Битва на р воже: БИТВА НА РЕКЕ ВОЖЕ — информация на портале Энциклопедия Всемирная история

Содержание

Битва на Воже: историческая правда России от РВИО

ПЕРВАЯ ПОБЕДА ДМИТРИЯ ДОНСКОГО НАД ОРДОЙ

В 1378 г. Мамай послал большое войско под командованием Бегича и нескольких других мурз на Русь. Бегич шел через рязанские земли, но целью похода была Москва. Великий князь Дмитрий Иванович решил не просто отразить вторжение, но и нанести врагу решительное поражение. Русские полки под командованием самого великого князя форсировали р. Оку и пошли по Рязанской земле навстречу Бегичу. Раньше, чем ордынцы, они успели подойти к р. Воже и приготовиться к бою. Бегич не решился переходить реку на виду у русского войска и, по словам летописца, «стоял много дней». Тогда Дмитрий Иванович сам решил отойти от реки, «отдать берег» ордынцам, чтобы вынудить их к «прямому бою». Бегич попался в расставленную западню. Его конница начала переправляться через Вожу и скапливаться на ее левом, русском берегу. Атака русского войска была стремительной и неудержимой. «В лицо» неприятеля ударил «большой полк» под предводительством великого князя, а два других полка - окольничего Тимофея и князя Даниила Пронского - зашли с флангов. Вражеская конница в беспорядке откатывалась к р. Воже, а русские воины, настигая ордынцев, «бьючи их, секучи, и колючи, и убиваша их множество, а инии в реце истопоша»; погиб в сече и сам Бегич. Преследование разбитого врага продолжалось до темноты, в руки победителей попала богатая добыча. Остатки воинства Вегича «побежали к Орде». Ордынцы потерпели полное поражение.

 

ПОВЕСТЬ О БИТВЕ НА РЕКЕ ВОЖЕ

По прошествии немногих дней татары переправились на эту сторону реки и, нахлестывая коней своих и закричав на своем языке, пошли рысью, и ударили на наших. А наши ринулись на них: с одной стороны Тимофей окольничий, а с другой стороны — князь Даниил Пронский, а князь великий ударил в лоб татарам. Татары же сразу побросали копья свои и побежали за реку за Вожу, а наши стали преследовать их, рубя и коля, и великое множество перебили их, а многие из них в реке утонули. И вот имена убитых князей их: Хазибей, Коверга, Карабулук, Костров, Бегичка.

А когда приспел вечер, и зашло солнце, и померк свет, и наступила ночь, и сделалось темно, то нельзя было гнаться за ними за реку. А на другой день с утра стоял сильный туман. А татары, как побежали вечером, так и продолжали бежать в течение всей ночи. Князь же великий в этот день только в предобеденное время пошел вслед за ними, преследуя их, а они уже далеко убежали. И наехали в поле на брошенные становища их, и шатры, и вежи, и юрты, и алачуги, и телеги их, а в них бесчисленное множество всякого добра, и все это брошено, а самих нет никого - все побежали в Орду.

Библиотека литературы Древней Руси. Том 6

 

ФОРМИРОВАНИЕ АНТИОРДЫНСКОГО СОЮЗА РУССКИХ КНЯЖЕСТВ

До второй половины XIV столетия сюзеренитет Орды над Северо-Восточной Русью не оспаривался ни политическими деятелями, ни деятелями общественной мысли. Акты сопротивления татарам были связаны с междукняжескими конфликтами на Руси (князья могли оказываться в конфронтации с ханом, поддерживавшим их соперников), а не с осознанной борьбой на полное уничтожение зависимости. Лишь в «Повести о Михаиле Тверском» (1319-1320) можно усмотреть мысль о временном характере татарского господст­ва над Русью, но проводится она крайне завуалированно, в виде наме­ка, путем использования примеров из истории Древнего Рима и Ви­зантии.

Но с началом в Орде замятни сложилась принципиально новая ситуация. Во-первых, обычным стало положение, когда в Орде было два «царя» (а временами и более). Во-вторых, самым могущественным политиком в этом государстве стал (впервые) человек, не принад­лежавший к «царскому» роду. «Цари» при нем превратились в марионе­ток, которых Мамай менял по своему усмотрению. На Руси такая ситуация осознавалась очень четко. Хан, от лица которого правил Ма­май, мог быть пренебрежительно назван «Мамаевым царем», прямо говорилось, что Мамай «у себе въ Ордe посадилъ царя другаго». Полновластие Мамая особо подчеркнуто в следующих летописных ха­рактеристиках: «...царь ихъ не владеяше ничимъ же, но всяко старьишинство держаше Мамай»; «Некоему убо у них худу цесарюющу, но все деющу у них князю Мамаю».

Таким образом, к 1374 г. уже более десятилетия государственное устройство Орды находилось в «ненормальном» состоянии: цари реаль­ной властью не обладали, она принадлежала узурпатору. После того как к этому факту добавилось стремление Мамая передать великое княжение Михаилу Тверскому и, наконец, потеря им Сарая, в Моск­ве решились, вероятно, в ответ на денежный «запрос», пойти на раз­рыв и не соблюдать с незаконным, ненадежным в плане поддерж­ки великого князя и к тому же не контролирующим всю террито­рию Орды правителем вассальных отношений.

В ноябре 1374 г. в Переяславле состоялся княжеский съезд. Счи­тается, что на нем русские князья договорились о совместной борьбе с татарами. Вероятно, что решения съезда касались все же более ши­рокого круга вопросов, речь шла о совместных действиях вообще, в том числе и против Орды. Отношения с последней при этом, скорее всего, строились так, как это зафиксировано в следующем году в договоре Дмитрия с Михаилом Тверским: «А с татары оже будет нам миръ, по думе. А будет нам дати выход, по думe же, а будет не дати, по думе же. А пойдут на нас татарове или на тебе, битися нам и тобе с единого всемъ противу их. Или мы пойдем на них, и тобе с нами с единого пойти на них». С одной стороны, здесь допускается возмож­ность мирных отношений с Ордой и уплаты выхода. С другой, это первый дошедший до нас факт договорного закрепления обязательств о совместных военных действиях против Орды, причем как оборони­тельных, так и наступательных.

В марте 1375 г. состоялся еще один княжеский съезд, место прове­дения которого неизвестно. Во время него Василий, сын Дмитрия Нижегородского, попытался ужесточить содержание Сарайки и его людей; татары оказали сопротивление (у них не было отнято оружие) и были перебиты. Во время схватки Сарайка выстрелил в епископа Дионисия, но стрела лишь задела мантию. В ответ на избиение посольства отряды Мамая повоевали нижего­родские волости - Киш и Запьянье.

Тем временем к Михаилу Тверскому перебежали Иван Васильевич, сын последнего московского тысяцкого Василия Вельяминова (умер­шего в 1374 г.) и Некомат Сурожанин. Михаил отправил их в Орду, и вскоре оттуда пришел посол Ачихожа (тот самый, что ходил с Дмитри­ем Нижегородским на Булгар в 1370 г.) с ярлыком тверскому князю на великое княжение владимирское. В ответ на Тверь двинулось невиданное по масштабам войско. Перечень участвовавших в походе кня­зей дает возможность определить круг участников Переяславского съезда, т.е. князей, договорившихся о совместных действиях и приз­нававших верховенство Москвы. Это (помимо самого Дмитрия Ивано­вича и его двоюродного брата Владимира Андреевича Серпуховского) суздальско-нижегородский князь Дмитрий Константинович, его сын Семен и братья - Борис и Дмитрий Ноготь, ростовские князья Андрей Федорович и Василий и Александр Константиновичи, князь Иван Васильевич из смоленской ветви (правившей, в Вязьме), ярославские князья Василий и Роман Васильевичи, белозерский князь Федор Рома­нович, кашинский князь Василий Михайлович (перешедший на сторону Москвы), моложский князь Федор Михайлович, стародубский князь Андрей Федорович, князь Роман Михайлович Брянский (Брянском он тогда уже не владел, тот был в руках Ольгерда), новосильский князь Роман Семенович, оболенский князь Семен Константинович и его брат тарусский князь Иван. Таким образом, сюзеренитет Дмитрия Ива­новича признавали не только все княжества Северо-Восточной Руси (кроме Тверского, за исключением его кашинского удела), но также князья трех верховских княжеств Черниговской земли (новосиль-ского, оболенского и тарусского), Роман Михайлович, считавшийся великим князем черниговским и вяземский князь. Последний перешел под руку Дмитрия еще в 1371 г., когда его дядя и сюзерен - великий князь смоленский Святослав Иванович был союзником Литвы. Но в 1375 г. Святослав уже являлся союзником Дмитрия, поэтому если Иван и терял на некоторое время контроль над Вязьмой, к середине 70-х гг. он его наверняка вернул.

В результате похода Михаил Тверской признал себя «молодшим братом» Дмитрия Ивановича, а великое княжение - его «отчиной»: «А вотчины ти нашие Москвы, и всего великого княженья, и Новагорода Великого, блюсти, а не обидети. А вотчины ти нашие Москвы, и всего великого княженья, и Новагорода Великого, под нами не искати, и до живота, и твоим детем, и твоим братаничем»…

В начале 1377 г. соединенные силы Московского и Нижегород­ского княжеств (московскую рать возглавлял сын Корьяда-Михаила Гедиминовича Дмитрий Боброк, перешедший на службу в Москву, нижегородскую - сыновья Дмитрия Константиновича Василий и Иван) отправились в поход «на Болгары»…

Очевидно, что в отношении ордынских «князей» великий князь московский действовал так же, как в отношении русских князей. Фак­тически он попытался как бы занять в отношении первых место, какое занимал правитель Орды. Однако видеть здесь стремление Дмитрия стать равным «царю» было бы рискованно - скорее подобными дейст­виями великий князь ставил себя на один уровень с Мамаем, семью годами ранее приводившим Волжскую Булгарию к покорности.

Летом того же года московско-нижегородское войско (московскую часть возглавляли воеводы, нижегородскую - Иван Дмитриевич), ожидая нападения пришедшего из Заволжья «царевича» Арабшаха (Арапши), пропустило удар татар из Мамаевой Орды и потерпело по­ражение на р. Пьяне (Иван Нижегородский погиб), вслед за чем ордын­цы разорили Нижний Новгород. В том же году Арабшах повоевал Засурье.

Воодушевленный успехом, Мамай летом 1378 г. решил нанести удар непосредственно по Московскому княжеству, направив на Дмит­рия Ивановича сильное войско под командованием Бегича. 11 августа на р. Воже, в пределах Рязанской земли, московско-рязанское войско нанесло Мамаевым татарам сокрушительное поражение. Несколько ранее, в конце июля, ордынцам вновь удалось разорить Нижний Нов­город. Остается, впрочем, неясным, были ли это татары из Мамаевой Орды.

В отместку за поражение на Воже Мамай напал в том же году на Рязанскую землю. Ее столица Переяславль-Рязанский был сожжен, а великий князь рязанский Олег Иванович спасся, бежав за Оку.

Горский А.А. Москва и Орда

Битва на реке Воже (1378)

После разгрома татарами в битве на реке Пьяне (1377) Дмитрия Константиновича Нижегородского, главного союзника московского князя Дмитрия Ивановича, всесильный тогда в Орде темник Мамай спешил нанести такой же удар как самой Москве, так и другому её союзнику – Олегу Рязанскому. Одержав победу на Пьяне, татарский царевич Арапша осенью того же 1377 г. изгоном (набегом) ходил на Рязанскую землю и часть ее попленил и пограбил. Захваченный врасплох, Олег Иванович попал было в плен, но вырвался и убежал, весь израненный татарскими стрелами.

