Биография замятин евгений иванович: Евгений Замятин биография кратко, творчество, даты и интересные факты

Содержание

Краткая биография Евгения Замятина

Замятин Евгений Иванович (1884— 1937), писатель.

Родился 1 февраля в 1884 г. в небольшом уездном городке Лебедянь Тамбовской губернии (ныне в Липецкой области) в семье священника.

В 1893—1896 гг. посещал Лебедянскую прогимназию. Затем продолжил образование в Воронеже, куда перебралась семья.

В 1902 г. поступил на кораблестроительный факультет Петербургского политехникума. Замятин оказался в среде демократически настроенной молодёжи, посещал митинги и демонстрации. Будучи студентом, вступил в РСДРП. За большевистскую агитацию среди рабочих в 1905 г. Замятина арестовали, но весной следующего года благодаря стараниям матери освободили. Ему было позволено продолжить образование.

В 1908 г. Замятин окончил политехникум, получив специальность морского инженера, и был оставлен при кафедре. В том же году состоялся литературный дебют писателя: в журнале «Образование» был опубликован рассказ «Один».

По состоянию здоровья Замятин в 1913 г. переехал в Николаев (Украина). Здесь он написал сатирическую повесть «На куличках» о царской армии. Решением Петербургского окружного суда номер журнала «Заветы» с повестью был арестован, а автор выслан в Сибирь.

По северным впечатлениям написаны повесть «Север» и рассказы «Африка», «Ёла».

Революция и последовавшие за ней годы Гражданской войны внесли изменения в творчество писателя. В его произведениях начинает звучать призыв к спасению человеческой личности от надвигающегося распада и «нивелирования».

В 20-х гг. Замятин много работал; наряду с рассказами и повестями создан ряд драматургических произведений: «Общество Почётных Звонарей», «Блоха», «Аттила».

Официальная советская критика не признавала творчество писателя, считая его противником власти большевиков. При этом особым нападкам подвергся роман-антиутопия «Мы» (1920 г.).

Заступничество крупных писателей, в том числе М. Горького, Замятину не помогло.

В 1932 г. Евгений Иванович принял решение временно покинуть СССР. С февраля 1932 г. Замятин жил в Париже, не меняя советского гражданства. Он активно пропагандировал русскую
литературу и искусство. Отношение к нему в СССР стало теплеть, в 1934 г. Замятина даже заочно приняли в Союз писателей.

Он принципиально не печатался в эмигрантских издательствах, лишь роман «Бич Божий» был посмертно издан в Париже в 1938 г.

Умер 10 марта 1937 г.; похоронен на кладбище в Тие — пригороде Парижа.

Рубрика

Близкие темы

Популярные темы

Комментарии

Замятин Евгений Иванович (1884–1937)

Евгений Иванович Замятин родился 1 февраля 1884 года в г. Лебедяни Тамбовской губернии (ныне Липецкая область) в семье священника. Когда ему исполнилось восемь лет, он стал учиться в местной гимназии, а с 1896 года продолжил учебу в Воронеже, затем поступил в Петербургский политехнический институт.

В 1903 году студент Замятин впервые участвовал в демонстрации, после чего активно включился в революционную работу. Летом 1905 года он проходил практику на пароходе «Россия», стал свидетелем восстания матросов на броненосце «Потемкин» в Одессе. В то время Е. И. Замятин уже был членом РСДРП, большевиком.

В декабре 1905 года его в первый раз арестовали, последовало несколько месяцев тюрьмы-одиночки. Лишь весной следующего года Е. И. Замятин был освобожден из заключения и выслан на родину.

«Лебедянскую тишину, колокола, палисадники – выдержал недолго: уже летом – без прописки в Петербурге, потом – в Гельсингфорсе…»1.

В 1908 году Е. Замятин окончил Политехнический институт и получил диплом инженера-кораблестроителя, а осенью того же года в журнале «Образование» напечатал свой первый рассказ. Затем – корабельная верфь, статьи в технических журналах «Теплоход», «Русское судоходство», «Известия политехнического института». Евгений Замятин пишет и рассказы, но не считает их пока готовыми к печати.

В 1911 году Замятин был выслан из Петербурга, сначала в Сестрорецк, а затем в Лахту. Здесь была написана повесть «Уездное» – одно из лучших произведений Евгения Замятина. С каждой его страницы веет реализмом, мастерством большого художника, показана «свинцовая мерзость жизни» уездного захолустья. «Но «Уездное» только отчасти бытовая вещь. Больше это сатира, и не просто сатира, а сатира политическая, ярко окрашенная и смелая для 1913 года»2.

По случаю амнистии в 1913 году Е. И. Замятин снова оказался в Петербурге. Но из-за болезни ему пришлось оставить столицу и уехать в Николаев. В этот период им было создано несколько рассказов и повесть «На куличках», действие которой происходит в дальневосточном гарнизоне, где царят скука, нравственный упадок в среде офицеров. Написанная в самом начале империалистической войны, повесть «На куличках» вышла в журнале «Заветы», весь тираж которого был конфискован, а Замятин посажен в тюрьму.

Известия о событиях 1917 года писатель получил в Англии, где находился в качестве эксперта по строительству ледоколов. Буржуазная цивилизация дала материал для сатирической повести «Островитяне» и рассказа «Ловец человеков», в которых едко и остро показана омеханизированная жизнь Англии.

Как только английские газеты запестрели сообщениями о революции в России, Замятин возвратился на Родину. Он участвовал в редколлегии издательства «Всемирная литература», журналов «Современный Запад», «Русский современник», «Дом искусств».

К 1917 году Е. Замятин был уже сложившимся писателем, со своеобразной творческой манерой и четко выраженной идейной позицией, впервые проявившейся еще в повести «Уездное». Но его мечты об обществе социальной справедливости не сбылись, в революции он разочаровался.

Пессимизм, который просматривался еще в первых повестях писателя, более отчетливо проявился в дальнейшем его творчестве.

В шестом номере «Красной нови» за 1922 год появилась большая статья редактора этого журнала А. Воронского о Замятине. В ней известный литературный критик критически оценил творчество Е. Замятина. Отмечая художественные достоинства произведений «Уездное», «На куличках», «Островитяне» и других, Воронский отрицательно высказался о рассказах «Пещера», «Дракон», «Мамай» и особенно о романе «Мы».

«Если бы Замятин писал свои едкие вещи, оставаясь на почве революции, его можно было бы только приветствовать. К сожалению, дело обстоит совсем не так. Замятин подошел к Октябрьской революции со стороны, холодно и враждебно»

3, – подчеркивал критик.

В 1932 году Е. И. Замятин обратился к А. М. Горькому, чтобы тот похлопотал перед правительством о его выезде на лечение за границу. Такое разрешение было получено. Выехав за границу, Е. И. Замятин больше не вернулся на Родину.

Умер Е. И. Замятин в Париже 10 августа 1937 года.

С 2003 года в Ельце начал работу филиал Международного научного центра изучения творческого наследия писателя Е. И. Замятина. В 2006 году именем Е. И. Замятина была названа улица в г. Липецке. В 2007 году Липецким региональным отделением Литературного фонда России была учреждена Липецкая областная литературная премия имени Е. И. Замятина (премия присуждается в четырех номинациях – проза, поэзия, драматургия и литературная критика, публицистика). 5–8 октября 2009 года в Тамбове и Ельце прошел Международный конгресс литературоведов, посвященный 125-летию Е.И. Замятина.



1 Замятин Е. Собрание сочинений. – М.: Федерация, 1929. – Т. I. – С. 13.
2 Воронский А. Избранные статьи о литературе. – М., 1982. – С. 121.
3 Воронский А. Избранные статьи о литературе. – М., 1982. – С. 129.

Произведения автора

  • Собрание сочинений: в 4-х т. – М. : Федерация, 1929.
  • Собрание сочинений : в 5-ти т. – М. : Русская книга, 2006. – Т. 1. Уездное: повести и рассказы. – 608 с.
  • Избранные произведения : повести, рассказы, сказки, роман, пьесы / сост. А. Ю. Галушкин ; предисл. В. Б. Шкловского ; вступит. ст. В. А. Келдыша. – М. : Советский писатель, 1989. – 766 с.
  • Избранные произведения / сост., вступ. ст. , коммент. Е. Б. Скороспеловой. – М. : Советская Россия, 1990. – 538 с.
  • Уездное: повесть. – М.: Совр. пробл., 1915. – 145 с. ; То же. – 2-е изд. – М.-Пб. : Круг, 1923. – 171 с.
  • О том как исцелен был отрок Еразм / [рис. Б. Кустодиев]. – Петербург : Петрополис, 1922. – 46 с.
  • Мы : романы, повести, рассказы, сказки / сост., авт. вступит. ст. И. О. Шайтанов. – М. : Современник, 1990. – 559 с.
  • Бич Божий : романы, повести / вступ. ст. И. Ерыкалова. – СПб. : Азбука-Классика, 2006. – 635 с. – (Азбука-Классика).
  • Автобиография // Собрание сочинений: в 5 т. – М., 2003. – Т. 1. Уездное. – С. 21-28.

