Бог чего тесей: Тесей PR в Античной мифологии

Содержание

Тесей PR в Античной мифологии

PR в Античной мифологии

Цой Ника

Тесей

 

 

Краткое содержание мифа

 

Тесей А. Канова

 Когда Тесей пришел в Афины, вся Аттика была погружена в глубокую печаль. Уже в третий раз прибывали послы с Крита от могущественного царя Миноса за данью. Тяжела и позорна была эта дань. Афиняне должны были каждые девять лет посылать на Крит семь юношей и семь девушек. Там их запирали в громадном дворце Лабиринте, и их пожирало ужасное чудовище Минотавр, с туловищем человека и головой быка. Минос наложил эту дань на афинян за то, что они убили его сына Андрогея. Теперь в третий раз приходилось афинянам посылать на Крит ужасную дань. Они уже снарядили корабль с черными парусами в знак скорби по юным жертвам Минотавра.

 Видя общую печаль, юный герой Тесей решил отправиться с афинскими юношами и девушками на Крит, освободить их и прекратить уплату этой ужасной дани.

Прекратить уплату можно было, только убив Минотавра. Поэтому и решил Тесей вступить в бой с Минотавром и или убить его, или погибнуть. Престарелый Эгей не хотел и слышать об отъезде своего единственного сына, но Тесей настоял на своем. Он принес жертву Аполлону-Дельфинию — покровителю морских путешествий, а из Дельф перед самым отъездом был дан ему оракул, чтобы покровительницей в этом подвиге он избрал себе богиню любви Афродиту. Призвав на помощь Афродиту, и принеся ей жертву, Тесей отправился на Крит.

 Корабль счастливо прибыл к острову Крит. Афинских юношей и девушек отвели к Миносу. Могущественный царь Крита сразу обратил внимание на прекрасного юношу-героя. Заметила его и дочь царя Ариадна, а покровительница Тесея Афродита вызвала в сердце Ариадны сильную любовь к юному сыну Эгея. Дочь Миноса решила помочь Тесею. Она не могла и помыслить о том, что юный герой погибнет в Лабиринте, растерзанный Минотавром.

 Прежде чем отправиться на бой с Минотавром, Тесею пришлось совершить еще один подвиг. Минос оскорбил одну из афинских девушек. Тесей заступился за нее, но, гордый своим происхождением, царь Крита стал издеваться над Тесеем; он разгневался, что какой-то афинянин смеет противиться ему, сыну Зевса. Тесей гордо ответил царю:

 — Ты гордишься своим происхождением от Зевса, но и я не сын простого смертного, отец мой — великий колебатель земли, бог моря Посейдон.

 — Если ты — сын бога Посейдона, то докажи это и достань кольцо из морской пучины, — ответил Минос Тесею и бросил в море золотое кольцо.

 Призвав отца своего Посейдона, Тесей бесстрашно бросился с крутого берега в морские волны. Высоко взлетели соленые брызги, и скрыли волны моря Тесея. Все со страхом глядели на море, поглотившее героя, и были уверены, что не вернется он назад. Полная отчаяния, стояла Ариадна; и она была уверена, что Тесей погиб.

 А Тесея, лишь только сомкнулись над его головой морские волны, подхватил бог Тритон и в мгновение ока домчал до подводного дворца Посейдона. Посейдон с радостью приветствовал в своем волшебном подводном дворце сына и подал ему кольцо Миноса, а жена Посейдона, Амфитрита, восхищенная красотой и смелостью героя, возложила на пышные кудри Тесея золотой венок. Тритон опять подхватил Тесея и вынес его из морской пучины к берегу на то место, с которого бросился герой в море. Тесей доказал Миносу, что он — сын Посейдона, повелителя моря. Дочь Миноса Ариадна ликовала, что Тесей вернулся невредимым из морской глубины.

Но предстоял еще более опасный подвиг: нужно было убить Минотавра. Тут на помощь Тесею пришла Ариадна. Она дала Тесею тайно от отца острый меч и клубок ниток. Когда отвели Тесея и всех обреченных на растерзание в Лабиринт, Тесей привязал у входа в Лабиринт конец нитки клубка и пошел по запутанным бесконечным переходам Лабиринта, из которого невозможно было найти выход; постепенно разматывал он клубок, чтобы найти по нитке обратный путь. Все дальше шел Тесей и, наконец, пришел в то место, где находился Минотавр. С грозным ревом, наклонив голову с громадными острыми рогами, бросился Минотавр на юного героя, и начался страшный бой. Минотавр, полный ярости, несколько раз бросался на Тесея, но он отражал его своим мечом. Наконец, Тесей схватил Минотавра за рог и вонзил ему в грудь свой острый меч.

Убив Минотавра, Тесей по нитке клубка вышел из Лабиринта и вывел всех афинских юношей и девушек. У выхода их встретила Ариадна, она радостно приветствовала Тесея. Ликовали юноши и девушки, спасенные Тесеем. Украшенные венками из роз, славя героя и его покровительницу Афродиту, водили они веселый хоровод.

Теперь нужно было позаботиться и о спасении от гнева Миноса. Тесей быстро снарядил свой корабль и, прорубив дно у всех вытащенных на берег кораблей критян, быстро отправился в обратный путь в Афины. Ариадна последовала за Тесеем, которого она полюбила.

На обратном пути Тесей вышел на берег Наксоса. Когда Тесей и его спутники отдыхали от путешествия, Тесею во сне явился бог вина Дионис и поведал ему, что он должен покинуть Ариадну на пустынном берегу Наксоса, так как боги назначили ее в жены не ему, а богу Дионису. Тесей проснулся и, полный грусти, быстро собрался в путь. Он не смел ослушаться воли богов. Богиней стала Ариадна, женой великого Диониса. Громко приветствовали спутники Диониса Ариадну и славили пением жену великого бога.

А корабль Тесея быстро несся на своих черных парусах по лазурному морю. Вот уже показался вдали берег Аттики. Забыл Тесей, опечаленный утратой Ариадны, данное Эгею обещание — заменить черные паруса белыми, если он, победив Минотавра, счастливо вернется в Афины. Эгей ждал своего сына. Вперив в морскую даль глаза, он стоял на высокой скале у берега моря. Вот вдали показалась черная точка, она растет, приближаясь к берегу. Это корабль его сына. Все ближе он. Эгей смотрит, напрягая зрение, — какие на нем паруса. Нет, не блестят белые паруса на солнце, паруса — черные. Значит — погиб Тесей. В отчаянии Эгей бросился с высокой скалы в море и погиб в морских волнах; лишь его безжизненное тело выбросили волны на берег. С тех пор и зовется море, в котором погиб Эгей, Эгейским. А Тесей причалил к берегам Аттики и приносил уже богам благодарственные жертвы, как вдруг, к ужасу своему, узнал, что стал невольной причиной смерти отца. С великими почестями похоронил тело отца убитый горем Тесей, а после похорон принял власть над Афинами.

 

Образы и символы мифа

 

Главным героем почти всех героических афинских мифов является Тесей. Афиняне хотели воплотить в нем, подобно тому, как сделали дорийцы с Геркулесом, все подвиги и великие дела афинского мифологического цикла; но герой этот никогда не пользовался такой славой у всех греков, как Геркулес, хотя для придания славы и блеска имени Тесея ему приписывали подвиги, являющиеся точной копией с подвигов Геркулеса.

Мифы о Тесее создают образ Бога-Человека, Тесей являлся сыном двух отцов – Эгея – правителя Афин; и Посейдона – бога морей. Именно поэтому в нем было и человеческое и божественное начало.

Франция, неизвестный автор

Тесей являлся идеалом красоты. Герой был прекрасен как девушка, он был высок, строен, с ясным взглядом прекрасных глаз, с темными кудрями, которые пышными кольцами спадали с плеч; а его юное мускулистое тело говорило о его могучей силе.

Тесей выступает как защитник каждого смертного, каждого оскорбленного.

В его подвигах мы видим его как справедливого героя, готового отомстить за поруганную честь или за загубленную жизнь слабого.  Древнегреческие мифы показывают Тесея как бесстрашного героя, который не гордился своими победами, а считал, что кровь оскверняет человека. Герой никогда не вступал в битву со слабыми, даже когда гневался на них, а лишь показывал возможности своей силы. Тесей высоко чтил тех, кто гостеприимно его принимал и был внимателен к советам других.

Он принимал покровительство Богов и их силу в помощь в своих странствиях и подвигах.

Но, несмотря на то, что Тесей был Богом-Человеком, он из-за своей рассеянности, сам того не желая, погубил своего отца. А в последнем мифе Тесей и Пейрифой решают похитить Персефону, чем герой губит и себя. В царстве Аида, он требует отдать ему прекрасную Персефону, за что подземный владыка на него гневается и больше не сопутствует Тесею удача. От предательской руки гибнет величайший герой Аттики.

К главным символам Тесея можно отнести меч и сандалии его отца; золотой венок, подаренный ему Амфитритой, женой Посейдона, пораженной красотой юноши; меч, которым Тесей одолел Минотавра и клубок ниток, выведший афинян из губительного лабиринта.

 

Коммуникативные средства создания образов и символов

 

Копия Тесейона в Вене

В первую очередь, афиняне, в честь победы героя над свирепым разбойником Синидой начали проводить Истмийские игры, следующие по значению после Олимпийских игр. Эти игры проводились раз в два года. Правда, провозглашенный на этих играх мир соблюдался не так строго, как на Олимпийских.

В Афинах на самой высокой точке Агоры возвышается лучше всего сохранившийся храм Гефесту – богу-кузнецу и богине Афине (в народе этот храм еще называют Тесейон), которые были покровителями искусств и ремесел. Внутри находились статуи Гефеста и Афины. Также в украшении храма были использована лепка, изображающая подвиги Тесея и Геракла, отсюда происходит второе название храма. Точную копию этого храма, построенную в 1823 году, можно увидеть в Вене.

Греция, VI в. До н.э.

Сражение Тесея и Минотавра изображалось древнегреческими ремесленниками на вазах и украшениях.

В музее Виктории и Альберта, находящемся в Лондоне, стоит статуя «Тесей и Минотавр» А. Кановы. Так же Канова изобразил на эту тему две группы скульптур, находящихся в музее в Вене.

Во Франции находится картина неизвестного автора, на которой изображена Ариадна, передающая Тесею клубок ниток.

По мотивам древнегреческого мифа был снят мультипликационный фильм.

 

Социальное значение мифа

 

А. Канава,
Лондон, музей Виктории

и Альберта

Тесей получил широкую популярность в греческой мифологии, он являлся одним из самых популярных героев мифов. Тесей постоянно принимал участие в подвигах других героев Греции. Так, участвовал Тесей в калидонской охоте (Мелеагр), в походе аргонавтов за золотым руном и в походе Геракла против амазонок.

Популярность Тесея можно объяснить его бесстрашием и справедливостью, качествами, которые ценятся во все времена.

Выражение «нить Ариадны» стало крылатым.

Ну и, конечно же, мультипликационные фильмы по мотивам мифов о Тесее воспитывают в детях только самые лучшие качества.

Миф о Тесее — Русская историческая библиотека

 

Миф о Тесее. Краткое содержание. Слушать аудиокнигу

 

Научная оценка мифа о Тесее

В цикле мифов о Тесее под легендарной оболочкою скрываются исторические факты, хотя патриотическая фантазия афинян внесла в эти сказания много заимствованного из других мифов, сильно прикрасила их, и перенесла на своего племенного героя многое, бывшее результатом позднейшего культурного развития. Мифический Тесей – представитель того греческого племени, которое занимало Трезенскую область, северный берег Пелопоннеса, Истм, Мегару, Аттику и Эвбею и общим именем которого впоследствии стало название ионийцев. Посейдон Потрясатель (Посейдон Эгей), бывший главным местным богом на Истме, был отцом Тесея; Афина и Аполлон покровительствовали ему. В мифе Тесей пошел в Афины из Трезен, древнего ионийского города, основал на Истме в расчищенном сосновом лесу служение Посейдону, учредил в честь ему состязания и воинские игры, на которых афиняне продолжали пользоваться правами особенного почета и в исторические времена, когда Мегара и Истм уж давно были заняты другим племенем, дорийским. Согласно мифу, Тесей освободил Афины и Мегару от ига финикиян, представителем которых в легенде является критский царь Минос; он изгнал из Греции финикийское служение богу солнца Молоху и богине любви Ашере-Астарте и соединил прежние мелкие независимые, общины одного племени в одно государство, столицею которого стал древний укрепленный город Кекропия.

Амазонки, от нашествия которых освободил Аттику мифический Тесей, тоже олицетворяют собою финикийско-сирийское богослужение. Далее мы увидим, что во всех тех местностях Малой Азии, где по греческим легендам жили амазонки, находились знаменитые святилища сирийской богини плодородия; в которых одетые в мужское платье и вооруженные женщины исполняли военные пляски, а толпы служительниц храма, иеродул, совершали фантастические обряды. Едва ли можно сомневаться в том, что мифы о победе Тесея над амазонками и над марафонским быком – отголоски преданий о вытеснении восточных обрядов и жертвоприношений греческими культами Посейдона и Афины, олицетворяемыми в Тесее. В Аттике были «амазонские могилы», старинные памятники, около которых группировались народные рассказы о нашествии амазонок; поэты и художники развивали эти народные предания о воинственных девушках, и впоследствии времени мифическая победа Тесея над амазонками стала обозначать победу эллинизма над востоком.

Миф о том, что Тесей соединил, всю Аттику в одно государство, вероятно, тоже основан на исторических фактах. Дело очень возможное, что какой‑нибудь воинственный царь старинного укрепленного города на Илиссе – афинского Акрополя – покорил другие мелкие государства, на которые была разделена Аттика, принудил жителей соседних общин переселиться к подошве Акрополя, а общины, менее близкие, заставил признавать свою власть. Мифы о Тесее говорят, что он учредил праздник Синекий (соединения поселений), сделал старинный афинский праздник жатвы праздником государственного единства («Панафинейским», то есть «Всеафинским» праздником). Миф приписывает Тесею и то установление, что в Афинах могут селиться греки из других областей, что они, хотя и не будут иметь прав афинских граждан, но будут пользоваться покровительством законов; этот миф делает Тесея установителем обычая, по которому издавна пользовались защитою законов метеки. При соединении мелких независимых общин в одно государство, население этого государства оказывается состоящим из людей разного облика, разных сословий и профессий; потому легенда говорила, что Тесей разделил жителей Аттики на сословия благородных людей (эвпатридов), земледельцев (геоморов) и ремесленников (демиургов). Этот миф так укоренился в памяти народа, что сохранилось и по возникновении позднейшего представления о Тесее, как основателе демократического устройства. Люди старинных и богатых родов, издавна занимавшихся военным делом, конечно, занимали привилегированное положение; эти благородные воины, бывшие товарищами царя на войне, конечно, были товарищами его и в управлении государством, в суде, на пирах в его дворце (Пританее). Когда Афины были уж республикою, в них считалось величайшей почестью обедать на общественный счет в правительственном дворце, который сохранял название Пританея. Обычай награждать людей этою почестью, вероятно, был остатком обычаев времен царей.

Итак, в основании мифа о Тесее лежали исторические предания. Впоследствии, сказания эти были украшены фантазиею поэтов, художников и заимствованиями из легенд о других героях, в особенности о Геракле. Основанием для прекрасного мифа о верной дружбе между Тесеем и Пирифоем могло быть то, что при вторжении горных племен в долину Пенея переселились в Афины два изгнанные пришельцами старые фессалийские рода, один из которых считался происходящим от Пирифоя. Было сказание, что когда афиняне сражались на Марафонском поле за свободу родины, из земли поднялся великан Тесей и бился впереди афинян, помогая им отразить азиатов, как некогда победил он быка, пришедшего на Марафонское поле с востока. Герой, основавший афинское царство, конечно, не мог не принять участия в самом славном из событий истории этого государства. Легенда о том, что Тесей сражался в Марафонской битве, увеличила популярность имени этого мифологического героя в афинском народе. И вероятно это оживление любви к Тесею было причиною того, что боги повелели афинянам перевезти его кости со Скироса, где умер он, в Афины. Орел показал гробницу Тесея афинскому посольству. В гробнице, подле костей великана лежали меч и копье его. Кости и оружие были привезены в Афины и торжественно похоронены в городе. Над этой гробницею был построен храм Тесея и украшен превосходными скульптурными изображениями его подвигов. Был установлен ежегодный праздник Тесея. Рабы и другие преследуемые, успевшие убежать в храм Тесея, находили там неприкосновенный приют себе.

 

Мифы о Тесее

 

Миф о рождении Тесея

Царь афинский Эгей, из рода Эрехтея, два раза вступал в брак, но ни от одной жены не имел детей. Стал он уже седеть, и приходилось ему встречать одинокую и безрадостную старость. И вот отправился он в Дельфы вопросить оракула о том, как стяжать ему сына и наследника престола? Оракул дал Эгею ответ темный, которого он никак не мог объяснить себе; поэтому из Дельф он и отправился прямой дорогой в Трезены, к славному своей мудростью царю Питфею: питал он надежду, что Питфей уяснит ему гадание оракула. Вникнув в слова предвещания, Питфей усмотрел, что афинскому царю суждено иметь сына, который доблестными подвигами своими стяжает себе между людьми великую славу. Дабы сделать причастным этой славе и свой род, Питфей выдал за афинского царя дочь свою Эфру, но брак этот счел нужным скрыть до времени от народа; и когда Эфра родила сына, Питфей распространил слух, что отец родившегося младенца – Посейдон, бог моря. Младенца назвали Тесеем, и дед усердно заботился о его воспитании. Эгей же, вскоре после бракосочетания с Эфрой, покинул Трезены и снова удалился в Афины: боялся он, чтоб его ближайшие родичи, пятьдесят сынов Палланта, не овладели его властью. Оставляя Трезены, Эгей закопал в землю под тяжелую каменную глыбу меч и пару сандалий и приказал жене своей Эфре: когда сын их вырастет и достигнет такой силы, что будет в состоянии сдвинуть с места глыбу камней – пусть она заставит его тогда достать зарытые в землю меч и сандалии и с этими знаками пришлет его в Афины. До тех же пор Тесей ничего не должен был знать о своем происхождении.

 

Миф о подвигах Тесея на пути в Афины

Когда Тесею исполнилось шестнадцать лет, мать повела его к камню, на котором он должен был испытать свою силу. Без труда приподнял юноша тяжеловесную глыбу и достал из-под нее меч и сандалии. Тогда открыла Эфра сыну, кто его отец, и велела отправляться к нему в Афины. Сильный и мужественный юноша тотчас же стал снаряжаться в путь. Мать вместе с дедом просили Тесея ехать в Афины морем, а не сухим путем: морской путь был безопаснее, а по сухому пути в Афины, на Коринфском перешейке, жило много чудовищных исполинов, бродило много диких зверей. В прежнее время Геракл очищал землю от нечистых чудовищ: он боролся с ними всюду; теперь же Геракл находится в Лидии, в невольничестве у Омфалы, и все дикие чудовища и злодеи, скрывавшиеся доселе из страха перед героем, свободно рыскают по свету и беспрепятственно совершают всякие злодеяния. Слушая речи матери и деда, юный Тесей решился взять на себя то служение, которому, прежде него, посвятил себя Геракл. Тесей был родня Гераклу по матери (Эфра и Алкмена были внучками Пелопса) и чувствовал в себе присутствие духа и силы великого героя, стяжавшего своими доблестями всемирную славу. С раннего детства Тесей избрал его себе образцом и с нетерпением ждал той поры, когда он будет в силах, подобно своему кумиру, вершить великие, геройские подвиги. Не хотелось ему также предстать перед отцом, не прославясь никаким великим делом: не по мечу и сандалиям – пусть по великим и славным делам узнает в нем и своего сына и потомка доблестного Эрехтея. Так думал Тесей и не отправился и Афины морем, а пошел более опасным, сухим путем.

Лишь только перешел Тесей границу царства своего деда и вступил в область Эпидавра, в темпом лесу набрел он на хищного исполина – Перифета. Нападая на путников, Перифет поражал их тяжелой железной палицей. Бестрепетно пошел к нему юноша навстречу и после недолгой борьбы одолел его и предал смерти. Железную палицу убитого врага Тесей взял себе и носил ее постоянно с собой – подобно тому как Геракл носил шкуру немейского льна. На Коринфском перешейке, в сосновом лесу, посвященном Посейдону, Тесей встретил другого хищника – Синиса. Прохожих, попадавшихся в его руки, Синис терзал и умерщвлял самым мучительным образом: пригнув к земле две сосны, он привязывал к их вершинам свою жертву, и сосны, выпрямляясь, разрывали тело несчастного страдальца. Тесей умертвил и этого хищника и на месте победы над ним, на Коринфском истме (перешейке), впоследствии, когда был уже царем в Афинах, основал в честь Посейдона Истмийские игры. Юная и прекрасная дочь хищного исполина бежала от Тесея и скрылась в пустынной стране, заросшей густым кустарником; прячась в кустах, она с детской простотой молила их сокрыть ее от чужеземца и обещала никогда не рвать с них ни одной ветви и не жечь их в огне. Тесей дружески призвал ее к себе, уверил ее, что он не сделает ей никакого зла, и принял на себя попечение о судьбе ее. Впоследствии он выдал ее за Дионея, сына эхалийского царя Эврита. Ее потомки никогда не жгли в огне ветвей тех кустов, которые дали некогда убежище в своей чаще их прародительнице.

Идя далее, Тесей пришел в густой Кромионский лес, в чаще которого обитал страшный вепрь, причинявший множество бед жителям окрестных местностей; Тесей обещал освободить их от страшилища и, отыскав вепря, умертвил его. Засим дошел он до границы Мегары, до так называемой Скиронской скалы. На вершине ее, на краю крутого обрыва к морю сидел великан и злодействовал над проходившими мимо него путниками: с наглыми ругательствами он заставлял их мыть ему ноги, и в то время когда они исполняли это дело, сталкивал их ногой со скалы в море; тела разбивавшихся о скалу путников пожирала исполинская черепаха. Тесей сбросил злодея самого в море. При Элевзине, недалеко от границ Мегары, выступил против юного героя исполин Керкион и заставил его биться с собой; исполин этот принуждал вступать с ним в бой всех проходивший мимо чужеземцев.

Тесей, опытнейший из бойцов своего времени, осилил Керкиона и умертвил его, власть же над страной передал Гиппофою – сыну Посейдона и Алопы, прекрасной дочери убитого Керкиона. Алопа при самом своем рождении была брошена отцом без призрения; кобылица вспоила ее молоком своим, а пастухи соседних стран были ее воспитателями. За Элевзином Тесей встретился со свирепым Дамастом, который зазывал прохожих к себе в дом и предавал их потом самой мучительной смерти. У него было ложе, на которое должны были ложиться попадавшие в дом его путники: если ложе было для них коротко, Дамаст обрубал им ноги; если же ложе было длинно – он бил и вытягивал путнику ноги до тех пор, пока ложе не приходилось ему в меру. Поэтому Дамаста звали также Прокрустом – вытягивателем. Тесей принудил самого его лечь на ужасное ложе, и так как исполинское тело Дамаста было длиннее ложа – герой обрубил ему ноги, и злодей кончил жизнь в ужасных мучениях.

После стольких подвигов и приключений, Тесей прибыл благополучно к потоку Кефиссу. Здесь он был дружески принят некоторыми из рода Фиталидов, которые очистили его от пролитой им крови и проводили до самого города.

Когда юный герой в длинной ионийской одежде, с красиво причесанными волосами проходил по улицам города, увидали его рабочие, строившие храм Аполлону, и стали насмехаться над «девицей, которая бродит по улицам одна, без провожатого». Разгневанный Тесей выпряг из стоявшей вблизи повозки быков и повозкой пустил в глумившихся над ним работников, сидевших вверху, па крыше храма. С изумлением и страхом увидали они тогда, что им приходится иметь дело не со слабосильной женщиной, и были весьма рады, когда Тесей, оставив их, пошел далее.

 

Тесей в Афинах

Чужестранцем вступил Тесей и дом своего отца и не был им узнан. В доме старого царя хозяйничала в то время злая и хитрая Медея; бежав из Коринфа, она прибыла в Афины и была здесь радушно принята Эгеем, которому обещала возвратить своими волшебствами силу юности. Медея узнала в пришельце Тесея – Эгеева сына и, боясь, чтобы он не вытеснил ее из дома своего отца, стала думать о том, как бы извести юношу. Она уверила слабого и боязливого царя, что прибывший в его дом чужестранец – соглядатай, подосланный врагами, и убедила старца отравить гостя за обедом. За столом Медея поставила перед юношей питье, в которое положена была отрава.

Тесей же, желая поразить отца внезапной радостью, вынул для резания мяса тот меч, по которому старик должен был узнать в нем своего сына. Обрадовался и ужаснулся тогда Эгей, быстро бросил он на пол кубок с отравой и крепко обнял сына, которого ждал с нетерпением так долго. Медея же сочла за лучшее немедленно оставить дом старика Эгея и бежать из пределов его царства.

Эгей тотчас представил сына собравшемуся народу и рассказал о его подвигах и приключениях, бывших с ним на пути. Радостно приветствовал народ юного героя, своего будущего царя. Скоро представился Тесею случай показать афинянам свое мужество и свою силу. Пятьдесят сынов Палланта, Эгеева брата, до сих пор находились в твердой уверенности, что по смерти их старого, бездетного дяди власть его перейдет в их руки. Теперь же, когда к старику неожиданно откуда-то прибыл сын, о котором никто ничего не знал до сих пор, надежда эта оказалась тщетной, и дикие Паллантиды в яростном гневе, с оружием напали на город, имея намерение убить старого царя и его сына и присвоить себе власть над городом. Подойдя к Афинам, Паллантиды разделились на два отряда: один отправился к городским воротам, другой сел в засаду. Последний отряд должен был напасть на Тесея с тыла во время борьбы его с передовыми Паллантидами. Проведал, однако, Тесей о плане врагов и начал с того, что отыскал тех из них, которые скрывались в засаде, и перебил всех их до последнего; остальные обратились после этого в бегство. Так избавлен был Эгей от притеснений и опасностей, которыми грозило ему постоянно властолюбие племянников; с тех пор дни его текли мирно. Вскоре после этой победы юный царевич оказал великое благодеяние и всем жителям Аттики. На полях марафонских свирепствовал страшный бык, о котором мы уже знаем из истории о Геракле. Бык этот был приведен Гераклом с Крита в Микены и отдан Эврисфею; бежав из Микен, он долго бродил по Элладе, пришел наконец в Марафонскую страну и стал здесь страшилищем и бичом людей и животных. Тесей поборол быка, привел его в Афины и принес здесь в жертву Аполлону.

 

 

Миф о Тесее и Минотавре читайте в отдельной статье «Тесей и Минотавр»

 

 

Миф о Тесее и его сыне Ипполите

(изложено по трагедии Еврипида «Ипполит»)

По смерти Эгея царем в Афинах стал Тесей. Мудрыми учреждениями и законами он установил в государстве такой порядок, что почитался истинным основателем Афинского царства. Правил он кротко, человеколюбиво, и царство его почиталось убежищем для всех утесненных и преследуемых. Так, кроме славы великого героя Тесей стяжал славу мудрого правителя. Но жажда подвигов, томившая его душу, не давала ему покоя и часто уводила его далеко за пределы Афинского царства. Он принимал участие в калидонской охоте, в походе аргонавтов и, вместе с Гераклом, ходил в страну амазонок. Во время последнего похода он взял в плен амазонскую царицу Антиопу, привел ее в Афины и здесь вступил с ней в брак. Войнолюбивые амазонки не могли перенести такого позора. Сильной ратью пошли они на Элладу, чтобы отомстить грекам за поражение и освободить из плена свою царицу. Они дошли до Афин и взяли приступом город; афиняне удалились в крепость, амазонки же расположились на холме Арея. На соседней равнине загорелась жаркая битва, в которой Антиопа, полная страстной любви к мужу, билась вместе с ним в рядах афинского войска до тех пор, пока, пораженная в грудь копьем, не пала к ногам супруга. Эта горестная для обеих сторон потеря ослабила ярость битвы и повела к торжественному примирению. По заключении мира амазонки отступили.

Антиопа родила Тесею сына Ипполита. Отец послал мальчика на воспитание в Трезену, к деду своему по матери Питфею. Вырос Ипполит и стал прекрасным юношей; много дев пылало к красавцу любовью. Но целомудренный юноша холоден был к красоте и любви; его подругой была чистая, девственная Артемида: вместе с ней блуждал он по лесистым горам, охотясь на ланей и вепрей, и пренебрегал дружбой с Афродитой. Гневом воспылала на него за это богиня любви и положила погубить гордеца, вселив нечистую любовь к нему в сердце мачехи его Федры. Федра была дочь Миноса, младшая сестра Ариадны. Тесей вступил с ней в брак, находясь в преклонных уже летах. Так была похожа Федра на свою старшую сестру, что когда Тесей ввел в свой дом молодую жену, ему казалось, будто он снова переживает счастливые дни юности и видит осуществление надежд и мечтаний своей молодости. Только то упустил из виду Тесей, что лета его не соответствовали летам молодой жены и что красота юности, которой он привлекал некогда любовь, давно уже миновала.

Однажды Ипполит пришел из Трезены в Афины на праздник Элевсинских таинств. Тут Федра увидала в первый раз своего пасынка: таким же красавцем был Тесей в лета молодости. С первой же встречи Федра горячо полюбила юношу – такова была воля Афродиты. Таила она свою страсть и старалась подавить ее, но бессильна была ее воля, не властна была она над собою. Когда Ипполит ушел опять в Трезену, Федра на высоком холме построила храм Афродите; здесь часто просиживала она но целым дням и, томимая страстью, смотрела на дальний берег, где жил ее пасынок. В скором времени Тесей должен был ехать вместе с нею в Трезену и пробыл там довольно долго. Близость прекрасного юноши еще больше усилила любовь к нему Федры. Она уже не хотела подавлять своей страсти: муки любви стали для нее наслаждением и счастьем. В то время как Ипполит упражнялся в единоборстве на арене, царица садилась под тень миртового дерева, на ступени храма Афродиты, стоявшего на ближнем холме, и отсюда, никем не зримая, любовалась красотой юноши и не сводила глаз с него, и когда мучения страсти становились невыносимы, царица, заливаясь слезами, рвала листья мирта и пронзала их булавкой. Так изводилось пагубной страстью ее болящее сердце; сохла она, и увядала ее краса. День и ночь томилась она в своем одиноком тереме, бледная и недужная, и наконец решилась умереть. Три дня отвергала она всякую пищу и, полуживая, недвижимо лежала на своем ложе, и никто не мог постичь причины ее страданий. Приходит наконец к царице ее старая кормилица и начинает расспрашивать о ее горе; несчастная царица открывает ей свою тайну. Хитрая кормилица, питавшая к своей госпоже безрассудную, слепую любовь, задумала открыть Ипполиту, как любит его мачеха, и убедить его не отвергать ее чувства. Узнав о намерении кормилицы, Федра не поощрила ее ни одним словом, но и не воспретила ей исполнения задуманного.

Ипполит только что возвратился из нагорных лесов, где охотился он со своими сверстниками. В их веселом обществе, воспевая хвалебные гимны, отправился он к храму защитницы своей девственной Артемиды. Украсив статую богини венком из цветов, он беззаботно пошел назад, в дом деда своего Питфея. Здесь встретила его старуха кормилица. Взяв с царевича клятву, что он не откроет никому того, что услышит от нее, старуха сообщила ему о страсти Федры и убеждала его не отвергать этой страсти. С ужасом и негодованием выслушал целомудренный юноша рассказ и предложение старухи и, возмущенный, проклиная всех женщин, тотчас удалился из дома и пошел в горы бродить по лесам – здесь, на лоне мирной, непорочно-прекрасной природы, искал он успокоения смущенной душе своей и не хотел возвращаться домой до тех пор, пока но вернется отец его, бывший в то время в Дельфах.

Когда узнала Федра о том, каким гневом воспылал Ипполит, слушая речи ее кормилицы, и как быстро скрылся он потом из дома, – стыд и отчаяние овладели душой несчастной царицы, и она решилась умертвить себя. Какими глазами стала бы она смотреть теперь на своего супруга и на юношу, ведавшего уже ее вину и гнушавшегося ее страстью? Одна только смерть – так казалось несчастной – может избавить ее от позора и искупить вину ее; смертью же думала она отомстить и тому, кто своим гордым презрением оскорбил и разбил ее сердце: не миновать и ему гибели, общая участь постигнет их обоих, и не будет он больше с гордым безучастием смотреть на злую судьбу ее. Удалясь в опочивальню, царица накинула на шею петлю и удавилась. Но перед смертью она написала на дощечке мужу, что в отсутствие его Ипполит делал покушение на ее честь и что смертью только могла она спастись от угрожавшего ей позора.

Украшенный лавровым венком, спокойно возвращался Тесей из Дельф, надеясь, что будет встречен радостными приветствиями домочадцев; но, подъехав к дому, он вопреки ожиданиям слышит вопли женщин и печальные крики рабов. Уж не умер ли престарелый Питфей, не случилось ли какого несчастья с каким-нибудь из малолетних царевичей? Только слышит он, что не Питфей умер – умерла Федра, сама наложила она на себя руки. Быстро входит он в дом, бросается к трупу и, отчаянный, горькими слезами оплакивает потерю жены – лучшей из всех жен на земле. Видит он в руке ее таблицу, – берет он эту таблицу и что же читает на ней? Собственноручно писала Федра мужу, что сын его Ипполит покушался на честь ее и что это покушение и было причиной ее самоубийства. Полный гнева и невыносимой скорби проклинает Тесей преступного сына, взывает к бурегонителю Посейдону: «Отец Посейдон! Ты любил меня всегда как сына и дал мне некогда обещание исполнить три мои желания; молю: покарай преступного; если не ложно было твое обещание, пусть не переживет он этого дня! Если же владыка Посейдон, – прибавил Тесей, – не ниспошлет в Аид моего сына, я изгоню его из пределов нашей земли: пусть в горе и нужде, тяготимый проклятиями отца, влачит он дни свои на чужбине».

Тесей пылал еще гневом, когда Ипполит возвратился домой. Ничего не зная о причине отцовского гнева, он с участием стал расспрашивать о том, что случилось в их доме. С невозмутимым спокойствием, в полном сознании своей непорочности защищался Ипполит от обвинений и упреков, которыми осыпал его отец, но, связанный клятвой, не мог он открыть истинной причины самоубийства Федры и не убедил отца в своей невиновности. Тесей изгнал сына из отечества. Проливая горькие слезы, Ипполит перед отходом еще раз торжественно призвал в свидетели своей невинности охранителя клятв Зевса и Артемиду, ведавшую непорочность его сердца.

Не зашло еще солнце того дня, как к Тесею явился гонец с вестью о гибели сына его Ипполита. С горькой усмешкой спросил ослепленный гневом отец: кто умертвил его сына? «Не пал ли он от руки врага, жену которого оскорбил так же, как жену отца своего?» – «Нет, – отвечал раб. – Собственные кони убили его, погубило его проклятие, которое изрек ты над ним, когда призывал на его голову кару Посейдона». – «О боги, о Посейдон! – воскликнул Тесей. – Милостив был ты ко мне в этот день, как отец внял мольбе моей и исполнил ее! Но скажи мне, вестник, как поразила преступного праведная кара гневного бога?» – «Были мы на берегу моря, – так начал рассказывать вестник, – мыли мы там и чистили коней Ипполита, и тут дошла до нас весть, что царевич навсегда изгнан тобой из родины. Вскоре за тем подошел к нам и сам Ипполит, сопровождаемый толпой опечаленных друзей, и подтвердил нам то, что слышали мы от других; потом велел он запрягать коней в колесницу: земля его предков стала теперь для него чужой землей. Когда кони были впряжены в колесницу, он взял в руки повода и сказал, воздев руки к небу: «Зевс-всевидец! Пусть поразит меня смерть, если я повинен в возводимом на меня беззаконии! Рано или поздно, при жизни моей или после смерти, пусть отец мой узнает, как несправедливо поступил он со мной!» С этими словами пустил он коней, мы же пошли вслед за ним по дороге к Эпидавру и Аргосу. Когда, миновав Трезену, прибыли мы к Саронскому заливу, на пустынный берег моря, мы услыхали раскаты грома, раздававшегося как будто из-под земли. Испуганные кони навострили уши, и в страхе стали мы озираться во все стороны, отыскивая, откуда выходили громовые звуки? Обратись к морю, мы увидали неслыханно высокий вал: до небес вздымался тот вал и совершенно скрывал от нас скалы противоположного берега. Вскоре пенящиеся, седые волны с шумом устремились на берег, на дорогу, по которой ехала колесница царевича, и из волн вышел огромный, чудовищный бык, от дикого рева которого содрогались прибрежные скалы и утесы. Страх обуял коней. Сын твой, опытный в искусстве править колесницей, изо всех сил натягивал повода и всячески старался сдержать бешеных коней; но, закусив удила, мчались они по дороге, и не было возможности сдержать их никакой силой. Ипполит старался направить коней к равнине, но бык бросался на них с этой стороны, пугал их своим ревом и гнал в противоположную сторону – к скалистому крутому побережью. Так пригнал он коней к обрыву скалы; кони бросились вниз и разбили колесницу. Бешено помчались они по берегу, влача за собой, по песку и по камням, запутавшегося в поводах царевича; голова и тело несчастного постоянно бились о камни и ребра прибрежных утесов. Мы бросились к нему на помощь, но не могли догнать без устали мчавшихся коней. Наконец, высвободясь из оборвавшихся поводьев, разбитый и окровавленный, падает он на землю и лежит, борясь еще со смертью. Кони исчезли из виду, скрылся также и бык – словно его поглотила земля. Господин, – сказал в заключение вестник. – Я раб твой, но никогда не заставишь ты меня думать, что сын твой преступен; в моих глазах он вечно будет добродетельнейшим из людей».

Тесей, все еще убежденный в преступности Ипполита, сказал после долгого молчания: «Не радуюсь я несчастью сына, но не могу и жалеть о злодее. Принесите его сюда; умирающего, уличу я его, не может он более запираться в своем злодеянии: гнев богов-карателей обличает его». В то время как Тесей ждет прибытия умирающего сына, внезапно является девственная богиня Артемида, подруга Ипполита, сопутствовавшая ему на охотах по горам и лесам, и обращается к афинскому царю с такой речью: «Что радуешься ты, Тесей, гибели сына? Несчастный! Поверил ты лживым словам жены и погубил невиновного! Вечным позором покрыл ты свою голову, и нет тебе отныне места между правдивыми. Узнай злосчастную судьбу свою. Жена твоя Федра, распаленная ненавистной мне богиней, любила твоего сына; пыталась она подавить в себе эту любовь, но не успела, и погибла, послушав своей старой кормилицы. Кормилица открыла любовь госпожи своей Ипполиту: он с негодованием и ужасом отверг эту любовь. Тогда Федра написала тебе лживое письмо и им погубила твоего сына; ты поверил письму; сын же твой, давший кормилице клятву молчать о слышанном от нее, не нарушил своей клятвы. Великое преступление совершил ты: увлеченный гневом, не разбирая дела, поразил сына проклятием и погубил его, неповинного».

Как убитый стоит Тесей перед богиней. Знает он теперь, что сын его умирает безвинно, жертвой безрассудного отцовского гнева. «Погиб я, – восклицает Тесей. – Нет для меня более радостей в жизни!» С громкими рыданиями бросается он навстречу сыну: покрытый кровью, избитый и еле живой лежит перед ним Ипполит. Прожил он, однако, столько времени, что успел простить убитого горем отца и снять с него вину в неповинно пролитой крови.

Полный глубокой скорби Тесей похоронил сына под тем миртовым деревом, под которым так часто сиживала Федра, томимая муками любви. И тело Федры погребено было под тем же деревом – в месте, которое так любила она в последние дни жизни: Тесей не хотел лишать своей несчастной жены чести погребения. Трезенские жители стали воздавать Ипполиту почести, подобающие полубогам, и установили в память его ежегодные празднества. Девы оплакивали судьбу целомудренного юноши, любимца Артемиды, принявшего смерть от оскорбленной им Афродиты; они приносили ему в жертву кудри волос и пели в честь его сладкозвучные песни.

 

Миф о свадьбе Пирифоя

(изложено по Овидию «Метаморфозы», XII, 210-535)

Пирифой, царь воинственных лапифов, обитавших в Фессалии, мужественный, необоримый герой, много слышал о Тесее и его геройских подвигах и захотел узнать его поближе и помериться с ним силой. Он прибыл в Аттику, в Марафонскую страну, и угнал стадо быков, принадлежавшее Тесею. Когда узнал об этом Тесей, он немедленно пустился за похитителем в погоню. Подпустив преследователя на близкое расстояние, Пирифой быстро обернулся и стал против него готовый тотчас же вступить в бой; но когда противники сошлись лицом к лицу, каждый из них был поражен силой и мужеством другого до такой степени, что забыли они битву, протянули друг другу руки на мир и заключили между собой братский союз.

В скором после этого времени Тесей отправился в Фессалию на свадьбу своего нового друга, вступавшего в брак с Гипподамией, прелестнейшей из всех фессалийских красавиц.

На Пирифоеву свадьбу сошлось великое множество гостей: пригласил он к себе на пир всех фессалийский царей, многих из друзей своих, живших вдалеке от Фессалии, пригласил также и соседей своих кентавров – дикий, суровый народ, обитавший на соседней горе Пелионе. Тело кентавров было получеловеческое, полуконское: голова и верхняя часть туловища человеческие, спина же и ноги конские. Обширные палаты царского дома не могли вместить всех прибывших на пир, и многие из гостей сели за столы, поставленные в широком, осененном деревьями гроте. Радостный шум стоял в брачных чертогах Пирифоя: пелись брачные песни, многочисленные светильники пылали на алтарях, и гости вкушали ароматные вина и сладкие яства. Юная невеста Пирифоя, блистая красотой, сидела посреди горницы, окруженная толпой женщин, и со всех сторон слышались хвалы красоте ее – все гости завидовали хозяину, вступающему в брак с прелестной девой.

Долго шел пир, не смущаемый ничем. Но в середине его Эвритион, самый дикий и самый сильный из всех кентавров, обезумев от вина, вдруг поднимается со своего места, бросается на Гипподамию и, схватив ее за волосы, увлекает за собой. Следуя его примеру, и остальные кентавры бросаются на присутствовавших на пиру женщин и влекут их за собой. Быстро вскочили со своих мест лапифы и другие герои Эллады; бросились они на похитителей, и пошел в брачных чертогах Пирифоя дикий, ожесточенный бой, какой бывает на улицах города, в который ворвались войска неприятельские. Самые мужественные и могучие из героев Эллады ратуют против грубой силы и зверской дикости кентавров. Тесей напал на Эвритиона: «Какое безумие побудило тебя, – воскликнул герой, – нападать в моем присутствии на Пирифоя и оскорблять нас обоих?» С этими словами бросается он на кентавров и вырывает у них похищенную ими деву. Не говоря в ответ ни слова, Эвритион нападает на Тесея, бьет его своими сильными кулаками в грудь; но Тесей схватил большой и тяжеловесный медный кубок и изо всей мочи ударил им кентавра в лицо: с разбитым черепом падает кентавр, бьет копытами о землю и испускает дух. «К оружию! – вскричали остальные кентавры, видя смерть сильнейшего между ними. – К оружию!» Стали бившиеся метать друг в друга кубками, и чашами, и большими медными тазами; кентавр Амик схватил тяжелый светильник со всеми горевшими в нем свечами и размозжил этим светильником череп лапифу Келадону, но тотчас же и сам упал на землю, пораженный в голову ножкой стола, которым вооружился на него Пелат. Кентавр Гриней поднял с земли высокий алтарь и бросил его в середину лапифов; не прошло кентавру это даром: Эксадий выколол ему оленьими рогами оба глаза. Рэт, самый страшный кентавр после Эвритиона, схватил с алтаря пылающую головню, ударил ею в висок Харакса и всадил ее в рану: вспыхнули волосы на голове у Харакса, и потоком хлынула из раны кровь, шипя, как раскаленное железо, погружаемое в холодную воду. Раненый извлекает головню из раны, вынимает из пола тяжелую каменную плиту и плитой хочет поразить врага; но тяжесть камня была слишком велика: Харакс роняет его из рук, камень, падая, разбивает и Харакса, и стоявшего возле него Комета. Радуясь своей победе, Рэт бросается на других лапифов и убивает юного Корифа и Эвагра; но когда наскочил кентавр на Дрианта, тот всадил ему в шею длинный, спереди обугленный кол. Издавая стоны, старается раненый кентавр извлечь кол, засевший глубоко в кости, и, истекая кровью, обращается в бегство. Вслед за ним бегут и другие кентавры, и в доме Пирифоя остается один Афеидас. Отягощенный вином, он лежал на шкуре мохнатого медведя, вытянувшись во весь рост и держа в ослабевшей уже руке полный вином кубок. Увидав его, Форбас проколол копьем ему гортань и с насмешкой воскликнул при этом: «Смешай себе вино с водой Стикса!» Без мучений умер опьяневший кентавр; черная кровь его разлилась по ложу, на котором застала его смерть, и часть этой крови попала в кубок.

После бегства кентавров из Пирифоева дома битва продолжается с прежней яростью, но сражающиеся дерутся уже обыкновенными своими оружиями. Кентавр Петрей обхватил руками дуб и пытался вырвать его из земли, но Пирифой вонзил ему в ребра копье и пригвоздил его тело к стволу дерева. Пали еще три других кентавра от копья Пирифоя. Диктис ищет от него спасения в бегстве, но падает с вершины утеса вниз и при падении разбивается о высокий ясень. Видит смерть Диктиса Афарей и решается отомстить за него: он отрывает от скалы огромный камень и собирается бросить его в царя лапифов, но Тесей своей палицей разбивает Афарею руку. Убить его герой не желал или не имел времени: он вспрыгнул на широкую спину Кианора и, держа его левой рукой за волосы, правой бил его палицей по вискам. Еще другого врага умертвил афинский герой. Демолеон хотел идти на него с высокой сосной и долго старался вырвать ее из земли с корнями, но, увидав, что Тесей подошел к нему близко, он, не теряя времени, обломил сосну у корня и бросил ее в приближающегося неприятеля. Тесей отскочил в сторону, и сосна попала в соратника Пелеева Крантора. Пелей пронзил Демолеона дротиком. Всячески старался кентавр извлечь копье из раны, но не мог этого сделать. Бросился он на Пелея, намереваясь разбить его копытами, но Пелей прикрылся щитом и шлемом и успел вонзить врагу в грудь меч. Подобным же образом ратовал и Нестор, герой Пилоса: кучами ложились вокруг Нестора окровавленные трупы могучих кентавров.

Благообразней всех других кентавров был Киллар, самый юный между ними. Ланиты его только что начинали покрываться бородой, светлорусые волосы волнистыми кудрями падали по плечам. Тело было сложено так изящно, как будто оно было изваяно самым искусным скульптором; даже нижняя часть тела, конская, была безупречно прекрасна: при блестяще-черном цвете туловища ноги и хвост были белы. Многие из дев-кентавров любили Киллара и оказывали ему внимание; но сам он любил одну Гилоному, прелестнейшую из всех обитательниц лесистых вершин Пелиона. Чтобы удержать за собой любовь Киллара, прелестница старалась всеми средствами усилить красоту свою: гребнем по нескольку раз в день расчесывала свои волосы, украшала их розмарином, фиалками, лилиями и розами; по два раза в день мылась она в студеной, чистой воде горных потоков. Оба они любили друг друга одинаково горячо и никогда почти не разлучались, вместе бродя по лесистым горам и промежгорным долинам. Оба они пришли на брачный пир к царю лапифов и вместе приняли участие в битве, возгоревшейся на этом пиру.

В самом разгаре боя кто-то из лапифов пустил в Киллара копьем и поразил его насмерть. Падающего, подхватывает его Гилонома на свои руки, старается остановить льющуюся из раны кровь и употребляет все средства, чтобы возвратить умирающего к жизни. Увидав же, что Киллар лежит перед ней уже бездыханен, она в отчаянии схватывает поразившее его копье и вонзает это копье себе в грудь. Умирая, она все еще обнимает труп своего супруга.

Все больше и больше теснили лапифы кентавров. Пирифой, Тесей, Нестор и Пелей творили чудеса храбрости; но всех сильнее бился в этой схватке лапиф Кеней, исполин необоримой силы; по воле Посейдона, милостивого к Кенею, его нельзя было ранить никаким оружием. Градом сыпались на него дротики, стрелы и всякие другие орудия кентавров, но лапиф оставался невредим. Увидав, что против Кенея не может действовать никакое оружие, кентавры стали громоздить на него целые горы древесных стволов и скал; подавленный этим бременем, Кеней испускает наконец дух. После его смерти герои Эллады нападают на врагов еще сильнее, и с наступлением ночи битва оканчивается: большая часть кентавров остается на месте, остальные ищут спасения в бегстве. Так одолели герои дикую силу.

В следовавшие за тем дни Пирифой со своими соратниками изгнал остатки кентавров с соседних гор и загнал их на Пинд и на границу Эпира.

 

Похищение Елены

Недолго жил Пирифой со своей женой: прекрасная Гипподамия умерла вскоре после свадьбы. Подобно Пирифою, Тесей жил в это время также вдовцом; поэтому, несмотря на свой пятидесятилетний возраст, он изъявил согласие принять участие в отчаянном предприятии своего друга в похищении Елены. Эта дочь Зевса и Леды, своей красой и легкомыслием погубившая впоследствии Трою, в то время была почти еще ребенком, но молва о ее красоте шла уже далеко.

Прибыли Тесей с Пирифоем в Спарту и похитили деву в то время, как она вместе с другими спартанками совершала служение Артемиде в ее храме. Похитители бежали со своей добычей в горы Аркадии. Долго гнались за ними спартанцы, но вблизи Тегеи остановились и не преследовали далее похитителей, ибо видели, что погоня была бесполезна. На досуге стали теперь рассуждать друзья о том, что им делать с похищенной девой, и согласились бросить жребий: кому выпадет жребий, тот и возьмет себе Елену. Но при этом положен был еще и такой уговор: получивший Елену должен помочь своему другу похитить другую невесту – какую бы последний ни выбрал. Бросили жребий, и Елена досталась Тесею. Он отвез ее в Аттику, поместил в крепком замке своем в Афинах и поручил ее матери своей, Эфре.

Тесей похищает Елену. Греческая ваза V века до Р. Х.

 

По условию Тесею должно было доставать теперь невесту для Пирифоя. Не привык Пирифой довольствоваться малым: он пожелал похитить из тартара Персефону, супругу властителя теней Плутона. Тесей, дав слово, не мог отказаться от него и последовал за своим другом в царство теней. Пошли они вдвоем и у местечка Колона спустились в подземную обитель Аида – через ту пропасть, по которой нисходил в аид и Эдип. Достигли они почти ворот аида и здесь присели на камень отдохнуть и размыслить о том, как бы ловчее исполнить свое предприятие. Когда же хотели они подняться с камня, чтобы продолжать путь далее, они увидали, что приросли к камню, на котором сидели. Долго пришлось им сидеть на том камне, и горько раскаивались они, что затеяли такое безрассудно-дерзкое дело. Впоследствии, когда Геракл нисходил по этой дороге в царство Плутона, чтобы достать оттуда Кербера, Тесей с Пирифоем простерли к герою руки, моля освободить их. Геракл подал Тесею руку и оторвал его от скалы, боги попустили Гераклу освободить Тесея: он был муж благочестивый и всегда воздавал богам подобающую честь, в дерзкое же предприятие пошел он не сам собою, а вовлечен был Пирифоем. Когда Геракл хотел освободить от скалы и другого страдальца – с громом содрогнулась земля: богам не угодно было освобождать дерзкого злочестивца. Так сидит он и доселе, прикованный навсегда к скале и терзаемый мстительными эриниями.

 

Смерть Тесея

Когда Тесей возвратился из аида на землю, в царстве его все шло не по-старому: замок его в Афинах был разрушен, мать его Эфра уведена в плен, и Афинами правил новый царь. Во время отсутствия Тесея прибыли в Аттику близнецы Диоскуры Кастор и Полидевк, отыскивавшие сестру свою. Пришли они в Афины и требовали от афинских граждан возвращения сестры. Афиняне отвечали, что у них в городе нет Елены и что они даже не знают, где скрыл ее Тесей. Диоскуры стали грозить войной. Знал Тесееву тайну Академ и выдал ее Диоскурам. Они пошли на Афины, разрушили замок Тесея, освободили сестру и увезли ее на родину; вместе с Еленой увезли они также и мать Тесея Эфру. С той поры Эфра стала рабой Елены и сопровождала ее впоследствии в Трою. Удаляясь из Аттики, Диоскуры наказали Тесея еще и тем, что царем в Афинах поставили врага его Менесфея, Петеева сына, из рода Эрехтеева; он долго, но напрасно стремился завладеть афинским престолом. Вступив в Афины, Тесей не встретил сочувствия к себе; Менесфей же был боготворим афинской чернью, и власть его была так прочна, что старый царь счел за лучшее оставить всякие посягательства на овладение престолом и удалился на чужбину. Двух младших сынов своих Акаманта и Демофонта он послал на Эвбею, к другу своему Элефенору, сам же отправился на остров Скирос, где у него жило много родичей и было еще наследственное имущество. Отойдя недалеко от Афин, при местечке Гаргетте, Тесей торжественно изрек проклятие на неблагодарных афинян, и место это называется с того времени Полем проклятия.

На Скиросе царствовал в то время Ликомед, овладевший всем достоянием Тесея. Когда Тесей потребовал от него возвращения своей собственности, Ликомед изобразил, что готов отдать все охотно, и новел пришельца на вершину крутой прибрежной скалы – дабы отсюда показать ему все его владения. В то время как Тесей любовался видом прекрасного острова, Ликомед столкнул его со скалы в море. Так окончил свою жизнь престарелый герой – вдали от царства своих предков, в печальном изгнании. Оба сына его, вместе с Элефенором, участвовали в Троянской войне и прославили себя доблестными подвигами. По разрушении Трои они, с бабкой своей Эфрой, освобожденной ими из неволи, возвратились в Афины и, по смерти Менесфея, овладели престолом своих предков. Несмотря на то, что Тесей был предан и изгнан афинянами, он и после смерти своей был им другом и помощником. Когда они сражались на Марафонских полях с персами, герой встал из могилы и повел афинскую рать к победе – После этой славной битвы вспомнили афиняне о своем благодетеле и захотели перенести его кости со Скироса в отечество. Когда полководец Кимон взял Скирос и стал искать на нем гробницу Тесея, внезапно явился орел: то парил он над прибрежным холмом, то опускался вниз и копал когтями землю. Кимон велел копать на месте, которое указывал орел. Стали копать и нашли гробницу: в ней лежал исполинский остов и возле него медное копье и меч. Кимон доставил священные останки в Афины, где они встречены были с торжественными почестями и преданы родной земле. Среди города воздвигнут был герою великолепный храм – Тесейон; развалины этого храма видны еще и доселе. С той поры благодарные афиняне чествовали Тесея как основателя и благодетеля их государства.

 

Тесей

Мифологический словарь
А-Антиг Антик-Аякс Б В Г Д Е З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Э Я
Словарь идентичен словарю расположенному по адресу http://www.mify.org

[1] Тесей — величайший герой Афин, имеющий много общего с Гераклом. Тесей — герой военно-родовой аристократии, а затем герой правящей афинской рабовладельческой аристократии землевладельцев, которая приписывала создание всего древнего государственного строя Афин Тесею. Ему приписывалось прежде всего разделение населения на три класса: «звпатридов», или благородных, «геоморов», или земледельцев, и «демиургов», или ремесленников, и предоставление исключительного права на замещение должностей одним благородным. Характерен и следующий факт: рассказывали, что во время Марафонской битвы (490 г. до н. э.), в которой греки одержали победу над персами, многие афиняне якобы видели Тесея в шлеме с копьем и щитом, идущего впереди боевого строя афинян. Этими баснословными рассказами воспользовались аристократы. Их представитель Кимон перевез в Афины с острова Скироса останки Тесея, в действительности, конечно, не существовавшие, так как и Тесей-то никогда не существовал.

Изложено по биографии Плутарха «Тесей»

Сын Пандиона, Эгей, правил в Афинах после того, как он со своими братьями изгнал из Аттики своих родственников, сыновей Метиона, захвативших не по праву власть. Долго Эгей правил счастливо. Печалило его только одно: не было у него детей. Наконец, отправился Эгей к оракулу Аполлона в Дельфы и там вопросил светозарного бога, почему боги не посылают ему детей. Оракул дал Эгею неясный ответ. Долго думал он, стараясь разгадать сокровенный смысл ответа, но не мог разгадать его. Наконец, решил Эгей отправиться в город Троисену[1] к мудрому царю Арголиды Питфею, чтобы тот разгадал ему тайну ответа Аполлона. Сразу разгадал Питфей смысл ответа. Он понял, что у Эгея должен родиться сын, который будет величайшим героем Афин. Питфею хотелось, чтобы честь быть родиной великого героя принадлежала Троисене. Он дал поэтому в жены Эгею свою дочь Эфру. И вот родился у Эфры, когда она стала женой Эгея, сын, но это был сын бога Посейдона, а не Эгея. Новорожденному дали имя Тесей. Вскоре после рождения Тесея царь Эгей должен был покинуть Троисену и вернуться в Афины. Уходя, взял Эгей свой меч и сандалии, положил их под скалу в горах у Троисены и сказал Эфре: — Когда сын мой Тесей будет в силах сдвинуть эту скалу и достать мой меч и сандалии, тогда пришли его с ними ко мне в Афины. Я узнаю его по моим мечу и сандалиям. До шестнадцати лет воспитывался Тесей в доме своего деда Питфея. Знаменитый своей мудростью Питфей заботился о воспитании внука и радовался, видя, что внук его превосходит во всем своих сверстников. Но вот исполнилось Тесею шестнадцать лет; уже тогда никто не мог сравняться с ним ни в силе, ни в ловкости, ни в умении владеть оружием. Прекрасен был Тесей: высокий, стройный, с ясным взглядом прекрасных глаз, темными кудрями, которые пышными кольцами спадали до плеч; спереди же, на лбу, кудри были обрезаны, так как посвятил он их Аполлону; юное мускулистое тело героя ясно говорило о его могучей силе.

[1] Город в Арголиде на Пелопоннесе.

Когда Эфра увидала, что сын ее превосходит силой всех своих сверстников, она привела его к скале, под которой лежали меч и сандалии Эгея, и сказала: — Сын мой, здесь под этой скалой лежат меч и сандалии твоего отца, повелителя Афин, Эгея. Сдвинь скалу и возьми меч и сандалии, они будут тем знаком, по которому узнает тебя твой отец. Толкнул Тесей скалу и легко сдвинул ее с места, Взял он меч и сандалии, простился с матерью и дедом и отправился в далекий путь, в Афины. Тесей не внял просьбам матери и деда — избрать более безопасный морской путь; он решил идти в Афины сухим путем, через Истм. Труден был этот путь. Много опасностей пришлось преодолеть Тесею во время пути, много пришлось совершить ему подвигов. Уже на границе Троисены и Эпидавра [1] герой встретил великана Перифета, сына бога Гефеста. Как и сам бог Гефест, сын его, великан Перифет, был хром, но могучи были его руки и огромно тело. Грозен был Перифет. Ни один странник не проходил через те горы, в которых жил Перифет, всех их убивал великан своей железной палицей, но Тесей легко победил Перифета. Это был первый подвиг герои, и как знак своей победы он взял железную палицу убитого им Перифета. Дальше до самого Истма Тесей шел, не подвергаясь опасностям. На Истме, в сосновой роще, посвященной Посейдону, встретил Тесей сгибателя сосен Синида. Это был свирепый разбойник. Он предавал страшной смерти всех путников. Согнув две сосны так, что они касались верхушками, Синид привязывал несчастного путника к соснам и отпускал их. Со страшной силой выпрямлялись сосны и разрывали тело несчастного. Тесей отомстил за всех, кого погубил Синид. Он связал разбойника, согнул своими могучими руками две громадные сосны, привязал к ним Синида и отпустил сосны. Свирепый разбойник погиб той самой смертью, которой он губил ни в чем не повинных путников. Путь через Истм был теперь свободен. Позднее же, в память своей победы, Тесей учредил на том месте, где он победил Синида, истмийские игры[2]. Дальнейший путь Тесея шел через Кромион[3]. Вся местность вокруг была опустошена громадной дикой свиньей, порожденной Тифоном и Ехидной. Жители Кромиона молили юного героя избавить их от этого чудовища. Тесей настиг свинью и поразил ее своим мечом. Отправился Тесей дальше. В самом опасном месте Истма, у границ Мегары[4], там где высоко к небу поднимались отвесные скалы, у подножия которых грозно шумели пенистые морские валы, Тесей встретил новую опасность. На самом краю скалы жил разбойник Скирон. Он заставлял всех, кто проходил мимо, мыть ему ноги. Лишь только склонялся путник, чтобы вымыть ноги Скирону, как жестокий разбойник сильным толчком ноги сбрасывал несчастного со скалы в бурные волны моря, где он разбивался насмерть о торчащие из воды острые камни, а тело его пожирала чудовищная черепаха. Тесей, когда Скирон хотел столкнуть и его, схватил разбойника за ногу и сбросил его самого в море. Недалеко от Элевсина Тесею пришлось вступить в борьбу с Керкионом, подобно тому как и Гераклу пришлось бороться с Антеем. Могучий Керкион многих погубил, но Тесей, обхватив Керкиона руками, сжал его, как в железных тисках, и убил. Освободил этим Тесей и дочь Керкиона, Алопу, власть же над страной Керкиона Тесей отдал сыну Алопы и Посейдона, Гиппотоонту. Миновав Элевсин и приближаясь уже к долине реки Кефиса в Аттике, Тесей пришел к разбойнику Дамасту, которого называли обыкновенно Прокрустом (вытягивателем). Разбойник этот придумал особо мучительное истязание для всех, кто приходил к нему. У Прокруста было ложе, на него заставлял он ложиться тех, кто попадал ему в руки. Если ложе было слишком длинно, Прокруст вытягивал несчастного до тек пор, пока ноги жертвы не касались края ложа. Если же ложе было коротко, то Прокруст обрубывал несчастному ноги. Тесей повалил Прокруста самого на ложе, но ложе, конечно, оказалось слишком коротким для великана Прокруста, и Тесей убил его так, как убивал злодей путников. Это был последний подвиг Тесея на пути в Афины. Тесей не хотел прийти в Афины запятнанным[5] пролитой кровью Синида, Скирона, Прокруста и других; он просил фиталидов[6] особыми религиозными церемониями очистить его у алтаря Зевса-Мэлихия [7]. Радушно, как гостя, приняли фиталиды юного героя. Они исполнили его просьбу и очистили его от скверны пролитой крови. Теперь Тесей мог идти в Афины, к своему отцу Эгею.

[1] Город на восточном побережье Арголиды.

[2] Истмийские игры — общегреческое празднество, справлявшееся каждые два года на Коринфском перешейке — Истме. Во время игр, продолжавшихся несколько дней, происходили состязания в борьбе, беге, кулачном бою, бросании диска и копья, а также состязания в беге колесниц.

[3] Город на Истме, недалеко от Коринфа.

[4] Область на севере Истма, граничащая на востоке с Аттикой.

[5] Греки считали, что пролитая кровь оскверняет человека. Поэтому всякий убивший человека должен совершить особые очистительные обряды у алтаря какого-либо бога.

[6] Потомки героя Фитала, основавшего в Элевсине мистерии — особый религиозный культ в честь богини Деметры.

[7] Мэлихий — значит «милостивый».

В длинной ионийской одежде, блистая красотой, шел Тесей по улицам Афин; пышные кудри спадали ему на плечи. Юный герой в своей длинной одежде был скорее похож на девушку, чем на героя, совершившего столько великих подвигов. Тесею пришлось проходить мимо строящегося храма Аполлона, на котором рабочие возводили уже крышу. Рабочие увидали героя, приняли его за девушку и стали издеваться над ним. Смеясь, кричали рабочие: — Посмотрите, вон бродит по городу одна, без провожатых, какая-то девушка! Смотрите, как распустила она напоказ свои волосы, а длинной своей одеждой она подметает уличную пыль. Рассерженный насмешками рабочих, Тесей подбежал к повозке, запряженной волами, выпряг волов, схватил повозку и бросил ее так высоко, что она перелетела через головы рабочих, стоявших на крыше храма. В ужас пришли рабочие, издевавшиеся над Тесеем, увидав, что это не девушка, а юный герой, обладающий страшной силой. Они ждали, что жестоко отомстит им герой за их насмешки, но Тесей спокойно продолжал свой путь. Наконец, Тесей пришел во дворец Эгея. Он не открыл сразу престарелому отцу, кто он, а сказал, что чужеземец, ищущий защиты. Эгей не узнал своего сына, но зато узнала его волшебница Медея. Она, бежав из Коринфа в Афины, стала женой Эгея. Хитрая Медея, дав обещание Эгею вернуть ему колдовством молодость, властвовала в доме царя Афин, и сам Эгей во всем подчинялся ей. Сразу поняла властолюбивая Медея, какая грозит ей опасность, если узнает Эгей, кто тот прекрасный чужеземец, которого принял он в своем дворце. Чтобы не лишиться власти. Медея задумала погубить героя. Она уговорила Эгея отравить Тесея, уверив старого царя, что юноша лазутчик, подосланный врагами. Дряхлый, слабый Эгей, боявшийся, чтобы кто-нибудь не лишил его власти, согласился на это злодеяние. Во время пира Медея поставила перед Тесеем кубок с отравленным вином. Как раз в этот момент Тесей вынул зачем-то свой меч. Эгей сразу узнал тот меч, который он сам шестнадцать лет назад положил под скалу у Троисены. Он взглянул на ноги Тесея и увидал на них свои сандалии. Теперь он понял, кто этот чужеземец. Опрокинув кубок с отравленным вином, Эгей обнял Тесея — своего сына. Медея была изгнана из Афин и бежала с сыном Медоном в Мидию. Торжественно объявил Эгей всему афинскому народу о прибытии сына и рассказал о его великих подвигах, совершенных во время пути из Троисены в Афины. Ликовали афиняне вместе с Эгеем и громкими криками приветствовали своего будущего царя. Слух о том, что в Афины пришел сын Эгея, дошел и до сыновей Палланта, брата Эгея. С прибытием Тесея рухнула их надежда править в Афинах после смерти Эгея — ведь теперь у него был законный наследник. Суровые паллантиды не хотели лишиться власти в Афинах. Они решили силой завладеть Афинами. Во главе со своим отцом двинулись все пятнадцать паллантидов против Афин. Зная могучую силу Тесея, они придумали следующую хитрость: часть паллантидов открыто подступила к стенам Афин, часть уже укрылась в засаде, чтобы неожиданно напасть на Эгея. Но вестник паллантидов, Леос, открыл план их Тесею. Юный герой быстро решил, как надо ему действовать; он напал на скрывшихся в засаде паллантидов и всех их перебил; не спасла их ни сила, ни храбрость. Когда паллантиды, стоявшие под стенами Афин, узнали о гибели своих братьев, ими овладел такой страх, что они обратились в позорное бегство. Теперь Эгей мог спокойно править в Афинах под охраной своего сына. Тесей не остался жить бездеятельным в Афинах. Он решил освободить Аттику от дикого быка, который опустошал окрестности Марафона. Этого быка привел, по приказу Эврисфея, с Крита в Микены Геракл и выпустил там на волю. Бык убежал в Аттику и был с тех пор великим злом для всех земледельцев. Бесстрашно отправился Тесей на этот новый подвиг. В Марафоне он встретил старую женщину Гекалу. Она приняла героя, как гостя, и посоветовала ему принести перед новым подвигом жертву Зевсу-Спасителю, чтобы охранял его Зевс во время опасного боя с чудовищным быком. Тесей послушался совета Гекалы. Вскоре Тесей нашел быка: бросился бык на героя, но тот схватил его за рога. Рванулся бык, но не мог вырваться из могучих рук Тесея. Тесей пригнул к земле голову быка, связал его, укротил и повел в Афины. На обратном пути Тесей не застал в живых старую Гекалу; она уже умерла. Почтил Тесей умершую великими почестями за тот совет и гостеприимство, которое оказала ему еще так недавно Гекала. Приведя быка в Афины, Тесей принес его в жертву богу Аполлону.

Когда Тесей пришел в Афины, вся Аттика была погружена в глубокую печаль. Уже в третий раз прибывали послы с Крита от могущественного царя Миноса за данью. Тяжела и позорна была эта дань. Афиняне должны были каждые девять лет посылать на Крит семь юношей и семь девушек. Там их запирали в громадном дворце Лабиринте, и их пожирало ужасное чудовище Минотавр, с туловищем человека и головой быка. Минос наложил эту дань на афинян за то, что они убили его сына Андрогея. Теперь в третий раз приходилось афинянам посылать на Крит ужасную дань. Они уже снарядили корабль с черными парусами в знак скорби по юным жертвам Минотавра. Видя общую печаль, юный герой Тесей решил отправиться с афинскими юношами и девушками на Крит, освободить их и прекратить уплату этой ужасной дани. Прекратить уплату можно было, только убив Минотавра. Поэтому и решил Тесей вступить в бой с Минотавром и или убить его, или погибнуть. Престарелый Эгей не хотел и слышать об отъезде своего единственного сына, но Тесей настоял на своем. Он принес жертву Аполлону-Дельфинию — покровителю морских путешествий, а из Дельф перед самым отъездом был дан ему оракул, чтобы покровительницей в этом подвиге он избрал себе богиню любви Афродиту. Призвав на помощь Афродиту и принеся ей жертву, Тесей отправился на Крит. Корабль счастливо прибыл к острову Криту. Афинских юношей и девушек отвели к Миносу. Могущественный царь Крита сразу обратил внимание на прекрасного юношу-героя. Заметила его и дочь царя, Ариадна, а покровительница Тесея, Афродита, вызвала в сердце Ариадны сильную любовь к юному сыну Эгея. Дочь Миноса решила помочь Тесею; она не могла и помыслить о том, что юный герой погибнет в Лабиринте, растерзанный Минотавром. Прежде чем отправиться на бой с Минотавром, Тесею пришлось совершить еще один подвиг. Минос оскорбил одну из афинских девушек. Тесей заступился за нее, но, гордый своим происхождением, царь Крита стал издеваться над Тесеем; он разгневался, что какой-то афинянин смеет противиться ему, сыну Зевса. Тесей гордо ответил царю: — Ты гордишься своим происхождением от Зевса, но и я не сын простого смертного, отец мой — великий колебатель земли, бог моря Посейдон. — Если ты — сын бога Посейдона, то докажи это и достань кольцо из морской пучины, — ответил Минос Тесею и бросил в море золотое кольцо. Призвав отца своего Посейдона, Тесей бесстрашно бросился с крутого берега в морские волны. Высоко взлетели соленые брызги, и скрыли волны моря Тесея. Все со страхом глядели на море, поглотившее героя, и были уверены, что не вернется он назад. Полная отчаяния, стояла Ариадна; и она была уверена, что Тесей погиб. А Тесея, лишь только сомкнулись над его головой морские волны, подхватил бог Тритон и в мгновение ока домчал до подводного дворца Посейдона. Посейдон с радостью приветствовал в своем волшебном подводном дворце сына и подал ему кольцо Миноса, а жена Посейдона, Амфитрита, восхищенная красотой и смелостью героя, возложила на пышные кудри Тесея золотой венок. Тритон опять подхватил Тесея и вынес его из морской пучины к берегу на то место, с которого бросился герой в море. Тесей доказал Миносу, что он — сын Посейдона, повелителя моря. Дочь Миноса Ариадна ликовала, что Тесей вернулся невредимым из морской глубины. Но предстоял еще более опасный подвиг: нужно было убить Минотавра. Тут на помощь Тесею пришла Ариадна. Она дала Тесею тайно от отца острый меч и клубок ниток. Когда отвели Тесея и всех обреченных на растерзание в Лабиринт, Тесей привязал у входа в Лабиринт конец нитки клубка и пошел по запутанным бесконечным переходам Лабиринта, из которого невозможно было найти выход; постепенно разматывал он клубок, чтобы найти по нитке обратный путь. Все дальше шел Тесей и, наконец, пришел в то место, где находился Минотавр. С грозным ревом, наклонив голову с громадными острыми рогами, бросился Минотавр на юного героя, и начался страшный бой. Минотавр, полный ярости, несколько раз бросался на Тесея, но он отражал его своим мечом. Наконец, Тесей схватил Минотавра за рог и вонзил ему в грудь свой острый меч. Убив Минотавра, Тесей по нитке клубка вышел из Лабиринта и вывел всех афинских юношей и девушек. У выхода их встретила Ариадна; она радостно приветствовала Тесея. Ликовали юноши и девушки, спасенные Тесеем. Украшенные венками из роз, славя героя и его покровительницу Афродиту, водили они веселый хоровод. Теперь нужно было позаботиться и о спасении от гнева Миноса. Тесей быстро снарядил свой корабль и, прорубив дно у всех вытащенных на берег кораблей критян, быстро отправился в обратный путь в Афины. Ариадна последовала за Тесеем, которого она полюбила. На обратном пути Тесей вышел на берег Наксоса. Когда Тесей и его спутники отдыхали от путешествия, Тесею во сне явился бог вина Дионис и поведал ему, что он должен покинуть Ариадну на пустынном берегу Наксоса, так как боги назначили ее в жены ему, богу Дионису. Тесей проснулся и, полный грусти, быстро собрался в путь. Он не смел ослушаться воли богов. Богиней стала Ариадна, женой великого Диониса. Громко приветствовали спутники Диониса Ариадну и славили пением жену великого бога. А корабль Тесея быстро несся на своих черных парусах по лазурному морю. Вот уже показался вдали берег Аттики. Забыл Тесей, опечаленный утратой Ариадны, данное Эгею обещание — заменить черные паруса белыми, если он, победив Минотавра, счастливо вернется в Афины. Эгей ждал своего сына. Вперив в морскую даль глаза, он стоял на высокой скале у берега моря. Вот вдали показалась черная точка, она растет, приближаясь к берегу. Это корабль его сына. Все ближе он. Эгей смотрит, напрягая зрение, — какие на нем паруса. Нет, не блестят белые паруса на солнце, паруса — черные. Значит — погиб Тесей. В отчаянии Эгей бросился с высокой скалы в море и погиб в морских волнах; лишь его безжизненное тело выбросили волны на берег. С тех пор и зовется море, в котором погиб Эгей, Эгейским. А Тесей причалил к берегам Аттики и приносил уже богам благодарственные жертвы, как вдруг, к ужасу своему, узнал, что стал невольной причиной смерти отца.

С великими почестями похоронил тело отца убитый горем Тесей, а после похорон принял власть над Афинами.

Тесей мудро правил в Афинах. Но не жил он спокойно в Афинах; он часто покидал их для того, чтобы принять участие в подвигах героев Греции. Так, участвовал Тесей в калидонской охоте, в походе аргонавтов за золотым руном и в походе Геракла против Амазонок. Когда был взят город амазонок Фемискира, Тесей увел с собой в Афины как награду за храбрость царицу амазонок Антиопу. В Афинах стала Антиопа женой Тесея. Пышно отпраздновал герой свою свадьбу с царицей амазонок. Амазонки же замыслили отомстить грекам за разрушение их города и решили освободить царицу Антиопу от тяжкого, как думали они, плена у Тесея. Большое войско амазонок вторглось в Аттику. Афиняне принуждены были укрыться от натиска воинственных амазонок за городские стены. Амазонки ворвались даже в самый город и заставили жителей скрыться за неприступный Акрополь. Амазонки разбили свой лагерь на холме ареопага и держали в осаде афинян. Несколько раз делали вылазки афиняне, пытаясь изгнать грозных воительниц. Наконец, произошла решительная битва. Сама Антиопа сражалась рядом с Тесеем против тех самых амазонок, которыми раньше она повелевала. Антиопа не хотела покинуть героя-мужа, которого она горячо любила. В этой грозной битве гибель ждала Антиопу. Сверкнуло в воздухе брошенное одной из амазонок копье, его смертоносное острие вонзилось в грудь Антиопы, и она мертвой упала к ногам своего мужа. В ужасе смотрели оба войска на сраженную насмерть Антиопу. Склонился в горе Тесей над телом жены. Прерван был кровавый бой. Полные скорби, похоронили амазонки и афиняне молодую царицу. Амазонки покинули Аттику и вернулись к себе на далекую родину. Долго царила печаль в Афинах по безвременно погибшей прекрасной Антиопе.

В Фессалии жило племя воинственных лапифов[1], над ними царил могучий герой Пейрифой. Он слышал о великой храбрости и силе непобедимого Тесея и хотел помериться с ним силой. Чтобы вызвать Тесея на битву, отправился Пейрифой к Марафону и там на тучных пастбищах похитил стадо быков, принадлежавшее Тесею. Лишь только узнал об этом Тесей, как тотчас пустился в погоню за похитителем и быстро настиг его. Встретились оба героя. Одетые в блестящие доспехи, стояли они друг против друга, подобные грозным бессмертным богам. Оба они были поражены величием друг друга, оба одинаково исполнены были храбрости, оба были могучи, оба прекрасны. Они бросили оружие и, протянув друг другу руки, заключили между собой союз тесной, нерушимой дружбы и обменялись в знак этого оружием, Так стали друзьями два великих героя, Тесей и Пейрифой.

[1] Лапифы — мифический народ.

Вскоре после этой встречи отправился Тесей в Фессалию на свадьбу своего друга Пейрифоя с Гипподамией. Пышна была эта свадьба. Много славных героев собралось на нее со всех концов Греции. Были приглашены на свадьбу и дикие кентавры, полулюди-полукони. Богат был свадебный пир. Весь царский дворец был полон гостей, возлежавших за пиршественными столами, а часть гостей — так как во дворце не было достаточно места для всех собравшихся на свадьбу — пировала в большом, прохладном гроте. Курились благовония, раздавались свадебные гимны и музыка, громко разносились веселые крики пирующих. Славили все гости жениха и невесту, которая сияла среди всех своей красотой, подобно небесной звезде. Весело пировали гости. Вино лилось рекой. Все громче раздавались пиршественные клики. Вдруг вскочил, опьяненный вином, самый могучий и дикий из кентавров, Эврит, и бросился на невесту. Он схватил ее своими могучими руками и хотел похитить. Увидев это, и другие кентавры бросились на бывших на пиру женщин. Каждый хотел завладеть добычей. Вскочили из-за пиршественных столов Тесей, Пейрифой и греческие герои и бросились на защиту женщин. Прерван был пир, начался неистовый бой. Не оружием бились герои с кентаврами. Невооруженными пришли они на пир. Все служило оружием в этой битве: тяжелые кубки, большие сосуды для вина, ножки сломанных столов, треножники, на которых только что курились благовония, — все было пущено в ход. Шаг за шагом теснят герои из пиршественной залы диких кентавров, но и вне залы продолжается битва. Теперь бьются уже греческие герои с оружием в руках, прикрывшись щитами. Кентавры же вырывают с корнями деревья, целые скалы бросают они в героев. Впереди героев бьются Тесей, Пейрифой, Пелей и Нестор, сын Пелея. Кровавый холм из тел кентавров все выше громоздится около них. Падают один за другим сраженные кентавры. Наконец, дрогнули они, обратились в бегство и укрылись в лесах высокого Пелиона.

Герои Греции победили диких кентавров, немного спаслось их из ужасной битвы.

Недолго жила прекрасная жена Пейрифоя, Гипподамия; она умерла в полном расцвете своей красоты. Овдовевший Пейрифой, оплакав свою супругу, через некоторое время решил опять жениться. Он отправился к своему другу Тесею в Афины, и там решили они похитить прекрасную Елену. Она была еще совсем юной девушкой, но слава о ее красоте гремела далеко по всей Греции. Тайно прибыли друзья в Лаконию и там похитили Елену, когда она весело танцевала со своими подругами во время праздника Артемиды. Тесей и Пейрифой схватили Елену и быстро понесли ее к горам Аркадии, а оттуда через Коринф и Истм привезли в Аттику, в крепость Афин. Бросились спартанцы в погоню, но не могли настигнуть похитителей. Скрыв Елену в городе Афинах, в Аттике, друзья бросили жребий, кому из них должна принадлежать дивная красавица. Жребий выпал Тесею. Но еще раньше друзья дали друг другу клятву, что тот из них, кому достанется прекраснокудрая Елена, должен помогать другому достать жену. Когда Елена досталась Тесею, Пейрифой потребовал от своего друга, чтобы он помог добыть ему в жены Персефону, жену страшного бога Аида, владыки царства теней умерших. В ужас пришел Тесей, но что же мог он сделать? Он дал клятву, нарушить ее он не мог. Пришлось ему сопутствовать Пейрифою в царство умерших. Через мрачную расщелину у селения Колона, около Афин, спустились друзья в подземное царство. Там, в царстве ужасов, предстали оба друга пред Аидом и потребовали у него отдать им Персефону. Разгневался мрачный властитель царства умерших, но скрыл свой гнев и предложил героям сесть на трон, вырубленный в скале у самого входа в царство умерших. Лишь только опустились оба героя на трон, как приросли они к нему и не могли больше двинуться. Так наказал их Аид за их нечестивое требование. Пока Тесей оставался в царстве Аида, братья прекрасной Елены, Кастор и Полидевк, всюду искали свою сестру. Наконец, узнали они, где скрыл Тесей Елену. Тотчас осадили они Афины, и неприступная крепость не устояла. Кастор и Полидевк взяли ее, освободили сестру и вместе с ней увели в плен мать Тесея, Эфру. Власть же над Афинами и всей Аттикой Кастор и Полидевк отдали Менесфею, давнему врагу Тесея. Тесей долго пробыл в царстве Аида. Тяжкие муки терпел он там, но, наконец, освободил его величайший из героев, Геракл. Тесей вернулся опять на свет солнца, но не радость принесло ему это возвращение. Разрушены были неприступные Афины, Елена освобождена, мать его в тяжком плену в Спарте, сыновья Тесея, Демофон и Акамант, принуждены были бежать из Афин, а вся власть была в руках ненавистного Менесфея. Покинул Тесей Аттику и удалился на остров Эвбею, где он имел владения. Несчастье сопутствовало теперь Тесею. Царь Скироса, Ликомед, не хотел отдать Тесею его владения; он заманил великого героя на высокую скалу и столкнул его в море. Так погиб от предательской руки величайший герой Аттики. Только много лет спустя после смерти Менесфея вернулись в Афины сыновья Тесея после похода под Трою. Там, в Трое, нашли сыновья Тесея мать его Эфру. Ее привез туда как рабыню сын царя Приама, Парис, вместе с похищенной им прекрасной Еленой.

Греческая мифология тесей. Тесей (Тезей)

Страница 1 из 5


Жил некогда царь афинский Эгей; был он из рода Эрехфея, и не было у него детей. Вот начал он стареть, и стал он бояться, что на старости лет враги отнимут у него власть, но особенно он боялся сыновей своего брата Палланта, которые давно строили козни против своего бездетного дяди.
Тогда отправился Эгей в Дельфы спросить у оракула о том, что сделать ему, чтобы родился у него сын. Оракул дал Эгею неясный ответ, которого он никак не мог понять. Пошел Эгей из Дельф в Трезены к своему другу, царю Питфею, надеясь, что тот разъяснит ему смысл предсказания.
Питфей объяснил, что бездетному царю суждено иметь сына, который своими героическими подвигами прославится среди людей.
Питфей решил тогда выдать замуж за афинского царя Эгея свою дочь Эфру, но этот брак он скрыл от народа. И вот родила Эфра сына, который изумил всех своим ростом и силой, и Питфей стал рассказывать всюду о том, что отец родившегося мальчика сам бог моря Посейдон.
Назвали мальчика Тесеем, и дед стал заботиться о его воспитании.
А царь Эгей после свадьбы с Эфрой, пожив недолгое время в Трезенах, покинул город и вернулся в родные Афины, опасаясь, чтобы его племянники, пятьдесят сыновей Палланта, не захватили во время его отсутствия власть в городе.
Перед своим уходом из Трезен Эгей, прощаясь с женой на морском берегу
подвел ее к большому камню, который лежал у самого моря.
берегу, подвел ее к большому камню, который лежал у самого моря. Он с трудом приподнял этот камень, спрятал под ним меч и сандалии и»сказал жене:
— Пусть все это хранится под этим камнем до той поры, когда сын наш вырастет и станет таким сильным, что сможет сдвинуть с места этот камень. Ты приведи его сюда на берег моря, пусть он достанет спрятанные под ним меч и сандалии; и тогда вели ему отправиться вместе с ними ко мне в Афины. А до тех пор пусть Тесей не знает о своем происхождении.
Сказав это, Эгей простился с Эфрой и вернулся на корабле в Афины.
Мальчика Тесея заботливо воспитывали мать и царь Питфей. Тесей вырос, стал сильным, красивым юношей, и все замечали его могучую силу и ум.
Когда ему исполнилось шестнадцать лет, мать с грустью вспомнила о том, что настало время с ним расстаться. Она привела сына на берег моря, к большому камню, :ле он должен был испытать свою силу. И поднял Тесей:ез труда тяжелую глыбу, достал меч и сандалии. Рассказала тогда Эфра сыну, кто его отец и что сказал он ей на прощание, и велела ему отправиться к своему отцу в Афины. Юноша с радостью выслушал слова матери и тотчас стал снаряжаться в путь. Он ре шил идти в Афины сухопутной дорогой, но мать и дед советовали ему ехать морским путем, так как по дороге в Афины, на Коринфском перешейке, жило в то время немало опасных исполинов и бродило много диких зверей.
Прежде этих чудовищ уничтожал Геракл, но теперь он находился в далекой Лидии, в рабстве у Омфалы, и все звери и исполины, боявшиеся героя, бродили по земле и нападали на людей.

Но юный и мужественный Тесей решил все же идти сухопутной дорогой, и на другой день он отправился в путь, желая скорей увидеть отца и ища подвигов и приключений.
Тесей чувствовал в себе силу Геракла, которому он приходился родней по матери. Еще с детства он любил слушать рассказы о его подвигах, и с нетерпением ждал той поры, когда у него явятся силы совершить великие подвиги. Он хотел явиться к отцу в Афины, прославясь подвигами, чтобы не по мечу и сандалиям узнал он в нем своего сына, а по отважным, мужественным делам.
Только он вышел из своего родного города и вступил в область Эпидавра, как встретил в густом лесу злого исполина, разбойника Перифета, который убивал своей железной палицей всех проходивших путников. Без страха пошел Тесей ему навстречу и после недолгой борьбы вырвал у разбойника его палицу, одолел его и убил. Железную палицу убитого Перифета он взял с собой и двинулся дальше, неся ее на плечах, подобно тому, как герой Геракл носил шкуру убитого им немейского льва.
Встретил затем Тесей в сосновом лесу, посвященном Посейдону, что на Коринфском перешейке, другого разбойника, по имени Синие, еще более жестокого и злого. Этот Синие, отличавшийся исполинской силой, подстерегал проходивших путников, ловил их, привязывал к вершинам двух сосен, которые он пригибал к земле, а затем отпускал их, и они разрывали надвое тела несчастных.
Тесей убил и этого разбойника, поразив его своей железной палицей.

Юная и красивая дочь Синиса убежала от Тесея и скрылась в зарослях густого кустарника. Прячась от Тесея, она умоляла ветки кустарника спрятать ее и обещала за это никогда их не ломать и не жечь.
Тесей подозвал испуганную девушку, успокоил ее и пообещал не причинять никакого зла. Он взял ее вместе с собой, заботился о ней, а впоследствии выдал замуж за Дионея, сына царя Эврита; дети ее никогда не жгли на огне ветвей тех кустов, которые однажды укрыли их мать.

Тесей. Миф о Тесее, Подвиги Тесея. Н. А. Кун. Легенды и мифы Древней Греции

Тесей — величайший герой Афин, имеющий много общего с Гераклом. Тесей — герой военно-родовой аристократии, а затем герой правящей афинской рабовладельческой аристократии землевладельцев, которая приписывала создание всего древнего государственного строя Афин Тесею. Ему приписывалось прежде всего разделение населения на три класса: «звпатридов», или благородных, «геоморов», или земледельцев, и «демиургов», или ремесленников, и предоставление исключительного права на замещение должностей одним благородным. Характерен и следующий факт: рассказывали, что во время Марафонской битвы (490 г. до н. э.), в которой греки одержали победу над персами, многие афиняне якобы видели Тесея в шлеме с копьем и щитом, идущего впереди боевого строя афинян. Этими баснословными рассказами воспользовались аристократы. Их представитель Кимон перевез в Афины с острова Скироса останки Тесея, в действительности, конечно, не существовавшие, так как и Тесей-то никогда не существовал.

Изложено по биографии Плутарха «Тесей»

Рождение и воспитание Тесея

Сын Пандиона, Эгей, правил в Афинах после того, как он со своими братьями изгнал из Аттики своих родственников, сыновей Метиона, захвативших не по праву власть. Долго Эгей правил счастливо. Печалило его только одно: не было у него детей. Наконец, отправился Эгей к оракулу Аполлона в Дельфы и там вопросил светозарного бога, почему боги не посылают ему детей. Оракул дал Эгею неясный ответ. Долго думал он, стараясь разгадать сокровенный смысл ответа, но не мог разгадать его. Наконец, решил Эгей отправиться в город Троисену (Город в Арголиде на Пелопоннесе) к мудрому царю Арголиды Питфею, чтобы тот разгадал ему тайну ответа Аполлона. Сразу разгадал Питфей смысл ответа. Он понял, что у Эгея должен родиться сын, который будет величайшим героем Афин. Питфею хотелось, чтобы честь быть родиной великого героя принадлежала Троисене. Он дал поэтому в жены Эгею свою дочь Эфру. И вот родился у Эфры, когда она стала женой Эгея, сын, но это был сын бога Посейдона, а не Эгея. Новорожденному дали имя Тесей. Вскоре после рождения Тесея царь Эгей должен был покинуть Троисену и вернуться в Афины. Уходя, взял Эгей свой меч и сандалии, положил их под скалу в горах у Троисены и сказал Эфре:
— Когда сын мой Тесей будет в силах сдвинуть эту скалу и достать мой меч и сандалии, тогда пришли его с ними ко мне в Афины. Я узнаю его по моим мечу и сандалиям. (Миф о Тесее)
До шестнадцати лет воспитывался Тесей в доме своего деда Питфея. Знаменитый своей мудростью Питфей заботился о воспитании внука и радовался, видя, что внук его превосходит во всем своих сверстников. Но вот исполнилось Тесею шестнадцать лет; уже тогда никто не мог сравняться с ним ни в силе, ни в ловкости, ни в умении владеть оружием. Прекрасен был Тесей: высокий, стройный, с ясным взглядом прекрасных глаз, темными кудрями, которые пышными кольцами спадали до плеч; спереди же, на лбу, кудри были обрезаны, так как посвятил он их Аполлону; юное мускулистое тело героя ясно говорило о его могучей силе.

Подвиги Тесея на пути в Афины

Когда Эфра увидала, что сын ее превосходит силой всех своих сверстников, она привела его к скале, под которой лежали меч и сандалии Эгея, и сказала:
— Сын мой, здесь под этой скалой лежат меч и сандалии твоего отца, повелителя Афин, Эгея. Сдвинь скалу и возьми меч и сандалии, они будут тем знаком, по которому узнает тебя твой отец.
Толкнул Тесей скалу и легко сдвинул ее с места, Взял он меч и сандалии, простился с матерью и дедом и отправился в далекий путь, в Афины. Тесей не внял просьбам матери и деда — избрать более безопасный морской путь; он решил идти в Афины сухим путем, через Истм.
Труден был этот путь. Много опасностей пришлось преодолеть Тесею во время пути, много пришлось совершить ему подвигов. Уже на границе Троисены и Эпидавра (Город на восточном побережье Арголиды) герой встретил великана Перифета, сына бога Гефеста. Как и сам бог Гефест, сын его, великан Перифет, был хром, но могучи были его руки и огромно тело. Грозен был Перифет. Ни один странник не проходил через те горы, в которых жил Перифет, всех их убивал великан своей железной палицей, но Тесей легко победил Перифета. Это был первый подвиг герои, и как знак своей победы он взял железную палицу убитого им Перифета.

Дальше до самого Истма Тесей шел, не подвергаясь опасностям. На Истме, в сосновой роще, посвященной Посейдону, встретил Тесей сгибателя сосен Синида. Это был свирепый разбойник. Он предавал страшной смерти всех путников. Согнув две сосны так, что они касались верхушками, Синид привязывал несчастного путника к соснам и отпускал их. Со страшной силой выпрямлялись сосны и разрывали тело несчастного. Тесей отомстил за всех, кого погубил Синид. Он связал разбойника, согнул своими могучими руками две громадные сосны, привязал к ним Синида и отпустил сосны. Свирепый разбойник погиб той самой смертью, которой он губил ни в чем не повинных путников. Путь через Истм был теперь свободен. Позднее же, в память своей победы, Тесей учредил на том месте, где он победил Синида, истмийские игры (Истмийские игры — общегреческое празднество, справлявшееся каждые два года на Коринфском перешейке — Истме. Во время игр, продолжавшихся несколько дней, происходили состязания в борьбе, беге, кулачном бою, бросании диска и копья, а также состязания в беге колесниц).
Дальнейший путь Тесея шел через Кромион (Город на Истме, недалеко от Коринфа). Вся местность вокруг была опустошена громадной дикой свиньей, порожденной Тифоном и Ехидной. Жители Кромиона молили юного героя избавить их от этого чудовища. Тесей настиг свинью и поразил ее своим мечом.
Отправился Тесей дальше. В самом опасном месте Истма, у границ Мегары (Область на севере Истма, граничащая на востоке с Аттикой), там где высоко к небу поднимались отвесные скалы, у подножия которых грозно шумели пенистые морские валы, Тесей встретил новую опасность. На самом краю скалы жил разбойник Скирон. Он заставлял всех, кто проходил мимо, мыть ему ноги. Лишь только склонялся путник, чтобы вымыть ноги Скирону, как жестокий разбойник сильным толчком ноги сбрасывал несчастного со скалы в бурные волны моря, где он разбивался насмерть о торчащие из воды острые камни, а тело его пожирала чудовищная черепаха. Тесей, когда Скирон хотел столкнуть и его, схватил разбойника за ногу и сбросил его самого в море.
Недалеко от Элевсина Тесею пришлось вступить в борьбу с Керкионом, подобно тому как и Гераклу пришлось бороться с Антеем. Могучий Керкион многих погубил, но Тесей, обхватив Керкиона руками, сжал его, как в железных тисках, и убил. Освободил этим Тесей и дочь Керкиона, Алопу, власть же над страной Керкиона Тесей отдал сыну Алопы и Посейдона, Гиппотоонту. (Подвиги Тесея)
Миновав Элевсин и приближаясь уже к долине реки Кефиса в Аттике, Тесей пришел к разбойнику Дамасту, которого называли обыкновенно Прокрустом (вытягивателем). Разбойник этот придумал особо мучительное истязание для всех, кто приходил к нему. У Прокруста было ложе, на него заставлял он ложиться тех, кто попадал ему в руки. Если ложе было слишком длинно, Прокруст вытягивал несчастного до тек пор, пока ноги жертвы не касались края ложа. Если же ложе было коротко, то Прокруст обрубывал несчастному ноги. Тесей повалил Прокруста самого на ложе, но ложе, конечно, оказалось слишком коротким для великана Прокруста, и Тесей убил его так, как убивал злодей путников. (Миф о Тесее)
Это был последний подвиг Тесея на пути в Афины. Тесей не хотел прийти в Афины запятнанным (Греки считали, что пролитая кровь оскверняет человека. Поэтому всякий убивший человека должен совершить особые очистительные обряды у алтаря какого-либо бога) пролитой кровью Синида, Скирона, Прокруста и других; он просил фиталидов (Потомки героя Фитала, основавшего в Элевсине мистерии — особый религиозный культ в честь богини Деметры) особыми религиозными церемониями очистить его у алтаря Зевса-Мэлихия (Мэлихий — значит «милостивый»). Радушно, как гостя, приняли фиталиды юного героя. Они исполнили его просьбу и очистили его от скверны пролитой крови. Теперь Тесей мог идти в Афины, к своему отцу Эгею. (Подвиги Тесея)

Тесей в Афинах

В длинной ионийской одежде, блистая красотой, шел Тесей по улицам Афин; пышные кудри спадали ему на плечи. Юный герой в своей длинной одежде был скорее похож на девушку, чем на героя, совершившего столько великих подвигов. Тесею пришлось проходить мимо строящегося храма Аполлона, на котором рабочие возводили уже крышу. Рабочие увидали героя, приняли его за девушку и стали издеваться над ним. Смеясь, кричали рабочие:
— Посмотрите, вон бродит по городу одна, без провожатых, какая-то девушка! Смотрите, как распустила она напоказ свои волосы, а длинной своей одеждой она подметает уличную пыль.
Рассерженный насмешками рабочих, Тесей подбежал к повозке, запряженной волами, выпряг волов, схватил повозку и бросил ее так высоко, что она перелетела через головы рабочих, стоявших на крыше храма. В ужас пришли рабочие, издевавшиеся над Тесеем, увидав, что это не девушка, а юный герой, обладающий страшной силой. Они ждали, что жестоко отомстит им герой за их насмешки, но Тесей спокойно продолжал свой путь.
Наконец, Тесей пришел во дворец Эгея. Он не открыл сразу престарелому отцу, кто он, а сказал, что чужеземец, ищущий защиты. Эгей не узнал своего сына, но зато узнала его волшебница Медея. Она, бежав из Коринфа в Афины, стала женой Эгея. Хитрая Медея, дав обещание Эгею вернуть ему колдовством молодость, властвовала в доме царя Афин, и сам Эгей во всем подчинялся ей. Сразу поняла властолюбивая Медея, какая грозит ей опасность, если узнает Эгей, кто тот прекрасный чужеземец, которого принял он в своем дворце. Чтобы не лишиться власти. Медея задумала погубить героя. Она уговорила Эгея отравить Тесея, уверив старого царя, что юноша лазутчик, подосланный врагами. Дряхлый, слабый Эгей, боявшийся, чтобы кто-нибудь не лишил его власти, согласился на это злодеяние.
Во время пира Медея поставила перед Тесеем кубок с отравленным вином. Как раз в этот момент Тесей вынул зачем-то свой меч. Эгей сразу узнал тот меч, который он сам шестнадцать лет назад положил под скалу у Троисены. Он взглянул на ноги Тесея и увидал на них свои сандалии. Теперь он понял, кто этот чужеземец. Опрокинув кубок с отравленным вином, Эгей обнял Тесея — своего сына. Медея была изгнана из Афин и бежала с сыном Медоном в Мидию.
Торжественно объявил Эгей всему афинскому народу о прибытии сына и рассказал о его великих подвигах, совершенных во время пути из Троисены в Афины. Ликовали афиняне вместе с Эгеем и громкими криками приветствовали своего будущего царя.
Слух о том, что в Афины пришел сын Эгея, дошел и до сыновей Палланта, брата Эгея. С прибытием Тесея рухнула их надежда править в Афинах после смерти Эгея — ведь теперь у него был законный наследник. Суровые паллантиды не хотели лишиться власти в Афинах. Они решили силой завладеть Афинами. Во главе со своим отцом двинулись все пятнадцать паллантидов против Афин. Зная могучую силу Тесея, они придумали следующую хитрость: часть паллантидов открыто подступила к стенам Афин, часть уже укрылась в засаде, чтобы неожиданно напасть на Эгея. Но вестник паллантидов, Леос, открыл план их Тесею. Юный герой быстро решил, как надо ему действовать; он напал на скрывшихся в засаде паллантидов и всех их перебил; не спасла их ни сила, ни храбрость. Когда паллантиды, стоявшие под стенами Афин, узнали о гибели своих братьев, ими овладел такой страх, что они обратились в позорное бегство. Теперь Эгей мог спокойно править в Афинах под охраной своего сына. (Миф о Тесее)
Тесей не остался жить бездеятельным в Афинах. Он решил освободить Аттику от дикого быка, который опустошал окрестности Марафона. Этого быка привел, по приказу Эврисфея, с Крита в Микены Геракл и выпустил там на волю. Бык убежал в Аттику и был с тех пор великим злом для всех земледельцев. Бесстрашно отправился Тесей на этот новый подвиг. В Марафоне он встретил старую женщину Гекалу. Она приняла героя, как гостя, и посоветовала ему принести перед новым подвигом жертву Зевсу-Спасителю, чтобы охранял его Зевс во время опасного боя с чудовищным быком. Тесей послушался совета Гекалы. Вскоре Тесей нашел быка: бросился бык на героя, но тот схватил его за рога. Рванулся бык, но не мог вырваться из могучих рук Тесея. Тесей пригнул к земле голову быка, связал его, укротил и повел в Афины. На обратном пути Тесей не застал в живых старую Гекалу; она уже умерла. Почтил Тесей умершую великими почестями за тот совет и гостеприимство, которое оказала ему еще так недавно Гекала. Приведя быка в Афины, Тесей принес его в жертву богу Аполлону. (Подвиги Тесея)

Путешествие Тесея на Крит

Когда Тесей пришел в Афины, вся Аттика была погружена в глубокую печаль. Уже в третий раз прибывали послы с Крита от могущественного царя Миноса за данью. Тяжела и позорна была эта дань. Афиняне должны были каждые девять лет посылать на Крит семь юношей и семь девушек. Там их запирали в громадном дворце Лабиринте, и их пожирало ужасное чудовище Минотавр, с туловищем человека и головой быка. Минос наложил эту дань на афинян за то, что они убили его сына Андрогея. Теперь в третий раз приходилось афинянам посылать на Крит ужасную дань. Они уже снарядили корабль с черными парусами в знак скорби по юным жертвам Минотавра.
Видя общую печаль, юный герой Тесей решил отправиться с афинскими юношами и девушками на Крит, освободить их и прекратить уплату этой ужасной дани. Прекратить уплату можно было, только убив Минотавра. Поэтому и решил Тесей вступить в бой с Минотавром и или убить его, или погибнуть. Престарелый Эгей не хотел и слышать об отъезде своего единственного сына, но Тесей настоял на своем. Он принес жертву Аполлону-Дельфинию — покровителю морских путешествий, а из Дельф перед самым отъездом был дан ему оракул, чтобы покровительницей в этом подвиге он избрал себе богиню любви Афродиту. Призвав на помощь Афродиту и принеся ей жертву, Тесей отправился на Крит.
Корабль счастливо прибыл к острову Криту. Афинских юношей и девушек отвели к Миносу. Могущественный царь Крита сразу обратил внимание на прекрасного юношу-героя. Заметила его и дочь царя, Ариадна, а покровительница Тесея, Афродита, вызвала в сердце Ариадны сильную любовь к юному сыну Эгея. Дочь Миноса решила помочь Тесею; она не могла и помыслить о том, что юный герой погибнет в Лабиринте, растерзанный Минотавром.
Прежде чем отправиться на бой с Минотавром, Тесею пришлось совершить еще один подвиг. Минос оскорбил одну из афинских девушек. Тесей заступился за нее, но, гордый своим происхождением, царь Крита стал издеваться над Тесеем; он разгневался, что какой-то афинянин смеет противиться ему, сыну Зевса. Тесей гордо ответил царю:
— Ты гордишься своим происхождением от Зевса, но и я не сын простого смертного, отец мой — великий колебатель земли, бог моря Посейдон.
— Если ты — сын бога Посейдона, то докажи это и достань кольцо из морской пучины, — ответил Минос Тесею и бросил в море золотое кольцо.
Призвав отца своего Посейдона, Тесей бесстрашно бросился с крутого берега в морские волны. Высоко взлетели соленые брызги, и скрыли волны моря Тесея. Все со страхом глядели на море, поглотившее героя, и были уверены, что не вернется он назад. Полная отчаяния, стояла Ариадна; и она была уверена, что Тесей погиб.
А Тесея, лишь только сомкнулись над его головой морские волны, подхватил бог Тритон и в мгновение ока домчал до подводного дворца Посейдона. Посейдон с радостью приветствовал в своем волшебном подводном дворце сына и подал ему кольцо Миноса, а жена Посейдона, Амфитрита, восхищенная красотой и смелостью героя, возложила на пышные кудри Тесея золотой венок. Тритон опять подхватил Тесея и вынес его из морской пучины к берегу на то место, с которого бросился герой в море. Тесей доказал Миносу, что он — сын Посейдона, повелителя моря. Дочь Миноса Ариадна ликовала, что Тесей вернулся невредимым из морской глубины. (Подвиги Тесея)
Но предстоял еще более опасный подвиг: нужно было убить Минотавра. Тут на помощь Тесею пришла Ариадна. Она дала Тесею тайно от отца острый меч и клубок ниток. Когда отвели Тесея и всех обреченных на растерзание в Лабиринт, Тесей привязал у входа в Лабиринт конец нитки клубка и пошел по запутанным бесконечным переходам Лабиринта, из которого невозможно было найти выход; постепенно разматывал он клубок, чтобы найти по нитке обратный путь. Все дальше шел Тесей и, наконец, пришел в то место, где находился Минотавр. С грозным ревом, наклонив голову с громадными острыми рогами, бросился Минотавр на юного героя, и начался страшный бой. Минотавр, полный ярости, несколько раз бросался на Тесея, но он отражал его своим мечом. Наконец, Тесей схватил Минотавра за рог и вонзил ему в грудь свой острый меч. Убив Минотавра, Тесей по нитке клубка вышел из Лабиринта и вывел всех афинских юношей и девушек. У выхода их встретила Ариадна; она радостно приветствовала Тесея. Ликовали юноши и девушки, спасенные Тесеем. Украшенные венками из роз, славя героя и его покровительницу Афродиту, водили они веселый хоровод.
Теперь нужно было позаботиться и о спасении от гнева Миноса. Тесей быстро снарядил свой корабль и, прорубив дно у всех вытащенных на берег кораблей критян, быстро отправился в обратный путь в Афины. Ариадна последовала за Тесеем, которого она полюбила. (Миф о Тесее)
На обратном пути Тесей вышел на берег Наксоса. Когда Тесей и его спутники отдыхали от путешествия, Тесею во сне явился бог вина Дионис и поведал ему, что он должен покинуть Ариадну на пустынном берегу Наксоса, так как боги назначили ее в жены ему, богу Дионису. Тесей проснулся и, полный грусти, быстро собрался в путь. Он не смел ослушаться воли богов. Богиней стала Ариадна, женой великого Диониса. Громко приветствовали спутники Диониса Ариадну и славили пением жену великого бога.
А корабль Тесея быстро несся на своих черных парусах по лазурному морю. Вот уже показался вдали берег Аттики. Забыл Тесей, опечаленный утратой Ариадны, данное Эгею обещание — заменить черные паруса белыми, если он, победив Минотавра, счастливо вернется в Афины. Эгей ждал своего сына. Вперив в морскую даль глаза, он стоял на высокой скале у берега моря. Вот вдали показалась черная точка, она растет, приближаясь к берегу. Это корабль его сына. Все ближе он. Эгей смотрит, напрягая зрение, — какие на нем паруса. Нет, не блестят белые паруса на солнце, паруса — черные. Значит — погиб Тесей. В отчаянии Эгей бросился с высокой скалы в море и погиб в морских волнах; лишь его безжизненное тело выбросили волны на берег. С тех пор и зовется море, в котором погиб Эгей, Эгейским. А Тесей причалил к берегам Аттики и приносил уже богам благодарственные жертвы, как вдруг, к ужасу своему, узнал, что стал невольной причиной смерти отца. С великими почестями похоронил тело отца убитый горем Тесей, а после похорон принял власть над Афинами.

Тесей и Амазонки

Тесей мудро правил в Афинах. Но не жил он спокойно в Афинах; он часто покидал их для того, чтобы принять участие в подвигах героев Греции. Так, участвовал Тесей в калидонской охоте, в походе аргонавтов за золотым руном и в походе Геракла против Амазонок. Когда был взят город амазонок Фемискира, Тесей увел с собой в Афины как награду за храбрость царицу амазонок Антиопу. В Афинах стала Антиопа женой Тесея. Пышно отпраздновал герой свою свадьбу с царицей амазонок.
Амазонки же замыслили отомстить грекам за разрушение их города и решили освободить царицу Антиопу от тяжкого, как думали они, плена у Тесея. Большое войско амазонок вторглось в Аттику. Афиняне принуждены были укрыться от натиска воинственных амазонок за городские стены. Амазонки ворвались даже в самый город и заставили жителей скрыться за неприступный Акрополь. Амазонки разбили свой лагерь на холме ареопага и держали в осаде афинян. Несколько раз делали вылазки афиняне, пытаясь изгнать грозных воительниц. Наконец, произошла решительная битва.
Сама Антиопа сражалась рядом с Тесеем против тех самых амазонок, которыми раньше она повелевала. Антиопа не хотела покинуть героя-мужа, которого она горячо любила. В этой грозной битве гибель ждала Антиопу. Сверкнуло в воздухе брошенное одной из амазонок копье, его смертоносное острие вонзилось в грудь Антиопы, и она мертвой упала к ногам своего мужа. В ужасе смотрели оба войска на сраженную насмерть Антиопу. Склонился в горе Тесей над телом жены. Прерван был кровавый бой. Полные скорби, похоронили амазонки и афиняне молодую царицу. Амазонки покинули Аттику и вернулись к себе на далекую родину. Долго царила печаль в Афинах по безвременно погибшей прекрасной Антиопе.

Тесей и Пейрифой

В Фессалии жило племя воинственных лапифов (Лапифы — мифический народ), над ними царил могучий герой Пейрифой. Он слышал о великой храбрости и силе непобедимого Тесея и хотел помериться с ним силой. Чтобы вызвать Тесея на битву, отправился Пейрифой к Марафону и там на тучных пастбищах похитил стадо быков, принадлежавшее Тесею. Лишь только узнал об этом Тесей, как тотчас пустился в погоню за похитителем и быстро настиг его. Встретились оба героя. Одетые в блестящие доспехи, стояли они друг против друга, подобные грозным бессмертным богам. Оба они были поражены величием друг друга, оба одинаково исполнены были храбрости, оба были могучи, оба прекрасны. Они бросили оружие и, протянув друг другу руки, заключили между собой союз тесной, нерушимой дружбы и обменялись в знак этого оружием, Так стали друзьями два великих героя, Тесей и Пейрифой.
Вскоре после этой встречи отправился Тесей в Фессалию на свадьбу своего друга Пейрифоя с Гипподамией. Пышна была эта свадьба. Много славных героев собралось на нее со всех концов Греции. Были приглашены на свадьбу и дикие кентавры, полулюди-полукони. Богат был свадебный пир. Весь царский дворец был полон гостей, возлежавших за пиршественными столами, а часть гостей — так как во дворце не было достаточно места для всех собравшихся на свадьбу — пировала в большом, прохладном гроте. Курились благовония, раздавались свадебные гимны и музыка, громко разносились веселые крики пирующих. Славили все гости жениха и невесту, которая сияла среди всех своей красотой, подобно небесной звезде. Весело пировали гости. Вино лилось рекой. Все громче раздавались пиршественные клики. Вдруг вскочил, опьяненный вином, самый могучий и дикий из кентавров, Эврит, и бросился на невесту. Он схватил ее своими могучими руками и хотел похитить. Увидев это, и другие кентавры бросились на бывших на пиру женщин. Каждый хотел завладеть добычей. Вскочили из-за пиршественных столов Тесей, Пейрифой и греческие герои и бросились на защиту женщин. Прерван был пир, начался неистовый бой. Не оружием бились герои с кентаврами. Невооруженными пришли они на пир. Все служило оружием в этой битве: тяжелые кубки, большие сосуды для вина, ножки сломанных столов, треножники, на которых только что курились благовония, — все было пущено в ход. Шаг за шагом теснят герои из пиршественной залы диких кентавров, но и вне залы продолжается битва. Теперь бьются уже греческие герои с оружием в руках, прикрывшись щитами. Кентавры же вырывают с корнями деревья, целые скалы бросают они в героев. Впереди героев бьются Тесей, Пейрифой, Пелей и Нестор, сын Пелея. Кровавый холм из тел кентавров все выше громоздится около них. Падают один за другим сраженные кентавры. Наконец, дрогнули они, обратились в бегство и укрылись в лесах высокого Пелиона. Герои Греции победили диких кентавров, немного спаслось их из ужасной битвы.

Похищение Елены. Тесей и Пейрифой решают похитить Персефону. Смерть Тесея

Недолго жила прекрасная жена Пейрифоя, Гипподамия; она умерла в полном расцвете своей красоты. Овдовевший Пейрифой, оплакав свою супругу, через некоторое время решил опять жениться. Он отправился к своему другу Тесею в Афины, и там решили они похитить прекрасную Елену. Она была еще совсем юной девушкой, но слава о ее красоте гремела далеко по всей Греции. Тайно прибыли друзья в Лаконию и там похитили Елену, когда она весело танцевала со своими подругами во время праздника Артемиды. Тесей и Пейрифой схватили Елену и быстро понесли ее к горам Аркадии, а оттуда через Коринф и Истм привезли в Аттику, в крепость Афин. Бросились спартанцы в погоню, но не могли настигнуть похитителей. Скрыв Елену в городе Афинах, в Аттике, друзья бросили жребий, кому из них должна принадлежать дивная красавица. Жребий выпал Тесею. Но еще раньше друзья дали друг другу клятву, что тот из них, кому достанется прекраснокудрая Елена, должен помогать другому достать жену.
Когда Елена досталась Тесею, Пейрифой потребовал от своего друга, чтобы он помог добыть ему в жены Персефону, жену страшного бога Аида, владыки царства теней умерших. В ужас пришел Тесей, но что же мог он сделать? Он дал клятву, нарушить ее он не мог. Пришлось ему сопутствовать Пейрифою в царство умерших. Через мрачную расщелину у селения Колона, около Афин, спустились друзья в подземное царство. Там, в царстве ужасов, предстали оба друга пред Аидом и потребовали у него отдать им Персефону. Разгневался мрачный властитель царства умерших, но скрыл свой гнев и предложил героям сесть на трон, вырубленный в скале у самого входа в царство умерших. Лишь только опустились оба героя на трон, как приросли они к нему и не могли больше двинуться. Так наказал их Аид за их нечестивое требование.
Пока Тесей оставался в царстве Аида, братья прекрасной Елены, Кастор и Полидевк, всюду искали свою сестру. Наконец, узнали они, где скрыл Тесей Елену. Тотчас осадили они Афины, и неприступная крепость не устояла. Кастор и Полидевк взяли ее, освободили сестру и вместе с ней увели в плен мать Тесея, Эфру. Власть же над Афинами и всей Аттикой Кастор и Полидевк отдали Менесфею, давнему врагу Тесея. Тесей долго пробыл в царстве Аида. Тяжкие муки терпел он там, но, наконец, освободил его величайший из героев, Геракл.
Тесей вернулся опять на свет солнца, но не радость принесло ему это возвращение. Разрушены были неприступные Афины, Елена освобождена, мать его в тяжком плену в Спарте, сыновья Тесея, Демофон и Акамант, принуждены были бежать из Афин, а вся власть была в руках ненавистного Менесфея. Покинул Тесей Аттику и удалился на остров Эвбею, где он имел владения. Несчастье сопутствовало теперь Тесею. Царь Скироса, Ликомед, не хотел отдать Тесею его владения; он заманил великого героя на высокую скалу и столкнул его в море. Так погиб от предательской руки величайший герой Аттики. Только много лет спустя после смерти Менесфея вернулись в Афины сыновья Тесея после похода под Трою. Там, в Трое, нашли сыновья Тесея мать его Эфру. Ее привез туда как рабыню сын царя Приама, Парис, вместе с похищенной им прекрасной Еленой.

Также овладел ею. Морской владыка, однако, великодушно уступил Эгею право зваться отцом любого ребенка, которого родит Эфра. Когда Эгей проснулся и увидел, что находится в постели Эфры, то вспомнил сон, в котором с ним говорил Посейдон. Он решил, что если родится сын, его не следует бросать на произвол судьбы или куда-нибудь отсылать, а тайно воспитать в Трезене.

Перед отъездом Эгей оставил свой меч и сандалии под полой скалой, известной, как Алтарь Сильного Зевса, привалив большим валуном. Если мальчик сможет, когда подрастет, сдвинуть этот камень и достать эти вещи, его следует вместе с ними отослать в Афины. А до тех пор Эфра должна хранить молчание, чтобы племянники Эгея, пятьдесят сыновей Палланта, не погубили ребенка.

Детство и юность Тесея

Тесей рос в Трезене, где его дед Питфей осторожно распространял слух, что отцом мальчика является Посейдон. Однажды Геракл , обедавший в Трезене с Питфеем, снял с себя львиную шкуру и повесил на спинку стула. Вошедшие со двора мальчишки при виде «льва» с криком бросились прочь, и лишь один семилетний Тесей быстро схватил лежавший на поленнице топор и смело двинулся на зверя.

Когда Тесею исполнилось шестнадцать лет, Эфра отвела сына к валуну, под которым Эгей спрятал свой меч и сандалии, и рассказала о смертном отце. Тесей без труда откатил валун и забрал оставленные для него вещи. После этого он отправился в Афины, но, вопреки, предупреждениям Питфея и мольбам своей матери, не безопасным морским путем, а посуху, поскольку хотел повторить подвиги своего двоюродного брата Геракла, которым всегда восхищался, и очистить от разбойников прибрежную дорогу, ведущую из Трезена в Афины. Он решил не вступать в стычку, но и никому не давать спуску. Поступать, как Геракл, — чтобы наказание злодеев соответствовало преступлению.

Подвиги Тесея

Вблизи Эпидавра он толкнулся с разбойником Перифетом , убивавшим путников своей железной дубинкой. Тесей вырвал дубинку из рук разбойника и забил Перифета ею же. Дубинка так понравилась тесею, что он с тех пор всегда носил ее с собой; хотя ему самому удалось отразить ее смертоносный удар, в его руках она разила без промаха.

На коринфском Истме юный герой повстречался с разбойником Синисом , который, обладая огромной силой, мог сгибать сосны так, что их вершины касались земли. Он часто просил ничего не подозревавших прохожих помочь ему в этом деле, а сам неожиданно отпускал сосну. Дерево разгибалось, высоко подбрасывая прохожего, а тот разбивался насмерть. Иногда Синис пригибал к земле вершины двух соседних деревьев и привязывал свою жертву одной рукой к одному дереву, а другой — к другому. Освобожденные деревья разрывали несчастного пополам. Тесей одолел Синиса и поступил с ним точно также, как тот поступал со своими жертвами. Дочь Синиса по имени Перигуна с первого взгляда влюбилась в Тесея, простила ему убийство своего ненавистного отца и в проложенный срок родила ему сына Меланиппа .

В Кроммионе Тесей избавил местное население от свирепой и страшной дикой свиньи. Жители Кроммиона, многие из которых стали жертвами чудовища, не осмеливались выходить из дому и работать на полях.

Двигаясь по прибрежной дороге, Тесей пришел к выступавшим прямо из моря отвесным скалам, в которых обосновался Скирон . Этот разбойник заставлял проходивших мимо путников мыть ему ноги; когда путник наклонялся к его ногам, Скирон сталкивал его со скалы в море, где плавала огромная черепаха, готовая пожрать очередную жертву.Но вместо того, чтобы мыть разбойнику ноги, Тесей поднял его над скалой и бросил в море.

Следующим противником Тесея оказался аркадский царь Керкион , наводивший ужас своей жестокостью. Керкион заставлял всех прохожих бороться с ним и убивал их либо в ходе поединка, либо после него. Тесей схватил Керкиона за колени и, к удовольствию наблюдавшей за схваткой Деметры , ударил головой оземь. Смерть Керкиона была мгновенной.

Уже войдя в Аттику, Тесей встретил еще одного знаменитого разбойника — Прокруста . В доме Прокруста было два ложа — одно большое, а другое маленькое. Предлагая путникам ночлег, он низкорослых укладывал на большое ложе и, привязав конечности, растягивал несчастных до тех пор, пока огромное ложе не будет впору, а высоким предлагал короткое ложе, отрубая или отпиливая те части тела, которые не помещались на нем. Тесей поступил с Прокрустом точно так же, как тот поступал с другими — «укоротил» на голову.

Лишь на берегу реки Кефисс юного героя впервые, с тех пор как он покинул Трезен, встретили по-дружески. Сыновья Фитала совершили над Тесеем обряд очищения от пролитой крови и оказали ему гостеприимство. В Афины он вошел одетый в чистые длинные одежды, с аккуратно уложенными волосами.

Тесей в Афинах

Тесей застал Афины в состоянии брожения. У царя не было законного наследника, поэтому пятьдесят сыновай его брата Палланта строили планы по захвату трона. В то время царь Эгей жил с Медеей . Когда она бежала из Коринфа, он дал ей убежище в Афинах, а затем женился на ней, так как она уверила его, что ее колдовские чары помогут ему обрести наследника, поскольку Эгей не знал, что Эфра уже радила ему Тесея. Медея рассчитывала, что трон достанется их сыну Меду , несмотря на иностранное происхождение его матери.

Хотя совершенные Тесеем по пути в Афины подвиги вызвали большой интерес к нему и обеспечили теплый прием, герой еще никому не сказал, кто он и откуда. Однако волшебница Медея сразу узнала Тесея и, опасаясь, что ее планы относительно судьбы собственного сына могут сорваться, убедила Эгея, что пришелец — наемный убийца или лазутчик. На пиру Эгей должен был предложить Тесею чашу отравленного вина, заранее приготовленную Медеей. В последний момент, когда Тесей ображил меч, чтобы отрезать кусок поданного к столу жаренного мяса, царь по нему узнал сына и отшвырнул чашу с ядом. Он обнял Тесея, созвал народное собрание и на нем объявил его своим сыном. В Афинах воцарилось веселье, какого город еще не знал. Тесей хотел отомстить Медее, однако она ускользнула от него, окутав себя волшебным облаком, и вместе с сыном покинула Афины.

Появление Тесея лишило претендовавших на афинский трон сыновей Палланта всякой надежды когда-либо править Афинами, поэтому они во главе со своим отцом открыто выступили против Эгея. Паллант с двадцатью пятью сыновьями и большим войском пошли на город, а другие двадцать пять сыновей залегли в засаде. Узнав о планах Паллантидов от их вестника по имени Леос из рода Агниев, Тесей напал на скрывшихся в засаде и всех перебил. После этого Паллант с оставшимися сыновьями взмолились о мире. Паллантиды так и не забыли предательства Леоса и никогда после не вступали в брак с Агниями.

Впоследствии, унаследовав после смерти Эгея афинский трон, Тесей, чтобы укрепить свою власть, сразу же казнил всех своих противников, однако оставшихся Паллантидов и их отца не тронул. Спустя несколько лет он убил их из предосторожности и был оправдан судом, расценившим это убийство как «обоснованное».

Неизвестно, отправил ли Эгей сына против свирепого белого быка Посейдона по наущению Медеи или же Тесей сам решил убить это огнедышащее чудовище, чтобы снискать еще большее расположение афинян, но случилось вот что. Привезенный Гераклом с Крита и отпущенный на волю в долине Аргоса бык пошел в Марафон и стал там убивать людей, причем среди погибших был критский царевич Андрогей , сын Миноса . Тесей отыскал быка, смело ухватил за смертоносные рога и победно притащил в Афины, где принес его в жертву.

Тесей на Крите

Расправившись с быком, Тесей узнал о тяжкой дани, которую наложил на Афины критский царь Минос в наказание за смерть своего сына, — раз в девять лет афиняне посылали на Крит семерых юношей и семерых девушек, которых пожирал в лабиринте быкоголовый Минотавр, рожденный царицей Пасифаей от убитого Тесеем белого быка. Тесей взялся освободить своих соотечественников и будущих подданых от этой страшной дани и решил отправиться на Крит в числе предназначенных на съедение чудовищу юношей — несмотря на самые искренние попытки Эгея разубедить его. Герой, однако, не пренебрег полезными приготовлениями: он пожертвовал Аполлону от всех масличную ветвь, увитую белой шерстью, а также заменил двух девушек парой женственных юношей, обладавших, тем не менее, недюжинной храбростью и здравым умом. Корабли, на которых отправляли четырнадцать жертв, обычно оснащались черными парусами, но на этот раз Эгей вручил сыну белый парус, который, в случае успеха, он должен был поднять по возвращении.

Когда корабль достиг Крита, Минос на колесница спустился в бухту, чтобы пересчитать жертвы. Одна из привезенных девушек ему очень понравилась, и он уже готов был овладеть ею, но Тесей вступился за юную соотечественницу. В завязавшейся словестной перебранке каждый из них обозвал другого безотцовщиной, после чего Минос объявил своим отцом Зевса , а Тесей заявил, что он — сын Посейдона. Бросив в волны кольцо с печатью, Минос предложил, чтобы Тесей достал его с морского дна и тем самым подтвердил свое родство с Посейдоном. На это Тесей потребовал, чтобы Минос первым доказал, что он сын Зевса. Обратившись с молитвой к своему отцу, критский царь получил в ответ ослепительную молнию и оглушительный раскат грома. Тогда Тесей нырнул в море, где стая дельфинов с почетом сопроводила его к Амфитрите , супруге Посейдона. Морская царица разослала во все стороны нереид, те быстро нашли кольцо Миноса и отдали его Тесею, а сама Амфитрита (говорят, после бурных постельных игрищ, которыми богиня осталась довольна) вручила ему украшенную каменьями золотую корону; появившись из моря, Тесей держал в руках и кольцо, и божественной красоты корону (которую впоследствии подарил Ариадне).

Ариадна. Лабиринт Минотавра.

По другой версии , Минотавр никогда не существовал и Ариадна не была похищена Тесеем, а досталась ему в жены вполне законно. Лабиринт был просто хорошо охраняемой тюрьмой, в которой содержали афинских юношей и девушек, намеченных в жертвы на погребальные игры в честь Андрогея, а также в качестве призов победителям. Жестокий и надменный критский военочальник Тавр каждый год забирал их себе, выигрывая все соревнования. Он злоупотреблял доверием Миноса, вступив даже в любовную связь с Пасифаей (один из ее сыновей очень походил на Тавра). Поэтому Минос с радостью разрешил Тесею побороться с Тавром. Ариадна влюбилась в Тесея, наблюдая за его победой в поединке. Миносу зрелище поверженного Тавра тоже доставило огромное удовольствие, и он не только отменил жестокую дань с Афин, но и отдал свою дочь в жены Тесею.

Еще до отъезда на Крит, Тесей, по совету оракула, принес жертвы Афродите , и богиня сделала так, что прекрасная Ариадна , дочь Миноса, с первого взгляда влюбилась в афинского царевича. Красавица тайно пообещала ему помочь убить Минотавра, если Тесей поклянется взять ее с собой в Афины и сделать своей женой. Тесей с радостью принял это предложение и пообещал жениться на Ариадне. Знаменитый строитель лабиринта Дедал ранее подарил Ариадне волшебный клубок ниток и научил ее, как входить в лабиринт и выходить из него. Она должна была открыть дверь и привязать свободный конец нити к дверной притолоке, клубок покатится впереди нее и приведет по хитрым поворотам и переходам к внутреннему помещению, где обитает Минотавр. Этот клубок Ариадна отдала Тесею и наказала ему следовать за клубком, пока тот не приведет его к спящему чудовищу, которого следует схватить за волосы и принести в жертву Посейдону. Обратную дорогу он найдет, сматывая нить в клубок. К этому времени двое юношей, переодетых девушками, убили стражей женских покоев и освободили пленниц, остальных юношей освободил Тесей. Они продырявили днища у критских судов, чтобы помешать погоне, а затем дружно налегли на весла и выскользнули в открытое море. Ариадна тайно бежала с Тесеем.

Несколько дней спустя, высадившись на остров Наксос, Тесей оставил спящую Ариадну на берегу, а сам уплыл. Мотивы этого его поступка объясняют по-разному. Одни говорят, что он покинул ее из-за новой возлюбленной по имени Эгла, дочери Панопея, другие — что он опасался неприятностей, которые мог вызвать приезд Ариадны в Афины, третьи — что влюбившийся в Ариадну бог Дионис явился Тесею во сне и потребовал отдать девушку ему. Как бы то ни было, но жрецы Диониса в Афинах подтверждают, что когда Ариадна обнаружила, что осталась одна, покинутой на острове, она стала горько причитать, проклиная Тесея, ради которого она бросила родителей и родину. Тогда для спасения Ариадны явился нежный и ласковый Дионис со своей веселой свитой сатиров и менад. Он без промедления женился на ней, а она родила ему много детей.

Боги услышали проклятья Ариадны, и ее месть настигла Тесея. Возможно, что потерял Ариадну, возможно, от радости при виде родного берега, но он забыл о своем обещании отцу поднять белый парус. Эгей, наблюдавший корабль с акрополя, увидел черный парус и с горя бросился с утеса в море, которое с тех пор зовется Эгейским.

Дальнейшие деяния Тесея

Унаследовав Афинский престол, Тесей объединил вокруг Афин всю Аттику, до этого разделенную на двенадцать общин, причем каждая решала свои дела самостоятельно, обращаясь к афинскому царю только в случае необходимости. Чтобы эти общины отказались от независимости, Тесею пришлось обратиться к каждой из них в отдельности. Простые граждане и бедняки готовы были признать его власть, а остальных он привел в подчинение — кого убеждением, а кого и силой. Тесей учредил в честь покровительницы города — богини Афины Панафинейские игры, сделав их доступными для всей Аттики. Он стал первым афинским царем, который начал чеканить деньги, и на его монетах было изображение быка.
Он также присоединил к афинскому царству Мегару, ранее принадлежавшую его дяде Нису, а также унаследовал Трезен после своего деда Питфея.

Когда упоенный победой над семью выступившими против Фив вождями (эпигонами) фиванский регент Креонт отказался выдать женам и матерям погибших аргоссцев тела их близких, Тесей в результате внезапно напал на Фивы, захватил их, заключил Креонта в темницу, а тела погибших передал их родственникам, которые устроили большой погребальный костер. Ранее Тесей предоставил Эдипу и его дочери Антигоне убежище в Афинах, а когда посланные Креонтом люди пытались заставить Эдипа вернуться в Фивы (оракул предсказал особую удачу той местности, где Эдип проведет последние годы жизни и умрет), воспрепятствовал этим попыткам.

Ближайшим другом Тесея был Пирифой , царь фессалийских лапифов. Пирифоя достигли сообщения о силе и храбрости Тесея, и он решил проверить их, напав на Аттику и угнав стадо коров. Когда Тесей бросился в погоню за похитителями, Пирифой смело повернулся к нему лицом — и они были так поражены красотой и отвагой друг друга, что даже забыли про скот, обнялись и поклялись друг другу в вечной дружбе. Вместе они участвовали в калидонской охоте и вместе отправились в экспедицию в страну амазонок, где похитили их царицу Антиопу . Амазонки были обрадованы приездом такого большого количества красивых и сильных воинов. Антиопа сама пришла приветствовать Тесея дарами, но когда она поднялась на корабль, ее красота вскружила ему голову, он неожиданно поднял якорь и похитил ее. Однако вряд ли ее судьба была, как многие считают, несчастной, потому что она отдала город Фемискиру на реке Фермодонт во владение Тесею в доказательство чувства, которое он успел разжечь в ее сердце.

Спустя время сестра Антиопы Орифия решила отомстить Тесею. Она заключила союз со скифами и выступила во главе большого войска амазонок на Афины. Битва у стен города длилась четыре месяца. Антиопа, теперь уже жена Тесея, родившая ему сына Ипполита , сражалась героически на его стороне, но была убита амазонкой Молпадией , которую Тесей впоследствии убил. В тот раз афиняне впервые отразили нападение чужестранцев. Раненых амазонок, которые остались на поле боя, отправили на излечение в Халкиду. Орифия с горсткой своих людей бежала в Мегару, где и дожила остаток дней.

Когда Пирифой женился на Гипподамии , Тесей был дружкой на свадьбе. На праздничное пиршество было приглашено несметное количество гостей, в том числе и соседи-кентавры. Кентавры, ранее не знавшие вина, а только кислое молоко, с жадностью стали его пить, не разбавляя, по незнанию, водой, и так напились, что стали хватать присутствующих девушек и женщин. Тесей первым бросился на защиту невесты, которую пытался похитить кентавр Эвритион . Последовавшая затем драка продолжалась дотемна. Так началась длительная вражда между кентаврами и их соседями лапифами, в которой кентавры потерпели поражение, и Тесей изгнал их с их древних охотничьих угодий на горе Пелион.

Несмотря на неудавшийся союз с Ариадной, Тесей женился на другой дочери Миноса — Федре . Миноса к этому времени уже не было в живых, а этот брак скреплял дружбу между Тесеем и Девкалионом , унаследовавшим критский трон. Федра родила мужу двух сыновей — Акаманта и Демофонта . Случилось так, что она страстно влюбилась в своего пасынка Ипполита и, отвергнутая им, повесилась, оставив записку, в которой обвиняла его в чудовищных посягательствах на ее честь. Получив записку, Тесей проклял сына и приказал ему немедленно покинуть Афины и никогда не возвращаться, а затем взмолился Посейдону, чтобы тот наслал на Ипполита зверя. Когда Ипполит ехал вдоль берега, гигантская волна обрушилась на берег, из ее гребня возникло чудовище и бросилось за колесницей; не справившийся с упряжкой Ипполит разбился насмерть.

Похищение Елены. Тесей в царстве Аида.

Приблизительно в это же время умерла Гипподамия, жена Пирифоя, и два овдовевших героя задумали жениться на дочерях Зевса. Они выбрали спартанскую царевну Елену , сестру Диоскуров , поклявшись друг другу, что если они добудут ее, то пусть она достанется одному из них по жребию, а проигравшему они добудут каку-нибудь другую дочь Зевса, чем бы им это ни грозило. Вместе они похитили Елену, когда она совершала жертвоприношения в храме Артемиды в Спарте. Елене было тогда всего двенадцать лет, и, хотя она уже славилась своей красотой, замуж выходить ей было рано; поэтому Тесей отпрвил ее в деревню Афидны, наказав своему другу Афидну денно и нощно сторожить девочку и держать в тайне место ее пребывания. После этого друзья решили обратиться к оракулу Зевса, которого призывали в свидетели своей клятвы, кого выбрать в жены Пирифою, и получили ироничный ответ: «Почему бы не посетить царство мертвых и не потребовать в невесты Персефону ? Она самая благородная из моих дочерей». Тесей рассердился, когда Пирифой воспринял это предложение серьезно, но отказаться, связанный клятвой, не мог.

Тесей и Пирифой спустились в подземное царство окольным путем через расщелины в лаконском Тенаре, и вскоре постучали в двери дворца Гадеса . Владыка царства мертвых спокойно выслушал их беспрецедентно наглое требование и, притворясь гостеприимным, предложил им сесть. Ничего не подозревая, они сели, куда было предложено, и оказались на троне забвения. Они приросли к каменному трону настолько, что уже не могли с него встать, не покалечившись. Их бичевали эринии и терзал зубами Кербер , а Аид смотрел на все это и мрачно усмехался.

Через четыре года Геракл, пришедший в царство Аида, чтобы, по велению Эврисфея , забрать Кербера, узнал их, когда они молча протянули к нему руки, моля о помощи. Персефона любезно разрешила Гераклу освободить ее незадачливых похитителей и забрать их с собой, если только он сможет. Геракл оторвал Тесея от камня и возвратил его на землю, но все попытки освободить Пирифоя не увенчались успехом, поскольку он был простым смертным, в нем не было крови богов, которая помогла Тесею преодолеть плен, а кроме того, именно Пирифой был зачинщиком этого богохульного предприятия, и Геракл вынужден был отступить.

Тесей в изгнании. Смерть героя.

Вернувшись в Афины, Тесей обнаружил, что от его былой популярности в городе не осталось и следа. Пока он находился в царстве Аида, спартанцы во главе с Диоскурами, братьями Елены, вторглись в Аттику, разорили Афидны, где пряталась Елена, и вместе с сестрой увезли в Спарту в качестве рабыни Эфру, мать Тесея. Власть в Афинах захватил Менесфей , правнук Эрехфея, снискавший себе расположение народа тем, что напоминал аристократам о той власти, которую они потеряли, а бедным говорил, что у них украли отечество и родные святыни, а сами они стали игрушкой в руках проходимца неизвестного происхождения по имени Тесей. Акамант и Демофонт, сыновья Тесея, вынуждены были бежать из Афин и нашли приют в Эвбее у Элефенора. Слишком ослабший после перенесенных мучений Тесей не имел сил бороться с Менесфеем за власть и отправился в изгнание. Он высадился на острове Скирос, где владел участком земли. Местный царь Ликомед принял знатного гостя с достойной его славы и происхождения пышностью. После того как Тесей попросил разрешения остаться на острове, Ликомед притворился, что хочет показать Тесею границы его владений, заманил его на вершину высокого утеса и коварно столкнул вниз. Причиной мерзкого поступка Ликомеда было его желание угодить своему другу Менесфею, после изгнания Тесея узурпировавшему афинский трон, а также опасение, что Тесей может захватить власть на острове. Некоторые говорят, что Ликомед просто привык считать своим принадлежавший Тесею участок земли. Так или иначе, но Ликомед представил все дело так, будто Тесей упал спьяну, посколько перед прогулкой слишком много выпил.

Менесфей, власти которого уже никто не угрожал, стал одним из женихов Елены и во главе афинского войска пошел под Трою, где и погиб. Трон унаследовал Демофонт, сын Тесея, вернувшийся из-под Трои со своей бабкой Эфрой. Около 475 г. до н.э. афинский полководец Кимон, захватив Скирос, нашел останки Тесея, которые были благоговейно перевезены в Афины и помещены в специально для этого построенный храм героя, который, как считали афиняне, помог им одержать победу над персидской армией в Марафонской битве в 490 г. до н.э.

Тесей, Тезей — в древнегреческой мифологии сын афинского царя Эгея и Эфры, 10-й царь Афин.

Имя Тесей указывает на силу. Тесей принадлежит к поколению героев до троянской войны. Рождение Тесея необычно. Со стороны отца Тесей имел среди предков автохтона Эрихтония, рожденного из семени Гефеста землей и воспитанного Афиной, и автохтонов Краная и первого аттического царя Кекропа. Предки Тесея — мудрые полузмеи-полулюди. Однако сам Тесей — представитель чистого героизма, он одновременно сын человека и бога. Со стороны матери Тесей происходит от Пелопы, отца Питфея, Атрея и Фиеста, а значит от Тантала и, наконец от самого Зевса.

Будучи бездетным, Эгей отправился к оракулу, но не мог разгадать его ответ. Зато оракул был разгадан трезенским царем Питфеем, который понял, что власть в Афинах будет принадлежать потомкам Эгея, и, напоив гостя, уложил его спать вместе со своей дочерью Эфрой. В ту же ночь с ней сблизился Посейдон или же сочетался с ней накануне на острове Сферос. Таким образом, сын, рожденный Эфрой, имел (как положено великому герою) двух отцов — земного Эгея и божественного Посейдона.

Подвиги Тесея

Уходя от Эфры, Эгей просил воспитать будущего сына, не называя имени отца, и оставил ему свой меч и сандалии, с тем чтобы, возмужав, Тесей в сандалиях отца и с его мечом отправился в Афины к Эгею, но так, чтобы об этом никто не знал, так как Эгей боялся козней Паллантидов (детей младшего брата Палланта, претендовавших на власть из-за бездетности Эгея). Эфра скрывает истинное происхождение Тесея и Питфей распространил слух, что мальчик рожден от Посейдона (самого почитаемого в Трезене бога). Когда Тесей вырос, Эфра открыла ему тайну его рождения и велела, взяв вещи Эгея, отправляться в Афины к отцу.

Еще до ухода из Трезена Тесей, став юношей, посвятил прядь волос богу Аполлону в Дельфах, тем самым как бы вручая богу самого себя и заключая с ним союз. Тесей отправился в Афины не легким путем — морем, а по суше, через Коринфский перешеек, по особенно опасной дороге, где на пути от Мегары до Афин путников подстерегали разбойники, дети и потомки чудовищ. Тесей убил Перифета, Синса, кроммионскую свинью, Скирона, Керкиона, Прокруста и Дамаста. В Афинах царь Эгей попал под власть волшебницы Медеи, нашедшей у него приют и надеявшейся, что её сын от Эгея Мед получит право на престол.

Тесей явился в Афины как освободитель от чудовищ, прекрасный юный герой, однако не был узнан Эгеем, которому Медея внушила опасения к пришельцу и заставила опоить юношу ядом. За трапезой Тесей вытащил свой меч, чтобы разрезать мясо. Отец узнал сына и отшвырнул чашу с ядом.

Тесею также пришлось бороться с 50-ю Паллантидами, которым он устроил засаду. Истребив двоюродных братьев и изгнав их союзников, Тесей утвердился себя как сын и наследник афинского царя. Тесей прославил себя как достойный наследник царской власти и во время столкновения Афин с критским царем Миносом, требовавшим раз в девять лет дани 7-ю юношами и 7-ю девушками как искупление за смерть своего сына Андрогея.

Когда Минос приехал в третий раз за данью, Тесей решил отправиться сам на Крит, чтобы померяться силой с чудовищным Минотавром, на съедение которому обрекали жертвы. Корабль отправился под черным парусом, но Тесей повез с собой запасным белый, под которым он должен был вернуться домой после победы над чудовищем. По пути на Крит Тесей доказал Миносу свое происхождение от Посейдона, достав со дна моря перстень, брошенный Миносом. Тесей и его спутники были помещены в лабиринт, где Тесей убил Минотавра. Из лабиринта Тесей и его спутники вышли благодаря помощи Ариадны, влюбившейся в Тесея. Ночью Тесей с афинской молодежью и Ариадной тайно бежали на остров Наксос. Застигнутый там бурей Тесей, не желая везти Ариадну в Афины, покинул её, когда она спала. Однако Ариадну похитил влюбленный в нее Дионис. По версии ряда мифографов Тесей был вынужден оставить Ариадну на острове, поскольку ему во сне явился Дионис и сообщил, что девушка должна принадлежать ему. Тесей отправился дальше, забыв переменить паруса, что и стало причиной гибели Эгея, бросившегося в море, когда он увидел черный парус и тем самым уверился в смерти сына. По легенде, именно поэтому море называется Эгейским.

Другие подвиги Тесея

Тесей участвовал в Калидонской охоте, а также в битве с кентаврами, бесчинствовавшими на свадьбе Пирифоя, ближайшего друга Тесея. Но его не было среди аргонавтов, так как в это время он помогал Пирифию добыть себе в жены богиню царства мертвых Персефону. Этим поступком Тесей переступил меру возможного, установленного богами для героев, и тем самым стал ослушником и дерзостным героем. Он так и остался в Аиде, где навеки был прикован к скале Пирифой, если бы не Геракл, который спас Тесея и отправил его в Афины.

Столь же дерзким поступком Тесея было похищение им Елены, отбитой братьями назад и позднее ставшей причиной Троянской войны. Вернувшись из своего похода в царство Аида, он нашел престол занятый Менесфеем. Тесей вынужден был отправиться в изгнание, не сумев усмирить своих врагов. Он тайно переправил детей на Эвбею, а сам, проклявши афинян, отплыл на остров Скирос, где у отца Тесея когда-то была земля. Но царь Скироса Ликомед, не желая расстаться со своей землей, коварно убил Тесея, столкнув его со скалы.

Исторический прототип

Евсевий Кесарийский в своей хронографии называет Тесея 10-м царём Афин, правившим 30 лет после Эгея с 1234 по 1205 гг. до н. э. Плутарх в жизнеописании «Тесей» приводит свидетельства реального существования такого древнего царя в Афинах. Многие подробности взяты Плутархом от Филохора, автора III века до н. э.

В правление Тесея афиняне убили сыня Миноса Андрогея, за что должны были платить дань Криту афинскими мальчиками. Однако Тесей сам отправился на состязание, учреждённое Миносом в память о погибшем сыне, и победил в борьбе сильнейшего из критян Минотавра, в результате чего дань мальчиками отменили.

Тесей собрал афинян, живших разбросанно по их стране, в единую общину, стал действительным основателем Афин. Вот как об этом пишет Плутарх («Тесей»):

«Он собрал всех жителей Аттики, сделав их единым народом, гражданами одного города, тогда как прежде они были рассеяны, их с трудом удавалось созвать, даже если дело шло об общем благе, а нередко между ними разгорались раздоры и настоящие войны. Обходя дем за демом и род за родом, он объяснял повсюду свой план, простые граждане и бедняки быстро склонялись на его увещания, а людям влиятельным он сулил государство без царя, демократическое устройство, которое ему, Тесею, даст лишь место военачальника и стража законов, в остальном же принесет всем равенство, — и одних сумел уговорить, а другие, страшась его отваги и могущества, к тому времени уже немалого, предпочли уступить добром, нежели покориться принуждению. Он воздвиг единый, общий для всех пританеи и дом совета в нынешней старой части города, город назвал Афинами (…) Стремясь еще увеличить город, Тесей призывал в него всех желающих, предлагая права гражданства (…) Но он не допустил, чтобы беспорядочные толпы переселенцев вызвали в государстве смешение и расстройство — он впервые выделил сословия благородных, землевладельцев и ремесленников, и благородным предоставил судить о богопочитании, занимать высшие должности, а также учить законам и толковать установления божеские и человеческие, хотя в целом как бы уравнял меж собою все три сословия. О том, что Тесей, по словам Аристотеля, первым проявил благосклонность к простому люду и отказался от единовластия, свидетельствует, по-видимому, и Гомер, в „Перечне кораблей“ называющих „народом“ одних только афинян».

Тесей похитил одну из амазонок, Антиопу, из-за чего амазонки вторглись в Аттику, и только с большим трудом афиняне разгромили воительниц. После смерти Антиопы Тесей взял в жёны Федру и имел от неё сына Ипполита. Затем Тесей в возрасте уже за 50 лет с друзьями отправился в Эпир за дочерью царя молоссов (эпирского племени), где был схвачен и брошен в тюрьму. Когда он смог вернуться в Афины, то нашёл недовольный народ, подстрекаемый против него Менесфеем. Потерпев поражение в борьбе с врагами, Тесей удалился на остров Скирос, и там погиб, то ли убитый царем Скироса Ликомедом, то ли просто сорвавшись со скалистого обрыва.

По Евсевию Тесей был изгнан из Афин остракизмом, правилом против тирании, которое он же первым и ввёл в качестве закона. Афинский трон занял Менесфей.

Персонаж древнегреческой мифологии. Cын Эфры, дочери царя Питфея. У Тесея одновременно два отца — царь города Афины и бог моря , оба возлегли с Эфрой в одну ночь. Один из знаменитейших персонажей мифологии Древней Греции, упомянут в «Одиссее» и «Илиаде» .

История появления

Античные авторы трактуют образ Тесея, пытаясь найти историческую основу мифа и «обнаружить» некогда взаправду существовавшее лицо, которое стало прообразом мифологического героя. В хронографии римского историка Евсевия Кесарийского Тесей назван десятым царем Афин. Считается, что герой правил после собственного отца Эгея с 1234 по 1205 год до нашей эры. Древнегреческий писатель приводит доказательства того, что древний царь, названный в мифах Тесеем, сыном Эгея, реально существовал и правил Афинами.

Миф о сторонниками реального существования царя Тесея трактуется следующим образом. Сын царя был убит афинянами в годы правления Тесея, за что Крит обложил Афины данью. Минос учредил состязания в память об убитом сыне, а афинян обязал платить дань мальчиками. Царь собственнолично отправился на Крит, где принял участие в состязаниях. Минотавр в этой версии — не мифическое чудовище, а сильнейший среди критских воинов, которого Тесей побеждает в борьбе. После этого дань афинскими мальчиками больше не поступала на Крит и была отменена.

Согласно легенде, «исторический» Тесей первым установил процедуру остракизма. Это механизм защиты общества от тирании, когда свободные граждане собираются на голосование и пишут на черепках имя того, кто, по их мнению, угрожает демократии. Если имя одного и того же человека оказывалось написанным более чем на 6000 черепков — его изгоняли из города. Именно таким образом был изгнан из Афин сам Тесей.

Миф о Тесее и Минотавре


Критский царь Минос возложил на афинян тяжкую дань в отместку за то, что в Афинах погиб Андрогей – сын Миноса. Каждые девять лет афиняне должны были отсылать на Крит семь девушек и семь юношей. По другим версиям, дань выплачивалась раз в год или раз в семь лет, количество юношей и девушек тоже варьируется.

При Тесее такую дань отправили дважды, а когда это должно было произойти в третий раз, Тесей принял решение плыть на Крит самому вместе с очередной партией жертв. Афинских юношей и девушке на Крите отдавали на съедение Минотавру — чудовищу с телом человека и головой быка.


Минотавра родила жена царя Миноса Пасифая, которая сошлась с быком. Специально для царицы сделали деревянную корову, в которую та ложилась, чтобы обольстить быка. Чудовищный плод этой страсти царь Минос запер в Кносском лабиринте и кормил преступниками, которых бросали в лабиринт, а также «данью», которая присылалась из Афин.

Для Тесея эта дань показалась до такой степени оскорбительной, что герой решил рискнуть собственной жизнью и сразиться с чудовищем, чтобы избавить Афины от необходимости посылать на съедение своих молодых граждан. По другой версии, прибывший в Афины царь Минос сам выбрал Тесея следующей жертвой.


Из Афин корабль выходил под черным парусом. Однако Тесей прихватил с собой и белый. Предполагалось, что в случае успешного завершения «операции» Тесей сменит черный парус на белый, так что ожидающие героя на берегу будут знать заранее, что тот возвращается с победой.

Во время плавания Минос бросил в море перстень, а Тесей достал тот со дна, доказав тем самым, что ведет происхождение от бога морей Посейдона.

По прибытии на Крит Тесея вместе с его спутниками бросили в лабиринт. Там герой убил Минотавра голыми руками (или, по другой версии, мечом).


Выбраться из лабиринта Тесею помогла — дочь царя Миноса и Пасифаи. Девушка влюбилась в героя и преподнесла тому в дар клубок ниток, посоветовав привязать кончик нити у входа в лабиринт. Проходя по лабиринту, Тесей разматывал нить, таким образом отмечая путь, а затем по той же нити вышел назад вместе со спутниками. Ночью спасенная от Минотавра афинская молодежь вместе с героем и Ариадной бежала с Крита на остров Наксос.

Там беглецов застигает буря и Тесей оставляет Ариадну, а сам покидает остров, пока та спит, потому что не желает везти девушку с собой в Афины. В Ариадну влюблен бог виноделия , который похищает оставленную Тесеем девушку. По одной из версий, Дионис даже является Тесею во сне, чтобы заявить свои права на Ариадну, и именно это вынуждает героя оставить девушку на острове.


Возвращаясь домой, Тесей забывает сменить черный парус на белый. Эгей, отец героя, видит на горизонте черный парус и, думая, что его сын погиб, бросается в море от горя. По другой версии, утрате белого паруса поспособствовал . Царь Минос принес богам жертвы, и по воле Аполлона приключилась буря, которая и унесла белый парус, символизирующий победу, так что Тесею пришлось возвращаться под черным.

С Ариадной у героя не сложилось, но Тесей взял в жены Федру, другую дочь царя Миноса. Федра стала второй супругой героя, первой была амазонка Антиопа.

Экранизации

В 1971 году советский режиссер-мультипликатор Александра Снежко-Блоцкая создала по мотивам мифа о подвигах Тесея мультипликационный фильм «Лабиринт. Подвиги Тесея». Мультфильм идет 19 минут. Тесея там озвучивает . Мультфильм начинается с того, что молодой сын афинского царя Тесей, которого воспитывал кентавр, отправляется обратно в Афины, к отцу. По дороге юноша совершает подвиги. Побеждает вепря, который наводил страх на окрестности. Расправляется с разбойником Прокрустом, отрубив тому голову.


Вернувшись в Афины, герой узнает о прибытии корабля с Крита. Раз в девять лет этот корабль приходит в Афины, чтобы забрать дань – четырнадцать афинских девушек и юношей, которые будут съедены чудовищем Минотавром. Тесей вызывается плыть на Крит вместе с остальными несчастными жертвами, чтобы уничтожить Минотавра. Расправившись с чудовищем, Тесей покидает лабиринт, используя нить Ариадны, а затем вместе с нею уплывает домой в Афины.

Оскорбленный царь Минос взывает о помощи к богу виноделия Дионису, чтобы тот вернул царю дочь. Дионис устраивает бурю и забирает Ариадну прямо с корабля. Тесей возвращается домой без возлюбленной и без белого паруса, который сдувает во время бури. Отец Тесея стоит на скале над морем и высматривает корабль сына, а когда видит траурный черный парус вместо белого – бросается в море.

В 2011 году вышел приключенческий боевик «Война богов: Бессмертные». Тесея сыграл английский актер , который в 2017 году появился на экранах в роли в фильме «Лига Справедливости». Сценарий фильма создан по мотивам древнегреческих мифов, но сильно отличается от них.


Тесей здесь — крестьянский юноша, который живет с матерью в приморской деревушке. Владеть оружием героя учит местный старик, который позже оказывается богом-громовержцем . Но сам Тесей не верит в богов. Тем временем царь Гиперион хочет освободить из Тартара титанов, чтобы те уничтожили ненавистных ему богов, которые дали погибнуть его семье. Чтобы осуществить задуманное, царю нужен артефакт — Эпирский лук.

Когда войска Гипериона разоряют деревушку, где жил Тесей, герой оказывается на соляных копях. В копях юноша встречает деву-оракула, которая называет его избранным, и вместе персонажи бегут.

Позже Тесей находит Эпирский лук, который нужен Гипериону, побеждает Минотавра, которого насылает злой царь. В войну на стороне Тесея вступает часть богов. В конце фильма победитель Тесей возносится на Олимп.


Тесей и Минотавр

7 мифических существ, жестоко убитых Кратосом в God of War, God of War 2, God of War 3: Гидра, Тесей

20 апреля выйдет новая God of War, в этот раз посвященная скандинавской мифологии. Потому что Кратос, за шесть прошлых игр уставший от бесконечных разборок с древнегреческими богами, решил уехать куда подальше и хоть немного пожить в покое. С первым он справился, а вот со вторым не очень, поэтому в будущей игре он вновь будет объяснять высшим существам, в чем они ошибаются — только теперь Кратос будет рвать на куски пантеон Скандинавии. Правда, все это — тема для отдельного разговора, а сейчас самое время вспомнить семь мифических существ Древней Греции, которым сильнее всего досталось от главного героя серии.

Видеоверсия:

Гидра

Жуткое змееподобное существо с несколькими головами, порожденное, если верить мифу, великаном Тифоном и огромной полуженщиной-полузмеей Ехидной. Согласно легенде, вместо отрубленной головы у гидры вырастали три новые, а одна из голов и вовсе была бессмертной. Одолеть змею, охранявшую вход в подземное царство Аида, удалось лишь Гераклу — и то при помощи его боевого товарища Иолая. Геракл умудрился отрубить ту самую бессмертную голову, которую затем зарыл глубоко в землю и накрыл сверху тяжелых камнем.

В первой God of War гидра — трехглавое морское чудовище. Во время битвы с ней Кратос проткнул ее головы длинными деревянными кольями.

Тесей

Одновременно и герой древнегреческих мифов, и, если верить Плутарху, реальная историческая личность, царь Афин. Так или иначе, матерью Тесея была Эфра, дочь царя Питфея, а отцом — или Посейдон (согласно мифу), или афинский царь Эгей. Когда заходит разговор о Тесее, то в первую очередь всегда вспоминают его подвиг на Крите. Герой отправился на остров, чтобы сразиться в лабиринте с чудовищным Минотавром и избавить Афины от дани критскому царю Миносу.

В God of War 2 Кратос сражается с Тесеем перед тем, как отправиться на Остров творения. И убивает его крайне жестоко — до смерти избивает дверью.

Кронос

Могущественный титан, сын первого бога Урана и богини земли Геи. По просьбе матери оскопил отца, который одного за другим возвращал всех своих детей-титанов обратно в недра земли, так как боялся, что те убьют его. Так, Кронос, выполнив просьбу Геи, стал верховным богом. И сразу же повел себя как отец — стал опасаться того, что один из богов, рожденных сестрой Реей, свергнет его. Кронос решил эту проблему, как смог: начал проглатывать детей Реи. Конец этому безобразию положил последний ее ребенок — Зевс, развязавший десятилетнюю войну между богами-олимпийцами и титанами. Самого Кроноса в итоге низвергли в Тартар.

Миф с поеданием богов ловко обыграли в God of War 3: там Кронос во время битвы с Кратосом проглатывает героя игры, и тот изнутри распарывает титану живот. А потом добивает, вонзив меч Кроносу в лоб.

Геракл

В древнегреческой мифологии — герой, которого к тому же почитали древние римляне — они называли его Геркулесом. В первую очередь известен своими двенадцатью подвигами, совершенными во время службы микенскому царю Эврисфею. Именно Геракл в легендах убил гидру, очистил Авгиевы конюшни, укротил Критского быка и одолел пса Цербера, стража Аида. Да и вообще совершил много разного.

В God of War 3, правда, Геракл бесславно погиб от рук Кратоса — тот до смерти забил древнегреческого героя Немейскими цестусами.

Гермес

Главный ловкач и вор в древнегреческой мифологии. Еще будучи младенцем в шутку украл у Зевса скипетр, у Посейдона — трезубец, а у Ареса — меч. У Аполлона Гермес и вовсе угнал пятьдесят коров. Кроме того, он носил таларии, крылатии сандалии, позволявшие владельцу подниматься в воздух.

В God of War 3 Гермес при встрече начал насмехаться над Кратосом, надеясь затем от него убежать. Разумеется, Кратос догнал бога, отрубил ему ноги и забрал крылатые сандалии.

Посейдон

Морской бог, брат двух других могучих богов-олимпийцев — Зевса и Аида. Согласно мифам, Посейдон вместе с женой, богиней Амфитритой, и сыном Тритоном жил на дне моря в роскошном дворце, ездил на колеснице и всем грозил трезубцем, которым, ударяя по земле, создавал родники с пресной и морской водой.

В God of War 3 Посейдон пытается остановить Кратоса, взбирающегося на Олимп. В ответ главный герой игры жестоко избивает морского бога, а затем выдавливает ему глаза.

Гелиос

Согласно древнегреческой мифологии, Гелиос — бог солнца и создатель острова Родос. Гелиос хотел отыскать место, в котором его почитали бы, однако не нашел такого и вынес из морских глубин Родос. Именно в честь этого бога на острове затем построили статую Колосса Родосского, разрушенную землетрясением еще до нашей эры.

В God of War 3 Гелиос, опасаясь гнева Кратоса, попытался обмануть героя и в итоге поплатился за это. Кратос оторвал богу солнца голову, которую стал использовать в качестве фонаря.

ПРОКРУСТОВО ЛОЖЕ | Мифы о Тесее | НИТЬ АРИАДНЫ | Герой ТЕСЕЙ | Миф о Минотавре | Лабиринт Минотавра | Марафонский бык | Амазономахия


ТЕСЕЙ

Герой Тесей — сын царя Эгея. — Прокрустово ложе. — Медея хочет отравить Тесея. — Нить Ариадны в лабиринте Минотавра. — Ариадна, покинутая Тесеем. — Черные паруса: миф о названии Эгейского моря. — Амазономахия. — Тесей и Пирифой в царстве теней. — Смерть Тесея.

 


Герой Тесей — сын царя Эгея

Главным героем почти всех героических афинских мифов является Тесей. Афиняне хотели воплотить в Тесее, подобно тому, как сделали доряне с Гераклом, все подвиги и великие дела афинского мифологического цикла. Но афинский герой Тесей никогда не пользовался такой славой у всех греков, как Геракл, хотя для придания славы и блеска имени Тесея ему приписывали подвиги, являющиеся точной копией с подвигов Геракла.

Тесей — сын афинского царя Эгея и Эфры, потомок Эрехтея. Тесей родился близ Трезены, и его воспитал дед его, мудрый Питфей. Кентавр Хирон обучал Тесея верховой езде, стрельбе и разным гимнастическим упражнениям.

Эгей, отправляясь в Афины, положил под большой и тяжелый камень свой меч и сандалии и сказал своей жене, чтобы она прислала к нему Тесея тогда только, когда он сдвинет с места этот камень и найдет меч и сандалии.

Шестнадцатилетний Тесей поднял камень, вооружился мечом, надел сандалии и отправился в Афины искать отца и славы.

Античный барельеф, находящийся в музее Кампанском, изображает молодого героя Тесея, окруженного родными, поднимающим камень.

Подходя к Афинам, Тесей был осмеян толпой молодых афинян за свою длинную одежду, считавшуюся у древних афинян признаком изнеженности. Герой Тесей, которого назвали красной девушкой, решил не показываться отцу Эгею, прежде чем не покроет славой свое имя.

 


ПРОКРУСТОВО ЛОЖЕ

Все окрестности Афин были в ту мифическую эпоху населены разбойниками, которые грабили и убивали прохожих и наводили на страну ужас своими злодеяниями.

Прежде всего Тесей отправился в Эпидавр, где свирепствовал злодей Перифет. Перифет убивал всех прохожих медной дубиной. Герой Тесей убил Перифета и взял себе его дубину.

Затем Тесей отправился на Коринфский перешеек и убил там другого разбойника — Синиса. Разбойник Синис обладал привычкой всех попавших ему в руки путников привязывать за руки и ноги к верхушкам двух деревьев. Тесей подверг Синиса той же участи. На нескольких античных вазах и барельефах изображен этот подвиг героя. Тесей там же учредил в честь бога Посейдона (Нептуна) Истмийские игры. Возвращаясь с Коринфского перешейка, близ Элевсина Тесей убил страшную кроммионскую свинью Фэю, пожиравшую людей.

Подвиги Тесея. Слева: Тесей убивает разбойника Прокруста, сидящего на схематически изображенной кровати — прокрустовом ложе. Справа: Тесей убивает кроммионскую свинью.

Злодей Прокруст обладал не менее оригинальной манией. Прокруст, по-видимому, хотел, чтобы все люди на свете были с ним одинакового роста. У Прокруста было ложе, на которое он клал своих пленников. Если оказывалось, что пленники Прокруста не помещались на Прокрустовом ложе, то он рубил им головы или ноги. Напротив, если Прокрустово ложе оказывалось слишком длинным, разбойник Прокруст вытягивал ноги своих пленников силой, пока не отрывал их.

Убив и Прокруста, Тесей отправился воевать со Скироном, который сбрасывал ограбленных им путников с вершины скалы на песчаный берег моря. Там разбойник Скирон держал черепах, которых откармливал человеческим мясом. Тесей точно так же отдал Скирона на съедение черепахам.

Таким образом, возмездие, это примитивное выражение правосудия у древних греков, играет видную роль во всех мифах о подвигах Тесея. Герой Тесей является в мифах древней Греции, подобно Гераклу, поборником правды, охранителем закона, покровителем угнетенных и грозным противником всех врагов человечества.

Очистив Аттику от злодеев, Тесей решил, что может предстать теперь пред отцом своим Эгеем, и отправился в Афины.

 


Медея хочет отравить Тесея

Царь Афин Эгей находился тогда в полной зависимости от волшебницы Медеи, с которой Эгей вступил в брак.

Медея опасалась влияния героя-сына на Эгея. Видя, что Эгей не узнаёт Тесея, Медея уговорила царя подать чужестранцу во время пира кубок с отравленным вином.

К счастью для Тесея, герой вынул свой меч, чтобы разрезать мясо, и отец Эгей, узнав его по мечу, вырвал у Тесея кубок, который герой уже собирался поднести к устам. Жестокая Медея принуждена была бежать из Афин.

На многих античных барельефах воспроизведена сцена этого пира. Эгей вырывает кубок у Тесея, а Медея стоит вдали, ожидая действия отравленного ею напитка.

 


Нить Ариадны в лабиринте Минотавра

Тесей помог отцу Эгею отделаться от племянников, оспаривавших у него афинский престол. Затем Тесей отправился искать дикого марафонского быка, опустошавшего страну. Тесей привел марафонского быка живым в Афины и принес его в жертву Аполлону. Этот марафонский бык, пойманный Тесеем, был не что иное, как критский бык, пойманный в свое время Гераклом, а затем отпущенный им на волю.

Вернувшись в Афины, Тесей был поражен печалью, которая там господствовала. На его вопросы Тесею отвечали, что пришло время отправлять дань на остров Крит царю Миносу.

Несколько лет тому назад Минос обвинил Эгея в том, что Эгей убил его сына, и упросил Зевса, своего отца, наказать всю страну Эгея. Повелитель богов наслал на нее чуму. Спрошенный афинянами оракул сказал, что чума прекратится лишь тогда, когда они обещают ежегодно посылать на остров Крит семь девушек и семь юношей на съедение чудовищу Минотавру, сыну Пасифаи, жены Миноса, и быка. Теперь наступило время посылать в третий раз эту дань.

Тесей. Эдвард Берн-Джонс, 1862 г. Тесей подстерегает Минотавра в лабиринте Дедала. Помимо меча, Тесей держит веретено с нитью Ариадны. Кругом разбросаны кости жертв Минотавра. Английский художник-прерафаэлит изобразил греческий миф в средневековых декорациях.

Тесей вызвался добровольно отправиться в числе юношей и убить чудовище Минотавра. Исполнить это обещание было нелегко, потому что Минотавр обладал необычайной силой. Кроме того, царь Минос, не желая выставлять его напоказ, держал Минотавра в лабиринте, построенном изобретателем Дедалом. Кто из смертных попадал в лабиринт Минотавра, не мог уже выйти из него, до того запутаны были там все входы и выходы.

Тесей, сознавая всю опасность предприятия, отправился перед отъездом за советом к оракулу Аполлона, который в свою очередь посоветовал Тесею прибегнуть к покровительству богини Афродиты.

Афродита внушила Ариадне, дочери Миноса, любовь к прекрасному герою. Ариадна дала Тесею клубок ниток. Конец нити Ариадны оставался у нее в руках для того, чтобы Тесей мог потом по этой путеводной нити найти выход из лабиринта. Тесею удалось, благодаря его ловкости, убить страшного Минотавра и, благодаря нити Ариадны, выбраться из лабиринта.

В благодарность за свое избавление Тесей выстроил богам храм в Трезене.

По мнению многих ученых — исследователей мифологии, победа Тесея над Минотавром является как бы символом того, что древнегреческая религия, делаясь все более мягкой и человечной, стала стремиться к уничтожению человеческих жертв.

Античное искусство довольно часто изображало победу Тесея над Минотавром. Из новейших художников Антонио Канова изваял на эту мифологическую тему две скульптурные группы, которые находятся в музее в Вене.

 


Ариадна, покинутая Тесеем

Когда Тесей покинул остров Крит, за ним последовала Ариадна, дочь Миноса. Но Тесей, не желая, вероятно, навлечь на себя недовольство афинян вступлением в брак с чужестранкой, покинул Ариадну на острове Наксосе, где Ариадну увидал бог Дионис.

Такое вероломство героя мифов древней Греции по отношению к девушке, спасшей ему жизнь, является очень неясным и необъясненным поступком в мифологии.

Одни мифы говорят, что Тесей так поступил, повинуясь приказанию Афины Паллады, другие же рассказывают, что сам Дионис просил Тесея не увозить далеко Ариадну, которую он себе выбрал в супруги.

Миф об Ариадне, покинутой Тесеем, послужил темой для многих произведений античного искусства. В Геркулануме нашли на стене живописное изображение, представляющее Ариадну на берегу; вдали удаляется корабль Тесея, а бог Эрот, стоя подле Ариадны, проливает слезы вместе с нею.

Когда в начале XVIII века распространилась мода писать портреты современных лиц, придавая им атрибуты и позы героев античной мифологии и окружая их соответствующей обстановкой, французский художник Ларгильер изобразил современную актрису Дюкло в образе Ариадны, но в платье с фижмами и с огромным султаном из перьев на голове.

Черные паруса: миф о названии Эгейского моря

Рассеянность Тесея была причиной смерти Эгея: сын обещал отцу, если победит Минотавра, заменить черные паруса корабля белыми, но забыл это сделать. Царь Эгей, видя возвращающийся корабль Тесея с черными парусами и полагая, что его сын погиб, бросился с высокой башни в море, которое стало с тех пор называться Эгейским.

 


Амазономахия

Тесей, вступив на престол отца, занялся в первое время устройством своего государства, а затем отправился с Гераклом в поход против амазонок.

Тесей вступил в брак с царицей амазонок Антиопой, от которой у него был сын Ипполит. Но, вернувшись на родину, Тесей покинул амазонку Антиопу, чтобы жениться на Федре, сестре Ариадны.

Разгневанные амазонки решили мстить за оскорбление, нанесенное Тесеем их царице, и сделали набег на Аттику, но были побеждены и уничтожены. Эта война с амазонками (амазономахия), которую афиняне считали одним из важнейших фактов в их героической истории, воспроизведена на бесчисленных памятниках античного искусства.

 


Тесей и Пирифой в царстве теней

Тесей принимал также участие в походе Аргонавтов и в Калидонской охоте.

Тесные узы дружбы связывали Тесея с царем лапифов Пирифоем, пригласившим его вместе с другими знатными афинянами на его свадьбу с Гипподамией. Во время свадебного пира произошла знаменитая битва лапифов с кентаврами, из которой Тесей вышел победителем.

Пирифой помог Тесею похитить Елену, но братья ее Кастор и Поллукс отняли сестру у Тесея и отдали в супруги спартанскому царю Менелаю.

Пирифой, в свою очередь, попросил Тесея сойти с ним в жилище Плутона и помочь ему похитить богиню Персефону, к которой Пирифой питал сильную любовь. Нелегко было исполнить подобную просьбу, но дружба налагает известные обязанности. Тесею волей-неволей пришлось согласиться и сойти в Аид вместе с Пирифоем.

Эта попытка, однако, окончилась для друзей не только печально, но и постыдно, потому что боги, разгневанные подобной дерзостью, покарали Тесея и Пирифоя следующим образом. Придя в Аид, оба друга присели отдохнуть на камнях; когда же Тесей и Пирифой захотели встать, то, несмотря на все усилия, не могли этого сделать. Друзья Тесей и Пирифой, по воле богов, прилипли к камням, на которых сидели в царстве мертвых.

И только Геракл, когда пришел в Аид доставать Кербера (двенадцатый подвиг Геракла), упросил бога Плутона разрешить ему освободить Тесея.

Что же касается до царя лапифов Пирифоя, то Геракл даже не подумал о том, чтобы вывести и его из столь затруднительного и неловкого положения.

 


Смерть Тесея

Тесей окончил весьма печально свое земное поприще: он отправился на Скирос посетить царя Ликомеда, который, завидуя силе и храбрости Тесея, решил его погубить. Царь Скироса Ликомед столкнул Тесея со скалы, и славный герой погиб.

В Афинах находились две знаменитые картины, изображавшие Тесея. Одна из них была написана Паррасием, а другая Эвфранором. Художник Эвфранор говорил, что Тесей Паррасия питался розами, тогда как его Тесей питался мясом.

Это меткое замечание, говорит римский писатель Плиний Старший, очень характерно и верно определяло направление двух соперничавших художественных школ древней Греции.

До наших же дней сохранилась прекрасная античная статуя Тесея.

 



 


© ЗАУМНИК.РУ, Егор Поликарпов, преподаватель древнегреческого языка и учитель латыни: научная редактура, ученая корректура, исправления, дополнения. Для заказа услуг репетитора по языкам античности или переводчика просьба писать сюда: zaumnik.ru@mail.ru, либо сюда: vk.com/repetitor_latyni, либо сюда: facebook.com/polycarpov.

Легенды и мифы Др.Греции и Рима.Часть 11 Персей. Тесей : 2nikgar2 — LiveJournal

Сегодня поговорим о ещё двух могучих героях Древней Греции — Персее и Тесее. Имя первого ассоциируется у нас с Медузой Горгоной и Андромедой, второго — с Минотавром и Ариадной. Но давайте по порядку.
Царь Аргоса Акрисий, узнал от оракула, что ему суждено погибнуть от руки сына его дочери Данаи. Желая избежать рока, Акрисий заключил свою дочь Данаю в медную башню, но громовержец Зевс проник к ней в виде золотого дождя, с одной целью — пополнить свою коллекцию. После этого Даная родила Персея. Однажды царь услышал детский смех и обнаружил, что он теперь дедушка. Испуганный Акрисий поместив дочь и внука в ящик, приказал крепко заколотить его, а потом бросить в море.(Саша Пушкин, наверное имел в Лицее отличные отметки по древнегреческой литературе)
Даная и Персей спаслись, когда их ящик прибило волнами к острову Серифос. В то время на берегу ловил рыбу рыбак Диктис. Запутался ящик в сетях, и вместе с ними Диктис вытащил его на берег. Он открыл ящик и, к своему удивлению, увидал в нем поразительной красоты женщину и маленького прелестного мальчика.

Джон Уильям Уотерхаус «Даная» 1892 год
Узнав, кто они и что с ними случилось, рыбак пожалел их и взял к себе в дом. Персей рос не по дням, а по часам, вырос высоким, стройным юношей, и никто в Серифе не мог с ним сравняться в красоте, ловкости и силе. Услышал о нём царь острова Серифа Полидект и велел Персею с матерью явиться во дворец. Красота Данаи пленила Полидекта, он принял ласково царицу с сыном и поселил у себя во дворце. Однажды Персей застал мать в слезах; она призналась ему, что Полидект принуждает её выйти за него замуж, и просила у сына защиты. Персей горячо вступился за мать. Чтобы избавится от Персея, Полидект послал Персея за головой горгоны Медузы.
Горгоны — женщины-чудовища Сфено (Стейно), Эвриала и Медуза, которые всех смотревших на них обращали в камень. Из трех сестер смертной была только Медуза.

Караваджо «Медуза» 1596 год


Предположительно Леонардо да Винчи «Медуза» 1600 год


Питер Пауль Рубенс «Медуза» 1618 год


Арнольд Бёклин «Медуза» 1878 год

Отправился Персей в далекий путь. Ему нужна было достигнуть западного края земли, той страны, где царили богиня Ночь и бог смерти Танат. В этой стране жили и ужасные горгоны. Все тело их покрывала блестящая и крепкая, как сталь, чешуя. Ни один меч не мог разрубить эту чешую, только изогнутый меч Гермеса. Громадные медные руки с острыми стальными когтями были у горгон. На головах у них вместо волос двигались, шипя, ядовитые змеи. Лица горгон, с их острыми, как кинжалы, клыками, с губами, красными, как кровь, и с горящими яростью глазами были исполнены такой злобы, были так ужасны, что в камень обращался всякий от одного взгляда на горгон.
Афина и Гермес помогли Персею. Афина дала Персею медный щит, такой блестящий, что в нем, как в зеркале, отражалось все; Гермес же дал Персею свой острый меч, который рубил, как мягкий воск, самую твердую сталь.

Йосиф Вернер «Персей и нимфы» 1700 год


Парис Бордоне «Меркурий и Минерва вооружают Персея» 1555 год


Эдвард Коли Бёрн-Джонс «Вооружение Персея» 1885 год

Долог был путь Персея. Наконец достиг он мрачной страны, где жили старые грайи ,богини Пефредо, Энио и Дейно, олицетворение старости, дочери морского божества Форкиса, сестры горгон, преграждавшие путь к последним.
Один только глаз и один зуб имели они на всех трех. По очереди пользовались они ими. Пока глаз был у одной из грай, две другие были слепы, и зрячая грайя вела слепых, беспомощных сестер. Когда же, вынув глаз, грайя передавала его следующей по очереди, все три сестры были слепы. Тихо подкрался к ним во тьме Персей, и по совету Гермеса, вырвал у одной из грай чудесный глаз как раз в тот миг, когда она передавала его своей сестре. Вскрикнули грайи от ужаса. Теперь они все трое были слепы. Стали они молить Персея, заклиная его всеми богами, отдать им глаз. Тогда Персей потребовал у них за возвращение глаза указать ему путь к горгонам. Долго колебались грайи, но пришлось им, чтобы вернуть себе зрение, указать этот путь. Так узнал Персей, как попасть ему на остров горгон, и быстро отправился дальше.

Джон Генрих Фюссли «Персей возвращает грайям глаз»


Эдвард Коли Бёрн-Джонс «Персей и грайи» 1892 год

Во время дальнейшего пути пришел Персей к нимфам. От них получил он три подарка: шлем властителя подземного царства Аида, который делал невидимым всякого, кто его надевал, сандалии с крыльями, с помощью которых можно было быстро носиться по воздуху, и волшебную сумку: эта сумка то расширялась, то сжималась, смотря по величине того, что в ней лежало.
Он застал трех горгон-сестер спящими. Осторожно приблизился он к чудовищам, глядя на их отражение в щите. С помощью вездесущего Гермеса он выделил из них Медузу (ведь только она одна из трех была смертна) и одним ударом отсек ей голову. Ее темная кровь потоком хлынула на скалу, а с потоками крови из тела Медузы взвился к небу крылатый конь Пегас. Быстро схватил Персей голову Медузы и спрятал ее в чудесную сумку. От шума его падения проснулись сестры Медузы, Сфено и Эвриала. Взмахнув могучими крыльями, они взвились над островом и горящими яростью глазами смотрят кругом, но бесследно исчез убийца сестры их Медузы. А Персей быстро несся, невидимый в шлеме Аида, над шумящим морем. Вот уже несется он над песками Ливии. Сквозь сумку просочилась кровь из головы Медузы и падала тяжелыми каплями на песок. Из этих капель крови породили пески ядовитых змей.

Бальдассаре Перуцци » Персей и Пегас» 1511 год


Питер Пауль Рубенс «Персей спасает Андромеду» 1620 год


Питер Пауль Рубенс » Персей и Андромеда» 1621 год


Франческо Маффей «Отсекновение головы Горгоны Медузы Персеем» 1650 год


Евгений Тирион «Победитель Медузы Персей» 1910г.

Вот он достиг той страны, где царил , великан Атлант(Атлас).
Роскошные сады росли в его владениях, а среди садов стояло дерево с золотыми ветвями и листвой, и яблоки, которые росли на этом дереве, были тоже золотые. Атлант хранил, как зеницу ока, это дерево. Богиня Фемида предсказала ему, что наступит день, когда придет к нему сын Зевса и похитит у него золотые яблоки. Вот к нему-то и прилетел в своих крылатых сандалиях Персей и обратился к Атланту приветливо с просьбой приютить его как гостя. Когда Атлант услыхал, что Персей — сын Зевса, тотчас прогнал героя, пригрозив убить его, если тот ослушается. Рассердился Персей на великана, за то что нарушил тот закон гостеприимства, выхватил из сумки голову Медузы и показал ее Атланту. Тотчас же обратился в гору великан. С тех пор поддерживает гора Атлант( Атласcкие горы) весь небесный свод, со всеми его созвездиями.

Эдвард Коли Бёрн-Джонс » Атлас, превращяющийся в камень» 1882 год

После долгого пути Персей достиг царства Кефея. Там, на скале, у самого берега моря он увидал прикованную прекрасную Андромеду, дочь царя Кефея. Она должна была искупить вину своей матери, Кассиопеи. Кассиопея прогневала морских нимф. Гордясь своей красотой, она сказала, что всех прекрасней она, царица Кассиопея. Разгневались нимфы и умолили бога морей Посейдона наказать Кефея и Кассиопею. Посейдон послал, по просьбе нимф, чудовище, подобное исполинской рыбе. Оно всплывало из морской глубины и опустошало владения Кефея. Плачем и стонами наполнилось царство Кофея. Он обратился, наконец, к оракулу и спросил, как избавиться ему от этого несчастья. Оракул сказал, что только отдав свою дочь Андромеду на растерзание чудовищу, он искупит вину.

Дйорджо Вазари «Персей и Андромеда» 1570 год


Карло Сарачени «Прикованная Андромеда» 16-17 века


Антон Рафаэль Менгс » Персей и Андромеда» 1776 год


Гюстав Доре, «Андромеда прикованная к скале» 1869 год


Фредерик Лейтон » Персей на Пегасе, спешащий на помощь Андромеде 1896 год


Эдвард Коли Бёрн-Джонс «Персей и Андромеда»1888 год

В жестоком бою победил Персей морское чудовище, взял в жены прекрасную Андромеду, попутно убив ее предыдущего жениха Финея и вернулся на Сереф.

Луко Джордано » Персей и Финей» 1680 год


Себастьяно Риччи «Персей , стоящий перед Финеем с головой Медузы» 1710
Прибыв на остров , Персей застал Данаю в храме, где она скрывалась от преследований Полидекта. Персей обратил Полидекта и его приспешников в камни, показав им голову Медузы Горгоны, после чего сделал правителем острова Диктиса.
Не избежал предсказания оракула и дед Персея: однажды на играх Персей случайно бросил диск в сторону зрителей, среди которых был и Акрисий. Диск попал именно в него и убил насмерть.
Несмотря на то, что мы не так хорошо знакомы с историей еще одного греческого героя — Тесея, у греков это одна из центральных фигур пантеона. Я предполагаю, что это связано с тем, что Тесей(Тезей), скорее всего, реально существовавший человек, 10-й царь Афин. У него великолепная родословная: по материнской линии ведущая к самому Зевсу. Что же касается отца, то как и положено герою, у него их было два: божественный — Посейдон и земной — афинский царь Эгей, чей род восходил к Гефесту и Гее. Эфра, мать Тесея, не была женой Эгея и он, после рождения сына возвратился в Афины, оставил ему свой меч и сандалии, положив их под большой камень, с тем чтобы, возмужав, Тесей в сандалиях отца и с его мечом отправился в Афины к Эгею. Когда Тесею шёл шестнадцатый год, он вынул сандалии и меч отца из-под камня и отправился в Афины по особенно опасной дороге, где на пути от Мегары до Афин путников подстерегали разбойники и потомки чудовищ.

Никола Пуссен «Тесей находит меч своего отца» 1638 год


Лорен де Гир «Тесей и Эфра» 1640год


Антонио Балестра «Тесей, открывающий меч» начало 18 века

По дороге Тесей победил и убил:
Разбойника Перифета, убивавшего путников медной палицей.
Разбойника Синиса, расправлявшегося с путниками, привязывая их к двум согнутым соснам.
Кроммионскую свинью,
Разбойника Скирона, заставлявшего путников мыть ему ноги у обрыва и сбрасывающего их пинком в пропасть,
Разбойника Керкиона, заставлявшего путников бороться насмерть.
Разбойника Дамаста (по прозвищу Прокруст),укладывавшего путников на свое ложе, и тем, кому оно было коротко, обрубал ноги, а кому было велико, ноги вытягивал — по длине этого ложа.
Тесей прибыл в Афины, когда строился храм Аполлона Дельфиния, и рабочие насмешливо назвали его девушкой, тогда он подбросил повозку, показав свою силу. Юный герой, однако, не был узнан Эгеем, которому Медея( тогдашняя жена Эгея) внушила опасения к пришельцу и уговорила Эгея опоить юношу ядом. За трапезой Тесей вытащил свой меч, чтобы разрезать мясо. Отец узнал сына и отшвырнул чашу с ядом.
Когда Тесей пришел в Афины, вся Аттика была погружена в глубокую печаль. Уже в третий раз прибывали послы с Крита от могущественного царя Миноса за данью. Тяжела и позорна была эта дань. Афиняне должны были каждые девять лет посылать на Крит семь юношей и семь девушек. Там их запирали в громадном дворце Лабиринте, и их пожирало ужасное чудовище Минотавр, с туловищем человека и головой быка.

Джордж Фредерик Уоттс «Минотавр» 1885 год

Минос наложил эту дань на афинян за то, что они убили его сына Андрогея.
Теперь в третий раз приходилось афинянам посылать на Крит ужасную дань. Они уже снарядили корабль с черными парусами в знак скорби по юным жертвам Минотавра. Видя общую печаль, юный герой Тесей решил отправиться с афинскими юношами и девушками на Крит, освободить их и прекратить уплату этой ужасной дани. Прекратить уплату можно было, только убив Минотавра. Поэтому и решил Тесей вступить в бой с Минотавром и или убить его, или погибнуть.

Мастер Кассони Кампана «Тесей и Минотавр. Критская легенда» Нач.16 века

Корабль отправился под чёрным парусом, но Тесей повез с собой запасным белый, под которым он должен был вернуться домой после победы над чудовищем. По пути на Крит Тесей доказал Миносу свое происхождение от Посейдона, достав со дна моря перстень, брошенный Миносом. Тесей и его спутники были помещены в лабиринт, где Тесей убил Минотавра. Из лабиринта Тесей и его спутники вышли благодаря помощи Ариадны, влюбившейся в Тесея.

Якоб ван Лоо «Ариадна» 1652 год


Николо Бамбини «Ариадна и Тесей» середина 18 века

Она дала ему клубок ниток, выведший его из лабиринта, где обитал минотавр. Ночью Тесей с афинской молодежью и Ариадной тайно бежали на остров Наксос.

Чима де Конельяно «Тесей убивает Минотавра» Конец 15 века.


Шарль Эдуард Шез «Тесей, победивший Минотавра» 1791 год

Когда Тесей и его спутники отдыхали от путешествия, Тесею во сне явился бог вина Дионис и поведал ему, что он должен покинуть Ариадну на пустынном берегу Наксоса, так как боги назначили ее в жены ему, богу Дионису. Тесей проснулся и, полный грусти, отправился дальше, забыв переменить паруса, что и стало причиной гибели Эгея, бросившегося в море, когда он увидел чёрный парус и тем самым уверился в смерти сына. По легенде, именно поэтому море называется Эгейским.

Анжелика Кауфман «Ариадна, оставленная Тесеем» 1774 год


Джордж Фредерик Уоттс «Ариадна на острове Наксос»1875 год


Эвелин де Морган «Ариадна на Наксосе» 1877 год

С именем Тесея связан ряд крылатых выражений:
1.Нить Ариадны — это всякое верное орудие, указатель для разрешения запутанной задачи.
2. Прокрустово ложе — означает желание подогнать что-либо под жёсткие рамки или искусственную мерку, иногда жертвуя ради этого чем-нибудь существенным.
3. Менее известен «Корабль Тесея или парадокс Тесея» — парадокс, который можно сформулировать так: «Если все составные части исходного объекта были заменены, остаётся ли объект тем же?»
Корабль, на котором Тесей вернулся с Крита в Афины, хранился афинянами довольно долго, и ежегодно отправлялся со священным посольством на Делос. При починке в нём постепенно заменяли доски, до тех пор, пока среди философов не возник спор, тот ли это ещё корабль, или уже другой, новый? Кроме того, возникает вопрос: в случае постройки из старых досок второго корабля, какой из них будет настоящим?

95 тезисов — современный перевод

1. Когда Иисус сказал «покайтесь», он имел в виду, что верующие должны всю жизнь каяться

2. Спасение может дать только Бог, а не священник.

3.Внутреннее покаяние должно сопровождаться соответствующим изменением образа жизни.

4. Грех всегда будет оставаться, пока мы не войдем в Рай.

5. Папа должен действовать согласно каноническому праву.

6. Только Бог может простить — папа может только заверить людей, что Бог это сделает.

7. Грешник должен смириться перед священником, прежде чем Бог сможет его простить.

8. Каноническое право применяется только к живым, а не к мертвым.

9. Однако Святой Дух будет делать исключения, когда это потребуется.

10. Священник не должен угрожать умирающим наказанием в чистилище.

11. Церковь посредством церковных наказаний производит «человеческий урожай сорняков».

12. В былые дни церковные наказания налагались до освобождения от вины, чтобы показать истинное покаяние.

13. Когда вы умираете, все ваши долги перед церковью стираются, и эти долги не подлежат осуждению.

14. Когда кто-то умирает, у него могут возникнуть плохие/неправильные мысли о церкви, и он испугается.Этот страх является достаточным наказанием.

15. Этот страх настолько плох, что достаточно, чтобы очистить душу.

16. Чистилище = Ад. Небеса = Уверенность.

17. Душам в Чистилище нужно найти любовь – чем больше любви, тем меньше их грех.

18. Грешная душа не обязательно должна быть всегда грешной. Его можно очистить.

19. Нет доказательств того, что человек свободен от греха.

20. Даже папа, который может предложить прощение, не может полностью простить грехи, скрытые внутри.

21. Снисходительность не спасет человека.

22. Мертвая душа не может быть спасена индульгенцией.

23. Только очень немногие грешники могут быть помилованы. Эти люди должны быть идеальными.

24. Поэтому большинство людей обманываются индульгенциями.

25. Власть папы над Чистилищем такая же, как у священника.

26. Когда папа вмешивается, чтобы спасти человека, он делает это по воле Бога.

27. Глупо учить, что умершую душу в Чистилище можно спасти деньгами.

28. Деньги вызывают жадность – только Бог может спасти души.

29. Знаем ли мы, хотят ли души в Чистилище спастись?

30. Никто не уверен в реальности своего раскаяния – никто не может быть уверен в получении полного прощения.

31. Человек, действительно покупающий индульгенцию (т.е. верящий, что она должна быть тем, чем она является) так же редок, как и тот, кто искренне раскаивается во всех грехах, т.е. очень редок.

32. Люди, которые верят, что индульгенции позволят им жить во спасении, всегда будут прокляты — вместе с теми, кто этому учит.

33. Не верьте тем, кто говорит, что папская индульгенция есть чудесный дар, позволяющий спастись.

34. Индульгенции предлагают человеку только то, на что человек согласился.

35. Мы не должны учить, что тем, кто стремится купить спасение, не нужно каяться.

36. Человек может быть свободен от греха, если он искренне раскаивается – индульгенция не нужна.

37. Любой христианин – живой или мертвый – может обрести благодеяние и любовь Христа без снисхождения.

38. Не презирайте прощение папы, но его прощение не самое главное.

39. Самые образованные богословы не могут одновременно проповедовать об индульгенциях и настоящем покаянии.

40. Истинно раскаявшийся будет сожалеть о своих грехах и с радостью заплатит за них. Индульгенции упрощают этот вопрос.

41. Если дается помилование, его следует давать с осторожностью, на случай, если люди сочтут это более важным, чем добрые дела.

42. Христиан нужно учить, что покупка индульгенций не идет ни в какое сравнение с прощением Христа.

43. Христианин, дающий бедным или одалживающий нуждающимся, в глазах Бога поступает лучше, чем тот, кто покупает «прощение».

44. Это потому, что любовь к другим растет, и вы становитесь лучше. Человек, покупающий индульгенцию, не становится лучше.

45. Человек, прошедший мимо нищего, но купивший индульгенцию, обретет гнев и разочарование Бога.

46. Христианин должен покупать то, что необходимо для жизни, а не тратить деньги на индульгенцию.

47. Христиан нужно учить, что им не нужна индульгенция.

48. Папа должен иметь больше желания благочестивой молитвы, чем наличных денег.

49. Христиан надо учить не полагаться на индульгенцию. Они никогда не должны терять из-за них страх Божий.

50. Если бы папа знал, сколько с людей берут за индульгенцию, он предпочел бы снести собор Святого Петра.

51. Папа должен отдать свои деньги взамен тех, что взяты у помилователей.

52. Напрасно полагаться на снисхождение, чтобы простить свои грехи.

53. Те, кто запрещают проповедовать слово Божие и проповедуют прощение как норму, являются врагами как папы, так и Христа.

54. Кощунственно, что слово Божие проповедуется меньше, чем слово индульгенций.

55. Папа должен настоять, чтобы Евангелие — очень важное дело — праздновалось больше, чем индульгенции.

56. Сокровища церкви недостаточно известны среди последователей Христа.

57. Сокровища Церкви временны (этой жизни).

58. Реликвии — это не мощи Христовы, хотя могут казаться. На самом деле они злые по замыслу.

59. Святой Лаврентий неверно истолковал это, так как бедняки давали деньги церкви на реликвии и прощение.

60. Спасение можно искать через церковь, ибо это даровано ей Христом.

61. Ясно, что сила церкви сама по себе достаточна для прощения грехов.

62. Главным сокровищем церкви должны быть Евангелия и благодать Божия.

63. Из-за индульгенций самое зло кажется несправедливо хорошим.

64. Поэтому зло кажется добром без покаяния и прощения.

65. Заветные предметы в Евангелиях — это сети, которыми пользовались рабочие.

66. Индульгенции используются для получения чистого дохода для богатых.

67. Неправильно, что торговцы хвалят индульгенции.

68. Они наиболее далеки от благодати Божией и благочестия и любви креста.

69. Епископы обязаны продавать индульгенции и поддерживать их как часть своей работы.

70. Но епископы несут гораздо большую ответственность за то, чтобы люди не проповедовали свои мечты.

71. Люди, отвергающие прощение апостолов, будут прокляты.

72. Блаженны те, кто думает о прощении.

73. Папа гневается на тех, кто утверждает, что помилование бессмысленно.

74. Он будет еще более зол на тех, кто использует индульгенции для критики святой любви.

75. Неверно думать, что папские помилования имеют силу отпустить все грехи.

76. Вы должны чувствовать вину после помилования. Папское помилование не может устранить вину.

77. Даже св. Петр не смог снять вину.

78. Тем не менее, св. Петр и папа обладают великими дарами благодати.

79. Кощунственно говорить, что знак креста равнозначен кресту Христову.

80. Епископы, санкционирующие такую ​​проповедь, должны будут за это ответить.

81. Помилование заставляет интеллигент выглядеть неуважительно из-за положения папы.

82. Почему папа не чистит ноги за святую любовь, а не за деньги?

83. Индульгенции, купленные для умерших, должны быть возвращены папой.

84. Злые люди не должны покупать свое спасение, когда бедный человек, который является другом Бога, не может.

85. Почему индульгенции до сих пор покупаются в церкви?

86. Папа Римский должен восстановить Собор Святого Петра на свои деньги.

87. Почему папа прощает тех, кто служит против него?

88. Что хорошего было бы в церкви, если бы папа каждый день прощал сотни людей?

89. Почему индульгенции выдаются только тогда, когда их выдает Папа Римский?

90. Подавление вышеизложенного означает разоблачение церкви такой, какая она есть, и делает истинных христиан несчастными.

91. Если бы папа действовал как следует (и своим примером), то всех указанных выше проблем не было бы.

92. Все, кто говорит, что проблем нет, должны уйти. Проблемы нужно решать.

93. Те в церкви, которые утверждают, что проблем нет, должны уйти.

94. Христиане должны следовать за Христом любой ценой.

95. Пусть христиане испытывают проблемы, если они должны, и преодолевают их, а не живут ложной жизнью, основанной на нынешнем католическом учении.

Девяносто пять тезисов Мартина Лютера

Диспут доктора Мартина Лютера
о силе и действенности индульгенций

от Dr.Мартин Лютер, 1517

Опубликовано в:


Работы Мартина Лютера:
Adolph Spaeth, L.D. Рид, Генри Эйстер Джейкобс и др., Пер. и ред.
(Филадельфия: AJ Holman Company, 1915), Том 1, стр. 29-38


[10] [20] [30] [40] [50] [60] [70] [80] [90]

Из любви к истине и желания пролить свет на эту же тему в Виттенберге под председательством достопочтенного отца Мартина Лютера, магистра искусств и священного богословия и ординарного лектора, будут обсуждаться следующие предложения. в том месте.Поэтому он просит, чтобы те, кто не может присутствовать и дискутировать с нами устно, могли сделать это письменно.

Во Имя Господа нашего Иисуса Христа. Аминь.

1. Наш Господь и Учитель Иисус Христос, когда Он сказал Poenitentiam agite, пожелал, чтобы вся жизнь верующих была покаянием.

2. Это слово не может пониматься как таинство покаяния, т. е. исповеди и удовлетворения, совершаемое священниками.

3. Однако это означает не только внутреннее покаяние; более того, нет внутреннего покаяния, которое не производило бы внешне различных умерщвлений плоти.

4. Следовательно, наказание [за грех] продолжается до тех пор, пока продолжается ненависть к себе; ибо это истинное внутреннее покаяние, и оно продолжается до нашего входа в Царство Небесное.

5. Папа не намеревается и не может отменять никаких наказаний, кроме тех, которые он наложил либо своей собственной властью, либо властью каноников.

6. Папа не может простить никакой вины, кроме как объявив, что она была прощена Богом, и согласившись на Божье прощение; хотя, конечно, он может предоставить прощение в случаях, оставленных на его усмотрение.Если его право на освобождение в таких случаях будет пренебрегать, вина останется полностью непрощенной.

7. Бог не прощает вины никому, кого Он в то же время не смиряет во всем и не подчиняет Своему наместнику, священнику.

8. Покаянные каноны налагаются только на живых, и, согласно им, умирающим ничего не навязывается.

9. Поэтому Святой Дух в папе благосклонен к нам, потому что в своих постановлениях он всегда делает исключение из статьи о смерти и необходимости.

10. Невежественны и безнравственны дела тех священников, которые в случае умирающих приберегают канонические епитимьи для чистилища.

11. Совершенно очевидно, что эта замена канонического наказания на наказание чистилищем является одной из плевел, посеянных, пока епископы спали.

12. В прежние времена канонические наказания налагались не после, а до отпущения грехов, как испытания истинного раскаяния.

13. Умирающий освобождается смертью от всех наказаний; они уже мертвы для канонических правил и имеют право на освобождение от них.

14. Несовершенное здоровье [души], то есть несовершенная любовь умирающего, неизбежно приносит с собой великий страх; и чем меньше любовь, тем больше страх.

15. Одного этого страха и ужаса достаточно (не говоря уже о другом), чтобы составить наказание чистилищем, так как оно очень близко к ужасу отчаяния.

16. Ад, чистилище и рай кажутся разными, как и отчаяние, почти отчаяние и уверенность в безопасности.

17. Когда души находятся в чистилище, кажется необходимым, чтобы ужас уменьшался, а любовь возрастала.

18. Кажется недоказанным ни разумом, ни Писанием, что они находятся вне состояния заслуги, то есть возрастающей любви.

19. Опять же, кажется недоказанным, что они, или, по крайней мере, что все они, уверены или уверены в своем собственном блаженстве, хотя мы можем быть вполне уверены в этом.

20. Следовательно, под «полным отпущением всех наказаний» папа разумеет на самом деле не «всех», а только тех, которые налагаются им самим.

21. Поэтому заблуждаются те проповедники индульгенций, которые говорят, что папскими индульгенциями человек освобождается от всякого наказания и спасается;

22. А душам в чистилище он не отменяет наказания, которое, согласно канонам, они должны были бы заплатить в этой жизни.

23. Если вообще возможно предоставить кому-либо освобождение от всех наказаний, то несомненно, что это освобождение может быть даровано только самым совершенным, то есть очень немногим.

24. Должно быть поэтому, что большая часть людей обманута этим неизбирательным и высокопарным обещанием освобождения от наказания.

25. Власть папы над чистилищем, в целом, подобна власти любого епископа или викария в особой форме в пределах его собственной епархии или прихода.

26. Папа поступает хорошо, когда дарует прощение душам [в чистилище] не силой ключей (которых у него нет), а путем ходатайства.

27. Они проповедуют человека, который говорит, что как только пенни звенит в копилке, душа вылетает [из чистилища].

28. Несомненно, что когда копейка звенит в копилке, корысть и сребролюбие могут возрасти, но результат заступничества Церкви находится в силе одной Божией.

29. Кто знает, все ли души в чистилище желают быть выкупленными из него, как в легенде о св. Северин и Пасхал.

30. Никто не уверен, что его собственное раскаяние искренне; тем более, что он достиг полной ремиссии.

31. Как редок человек истинно кающийся, так редок и человек, истинно покупающий индульгенции, т. е. такие люди наиболее редки.

32. Они будут осуждены навеки вместе со своими учителями, которые считают себя уверенными в своем спасении, потому что имеют грамоты о помиловании.

33. Люди должны остерегаться тех, кто говорит, что прощение папы есть тот бесценный дар Божий, которым человек примиряется с Ним;

34. Ибо эти «милости прощения» касаются только наказаний за таинство удовлетворения, и они назначены человеком.

35. Никакого христианского учения не проповедуют те, кто учит, что сокрушение не нужно тем, кто намеревается выкупить души из чистилища или купить конфессионалии.

36. Каждый истинно кающийся христианин имеет право на полное прощение наказания и вины, даже без грамот о помиловании.

37. Всякий истинный христианин, живущий или умерший, причастен ко всем благословениям Христа и Церкви; и это даровано ему Богом, даже без грамот о помиловании.

38.Тем не менее, прощение и участие [в благословениях Церкви], даруемые папой, никоим образом не следует пренебрегать, ибо они, как я уже сказал, являются провозглашением божественного прощения.

39. Труднее всего, даже самым проницательным богословам, в одно и то же время внушать народу изобилие прощения и [потребность] истинного сокрушения.

40. Истинное раскаяние ищет и любит наказания, но щедрые помилования только смягчают наказания и вызывают к ним ненависть или, по крайней мере, дают повод [для ненависти к ним].

41. Апостольские прощения следует проповедовать с осторожностью, чтобы люди не могли ошибочно подумать, что они предпочтительнее других добрых дел любви.

42. Христиан следует учить тому, что папа никоим образом не намерен сравнивать покупку помилования с делами милосердия.

43. Христиан нужно учить, что тот, кто дает бедным или дает взаймы нуждающимся, делает лучшее дело, чем покупает прощения;

44. Потому что любовь растет делами любви, и человек становится лучше; но от помилования человек не становится лучше, а только освобождается от наказания.

45. 45. Христиан нужно учить, что тот, кто видит человека в нужде, проходит мимо него и дает [свои деньги] на помилование, покупает не индульгенции папы, а гнев Божий.

46. Христиан следует учить, что, если они не имеют больше, чем им нужно, они обязаны удерживать то, что необходимо для их собственных семей, и ни в коем случае не растрачивать это на прощения.

47. Христиан следует учить, что покупка прощения является делом свободной воли, а не заповеди.

48. Христиан нужно учить, что папа, даруя помилование, нуждается и поэтому желает их набожной молитвы за него больше, чем денег, которые они приносят.

49. Христиан следует учить, что помилования папы полезны, если они не доверяют им; но совсем вредно, если чрез них они теряют страх Божий.

50. Христиан следует учить, что если бы папа знал о требованиях проповедников помилования, он предпочел бы, чтобы церковь св. Петра обратилась в пепел, чем чтобы она была построена из кожи, плоти и костей его овца.

51. Христиан следует учить, что желание папы, поскольку это его долг, состоит в том, чтобы дать из своих денег очень многим из тех, у кого некоторые разносчики помилования задабривают деньги, даже если церковь св. Петра возможно придется продать.

52. Уверенность в спасении письмами о помиловании напрасна, даже если бы комиссар, нет, даже если бы сам папа поставил на это свою душу.

53. Они враги Христа и папы, которые призывают Слово Божие к полному молчанию в одних церквах, чтобы в других проповедовалось прощение.

54. Вред наносится Слову Божию, когда в той же проповеди на прощения уходит равное или большее время, чем на это Слово.

55. Должно быть, у папы есть намерение, чтобы, если помилования, которые являются очень незначительным делом, праздновались с одним колоколом, с отдельными процессиями и церемониями, то Евангелие, которое является самым великим делом, должно проповедоваться с сто колоколов, сто шествий, сто церемоний.

56. «Сокровища Церкви», из которых папа.дарует индульгенции, недостаточно названы или известны среди народа Христова.

57. То, что это не временные сокровища, совершенно очевидно, ибо многие из продавцов не высыпают такие сокровища так легко, а только собирают их.

58. Не являются они и заслугами Христа и святых, ибо и без папы они всегда производят благодать для внутреннего человека, а крест, смерть и ад для внешнего человека.

59. Св. Лаврентий сказал, что сокровища Церкви были бедны Церковью, но он говорил согласно употреблению этого слова в свое время.

60. Без опрометчивости говорим, что ключи Церкви, данные заслугой Христовой, и есть то сокровище;

61. Ибо ясно, что для освобождения от наказаний и отложенных дел достаточно власти папы.

62. Истинное сокровище Церкви есть Пресвятое Евангелие славы и благодати Божией.

63. Но это сокровище, естественно, самое ненавистное, ибо делает первое последним.

64. С другой стороны, сокровище индульгенций, естественно, наиболее приемлемо, ибо оно делает последних первыми.

65. Таким образом, сокровища Евангелия суть сети, которыми прежде ловили богатых людей.

66. Сокровища индульгенций — это сети, которыми они ловят теперь богатства людей.

67. Известно, что индульгенции, которые проповедники провозглашают «величайшими милостями», действительно таковы, поскольку они способствуют наживе.

68. И все же они, поистине, самые малые благодати по сравнению с благодатью Божией и благочестием Креста.

69. Епископы и викарии обязаны принимать комиссаров апостольского помилования со всем благоговением.

70. Но еще более они обязаны напрягать все свои глаза и внимать всем своим ушам, чтобы эти люди не проповедовали свои собственные мечты вместо поручения папы.

71. Кто говорит против истины апостольского прощения, да будет анафеме и проклятию!

72. Но тот, кто остерегается похоти и вседозволенности проповедников прощения, да будет благословен!

73.Папа справедливо громит тех, кто каким-либо искусством наносит вред торговлей помилованиями.

74. Но гораздо больше он намеревается громить тех, кто под предлогом прощения затевает оскорбление святой любви и истины.

75. Думать, что папские помилования так велики, что они могли бы отпустить человеку, даже если бы он совершил невозможный грех и оскорбил Богородицу, — это безумие.

76. Наоборот, мы говорим, что папские помилования не могут устранить ни малейшего из простительных грехов, поскольку речь идет о его вине.

77. Говорят, что даже св. Петр, будь он теперь папой, не мог бы даровать больших милостей; это хула на святого Петра и на папу.

78. Наоборот, мы говорим, что даже нынешний папа, да и вообще любой папа, имеет в своем распоряжении большие милости; а именно, Евангелие, силы, дары исцеления и т. д., как написано в I Коринфянам, XII.

79. Говорить, что крест, украшенный папским гербом, установленный [проповедниками индульгенций], равноценен Кресту Христову, есть кощунство.

80. Епископы, викарии и богословы, которые позволяют таким разговорам распространяться среди народа, должны будут дать отчет.

81. Эта необузданная проповедь помилования делает нелегким делом даже для ученых мужей спасти благоговение, причитающееся папе, от клеветы или даже от проницательных расспросов мирян.

82. А именно: — «Почему бы папе не опустошить чистилище ради святой любви и крайней нужды находящихся там душ, если он искупает бесконечное число душ ради жалких денег с на чем строить церковь?Первые причины были бы наиболее справедливы, вторая — наиболее тривиальна.»

83. Опять же: «Почему продолжаются поминальные и юбилейные службы по умершим, и почему он не возвращает или не разрешает изъять пожертвования, основанные от их имени, поскольку неправильно молиться за искупленных?»

84. Еще: — «Что это за новое благочестие Бога и папы, что за деньги они позволяют человеку нечестивому и их врагу выкупить из чистилища благочестивую душу друга Бога, а не из-за нужды этой благочестивой и возлюбленной души освободить ее ради чистой любви?»

85.Опять же: «Почему покаянные каноны давно на деле и по неиспользованию упразднены и мертвы, а ныне довольствуются дарованием индульгенций, как если бы они были еще живы и в силе?»

86. Еще: — «Почему бы папе, чье богатство сегодня больше, чем богатство самых богатых, не построить именно эту церковь св. Петра на свои собственные деньги, а не на деньги бедных верующих ?»

87. Опять же: «Что папа упускает и какое участие он предоставляет тем, которые по совершенному раскаянию имеют право на полное прощение и участие?»

88.Еще: «Что может быть большим благословением для Церкви, чем если бы папа сто раз в день делал то, что он делает сейчас один раз, и даровал бы каждому верующему эти отпущения и причастия?»

89. «Поскольку папа своими помилованиями ищет спасения душ, а не денег, почему он приостанавливает дарованные до сих пор индульгенции и помилования, если они имеют одинаковую силу?»

90. Подавлять эти споры и сомнения мирян одной силой, а не разрешать их доводами, значит подвергать Церковь и папу насмешкам их врагов и делать христиан несчастными.

91. Таким образом, если бы помилование проповедовалось согласно духу и разумению папы, все эти сомнения были бы легко разрешены; нет, они бы не существовали.

92. Долой же всех тех пророков, которые говорят народу Христову: «Мир, мир», а мира нет!

93. Блаженны все те пророки, которые говорят народу Христову: «Крест, крест», а креста нет!

94. Христиан следует увещевать, чтобы они усердно следовали за Христом, своим Главой, через наказания, смерть и ад;

95.И таким образом будьте уверены, что попадете на небеса скорее через многие скорби, чем через уверенность в мире.

Флуктуирующий максимальный Бог | SpringerLink

Отложив на время тезис Нагасавы, заметим, что теизм совершенного бытия традиционно имел тенденцию включать в свой список божественных атрибутов не только всемогущество, всеведение и всеблагость, но и неизменность . Божественная неизменность в сильном смысле (утверждение, что Бог не претерпевает никаких изменений, будь то изменения Его природы или просто «кембриджские» изменения) часто сочеталась с идеей о том, что Бог вневременной (в отличие от Бога как вечный , т.е.э., существующее во времени, но просто никогда не начинающееся или никогда не перестающее существовать (Swinburne 2016: 228)). Тем не менее, в последние годы также появились аргументы в пользу отказа или принижения божественной неизменности и вневременности для сохранения логической последовательности (см., например, Mullins 2016), параллельно с проектом Нагасавы по переопределению ядра совершенного теизма путем изменения традиционного трехчастного тезиса о всеобщем Боге. . Приводилось много причин для подозрительного отношения к традиционной безвременности: ее несовместимость с божественной личностью или причинность во времени, если привести только два примера.Хотя мы воздерживаемся от суждений о том, какой из двух вариантов описания отношения Бога ко времени, изложенных выше (темпоральность/вневременность), является лучшим, оба они кажутся живыми вариантами в современной науке.

Теперь предположим, ради аргумента, что совершенный теист может иметь независимые причины отвергать сильную неизменность. Более того, заметьте, что картина максимального Бога, предложенная Нагасавой, оставляет совершенно нерешенной временную индексацию максимально согласованного набора свойств великого творения. Когда Бог обладает максимально согласованным набором свойств? Обладает ли Он ими в вечности? Собираем ли мы просто имеющуюся у нас информацию о природе Бога и Его отношениях с миром, а затем, в конце времен, вычисляем содержание максимального набора? Или Он величайший в каждый момент времени? На самом деле, картина, вытекающая из предложения Нагасавы, — это картина, в которой Бог обладает максимальным набором великих творящих свойств вне времени и/или неизменно, в какой-то статической манере — картина, явно не подтвержденная Нагасавой, но, возможно, все еще таящаяся в фон, ввезенный контрабандой как остаток традиционного теизма совершенного бытия.Таким образом, первоначальный максимальный Бог мог быть обозначен как «статический максимальный Бог» (SMG).

Отрицая СМГ Нагасавы, мы выдвигаем тезис о «флуктуирующем максимальном Боге» (ФМГ), который можно резюмировать следующим образом: степени божественного знания, силы, благоволения (и, возможно, другие) колеблются с течением времени, а их сумма , тем не менее, остается максимальным. Такое определение оставляет открытым вопрос о том, каковы конкретные степени индивидуальных свойств в определенное время и имеет ли одно великое свойство больший аксиологический вес, чем другие.На T 1 Божье знание может быть больше, чем на T 2 , если это, например, позволяет Богу быть более доброжелательным на T 2 , чем на т 1 . Таким образом, мы можем принять идею о том, что не существует «единой комбинации знания, силы и доброжелательности, которая подрывает все аргументы типа А, типа В и типа С против теизма совершенного бытия», при этом считая, что максимальный Бог Стратегия действительно позволяет защищать теизм совершенного бытия от всех трех типов аргументов.

На первый взгляд можно было бы возразить, что ценность, проявляемая существом, не может изменяться просто во времени, потому что само по себе временное положение никогда не может быть основанием для нормативного различия. Если степень одной из великих черт Бога колеблется, что мотивирует эти колебания? Мы утверждаем, что факты о мире являются катализаторами этих колебаний. Есть два варианта объяснения причинно-следственной связи между колебаниями Бога и фактами о мире. Во-первых, факты о мире заставляют Бога изменяться таким же образом, как факт наблюдения за львом вызывает у человека страх; У Бога может быть постоянная склонность реагировать соответствующим образом на определенные события, так что возникновение этих событий активирует предрасположенность.Во-вторых, факты о мире связаны со степенями божественных атрибутов неизбежным логическим отношением, подобно тому, как уменьшение скорости автомобиля «вызывает» увеличение времени, необходимого для преодоления расстояния.

Давайте внесем ясность, когда скажем, что, хотя общая ценность Бога является внутренней, сами по себе великие атрибуты имеют относительную ценность. Footnote 1 Таким образом, хотя степени каждого атрибута, составляющие аксиологическую ценность, меняются, общая аксиологическая ценность Бога — или абсолютное величие — не меняется.Так что колебание степеней не влечет за собой колебание ценности. Footnote 2

Как обстоят дела с нашим предложением в отношении возражений, которые SMG Нагасавы должен был разрешить в первую очередь?

Во-первых, неудивительно, что темпорализация тезиса о максимальном Боге оставляет нетронутой его способность опровергать аргументы типа А. Максимальный теизм Бога утверждает, что Бог всегда является величайшим метафизически возможным существом, где члены набора великих создающих свойств Бога по крайней мере индивидуально метафизически возможны.Опять же, это ограничение действует, если Бог также находится во времени. В этой версии мы просто говорим, что Бог есть величайшее метафизически возможное существо, и поэтому в каждый момент времени с 90 420 по 90 421 великие черты, которыми Бог обладает в то время, должны удовлетворять этому требованию метафизической возможности. Следует также отметить, что наша точка зрения, строго говоря, даже не требует, чтобы черты Бога колебались; FMG допускает эти колебания, но не требует их. Если окажется, что наилучшее сочетание свойств всегда одинаково, то так тому и быть.

В равной степени способность реагировать на аргументы типа B также остается неизменной: FMG допускает (но не требует) наличие различных конфигураций отличных свойств в разное время. В отсутствие фактов о том, что мир влияет на состав максимального множества — ибо в противном случае аргумент типа В можно было бы квалифицировать как аргумент типа С, к которому мы вскоре обратимся, — не очевидно, что на самом деле могло бы мотивировать эти флуктуации. . В любом случае, они не запрещены FMG, и все их многочисленные рекомбинации по-прежнему ограничены требованием согласованности.Даже несмотря на то, что — опять же, в отсутствие фактов о мире — максимальному боготеисту может и не понадобиться эта черта ББМ, она существует как теоретическая возможность, перенесенная из ББМ и умноженная индексацией каждый раз.

Однако FMG имеет решающее значение для взаимной согласованности двух или более атрибутов, когда мы учитываем факты о мире. Это подводит нас непосредственно к аргументам типа C, где FMG предлагает огромную аргументативную силу. Согласно одному аргументу типа B, который упоминает Нагасава (Nagasawa 2017, p.85), всемогущество и всеблагость Бога взаимно несовместимы. Ибо если Бог вселюбящий, Он не может грешить или причинять зло другим людям. Это, очевидно, накладывает ограничения на то, что Бог может сделать, то есть на Божью силу. Таким образом, противник ансельмийского всебога заключает, что такого бога не существует. Нагасава может избежать этого, понизив степень силы Бога так, чтобы она была совместима с высшей степенью любви. Теперь сравните два существа: первое существо таково, что его степени силы и любви никогда не колеблются, а второе таково, что его степени силы и любви могут колебаться. Сноска 3 Теперь, во времени, в мире будут происходить изменения, в результате которых Бог сможет грешить. Для упрощения скажем, что за каждое действие, которое Бог не может совершить, сила Бога понижается на одну ступень. Так как каждый акт греха, который Бог не может совершить, мы снижаем силу Бога на один уровень. Первое существо будет иметь свою степень силы для каждого времени, определяемую суммой всех действий, которые оно не может совершить в течение времени, в то время как второе существо может иметь очень высокую степень силы во времена, когда нет возможности грешить, и более низкую степень силы. степень силы в моменты, когда акт греха доступен, но невозможен для этого существа.Итак, какое существо лучше? Кажется правдоподобным, что второй лучше. Поскольку на протяжении своей карьеры он имел более высокие степени власти. Например, если есть отрезок времени, в течение которого не существует человеческих личностей, то и греховные действия, связанные с причинением вреда человеческим личностям, невозможны. Таким образом, в те времена нет никакой возможности, чтобы второе существо не могло актуализироваться и в силу чего оно лишено определенной степени силы. В эти времена существо будет иметь гораздо большую силу, чем первое существо, чья степень власти определяется всеми будущими временами, в которые существуют человеческие личности и которые дают возможность грехам причинить им вред.

Говоря более абстрактно, аргументы типа С берут один или несколько фактов из совокупности фактов о реальном мире и показывают, что такие факты несовместимы с теизмом совершенного бытия. На чисто концептуальном уровне обратите внимание на следующее:

  1. (1)

    Аргументы типа C используются, чтобы показать несовместимость между набором великих свойств Бога и определенным фактом о реальном мире.

  2. (2)

    Конкретное сочетание великих творящих свойств Бога, согласно тезису FMG, зависит от фактов, получаемых во времена реального мира.

  3. (3)

    Актуальный мир существует во времени, т. е. каждый факт об актуальном мире Сноска 4 достигается в определенное время.

Это означает, что в каком-то смысле любая потенциальная несовместимость, выдвинутая противником тезиса SMG, между конкретной комбинацией свойств Бога и фактом о реальном мире сама по себе связана с конкретным временем t . Вспомним еще раз возражение, обсуждавшееся Нагасавой, что «неразумно думать, что существует единая комбинация знания, силы и доброжелательности, которая подрывает все аргументы типа А, типа В и типа С.Теперь, что касается временной версии максимального теизма Бога, нам не нужно соглашаться с тем, что Бог демонстрирует единую комбинацию знания, силы и доброжелательности. Но аргумент типа C будет утверждать, что некоторая комбинация силы, знания и доброжелательности требуется из-за фактов о реальном мире, и эти факты будут привязаны к определенному времени. Точнее говоря, факты о реальном временном мире, которые фигурируют в аргументах типа С, привязаны ко времени, и поэтому обоснованность аргументов будет зависеть от предпосылок, которые индексируют свойства Бога к времени.

Схематически возражающий против совершенного бытия теизм утверждает:

  1. (1)

    Мир x кстати на т .

  2. (2)

    Бытие мира размером x несовместимо с существованием всемогущего Бога.

  3. (3)

    Следовательно, Всебога не существует.

Более очевидный аргумент скажет в предпосылке 2, что мир размером x в t не совместим с существованием всеобщего Бога в t , поэтому всеобщий Бог не существует в t .Точно так же она может более явно возражать против тезиса о SMG:

  1. (1)

    Мир x пути в т 1 .

  2. (2)

    Мировое бытие x way at t 1 несовместимо с существованием существа, обладающего максимальным непротиворечивым набором S силы, знания и любви.

  3. (3)

    Следовательно, существо с максимальным непротиворечивым множеством S не существует в t 1 .

Тезис FMG оставляет открытой возможность того, что «совершенные существа-теисты нуждаются в Боге, чтобы иметь больше знаний и меньше силы», чтобы достичь максимальной согласованности с одним фактом о мире в t 1 и в то же время время «больше силы и меньше знаний» для достижения максимальной согласованности с другим фактом о мире в t 2 . Таким образом, защитник тезиса БМГ может принять (2) и (3) сверху, делая вывод, что Бог все еще может существовать, поскольку Бог может быть существом, у которого S в t 2 , но другая комбинация степени выдающихся свойств при  t 1 .

В конечном счете, тезис FMG значительно эффективнее против аргументов типа C, чем тезис SMG, утверждая, что случайные факты о мире могут на самом деле определить, как сочетаются великие свойства Бога. Давайте возьмем аргумент от зла, чтобы проиллюстрировать это. Этот аргумент, как и все аргументы типа C, отличается от аргументов типа A и типа B, потому что он не фокусируется исключительно на логическом вопросе о внутренних свойствах Бога (которые, по мнению Нагасавы, необходимы и фиксированы). Нагасава утверждает, что теисту SMG не нужно беспокоиться о проблеме зла (или аргументах типа C в целом), если только случайные мировые факты не кажутся чрезвычайно несовместимыми с природой Бога:

Максимальный подход к Богу находится в опасности только в том случае, если аргумент от зла ​​показывает, что количество и качество зла в реальном мире настолько значительны, что мы должны «скомпрометировать» знание, силу или благоволение Бога до такой степени, что Он не может больше быть существом, лучше которого метафизически невозможно.(Нагасава 2017, стр. 115)

Таким образом, Нагасава возлагает на сторонников Type-C ответственность за предоставление примеров такого крайнего зла. Тем не менее, похоже, что такие примеры действительно существуют, примеры, в которых уменьшение силы Бога для объяснения великого зла в мире сделало бы Его чрезвычайно слабым. Ответ Нагасавы состоит в том, что он утверждает, что, по крайней мере, тезис SMG может объяснить зло с большей готовностью, чем тезис о всеобщем Боге, потому что:

Показать, что количество и качество зла в реальном мире настолько значительны, что нам приходится «компрометировать» Божьи знания, силу или благоволение до такой степени, требует больше усилий, чем демонстрация того, что они настолько значительны, что нам приходится «компрометировать» Божье всеведение, всемогущество и всеблагость.(Нагасава 2017, стр. 115)

Нагасава в конце концов признает, что тезис SMG, возможно, не сможет победить проблему зла без обращения к определенным теодицеям. В отличие от ответа теиста SMG, который ограничен и опирается на предположения, тезис FMG может предложить сильный ответ на аргументы типа C, такие как проблема зла, потому что он допускает, что случайные факты, независимые от природы Бога, могут влиять на атрибуты Бога одновременно. время, но они действуют как временные метафизические ограничения на любое существо.Так что в любое время Бог относится к аксиологически лучшему существу в том мире.

Мартин Лютер и 95 тезисов

У многих имя Мартин Лютер вызывает мысли о великом Мартине Лютере Кинге-младшем, стоящем перед Мемориалом Линкольна, чтобы поделиться своей речью У меня есть мечта с тысячами людей. Однако есть еще один известный Мартин Лютер, который также был самостоятельным лидером и писателем, написавшим признанные 95 тезисов , которые привели к установлению протестантской Реформации.С Днем Реформации 31 октября года года давайте вернемся во времена немецкого теолога, чтобы узнать, что побудило его выступить против Римско-католической церкви и навсегда изменить то, как мы смотрим на себя и нашу веру в Бога.

Десять вещей, которые нужно знать о Мартине Лютере и его 95 тезисах:

1. Закон и молния способствовали становлению Мартина Лютера , Германия, который в детстве посещал латинскую школу, а когда ему было тринадцать лет, поступил на юридический факультет Эрфуртского университета.Его прозвали «Философом», потому что он так хорошо выступал в публичных дебатах в школе. Однако одна бурная ночь 1505 года действительно изменила жизнь Лютера. Когда он шел, молния ударила в землю поблизости и заставила его воззвать к Святой Анне и поклясться стать монахом, если он выживет; он сделал это, он выполнил свой обет и стал монахом.

2. Вопросы Римско-католической церкви Увеличено до 95 тезисов Лютера
В шестнадцатом веке многие ученые и богословы подвергали сомнению некоторые практики Римско-католической церкви.Подпитываемые трудами церковного философа Августина, эти люди считали, что спасение приходит только от Бога (только благодать только через веру), в то время как католическая церковь считала, что вера и дела необходимы в ответ на Божью благодать. Сегодня католическая церковь сказала бы, что для спасения необходимы вера и таинства веры (Дж. Д. Крайтон, «Христианское празднование: Таинства»). Лютер особенно следовал вере Августина в спасение и в то, что Библия была единственным религиозным авторитетом, а не авторитетом католической церкви.Позже он использовал эти убеждения, чтобы заложить основу протестантской Реформации.

3. Последний толчок к переменам начался со скандала
Это сомнение в верованиях католической церкви усилилось из-за скандала, связанного с раздачей индульгенций; индульгенции (разновидность платы за грех) были даны церкви, чтобы те, кто платил (или те, за кого они платили), могли получить прощение грехов. Можно было даже купить индульгенции для умершего. Германия запретила продажу индульгенций, но, тем не менее, это продолжалось; это стало особенно очевидным, когда в 1517 году монах по имени Иоганн Тетцель решил продать индульгенции, чтобы заплатить за ремонт римского собора Святого Петра.Базилика Святого Петра. К этому моменту Лютеру и другим надоело, и они решили, что нужно что-то делать.

4. Первая копия 95 тезисов была прибита к дверям церкви Спор о силе и действенности индульгенций»), в котором перечислены некоторые предложения и вопросы для обсуждения. Это он разместил на двери замковой церкви Виттенберга 31 октября 1517 года в надежде, что архиепископ Альберт Майнцский, превосходящий Тетцеля, примет участие и также помешает Тецелю продолжать продавать индульгенции.Благодаря изобретению книгопечатания тезисы стали распространяться, и все больше людей обращали на них внимание и требовали ответов от католической церкви.

5. 95 тезисов, призывающих к исправлению и возврату покаяния Богу чтобы верующие искали покаяния. Остальные 93 тезиса были посвящены индульгенциям и тому, почему они не совпадают с первыми двумя тезисами.Лютер даже обсуждал скандал с индульгенциями, связанный с базиликой Святого Петра, задаваясь вопросом, почему папа не рассмотрит возможность самому заплатить за ремонт церкви, а не брать деньги у бедных (Тезис 86).

6. Лютер призван защищать свое учение
Летом 1518 года многие в Европе ознакомились с 95 тезисами, , и Лютер был вызван в Аугсберг, Германия, для защиты своего учения тезисов. Он должен был представить свои тезисы собранию под названием «сейм», которое возглавлял главный противник Лютера кардинал Томас Каэтан.После трех дней, проведенных с двумя мужчинами в спорах друг с другом, решение так и не было достигнуто, и Лютер вернулся в Виттенберг.

7. Папа вмешался, и Лютер был назван еретиком
Начиная с 9 ноября 1518 года, Папа Лев X заявил, что учения и позиция Лютера противоречат церковным учениям, что привело к тому, что Лютер отказался от участия в публичных дебатах. . Однако другие продолжали действовать без него и выступали против авторитета церкви, укрепляя протестантскую Реформацию.Затем в 1519 году продолжились разбирательства, чтобы изучить больше учений Лютера, считая их скандальными и, возможно, еретическими. Однако именно в июле 1520 года папа счел учение Лютера еретическим и потребовал, чтобы он отрекся от своих убеждений или был отлучен от церкви. Лютер отказался уступить.

8. Лютер был отлучен от Римско-католической церкви
3 января 1521 г. Лютер был официально отлучен от Римско-католической церкви папой Львом X. Несколько месяцев спустя, 17 апреля 1521 г., Лютер предстал перед другим собранием, Сейм в Вормсе в Германии, чтобы узнать, отречется ли он от своих учений, но он отказался, и месяц спустя, 25 мая 1521 года, император Священной Римской империи Карл V подписал указ, в котором говорилось, что сочинения Лютера должны быть сожжены.Возвращение Лютера в Виттенберг в 1521 году также показало ему, что преобразование его 95 тезисов превратилось в политические дебаты и спровоцировало Крестьянскую войну в Германии; что-то он не для.

9. Лютер ушел из поля зрения общественности, женился и создал семью
Теперь, помимо протестантской Реформации, Лютер проповедовал, вел занятия и начал проект, который занял у него десятилетие, перевод Нового Завета Библия на немецком языке. Его перевод на самом деле положительно повлиял на немецкий язык, поскольку позволил лучше понять, чему учит Библия, и многие ученые придерживались того же подхода в толковании.Он также решил жениться на бывшей монахине Катерине Борской, и у них родилось пятеро или шестеро детей. Ранее Лютер выступал против Римско-католической церкви по поводу безбрачия духовенства, а также считал, что Крестьянская война была сигналом Бога о последних днях перед возвращением Христа, поэтому брак возвращался к Божьему порядку для человечества.

10. Лютер создал то, что сейчас называется полемическим теологом
Лютер вернулся в свой родной город Айслебен, Германия, чтобы урегулировать спор между друзьями, имея дело с ухудшающимся здоровьем.Прежде чем он смог вернуться домой к своей жене и семье, он скончался 18 февраля 1546 года. Спустя столетия после его смерти у многих в домах хранится больше книг сочинений Лютера, чем у многих других известных теологов, в то время как его подход к теологии, полемического богословия, по мнению некоторых, трудно спорить и примириться с тем, что оно формируется в результате споров и споров. Однако никто не может отрицать, что усилия Мартина Лютера по реформированию христианства не что иное, как вдохновляющие.

День Реформации 31 октября st напоминает нам о том, что много лет назад сделал для христианской веры немецкий теолог Мартин Лютер, твердо отстаивая свои убеждения даже тогда, когда ему приходилось стоять перед Римско-католической церковью.Мартин Лютер посвятил всю свою жизнь вере в Бога, Который прощает и открывает путь ко спасению и свободе от греха через Своего Сына Иисуса. Мы все могли бы поучиться у Мартина Лютера в наши дни, в мире, который все еще ищет возможности продавать и/или платить за индульгенции, чтобы искупить свои грехи. Речь идет о возвращении к Богу с верой и поиске Его добрых дел, которые мы должны делать. Чтение Библии и вера в нее, а также ежедневная молитва и общение с Богом были шагами, которые Мартин Лютер сделал, чтобы укрепить свое доверие и веру в Бога, и это шаги, которые мы тоже можем предпринять, чтобы обрести надежду в трудные времена.

Полный 95 тезисов Мартина Лютера:
  1. Когда наш Господь и Учитель Иисус Христос сказал: «Покайтесь» (Мф. 4:17), Он пожелал, чтобы вся жизнь верующих была жизнью покаяния.
  2. Это слово нельзя понимать как относящееся к таинству покаяния, то есть исповеди и сатисфакции, совершаемому духовенством.
  3. Но это не означает только внутреннее покаяние; такое внутреннее покаяние ничего не стоит, если оно не производит различного внешнего умерщвления плоти.
  4. Наказание за грех остается до тех пор, пока есть ненависть к себе (то есть истинное внутреннее покаяние), а именно до нашего входа в Царство Небесное.
  5. Папа не хочет и не может отменять никаких наказаний, кроме тех, которые налагаются его собственной властью или властью канонов.
  6. Папа не может простить никакой вины, кроме как объявив и показывая, что она была прощена Богом; или, если быть точным, снисхождением к вине в случаях, оставленных на его усмотрение. Если бы его право на помилование в этих случаях было бы проигнорировано, вина, безусловно, осталась бы непрощенной.
  7. Бог никому не прощает вины, если в то же время Он не смирит его во всем и не сделает его покорным наместнику, священнику.
  8. Покаянные каноны налагаются только на живых, а по самим канонам умирающим ничего налагаться не должно.
  9. Поэтому Святой Дух через папу добр к нам, поскольку папа в своих декретах всегда делает исключение из статьи о смерти и необходимости.
  10. Невежественны и безнравственны те жрецы, которые в случае смерти приберегают канонические наказания для чистилища.
  11. Эти плевелы о замене канонической казни на чистилище были, очевидно, посеяны во время сна епископов (Мф. 13, 25).
  12. В прежние времена канонические наказания налагались не после, а до отпущения грехов, как испытание истинного раскаяния.
  13. Умирающие освобождаются смертью от всех наказаний, уже мертвы с точки зрения канонических законов и имеют право на освобождение от них.
  14. Несовершенное благочестие или любовь со стороны умирающего обязательно влечет за собой великий страх; и чем меньше любовь, тем больше страх.
  15. Этот страх или ужас сам по себе достаточен, не говоря уже о другом, чтобы составить наказание чистилищем, так как он очень близок к ужасу отчаяния.
  16. Ад, чистилище и рай, кажется, различаются так же, как отчаяние, страх и уверенность в спасении.
  17. Кажется, что для душ в чистилище страх должен обязательно уменьшаться, а любовь возрастать.
  18. Более того, ни разумом, ни Писанием не кажется доказанным, что души в чистилище находятся вне состояния заслуг, то есть неспособны возрастать в любви.
  19. Также не кажется доказанным, что души в чистилище, по крайней мере не все из них, уверены и уверены в своем собственном спасении, даже если мы сами можем быть полностью уверены в этом.
  20. Таким образом, папа, когда он использует слова «полное освобождение от всех наказаний», на самом деле не имеет в виду «все наказания», а только те, которые он сам наложил.
  21. Таким образом, заблуждаются те проповедники индульгенций, которые говорят, что человек освобождается от всякого наказания и спасается папскими индульгенциями.
  22. На самом деле, папа не налагает на души в чистилище никакого наказания, которое, согласно каноническому праву, они должны были заплатить в этой жизни.
  23. Если бы освобождение от всех наказаний вообще могло быть даровано кому угодно, то, конечно, оно было бы даровано только самым совершенным, т. е. очень немногим.
  24. По этой причине большинство людей неизбежно обманываются этим огульным и громким обещанием освобождения от наказания.
  25. Власть, которую папа имеет в целом над чистилищем, соответствует власти, которую любой епископ или священник имеет в определенном смысле в своей собственной епархии и приходе.
  26. Папа очень хорошо поступает, когда дарует отпущение душам в чистилище не силой ключей, которых у него нет, а путем заступничества за них.
  27. Проповедуют только человеческие учения, которые говорят, что как только деньги звенят в копилке, душа вылетает из чистилища.
  28. Несомненно, когда деньги звенят в денежном сундуке, жадность и скупость могут возрасти; но когда церковь ходатайствует, результат находится в руках одного Бога.
  29. Кто знает, все ли души в чистилище желают быть искупленными, поскольку у нас есть исключения в Св.Северин и святой Паскаль, как рассказывается в легенде.
  30. Никто не уверен в чистоте собственного раскаяния, тем более в том, что получил полное прощение.
  31. Человек, который действительно покупает индульгенции, так же редок, как и тот, кто действительно раскаивается; действительно, он чрезвычайно редок.
  32. Те, кто верят, что могут быть уверены в своем спасении, потому что у них есть грамоты об индульгенциях, будут прокляты навеки вместе со своими учителями.
  33. Мужчины должны особенно остерегаться тех, кто говорит, что папское помилование есть тот бесценный дар Божий, которым человек примиряется с ним.
  34. Ибо благодати индульгенций касаются только наказаний за сакраментальное удовлетворение, установленных человеком.
  35. Те, кто учит, что сокрушение не обязательно со стороны тех, кто намеревается выкупить души из чистилища или купить конфессиональные привилегии, проповедуют нехристианское учение.
  36. Любой искренне раскаявшийся христианин имеет право на полное отпущение наказания и вины, даже без индульгенционных грамот.
  37. Любой истинный христианин, живой или мертвый, причастен ко всем благословениям Христа и церкви; и это даровано ему Богом, даже без индульгенционных грамот.
  38. Однако ни в коем случае нельзя пренебрегать папским прощением и благословением, ибо они, как я сказал (Тезис 6), являются провозглашением божественного прощения.
  39. Очень трудно, даже самым ученым богословам, в одно и то же время проповедовать народу щедрость индульгенций и потребность истинного сокрушения.
  40. Истинно кающийся христианин ищет и любит расплачиваться за свои грехи; однако щедрость индульгенций смягчает наказания и заставляет людей ненавидеть их — по крайней мере, она дает повод для ненависти к ним.
  41. Папские индульгенции надо проповедовать с осторожностью, чтобы люди ошибочно не подумали, что они предпочтительнее других добрых дел любви.
  42. Христиан нужно учить тому, что папа никоим образом не имеет в виду, что покупка индульгенций должна сравниваться с делами милосердия.
  43. Христиан нужно учить, что тот, кто дает бедным или дает взаймы нуждающимся, делает лучшее дело, чем тот, кто покупает индульгенции.
  44. Поскольку любовь растет благодаря любви, человек становится лучше.Однако человек не становится лучше благодаря индульгенциям, а просто освобождается от наказаний.
  45. Христиан надо учить, что тот, кто видит нуждающегося и проходит мимо него, но отдает свои деньги на индульгенции, покупает не папские индульгенции, а гнев Божий.
  46. Христиан нужно учить тому, что, если они не имеют больше, чем им нужно, они должны оставлять достаточно для своих семейных нужд и ни в коем случае не растрачивать его на индульгенции.
  47. Христиан следует учить тому, что покупка индульгенций – это вопрос свободного выбора, а не приказа.
  48. Христиан нужно учить, что папа, даруя индульгенции, нуждается и поэтому желает их набожной молитвы больше, чем их денег.
  49. Христиан нужно учить, что папские индульгенции полезны, только если они не уповают на них, но очень вредны, если из-за них теряют страх Божий.
  50. Христиан нужно учить, что если бы папа знал о требованиях проповедников индульгенций, он предпочел бы, чтобы базилика Святого Петра была сожжена дотла, чем построена из кожи, плоти и костей его овец.
  51. Христиан нужно учить, что папа хотел бы и должен желать дать из своих денег, даже если бы ему пришлось продать базилику Святого Петра, многим из тех, у кого некоторые торговцы индульгенций задабривают деньги.
  52. Напрасно надеяться на спасение индульгенционными письмами, даже если комиссар индульгенций или даже папа предложили бы свою душу в качестве залога.
  53. Это враги Христа и папы, которые вообще запрещают проповедь Слова Божия в одних церквах, чтобы проповедовать индульгенции в других.
  54. Вред наносится Слову Божию, когда в той же проповеди равное или большее количество времени посвящено индульгенциям, чем Слову.
  55. Папа, несомненно, считает, что если индульгенции, являющиеся очень незначительным делом, совершаются с одним колоколом, одной процессией и одной церемонией, то евангелие, являющееся величайшим делом, должно проповедоваться с помощью ста колоколов. , сто процессий, сто церемоний.
  56. Истинные сокровища церкви, из которых папа раздает индульгенции, недостаточно обсуждаются или известны среди народа Христова.
  57. Что индульгенции не временные сокровища, это, конечно, ясно, ибо многие продавцы индульгенций не раздают их бесплатно, а только собирают.
  58. Не являются они и заслугами Христа и святых, ибо и без папы последние всегда производят благодать для внутреннего человека, а крест, смерть и ад для внешнего человека.
  59. Святой Лаврентий сказал, что бедняки церкви были сокровищами церкви, но он говорил в соответствии с употреблением этого слова в свое время.
  60. Не умаляя смысла, мы говорим, что ключи церкви, данные заслугами Христа, и есть это сокровище.
  61. Ибо ясно, что власть папы сама по себе достаточна для отпущения наказаний и случаев, зарезервированных им самим.
  62. Истинное сокровище церкви – это святейшее евангелие славы и благодати Божией.
  63. Но это сокровище, естественно, самое ненавистное, ибо оно делает первых последними (Мф. 20:16).
  64. С другой стороны, сокровище индульгенций, естественно, наиболее приемлемо, ибо оно делает последних первыми.
  65. Таким образом, сокровища Евангелия — это сети, которыми раньше ловили богатых людей.
  66. Сокровища индульгенций — это сети, которыми теперь ловят богатство людей.
  67. Индульгенции, которые демагоги провозглашают величайшими милостями, на самом деле понимаются таковыми лишь постольку, поскольку они способствуют наживе.
  68. Тем не менее они, по правде говоря, самые незначительные благодати по сравнению с благодатью Божией и благочестием креста.
  69. Епископы и викарии обязаны со всем почтением допускать комиссаров папских индульгенций.
  70. Но они гораздо больше обязаны напрячь свои глаза и уши, чтобы эти люди не проповедовали свои собственные мечты вместо того, что поручил папа.
  71. Да будет анафема и проклят тот, кто говорит против истины о папских индульгенциях.
  72. Но да будет благословен тот, кто остерегается похоти и вседозволенности проповедников снисходительности.
  73. Так же, как папа справедливо громит тех, кто любыми средствами замышляет навредить продаже индульгенций.
  74. Тем более он намерен громить тех, кто использует индульгенции как предлог, чтобы замышлять вред святой любви и истине.
  75. Считать папские индульгенции столь великими, что они могли отпустить грех человеку, даже если он совершил невозможное и осквернил Божию Матерь, есть безумие.
  76. Напротив, мы говорим, что папские индульгенции не могут устранить ни малейшего из простительных грехов в том, что касается вины.
  77. Сказать, что даже св. Петр, будь он сейчас папой, не мог бы даровать больших милостей, — это богохульство против св. Петра и папы.
  78. Наоборот, мы говорим, что и нынешний папа, или какой бы то ни было папа, имеет в своем распоряжении большие благодати, то есть Евангелие, духовные силы, дары исцеления и т. д., как написано. (1 Кор. 12[:28])
  79. Говорить, что крест, украшенный папским гербом и установленный проповедниками индульгенций, равен по ценности кресту Христа, является богохульством.
  80. Ответить за это должны будут епископы, священники и богословы, допускающие распространение таких разговоров в народе.
  81. Эта необузданная проповедь индульгенций мешает даже ученым людям спасти почтение, которое должно быть папе, от клеветы или от проницательных вопросов мирян.
  82. Такие как: «Почему папа не опустошает чистилище ради святой любви и крайней нужды находящихся там душ, если он выкупает бесконечное количество душ ради мизерных денег, на которые можно построить церковь » Первая причина была бы самой справедливой; последнее наиболее тривиально.
  83. Еще раз: «Почему продолжаются поминальные и юбилейные мессы по усопшим и почему он не возвращает или не разрешает изъять пожертвования, основанные для них, ведь молиться за искупленных неправильно?»
  84. Опять же, ` «Что это за новое благочестие к Богу и папе, что за деньги они позволяют нечестивому человеку и их врагу выкупить из чистилища благочестивую душу друга Бога, а не делают этого, пользуясь нуждой? этой благочестивой и возлюбленной души, освободите ее ради чистой любви?» были еще живы и действовали?»
  85. Опять же: «Почему бы папе, чье богатство сегодня больше, чем богатство богатейшего Красса, не построить эту единственную базилику св.Петра на свои собственные деньги, а не на деньги бедных верующих?»
  86. Опять же: «Что папа отчисляет или дарует тем, кто по совершенному раскаянию уже имеет право на полное прощение и благословения?»
  87. Опять , «Что большее благословение могло бы прийти к церкви, чем если бы папа даровал эти отпущения и благословения каждому верующему сто раз в день, как он теперь делает только один раз?»
  88. «Поскольку папа ищет спасения
  89. Подавить эти очень острые доводы мирян одной силой, а не разрешать их доводами , состоит в том, чтобы выставить церковь и папу на посмешище их врагов и сделать христиан несчастными.
  90. Итак, если бы индульгенции проповедовались согласно духу и намерению папы, все эти сомнения были бы легко разрешены. Вернее, их бы не было.
  91. Прочь же всех тех пророков, которые говорят народу Христову: «Мир, мир», а мира нет! (Иер. 6:14)
  92. Блаженны все те пророки, которые говорят народу Христову: «Крест, крест», а креста нет!
  93. Христиан следует призывать усердно следовать за Христом, своим Главой, через наказания, смерть и ад.
  94. И таким образом будьте уверены, что попадете на небеса через многие скорби, а не через ложную безопасность мира (Деяния 14:22).

-95 Тезисы любезно предоставлены сайтомBibleStudyTools.com

«Протестантская Реформация 16-го века родилась из 95 тезисов Мартина Лютера. дверь собора в Виттенберге, Германия, как прокламация. 95 тезисов были написаны на латыни и не привлекли бы внимание немецкоязычных людей на входе и выходе из церкви в тот день, когда он прибил их к двери.Его намерением было реформировать католическую церковь. «Истинные пробуждения вызываются суверенной работой Бога через пробуждение Его Святого Духа в сердцах людей», — писал Р.К. Спроул: «Они случаются, когда Святой Дух входит в долину сухих костей (Иез. 37) и проявляет Свою силу, чтобы принести новую жизнь, возрождение духовной жизни народа Божьего». Хотя Лютер не собирался создавать новую деноминацию, его обвинили в еретике и отлучили от церкви в 1520 г. 90–197 …
Личная борьба и откровение Мартина Лютера продолжают напоминать нам о свободе и мире, которые мы имеем во Христе, несмотря на нашу постоянную дисфункцию и грех. Если мы чувствуем бремя вины и стыда, нам следует вспомнить Лютера, обратиться к Богу в Писании и самим принять Истину. Лютер сказал: «Тот, кто хочет найти Христа, должен сначала найти церковь. Как может кто-либо знать, где Христос и какая в Нем вера, если он не знает, где находятся его верующие?» Мы прощены раз и навсегда, хотя мы все ошибаемся.Никакое покаяние на земле не могло стереть последствия наших грехов. Христос совершил это раз и навсегда на кресте.

Фото предоставлено ©GettyImages/typo-graphics

Блэр Парк  – внештатный автор для сайта BibleStudyTools.com, ранее восемь лет работал в Xulon Press.Выпускник Стетсоновского университета со степенью бакалавра в области коммуникаций, Блэр ранее работал писателем/редактором в нескольких местных журналах в районе Центральной Флориды, включая Celebration Independent и Lake Magazine в Лисбурге, штат Флорида, а в настоящее время внештатно работает в Southwest Orlando Bulletin.

Играешь в Бога? Синтетическая биология как богословский и этический вызов

Abstract

В этических дебатах по поводу синтетической биологии широко используется формула «играть в бога», чтобы атаковать эту новую отрасль биотехнологии.В статье анализируется, контекстуализируется и критикуется такое употребление в отношении богословских концепций творения, греха и человека, сотворенного по образу Божию. На фоне этих богословских представлений представлен этический коридор того, как ответственно справляться с социальными вызовами синтетической биологии.

Ключевые слова: Синтетическая биология, Игра в Бога, Творение, Грех, Образ Божий, Ответственность, Систематическое богословие, Богословская этика

Тревоги

«Игра в Бога» — этот упрек сопровождает современную биотехнологию с самого начала.Почти каждый шаг вперед в исследованиях вызывал яростный протест против игнорирования творения: с этим упреком сталкивались анестезия против боли, противозачаточные таблетки, трансплантационная медицина и диагностика смерти мозга, исследования стволовых клеток и генная инженерия и многие другие новшества (Ramsey 1970). ; Чедвик, 1989; Коди, 2009).

Всякий раз, когда используется эта формула, предполагается, что у получателей вызываются религиозные ассоциации: она определяет особенно актуальные вопросы, вопросы крайней важности, к которым следует относиться с должным уважением.В ситуации, когда смертный человек начинает претендовать на задачи, функции или даже на бытие Бога, который обычно мыслится вечным, становится очевидной иллокутивная сила «игры в Бога»: она кодирует скорее упрек, чем похвалу. Принимая во внимание понятие «игра», последняя также была бы мыслима, по крайней мере, теоретически и при условии беспристрастного слушателя. Обычно руководствуясь пессимистическим взглядом на цивилизацию, эта фраза означает, что человек в целом или отдельные индивидуумы переступили якобы установленные пределы, устанавливающие определенный порядок.Если люди пытаются завоевать положение того, кто воплощает в себе самое фундаментальное отличие от человечества, а именно Бога, их подозревают в превышении человеческих пределов и, следовательно, в ответственном поведении. Игра в Бога вызывает подозрение в мании величия.

Светский философ права Рональд Дворкин отвергает такое использование выражения «играть в Бога» в биополитическом дискурсе (Dworkin 2000). Он обвиняет всех, кто использует эту фразу, в интеллектуальной и моральной нечестности. Конечно, раздражает то, что установленное различие между тем, что должно быть смиренно принято, и тем, что может быть сформировано людьми, начинает стираться.Однако, по мнению Дворкина, это не новое явление, т. е. явление эпохи современной биотехнологии, что люди начали бунтовать против, казалось бы, враждебной природы. Напротив, выход за границы на самом деле принадлежит самой природе человека, и биотехнология качественно не является чем-то новым. Более того, он спрашивает, есть ли кто-нибудь, кому не выгодны эти самые новшества, которые мы потом высокомерно критикуем в публичных дебатах. Обвинение в игре в бога, с его точки зрения, служит репозиторием для реакционных консерваторов, тревожно отвергающих принципиально неотрицательный культурный долг человека творить мир.

Американский теолог Виллем Б. Дрис добавляет дополнительные богословские аспекты к интерпретации Дворкина «игры в Бога» (Drees 2002). Он согласен с Дворкиным в том, что «игра в Бога» является косвенным выражением сильного беспокойства. Он связывает это с наблюдением, что подрыв старых устоявшихся культурных структур ведет не только к изменению образа человека, но и образа Бога. Можно возразить, что нет ничего удивительного в том, что эти образы коррелируют. Тем не менее, религиозные люди не могут быть успокоены антирелигиозным утверждением о том, что образы Бога — это просто проекции антропологии на загробную жизнь.Им приходится отчитываться за то, как они поддерживают свою уверенность в Боге, Который помогает им справляться с личными и социальными непредвиденными обстоятельствами. Так же, как Бонхёффер в своих знаменитых тюремных письмах (Bonhoeffer 1997), Дрис обнаруживает, что всякий раз, когда эта уверенность поколеблена, упрек «играющего в Бога» современным технологиям основывается на неадекватном представлении о Боге как о «Боге пробелов». Как только такие загадки решаются, Бог снова маргинализируется — и это на самом деле чувствуют те, кто цепляется за упрек «играющего в Бога» в обсуждении современных технологий.Чтобы избежать вызова и сохранить собственный образ Бога и обычно связанные с ним культурные (моральные, ритуальные и политические) процедуры, человек обращается против новых возможностей и их представителей с подчеркнуто выраженной агрессией. Несмотря на то, что это эффективно используется в культивировании имиджа, пропагандируемые идеалы совершенно не претворяются в жизнь, что соответствует предсказаниям Дворкина.

Даже если в принципе согласиться с критикой Дворкина и Дриса формулы «игры в Бога», все же можно найти некоторые примеры, в которых упрек может быть оправдан в отношении конкретных технологий.Возможно, или даже очевидно, что у кажущегося безграничным научного прогресса есть определенные пределы. Преодоление таких ограничений не только практически неразумно, но и безответственно с этической точки зрения. Для ожидаемого или даже неизбежного отказа можно сформулировать два вида причин: рассматриваемые технологии могут быть, следуя терминологии этики, последовательно безответственными, т. е. их последствия будут неприемлемыми. В таком случае риски высоки и могут возникнуть. В другом сценарии технология может быть деонтологически предосудительной, т.е.е. определенные обязанности будут нарушены, а сами действия должны будут считаться предосудительными. Поступки классифицируются как предосудительные, если, помимо продолжающихся разногласий в специализированном этическом дискурсе, подавляющее большинство людей говорит: «Вы не должны этого делать!» — т.е. пытка. Особенно в определении предосудительного религиозные и нерелигиозные аргументы расходятся. Тем не менее, как правило, ссылки на глубоко укоренившиеся культурные ценности достаточно для достижения консенсуса в отношении общей обязанности воздерживаться от таких действий.

Очень примечательно, что возможности, возникающие в одной из самых молодых областей современной биотехнологии, а именно в синтетической биологии, столкнулись с согласованным нападением со стороны критиков, «играющих в Бога». Использование этой фразы больше не ограничивается ханжескими тревожными дебатами, ее можно встретить во многих недавних публикациях по этике по синтетической биологии (например, ETC. Group 2007; Balmer and Martin 2008; Schmidt et al. 2008; Schmidt et al. 2009a). ; Бедау и Парке, 2009).С одной стороны, это намекает на беспокойство по поводу культурных последствий. С другой стороны, авторы не отрицают серьезности проблемы, поскольку на самом деле синтетическая биология может поставить под вопрос границы между живым и неживым. Религиозные культурные традиции, однако, определяют это как божественную привилегию, и даже если человек больше не верит в Бога, все же широко признается руководящая функция религиозного мотива для охраны этой фундаментальной границы. Поэтому вопрос об «игре в Бога» рассматривается основательно, хотя интеллектуальная субстанция размышлений различна.

Синтетическая биология — жизнь 2.0?

Почему религиозное или псевдорелигиозное беспокойство о том, что эта технология означает «игра в Бога», может быть совершенно беспочвенным? Что касается истории науки и техники, синтетическая биология, безусловно, была новым и, особенно для религиозных людей, тревожным событием. Это можно проследить до систематической связи фундаментальных научных исследований с инженерными разработками, что привело к смене парадигмы. Конечно, общеизвестно: технологии, предложенные фундаментальными исследованиями, могут быть реализованы на практике, а некоторые технические новшества работают еще до того, как они будут проанализированы и поняты — и то, и другое реализуется в современных проектах.Что особенно инновационно в синтетической биологии, так это то, что модели, первоначально разработанные для инженерии, теперь используются для понимания и последующего воспроизведения основ жизни. Результаты текущих исследований по-прежнему фрагментарны и концентрируются на деталях. Тем не менее, эта молодая область исследований руководствуется революционным видением науки: жизнь должна быть воссоздана из неодушевленного материала. Веря в далеко идущие обещания (с их конечно не случайной коммерческой привлекательностью), с помощью этих новых организмов будут разработаны активные вещества для медицинских и фармацевтических применений, а также для заботы об окружающей среде.Самое заманчивое видение — разработка новых видов биотоплива для замены ископаемого топлива.

Инновация синтетической биологии заключается не в создании новой жизни. С незапамятных времен для этого применялись различные методы селекции, которые постоянно совершенствовались и, наконец, достигли своего пика в клонировании. В культурной памяти человечества эта форма биотехнологии обычно одобряется как нормальная и морально оправданная. Тем не менее, используя неживой материал для производства объектов, отвечающих общепринятым критериям жизни (а именно метаболизму, реакциям на окружающую среду, изменчивости, т.е. эволюционная гибкость от поколения к поколению) означало бы смену онтологической и культурной парадигмы. Принимая во внимание, что граница между живым и неодушевленным играет фундаментальную роль в управляющей и стабилизирующей силе здравого смысла и многих религий, становится очевидным, что любое нарушение этого принципа было бы непримиримым с этими мировоззрениями.

Сердца многих религий, включая библейскую традицию, тронуло, когда наука поставила под вопрос привилегию божества или Бога решать переходы между жизнью и неодушевленным.Следовательно, многим религиозным людям кажется правдоподобным отождествление синтетической биологии с новым и ранее неизвестным выходом за эту границу. Вместо того чтобы манипулировать отдельными чертами генома, как это делается в традиционной генной технологии, человек приступает к созданию creatio a novo . Соответственно, Джованни Майо и его команда недавно опубликовали отчет для Швейцарского федерального этического комитета по нечеловеческим биотехнологиям, в котором они подтверждают, что синтетическая биология привела к тревожному сдвигу парадигмы от человека-фабера к человеку-создателю.Авторы отмечают, что уважение к жизни может быть ослаблено, если люди будут претендовать на положение суверенного творца (Болдт и др., 2008; ср. Болдт и Мюллер, 2008). В этих условиях кажутся неизбежными ожесточенные онтологические, философские, а также политические и религиозные дебаты: действительно ли искусственная жизнь — это жизнь? Должны ли мы препятствовать исследованиям в этой области? К каким последствиям может привести возможность создания жизни из неодушевленного материала?

Конкретный вызов теологической этике

В молодых, но очень динамичных этических дебатах о синтетической биологии (Schmidt et al.2009б) и ожидаемых культурных конфликтов, теологическая этика должна, на мой взгляд, выполнять функцию трезвомыслящего наблюдателя: исследования, устанавливая такие технологии, сознательно или бессознательно вносят изменения в образ человека? Ставит ли это под угрозу и (необратимо) нарушает четко определенные границы? Затрагиваются ли религиозные концепции или обычаи? Поэтому мотив «игры в Бога» относится к тем вопросам, которые необходимо включить в этические соображения. Что касается часто нерефлексивного использования традиционно религиозной формулы, необходимо установить конструктивную и критическую дистанцию ​​к этой фразе и ее (неправильному) использованию.Для этого необходимо изучить совместимость фразы с христианской традицией, церковными процедурами и источниками. Результаты помогут принять решение о полезности формулы в публичных дебатах. Далее в первую очередь обсуждается внутренняя перспектива богословских размышлений. Затем будут представлены позиции академической и неакадемической общественности и ответы, а также будет дан ответ на вопрос, согласуется ли развитие новых организмов из неживого материала с призванием человека или означает ли это вмешательство в область Бога.Другими словами: действует ли человек как сотворец Dei (при реализации оптимистического видения creatio a novo ) или он принципиально противоречит своему месту в Божьем творении и действует, говоря теологическим языком, греховно? Этот вопрос не охватывает всей этической взрывоопасности синтетической биологии. Тем не менее, часто обсуждаемые вопросы биозащиты, биобезопасности и доступа рассматриваются в других вкладах в этот том. Таким образом, я сосредоточусь на конкретном вызове теологии: какое влияние оказывает внезапная возможность манипулирования границей между жизнью и неживой природой на наше человеческое самовосприятие и наш образ Бога?

Синтетическая биология: участие в творении или грех?

Диапазон различных интерпретаций

Существует несколько возможностей богословско-исторической интерпретации сотворения жизни из неодушевленного материала в религиозном контексте.Теоретически мы могли бы повторно идентифицировать принятие знаменитого dominium terrae (божественное поручение человечеству править землей согласно Быт. 1:28). При благоприятном взгляде на современную биотехнологию можно было бы сослаться на человеческий интеллект. Этот дар может возложить на человека обязательство участвовать в новом творении, Царстве Небесном. В конце XIX века научный прогресс отождествлялся со стремлением к Царствию Божию. Сопоставимые идеи прогресса можно встретить в недавних американских систематических теологиях Теда Питерса (2008) или Анны Ферст (2004): Положение человека очень близко к сотворцу Dei , поскольку он систематически продолжает творение Бога.Но соответствует ли это теологической концепции творения?

С другой стороны, скептики этой технологии скорее полагаются на мнимые библейские свидетельства, когда судят о синтетической биологии и ее отношении к божественной привилегии творения. Мотив «Бог есть Господь жизни» звучит во всем Ветхом Завете, особенно в Бытие 3:22 и далее в утверждении, что всякая кровь принадлежит Богу, Который и дает, и берет ее (Бытие 9:4). Утверждается, что если жизнь вообще принадлежит Богу, то человек не уполномочен ставить под вопрос распределение собственности.Помимо очевидного перформативного противоречия (учитывая, что люди всегда выбирали между жизнью и не-жизнью), мы должны задаться вопросом, находится ли манипулирование биосферой на том же уровне, что и творение Бога.

«Творение» — систематически теологически

Герменевтическая рефлексия — надежный способ описания подчеркнуто заявленной преемственности божественного и человеческого действия, с одной стороны, и, с другой, якобы убедительной непримиримости библейского свидетельства о Боге как Творец и биотехнология.Необходимо рассмотреть концепцию творения и, в частности, его возможности и ограничения по сравнению с этими двумя другими подходами. Следовательно, должен быть решен вопрос, подобны ли конкретные, изолированные человеческие действия качественно творческой деятельности Бога и могут ли поэтому повлиять на нее или заменить ее.

Соответственно, необходимо уточнить понятие творения. Плодотворное взаимодействие систематического богословия, экзегезы и библейского богословия привело к пониманию, весьма актуальному в нашем контексте: Творение — это не просто данный факт, но оно определяется конкретной интерпретацией мира.Против «хорошо было» (Бытие 1), которое не всегда переживается, герменевтическая перспектива помогает установить ободряющий контрапункт — экзистенциальный, восхваляющий, но и жалующийся. Понимание, полученное при таком подходе, выходит за рамки творения как данного факта и прослеживает пути адекватного приспособления к миру, в котором мы живем. Разрешение интерпретировать что-то с точки зрения веры может привести к сомнению общепринятых социальных и научных концепций.

Восприятие чего-либо как сотворенного не может быть постигнуто самим человеческим сознанием, но прокладывает путь верующему к новому истолкованию того, что существует.Что-то воспринимается как что-то (а именно как творение, т.е. с точки зрения Бога). Именно так мир или его статус данности обращается к нам или представляет себя нам в виде притчи — идея, предложенная Освальдом Байером и Кристианом Линком (Link, 1976; Bayer, 1986). Концепция чего-то «данного» весьма амбивалентна. Применительно к нашей теме данный мир (то есть в нашем случае природа) не дает нам никакого намека на то, как мы должны обращаться с ним, если мы не верим в творение.Манипуляции с миром ориентированы на культурные модели интерпретации, включающие, помимо концепции творчества, изображение мира как сцены человеческой деятельности или как переходной стадии в сферу идей.

Неверные представления о

творении

Зная, что творение — это не просто данный факт, но что оно объясняет часто непрозрачные условия природы и мира, необходимо прояснить, каким образом «творение» определяет действия человека. Где могут быть определены пределы, которые могли бы ограничить человеческие действия?

Во-первых, мы должны рассмотреть, какие аспекты мира не затрагиваются в явном виде концепцией «творения»:

Тот, кто воспринимает мир как продукт творения, ратует за строгое разделение мира и Бога.Творение и пантеизм несовместимы. Творение требует от верующего строгого различия между творцом и творением. С точки зрения христианской веры, это различие не может быть преодолено человеком, но исключительно инициативой Бога, возникающей из его свободной, верной привязанности. Вера в концепцию творения исключает тезис о том, что Бог отвернулся от сотворенного им мира. Этим же объясняется непримиримость деизма и идеи creatio continua в рамках христианского учения о творении.То же самое относится и к предположению, что вместо благожелательного творца мир сотворил демиург , то есть низший бог. По этой причине манихейский гностицизм противоречит библейской интерпретации мира как творения.

Творение как изначальное и сохраняющее верность Богу

На фоне этих определений творение как модель истолкования, доступная только верующему, прокладывает путь к дальнейшему восприятию мира как притчи (Link 1991) .С середины двадцатого века в различных школах исследователей Ветхого Завета ведутся большие споры об отношении творения и истории. Они в унисон показали, что во всех традициях «творение» не связано в первую очередь с прошлым, т.е. чтобы использовать его для научного объяснения космогонии мира. Напротив, Бытие 1–3 и Откровение 21–22 используются в качестве рамки в христианской Библии, чтобы проиллюстрировать связь между прошлым и будущим, происхождением и искупительным эсхатологическим исполнением.Композиция Библии предполагает, что прошлое и будущее, происхождение и надежда должны служить основой для нашего понимания настоящего (Moltmann 1985).

Что говорит о мире интерпретативная категория «творение», говоря о Боге как о творце? Всякий раз, когда Бог создает что-то, это нечто противоположно ему. Он ограничивает себя, но преданно и надежно предоставляет ему место и время. За самоограничение и верность Бога предлагать партнеру отличное от него время и место, т.е.е. для готовности творить в еврейской библии есть особое слово без каких-либо известных аналогий: бара . Это приписывается только Богу. Если Бог упоминается как , то затрагивается этот фундаментальный вопрос, т. е. сотворение мира в целом, способность любовно творить противоположное и воля к бесконечному сохранению его в его конечности. Это исключительно божественные атрибуты — человек не может быть -м именно в этом смысле (Kesser 2008).По моему мнению, топос, что вся кровь есть собственность Бога, символизирует, помимо всего мифологического языка и ритуальных практик, именно это различие: это категорическое различие между творческим деянием Бога и человеческим действием, которое человек не может нейтрализовать самостоятельно. Эта идея creatio ex nihilo , сравнительно поздно добавленная в библейскую традицию, указывает на это чисто божественное, исходное и продолжающееся творчество. «Творение» в систематической теологической терминологии, в отличие от обыденного языка, не есть единичный акт.Скорее, это радикальная, корень всего, божественная любовь, создающая и сохраняющая жизнь в целом, на что человек явно не способен.

Выводы по исследовательскому вопросу

Как мы можем реагировать на утверждение, основанное на якобы буквальном толковании Библии, о том, что «что-то вроде синтетической биологии атакует божественную область, когда человек пытается вдохнуть жизнь во что-то неодушевленное»? Принимая во внимание, что приведенные выше рассуждения о смысле творения Божия верны, такие тезисы можно отвергнуть как несостоятельные: Человек принципиально не может поступать как Бог.Таким образом, обращение к теологическим концепциям творения может быть одним из способов защитить себя от упрека в «игре Бога» в полемике о биотехнологиях, включая синтетическую биологию. Можно даже утверждать, что беспокойство по поводу того, что человек может манипулировать творением Бога, свидетельствует о фундаментальном заблуждении о Боге. Ошибочно и неадекватно считается, что Бог борется с человеком за место суперинженера (Evers 2009).

Синтетическая биология как грех?

О трудности объявления отдельных поступков грехами

Этот промежуточный вывод об упреке «играющего в Бога» показывает только одну сторону медали: если люди не могут быть сотворцами Dei , они не могут даже притворяться таковыми , даже если они все назначены быть cooperatores Dei (сотрудниками Бога), что было бесспорным тезисом среди реформаторов.Разве синтетическая биология не выражает человеческое желание быть Богом, высокомерие, гордыню, разрушительную фантазию о всемогуществе? Разве такие действия не греховны?

В протестантском богословии идентификация отдельных поступков как грехов широко рассматривается как трудный вопрос — со всеми вытекающими из этого амбивалентностями (Gestrich 2003). Несомненно, всегда были эксперименты и ситуации, в которых совершался не только первородный грех человека, но и дополнительный грех, происходящий от конкретного решения, принятого человеком или организацией.С точки зрения реформаторов, грехи многообразны и их трудно идентифицировать — добрые дела совершаются во имя зла и наоборот. Пример Лютера с добрым деревом, приносящим добрые плоды, не отрицает, что даже в оправданных все еще действует сила греха. Между бытием и действием нет аналитически необходимой связи, но много неопределенности.

Даже если постоянная неспособность человека соответствовать данному ему Богом положению в творении интерпретируется как первородный грех, практически невозможно отследить точные дела, в которых проявляется этот первородный грех.Трудность выявления грехов более подробно рассматривается в впечатляющей богословской модели греха Карла Барта. Барт демонстрирует человеческую неудачу, противопоставляя человеческое поведение жизни Иисуса Христа, который, идеально выполняя божественно определенную функцию человека в творении, добился примирения. Согласно этой христианской модели примирения и вытекающей из нее теологии грехов, грехи зависят от ситуации и могут проявляться не только в высокомерии, но и в летаргии или лжи (Барт, 1956–1962).

Применительно к проблеме синтетической биологии аргументация как сторонников, так и противников вызывает подозрение. Тех, кто готов разрабатывать рискованные приложения этой технологии, можно обвинить в фантазиях о всемогуществе, изображающих желание получить контроль над жизнью. В таком случае теряется всякое чувство уважения к жизни как к чему-то данному. Тем не менее, тех, кто призывает к запрету синтетических биологических исследований, можно обвинить в их вялости, унынии и уклонении от ответственности.Ведь нельзя исключать, что, допуская конкретные жизненные ситуации, пренебрежение исследованиями может иметь тяжелые последствия, т.е. в отношении резистентных типов вирусов.

Показательный контраст:

imago Dei как неоспоримая ответственность

Вместо того, чтобы определять действие или целую область исследования как греховные, мы должны больше обращать внимание на imago Dei как на почитание человека, что может быть читайте из любви Бога к Его завету и из жизни Иисуса Христа.Как термин теологической антропологии, imago Dei не обозначает человека как избранное существо, обладающее божественными качествами. В отличие от животных, люди наделены навыками рефлексии, формирования понятий и способностью дистанцироваться от себя, традиционно именуемой разумом. Тем не менее, согласно протестантской теологии, эти качества не являются ядром благородной категории « imago Dei » (Dabrock et al. 2004). Скорее, он подчеркивает облагораживание человека через прямое обращение Бога.Этот статус того, к кому обращается Бог, дарован человеку — он не может ни активно приобрести его, ни принципиально иметь право на его получение. Это обстоятельство, однако, неразрывно связано с обязанностями: с точки зрения христианской традиции, Бог возлагает на человека ответственность за своих ближних и всех других существ и даже может требовать элементарного равенства между людьми, чего не дано от природы по разным мирским причинам. .

Благородное качество imago Dei — еще одна религиозная герменевтическая модель для критического осмысления человеческих действий.Несмотря на свою неудачу, о которой он хорошо знает, человек призван действовать в соответствии со своим статусом imago Dei . dominium terrae действительно реализуется за пределами Эдема, то есть в условиях греха — или, говоря нетеологическим языком: в условиях конечности и несостоятельности. Следовательно, человеческая жизнь всегда отмечена насилием. Это, однако, не оправдывается возложенной Богом обязанностью осуществлять управление творением. На фоне imago Dei этот долг не следует понимать как разрешение безжалостно угнетать других, но он призывает к ответственной интеграции человека в сообщество всех существ.В этих условиях исключительная ответственность человека очевидна. Это понимание показывает, что в библейской традиции ответственность является строго антропоцентрическим термином. Частью этой ответственности является различение полезного и враждебного. Эта дифференциация должна быть независимой от собственной выгоды и управляться благоговением перед единством жизни в ее биоразнообразии. Воздать должное imago Dei , таким образом, означает воздать должное верности Бога как Творца, несмотря на все неудачи, т.е.е. в теологическом плане греховность, проявляющаяся в высокомерии, вялости и лжи.

Выводы по нашему исследовательскому вопросу

Можно сделать вывод, что синтетическая биология сама по себе не является греховной, что, кстати, относится почти ко всем видам человеческой деятельности. Наоборот, исследования и приложения в этой области, как и любая другая деятельность, могут быть введены в заблуждение силой греха и привести к неудаче. Так ли это на самом деле или греховно ли люди используют новые технологии, соответственно, можно оценить и понять, рассмотрев последствия imago Dei — специфически человеческого статуса, который, не сдерживаемый грехом, является или должен быть движущей силой. за ответственное отношение к творчеству. 1

Вышеприведенные рассуждения показали, что синтетическая биология как таковая не означает «игра в Бога», поскольку способность творить (в строгом смысле бара ) исключительно божественна и не может быть востребована человеческими существами. Точно так же необоснованно подозрение, что эта отрасль науки знаменует поразительную неспособность человека принять свое положение и обязанности в творении. Есть много мыслимых ситуаций, в которых происходит неподчинение воле Божией. Выявление человеческой неудачи или греховного поведения очень сложно и не может быть облегчено принципиальным осуждением конкретных, отдельных поступков или исследовательских дисциплин.Такая процедура должна была бы основываться на очень убедительных доводах. Это должно было бы явно и неотъемлемо угрожать существованию человечества или его природных ресурсов, или технология должна была бы демонстрировать тревожный потенциал для неправильного использования. Тем не менее, даже если бы такие условия внутреннего «греховного деяния» не были соблюдены, синтетическая биология не должна получить карт-бланш, поскольку действия человека должны руководствоваться образцом для подражания мягкого и уважительного обращения с творением.

Что общего у Бога, квантовой механики и сознания?Я назову его Галлахер. Он мог делать все, что хотел. Он экспериментировал, увлекаясь нейробиологией, юриспруденцией, философией и другими областями. Но он был так критичен, так

придирчив, что так и не остановился на карьере. Ничто не было достаточно хорошим для него. По той же причине он так и не нашел любви. Он также пренебрежительно относился к выбору своих друзей, настолько, что оттолкнул нас. Он оказался горьким и одиноким. По крайней мере, это мое предположение. Я не разговаривал с Галлахером уже несколько десятилетий.

Есть такая вещь, как быть слишком разборчивым, особенно когда речь идет о таких вещах, как работа, любовь и еда (даже самый привередливый едок должен есть что-то ).Это урок, который я извлек из Галлахера. Но когда дело доходит до ответов на большие загадки, большинство из нас недостаточно разборчивы. Мы останавливаемся на ответах по плохим причинам, например, потому что в это верят наши родители, священники или профессора. Мы думаем, что нам нужно верить во что-то , , но на самом деле мы не верим. Мы можем и должны решить, что ни один из ответов не является достаточно хорошим. Мы должны быть агностиками.

Некоторые люди путают агностицизм (незнание) с апатией (безразличие). Возьмем Фрэнсиса Коллинза, генетика, который руководит Национальным институтом здоровья.Он набожный христианин, который верит, что Иисус творил чудеса, умер за наши грехи и воскрес из мертвых. В своем бестселлере 2006 года « Язык Бога , » Коллинз называет агностицизм «отговоркой». Когда я брал у него интервью, я сказал ему, что я агностик и возражаю против «отговорки».

Коллинз извинился. «Это было оскорбление, которое не должно применяться к искренним агностикам, которые рассмотрели доказательства и до сих пор не находят ответа», — сказал он. «Я реагировал на наблюдаемый в научном сообществе агностицизм, к которому не пришли путем тщательного изучения доказательств.Я изучил свидетельства в пользу христианства и нахожу их неубедительными. Меня также не убеждают никакие научные истории о сотворении мира, вроде тех, что изображают наш космос в виде пузыря в океанической «мультивселенной».

Люди, которыми я восхищаюсь, обвиняют меня в том, что я слишком скептичен. Один из них — покойный религиозный философ Хьюстон Смит, назвавший меня «слабоумным». Другой — мегаэксперт Роберт Райт, мой старый друг, с которым я часто спорил об эволюционной психологии и буддизме. Однажды Райт раздраженно спросил меня: «Ты не веришь во что-то ?» Вообще-то я во многое верю, например, что война — это плохо и ее надо отменить.

Но когда дело доходит до теорий абсолютной реальности, я на стороне Вольтера. «Сомнение — неприятное состояние, — сказал Вольтер, — но уверенность — абсурд». Сомнение защищает нас от догматизма, который может легко превратиться в фанатизм и то, что Уильям Джеймс называет «преждевременным сведением счетов с реальностью». Ниже я защищаю агностицизм как позицию в отношении существования Бога, интерпретаций квантовой механики и теорий сознания. Рассматривая предполагаемые ответы на эти три загадки, мы должны быть такими же разборчивыми, как мой старый друг Галлахер.

ПРОБЛЕМА ЗЛА

Почему мы существуем? Ответ, согласно основным монотеистическим религиям, включая католическую веру, в которой я вырос, состоит в том, что нас создала всемогущая сверхъестественная сущность. Это божество любит нас, как человеческий отец любит своих детей, и хочет, чтобы мы вели себя определенным образом. Если мы будем хорошими, Он вознаградит нас. Если мы плохие, Он накажет нас. (Я использую местоимение «Он», потому что в большинстве Священных Писаний Бог описывается как мужчина.)

Моим главным возражением против такого объяснения реальности является проблема зла.Беглый взгляд на человеческую историю и на современный мир обнаруживает огромное страдание и несправедливость. Если Бог любит нас и всемогущ, почему жизнь многих людей так ужасна? Стандартный ответ на этот вопрос таков: Бог дал нам свободу воли; мы можем выбрать быть как плохими, так и хорошими.

Покойный великий физик Стивен Вайнберг, атеист, умерший в июле, опровергает аргумент о свободе воли в своей книге Мечты об окончательной теории . Отмечая, что нацисты убили многих его родственников во время Холокоста, Вайнберг спрашивает: Должны ли были умереть миллионы евреев, чтобы нацисты могли осуществлять свою свободную волю? Это не кажется справедливым.А как насчет детей, которые болеют раком? Должны ли мы думать, что раковые клетки обладают свободой воли?

С другой стороны, жизнь не всегда адская. Мы переживаем любовь, дружбу, приключения и душераздирающую красоту. Могло ли все это действительно произойти от случайных столкновений частиц? Даже Вайнберг признает, что жизнь иногда кажется «более красивой, чем это необходимо». Если проблема зла мешает мне верить в любящего Бога, то проблема красоты не дает мне быть таким атеистом, как Вайнберг.Отсюда и агностицизм.

ПРОБЛЕМА ИНФОРМАЦИИ

Квантовая механика — самая точная и мощная научная теория реальности. Он предсказал бесчисленные эксперименты, породил бесчисленное количество приложений. Проблема в том, что физики и философы расходятся во мнениях относительно того, что это означает, то есть что оно говорит о том, как устроен мир. Многие физики — вероятно, большинство — придерживаются копенгагенской интерпретации, выдвинутой датским физиком Нильсом Бором. Но это своего рода анти-интерпретация, которая говорит, что физики не должны пытаться понять квантовую механику; они должны «заткнуться и вычислить», как однажды выразился физик Дэвид Мермин.

Философ Тим Модлин сожалеет об этой ситуации. В своей книге 2019 года « Философия физики: квантовая теория, » он указывает, что несколько интерпретаций квантовой механики подробно описывают, как устроен мир. К ним относятся модель GRW, предложенная Гирарди, Римини и Вебером; теория пилотной волны Дэвида Бома; и гипотеза многих миров Хью Эверетта. Но вот в чем ирония: Модлин так скрупулезно указывает на недостатки этих интерпретаций, что усиливает мой скептицизм.Все они кажутся безнадежно неуклюжими и нелепыми.

Модлин не исследует интерпретации, которые превращают квантовую механику в теорию информации. Чтобы получить положительный взгляд на интерпретацию, основанную на информации, ознакомьтесь с « Beyond Weird » журналиста Филипа Болла и « The Ascent of Information » астробиолога Калеба Шарфа. Но, на мой взгляд, подходы к квантовой механике, основанные на информации, еще менее правдоподобны, чем интерпретации, которые анализирует Модлин.Понятие информации не имеет смысла без сознательных существ, которые посылают, получают и воздействуют на информацию.

Введение сознания в физику подрывает ее претензии на объективность. Более того, насколько нам известно, сознание возникает только у определенных организмов, просуществовавших короткий период здесь, на Земле. Так как же квантовая механика, если это теория информации, а не материи и энергии, может применяться ко всему космосу с момента Большого взрыва? Информационные теории физики кажутся возвратом к геоцентризму, который предполагал, что Вселенная вращается вокруг нас.Учитывая проблемы со всеми интерпретациями квантовой механики, агностицизм снова кажется мне разумной позицией.

ПРОБЛЕМЫ РАЗУМА И ТЕЛА

Споры о сознании еще более бурны, чем споры о квантовой механике. Как материя создает разум? Несколько десятилетий назад, казалось, возник консенсус. Философ Дэниел Деннет в своем дерзком заголовке « Объяснение сознания, » утверждал, что сознание явно возникает из нейронных процессов, таких как электрохимические импульсы в мозгу.Фрэнсис Крик и Кристоф Кох предположили, что сознание генерируется сетью нейронов, колеблющихся синхронно.

Постепенно этот консенсус рухнул, так как эмпирические доказательства нейронных теорий сознания не материализовались. Как я указывал в своей недавней книге « Проблемы разума и тела , », сейчас существует головокружительное разнообразие теорий сознания. Кристоф Кох поддержал теорию интегрированной информации, согласно которой сознание может быть свойством всей материи, а не только мозга.Эта теория страдает от тех же проблем, что и информационные теории квантовой механики. Теоретики, такие как Роджер Пенроуз, получивший в прошлом году Нобелевскую премию по физике, предположили, что квантовые эффекты лежат в основе сознания, но эта теория еще более лишена доказательств, чем теория интегрированной информации.

Исследователи не могут договориться даже о том, какую форму должна принять теория сознания. Должен ли это быть философский трактат? Чисто математическая модель? Гигантский алгоритм, возможно, основанный на байесовских вычислениях? Должен ли он заимствовать понятия из буддизма, такие как анатта, учение об отсутствии «я»? Все вышеперечисленное? Ни один из вышеперечисленных? Консенсус кажется еще более далеким, чем когда-либо.И это хорошо. Мы должны быть непредубежденными в отношении наших умов.

Итак, какая разница, если она есть, между мной и Галлахером, моим бывшим другом? Мне нравится думать, что это вопрос стиля. Галлахер презирал выбор других. Он походил на одного из тех подлых атеистов, которые поносят верующих за их веру. Я стараюсь не быть догматиком в своем неверии и сочувствовать тем, кто, как Фрэнсис Коллинз, нашел ответы, которые работают для них. Кроме того, я получаю удовольствие от изобретательных теорий всего, таких как «это из битов» Джона Уилера и принцип максимального разнообразия Фримена Дайсона, даже если я не могу их принять.

Я определенно скептик. Сомневаюсь, что мы когда-нибудь узнаем, существует ли Бог, что означает квантовая механика, как материя создает разум. Я подозреваю, что эти три загадки являются различными аспектами единой непостижимой тайны, лежащей в основе вещей. Но одно из удовольствий агностицизма — возможно, самое большое удовольствие — заключается в том, что я могу продолжать искать ответы и надеяться, что откровение ждет прямо за горизонтом.

Это обзорно-аналитическая статья; взгляды, выраженные автором или авторами , не обязательно совпадают с мнениями Scientific American .

Дополнительная литература :

Я выражаю свое агностическое мировоззрение в двух своих последних книгах: Проблемы разума и тела , доступна бесплатно в Интернете и Обратите внимание: секс, смерть и наука .

См. также мой подкаст «Проблемы разума и тела», где я говорю с экспертами, в том числе с несколькими упомянутыми выше, о Боге, квантовой механике и сознании.

Зло побеждает в этих мультивселенных, и Бог бессилен — Наутилус

Проблема, которую мультивселенная бросает идее всеблагого и всемогущего Бога, часто связана с тонкой настройкой.Если вселенные бесконечны, то нам не нужен тонкий настройщик, чтобы объяснить, почему условия нашей вселенной идеальны для жизни, таков аргумент. Но некоторые виды мультивселенной представляют более непосредственную угрозу. Многомировая интерпретация квантового физика Хью Эверетта III и модальный реализм космолога Макса Тегмарка включают в себя миры, которые ни один здравомыслящий, добрый Бог никогда не потерпит. Теории очень разные, но каждая предсказывает существование миров, наполненных ужасом и нищетой.

Конечно, многие вдумчивые люди утверждают, что одна только Земля таит в себе слишком много боли и страданий, чтобы быть делом рук доброго Бога.Но многие другие не согласились, находя довольно тонкие вещи, чтобы сказать о том, что может оправдать сотворение Богом мира, включающего планету, подобную нашей. Например, не бывает прощения, мужества или силы духа без хотя бы осознания обид, опасности и трудностей. Кажется, что самые впечатляющие нравственные достижения человека требуют таких препятствий.

Тем не менее, многие ужасные вещи происходят без видимой пользы от них. И многомирие Эверетта, и модальный реализм Тегмарка, кажется, подразумевают, что существует огромное количество ужасающих вселенных, населенных исключительно такими несчастными.Кто-то вроде меня, кого по-прежнему привлекает традиционное представление о Боге как о любящем творце, обязательно найдет такие последствия шокирующими и задастся вопросом, насколько сильны доказательства этих теорий.

Математическая мультивселенная: Согласно Тегмарку, для всех возможных способов, которыми математические модели диктуют, что материя может быть последовательно организована, чтобы заполнить пространственно-временную вселенную, такая вселенная существует.platonicsolids.info

Многомировая интерпретация возникает из проблемы в квантовой механике.Уравнение Шредингера, фундаментальный закон квантовой теории, описывает эволюцию состояний частиц. Но некоторые из состояний, которые он предсказывает, представляют собой комбинации — «суперпозиции» — кажущихся несовместимыми состояний, таких как монета, приземляющаяся одновременно орлом и решкой. Мы можем задаться вопросом: чем объясняется тот факт, что мы никогда не наблюдаем комбинированных несовместимых состояний, а наблюдаем только монеты, выпадающие орлом или решкой? Один из ответов, который дают многие теоретики, заключается в том, что происходит нечто большее, чем описывает уравнение Шредингера.Они добавляют процесс, называемый «коллапс волновой функции», который приводит к определенному результату «орел» или «решка».

Но в 1950-х годах Эверетт предложил смелую альтернативу. Его теория не терпит краха, но вместо этого утверждает, что все части этих объединенных — или «наложенных» — состояний возникают как части одинаково реальных, но относительно изолированных миров. Есть полные копии вселенной, в которых монета падает орлом, а в других — решкой. И это относится ко всем другим физическим состояниям, а не только к подбрасыванию монет.Есть вселенные, в которых вы успеваете на поезд и приезжаете на работу вовремя, а в других — нет, и так далее. Эти небольшие различия создают множество перекрывающихся вселенных, каждая из которых ответвляется от некоторого начального состояния в большом мировом древе.

Многие миры Эверетта и модальный реализм Тегмарка, кажется, подразумевают, что существует огромное количество ужасающих вселенных.

Старомодная квантовая теория приписывает крошечную вероятность того, что в будущем все пойдет очень плохо.Это также подразумевает, что в любой момент нашего реального прошлого все могло пойти гораздо хуже, чем было на самом деле. Поскольку интерпретация многих миров принимает эти возможности как реальные события, она предсказывает, что существуют ветвящиеся вселенные, в которых все идет настолько ужасно, насколько это возможно.

Например, всякий раз, когда возникает малейшая вероятность катастрофы, которая оставляет всех людей крайне несчастными, но едва ли достаточно здоровыми, чтобы размножаться, на мировом древе есть ветвь, в которой действительно происходит это плачевное положение дел, поколение за поколением. поколение.Итак, есть миры, в которых появление человеческой расы оказывается настоящей трагедией — по крайней мере, так кажется.

Религиозный эвереттианец может надеяться, что Бог просто подрежет дерево и оставит только те ветви, где добро побеждает зло. Но, как указал философ Джейсон Тернер из Аризонского университета, такое сокращение подрывает уравнение Шредингера. Если Бог предотвратит возникновение худших вселенных на мировом древе, тогда детерминистический закон не сможет по-настоящему описать эволюцию мультивселенной.Не все наложенные состояния, которые он предсказывает, действительно произойдут, а только те, которые Бог считает «достаточно хорошими».

Даже если аргумент сокращения не работает, есть еще одна причина думать, что многомировая интерпретация не представляет серьезной угрозы вере в Бога. Мультивселенная Эверетта — это просто сильно расширенный физический мир, подобный этому, и обнаружить, что мы находимся в нем, было бы все равно, что обнаружить, что мы находимся в мире с гораздо большим количеством обитаемых планет, некоторые из которых являются расширенными версиями худших частей нашей планеты, а другие — расширенными версиями. из лучших частей.Таким образом, даже худшие части мультивселенной Эверетта — это просто особенно уродливые версии планеты Земля. Если загробная жизнь помогает объяснить наши кажущиеся бессмысленными страдания, то она поможет объяснить кажущиеся бессмысленными страдания даже в худшем из этих миров Эверетта, если мы предположим, что все в каждой ветви появляются в загробной жизни.

Теиста также может утешать тот факт, что многомировая интерпретация все еще далека от научной ортодоксальности. Несмотря на то, что эта теория любима оксфордскими философами и принимается растущим числом физиков-теоретиков, она остается весьма спорной, и эксперты все еще обсуждают фундаментальные проблемы.

Мультивселенная Эверетта содержит миры, которые трудно примирить с добрым Богом, но мультивселенная Тегмарка может содержать худшие из них. Его теория из его книги 2014 года « Наша математическая вселенная » основана не на квантовой механике, а на модальном реализме, доктрине, предложенной философом Дэвидом Льюисом, согласно которой все возможное развитие событий могло произойти — любая непротиворечивая, полная история вселенной. — так же реальна, как наша собственная Вселенная.

Большинство философов говорят о возможных мирах как об абстрактных вещах, подобных числам, находящихся вне пространства и времени, и как будто они сильно отличаются от реального мира, который материален и состоит из старой доброй материи.Тегмарк соглашается с тем, что другие просто возможные вселенные абстрактны, как и числа. Но он отрицает, что это делает их менее реальными, чем физический мир. Он считает, что наша Вселенная сама по себе является математической структурой. Каждый физик согласен с тем, что существует набор математических сущностей, находящихся в отношениях, которые идеально моделируют распределение полей и частиц, которое совершенная физика приписала бы нашему миру. Но Тегмарк утверждает, что наша вселенная идентична этим математическим вещам.

Теория

Тегмарка предполагает, что должны существовать миры с короткими несчастными жизнями и без загробной жизни.

Если мир, в котором мы живем, является чисто математической структурой, то все другие возможные миры, которые мы можем вообразить, столь же реальны, их существование является необходимым результатом слегка отличающихся математических структур. Для каждого возможного способа, которым математические модели диктуют, что материя может быть последовательно организована, чтобы заполнить пространственно-временную вселенную, такая вселенная существует.

Эти возможные устройства материи должны включать в себя варианты, соответствующие жалким вселенным, полным бессмысленных страданий — вселенным, подобным всем худшим ветвям эвереттовского мирового древа, и бесконечно многим другим таким же плохим. Но были бы и миры похуже. В отличие от миров Эверетта, порожденных физической теорией, миры Тегмарка порождены простой возможностью, которую он отождествляет с математической последовательностью.

Зарождающиеся вселенные: Многомировая интерпретация Эверетта утверждает, что существует множество перекрывающихся вселенных, каждая из которых ответвляется от некоторого начального состояния в большом мировом дереве.Якопо Вертер

Согласно Тегмарку, любая возможная история о живых существах, которую можно рассказать с помощью математической модели лежащих в основе физических фактов, является реальной историей. Это означает, что даже если некоторые из вселенных Тегмарка существуют достаточно долго, чтобы включать в себя эпизоды, в которых их обитатели имеют загробную жизнь, существование математических структур всевозможных форм и размеров требует и более коротких миров. И бесконечно многие из этих миров не просуществуют достаточно долго, чтобы их обитатели могли насладиться загробной жизнью.

Таким образом, в одном случае мультивселенная Эверетта представляет для теиста меньшую проблему, чем мультивселенная Тегмарка. Теория Эверетта не предсказывает, что Бог ничего не сделает для людей с короткой и несчастной жизнью, и не предсказывает, что Бог каким-то образом не компенсирует их в загробной жизни. Скорее, он только предсказывает, что коротких и несчастных жизней будет гораздо больше, чем в нашей вселенной; тогда как теория Тегмарка подразумевает, что должны быть миры, в которых есть короткие несчастные жизни и нет загробной жизни.

Вдобавок ко всему, ужасающие миры являются следствием чистой математики, они существуют в силу абсолютной необходимости, так что Бог ничего не может с этим поделать! Получившаяся картина останется оскорбительной для благочестивых ушей: Бог, любящий все творения, но вынужденный наблюдать, как бесконечно многие из них претерпевают жизнь в безутешных страданиях, был бы Богом, втянутым в трагедию.

Но у теиста еще есть надежда.

В отличие от множества миров Эверетта, которые вытекают из экспериментальных теорий в физике и поэтому их труднее отвергнуть, теория Тегмарка основана на хрупких философских аргументах.Возьмем, к примеру, его заявление о том, что физическая вселенная — это чисто математическая структура: почему мы должны это принимать? Обычно физики используют математические структуры в качестве моделей того, как может работать физический мир, но они не отождествляют математическую модель с самим миром. Причина, по которой Тегмарк выбрал последний подход, заключается в его убеждении, что физика должна быть очищена от всего, кроме математических терминов. Он говорит, что нематематические концепции — это «антропоцентрический багаж», от которого следует избавиться ради объективности.Но почему думать, что единственными объективными описаниями, которые действительно применимы к вещам такими, какие они есть сами по себе, являются математические описания? Насколько я вижу, он никогда не оправдывает это предположение. И такой контринтуитивной отправной точки недостаточно, чтобы поставить под угрозу веру в доброжелательного Бога.

Помимо угроз, исходящих от ужасных миров в мультивселенных Эверетта и Тегмарка, мысль о том, что мы живем в мультивселенной, не должна подрывать веру в Бога. Каждый теист должен серьезно отнестись к возможности существования большего количества вселенных просто на том основании, что у Бога есть причина создавать больше хороших вещей.В самом деле, можно ожидать, что бесконечно гениальное, находчивое и творческое Существо будет работать над полотнами размером с мир — некоторые из них наполнены неистовой деятельностью, другие больше похожи на огромные минималистские картины, а многие, возможно, даже изображают разумных существ, подобных нам. И теории таких физиков, как Алан Гут и Андрей Линде, чья мультивселенная представляет собой вечно расширяющееся поле, которое порождает детские вселенные, или Пола Стейнхардта и Нила Турока, чья мультивселенная представляет собой бесконечную циклическую вселенную, перемежающуюся большими взрывами и большими сжатиями, — возможно, совместимо с этим теологическим видением.

Может оказаться, что наш мир довольно средний, один из многих вселенных, которые были достаточно хороши для того, чтобы их создал Бог. И идея мультивселенной, состоящей из несвязанных пространственно-временных вселенных, может облегчить веру в то, что наш мир — наша вселенная — является частью большего мира, который в целом очень хорош и создан совершенно доброжелательным божеством.

Дин Циммерман — профессор философии в Университете Рутгерса. Подпишитесь на него в Твиттере @deanwallyz.

Заглавное изображение: «Христос в подвешенном состоянии», Иероним Босх

Эта статья была первоначально опубликована на Nautilus Cosmos в феврале 2017 года.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.