Летом следующего 1378 года Мамай отправил на Рязань и Москву большое войско под начальством мурзы Бегича. Дмитрий Иванович московский понял грозившую опасность, лично приспел со своей ратью на южную сторону Оки и встретил татар на берегах ее правого притока, реки Вожи, верстах в 15 от Переяславля-Рязанского. Несколько дней оба войска стояли друг против друга на разных берегах. 11 августа 1378 татары первые перешли Вожу и вступили в бой. Но Дмитрий уже изготовил к битве свою рать. Одним ее крылом начальствовал Даниил Пронский, другим – московский окольничий Тимофей Вельяминов. Сам великий князь ударил на врагов с главным полком. Татары недолго выдерживали битву и побежали обратно за Вожу. При этом много их было побито и перетонуло в реке. В числе павших находился сам Бегич и некоторые другие знатнейшие мурзы: Хазибей, Коверга, Карулук, Кастрок. Наступившая ночь помешала преследованию со стороны русских. На следующее утро после битвы на Воже был густой туман. Только когда он рассеялся, Дмитрий перешел через реку и погнался за татарами. Нагнать их было уже невозможно; но зато Русь собрала большую добычу, потому что враги в поспешном бегстве побросали свои шатры и телеги, наполненные разным добром. Памятником битвы на Воже 1378 г. служат высокие курганы, под которыми погребены павшие воины.

Битва на реке Воже 1378 г. Миниатюра второй половины XVI века

 

Доселе Дмитрий Иванович сохранял еще даннические отношения к Орде, хотя платил гораздо меньше дани, чем его предшественники. В битве на Воже 1378 г. была одержана первая большая победа Руси над своими поработителями. Это уже было открытое и решительное восстание московского князя против Золотой Орды, предвестье состоявшейся два года спустя Куликовской битвы. Можно представить себе ярость Мамая и золотоордынских мурз, когда беглецы принесли им весть о своем поражении на Воже. Прежде всего Мамай спешил выместить свою досаду на Рязанской области. Собрав остатки разбитой рати, он бросился на Рязань. Не ожидая такого скорого возвращения татар после их поражения, Олег Рязанский оказался неготовым к обороне и удалился на левую лесную сторону Оки. Татары пожгли его стольный Переяславль и некоторые другие города, разорили множество сел и увели большое количество пленников. За этим внезапным нападением должно было последовать и опустошение Московского княжения. Но, испытав в битве на Воже его могущество, Мамай решил вначале приготовить большие силы, чтобы напомнить Руси Батыево нашествие. Приготовления его совершались тем успешнее, что Мамаю удалось восстановить после долгих смут единовластие в Золотой Орде. Он велел убить молодого хана Мухаммеда и сам принял ханский титул, хотя и не принадлежал к царскому роду Джучидов (правивших в Золотой Орде потомков старшего сына Чингисхана, Джучи).

Начатый в 1380 поход Мамая на Русь закончился поражением татар в битве на поле Куликовом.

 

По материалам произведений выдающегося русского историка Д. Иловайского

 

Битва на реке Воже в Глебово-Городище мемориал


История

 На высоком холме стоит старинное село Глебово-Городище. Раскопки показывают, что во II тысячелетии до нашей эры здесь уже селились люди. В девятом веке эти места заселили славяне и построили город-крепость – Глебов, защищавший границы Руси от набегов степняков. Во время монгольского нашествия Глебов был разрушен.
  Согласно современным археологическим данным, именно в этих местах в 1378 году произошла знаменитая Вожская битва между ордой мурзы Бегича и войском под руководством Великого князя Московского Дмитрия Ивановича (будущего Донского). В честь этого события была возведена величественная церковь Успения Пресвятой Богородицы.
  В XVI веке город Глебов стал южным форпостом Вожской засечной черты, входившей в комплекс оборонительных сооружений Московского государства. Засечные линии постоянно охранялись отрядами засечной стражи. Разрушения валов быстро устранялись, постоянно устраивались дополнительные завалы и укрепления. Остатки Вожской засеки, пролегавшей по территории всего района, сохранились до наших дней. В Глебовом-Городище вы увидите хорошо сохранив­шийся крепостной вал; в двух верстах от городища находится урочище «Дураковские ворота», через которые осуществлялся проход на территорию Рязанского княжества. В 1878 году во время празднования 500-летия на колокольню Успенской церкви были установлены колокола. На главном колоколе была надпись: с одной стороны - «120 пудов», с другой - «500-летию посвящается». В настоящее время церковь реставрируется.
  В 2003 году в честь 625-й годовщины победы на Воже на холме близ Глебова-Городища был воздвигнут монумент – стела. С тех пор ежегодно в начале августа здесь проходят празднования, в ходе которых силами исторических клубов проводится реконструкция битвы. Этому предшествует фестиваль исторических клубов «Вожская битва». Гости праздника с большим удовольствием пользуются возможностью примерить шлем и кольчугу, выстрелить из лука, метнуть копьё, обучиться владению мечом.
  В настоящее время ведётся работа по оборудованию круглогодичного туристического маршрута по Вожской засеке и на место Вожской битвы.

Фестиваль «Битва на Воже»

  Каждый год вторую субботу августа на Рыбновской земле в селе Глебово-Городище проходит исторический фестиваль «Битва на Воже», который располагается на месте сражения русского полка и татаро-монгольского войска в 1378 году.
  Фестиваль поможет окунуться Вам в прошлое, убедиться в мощи богатырского духа наших далеких предков, воочию увидеть страницы истории и почтить память Руси.
  Город Глебов запирал русские земли от набегов кочевников. Фестиваль «Битва на Воже» создает погружение в русский быт 14 века.
  В честь победы на Воже Русичей на месте сражения была заложена деревянная церковь Успения Борогодицы, которая в 1694 году сменил стены на кирпичные.
  По мнение историков сражение проходило именно в этих местах. По течению р. Вожи в районе древнерусского города Глебова неподалеку (20 километров) от современного г. Рыбное Рязанской области.
  Фестиваль «Битва на Воже» - это стилизованный средневековый посад, где представлены разнообразные интерактивные программы и площадки.
 • Торговый ряд – палатки для торговцев народными промыслами
 • Потешный ряд – площадки всевозможных средневековых игр и народных забав
 • Ремесленный ряд — мастера будут предлагать мастер-классы по средневековым ремеслам
 • Обжорный ряд – предоставляет возможность вкусно подкрепиться - шашлыки, выпечка, разнообразные напитки.
  На фестивале имеется центральная площадка, в прошлом «Ристалище», для проведения турниров среди воинов- профессионалов, любительских поединков на макетах оружия, концертной программы и прочее.
  Археологи рассказывают о событиях тех времен, а также показывают артефакты. Имеется большой выбор аутентичных оберегов, оружия, сувенирной продукции и костюмов эпохи 13-14 веков.

Контакты и администрация

Организаторы фестиваля «Битва на Воже»: отдел культуры Администрации Рыбновского муниципального района Рязанской области
Телефон: 5-12-81
E-mail: [email protected]
По организации туристических программ индивидуальных и групповых заказчиков мы рекомендуем обращаться:
Методист по туризму отдела культуры - Юдина Е.В.
Телефон: 8(49137) 5-13-37

Битва на Воже

Битва на Воже

Вожа - битва 11 августа 1378 г.  между русской ратью и золотоордынским войском (Нашествие Бегича, 1378). 

Вожа - река (приток Оки), в районе которой 11 августа 1378 г. произошла битва между русской ратью под командованием московского князя Дмитрия Ивановича и золотоордынским войском под командованием мурзы Бегича. Войско Бегича было послано на Русь Мамаем с карательными целями. Благодаря разведке Дмитрий Иванович сумел определить направление движения Бегича и блокировать ему брод на реке Вожа. Русские заняли удобную позицию на холме, с которого хорошо просматривалась вся местность. Не имея возможности использовать фактор внезапности, Бегич три дня не решался начать переправу. Наконец, 11 августа 1378 г. конница Бегича начала переправляться через Вожу и устремилась на русское войско, пытаясь охватить его с флангов.

Однако надежды Бегича на то, что его стремительный натиск вызовет панику в войсках Дмитрия, не сбылись. Русские полки, построенные полукругом, стойко отбили натиск, а затем контратаковали конницу Бегича. Не ожидав встретить столь решительный отпор, золотоордынцы в беспорядке отступили, бросив свой обоз. Во время бегства многие воины утонули в реке. Наличие конницы и наступившая ночь позволили остаткам войска Бегича оторваться от преследования и избежать полного разгрома.

Битва на Воже стала первой серьезной победой русских над большим войском Золотой Орды. Это сражение показало, что ордынская конница сильна лишь в первый момент боя, но не выдерживает стойкой обороны и решительных контрударов. Победа на Воже означала открытый вызов московского князя Дмитрия Ивановича золотоордынскому властителю Мамаю, который спустя два года сам двинулся на Русь (см. Куликовская битва).

Использованы материалы кн.: Николай Шефов. Битвы России. Военно-историческая библиотека. М., 2002. 


Далее читайте:

Весь мир в XIV веке (хронологическая таблица).

Русь в XIV веке (хронологическая таблица).

 

 

Битва на реке Воже -1378 г.

Исторический выходной, прикосновение к собственным национальным корням и российской героике прямо на месте исторического сражения на реке Воже, которое стало предвестником великой победы на Куликовском поле. Именно Битва на реке Воже в 1378 году положила начало освобождения Руси от ненавистного татаро-монгольского ига.
Сегодня нам представится возможность наблюдать историческую битву собственными глазами! На ваших глазах оживут картины давно минувших лет - в смертельной схватке сойдутся русские витязи и татарское войско - готовьте фотоаппараты и кинокамеры! 100 процентов достоверности и скрупулезно воссозданные увлеченными энтузиастами подробности сражения!
Помимо интерактивного шоу, вы сможете стать участниками развлекательных мероприятий, которые для нас подготовят исторические клубы России. Померьтесь силами в массовом вольном бою, постреляйте из лука, примерьте доспехи, метните настоящее копьё, покатайтесь на лошадках (доп. плата), примите участие в многочисленных мастер-классах русских ремесел, прикупите себе уникальных аутентичных сувениров, полакомьтесь уникальными блюдами настоящей древнерусской кухни в торговых рядах (доп. плата). Древние потехи, народные игры и забавы, конкурсы, эстафеты и, конечно, праздничный концерт - здесь никому не будет скучно!
А начнется наш героический выходной - в древней, но юной Рязани – городе великой истории и великих героев. Рязань – старшая сестра Москвы и столица богатейшего и процветающего до начала XIII века Рязанского княжества. Сегодня Рязань настоящий рай для всех любителей археологии и истории! С колоссальных земляных валовдревнего Рязанского кремля открываются потрясающие виды на город и необозримые заречные дали. Рязанский кремль – сокровищница русской истории. Вы полюбуетесь величественным Успенским собор и грандиозной 86-метровой колокольней, символом Рязани; Христорождественским собором, певческим корпусом Владычного двора; потрясающей красотой и уникальностью двуглавой церковью Святого Духа, заложенной еще в XV веке...
Найденные в окрестностях уникальные археологические сокровища снискали Рязани славу «Русской Трои». Рязанские клады составляют основу одного из самых старинных музеев России – Рязанского музея во дворце Олега. Вы познакомитесь с удивительной экспозицией этого музея-дворца. Уникальные ювелирные изделия безымянных рязанских мастеров, шедевры декоративно-прикладного искусства, иконы древнего письма, россыпи монет времен монгольской оккупации с хорошо различимой арабской вязью... Здесь же вы сможете открыть и «пережить» одну из самых трагических страниц истории Рязани, да и всей нашей Отчизны. Потрясающая диорама «Разорение Рязани ханом Батыем»- шедевр военно-исторической реконструкции, который поможет воссоздать в вашем представлении всю мощь и трагизм подвига рязанцев, а великолепное мультимедийное сопровождение создаст обстановку «полного погружения» в давнее событие.На протяжении всего праздника будут работать:

  • торговые ряды
  • выставка изделий мастеров декоративно-прикладного творчества
  • выставка Рязанского историко-архитектурного музея-заповедника
  • выставка военной техники
  • «Историческое фотоателье»
  • мастера гончарного и кузнечного промысла
  • катание на лошадях, пони и коляске (доп плата)

Показательные выступления ратоборцев «Малое ристалище»:

  • «Молодецкие забавы»: перетягивание канатов, отжимание гири
  • «Ратные потехи»: метание копья, стрельба из лука, поединки на мягких дубинках,
  • «петушиные бои»
  • «Гой, витязи!» - показательные выступления участников исторических клубов

«Игры наших предков»:

  • городки
  • качели
  • рели

Выступление коллективов художественной самодеятельности, а также на протяжении всего праздника работают аниматоры.