Литература о жизни и творчестве

  • Любимова М. Ю. Е. И. Замятин в годы первой русской революции (из писем Замятина 1906 г. из Лебедяни) // Источниковедческое изучение памятников письменной культуры в собраниях и архивах ГПБ. История России XIX-XX веков: сб. науч. тр. – Л., 1991. – С. 97-107.
  • Замятин Е.
    Письмо из тюрьмы : [письмо Е. Замятина отцу в Лебедянь из Дома предварительного заключения осенью 1905 г.] // Комсомольская правда. – 1996. – 27 дек. – С. 10.
  • Меньшикова Э. Замятинские мотивы : [С. М. Замятин из с. Лебяжье Добровского района, двоюродный племянник Е. И. Замятина создал мини-музей, посвященный семье Замятиных] // Липецкая газета. – 1997. – 23 мая. – С. 3.
  • Комлик Н. Н. «…Пишу вам из России – самой настоящей, с черноземом, Доном, соломенными крышами…» (Е. И. Замятин) // Литературное краеведение в Липецкой области: учеб. пособие. – 2-е изд., доработ. и доп. – Елец, 1999. – С. 241-256.
  • Клоков А. Отец Замятина – липчанин : [новые сведения об И. Д. Замятине, уроженце г. Липецка.] // Русь святая. – 1999. – Июнь (№ 7). – С. 4.
  • Евгений Замятин и культура ХХ века : исслед. и публикац. – СПб. : РНБ, 2002. – 475 с.
  • Волков С. Он вырос в Лебедяни и должен в нее вернуться : [воспоминания племянника Замятина Сергея Волкова о родительском доме Замятина] // Липецкая газета.
    – 2002. – 2 нояб.
  • Комлик Н. Н. Творчество Е.И.Замятина: лебедянский путеводитель : учеб. пособие / Н. Н. Комлик. – Елец : ЕГУ им. И.А. Бунина, 2003. – 241 с.
  • Комлик Н. Н. Творчество Е. И. Замятина: портрет русской провинции в лебедянском интерьере // Творческое наследие Е. И. Замятина в контексте традиций русской народной культуры : монография / Н. Н. Комлик. – 2-е изд., испр. и доп. – Елец, 2003. – С. 58-100. : ил.
  • Комлик Н. Н. Лебедянь в произведениях Евгения Замятина // Земля Липецкая: историческое наследие. Культура и искусство. – СПб., 2003. – С. 267-271. : фото. – (Наследие народов Российской Федерации; Вып. 3).
  • Рыжков Ю. Замятин и Кустодиев в Лебедяни : [в августе 1926 года] // Наш тонус. – 2003. – 18 июня (№ 8). – С. 3.
  • Творческое наследие Евгения Замятина: взгляд из сегодня : науч. докл., ст., очерки, заметки, тез.: в XIII кн. Кн. XIII. / под ред. проф. Л. В. Поляковой, проф. Н. Н. Комлик. – Тамбов-Елец, 2004. – 253 с.
  • Переверзева М. Лебедянские корни : [о деятельности Лебедянского краеведческого музея по сохранению памяти о Е. Замятине] // Добрый вечер. – 2004. – 4 февр. (№ 6). – С. 4.
  • Полякова Л. В. Изучение творческого наследия Е. И. Замятина в Елецком университете: итоги и перспективы // Вестник Елецкого государственного университета. – Елец, 2005. – Вып. 7. – С. 419-425. – (Сер. Педагогика).
  • Меньшикова Э. Крестный путь, голгофская дорога… : судьбы писательские / Э. Меньшикова. – Усмань, 2006. – С. 74-131.: фото. – (Зов малой Родины).
  • Комлик Н. Н. «Лебедянская криптограмма» в творческом наследии Е. И. Замятина // Пишу Вам из России: русское подстепье в творческой биографии Е. И. Замятина и М. А. Булгакова : монография / Н. Н. Комлик, И. С. Урюпин. – Елец, 2007. – С. 8-102. – (Б-ка культур. наследия Елец. края).
  • Дом, в котором родился и провел детские годы Е. И. Замятин // Липецкая область : каталог объектов культурного наследия. – М. : НИИЦентр, 2008. – С. 150 : фото.
  • Воробьева А. От «Уездного» до «Мы» : к 125-летию со дня рождения Евгения Замятина // Петровский мост. – 2009. – № 1. – С. 167-170.
  • Комлик Н. Из глубин «Тамбовской Маньчжурии» // Петровский мост. – 2009. – № 1. – С. 171-174.
  • Замятина Н. Малый мир Евгения Замятина : [из истории семьи Замятиных] / Н. Замятина, Н. Комлик // Петровский мост. – 2009. – № 4. – С. 152-156.
  • Алексеева А. Где шатался Барыба… : [по улицам Лебедяни вместе с героем повести Е. Замятина «Уездное» Анфимом Барыбой] // Липецкая газета. – 2009. – 21 авг. – С. 6.
  • Замятина Н. С. Род Замятиных и Липецкий край / Н. С. Замятина. – Липецк, 2010. – 114 с.
  • Евгений Замятин живет в Лебедяни // Липецкая газета: итоги недели. – 2011. – № 12-13 (28 марта-3 апр.). – С. 56.
  • Лебедянский вариант к прозе Замятина: [Видеоматериал]. – Germany, [2001]. – (30 мин.).

Справочные материалы

  • Воронежская историко-культурная энциклопедия. – 2-е изд. – Воронеж, 2009. – С. 192. : То же : Воронежская энциклопедия. – Воронеж, 2008. – Т. 1. – С. 300.
  • Липецкая энциклопедия. – Липецк, 2000. – Т. 2. – С. 45-50.
  • Тамбовская энциклопедия. – Тамбов, 2004. – С. 196.
  • Замятинская энциклопедия. Лебедянский контекст : материалы, исслед., док., справки: межвуз. регион. проект / рук. проекта и науч. ред. проф. Л. В. Полякова. – Тамбов, Елец : ТГУ ЕГУ, 2004. – 485 с.
  • Славные имена земли Липецкой: биогр. справ. об извест. писателях, ученых, просветителях, деятелях искусства. – Липецк, 2007. – С. 34-37.
  • Русские писатели 1800-1917: биогр. словарь. – М., 1992. – Т. 2. – С. 320-323.
  • История русской литературы конца XIX-начала XX века: библиогр. указ. / под ред. К. Д. Муратовой. – М.-Л., 1963. – С. 240.
  • Писатели Липецкого края: библиогр. указ. – Воронеж, 1986. – Вып. 1. – С. 110-113.

ЗАМЯТИН, ЕВГЕНИЙ ИВАНОВИЧ | Энциклопедия Кругосвет

ЗАМЯТИН, ЕВГЕНИЙ ИВАНОВИЧ (1884–1937), русский писатель. Родился 20 января (1 февраля) 1884 в г.Лебедянь Тамбовской губ. (ныне Липецкая обл.) в семье небогатого дворянина. Кроме впечатлений от природы тех мест, с которыми так или иначе были связаны многие русские писатели – Толстой, Тургенев, Бунин, Лесков, Сергеев-Ценский, – большое влияние оказало на Замятина домашнее воспитание. «Рос под роялем: мать – хорошая музыкантша, – писал он в Автобиографии. – Гоголя в четыре – уже читал. Детство – почти без товарищей: товарищи – книги». Впечатления лебедянской жизни воплотились впоследствии в повестях Уездное (1912) и Алатырь (1914).

В 9 лет Замятин поступил в Воронежскую гимназию. Окончив ее с золотой медалью, в 1902 поступил в Санкт-Петербургский политехнический институт на кораблестроительный факультет. Летняя практика давала будущему писателю возможность путешествовать. Замятин побывал в Севастополе, Нижнем Новгороде, Одессе, на Камских заводах, плавал на пароходе в Константинополь, Смирну, Бейрут, Порт-Саид, Яффу, Александрию, Иерусалим. В 1905, находясь в Одессе, стал свидетелем восстания на броненосце «Потемкин», о чем впоследствии написал в рассказе Три дня (1913). Вернувшись в Петербург, принимал участие в революционной деятельности большевиков, за что был арестован и провел несколько месяцев в одиночной камере. Это время Замятин использовал для того чтобы изучать английский язык и писать стихи. Затем был выслан в Лебедянь, но нелегально вернулся в Петербург, откуда вновь был выслан в 1911, уже по окончании института.

Литературный дебют Замятина относится к 1908. Настоящий успех ему принесла публикация в петербургском журнале «Заветы» (главный редактор – критик Р.Иванов-Разумник) повести Уездное. В Уездном писатель изобразил косную, застывшую провинциальную жизнь, символом которой явился звероподобный и безжалостный обыватель Анфим Барыба. Замятин уподобил его «старой воскресшей курганной бабе, нелепой русской каменной бабе». Повесть получила высокую оценку современников – в том числе писателей А. Ремизова и М.Пришвина. А.М.Горький спустя семь лет написал о Замятине: «Он хочет писать как европеец, изящно, остро, со скептической усмешкой, но, пока, не написал ничего лучше Уездного». Критики находили в повести мотивы, схожие с Мелким бесом Ф.Сологуба. В.Полонский писал о безжалостной правдивости Замятина и вместе с тем отмечал: «Симпатия к человеку грязному, пришибленному, даже одичавшему, сквозит на его страницах».

Замятин относил свою прозу к литературному направлению, которое называл неореализмом. Стилистика его произведений отчасти соотносится с «орнаментальной прозой» А.Ремизова, однако Замятин довел эту манеру до гротескного сюрреализма.

За антивоенную по духу повесть На куличках (1913), героями которой являются не только дальневосточные офицеры и солдаты, но и вся «загнанная на кулички Русь», Замятин был привлечен к суду, а номер журнала «Заветы», в котором была опубликована повесть, был конфискован. Критик А.Воронский считал, что повесть На куличках – это политическая художественная сатира, которая «делает понятным многое из того, что случилось потом, после 1914 года». Будучи высококвалифицированным морским инженером, Замятин продолжал служебные поездки по России. Впечатления от путешествия в 1915 в Кемь и на Соловки отразились в цикле произведений о русском Севере – в частности, в повести Север.

