Блаженный августин о граде божьем: О граде Божьем — блаженный Аврелий Августин

Содержание

О Граде Божьем - Mировая цифровая библиотека

Описание

Данная рукопись "De civitate dei" ("О Граде Божьем"), написанная святым Августином, входит в собрание "Плутеи" флорентийской библиотеки Медичи Лауренциана. Том переплетен в красный сафьян, в центре и в каждом углу передней стороны обложки изображен герб Медичи. В книге имеется украшенная цветными рисунками страница (лицевая сторона листа 11) и ряд иллюминированных заглавных букв (например, лицевая сторона листа 31). Святой Августин Блаженный (354–430 гг.) написал более 100 работ, из которых наиболее известны "Confessiones" ("Исповедь") и "De civitate dei" ("О Граде Божьем"). В сочинении "О граде Божьем" он опровергает утверждение язычников о том, что разграбление Рима вестготами в 410 году, событие, глубоко потрясшее римский мир, стало следствием распространения христианства. Фундаментальная проблема, которую рассматривает Августин в этом сочинении — существование духовной церкви в светском мире, Града Божьего в Граде земном. Собрание "Плутеи" включает около 3 000 рукописей и книг из частных коллекций семьи Медичи. Переплетенные в красный сафьян и украшенные гербом Медичи, книги располагались на скамьях библиотеки Лауренциана, когда она впервые открыла свои двери для широкой публики в 1571 году. Известно, что в 1417–1418 годах Козимо де Медичи (1389−1464 гг.) принадлежало 63 книги, а ко времени его смерти коллекция выросла до 150 книг. Его сыновья Пьеро (1416−1469 гг.) и Джованни (1421−1463 гг.) соперничали друг с другом, пытаясь заказать как можно больше рукописей с миниатюрами. Лоренцо Великолепный (1449−1492 гг.), сын Пьеро, приобрел много греческих рукописей и, начиная с 80-х годов XV века, заказывал копии всех произведений, которых не было в библиотеке, чтобы превратить библиотеку Медичи в важный исследовательский центр. После изгнания Медичи из Флоренции в 1494 году книги у семьи были изъяты. Джованни де Медичи, избранный папой Львом X в 1513 году, восстановил коллекцию Медичи, а другой папа римский из семьи Медичи, Клемент VII (Джулио де Медичи), учредил библиотеку Лауренциана.

Августин «О граде Божием» – краткое содержание

В тяжкие годы падения Западной Римской империи под ударами варваров некоторые христианские писатели, как это ни странно, считали торжество варваров прогрессом для истории. Язычники, которых тогда было еще много, видели в этих грозных нашествиях варваров на цивилизацию наказание за отказ от древнего культа и винили в этом христиан. Однако набожные христиане пытались объяснить ниспосланием Божьим бесчисленные бедствия, которые принес не только Аларих, но и мелкие варварские вожди, губившие империю.

Скорбный вопрос о том, что вызвало падение великого Рима и что будет с Европой вслед за этим, был неразрешимой загадкой для того времени. Крупнейший церковный писатель V века, блаженный Аврелий Августин, за сорок лет до нашествия Аттилы, взялся разрешить эту роковую дилемму. Августин в своем сочинении «О граде Божьем» («De civitate Dei») становится на сторону варваров; он старается убедить, что история пойдет от них дальше по божественному предопределению.

Аврелий Августин Блаженный. Фреска VI века в капелле Санкта-Санкторум, Латеран (Рим)

 

Блаженный Августин был по происхождению римлянином из Карфагена. В молодости он долго вел порочную и разгульную жизнь. Сперва Августин увлекся манихейством, потом занимался астрологией; но в его духе было много аскетизма, и путем долгой борьбы он пришел к христианству. Встреча с епископом Амвросием сделала Аврелия Августина христианином; он стал ревностным неофитом, а потом сделался епископом города Гиппона и в короткое время прославился, как лучший писатель западной церкви. Он положил начало разработке католического богословия, и до сих пор его сочинение «Об истинной религии» служит своего рода кодексом для благочестивых католиков. Кроме того, Августин внес в него идею предопределения, которой после воспользовалась эпоха реформации. Хорошая литературная подготовка, тщательное изучение сочинений Цицерона сделали Августина блестящим писателем. В его стиле преобладают прекрасные приемы латинских классиков. «Исповедь» блаженного Августина стала любимой книгой благочестивых католиков. Недаром она служила воспитанию пятидесяти поколений набожных католических душ.

Труд Аврелия Августина «О граде Божьем», написанный в 414 и 415 гг., имеет важное историческое, политическое и социальное значение. Августин установил тесную связь между варварством и христианством. Он отдает всю будущую историю варварству, т. е. миру новому, для которого как бы уготована новая религия. Блаженный Августин отмечает со снисхождением опустошения, убийства, грабежи; все это повторялось при завоевании Рима. Он удивляется этому милосердию варваров и приписывает его влиянию самого Господа. Его изумляет, что обширные базилики были назначены варварским вождем для людей, искавших убежища от погрома и разрушения. В книге «О граде Божьем» Аврелий Августин проводит параллель между варварскими вторжениями V века, нашествием галлов и

проскрипциями Мария и Суллы. Разве те демоны, в которых вы верите, спасают вас от бедствий? – спрашивает Августин римлян. Гусям или Богу обязан Капитолий спасению от галлов? Где были ваши боги во время поражения последних римских императоров; где были боги во время всех ваших несчастий?

Наша власть началась недавно, говорит Августин о христианстве; она не имеет связи с таким развратом и испорченностью. Ваши предки, говорит он о язычниках, сделали войну ремеслом и поработили соседние народы Востока. Роскошь, мотовство и разврат были естественными последствиями римских побед. Праздность римлян была результатом переполнения рабами Италии. Не мы, не христиане, наполнили Италию рабами; не мы поставили их ниже животных; не мы заставляли их исполнять работы, которые должны были нести скоты. Что касается нас, то мы проповедуем иное учение. Мы, христиане, не налагали на жителей порабощенных городов оков. Не мы заставляли собственников покидать свои имущества и бежать; не мы развратили вашу чернь даровой пищей, цирками и театрами; не мы погубили сенат и аристократию; не мы обессилили

легионы, заставляя их сражаться между собой; не мы первые унизили Рим. Разве не Диоклетиан, вопрошает Августин на страницах «Града Божьего», первый подал пример к унижению Рима, перенеся столицу в Никомедию? Ваши императоры раздавали права гражданства всем народам; они сами разрушили патриотизм. Не мы, продолжает Августин, заправляли армией, которая на протяжении девяноста двух лет дала нам более тридцати императоров и столько же претендентов.

Средневековая рукопись сочинений Августина Блаженного. Италия XV век

Источник изображения

 

Чтобы соединить различные народы империи, надо создать нечто большее, чем мирские узы; эти узы нашлись только в христианстве. И вот возникает «град Божий», «царство Божие». Очистительный огонь варваров истребит язычество и сделает его достойным града Божия. Этому Божьему царству предстоит тысячелетие. В обновленных стенах града Божьего не будет честолюбия, жажды к славе; там будет царствовать мир и справедливость; там настанет святая жизнь о Господе. Августин возвестил, что наступает новый мир, новая история.

Вот что должны были отвечать христиане язычникам и вот в чем суть блистательного труда святого Августина. Церковь возлагает всю ответственность за несчастья на язычников. Мало того, Церковь со страниц «Града Божьего» отрешает римлян от истории и бразды империи предает варварам и потому-то снисходительно смотрит на гонителей, если только эти гонители христиане. Надо заметить, что Августин в конце своей жизни, когда книга «О граде Божьем» сделалась известной, должен был раскаяться в своих словах.

То, что было сформулировано Августином, стало убеждением на римском Западе. Из этой веры как бы исходила политика Запада. Византийский Восток еще остерегался этому верить. На Западе же было решено, что империя должна уступить место варварским королевствам. Ученые теологи Запада с книгой «О граде Божьем» в руках поддерживали господство варваров и за это получали, конечно, большие права и привилегии. Два начала, варварство и церковь, соединяются и идут рука об руку. Вот почему средневековая история приняла такой клерикальный характер.

Особенно хорошо учение Августина было принято в Галлии, где варваров было очень много. Проспер, богослов из Аквитании, книгу «О граде Божьем» в стихах и сверх того сам написал особое сочинение о призвании народов, где радуется грандиозному перевороту, который совершился в его время. Христианские проповедники старались воспевать достоинства варварских предводителей. Каждый из них стремился быть дружным с варварским конунгом, но вместе с тем в глубине души испытывал сочувствие к римлянам.

 

Блаженный Августин «О граде Божием» — отзыв takatalvi

Ибо какая иная цель наша, как не та, чтобы достигнуть царства, которое не имеет конца?

В наше время это произведение часто незаслуженно обделяется вниманием и закрывается ярлыком сугубо религиозной книги, участь которой – служить человеческому разуму исключительно в церкви. Однако это, на мой взгляд, совсем несправедливо. Конечно, неоспоримо, что многие части книги интересны в первую очередь теологам и философам, придерживающимся христианских взглядов, поскольку св. Августин отвечает на почти все мыслимые вопросы, касающиеся христианского мировоззрения. Но многие из этих вопросов возникают и поныне, причем, как правило, не у верующих людей, а как раз у им обратных. Здесь я говорю, понятно, в основном о первых книгах, где св. Августин отвечает язычникам, вылезших после разграбления Рима в 410 г. с заверениями о том, что напасть эта случилась исключительно из-за забвения их богов. Конечно, нынешние атеисты такими утверждениями не бросаются (на то они и атеисты), зато вопросы задают почти такие же. Я имею в виду те ситуации, когда после какого-нибудь страшного события, повлекшего многочисленные жертвы, начинаются язвительные реплики из разряда «где был ваш Бог». Хотя есть там и более узкие вопросы - язычники пытались найти изъяны в христианской вере и доказать таким образом, что она ни разу не истинна. Св. Августин отвечает на все это развернуто и очень толково, так что это определенно стоит почитать не только верующим, но и атеистам. Нет, я не говорю, что это творение у каждого должно быть настольной книгой, однако кто любит поучаствовать в подобных спорах, позицию св. Августина нужно рассмотреть или же взять на вооружение, иначе выйдет как-то несерьезно.

Идея двух градов и концепция философии истории, которая предлагается здесь же (в последующих уже, конечно, книгах), на мой взгляд, тоже очень интересны. Разумеется, последнюю при желании можно оспорить или даже разбить в пух и прах, но ведь дело не в этом. Оспорить можно что угодно, да незачем, а почитать и рассмотреть действительно интересно. Это первый философско-богословский трактат, который я прочла, будучи при этом ярым атеистом и не читая даже Библии (!) и все равно проглотила если не запоем, то без всякого труда и с удовольствием.

Кроме того, если оставить разбор ценных мыслей, выраженных в оном трактате (а это сделать необходимо, иначе он бы составил примерно таких же объемов том), хочу заметить, что у св. Августина потрясающий язык. Длинные и сложные предложения составлены так витиевато, что, ей-богу, вычленить из них можно все, что угодно, даже мысль, полностью противоположную воззрениям самого св. Августина. Честное слово, я в полном восторге от этих многоступенчатых предложений, которые иногда (не так уж редко) приходится перечитывать по несколько раз – порой просто ради наслаждения, порой для того, чтобы уразуметь как следует, чего уж тут скрывать, не на каждый день все же чтение. Причем интересно, что - возможно, из-за этого самого построения, - часто создается впечатление, что св. Августин ведет с собой нешуточную борьбу и старается себя ограничивать. Начал громоздкую философскую мысль, принялся ее развивать, вроде как даже набрался вдохновения – того и гляди выведет какую-нибудь концепцию не о христианском Боге, а о Высшем Разуме! – и раз, вспомнил, кто он такой и в какое время живет, оборвал себя на полуслове и сделал торопливую приписку с цитатой из Священного Писания, себя оправдывая. Такие «обрубки» встречаются постоянно – этакая расстраивающая недоговоренность, но тем больше уважение к самому св. Августину. Ан нет, не труд это религиозного фанатика, это большей частью работа философа, увешанная религиозной мишурой, дабы никто ничего не заподозрил. То есть, я не хочу сказать, что св. Августин был этаким двуличным человеком, вовсе нет, наоборот, мне кажется, это все выходило у него неосознанно. Выходит как у упомянутого им Марка Варрона.

Марк Варрон не хочет, однако, доверять баснословным измышлениям о богах, чтобы не подумать чего-нибудь, недостойного величия.

Учитывая, что к христианству св. Августин шел долгим путем, несложно предположить, что, найдя, наконец, свое последнее религиозное пристанище, он действительно некоторым образом себя усмирял. Коснулся в мыслях чего-то, так скажем, стоящего, возвышенного, торопливо примерил это к христианству, всеми силами постарался подкрепить свои мысли доказательствами из Священного Писания (что получается у него, в общем, очень даже хорошо, да только мысль все равно вырывается за эти рамки). Причем, замечательно, что, в отличие от многих других отцов церкви, св. Августин в вопросах веры как-то совсем не категоричен.

Из всего видимого величайшее есть мир; из всего невидимого величайшее – Бог. Что существует мир, это мы видим, что есть Бог, этому мы верим. А что Бог сотворил мир, тут мы никому не можем поверить, кроме самого же Бога.

Вот так, знания в любом случае нет, так что хотите верьте, хотите нет (не верите – вам же хуже, - слышится намек несколько обиженного пренебрежением к вере человека, но не более).

В общем, труд очень интересен и великолепно написан, но, понятно, восторженно призывать к прочтению оного всех и каждого бесполезно, большинство, наверное, просто не осилит. Но если кто-то чувствует в себе силы одолеть это, но не видит причин, надеюсь, моя рецензия их подскажет.

Аврелий Августин и Вячеслав Иванов: идея «Двух градов»

Показана преемственность идей сквозь полтора тысячелетия. Аврелий Августин выдвинул идею «двух градов»: «града земного» и «града небесного». К этой идее он шел большую часть своей жизни. Ее воспринял и выразил в поэтической форме теоретик искусства В.И. Иванов. В его поэме «Человек» мы находим непосредственные отсылки к идеям Августина Блаженного. Делается вывод, что только мыслитель, понимающий культуру как череду символических откровений, мог показать связь времен сквозь века. Такой личностью был Вячеслав Иванович Иванов.

Aurelius Augustine and Vyacheslav Ivanov: concept of «Two Cities».pdf Аврелий Августин (354-430 гг.) прожил долгую,богатую событиями жизнь и в зрелом возрасте сменили мировоззрение, и систему ценностей, перестав бытьязычником и приняв христианство. Литературное на-следие Августина велико. Мы рассмотрим две его кни-ги: «Исповедь» (401 г.) [1] и «О граде Божием» (427 г.)[2]. В первой он пишет о себе, о тайнах собственнойдуши, о своем духовном пути, во второй - о пути к Бо-гу любого достойного человека. В этой книге он рас-сматривает мир как состоящий из двух градов: градаБожьего и града земного.Он пишет: «Итак, два града созданы двумя родамилюбви: земной - любовью к себе, доведенною до пре-зрения к Богу, а небесный - любовью к Богу, доведен-ною до презрения к самому себе» [2. С. 63]. Жителиграда земного стремятся к славе, наживе, удовлетворе-нию похоти. Те же, чье место в граде небесном, любятБога и себе подобных, стремясь к духовному блажен-ству. Смысл жизни людей в граде земном - сделатьвсе, чтобы оказаться в граде Божием.Итак, град Божий населен праведниками, людьми,живущими по слову Господа, град земной - грешника-ми, живущими по установлению человеческой морали,не соответствующей Божественному установлению.Следует отметить, что эти два вида морали сплетенытак тесно, что человек может в себе сочетать элементыи той, и другой, редко они присутствуют в человеке вчистом виде. Между ними ведется борьба в течениевсей мировой истории - от грехопадения до воздаяния.В качестве символов двух градов Августин ис-пользует библейские образы Каина и Авеля. В основеустановления земного града лежит братоубийствен-ный акт, поэтому он изначально грешен. Образомграда Божьего является Авель, символически пред-ставляющий гонимую Небесную Церковь [3. С. 310].История есть борьба двух градов, и ее итог предсказу-ем: грешники попадут в Ад, обреченные на вечныемуки, праведники - в Рай, где будут пребывать в без-мятежности и блаженстве.Таким образом, существуют люди, живущие «подуху» и «по плоти». Смысл культуры в том, что онадолжна сделать людей лучше, очистить их от скверны.История человечества, по Августину, идет двумяпутями. Первый путь - путь бесчинства, позора, раз-врата, убийств. Второй путь менее заметен, но онпредставляет собой движение к добру и истине, при-зван остановить зло путем нравственной проповеди[3. С. 314].В этом процессе главную роль Августин отводиткатолической церкви, призванной исправлять и улуч-шать нравственность. Кто из людей пойдет по этойстезе, того ожидает град Божий, и наоборот - откло-нение от праведного пути ведет человека в град зем-ной.Августин выстраивает иерархию ценностей: внизунее находятся чувственные, греховные блага, наверху -духовные, приносящие блаженство. Часто люди оши-баются в выборе ценностей и сбиваются с истинногопути. Тогда они не «наслаждаются» миром, но «поль-зуются» им [3. С. 321].Философ формулирует вопрос: должен ли человек,призванный любить другого человека, наслаждатьсяили пользоваться им? Августин отвечает на этот во-прос так: если мы любим человека ради него самого, тоиспытываем наслаждение и блаженство. Если же мыпользуемся человеком, блаженства нам не достичь.Высшей ступенью блаженства является любовь к Богукак окончательной цели наслаждения.В чем сущность блаженной жизни, по Августину?Изначально «блаженство» Августин связывал с по-нятием знания: блажен тот, кто знает истину, т.е.мудрец. Он обладает «полным душевным изобили-ем» и через истину соединяется с Богом. Таковыидеи раннего Августина. Однако, вступив на путьхристианства, философ в «Исповеди» пишет, чтоблажен тот, кто знает Бога, даже если больше не зна-ет ничего [3. С. 325].Таким образом, если в ранних трудах Августин от-дает приоритет философии как знанию, то в болеепоздних произведениях на первый план выступаетвера. Обращаясь к Богу, Августин пишет: «Есть ра-дость, которой не дано нечестивцам, но только тем, кточтит Тебя бескорыстно: их радость - Ты сам. И самаблаженная жизнь состоит в том, чтобы радоваться То-бой, о Тебе, ради Тебя» (Цит. по: [3. С. 325]).Бычков полагает, что идея наслаждения и блажен-ства имеет эстетический характер, так как ее суть -бескорыстное созерцание. Чувственные удовольствиямогут быть признаны значимыми, но лишь как ступеник наслаждению духовному.Однако все телесное, греховное, порочное не по-падает в «блаженный» мир. В град Небесный ведуттолько три пути: бескорыстное познание истины (фи-лософия), неутилитарная нравственная жизнь (этика)и незаинтересованное любование красотой (эстетика).Так представляет себе Августин путь человеческойистории.В 1915 г. В.И. Иванов начинает писать мелопею«Человек», состоящую из четырех частей и эпилога.Дописывает он ее в 1919 г. Опубликована она была вПариже в 1939 г. Мы будем анализировать текст поизданию [4].Поэма имеет посвящение: «Памяти Льва Шестова,который, услышав начальные стихи "Человека", опре-делил орбиту лирического цикла произнесенными напамять словами Св. Августина (De Civ. Dei, XIV, 28):"Fecerunt igitur civitates duas amores duo: terrenam scilicetamor sui usque ad contemptum dei; caelestem veroamor dei usque ad contemptum sui" ("Создали две любвидва града: град земной любовь к себе до презрения кБогу; град же небесный любовь к Богу до презрения ксебе")» [4. С. 195].По этому поводу О. Дешарт писала, что посвящениеимеет странный характер: Вячеслав Иванов и Лев Шес-тов общались, но особо никогда не дружили. КогдаШестов процитировал Августина, он попросил Ивано-ва посвятить всю поэму ему, Шестову, хотя цитата изАвгустина соответствует лишь III части «Человека» -«Два града» [5. С. 738]. Иванов пообещал, когда же онготовил к изданию полный вариант книги, Шестов ужескончался, и Иванов не мог нарушить данного обеща-ния. Так или иначе, Шестов был глубоко прав: словагиппонского епископа символизируют замысел и сутьпоэмы «Человек».Поэма начинается с идеи самоутверждения челове-ка: Бог сотворил его, и он провозгласил: «Аз есмь»(первая часть поэмы). Тем самым человек пытался ут-вердить собственную личность, притязая на всемогу-щество. После этого, изгнанный из Рая и принявшийтяжелейшие страдания, он понял, что сначала есть Бог(«Ты еси» - вторая часть поэмы), а потом уже он - че-ловек.Покорность пред Богом и любовь к нему, с однойстороны, и ненависть к божественной жизни - с дру-гой, заполняют содержание третьей части - «Два гра-да». Торжество истины, добра и красоты достигается вчетвертой части мелопеи («Человек един») и в «Эпило-ге».Третья часть - «Два града» - написана как «веноксонетов»: четырнадцать стихотворений, соединенных впятнадцатом, состоящем из первых строк предыдущихсонетов. Эта сложная поэтическая форма, на нашвзгляд, не случайна. Она позволяет обозревать Свя-щенную историю символически: шаг за шагом, словоза словом, идет процесс религиозного возобновлениячеловека, и ни один шаг, ни одна мысль не забываютсяв истории. Человеческая история, которая, по замыслуН.А. Бердяева (1874-1948), имеет смысл в том, чтодолжна иметь конец, важна в любой период, в любомместе, в каждом деянии человека. Никто не забывается,и за все воздается.Десятый сонет содержит слова:Воздвигла ярость любящих себяДо зависти к Творцу - на кряж утесы…Крепит поднесь (еще вкруг стен - леса!)Любовь к себе, златой личине смрада,До ненависти к Богу - крепость Ада[4. С. 228].Это прямая цитата из Августина, принявшая сти-хотворную форму. Автор «Исповеди», видимо, неслучайно обратился к идее «Двух градов». Будучи вмолодости язычником и прекрасно зная античнуюкультуру во всем ее великолепии, он все же отрексяот манихейства и принял христианство в зрелом воз-расте.Согрешить легко, гораздо сложнее - покаяться. В«Исповеди» Августин описывает момент своего детст-ва, когда он с друзьями ночью оказался в чужом саду,где росла груша, ничем особым не примечательная.Дети собрали груши не потому, что были голодны, апотому, что у них была страсть к запретному деянию[1. С. 79].Августин расценивает этот поступок как примергрехопадения. В своей беседе с Богом он кается вомногих действиях, которые осудил, приняв христиан-ство. Возможно, что книга эта была преддверием ктрактату «О граде Божием», пафос которого состоял внеобходимости перехода от плотского состояния к ду-ховному, от грешного - к праведному.Люди воцерковленные не ищут чувственных благ,не строят башен до Небес: «Ущелье, стогна - им равноприют» [4. С. 229]. Они выбирают светлую, благост-ную, духовную жизнь вопреки стараниям Денницы.Они призывают пришествие Бога, который разрушитхрам Дьявольский, воздвигнув «нерукотворныйХрам» - град Божий.Пятнадцатый, заключительный, сонет имеет сле-дующие строки:Ревнуют строить две любви два града:Воздвигла ярость любящих себяДо ненависти к Богу крепость Ада;Селенья Мира зиждут Божьи чада,Самозабвенно Агнца возлюбя.Тот умер, в ком ни жара нет, ни хлада[4. С. 231].Один из семи смертных грехов - гордыня - показанздесь во всей своей жуткой наглядности. Одна из доб-родетелей - послушание - описана как цель человече-ских стремлений. Особо плохо тому человеку, которыйне определился со своим жизненным выбором.Четвертая часть мелопеи «Человек» называется«Человек един». Здесь он противопоставляет Человекус большой буквы, Богочеловеку, обычного человека -грешника:Толпе на радость озверелойЯ Человека вывожуИ на него рукою белой,Пилат Понтийский, укажу Что ж я не Он, Кому, как гроздьеЖивой лозе, принадлежу,В Кого вхожу, как в длани гвоздье,На Чьей груди я возлежу?[4. С. 237].В этом сонете содержится идея предательства ирасплаты. Человеческая натура испорчена, поругана,греховна. Чем сплоченнее люди, тем век страшнее ибезбожней. Сначала человек был искушен Дьяволом,потом, после грехопадения, он почувствовал любовь кБогу, уверовал в него, и появилась надежда на духов-ное возрождение:Повеет… Дрогнет сердце - льдина,Упорнейшая горных льдин…И как Душа Земли едина,Так будет Человек един.[4. С. 238].Августин пишет о двух родах «человеческого племе-ни», судьбы которых расходятся в разные стороны - оплемени Каина (земном, телесном) и племени Авеля(духовном). Каин построил город во грехе, Авель,странник, телесного города не построил, его град - это«Град Святых», «Град вышний» [2. С. 67]. Придет вре-мя, праведники воскреснут и обретут Царство Обето-ванное и будут править со своим Отцом вечно [2. С. 67].Мы видим связь строк русского поэта и гиппонско-го епископа. Раскол людей на праведников и грешни-ков будет преодолен. Божьи люди воскреснут, люди,влекомые демоном, попадут в Ад. Богочеловек и лю-бящие его люди будут править миром во все времена.Не будет рождения, но не будет и смерти. Дьявольскоеначало будет попрано, человек своей свободной волейвыберет град Божий.Что ж, как говорил Лютер, «только верою». Толькорелигиозный человек мог написать такую поэму.Только поэт, прекрасно разбирающийся в духовномнаследии, мог сложить такой гимн человечеству.Только мыслитель, понимающий культуру как чередусимволических откровений, мог показать связь вре-мен сквозь тысячелетия. Такой личностью был Вяче-слав Иванович Иванов.