Битва на Воже и становление единого русского государства

Битва на Воже: хроника событий

Считается, что события, которые произошли на реке Воже 11 августа (по старому стилю) 1378 года стали предтечей и своего рода «разминкой» перед другим более известным историческим сражением, известным как Куликовская битва. Многие историки битве на Воже незаслуженно присваивают более локальный статус, заведомо принижая значимость этого сражения.

Итак, переместимся в древний русский город Глебово-Городище, ныне находящийся в Рыбновском районе Рязанской области, где более семи веков назад произошла не просто рядовая битва, но свершился ряд важных и судьбоносных исторических моментов. Во-первых была апробирована новая и, как показало данное сражение, верная тактика построения войск. На помощь князю Московскому и Новгородскому Дмитрию Ивановичу пришли накопленный боевой опыт и выучка, полученные в сражениях с крестоносцами столетней давности, которые использовали линейную тактику ведения боя, что в корне не верно в открытом противостоянии с мощной конницей степных народов. Для этого было принято решение разделить войско на несколько крупных подразделений. Ядро войска было самым многочисленным и состояло преимущественно из пехоты. На подступах к главному формированию (на флангах) по «правую» и «левую» руки располагались подстраховывающие мобильные и легкие полки. Такое построение делало войско более гибким, и в дальнейшем подобная трехполковая тактика была использована в битве на Куликовом поле. Еще стоит отметить, как укомплектовывалось русское войско — особый упор был сделан на подготовку пехоты и выучку владения копьями, которые должны были останавливать скоростную конницу.

Итоги битвы на Воже

Карта. (slavyanskaya-kultura.ru)

Вторым важным последствием битвы на Воже стал факт масштабного объединения княжеств северо-восточной части Руси против общего врага. Рязанское, Новгородское, Московское и Суздальское княжества сделали по сути первый шаг к объединению в единое государство. Этому предшествовали события, развернувшиеся двумя годами ранее на средней Волге, когда войско под предводительством Московского воеводы Дмитрия Михайловича Боброка разбило на левом берегу Волги булгарское войско. Боброк поставил своих таможенников вместо мамаевых и, продолжив укреплять свою армию, провел полноценную военную реформу. Параллельно, подле реки Оки, разворачивались драматические события — хан Синей Орды Арапша, возглавивший ордынское войско, разорял одно за другим русские княжества: начав с Новосильского, далее он довольно быстро покорил сначала Нижегородское, а затем и Рязанское княжества. Назревало крупное сражение.

В 1378 году Мамай послал на решающую битву многотысячное войско (около 10000 человек) во главе с мурзой Бегичем против объединенного войска Дмитрия Донского. Благодаря оперативной разведке, великому князю удалось укрепить свои позиции еще на подступах ордынского войска к реке Вожа. Он приказал нейтрализовать переправу, через которую татаро-монголы намеревались перейти реку, что значительно усложнило перемещение ордынской коннице, которая застряла на несколько дней, не решаясь форсировать Вожу. А в это же самое время русские войска выгодно расположились на холме, ожидая замедлившегося перед естественной преградой врага. Заранее расположив войска в форме дуги, русское войско спокойно дожидалось врага на противоположном берегу. Флангами руководили опытные военачальники — воевода Тимофей Вельяминов и князь Данила Пронский. Основной удар сначала отразила подготовленная Дмитрием тяжелая пехота, а затем в действие вступили легкие и стремительные фланги, контратаковавшие ордынскую конницу и повергнув ее в беспорядочное бегство. Тактический план полностью сработал — неожиданно удалось выиграть в открытом сражении у «непобедимой» ордынской кавалерии. Миф был развенчан и впервые русские почувствовали психологическое превосходство.

Битва. (info.rounb.ru)

Ряд исторических источников сообщает, что Сергий Радонежский благословлял Дмитрия Донского не только на легендарное Мамаево побоище, но и при сражении на Воже двумя годами ранее. Вероятно, этим объясняется и факт основания сразу двух монастырей в честь Успения Божией Матери: Дубенский монастырь и Шавыкина пустынь. Причина выбора названия обусловлена датами сражения на Воже и последующей Куликовской битвы — в канун Успения Пресвятой Богородицы.

Военно-исторический фестиваль «Битва на Воже»

5 августа в селе Глебово-Городище Рыбновского района состоится большой театрализованный праздник, посвященный исторической битве на реке Воже, которая состоялась в августе 1378 года и явилась репетицией Куликовской битвы.Начиная с 2003 года, в память о легендарном событии на территории села Глебово Городище Рыбновского района Рязанской области проводится ежегодный межрегиональный военно-исторический фестиваль «Битва на Воже», воссоздающий атмосферу средневековой Руси и являющийся самой масштабной исторической реконструкцией на территории региона.
В программу военно-исторического фестиваля, проводимого в 2017 году, традиционно войдут военно-исторический фестиваль исторических клубов и театрализованный праздник.Начнется праздник Крестным ходом от часовни Дмитрия Донского. В рамках торжественного открытия праздника будет отслужена Лития во славу русского воинства и возложена гирлянда Памяти и Славы к памятнику защитникам русских земель.Главными событием станет масштабное театрализованное представление «Былых времен нетленные страницы…», посвященное былинным героям земли рязанской: Илье Муромцу и Добрыне Никитичу, Авдотье Рязаночке, князю Олегу Рязанскому. Кульминацией представления станет реконструкция Вожской битвы.
Шествием пройдет парад участников военно-исторических клубов из различных регионов России.Также в программе праздника конное дефиле и конные состязания.
Гости мероприятия познакомятся с бытом и вооружением русских и монгольских воинов XIV века, посетив интерактивные площадки. Для самых маленьких гостей праздника будут работать игровые площадки. На территории проведения праздника развернется большая ярмарка.
Кроме того, для зрителей подготовлена концертная программа с участием музыкальных коллективов «Сколот» (г. Тула) и «Славяне» (г. Рязань).

Программа ХV Межрегионального военно-исторического фестиваля «Битва на Воже»
10.00 — 17.00. Работа интерактивных площадок (с перерывом на время проведения театрализованного представления).
11.30 — Крестный ход
12.00 Лития в память о погибших в битве на Воже.
12.15 Торжественное открытие фестиваля.
12.25 Церемония возложения гирлянды Памяти и Славы к памятнику защитникам русских земель.
13.00 Театрализованное представление «Былых времен нетленные страницы…».
14.00 Реконструкция Битвы на Воже.
14.30 Парад клубов-участников.
14.45 Конное дефиле исторического костюма и доспехов.
15.10 Конные состязания (владение оружием верхом).
16.00 — 17.00 Выступление фолк-группы «Сколот».

Организованная поездка на фестиваль из Москвы: http://www.allrez.ru/Excursions/3900.html

Amazon.com: Битва у реки Плейт: Джон Грегсон, Энтони Куэйл, Питер Финч, Ян Хантер, Джек Гвиллим, Бернард Ли, Лайонел Мертон, Энтони Бушелл, Питер Иллинг, Майкл Гудлифф, Патрик Макни, Джон Чандос, Эмерик Прессбургер , Майкл Пауэлл, Эрл Сент-Джон, Эмерик Прессбургер, Майкл Пауэлл, Сидней Стритер, Эмерик Прессбургер, Майкл Пауэлл: фильмы и телевидение

На мой взгляд, этот фильм действительно один из лучших военно-морских фильмов о Второй мировой войне. Прекрасная игра, отличные боевые кадры, надежная режиссура и монтаж, а также ясный, прямой сюжет - все вместе создает превосходный фильм.

Другие здесь предоставили синопсис этого фильма, так что я воздержусь от удовольствия. Хотя некоторые части фильма на самом деле не происходили, например, встреча британских капитанов, они явно были добавлены, чтобы рассказывать историю ясно, эффективно и недвусмысленно. Одна часть, которая на 100% точна, - это то, что британцы сделали качели, указав свою позицию на выходе из гавани Graf Spee. И в отличие от многих морских сражений, это сражение действительно происходило в хорошую погоду, при довольно спокойном море, как показано в фильме.

В отличие от многих фильмов о войне, таких как «Спасти рядового Райана», этот фильм не мог быть снят сегодня так же хорошо, как в 1956 году. Причина - настоящих звезд фильма, кораблей, просто больше не существует. В мире осталось всего два легких крейсера времен Второй мировой войны: HMS Belfast в Лондоне и USS Little Rock в Буффало, и только один тяжелый крейсер USS Salem (который играл Графа Шпее в фильме) в Массачусетсе и ни один из них не достоин моря. HMS Achilles, который сражался в битве, и HMS Cumberland, прибывший вскоре после битвы в качестве резервной копии, даже играют самих себя! Ни один другой военно-морской фильм, который я знаю, не может сделать этого.Модели и даже лучшая компьютерная графика просто не могут обеспечить реализма, который дает настоящая вещь, поэтому этот фильм не может быть снят сегодня.

Сцены, снятые в таких местах, как орудийные башни, внутри артиллерийских установок, на мостике (на британских военно-морских судах в то время еще были мостики под открытым небом), выстрелы из боевых орудий среднего / большого калибра и т. Д., Больше никогда не будут сняты. поскольку их просто не существует и больше никогда не будет. Таким образом, любой студент, изучающий военно-морскую историю или историю Второй мировой войны, должен посмотреть этот фильм.

Другой уникальной особенностью этого фильма и времени является то, что радар еще не был доступен на кораблях.Год спустя, когда «Бисмарк» отплыл, на некоторых британских крейсерах были радары.

Единственное, что нужно было сделать в фильме, чтобы улучшить его, - это показать карту устья реки Плейт. В устье впадает несколько рек, довольно больших размеров. Монтевидео - портовый город на северном побережье недалеко от устья устья в Уругвае, а Буэнос-Айрес в Аргентине (страна, дружественная Германии) находится почти в 100 милях от побережья, недалеко от места слияния рек. Знание этого делает видение британской проблемы поимки Graf Spee, если она попытается сбежать вверх по реке или в океан, намного яснее.

Один из моих любимых военно-морских фильмов о Второй мировой войне, который я был взволнован возможностью купить и посмотреть снова. Настоятельно рекомендуется.

Битва у реки Плейт, (1956)

Созданный в конце творческого партнерства Майкла Пауэлла и Эмерика Прессбургера , модель Битва у реки Плейт основана на триумфе британского флота над немецким «карманным линкором» Graf Spee. месяцы второй мировой войны.Фильм « Битва у реки Плейт », который редко упоминается в обсуждениях их великих произведений, тем не менее, был самым коммерчески успешным фильмом « Пауэлл » и « Прессбургер ».

Отважный героизм как британского флота, так и немецкого капитана Лангсдорфа, который вместо того, чтобы потерпеть поражение, затопил свой собственный корабль, сильно понравился Powell и Pressburger . В самом деле, Майкл Пауэлл настолько полюбил эту историю, что опубликовал роман - Последнее путешествие Graf Spee , пересказывая историю в надежде, что, как он писал во введении к книге, будущие поколения детей будут " прочтите это и впитайте в свой опыт.«

Повторяя дружбу между британскими и немецкими офицерами Винн-Кэнди и Шульдорфом в Powell и Pressburger ранее Жизнь и смерть полковника Блимпа , важного сюжета в Битва у реки Плейт исследует отношения Лангсдорфа и капитана Дава британского торгового судна Africa Shell. Подобно Винн-Кенди и Шульдорфу, Дав и Лангсдорф обнаруживают, что, хотя их две нации находятся в состоянии войны, как личности у них есть много общего.