В 1916 Замятин был командирован в Англию для участия в строительстве российских ледоколов на верфях Ньюкасла, Глазго и Сандерленда; побывал в Лондоне. Был одним из главных проектировщиков ледокола «Святой Александр Невский», после Октябрьской революции названного «Лениным». Английские впечатления легли в основу как многочисленных очерков, так и повестей Островитяне (1917) и Ловец человеков (1921). Уважение к людям, обеспечившим высокий уровень развития цивилизации, не помешало писателю увидеть недостатки западного общественного устройства. Повесть Островитяне посвящена изображению тотального мещанства в технократическом обществе, символом которого является в этом произведении викарий Дьюли.

В 1917 Замятин вернулся в Петроград. Вскоре стал одной из самых заметных фигур в российской литературной жизни. Оказал влияние на литературную группу «Серапионовы братья», с которой был творчески близок. Преподавал в Политехническом институте, читал курс новейшей русской литературы в Педагогическом институте им. Герцена и курс техники художественной прозы в студии Дома искусств, работал в редколлегии «Всемирной литературы», в правлении Всероссийского союза писателей, в издательствах Гржебина и «Алконост», редактировал несколько литературных журналов. При этом скептически относился ко «всяческим всемирным затеям», возникавшим на фоне разрушения цивилизованной жизни. Поездки по Тамбовской, Вологодской, Псковской губерниям также не способствовали историческому оптимизму. В рассказах Мамай (1920) и Пещера (1921) Замятин сравнил эпоху военного коммунизма с доисторическим, пещерным периодом развития человечества.

Наблюдения над тоталитарным обществом художественно воплотились в фантастическом романе-антиутопии Мы (1920, опубл. на рус. яз. в 1952 в США). Роман был задуман как пародия на утопию, написанную идеологами Пролеткульта А.Богдановым и А.Гастевым. Главной идеей пролеткультовской утопии провозглашалось глобальное переустройство мира на основе «уничтожения в человеке души и чувства любви». Действие романа Мы происходит в Едином Государстве, изолированном от мира и возглавляемом Благодетелем. Главный герой – инженер Д-503, создатель сооружения, предназначенного для господства человека над космосом. Существование в Едином Государстве рационализировано, жители полностью лишены права на личную жизнь, любовь сводится к регулярному удовлетворению физиологической потребности. Попытка Д-503 полюбить женщину приводит его к предательству, а его возлюбленную к смерти. Повествовательная манера, в которой написан роман, заметно отличается от стилистики предыдущих произведений Замятина: язык здесь предельно прост, метафоры носят рационалистический характер, текст изобилует техническими терминами.

Роман Мы стал первым в череде европейских романов-антиутопий – Прекрасный новый мир О. Хаксли, Звероферма и 1984 Дж. Оруэлла, 451 градус по Фаренгейту Р.Брэдбери и др.

Замятин отправил рукопись Мы в берлинский филиал издательства Гржебина. В 1924 текст был переведен на английский язык и опубликован в Нью-Йорке. Несмотря на отсутствие публикаций в СССР, роман подвергся идеологическому разгрому советских критиков, читавших его в рукописи. Д.Фурманов увидел в Мы «злой памфлет-утопию о царстве коммунизма, где все подравнено, оскоплено». Другие критики посчитали, что Замятин готов встать на путь обывателя, брюзжащего на революцию. В 1929 были сняты с репертуара МХАТа пьеса Замятина Блоха (1925, инсценировка Левши Лескова), запрещена постановка его трагедии Аттила (1928). Не была поставлена и пьеса о преследовании еретиков Огни святого Доминика (1923).

В 1931, понимая бесперспективность своего дальнейшего существования в СССР, Замятин обратился к Сталину с письмом, в котором просил разрешения на отъезд за границу, мотивируя свою просьбу тем, что для него «как для писателя именно смертным приговором является лишение возможности писать». Решение об эмиграции нелегко далось Замятину. Любовь к родине, патриотизм, которыми проникнут, например, рассказ Русь (1923), – одно из лучших тому свидетельств. Благодаря ходатайству М.Горького в 1932 Замятин смог выехать во Францию. Умер Замятин в Париже 10 марта 1937.

См. также РУССКАЯ ЛИТЕРАТУРА.

Краткая биография Евгения Замятина для школьников 1-11 класса. Кратко и только самое главное

Главная>Биографии писателей и поэтов

Краткая биография Евгения Замятина

Евгений Иванович Замятин – русский писатель, литературный критик и публицист. Писатель родился 1 февраля 1884 года в городе Лебедянь. Отец писателя был священником, а мать – пианисткой. Начальное образование Евгений получал в гимназии родного города, а затем в Воронеже. Блестяще окончив гимназию, в 1902 году он подал документы на кораблестроительный факультет Петербургского политехникума.

Вскоре стал участвовать в студенческой революционной жизни и записался в социл-демократы. В эти же годы он познакомился со своей будущей супругой – Людмилой Николаевной Усовой. В 1905 году он был арестован за большевистские агитации. На следующий год Замятина освободили и разрешили продолжить образование. Получив специальность морского инженера в 1908 году, он остался работать и далее на кафедре, а также занялся литературной деятельностью. Так, в журнале «Образование» появился его первый рассказ «Один».

В 1911 году был выслан из Петербурга и стал проживать в Лахте, где написал свою первую повесть «Уездное». Во время командировки 1916 года в Англию, Замятин написал «Ловец человеков» и «Островитяне».­ После окончания революции ему удалось напечатать повесть «На куличках». Вернувшись на родину, он организовал группу, состоящую из молодых писателей, в которую входили Федин, Зощенко, Тихонов, Каверин.

­Советская критика отрицательно относилась к работам Замятина. Особенно это отразилось на романе-антиутопии «Мы». Это произведение в дальнейшем повлияло на работы многих западных писателей, в том числе на Рэя Бредбери, Джорджа Оруэлла, Олдоса Хаксли. В России антиутопия «Мы» появилась в печати лишь в 1988 году. Большая часть последующих произведений Замятина также не была допущена в печать при жизни писателя. Последние годы писатель провел в Париже и много работал над сценариями. Умер Евгений Замятин 10 марта 1937 года в пригороде Парижа.

см. также:
Краткие биографии других писателей и поэтов

Краткое содержание Мы, Замятин

Всё кратко.ру — Замятин Е.И. — Биография кратко. Замятин Евгений Иванович

Краткие биографии писателей

Замятин Евгений Иванович (1884 — 1937), прозаик.
Родился 20 января (1 февраля н.с.) в Лебедяни Тамбовской губернии в семье священника. Окончив в 1902 воронежскую гимназию с золотой медалью, поступает в кораблестроительный институт, который оканчивает в 1908. В студенческие годы, во время первой русской революции, принимал участие в революционном движении. В 1906 — 11 жил на нелегальном положении.
Замятин начал печататься в 1908, но первый крупный литературный успех пришел к нему после выхода в свет повести «Уездное» (1911). В 1914 за антивоенную повесть «На куличках» писатель был привлечен к суду, а номер журнала, в котором появилась повесть, конфискован. Горький высоко оценил обе эти повести.
В 1916 — 17 Замятин работал морским инженером в Англии, впечатления от которой легли в основу повести «Островитяне» (1917). Осенью 1917 возвращается в Россию, работает в редколлегии издательства «Всемирная литература», публикуется в журналах. Авторитет Замятина в это время во всех отношениях был очень высок. Как инженер он прославился участием в строительстве ледоколов — «Ермак» и «Красин» и др.
В сложной литературной ситуации 1920-х Замятин тяготел к группе «Серапионовы братья». Он пишет рассказы и повести — «Пещера», «Русь», «Рассказ о самом главном»; пробует силы в драматургии — пьесы «Блоха», «Атилла».
Свой знаменитый роман «Мы» писатель закончил в 1920. Сразу же последовало долгое и бурное обсуждение книги и в обществе, и в критике, хотя роман был опубликован за рубежом только в 1924 (а через 64 года увидел свет на родине автора). С 1929 Замятина в России уже не печатали. Его подвергли не то что несправедливой разносной критике, но настоящей травле.
В 1931 он обратился с письмом к Сталину с просьбой разрешить ему выехать за границу и, получив разрешение, поселяется в Париже. Находясь в эмиграции, до конца жизни сохранял советское гражданство.
Посмертные публикации: повесть «Бич божий» (1938), книга воспоминаний «Лица».
Умер Е.Замятин в 1937 в Париже от тяжелой болезни.


Замятин Е.И. Основные даты жизни и творчества

1884 г., 20 января (1 февраля н. ст.) – родился в городе Лебедяни Тамбовской губернии (ныне Липецкая область) в семье священника.

1902 г. – окончил гимназию в Воронеже; поступил на кораблестроительный факультет Петербургского политехнического института.

1905 г. – арест за большевистскую агитацию; выслан в Лебедянь под надзор полиции.

1908 г. – нелегально вернулся в Петербург; окончил институт по специальности — морской инженер.
Начало литературной деятельности. Публикация первого рассказа «Один».

1911 г. – начал преподавать в Политехническом институте, одновременно работал инженером.
Выслан из Петербурга, поселился в Сестрорецке, затем — в Лахте.

1913 г. – написаны повести «Уездное», «На куличках».
Переехал в город Николаев.

1914 г. – за повесть «На куличках» был привлечён к суду и сослан в Кемь.

1916 г. – отбыв сыылку был Командирован в Англию для наблюдения за строительством ледоколов для российского флота.
Вышел первый сборник прозы «Уездное».

1917 г. – возвращение в Россию. Повесть «Островитяне».

1918 г. – создана серия рассказов, сказок, повестей: «Север», «Ловец человеков», «Дракон» и др.

1920–1921 гг. – преподает в Педагогическом институте им. Герцена курс новейшей русской литературы.

1921 г. – написаны роман «Мы», статья «Я боюсь».
Организовал группу молодых писателей «Серапионовы братья».

1925 г. – пьеса «Блоха», созданная на тему лесковского сказа «Левша», с большим успехом идет в Московском Художественном театре.

1927 г. – издание романа «Мы» (в сокращении) на русском языке в пражском эмигрантском журнале «Воля России».
Выход сборника «Нечестивые рассказы» (Москва).

1928 г. – избрание председателем Всероссийского союза писателей.

1929 г. – вышло в свет Собрание сочинений в 4 т.
За роман «Мы» (одновременно с Б. Пильняком, которого критиковали за повесть «Красное дерево») был подвергнут сокрушительной критике официозной прессы, его перестали печатать. Начало политической травли писателя в СССР. Выходит из Союза писателей.

1931 г. – письмо И.В. Сталину с просьбой разрешить отъезд из СССР.
Выехал в Берлин, затем в Париж.

1935 г. – участие в работе Международного конгресса в защиту культуры (как представитель СССР).

1937 г., 10 марта – умер в Париже; похоронен в Тийе (пригород Парижа).

Замятин Евгений Иванович, подробная биография

(1884-1937) русский писатель

Творческая судьба Евгения Замятина может служить наглядным примером того, как русский писатель стал родоначальником целого направления в литературе, но не у себя на родине, а в европейской культуре. Причем произошло это неожиданно не только для него самого, но и для окружающих.

Евгений Иванович Замятин относится к числу тех писателей, чье творчество во многом определялось социальными мотивами, но никоим образом не сводилось только к ним. Он вошел в русскую культуру и как прекрасный литературовед, разработавший собственную филологическую концепцию.

Как отмечал в своей автобиографии сам писатель, он родился в семье священника «среди тамбовских полей, в славной шулерами, цыганами, конскими ярмарками и крепчайшим русским языком Лебедяни — той самой, о какой писали Толстой и Тургенев». Тем более удивительно, что после окончания Воронежской гимназии с золотой медалью, Евгений Замятин выбрал себе совершенно неожиданную профессию.

Он становится студентом кораблестроительного факультета Петербургского политехнического института. Однако практика на различных заводах и на пароходе «Россия», на котором будущий писатель плавал от Одессы до Александрии, дала ему возможность набраться самых разных впечатлений. Он видел тяжкий, почти каторжный труд рабочих на родине и удивительно красивые восточные земли, где жили такие же люди.

Евгений Замятин принял участие в Эволюционных событиях 1905 года на стороне большевиков. Его арестовали и выслали в родные места. Когда спустя некоторое время он вернулся в Петербург, ему пришлось жить на полулегальном положении. Тем не менее в 1908 году он заканчивает политехнический институт, и его оставляют при кафедре корабельной архитектуры преподавателем.

Три года были наполнены напряженной работой: чертежи, поездки на стройки, статьи в специальных журналах чередовались с написанием первых литературных произведений. Первый рассказ Замятина появился в 1908 году, однако началом профессиональной деятельности сам писатель считал 1911 год, когда была опубликована его повесть «Уездное», которая сразу же стала пользоваться огромным успехом у читателей, а критика назвала это произведение литературным событием.

В то время Евгений Иванович Замятин сближается с группой «Заветы», куда входили такие писатели, как А. Ремизов и Михаил Пришвин. Молодой писатель начинает вырабатывать свой собственный стиль, который можно было назвать «орнаментальным» — настолько изящны и многослойны его описания: «Солнце, песок, черномазые арабы, песок, верблюды, песок, кактусы. Где-нибудь в другом месте не арабы, а турки, и опять — солнце, верблюды, песок» («Три дня», 1913). Причем южное описание в этом произведении предваряет рассказ о событиях на броненосце «Потемкин». Подобная отстраненность повествования была характерна уже для прозы двадцатых годов. Родоначальником ее считается В. Шкловский. Но оказывается, что она появилась в русской литературе гораздо раньше.

Другой особенностью прозы Евгения Замятина той поры стал ярко выраженный этнографизм, не случайно его называли также писателем-бытовиком. Уже в это время в произведениях Замятина появляется сатирическая тональность. Он изображает мир русской провинции, уездного мещанства, который до него и параллельно с ним изображали Максим Горький в повести «Городок Окуров» и Алексей Толстой в «Заволжье».

Критика писала о нем: «В голосе молодого художника прежде всего и громче всего слышится боль за Россию. Это основной мотив его творчества, и со всех страниц немногочисленных произведений Евгения Замятина ярко и выпукло проступает негодующий лик нашей родины, — больная запутанность русской «непутевой» души, кошмарная и гибельная беспорядочность нашего бытия и тут же рядом жажда подвига и страстное искательство правды…»

ЗЕвгений Иванович амятин смотрел на российскую действительность взглядом заинтересованного и сочувствующего человека. Поэтому, обнажая пустоту и невежество российского люда, он искренне переживает за него и жалеет. Писатель отыскивает человеческое под такой скорлупой, под такими застывшими наростами, где, кажется, уже негде укрыться и выжить душе. Такая «достоевская» жалостливость, видящая униженных и оскорбленных не только в тех, кто социально угнетен и растоптан, но даже в тех, кто их топчет (ведь они и сами в определенном смысле «жертвы», продукт среды и обстоятельств), присуща всему творчеству Замятина.

В 1914 году в журнале «Заветы» была опубликована его антивоенная повесть «На куличках», которая вызвала большой общественный резонанс. В результате редакция журнала и сам автор были привлечены к суду. Правда, суд разобрался по справедливости, Евгения Замятина оправдали, и в 1916 году он уезжает в командировку в Англию.

К тому времени писатель зарекомендовал себя искусным корабельным инженером-архитектором. По его собственным словам, им владели два чувства, «две жены» — литература и техника, кораблестроение. В Англии он работает на заводах в Глазго, Ньюкасле, Сэндерленде, Саутшилдсе, разрабатывает чертежи ледоколов «Святой Александр Невский» (после революции — «Ленин»), «Святогор» (потом — «Красин»), «Минин», «Пожарский», «Илья Муромец». Они и строились при его непосредственном участии.

Написанная им повесть «Островитяне» вновь вызывает скандал, поскольку на сей раз в сатирической, пародийной форме Замятин изобразил Англию. Он мастерски использует самые разные художественные приемы — аллегорию и реминисценцию, иронию и ассоциативные параллели. Жизнь в Англии убедила его, что сам по себе технический прогресс в отрыве от нравственности, духовного развития не только не способствует улучшению человеческой породы, но грозит вытеснить человеческое в человеке.

После Октябрьской революции, Евгений Иванович Замятин организует различные литературные кружки, вместе с Николаем Гумилевым обучает литературной технике начинающих писателей. Однако в своих произведениях и критических статьях писатель выступает против зарождающейся тоталитарной системы, где настоящее искусство оказывается никому не нужным. Его своеобразным эстетическим манифестом становятся рассказы «Пещера» (1920), «Мамай» (1920), «Атилла» (1928). В них он прямо говорит о начальном периоде коммунизма как о возвращении в эпоху первобытных людей, где царят варварские отношения. Позже эти настроения творчески разовьет в своем романе-исследовании той поры «Сивцев Вражек» (1928) М. Осоргин.

Но настоящий скандал разразился после публикации романа «Мы». Он был написан в начале двадцатых годов, когда Евгений Замятин подвергся аресту и получил предложение эмигрировать вместе с другими представителями интеллигенции, которые выступали против установившихся порядков.

Роман «Мы» явился первым советским романом-антиутопией и одновременно сатирой на те произведения, которые прославляли революцию, в частности, поэму В. Маяковского «150000000» и стихи пролетарских поэтов. Революционные власти восприняли это произведение Евгения Замятина как злобную карикатуру на социалистическое, коммунистическое общество будущего.

Роман был сразу же опубликован на чешском, английском и французском языках, в России же он вышел только в 1988 году. Евгений Иванович Замятин блестяще соединил русскую и европейскую традиции, использовав идеи Федора Достоевского (о Благодетеле) и Герберта Уэллса (о будущем мире машин, где человеческое начало отводится на второй план). Открытая им мифологизация формы в сочетании с ярко выраженным футуристическим началом повлияла на О. Хаксли, создавшего роман «Этот прекрасный новый мир», и Дж. Оруэлла с его романом «1984».

Обновление формы проявилось и в созданных Евгением Замятиным в двадцатые годы пьесах. Наиболее интересно из них драматическое представление «Блоха», созданное драматургом по мотивам сказа Николая Лескова «Левша». Оно с успехом шло в Московском Художественном театре, а декорации к спектаклю были выполнены Борисом Кустодиевым.

Обстановка вокруг Евгения Замятина накалялась, ему не могли простить независимости, острого и правдивого языка. Он не умел и не мог говорить и писать неправду. Благодаря Горькому Замятин выехал на лечение за границу, где впоследствии умер в нищете. Он долго болел, мечтал о возвращении домой, но так ничего и не написал против большевистской России, потому что не верил в то, что мрак над ней сгущается. Писатель, напротив, полагал, что его страну ждет великое светлое будущее.

В своей внутренней рецензии на однотомник избранных произведений Евгения Ивановича Замятина, В. Шкловский заметил: «Без него наша литература была бы неполной».

Евгений Замятин | Биография и книги

Евгений Замятин , полностью Евгений Иванович Замятин , Замятин также пишется Замятин , (родился 1 февраля [20 января по старому стилю] 1884 года, Лебедянь, Тамбовская область, Россия — умер 10 марта. 1937, Париж, Франция), русский писатель, драматург и сатирик, один из самых ярких и культурных умов послереволюционного периода и создатель уникального современного жанра — антиутопического романа. Его влияние как стилиста-экспериментатора и выразителя космополитично-гуманистических традиций европейской интеллигенции было очень велико в самый ранний и наиболее творческий период советской литературы.

Замятин получил образование в Санкт-Петербурге на морского инженера (1908 г.) и совмещал свою научную деятельность с писательской деятельностью. Его ранними произведениями были « Уездное » (1913; «Провинциальная сказка»), острая сатира на провинциальную жизнь, и « На куличках, » (1914; «На краю света»), посягательство на военную жизнь, осужденное царскими властями. цензоры. Замятин предстал перед судом и, хотя и был оправдан, на некоторое время перестал писать. Во время Первой мировой войны он находился в Англии и руководил строительством русских ледоколов.Там он написал Островитяне (1918; «Островитяне»), высмеивая то, что он считал подлостью и эмоциональным подавлением английской жизни. Он вернулся в Россию в 1917 году.

Хронический инакомыслящий, Замятин был большевиком до революции 1917 года в России, но впоследствии отрекся от партии. Его ироническая критика литературной политики лишала его официальной благосклонности, но он имел большое влияние как наставник братьев Серапионов, блестящего молодого поколения писателей, чье художественное кредо заключалось в отсутствии веры.В таких рассказах, как « Мамай » (1921 г. ) — имя монгольского полководца, вторгшегося на Русь в XIV веке, — « Пещера » (1922 г .; «Пещера») Замятин нарисовал картину нарастающей жестокости человечества в послереволюционный период. Петроград. Церковь Божия (1922; «Церковь Бога») — аллегорическая сказка, утверждающая, что власть, основанная на кровопролитии, не может претендовать на добродетель. Его очерк «Я боюсь» (1921; «Боюсь»), краткий обзор состояния послереволюционной литературы, завершается пророческим суждением: «Боюсь, что единственное возможное будущее русской литературы — это ее прошлое.В этот период Замятин написал одни из лучших своих рассказов.

Его самая амбициозная работа, роман My (написано 1920; We ), распространялась в рукописи, но не публиковалась в Советском Союзе до 1988 года (английский перевод появился в Соединенных Штатах в 1924 году, а оригинал на русском языке текст был опубликован в Нью-Йорке в 1952 г.). Он изображает жизнь в «Едином государстве», где рабочие живут в стеклянных домах, имеют номера, а не имена, носят идентичную форму, едят химические продукты и наслаждаются сексом по нормативам. Ими управляет «Благодетель», который единогласно и постоянно переизбирается. « We », который часто называют научной фантастикой, является литературным предком «Олдоса Хаксли» «О дивный новый мир» (1932) и Джорджа Оруэлла « Nineteen Eighty-four » (1949).

Получите подписку Britannica Premium и получите доступ к эксклюзивному контенту. Подпишитесь сейчас

Публикация за границей « We » была одной из причин репрессивной кампании, развернутой против многих писателей в 1929 году.Замятин объявил о своем выходе из Союза пролетарских писателей России (РАПП) и практически перестал считаться советским автором. Его больше не публиковали, а его пьесы, которые он начал писать в 1923 году и которые с успехом шли в театрах, были изъяты из репертуара. В 1931 году, после его обращения к советскому лидеру Иосифу Сталину и вмешательства писателя Максима Горького от его имени, Замятин получил разрешение покинуть Советский Союз для длительного пребывания за границей.Он прожил в Париже всю оставшуюся жизнь. Его литературная продуктивность в те годы была скудной.

Евгений Замятин | Encyclopedia.com

Русский писатель Евгений Замятин (1884–1937) был автором романа « We » (1920), научно-фантастической сатиры на тоталитаризм, которая была примечательной и чрезвычайно влиятельной. Он также писал более короткие художественные произведения, в основном сатирические, которые остаются менее известными, но могут многое предложить изучающим ранний советский период русской литературы.

Первая книга, запрещенная в молодом Советском Союзе, We , не была опубликована на русском языке в полной версии до 1952 года и не была официально утверждена до эпохи культурной открытости , перестройки , предшествовавшей падению коммунизма. Однако он имел распространение в рукописи и был хорошо известен множеству русских писателей. Наибольшее влияние романа было заметно за границей; им восхищался английский писатель Джордж Оруэлл, и он был ключевым предшественником 1984 . Степень его влияния на другое крупное произведение футуризма, «Олдос Хаксли» «О дивный новый мир », является предметом споров; Хаксли отрицал, что он читал книгу, но Оруэлл и другие определили сильное сходство между романами Хаксли и Замятина, и центральный сюжетный прием романа, возникающего посреди полностью централизованного и механизированного общества, является общим для этих двух книг.

Родился в маленьком городке

Замятин был уроженцем Лебедяни, Россия, маленького городка примерно в двухстах милях к югу от Москвы.Он родился в начале 1884 года; Противоречивые даты 20 января и 1 февраля, которые появляются в литературных источниках, могут быть результатом конфликтующих календарных систем, действующих в России в то время. Отец Замятина был православным священником и директором школы, но атмосфера городка, несмотря на любовь его матери к литературе и классической музыке, не была интеллектуальной. Замятин отступил в мир книг; он любил Достоевского и позже писал, что был «посвящен в эту загадочную вещь, письма» (цитируется на сайте Евгений Ивенович Замятин: Русский революционный романтический писатель-дистопист ). Учился в средней школе в Воронеже, Замятин хорошо знал английский, но плохо учился на математике. С типичной извращенностью он решил стать инженером. Получив золотую медаль по окончании средней школы, он заложил медаль вскоре после этого.

Замятин изучал военно-морское дело в Санкт-Петербургском политехническом институте с 1902 по 1908 год и зарабатывал на жизнь до времен русской революции в основном в этой области. Однако он начал писать, когда был очень молод, и продолжал писать, несмотря на предупреждения учителей, которые пытались предупредить его об опасности противостояния царской тайной полиции.Не прислушиваясь к этим предупреждениям, Замятин вступил в революционную Коммунистическую партию большевиков. Он воспользовался летней работой на корабле, чтобы добраться до Одессы, где он присоединился к горожанам в поддержке мятежа экипажа линкора «Потемкин », выступившего против того, чтобы ему давали пищу, зараженную личинками. Замятин участвовал в неудавшемся восстании левых в 1905 году, был арестован, избит и несколько месяцев содержался в одиночной камере. Этот опыт был отражен в первом опубликованном рассказе Замятина Odin (Alone), который появился в 1908 году.

Хотя Замятину было официально приказано держаться подальше от Санкт-Петербурга, секретная полиция допустила канцелярскую ошибку, которая позволила ему вернуться в инженерные классы, остаться незамеченными, окончить Политехнический институт и даже преподавать там несколько лет. Он продолжал писать художественную литературу и опубликовал несколько технических статей. В 1911 году полиция осознала свою ошибку, снова арестовала его и приговорила к ссылке в провинциальный город Лахта. Замятин хорошо использовал время, написав сборник рассказов « Уездное, », высмеивающих жизнь русского городка.Через два года, отбыв срок, он был официально реабилитирован. Он сразу же вызвал недовольство властей своим рассказом « на куличках » («Заброшенная дыра»), в котором рассказывается о группе пьяных и нетерпимых российских солдат во Владивостоке. Журнал, в котором была опубликована история, был конфискован полицией.

В 1916 году Замятин отправился в Англию по долгосрочному инженерному заданию: он должен был руководить строительством русских ледоколов, заказанных на верфи в Ньюкасле.Замятин, говоривший только на ломаном английском, чувствовал себя в Британии не в своей тарелке и заполнял свои записные книжки предвзятыми наблюдениями. Однако его сатирический глаз был занят работой, и пока он был там, он написал две короткие комические новеллы о жизни в Англии: Ostrovitiane (Островитяне) и Lovets cheloveka (Рыбак людей). Эти книги (позже опубликованные вместе на английском языке под названием « The Islanders ») лишь поверхностно касались английской жизни, но показали фантастический юмор Замятина, развивающийся на новом уровне.В книге The Islanders он представляет законопроект, внесенный в английский парламент, в соответствии с которым все носы будут одинаковой длины. Замятин привык носить твидовые костюмы, и Англия произвела на него такое впечатление, что его русские друзья окрестили его «англичанином» после того, как он вернулся домой.

Знаменитая революция

Когда Замятин услышал, что в 1917 году в России вспыхнуло восстание против царского правления, он поспешил домой, путешествуя на небольшом британском корабле, который был уязвим для нападения немецких подводных лодок.Он был в восторге от прихода к власти коммунистов и думал, что это знаменует новое светлое будущее. Замятин написал множество газетных статей, иногда под псевдонимом М. Платонов, редактировал несколько литературных журналов. Он также руководил переводом на русский язык зарубежных романов, в том числе Джеком Лондоном, О. Генри и Гербертом Уэллсом, писателем-фантастом и коллегой-инженером, которым он очень восхищался. Репутация Замятина была на высоте в первые дни советского режима, и он вдохновил группу молодых последователей в Санкт-Петербурге.В Петербурге образовать писательский союз «Братья Серапионы».

С 1919 года Замятин работал над проектами We , русское название которых было My . Это был его единственный полнометражный роман. Когда на Россию обрушились государственные репрессии, Замятин энергично протестовал против ухудшения ситуации с гражданскими правами. Когда он закончил We в 1920 году, это было названо клеветой на социализм и оставлено неопубликованным. Книга впервые появилась в английском переводе в 1924 году.Русские писатели передавали его копии из рук в руки, а группа русских эмигрантов на территории нынешней Чешской Республики опубликовала версию на чешском языке в 1927 году, что еще больше разозлило советские власти. Книга была издана также на французском языке и благодаря резонансным рецензиям Джорджа Оруэлла и других писателей стала хорошо известна на Западе.

Непосредственным источником вдохновения для создания We , вероятно, послужила модель The Time Machine Герберта Уэллса. Действие обеих книг разворачивается в далеком будущем, изображенном как крайнее развитие современных тенденций. We , как говорят, происходит в двадцать шестом веке. Это был не только ранний научно-фантастический роман, но и один из самых первых примеров антиутопического или кошмарного будущего, ответвления жанра. Представленные в романе граждане, чье воображение удалено хирургическим путем, живут под стеклянным куполом под властью Единого государства и его лидера, Благодетеля. Планета за пределами купола стала непригодной для жизни из-за войны, длившейся два столетия. Все здания сделаны из стекла, и полиция под названием Стражи следит за всеми гражданами на предмет любых следов несанкционированного поведения.Культура полностью контролируется государством; музыка происходит от Music Factory, которая является прообразом появления Muzak и других промышленных применений музыки в течение следующих нескольких десятилетий. Граждане могут получить время в одиночестве только для полового акта, для чего требуется розовый купон с печатью.

Название романа относится к устранению местоимений от первого лица в мире, который представляет Замятин; «мы» — единственное приемлемое местоимение от первого лица. Люди известны по номерам (на самом деле, по адресам), а не по именам, и центральная фигура романа — D-503, инженер вроде Замятина (на самом деле строитель космических кораблей) и поначалу сторонник режима.Он начинает видеть насквозь регламентацию своей жизни после того, как его соблазняет женщина I-330, олицетворяющая человеческий дух иррациональности и хаоса. We — не тяжелый символический политический трактат, но, как и « 1984 » Оруэлла, хорошо читаемая и часто забавная сатира на тоталитаризм. То, что его значение выходит за рамки советского коммунизма, сразу же понял Оруэлл, который, как цитирует Алан Майерс в своей статье «Замятин в Ньюкасле», писал, что «Замятин, похоже, стремится не к какой-то конкретной стране, а к подразумеваемым целям промышленного развития. цивилизация.»

Возглавлял Союз писателей России

Даже несмотря на то, что ему не удалось добиться публикации We , и даже несмотря на то, что он несколько раз задерживался полицией, Замятин продолжал писать. Его эссе« Боюсь ». подвергнут сомнению государственную цензуру, и в 1922 году был опубликован длинный экспериментальный рассказ «Пещера » («Пещера»). Действие повествования разворачивается на фоне лишений военного времени в Санкт-Петербурге с расширенной метафорой, сравнивающей холод и тьму города с жизнь в пещере.Эта история послужила вдохновением для фильма 1927 года советского режиссера Фридриха Эрмлера « Дом в сугробах ». Несмотря на (а может быть, из-за) проблем с властями, Замятиным восхищались другие русские писатели, и он был избран президентом Всероссийского союза писателей.

Замятин написал несколько пьес в середине и конце 1920-х годов; Атилла (1925) был основан на образе Аттилы Гунна, а Блоха (Блоха) был основан на сказке в народном стиле. Блоха был поставлен с декорациями ведущего дизайнера Бориса Кустодиева и был с энтузиазмом принят публикой в ​​его вступительных выступлениях, но к этому времени сравнительный либерализм начала 1920-х годов исчез, и Замятин подвергался постоянным нападкам со стороны правительства. контролируемая пресса.Он подвергся критике со стороны самого Льва Троцкого в разгар борьбы за власть с будущим диктатором Иосифом Сталиным, но он не отказался от своей точки зрения, согласно которой писатель должен быть, как он часто выражался, еретиком. Блоха был закрыт государственной цензурой, а Замятин был помещен в почти полную безвестность. Возможно, он внес свой вклад в текст комической оперы Дмитрия Шостаковича « Нос », основанной на романе Николая Гоголя, писателя-юмориста, чьи взгляды имели некоторое сходство с собственными взглядами Замятина.

В конце концов положение Замятина в Советском Союзе стало неприемлемым, и он написал письмо лично Сталину с просьбой разрешить ему покинуть страну. Возможно, благодаря поддержке писателя Максима Горького разрешение было получено, и он уехал в Париж. В последние годы своей жизни он мечтал вернуться в Советский Союз и воздерживался от статей для антикоммунистической прессы на Западе. Это вызвало к нему неприязнь русских эмигрантов. В последние годы он работал над романом об Аттиле Гунне, но так и не был закончен.Замятин умер в Париже 10 марта 1937 года. Мы, , по-прежнему широко читались на Западе, а сборники рассказов и эссе Замятина появлялись в английском переводе с 1960-х по 1980-е годы. Замятин был официально реабилитирован в Советском Союзе в 1988 году, и сегодня We часто назначают в классах литературы в русских школах.

Книги

Гинзбург, Мирра, отредактированный и переведенный, Советский Еретик: Очерки , University of Chicago Press, 1970.

Шейн, Алекс М., Жизнь и времена Евгения Замятина , University of California Press, 1968.

Онлайн

Contemporary Authors Online , Gale, 2006. Воспроизведено в Biography Resource Center , Thomson Gale , 2006 г., http://www.galenet.galegroup.com/servlet/BioRC (7 февраля 2006 г.).

Задушенная ересь, «Евгений Ивенович Замятин: русский революционный писатель-романтик-дистопист», http://www.geocities.com/Athens/Delphi/1634/Zamyatin.html (7 февраля 2006 г.).

«Замятин Евгений Иванович (1884–1937)», Книги и писатели, http://www.kirjastosci.fi/zamyatin.htm (7 февраля 2006 г.).

«Евгений Замятин, We », Green Man Review, http://www.greenmanreview.com/book/book_zamyatin_we/html (7 февраля 2006 г.).

«Замятин Евгений Иванович», Энциклопедия советских писателей, http://www.sovlit.com/bios/zamyatin.html (7 февраля 2006 г.).

«Замятин Евгений Иванович», http: //www.orwell.ru / people / zamyatin / zei_en (7 февраля 2006 г.).

«Замятин в Ньюкасле», проект Майерс, http://www.pages.britishlibrary.net/alan.mysers/zamyatin.html (7 февраля 2006 г.).

Замятин Евгений Иванович | Encyclopedia.com

Евгений Иванович Замятин (1884–1937), родившийся 1 февраля в городе Лебедянь Тамовского района России, известен прежде всего тем, что написал « We » (1920), архетипический антиутопический роман. Сын русского православного священника и матери, получившей гуманитарное образование, он был постоянным критиком, поддерживая большевиков до революции и упрекая новое правительство после их победы.

Критическая позиция Замятина не ограничивалась Россией. Хотя по образованию он был военно-морским архитектором, когда он был в Великобритании (1916–1917), чтобы руководить строительством русских ледоколов, он опубликовал The Islanders, — сатиру на англичан. За свою карьеру Замятин написал около сорока книг, некоторые из которых были весьма влиятельными в свое время, но его помнят прежде всего за одну, которую он не смог опубликовать. Когда в 1922 году Советы начали цензуру литературы, первой запрещенной рукописью была рукопись « We, », которая затем появилась на английском языке в Соединенных Штатах (1924 г.) и на русском языке в Праге (1927 г.).После 1929 г. Замятин вообще не мог публиковаться дома. В 1931 году по просьбе Замятина Сталин разрешил ему эмигрировать в Париж, где он жил без поддержки местной русской общины до своей обедневшей кончины 10 марта.

We — журнал с сорока записями о D-503. инженер, контролирующий строительство космического корабля The Integral, , предназначенного для насаждения философии тоталитарного Единого Государства на других планетах: «Если они не поймут, что мы приносим им математически безупречное счастье, наша обязанность будет заключаться в том, чтобы заставить их будь счастлив »(стр.3). Фундаментальное противоречие между механизмом и индивидуализмом определяет роман. Люди — это «числа»: чем выше число, тем выше ранг; есть гласные и четные числа для женщин, согласные и нечетные числа для мужчин. «Lex Sexualis» гласит: «Номер может получить лицензию на использование любого другого номера в качестве сексуального продукта» (стр. 22)

Каждый живет по Таблице часов. Все резиденции выполнены из стекла. Шторы могут быть задернуты только в часы секса. Несмотря на свою роль и застенчивое желание быть хорошим гражданином, D-503 развивает душу.Первый неисследованный симптом — это его желание выразить себя, написать книгу, которая находится перед читателем. Во-вторых, он испытывает сложную страсть к I-330, смелой женщине, проявившей себя как революционер, которая пытается использовать D-503, чтобы получить контроль над The Integral , но также, возможно, влюбилась в него.

Развитие его души тонко меняет точку зрения D-503: «Переходя проспект, я обернулся. Кое-где в огромной массе стекла, пронизанного солнечным светом, были серовато-синие квадраты, непрозрачные квадраты опущенных штор, квадраты ритмического, Тейлоризированного счастья »(стр.41). Ссылка на Фредерика Уинслоу Тейлора (1856–1915), изобретателя исследований движения времени и «промышленной инженерии», верховного жреца бесчеловечных технологий Замятина, подсказывает, почему D-503 говорит: «Любовь = f (D), любовь — это функция смерти »(с. 127).

I-330 соблазняет D-503, но помощник предотвращает захват корабля. I-330 убивают публично, и D-503, как и любой другой гражданин Одного Государства, проходит новую процедуру, чтобы избавиться от воображения, после чего с ужасным счастьем заключает: «Разум должен преобладать» (стр.218).

Возможно, должно. В 1988 году, в период гласности, когда Советский Союз начал «реабилитировать» запрещенную литературу, We находились в самом первом списке.

Фундаментальное противоречие между механизмом и индивидуализмом, которое исследовал Замятин, с тех пор находит отклик в дискуссиях о науке, технологиях и этике. Поскольку общества, перенимая современную науку и технологии, стали обладать все более мощными инструментами для индивидуальных действий, эти инструменты часто приводили к сознательному установлению или спонтанному возникновению социальных порядков, подобных машинам.Как бы то ни было, железные дороги заставляют людей бежать вовремя. Эта дилемма перекликается с мощными и популярными произведениями, начиная от пьесы Эдгара Райса « Суммирующая машина » (1923 г.) и заканчивая наблюдательными романами, такими как «Олдос Хаксли» «О дивный новый мир » (1932 г.), гимн Эйн Рэнд (1938), Джордж Оруэлл «Девятнадцать». Восемьдесят четыре (1948) и Уильяма Гибсона Neuromancer (1984), а также мощные социологические анализы, такие как Жака Эллула «Технологическое общество » (1964) и пробные фильмы, такие как Blade Runner (1982).

ЭРИК С. РАБКИН

СМОТРИ ТАКЖЕ Научная фантастика; наука, технологии и литература; утопия и антиутопия.

БИБЛИОГРАФИЯ

Cooke, Brett. (2002). Природа человека в утопии: Мы Замятина. Эванстон, Иллинойс: Издательство Северо-Западного университета. Литературно-критический и социобиологический анализ значений и места Мы.

Ричардс, Дэвид Джон. (1962). Замятин: советский еретик. Лондон: Bowes and Bowes.

Замятин, Евгений [Замятин, Евгений].(1959 [1924]). Ср, пер. Грегори Зильбоорг. Нью-Йорк: Даттон. (Подлинный русский Ms., 1920.)

Замятин, Евгений [Евгений]. (1978 [1918]). Островитяне, пер. T. S. Berczynski. Анн-Арбор, Мичиган: издатели трилогии.

Мы — Евгений Замятин

Прототип антиутопической фантастики — вивисекция монолитной веры и жестокости во имя «Мы»!

Научная фантастика-антиутопия никогда не анализирует будущее, даже если это предполагаемая тема романа.Он смотрит в прошлое и следует по дороге, по которой человечество уже вступило, к своему следующему логическому шагу. Когда Замятин писал «Мы», общество, которое он знал, быстро менялось, распадалось, одна авторитарная структура сменялась другой посредством жестокого столкновения.

Прототип антиутопической фантастики — вивисекция монолитной веры и жестокости. во имя «Мы»!

Научная фантастика-антиутопия никогда не анализирует будущее, даже если это предполагаемая тема романа.Он смотрит в прошлое и следует по дороге, по которой человечество уже вступило, к своему следующему логическому шагу. Когда Замятин писал «Мы», общество, которое он знал, быстро менялось, распадалось, одна авторитарная структура сменялась другой посредством жестокого столкновения, революции, поддерживаемой технологическим скачком в современность, предоставляя инструменты для контроля идеологии через массовую пропаганду и эффективное оружие.

Что вызывает обороты? Что заставляет людей признавать авторитет? Что определяет коллективную и индивидуальную идентичность? Как власть использует человеческие потребности для управления обществом? Все эти вопросы поднимаются голосом члена монолитного государства OneState, футуристической электростанции, сумевшей создать систему, которая направляет своих граждан к коллективному единству.Сообщество «Мы» защищено от внешнего мира — свободы выбора — большой Зеленой Стеной. Да! Стена!

С незапамятных времен — а в традиционном мифологическом контексте Замятина это означает, что с самого начала христианских сказок в раю всемогущего авторитарного бога — стена защищала коллектив, обладающий истиной, от зла свобода или разнообразие. Согласно догме OneState, Адам и Ева были глупы, выбрав свободу вместо «счастья», и, поскольку они были изгнаны из красиво обнесенного стенами рая, (христианские фундаменталисты), верующие в монолитное соответствие, стремились восстановить цепи, которые обеспечивают полное безопасность, которую ложно называют «счастьем».

В автоматизированном, регулируемом OneState воплощается эта «утопическая» идея нового рая, и все делается в соответствии с коллективными потребностями, при полном игнорировании личной идентичности и эмоций. Сексуальность регулируется до абсурда, и каждый человек следует строгому графику в интересах высшего Благодетеля, который является авторитарным лидером или монотеистическим богом Единого Государства.

Но в стене есть трещины, люди все еще думают и чувствуют.Несмотря на то, что это предположительно незаконно, что является предшественником идеи Оруэлла о преступлении мысли, свобода воли не подавляется полностью, и существует сопротивление. Врагов счастья не меньше! В персонаже рассказчика эти два понятия сталкиваются. Подчинение при авторитарной диктатуре противостоит стремлению человечества к свободе выбора, к подлинной любви, к разнообразному опыту. В конце концов, государство нашло решение, чтобы сделать индивидуальность устаревшей: «Операция» по удалению воображения из человеческого мозга.

Таким образом, взгляд на мир мрачнее всего, что я читал до сих пор: не только промытый пропагандой и напуганный до подчинения внешними врагами и страхом наказания, но и биологически сведенный до предчеловеческой мыслительной способности, мир стал бесчеловечным. И таким образом рай для авторитарного богоподобного лидера. «Мы» верим в «Него», как только наше воображение больше не угрожает заставлять нас видеть две стороны истории, альтернативы, множество вариантов, равно возможных и оправданных.

Это пугает меня больше, чем что-либо другое, поскольку затрагивает фундаментальную потребность людей подчиняться группам, безжалостно подавлять индивидуальные стремления, чтобы действовать как бездумная толпа, о чем неоднократно свидетельствовал ХХ век. в государствах одной партии (или одной религии) по всему миру. О тирании: «Двадцать уроков двадцатого века» описывает развертывание антиутопии Замятина с почти идеальной точностью.

Он также подчеркивает тот факт, что монотеистическая вера несовместима с плюралистическим, толерантным обществом, если оно находится у власти.Поскольку он полагается на представление о себе как о спасительной истине, он никогда не сможет полностью принять плюралистическое мировоззрение. Слишком велика опасность потерять своих последователей для любого другого образа жизни. Стены мира построены для того, чтобы держать последователей определенных догм (политических или религиозных) в порядке, далеких от свободы и выбора, а также отделенных от всеобъемлющего сравнительного образования, которое открывает перспективы, а не распространяет популистские лозунги « правда».

В раю нет счастья, — вот урок, который я извлек из этого романа.Если вы не можете выбирать, вы не совсем человек. Овцы несчастны, независимо от того, насколько хорошо пастух их ведет. Они не понимают концепции счастья, поскольку не могут мыслить абстрактно. Будь овцой в раю или человеком за стеной! Это выбор. А жизнь человека предполагает множество различных сценариев, которые нельзя регулировать. Иногда это будет включать боль, хаос и, конечно, несчастье, которое является единственным средством даже понять идею счастья.

Относиться к свободе ответственно, не причиняя вреда другим, — вот вызов демократии.Это уязвимо, поскольку богоподобные народники используют древние пастырские методы, чтобы собрать своих овец и запереть их в раю, — но можно противостоять побуждению подчиняться, чтобы чувствовать себя в безопасности. Выполнение распорядка, предписанного властями, — успокаивающее лекарство для недалеких овец, но на самом деле оно не делает человечество более безопасным. Это иллюзия: как планирование регламентированного рабочего графика на следующую неделю, когда вы сидите в самолете, который вот-вот потерпит крушение, как говорит рассказчик. Знание того, что происходит, дает вам выбор.Но для рассказчика уже поздно, вокруг него уже возводится временная новая стена, и его воображение удалено.

Однако надежда есть всегда. Ведь Замятин думал, и творил, и воображал, и писал этот шедевр посреди Армагеддона! И он пережил несколько волн религиозного (политического) фундаменталистского правления.

Рекомендуется всем людям, которые считают, что из книг можно научиться большему, чем из овец, в отличие от мудрости Алхимика!

Авторы: Замятин, Евгений: SFE: Научно-фантастическая энциклопедия

(1884-1937) Русский писатель, окончил Санкт-Петербургский политехнический институт по специальности военно-морское дело; его учеба была прервана участием в революции 1905 года в качестве большевика, тюрьмой и депортацией (приговор был возобновлен в 1911-1913 годах).Он начал писать в 1908 году, отказался от активной политики, читал лекции в Политехническом институте до своей эмиграции, вступил в конфликт с царской цензурой в 1914 году и построил ледоколы в Великобритании в 1916-1917 годах.

Замятин написал около сорока томов рассказов, басен, пьес, прекрасных очерков и двух романов. После Октябрьской революции он стал заметной фигурой в ключевых литературных группах, гуру целой школы молодых писателей и редактором амбициозной программы по изданию книг с Запада; он написал предисловия к произведениям Джека Лондона, Джорджа Бернарда Шоу, Г. Дж. Уэллса и др.С 1921 года он подвергся критике и некоторой цензуре, кульминацией которой стала кампания очернения со стороны доминирующей литературной фракции, особенно после того, как My (см. Ниже) был опубликован в Volya Rossil , пражском эмигрантском журнале в 1927 году. После написания достойного письма Сталину Замятину разрешили поехать в Париж (с сохранением советского паспорта), где он умер, которого избегали как советские чиновники, так и правые эмигранты. Мой (написано в 1920 году, распространено в рукописи; транс Грегори Зильбоорг как We 1924 ; первое русскоязычное книжное издание 1952 ) касается связи между принципами Революции (жизни) и Энтропии (смерти).Путем включения элементов Островитяне (написано 1917; 1922 глава; транс Софи Фуллер и Джулиан Сакки в качестве заглавной истории в Островитянах и Рыбак людей , кол. 1984 глава), сатирической новеллы, которую он написал Что касается британского филистерства (которое включает купоны на нормирование секса и «тейлоритское» регулирование каждого момента дня), Замятин выразил свое намерение экстраполировать репрессивные возможности каждого централизованного государства.Приверженный научному методу даже в своей повествовательной форме, которая имитирует лабораторные заметки, объяснение Замятина того, почему рационализм становится кислым, является мифическим: каждое убеждение, когда оно побеждает, должно стать репрессивным, как и христианство. Единственные оставшиеся иррациональные элементы — это люди, которые отклоняются: к ним относятся рассказчик — математик и конструктор ракетного корабля — и женщина, представляющая подпольное сопротивление. Сюжет построен на неизбежном падении (ибо восстание неизбежно терпит поражение), заканчивающемся ироничным распятием.В терминах Замятина Мой судит вчерашнюю Утопию, поскольку она становится абсолютизмом, во имя утопии завтрашнего дня — ибо сам принцип утопии не отвергается; книга, таким образом, , а не антиутопия.

Экспрессионистский язык My , который придает тексту ощущение элегантной, но человечной экономии, помогает отнести поражение главного героя к заботе романа об интеграции науки и искусства человечества (включая любовь).Замятин демонстрирует, что утопия не должна быть новой религией (пусть и математикой и космическими полетами), а должна представлять динамический горизонт развития личности человечества. Мой — это парадигматическая антиутопия, прообраз Джорджа Оруэлла и Олдоса Хаксли и заменяющая эту традицию утопизма, начиная с сэра Томаса Мора и игнорируя технологии и антропологию. Анализируя искажения утопии через гиперболическую призму фантастики, Замятин написал очень практический текст.Это и шедевр научной фантастики, и незаменимая книга нашей эпохи. Этот смысл книги был окончательно подтвержден реабилитацией Замятина в СССР во время гласности года года 1988 года.

Еще одно интересное произведение — «Рассказ о самом важном» ( 1927 ; транс Майкл Гленни в романе Замятина ). Дракон , колл. 1967 ). [DS]

см. Также: Преступление и наказание; История SF; Лингвистика; Музыка; Политика; Россия.

Замятин Евгений Иванович

родился Лебедянь, Россия: 1 февраля 1884 г.

умер Париж: 10 марта 1937 г.

работ

  • Островитяне (издателя не найдено: chap 1922 ) [ : написано 1917: переплет неизвестен /]
    • Островитяне и Рыбак людей (Эдинбург, Шотландия: Саламандра, 1984 ) [кол: глава: перевод Софи Фуллер и Джулиан Сакки из вышеуказанного и другие материалы: hb /]
  • We (Нью-Йорк: EP Dutton and Company, 1924 ) [перевод Грегори Зилбоорга с русского ms: hb / nonpictorial]
    • We (Лондон: Джонатан Кейп, 1970 ) [новый перевод Бернарда Гильберта Герни из вышеупомянутого, с введением и биографической заметкой Майкла Гленни: hb /]
    • We (Нью-Йорк: Viking Press, 1972 ) [новый перевод Мирры Гинзбург из приведенное выше: hb /]
  • Дракон: Пятнадцать историй (Нью-Йорк: Рэндом Хаус, 1967, ) [колл: транс из различных источников Мирры Гинзбург: hb /]

документальная литература

  • Советский еретик (Чикаго, Иллинойс: University of Chicago Press, 1970 ) [документальная литература: эссе отредактировано и трансформировано Миррой Гинзбург: hb /]

об авторе

  • Алекс М. Шейн. Жизнь и творчество Евгения Замятина (Беркли, Калифорния: Калифорнийский университет Press, 1968 ) [документальная литература: hb /]
  • Роберт Эллиотт. Форма утопии: исследования в литературном жанре (Чикаго, Иллинойс: University of Chicago Press, 1970 ) [документальная литература: hb /]
  • Кристофер Коллинз. Евгений Замятин; Интерпретирующее исследование (Гаага, Голландия: Mouton and Co, 1973 ) [документальная литература: hb /]
  • E J Brown. О дивный новый мир, 1984 и Мы: эссе об антиутопии (Анн-Арбор, Мичиган: Ардис, 1976, ) [документальная литература: hb /]
  • Патрик Парриндер. «Воображая будущее: Уэллс и Замятин» в HG Wells и Modern Science Fiction (Lewisburg, Пенсильвания: Bucknell University Press, 1977, ) под редакцией Дарко Сувина и Роберта М. Филмуса [документальная литература: anth: HG Wells: hb /]
  • Дарко Сувин. Метаморфозы научной фантастики: Поэтика и история литературного жанра (Нью-Хейвен, Коннектикут: издательство Йельского университета, 1979 ) [документальная литература: pb /]
  • Ричард Эрлих и Томас П. Данн и др. , редакторы. Заводные миры: механизированная среда в SF (Вестпорт, Коннектикут: Greenwood Press, 1983 ) [документальная литература: anth: hb / nonpictorial]
  • Юрий Стридтер. «Три постреволюционных русских утопических романа» в Русский роман от Пушкина до Пастернака (Нью-Хейвен, Коннектикут: издательство Йельского университета, 1983 ) под редакцией Джона Гаррарда [документальная литература: anth: hb /]
  • Бретт Кук. Человеческая природа в утопии: Мы Замятина (Эванстон, Иллинойс: Northwestern University Press, 2002 ) [документальная литература: hb / nonpictorial]

ссылки

Предыдущие версии записи

определение Замятина по The Free Dictionary

Но оба эти визионера обязаны относительно малоизвестному роману почти забытого советского писателя Евгения Замятина под названием «Мы».«Мы» Евгения Замятина, «Железная пята» Джека Лондона и Катерина Великий русский писатель-антиутопия Замятин поселился в Джесмонде в 1915/16 году и был настолько впечатлен его уродливым единообразием, что назвал и определил местонахождение мифической страны своей сатиры английских буржуа Джесмонда. «Математические образы в« Молодом Торлессе »и« Мы »Замятина», Сравнительная литература, xviii (1966), 71-8. Среди них «Железная пята» (1907) Джека Лондона, My (1924; Мы) Евгения Замятина, «О дивный новый мир» (1932) Олдоса Хаксли и «Девятнадцать восемьдесят четыре» (1949) Джорджа Оруэлла.Между 1920 и 1950 годами антиутопические романы Замятина [78], Кафки, Хаксли [21] и Оруэлла [45] развязали мечтательную, но параноидальную «тревожную литературу» (см., Например, [5], [12] ], [15], [19], [32], [36], [49], [53], и [62]). После революции Замятин помог организовать группу писателей, известную как Братья Серапионы, и стал В числе основных моментов в творчестве Фоккемы — анализ антиутопии Эмиля Сувестра 1846 года Le Monde tel qu’il sera (повествование о важности творчества Руссо в утопической фантастике), Достоевского как писателя-антиутопии и значение притчи о Великом инквизиторе в романах «Братья Карамазовы», антиутопии Евгения Замятина «Мы» и «Дивный новый мир Олдоса Хаксли» и Х.G. Фигуры из реальной жизни также будут вплетены в сюжетную линию Северо-Востока, где Кэролайн Пиклз сыграет советника Мод Бернетт, которая выступала за привлечение большего числа женщин к местной рабочей силе; и Саймон Скардифилд на роль Евгения Замятина, русского инженера, который провел время в Ньюкасле во время войны и продолжил писать роман «Мы» — вдохновение для романа Джорджа Оруэлла «Девятнадцать восемьдесят четыре» по разрозненным примерам, таким как «Мы» Евгения Замятина (1924). и Маргарет Этвуд «Рассказ служанки» (1985), Парриндер предполагает, что утопические рассказы, претендующие на историческую правдоподобность, часто используют образ постоянно мобилизованного населения, чтобы проиллюстрировать антиутопическую природу такой фантазии.(1) См., Например, работу Бретта Кука о антиутопии и работу Замятина «Мы» и Майкла Драута об адаптивных ландшафтах и ​​эволюции англосаксонской «традиции мудрости».

Евгений Замятин — электронные книги в формате PDF с сайта eBooks-Library.com

Образование получил в Лебедянской прогимназии, Ворнежской гимназии и Санкт-Петербургском политехническом институте, где Замятин изучал военно-морское дело. Еще будучи студентом, он вступил в партию большевиков и за свою революционную деятельность был арестован и сослан в 1905 году.Он вернулся в Санкт-Петербург нелегально и закончил учебу в 1908 году. В том же году он опубликовал свой первый рассказ « Alone », основанный на его опыте в изгнании. Он был повторно арестован и сослан в 1911 году, но был амнистирован в 1913 году. В 1916 году он отправился в Англию, чтобы руководить строительством ледокола, но когда началась Октябрьская революция, он вернулся в Россию. Его опыт в Англии привел к сатирическим работам Островитяне (1918) и Рыбак людей .В 1913 году он опубликовал « Провинциальная сказка », критиковавший режим и принесший ему популярность среди его недоброжелателей. В первые годы советской власти Замятин писал статьи для различных социалистических газет и редактировал некоторые журналы. Он также работал редактором издательства World Literature Publishing House. К 1921 году Замятин разочаровался в советском режиме и его угнетении свободы. В 1922 году он опубликовал « Пещера », посвященный разоренному войной Петрограду, который подвергся суровому обращению со стороны цензоров.В 20-е годы Замятин подвергался регулярным нападкам со стороны коммунистической партии, и в конце концов ему пришлось оставить пост лидера Всероссийского союза писателей. Его работы были запрещены, и он не мог работать.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.