхом, чем я его принимаю.[5] Эти бесстрашные слова, сказанные от человека, который вот-вот должен был умереть, несут в себе безмерный героизм. Вот человек, вставший против Церкви, его судьба в их руках, как он говорит эти слова. Говоря это, он имел в виду, что он, Бруно, умирал за большее дело. Он посвятил свою жизнь и умер во имя Истины , зная, что, хотя он был всего лишь смертным человеком, преходящим по своей природе, Истина была бессмертной и вечной, идеалом, за который он боролся до конца. Церковь, с другой стороны, была упряма и сторонилась Истины.Говорят, можно убить человека, но нельзя убить идею — это знали судьи Бруно. Убив Бруно в попытке скрыть Истину, они не улучшали ситуацию, а, скорее, высвобождали что-то большее и вне их контроля. Хотя сегодня о нем не вспоминают, несмотря на его гениальные мысли о космосе, Бруно остается мучеником науки, принадлежащим Галилею. По словам Джона Аддингтона Саймондса, «Бруно был героем в битве за свободу совести, за право человека думать и говорить свободно.[6]

 


[1] Он презирал Оксфорд и его профессоров, называя их педантичными; он поссорился из-за обвинения в плагиате.
[2] Эдвардс , Философская энциклопедия , Vol. 1, с. 406
[3] Эпикур, Письма и высказывания Эпикура , «Письмо к Геродоту», с. 13
[4]  Идент. , с. 6
[5] Hecht,  Сомнение: история , с. 295
[6] Симондс , Ренессанс в Италии , Vol.2, с. 799

 

Для дальнейшего чтения: Интеллектуальная и культурная история западного мира Vol. 2 Гарри Элмера Барнса (1965)
Возрождение в Италии Vol. 2 Джона Аддингтона Саймондса (1935)
Философская энциклопедия
Vol. 1 Пола Эдвардса (1967)
Сомнение: история Дженнифер Майкл Хект (2003)
Идея природы Р.Г. Коллингвуд (1960)
История философии Джулиана Мариаса (1967)

Нравится:

Нравится Загрузка…

Родственные

Джордано Бруно Суперзвезда | Книги и культура

Джордано Бруно действительно был еретиком. То есть он сознательно упорствовал в ошибочных взглядах на вопросы, имеющие центральное доктринальное значение для Римско-католической церкви, как явствует из этого нового исследования его жизни и мыслей Ингрид Роуленд, выдающегося культурного историка Италии эпохи Возрождения. Следовательно, несмотря на многочисленные попытки разубедить его в своих взглядах со стороны членов римской инквизиции и после более чем семи лет заключения, гражданские власти публично сожгли его заживо на площади Кампо-деи-Фьори в Риме 17 февраля 1600 года.

Помимо своей смерти, Бруно наиболее известен своими рассуждениями (они не были и не могли быть в то время «открытиями») о бесконечности миров в бесконечной вселенной, драматическим отходом от средневековой, геоцентрической космологии и ее тесно связанная аристотелевская структура знания, обе из которых выстояли, даже несмотря на то, что им бросили вызов в интеллектуально и религиозно бурном 16 веке. Но Бруно не был казнен за эти идеи. Кардинал Николай Кузанский говорил то же самое в середине 15 века.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.