Аврелий Августин. Исповедь Блаженного Августина, епископа Гиппонского. М. : Renaissance, 1991. 488 с.

Блаженный Августин. О граде Божием : в 4 т. М. : Издательство Спасо-Преображенского Валаамского монастыря, 1994. Т. 3. 283 с.

Бычков В.В. AESTHETICA PATRUM. Эстетика Отцов Церкви. М. : Ладомир, 1995. 593 с.

Иванов В.И. Человек // Собр. соч. : в 6 т. Брюссель : Fouer oriental chretien, 1979. Т. 3. С. 195-242.

Дешарт О. Комментарии к поэме «Человек» // Собр. соч. : в 6 т. Брюссель : Fouer oriental chretien, 1979. Т. 3. С. 737-740.

О Граде Божьем (слушать аудиокнигу бесплатно)

09:33

001 - Книга 1, Главы 1-2_64kbps

08:06

002 - Книга 1, Главы 3-4_64kbps

04:31

003 - Книга 1, Главы 5-6_64kbps

06:55

004 - Книга 1, Главы 7-8_64kbps

08:33

005 - Книга 1, Глава 9_64kbps

09:33

006 - Книга 1, Глава 10_64kbps

07:11

007 - Книга 1, Главы 11-12_64kbps

05:40

008 - Книга 1, Главы 13-14_64kbps

08:09

009 - Книга 1, Главы 15-16_64kbps

07:33

010 - Книга 1, Главы 17-18_64kbps

08:18

011 - Книга 1, Глава 19_64kbps

06:32

012 - Книга 1, Главы 20-21_64kbps

06:46

013 - Книга 1, Главы 22-23_64kbps

07:09

014 - Книга 1, Главы 24-25_64kbps

07:51

015 - Книга 1, Главы 26-27_64kbps

07:44

016 - Книга 1, Главы 28-29_64kbps

06:01

017 - Книга 1, Главы 30-31_64kbps

04:24

018 - Книга 1, Главы 32-33_64kbps

05:55

019 - Книга 1, Главы 34-36_64kbps

07:32

020 - Книга 2, Главы 1-2_64kbps

05:48

021 - Книга 2, Главы 3-4_64kbps

06:18

022 - Книга 2, Главы 5-6_64kbps

05:45

023 - Книга 2, Главы 7-8_64kbps

06:22

024 - Книга 2, Главы 9-10_64kbps

05:43

025 - Книга 2, Главы 11-12_64kbps

10:26

026 - Книга 2, Главы 13-14_64kbps

07:48

027 - Книга 2, Главы 15-17_64kbps

10:44

028 - Книга 2, Главы 18-19_64kbps

12:26

029 - Книга 2, Главы 20-21_64kbps

09:58

030 - Книга 2, Главы 22-23_64kbps

10:54

031 - Книга 2, Главы 24-25_64kbps

07:38

032 - Книга 2, Главы 26-27_64kbps

06:33

033 - Книга 2, Главы 28-29_64kbps

06:45

034 - Книга 3, Главы 1-2_64kbps

06:31

035 - Книга 3, Главы 3-5_64kbps

07:32

036 - Книга 3, Главы 6-7_64kbps

09:25

037 - Книга 3, Главы 8-10_64kbps

11:39

038 - Книга 3, Главы 11-13_64kbps

10:04

039 - Книга 3, Глава 14_64kbps

09:03

040 - Книга 3, Глава 15_64kbps

18:14

041 - Книга 3, Главы 16-17_64kbps

15:51

042 - Книга 3, Главы 18-20_64kbps

11:36

043 - Книга 3, Главы 21-24_64kbps

08:31

044 - Книга 3, Главы 25-27_64kbps

10:07

045 - Книга 3, Главы 28-30_64kbps

05:41

046 - Книга 3, Глава 31_64kbps

04:15

047 - Книга 4, Глава 1_64kbps

04:42

048 - Книга 4, Глава 2_64kbps

05:11

049 - Книга 4, Глава 3_64kbps

05:18

050 - Книга 4, Главы 4-5_64kbps

07:15

051 - Книга 4, Главы 6-7_64kbps

06:43

052 - Книга 4, Главы 8-9_64kbps

07:23

053 - Книга 4, Глава 10_64kbps

08:04

054 - Книга 4, Глава 11_64kbps

04:45

055 - Книга 4, Главы 12-14_64kbps

05:09

056 - Книга 4, Главы 15-16_64kbps

05:37

057 - Книга 4, Главы 17-18_64kbps

04:38

058 - Книга 4, Главы 19-20_64kbps

08:05

059 - Книга 4, Главы 21-22_64kbps

09:44

060 - Книга 4, Глава 23_64kbps

08:29

061 - Книга 4, Главы 24-26_64kbps

06:59

062 - Книга 4, Главы 27-28_64kbps

09:34

063 - Книга 4, Главы 29-30_64kbps

07:35

064 - Книга 4, Глаы 31-32_64kbps

05:27

065 - Книга 4, Главы 33-34_64kbps

07:33

066 - Книга 5, Глава 1_64kbps

07:06

067 - Книга 5, Главы 2-3_64kbps

08:30

068 - Книга 5, Главы 4-5_64kbps

12:52

069 - Книга 5, Главы 6-8_64kbps

17:02

070 - Книга 5, Глава 9_64kbps

09:10

071 - Книга 5, Главы 10-11_64kbps

15:54

072 - Книга 5, Глава 12_64kbps

17:11

073 - Книга 5, Главы 13-17_64kbps

14:33

074 - Книга 5, Глава 18_64kbps

11:51

075 - Книга 5, Главы 19-20_64kbps

07:45

076 - Книга 5, Главы 21-22_64kbps

09:37

077 - Книга 5, Главы 23-25_64kbps

09:11

078 - Книга 5, Глава 26_64kbps

13:06

079 - Книга 6, Глава 1_64kbps

08:05

080 - Книга 6, Главы 2-3_64kbps

07:45

081 - Книга 6, Глава 4_64kbps

07:22

082 - Книга 6, Глава 5_64kbps

08:10

083 - Книга 6, Глава 6_64kbps

08:39

084 - Книга 6, Глава 7_64kbps

05:37

085 - Книга 6, Глава 8_64kbps

11:42

086 - Книга 6, Глава 9_64kbps

09:12

087 - Книга 6, Глава 10_64kbps

05:53

088 - Книга 6, Главы 11-12_64kbps

07:43

089 - Книга 7, Главы 1-2_64kbps

10:33

090 - Книга 7, Глава 3_64kbps

07:26

091 - Книга 7, Главы 4-5_64kbps

05:21

092 - Книга 7, Главы 6-7_64kbps

03:13

093 - Книга 7, Глава 8_64kbps

06:38

094 - Книга 7, Глава 9_64kbps

05:54

095 - Книга 7, Главы 10-11_64kbps

05:10

096 - Книга 7, Главы 12-13_64kbps

06:24

097 - Книга 7, Главы 14-15_64kbps

06:29

098 - Книга 7, Главы 16-17_64kbps

06:38

099 - Книга 7, Главы 18-19_64kbps

03:42

100 - Книга 7, Главы 20-21_64kbps

10:05

101 - Книга 7, Главы 22-23_64kbps

09:01

102 - Книга 7, Главы 24-25_64kbps

09:19

103 - Книга 7, Главы 26-27_64kbps

08:42

104 - Книга 7, Главы 28-30_64kbps

05:49

105 - Книга 7, Главы 31-33_64kbps

07:20

106 - Книга 7, Главы 34-35_64kbps

04:59

107 - Книга 8, Глава 1_64kbps

08:25

108 - Книга 8, Главы 2-3_64kbps

05:43

109 - Книга 8, Глава 4_64kbps

07:48

110 - Книга 8, Глава 5_64kbps

07:22

111 - Книга 8, Главы 6-7_64kbps

06:36

112 - Книга 8, Главы 8-9_64kbps

05:56

113 - Книга 8, Глава 10_64kbps

07:58

114 - Книга 8, Главы 11-12_64kbps

07:58

115 - Книга 8, Главы 12-13_64kbps

10:25

116 - Книга 8, Главы 14-15_64kbps

08:55

117 - Книга 8, Главы 15-16_64kbps

06:19

118 - Книга 8, Главы 17-18_64kbps

07:31

119 - Книга 8, Главы 19-20_64kbps

09:25

120 - Книга 8, Главы 21-22_64kbps

10:30

121 - Книга 8, Глава 23_64kbps

13:33

122 - Книга 8, Глава 24_64kbps

09:32

123 - Книга 8, Главы 25-26_64kbps

05:32

124 - Книга 8, Глава 27_64kbps

05:06

125 - Книга 9, Главы 1-2_64kbps

03:21

126 - Книга 9, Глава 3_64kbps

09:25

127 - Книга 9, Глава 4_64kbps

06:29

128 - Книга 9, Главы 5-6_64kbps

03:51

129 - Книга 9, Глава 7_64kbps

04:39

130 - Книга 9, Глава 8_64kbps

03:37

131 - Книга 9, Глава 9_64kbps

03:43

132 - Книга 9, Главы 10-11_64kbps

03:09

133 - Книга 9, Глава 12_64kbps

08:15

134 - Книга 9, Глава 13_64kbps

07:57

135 - Книга 9, Главы 14-15_64kbps

08:24

136 - Книга 9, Глава 16_64kbps

06:02

137 - Книга 9, Главы 17-18_64kbps

03:42

138 - Книга 9, Главы 19-20_64kbps

05:31

139 - Книга 9, Главы 20-21_64kbps

07:01

140 - Книга 9, Глава 22_64kbps

10:56

141 - Книга 10, Глава 1_64kbps

09:12

142 - Книга 10, Главы 2-3_64kbps

08:00

143 - Книга 10, Главы 4-5_64kbps

07:21

144 - Книга 10, Главы 6-7_64kbps

05:49

145 - Книга 10, Глава 8_64kbps

05:56

146 - Книга 10, Глава 9_64kbps

04:38

147 - Книга 10, Глава 10_64kbps

10:30

148 - Книга 10, Глава 11_64kbps

06:23

149 - Книга 10, Главы 12-13_64kbps

05:46

150 - Книга 10, Главы 14-15_64kbps

08:44

151 - Книга 10, Глава 16_64kbps

08:54

152 - Книга 10, Главы 17-18_64kbps

05:05

153 - Книга 10, Главы 19-20_64kbps

04:15

154 - Книга 10, Глава 21_64kbps

04:43

155 - Книга 10, Главы 22-23_64kbps

05:08

156 - Книга 10, Глава 24_64kbps

08:21

157 - Книга 10, Глава 25_64kbps

10:16

158 - Книга 10, Главы 26-27_64kbps

04:28

159 - Книга 10, Глава 28_64kbps

10:36

160 - Книга 10, Глава 29_64kbps

10:12

161 - Книга 10, Главы 30-31_64kbps

18:03

162 - Книга 10, Глава 32_64kbps

07:54

163 - Книга 11, Главы 1-2_64kbps

08:54

164 - Книга 11, Главы 3-4_64kbps

08:15

165 - Книга 11, Главы 5-6_64kbps

06:29

166 - Книга 11, Главы7-8_64kbps

07:09

167 - Книга 11, Глава 9_64kbps

08:07

168 - Книга 11, Глава 10_64kbps

06:24

169 - Книга 11, Главы 11-12_64kbps

06:25

170 - Книга 11, Глава 13_64kbps

04:42

171 - Книга 11, Главы 14-15_64kbps

04:57

172 - Книга 11, Главы 16-17_64kbps

05:18

173 - Книга 11, Главы 18-19_64kbps

07:41

174 - Книга 11, Главы 20-21_64kbps

11:14

175 - Книга 11, Главы 22-23_64kbps

08:47

176 - Книга 11, Главы 24-25_64kbps

09:28

177 - Книга 11, Главы 26-27_64kbps

08:30

178 - Книга 11, Главы 28-29_64kbps

10:48

179 - Книга 11, Главы 30-32_64kbps

09:50

180 - Книга 11, Главы 33-34_64kbps

09:44

181 - Книга 12, Главы 1-2_64kbps

08:25

182 - Книга 12, Главы 3-4_64kbps

09:49

183 - Книга 12, Главы 5-6_64kbps

12:23

184 - Книга 12, Главы 7-9_64kbps

11:48

185 - Книга 12, Главы 10-12_64kbps

09:04

186 - Книга 12, Главы 13-14_64kbps

11:15

187 - Книга 12, Глава 15_64kbps

08:35

188 - Книга 12, Главы 16-17_64kbps

06:56

189 - Книга 12, Главы 18-19_64kbps

13:14

190 - Книга 12, Глава 20_64kbps

07:59

191 - Книга 12, Главы 21-24_64kbps

05:46

192 - Книга 12, Глава 25_64kbps

06:04

193 - Книга 12, Главы 26-27_64kbps

05:42

194 - Книга 13, Главы 1-2_64kbps

08:54

195 - Книга 13, Главы 3-4_64kbps

08:14

196 - Книга 13, Главы 5-7_64kbps

08:54

197 - Книга 13, Главы 8-10_64kbps

08:46

198 - Книга 13, Главаа 11_64kbps

08:59

199 - Книга 13, Главы 12-15_64kbps

06:15

200 - Книга 13, Глава 16_64kbps

11:36

201 - Книга 13, Главы 17-18_64kbps

16:58

202 - Книга 13, Главы 19-22_64kbps

13:18

203 - Книга 13, Глава 23_64kbps

16:26

204 - Книга 13, Глава 24_64kbps

09:51

205 - Книга 14, Главы 1-2_64kbps

12:43

206 - Книга 14, Главы 3-4_64kbps

06:25

207 - Книга 14, Главы 5-6_64kbps

08:03

208 - Книга 14, Глава 7_64kbps

10:34

209 - Книга 14, Глава 8_64kbps

17:36

210 - Книга 14, Глава 9_64kbps

15:12

211 - Книга 14, Главы 10-12_64kbps

15:17

212 - Книга 14, Главы 13-15_64kbps

11:55

213 - Книга 14, Главы 16-19_64kbps

12:19

214 - Книга 14, Главы 20-23_64kbps

16:19

215 - Книга 14, Главы 24-27_64kbps

14:16

216 - Книга 15, Главы 1-3_64kbps

13:08

217 - Книга 15, Главы 4-6_64kbps

11:00

218 - Книга 15, Глава 7_64kbps

12:13

219 - Книга 15, Главы 8-9_64kbps

07:18

220 - Книга 15, Главы 10-11_64kbps

15:32

221 - Книга 15, Главы 12-13_64kbps

15:11

222 - Книга 15, Главы 14-15_64kbps

10:00

223 - Книга 15, Глава 16_64kbps

11:50

224 - Книга 15, Главы 17-19_64kbps

13:22

225 - Книга 15, Глава 20_64kbps

10:26

226 - Книга 15, Главы 21-22_64kbps

13:09

227 - Книга 15, Глава 23_64kbps

10:01

228 - Книга 15, Главы 24-26_64kbps

11:57

229 - Книга 15, Глава 27_64kbps

13:25

230 - Книга 16, Главы 1-2_64kbps

15:22

231 - Книга 16, Главы 3-4_64kbps

09:38

232 - Книга 16, Главы 5-7_64kbps

07:53

233 - Книга 16, Глава 8_64kbps

10:17

234 - Книга 16, Главы 9-10_64kbps

09:41

235 - Книга 16, Глава 11_64kbps

08:17

236 - Книга 16, Главы 12-14_64kbps

10:16

237 - Книга 16, Главы 15-16_64kbps

07:33

238 - Книга 16, Главы 17-20_64kbps

09:45

239 - Книга 16, Главы 21-23_64kbps

10:50

240 - Книга 16, Глава 24_64kbps

14:49

241 - Книга 16, Главы 25-27_64kbps

12:29

242 - Книга 16, Главы 28-31_64kbps

08:04

243 - Книга 16, Глава 32_64kbps

12:40

244 - Книга 16, Главы 33-36_64kbps

13:05

245 - Книга 16, Главы 37-38_64kbps

11:40

246 - Книга 16, Главы 39-41_64kbps

10:18

247 - Книга 16, Главы 42-43_64kbps

15:35

248 - Книга 17, Главы 1-3_64kbps

27:35

249 - Книга 17, Глава 4_64kbps

15:51

250 - Книга 17, Глава 5_64kbps

16:23

251 - Книга 17, Главы 6-7_64kbps

13:39

252 - Книга 17, Главы 8-9_64kbps

15:00

253 - Книга 17, Главы 10-12_64kbps

08:11

254 - Книга 17, Главы 13-15_64kbps

09:24

255 - Книга 17, Глава 16_64kbps

12:40

256 - Книга 17, Главы 17-18_64kbps

13:41

257 - Книга 17, Главы 19-20_64kbps

10:26

258 - Книга 17, Главы 21-24_64kbps

10:56

259 - Книга 18, Главы 1-2_64kbps

11:59

260 - Книга 18, Главы 3-7_64kbps

11:58

261 - Книга 18, Главы 8-10_64kbps

14:10

262 - Книга 18, Главы 11-12_64kbps

07:14

263 - Книга 18, Главы 13-14_64kbps

06:54

264 - Книга 18, Главы 15-17_64kbps

12:58

265 - Книга 18, Главы 18-20_64kbps

14:15

266 - Книга 18, Главы 21-23_64kbps

10:37

267 - Книга 18, Главы 24-27_64kbps

10:50

268 - Книга 18, Главы 28-29_64kbps

08:17

269 - Книга 18, Главы 30-31_64kbps

10:49

270 - Книга 18, Глава 32_64kbps

08:44

271 - Книга 18, Главы 33-34_64kbps

10:56

272 - Книга 18, Глава 35_64kbps

10:01

273 - Книга 18, Главы 36-38_64kbps

05:36

274 - Книга 18, Главы 39-40_64kbps

09:41

275 - Книга 18, Глава 41_64kbps

09:12

276 - Книга 18, Главы 42-43_64kbps

12:12

277 - Книга 18, Главы 44-45_64kbps

09:26

278 - Книга 18, Главы 46-47_64kbps

10:53

279 - Книга 18, Главы 48-50_64kbps

13:20

280 - Книга 18, Главы 51-52_64kbps

14:48

281 - Книга 18, Главы 53-54_64kbps

15:49

282 - Книга 19, Глава 1_64kbps

14:20

283 - Книга 19, Главы 2-3_64kbps

20:49

284 - Книга 19, Глава 4_64kbps

09:09

285 - Книга 19, Главы 5-6_64kbps

08:34

286 - Книга 19, Главы 7-8_64kbps

08:23

287 - Книга 19, Главы 9-11_64kbps

12:21

288 - Книга 19, Глава 12_64kbps

13:21

289 - Книга 19, Главы 13-14_64kbps

08:16

290 - Книга 19, Главы 15-16_64kbps

08:09

291 - Книга 19, Главы 17-18_64kbps

05:58

292 - Книга 19, Главы 19-20_64kbps

09:58

293 - Книга 19, Главы 21-22_64kbps

19:26

294 - Книга 19, Глава 23_64kbps

14:42

295 - Книга 19, Главы 24-28_64kbps

11:09

296 - Книга 20, Главы 1-2_64kbps

07:06

297 - Книга 20, Главы 3-4_64kbps

11:50

298 - Книга 20, Глава 5_64kbps

07:39

299 - Книга 20, Глава 6_64kbps

13:01

300 - Книга 19, Глава 7_64kbps

12:14

301 - Книга 20, Глава 8_64kbps

13:55

302 - Книга 20, Глава 9_64kbps

16:35

303 - Книга 20, Главы 10-13_64kbps

11:23

304 - Книга 20, Главы 14-15_64kbps

09:20

305 - Книга 20, Главы 16-17_64kbps

16:21

306 - Книга 20, Главы 18-19_64kbps

09:08

307 - Книга 20, Глава 2_64kbps

16:33

308 - Книга 20, Глава 21_64kbps

11:35

309 - Книга 20, Главы 22-23_64kbps

12:38

310 - Книга 20, Глава 24_64kbps

10:12

311 - Книга 20, Главы 27-29_64kbps

17:33

312 - Книга 20, Глава 30_64kbps

12:29

313 - Книга 21, Главы 1-3_64kbps

10:24

314 - Книга 21, Глава 4_64kbps

07:13

315 - Книга 21, Глава 5_64kbps

07:09

316 - Книга 21, Глава 6_64kbps

07:48

317 - Книга 21, Глава 7_64kbps

12:46

318 - Книга 21, Глава 8_64kbps

10:53

319 - Книга 21, Главы 9-10_64kbps

07:46

320 - Книга 21, Главы 11-12_64kbps

07:15

321 - Книга 21, Главы 13-14_64kbps

08:50

322 - Книга 21, Главы 15-16_64kbps

08:50

323 - Книга 21, Главы 17-18_64kbps

07:25

324 - Книга 21, Главы 19-22_64kbps

04:52

325 - Книга 21, Глава 23_64kbps

17:52

326 - Книга 21, Глава 24_64kbps

08:19

327 - Книга 21, Глава 25_64kbps

13:23

328 - Книга 21, Глава 26_64kbps

21:25

329 - Книга 21, Глава 27_64kbps

13:07

330 - Книга 22, Главы 1-3_64kbps

10:31

331 - Книга 22, Главы 4-5_64kbps

12:05

332 - Книга 22, Главы 6-7_64kbps

11:44

333 - Книга 22, Глава 8. Часть 1_64kbps

10:11

334 - Книга 22, Глава 8. Часть 2_64kbps

17:47

335 - Книга 22, Глава 8. Часть 3_64kbps

15:33

336 - Книга 22, Главы 9-11_64kbps

07:48

337 - Книга 22, Главы 9-11_64kbps

11:30

338 - Книга 22, Главы 15-17_64kbps

12:25

339 - Книга 22, Главы 18-19_64kbps

09:07

340 - Книга 22, Главы 20-21_64kbps

16:26

341 - Книга 22, Главы 22-23_64kbps

19:18

342 - Книга 22, Глава 24_64kbps

15:01

343 - Книга 22, Главы 25-28_64kbps

19:29

344 - Книга 22, Глава 29_64kbps

15:16

345 - Книга 22, Глава 30_64kbps

Августин Блаженный - О граде Божием читать онлайн

religion_rel Августин Блаженный О граде Божием

За основу публикации «О Граде Божием» в библиотеке «Азбуки веры» взят текст «современной редакции»[1], который оказался доступен сразу на нескольких сайтах[2] в одном и том же виде – с большим количеством ошибок распознавания, рядом пропусков (целых глав!) и без указания трудившихся над оцифровкой.

Текст мы исправили по изданию «Алетейи». Кроме того, ссылки на Писание и на древних писателей сверили с киевским изданием начала XX века[3] (в котором другой перевод[4] и цитаты из Писания даны по-церковнославянски). Разночтения разрешались по латинскому оригиналу (обычно в пользу киевского издания) и отмечались в примечаниях.

Из этого же дореволюционного издания для удобства читателя добавлены тексты, предваряющие книги (петитом) и главы (курсивом), а также восполнены многочисленные пропуски текста в издании «Алетейи».

В тех, довольно многих случаях, когда цитата из Писания по синодальному переводу не подтверждает мысль блаженного Августина (что чаще всего было своеобразно прокомментировано редактором), мы восстановили цитаты по церковнославянскому тексту и убрали ставшие сразу ненужными примечания.

Редакция «Азбуки Веры»

2013-05-12 ru Nazar Vasiuchyn doc2fb, FictionBook Editor Release 2.6 2013-05-12 BECF38C3-DB8E-4CF3-BB4F-1A94829BA095 2

Опровергает язычников, которые бедствия империи, особенно же последнее опустошение Рима готами, приписывали христианской религии, запрещающей культ богов. Рассуждает о благосостоянии и невзгодах, бывших в то время, по обыкновению, общими и для людей добрых, и для злых. Обуздывает наглость тех, которые ставили в укор христианству изнасилование христианских женщин воинами.

О цели и содержании предпринятого сочинения

В этом сочинении, любезнейший сын мой Марцеллин, тобою задуманном, а для меня, в силу данного мною обещания, обязательном, я поставил своей задачей защитить град Божий, славнейший как в этом течении времени, когда странствует он между нечестивыми, «живя верою» (Авв.2:4), так и в той вечной жизни, которую сейчас он «ожидает с терпением» (Рим.8:25), веря, что «суд возвратится к правде» (Пс.93:15), и которую он обретет в силу несомненного ее превосходства, защитить против тех, которые ставят своих богов выше его Основателя. Велик и тяжел этот труд; но «Бог нам прибежище» (Пс.61:9).

Знаю, какие нужны силы для того, чтобы убедить гордых, как велика доблесть смирения, благодаря которой все земные величия, колеблющиеся от непостоянства времени, превосходит не присвоенная себе человеческой спесью высота, а та, которая даруется божественною благодатью. Ибо Царь и Основатель этого града, о котором мы задумали говорить, открыл в Писании Своем народам определение божественного закона, в котором сказано: «Бог гордым противится, а смиренным дает благодать» (Иак.4:6; 1Пет.5:5). Но то, что принадлежит одному только Богу, старается присвоить себе и надменный дух гордой души, и любит, чтобы ему вменяли в славу щадить покорных, низлагая гордых.[5]

Поэтому, насколько того требует предпринятый мною труд и насколько это представляется возможным, нельзя обойти молчанием и земного града, который, стремясь к господству, сам находится под властью этой страсти господствовать, хотя ему и поклоняются народы.

О врагах имени Христова, которых варвары при опустошении Рима пощадили ради Христа

Из этого-то града и выходят враги, от которых нам надлежит защищать град Божий. Многие из них, впрочем, исправив заблуждение нечестивости, становятся вполне приличными гражданами града, но многие до такой степени воспламеняются ненавистью к нему и до такой степени оказываются неблагодарными к очевидным благодеяниям его Искупителя, что поднимают против него в настоящее время языки свои даже потому, что, избегая вражеского меча, спасли жизнь, которою гордятся, в его священных местах.[6]

Разве враждебными имени Христову оказываются не именно те римляне, которых варвары пощадили ради Христа? Об этом свидетельствуют места мучеников и базилики апостолов, которые во время опустошения Рима уберегли в себе и своих, и чужих. До их порога свирепствовал кровожадный неприятель; там останавливалась ярость убийцы; туда сострадательные враги приводили тех, кого щадили вне этих мест, чтобы не набросились на них другие, которые подобного сострадания не имели. Даже у тех из них, которые убивали и свирепствовали по обычаю врагов в других местах, и у тех, после того как приходили они туда, где запрещено было то, что в других местах по праву войны дозволялось, вся свирепость укрощалась и пропадала жадность к военной добыче. Таким-то образом уцелели многие, унижающие теперь времена христианские и обвиняющие Христа за все те бедствия, которые испытал их град, а те блага жизни, что даны были им в честь Христа, приписывают не нашему Христу, а своему фатуму.

А между тем, если бы было у них хоть сколько-нибудь здравого смысла, они должны были бы все то, что претерпели от врагов сурового и жестокого, приписать божественному провидению, которое обычно исправляет и сглаживает войнами испорченные нравы людей, справедливую же и похвальную жизнь смертных в то же самое время этими поражениями упражняет и после испытания или переносит их в лучший мир, или удерживает на этой земле ради пользы других. А то, что кровожадные варвары, вопреки обычаю войны, пощадили их ради имени Христова в местах, посвященных имени Христову, – это им следовало приписать временам христианским, И за это они должны были благодарить Бога, и, чтобы избежать наказания вечным огнем, искренне прибегнуть к имени Его, имени, которое многие употребили ложно, чтобы избежать неминуемой гибели. Ведь среди тех, которых ты видишь так дерзко и нагло издевающимися над рабами Христовыми, весьма много таких, которые не избежали бы этой гибели и истребления, если бы не выдали себя ложно за рабов Христа. И вот, в неблагодарной своей гордыне и по нечестивейшему безумию, чтобы получить наказание вечным мраком, восстают они извращенным сердцем своим против имени Его, имени, к которому прибегли лукавыми устами своими, чтобы пользоваться временным светом!

Читать дальше

(PDF) Августин Блаженный: формирование средневековой философии права

«чертой его величия», заключает: «поскольку Августин постиг противоречия,

заложенные в природе вещей, то от него и поныне исходит притягательная

сила»10.

Анализ средневековой философии права современным исследователем в

век всеобщего господства позитивизма и неверия сопряжен с серьезными

трудностями мировоззренческого и методологического характера. Формула

Августина «верю, чтобы понимать», не настолько парадоксальна как формула

Тертуллиана «верую, ибо абсурдно»11. Но и она для современного скептика

создает дополнительные трудности для восприятия всей системы. Так

Вильгельм Вундт, оценивая решение Августином этической проблемы, писал

«Его учение об искуплении представляет такое разрешение в абсолютно

непонятной форме, так как оно объединяет требуемую религиозной

потребностью зависимость человека от Бога с не менее принудительным

стремлением души, сознающей свою вину, чувствовать себя ответственным

за нее, – два противоречащие понятия, соединение которых возможно только

чисто мистическим путем»12. Тем не менее, Августин не просто теолог, но и

философ. Многие из произведений Августина могут считаться светскими,

исследовательскими и аналитическими: «Против академиков», «Об учителе»,

«О музыке» «О количестве души». К философским следует отнести такие

работы, как «О порядке», «О свободной воле», «О блаженной жизни»,

«Монологи», значительную часть «Исповеди», приписываемую Августину

10 Jaspers K. Augustin. München, 1976, S. 73. Цит. по: Четвернин В.А. Политическое учение

Блаженного Августина. С. 12.

11 Знаменитый тезис «Credo, quia absurdum est» (верю, ибо абсурдно) был выведен из

следующего высказывания Тертуллиана: версия Ж. П. Миня (Patrologiae

cursuscompletus.Serieslatina.P., 1844.Col. 806): «Natus est Filius Dei: non pudet quia

pudendum est; et mortuus est Dei Filius: prorsus credibile est quia ineptum est; et sepultus,

resurrexit: certum est quia impossibile» («Родился Сын Божий: не стыдно, тогда как

достойно стыда; и умер Сын Божий: вполне достоверно, тогда как нелепо; и, погребенный,

воскрес: несомненно, тогда как невозможно») // См. об этом: Неретина С.С. Верующий

разум. К истории средневековой философии. Архангельск: Поморский международный

педагогический у-т им. Ломоносова, 1995. С. 77 – 95.

12 Вундт В. Введение в философию. М.: «ЧеРо», «Добросвет», 1998. С. 128 – 129.

Аудиокнига недоступна | Audible.com

  • Evvie Drake: более

  • Роман
  • К: Линда Холмс
  • Рассказывает: Джулия Уилан, Линда Холмс
  • Продолжительность: 9 часов 6 минут
  • Несокращенный

В сонном приморском городке в штате Мэн недавно овдовевшая Эвелет «Эвви» Дрейк редко покидает свой большой, мучительно пустой дом почти через год после гибели ее мужа в автокатастрофе.Все в городе, даже ее лучший друг Энди, думают, что горе держит ее внутри, а Эвви не поправляет их. Тем временем в Нью-Йорке Дин Тенни, бывший питчер Высшей лиги и лучший друг детства Энди, борется с тем, что несчастные спортсмены, живущие в своих худших кошмарах, называют «ура»: он больше не может бросать прямо, и, что еще хуже, он не может понять почему.

  • 3 из 5 звезд
  • Что-то заставляло меня слушать....

  • К Каролина Девушка на 10-12-19

Город Божий (Святой Августин)

Пожалуйста, помогите поддержать миссию New Advent и мгновенно загрузите все содержимое этого веб-сайта.Включает в себя католическую энциклопедию, отцов церкви, Summa, Библию и многое другое - всего за 19,99 $ ...

Книга 1 Августин осуждает язычников, которые приписывали мировые бедствия, и особенно недавний разграбление Рима готами, христианской религии и ее запрету поклоняться богам. Он говорит о благах и несчастьях жизни, которые тогда, как всегда, случались как с хорошими, так и с плохими людьми. Наконец, он упрекает бесстыдство тех, кто бросает вызов христианам в том, что их женщины были оскорблены солдатами.

Книга 2 В этой книге Августин рассматривает те бедствия, которые претерпели римляне до времен Христа, и в то время как поклонение ложным богам практиковалось повсеместно; и демонстрирует, что римляне не только не были спасены богами от несчастий, но и постигли их единственное или, по крайней мере, величайшее из всех бедствий - испорченность нравов и пороки души.

Книга 3 Как в предыдущей книге Августин доказал относительно моральных и духовных бедствий, так и в этой книге он доказывает относительно внешних и телесных бедствий, что с момента основания города римляне постоянно подвергались им; и что даже когда ложным богам поклонялись без соперников, до пришествия Христа, они не приносили облегчения от таких бедствий.

Книга 4 В этой книге доказывается, что масштабы и длительность существования Римской империи следует приписывать, а не Юпитеру или языческим богам, которым по отдельности принадлежали даже единичные вещи и самые низменные функции. считается вверенным, но единому истинному Богу, автору счастья, чьей властью и судом основаны и поддерживаются земные царства.

Книга 5 Августин сначала обсуждает доктрину судьбы, чтобы опровергнуть тех, кто склонен относить к судьбе силу и рост Римской империи, что не могло быть приписано ложным богам, как было показано в предыдущая книга.После этого он доказывает, что между предвидением Бога и нашей свободной волей нет противоречия. Затем он говорит о манерах древних римлян и показывает, в каком смысле благодаря добродетели самих римлян и в какой степени по совету Бога он увеличил их владычество, хотя они не поклонялись ему. Наконец, он объясняет, что следует считать истинным счастьем христианских императоров.

Книга 6 До сих пор аргумент велся против тех, кто верил, что богам следует поклоняться ради временных преимуществ, теперь он направлен против тех, кто считает, что им следует поклоняться ради вечной жизни. .Августин посвящает следующие пять книг опровержению этой последней веры и прежде всего показывает, насколько низкое мнение о богах было у самого Варрона, самого уважаемого писателя по языческому богословию. В этом богословии Августин разделяет Варрона на три вида: мифический, естественный и гражданский; и сразу демонстрирует, что ни мифическое, ни гражданское не могут ничего сделать для счастья будущей жизни.

Книга 7 В этой книге показано, что вечная жизнь не достигается поклонением Янусу, Юпитеру, Сатурну и другим избранным богам гражданского богословия.

Книга 8 Августин переходит теперь к третьему типу богословия, то есть к естественному, и поднимает вопрос о том, полезно ли поклонение богам естественного богословия для обеспечения блаженства в будущей жизни. . Этот вопрос он предпочитает обсуждать с платониками, потому что платоновская система - это легко принцепс и среди философий, и она наиболее приближена к христианской истине. Развивая этот аргумент, он сначала опровергает Апулея и всех, кто утверждает, что демонам следует поклоняться как посланникам и посредникам между богами и людьми; демонстрация того, что демоны, которые являются рабами порока и которые наслаждаются и покровительствуют тому, что добрые и мудрые люди ненавидят и осуждают, - кощунственные выдумки поэтов, театральные представления и магические искусства - не могут примириться с добрыми богами.

Книга 9 Показав в предыдущей книге, что поклонение демонам должно быть отвергнуто, поскольку они тысячами способов провозглашают себя злыми духами, Августин в этой книге встречает тех, кто заявляет о различиях между демонами, причем некоторые из них злые. , а другие хороши; и, разрушив это различие, он доказывает, что не демону, а только Христу принадлежит обязанность обеспечивать людей вечным блаженством.

Книга 10 В этой книге Августин учит, что добрые ангелы желают, чтобы только Бог, которому они сами служат, получил ту божественную честь, которая дается через жертву и которая называется latreia. Затем он продолжает спор против Порфирия о принципе и способе очищения и освобождения души.

Книга 11 Здесь начинается вторая часть этой работы, в которой рассказывается о происхождении, истории и судьбах двух городов, земного и небесного. Во-первых, Августин показывает в этой книге, как изначально образовались два города, разделив добрых и злых ангелов; и использует повод для трактовки сотворения мира, как это описано в Священном Писании в начале книги Бытия.

Книга 12 Августин сначала вводит два запроса об ангелах; а именно, откуда в одних добрая воля, а в других злая? И в чем причина блаженства добра и несчастья зла? Затем он говорит о сотворении человека и учит, что он не от вечности, но был создан никем иным, как Богом.

Книга 13 В этой книге говорится, что смерть является наказанием и возникла из греха Адама.

Книга 14 Августин снова говорит о грехе первого человека и учит, что он является причиной плотской жизни и порочных привязанностей человека.В частности, он доказывает, что стыд, который сопровождает похоть, является справедливым наказанием за это непослушание, и спрашивает, как человек, если бы он не согрешил, мог бы без похоти размножать себе подобных.

Книга 15 Рассмотрев в четырех предыдущих книгах происхождение двух городов, земного и небесного, Августин объясняет их рост и прогресс в четырех следующих книгах; и для этого он объясняет главные отрывки священной истории, имеющие отношение к этому предмету.В этой пятнадцатой книге он открывает эту часть своей работы, объясняя события, записанные в Книге Бытия, со времен Каина и Авеля до потопа.

Книга 16 В первой части этой книги, с первой по двенадцатую главу, развитие двух городов, земного и небесного, от Ноя до Авраама, показано из Священного Писания: во второй части , продвижение только небесных, от Авраама до царей Израилевых, является предметом обсуждения.

Книга 17 В этой книге история города Бога прослеживается во времена царей и пророков от Самуила до Давида и даже до Христа; а пророчества, записанные в книгах Царей, Псалмах и пророчествах Соломона, истолковываются о Христе и церкви.

Книга 18 Августин прослеживает параллельные пути земных и небесных городов со времен Авраама до конца света; и ссылается на пророчества о Христе, как те, что были произнесены сивиллами, так и те из священных пророков, которые писали после основания Рима, Осии, Амоса, Исайи, Михея и их преемников.

Книга 19 В этой книге обсуждается конец двух городов, земного и небесного. Августин пересматривает мнения философов о высшем благе и их тщетные попытки сделать себе счастье в этой жизни; и, опровергая их, он пользуется случаем, чтобы показать, что такое мир и счастье, принадлежащие небесному городу или народу Христа, как сейчас, так и в будущем.

Книга 20 Относительно Страшного суда и заявлений о нем в Ветхом и Новом Заветах.

Книга 21 Конца, предназначенного для города дьявола, а именно вечного наказания проклятых; и аргументов, которые против него приводит неверие.

Книга 22 В этой книге говорится о конце града Божьего, то есть о вечном счастье святых; вера в воскресение тела утверждается и объясняется; и работа завершается показом того, как святые, облаченные в бессмертные и духовные тела, должны использоваться.

Об этой странице

Источник. Перевод Маркуса Додса. Из Никейских и постникейских отцов, первая серия, т. 2. Под редакцией Филиппа Шаффа. (Буффало, штат Нью-Йорк: Christian Literature Publishing Co., 1887.) Отредактировано и отредактировано для Нового Пришествия Кевином Найтом. .

Контактная информация. Редактор New Advent - Кевин Найт. Мой адрес электронной почты: feedback732 at newadvent.org. (В целях борьбы со спамом этот адрес может время от времени изменяться.) К сожалению, я не могу отвечать на каждое письмо, но я очень ценю ваши отзывы - особенно уведомления о типографских ошибках и неприемлемой рекламе.

Исторический контекст для Города Бога Августина

Августина Город Бога , возможно, является первым крупным произведением христианской философии. Работа охватывает, среди прочего, теодицею, гражданское и естественное богословие, историю творения, философию истории, эсхатологию и мученичество. Завершенный к 426 году (н.э.), Город Бога Августин написал не менее десяти лет.

Город Бога , по крайней мере, в некотором широком смысле, является ответом на травму нападения вестготов на Рим в 410 году. До этого момента Римская империя доминировала в средиземноморской цивилизации почти тысячу лет. Когда вестготы во главе с Аларихом разграбили и разграбили Рим, его граждане были глубоко потрясены и опустошены. Стены города не пробивались восемьсот лет. Это нападение стало не только бедствием для жителей города, но и символом развалившейся империи.

Видение святого Августина от Асканио Лучано, ок. 1669–1691. (Викискладе) Многие римляне истолковали мешок как наказание за отказ от традиционных богов и богинь в пользу новой государственной религии - христианства. Августин написал Город Божий частично, чтобы опровергнуть это понятие. Он попытался показать, что христианский Бог, которого нельзя порицать, на самом деле является источником утешения и силы.

Для этого Августин выдвигает два основных аргумента в Город Божий .Первый обращается непосредственно к тем, кто критиковал христианского Бога за неспособность защитить Рим и его граждан. Августин указывает, что христианство действительно предлагало защиту, поскольку многие беженцы от нападения использовали христианские базилики в качестве убежища от захватчиков. Для Августина это хоть какое-то свидетельство милосердия и сострадания Бога.

Второй аргумент состоит в том, что римляне не потеряли ничего подлинного в ходе нападения. Августин утверждает, что Рим - это, по сути, город людей.Он эфемерный, земной, и, как и всем другим городам, суждено в конце концов исчезнуть. С другой стороны, Город Бога стабилен, вечен и является источником абсолютного утешения. Это город под властью Бога, и, следовательно, город, который в конечном итоге придет к триумфу.

Написано Патриком Комстоком, Программа философии и образования, Педагогический колледж, Колумбийский университет

Консультации по работам:

J.J.О’Доннелл, «Следующая жизнь Августина», в R. Markus et al (eds) Пределы древнего христианства , Анн-Арбор: University of Michigan Press, 1999, стр. 215-231

Джеймс Дж. О'Доннелл поддерживает обширный сайт, посвященный Августину: http://www9.georgetown.edu/faculty/jod/augustine/

Посидиус «Жизнь Августина» находится здесь: http: // www. .tertullian.org / Fathers / Possidius_life_of_augustine_02_text.htm

Классическая современная биография Питера Брауна, исправленное издание которой учитывает недавно обнаруженные письма и проповеди: Августин Гиппопотам: Биография .Преподобный Эд. Беркли: Калифорнийский университет Press, 2000

Августин, ул. 9780385029100: Amazon.com: Книги

Шедевр святого Августина - это интерпретация истории с точки зрения борьбы между добром и злом: Город Бога в конфликте с Городом Дьявола. Сокращенный для современного читателя.

Шедевр святого Августина - это интерпретация истории с точки зрения борьбы между добром и злом: Город Бога в конфликте с Городом Дьявола.Сокращенный для современного читателя.

АВГУСТИН ГИППО (354–430 гг. Н. Э.) - один из самых влиятельных деятелей культуры всех времен. Его развитие христианского богословия в четвертом и пятом веках сформировало церковное учение для будущих поколений. Получив влияние в качестве учителя риторики в Гиппопотамах, Риме и Милане, Августин сначала принял манихейскую религию, а позже попал под влияние неоплатонизма. Однако в 387 г. н.э. его жизнь резко изменила направление с его обращением в христианство.После обращения он вернулся в свою родную Северную Африку, где был рукоположен в священники, а затем стал епископом. Как лидер церкви в Гиппоне, он широко проповедовал и написал объемные библейские комментарии и апологетические труды, защищающие христианскую веру от ее соперников и хулителей, а также более личные и пастырские труды, такие как Confessions .

Часть первая

Языческие боги и земное счастье

Книга I

Христианство не стало причиной падения Рима

Предисловие

Мой дорогой Марцеллин: 1 Эта работа, которую я начал, выполняет мое обещание, данное вам.В нем я беру на себя ни что иное, как задачу защиты славного Града Бога от тех, кто предпочитает своих богов его Основателю. Я буду рассматривать его как на его временной стадии здесь, ниже (где он странствует среди грешников и живет верой), так и как твердо установленный в своем вечном жилище - ту благословенную цель, на которую мы терпеливо надеемся «до справедливости»

1 Марцеллин, страстный христианин и до своей смерти в сентябре 413 г., близкий друг святого Августина, был назначен Почитающим Императором (395–423 гг.) уполномоченным по разрешению споров между католиками и донатистами в Северной Африке.Стремясь обратить в свою веру языческого, но хорошо расположенного имперского проконсула Волузиана, он обратился за помощью к Августину и, таким образом, стал поводом для переписки между проконсулом и святым, которая до сих пор сохранилась и проливает много света на начало. Града Божьего. Св. Августин начал в 412 г. (и закончил в 415 г.) первые пять Книг, которые, как он говорит нам в своих Отступлениях (глава 69), были задуманы как опровержение языческой позиции, согласно которой политеизм необходим для социального процветания и что Запрещение языческого поклонения «является источником многих бедствий.«

будут обращены в суд» 2, но который однажды должен стать наградой за превосходство в окончательной победе и совершенном мире. Я понимаю, что это высокая и трудная задача, но Бог поможет мне3.

Я, конечно, знаю, какая изобретательность и сила аргументов необходимы, чтобы убедить гордых людей в силе смирения. Его величие выше вершин земного величия, сотрясаемых переменчивыми ветрами времени - не из-за человеческого высокомерия, а только по милости Божьей.Ибо в Священном Писании Король и Основатель Города, о котором я взялся говорить, явил Своему народу суд божественного закона: «Бог гордым противится и смиренным дает благодать» 4. К сожалению, раздутый дух человека гордость претендует на эту высокую прерогативу, которая принадлежит одному Богу, и жаждет и любит слышать повторяющуюся в своей собственной хвале строчку: «Быть ​​милосердным к побежденным и побеждать надменных» 5.

Следовательно, так далеко. поскольку общий план трактата требует и позволяют мои способности, я должен также говорить о земном городе - о том городе, который желает господствовать над миром и который, хотя народы склоняются к его игу, сам находится под властью своей страсти к владычество.

Chapter 1

Из этого земного города исходят враги, от которых должен защищаться Город Божий. Некоторые из них, правда, отрекаются от своих мирских ошибок и становятся достойными членами в Городе Бога. Но многие другие, увы, вспыхивают в пламенной ненависти к нему и проявляют крайнюю неблагодарность, несмотря на знаменательные дары его Ре-димера. Ибо у них больше не было бы голоса, который можно было бы поднять против него, если бы его святилища не давали им убежища, когда они бежали от мечей захватчиков, и не давали им возможности спасти ту жизнь, которой они так гордятся.

2 шт. 93.15.

3 шт. 61.9.

4 Джеймс 4.6; 1 Петра 5.5.

5 Вергилий, Энеида 6.853.

Разве даже те самые римляне, которых варвары пощадили ради Христа, не нападали на Его Имя? Об этом свидетельствуют как святыни мучеников, так и базилики апостолов: на фоне разорения города эти постройки давали убежище не только верующим, но и неверным. До священного порога бушевал смертоносный враг, но ярость убийц не продвинулась дальше.Милосердные враги вели к церквям тех, кого они щадили даже за пределами святых мест, чтобы спасти их от тех, кому не хватало такой милости. Даже эти безжалостные люди, которые в других местах обычно предавались свирепости против врагов, обуздали свою убийственную ярость и обуздали свою манию захвата пленников, как только они достигли святых мест. Здесь закон святилища запрещал то, что разрешал закон войны в других местах. Таким образом были спасены многие из тех, кто ныне кричит христианскую культуру и обвиняет Христа в бедствиях, постигших город.В самом деле, ту самую милость, которой они обязаны своей жизнью и которая была проявлена ​​во Имя Христа, они приписывают не нашему Христу, а своей Судьбе. Тем не менее, если бы у них был только здравый смысл, они бы увидели, что невзгоды и жестокости, которым они подверглись от врага, исходили от того Божественного Провидения, которое использует войну для исправления развращенной жизни людей. Им следует понять, что это путь Провидения - испытывать такими несчастьями людей добродетельной и образцовой жизни и призвать их, однажды испытанных, к лучшему миру, или оставить их на какое-то время на земле для достижения других. целей.Что касается того факта, что свирепые варвары, вопреки обычаю войны, обычно щадили свои жизни ради Христа и, в частности, в местах, посвященных имени Христа, которые по милосердному провидению были достаточно просторными, чтобы предоставить убежище большому количеству людей, - это они должны были отнести к христианской культуре. Они должны благодарить Бога и, если они хотят избежать страданий вечного огня, должны обратиться к Его имени со всей искренностью - как и многие, без искренности, чтобы избежать последствий нынешней гибели.

Ибо многие из тех, кого вы видите наглыми оскорблениями служителей Христа, не избежали бы разорения и резни, если бы они не выставлялись напоказ как слуги Христа. Теперь, с неблагодарной гордостью, нечестивым безумием и извращенным сердцем, они работают против этого Имени. Те, кто обратились к этому Имени лживым языком, чтобы насладиться этим временным светом, заслуживают наказания вечной тьмы.

Chapter 2

Хроники наполнены войнами, которые велись до основания Рима и с тех пор, как он вырос и вырос в империю.Пусть язычники прочитают эти хроники, а затем приведут один-единственный случай, когда город попал в руки врага, готового щадить людей, ищущих убежища в храмах своих богов. Или пусть они даже укажут на одного-единственного вождя варваров, который захватил город, а затем приказал своим солдатам не убивать пойманных ни в одном из храмов. Разве Эней не видел, как Приам срубил перед жертвенником, «осквернив своей кровью огни жертвенника собственного освящения»? так как они схватились за святой образ и осмелились окровавленными руками прикоснуться к девичьим венкам богини »? 2 Не сбылось и следующее:« С

годов надежда на Грецию угасала и ускользала.'3 Ибо после этого они победили; после этого они истребили Трою огнем и мечом; после этого Приаму отрезали голову перед жертвенником, к которому он убежал. Троя погибла не потому, что потеряла свой Палладий - Минерву. И что сначала потеряла сама Минерва, чтобы погибнуть? Стражи ее статуи? Конечно, как только они будут убиты, Минерву можно будет увести. Не чучело охраняло мужчин, а люди, которые охраняли чучело. По какой земной причине Минерва почиталась как защитница земли и людей, когда она не могла защитить даже стражников своего храма?

1 Энеида 2.501.

2 Там же. 2.166ff.

3 Там же.

Chapter 3

Только подумайте о тех богах, защите которых римляне были довольны тем, что доверили свой город! Невозможно представить себе более жалкую иллюзию. Тем не менее, язычники сердятся на нас за то, что мы так откровенно говорим об их божественности. Однако они не испытывают гнева к своим писателям. Они даже платят им гонорар за то, чтобы преподавать такую ​​ерунду, и считают таких учителей достойными государственной зарплаты и почестей. Возьмите Вергилия. Дети должны прочесть этого величайшего и лучшего из всех поэтов, чтобы так глубоко поразить их нежные умы, что о нем никогда не будет легко забыть, как подсказывают хорошо известные слова Горация:

Ликеры, которые впервые содержатся в новом сосуде

Позади они оставляют вкус, который сохраняется надолго.1

Теперь, в Вергилии, Юнона изображена как враг троянцев и говорящая, пока она подстрекает Эола, Царя Ветров, против них:

Народ, который я ненавижу мирно, плывет мимо,

С Троей и павших богов Трои в Италию.2

Действовали ли они мудро, передав иммунитет Рима от поражения в руки таких побежденных божеств? Даже если предположить, что Юнона произнесла эти слова в припадке женского гнева, не зная, что она сказала, Эней, так часто называемый «благочестивым», не рассказывает, как

Пантус, жрец Феба и Башни,

Бросился со своим племянником и побежденными богами

И в отчаянии искал убежища у моей двери.3

Разве он не признает, что те самые боги, которых он объявляет «завоеванными», вверены ему под защиту, а не он их, когда ему

1 Гораций, Послания 1.2.69.

2 Вергилий, Энеида 1.67.

3 Там же. 2.319ff.

, учитывая обвинение: «Тебе Троя хвалит своих богов, все свое»? верить в то, что было разумно доверить Риму охрану таких божеств, и верить, что Рим никогда не будет разрушен, если он не потеряет своих богов.Фактически, поклоняться падшим богам как покровителям и защитникам больше похоже на плохие шансы5, чем на хороших богов. Гораздо разумнее верить не столько в то, что Рим был бы спасен от разрушения, если бы боги не погибли, сколько в то, что боги давно бы погибли, если бы Рим не приложил все усилия, чтобы спасти их.

Ибо, кто не видит, если только он перестанет задумываться, насколько бесполезно предполагать, что Рим не мог быть завоеван, когда его защищали побежденные хранители, и что причина его падения заключалась в том, что он потерял своих божеств-покровителей? Несомненно, единственная возможная причина, по которой Рим должен был падать, заключалась в том, что ему нужны были непобедимые защитники.Следовательно, когда все эти вещи были написаны и воспеты о падших богах, это произошло не потому, что поэты радовались лжи, а потому, что истина побуждала разумных людей признавать их. Однако этот вопрос будет более подробно и подробно рассмотрен в следующих главах. Здесь я постараюсь в двух словах закончить то, что я начал говорить о мужской неблагодарности.

Эти люди, я говорю, возлагают на Христа ответственность за зло, которое они заслуженно терпят за свою нечестивую жизнь. У них нет ни малейшего представления о том, что, когда они заслуживали наказания, они были спасены ради Христа.Напротив, с нечестивой извращенностью и горечью они атакуют Его Имя теми самыми языками, которые ложно использовали это Имя, чтобы спасти их. Те самые языки, которые они, как трусы, сдерживали в

4 Там же. 2.293.

5. . . tenere non numina bona, sed nomina mala. Nomina mala (если это правильное толкование, а не omina mala) следует переводить как «плохие должники» в том смысле, что языческие боги не возвращают спасение в обмен на данное им поклонение; но ради имитации парономазии, нумина.. . nomina, «боги» и «шансы». См. Примечание в De civitate Dei, ed. Эмануэль Хоффман, CSEL XXXX (Вена, 1899 г.) 8.

священных мест, когда они безопасны, защищены и невредимы врагом ради Христа, теперь они используются для того, чтобы бросать на Него злые проклятия.

Главы 4–6

Ссылки на Вергилия, Саллюстия и Ливия указывают на то, что в древней Греции и Риме никогда не было принято оставлять храмы или статуи богов во время войны.

Глава 7

Все разрушения, резня, грабежи, сожжения и бедствия, постигшие Рим во время его последнего бедствия, были всего лишь нормальными последствиями войны.Совершенно новым было то, что свирепые варвары, благодаря беспрецедентному повороту событий, проявили такое милосердие, что обширные базилики были определены как места, где могли собираться беженцы с гарантией неприкосновенности. Там никого нельзя было убить или изнасиловать; многих, обреченных на освобождение, должен был привести сюда сострадательный враг; оттуда никого не мог увести в плен жестокий враг. То, что это было сделано в честь Имени Христа и заслуги христианской цивилизации, очевидно всем.Увидеть это и не признать это похвалой - неблагодарность. Совершенно неразумно вводить в заблуждение тех, кто доверяет нам. Пусть ни один здравомыслящий человек не приписывает это диким поступкам варваров. Именно Бог вселял страх в безжалостные и кровожадные сердца, обуздывал и чудесным образом укрощал их. Бог, который давным-давно произнес эти слова устами Пророка; «Я наказываю их беззакония жезлом, и грехи их розгами. Но милости Моей не отниму у них »1

1 Пс.88,33,34.

Chapter 8

Но кто-то скажет: «Как же тогда эта божественная милость была дарована нечестивому и неблагодарному человеку?» Несомненно, ответ состоит в том, что милость была проявлена ​​Тем, Кто день за днем, «заставляет Его солнце восстать над добром и злом, и проливать дождь на праведных и несправедливых» 1. Ибо, хотя некоторые, размышляющие над этими истинами, раскаиваются и обращаются в свою нечестивость, другие, согласно словам праведников, Апостол, избавься от «богатства Его благости и долготерпения, в жестокосердии и нераскаянии» и возьми себе сокровище »гнев на день гнева и откровение справедливого суда Бога, Который воздаст каждому человек по его произведениям.2 Тем не менее Божье терпение - это побуждение нечестивых к покаянию, так же как Божий бич - это школа терпения к добру. Подобным образом милосердие Бога охватывает добро любовью, так же как Его строгость исправляет нечестивых наказанием. Божественному Провидению было угодно приготовиться к справедливым радостям в мире грядущем, в котором несправедливому не будет места; а для нечестивых - боли, которые не поразят добродетельных. Но что касается ничтожных добра и зла этого преходящего мира, то Он распределил их одинаково как для справедливых, так и для несправедливых, чтобы люди не могли слишком сильно стремиться к тем благам, которыми, по их мнению, могут обладать даже нечестивые, или слишком легко уклоняться от них. болезни, которые обычно поражают праведных.

Однако существует огромная разница между тем, как мужчины используют то, что мы называем процветанием и невзгодами. Хороший человек не превозносится мимолетным успехом и не сломлен невзгодами; тогда как плохого человека наказывают за неудачи такого рода, потому что он развращен успехом. Бог часто более ясно показывает Свое вмешательство в том, как Он распределяет сладкое и горькое. Ибо, если бы Он посетил каждый грех здесь, внизу, с явным наказанием, можно было бы подумать, что на Страшном суде не осталось никаких счетов.С другой стороны, если бы Бог недостаточно ясно наказал за грех на земле, люди могли бы согласиться с этим. 5.45.

2 Rom. 2.4ff.

указывают на то, что не существует такой вещи, как Божественное Провидение. То же самое и в отношении хороших вещей в жизни. Если бы Бог не наделил их явной щедростью тем, кто спрашивает Его, мы могли бы, возможно, возразить, что такие вещи не зависели от Его силы. С другой стороны, если бы Он расточал их всех, кто просил, у нас могло бы сложиться впечатление, что Богу нужно служить только за дары, которые Он одаривает.В таком случае служение Богу сделало бы нас не религиозными, а скорее алчными и жадными. Ввиду всего этого, когда хорошие и плохие люди страдают одинаково, они по этой причине неотличимы, потому что то, что они страдают, одинаково. Больные разные, хотя страдания - это одни и те же испытания; хотя они терпят одно и то же, их добродетель и порок различны.

Ибо в том же огне мерцает золото и дымится солома; под тем же цепом измельчают стебель и обмолачивают зерно; осадок не принимают за масло, потому что он был получен из одного и того же пресса.Точно так же волна неприятностей будет проверять, очищать и улучшать хорошее, но побеждать, сокрушать и смывать нечестивых. Таким образом, под тяжестью того же несчастья нечестивые отрицают и хулиют Бога, а добрые молятся Ему и хвалят Его. Разница не в том, что люди страдают, а в том, как они страдают. От того же встряхивания, от которого воняет зловонная вода, запах духов становится более приятным.

Отрывки из Града Бога Августина - Джеральд В. Шлабах

перевод из серии 1, т.2 из Никейских и постникейских отцов
, опубликованных 1886-1890 гг. И находящихся в общественном достоянии
  • Предисловие - в котором он объясняет свой замысел при выполнении этой работы.
  • Книга первая
    • Гл. 1. О противниках имени Христа, которых варвары ради Христа пощадили, когда штурмовали город.
    • Гл. 8 - О преимуществах и недостатках, которые часто без разбора достаются хорошим и злым людям.
    • Гл.10 - Святые ничего не теряют, теряя материальные блага.
    • Гл. 29 - Что слуги Христа должны сказать в ответ неверующим, бросающим им в зубы, что Христос не спас их от ярости их врагов.
    • Гл. 30. Те, кто жалуются на христианство, действительно хотят жить без ограничений в позорной роскоши.
    • Гл. 33 - Что ниспровержение Рима не исправило пороки римлян.
    • Гл. 34 - О милосердии Божьем, смягчившем разрушение города.
    • Гл. 35 - О сыновьях Церкви, сокрытых среди нечестивых, и лжехристиан внутри Церкви
  • Книга пятая
    • Гл. 12. Какими добродетелями древние римляне заслужили, чтобы истинный Бог, хотя они и не поклонялись ему, расширил их империю.
    • Гл. 15. Относительно временной награды, которую Бог даровал добродетелям римлян.
    • Гл. 16. Относительно награды святых граждан небесного города, которым полезен пример добродетелей римлян.
  • Книга Десятая
    • Гл. 1. Сами платоники определили, что только Бог может даровать счастье ангелам или людям, но все же остается вопрос, желают ли те духи, которым они направляют нас поклоняться, чтобы мы могли достичь счастья, приносить жертву самим себе. , или только одному Богу.
    • Гл. 3. Платоники, хотя кое-что знали о создателе вселенной, неправильно поняли истинное поклонение Богу, воздавая божественную честь ангелам, хорошим или плохим.
  • Книга Одиннадцать
    • Гл. 1. Об этой части работы, в которой мы начинаем объяснять происхождение и конец двух городов.
  • Двенадцатая книга
    • Гл. 1. Что природа ангелов, как хороших, так и плохих, одна и та же.
  • Книга четырнадцать
    • Гл. 13 - Что в грехе Адама зло предшествует злу.
    • Гл. 27 - Об ангелах и людях, которые согрешили, и что их беззакония не нарушили порядок Божьего провидения.
    • Гл. 28 - О природе двух городов, земного и небесного.
  • Книга девятнадцать
    • Гл. 1. Варрон определил, что двести восемьдесят восемь различных философских сект могут быть образованы различными мнениями относительно Высшего Блага.
    • Гл. 4. Во что верят христиане относительно Высшего Добра и Зла, в противоположность философам, которые утверждали, что Высшее Благо находится в них самих.
    • Гл.6 - Об ошибке человеческих суждений, когда правда скрыта.
    • Гл. 10 - Награда, приготовленная для святых после того, как они перенесут испытание этой жизни.
    • Гл. 12 - Что даже жестокость войны и все беспокойство людей ведут к единственной цели мира, которого желает всякая природа.
    • Гл. 13 - О всеобщем мире, который закон природы сохраняет несмотря на все потрясения и с помощью которого каждый достигает своей пустыни путем, установленным справедливым судьей.
    • Гл. 14 - О порядке и законе, которые существуют на небе и на земле, в результате чего человеческое общество обслуживается теми, кто правит им.
    • Гл. 17 - Что производит мир и какой раздор между небесными и земными городами.
    • Гл. 20. Что святые в этой жизни благословлены надеждой.
    • Гл. 21. Существовала ли когда-либо римская республика, отвечающая определениям Сципиона в диалоге Цицерона.
    • Гл. 23 (последние предложения)
    • Гл.24. Определение, которое должно быть дано для народа и республики, чтобы оправдать принятие этих титулов римлянами и другими царствами.
    • Гл. 25 - Там, где нет истинной религии, нет истинных добродетелей.
    • Гл. 26 - О мире, которым наслаждаются люди, отчужденные от Бога, и о том, как народ Божий использовал его во время своего паломничества.
    • Гл. 27 - Что мир тех, кто служит Богу, не может быть постигнут в этой земной жизни в его совершенстве.

Предисловие

В котором он объясняет свой замысел при выполнении этой работы.

Славный город Божий - моя тема в этой работе, которую вы, мой дорогой сын Марцеллин, предложили и которая принадлежит вам по моему обещанию. Я предпринял его защиту от тех, кто предпочитает своих богов Основателю этого города - города невероятно славного, независимо от того, смотрим ли мы на него так, как будто он все еще живет верой в это мимолетное течение времени и пребывает среди чужих. нечестивых, или как он будет жить в неподвижной устойчивости своего вечного престола, которого он теперь терпеливо ожидает, ожидая, пока «праведность не возвратится на суд», и благодаря своему превосходству добьется окончательной победы и совершенного мир.Это отличная работа, и она трудна; но Бог мне помощник. Ибо я знаю, какие способности необходимы, чтобы убедить гордых в том, насколько велика добродетель смирения, которое возвышает нас не благодаря чисто человеческому высокомерию, а благодаря божественной благодати выше всех земных достоинств, которые колеблются на этой изменчивой сцене. Ибо Царь и Основатель этого города, о котором мы говорим, произнес в Писании Своему народу изречение Божественного закона в следующих словах: «Бог гордым противится, а смиренным дает благодать». Но это прерогатива Бога, завышенное честолюбие гордого духа также влияет и очень любит, чтобы это было причислено к его атрибутам, как

«Прояви жалость к смиренной душе,
И сокруши сынов гордости.”

И поэтому, поскольку план этой работы, которую мы взяли на себя, требует и как предлагает случай, мы должны также говорить о земном городе, который, хотя и является владыкой народов, сам управляется своей жаждой власти.


Книга I, гл. 1

Противников имени Христа, которых варвары ради Христа пощадили, когда штурмовали город.

Ибо к этому земному городу принадлежат враги, от которых я должен защищать город Божий.Многие из них, действительно, оправившись от своей безбожной ошибки, стали достаточно уважаемыми гражданами этого города; но многие так воспламенены ненавистью к нему и настолько неблагодарны к его Искупителю за Его знаменательные блага, что забывают, что теперь они не смогли бы произнести ни единого слова в его предубеждение, если бы не нашли их в его священных местах, как они бежали от вражеской стали, той жизни, которой они теперь хвастаются. Разве те самые римляне, которых варвары пощадили своим уважением ко Христу, не стали врагами имени Христа? Об этом свидетельствуют мощи мучеников и церкви апостолов; ибо в разграблении города они были открытым прибежищем для всех, кто бежал к ним, будь то христианин или язычник….И они должны приписать это духу этих христианских времен, что, вопреки обычаям войны, эти кровожадные варвары пощадили их и пощадили ради Христа, независимо от того, действительно ли эта милость проявлялась в беспорядочных местах или в тех местах. специально посвященный имени Христа, и самые большие из которых были выбраны в качестве святилищ, таким образом, этот полный простор мог быть отдан обширному состраданию, которое желало, чтобы большое количество людей могло найти там убежище. Поэтому они должны благодарить Бога и с искренним исповеданием бежать в поисках убежища к Его имени, чтобы избежать наказания вечного огня - те, кто лживыми устами приняли это имя, чтобы избежать наказания нынешней погибели. .Из тех, кого вы видите, нагло и бесстыдно оскорбляющих служителей Христа, есть много людей, которые не избежали бы этой гибели и резни, если бы не притворились, что сами являются слугами Христа. Однако теперь, в неблагодарной гордости и самом нечестивом безумии и рискуя быть наказанными в вечной тьме, они извращенно выступают против того имени, под которым они обманным путем защищали себя ради наслаждения светом этой короткой жизни.

Книга I, гл.8

О достоинствах и недостатках, которые часто без разбора достаются добрым и злым людям.

Кто-нибудь скажет, почему же тогда это божественное сострадание было распространено даже на нечестивых и неблагодарных? Почему, но потому что это была милость Того, Кто ежедневно «заставляет солнце Свое восстать над злыми и добрыми и посылает дождь на праведных и неправедных». Ибо хотя некоторые из этих людей, думая об этом, раскаиваются в своем зле и исправлении, некоторые, как говорит апостол, «презирая богатство Его благости и долготерпения, по жестокосердию и нераскаявшемуся сердцу, собирают себе сокровища гнева. против дня гнева и откровения праведного суда Божьего, Который воздаст каждому человеку по его делам: «Тем не менее терпение Божье все еще побуждает нечестивых к покаянию, даже если бич Божий воспитывает добрых к терпению». .Так же и милость Божья охватывает добро, чтобы лелеять их, поскольку суровость Бога удерживает нечестивых, чтобы наказать их. Божественному провидению казалось благом приготовиться в грядущем мире к праведным благам, которыми не будут наслаждаться неправедные; и за злое зло, которым доброе не будет мучиться. Но что касается хорошего и плохого в этой жизни, Бог пожелал, чтобы они были общими для обоих; дабы мы не слишком страстно желали того, чем, как считается, одинаково наслаждаются нечестивые люди, и не уклонялись от неблаговидного страха перед бедами, от которых часто страдают даже хорошие люди.

Существует также очень большая разница в целях, которым служат как те события, которые мы называем неблагоприятными, так и те, которые называются процветающими. Ибо благочестивый человек не поднимается благами времени и не разбивается его недугами; но злой человек, испорченный счастьем этого мира, чувствует себя наказанным его несчастьем. Тем не менее, часто, даже при нынешнем распределении мирских вещей, Бог ясно показывает Свое вмешательство. Ибо, если бы каждый грех теперь сопровождался явным наказанием, казалось бы, ничего не оставалось бы до последнего суда; с другой стороны, если бы ни один грех сейчас не получил явно божественного наказания, можно было бы сделать вывод, что божественного провидения нет вообще.Итак, о хороших вещах этой жизни: если бы Бог не наделил их весьма видимой щедростью некоторым из тех, кто их просил, мы должны сказать, что эти хорошие вещи не были в Его распоряжении; и если Он дал их всем, кто их искал, мы должны предположить, что они были единственной наградой за Его служение; и такое служение сделало бы нас не благочестивыми, а скорее жадными и жадными. Поэтому, хотя хорошие и плохие люди страдают одинаково, мы не должны предполагать, что нет никакой разницы между самими людьми, потому что нет разницы в том, что они оба страдают.Ибо даже в подобии страданий в страдальцах остается непохожесть; и хотя добродетель и порок подвержены одним и тем же страданиям, это не одно и то же. Ибо как от того же огня золото ярко светится, а мякина дымится; и под тем же цепом солому мелко бьют, а зерно очищают; и как дрожжевой осадок не смешивается с маслом, хотя и выдавливается из чана одним и тем же давлением, так же жестокость скорби доказывает, очищает, очищает добро, но проклинает, губит, истребляет нечестивых.И поэтому в одном и том же бедствии нечестивые ненавидят Бога и богохульствуют, в то время как добрые молятся и хвалят. Таким образом, разница имеет значение не только в том, какие болезни страдают, но и в том, какой человек ими страдает. Ибо, взбалтывая одним движением, грязь источает ужасное зловоние, а мазь источает ароматный запах.

Книга I, гл. 10

Что святые ничего не теряют, теряя материальные блага.

Это соображения, которые нужно иметь в виду, чтобы он мог ответить на вопрос, случается ли с верными и благочестивыми какое-нибудь зло, которое не может быть обращено на пользу.Или мы скажем, что вопрос излишний, и что апостол парит, когда говорит: «Мы знаем, что все работает вместе на благо любящим Бога?»

Они потеряли все, что имели. Их вера? Их благочестие? Имущество сокрытого человека сердца, которое в очах Бога дорого обходится? Они потеряли это? Ибо это богатство христиан, которым богатый апостол сказал: «Благочестие с довольством - великое приобретение. Поскольку мы ничего не принесли в этот мир, мы уверены, что ничего не можем осуществить.Имея пищу и одежду, будем довольны этим. Но те, кто хочет разбогатеть, впадают в искушение и сеть и во многие безрассудные и пагубные похоти, которые погружают людей в погибель и погибель. Ибо любовь к деньгам - корень всех зол; которые, в то время как некоторые желали этого, они отклонились от веры и пронзили себя многими скорбями ».

Итак, они, которые потеряли все свое мирское в разграблении Рима, если они владели своим имуществом, как их учил апостол, который сам был беден снаружи, но богат внутри, то есть если они использовали мир, как не использующий его, - мог бы сказать словами Иова, изо всех сил пытавшегося, но не побежденного: «Нагый вышел я из чрева матери моей и нагим возвратись туда: Господь дал, и Господь взял; как угодно Господу, так и сбылось: благословенно имя Господне.”….

Но некоторые добрые и христианские люди были подвергнуты пыткам, чтобы они могли быть вынуждены отдать свое имущество врагу. Они действительно не могли ни доставить, ни потерять то добро, которое сделало себя хорошим. Если, однако, они предпочли пытки покончить с изобилием беззакония, то я говорю, что они не были хорошими людьми. Скорее им следовало напомнить, что, если они так сильно пострадали из-за денег, они должны претерпеть все мучения, если потребуется, ради Христа; чтобы их можно было научить любить Того, Кто обогащает вечным блаженством всех страдающих за Него, а не серебро и золото, ради которых было жалко страдать, независимо от того, сохранили ли они это, говоря ложь, или потеряли это, говоря правду.Ибо под этими мучениями никто не потерял Христа, исповедуя Его, никто не сохранил богатство, кроме как отрицая его существование. Так что, возможно, пытка, которая научила их привязывать свои чувства к тому, что они не могли потерять, была более полезной, чем те вещи, которые без всяких полезных плодов тревожили и мучили их озабоченных владельцев ...

Книга I, гл. 29

Что слуги Христа должны сказать в ответ неверующим, бросающим в зубы, что Христос не спас их от ярости их врагов.

Вся семья Божья, самая высокая и самая истинная, поэтому имеет собственное утешение, утешение, которое не может обмануть и которое имеет в себе более надежную надежду, чем могут себе позволить колеблющиеся и падающие дела земли. Они не откажутся от дисциплины этой временной жизни, в которой их приучили к жизни вечной; они также не будут сетовать на то, что они пережили, потому что блага земли, которые они используют в качестве паломников, не задерживаются ими, а ее недуги либо доказывают, либо улучшают их.Что касается тех, кто оскорбляет их в их испытаниях и когда с ними случаются беды, скажите: «Где твой Бог?» мы можем спросить их, где их боги, когда они терпят те самые бедствия, ради избегания которых они поклоняются своим богам или утверждают, что им следует поклоняться; ибо семья Христа снабжена своим ответом: наш Бог присутствует везде, полностью повсюду; не ограничен каким-либо местом. Он может присутствовать незамеченным и отсутствовать, не двигаясь; когда Он подвергает нас невзгодам, это делается либо для доказательства нашего совершенства, либо для исправления наших недостатков; и в обмен на наше терпение в страданиях времени Он резервирует для нас вечную награду.Но кто вы такие, чтобы мы соизволили поговорить с вами даже о ваших собственных богах, а тем более о нашем Боге, которого «следует бояться больше всех богов?» Ибо все боги народов - идолы; а Господь создал небеса ».

Книга I, гл. 30

Те, кто жалуются на христианство, действительно хотят жить без ограничений в позорной роскоши.

Если бы сейчас был жив знаменитый Сципион Насика, который когда-то был вашим понтификом и был единогласно выбран сенатом, когда в панике, порожденной Пунической войной, они искали лучшего гражданина, чтобы развлечь фригийскую богиню, он бы обуздал это ваше бесстыдство, хотя вы, возможно, вряд ли осмелились бы взглянуть на лицо такого человека.Ибо почему во время бедствий вы жалуетесь на христианство, если только не потому, что желаете безудержно наслаждаться своей роскошной властью и вести заброшенную и распутную жизнь, не прерывая никаких тревог или бедствий? Ибо определенно ваше стремление к миру, процветанию и изобилию не вызвано какой-либо целью честно использовать эти благословения, то есть с умеренностью, трезвостью, воздержанием и благочестием; ваша цель, скорее, состоит в том, чтобы устроить бунт в бесконечном разнообразии глупых удовольствий и, таким образом, вызвать из вашего процветания моральную чуму, которая окажется в тысячу раз более разрушительной, чем самые жестокие враги ...

Книга I, гл. 33

Что ниспровержение Рима не исправило пороки римлян.

О, увлеченные люди, что это за слепота или, вернее, безумие, которое охватывает вас? ... Испорченные удачей и не наказанные невзгодами, то, чего вы желаете для восстановления мирного и безопасного государства, не является спокойствием общества , но безнаказанность собственной порочной роскоши. Сципион хотел, чтобы враг давил на вас, чтобы вы не отдавались роскошным манерам; но вы так заброшены, что ваша роскошь не подавляется даже тогда, когда вас сокрушает враг.Вы упустили выгоду от своего бедствия; вы были очень несчастны и оставались самыми расточительными.

Книга I, гл. 34

О милосердии Бога в уменьшении разорения города.

А то, что вы все еще живы, - это благодаря Богу, Который щадит вас, чтобы вас можно было увещевать покаяться и изменить свою жизнь. Это Он позволил вам, каким бы неблагодарным вы ни были, избежать меча врага, назвав себя Его слугами или найдя убежище в священных местах мучеников….

Книга I, гл. 35

Сынов Церкви, сокрытых среди нечестивых, и лжехристиан в Церкви

Пусть эти и подобные ответы (если удастся найти более полные и точные ответы) будут даны их врагам искупленной семьей Господа Христа и городом паломников Царя Христа. Но пусть этот город помнит, что среди его врагов скрываются те, кому суждено стать согражданами, чтобы она не считала бесплодным труд терпеть то, что они навязывают врагам, пока они не станут исповедниками веры.Точно так же, пока она чужестранец в этом мире, город Божий имеет в своем общении и связан с нею таинствами тех, кто не будет вечно пребывать в уделе святых. Некоторые из них сейчас не признаны; другие заявляют о себе и, не колеблясь, объединяются с нашими врагами в ропоте на Бога, чей сакраментальный знак они носят. Сегодня вы можете видеть этих людей, которые толпятся вместе с нами по церквям, а завтра толпятся в театрах безбожниками. Но у нас меньше причин для отчаяния в возмещении ущерба даже такими людьми, если среди наших самых явных врагов сейчас есть некоторые, неизвестные им самим, которым суждено стать нашими друзьями.По правде говоря, эти два города связаны в этом мире и перемешаны до тех пор, пока Страшный суд не повлияет на их разделение. Теперь я продолжаю говорить, поскольку Бог поможет мне, о подъеме, развитии и конце этих двух городов; и что я пишу. Я пишу во славу города Божьего, чтобы, будучи помещенным в сравнение с другим, он мог сиять более ярким блеском.


Книга V, гл. 12

Какими добродетелями древние римляне заслужили, чтобы истинный Бог, хотя они и не поклонялись ему, расширил их империю.

Посему давайте продолжим рассмотрение того, какими добродетелями римлян они были, что истинный Бог, в чьей власти также царства земли, снизошел, чтобы помочь, чтобы поднять империю, а также по какой причине Он это сделал. И, чтобы обсудить этот вопрос на более ясной основе, мы написали предыдущие книги, чтобы показать, что сила тех богов, которым, по их мнению, следовало поклоняться с помощью таких пустяковых и глупых обрядов, не имела к этому никакого отношения. иметь значение; а также то, что мы уже сделали в этом томе, чтобы опровергнуть доктрину судьбы, чтобы любой, кто, возможно, уже был убежден в том, что Римская империя не расширялась и не сохранялась поклонением этим богам, все еще мог приписывать ее расширение и сохранение для какой-то судьбы, а не для самой могущественной воли Всевышнего Бога.

Следовательно, древние и примитивные римляне, хотя их история показывает нам, что, как и все другие народы, за единственным исключением евреев, они поклонялись ложным богам и приносили жертвы не Богу, а демонам, тем не менее имели это их историк похвалил их за то, что они «жадны до похвалы, расточительны к богатству, жаждут великой славы и довольствуются умеренным состоянием». Они горячо любили славу: ради нее они хотели жить, ради нее они не колеблясь умирали.Все остальные желания подавлялись силой их страсти к этому единственному. В конце концов, сама их страна, поскольку служение казалось бесславным, но славным управлять и командовать, они сначала искренне желали быть свободными, а затем - хозяйками. Следовательно, не выдержав господства королей, они передали управление в руки двух вождей, занимавших этот пост в течение года, которых называли консулами, а не королями или лордами ...

Таким образом, это рвение к похвале и желание славы было тем, что совершило те многие чудесные дела, похвальные, несомненные и славные по человеческому суждению….

[N] ext to Liberty, римляне так высоко ценили господство, что оно получило место среди тех вещей, которым они воздавали наибольшую похвалу. Отсюда и то, что поэт, предпочитая искусству других народов те искусства, которые принадлежали именно римлянам, а именно искусство управления и командования, а также порабощение и покорение народов, говорит:

«Другие, похоже, с более счастливой грацией,
Из бронзы или камня вызовут лицо,
Признают сомнительные причины, нанесут на карту небо,
И скажут, когда планеты заходят или восходят;
Но ты, Римлянин, владеешь ли ты.
Нации повсюду;
Будь этим своим гением, чтобы наложить
Власть мира побежденным врагам,
Прояви жалость к смиренной душе,
И сокруши сыновей гордости.”

Этим искусством они упражнялись тем более искусно, чем меньше они отдавали себя удовольствиям и расслаблению тела и разума в жажде и накоплении богатства, и через эту развращающую мораль, вымогая их у несчастных граждан и расточая их на низменной стадии. -плееры. Следовательно, эти низменные люди, которых было немало, когда Саллюстий писал, а Вергилий пел эти вещи, искали почести и славы не этим искусством, а предательством и обманом. Поэтому он говорит: «Но поначалу умы людей волновало скорее честолюбие, чем жадность, а порок, однако, ближе к добродетели.Ибо славы, чести и власти одинаково желают добрый человек и неблагородный; но первый, - говорит он, - стремится к ним истинным путем, в то время как другой, ничего не зная о хорошем искусстве, ищет их обманом и обманом ». И то, что подразумевается под стремлением достичь славы, чести и власти с помощью добрых искусств, - это искать их добродетелью, а не лживыми интригами; ибо добрый и низменный человек одинаково желают этого, но добрый человек стремится обогнать их истинным путем. Путь - это добродетель, по которой он стремится к цели обладания, а именно к славе, чести и власти.

Теперь, когда это чувство укоренилось в умах римлян, на это указывают даже храмы их богов; ибо они построили в непосредственной близости храмы Добродетели и Чести, поклоняясь как богам дарам Божьим. Отсюда мы можем понять, что те, кто были добрыми, считали концом добродетели и к чему они в конечном итоге относились, а именно к чести; Что касается зла, то у них не было добродетели, хотя они стремились к чести и стремились завладеть ею с помощью обмана и обмана. Высшая похвала воздается Катону, потому что он говорит о нем: «Чем меньше он искал славы, тем больше она следовала за ним.«Мы возносим хвалу высшего сорта; ибо слава, желанием которой горели римляне, есть суд над людьми, хорошо мыслящими о людях. И поэтому лучше добродетель, которая не довольствуется никаким человеческим суждением, кроме суждения собственной совести. Отсюда апостол говорит: «Ибо в этом наша слава, свидетельство нашей совести». А в другом месте он говорит: «Но пусть каждый докажет свое дело, и тогда он прославится самим собой, а не другим». Следовательно, той славы, почести и власти, которых они желали для себя и которых добро стремилось достичь с помощью добрых искусств, они должны стремиться не к добродетели, а к добродетели.Ибо нет истинной добродетели, кроме той, которая направлена ​​на ту цель, в которой есть высшее и высшее благо человека….

Но из двух великих римлян того времени Катон был тем, чья добродетель была намного ближе к истинному представлению о добродетели. Поэтому давайте обратимся к мнению самого Катона, чтобы узнать, какое суждение он вынес относительно состояния государства как тогда, так и в прежние времена. «Я не думаю, - говорит он, - что наши предки с помощью оружия сделали республику великой из того, что она маленькая.Если бы это было так, республика наших дней была бы намного более процветающей, чем в их времена, поскольку число наших союзников и граждан намного больше; и, кроме того, у нас гораздо больше доспехов и лошадей, чем у них. Но не только эти вещи сделали их великими, а у нас их нет: трудолюбие дома, справедливое правительство вне, разум, свободный в размышлениях, не склонный ни к преступлениям, ни к похоти. Вместо этого у нас роскошь и скупость, бедность в государстве, достаток среди граждан; мы восхваляем богатство, мы следуем лени; нет разницы между хорошим и плохим; все награды добродетели добываются интригами.И неудивительно, когда каждый советуется только для своего блага, когда вы рабы удовольствий дома, а в государственных делах - денег и благосклонности, неудивительно, что на незащищенную республику наносится нападение ».