Сделанный примерно через одиннадцать лет после окончания войны, сочувствие к немецкому врагу было менее спорным, чем Жизнь и смерть полковника Блимпа было в 1943 году. Год его выпуска также означал Битва у реки Плейт не требовалось быть таким пропагандистским, как 49-я параллель . Вместо этого, как и многие другие военные фильмы того времени, он подпитывал ненасытный аппетит публики к рассказам о британских победах в то время, когда страна все еще страдала от экономических трудностей, вызванных финансовыми издержками войны.

Завершается мирным расставанием Голубя и Лангсдорфа. Битва у реки Плейт опускает трагический финальный акт истории Графа Спее. В гостиничном номере в Буэнос-Айресе через несколько дней после затопления собственного корабля капитан Лангсдорф, не сумев справиться с поражением, покончил жизнь самоубийством. Его тело было найдено одетым в полную форму и закутанным в боевой флаг затонувшего судна.

Джастин Хобдей

Выдержки из дневника командира хирурга Джека Куссена RN, PMO HMS EXETER

Перепечатано из журнала Королевской военно-морской медицинской службы

Комментарий

HMS EXETER, второй из двух тяжелых крейсеров класса York, был спущен на воду в 1929 году.Он имел водоизмещение 8400 тонн, комплектность в 628 единиц и основное вооружение из трех спаренных 8-дюймовых орудий в дополнение к зенитным орудиям и торпедам.

В начале Второй мировой войны EXETER возвращался в воды Южной Америки. Она провела большую часть трех предыдущих лет в Южной Атлантике, Карибском бассейне и Тихом океане, «показывая флаг». После этой долгой работы вдали от дома она вернулась в Девонпорт в августе 1939 года только для того, чтобы снова отплыть в Южную Атлантику после четырех дней плавания - ровно столько времени, чтобы присоединиться к ней любые спасатели.Некоторые сотрудники судовой компании участвовали во второй раз подряд и проработали на судне четыре года. 1

EXETER, которым командовал капитан Фредерик Белл, объединился с крейсерами HMS CUMBERLAND и HMS AJAX, чтобы сформировать Южноамериканскую эскадру. Коммодор Генри Харвуд, в общем командовании, вывесил свой вымпел из Эксетера.

Немцы, не теряя времени после начала войны, атаковали и потопили торговые суда. Первоначально считалось, что виновным в рейде был АДМИРАЛ ШЕР.Работа британской эскадры заключалась в сопровождении кораблей союзников в этом районе и в выслеживании немецкого рейдера, но просторы Южной Атлантики скрывали его в течение трех месяцев до такой степени, что росло убеждение, что его не существует. В дневнике Джека Куссена говорится: 2

В еженедельном отчете командующего о ситуации за первую неделю декабря он упомянул в абзаце, что «шеер» мог ожидать появления в одном из трех мест: «Фолклендский остров 8 декабря, район Пернамбуку 12 декабря и река. Площадь тарелки 14 декабря.”

В начале декабря CUMBERLAND отправился на Фолклендские острова для технического обслуживания. EXETER с двумя крейсерами класса Leander HMS AJAX и HMNZS ACHILLES взяли курс на Ривер Плейт. Харвуд передал свой вымпел AJAX. Утром 13 декабря наконец-то был установлен контакт с кораблем противника. Вскоре стало очевидно, что это был не SCHEER, а еще один карманный линкор ADMIRAL GRAF SPEE. Это могло быть небольшим утешением, поскольку оба имели гораздо больший удар, чем британские крейсера, с основным вооружением, состоящим из шести 11-дюймовых орудий, против 8-дюймовых орудий EXETER и 6-дюймовых орудий Leanders.Харвуд разделил эскадрилью на две части, чтобы разделить огонь немцев. 3

В 06 ч. 18 м. Компания GRAF SPEE открыла огонь. EXETER открыл ответный огонь в 06.20. В течение следующих получаса EXETER получил очень серьезные повреждения от более тяжелых орудий GRAF SPEE. Обе башни A и B были подбиты и выведены из строя, их артиллерийские расчеты были убиты или ранены. Один взрыв в значительной степени разрушил мостик, оставив только троих выживших, включая капитана Белла, который вернулся на исходную позицию, чтобы продолжить борьбу с кораблем.Там связь была в значительной степени нарушена, и приказы приходилось передавать через цепочку курьеров. Повреждение корпуса привело к значительному затоплению. В лазарет попал снаряд, который, к счастью, прошел без взрыва, но причинил серьезные повреждения. К 06:50 EXETER имел крен правого борта примерно на 7 градусов из-за наводнения, и Yturret был единственным оставшимся тяжелым вооружением, теперь стрелявшим под местным контролем. Она продолжала стрелять до 07:30, когда, несмотря на все усилия экипажа, начала падать за корму.Когда отключение электроэнергии сделало Ютуррет непригодным для использования, она была вынуждена прекратить боевые действия и попытаться отремонтировать, пока Харвуд не приказал отправиться на Фолклендские острова.

Повреждения GRAF SPEE, вызванные стрельбой из EXETER и двух Leander, несмотря на их низкую огневую мощь, было достаточно, чтобы замедлить ее. Вдобавок EXETER выпустила торпеды с правого борта; в совокупности GRAF SPEE отвернулся. В конце концов ее капитан, Ханс Лангсдорф, снял ее с боя и отправил в Монтевидео.Не имея возможности оставаться там из-за нейтралитета Уругвая, столкнувшись с угрозой интернирования, если он направится в Буэнос-Айрес, или столкновения с британскими военными кораблями, рискуя, таким образом, дальнейшими жертвами и повреждениями, Лангсдорф принял решение затопить свой корабль.

В ходе боевых действий EXETER потерял 5 офицеров и 50 рядовых убитыми, еще двоих пропали без вести и 82 были ранены. Многие умрут во время путешествия в Порт-Стэнли и окажутся на берегу в больничной палате.

Изначально на борту EXETER находилось два медицинских офицера (МО), из них один врач и четыре больничных медперсонала (SBA), которых не хватало во время войны.Медицинскими пунктами неотложной помощи были лазарет (главный врач (PMO), командир хирурга Джек Кассен и один главный старшина (CPO) SBA) и кают-компания (хирургов-лейтенант Роджер Ланкашир).

Следующий отчет, составленный из дневника Джека Кассена и других записей, дает представление об экстремальных условиях под палубой. Важно понимать, что одновременный учет был невозможен, и что внезапное и обширное повреждение корабля и предметов медицинского назначения ограничивало лечение раненых, по большей части, оказанием первой помощи, включая стабилизацию переломов, покрытие ран и обезболивание.Больничный отсек был сильно поврежден, что сделало невозможным стерилизацию инструментов, а пострадавшие были перемещены в соседние отсеки. Из раненых 63% имели рваные раны от металлических осколков. У девяти из них также были открытые переломы. Было 18 случаев ожогов. Никаких взрывных травм не было, поскольку EXETER избежал серьезных взрывов снарядов или авиационных бомб, что стало важной особенностью позже во время войны. 4

Счет Джека Куссена

Ранним утром Action Stations чашка чая в Sick Bay у причала для больных P.О. Мы с гостями решили, что «эта шумиха из Шеера была еще одной чепухой», и когда примерно в 5.20 прозвучал сигнал «Безопасность», я покинул Больницу, чтобы пройти в свою каюту, и, пока я шел по палубе, я подумал: что Аякс, Ахилл и мы сделали довольно игрушечную картинку на все еще спокойном рассвете, с которой мог бы играть любой Коммодор, когда каждый из нас зигзагами плелся над рябью синих вод, сохраняя идеальные позиции. Перед тем, как сдаться, я предупредил дежурного на палубе, чтобы он звонил мне в 7 часов утра, а затем через 10-минутные интервалы, пока я не вылезу из своей каюты, а это будет 7.30. Мне показалось, что я был уже на своей койке, как меня разбудил ужасающий звук «крыса-та-тат» в дверь, когда часовой взволнованно кричал: «Станции боевых действий, сэр. Шир в поле зрения! Я выскочил из постели, оделся и вышел из каюты, поднялся по лестнице на шлюпочную палубу, прошел по ее правому борту, прежде чем сообразил, что это я чертовски спешу и все еще немного ошеломлен сном.

Когда я повернул поперек корабля, чтобы войти в дверной проем квартиры Sick Bay, я заметил на левом бревне два клубка черных облаков на горизонте, которые смещались, образуя узор парусов парусного корабля.Но корпуса не было видно. Мне было интересно, что произвело такой необычный эффект облачности.

Затем я заметил темный приземистый объект, похожий на башню, выглядывающий прямо над горизонтом прямо перед теми черными облаками, плывущими за кормой. Голос моряка, дублирующего свои боевые станции, кричал: «Это« Шеер », она открыла огонь». Это меня поразило. Я нырнул в дверной проем.

В квартире Sick Bay было полно мужчин, спешащих на свои боевые станции. По лестнице в квартиру наверху и оттуда на мост поднимался непрерывный поток людей.Шеф, без рефрижератора и закатанных рукавов рубашки, выглядел очень по-деловому, стоя здесь, чтобы поприветствовать меня.

"Scheer Sir?" И в то же время он был занят раздаванием лишних аптечек и ящиков первой помощи члену артиллерийской бригады, а также пожарным и ремонтным бригадам. Собиралась группа носилок для оказания первой помощи, состоящая из поваров и стюардов «Магистра вооружений» (MAA).

Я не успел достать свою аптечку и повесить ее себе на шею, как раздался глухой тошнотворный удар.

«Нас ударили!» Воцарилась ужасная, пугающая тишина. Судно содрогнулось.

«В fo’c’s’le попали. Он горит! "

Как распространялись такие новости - загадка, но она всегда была точной.

Затем события перемешались и расплылись в моем мозгу, и, казалось, все произошло сразу, когда я стоял на пороге Больничной бухты. Ко мне привезли раненого, и я ввел ему морфий.Кровь текла по его рубашке сзади.

Я спросил: «Куда тебя сбили?» «Вооружитесь, сэр». Жгут для вооружения. «Много жертв на мосту?» "Да сэр. Все справились. Бог!"

Потом мы открыли огонь. Сотрясение лишило меня рассудка. Казалось, что мы не сделали много залпов, когда раздался очередной тошнотворный глухой удар.

Говорили голоса. «Башня B подбита». «Мост был поражен. Они там все расплющены. Белый призрак фигуры упал с лестницы и приземлился к моим ногам.У него шла кровь сбоку от головы. Когда я поднял его на ноги, форма его мичмана показалась ему слишком большой на много размеров. Он прислонился к лестнице и простонал: «О, моя рука, сэр. Моя рука. Его пижамное пальто под обезьяньей курткой было разорвано и залито кровью. Я посоветовал кому-то перевязать его руку повязкой. Я ввел ему морфий, и он потерял сознание. Я притащил его к шкафчикам рядом с дверью медпункта и оставил там.

«Шеф» - закричал я.«Где бренди? Дайте всем этим людям скорой помощи малыша. Возьми себе.

Сразу же вся квартира Sick Bay погрузилась в кромешную тьму и задыхалась. Хлынула вода. Вскоре мы оказались по щиколотку. Он качался из стороны в сторону, и от этого стало еще хуже. Начали поступать футляры для носилок. Их выбросили на палубу.

Колода раскалилась докрасна.

«Башня вышла из строя!» Кто-то сказал "Газ!" «Наденьте противогазы».

Я попросил начальника принести мне мой противогаз из отделения больницы.Он производил это как фокусник. Затем я сказал ему принести мне еще морфия: «На случай, если эта бутылка закончится».

Я снял свою обезьянью куртку и кепку и положил их на шкафчик, так как это давало мне больше свободы.

Я надел маску, но она не была защищена от испарений. Они были ужасны. Люди задыхались, кашляли и вздрагивали. Стало очень темно.

«Кто-нибудь может сказать мне, что происходит?» Я плакал. «Почему эта колода такая чертовски горячая?»

М.А.А. сказал: "В служебной квартире пожар". «Но откуда вода? Нет ли надежды контролировать это? »

Вождь появился и стоял, задыхаясь и ошеломленный, в дверном проеме Больничной бухты.

Одиннадцатидюймовый снаряд только что [прошел] через переднюю часть лазарета, который находился почти под башней «В», и прошел через правый борт, не взорвавшись. Но это нанесло [огромный] ущерб.Он отключил тепло, свет и воду, сломал всю посуду и большую часть носилок. Несколько осколков вызвали утечки в верхней палубе, через которую лилась вода, трижды за утро заливая постельные принадлежности и пациентов, из шлангов, контролирующих пламя наверху. Залив был наполнен удушающим паром и дымом.

М.А.А. сказал: «Последний снаряд прошел через Больничную бухту».

Подойдя к шефу на помощь, он спросил его: «Тебе больно, Чарли? С тобой все впорядке?"

Шеф кивнул: «Хорошо, спасибо.”

У него был чудесный побег. Он был брошен на палубу силой пролета снаряда и временно ошеломлен. Две бутылки с морфием были разбиты падением. Он подошел ко мне, закрыв лицо руками из-за испарений.

«Где морфий?» - проревел я. Он поднял разбитые бутылки. «Черт, ты их разорил. Принеси мне еще одну коробку ампул морфия. Быстро! »Не долго думая, он исчез в темноте залива.

Я видел в Квартирах старшину, который, как я знал, принадлежал к Х.А. Экипаж орудия [Большой угол: военно-морской эквивалент зенитных орудий (ПВО) с углом возвышения> 50 ° от горизонтали]. Я смущенно спросил его: «Почему ты здесь?»

«Дом H.A. Орудия вышли из строя. Нам сказали найти убежище, сэр.

«Откуда, черт возьми, вся эта вода?» Я спросил его.

Кто-то сказал: «Это из прорвавшейся трубы в конце квартиры в больнице.”

«Никто не может выключить. Вскоре нам придется сделать искусственное дыхание на некоторых носилках, лежащих на палубе Больничной бухты, если эта вода больше поднимется ».

Другой моряк сказал: «Кто-то ушел доложить об этом в машинное отделение».

Позже во время затишья в акции были возбуждены дела с носилками. Вскоре территория была переполнена. В бою с серьезными жертвами случается, что одноклассники и товарищи по кораблю не могут узнать своих товарищей по прибытии.Сильно обгоревшие почерневшие лица с полностью опаленными волосами; мертвенно-бледно-серый цвет лица серьезного шока; лицо исказилось от боли из-за искалеченной конечности. Этого было достаточно, чтобы кого-нибудь напугать. Это так расстроило младших членов команды, что им пришлось временно уйти, и они были рады вернуться к своим обязанностям в других частях корабля. Итак, Шеф и я были единственными двумя оставшимися на ранних этапах, которые должны были продолжить.

В кормовой части корабля лейтенант-хирург и его сотрудники хорошо контролировали ситуацию в кают-компании, кают-компании и дневной каюте капитана.

Мне стало холодно. Мой тонкий жилет-прерыватель цепей не защищал от ветра или был результатом нервной реакции. Эти глухие удары, сотрясения и грохот наших орудий походили на то, как если бы кто-то разорвал бумажный пакет около ушей и в то же время ударил вас раскрытыми руками по макушке. Не так уж и смешно. Если бы кто-нибудь покинул корабль, я бы убежал, как заяц. Но я думал и о раненых.

Как их спасти? Куда их отнести? Все лодки были разбиты или изрешечены.Только плоты были мореходными. Пришлось бы вернуться за ранеными. Но первым моим побуждением было поспешить.

Некоторое время жертв не было, поэтому я бездельничал. Я начал волноваться. Тревога, вызванная невыносимым ожиданием, стала надоедать. Если бы я только мог узнать, что происходит. Я спросил несколько, но никто не знал. Я уронил ампульный файл с морфием. Я открыл еще два ящика, чтобы найти файл, но его не было. Наконец командир прошел. Он протянул мне свой флакон с морфием и шприц со словами: «Лучше возьми этот.”

Как бы я хотел, чтобы был изобретен шприц, в котором можно было бы проталкивать ампулы в ствол, как патрон, и нажимать на него рукояткой, как спусковой крючок пистолета, чтобы при впрыскивании жидкости стекло выбрасывалось. Сколько времени и хлопот это сэкономило бы, тогда как теперь я не мог сломать воронку ампулы в пальцах. Дом H.A. Старшина смог сделать это за меня и удерживать его, пока я вставлял иглу шприца в отверстие и извлекал содержимое.Пока мне было чем заняться, я был в порядке, но бесконечное ожидание между ранеными было самым раздражающим и утомительным. Мои ладони были горячими и холодными. Хотел бы я курить, но я некурящий. В тот ранний час у меня не было жевательной резинки и сладостей.

Если бы я только мог выглянуть, увидеть и узнать что-нибудь об этом действии, но я чувствовал, что если бы я просунул нос за дверь, любопытство стало бы причиной моей смерти или вознаградило бы меня ранением. Тогда будет ли подобный риск справедливым для Ships Company? Мы были доктором и четырьмя санитарами, у которых не хватало военного состава.Я чувствовал, что мы получаем адский удар, как если бы вы вышли на боксерский ринг против гораздо более крупного и тяжелого соперника, который после всей вашей предыдущей тренировки ударил вас - один ... два - прежде, чем вы успели насторожиться, прежде чем вы достаточно готов после того, как вы пожали друг другу руки. В этом поединке не было «секундантов вне ринга - первого раунда… времени». Это казалось несправедливым. Невозможно было понять, что это на самом деле война. Нас убивали, но убивали ради собственного спасения. Но у нас не было ненависти или ликования.

Существовала теория, что первый залп немцев всегда обходится врасплох из-за их превосходных дальномеров. Неужели ее артиллерийское искусство намного превосходило наши?

«Мы идем в нее. Мы закрываем врага ».

«Где, черт возьми, Аякс и Ахилл?» «Ой, они сбежали из этого».

Башня «’ A ’повреждена. Твой друг Кларксон ушел.

«Семь морских пехотинцев убиты в башне« B », в том числе Блендфорд и Миллс.«Миллс?»

«Да, Миллс».

«Ему нечего там делать. Он снарядный зал башни "Б" ".

«Да, но он был помещен в башню как субмарина для капрала Марша, который находился в Больничной бухте, и он тоже ушел».

Ко мне подошла фигура и заговорила. «Можете ли вы подойти к Мосту. Есть один или два, которых можно было бы спасти, если бы они быстро оказали первую помощь. Они истекают кровью и испытывают сильную боль.

«Прошу прощения.Я не могу уйти отсюда. Мне не разрешается покидать мою станцию ​​действий, пока не закончится записка. Но плотно завяжите эту повязку над местом кровотечения и постарайтесь остановить кровотечение ».

Фигура отошла.

Другая фигура заговорила: «Могу я подойти к поясу? У парня отрубили ногу.

Другой заговорил: «Могу я пойти и так-то навестить старшину?» Он сильно обгорел.

Потом пришел еще один и еще один посыльный.

Человек, ужасно бледный и больной тошнотой, отвернулся от группы людей у ​​входа в Больницу, закрыл лицо руками и закричал мучительным голосом: «Господи… О, Иисус Христос!»

Толпа отступила и с опаской посмотрела на меня. Я двинулся вперед в сделанную для меня щель и перешагнул через прочесанный дверной проем.

Красная, сырая, мокнущая культя левого предплечья держалась впереди, на сгибе локтя крепко обвязывала ее фал.Правая рука была прикрыта частью флага и поддерживалась товарищем, идущим рядом с раненым. Я посмотрел на него. Его лицо было серым, покрытым потом и масляными каплями. Я простонал: «О, бедный Рассел», и бросился к нему, обыскивая свои карманы в поисках морфия. Его приятелю я сказал: «Посади его на шкафчик», указав на шкафчик под лестницей.

[Рассел был морским пехотинцем, который находился в башне А, когда она была поражена.]

«О, я в порядке, - сказал Рассел. - Я в порядке.”

Я дал ему 1/4 грана морфия, и он сел на шкафчик. Тогда я с опаской поднял окровавленный флаг с его правого предплечья. К счастью, он все еще был там. Хотя в районе локтевого сустава была широкая сквозная рана. Его осмотр и движение вызывали у него мучительную агонию.

Но был ли его локтевой сустав целым? Мы помогли ему, медленно, мучительно шаркая вместе со множеством ободряющих криков: «Успокойся, старик. Не принимайте близко к сердцу.У тебя все хорошо, Обри. У тебя хорошо получается."

В конце концов мы отвезли его в кузницу и положили в угол среди железной лавки. Это была грубая и готовая перевязочная, но он был рад убежищу.

«Она убегает от нас. Спи - это бегающие ребята. Теперь все в порядке. Я войду внутрь и лягу за тебя, - пробормотал он белыми губами.

Делали огромную дымовую завесу. Я видел, как по правому борту поднимался огромный фонтан воды, скрытый дымом.Дым катился далеко за кормой, словно огромная черная колбаса. Появился самолет. Он пролетел довольно близко и бесшумно из-за огневой глухоты в моих ушах. Он выглядел так, как будто его держали на веревке, как воздушный змей.

«Это самолет« Аякса »- судя по всему, Seafox». Его лампа мигала сообщением. Затем мы снова повернули к «Спее».

«Мы следим, вверх. Мы идем за Spee. «Господи, разве с нас мало?» - сказал я. «Когда, ради Бога, нам забрать раненых?»

Голос сказал очень ровно и спокойно.«Это традиция ВМФ - сражаться, пока остается оружие. «Y’turret по-прежнему тверд, и есть один Х.А. Пушка цела из четырех. Мы должны оставаться в битве ».

«Мы снова меняем курс».

«Мы уходим».

«Аякс и Ахиллес вступают в бой. Аякс сейчас стреляет ».

Посыльный подошел ко мне, когда я стоял и смотрел на самолет.

«От капитана сэра.Вы пойдете и окажете помощь раненым на мосту, сэр, пожалуйста.

Я вернулся в лазарет. Он был переполнен группой первой помощи, которая выкачивала воду через люки и помогала вымывать место.

Начали поступать раненые. Шесть коек были заняты. На палубе на носилках лежали раненые. В заливе было сложно передвигаться, не наступив на кого-нибудь.

Я вышел на квартиру и поднялся по лестнице в квартиру наверху.

В правом углу были две фигуры, которые провалились с сигнальной палубы выше - около 12 футов. Один потерял оба бедра и ковылял на культях. Его брюки были сорваны сразу. Он упал через порог капитанской морской каюты. Он пытался заговорить со мной. Его губы шевелились, но не издавали ни звука. Он был пепельно-серым. Я сделал ему большую инъекцию морфия. Я собирался обвязать жгутом каждое бедро, хотя кровотечение было незначительным, но он судорожно вздрогнул и его голова запрокинулась.Я накрыл его изодранным флагом. Бедный дьявол. У него было много побегов из-за вопроса о выпивке, и он на много недель стал трезвенником. Его наличные в размере 87 фунтов стерлингов, найденные в его служебном ящике, сами по себе были знаком его огромных усилий, чтобы оставаться в фургоне.

Другая фигура лежала внизу лестницы. У него не было обоих бедер и левой руки.

«Господи, это ты, а мы вместе играли в хоккей всего несколько дней назад». Он умер, когда я собирался сделать ему укол морфия.

Мост, его крыша и боковые стенки пробиты, как решето, был разрушен. Мертвые лежали так, как будто ребята из регби упали друг на друга. Два горна, 16 и 17 лет, были в объятиях друг друга. Тела лежали в лужах крови. Смерть наступила мгновенно и все из-за ран в голову.

МакБарнетт закричал громко и отрывисто. "Верно. Принесите всех мертвых в задний дверной проем ». Молодой А.Б. (Шоуден) простонал: «Моя нога. Моя грязная нога. Перелом бедра, жгут, укол морфия - пока для него было достаточно внимания.

Я дал P.O. Трумэн, который был на удивление жизнерадостным, учитывая, что у него была сломана кость в правой ноге и кусок металла в левом глазу - инъекция морфия.

Затем я спустился по лестнице к ожидающим раненым в лазарете.

Медпункт или госпиталь были переполнены: раненые складывались в каждом свободном углу - даже в кузнечной мастерской в ​​этом грязном квартале в гамаках лежала пара раненых.

Наступил перерыв после предыдущих семидесяти минут боя с его дисциплинированной лихорадочной активностью.Капитан отдал приказ «соединить основную скобу», и каждый офицер и человек получили двойную порцию судового рома. Традиционное празднование победы с незапамятных времен.

[В 1105 Харвуд приказал Эксетеру отправиться на Фолклендские острова. Сильно кренившись, и при все еще горящем костре, она смогла сделать около восемнадцати узлов. В течение трех дней пропаривания это время было использовано для устранения возможных повреждений. Во время боя она потеряла 62 офицера и солдата.

Судно не могло высадить раненого ни в Монтевидео, ни в Буэнос-Айресе по политическим причинам.Вдобавок к этому судьба SPEE все еще была на волоске. В море было много захоронений. Обслуживание было простым и кратким. Присутствовали капитан, один или два старших офицера дивизии, несколько помощников столовой и падре. Венков не было. В гамаке, сшитом в виде савана с подходящим весом, были останки.

Два хирурга были так заняты, что о сне не могло быть и речи. Ситуация с сестринским уходом была острой. Одеял и подушек на корабле не хватало, и из-за трех стремительных последовательных затоплений лазарета постельное белье меняли трижды.При отсутствии покупки заменяли пальто или одеяло матроса-самаритянина.

В течение первых двух дней беспокоило постоянное регулярное питание или освежение раненых, но на третий и последний день различные беспорядки или подразделения ухаживали за своими ранеными и через определенные промежутки времени приносили еду, особенно чашки чая.

Необходимость изобрела разумные заменители сломанных вещей. Корабли изготавливали великолепные лубки: из пустых корабельных банок из-под табака делали писсуары, а сиденья, выдернутые из голов офицеров, пригодились, когда их поместили на детей-пауков, чтобы сделать отличные унитазы.Они сделали деревянные шины для иммобилизации тяжело раненых конечностей и колыбели для раненых головы и ступней и удобные шины правильной формы для сломанных рук и бедер.

Магазин одежды поставлял сухие жилеты, шорты и все необходимое в разумных пределах. Торпедоносцы быстро отремонтировали систему электрического освещения и радиатора, что предотвратило любое резкое падение температуры. Они заставили работать стерилизаторы, и немногочисленные инструменты в руках можно было кипятить, а повязки делать асептическими.

К третьему утру еда была хорошей, и меню было разнообразным. Раненым уделялось более пристальное внимание. Ремонтировать кровати или койки, поднимать раненых на самодельные совки или снимать с них, давать им писсуары, кормить их теперь занимались их особые приятели из своей части корабля.

Комментарий (продолжение)

EXETER оставался на Фолклендах до января 1940 года. Некоторые из первых выживших в битве, в том числе морской пехотинец Рассел, погибли в Порт-Стэнли.

Затем он вернулся в Девонпорт для длительного ремонта и переоборудования, после чего сопровождал атлантические конвои и в начале войны на Тихом океане был переброшен на Дальний Восток. К сожалению, он был потоплен японцами во время второго сражения в Яванском море в марте 1942 г. 54 человека утонули. Из 651 спасенного мужчины 150 погибли в плену. Из-за разграбления морского дна незаконными спасателями практически ничего от корабля не осталось.

Джон Куссен, известный как Джек, родился в 1896 году в Ньюкасл-Уэст, графство Лимерик.Он обучался в Тринити-колледже Дублина и получил квалификацию в 1922 году. Он вступил в Королевский флот (RN) в 1925 году и был одним из значительного числа ирландских врачей и медсестер, служивших в RN. Он был призван в HMS EXETER в 1936 году в качестве PMO и повышен до уровня командира хирургии в 1937 году. Он упоминался в депешах после битвы у реки Плейт. После ухода из EXETER он был призван в HMS GREENWICH в 1941 году. Его последний проект был в HMS TRIUMPH, из которого он ушел с действительной службы в 1949 году, чтобы стать врачом общей практики в Уолтон-на-Темзе.Как и многие врачи, он был заядлым игроком в гольф и играл с однозначным гандикапом. Он умер в 1969 году в возрасте 73 лет.

Dr Seán Bennett. Mariners, Yealm Road, Newton Ferrers, PL8 1BL [email protected]

Забытый боевой клич войны 1812 года | История

Сейчас 19 градусов, свежий ветер дует с озера Эри. Люди компании Лакруа маршируют по заснеженному полю в Мичигане.

«Готовьтесь к загрузке!» - кричит Ральф Наво, командир подразделения. Нащупывая замороженные руки, мужчины запихивают шомполы в дула кремневых ружей.

«Целься!» - кричит Наво, и солдаты направляют свои мушкеты на промышленный парк на дальней стороне поля.

«Огонь!»

Шесть триггеров щелкают в унисон. «Взрыв», - говорит один из мужчин.

После второго имитационного залпа реконструкторы удаляются на стоянку одного из самых кровавых полей сражений войны 1812 года.На этой земле сотни американских солдат погибли в поражении, столь мучительном, что породило мстительный боевой клич американцев: «Помните изюм!»

Сегодня почти никто не делает. Не многие американцы также чтят войну, в которой они участвовали. «Изюм» - сокращение от реки Изюм, протекающей рядом с этим участком - недавно стал первым национальным парком на поле боя, посвященным войне 1812 года. И это не Геттисберг, а скорее небольшой участок «заброшенного поля» (земля, загрязненная промышленностью) к югу от Детройта.Изрыгающие трубы угольной электростанции выступают над линией деревьев парка. Рядом стоит закрытый ставнями завод Ford, где раньше работали реконструкторы.

Это пренебрежение печалит Наво, который упорно трудился, чтобы сохранить поле битвы. Но незнание войны 1812 года облегчает его роль лидера компании Лакруа. «Я сделал несколько заказов сегодня, и они не были выполнены должным образом», - признается он в конце зимней тренировки. «Но если мы здесь что-то сделаем неправильно, сколько людей узнает об этом или позаботится?»

Если они когда-нибудь захотят, то это должно произойти сейчас, в годовщину войны 1812 года.Два столетия назад в июне этого года Соединенные Штаты впервые объявили войну, положив начало 32-месячному конфликту с Великобританией, унесшему почти столько же жизней, как Война за независимость. Война также укрепила независимость молодой нации, открыла обширные территории индейцев для поселений и дала американцам «Звездное знамя».

Тем не менее, Война 1812 года все еще борется за то, чтобы ее заметили, даже в свой 200-летний юбилей, который, к несчастью, совпал со 150-летием того, что энтузиасты 1812 года называют «той другой войной».В том, где изображены рабство, Геттисберг и Авраам Линкольн.

«В борьбе за память мы похожи на парней с кремневыми ружьями, выступающих против армии Роберта Ли», - говорит Дэниел Даунинг, начальник интерпретации на поле битвы при Ривер-Рэйзин.

Превосходная огневая мощь Гражданской войны в национальных знаниях - не единственный источник безвестности 1812 года. Вот еще одно: 200-летняя война была в основном фиаско с тревожными параллелями с нашей эпохой. Восемнадцать двенадцать была войной по выбору, а не по необходимости; это было предпринято с наивными ожиданиями американского успеха; и закончился тем, что нация не достигла ни одной из заявленных целей.

«Война была настолько плохо продумана и неумело проведена, что правительство хотело забыть обо всех затруднениях почти с момента ее окончания», - говорит Гордон Вуд, ведущий историк первых Соединенных Штатов. Он считает, что эта преднамеренная амнезия и иллюзии, питавшие войну 1812 года, отражают напряжение в национальном характере, которое проявлялось много раз, вплоть до Афганистана и Ирака. «История должна учить смирению и благоразумию, но Америка, похоже, не учится.Я никогда не видел девственницу, которая так часто теряла бы невинность ".

По крайней мере, в 1812 году США оправдывались своей молодостью и небезопасностью. Конституции еще не исполнилось 25 лет, нация оставалась шатким экспериментом, а Британия все еще вела себя в неоколониальной манере. Отчаявшись победить Наполеона, Великобритания ограничила торговлю США с Европой и «впечатлила» или схватила моряков с американских кораблей для службы в Королевском флоте. По мнению президента Джеймса Мэдисона и «боевых ястребов» в Конгрессе, эти действия нарушили У.С. суверенитет и представлял собой вызов недавно завоеванной независимости страны. «Есть ощущение, что на карту поставлена ​​идентичность Америки», - говорит Вуд, называя 1812 год «идеологической войной».

Это тоже было крайне непопулярно. Голосование за объявление войны было самым близким в истории США, и Конгресс не смог адекватно профинансировать крошечные, плохо подготовленные вооруженные силы страны. Некоторые штаты отказались от ополчения. И критики осудили «мистер Брайан». Война Мэдисона »как безрассудное приключение, мотивированное не столько морскими недугами, сколько жаждой земли.

Действительно, план войны США начался с сухопутного вторжения в Канаду. Оккупировав земли к северу от границы, Ястребы стремились обезопасить фланг страны, отрезать британскую помощь индейцам в верхней части Среднего Запада и завоевать новые территории. Американцы также считали, что поселенцы в контролируемой британцами Канаде будут приветствовать захватчиков с распростертыми объятиями. Томас Джефферсон предсказал, что завоевание современного Онтарио будет «простым маршем».

Вместо этого первая армия США, двинувшаяся в Канаду, была так плохо ведома, что немедленно отступила, а затем сдалась, уступив Мичиган британцам.Два более поздних вторжения в Канаду также потерпели неудачу. США действительно добились успеха на море, ошеломив британский флот, выиграв дуэли на фрегатах в начале войны. Но в 1814 году, после изгнания Наполеона на Эльбу, британцы принесли гораздо большую мощь американскому театру.

После захвата восточного штата Мэн и разорения побережья Новой Англии британские войска вторглись в Чесапик, вызвав отчаянное отступление США в Мэриленде, получившее название «расы Блейденсбургов». Затем британцы вошли в Вашингтон, который американские официальные лица поспешно покинули, оставив после себя официальный обеденный сервиз в Белом доме.Британские войска сожрали продукты и вино перед сожжением Белого дома, Конгресса и других зданий. Когда Конгресс снова собрался во временных помещениях, он узким голосом отклонил предложение перенести столицу, а не восстанавливать ее. Осажденное правительство США также объявило дефолт по государственному долгу.

Об этих бесславных эпизодах сегодня мало говорят, за исключением того, что Долли Мэдисон спасла портрет Джорджа Вашингтона из Белого дома (на котором до сих пор видны ожоги от сожжения 1814 года).Единственным исключением является ежегодное мероприятие в городе Эссекс, штат Коннектикут; Нахально названный «Парад в честь Дня неудачников» знаменует британский набег и сожжение его гавани.

Поле битвы у реки Изюм также попыталось облегчить свой имидж, используя пушистый мультяшный талисман по имени «Майор Ондатра». Грызун, распространенный на юго-востоке Мичигана, помог первым европейским поселенцам предотвратить голод в неурожайные годы войны 1812 года. А ондатра остается местным деликатесом. Обычно его варят с овощами, разрезают пополам, а затем обжаривают с луком, как это было на ужине из ондатры и спагетти, который предшествовал зимнему учению компании Lacroix.

«Ондатра - приобретенный вкус», - признает Ральф Наво, соскребая темное мясо с костлявых задних конечностей грызуна или того, что другой посетитель называет «задницей». Наво сравнивает вкус дикой утки или «очень агрессивной индейки». Многие за его столом предпочитают спагетти.

Реконструкция у реки Изюм также требует выносливого телосложения, поскольку первоначальная битва произошла в январе. Некоторые из мужчин Лакруа прячут грелки для рук в сапогах и носят длинные брюки под классическими брюками до колен и льняными рубашками.Большинству больше 50, и их недостаточно, чтобы развернуть полномасштабную битву. Кен Робертс, бывший автомобильный рабочий, который воспроизводил почти все конфликты в истории Америки, говорит, что война 1812 года привлекает меньше участников, чем любая другая. «Это не голливудская война», - говорит он.

Это особенно верно в отношении битвы за реку Изюм. Сначала американцам удалось выбить британский лагерь у реки. Но несколько дней спустя британцы и их индийские союзники предприняли сокрушительную контратаку.Из примерно тысячи участвовавших в этом американцев, в основном жителей Кентукки, лишь несколько десятков избежали убийства или захвата. Это сделало Ривер Рэйзин самым однобоким поражением США в войне, на долю которого пришлось 15 процентов всех американских боевых смертей за весь конфликт.

Но самый печально известный инцидент на реке Изюм произошел после битвы, когда индейцы напали на 65 раненых американских военнопленных, очевидно, в отместку за зверства, которые кентуккицы совершили против местных жителей. Сообщения о резне были быстро преувеличены в пропаганде военного времени, с политическими карикатурами и рекрутинговыми объявлениями, изображающими пьяную резню и скальпирование со стороны индийских «дикарей» при поддержке их британских союзников.

В октябре 1813 года, выкрикивая «Помни изюм!», Американские войска отомстили за победу над британцами и индейцами, в результате которой был убит и содран с великого воина шауни Текумсе.

Боевой клич мстительного Изюма был предшественником «Помни Аламо!» и «Помните Maine !» Горечь из-за реки Изюм также способствовала послевоенному изгнанию племен, живших к востоку от Миссисипи, кампании, которую отстаивали Уильям Генри Харрисон и Эндрю Джексон, два ведущих индийских бойца войны 1812 года.

«Это не только местная история, это критически важно для долгой войны нашей страны против коренных американцев», - говорит Дэниел Даунинг.

Тем не менее, Изюм и его наследие в значительной степени забыты, а война 1812 года, посвященная двухсотлетнему юбилею, не принесла ни федеральной, ни государственной поддержки поле битвы, которое находится в промышленном городе Монро. До недавнего времени бумажная фабрика занимала самое сердце поля битвы. Его снесли, но другие части исторической территории занимают небольшой индустриальный парк, каток и другие постройки.Токсичные химические вещества задерживаются под полем и в реке Изюм, первоначально названной французскими поселенцами из-за обилия винограда на ее берегах.

Даунинг, ветеран войны в Ираке, инвалид, объясняет это пренебрежением отчасти склонностью американцев исправлять темные отрывки из своей истории. «Эта битва и все, что из нее вытекает, не льстит нашему самооценке», - говорит он.

Обратное справедливо в форте МакГенри, на берегу гавани Балтимора. Именно здесь, во время британской бомбардировки в 1814 году, Фрэнсис Скотт Ки написал стихотворение, получившее название «Усеянное звездами знамя.Флаг, который Ки видел развевающимся над валом, теперь висит в Смитсоновском национальном музее американской истории; Слова Ключа указаны на внутренней стороне паспортов США; и Форт Мак-Генри - хорошо сохранившийся национальный памятник и историческая святыня, привлекающий 650 000 посетителей в год.

«Это приятная сторона войны 1812 года», - говорит Винс Вейз, главный переводчик форта МакГенри. «Мы выиграли здесь битву, мы больше не ненавидим британцев, а флаг и национальный гимн имеют для большинства людей положительный оттенок.”

Однако многие американцы плохо понимают историю, стоящую за этой патриотической историей. Туристы часто путают флаг МакГенри с флагом Бетси Росс или думают, что Фрэнсис Скотт Ки был свидетелем бомбардировки форта под названием Самтер. «В блендере - вся история», - говорит Вейз.

Музей форта исправляет эту историю - и лишает ее мифического блеска. Ки, поэтически превозносивший «страну свободных», сам был известным рабовладельцем. Британцы, напротив, предложили свободу бегущим рабам и привлекли 200 из них к битве за форт МакГенри.Оригинальный куплет Ки был настолько ядовитым - прославляя британскую кровь, пролившуюся на их «грязные следы загрязнения», - что большая часть его была удалена из государственного гимна.

Музей также меняет расплывчатые, довольно беззаботные представления посетителей о войне 1812 года в целом. Хотя американцы могут смутно вспомнить Ки, военно-морскую героику «Олд Айронсайдс» или триумф Джексона в битве за Новый Орлеан, они, как правило, не подозревают, что большая часть войны произошла вдоль канадской границы и плохо обернулась для хозяев поля.Победа Джексона (через две недели после подписания мирного договора) также породила устойчивый миф о том, что США выиграли войну. На самом деле все закончилось тупиком, и мирный договор просто восстановил довоенный статус-кво, не говоря уже о морских проблемах, которые заставили Конгресс объявить войну в первую очередь.

«Это не совсем« миссия выполнена »для США», - замечает Вейз. «Это больше похоже на ребенка, которому хулиган окровавляет нос, а потом идет домой». Фактически, U.С. посчастливилось не уступить территорию британцам, которые стремились завершить то, что они считали утомительной второстепенностью в наполеоновском конфликте.

Хотя война 1812 года закончилась без военного победителя, явными проигравшими оказались коренные американцы. Разоренные войной и брошенные после нее британцами племена к востоку от Миссисипи больше не могли сопротивляться американской экспансии. Об этой печальной истории также рассказывают в форте Мак-Генри, который предлагает посетителям возможность проголосовать на мониторе компьютера, заявив, объявили бы они войну в 1812 году или нет.

«Иногда голоса 50 на 50», - говорит Вейз. «В другие дни почти все - ястребы. Может, у них плохое настроение.

Если серьезно, он подозревает, что посетители рассматривают 1812 год через призму текущих событий. Тогда, как и сейчас, многие американцы выступали против военных авантюр. Политический климат во время войны 1812 года стал настолько уродливым, что жители Новой Англии заигрывали с отделением. И почти все разочаровались в правительстве.

«Легко разочароваться в настоящем, потому что мы романтизируем прошлое», - говорит Вейз.«Но я бы сказал, что то, что мы сейчас переживаем, является нормой, а не исключением».

Несмотря на все свои отрезвляющие уроки, война 1812 года также предлагает повод для празднования помимо «Звездного знамени». Американцы, сразившись с могучим противником до ничьей - и даже победив грозный британский флот в нескольких сражениях - вновь стали уверены в статусе своей страны как свободной нации. Никогда больше США не будут воевать с Британией, которая со временем стала их близким союзником.

Война также заложила основу для прочного мира с Канадой вдоль одной из самых длинных границ в мире.«Сегодня мы принимаем это как должное, но то, что у нас нет разногласий, является огромным благом для обеих стран», - говорит историк Алан Тейлор, автор новой истории войны 1812 года.

Конфликт поставил США на новый экономический курс. Джефферсоновский идеал йоманского общества, экспортирующего сельскохозяйственные товары и импортирующего промышленные товары, больше не соблюдался. Война вынудила нацию стать самостоятельной и продемонстрировала потребность в заводах, внутреннем транспорте, национальном банке и внутренней торговле.

«Мы стали миром для самих себя, а не для Европы», - говорит историк Гордон Вуд. В послевоенные годы экономика начала развиваться, так как каналы, дороги, города и промышленность быстро расширялись.

Но рост нации и ее внутренний поворот углубили пропасть между земледельческими рабовладельческими государствами и урбанизирующимся, индустриализирующимся Севером. Конечным результатом стала «та другая война», которая так долго преследовала 1812 год. Она вырисовывается даже в Форт-Мак-Генри, где законодатели Мэриленда были изолированы в 1861 году, так что они не могли голосовать за отделение.

«Нам никогда не победить», - вздыхает Вейз, который в подростковом возрасте добровольно работал в форте и работает с 1994 года. «Гражданская война - это американская Илиада . Война 1812 года - это версия Кореи 19 века ».

Но он надеется, что 200-летие войны, наконец, принесет давно назревшую меру уважения. «Гражданская война поразила свое столетие, - говорит он. «Может быть, просто может быть, наше двухсотлетие сделает то же самое, и мы больше не будем той мертвой, забытой войной.”

Обзор «Речной войны»: Черчилль и битва, которая его сформировала

В сентябре 1943 года, возвращаясь в Великобританию с конференции в Квебеке на борту линкора HMS Renown, Уинстон Черчилль потребовал, чтобы после обеда в каюту адмирала принесли коробку спичек. Там, через 45 лет после битвы при Омдурмане в Судане в 1898 году, он разложил спички, чтобы отметить относительное расположение армии дервишей Халифы и англо-египетских сил лорда Китченера в этом сражении.Затем он рассказал своему окружению о битве, в которой сам принимал участие в атаке 21-го уланского полка, последней великой кавалерийской атаки Британской империи.

На протяжении всей жизни Черчилля, в годовщину битвы, его память будет возвращаться к дню, когда он был «поражен чудом зрелища» армии Халифа, раскинувшейся через пустыню с остриями копий, блестящими на солнце. . В своей двухтомной книге о кампании «Речная война», впервые опубликованной в 1899 году, он написал, что для него это могло быть «впечатлением всей жизни».

Перенесемся на девять десятилетий вперед к короткому, холодному, серому английскому дню в январе 1989 года, когда Джеймс Мюллер из Университета Аляски обнаружил, что его недавно приобретенный экземпляр «Войны на реке» в кожаном переплете был лишь сокращением одного тома. Изготовлен в 1902 г., оригинального издания. Он пошел в Британскую библиотеку, чтобы ознакомиться с двухтомным трудом 1899 года, и понял, что Черчилль удалил целые главы из всех более поздних изданий, а также три приложения, большие части многих других глав, большую часть из 35 цветных карт и все остальное. из 50 иллюстраций школьного друга Черчилля Харроу лейтенантаАнгус Макнил из «Горцев Сифорт». Как пишет г-н Мюллер во введении к данной работе: «Я понял, что книга The River War была гораздо более богатой и интригующей книгой, чем я знал, читая более короткое издание». Тем не менее, более века более короткое издание 1902 года было единственным, которое когда-либо переиздавалось.

Настоящее издание - первая публикация двухтомной книги Черчилля с 1899 года. В нем красным выделено все, что Черчилль вырезал из всех последующих изданий, а остальной текст напечатан черным цветом.Каждое упомянутое лицо, каждый литературный, исторический и политический намек, каждое географическое название, каждое воинское подразделение с обеих сторон, каждое арабское выражение полностью указано в сносках. Были добавлены библиография и новые приложения, такие как первоначальная формулировка 15 посланий Черчилля в Morning Post, на которых он основал «Войну на реке». Результатом стал грандиозный научный труд и одна из самых замечательных книг, появившихся за многие-многие годы.

«Война на реке» была второй книгой Черчилля после «Истории полевых сил Малаканда» (1898 г.).Его роман «Саврола», хотя и был написан ранее, был опубликован позднее. Книга охватывает весь англо-египетский конфликт на реке Нил против суданских дервишей с 1885 по 1899 год, а не только ту часть, на которой присутствовал Черчилль, и поэтому представляет собой скорее военную историю, чем автобиографию.

10 фактов о переходе Вашингтоном реки Делавэр · Гора Вернон Джорджа Вашингтона

Генерал Джордж Вашингтон и войска Континентальной армии пересекли реку Делавэр 25-26 декабря 1776 года.

1. Вашингтон пересек реку Делавэр, чтобы его армия могла атаковать изолированный гарнизон гессенских войск, расположенный в Трентоне, штат Нью-Джерси.

Так почему Вашингтон и его изрядно потрепанная Континентальная армия пытались пересечь затопленную льдом реку Делавэр холодной зимней ночью? Это было не просто для того, чтобы перебраться на другую сторону. Целью Вашингтона было внезапное нападение на гессенский гарнизон численностью около 1400 солдат, расположенный в Трентоне, штат Нью-Джерси, и его окрестностях. Вашингтон надеялся, что быстрая победа при Трентоне укрепит упавший моральный дух в его армии и побудит больше людей пополнить ряды континентальных войск в новом году.После нескольких военных советов генерал Джордж Вашингтон назначил дату перехода через реку на рождественскую ночь 1776 года.

2. План атаки Вашингтона включал три отдельных перехода через реку, но только один переправился через них.

План нападения Джорджа Вашингтона включал три разных перехода через реку Делавэр в рождественскую ночь. Полковник Кадваладер должен был возглавить свой отряд из 1200 филадельфийских ополченцев и 600 континенталов через реку недалеко от Берлингтона, штат Нью-Джерси. Его роль заключалась в том, чтобы преследовать и не позволять британским и гессенским подразделениям возле города мчаться на север, чтобы поддержать гессенцев в Трентоне.Отряд генерала Джеймса Юинга в составе 800 человек ополчения Пенсильвании должен был перейти реку в Трентоне и занять оборонительные позиции вдоль реки Ассанпинк и моста. Солдаты Юинга постараются помешать гессенцам отступить из Трентона. А Вашингтон и его 2400 солдат переправятся через паромы МакКонки и Джонсона, примерно в 10 милях к северу от Трентона, а затем отправятся в Трентон, чтобы на рассвете застать гарнизон врасплох. Это был амбициозный план, который было бы трудно осуществить даже хорошо отдохнувшим и опытным войскам.Силы Кадваладера и Юинга не смогли пересечь затопленную льдом реку. Главным силам Вашингтона удалось переправиться через границу, но с задержкой более чем на три часа.

3. Шпионы и дезертиры сообщили британцам и гессенцам, что Трентон может подвергнуться нападению.

В штаб-квартире Вашингтона скрывался британский шпион, личность которого так и не была установлена. Этот шпион был причастен к первым обсуждениям военного совета Вашингтона и правильно сообщил британскому генерал-майору Джеймсу Гранту, что армия Вашингтона намеревается атаковать к северу от реки.Грант передал эту информацию генералу Лесли и полковнику фон Донопу, который затем передал ее полковнику Иоганну Раллю в Трентон. И хотя Грант заявил, что не думает, что Вашингтон нападет, он все же приказал Раллу проявлять бдительность. Ралл подтвердил получение этой важной информации примерно в то же время, когда Вашингтон начинал свой переход. С типичной гессенской бравадой Ралл отклонил или даже приветствовал угрозу, заявив: «Пусть приходят… Почему защита? Пойдем на них штыком.

Накануне Ралл принял двух американских дезертиров, которые переправились через реку и сказали гессенцам, что американская армия готова к наступлению. Другие лоялисты сообщили гессенцам, что нападение неминуемо. Так почему же Ралл не был более активен в противодействии переправе и не был лучше подготовлен к защите города? История свидетельствует о том, что серия ложных тревог и нарастающая буря дала защитникам Гессена ощущение, что этой ночью нападение маловероятно. Как могла бы измениться история, если бы гессенцы иначе отреагировали на все эти сведения?

Узнать больше

4.Войска Вашингтона использовали набор грузовых лодок и паромов для перевозки своих людей через Делавэр.

Благодаря дальновидности генерала Вашингтона и действиям ополченцев Нью-Джерси, американские войска перебросили все доступные гидроциклы на Делавэре на южный берег, тем самым лишив британцев возможности использовать эти суда, но сделав их доступными для американского перекрестный. Большая часть войск Вашингтона пересекла реку на мелкосидящих даремских лодках - прочных грузовых судах, большинство из которых длиной от 40 до 60 футов, предназначенных для перевозки железной руды и сыпучих грузов по реке на рынки в Филадельфии и вокруг нее.Эти крепкие суда с высокими боковыми стенками были достаточно крепкими, чтобы пережить заторможенный льдом Делавэр. Тяжелую артиллерию и лошадей перевозили на больших плоскодонных паромах и других плавсредствах, более приспособленных для перевозки таких сложных грузов. Неудивительно, что большинство солдат Вашингтона стояли во время перехода, поскольку днища даремских лодок не были ни удобными, ни сухими.

5. Опытные водники из Новой Англии и Филадельфии умело провели лодки по сложной реке.

Одним из факторов в пользу Вашингтона было то, что на переходе было много опытных водников. Полк Марблхеда полковника Джона Гловера был укомплектован выходцами из Новой Англии, имевшими большой опыт работы в качестве моряков. Всех мужчин Гловера можно было легко узнать по коротким синим курткам моряков, просмоленным штанам и шерстяным фуражкам. Другие опытные водники из района Филадельфии, многие из которых были знакомы с этим точным участком реки, также собрались в этом районе и смогли предоставить силы и навыки, необходимые для опасного ночного перехода.

6. Переправа ухудшилась из-за сильного шторма, принесшего ледяной дождь, снег и ужасный ветер.

К тому времени, когда большая часть солдат достигла точки спуска лодок, изморось превратилась в проливной дождь. А к 11 часам вечера, когда лодки переправлялись через реку, вой пасхального ветра еще больше усугубил этот несчастный переход. Один солдат записал, что «это был настоящий ураган», когда снег и мокрый снег обрушились на армию Вашингтона.

7. Тщательно спланированный график Вашингтона прискорбно отставал от графика, и Вашингтон рассматривал возможность отмены атаки.

Неудивительно, что тщательно продуманный план атаки Вашингтона так сильно отстал от графика. Его люди были уставшими, голодными и плохо одетыми. Им пришлось пройти много миль по темноте и снегу, чтобы даже добраться до места переправы через реку. Оттуда им нужно было сесть на лодки ночью, во время пугающей погоды.Наконец, на другом берегу реки Вашингтон был встревожен, обнаружив, что он на целых три часа отстает от своего графика. Его план предусматривал еще один 10-мильный марш к окраинам Трентона по дорогам, которые теперь были покрыты льдом и снегом. С каждой задержкой опасения Вашингтона по поводу того, что его армия окажется в открытом доступе, усиливаются. Что делать? Обдумывая свой выбор, Вашингтон был замечен задумчивым на ящике возле огня. Позже Вашингтон писал, вспоминая этот роковой момент: «… Поскольку я был уверен, что отступление невозможно без того, чтобы быть обнаруженным и запуганным при переходе через реку, я решил продолжать все События.”

Карта битвы при Трентоне

8. Континенталы переправили через реку большое количество артиллерии.

Можно было бы подумать, что переход через ледяную реку ночью было достаточно трудным делом без большого отряда тяжелых артиллерийских орудий. Несмотря на проблемы, Вашингтон и континентальная армия хотели получить дополнительную огневую мощь, которую могла произвести артиллерия. Под общим командованием полковника Генри Нокса «Континенталы» перебросили через реку 18 пушек - 3-фунтовые, 4-фунтовые, несколько 6-фунтовых, лошадей для буксировки экипажей и боеприпасы, достаточные для предстоящего сражения.6-фунтовые пушки, весящие 1750 фунтов, были наиболее трудными для перевозки на дальний берег реки. Но, в конце концов, переброска этого большого артиллерийского поезда в Трентон оправдала себя. Нокс разместит основную часть своей артиллерии на вершине города, где ее огонь командует центром Трентона.

9. Ширина реки Делавэр в том месте, где переправилась армия, составляет менее 300 ярдов.

Несмотря на то, что река Делавэр обычно изображается в произведениях искусства, место, где переправились генерал Вашингтон и его армия, было довольно узким.Для переправы использовались Даремские лодки и плоские паромы. Вероятно, они были прикреплены к проволоке, натянутой через реку.

10. На одной из самых известных американских картин Вашингтон и его армия переходят реку Делавэр.

Написано в 1851 году немецким художником Эмануэлем Лойце, Вашингтон, пересекая Делавэр стал сенсацией по обе стороны Атлантики. Нарисованный в Дюссельдорфе, Германия, Вашингтон, пересекающий Делавэр, изображает смелого генерала Вашингтона, плывущего по замерзшей реке, со своими соотечественниками, бросающими вызов стихии на пути к победе при Трентоне.Пока картина находилась в Германии, Лойце надеялся, что этот смелый эпизод в погоне за американской независимостью и республиканским правлением подтолкнет его соотечественников к более либеральным реформам. Осенью 1851 года картина была отправлена ​​в Соединенные Штаты, где поразила публику в Нью-Йорке и Ротонде Капитолия США в Вашингтоне. New York Evening Mirror смело назвала эту картину «самой грандиозной, величественной и самой эффектной картиной, когда-либо выставленной в Америке».

Лойце приложил много усилий, чтобы сделать свой портрет точным, но даже его усилия все же оставили много неточностей.Тем не менее, картина размером 12 футов 5 дюймов на 21 футов 3 дюйма (3,8 х 6,5 м) вызвала патриотические эмоции у бесчисленных американцев, которые видели картину, которая сейчас выставлена ​​в Американской галерее в Метрополитен-музее.

Прочие факты

  • Полковник Генри Нокс получил командование операцией по переправе через реку.
  • Американской армии потребовалось около 4 часов, чтобы перейти от места переправы через реку к окраинам Трентона
  • Температура на переходе колебалась от 29 до 33 градусов, ветер дул с северо-востока.
  • Будущий президент США Джеймс Монро переправился с американскими войсками и был ранен в битве при Трентоне.
  • Вашингтон выбрал вызов или контрзнак «Победа или Смерть» своим силам, переправившимся через реку.
  • Джорджу Вашингтону было 44 года, когда он переправился через реку Делавэр.
  • В начале битвы в Трентоне и его окрестностях находилось около 1380 гессенских солдат.

Источники:

  • Вашингтонский перекресток Дэвида Хакетта Фишера.Оксфорд и Нью-Йорк, 2004.
  • .
  • Генерал Джордж Вашингтон: военная жизнь Эдварда Ленгеля. Рэндом Хаус, 2005.
  • Почти чудо: американская победа в войне за независимость Джона Ферлинга. Оксфорд, 2007.
  • Исторический парк Вашингтон-Кроссинг, Пенсильвания. Путеводитель по исторической тропе . Stackpole Books, 2004.
  • .
  • Вашингтон, пересекая Делавэр: восстановление американского шедевра .Метрополитен-музей, 2011.

Битва у реки Плейт (1956)

  • Капитан Белл, HMS Exeter

    Джон Грегсон

  • Коммодор Харвуд, HMS Ajax

    Энтони Куэйл

  • Капитан Вудхаус, HMS Ajax

    Ян Хантер

  • Капитан Парри, HMNZS Achilles

    Джек Гвиллим

  • Капитан Дав, MS Africa Shell

    Бернард Ли

  • Майк Фаулер

    Лайонел Мертон

  • Г-н Миллингтон-Дрейк, британский министр

    Энтони Бушелл

  • Д-р Гуани, министр иностранных дел Уругвая

    Питер Иллинг

  • Капитан Макколл, британский военно-морской атташе

    Майкл Гудлифф

  • Капитан-лейтенант Медли

    Патрик Макни

  • Д-р Лангманн, министр Германии Монтевидео

    Джон Чандос

  • М.Десмулен, французский министр Монтеви ..

    Дуглас Уилмер

  • Рэй Мартин

    Уильям Сквайр

  • Капитан Варела, ВМС Уругвая

    Роджер Дельгадо

  • Капитан Стаббс, Doric Star

    Эндрю Крукшанк

  • Маноло

    Кристофер Ли

  • Поп

    Эдвард Атьенца

  • Долорес

    Апрель Ольрих

  • Капитан Лангсдорф, адмирал Граф Шпее

    Питер Финч

  • [Мадам X]

    Мария Мерседес

  • [Немецкий офицер]

    Джон Шлезингер

  • [падре]

    Джон Ле Мезурье

  • [Британский офицер на борту Graf Spee]

    Энтони Ньюли

  • [Британский офицер на борту Graf Spee]

    Найджел Сток

  • [Капитан Поттинджер, Эшли]

    Ричард Бил

  • [.]

    Дайан Херман

  • [.]

    Роберт Крюдсон

  • [.]

    Тита Дэйн

  • .

    Добавить комментарий

    Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *