Бог гримнир – Один — Википедия

Один — Википедия

Материал из Википедии — свободной энциклопедии

Перейти к навигации Перейти к поиску
Один
Wōđanaz

Один-странник.
Георг фон Розен, 1886
Верховный бог, хозяин Вальхаллы, почитается как отец всех богов и людей
Тип Бог
Местность Асгард (Вальхалла)
Имя на других языках Вотан
Пол мужской
Отец Бёр
Мать Бестла
Братья и сёстры Вили и Ве
Супруга Фригг[1]
Дети Бальдр, Хёд, Хермод, Браги, Видар, Тор, Меили, Хеймдалль, Тюр, Winta[d] и Вали
Характерные черты одноглазый
Атрибуты Хугин и Мунин
Гери и Фреки
Слейпнир
Гунгнир
В иных культурах

ru.wikipedia.org

Гримнир | Waha вики | FANDOM powered by Wikia

Гримнир — это гномий бог-предок, брат Грунгни и муж Валаи, покровительствующий воинам и особенно гномам-убийцам. Во времена первых миграций, Гримнир защищал гномов от таких существ как великаны, драконы и тролли; с приходом Хаоса появились и новые опасности, но Гримнир уничтожал и этих мерзких порождений двумя своими топорами, выкованными для него Грунгни. Узнав от Каледора о Вратах Искажения, через которые Хаос проникает в этот мир, Гримнир решил любой ценой закрыть их своими руками, не взирая на предостережения Грунгни и Валаи. Он побрил свою голову, оставив на ней лишь гребень посередине, который он скрепил звериным жиром и покрасил в рыжий цвет, после чего он наколол на своё тело множество вычурных татуировок, включив них свою собственную руну (подобным же образом обесчещенные гномы и поныне вступают в культ убийц). Отдав один из своих топоров своему сыну Моргриму, Гримнир отправился в своё последнее путешествие на север, распевая по дороге жуткую песню смерти. Моргрим последовал за ним, игнорируя приказ своего отца, вернуться назад. Близ Норски Гримнир убил хищного дракона Гламмендринга, но при этом был серьёзно ранен, однако даже не смотря на свою рану Гримнир вырвал у павшего дракона коготь и нанёс им себе множество шрамов, закончив тем самым ритуальную подготовку к предстоящему сражению. Посетив банкет, устроенный в их честь осаждёнными северными гномами, Гримнир и Моргрим удалились дальше на север.

На границе Пустошей Хаоса они схватились в схватке с князем демонов Краген’ом’Наном, приспешником Кхорна. Эта титаническая схватка длилась три дня пока, уставший и кровоточащий многими ранами, Гримнир не вызвал страшный гнев Кхорна, нанеся смертельный удар его демону. Отдохнув после битвы, Гримнир приказал своему сыну вернуться домой, став новым защитником своего народа вместо него. После этого Гримнир удалился и Моргрим видел лишь его медленно растворявшийся в Пустошах Хаоса силуэт. Никто не знает, что случилось с Гримниром и гномы очень не любят говорить об этом…

Гриминира изображают как мускулистого гнома, покрытого татуировками и ритуальными шрамами, с высоким рыжим гребнем и множеством украшений, присущих убийцам. Его основным символом служит обоюдоострая секира — излюбленное оружие гномов-убийц. Жрецы Гримнира одеваются подобно убийцам: из одежды они носят лишь штаны, они отращивают гребни и красят их в рыжий цвет, а также наносят татуировки на свою грудь, вплетая в них руну своего бога.

Гримнира почитают все гномьи воины и в особенности убийцы, и хотя крупнейшим считается святилище Гримнира в Караз-а-Карак, открытое для всех желающих, неудивительно, что закрытый для не-убийц храм в крепости Карак Кадрин всё же крупнее столичного. Храм в Караз-а-Карак украшает величественная статуя Гримнира, изображающая бога до его ухода в Пустоши Хаоса, а храмовые стены расписаны барельефами, повествующие об этом путешествие, а также о возвращении и деяния его сына — Моргрима. Помимо этих двух знаменитых храмов, существует и ещё одно крупное святилище, расположенное в руинах крепости Карак-Восемь-Вершин, многие убийцы пытались вернуть его народу гномов, но ни один из них не преуспел в этом.

Культ Гримнира также выказывает почтение Зигмару, как великому воину, заслуги которого велики, но всё же не превосходят заслуги гномьего бога.

waha.fandom.com

«Американские боги»: кто есть кто

«Американские боги»: кто есть кто

29 апреля 2017

30 апреля телеканал Starz выпускает главную премьеру сезона — сериал по роману Нила Геймана «Американские боги». Синемафия рассказывает, кто есть кто в этом романе (и сериале).

16 лет назад прославленный беллетрист Нил Гейман взял за основу книги идею о «плавильном котле», добавил налёт фантастики и пригоршню мифологии. Получилось отменное и захватывающее варево-книга, которое крайне неудобно возить с собой в метро из-за большого размера. В 2013 романом заинтересовались HBO, которые планировали расширить повествование и довести его до 6 сезонов, из которых только первые два были бы экранизацией одноимённого литературного источника. Но дело застопорилось по неизвестным причинам, проект перешел к Starz, где его с радостью приняли сценаристы Брайан Фуллер («Ганнибал») и Майкл Грин («Логан»). Первая серия на фестивале SXSW зашла на ура, фанаты одобрили и надлежащую атмосферу, и подходящий актёрский состав. А мы, простые смертные, смиренно ждём последнее воскресенье апреля.

В одном мире с людьми обитают боги. Люди из разных стран, переезжая в Америку, увозили с собой и своих богов, поклонялись им на новой земле, призывали их в помощь. Но сейчас уже никто не приносит жертвы, и, когда-то чтимые, сейчас древние боги вынуждены изворачиваться как могут. А пока временем и умами людей завладевают иные идолы — человечество поклоняется технологиям, и боги транспорта, медиа и телевидения процветают. Грядёт битва.

Чтобы понять, кто есть кто в этом современном перепутанном мире, предлагаем краткий обзор-экскурс в историю Американских Богов.

Тень Мун

Разобраться в таком мире с непривычки довольно непросто не только рядовому зрителю/читателю. Так что главный герой нам в помощь. Тень Мун отсидел за драку три года, но в тюрьме познакомился с приятными личностями, подтянул свои знания истории и научился всевозможным фокусам с монетами. Его отпускают за пару дней до окончания срока в силу не очень приятных обстоятельств — его жена Лора погибла в автокатастрофе. В пути на похороны он встречает Мистера Среду, который предлагает Тени работу. Делать тому особенно нечего, так что он соглашается. Апатичного и не страдающего от слишком большого объёма информации Тень сложно удивить, и он легко принимает новые тайны.

Мистер Среда

Он же Один, он же путешественник, он же Высокий, он же Мудрец, он же повелитель всего. Бог-отец и отец богов и людей, бог войны и поэзии.

Откуда прибыл? Древняя Скандинавия.

Как попал в Америку? Вряд ли на своём восьминогом коне Слейпнире. Скорее всего, очутился на берегах Винланда в драккаре Лейфа Эрикссона или его брата Торвальда, а, может, и их предшественников, моливших верховного бога о появлении на горизонте заветной земли. Так или иначе, одноглазый мудрец (а глаз он обменял на право глотнуть из источника мудрости) и его пара воронов-мнемоников к концу десятого века не только увидели вулканы Исландии, заселенной викингами столетием ранее, но и перезимовали в тогда еще оправдывавшей название Гренландии, открытой отцом Лейфа Эрикссона Эриком Рыжим. Один — авантюрист, жаждет нового и не боится жертвовать многим (однажды провисел девять дней, приколотый собственным копьём к дереву), а потому не исключено, что именно он нашептал жителям Севера идеи рискованных предприятий.

Бешеный Суини

Лепрекон. Не добрый и не злой. Типичный ирландец. Рыж, охоч до драки и выпивки. Любит фокусы с монетами.

Откуда прибыл? Эйрин, Изумрудный остров, Ирландия.

Как попал в Америку? Ещё до того, как ирландцы стали ревностными католиками, многие безумцы отправлялись попытать счастья в поисках Островов Блаженства. Среди них легендарные Майль Дуйн и Бран, на утлых судёнышках из ивовых прутьев и кожи — куррахах (и, надо полагать, с изрядным запасом виски) — пересекавшие океан за десять веков до Колумба (если, конечно, верить всем легендам из манускриптов и байкам из пабов).

Ананси

Темнокожий бог племени ашанти. Создатель всего живого и всего, что есть. Любит проделки и мастерски рассказывает о своих похождениях, которые, как правило, не слишком удачны и служат нравоучениями. В большей части сказок выступает в образе паука. В одной из баек, собрав в горшок мудрость, Ананси попытался влезть на дерево, но уронил и разбил его, а подоспевший ливень смыл остатки мудрости, так что на земле её осталась самая малость.

Откуда прибыл? Западное побережье Африки.

Как попал в Америку? В трюмах невольничьих кораблей, шедших к берегам Америки. Транзитом через острова Карибского моря. На паутине уголков карт и в песнях угнетенных тогда еще не афроамериканцев, а просто «черного товара».

Анубис и Тот

Древние боги загробного мира. Анубис — не то волк, не то шакал, повелитель душ умерших, судья, оценивающий человеческие поступки на своих весах с пером. Тот — прототип всех чинуш, изобретатель письменности; существо с головой ибиса, констатирующее факты и фиксирующее их у себя.

Откуда прибыли? Из того Египта, где все поклонялись солнцу и Нилу. Из мира фараонов и портретов в профиль.

Как попали в Америку? Если верить Туру Хейердалу, папирусная лодка способна пересечь океан (пусть и не с первой попытки).

Чернобог

Собирательный образ восточнославянских божеств и стереотипов о плохих русских парнях. Машет кувалдой как Перун, пьёт как Борис Ельцин. По некоторым данным, породил Змея Горыныча и Вия.

Откуда прибыл?

Из языческой Руси с домовым, лешим и прочими кикиморами.

Как попал в Америку? С помощью чура и какой-то матери. А может, под суперобложкой книг славистов с «Философского парохода».

Локи

На самом деле, он даже не бог, но допущен Одином в круг избранных за невероятную хитрость и изворотливость. Локи — типичный трикстер, он — воплощение бесконечной игры и хождения по краю. Создаёт проблемы и сам же их мастерски исправляет. Похищает яблоки вечной молодости и спасает их из рук великанов. Проигрывает спор, ставкой в котором была его голова, но выкручивается, заявив, что шея остается его собственностью.

Откуда прибыл? Из тех же краёв, что и Один.

Как попал в Америку? Верно поставил паруса на кораблях викингов, а потом украл у них память о пути домой.

Билкис

Она же царица Савская, она же Ялмака. В книге её роль сведена к минимуму, ей посвящена совсем небольшая, но затягивающая история. В Ветхом Завете она богатая и умная правительница, щедро одарившая царя Соломона, разгадавшего все её загадки. А вот в эфиопских легендах, которыми скорее всего и вдохновлялся Нил Гейман, Билкис дала начало роду Соломонидов — династии эфиопских королей, правивших до X века (а по убеждению последнего эфиопского императора — и до 1936 года).

Откуда прибыла? Откуда-то с Востока Африки или с Синайского полуострова

Как попала в Америку? Прибыла под обложкой одной из многочисленных Тор.

Зори

Зори Вечерняя, Утренняя и Полуночная — три дамы, воплощения норн aka мойр, богинь, вершивших судьбы мира, к которым Один обращался за советом. Встречаются во многих религиях, но в интерпретации романа пришли вместе с Чернобогом.

Откуда прибыли? Из Европы.

Как попали в Америку? В суевериях старообрядцев.


За помощь в составлении статьи автор благодарит Леонида Мужикбаева.

www.cinemafia.ru

Среда | Американские боги вики

«Я же сказал, что назову тебе мои имена. Звался я Грим, звался я Ганглери, звался Воитель, и Третий я звался. Я – Одноглазый. Меня звать Высокий и Знанием владеющий. Гримнир – мне имя. Я – Тот, кто из Тени. Я – Всеотец и с Посохом Гондлир. Столько имен у меня, сколько ветров есть на свете, а званий – столько, сколько есть способов смерти. Хугин и Мунин, Разум и Память мне на плечи садятся, волков моих звать Гери и Фреки. Виселица – конь мой.
»
«Американские боги», глава 6

Мистер Среда

Другие имена:

Джеймс О'Горман, Один, Гримнир, Вотан, Эмерсон Борсон

Происхождение:

Место рождения:

Скандинавия

Род деятельности:

мошенник

Первое появление:

Первое появление:

Актёр/Актриса:

Мистер Среда – лжец и мошенник, под маской которого скрывается бог Один. Когда боги прогресса и технологий стали вытеснять в сердцах людей богов старых верований, Среда решил сплотить старых богов для борьбы с новыми.

Прибытие в АмерикуПравить

Один прибыл в Америку в IX веке вместе с викингами, свято верившими в него. На новой земле викинги принесли в жертву Одину туземца, и бог принял её. Викинги решили переждать здесь зиму, но в середине зимы туземцы напали на них и перебили всех до единого, а северные боги так и остались в чужом краю ждать новых завоевателей из своей страны.

Знакомство с ТеньюПравить

americangods.fandom.com

Речи Гримнира — Старшая Эдда — Тексты — Северная Слава

У конунга Храудунга было два сына: одного звали Агнар, другого — Гейррёд. Агнару было десять зим, а Гейррёду — восемь. Однажды они поехали вдвоем на лодке со своею снастью половить рыбу. Ветер унес их в открытое море. В ночной темноте их лодка разбилась о берег, они вышли на него и встретили там старика. У него они перезимовали. Старуха ходила за Агнаром, а старик — за Гейррёдом. Весной старик дал им лодку. А когда старик и старуха провожали их к берегу, старик поговорил с глазу на глаз с Гейррёдом. Им выдался попутный ветер, и они приплыли к пристани своего отца. Гейррёд был на носу лодки; он выскочил на берег, оттолкнул лодку и сказал: «Плыви туда, где тролли возьмут тебя!» Лодку вынесло в море, а Гейррёд пошел ко двору своего отца. Его хорошо приняли; отец его тогда уже умер. Гейррёд был выбран конунгом и стал знаменитым мужем.

Один и Фригг сидели однажды на престоле Хлидскьяльв и смотрели на все миры. Один сказал: «Видишь ты Агнара, твоего питомца, который народил детей с великаншей в пещере? А Гейррёд, мой питомец, — конунг и правит страной!» Фригг говорит: «Он так скуп на еду, что морит голодом своих гостей, если ему кажется, что их слишком много пришло». Один говорит, что это величайшая ложь, и они бьются об заклад об этом.

Фригг послала свою служанку Фуллу к Гейррёду. Она велела остеречь его против чар колдуна, который пришел в его земли, и сказала, что его легко узнать по тому, что ни одна собака, как бы она ни была зла, не нападет на него. Что Гейррёд скуп на еду, было действительно величайшей неправдой. Но человека, на которого собаки не стали лаять, он все же велел схватить. Пришелец был в синем плаще и назвался Гримнир. Больше он о себе ничего не сказал, как его ни расспрашивали. Конунг велел пыткой добиться от него ответа и посадить между двух костров. Так он просидел восемь ночей.

У конунга Гейррёда был сын десяти зим от роду, и он звался Агнар в честь брата его отца. Агнар подошел к Гримниру, дал ему напиться из полного рога и сказал, что конунг плохо поступает, пытая его, безвинного. Гримнир отпил. Огонь в это время подобрался так близко к Гримниру, что на нем затлел плащ. Он сказал:

1 Жжешь ты меня,
могучее пламя,
огонь, отойди!
Тлеющий мех
потушить не могу я,
пылает мой плащ.

2 Восемь ночей
я в муках провел
без питья и без пищи:
лишь Агнар меня
напоил, и он будет
властителем воинов,
Гейррёда сын.

3 Счастлив будь, Агнар, —
тебе пожелал
Бог Воинов блага:
какую награду
выше найдешь ты
за влаги глоток!

4 Священную землю
вижу лежащей
близ асов и альвов;
а в Трудхейме будет
Тор обитать
до кончины богов.

5 Идалир — имя
месту, где Улль
палаты построил.
Некогда Альвхейм
был Фрейром получен
от богов на зубок.

6 Третий есть двор,
серебром он украшен
богами благими;
Валаскьяльв двор тот,
он асом воздвигнут
в древнее время.

7 Четвертый — то
Сёкквабекк,
плещут над ним
холодные волны;
там Один и Сага
пьют каждый день
из чаш златокованых.

8 Гладсхейм — то пятый,
там золотом пышно
Вальгалла блещет;
там Хрофт собирает
воинов храбрых,
убитых в бою.

9 Легко отгадать,
где Одина дом,
посмотрев на палаты:
стропила там — копья,
а кровля — щиты
и доспехи на скамьях.

10 Легко отгадать,
где Одина дом,
посмотрев на палаты:
волк там на запад
от двери висит,
парит орел сверху.

11 Трюмхейм — шестой,
где некогда Тьяци
турс обитал;
там Скади жилище,
светлой богини,
в доме отцовом.

12 Седьмой — это Брейдаблик,
Бальдр там себе
построил палаты;
на этой земле
злодейств никаких
не бывало от века.

13 Восьмой — то Химинбьёрг,
Хеймдалль, как слышно,
там правит в палате:
там страж богов
сладостный мед
в довольстве вкушает.

14 Фолькванг — девятый,
там Фрейя решает,
где сядут герои;
поровну воинов,
в битвах погибших,
с Одином делит.

15 Глитнир столбами
из золота убран,
покрыт серебром;
Форсети там
живет много дней
и ладит дела.

16 И Ноатун тоже —
Ньёрд себе там
построил палаты;
людей повелитель,
лишенный пороков,
владеет святилищем.

17 Видара край
покрыли кусты
и высокие травы;
там на коне
герой обещает
отмстить за отца.

18 Андхримнир варит
Сехримнира-вепря
в Эльдхримнире мясо —
дичину отличную;
немногие ведают
яства эйнхериев.

19 Гери и Фреки
кормит воинственный
Ратей Отец;
но вкушает он сам
только вино,
доспехами блещущий.

20 Хугин и Мунин
над миром все время
летают без устали;
мне за Хугина страшно,
страшней за Мунина, —
вернутся ли вороны!

21 Тунд шумит,
Тьодвитнира рыба
играет в стремнине;
поток нелегко
вброд перейти
тем, кто в битве убит.

22 Вальгринд — ворота,
стоящие в поле
у входа в святилище;
неведомы людям
древних ворот
замки и запоры.

24 Пять сотен палат
и сорок еще
Бильскирнир вмещает;
из всех чертогов
владеет мой сын
самым просторным.

23 Пять сотен дверей
и сорок еще
в Вальгалле, верно;
восемьсот воинов
выйдут из каждой
для схватки с Волком.

25 Хейдрун коза,
на Вальгалле стоя,
ест Лерад листву;
мед сверкающий
в чан она цедит,
тот мед не иссякнет.

26 Эйктюрнир олень,
на Вальгалле стоя,
ест Лерад листву;
в Хвергельмир падает
влага с рогов —
всех рек то истоки:

27 Сид и Вид,
Сёкин и Эйкин,
Свёль и Гуннтро,
Фьёрм и Фимбультуль,
Рейн и Реннанди,
Гипуль и Гёпуль,
Гёмуль и Гейрвимуль
у жилища богов,
Тюн и Вин,
Тёлль и Хёлль,
Град и Гуннтраин.

28 Вина — одна,
Вегсвин — другая,
Тьоднума — третья,
Нют и Нёт,
Нённ и Хрённ,
Слид и Хрид,
Сильг и Ильг,
Виль и Ван,
Вёнд и Стрёнд,
Гьёль и Лейфтр, —
те — в землях людей,
но в Хель стремятся.

29 Кермт и Эрмт
и Керлауг обе
Тор вброд переходит
в те дни, когда асы
вершат правосудье
у ясеня Иггдрасиль;
в ту пору священные
воды кипят,
пламенеет мост асов.

30 Гюллир и Глад,
Глер и Скейдбримир,
Синир и Сильвринтопп,
Фальхофнир, Гисль,
Гулльтопп и Леттфети —
те кони носят
асов на суд,
что вершится под сенью
ясеня Иггдрасиль.

31 Три корня растут
на три стороны
у ясеня Иггдрасиль:
Хель под одним,
под другим исполины
и люди под третьим.

32 Рататоск белка
резво снует
по ясеню Иггдрасиль;
все речи орла
спешит отнести она
Нидхёггу вниз.

33 И четыре оленя,
рога запрокинув,
гложут побеги:
Даин и Двалин,
Дунейр и Дуратрор.

34 Глупцу не понять,
сколько ползает змей
под ясенем Иггдрасиль:
Гоин и Моин —
Граввитнира дети, —
Грабак и Граввёллуд,
Офнир и Свафнир, —
они постоянно
ясень грызут.

35 Не ведают люди,
какие невзгоды
у ясеня Иггдрасиль:
корни ест Нидхёгг,
макушку — олень,
ствол гибнет от гнили.

36 Христ и Мист
пусть рог мне подносят,
Скеггьёльд и Скёгуль,
Хильд и Труд,
Хлёкк и Херфьётур,
Гейр и Гейрёлуль,
Рандгрид и Радгрид
и Регинлейв тоже
цедят пиво эйнхериям.

37 Арвак и Альсвинн
солнце наверх
усталые тащат;
боги меха
кузнечные им
положили под плечи.

38 Свалин зовется
щит, он скрывает
солнца сиянье;
коль упадет он,
пламя охватит
и горы и море.

39 Сколль имя Волка,
за солнцем бежит он
до самого леса;
а Хати другой,
Хродвитнира сын,
предшествует солнцу.

40 Имира плоть
стала землей,
кровь его — морем,
кости — горами,
череп стал небом,
а волосы — лесом.

41 Из ресниц его Мидгард
людям был создан
богами благими;
из мозга его
созданы были
темные тучи.

42 Боги и Улль
тем благо даруют,
кто пламя размечет;
если снимут котлы,
откроется взорам
мир сынов асов.

43 Ивальда отпрыски
некогда стали
Скидбладнир строить
для сына Ньёрда,
светлого Фрейра,
струг самый крепкий.

44 Дерево лучшее —
ясень Иггдрасиль,
лучший струг — Скидбладнир,
лучший ас — Один,
лучший конь — Слейпнир,
лучший мост — Бильрёст,
скальд лучший — Браги
и ястреб — Хаброк,
а Гарм — лучший пес.

45 Лик свой открыл я
асов сынам,
близко спасенье;
скоро все асы
собраны будут
за Эгира стол,
на Эгира пир.

46 Звался я Грим,
звался я Ганглери,
Херьян и Хьяльмбери,
Текк и Триди
Тунд и Уд,
Хар и Хельблинди;

47 Санн, и Свипуль,
и Саннгеталь тоже,
Бильейг и Бальейг,
Бёльверк и Фьёльнир,
Хертейт и Хникар,
Гримнир и Грим,
Глапсвинн и Фьёльсвинн;

48 Сидхётт, Сидскегг,
Сигфёдр, Хникуд,
Альфёдр, Вальфёдр,
Атрид и Фарматюр;
с тех пор как хожу
средь людей, немало
имен у меня.

49 Гримнир мне имя
у Гейррёда было
и Яльк у Асмунда,
Кьялар, когда
сани таскал;
Трор на тингах,
Видур в боях,
Оски и Оми,
Явнхар и Бивлинди,
Гёндлир и Харбард.

50 У Сёккмимира я
был Свидур и Свидрир,
старого турса
перехитрил я,
Мидвитнира сына
в схватке сразив.

51 Пьян ты, Гейррёд!
Пил ты не в меру,
отныне лишен ты
подмоги моей,
эйнхериев помощи,
милости Одина.

52 Много я рассказал,
но мало ты помнишь;
друг тебя предал;
вижу я меч
прежнего друга —
кровью покрыт он.

53 Игг получит
мечом пораженного,
конец твой настал;
разгневаны дисы,
увидишь ты Одина,
коль смеешь — приблизься!

54 Один ныне зовусь,
Игг звался прежде,
Тунд звался тоже,
Вак и Скильвинг,
Вавуд и Хрофтатюр,
Гаут и Яльк у богов,
Офнир и Свафнир,
но все имена
стали мной неизменно.

Конунг Гейррёд сидел, держа на коленях меч, наполовину обнаженный. Услыхав, что Один тут, он встал, чтобы оградить его от огня. Меч выскользнул у него рукоятью вниз. Конунг споткнулся и упал ничком, а меч пронзил его, и он умер. Тогда Один исчез. Агнар же стал конунгом и долго правил.

norroen.info

Боги Гномов - dw.su — DiceWorld

Уважение Гномов к своим предкам распространяется до самых первых из них — Гномьих богов. Гномы ведут все свои родословные от своих могучих далеких предков и помнят об их славных деяниях.

Несмотря на то что трудно доверять всем историям, возможно, что по крайней мере некоторые из них основаны на реальных фактах. Наиболее уважаемые Гномьи боги это Грунгни, Гримнир и Валайя. Согласно Гномьей традиции эти боги были высечены Временем из камней первых гор. Гномы верят, что их раса напрямую произошла от этих древних предков, и также утверждают, что духи предков до сих пор наблюдают за ними, и не только направляют их действия но и судят поступки, определяя достойнейших.

Грунгни — бог шахтеров, наиболее почитаемый Гномий бог. Он был первым, кто проник в камни, добывал золото и выплавлял металлы. Он изобрел железо и сталь, позволив Гномам уничтожать врагов силой оружия. Его величайший храм находится в крепости Карак Азул, это самая известная из его кузниц.

Гримнир Бесстрашный — бог Гномьих воинов. Как говорят он был защитником Гномьего народа во времена их древних переселений, борясь с гигантами, огромными троллями, драконами и бандами орков. Гримнир является персонификацией неустрашимости Гномьей расы. Странный культ Гномьих Убийц особенно почитает Гримнира, запечатлевая его руны на своих телах.

Валайя — единственная Гномья богиня, которая, как говорят, обитает в величайшей Гномьей крепости Караз-а-Караке. Валайя — защитница клана и домашнего очага. Она обладает особой силой защищающей Гномов от враждебной магии.

Пришествие Хаоса

Согласно свидетельства Великой Книги Обид (наиболее древней из всех Гномьих летописей), пришествие Хаоса раскололо небо и землю и разрушило многие горы. Небеса потемнели и многоцветные магические вихри носились в воздухе. Было ясно, что происходит что-то ужасное. Гномы следили за небесами, не зная чего ожидать в дальнейшем.

Защитник Гномов — Грунгни, предупредил их о нашествии Хаоса и они спаслись, закопавшись еще глубже под горы. Там, в темных глубинах мира, они нашли убежище от магических ветров, раздирающих землю. Следом за ветрами, покрывая поселения, ложилась черная, ядовитая пыль, которая изменяла и разъедала все, чего касалась. Все бывшее на поверхности было заражено Хаосом.

В конце концов, ужасные бури утихли, и однажды Гномы вышли на белый свет. Они нашли изменившийся мир, ужасные чудовища населили горы и демоны, не скрываясь, бродили по земле.

Гномы не были беззащитными. Древние истории рассказывают, как Грунгни научил их наносить магические руны на оружие и доспехи. Он вооружил Гримнира двумя могучими топорами и тяжелым доспехом, прочным словно кости гор.

Из подземных крепостей, армии Гномов выходили на битву против орд Хаоса, Валайя защищала их от темной магии врагов, а Гримнир убил множество демонов своими топорами. И хотя у Гномов не хватало сил вернуть прежние времена, они очистили свои горные владения от чудовищных слуг Хаоса.

Эльфы

Во время войны против Хаоса, Гномы впервые встретились с Эльфами.

Эльфийский боевой флот отдыхал после битвы с чумным флотом Нургла. Эльфами командовал Каледор Укротитель Драконов. Этот великий эльфийский маг искал берега Старого Мира в надежде подобрать ключи к истокам Хаоса, грозившего уничтожить весь мир. Эльфы столкнулись с Гномьей армией, когда она спустилась в долину, преследуя банду хаоситских мародеров. Гномов вел сам Гримнир.

Это был великий момент в истории обеих рас. Один из величайших и наиболее искусных эльфийских магов всех времен встретился с грубым и могучим воплощением древнего бога Гномьего народа. Что сделал Гримнир, встретив стройного и высокого эльфийского мага — не записано. О чем подумал эльф при виде татуированного Гномьего вождя — не известно. Оба поняли, что они не враги. Достоверно, что постоянно прибывающие огромные полчища зверолюдей были быстро уничтожены топорами Гримнира и магией Каледора. Последующий альянс Эльфов и Гномов мог бы спасти мир, если бы не был разрушен из-за гордости двух рас.

От Каледора Гномы узнали о великом Короле-Фениксе Анарионе и его борьбе за освобождение земель Ултуана от заразы Хаоса. Каледор узнал о шторме с севера, который предшествовал нашествию. Он понял, что на крайнем севере открылись врата Хаоса — портал между этим миром и невообразимыми владениями демонов. Теперь Хаос имел опору в этом мире и мог быстро затопить всё обитаемое.

С этой информацией Каледор вернулся на Ултуан. Вероятно он уже задумал план, который мог привести к созданию могучего вихря магической энергии способного связать и обратить силу Хаоса вспять.

Перед отплытием Каледора, Гримнир подарил ему свой рунический амулет, обладающий огромной защитной силой. Вернувшись Каледор подарил Гному Кристалл Огня, который сейчас хранится в Караз-а-Караке.

Судьба Гримнира

Гномы храбро продолжали борьбу. Узнав от Каледора описание Врат Хаоса, Гримнир решил действовать активнее. Не взирая на совет Грунгни и Валайи, он решил двинуться на север и самостоятельно закрыть врата, мало задумываясь с какой космической энергией ему предстоит столкнуться. Грунгни предупредил его, о неизбежной гибели, но Гримнир сердито ворчал, что это оправданный риск. Он обрил свою голову и бороду, сохранив только один гребень из волос. Гримнир отдал один из своих топоров сыну, Моргриму и направился на север, напевая песню смерти. Моргрим последовал за ним до края пустынных земель, лежащих на севере, игнорируя приказ своего отца, вернуться назад. В конце он все же подчинился и наблюдал как могучая фигура скрылась в мерцающем тумане отравленных земель.

Гримнир никогда больше не вернулся и никто не знает, что случилось с этим доблестным Гномом. Некоторые говорят, что он пробился к проёму врат и удерживал армию демонов до тех пор пока Каледор не создал свой магический вихрь на Ултуане. Возможно его постигла более ужасная судьба. О гибели Гримнира, Гномы не говорят. Они говорят только, что он исчез во тьме очень давно. Его топор был утерян вместе с ним.

Автор перевода: Ажград

dw.su

Речи Гримнира (песни о Богах)

Назад к разделу

Речи Гримнира (песни о Богах)

Перевод: А.Корсун, 1975;

О сыновьях конунга Храудунга

У конунга Храудунга было два сына: одного звали Агнар, другого — Гейррёд. Агнару было десять зим, а Гейррёду — восемь. Однажды они поехали вдвоем на лодке со своею снастью половить рыбу. Ветер унес их в открытое море. В ночной темноте их лодка разбилась о берег, они вышли на него и встретили там старика. У него они перезимовали. Старуха ходила за Агнаром, а старик — за Гейррёдом.

 

Весной старик дал им лодку. А когда старик и старуха провожали их к берегу, старик поговорил с глазу на глаз с Гейррёдом.

 

Им выдался попутный ветер, и они приплыли к пристани своего отца. Гейррёд был на носу лодки; он выскочил на берег, оттолкнул лодку и сказал: «Плыви туда, где тролли возьмут тебя!»

Лодку вынесло в море, а Гейррёд пошел ко двору своего отца. Его хорошо приняли; отец его тогда уже умер. Гейррёд был выбран конунгом и стал знаменитым мужем.

 

Один и Фригг сидели однажды на престоле Хлидскьяльв и смотрели на все миры. Один сказал: «Видишь ты Агнара, твоего питомца, который народил детей с великаншей в пещере? А Гейррёд, мой питомец, — конунг и правит страной!»

 

Фригг говорит: «Он так скуп на еду, что морит голодом своих гостей, если ему кажется, что их слишком много пришло».

 

Один говорит, что это величайшая ложь, и они бьются об заклад об этом.

Фригг послала свою служанку Фуллу к Гейррёду. Она велела остеречь его против чар колдуна, который пришел в его земли, и сказала, что его легко узнать по тому, что ни одна собака, как бы она ни была зла, не нападет на него.

 

Что Гейррёд скуп на еду, было действительно величайшей неправдой. Но человека, на которого собаки не стали лаять, он все же велел схватить. Пришелец был в синем плаще и назвался Гримнир. Больше он о себе ничего не сказал, как его ни расспрашивали. Конунг велел пыткой добиться от него ответа и посадить между двух костров. Так он просидел восемь ночей.

У конунга Гейррёда был сын десяти зим от роду, и он звался Агнар в честь брата его отца. Агнар подошел к Гримниру, дал ему напиться из полного рога и сказал, что конунг плохо поступает, пытая его, безвинного. Гримнир отпил. Огонь в это время подобрался так близко к Гримниру, что на нем затлел плащ. 

 

Он сказал:
 

1

Жжешь ты меня,

могучее пламя,

огонь, отойди!

Тлеющий мех

потушить не могу я,

пылает мой плащ.

 

2

Восемь ночей

я в муках провел

без питья и без пищи:

лишь Агнар меня

напоил, и он будет

властителем воинов,

Гейррёда сын.

 

3

Счастлив будь, Агнар, —

тебе пожелал

Бог Воинов блага:

какую награду

выше найдешь ты

за влаги глоток!

 

4

Священную землю

вижу лежащей

близ асов и альвов;

а в Трудхейме будет

Тор обитать

до кончины богов.

 

5

Идалир — имя

месту, где Улль

палаты построил.

Некогда Альвхейм

был Фрейром получен

от богов на зубок.

 

6

Третий есть двор,

серебром он украшен

богами благими;

Валаскьяльв двор тот,

он асом воздвигнут

в древнее время.

 

7

Четвертый — то

Сёкквабекк,

плещут над ним

холодные волны;

там Один и Сага

пьют каждый день

из чаш златокованых.

 

8

Гладсхейм — то пятый,

там золотом пышно

Вальгалла блещет;

там Хрофт собирает

воинов храбрых,

убитых в бою.

 

9

Легко отгадать,

где Одина дом,

посмотрев на палаты:

стропила там — копья,

а кровля — щиты

и доспехи на скамьях.

 

10

Легко отгадать,

где Одина дом,

посмотрев на палаты:

волк там на запад

от двери висит,

парит орел сверху.

 

11

Трюмхейм — шестой,

где некогда Тьяци

турс обитал;

там Скади жилище,

светлой богини,

в доме отцовом.

 

12

Седьмой — это Брейдаблик,

Бальдр там себе

построил палаты;

на этой земле

злодейств никаких

не бывало от века.

 

13

Восьмой — то Химинбьёрг,

Хеймдалль, как слышно,

там правит в палате;

там страж богов

сладостный мед

в довольстве вкушает.

 

14

Фолькванг — девятый,

там Фрейя решает,

где сядут герои;

поровну воинов,

в битвах погибших,

с Одином делит.

 

15

Глитнир столбами

из золота убран,

покрыт серебром;

Форсети там

живет много дней

и ладит дела.

 

16

И Ноатун тоже —

Ньёрд себе там

построил палаты;

людей повелитель,

лишенный пороков,

владеет святилищем.

 

17

Видара край

покрыли кусты

и высокие травы;

там на коне

герой обещает

отмстить за отца.

 

18

Андхримнир варит

Сехримнира-вепря

в Эльдхримнире мясо —

дичину отличную;

немногие ведают

яства эйнхериев.

 

19

Гери и Фреки

кормит воинственный

Ратей Отец;

но вкушает он сам

только вино,

доспехами блещущий.

 

20

Хугин и Мунин

над миром все время

летают без устали;

мне за Хугина страшно,

страшней за Мунина, —

вернутся ли вороны!

 

21

Тунд шумит,

Тьодвитнира рыба

играет в стремнине;

поток нелегко

вброд перейти

тем, кто в битве убит.

 

22

Вальгринд — ворота,

стоящие в поле

у входа в святилище;

неведомы людям

древних ворот

замки и запоры.

 

23

Пять сотен дверей

и сорок еще

в Вальгалле, верно;

восемьсот воинов

выйдут из каждой

для схватки с Волком.

 

24

Пять сотен палат

и сорок еще

Бильскирнир вмещает;

из всех чертогов

владеет мой сын

самым просторным.

 

25

Хейдрун коза,

на Вальгалле стоя,

ест Лерад листву;

мед сверкающий

в чан она цедит,

тот мед не иссякнет.

 

26

Эйктюрнир олень,

на Вальгалле стоя,

ест Лерад листву;

в Хвергельмир падает

влага с рогов —

всех рек то истоки:

 

27

Сид и Вид,

Сёкин и Эйкин,

Свёль и Гуннтро,

Фьёрм и Фимбультуль,

Рейн и Реннанди,

Гипуль и Гёпуль,

Гёмуль и Гейрвимуль

у жилища богов,

Тюн и Вин,

Тёлль и Хёлль,

Град и Гуннтраин.

 

28

Вина — одна,

Вегсвин — другая,

Тьоднума — третья,

Нют и Нёт,

Нённ и Хрённ,

Слид и Хрид,

Сильг и Ильг,

Виль и Ван,

Вёнд и Стрёнд,

Гьёль и Лейфтр, —

те — в землях людей,

но в Хель стремятся.

 

29

Кермт и Эрмт

и Керлауг обе

Тор вброд переходит

в те дни, когда асы

вершат правосудье

у ясеня Иггдрасиль;

в ту пору священные

воды кипят,

пламенеет мост асов.

 

30

Гюллир и Глад,

Глер и Скейдбримир,

Синир и Сильвринтопп,

Фальхофнир, Гисль,

Гулльтопп и Леттфети —

те кони носят

асов на суд,

что вершится под сенью

ясеня Иггдрасиль.

 

31

Три корня растут

на три стороны

у ясеня Иггдрасиль:

Хель под одним,

под другим исполины

и люди под третьим.

 

32

Рататоск белка

резво снует

по ясеню Иггдрасиль;

все речи орла

спешит отнести она

Нидхёггу вниз.

 

33

И четыре оленя,

рога запрокинув,

гложут побеги:

Даин и Двалин,

Дунейр и Дуратрор.

 

34

Глупцу не понять,

сколько ползает змей

под ясенем Иггдрасиль:

Гоин и Моин —

Граввитнира дети, —

Грабак и Граввёллуд,

Офнир и Свафнир, —

они постоянно

ясень грызут.

 

35

Не ведают люди,

какие невзгоды

у ясеня Иггдрасиль:

корни ест Нидхёгг,

макушку — олень,

ствол гибнет от гнили.

 

36

Христ и Мист

пусть рог мне подносят,

Скеггьёльд и Скёгуль,

Хильд и Труд,

Хлёкк и Херфьётур,

Гейр и Гейрёлуль,

Рандгрид и Радгрид

и Регинлейв тоже

цедят пиво эйнхериям.

 

37

Арвак и Альсвинн

солнце наверх

усталые тащат;

боги меха

кузнечные им

положили под плечи.

 

38

Свалин зовется

щит, он скрывает

солнца сиянье;

коль упадет он,

пламя охватит

и горы и море.

 

39

Сколль имя Волка,

за солнцем бежит он

до самого леса;

а Хати другой,

Хродвитнира сын,

предшествует солнцу.

 

40

Имира плоть

стала землей,

кровь его — морем,

кости — горами,

череп стал небом,

а волосы — лесом.

 

41

Из ресниц его Мидгард

людям был создан

богами благими;

из мозга его

созданы были

темные тучи.

 

42

Боги и Улль

тем благо даруют,

кто пламя размечет;

если снимут котлы,

откроется взорам

мир сынов асов.

 

43

Ивальди отпрыски

некогда стали

Скидбладнир строить

для сына Ньёрда —

светлого Фрейра —

струг самый крепкий.

 

44

Дерево лучшее —

ясень Иггдрасиль,

лучший струг —

Скидбладнир,

лучший ас — Один,

лучший конь — Слейпнир,

лучший мост — Бильрёст,

скальд лучший — Браги

и ястреб — Хаброк,

а Гарм — лучший пес.

 

45

Лик свой открыл я

асов сынам,

близко спасенье;

скоро все асы

собраны будут

за Эгира стол,

на Эгира пир.

 

46

Звался я Грим,

звался я Ганглери,

Херьян и Хьяльмбери,

Текк и Триди

Туд и Уд,

Хар и Хельблинди;

 

47

Санн и Свипуль,

и Саннгеталь тоже,

Бильейг и Бальейг,

Бёльверк и Фьёльнир,

Хертейт и Хникар,

Гримнир и Грим,

Глапсвинн и Фьёльсвинн;

 

48

Сидхётт, Сидскегг,

Сигфёдр, Хникуд,

Альфёдр, Вальфёдр,

Атрид и Фарматюр;

с тех пор как хожу

средь людей, немало

имен у меня.

 

49

Гримнир мне имя

у Гейррёда было

и Яльк у Асмунда,

Кьялар, когда

сани таскал;

Трор на тингах,

Видур в боях,

Оски и Оми,

Явнхар и Бивлинди,

Гёндлир и Харбард.

 

50

У Сёккмимира я

был Свидур и Свидрир,

старого турса

перехитрил я,

Мидвитнира сына

в схватке сразив.

 

51

Пьян ты, Гейррёд!

Пил ты не в меру,

отныне лишен ты

подмоги моей,

эйнхериев помощи,

милости Одина.

 

52

Много я рассказал,

но мало ты помнишь;

друг тебя предал;

вижу я меч

прежнего друга —

кровью покрыт он.

 

53

Игг получит

мечом пораженного,

конец твой настал;

разгневаны дисы,

увидишь ты Одина,

коль смеешь — приблизься!

 

54

Один ныне зовусь,

Игг звался прежде,

Тунд звался тоже,

Вак и Скильвинг,

Вавуд и Хрофтатюр,

Гаут и Яльк у богов,

Офнир и Свафнир,

но все имена

стали мной неизменно.

Конунг Гейррёд сидел, держа на коленях меч, наполовину обнаженный. Услыхав, что Один тут, он встал, чтобы оградить его от огня. Меч выскользнул у него рукоятью вниз. Конунг споткнулся и упал ничком, а меч пронзил его, и он умер. Тогда Один исчез. Агнар же стал конунгом и долго правил.
 

 

Назад к разделу


world-of-legends.su

Отправить ответ

avatar
  Подписаться  
Уведомление о