Тот, кто слышит эти слова Катона или Саллюстия, вероятно, думает, что такая хвала древним римлянам была применима ко всем из них или, по крайней мере, к очень многим из них. Это не так; иначе то, что пишет сам Катон и что я процитировал во второй книге этой работы, не было бы правдой….Но великие дела, которые были тогда достигнуты, были достигнуты благодаря управлению нескольких людей, которые были хороши по-своему. И благодаря мудрости и предусмотрительности этих немногих хороших людей, которые первыми позволили республике вынести эти бедствия и смягчить их, она становилась все больше и больше. И это подтверждает тот же историк, когда он говорит, что, читая и слыша о многих выдающихся достижениях римского народа в мире и войне, на суше и на море, он хотел понять, чем именно были эти великие дела. выдержанный.Ибо он знал, что очень часто римляне небольшими отрядами сражались с большими легионами врага; и он знал также, что с небольшими ресурсами они вели войны с богатыми королями. И он говорит, что после тщательного рассмотрения этого вопроса ему показалось очевидным, что выдающаяся добродетель нескольких граждан достигла всего, и это объясняет, как бедность победила богатство, а небольшое количество - великое множество. Но, добавляет он, после того, как государство было развращено роскошью и праздностью, республика снова благодаря своему величию смогла вынести пороки своих магистратов и генералов.Поэтому даже похвалы Катона применимы лишь к немногим; ибо лишь немногие обладали той добродетелью, которая побуждает людей стремиться к славе, чести и власти истинным путем, то есть самой добродетелью.

Книга V, гл. 15

Относительно временной награды, которую Бог даровал добродетелям римлян.

… Ибо о тех, кто, кажется, делает добро, чтобы получить славу от людей, Господь также говорит: «Истинно говорю вам, они получили свою награду.Так и они презирали свои личные дела ради республики, и ради своей казны сопротивлялись алчности, советовались ради блага своей страны в духе свободы, не пристрастившись ни к тому, что их законы объявляли преступлением или похотью. Всеми этими действиями, как и истинным путем, они стремились к почестям, власти и славе; их почитали почти все народы; они навязали законы своей империи многим народам; и в наши дни, как в литературе, так и в истории, они славятся почти всеми народами.Нет причин, по которым они должны жаловаться на справедливость верховного и истинного Бога: «они получили свою награду».

Книга V, гл. 16

Относительно награды святых граждан небесного города, которым полезен пример добродетелей римлян.

Но награда святых совершенно иная, которые даже здесь претерпели упреки за город Божий, который ненавистен любителям этого мира. Этот город вечен.Никто не рождается, потому что никто не умирает. Это настоящее и полное счастье - не богиня, а дар Бога. Отсюда мы получаем клятву веры, пока в нашем паломничестве мы вздыхаем о его красоте. Не восходит солнце над добром и злом, но Солнце Праведности защищает только добро. Там не должно быть больших усилий, чтобы обогатить государственную казну за счет домашних лишений, ибо есть общая сокровищница истины. И поэтому не только ради вознаграждения граждан Рима ее империя и слава были так значительно увеличены, но также и для того, чтобы граждане этого вечного города во время своего паломничества сюда могли прилежно и трезво размышлять над этими примерами. и посмотрите, какой любовью они обязаны небесной стране из-за вечной жизни, если земная страна была так любима своими гражданами из-за человеческой славы.


Книга X, гл. 1

То, что сами платоники определили, что только Бог может даровать счастье ангелам или людям, но все же остается вопрос, желают ли те духи, которым они направляют нас поклоняться, чтобы мы могли обрести счастье, жертвоприношения приносились в жертву. себе или только одному Богу.

Все, кто использует свой ум, твердо убеждены в том, что все люди хотят быть счастливыми. Но кто счастлив и как они стали счастливыми - это вопросы, по поводу которых слабость человеческого понимания вызывает бесконечные и яростные споры, в которых философы растратили свои силы и потратили свой досуг.Приводить и обсуждать их различные мнения было бы утомительно и в этом нет необходимости. Читатель может вспомнить то, что мы сказали в восьмой книге, выбирая философов, с которыми мы могли бы обсудить вопрос о будущей счастливой жизни, можем ли мы достичь ее, воздавая божественные почести единственному истинному Богу, Создателю. всех богов или поклоняясь многим богам, и он не будет ожидать, что мы повторим здесь тот же аргумент, тем более что, даже если он забыл об этом, он может освежить свою память путем повторного прочтения.Ибо мы выбрали платоников, справедливо почитавших самых благородных из философов, потому что у них хватило ума понять, что человеческая душа, бессмертная и разумная, или интеллектуальная, сама по себе, не может быть счастливой, кроме как приобщаясь к свету этого. Бог, которым были созданы и он сам, и мир; а также, что счастливая жизнь, которой желают все люди, не может быть достигнута тем, кто не прилепляется чистой и святой любовью к единому высшему благу, неизменному Богу. Но ... даже эти философы, приспосабливаясь к глупости и невежеству людей или, как говорит апостол, «тщеславившись в своем воображении», полагали или позволяли другим предполагать, что следует поклоняться многим богам, так что некоторые из них считал, что божественная честь посредством поклонения и жертвоприношения должна оказываться даже демонам….

Книга X, гл. 3

Что платоники, хотя кое-что знали о создателе вселенной, неправильно поняли истинное поклонение Богу, воздавая божественную честь ангелам, хорошим или плохим.

Таким образом, если платоники или те, кто мыслит вместе с ними, зная Бога, прославляли Его как Бога и благодарили, если они не стали тщеславными в своих собственных мыслях, если они не исходили и не уступали популярным заблуждениям, они определенно признали бы, что ни благословенные бессмертные, ни мы, несчастные смертные, не могли бы сохранить счастливое состояние, не поклоняясь единому Богу богов, который является их и нашим ...


Книга XI, гл. 1

В этой части работы мы начинаем объяснять происхождение и конец двух городов.

Город Божий, о котором мы говорим, - это то же самое, о котором свидетельствует то Священное Писание, которое превосходит все писания всех народов своим божественным авторитетом и подпадает под свое влияние разного рода умы, и это не случайно. интеллектуальное движение, но, очевидно, по явному провидению.Ибо там написано: «Сказано о тебе славное, город Божий». А в другом псалме мы читаем: «Велик Господь и достохвален в городе Бога нашего, на горе святости Его, умножая радость всей земли». И немного позже в том же псалме: «Что слышали, то и видели в городе Господа Саваофа, в городе Бога нашего. Бог установил это на веки ». А в другом: «Есть река, потоки которой веселят город Бога нашего, святое место шатров Всевышнего.Бог посреди нее, она не поколеблется ». Из этих и подобных свидетельств, цитировать которые было утомительно, мы узнали, что существует город Божий, и его Основатель вдохновил нас любовью, которая заставляет нас желать его гражданства. Этому Основателю святого города жители земного города предпочитают своих собственных богов, не зная, что Он - Бог богов, а не ложных, т. Е. Нечестивых и гордых богов, которые, будучи лишены Его неизменного и свободно общались легкие и, таким образом, сведенные к своего рода нищей власти, жадно хватающиеся за свои личные привилегии и ищущие божественных почестей от своих обманутых подданных; но о благочестивых и святых богах, которым больше нравится подчиняться одному, чем подчинять себе многих, и которые предпочитают поклоняться Богу, чем им поклоняются как Богу.Но врагам этого города мы ответили в десяти предыдущих книгах в соответствии с нашими способностями и помощью, оказанной нашим Господом и Царем. Теперь, осознавая то, что от меня ожидается, и не забывая о моем обещании, а также полагаясь на ту же помощь, я постараюсь рассказать о происхождении, развитии и заслуженных судьбах двух городов (земного и земного). небесные, т.е. И сначала я объясню, как изначально были заложены основы этих двух городов, в различии, которое возникло между ангелами.


Книга XII, гл. 1

Что природа ангелов, хороших и плохих, одна и та же.

В предыдущей книге уже было показано, как два города произошли от ангелов. Прежде чем я расскажу о сотворении человека и покажу, как города поднялись до такой степени, что касается расы разумных смертных, я понимаю, что сначала должен, насколько я могу, привести то, что может продемонстрировать, что это не является несоответствующим и неподходящим. говорить об обществе, состоящем из ангелов и людей вместе; так что есть не четыре города или общества, - два, а именно, ангелов и столько же людей, - а всего два, один составлен из добрых, а другой из нечестивых, ангелов или людей безразлично.

Что противоположные склонности хороших и плохих ангелов возникли не из-за различия в их природе и происхождении, поскольку Бог, хороший Создатель и Создатель всех сущностей, создал их обоих, а из-за различия в их волеизъявлении и желаниях, это сомневаться невозможно. В то время как некоторые стойко пребывали в том, что было общим благом для всех, а именно в Самом Боге, в Его вечности, истине и любви; другие, более очарованные своей собственной властью, как если бы они могли быть собственными благами, впали в это собственное личное благо, от того высшего и блаженного блага, которое было общим для всех, и обменяли высокое достоинство вечности на Раздутие гордости, самая верная истина лукавства тщеславия, объединяющая любовь к фракционности, они стали гордыми, обманутыми, завистливыми.Следовательно, причина блаженства добра - приверженность Богу. И поэтому причина страданий других будет найдена в обратном, то есть в их несоблюдении с Богом. Поэтому, если задается вопрос, почему первые блаженны, он получает правильный ответ, потому что они придерживаются Бога; и когда его спрашивают, почему последние несчастны, он правильно отвечает, потому что они не придерживаются Бога, - тогда для разумного или интеллектуального создания нет другого блага, кроме одного Бога.Таким образом, хотя не всякое существо может быть благословлено (поскольку звери, деревья, камни и тому подобное не обладают этой способностью), тем не менее это существо, обладающее способностью, не может быть благословлено само по себе, поскольку оно создано из ничего, а только Тем, кем это было создано. Ибо он благословлен обладанием тем, чья потеря делает его несчастным. Итак, тот, кто благословлен не в другом, а в самом себе, не может быть несчастным, потому что он не может потерять себя.

Соответственно, мы говорим, что нет неизменного добра, кроме единого, истинного, благословенного Бога; что все, что Он создал, действительно хорошо, потому что от Него, но изменчиво, потому что сделано не из Него, но из ничего.Хотя, следовательно, они не являются высшим благом, поскольку Бог есть большее благо, тем не менее те изменчивые вещи, которые могут присоединяться к неизменному добру и, таким образом, быть благословенными, очень хороши; ибо Он настолько хорош для них, что без Него они не могут не быть несчастными….


Книга XIV, гл. 13

Что в грехе Адама зло предшествует злу.

Наши прародители впали в открытое неповиновение, потому что они уже были тайно испорчены; ибо злодеяние никогда не было совершено, если бы ему не предшествовало зло.И что является источником нашей злой воли, кроме гордости? Ибо «гордыня - начало греха». А что такое гордость, как не стремление к неуместному возвышению? И это неуместное возвышение, когда душа покидает Того, к кому она должна прилепиться в качестве своего конца, и становится для себя своего рода целью. Это случается, когда это становится само по себе удовлетворением. И это происходит, когда он отпадает от неизменного блага, которое должно удовлетворять его больше, чем оно само. Это отпадение происходит спонтанно; ибо, если бы воля оставалась непоколебимой в любви к тому высшему и неизменному добру, которым она была освещена для разума и воспламенена любовью, она не отвернулась бы, чтобы найти удовлетворение в себе, и, таким образом, стала бы холодной и тусклой; женщина не поверила бы, что змей сказал правду, и мужчина не предпочел бы просьбу своей жены повелению Бога и не подумал бы, что это простительная трансформация - прилепиться к партнеру его жизни даже в партнерстве. греха.Таким образом, нечестивое дело, то есть нарушение вкуса запретного плода, было совершено людьми, которые уже были нечестивыми. Этот «злой плод» мог принести только «испорченное дерево». Но то, что дерево было злым, не было результатом природы; ибо, конечно, это могло стать таковым только из-за порока воли, а порок противоречит природе. Так вот, природа не могла бы быть испорчена пороком, если бы не была создана из ничего. Следовательно, это природа, потому что это сделано Богом; но то, что оно отпадает от Него, потому что оно создано из ничего.Но человек не отпал настолько, чтобы стать абсолютно ничем; но будучи обращенным к самому себе, его существо стало более сжатым, чем когда он прилепился к Тому, Кто есть в высшей степени. Соответственно, существовать в себе, то есть быть собственным удовлетворением после отказа от Бога, значит не совсем стать ничтожеством, но приблизиться к нему. И поэтому Священное Писание именует гордых другим именем - «самоуспокоителями». Ибо хорошо иметь возвышенное сердце, но не к самому себе, потому что он горд, но к Господу, потому что это послушно и может быть делом только для смиренных.

Следовательно, есть что-то в смирении, которое, как ни странно, возвышает сердце, и что-то в гордости, что унижает его. Это действительно кажется противоречивым, что возвышенность должна уничижаться, а смирение - возвышаться. Но благочестивое смирение позволяет нам подчиняться тому, что выше нас; и нет ничего выше нас, чем Бог; и поэтому смирение, подчиняя нас Богу, возвышает нас. Но гордыня, будучи недостатком природы, самим актом отказа от подчинения и отвращения от Всевышнего падает до низшего состояния; и тогда сбывается то, что написано: «Ты низвергнул их, когда они поднялись.Ибо он не говорит: «когда они были вознесены», как если бы они сначала были вознесены, а потом низвержены; но «когда они поднялись», даже тогда они были низвергнуты, то есть сам подъем был уже падением. И поэтому именно смирение особенно рекомендуется городу Божьему, когда он пребывает в этом мире, и особенно проявляется в граде Божьем и в лице Христа, его Царя; в то время как противоположный порок гордыни, согласно свидетельству священных писаний, особенно правит своим противником дьяволом.И, конечно же, это большая разница, которая отличает два города, о которых мы говорим: один - это общество благочестивых людей, другой - нечестивых, каждый из которых связан с ангелами, которые присоединяются к их партии, а один руководит и формирует любовью к себе, другой - любовью к Богу.

Итак, дьявол не поймал бы человека в ловушку открытого и явного греха совершения того, что запретил Бог, если бы человек еще не начал жить для себя….

Книга XIV, гл.27

Об ангелах и людях, которые согрешили, и что их беззакония не нарушили порядок Божьего провидения.

Грехи людей и ангелов не мешают «великим делам Господа, которые исполняют Его волю». Ибо Тот, Кто Своим провидением и всемогуществом распределяет каждому свою долю, может хорошо использовать не только добрые, но и нечестивые. И, таким образом, хорошо воспользовавшись злым ангелом, который в наказание за свое первое нечестивое желание был обречен на упорство, которое мешает ему теперь желать добра, почему бы Богу не позволить ему искушать первого человека, который был создан вертикально, то есть с доброй волей? Ибо он был устроен так, что, если бы он обратился к Богу за помощью, человеческая доброта победила бы зло ангела; но если он из-за гордого самоуважения оставил Бога, своего Создателя и Поддерживающего, он должен быть побежден.Если его воля остается непоколебимой, опираясь на помощь Бога, он должен быть вознагражден; если он стал злым, оставив Бога, он должен быть наказан. Но даже это упование на Божью помощь само по себе не могло быть осуществлено без помощи Бога, хотя человек имел в своих силах отказаться от благ божественной благодати, доставив себе удовольствие. Ибо как не в наших силах жить в этом мире, не питаясь пищей, в то время как в наших силах отказаться от этого питания и перестать жить, как это делают те, кто убивает себя, так что это было не в силах человека, даже в раю, чтобы жить, как следует, без Божьей помощи; но в его власти было жить нечестиво, хотя таким образом он должен был прервать свое счастье и понести очень справедливое наказание.Итак, поскольку Бог знал, что человек падет, почему Он не допустил, чтобы его искушал ангел, который ненавидел его и завидовал ему? На самом деле дело не в том, что Он не знал, что должен быть побежден. но поскольку Он предвидел, что семенем этого человека с помощью божественной благодати будет побежден сам этот дьявол к великой славе святых. Все было осуществлено таким образом, что ни одно будущее событие не ускользнуло от Божьего предвидения, и Его предвидение не заставило кого-либо согрешить, и чтобы продемонстрировать на опыте разумного творения, человеческого и ангельского, насколько велика разница есть между частной презумпцией создания и защитой Создателя.Ибо кто осмелится поверить или сказать, что не в власти Бога предотвратить грехи ангелов и людей? Но Бог предпочел оставить это в их власти и таким образом показать, какое зло может быть причинено их гордостью, а какое добро - Его благодатью.

Книга XIV, гл. 28

О природе двух городов, земного и небесного.

Соответственно, два города были образованы двумя видами любви: земной любовью к себе, даже презрением к Богу; небесные любовью Бога, даже презрением к себе.Одним словом, первое славится собой, второе - Господом. Ибо тот, кто ищет славы от людей; но величайшая слава другого - Бог, свидетель совести. Один поднимает голову в своей славе; другой говорит своему Богу: «Ты слава моя и подниматель головы мою». В первом князья и подчиненные им народы управляются любовью к власти; в другом князья и подданные служат друг другу в любви, вторые подчиняются, а первые заботятся обо всех.Один наслаждается собственной силой, представленной в лицах своих правителей; другой говорит своему Богу: «Я буду любить Тебя, Господи, сила моя». И поэтому мудрецы одного города, живя по человечески, искали выгоды для своих тел или душ, или для того и другого, и познавшие Бога «не прославляли Его как Бога, и не были благодарны, но тщеславились в их воображение и их глупое сердце было омрачено; называя себя мудрыми », то есть хвастаясь своей мудростью и одержимые гордостью,« они обезумели и превратили славу нетленного Бога в образ, подобный тленному человеку и птицам, и четвероногие звери, и пресмыкающиеся.«Ибо они были либо лидерами, либо последователями людей в поклонении изображениям,« и поклонялись и служили твари больше, чем Создателю, благословенному вовеки ». Но в другом городе нет человеческой мудрости, а есть только благочестие, которое предлагает должное поклонение истинному Богу и ожидает своей награды в обществе святых, святых ангелов, а также святых людей, «чтобы Бог был в общем."


Книга XIX, гл. 1

Варрон определил, что двести восемьдесят восемь различных философских сект могут быть образованы различными мнениями относительно Высшего Блага.

Поскольку я вижу, что мне еще предстоит обсудить подходящие судьбы двух городов, земного и небесного, я должен сначала объяснить, насколько позволяют мне пределы этой работы, рассуждения, с помощью которых люди пытались сделать для счастье в этой несчастной жизни, чтобы было очевидно не только из божественного авторитета, но и из тех причин, которые могут быть приведены к неверующим, как пустые мечты философов отличаются от надежды, которую дает нам Бог , и от ее существенного исполнения, которое Он даст нам как наше благословение.Философы выражали множество различных мнений относительно целей благ и зла, и этот вопрос они с энтузиазмом обсуждали, чтобы, если возможно, обнаружить, что делает человека счастливым. Ибо цель нашего блага - это то, ради чего желать чего-то другого, в то время как это нужно желать ради самого себя; и конец зла - это то, из-за чего следует избегать других вещей, в то время как его следует избегать из-за его собственных интересов. Таким образом, под концом добра мы в настоящее время подразумеваем не то, чем уничтожается добро, так что оно больше не существует, а то, благодаря чему оно прекращается, так что оно становится полным; и под концом зла мы подразумеваем не то, что устраняет его, а то, что завершает его развитие.

Таким образом, эти две цели суть высшее добро и высшее зло; и, как я уже сказал, те, кто в этой суетной жизни исповедовали изучение мудрости, приложили огромные усилия, чтобы обнаружить эти цели, достичь высшего добра и избежать высшего зла в этой жизни….

Книга XIX, гл. 4

Во что верят христиане относительно Высшего Добра и Зла, в отличие от философов, которые утверждали, что Высшее Благо находится в них самих.

Если тогда нас спросят, что город Божий может сказать по этим вопросам, и, в первую очередь, каково его мнение о высшем добре и зле, он ответит, что жизнь вечная - это высшее добро, смерть. вечное высшее зло, и чтобы получить одно и избежать другого, мы должны жить правильно. И поэтому написано: «Праведный живет верою», потому что мы еще не видим своего добра и поэтому должны жить верой; у нас самих нет силы жить правильно, но мы можем делать это только в том случае, если Тот, Кто дал нам веру в Его помощь, действительно помогает нам, когда мы верим и молимся.Что касается тех, кто полагал, что верховное добро и зло можно найти в этой жизни, и поместил их либо в душу, либо в тело, или в оба, или, говоря более конкретно, в удовольствие или в добродетель, или в обоих; в покое или в добродетели, или в том и другом; в удовольствии и покое, или в добродетели, или во всем вместе; в первичных объектах природы, или в добродетели, или в обоих, - все они с изумительной поверхностностью стремились найти свое блаженство в этой жизни и в самих себе. Истина вылила презрение на такие идеи, когда пророк сказал: «Господь знает мысли человеческие» (или, как апостол Павел цитирует отрывок: «Господь знает мысли мудрых»), «что они напрасны.”

Ибо какой поток красноречия может быть достаточным, чтобы подробно описать невзгоды этой жизни?…

Книга XIX, гл. 6

Об ошибке человеческих суждений, когда правда скрыта.

Что я могу сказать об этих суждениях, которые люди выносят людям и которые необходимы в общинах, каким бы внешним миром они ни наслаждались? Суждения они меланхоличны и прискорбны, поскольку судьи - это люди, которые не могут различить совесть тех, кто сидит в баре, и поэтому часто вынуждены ставить невинных свидетелей пыток, чтобы установить правду о преступлениях других людей.Что я могу сказать о пытках, примененных к самому обвиняемому? Его пытают, чтобы выяснить, виновен ли он, так что, хотя он и невиновен, он понес самое несомненное наказание за преступление, которое все еще остается сомнительным, не потому, что доказано, что он его совершил, а потому, что не установлено, что он его не совершал. . Таким образом, незнание судьи часто приводит к страданиям невиновного человека. И что еще более невыносимо - то, что действительно нужно оплакивать и, если бы это было возможно, поливать фонтанами слез - это то, что, когда судья задает обвиняемому вопрос, чтобы он не мог невольно поставить ни в чем не повинного человека до смерти, результатом этого прискорбного невежества является то, что тот самый человек, которого он замучил, чтобы не осудить его, если он невиновен, приговорен к смерти как в пытках, так и в невиновности.Ибо, если он, следуя философским наставлениям мудрого человека, решил оставить эту жизнь, а не терпеть больше таких пыток, он заявляет, что совершил преступление, которого на самом деле не совершал. И когда он был осужден и казнен, судья все еще находится в неведении, казнил он невиновного или виновного, хотя он подверг обвиняемых пыткам с той самой целью, чтобы спасти себя от осуждения невиновных; и, следовательно, он одновременно истязал невиновного человека, чтобы он обнаружил его невиновность, и предал его смерти, не обнаружив этого.

Если такая тьма окутывает общественную жизнь, сядет ли мудрый судья на скамейку запасных или нет? Вне всяких сомнений, он это сделает. Ибо человеческое общество, которое он считает беззаконием, сковывает его и заставляет выполнять этот долг. И он считает, что пытки невинных свидетелей в отношении преступлений, в которых обвиняются другие люди, не является злом; или что обвиняемые подвергаются пыткам, так что они часто испытывают тоску и, хотя и невиновны, делают ложные признания в отношении себя и наказываются; или что, хотя они не приговорены к смерти, они часто умирают во время или вследствие пыток; или что иногда обвинители, которые, возможно, были побуждены желанием принести пользу обществу, привлекая преступников к ответственности, сами осуждаются из-за невежества судьи, потому что они не могут доказать истинность своих обвинений, хотя они и правдивы, и потому что свидетели лгут, а обвиняемый терпит пытки, не обращаясь к признанию.Эти многочисленные и важные пороки он не считает грехами; ибо мудрый судья делает это не с намерением причинить вред, а потому, что его невежество принуждает его, и потому что человеческое общество считает его судьей. Но хотя мы, таким образом, оправдываем злого судью, мы, тем не менее, должны осуждать человеческую жизнь как несчастную. И если он вынужден пытать и наказывать невиновных из-за того, что его сдерживают его должности и его невежество, счастлив ли он и невиновен? Несомненно, это было доказательством более глубокой внимательности и более тонкого чувства, если бы он осознал несчастье этих нужд и уклонился от своей причастности к этому несчастью; и если бы он был благочестив, он взывал бы к Богу: «От нужды моей избавь меня».”

Книга XIX, гл. 10

Награда, приготовленная для святых после того, как они перенесут испытание этой жизни.

Но даже святые и верные поклонники единого истинного и высочайшего Бога не застрахованы от разнообразных соблазнов и обманов демонов. Ибо в этой обители слабости и в эти злые дни это состояние тревоги также имеет свое применение, побуждая нас искать с более острым стремлением к той безопасности, где мир является полным и непреодолимым.Там мы будем наслаждаться дарами природы, то есть всем, что Бог, Создатель всех естеств, даровал нам - дарит не только добро, но и вечное, - не только духа, исцеленного теперь мудростью, но и тела, обновленного воскресением. Там добродетели больше не будут бороться с каким-либо пороком или злом, но получат награду за победу - вечный мир, который не нарушит ни один противник. Это последнее блаженство, это окончательное завершение, бесконечный конец. Здесь действительно говорится, что мы благословляемся, когда обретаем такой мир, которым можно наслаждаться в хорошей жизни; но такое блаженство.просто несчастье по сравнению с этим последним блаженством. Когда мы, смертные, обладаем таким миром, который может себе позволить эта смертная жизнь, добродетель, если мы живем правильно, правильно использует преимущества этого мирного состояния; а когда у нас его нет, добродетель хорошо использует даже зло, от которого страдает человек. Но это истинная добродетель, когда в ней говорится обо всех преимуществах, которые она хорошо использует, и обо всем, что она делает для доброго использования добра и зла, а также сама по себе, с той целью, в которой мы будем наслаждаться самым лучшим и величайшим. мир возможен.

Книга XIX, гл. 12

Что даже жестокость войны и вся тревога людей способствуют достижению этого единственного конца мира, которого желает всякая природа.

Кто бы ни уделял хотя бы умеренное внимание человеческим делам и нашей общей природе, тот поймет, что если нет человека, который не желает радоваться, то нет и такого человека, который не желал бы иметь мира. Ибо даже те, кто ведет войну, не желают ничего, кроме победы, то есть желают достичь мира со славой.Ибо что еще есть победа, как не завоевание противостоящих нам? и когда это будет сделано, наступит мир. Поэтому войны ведутся из-за стремления к миру даже теми, кто получает удовольствие от проявления своей воинственности в командовании и сражениях. Отсюда очевидно, что мир - это цель, к которой стремится война. Ведь каждый человек ищет мира, ведя войну, но никто не ищет войны, заключая мир. Ведь даже те, кто намеренно нарушает мир, в котором они живут, не испытывают ненависти к миру, а только желают, чтобы он превратился в мир, который им больше подходит.Следовательно, они не желают иметь покоя, а хотят лишь еще одного покоя в своем уме. А в случае подстрекательства к мятежу, когда люди отделились от общества, они все же не осуществляют того, чего хотят, если только они не поддерживают своего рода мир со своими товарищами по заговору. И поэтому даже грабители заботятся о том, чтобы поддерживать мир со своими товарищами, чтобы они могли с большей эффективностью и большей безопасностью вторгаться в мир других людей. И если человек обладает такой непревзойденной силой и настолько завидует партнерству, что не доверяет себе товарищей, а строит свои собственные заговоры и совершает грабежи и убийства за свой счет, тем не менее, он сохраняет некоторую тень мир с такими людьми, которых он не может убить и от которых хочет скрыть свои дела.В своем собственном доме он также ставит своей целью быть в мире со своей женой, детьми и любыми другими членами своего дома; ибо, несомненно, их быстрое повиновение каждому его взгляду доставляет ему удовольствие. И если это не будет выполнено, он гневается, он упрекает и наказывает; и даже этой бурей он обеспечивает спокойный покой своего собственного дома, если того требует случай. Ибо он видит, что мир не может поддерживаться, если все члены одного домашнего круга не подчиняются одной главе, как он сам находится в своем собственном доме.И поэтому, если город или нация предлагали ему подчиниться, служить ему в том же стиле, в каком он заставлял свою семью служить ему, он больше не скрывался в укрытиях разбойников, а поднимал голову в день открытых дверей, как царь, хотя в нем должна остаться та же жадность и злоба. И поэтому все люди желают иметь мир со своим кругом, которым они хотят управлять так, как им удобно. Ибо даже те, против кого они ведут войну, хотят стать своими и навязать им законы своего собственного мира….

Ибо самые дикие животные (а он, как говорят, был почти диким зверем) окружают их собственный вид кольцом защиты мира. Они сожительствуют, порождают, производят, кормят грудью и воспитывают своих детенышей, хотя очень многие из них не стадные, а одиночные, - не как овцы, олени, голуби, скворцы, пчелы, а такие как львы, лисы, орлы, летучие мыши. . Ибо какая тигрица не промурлыкает нежно над своими детенышами и не откажется от свирепости, чтобы ласкать их? Какой коршун, будучи одиноким, когда кружит над своей добычей, не ищет себе пару, не строит гнездо, не высиживает яйца, не выращивает птенцов и не поддерживает с матерью своей семьи как можно более мирный домашний союз? Насколько сильнее законы человеческой природы побуждают его поддерживать дружеские отношения и поддерживать мир со всеми людьми, насколько это в нем заложено, поскольку даже нечестивые люди ведут войну, чтобы поддерживать мир в своем собственном кругу, и желают, чтобы, если возможно, все люди принадлежали им, чтобы все люди и вещи могли служить одной голове и могли, через любовь или страх, отдаться миру с Ним! Таким образом, гордость своей порочностью обезображивает Бога.Он ненавидит равенство с другими людьми под Ним; но вместо Его правления он стремится навязать своим равным собственное правило. То есть он ненавидит справедливый мир Божий и любит свой несправедливый мир; но это не может не любить тот или иной мир. Ибо нет такого чистого порока, который противоречил бы природе, который стирал бы даже самые слабые следы природы.

Итак, тот, кто предпочитает правильное неправильному и благоустроенное извращенному, видит, что мир несправедливых людей недостоин называться миром по сравнению с миром праведных.И все же даже то, что извращено, обязательно должно быть в гармонии с порядком вещей, зависеть от него и в какой-то его части, иначе оно вообще не существовало бы ...

Книга XIX, гл. 13

О всеобщем мире, который закон природы сохраняет несмотря на все потрясения и с помощью которого каждый достигает своей пустыни путем, установленным справедливым судьей.

Таким образом, покой тела заключается в правильном расположении его частей.Маленькая иррациональная душа - это гармоничный отдых аппетитов, а разумной души - гармония знания и действия. Покой тела и души - это упорядоченная и гармоничная жизнь и здоровье живого существа. Мир между человеком и Богом - это упорядоченное повиновение веры вечному закону. Мир между человеком и человеком - это упорядоченное согласие. Домашний мир - это упорядоченное согласие между теми членами семьи, которые правят, и теми, кто подчиняется. Гражданский мир - подобное согласие среди граждан.Мир небесного города - это совершенное упорядоченное и гармоничное наслаждение Богом и друг другом в Боге. Мир всех вещей - это спокойствие порядка. Порядок - это распределение, которое ставит вещи равные и неравные, каждое на свое место. И поэтому, хотя несчастные, поскольку они таковы, конечно, не наслаждаются миром, но оторваны от этого спокойствия порядка, в котором нет беспокойства, тем не менее, поскольку они заслуженно и справедливо, несчастны, они по самой своей беде, связанной с порядком….

Книга XIX, гл. 14

О порядке и законе, которые существуют на небе и на земле, благодаря чему человеческое общество обслуживается теми, кто правит им.

Таким образом, все использование материальных вещей имеет отношение к этому результату земного мира в земном сообществе, тогда как в городе Божьем это связано с вечным миром. И поэтому, если бы мы были иррациональными животными, мы не желали бы ничего, кроме правильного расположения частей тела и удовлетворения аппетитов, - ничего, кроме телесного комфорта и изобилия удовольствий, дабы покой тела мог способствуют душевному покою.Ибо, если желают телесного покоя, преграда ставится перед покоем даже иррациональной души, поскольку она не может получить удовлетворения своих аппетитов. И вместе эти двое способствуют взаимному покою души и тела, покою гармоничной жизни и здоровья. Ибо, как животные, избегая боли, показывают, что любят телесный покой, и, стремясь к удовольствиям для удовлетворения своих аппетитов, показывают, что любят душевный покой, так их уклонение от смерти является достаточным признаком их сильной любви к этому миру, который связывает душу и тело в тесном союзе.Но, поскольку человек имеет разумную душу, он подчиняет все, что у него общего со зверем, покою своей разумной души, чтобы его интеллект мог свободно играть и регулировать его действия, и чтобы он мог, таким образом, наслаждаться колодцем. упорядоченная гармония знания и действия, составляющая, как мы уже сказали, покой разумной души. И для этой цели он должен желать, чтобы его не беспокоила боль, не беспокоило желание или не подавляла смерть, чтобы он мог получить какое-то полезное знание, с помощью которого он мог бы регулировать свою жизнь и манеры.Но из-за склонности человеческого разума ошибаться, само стремление к знанию может быть для него ловушкой, если только у него нет божественного Учителя, которому он может без опасений подчиняться и который в то же время может дать ему такую ​​возможность. помочь как сохранить свою свободу. И поскольку, пока он находится в этом смертном теле, он чужды Богу, он ходит верою, а не зрением; и поэтому он относит весь мир, телесный или духовный, или и то, и другое к тому миру, который смертный человек имеет с бессмертным Богом, так что он демонстрирует упорядоченное послушание веры вечному закону.

Но поскольку этот божественный Учитель внушает две заповеди, - любовь к Богу и любовь к нашему ближнему, - и, как в этих заповедях, человек находит три вещи, которые он должен любить: Бога, себя и своего ближнего, и то, что Тот, кто любит Бога, таким образом любит самого себя, из этого следует, что он должен стремиться побудить своего ближнего любить Бога, поскольку ему велено любить своего ближнего, как самого себя. Он должен сделать это ради своей жены, своих детей, своей семьи, всего в пределах его досягаемости, даже если бы он хотел, чтобы его сосед сделал то же самое для него, если бы он в этом нуждался; и, следовательно, он будет в мире или в упорядоченном согласии со всеми людьми, насколько это возможно.И вот порядок этого согласия: человек, во-первых, никому не причиняет вреда, а во-вторых, делает добро всем, кого может достичь. Поэтому в первую очередь его собственная семья - это его забота, поскольку закон природы и общества дает ему более легкий доступ к ним и большую возможность служить им. И поэтому апостол говорит: «Итак, если кто не заботится о своих, и особенно о тех, кто из своего дома, тот отрекся от веры и хуже неверного». Это источник домашнего мира или упорядоченного согласия тех, кто правит в семье, и тех, кто подчиняется.Ибо заботящиеся об остальном правят: муж - жена, родители - дети, хозяева - слуги; и те, о ком заботятся, повинуются: женщины - их мужья, дети - их родители, слуги - их хозяева. Но в семье праведника, который живет верой и пока еще является паломником, отправляющимся в небесный город, даже те, кто правят, служат тем, кем они, кажется, повелевают; ибо они правят не из любви к власти, а из чувства долга, который они обязаны другим - не потому, что они гордятся властью, а потому, что любят милосердие.

Книга XIX, гл. 17

Что производит мир и какой раздор между городами небесными и земными.

Но семьи, которые не живут верой, ищут своего мира в земных преимуществах этой жизни; в то время как семьи, живущие верой, ищут тех вечных благословений, которые обещаны, и используют в качестве паломников такие преимущества времени и земли, которые не очаровывают и не отвлекают их от Бога, а, скорее, помогают им с большей легкостью переносить и сохранять вниз по числу тех бремен тленного тела, которые лежат на душе.Таким образом, вещи, необходимые для этой земной жизни, используются как мужчинами, так и семьями, но у каждого из них своя особая и совершенно разная цель. Земной город, который не живет верой, ищет земного мира, и цель, которую он предлагает в упорядоченном согласии гражданского послушания и правления, представляет собой сочетание воли людей для достижения того, что полезно для этой жизни. . Небесный город или, скорее, его часть, которая пребывает на земле и живет верой, пользуется этим миром только потому, что он должен, пока это смертное состояние, которое требует его, не пройдет.Следовательно, пока он живет как пленник и пришелец в земном городе, хотя он уже получил обетование искупления и дар Духа как залог его, он не стесняется подчиняться законам земной город, в котором осуществляется управление всем необходимым для поддержания этой земной жизни; и, таким образом, поскольку эта жизнь является общей для обоих городов, между ними существует гармония в отношении того, что ей принадлежит.

Но, поскольку в земном городе были философы, чье учение осуждено божественным учением, и которые, будучи обманутыми своими догадками или демонами, полагали, что нужно пригласить многих богов, чтобы они проявили интерес к человеческим делам, и каждому отведена отдельная функция и отдельный отдел: одному - тело, другому - душа; а в самом теле одному - голова, другому - шея, а каждый из остальных членов - одному из богов; и подобным же образом в душе одному богу приписывались природные способности, другому образованию, другому гневу, другому вожделению; и поэтому различные жизненные дела были назначены: скот одному, зерно другому, вино другому, масло другому, лес другому, деньги другому, судоходство другому, войны и победы другому, браки другому, рождение и плодовитость для другого, а прочее - для других богов; и поскольку небесный город, с другой стороны, знал, что поклоняться следует только одному Богу, и что только Ему полагалось то служение, которое греки calllatreia и которое может быть отдан только богу, случилось так, что у двух городов не могло быть общих религиозных законов, и что небесный город был вынужден в этом вопросе не согласиться и стать неприятным для тех, кто думает иначе, и выдержать тяжесть их гнева, ненависти и преследований, за исключением случаев, когда умы их врагов были встревожены множеством христиан и подавлены явной защитой Бога, предоставленной им.

Итак, этот небесный город, пребывая на земле, призывает жителей всех наций и собирает вместе общество паломников, говорящих на всех языках, не заботясь о различиях в манерах, законах и учреждениях, посредством которых обеспечивается и поддерживается земной мир. , но осознавая, что, какими бы разнообразными они ни были, все они стремятся к одной и той же цели земного мира. Следовательно, он настолько далек от отмены и уничтожения этих различий, что даже сохраняет и принимает их, пока не создается препятствий для поклонения единому верховному и истинному Богу.Поэтому даже небесный город, находясь в состоянии паломничества, пользуется земным миром и, насколько это возможно, без ущерба для веры и благочестия, желает и поддерживает общее соглашение между людьми относительно приобретения необходимого имущества. жизнь, и заставляет этот земной мир соприкасаться с миром небесным; ибо только это можно поистине называть и ценить миром разумных созданий, заключающимся в совершенном упорядоченном и гармоничном наслаждении Богом и друг другом в Боге.Когда мы достигнем этого мира, эта смертная жизнь уступит место тому, что вечно, и наше тело больше не будет этим животным телом, которое из-за своего разложения давит на душу, но будет духовным телом, не испытывающим нужды, и во всем его члены подчиняются воле. В состоянии паломничества небесный город верою обретает этот мир; и этой верой он живет праведно, когда относится к достижению этого мира каждое доброе действие по отношению к Богу и человеку; Ведь жизнь города - это общественная жизнь.

Книга XIX, гл. 20

Что святые в этой жизни благословлены надеждой.

Итак, высшее благо города Божьего - это совершенный и вечный мир, не такой, в который смертные переходят через рождение и смерть, но мир свободы от всякого зла, в котором вечно пребывают бессмертные; Кто может отрицать, что эта будущая жизнь наиболее благословенна или что, по сравнению с ней, эта жизнь, которой мы живем сейчас, наиболее несчастна, будь она наполнена всеми благословениями тела и души и внешних вещей? И все же, если какой-либо человек использует эту жизнь со ссылкой на другого, которого он горячо любит и на что твердо надеется, его вполне можно назвать даже сейчас благословенным, хотя на самом деле не столько в надежде.Но действительное обладание счастьем этой жизни без надежды на то, что за ее пределами, - всего лишь ложное счастье и глубокое несчастье. Ибо истинные душевные блага теперь не доступны; ибо это не истинная мудрость, которая не направляет все свои благоразумные наблюдения, мужественные действия, добродетельное самообладание и справедливые меры к той цели, в которой Бог будет всем и вся в надежной вечности и совершенном мире

Книга XIX, гл. 21

Существовала ли когда-либо римская республика, отвечающая определениям Сципиона в диалоге Цицерона.

Таким образом, это то место, где я должен выполнить обещание, данное во второй книге этой работы, и объяснить, как можно короче и ясно, что, если мы хотим принять определения, данные Сципионом в книге Цицерона De Republica, Римской республики никогда не было; ибо он кратко определяет республику как благо народа. И если это определение верно, то римской республики никогда не было, потому что народы никогда не достигли блага среди римлян. Согласно его определению, люди - это совокупность, связанная общим признанием права и общностью интересов.И что он подразумевает под общим признанием права, он объясняет в целом, показывая, что республикой нельзя управлять без справедливости. Следовательно, там, где нет истинной справедливости, не может быть права. Ибо то, что делается по правде, делается справедливо, а то, что делается несправедливо, не может быть сделано по праву. Ибо несправедливые изобретения людей не должны рассматриваться и не должны рассматриваться как права; ибо даже они сами говорят, что право - это то, что вытекает из источника справедливости, и отрицают определение, которое обычно дают те, кто неверно понимает этот вопрос, что это право - это то, что полезно для более сильной стороны.Таким образом, там, где нет истинной справедливости, не может быть совокупности людей, связанных общим признанием права, и, следовательно, не может быть людей, как это определяли Сципион или Цицерон; а если нет людей, то никакого блага народа, а только некоторого беспорядочного множества, недостойного имени народа. Следовательно, если республика - достояние народа, а народа нет, если он не связан общим признанием права, и если нет права там, где нет справедливости, то из этого, безусловно, следует, что нет никакого права. республика, где нет справедливости.Далее, справедливость - это та добродетель, которая каждому дает должное. Где же тогда справедливость человека, когда он оставляет истинного Бога и уступает себя нечистым демонам? Разве это отдать должное каждому? Или тот, кто удерживает участок земли у покупателя и дает его человеку, не имеющему на это права, несправедлив, в то время как тот, кто удерживает себя от Бога, сотворившего его и служит злым духам, справедлив?

Книга XIX, гл. 23

Рассказ Порфирия об ответах оракулов богов о Христе.

… И поэтому, где нет этой праведности, посредством которой один верховный Бог управляет послушным городом по Своей благодати, так что он не приносит жертв никому, кроме Него, и посредством чего во всех гражданах этого послушного города, следовательно, правит душа тело и рассуждают пороки в правильном порядке, чтобы, как отдельный праведник, так и сообщество и люди праведных жили верой, которая действует любовью, той любовью, посредством которой человек любит Бога, как Он должен быть любил и своего ближнего как самого себя, - я говорю, что здесь нет собрания, связанного общим признанием права и общностью интересов.Но если этого нет, нет и народа, если наше определение верно, и, следовательно, нет республики; ибо там, где нет людей, не может быть республики.

Книга XIX, гл. 24

Определение, которое должно быть дано для народа и республики, чтобы оправдать принятие этих титулов римлянами и другими царствами.

Но если мы отбросим это определение народа и, допуская другое, скажем, что народ - это совокупность разумных существ, связанных вместе общим соглашением относительно объектов их любви, тогда, чтобы раскрыть характер любого людям, нам нужно только наблюдать за тем, что они любят.Однако все, что он любит, если только это собрание разумных существ, а не зверей, и связанных между собой соглашением относительно объектов любви. его справедливо называют народом; и это будут высшие люди в той мере, в какой они связаны высшими интересами, и низшие в той мере, в какой они связаны низшими. Согласно этому нашему определению, римский народ - это народ, и его благом, без сомнения, является содружество или республика. Но каковы были его вкусы в первые и последующие дни, и как он скатился до кровавых волнений, а затем до социальных и гражданских войн и таким образом разорвал или разложил узы согласия, в которых заключалось здоровье народа, история показывает, и в предыдущих книгах я рассказывал в целом.И все же по этой причине я бы не сказал, что это не был народ или что его администрация не была республикой, пока остается собрание разумных существ, связанных общим соглашением относительно объектов любви. Но то, что я говорю об этом народе и об этой республике, следует понимать так, что я думаю и говорю об афинянах или любом греческом государстве, египтянах, раннем ассирийском Вавилоне и всех других народах, больших или малых, которые имели государственное правительство. Ибо в целом город нечестивых, который не повиновался повелению Бога, чтобы он не приносил никаких жертв, кроме как Ему одному, и который, следовательно, не мог дать душе должное управление телом, ни причина его справедливой власти над пороками лишена истинной справедливости.

Книга XIX, гл. 25

Что там, где нет истинной религии, нет истинных добродетелей.

Ибо, хотя может показаться, что душа превосходно управляет телом и объясняет пороки, если душа и разум сами не подчиняются Богу, как Бог повелел им служить Ему, у них нет надлежащей власти над телом и пороками . Ибо какой властительницей тела и пороков может быть тот ум, который не ведает об истинном Боге и который, вместо того чтобы подчиняться Его власти, подвергается развращающему влиянию самых злобных демонов? Именно по этой причине добродетели, которыми он, как ему кажется, обладает и с помощью которых он сдерживает тело, и пороки, которые он может получить и сохранить то, что он желает, являются скорее пороками, чем добродетелями, пока нет ссылки на Бога. в этом вопросе.Ибо хотя некоторые полагают, что добродетели, имеющие отношение только к себе и желаемые только сами по себе, все же являются истинными и подлинными добродетелями, факт остается фактом: даже в этом случае они раздуваются гордостью и поэтому должны считаться скорее пороками. чем добродетели. Ибо как то, что дает жизнь плоти, не происходит от плоти, но находится над ней, так и то, что дает человеку блаженную жизнь, не происходит от человека, но является чем-то выше него; и то, что я говорю о человеке, верно в отношении всех небесных сил и добродетелей, какими бы они ни были.

Гл. 26

О мире, которым наслаждаются люди, отчужденные от Бога, и о том, как народ Божий использовал его во время своего паломничества.

Посему, как жизнь плоти есть душа, так и блаженная жизнь человека есть Бог, о Котором священные писания евреев говорят: «Блажен народ, у которого Бог есть Господь». Таким образом, несчастны люди, отчужденные от Бога. Тем не менее, даже у этого народа есть собственный мир, который нельзя недооценивать, хотя, на самом деле, он в конечном итоге не получит от него удовольствия, потому что он не использует его до конца.Но в наших интересах, чтобы он тем временем наслаждался этим покоем в этой жизни; ибо пока два города сливаются, мы также наслаждаемся миром Вавилона. Ибо народ Божий настолько освобожден от Вавилона, что тем временем пребывает в его обществе. И поэтому апостол также увещевал Церковь молиться за царей и власть имущих, указав в качестве причины, «чтобы мы могли жить тихой и спокойной жизнью во всяком благочестии и любви». И пророк Иеремия, предсказывая пленение древнего народа Божьего и давая им божественное повеление послушно идти в Вавилонию и таким образом служить своему Богу, советовал им также молиться за Вавилонию, говоря: «В мир его будет у вас мир », - мирский мир, которым вместе наслаждаются добрый и нечестивый.

Книга XIX, гл. 27

Чтобы мир тех, кто служит Богу, не может быть постигнут в этой земной жизни в его совершенстве.

Но миром, свойственным нам самим, мы наслаждаемся сейчас с Богом по вере, а в будущем будем наслаждаться с Ним вечно видением. Но мир, которым мы наслаждаемся в этой жизни, будь то общий для всех или свойственный нам самим, является скорее утешением наших несчастий, чем позитивным наслаждением счастьем. Сама наша праведность тоже, хотя и истинна в той мере, в какой она относится к истинному добру, все же в этой жизни такого рода, что состоит скорее в прощении грехов, чем в совершенствовании добродетелей.Станьте свидетелем молитвы всего города Божьего в его состоянии паломничества, ибо он взывает к Богу устами всех своих членов: «Прости нам долги наши, как мы прощаем должникам нашим». И эта молитва действенна не для тех, чья вера «без дел и мертва», но для тех, чья вера «действует любовью». Поскольку разум, хотя и подчинен Богу, все же «подавлен тленным телом», пока он находится в этом смертном состоянии, он не имеет совершенной власти над пороками, и поэтому эта молитва необходима праведникам.Ибо, хотя он обладает властью, пороки не покоряются без борьбы. Ибо как бы хорошо человек ни поддерживал конфликт и как бы тщательно он ни подавлял этих врагов, он крадется в каком-то злом, которое, если не находит готового выражения в действии, ускользает через губы или проникает в мысль; и поэтому его мир не полон, пока он находится в состоянии войны со своими пороками. Ибо это сомнительный конфликт, который он ведет с теми, кто сопротивляется, и его победа над побежденными не надежна, а полна беспокойства и усилий.

Таким образом, среди этих искушений, о которых вкратце сказано в божественных пророчествах: «Разве человеческая жизнь на земле не является искушением?» Кто, кроме гордого человека, может предположить, что он так жив, что ему не нужно говорить Богу: «Прости нам наши долги?» И такой человек невелик, но раздулся и надулся от тщеславия, и ему справедливо противостоит Тот, кто обильно дает благодать смиренным. Отсюда сказано: «Бог гордым противится, а смиренным дает благодать». В этом состоит праведность человека, заключающегося в том, что он подчиняется Богу, свое тело - своей душе, а свои пороки, даже когда они восстают, его разуму, который либо побеждает, либо, по крайней мере, сопротивляется им; а также чтобы он просил у Бога благодати исполнить свой долг и прощения своих грехов, и чтобы он воздал Богу благодарность за все благословения, которые он получает.Но в том окончательном мире, на который ссылается вся наша праведность и ради которого она поддерживается, наша природа будет обладать здоровым бессмертием и нетленностью и не будет больше иметь пороков, и поскольку мы тоже не будем испытывать сопротивления. от нас самих или от других, нет необходимости, чтобы разум управлял пороками, которых больше нет, но Бог будет управлять человеком, а душа будет управлять телом со сладостью и легкостью, подходящими для счастья жизни, которая является покончено с рабством.И это состояние будет там вечным, и мы будем уверены в его вечности; и поэтому мир этого блаженства и блаженство этого мира будут высшим благом.

Город Бога (Книга 22) Святого Августина - Исследование справедливости в Божественной комедии Данте

Перейти к содержанию Переключить мобильное меню Переключить поле поиска

Глава 1: О сотворении ангелов и людей

  • ул.Августин также говорит о свободе воли !: «Это Он дал этой интеллектуальной природе свободную волю такого рода, что, если он желает оставить Бога, то есть его блаженство, немедленно должно произойти несчастье».
    • «Это он всего наказания обрек ангелов, которые добровольно пали на вечные страдания, и награждают тех, кто продолжал свою привязанность к высшему благу»
  • «Это Он, когда Он предвидел, что человек, в свою очередь, согрешит, оставив Бога и нарушив Его закон , не лишил его силы свободной воли»
    • сейчас имеет в виду божественный закон Бога, а не государство или моральное существо, как Аристотель.

Глава 2: О вечной и неизменной воле Бога

  • «Как Божья праведность используется не только в праведности, которой Он Сам праведен, но также и в том, что Он производит в человеке, которого Он оправдывает,» так и то, что называется Его законом, который, хотя и дан Богом, есть скорее закон мужчин .”
    • Закон Бога предназначен для людей на Земле, а не только для небес.

Глава 3: Об обещании вечного блаженства святым и вечного наказания нечестивым

  • Исаия 26:19: «Смотрите, где Я создаю новое небо и новую землю; старые вещи не будут больше вспоминаться, им нет места в мыслях людей. Ваша радость, ваша гордость, это новое творение будет; Моя радость, моя гордость, Иерусалим и его народ созданы заново.Я буду радоваться в Иерусалиме, гордиться своим народом, и звуки плача и плача больше не будут слышны среди них ».
  • «Ибо тот же Бог, который обещал оба и предсказал, что оба сбудутся, - Бог, которого языческие божества трепещут перед годом, как свидетельствует даже Порфирий, благороднейший из языческих философов».
    • Мы начинаем видеть противоречие между языческой философией греков и словом христианского Бога

Глава 6: Рим сделал своего основателя Ромула богом, потому что возлюбил Его; Но Церковь любила Христа, потому что считала Его Богом

  • «Что [Цицерон] должен сказать о вопросе безопасности и что он подразумевает под безопасностью, он объясняет в другом месте, говоря, что частные лица часто уклоняются, быстрой смертью, нищетой, изгнанием, связями, бедствием. и другие боли, которые ощущаются даже самыми бесчувственными.Но для государств смерть, которая, кажется, освобождает людей от всех наказаний, сама по себе является наказанием ; ибо государство должно быть устроено так, чтобы быть вечным. И поэтому смерть не естественна для республики, как для человека, которому смерть не только необходима, но часто даже желательна ... Ибо смерть, как он говорит, не является наказанием для отдельных лиц, а скорее избавляет их от всех других наказаний, но это наказание для государства.
    • Хмммм… странный парадокс здесь…. В данном случае Цицерон говорит, что смертная казнь - желанная форма наказания для людей как способ избавления от других видов пыток.Однако эта смертная казнь является наказанием государства, потому что республика не хочет, чтобы ее люди умирали

Глава 11: Против платоников, которые утверждают, исходя из физического веса элементов, что земное тело не может жить на небесах

  • Противоречия идеи о вечной душе, отделенной от тела, с философией: «Ибо, если порядок будет таков, что земля первая, вода - вторая, воздух - третья, небо - четвертое, - тогда душа превыше всего. .Ведь Аристотель сказал, что душа была пятым телом, а Платон отрицал, что это было тело вообще. Если бы это было пятое тело, то, конечно, оно было бы выше остальных; и если это вообще не тело, тем более оно поднимается над всем. Что же тогда он делает в земном теле? Что делает эта душа, более тонкая, чем все остальное, в такой массе материи, как эта? Что делает в этой тяжеловесности легчайшее из веществ? Это самое быстрое вещество в такой медлительности? Разве тело не будет вознесено на небеса благодаря такой прекрасной природе, как эта? И если теперь земные тела могут удерживать души внизу, разве души не смогут однажды поднять земные тела наверху? »

Глава 12: Против клеветы, которой неверующие высмеивают христианскую веру в воскресение плоти

  • «, что все мы должны подойти к мере возраста полноты Христа, Ефесянам 4:13 или тому другому высказыванию, Кому Он предопределил сообразоваться с образом Своего Сына , Римлянам 8:29 следует понимать как означающее, что рост и размер тела Христа будут мерой тел всех тех, кто будет в Его Царстве, тогда, как они говорят, размер и рост многих должны быть уменьшены; и если так много всего тела будет потеряно, что станет с высказыванием: «Ни один волос с головы не погибнет»
    • Теперь есть предопределение ... поэтому мы, люди, обладаем свободной волей, но также предопределены определенным путем, и Бог предопределяет определенные события.Он также думает о воскресении тела с душой. Как тела воскресают, когда их «пожирают звери, одни в огне, а некоторые погибают в результате кораблекрушения»?
  • «И, таким образом, они также стремятся обещать человеческой душе чередование истинного несчастья и ложного счастья , в соответствии с теорией Платона ; или, в соответствии с утверждением Порфирия, в году, после многих переселений в разные тела, он прекращает свои страдания и больше никогда не возвращается к ним, однако не получением бессмертного тела, а бегством из всех видов тел.”
    • В замешательстве… Я думаю, он критикует эту ложную идею о том, что мы возвращаемся в смертные тела после смерти

Глава 20: Что в Воскресении субстанция наших тел, как бы распалась она ни была, полностью воссоединится

  • «Цицерон, великий авторитет наших противников, желающий определить Бога как можно точнее, говорит: Бог - это разум, свободный и независимый, без материальности, воспринимающий и перемещающий все вещи, и сам наделенный вечным движением.Он обнаружил это в системах величайших философов. Тогда позвольте мне спросить на их собственном языке, как что-то может либо скрываться от Того, Кто все воспринимает, либо безвозвратно ускользать от Того, Кто движет всем? »
    • Еще больше противоречий между классической философией и христианством
  • «Вся плоть, которую проглотил голод, попадает в воздух путем испарения, откуда, как мы сказали, Всемогущий Бог может отозвать ее. Таким образом, эта плоть будет возвращена тому человеку, в котором она впервые стала человеческой плотью.”
    • Бог восстановит наши тела такими, какими они должны быть. Даже если его уничтожили. Итак, мы воссоединяем душу и тело после смерти?

Глава 22: О несчастьях и болезнях, которым человечество справедливо подвергается первому греху и от которых никто не может быть избавлен, кроме как по благодати Христовой

  • Наши грехи и зло проистекают из первородного греха Адама и Евы: «ужасное невежество, порождающее все заблуждения, постигающие детей Адама, и от которых ни один человек не может быть избавлен без труда, боли и страха? Разве это не доказано его любовью ко многим пустым и вредным вещам, порождающим мучительные заботы, беспокойство, печали, страхи, дикие радости, ссоры, судебные процессы, войны, измены, гнев, ненависть, обман, лесть, мошенничество, воровство, грабеж. , вероломство, гордость, честолюбие, зависть, убийства, отцеубийства, жестокость, жестокость, злоба, роскошь, наглость, наглость, бесстыдство, прелюбодеяние, прелюбодеяния, инцест… »

    « Это действительно

    преступления злых людей , но они происходят из того корня заблуждения и неуместной любви, которое рождается с каждым сыном Адама.Ибо кто там, кто не наблюдал, с каким глубоким невежеством, проявляется даже в младенчестве
    • Он перечисляет некоторые грехи или «преступления» согласно законам Бога

  • «Но поскольку Бог не полностью оставляет тех, кого Он осуждает, и не скрывает в Своем гневе Свою нежную милость, человечество сдерживается законом

    и указанием , которые охраняют нас от невежества, которое преследует нас, и противодействуют нападениям. порока, но сами полны труда и печали.Что означают те разнообразные угрозы, которые используются, чтобы обуздать безумие детей? »
    • Роль институционального закона государства, а не только Бога, заключается в защите нас от наших собственных грехов, потому что нам суждено грешить, несмотря ни на что. Мы как дети, нуждающиеся в сдержанности.
  • «Бездеятельность, праздность, лень, небрежность - это пороки, которые избегают труда, так как труд, хотя и полезен, сам по себе является наказанием.
  • «Кто может описать, кто может представить себе количество и суровость наказаний, которым подвергается человечество, - боли, которые не только сопровождают злодеяния безбожников, , но являются частью человеческого состояния и общего несчастья»
  • «Из этого ада на земле нет выхода, кроме как благодатью Спасителя Христа, Бога нашего и Господа.Само имя Иисус показывает это, потому что оно означает Спаситель; и Он особенно спасает нас от перехода из этой жизни в более жалкое и вечное состояние, которое является скорее смертью, чем жизнью »
  • «Мировые мудрецы утверждают, что философия что-то вносит в этот - ту философию, которую, согласно Цицерону, боги одарили в чистоте лишь немногим людям. Они никогда не делали, говорит он, и никогда не смогут сделать людям большего подарка. Так что даже те, против кого мы спорим, были вынуждены в некоторой степени признать, что благодать Божья необходима для постижения не какой-либо философии, а истинной философии.И если истинная философия - , эта единственная поддержка против невзгод этой жизни - была дана Небом лишь немногим, из этого достаточно очевидно, что человечество было обречено заплатить это наказание в виде несчастья »
    • Итак, теперь мы примиряем философию и христианство ... но все же существует этот парадокс, когда Бог (-и) дарует или выбирает, какие люди чисты, но также со свободной волей ... Но мы также уже осуждены ... Это Примирение является Истинная философия

Глава 26: Мнение Порфирия о том, что душа, чтобы быть благословенной, должна быть отделена от всех видов тела, опровергается Платоном, который говорит, что Верховный Бог обещал богам, что они никогда не должны быть изгнаны из их тел.

  • «Я повторю только одно: пусть Платон, их хозяин, исправит свои записи и скажет, что их боги , чтобы получить благословение, должны покинуть свои тела или, другими словами, умереть; ибо он сказал, что они были заключены в небесных телах, и что, тем не менее, Бог, сотворивший их, пообещал им бессмертие, то есть вечное пребывание этих же тел, которое не было предусмотрено для них естественным образом, но только дальнейшим вмешательством Его воли , чтобы таким образом они могли быть уверены в своем благополучии.”
    • Еще одно примирение философии и христианства

Глава 27: О очевидно противоречивых мнениях Платона и Порфирия, которые привели бы их обоих к истине, если бы они могли уступить друг другу.

  • «Заявления были сделаны Платоном и Порфирием по отдельности, которые, если бы они могли найти общий путь, возможно, стали бы христианами».

    • «Платон сказал, что души не могут существовать вечно без тела; ибо именно по этой причине, сказал он, души даже мудрых людей должны когда-нибудь вернуться в свои тела.Порфирий снова сказал, что очищенная душа, когда она вернется к Отцу, никогда не вернется к болезням этого мира ». Св. Августин постепенно объединяет свое уважение к великим философам и своей новой вере, заявляя, что идеи (хотя и в большинстве своем противоречивые) имеют достаточно фундаментальное сходство, чтобы Платон мог быть христианином в другое время.

Глава 30: О вечном блаженстве града Божьего и о вечной субботе

  • «Ибо опытный врач действительно профессионально знает почти все болезни; но экспериментально он не знает большого числа, от которых сам никогда не страдал.Следовательно, есть два способа познания зла - один посредством умственной проницательности, другой - посредством чувственного опыта, поскольку одно дело понять все пороки мудростью развитого ума, а другое - понять их глупостью человека. заброшенная жизнь - значит, есть два способа забыть зло ».

Предыдущий

Книга VII Никомаховой этики Аристотеля

Далее

Религиозные основы права на Западе: историческая перспектива Автор: Гарольд Дж.Bermann

Святой Августин: Город Бога

24 августа 410 года произошло немыслимое: готы под предводительством Алариха разграбили Рим. Хотя по историческим меркам это было достаточно «сдержанное» разграбление, в реакции на известие о разграблении «вечного города» не было ничего сдержанного.

Язычники обвиняли христианство в падении Рима, а также в других бедствиях.Это вызвало ответ североафриканского епископа, который определил курс западной цивилизации. Этим епископом, конечно же, был Августин Гиппопотамский, и его ответом была классическая апологетическая книга под названием Город Божий .

Чтобы полностью оценить шедевр Августина, вам нужно понять этого человека и его времена. И я не могу придумать лучшего гида, чем мой друг Кен Боа.

Видите ли, Августин ясно понял и провозгласил классическую христианскую истину о падшей природе человека и вездесущности греха.

Как Кен рассказывает слушателям своей серии аудиокомпакт-дисков «Великие книги», грех Августина для Августина - это восстание против Бога и отказ признать свой статус творения. Это восстание заставляет нас отворачиваться от вещей, которые являются божественными и поистине неизменными, и вместо этого обращаться к вещам, которые изменчивы и неопределенны.

Наши желания, а не любовь к Богу, становятся центром нашего существования. Звучит знакомо? Эта эгоцентризм, лишенный благодати Божьей, ослепляет нас в отношении истины, ослабляет нашу волю и наносит вред нашим институтам.

В книге Августин противопоставляет Город Бога и Город Человека. В то время как первый, Город Бога, понимает свою мятежную природу и поэтому подчиняется Богу и Его целям, второй город - светский - просто пытается «соперничать с Богом».

Город Бога «социальный» и «ищет общего блага». Город людей «эгоистичен» и ищет «эгоистичного контроля ... ради высокомерного господства». Город Бога «желает для своего соседа того, что он желает для себя», в то время как Город людей «желает поработить своего соседа.”

Августин представляет собой великую апологетическую защиту христианства и его мощного влияния на благосостояние государства. И он резко критикует Город Человека. Восстание против истинного Бога привело к падению Рима и других земных городов. Римляне поклонялись ложным богам, и именно их гордость и коррупция, а не христианство, привели к катастрофе в Риме.

Вопреки тому, во что верят древние и современные язычники, именно христиане являются лучшими гражданами.Мы знаем, что различные земные города преходящи. Мы не рассматриваем земные правительства как средство к власти, богатству или самовозвышению.

Христиане выполняют требования гражданства из послушания Богу и любви к Нему, а также в надежде создать такое общество, в котором мы сможем жить мирной и благочестивой жизнью. Конечно, такое общество хорошо и для наших соседей-нехристиан, в этом-то и дело.

О Город Бога гораздо больше, чем я могу рассказать здесь.Во-первых, это повлияло на меня написать книгу под названием «Королевства в конфликте», которая теперь переиздается как «Бог и правительство».

Итак, Город Божий необходим для понимания правильного христианского мировоззрения.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *