Биография мандельштама: Биография Осипа Мандельштама — РИА Новости, 15.01.2021

Содержание

Биография Осипа Мандельштама — РИА Новости, 15.01.2021

https://ria.ru/20210115/mandelshtam-1592842140.html

Биография Осипа Мандельштама

Биография Осипа Мандельштама — РИА Новости, 15.01.2021

Биография Осипа Мандельштама

Русский поэт, переводчик, критик, эссеист, литературовед Осип Эмильевич Мандельштам родился 15 января (3 января по старому стилю) 1891 года в Варшаве (Польша) в РИА Новости, 15.01.2021

2021-01-15T00:40

2021-01-15T00:40

2021-01-15T00:40

варшава

осип мандельштам

справки

/html/head/meta[@name=’og:title’]/@content

/html/head/meta[@name=’og:description’]/@content

https://cdn23.img.ria.ru/images/98632/36/986323668_0:324:1414:1119_1920x0_80_0_0_ec39d9251bac1683c03a62f1c6c955a3.jpg

Русский поэт, переводчик, критик, эссеист, литературовед Осип Эмильевич Мандельштам родился 15 января (3 января по старому стилю) 1891 года в Варшаве (Польша) в семье кожевенника и мастера перчаточного дела. Старинный еврейский род Мандельштамов дал миру известных раввинов, физиков и врачей, переводчиков Библии и историков литературы. Вскоре после рождения Осипа Мандельштама его семья переехала в город Павловск под Петербургом, а затем в 1897 году – в Петербург.В 1900 году Мандельштам поступил в Тенишевское коммерческое училище. Большое влияние на формирование юноши во время учебы оказал преподаватель русской словесности Владимир Гиппиус. В училище Мандельштам начал писать стихи, одновременно он увлекся идеями эсеров.После окончания в 1907 году училища Мандельштам уехал в Париж, слушал лекции в Сорбонне. Во Франции Мандельштам открыл для себя старофранцузский эпос, поэзию Франсуа Вийона, Шарля Бодлера, Поля Верлена. Познакомился с поэтом Николаем Гумилевым.В 1909-1910 годах Мандельштам жил в Берлине, изучал философию и филологию в Гейдельбергском университете.В октябре 1910 года он вернулся в Петербург. Литературный дебют Мандельштама состоялся в августе 1910 года, когда в журнале «Аполлон» были напечатаны пять его стихотворений. В эти годы он увлекался идеями и творчеством поэтов-символистов, был частым гостем теоретика символизма Вячеслава Иванова, у которого собирались талантливые литераторы. В 1911 году Мандельштам поступил на историко-филологический факультет Петербургского университета. К этому времени он прочно вошел в литературную среду – стал членом группы акмеистов и организованного Николаем Гумилевым «Цеха поэтов», куда входили Анна Ахматова, Сергей Городецкий, Михаил Кузмин.В 1913 году в издательстве «Акмэ» вышла первая книга Мандельштама «Камень» с его стихами 1908-1913 годов. К этому времени поэт уже отошел от влияния символизма. В эти годы стихи Мандельштама часто печатались в журнале «Аполлон», молодой поэт завоевывал известность. В декабре 1915 года вышло второе издание «Камня» (издательство «Гиперборей»), по объему почти втрое больше первого (сборник был дополнен текстами 1914-1915 годов). В начале 1916 года на литературном вечере в Петрограде Мандельштам познакомился с Мариной Цветаевой. С этого вечера началась их дружба, своеобразным поэтическим итогом которой стало несколько стихотворений, посвященных друг другу. 1920-е годы были для Мандельштама временем интенсивной и разнообразной литературной работы. Вышли новые поэтические сборники: Tristia (1922), «Вторая книга» (1923), «Камень» (3-е издание, 1923). Стихи поэта печатались в Петрограде, Москве, Берлине. Мандельштам опубликовал ряд статей по важнейшим проблемам истории, культуры и гуманизма: «Слово и культура», «О природе слова», «Пшеница человеческая». В 1925 году Мандельштам выпустил автобиографическую книгу «Шум времени». Вышли несколько книг для детей: «Два трамвая», «Примус», «Шары». В 1928 году была опубликована последняя прижизненная книга стихов Мандельштама «Стихотворения», а чуть позже – сборник статей «О поэзии» и повесть «Египетская марка».Много времени Мандельштам отдавал переводческой работе. В совершенстве владея французским, немецким и английским языками, он брался (нередко в целях заработка) за переводы прозы современных зарубежных писателей. С особой тщательностью относился к стихотворным переводам, проявляя высокое мастерство. В 1930-е годы, когда началась открытая травля поэта и печататься становилось все труднее, перевод оставался той отдушиной, где поэт мог сохранить себя. В эти годы он перевел десятки книг.В 1930 году Мандельштам посетил Армению. Результатом этой поездки явилась проза «Путешествие в Армению» и стихотворный цикл «Армения», который был лишь частично опубликован в 1933 году.Осенью 1933 года Мандельштам написал эпиграмму против Сталина «Мы живем, под собою не чуя страны…», за которую в мае 1934 года был арестован. Поэта выслали в Чердынь на Северном Урале, где он пробыл две недели, заболел и попал в больницу. Затем он был выслан в Воронеж, где работал в газетах и журналах, на радио. После окончания срока ссылки Мандельштам вернулся в Москву, но здесь ему жить было запрещено. Поэт жил в Калинине (сейчас город Тверь).В мае 1938 года Мандельштама вновь арестовали. Приговор – пять лет лагерей за контрреволюционную деятельность. Этапом был отправлен на Дальний Восток.Умер Осип Мандельштам 27 декабря 1938 года в больничном бараке в пересыльном лагере на Второй речке (сейчас в черте города Владивостока). Имя Осипа Мандельштама оставалось в СССР под запретом около 20 лет.Жена поэта Надежда Мандельштам и друзья поэта сохранили его стихи, которые в 1960-х годах стало возможным опубликовать. В настоящее время изданы все произведения Мандельштама.В 1991 году в Москве было создано Мандельштамовское общество, целью которого является собирание, сохранение, изучение и популяризация творческого наследия одного из великих русских поэтов XX столетия. С 1992 года Мандельштамовское общество базируется в Российском государственном гуманитарном университете (РГГУ). В апреле 1998 года как совместный проект университета и Мандельштамовского общества был открыт Кабинет мандельштамоведения научной библиотеки РГГУ. В 2011 году в городе Фрязино Московской области открылся первый музей Осипа Мандельштама. С 2015 года в Воронеже проходит фестиваль «Мандельштамфест». Материал подготовлен на основе информации РИА Новости и открытых источников

варшава

РИА Новости

internet-group@rian.ru

7 495 645-6601

ФГУП МИА «Россия сегодня»

https://xn--c1acbl2abdlkab1og. xn--p1ai/awards/

2021

РИА Новости

internet-group@rian.ru

7 495 645-6601

ФГУП МИА «Россия сегодня»

https://xn--c1acbl2abdlkab1og.xn--p1ai/awards/

Новости

ru-RU

https://ria.ru/docs/about/copyright.html

https://xn--c1acbl2abdlkab1og.xn--p1ai/

РИА Новости

internet-group@rian.ru

7 495 645-6601

ФГУП МИА «Россия сегодня»

https://xn--c1acbl2abdlkab1og.xn--p1ai/awards/

https://cdn24.img.ria.ru/images/98632/36/986323668_0:192:1414:1252_1920x0_80_0_0_539e6a774d94e1cdf737116f6897b5b4.jpg

РИА Новости

internet-group@rian.ru

7 495 645-6601

ФГУП МИА «Россия сегодня»

https://xn--c1acbl2abdlkab1og.xn--p1ai/awards/

РИА Новости

internet-group@rian.ru

7 495 645-6601

ФГУП МИА «Россия сегодня»

https://xn--c1acbl2abdlkab1og.xn--p1ai/awards/

варшава, осип мандельштам, справки

Русский поэт, переводчик, критик, эссеист, литературовед Осип Эмильевич Мандельштам родился 15 января (3 января по старому стилю) 1891 года в Варшаве (Польша) в семье кожевенника и мастера перчаточного дела. Старинный еврейский род Мандельштамов дал миру известных раввинов, физиков и врачей, переводчиков Библии и историков литературы. Вскоре после рождения Осипа Мандельштама его семья переехала в город Павловск под Петербургом, а затем в 1897 году – в Петербург.В 1900 году Мандельштам поступил в Тенишевское коммерческое училище. Большое влияние на формирование юноши во время учебы оказал преподаватель русской словесности Владимир Гиппиус. В училище Мандельштам начал писать стихи, одновременно он увлекся идеями эсеров.

После окончания в 1907 году училища Мандельштам уехал в Париж, слушал лекции в Сорбонне. Во Франции Мандельштам открыл для себя старофранцузский эпос, поэзию Франсуа Вийона, Шарля Бодлера, Поля Верлена. Познакомился с поэтом Николаем Гумилевым.

В 1909-1910 годах Мандельштам жил в Берлине, изучал философию и филологию в Гейдельбергском университете.

В октябре 1910 года он вернулся в Петербург. Литературный дебют Мандельштама состоялся в августе 1910 года, когда в журнале «Аполлон» были напечатаны пять его стихотворений. В эти годы он увлекался идеями и творчеством поэтов-символистов, был частым гостем теоретика символизма Вячеслава Иванова, у которого собирались талантливые литераторы.

В 1911 году Мандельштам поступил на историко-филологический факультет Петербургского университета. К этому времени он прочно вошел в литературную среду – стал членом группы акмеистов и организованного Николаем Гумилевым «Цеха поэтов», куда входили Анна Ахматова, Сергей Городецкий, Михаил Кузмин.

В 1913 году в издательстве «Акмэ» вышла первая книга Мандельштама «Камень» с его стихами 1908-1913 годов. К этому времени поэт уже отошел от влияния символизма. В эти годы стихи Мандельштама часто печатались в журнале «Аполлон», молодой поэт завоевывал известность. В декабре 1915 года вышло второе издание «Камня» (издательство «Гиперборей»), по объему почти втрое больше первого (сборник был дополнен текстами 1914-1915 годов).

В начале 1916 года на литературном вечере в Петрограде Мандельштам познакомился с Мариной Цветаевой. С этого вечера началась их дружба, своеобразным поэтическим итогом которой стало несколько стихотворений, посвященных друг другу.

1920-е годы были для Мандельштама временем интенсивной и разнообразной литературной работы. Вышли новые поэтические сборники: Tristia (1922), «Вторая книга» (1923), «Камень» (3-е издание, 1923). Стихи поэта печатались в Петрограде, Москве, Берлине. Мандельштам опубликовал ряд статей по важнейшим проблемам истории, культуры и гуманизма: «Слово и культура», «О природе слова», «Пшеница человеческая». В 1925 году Мандельштам выпустил автобиографическую книгу «Шум времени». Вышли несколько книг для детей: «Два трамвая», «Примус», «Шары». В 1928 году была опубликована последняя прижизненная книга стихов Мандельштама «Стихотворения», а чуть позже – сборник статей «О поэзии» и повесть «Египетская марка».

Много времени Мандельштам отдавал переводческой работе. В совершенстве владея французским, немецким и английским языками, он брался (нередко в целях заработка) за переводы прозы современных зарубежных писателей. С особой тщательностью относился к стихотворным переводам, проявляя высокое мастерство. В 1930-е годы, когда началась открытая травля поэта и печататься становилось все труднее, перевод оставался той отдушиной, где поэт мог сохранить себя. В эти годы он перевел десятки книг.

В 1930 году Мандельштам посетил Армению. Результатом этой поездки явилась проза «Путешествие в Армению» и стихотворный цикл «Армения», который был лишь частично опубликован в 1933 году.

Осенью 1933 года Мандельштам написал эпиграмму против Сталина «Мы живем, под собою не чуя страны…», за которую в мае 1934 года был арестован. Поэта выслали в Чердынь на Северном Урале, где он пробыл две недели, заболел и попал в больницу. Затем он был выслан в Воронеж, где работал в газетах и журналах, на радио. После окончания срока ссылки Мандельштам вернулся в Москву, но здесь ему жить было запрещено. Поэт жил в Калинине (сейчас город Тверь).

В мае 1938 года Мандельштама вновь арестовали. Приговор – пять лет лагерей за контрреволюционную деятельность. Этапом был отправлен на Дальний Восток.

Умер Осип Мандельштам 27 декабря 1938 года в больничном бараке в пересыльном лагере на Второй речке (сейчас в черте города Владивостока).

Имя Осипа Мандельштама оставалось в СССР под запретом около 20 лет.

Жена поэта Надежда Мандельштам и друзья поэта сохранили его стихи, которые в 1960-х годах стало возможным опубликовать. В настоящее время изданы все произведения Мандельштама.

В 1991 году в Москве было создано Мандельштамовское общество, целью которого является собирание, сохранение, изучение и популяризация творческого наследия одного из великих русских поэтов XX столетия. С 1992 года Мандельштамовское общество базируется в Российском государственном гуманитарном университете (РГГУ). В апреле 1998 года как совместный проект университета и Мандельштамовского общества был открыт Кабинет мандельштамоведения научной библиотеки РГГУ. В 2011 году в городе Фрязино Московской области открылся первый музей Осипа Мандельштама. С 2015 года в Воронеже проходит фестиваль «Мандельштамфест».

Материал подготовлен на основе информации РИА Новости и открытых источников

Осип Мандельштам — биография, информация, личная жизнь, фото, видео

Осип Мандельштам

Осип Эмильевич Мандельштам (имя при рождении — Иосиф). Родился 2 (14) января 1891 года в Варшаве — умер 27 декабря 1938 года во Владивостоке. Русский поэт, прозаик, переводчик, эссеист, критик, литературовед. Один из крупнейших русских поэтов XX века.

Осип (Иосиф) Мандельштам родился 2 (14 по новому стилю) января 1891 года в Варшаве в еврейской семье.

Отец — Эмилий Вениаминович (Эмиль, Хаскл, Хацкель Бениаминович) Мандельштам (1856-1938), был мастером перчаточного дела, состоял в купцах первой гильдии, что давало ему право жить вне черты оседлости, несмотря на еврейское происхождение.

Мать — Флора Овсеевна Вербловская (1866-1916), была музыкантом.

В 1896 году семья была приписана в Ковно, а в 1897 году переехала в Петербург.

В детстве, по настоянию матери, Мандельштам учился музыке. Позже это оказало огромное влияние на его творчество. Глазами рождавшегося в нем поэта высокой книжной культуры он даже в строчках нотной записи видел поэтизированные зрительные образы и писал об этом в «Египетской марке»: «Нотное письмо ласкает глаз не меньше, чем сама музыка слух. Черныши фортепианной гаммы, как фонарщики, лезут вверх и вниз… Миражные города нотных знаков стоят, как скворешники, в кипящей смоле…». В его восприятии ожили «концертные спуски шопеновских мазурок» и «парки с куртинами Моцарта», «нотный виноградник Шуберта» и «низкорослый кустарник бетховенских сонат», «черепахи» Генделя и «воинственные страницы Баха», а музыканты скрипичного оркестра, словно мифические дриады, перепутались «ветвями, корнями и смычками».

Осип получил образование в Тенишевском училище, которое закончил в 1907 году — российской кузнице «культурных кадров» начала XX века. В августе 1907 года подал прошение о приеме вольнослушателем на естественное отделение физико-математического факультета Санкт-Петербургского университета, но, забрав документы из канцелярии, в октябре уехал в Париж.

В 1908-1910 годы Осип Мандельштам учился в Сорбонне и в Гейдельбергском университете. В Сорбонне посещал лекции А. Бергсона и Ж. Бедье в Collège de France. Познакомился с Николаем Гумилевым, увлекся французской поэзией — старофранцузским эпосом, Франсуа Вийоном, Бодлером и Верленом.

В Петербурге посещал лекции по стихосложению на «башне» у Вячеслава Иванова.

К 1911 году семья начала разоряться, и обучение в Европе стало невозможным. Для того чтобы обойти квоту на иудеев при поступлении в Петербургский университет, Мандельштам крестился у методистского пастора в Выборге.

10 сентября 1911 года был зачислен на романо-германское отделение историко-филологического факультета Петербургского университета, где обучался с перерывами до 1917 года. Учился безалаберно, курс не окончил.

В 1911 году познакомился с Анной Ахматовой, бывал в гостях у четы Гумилевых.

Его первая публикация была в журнале «Аполлон» в № 9 за 1910 год. Печатался также в журналах «Гиперборей», «Новый Сатирикон» и других.

С ноября 1911 года регулярно участвовал в собраниях Цеха поэтов. В 1912 году познакомился с Александром Блоком. В конце того же года вошел в группу акмеистов. Дружбу с акмеистами, особенно с Анной Ахматовой и Николаем Гумилевым, он считал одной из главных удач своей жизни.

Осип Мандельштам в молодости

Поэтические поиски этого периода отразила дебютная книга стихов «Камень» (три издания: 1913, 1916 и 1923 годов, содержание менялось). Находился в центре поэтической жизни, регулярно публично читал стихи, бывал в «Бродячей собаке», знакомился с футуризмом, сблизился с Бенедиктом Лившицем.

Мандельштам воспринимал искусство поэзии родственным музыке и был уверен, что в своем творческом самовыражении истинным композиторам и поэтам всегда по дороге, «которой мучимся, как музыкой и словом». Музыку настоящих стихов он слышал и воспроизводил при чтении собственной интонацией вне зависимости от того, кто их написал.

В 1915 году познакомился с Анастасией Цветаевой, а в 1916 сблизился и с ее сестрой Мариной Цветаевой.

После Октябрьской революции работал в газетах, в Наркомпросе, ездил по стране, публиковался в газетах, выступал со стихами, обрел успех.

В Гражданскую войну скитался вместе с женой по России, Украине, Грузии, был арестован белогвардейцами в Крыму. Имел возможность бежать с белыми в Турцию из Крыма, но, подобно Волошину, предпочел остаться в Советской России. В Грузии был арестован как белогвардеец, освобожден по личному указанию Бении Чхиквишвили.

Переехал в Петроград, поселился в Доме искусств. Познакомился с Борисом Пастернаком.

Его стихи времени Первой мировой войны и революции (1916-1920) составили вторую книгу «Tristia» («Скорбные элегии», заглавие восходит к Овидию), вышедшую в 1922 году в Берлине.

В 1923 году вышла «Вторая книга» и с общим посвящением «Н. Х.» — жене. В 1922 году в Харькове вышла отдельной брошюрой статья «О природе слова».

С мая 1925 по октябрь 1930 года наступила пауза в поэтическом творчестве. В это время писалась проза, к созданному в 1923 году «Шуму времени» (в названии обыгрывается блоковская метафора «музыка времени») прибавилась варьирующая гоголевские мотивы повесть «Египетская марка» (1927).

На жизнь Осип Мандельштам зарабатывал стихотворными переводами.

В 1928 году напечатан последний прижизненный поэтический сборник «Стихотворения», а также книга его избранных статей «О поэзии».

В 1930 году закончил работу над «Четвертой прозой». Николай Бухарин помог с командировкой Мандельштама в Армению. После путешествия на Кавказ — Армения, Сухум, Тифлис — Осип Мандельштам возвратился к написанию стихов.

Поэтический дар Мандельштама достиг расцвета, однако он почти нигде не печатался. Заступничество Бориса Пастернака и Николая Бухарина дало поэту небольшие житейские передышки.

Самостоятельно изучал итальянский язык, читал в подлиннике «Божественную комедию». Программное поэтологическое эссе «Разговор о Данте» писалось в 1933 году. Мандельштам обсуждал его с Андреем Белым.

В «Литературной газете», «Правде», «Звезде» вышли разгромные статьи в связи с публикацией мандельштамовского «Путешествия в Армению» («Звезда», 1933, № 5). По оценке Николая Бухарина, высказанной в письме Иосифу Сталину в 1934 году, Мандельштам — «первоклассный поэт, но абсолютно несовременен».

Арест и ссылка Осипа Мандельштама

В ноябре 1933 года Осип Мандельштам написал антисталинскую эпиграмму «Мы живем, под собою не чуя страны».

Мы живем, под собою не чуя страны,
Наши речи за десять шагов не слышны,
Только слышно кремлевского горца —
Душегубца и мужикоборца.

(Горец — Сталин. Малина — слово на преступном жаргоне в память того, что Сталин в молодости был частью преступного мира (занимался революционными налетами на банки, нелегальной экспроприацией), когда носил псевдоним «Коба». Осетин — Сталин. Сталин был родом из города Гори вблизи Южной Осетии).

Он прочел ее полутора десяткам человек.

Поэт Борис Пастернак называл этот поступок самоубийством: «Как-то, гуляя по улицам, забрели они на какую-то безлюдную окраину города в районе Тверских-Ямских, звуковым фоном запомнился Пастернаку скрип ломовых извозчичьих телег. Здесь Мандельштам прочел ему про кремлевского горца. Выслушав, Пастернак сказал: «То, что вы мне прочли, не имеет никакого отношения к литературе, поэзии. Это не литературный факт, но акт самоубийства, который я не одобряю и в котором не хочу принимать участия. Вы мне ничего не читали, я ничего не слышал, и прошу вас не читать их никому другому».

Кто-то из слушателей донес на Мандельштама. Следствие по делу вел Николай Шиваров.

Осип Мандельштам во время ареста

В ночь с 16 на 17 мая 1934 года Мандельштама арестовали. Отправили в ссылку в Чердынь (Пермский край). Осипа Мандельштама сопровождает жена, Надежда Яковлевна. В Чердыни Осип Мандельштам совершал попытку самоубийства (выбрасывался из окна). Надежда Яковлевна Мандельштам писала во все советские инстанции и ко всем знакомым. При содействии Николая Бухарина в результате вмешательства в дело самого Сталина, Мандельштаму разрешили самостоятельно выбрать место для поселения. Мандельштамы выбрали Воронеж.

Жили в нищете, изредка им помогали деньгами немногие не отступившиеся друзья. Время от времени О. Э. Мандельштам подрабатывал в местной газете, в театре. В гостях у них бывали близкие люди, мать Надежды Яковлевны, артист В. Н. Яхонтов, Анна Ахматова. Здесь он писал знаменитый цикл стихотворений (т. н. «Воронежские тетради»).

Во время ссылки Мандельштам написал оду, восхваляющую Сталина.

Когда б я уголь взял для высшей похвалы —
Для радости рисунка непреложной, —
Я б воздух расчертил на хитрые углы
И осторожно и тревожно.
Чтоб настоящее в чертах отозвалось,
В искусстве с дерзостью гранича,
Я б рассказал о том, кто сдвинул мира ось,
Ста сорока народов чтя обычай.


Я б поднял брови малый уголок
И поднял вновь и разрешил иначе:
Знать, Прометей раздул свой уголек, —
Гляди, Эсхил, как я, рисуя, плачу!

Я б несколько гремучих линий взял,
Все моложавое его тысячелетье,
И мужество улыбкою связал
И развязал в ненапряженном свете,
И в дружбе мудрых глаз найду для близнеца,
Какого не скажу, то выраженье, близясь
К которому, к нему,- вдруг узнаешь отца
И задыхаешься, почуяв мира близость.
И я хочу благодарить холмы,
Что эту кость и эту кисть развили:
Он родился в горах и горечь знал тюрьмы.
Хочу назвать его — не Сталин,- Джугашвили!

Художник, береги и охраняй бойца:
В рост окружи его сырым и синим бором
Вниманья влажного. Не огорчить отца
Недобрым образом иль мыслей недобором,
Художник, помоги тому, кто весь с тобой,
Кто мыслит, чувствует и строит.


Не я и не другой — ему народ родной —
Народ-Гомер хвалу утроит.
Художник, береги и охраняй бойца:
Лес человечества за ним поет, густея,
Само грядущее — дружина мудреца
И слушает его все чаще, все смелее.

Он свесился с трибуны, как с горы,
В бугры голов. Должник сильнее иска,
Могучие глаза решительно добры,
Густая бровь кому-то светит близко,
И я хотел бы стрелкой указать
На твердость рта — отца речей упрямых,
Лепное, сложное, крутое веко — знать,
Работает из миллиона рамок.
Весь — откровенность, весь — признанья медь,
И зоркий слух, не терпящий сурдинки,
На всех готовых жить и умереть
Бегут, играя, хмурые морщинки.

Сжимая уголек, в котором все сошлось,
Рукою жадною одно лишь сходство клича,
Рукою хищною — ловить лишь сходства ось —
Я уголь искрошу, ища его обличья.
Я у него учусь, не для себя учась.
Я у него учусь — к себе не знать пощады,
Несчастья скроют ли большого плана часть,
Я разыщу его в случайностях их чада…
Пусть недостоин я еще иметь друзей,
Пусть не насыщен я и желчью и слезами,
Он все мне чудится в шинели, в картузе,
На чудной площади с счастливыми глазами.

Глазами Сталина раздвинута гора
И вдаль прищурилась равнина.
Как море без морщин, как завтра из вчера —
До солнца борозды от плуга-исполина.
Он улыбается улыбкою жнеца
Рукопожатий в разговоре,
Который начался и длится без конца
На шестиклятвенном просторе.
И каждое гумно и каждая копна
Сильна, убориста, умна — добро живое —
Чудо народное! Да будет жизнь крупна.
Ворочается счастье стержневое.

И шестикратно я в сознаньи берегу,
Свидетель медленный труда, борьбы и жатвы,
Его огромный путь — через тайгу
И ленинский октябрь — до выполненной клятвы.
Уходят вдаль людских голов бугры:
Я уменьшаюсь там, меня уж не заметят,
Но в книгах ласковых и в играх детворы
Воскресну я сказать, что солнце светит.
Правдивей правды нет, чем искренность бойца:
Для чести и любви, для доблести и стали
Есть имя славное для сжатых губ чтеца —
Его мы слышали и мы его застали.

В мае 1937 года закончился срок ссылки, и поэт неожиданно получил разрешение выехать из Воронежа. Они с женой возвратились ненадолго в Москву. В заявлении секретаря Союза писателей СССР Владимира Ставского 1938 года на имя наркома внутренних дел Н. И. Ежова предлагалось «решить вопрос о Мандельштаме», его стихи названы «похабными и клеветническими». Иосиф Прут и Валентин Катаев были названы в письме как «выступавшие остро» в защиту Осипа Мандельштама.

В начале марта 1938 года супруги Мандельштам переехали в профсоюзную здравницу Саматиха (Егорьевский район Московской области, ныне отнесено к Шатурскому району). Там же в ночь с 1 на 2 мая 1938 года Осип Эмильевич был арестован вторично и доставлен на железнодорожную станцию Черусти, которая находилась в 25 километрах от Саматихи. Оттуда его доставили во Внутреннюю тюрьму НКВД. Вскоре его перевели в Бутырскую тюрьму.

20 июля было утверждено обвинительное заключение следующего содержания: «Следствием по делу установлено, что Мандельштам О. Э. несмотря на то, что ему после отбытия наказания запрещено было проживать в Москве, часто приезжал в Москву, останавливался у своих знакомых, пытался воздействовать на общественное мнение в свою пользу путем нарочитого демонстрирования своего «бедственного» положения и болезненного состояния. Антисоветские элементы из среды литераторов использовали Мандельштама в целях враждебной агитации, делая из него «страдальца», организовывали для него денежные сборы среди писателей. Мандельштам на момент ареста поддерживал тесную связь с врагом народа Стеничем, Кибальчичем до момента высылки последнего за пределы СССР и др. Медицинским освидетельствованием Мандельштам О. Э. признан личностью психопатического склада со склонностью к навязчивым мыслям и фантазированию. Обвиняется в том, что вел антисоветскую агитацию, то есть в преступлениях, предусмотренных по ст. 58-10 УК РСФСР. Дело по обвинению Мандельштама О. Э. подлежит рассмотрению Особого Совещания НКВД СССР».

2 августа Особое совещание при НКВД СССР приговорило Мандельштама к пяти годам заключения в исправительно-трудовом лагере.

8 сентября он был отправлен этапом на Дальний Восток.

Смерть Осипа Мандельштама

Из пересыльного лагеря Владперпункт (Владивосток) он послал последнее в своей жизни письмо брату и жене: «Дорогой Шура! Я нахожусь — Владивосток, СВИТЛ, 11 барак. Получил 5 лет за к. р. д. по решению ОСО. Из Москвы, из Бутырок этап выехал 9 сентября, приехали 12 октября. Здоровье очень слабое. Истощен до крайности. Исхудал, неузнаваем почти. Но посылать вещи, продукты и деньги не знаю, есть ли смысл. Попробуйте все-таки. Очень мерзну без вещей. Родная Надинька, не знаю, жива ли ты, голубка моя. Ты, Шура, напиши о Наде мне сейчас же. Здесь транзитный пункт. В Колыму меня не взяли. Возможна зимовка. Родные мои, целую вас. Ося. Шурочка, пишу еще. Последние дни я ходил на работу, и это подняло настроение. Из лагеря нашего как транзитного отправляют в постоянные. Я, очевидно, попал в «отсев», и надо готовиться к зимовке. И я прошу: пошлите мне радиограмму и деньги телеграфом».

27 декабря 1938 года, не дожив совсем немного до своего 48-летия, Осип Мандельштам скончался в пересыльном лагере от сыпного тифа. Тело Мандельштама до весны вместе с другими усопшими лежало непогребенным. Затем весь «зимний штабель» был захоронен в братской могиле.

Реабилитирован посмертно: по делу 1938 года — в 1956 году, по делу 1934 года — в 1987 году.

Местонахождение могилы поэта до сих пор точно неизвестно. Вероятное место захоронения — старый крепостной ров вдоль речки Саперки (спрятанной в трубу), ныне аллея на ул. Вострецова в городском районе Владивостока — Моргородок.

Наследие Осипа Мандельштама

Исключительную роль в сохранении поэтического наследия Мандельштама 1930-х годов сыграл жизненный подвиг его жены, Надежды Мандельштам, и людей, ей помогавших, таких как Сергей Рудаков и воронежская подруга Мандельштамов — Наталья Штемпель. Рукописи хранились в ботиках Надежды Яковлевны и в кастрюлях. В своем завещании Надежда Мандельштам фактически отказала СССР в каком-либо праве на публикацию произведений Мандельштама.

В кругу Анны Ахматовой в 1970-е годы будущего лауреата Нобелевской премии по литературе Иосифа Бродского называли «младшим Осей». По мнению Виталия Виленкина, из всех поэтов-современников «только к одному Мандельштаму Анна Андреевна относилась как к какому-то чуду поэтической первозданности, чуду, достойному восхищения».

Мировую славу поэзия Мандельштама получила до и независимо от публикации его стихов в Советском Союзе.

До начала перестройки воронежские стихи Мандельштама 1930-х годов в СССР не издавались, но ходили в списках и перепечатках, как в XIX веке, или в самиздате. Владимир Набоков называл Мандельштама «единственным поэтом Сталинской России».

Хроническая бездомность сопутствовала поэту в послереволюционные годы. Часть рукописей из тех, которые ему приходилось возить с собой, погибла в Крыму уже в 1920 году. Личные документы и творческие материалы забирались при арестах в 1934 и 1938 годах. В годы ссылки в Воронеже Мандельштам передал для сохранения часть своего архива, в том числе и автографы ранних стихотворений, С. Б. Рудакову. В связи со смертью Рудакова на фронте судьба их осталась неизвестной.

Часть биографических и деловых документов пропала в годы войны в Калинине, где они были оставлены Н. Я. Мандельштам в связи со спешной эвакуацией из города накануне его оккупации.

Значительная часть собрания спасенных документов в 1973 году была переправлена по решению вдовы поэта на хранение во Францию и в 1976 году передана безвозмездно в собственность Принстонскому университету.

После смерти Н. Я. Мандельштам летом 1983 года ее архив, хранившийся у одного из ее друзей и содержавший около 1500 листов документов, книги с автографами, фотокопии и негативы, был конфискован КГБ.

Эти и другие сохраненные в России материалы сосредоточены в основном в крупных хранилищах — РГАЛИ (фонд 1893), ИМЛИ РАН (фонд 225) и ГЛМ (фонд 241). Частично документы, связанные с жизнью и творчеством Мандельштама, хранятся и в других архивах и частных коллекциях России, Украины, Армении, Грузии, Франции, Германии и других стран.

С учетом распыленности архивного наследия поэта и с целью «выявления, описания и размещения в интернете всех или максимально большого числа сохранившихся творческих и биографических материалов Осипа Мандельштама независимо от того, где бы они ни находились физически» по инициативе Мандельштамовского общества был задуман и осуществляется совместно с Оксфордским университетом интернет-проект «Воссоединенный виртуальный архив Осипа Мандельштама». Объем документов, подлежащих сканированию и размещению в открытом доступе для всех исследователей, оценивается в 10-12 тысяч листов.

В 1991 году с целью сохранения, изучения и популяризации творческого наследия поэта было основано Мандельштамовское общество, которое объединило профессиональных исследователей и ценителей творчества О. Э. Мандельштама. Учредителями общественной организации стали русский Пен-центр и общество «Мемориал». Первыми председателями были С. С. Аверинцев, а после его смерти — М. Л. Гаспаров.

Члены общества проводят тематические заседания и конференции. Среди известных публикаций Мандельштамовского общества — издание в 1993-1999 годах собрания сочинений Мандельштама в 4 томах, серийные издания — «Записки Мандельштамовского общества», «Библиотека Мандельштамовского общества», сборники статей и материалов конференций.

2-томная «Мандельштамовская энциклопедия» была издана в 2017 году тиражом 500 экз.

1 февраля 1992 года в Париже на здании Сорбонны укрепили мемориальную доску в честь 100-летия Осипа Мандельштама (скульптор Борис Лежен). В 1998 году во Владивостоке был открыт памятник Осипу Мандельштаму (автор Валерий Ненаживин). Позже был перенесен в сквер ВГУЭС. 30 июня 2007 года в Санкт-Петербурге (во дворе Фонтанного дома на набережной реки Фонтанки, 34), был открыт памятник Осипу Мандельштаму (скульптор Вячеслав Бухаев). 4 сентября 2008 года был открыт памятник в Воронеже, в парке «Орленок».

28 ноября 2008 года памятник был открыт в центре Москвы, в сквере между домом № 5 по улице Забелина и домом № 10 по Старосадскому переулку. Туда выходят окна коммунальной квартиры, где в 1920-х-1930-х годах в небольшой комнате жил родной брат Мандельштама Александр, и поэт часто останавливался у него.

В 2011 году открылся первый музей Осипа Мандельштама — в городе Фрязино Московской области.

26 декабря 2015 года установлена мемориальная табличка «Последний адрес» Осипа Мандельштама — в Москве, на торцевой стене дома № 1 по Нащокинскому переулку. На этом месте стоял дом № 3-5, где была первая и последняя собственная квартира Осипа Мандельштама в Москве.

Осип Мандельштам



Личная жизнь Осипа Мандельштама:

Жена — Надежда Яковлевна Мандельштам (в девичестве Хазина; 1899-1980), русская писательница, мемуарист, лингвист, преподаватель.

Познакомились 1 мая 1919 года в киевском кафе «Х. Л. А.М». Начало их романа зафиксировал в своем дневнике литературовед А. И. Дейч: «Появилась явно влюбленная пара — Надя Х. и О. М. Она с большим букетом водяных лилий, видно, были на днепровских затонах». 9 марта 1922 года Осип Мандельштам и Надежда Хазина зарегистрировали свой брак (в 2019 году в Киевском городском архиве была обнаружена соответствующая запись).

Осип и Надежда Мандельштам

26 мая 1934 года, на Особом совещании при Коллегии ОГПУ Осип Мандельштам был приговорен к высылке на три года в Чердынь, а Надежде Яковлевне было предложено сопровождать мужа в ссылку.

После гибели мужа Надежда Яковлевна, опасаясь ареста, несколько раз меняла место жительства. Она посвятила свою жизнь сохранению поэтического наследия мужа. Опасаясь обысков и ареста вместе с рукописями Осипа Мандельштама, она заучивала его стихи и прозу наизусть.

Стихи Осипа Мандельштама:

Notre Dame
Silentium
Адмиралтейство
Айя-София
Актер и рабочий
Бессонница. Гомер. Тугие паруса…
Бесшумное веретено…
В морозном воздухе растаял…
В непринужденности творящего обмена…
В огромном омуте прозрачно и темно…
В Петрополе прозрачном мы умрем…
В тот вечер не гудел стрельчатый лес органа…
Вечер нежный. Сумрак важный…
Возьми на радость из моих ладоней…
Вооруженный зреньем узких ос…
Вот дароносица, как солнце золотое…
Все чуждо нам в столице непотребной…
Вы, с квадратными окошками…
Где связанный и пригвожденный стон…
Да, я лежу в земле, губами шевеля…
Дано мне тело — что мне делать с ним…
Декабрист
Довольно кукситься!…
Если утро зимнее темно…
Еще не умер ты, еще ты не один. ..
Жизнь упала, как зарница…
Жил Александр Герцович…
За гремучую доблесть грядущих веков…
За Паганини длиннопалым…
За то, что я руки твои не сумел удержать…
Заблудился я в небе…
Зверинец
Звук осторожный и глухой…
Змей
Золотистого меда струя из бутылки текла…
И поныне на Афоне…
Из омута злого и вязкого…
Из полутемной залы, вдруг…
Как кони медленно ступают…
Как по улицам Киева-Вия…
Как светотени мученик Рембрандт…
Как этих покрывал и этого убора…
Калоша
Кассандре
Когда в теплой ночи замирает…
Когда мозаик никнут травы…
Когда на площадях и в тишине келейной…
Когда октябрьский нам готовил временщик…
Колют ресницы, в груди прикипела слеза…
Кто знает! Может быть, не хватит мне свечи…
Куда как страшно нам с тобой. ..
Ленинград
Люблю морозное дыханье…
Мадригал («Дочь Андроника Комнена…»)
Мастерица виноватых взоров…
Меганом
Мне Тифлис горбатый снится…
Мне холодно. Прозрачная весна…
Мой тихий сон, мой сон ежеминутный…
Мороженно! Солнце. Воздушный бисквит…
Мы живем, под собою не чуя страны…
На меня нацелилась груша да черемуха…
На розвальнях, уложенных соломой…
На страшной высоте блуждающий огонь!..
Нашедший подкову
Не веря воскресенья чуду…
О красавица Сайма, ты лодку мою колыхала…
О свободе небывалой…
Обиженно уходят на холмы…
Образ твой, мучительный и зыбкий…
От вторника и до субботы…
Отравлен хлеб, и воздух выпит…
Петербургские строфы
Пою, когда гортань сыра…
Природа — тот же Рим и отразилась в нем…
Пусти меня, отдай меня, Воронеж. ..
Пусть имена цветущих городов…
Разрывы круглых бухт, и хрящ, и синева…
Раковина
Рим
С веселым ржанием пасутся табуны…
С миром державным я был лишь ребячески связан…
Сегодня ночью, не солгу…
Сохрани мою речь навсегда…
Среди лесов, унылых и заброшенных…
Среди священников левитом молодым…
Стансы («Я не хочу средь юношей тепличных…»)
Сумерки свободы
Сусальным золотом горят…
Твое чудесное произношенье…
Телефон
Темных уз земного заточенья…
Только детские книги читать…
Тянется лесом дороженька пыльная…
Убиты медью вечерней…
Умывался ночью на дворе…
Холодок щекочет темя…
Чарли Чаплин
Что поют часы-кузнечик…
Эта ночь непоправима…
Это какая улица?..
Я буду метаться по табору улицы темной…
Я вздрагиваю от холода. ..
Я вижу каменное небо…
Я должен жить, хотя я дважды умер…
Я к губам подношу эту зелень…
Я наравне с другими…
Я не увижу знаменитой Федры…
Я ненавижу свет…
Я около Кольцова…
Я скажу это начерно, шопотом…

последнее обновление информации: 11.10.2020






Осип Мандельштам — автор, фото, факты из биографии, события на listim.com

Осип Мандельштам родился 3 (15) января 1891 года в Варшаве, в еврейской семье. Отец был мастером перчаточного дела, состоял в купцах первой гильдии, что давало ему право жить вне черты оседлости, несмотря на еврейское происхождение. Мать была музыкантом.

В 1897 году семья Мандельштамов переехала в Петербург. Осип получил образование в Тенишевском училище (окончил в 1907 году), российской кузнице «культурных кадров» начала ХХ века.

В августе 1907 г. подал прошение о приеме вольнослушателем на естественное отделение физико-математического факультета Санкт-Петербургского университета, но, забрав документы из канцелярии, в октябре уехал в Париж.

В 1908—1910 Мандельштам учится в Сорбонне и в Гейдельбергском университете. В Сорбонне посещает лекции А. Бергсона и Ж. Бедье в Collège de France. Знакомится с Николаем Гумилевым, увлечен французской поэзией: старофранцузским эпосом, Франсуа Вийоном, Бодлером и Верленом.

В промежутках между зарубежными поездками бывает в Петербурге, где посещает лекции по стихосложению на «башне» у Вячеслава Иванова.

К 1911 году семья начала разоряться, и обучение в Европе сделалось невозможным. 10 сентября 1911 года Осип Мандельштам зачислен на романо-германское отделение историко-филологического факультета Петербургского университета, где обучается с перерывами до 1917 года. Курса так и не окончил.

В 1911 году знакомится с Анной Ахматовой, бывает в гостях у четы Гумилевых.

Первая публикация — журнал «Аполлон», 1910 г., № 9. Печатался также в журналах «Гиперборей», «Новый Сатирикон» и др.

С ноября 1911 г. регулярно участвует в собраниях Цеха поэтов. В 1912 году знакомится с А. Блоком. В конце того же года входит в группу акмеистов.

Поэтические поиски этого периода отразила дебютная книга стихов «Камень» (три издания: 1913, 1916 и 1923 годов, содержание менялось). Находится в центре поэтической жизни, регулярно публично читает стихи, бывает в «Бродячей собаке», знакомится с футуризмом, сближается с Бенедиктом Лившицем.

В 1915 году знакомится с Анастасией и Мариной Цветаевыми, сближение с Мариной произошло в 1916 году. После Октябрьской революции работает в газетах, в Наркомпросе, ездит по стране, публикуется в газетах, выступает со стихами, обретает успех.

В 1919 году в Киеве знакомится с будущей женой, Надеждой Яковлевной Хазиной. В Гражданскую войну скитается с женой по России, Украине, Грузии; был арестован белогвардейцами в Крыму. Имел возможность бежать с белыми в Турцию из Крыма, но, подобно Волошину, предпочел остаться в Советской России. Переезжает в Петроград, поселяется в Доме искусств. 

В 1922 году регистрирует брак с Надеждой Яковлевной Хазиной. Знакомится с Борисом Пастернаком.

Стихи времени Первой мировой войны и революции (1916—1920) составили вторую книгу «Tristia» («Скорбные элегии», заглавие восходит к Овидию), вышедшую в 1922 году в Берлине.

В 1923 году выходит «Вторая книга» с общим посвящением «Н. Х.» — жене. В 1922 году в Харькове вышла отдельной брошюрой статья «О природе слова».

С мая 1925 по октябрь 1930 года наступает пауза в поэтическом творчестве. В это время пишется проза, к созданному в 1923 году «Шуму времени» (в названии обыгрывается блоковская метафора «музыка времени») прибавляется варьирующая гоголевские мотивы повесть «Египетская марка» (1927). На жизнь зарабатывает стихотворными переводами.

В 1928 году печатается последний прижизненный поэтический сборник «Стихотворения», а также книга его избранных статей «О поэзии».

В 1933 году Мандельштам написал антисталинскую эпиграмму, за которую был отправлен в ссылку. С 1934 по 1937 год писатель находился в ссылке в Воронеже, жил в нищете, но не прекращал литературной деятельности. После разрешения на выезд был снова арестован, на этот раз сослан на Дальний Восток.

27 декабря 1938 года Осип Эмильевич Мандельштам скончался от тифа в пересыльном лагере на Второй речке (сейчас окрестности Владивостока).

официальный сайт: 125-летие Мандельштама: календарь событий

Источник: Пресс-служба Роспечати

15 января 2016 года исполнится 125 лет со дня рождения Осипа Эмильевича Мандельштама. Это важнейший повод поговорить о жизни и творчестве поэта. В столице к памятной дате приурочены многочисленные юбилейные мероприятия.

 

Например, специальные выпуски к юбилею поэта готовят журналы «Звезда», «Знамя», «Наше наследие», «Новый мир», «Октябрь», и др.  

 

«Книжный TALK» – открытая площадка для разговора о новинках художественной и научной литературы, посвященный сборнику «“Посмотрим, кто кого переупрямит…”: Надежда Яковлевна Мандельштам в письмах, воспоминаниях, свидетельствах» пройдет 13 января 2016 года в Государственном литературном музее. 

 

14 января 2016 года в Российской государственной библиотеке пройдет фестиваль, где  прозвучат стихи и песни на стихи Осипа Мандельштама, а также посвящения поэту, сделанные М. Цветаевой, А. Ахматовой, Б. Ахмадулиной и другими. 

 

Непосредственно в день рождения поэта, 15 января 2016 года, запланирован традиционный литературный митинг у мемориальной доски. Затем в Доме Герцена состоится круглый стол «Поэт и память: увековечение памяти Осипа Мандельштама», посвященный 125-летию со дня рождения поэта и 25-летию Мандельштамовского общества. 

 

Центральным мероприятием, приуроченным к празднованию юбилея, станет вечер «Не ограничена еще моя пора…», который пройдет 15 января 2016 года в Центральном Доме Литераторов. В этот вечер запланированы продажа книг, связанных с жизнью и творчеством поэта и спецгашение почтового конверта, выпущенного ИТЦ «Марка» к юбилею Осипа Мандельштама. С приветственным словом к гостям обратится глава Роспечати Михаил Сеславинский и председатель Мандельштамовского общества Павел Нерлер. В специальной постановке выступят артисты Анатолий Белый, Игорь Золотовицкий, Евгений Киндинов, Константин Райкин и др.  Режиссер-постановщик Марина Брусникина, режиссер — Михаил Рахлин, музыкальное оформление – Алена Хованская. Приглашение на 2 лица опубликован ниже.

 

16 января 2016 года в Доме русского зарубежья им. А.Солженицына состоится круглый стол «Мировая мандельштамиана: переводы и рецепция». Сегодня произведения Мандельштама переведены или переводятся более чем на 35 языков мира. Анализу этого богатого накопленного опыта, в том числе сравнительному, и будет посвящен круглый стол, в котором примут участие как переводчики, так и исследователи этой увлекательной проблемы: Павел Нерлер (Россия – Германия), Адам Поморский (Польша), Эндрю Рейнольдс (США), Георгий Кубатьян (Армения), Стефано Гардзонио (Италия), Нина Тархан-Моурави (Голландия).

 

В воскресенье, 17 января 2016 года состоится экскурсия Леонида Видгофа «Москва Мандельштама».

 

А 19 января  2016 года в книжном магазине  «Москва» на Воздвиженке пройдет лекция Олега Лекманова «Врожденным ритмом одолеть!» (как Осип Мандельштам читал свои стихи) и презентация его новой книги «Осип Мандельштам: ворованный воздух. Биография».

 

В Москве также пройдет открытый городской турнир творческих работ о поэзии Осипа Мандельштама и близится к завершению уникальная открытая акция «Ручная работа: рукописные книги современных поэтов», которая была инициирована и организована Федеральным агентством по печати и массовым коммуникациям и  Государственным литературным музеем.  На аукционе будут проданы рукописные книги известных современных поэтов, которые выполнены  в виде красочной книжечки, очень небольшого объема, обычно не более двух десятков страниц, с подписью и иллюстрациями. Собранные средства пойдут в пользу негосударственного музея О.Э. Мандельштама во Фрязино. 

 

В Доме И.С. Остроухова работает масштабная выставка «Я скажу тебе с последней прямотой…», где представлены портреты и фотографии Мандельштама и его окружения, автографы, документы, прижизненные издания, книги с инскриптами, рукописи писателя. Выставка стала итогом многолетней работы по изучению творчества и биографии Осипа Мандельштама. Здесь можно узнать неизвестные ранее факты жизни автора, заново увидеть историю страны через призму лирического взгляда чуткого поэта и даже стать свидетелем рождения культовых текстов «Ленинград», «Грифельная ода» и др.

 

Поэт Осип Мандельштам: Владивосток, СВИТЛ, 11-й барак

Хорошо помню август 1974 года. Во Владивосток приехала группа московских художников и поэтов. Я, молодой историк, год назад получивший университетский диплом, стою среди встречающих на остановке «Вторая Речка», куда подруливает автобус из аэропорта. Один из поэтов, Илья Фаликов, соскочив на тротуар, покупает у старушки огромный букет цветов, кладет на скамейку и негромко говорит: «Осипу…»

Наверное, с того момента я поверил, что легенда о Мандельштаме — не пустой звук. И почти полвека иду по его следам, занесенным декабрьской пургой 1938 года…


Лагерь

Письмо Осипа Мандельштама брату:

«Дорогой Шypa! Я нахожусь — Владивосток, СВИТЛ ,11-й барак. Получил 5 лет за к.р.д. по решению ОСО. Из Москвы из Бутырок этап выехал 9 сентября, приехал 12 октября. Здоровье очень слабое. Истощен до крайности, исхудал, неузнаваем почти, но посылать вещи, продукты и деньги — не знаю, есть ли смысл. Попробуй всё-таки. Очень мёрзну без вещей. Родная Наденька, не знаю, жива ли ты, голубка моя. Ты, Шура, напиши о Наде мне сейчас же. Здесь транзитный пункт. В Колыму меня не взяли. Возможна зимовка.

Родные мои. Целую вас. Ося.

Шурочка, пишу ещё. Последние дни ходили на работу, и это подняло настроение. Из лагеря нашего, как транзитного, отправляют в постоянные. Я, очевидно, попал в «отсев», и надо готовиться к зимовке. И я прошу: пошлите мне радиограмму и деньги телеграфом».

От станции Вторая Речка до места назначения поэту предстояло пройти в колонне з/к около четырех километров. До наших дней сохранились лагерные ворота. По документам и старым картам сейчас известно, что особо секретный Владивостокский пересыльный пункт — Владперпункт, транзитная командировка — общей площадью семь гектаров находился в районе нынешнего Моргородка, городского района недалеко от центра.

В конце 1980-х годов уже после первых публикаций я получил около сотни писем. Каждое — на вес совести. Писали со всех уголков необъятной страны. В конвертах помимо писем были чертежи и рисунки лагерной территории. А Ариадна Белова, внучка основателя и первого редактора газеты «Владивосток», прямо на месте показала мне расположение женских бараков на западном склоне Саперной сопки; там она ожидала отправки на Колыму только за то, что родилась и провела первые девять месяцев своей жизни в Харбине.

А еще Белова привела с собой Олега Максимова — крупного ученого-химика, арестованного в декабре 1936 года. Конечно, нас не пропустили на территорию войсковой части, бывшую лагерную, но Максимов, отбывавший строк на Колыме, указал на северном склоне сопки место своего 11-го барака…

Того самого, куда через два года после Максимова приведут заключенного Мандельштама.


Свидетели

По крупинкам — рассказам, письмам, чертежам — удалось восстановить историю лагеря и привязать его к местности. Однако попасть туда было крайне сложно — там развернули воинскую часть. Благо в ней служил истинно русский офицер (имени называть на всякий случай не буду), который во время своего дежурства всегда шел мне навстречу и пропускал на территорию. Под удивленными взглядами его сослуживцев мы вместе с приставленным ко мне матросиком отмеряли шагами расстояние от бывших лагерных ворот до бани, до карьера, до мандельштамовского барака…

Тогда же я познакомился с Алексеем Петровичем Матвеевым, завотделом «Дальстроя», отвечавшим за лагерное строительство во Владивостоке. Правда, едва я переступил порог его квартиры, он честно признался: «Мандельштама не знаю…» Но оказался ценнейшим свидетелем: он первым рассказал мне о страшной холодной зиме 1938-1939 годов, когда возле лагерной больнички складировали трупы заключенных.

В те жуткие месяцы работники Учетно-распределительной части (УРЧ), санитары и похоронные команды едва справлялись с потоком умерших. Им в помощь подобрали бригаду санитарок из числа осужденных женщин. Со слезами на глазах, Алексей Петрович рассказывал, как переполненные телами телеги-грабарки выезжали из лагерных ворот, заключенные из похоронной команды сбрасывали тела в ров и присыпали тонким слоем земли. Именно Матвеев первым указал примерное место захоронений в ту зиму, когда умер Осип Мандельштам. «Это было совсем рядом с лагерем…»

А в декабре 1989 года я познакомился с Дмитрием Маториным, солагерником Осипа Мандельштама. Мы встретились в медсанчасти ленинградского Института физкультуры им. Лесгафта, где он продолжал трудиться, несмотря на преклонный возраст. Его память сохранила мельчайшие странички лагерного быта, имена заключенных, фамилии охранников и лагерного начальства. О Мандельштаме говорил скупо, укоряя журналистов, которые весьма часто переиначивают сказанное…

Он уточнил многие детали того дня (26 декабря, по его словам), когда вместе с напарником нес из барака в больничку носилки с еще живым Мандельштамом. Кожаное пальто поэта уже исчезло, на нем был куцый пиджачишко…

На мой вопрос, на каком расстоянии от лагерных ворот находилось в ту зиму братское захоронение, Маторин не задумываясь назвал цифру: около 700-800 метров.


Эпидемия

Мои собеседники независимо друг от друга утверждали: никаких мер по санобработке заключенных в те декабрьские дни не проводилось. Люди мерли «как мухи»… Начальство зашевелилось лишь поняв, что эпидемия тифа стала одолевать вольнонаемный персонал. А это уже угроза городу. Сразу появились лекарства, пересылка была полностью закрыта на карантин.

Подтвердили мои собеседники и данные Гидрометцентра, которые я получил много позже. За несколько дней до Нового года (и смерти поэта), 23-24 декабря, на Владивосток обрушился снегопад, продолжавшийся двое суток. Бушевала метель, порывы северного ветра достигали 24 м/с, температура — минус 17. По многим свидетельствам, приведенным Надеждой Мандельштам в «Воспоминаниях», после снегопада поэт уже не смог сойти с нар. На следующий день его унесли в переполненный лазарет, у обитателей которого не было ни единого шанса на жизнь.

Сейчас на месте пересылки, прямо на костях невинно убиенных, выстроились дома. Крохотный кусочек лагерной территории, где стоял 11-й барак, еще жив, но и его участь предрешена…


Диагноз

Согласно акту о смерти, Осип Эмильевич Мандельштам, 47 лет, умер 27 декабря 1938 года в 12 часов 30 минут. Причина смерти — «паралич сердца, а/к склероз». Этот диагноз тоже вызывает немало споров, и, по-моему, зря. Сдало сердце…

Остроэмоциональный, взрывчатый характер Осипа Мандельштама отмечали многие. Надежда Яковлевна вспоминала, что первый припадок с ее мужем случился в середине двадцатых годов («первый припадок, начало одышки») — тогда Осипу Эмильевичу «перекрыли кислород», отлучив от литературы. «К этому времени, — пишет она, — у О.М. начались сердечные боли и тяжелая одышка. Евгений Яковлевич (брат жены поэта) по этому поводу всегда шутил, что одышка О.М. болезнь не только физическая, но и «классовая».

После первого ареста Мандельштам собственноручно записал в анкете, что «сердце несколько возбуждено и ослаблено». В 1935м, уже в Воронеже, после медицинского обследования в клинике Воронежского обкома ВКП(б), психиатр вынес заключение об истощении его нервной системы. И далее — припадок стенокардии, отмеченный женой летом 1936 года, когда они шли в Воронежский «большой дом».

Потом, уже в Москве, 25 мая 1937 года новый приступ — после того, как поэт бесплодно добивался встречи с генеральным секретарем Союза писателей СССР Владимиром Ставским. «Из Союза [он] бросился в Литфонд, — вспоминает жена, — и там на лестнице с ним случился припадок стенокардии. Вызвали скорую помощь и доставили [его] домой, приказав лежать».

Состояние здоровья Осипа Мандельштама накануне ареста отметила и Анна Ахматова: «В последний раз я видела Мандельштама осенью 1937 года. Они (он и Надя) приехали в Ленинград дня на два. Время было апокалипсическое. Беда ходила по пятам за всеми нами. У Мандельштамов не было денег. Жить им было уже совершенно негде. Осип плохо дышал, ловил воздух губами».

Позже, работая с подлинными документами, яркий знаток жизни и творчества поэта, нынешний председатель Мандельштамовского общества Павел Нерлер обратил внимание на последнюю, уже из «Дела», фотографию Осипа Мандельштама — «отечное лицо сердечника».

В жутких условиях пересыльного лагеря болезнь обострилась; сердце не выдержало ни эмоциональных, ни физических перегрузок.

ПРЕДЧУВСТВИЕ

«И когда я усну, отслуживши…»
Заблудился я в небе — что делать?
Тот, кому оно близко, — ответь!
Легче было вам, Дантовых девять
Атлетических дисков, звенеть.
Не разнять меня с жизнью: ей снится
Убивать и сейчас же ласкать.
Чтобы в уши, в глаза и глазницы
Флорентийская била тоска.
Не кладите же мне, не кладите
Остроласковый лавр на виски,
Лучше сердце мое разорвите
Вы на синего звона куски. ..
И когда я усну, отслуживши,
Всех живущих прижизненный друг,
Он раздастся и глубже и выше —
Отклик неба — в остывшую грудь.

    Воронеж, 9-19 марта 1937 г.


Протокол отождествления.
193[8] декабря м-ца 31 дня г. Владивосток.

«Я старший дактилоскоп ОУР РО УГВ УН НВД по «Дальстрою» Повереннов произвел сличение с отождествленными пальце-отпечатками снятых на дактокарте умершего з/к числящегося в санчасти ОЛП согласно ротной карточке под фамилией Мондельштам Осип Эмильевич с пальцеотпечатками на дактокарте зарегистрированной на имя Мондельштам Осип Эмильевич взятой из личного дела N 117794. Оказалось, что строение папилярных линий, узоров и характерных особенностей пальце-отпечатков по обоим сличаемым дактокартам между собой совершенно тождественны, обозначенные актоформулой 13/83495 [-] 17/73565 и принадлежат одному и тому же лицу».

Подпись.


Крепостной ров

До погребения тела умерших складывали справа от больницы штабелями — в ожидании описанной выше процедуры отождествления. Именно поэтому окончательный факт смерти Осипа Мандельштама и его солагерников был засвидетельствован только 31 декабря 1938 года. Подобная методика «проводов в последний путь» практиковалась во многих лагерях, где позволяли условия, особенно — на Севере и в Сиблаге. А «владивостокский опыт» более всего прижился на Колыме.

Все это подробно описано в воспоминаниях Александра Кривоногова, осенью 1938 года прибывшего в пересыльный лагерь Владивостока:

«Перед тем как захоронить, мертвецов поленницей складывали в карцер. Затем работник УРЧ (учетно-распределительной части. — Авт.) надевал на шею каждому бирку с основными записями анкетных данных: ФИО, год рождения, статья, срок. Трупы «были окоченевшими, снять отпечатки пальцев было невозможно. Для этой процедуры их «размораживали», и пальцы принимали мастику, оставляя отпечатки на специальной карточке, именуемой «архив-3».

После снятия отпечатков похоронная команда увозила их трупы к траншеям… «Бывали случаи, — вспоминает Кривоногов, — когда при списании заключенного в «архив-3» находили неточность отпечатков пальцев. Тогда место захоронения раскапывали и по биркам проверяли заново». Именно поэтому тело Осипа Мандельштама вместе с телами других заключенных не сразу было предано земле. Лишь в начале января 1939 года они были погребены в старом крепостном рву.

Предчувствие не обмануло поэта, когда-то написавшего: «Я в львиный ров, как в крепость погружён…»

Но до этого ему и тысячам других мучеников предстояло пройти последнюю страшную экзекуцию. Перед выездом за ворота каждого лежавшего на телеге-грабарке мертвого зэка били деревянной колотушкой по черепу — не дай бог, если залег живой! Об этом написал мне бывший заключенный Петр Яхновецкий. А Дмитрий Маторин свидетельствовал, что на выезде из зоны мертвым прокалывали голову специальными пиками — «для верности»…


P.S. В пересыльном лагере Владивостока великий русский поэт Осип Мандельштам пробыл 76 суток — со среды 12 октября до вторника 27 декабря 1938 года.

 


О том, почему могилу Осипа Мандельштама нашел партинструктор Валерий Марков, рассказывает шеф-редактор журнала «Родина» Игорь Коц, познакомившийся с Марковым в 1991 году

МАНДЕЛЬШТАМ Осип — биография, новости, фото, дата рождения, пресс-досье.

Персоналии ГлобалМСК.ру.

Биография

Осип Эмильевич Мандельштам – русский поэт ХХ века, эссеист, переводчик и литературный критик. Влияние поэта на современную ему поэзию и творчество последующих поколений многогранно, литературоведы регулярно устраивают круглые столы по этому поводу. Сам Осип Эмильевич высказался по поводу своего отношения с окружающей его литературой, признавшись, что он «наплывает на современную русскую поэзию».

Творчество и биографию Мандельштама как представителя Серебряного века изучают в школах и вузах. Знание стихотворений поэта считается признаком культуры личности наравне со знанием творчества Толстого или Пушкина.

В Варшаве 3 января 1891 года в еврейской семье появился на свет мальчик. Его назвали Иосифом, но позже он сменит имя на «Осип». Отец Эмиль Мандельштам был мастером перчаточных дел, купцом первой гильдии. Это давало ему преимущество жить вне оседлости. Мать Флора Овсеевна была музыкантом. Она оказала на сына большое влияние. В зрелости Мандельштам будет воспринимать искусство поэзии родственным музыке.

Спустя 6 лет семья уезжает из Варшавы в Петербург. Осип поступает в Тенишевское училище и учится там с 1900 по 1907 год. Это училище называют «кузницей культурных кадров» начала XX века.

В 1908 году Осип отправляется в Париж, чтобы учиться в Сорбонне. Там он проводит два года. Мандельштам знакомится с Гумилевым, страстно увлекается французской поэзией и эпосом. Он зачитывается Франсуа Вийоном, Бодлером и Верленом. А в промежутках между поездками в Париж посещает в Петербурге поэтические лекции Вячеслава Иванова, постигая премудрости стихосложения.

В этот период Мандельштам пишет трогательное короткое стихотворение «Нежнее нежного», посвященное Цветаевой. Это произведение значимо для творчества поэта как одно из немногих представителей любовной лирики. Поэт редко писал о любви, Мандельштам сам жаловался на «любовную немоту» в творчестве.

В 1911 году Эмиль Мандельштам терпит финансовые трудности, поэтому Осип больше не может учиться в Европе. Для поступления в университет Петербурга он крестится у протестантского пастора. С этого года вплоть до 1917 длится с перерывами его учеба на романо-германском отделении историко-филологического факультета. Он учится не слишком старательно и диплома так и не получает.

Он часто бывает в доме Гумилева, знакомится с Ахматовой. Впоследствии дружбу с ними он считает одной из самых больших удач в жизни. Начинает печататься в журнале «Аполлон» еще в 1910 году и продолжает в журналах «Гиперборей» и «Новый Сатирикон».

В 1912 узнает Блока и проявляет симпатии к акмеистам, пополняя их группу. Становится участником собраний «Цеха поэтов».

В 1915 году Мандельштам пишет одно из своих самых знаменитых стихотворений «Бессонница. Гомер. Тугие паруса». 

Литература

Дебютная книга Осипа Мандельштама называлась «Камень» и переиздавалась в 1913, 1916 и 1923 годах с разным содержанием. В это время он ведет бурную поэтическую жизнь, находясь в ее эпицентре. Как читает свои стихотворения Осип Мандельштам, можно было часто услышать в литературно-артистическом кабаре «Бродячая собака». Период «Камня» характеризуется выбором серьезных, тяжелых, «сурово-тютчевских» тем, но легкостью подачи, напоминающих о Верлене.

Осип Мандельштам, Корней Чуковский, Бенедикт Лившиц и Юрий Анненков. Петроград, 1914 год
После революции к поэту приходит популярность, он активно печатается, сотрудничает с газетой «Наркомпрос» и ездит по стране, выступая со стихами. Во время гражданской войны у него был шанс сбежать с белогвардейцами в Турцию, но он предпочел остаться в советской России.

В это время Мандельштам пишет стихотворения «Телефон», «Сумерки свободы», «За то, что я руки твои не сумел удержать…» и другие.

Скорбные элегии в его второй книге «Tristia» в 1922 году — это плод пережитых волнений, вызванных революцией и Первой Мировой войной. Лик поэтики периода «Тристий» — фрагментарный и парадоксальный, это поэтика ассоциаций.

В 1923 году Мандельштам пишет прозаическое произведение «Шум времени».

Георгий Чулков, Мария Петровых, Анна Ахматова и Осип Мандельштам. 1933 год

В период с 1924 по 1926 год Мандельштам пишет стихотворения для детей: цикл «Примус», стихотворение «Два трамвая Клик и Трам», книгу стихов «Шары», куда вошли стихотворения «Калоша», «Рояль», «Автомобилище» и другие.

С 1925 по 1930 год Мандельштам берет поэтическую паузу. Зарабатывает на жизнь он в основном переводами. Пишет прозу. В этот период Мандельштам создает повесть «Египетская марка».

В 1928 году выпускается последний сборник поэта «Стихотворения» и сборник статей «О поэзии».

В 1930 он путешествует по Кавказу, куда поэт уехал в командировку по просьбе члена Политбюро ЦК ВКП(б) Николая Бухарина. В Эриване он знакомится с ученым Борисом Кузиным, который оказал на поэта большое влияние. И, хотя Мандельштам почти нигде не печатался, он много пишет в эти годы. Выходит его статья «Путешествие в Армению».

Верхний ряд: Н.Я. Мандельштам, Н.Е. Штемпель. Нижний ряд: О.Э. Мандельштам, М.В. Ярцева. Воронеж, 1937 год
По возвращении домой поэт пишет стихотворение «Ленинград», которое Мандельштам начинает ставшей крылатой строчкой «Я вернулся в мой город, знакомый до слёз» и в котором признается в любви к родному городу.

В 30-х годах наступает третий период поэтики Мандельштама, в котором главенствует искусство метафорического шифра. 

Личная жизнь

В 1919 году в Киеве Осип Мандельштам влюбляется в Надежду Яковлевну Хазину. Она родилась в 1899 году в Саратове в еврейской семье, принявшей православие. На момент встречи с Мандельштамом Надежда имела прекрасное образование. Они познакомились в кафе «Х.Л.А.М». Все говорили о них, как о явно влюбленной паре. Литератор Дейч в воспоминаниях пишет, как Надежда ходила с букетом водяных лилий рядом с Осипом.

Вместе с Мандельштамом Хазина скитается по России, Украине, Грузии во времена гражданской войны. В 1922 году они женятся.

Она не покидает его и в годы гонений, уехав за ним в ссылку. 

Аресты и смерть

В 1933 году, по словам Пастернака, Мандельштам фактически совершает акт самоубийства, читая антисталинское произведение на публике. После того, как поэт стал свидетелем крымского голода, Мандельштам написал стихотворение «Мы живем, под собою не чуя страны», которое слушатели прозвали «Эпиграммой на Сталина». Из полутора десятка человек нашлись те, кто донес на поэта.

Предчувствием будущих репрессий стало стихотворение «За гремучую доблесть грядущих веков…», в котором Мандельштам описал трагическую судьбу поэта.

В ночь на 14 мая 1934 года его подвергают аресту с последующей ссылкой в Чердынь Пермского края. Там, несмотря на поддержку жены, он совершает уже настоящую попытку самоубийства, выбрасываясь из окна. Надежда Мандельштам ищет способы спасти мужа и пишет во все инстанции, друзьям и знакомым. Им позволяют переехать в Воронеж. Там в полной нищете они живут до 1937 года. После окончания ссылки возвращаются в Москву.

Тем временем «вопрос Мандельштама» еще не закрыт. Обсуждаются на уровне наркома внутренних дел и Союза писателей стихи поэта, названные «доброжелателями» похабными и клеветническими. Тучи сгущались, и в 1938 году Мандельштам вновь арестован и по этапу отправлен на Дальний Восток.

27 декабря 1938 года поэта не стало. Он скончался от тифа и вместе с другими несчастными похоронен в братской могиле. Место захоронения Мандельштама неизвестно.

Олег Лекманов: «Мандельштама пытаются превратить в почти государственного поэта»

Олег Лекманов. Фото с сайта daily.afisha.ru

Игорь Кириенков обсудил с одним из самых известных российских литературоведов, чья знаменитая биография Мандельштама недавно вышла в «Редакции Елены Шубиной», празднование 125-летнего юбилея поэта, фильм «Сохрани мою речь навсегда» и практическую пользу от филологии.

— Ваша книга о Мандельштаме выходит уже в четвертый раз, и со стороны кажется, будто жизнью поэта сейчас систематически занимаетесь только вы и Павел Маркович Нерлер. Это иллюзия, или биография Мандельштама на сегодняшний день так хорошо исследована?

— Это, конечно, абсолютная иллюзия. Еще в 1973 году была опубликована книга американского филолога Кларенса Брауна, дружившего с Надеждой Яковлевной Мандельштам и собравшего очень много материалов. Также свой вариант биографии Мандельштама несколько позже меня опубликовал швейцарский славист, поэт и переводчик Ральф Дутли. Кроме того, есть прекрасная хроника жизни Мандельштама, которая вышла приложением к его собранию сочинений. Так что теми или иными аспектами жизни поэта занимались многие исследователи. Но когда я начинал писать о Мандельштаме, полноценной биографической книги о нем действительно не было, и мне захотелось эту задачу решить, а дальше переиздания обогащались новым материалом.

— А почему нет его ревизионистских жизнеописаний — в отличие от ахматовских, скажем? Никто отчего-то не пишет ни «Анти-Мандельштама», ни «Неизвестного Мандельштама».

— Я думаю, дело вот в чем: Мандельштам был настолько сложный и замечательный человек, что любой его честный биограф пишет одновременно и «Мандельштама», и «Анти-Мандельштама». С Ахматовой немного другая ситуация: она абсолютно канонизированная фигура, она сама себе поставила памятник еще при жизни, поэтому понятно желание некоторых исследователей этот пьедестал немножко пошатнуть. У Мандельштама такого памятника никогда не было: заметьте, все те монументы, которые воздвигают в его честь сейчас (лучший из них — воронежский памятник работы гениального Лазаря Гадаева), — это если не карикатура, то гротеск.

— Предыдущие издания критиковали за «сухость изложения» — качество, которое лично мне представляется одним из главных достоинств этой книги: автор позволил каждому свидетелю быть услышанным. Насколько трудно было поддерживать такую нейтральную интонацию?

— Это было нетрудно, потому что для меня это был естественный тон. Когда читаешь беллетризованные биографии, то испытываешь — я испытываю — чувство неловкости. А когда читаешь, например, лотмановскую биографию Пушкина, то испытываешь наслаждение. Конечно, мне хотелось пойти по второму пути. Я не говорю, что достиг этого уровня, но вектор движения был именно такой.

— В книге очень тактично и в то же время твердо проводится разделение между фактами и домыслами. Помогает ли вам владение филологическим аппаратом в повседневной жизни — например, при чтении новостей?

— Я всегда довольно много преподавал, и студентам приходится часто объяснять, что это за филология такая и зачем мы ею занимаемся. Вот я им и говорю: учитесь хорошо по моему предмету и будете понимать что-то в жизни. Конечно, наивно предполагать, что раз я умею анализировать текст, то смогу и в жизни во всем разобраться. Но действительно иногда — особенно в том, что касается политики, — навыки анализа филологического текста помогают увидеть, где правда, а где ложь. Хотя понятно, что представление о жизни как о тексте — оно несколько упрощенное. Неожиданные — хорошие и плохие — сюрпризы, которые все время преподносит жизнь, смешивают карты.

— За последние тридцать лет силами многих блестящих русских филологов расшифрованы и прокомментированы самые темные мандельштамовские вещи — включая, в частности, знаменитые «Воронежские тетради». Остались ли еще тексты, ключ к которым пока не подобран?

— Проблема науки о Мандельштаме во многом состоит в том, что очень часто происходит открытие велосипеда. Допустим, тот же Браун в 1973 году разбирает какое-то стихотворение, и в наши дни приходит филолог, в силу разных причин не читавший этой книги, и повторяет в своем тексте более-менее то же самое. Поэтому сейчас я хочу собрать библиографические сведения обо всех микроразборах всех стихотворений Мандельштама в одну книгу, чтобы дальше исследователи, студенты и преподаватели смогли ясно увидеть, что уже сделано до них. Я должен сказать, что есть около десятка стихотворений, о которых пока не сказано совсем ничего, как тех, что были написаны году в 1908-м, еще до «Камня», так и поздних, воронежских. И потом, мне кажется, в самом вашем вопросе есть ошибка: мы не откроем всех секретов даже у Маршака и Евтушенко — что уж говорить о поэте уровня Мандельштама. Знаете, Сергей Сергеевич Аверинцев, еще один великий филолог, много писавший о Мандельштаме, почти все свои лекции заканчивал словами: «А может быть, все было совершенно наоборот». Я думаю, что и мы, занимаясь Мандельштамом, должны понимать, что все могло быть совершенно наоборот.

— Насколько вообще хрестоматийный Мандельштам — классичный, веский и изящный одновременно — внятен нашему блоковскому времени?

— Михаил Леонович Гаспаров, лучший, по-моему, комментатор стихотворений Мандельштама, говорил, что когда мы занимаемся каким-либо поэтом как филологи, мы, по сути, пишем автобиографию. То же относится и к читателю: когда мы читаем стихи — Мандельштама, например, или Блока, или Ходасевича, — мы у каждого из них выделяем то, что существенно для нашего времени. И я не думаю, что Мандельштам, как всякий огромный поэт с неисчерпаемым богатством языка и мотивов, которые вступают друг с другом в какие-то сложные отношения в пределах одной строки, будет забыт или вдруг станет неактуальным. Взять хотя бы «Мы живем, под собою не чуя страны» или стихотворение про голодный Крым.

— А возможно ли присвоение Мандельштама поклонниками «мира державного», встраивание его стихов (вроде «В белом раю лежит богатырь…») в имперский контекст и канон — как, например, это случилось в прошлом году с Бродским?

— Как вы сами знаете, в этом году отмечается 125-летняя годовщина рождения Мандельштама, и если включить телевизор, можно увидеть, что его пытаются превратить в почти государственного поэта. Мне предложили войти в комитет по празднованию мандельштамовского юбилея, и я, подумав, отказался. Дело в том, что официальное чествование этого поэта — вопрос довольно сложный, и я не знаю, как к такому празднованию относиться. Да, конечно: замечательная выставка в Литмузее, новые издания книг самого Мандельштама и о Мандельштаме — и в то же время все эти вечера, когда актеры дурными голосами читают его стихи, какие-то бесконечные памятники, скверы, улицы.

И как только я написал об этом в фейсбуке, тут же в комментарии пришла довольно большая масса людей, и даже в одном как бы литературном бульварном листке мне ответили, что на самом деле Мандельштам прославлял Сталина и все такое. Так могут писать только те, кто действительно плохо знает биографию Мандельштама и совсем не понимает его стихов. Хочу при этом подчеркнуть, что никто не имеет монополии на Мандельштама, никто не может себе его присвоить: если вы хотите так его читать, вы тоже имеете на это право. Только покажите тексты, покажите стихи, которые, на ваш взгляд, свидетельствуют о том, что Мандельштам был бы за аннексию Крыма или что Мандельштам был государственником, и тогда мы поговорим. Я думаю, что как только мы начнем их разбирать, мы сразу поймем, что никакого отношения к действительности такие прочтения не имеют. Тот же Аверинцев замечательно отметил, что Мандельштама был «виртуоз противочувствия»: вот и в «просталинской» «Оде» встречаем образ — «Уходят вдаль людских голов бугры». Ничего себе восхваление! Вы бы хотели, чтобы вас так восхваляли?

— И кому, по вашему мнению, должна быть делегирована организация подобных торжеств — государству (с известными поправками), академическим кругам или поклонникам-активистам?

—Пускай делают, что хотят — государство, актеры-любители, «академические круги», — а я буду решать, в чем участвовать, а в чем нет. Кто я такой, чтобы пытаться что-то запрещать и говорить: «Вот этого не надо». Мандельштам был живой и сложный человек. Ведь как он сам о себе говорил: «Мало в нем было линейного, нрава он был не лилейного». И вот одна из моих задач заключалась в том, чтобы показать, какой это был непростой, трудный в общении и при этом необыкновенный, гениальный человек. А юбилей — это всегда запихивание в канон, упрощение, игнорирование «неудобных» фактов.

— Вспоминая вашу лекцию о Мандельштаме и Цветаевой, в очередной раз задумываешься, имело ли то поколение шанс на другую, более благополучную судьбу. Иначе говоря, можем ли мы представить себе Мандельштама-эмигранта — условно говоря, собеседника Паунда и Элиота и, может быть, наставника Одена и Милоша; в общем, фигуру, всемирно признанную еще при жизни?

— Как известно, реальная возможность покинуть советскую Россию у Мандельштама была: он мог, как и многие, эмигрировать за границу из Крыма. Он мог уехать, но не уехал, как и Ахматова, которая тоже об этом серьезно задумывалась. В общем, было такое вегетарианское время сразу после революции, в конце 1910-х — начале 1920-х годов, когда люди уезжали, и многие из них, как Георгий Иванов или Георгий Адамович, прожили довольно длинную жизнь. Другое дело, что, мне кажется, совершенно неплодотворно пытаться представить, что бы там с Мандельштамом стало, потому что тем, кто жил в эмиграции, приходилось очень трудно. Хоть у них и не было государственного асфальтового катка, который раздавил почти всех писателей, оставшихся здесь, — от Платонова до в конечном счете Пастернака. Да, они были свободны, но они были никому не нужны. Вот Ходасевич, например, лучший поэт эмиграции, он же просто перестал писать стихи в конце концов, и это же не просто так произошло! Мандельштаму была очень важна аудитория, ему было важно, чтобы его слушали…

— Вспомним звонки своему куратору из НКВД…

— Да, есть много разных примеров, и поэтому я не знаю, что бы с ним произошло, если бы он оказался в почти полной изоляции. Может быть, он бы стал наставником Одена. А может быть, просто замолчал — у него же случались довольно большие стиховые паузы, когда он по нескольку лет не писал стихотворений.

— В новом издании приведены строчки из современных поэтов, очевидно навеянные автором «Tristia». Справедливо ли утверждать, что поэзия и проза Мандельштама вполне усвоены русской литературой и, как он сам прогнозировал, «слились с ней» и «растворились в ней, кое-что изменив в ее строении и составе»? Есть ли у него наследники в европейской культуре?

— Читая стихотворения поэтов, которые мне интересны — Льва Лосева, Сергея Гандлевского, Тимура Кибирова, Юлия Гуголева или Михаила Кукина, — я чувствую, какое огромное влияние Мандельштам оказал на всех русских поэтов последующих поколений. Я думаю, что, может быть, по этому показателю он может сравниться — ну, наверное, не с Блоком, но с Бродским точно. А на Западе через него прошли такие гении, как Целан и Милош. Ральф Дутли приводит в своей книге высказывание Пазолини, писавшего о Мандельштаме как о мировом явлении. А вот еще пример — итальянские специалисты по «Божественной комедии» очень серьезно относятся к мандельштамовскому поэтологическому эссе «Разговор о Данте» и постоянно цитируют его в своих работах, тогда как наши итальянисты только отмахиваются: «А, это он о себе написал». Отрадно видеть, что Мандельштам, сказавший, что акмеизм был «тоской по мировой культуре», этой самой культурой был безусловно и глубоко усвоен.

— Мандельштам неизбежно ассоциируется у нас с античными мотивами. В последние годы можно, вероятно, регистрировать возвращение «античного текста» — и в популярном (фильм «Троя»), и в более утонченном изводе (роман«Благоволительницы»). О чем оно может свидетельствовать?

— Это, наверное, все-таки отдельные выхваченные факты. И потом, что значит возвращение? Античность никогда никуда не девалась. Вся мировая и русская культура есть ее продолжение. Вот был такой великолепно образованный поэт Вячеслав Иванов, много переводивший античных авторов и сам писавший на античные темы. И был Мандельштам, который, по воспоминаниям известного филолога Константина Мочульского, «не выучил греческий, но угадал его». И в двух строках его стихов, продолжает Мочульский, было «больше «эллинства», чем во всей «античной» поэзии многоученого Вячеслава Иванова». На самом деле я так не думаю, у Иванова прекрасные стихи, идеально «воспроизводящие» античность на русской почве, но античный Мандельштам гораздо лучше усваивается, он легче, воздушней. Уж не знаю, хороший ли это комплимент?

— Вы назвали фильм Романа Либерова «Сохрани мою речь навсегда» идеальным ТВ-продуктом…

— Да, я думаю, что он специально разбит на главки, чтобы, когда, условно, по телеканалу «Культура» будут рассказывать про Мандельштама в Крыму, можно было вставить туда соответствующий пятиминутный кусочек, который это прекрасно проиллюстрирует. И та упрощенность, за которую Либерова ругают, — это нормально для ТВ. Это упрощение, по-моему, не губит фильм.

Я должен, кстати, признаться, что был поражен реакцией на этот фильм близких мне по духу людей, которых я считаю и продолжаю считать своими союзниками. Конечно, мне не нравится, как очень по-актерски и даже по-клоунски читает Мандельштама Сухоруков. Или, например, разговор Сталина и Пастернака, мне кажется, сделан в этом фильме не очень удачно: в частности, Сталин не стал бы обращаться к Пастернаку на «ты». Но в целом мне этот фильм понравился: по нему видно, как Либеров любит Мандельштама. Есть несколько чрезвычайно удачных решений: скажем, ереванский кусок, где Сухоруков читает стихи Мандельштама по-русски, а параллельно их сдержанным голосом произносят на армянском языке, и тут же виды гор — это очень красиво и здорово сделано. Или, к примеру, тот фрагмент, который все ругают: рэп Noize MC, с которого картина начинается и которым кончается. Ну вот так Мандельштама воспринимают те, кто сильно младше нас. И московский кусок с Хаматовой — Цветаевой мне нравится. И много чего еще.

— А как, на ваш взгляд, может выглядеть большая кинематографическая или театральная постановка текстов и биографии Мандельштама? Как вы оцениваете имеющиеся — «Египетскую марку», в частности?

— Я, к сожалению, не смотрел спектакль у Фоменко. Вообще, я с ужасом представляю себе любую адаптацию его произведений. Еще раз повторю: я никому ничего не собираюсь запрещать — лучше я просто не пойду на это смотреть. Мне кажется, что современная русская театральная школа в страшном упадке: провинциализм победил! Особенно это видно, если вспомнить лучшие спектакли Товстоногова, Эфроса, Анатолия Васильева, да и Любимова тоже. Вот и в фильме Либерова для меня самыми неприятными были эпизоды, когда эти куколки начинали говорить от лица Мандельштама, разыгрывать сценки в «Бродячей собаке». Это невозможно смотреть и слушать.

— Вы писали у себя в фейсбуке, что раздумываете, кому посвятить свою следующую книгу— Венедикту Ерофееву или Льву Лосеву. Уже удалось определиться с выбором?

— Открою секрет: чем я вот прямо сейчас буду заниматься — это моя заветная мечта. Мы с моим давним соавтором Михаилом Свердловым, работавшим вместе со мной над книжкой о Есенине и собранием сочинений Олейникова, и замечательным тартуским филологом Романом Лейбовым для издателя Ильи Бернштейна будем делать комментированное издание гениальной детской трилогии Юрия Коваля — «Приключения Васи Куролесова», «Пять похищенных монахов» и «Промах гражданина Лошакова». А уже потом Ерофеев.

— Это будет биография?

— Да, у меня есть договоренность с замечательным редактором Еленой Шубиной, и я уже потихоньку начинаю собирать материалы. Это будет сложно, но это очень увлекательно, это еще одна мечта. И про Лосева, если сил и здоровья хватит, я тоже обязательно напишу.

Информация с сайта daily.afisha.ru

Осип Эмильевич Мандельштам | Русский поэт

Осип Эмильевич Мандельштам , Мандельштам также пишется Мандельштам , (родился 3 января [15 января по новому стилю] 1891 года, Варшава, Польша, Российская Империя [теперь в Польше] — умер 27 декабря 1938, Вторая Пересыльный лагерь «Речка», недалеко от Владивостока, Россия, СССР [теперь в России]), крупный русский поэт, прозаик и литературный публицист. Большинство его работ не публиковались в Советском Союзе в эпоху Иосифа Сталина (1929–53) и были почти неизвестны поколениям российских читателей до середины 1960-х годов.

Мандельштам вырос в Санкт-Петербурге в еврейской семье, принадлежащей к высшему среднему классу. Его отец был торговцем кожей, который отказался от раввинского образования ради светского образования в Германии, а его мать была образованным членом русской интеллигенции. После того, как он окончил частную элитную Тенишевскую школу в 1907 году и предпринял неудачную попытку присоединиться к социал-революционной террористической организации, Мандельштам поехал во Францию, чтобы учиться в Сорбонне, а затем в Германию, чтобы поступить в Гейдельбергский университет.Вернувшись в Россию в 1911 году, он обратился в христианство (был крещен финскими методистами) и, таким образом, освобожденный от еврейской квоты, продолжил обучение в Санкт-Петербургском университете. Он покинул его в 1915 году, не получив ученую степень.

Его первые стихи появились в петербургском журнале « Аполлон » («Аполлон») в 1910 году. В ответ на ранние футуристические манифесты Мандельштам вместе с Николаем Гумилевым, Анной Ахматовой и Сергеем Городецким основал акмеистическую школу поэзия, попытка систематизировать поэтическую практику нового поколения св.Петербургские поэты. Они отвергали туманный мистицизм русского символизма и требовали ясности и конкретности представления и точности формы и значения — в сочетании с широкой эрудицией (охватывающей классическую античность и европейскую историю, особенно относящуюся к культуре, включая искусство и религию). Мандельштам резюмировал свое поэтическое кредо в манифесте « Утро Акмеизма » (написано в 1913 году, опубликовано в 1919 году; «Утро акмеизма»).

В 1913 году его отец обеспечил публикацию своего первого небольшого тома стихов, Kamen ( Stone ), за которым последуют более крупные тома с тем же названием в 1916 и 1923 годах. Название было символом отождествления акмеистов — и особенно Мандельштама — с культурной сущностью Санкт-Петербурга, классической традицией западноевропейской цивилизации и архитектурным выражением его духовного и политического наследия. Первые два издания Камень (1913 и 1916) сделали Мандельштама полноправным членом славной когорты русских поэтов. Его последующие сборники — Вторая книга (1925; «Книга вторая»), по сути, переработанное издание Tristia (1922) и Стихотворения (1928; «Стихи») — снискали ему репутацию ведущего. поэт своего поколения.

Получите подписку Britannica Premium и получите доступ к эксклюзивному контенту. Подпишитесь сейчас

Не склонный быть рупором политической пропаганды (в отличие от Владимира Маяковского), Мандельштам считал «диалог со своим временем» моральным императивом поэта. Он ответил на Первую мировую войну и революцию серией историко-философских медитативных стихов, которые являются одними из лучших и наиболее глубоких в корпусе русской гражданской поэзии. По темпераменту и убеждению сторонник Партии социалистов-революционеров, он приветствовал крах старого режима в 1917 году и выступал против захвата власти большевиками.Однако его опыт во время Гражданской войны в России (1918–20) почти не оставлял сомнений в том, что ему не было места в Белом движении. Как русский поэт, он чувствовал, что должен разделить судьбу своей страны и не мог выбрать эмиграцию. Как и многие российские интеллектуалы того времени (сторонники движения «Смена ориентиров» или «попутчики»), он заключил мир с Советским Союзом, не отождествляя себя полностью с большевистскими методами или целями. Во время гражданской войны Мандельштам жил попеременно в Петрограде, Киеве, Крыму и Грузии при различных режимах.В 1922 году, после публикации второго тома стихов « Tristia », он поселился в Москве и женился на Надежде Яковлевне Хазиной, с которой познакомился в Киеве в 1919 году.

Поэзия Мандельштама, эрудированная и перекликающаяся с историческими аналогиями и классическими мифами , поставили его на обочину советского литературного истеблишмента, но не умалили его авторитета как главного поэта своего времени как среди литературной элиты, так и среди самых проницательных читателей поэзии в правительстве большевиков (Мандельштам покровительствовал Николай Бухарин). После Tristia поэтическая продукция Мандельштама постепенно уменьшалась, и, хотя некоторые из его наиболее значительных стихотворений («Грифельная ода» и «1 января 1924 года») были написаны в 1923–24 годах, она полностью прекратилась в 1925 году.

As Он отворачивался от поэзии, Мандельштам написал одни из лучших мемуарных прозов ХХ века ( Шум времени [ Шум времени ] и Феодосия [«Феодосия»], 1923) и небольшой экспериментальный роман ( Египецкая marka [«Египетская печать»], 1928 г.).В 1920-е годы он также опубликовал серию блестящих критических эссе («Конец романа», «XIX век», «Барсучья нора: Александр Блок» и др.). Включенные в сборник « О поэзии » (1928; «О поэзии»), эти эссе вместе с его « Разговор о Данте » (1932; Разговор о Данте ) должны были оказать долгосрочное влияние на российское литературное учение (особенно о Михаиле Бахтине и формалистах). Это были его последние книги, изданные в Советском Союзе при его жизни.

Как и многие его соратники-поэты и писатели, Мандельштам в 20-е годы зарабатывал на жизнь литературным переводом. В 1929 году, в напряженной политизированной атмосфере сталинской революции, Мандельштам был замешан в скандале с авторскими правами, который еще больше отдалил его от литературного истеблишмента. В ответ Мандельштам произвел Четвертая проза (1930?; Четвертая проза ), монолог потока сознания, высмеивающий раболепие советских писателей, жестокость культурной бюрократии и абсурдность «социалистического строительства».Эта книга не была опубликована в России до 1989 года.

В 1930 году, благодаря все еще могущественному покровительству Бухарина, Мандельштаму было поручено поехать в Армению, чтобы наблюдать и фиксировать ход выполнения ее пятилетнего плана. Результатом стало возвращение Мандельштама к поэзии (цикл «Армения» и последующий за ним «Московские тетради ») и « Путешествие в Армению », яркий пример модернистской туристической прозы. Некоторые стихи того периода, наряду с «Путешествием », были опубликованы в периодической печати.Избавившись от прежнего скандала, Мандельштам вернулся в Москву как видный член писательского сообщества, чему способствовала кратковременная оттепель в культурной политике 1932–1934 годов.

Однако независимость Мандельштама, его неприятие моральных компромиссов, его чувство гражданской ответственности и ужас, который он испытывал по поводу репрессий против крестьянства, поставили его на путь столкновения со сталинской партией-государством. В ноябре 1933 года Мандельштам написал о Сталине жгучую эпиграмму, которую впоследствии прочитал многим своим друзьям («Мы живем, не чувствуя страну под ногами»).Зная о растущей оппозиции Сталину внутри партии, которая достигла своего апогея в 1934 году на 17-м съезде партии (26 января — 10 февраля), Мандельштам надеялся, что его стихотворение станет городским фольклором и расширит базу антисталинской оппозиции. . В стихотворении Мандельштам представляет Сталина «истребителем крестьян» с червеобразными пальцами и тараканьими усами, который наслаждается массовыми пытками и казнями. Осужденный кем-то из его окружения, Мандельштам был арестован за эпиграмму в мае 1934 года и отправлен в ссылку с приговором Сталина «изолировать, но защищать».«Мягкий приговор был продиктован желанием Сталина привлечь на свою сторону интеллигенцию и улучшить свой имидж за границей — политика, которая соответствовала его организации Первого съезда советских писателей (август 1934 г.).

Стресс от ареста, заключения и допросов, вынудивший Мандельштама назвать имена друзей, которые слышали, как он читал стихотворение, привел к затяжному приступу психического заболевания. Находясь в больнице провинциального городка Чердынь (на Урале), Мандельштам попытался покончить жизнь самоубийством, выпрыгнув из окна, но выжил и был переведен в более гостеприимный город Воронеж.Там ему удалось частично восстановить душевное равновесие. Как ссыльному, которому была предоставлена ​​высочайшая «защита», ему разрешили работать в местном театре и на радиостанции, но навязанную ему изоляцию от своего окружения было все труднее переносить. Мандельштам был одержим идеей искупить вину против Сталина и превратиться в нового советского человека. Этот воронежский период (1934–37) был, пожалуй, самым продуктивным в творческой карьере Мандельштама как поэта, в результате чего были получены три замечательных цикла: Воронежские тетради ( Воронежские тетради ) и его самое длинное стихотворение «Ода Сталину». .В известном смысле «Ода Сталину» «Воронежские тетради » является одновременно блестящим пиндаровским панегириком его мучителю и христоподобным призывом к «отцу всех людей» пощадить крест. Написанный великим поэтом, он является уникальным памятником душевного ужаса сталинизма и трагедии капитуляции интеллигенции перед насилием и идеологическим диктатом сталинского режима.

В мае 1937 года, отбыв наказание, Мандельштам покинул Воронеж, но, как бывший ссыльный, ему не разрешили прописку в радиусе 62 миль (100 км) от Москвы.Обездоленный, бездомный, страдающий астмой и сердечными заболеваниями, Мандельштам упорно пытался реабилитироваться, обходя квартиры писателей и офисы Союза писателей СССР, декламировал свою «Оду» и умолял о работе и возвращении к жизни. нормальная жизнь. Друзья поэта в Москве и Ленинграде собрали сбор, чтобы спасти Мандельштамов от голода. В марте 1938 года генеральный секретарь Союза писателей Владимир Ставский объявил Мандельштама главе тайной полиции Николаю Ежову, разжигая смуту в писательском сообществе.Донос включал в себя экспертную оценку творчества Мандельштама писателем Петром Павленко, который назвал Мандельштама простым стихотворением, неохотно похвалив лишь несколько строк «Оды». Через месяц, 3 мая 1938 года, Мандельштам был арестован. Приговоренный к пяти годам исправительно-трудового лагеря за антисоветскую деятельность, он умер в пересыльном лагере под Владивостоком 27 декабря 1938 года. «Ода» оставалась неопубликованной до 1976 года. За исключением Велимира Хлебникова, Мандельштам отличался полной приверженностью своему призванию как поэт-пророк и поэт-мученик.Без постоянного места жительства и постоянной работы, но в течение короткого перерыва в начале 1930-х годов он жил жизнью архетипического поэта, распространяя рукописи среди своих друзей и полагаясь на их воспоминания для «архивирования» своих неопубликованных стихов. В первую очередь благодаря усилиям его вдовы, умершей в 1980 году, поэзия Мандельштама была утеряна мало; она сохранила его произведения во время репрессий, запоминая их и собирая копии.

После смерти Сталина публикация произведений Мандельштама на русском языке была возобновлена, в 1973 году вышел первый том стихов Мандельштама.Но именно раннее американское двухтомное аннотированное издание Мандельштама Глеба Струве и Бориса Филиппова (1964) вместе с мемуарами Надежды Мандельштам привлекли внимание новых поколений читателей, ученых и исследователей к творчеству поэта. коллеги-поэты. В России на рубеже 21 века Мандельштам оставался одним из самых цитируемых поэтов своего времени.

Осип Мандельштам | Фонд Поэзии

Осип Мандельштам входит в число самых значительных русских поэтов ХХ века.Он родился в Варшаве, Польша, примерно в 1891 году, но вскоре после этого его семья переехала в Санкт-Петербург, Россия. В Санкт-Петербурге еврейские Мандельштамы — в силу, по мнению некоторых критиков, прекрасного положения отца как торговца кожей, — сумели жить относительно свободными от антисемитских враждебных действий, которые тогда были повсеместными. В конце концов Мандельштам учился в престижном Тенишевском училище города, но отличиться не сумел. Продолжая обучение за границей, он посещал Сорбонну в Париже и Гейдельбергский университет в Германии.Вернувшись домой, Мандельштам, несмотря на его еврейское происхождение и несколько не впечатляющую репутацию в Тенишеве, был принят в Санкт-Петербургский университет, довольно эксклюзивное и исключительно христианское учреждение.

К этому времени, в начале 1910-х, Мандельштам уже отказался от своих фактических занятий в пользу письма и начал писать стихи для Аполлон, ведущего литературного журнала Санкт-Петербурга . В 1913 году он опубликовал свой первый сборник стихов « Камень », переведенный как « Камень», «», что сразу же сделало его одним из высших эшелонов русских поэтов.В эпоху, когда впервые было опубликовано Stone , символизм был доминирующей формой поэтического выражения среди русских поэтов. Однако Мандельштам отказался от символистского стиля и его метафизических, даже оккультных аспектов. Его собственные стихи были прямым выражением мыслей, чувств и наблюдений. Таким образом, Мандельштам был признан акмеистом, то есть его стихи были признаны основанными на интуиции и гуманистической перспективе. Вполне логично, что сам Мандельштам охарактеризовал свой акмеистический стиль как «органичный».”

К несчастью для Мандельштама, 1910-е годы вряд ли были успешным десятилетием для утверждения себя как поэта в России. Не успела закончиться Первая мировая война, как Россия разразилась революцией. Большевики, которые сами были разделены, взяли на себя контроль над страной и вскоре начали сгибать искусство — и, следовательно, художников — в пропагандистских целях. Для Мандельштама, поддерживавшего большевиков, присвоение его стихов политическому делу, даже тому, которое предполагало отстаивание большего блага простых людей, оказалось несостоятельным.Мандельштам далек от того, чтобы использовать свою поэзию в политических целях, рекомендованных руководящим органом России, он настаивал на написании стихов, пропагандирующих его собственный гуманизм, который был одновременно глубоким и личным. Следовательно, вскоре он стал предметом упреков со стороны тех художников и интеллектуалов, которые добровольно пошли на компромисс.

В 1920-х годах, когда большевики основали свое коммунистическое государство Советский Союз, нонконформисту Мандельштаму становилось все труднее оставаться поэтом.Он беззастенчиво отказывался отдавать свое искусство политическим целям. Более того, Мандельштам предпочел подчеркнуть свою автономию как художника. В 1922 году, когда большевики начали усиливать контроль над русскими художниками, Мандельштам опубликовал Tristia, сборник, в котором неявно прославляется личность над массой и любовь к товариществу. Эти стихи, далекие от утверждения государственных идеалов, упиваются личным, даже болезненным. «Вернись ко мне», — пишет Мандельштам в стихотворении без названия (в переводе Кларенса Брауна и У.С. Мервин в Избранные стихотворения ), «Мне без тебя страшно. / Никогда у тебя не было такой власти / надо мной, как сейчас. / Все, что я желаю / появляется мне. / Я больше не ревную. / Я звоню тебе.» Из стихотворений Tristia ясно, что в этот период апокалиптических потрясений [Мандельштам] больше всего заботит искусство, поэзия, слово », — заметил Нильс Аке Нильссон в книге« Scando-Slavica ». «Он задает себе вопрос: выживет ли поэзия?»

Tristia способствовала дальнейшему отчуждению Мандельштама от прогосударственных художников и интеллектуалов его страны.Среди сверстников, которые добровольно жертвовали своим искусством коммунистам, Мандельштама осуждали как подрывника и, следовательно, угрозу благополучию нового коммунистического государства, которое якобы ставило коллектив над личностью. Другие художники, занявшие такую ​​же вызывающую позицию, как Мандельштам, уже стали жертвами мстительных коммунистов. Примечательным среди этих деятелей является Николай Гумилев, общепризнанный лидер поэтов-акмеистов. Гумилев, который был женат на Анне Ахматовой, которую некоторые ученые считают величайшим поэтом России того времени, был казнен к 1921 году, за год до того, как Тристия впервые появилась в печати.

Мандельштам также стал жертвой взаимных обвинений со стороны недавно облеченных властью коммунистов. Ему становилось все труднее публиковать свои стихи в литературных журналах, и в конце концов он начал писать детские книги, чтобы поддержать себя. Но в 1925 году, несмотря на значительные невзгоды, Мандельштам опубликовал «Шум времени», — сборник автобиографических рассказов. Дональд Рэйфилд в своем введении к The Eyesight of Wasps: Poems, , сборнику стихов Мандельштама в переводе Джеймса Грина, описал The Noise of Time как «навязчивое воспоминание о культурных влияниях… о подростке [Мандельштаме] ». Однако такие личные сочинения, вероятно, мало что сделали для того, чтобы полюбить Мандельштама властям, стремящимся продвигать больше политических работ, явно поддерживающих собственные цели советского руководства, то есть диктатора Иосифа Сталина.

В 1928 году Мандельштам, несмотря на непрекращающийся антагонизм со стороны государственных чиновников, успел выпустить еще три тома: «Египетская марка», — сюрреалистическая новелла о страданиях русского еврея; « стихотворений», «» — еще один сборник стихов, отметивший дальнейшее созревание Мандельштама как поэта; «О поэзии», — сборник критических эссе. The Egyptian Stamp, прокомментировал Кларенс Браун в Slavic and East European Journal, — это «единственный пример повествовательной прозы Мандельштама и один из немногих примеров сюрреалистической фантастики, которые можно найти во всей русской литературе».

То, что Мандельштам удалось опубликовать три произведения 1928 года, объясняется, по крайней мере частично, политическими маневрами Николая Бухарина, энтузиаста поэзии, известного в правящем круге коммунистического диктатора Иосифа Сталина.В том же году Мандельштама обвинили в краже репутации после того, как издание по ошибке указало его переводчиком, а не редактором. При значительном руководстве со стороны государства пресса развернула кампанию против Мандельштама. Опасаясь, что подобные обвинения приведут к запрету его публикации, Мандельштам категорически отверг обвинения. Однако его действия только подогревали деятельность прессы и интерес общественности. Наконец, Бухарин заступился и добился отправки Мандельштама и Надежду Хазину, семилетнюю жену Мандельштама, в Армению в качестве журналистов.

Уловка Бухарина оказалась действенной, поскольку удалила Мандельштама из центра споров. Но когда Мандельштам вернулся в 1930 году, он снова стал объектом преследований со стороны коммунистов. Репрессивные методы государства по отношению к поэтам-нонконформистам по-прежнему дорого обходились: например, Ахматова решила снять свое произведение с рассмотрения для публикации. Другой поэт, Владимир Маяковский, сделал более радикальный выбор: покончил жизнь самоубийством.

Как и его коллега поэт Борис Пастернак, Мандельштам в конце концов отошел от поэзии и стал выражаться в прозе.Он опубликовал Путешествие в Армению, — отчет о своих переживаниях. D.M. Томас отметил в литературном приложении « Times» , что « Путешествие в Армению » «столь же многозначительно и наполнено смелыми метафорами, как поэзия [Мандельштама]». Том не нашел одобрения у советских властей, которые отстранили его редактора от работы.

После публикации « Путешествие в Армению», Мандельштам обнаружил, что жизнь дома стала еще тяжелее, чем раньше. Несмотря на запрет на публикацию, он продолжал писать.Он вернулся к поэзии, и в своих работах этого периода, начала 1930-х годов, он начал осознавать чувство, что он, по сути, обречен. В « Избранных стихотворениях» переводчиков Браун и Мервин дают такой перевод из «Анне Ахматовой»: «О древние палачи, продолжайте любить меня! / Игроки в саду, кажется, целятся в смерть и попадают в кегли. / Я иду по своей жизни, целясь вот так, в своей железной рубашке / (почему бы и нет?) И найду в лесу старый топор для обезглавливания ».

Мандельштам усугубил свою собственную кончину, когда в 1933 году написал стихотворение, в котором Сталин описывается как ликующий убийца.Браун и Мервин в книге « Избранные стихотворения», представляют перевод этого стихотворения, в котором говорится: «Он катит казни на своем языке, как ягоды. / Он хотел бы обнять их, как большие друзья из дома ». После того, как известие об этом стихотворении дошло до советского руководства, Мандельштам был арестован. Его пытали психологически и физически, и предполагалось, что в конечном итоге он будет казнен. Но Бухарину снова удалось заступиться, на этот раз пощадив Мандельштама и отправив его в деревню на Урале.В течение этого периода Сталин провел серию кровавых чисток, которые избавили Советский Союз от бесчисленных граждан. Похоже, никто не был в безопасности. Были казнены даже видные партийные деятели.

В изгнании Мандельштам жил, опасаясь, что Советы еще не покончили с ним. Он сошел с ума от ужасных пыток, которые он уже претерпел, и в конце концов попытался покончить жизнь самоубийством. Благодаря помощи жены Мандельштам достаточно стабилизировался, чтобы продолжать писать стихи. К этому времени он уже не боялся описывать свои невзгоды и писать о безумном Сталине.В стихотворении 1937 года без названия, переведенном Джеймсом Грином в книге «Взгляд осы», , говорится: «Глаза неквалифицированной земли будут сиять / И, как спелая гроза, Ленин вырвется наружу, / Но на этой земле (которая ускользнет. разложение) / Там убить жизнь и разум — Сталина ».

После того, как в 1937 году закончилась ссылка Мандельштама, он поехал в Москву, где, как он предполагал, до сих пор владеет домом. Однако государство захватило квартиру Мандельштама. В течение следующего года Мандельштам и его жена жили изношенной жизнью, и его здоровье ухудшилось до такой степени, что он перенес два сердечных приступа.В этот период Сталин провел еще одну серию чисток, чтобы избавить Советский Союз от того, что он считал нежелательными элементами. Когда Мандельштам лечился в санатории, его снова арестовали. На этот раз он исчез в лабиринте советских трудовых лагерей и тюрем. В конце 1938 года правительство сообщило, что он умер от сердечной недостаточности.

За годы, прошедшие после его смерти, Мандельштам стал признан — особенно на Западе — одним из величайших и наиболее вдохновляющих поэтов русского языка, равным Ахматовой, Пастернаку и Марине Цветаевой.Хотя работы Мандельштама не привлекали особого внимания в Советском Союзе, особенно во время холодной войны, они получили широкое внимание на Западе и были опубликованы во многих переведенных сборниках. Эти тома служат подтверждением целостности артистизма и духа Мандельштама. Как писал Эрвин С. Броуди в своем предисловии к « стихотворений Мандельштама, », сборнику, переведенному Р. Х. Моррисоном: «Ни один советский поэт современной чувствительности не отражал так интенсивно, как Мандельштам, утрату исторической и философской самоуверенности и возникающие противоречия между государством. порядок и обособленность индивидуального сознания…. Он был в основном озабочен сохранением культурного и морального наследия России, и его лучшие стихи свидетельствуют о выживании искусства и сознания … в то время и в месте, когда у обоих, казалось, были самые незначительные шансы остаться в живых. ”

Биография Осипа Мандельштама | Русская поэзия

Осип Эмильевич Мандельштам (1891-1938), великий современный русский поэт, публицист и переводчик, родился в Варшаве в 1891 году.В 1897 году семья переехала в Санкт-Петербург. Он получил формальное образование частично в престижной Тенишевской школе, частично в Сорбонне в Париже и в Гейдельбергском университете в Германии, но так и не получил ученой степени. Он прекрасно знал английский, французский и немецкий языки. В Санкт-Петербурге он посетил Башню Вячеслава Иванова и собрание Петербургского философского общества; позже он вступил в Гильдию поэтов Гумилева. Мандельштам рано был связан с журналом «Аполлон » и с акмеизмом.Его первые опубликованные стихи появились в августе 1910 года в Apollon . Его первая книга стихов « Stone » вышла в 1913 году и сразу принесла ему признание как одного из лучших талантов России.

Как писал Монас: «Когда пришла русская революция, он приветствовал ее с определенными надеждами, а не без страха и опасений». В своей литературной прозе он обсуждал отношение художника к обществу. После Шум времени (1922-23) четыре основных произведения литературной прозы Мандельштама: Египетская марка (1927), Четвертая проза (1928-30), Путешествие в Армению (1931-32) , и Разговор о Данте (весна-лето 1933).Как предполагает Фрейдин, его отношение ко всему советскому проекту, включая роль Сталина в нем, было гораздо более сложным, чем это часто предполагалось, и его нельзя свести к романтическому представлению о поэте в роли Давида, непрерывно борющегося со своим Голиафом.

Во время Гражданской войны (1918-21) Мандельштам жил попеременно в Петрограде, Киеве, Крыму и Грузии при различных режимах. В 1922 году он опубликовал сборник стихов Tristia. По словам Фрейдина, «поэзия Мандельштама, эрудита, перекликающаяся с историческими аналогиями и классическими мифами, поставила его на периферию советского литературного истеблишмента.«Ему было очень трудно публиковаться и поддерживать себя в советских условиях.

В 1922 году он поселился в Москве и женился на Надежде Яковлевне Хазиной, с которой познакомился в Киеве в 1919 году. В 1920-е годы, как и многие его соратники-поэты и писатели, Мандельштам зарабатывал на жизнь художественным переводом. В 1929 году, неправомерно обвиненный в плагиате, в напряженной политизированной атмосфере сталинского террора ему запретили публиковаться. В 1930 году он написал стихотворение Волк (последняя строка добавлена ​​в 1935 году), которое иллюстрирует состояние ума интеллектуала в начале 1930-х годов.зверский характер современного существования в обществе персоны. В литературе о Мандельштаме это стихотворение было воспринято как обвинение времени. Это ясно из метафор volkodav (это не волк, а волкодав), «окровавленные кости в колесе», которые соответствуют характеру изображенного времени. По мнению некоторых историков литературы, последовательность мощных образов и метафор, ощущение смертельной опасности для поэта в «век волкодавов» вызывают события жизни Мандельштама в конце 1920-х — начале 1930-х годов.Это стихотворение, как и многие стихи Осипа Мандельштама, представляет собой образ жестокого, гнетущего и мучительного мира, который стал для поэта невыносимым.

В 1933 году поэт написал эпиграмму о Сталине, которую впоследствии прочитал многим своим друзьям ( Мы живем, не чувствуя страну под ногами ). В стихотворении Сталин «истребитель крестьян с червеобразными пальцами и тараканьими усами наслаждается массовыми пытками и казнями» (Фрейдин). Эпиграмма достигла ушей Сталина, и Мандельштам был арестован в мае 1934 года.Это был его первый арест, приведший к ссылке (вместе с женой) в южный город Воронеж. Воронежские тетради , в которых собраны все его поэтические произведения с 1930 по 1937 год, были стихотворениями, которые жена Мандельштама сохранила путем запоминания каждого слова. Позже она опубликовала их под названием Воронежские тетради . В 1937 году он был вторично арестован как «враг народа» и приговорен к пяти годам заключения в ГУЛАГе. Он умер в пересыльном лагере под Владивостоком зимой 1938 года.

За тридцать лет его имя практически исчезло из печати в СССР. Осип Мандельштам был реабилитирован после смерти Сталина, а сборник его стихов был издан в 1974 году в Ленинграде. Надежда Яковлевна Мандельштам стала легендой, так как она сохранила его рукописи и написала мемуары Надежда против надежды , в которых она рассказала о своих усилиях по защите, тиражированию и распространению запрещенных стихов своего мужа. В начале 1970 года некоторые экземпляры этой книги были переправлены контрабандой на Запад и вышли в английском переводе.

Источники

Фрейдин Григорий. Осип Мандельштам: модернистская парадигма и российский опыт. 2001.

Фрейдин, Грегори, Множество цветов: Осип Мандельштам и его мифологии самопрезентации, University of California Press, 1987.

Лекманов Олег. Мандельштам ( Исследования по русской и славянской литературе, культуре и истории ) . Перевод Татьяны Ретивовой. 2010.

Мандельштам, Надежда. Надежда против надежды: Воспоминания. Введение Кларенса Брауна. Перевод Макс Хейворд. Rndom House. 1970.

Монас, Сидней. Введение в Очерки Осипа Мандельштама. Новая история литературы История и критика: II. Vol. 6, No. 3, 1975, pp. 629-632.

Осип Эмильевич Мандельштам

Русский поэт Осип Эмильевич Мандельштам (1891-1938) начинал как участник движения акмеистов, а затем развил стиль, отличающийся ясностью, дикцией, вниманием к форме и классическими аллюзиями.Его поэзия очень эрудированная и сложная.

Осип Мандельштам родился 15 января 1891 года в Варшаве в семье еврейского торговца кожей. Семья вскоре переехала в Санкт-Петербург (Ленинград). Мандельштам окончил среднюю школу в 16 лет и сразу уехал в Париж. В 1910 году он учился в Гейдельберге и посетил Швейцарию. В следующем году он поступил в Петербургский университет, чтобы изучать старофранцузский язык.

Университетские годы Мандельштама были также годами его дебюта как поэта.Классическая грация и эрудиция его стихов сразу же принесли ему успех. Его первая книга стихов Stone (1913) была хорошо принята. В годы, предшествовавшие Первой мировой войне, Мандельштам работал в Гильдии поэтов, мастерской акмеистов, которая уделяла особое внимание художественному мастерству. В 1922 году вышла его вторая книга стихов « Tristia, ».

В 1920-е — начале 1930-х годов Мандельштам относился к русской революции и новому советскому режиму безразлично.Он мало верил в марксистский взгляд на историю как на прогресс. Он сожалел о популяризации культуры в ущерб истинным культурным достижениям. Его поэзия этих лет отличается спокойной дикцией, стремлением к равновесию и напряжению. Во многих его стихах прославляются архитектурные памятники, воплощающие этот баланс и напряжение, такие как Нотр-Дам в Париже и Собор Святой Софии в Стамбуле. В своих критических эссе и художественной прозе Мандельштам использует классиков западной культуры, чтобы показать, что достигнутый уровень культуры не обязательно является результатом общественных или промышленных достижений.Он был опечален мрачностью советской жизни по сравнению с блеском его любимого города — Санкт-Петербурга. Он рассматривал новую массовую аудиторию советской литературы как вредную для создания хорошей литературы и направил свои собственные произведения на будущую, просвещенную аудиторию.

В 1930-е годы аполитичность Мандельштама и откровенность его произведений привели его к прямому конфликту со Сталиным. Он был арестован в 1934 году за написание нелестной эпиграммы о Сталине и выслан из крупных российских столиц на 3 года.По возвращении в Москву находясь в ссылке в 1937 году, Мандельштам оказался чрезвычайно трудным. Он был снова арестован в мае 1938 года по обвинению в контрреволюционной деятельности и приговорен к 5 годам заключения в концлагере на Дальнем Востоке. Эти невзгоды вскоре свели его с ума, и он умер суровой зимой 1938 года.

Дополнительная литература к Осипу Эмильевичу Мандельштаму

Лучшие переводы поэзии Мандельштама — это Ольга Карлайл, изд., Поэты на углах улиц: портреты пятнадцати русских поэтов (1968).Излюбленное обсуждение жизни Мандельштама находится в трогательном отчете его вдовы Надежды Мандельштам, Надежда против надежды: Воспоминания (пер. 1970). Интересные взгляды на его жизнь и деятельность представлены в книге Хелен Мучник, Русские писатели: заметки и очерки (1971). Его жизнь и творческий метод исследуются во введении Кларенса Брауна к Проза Осипа Мандельштама (перевод 1965). Познавательная книга о Мандельштаме и его месте в современной поэзии — Леонид И. Страховский, Мастера слова: Три поэта современной России (1949).

Дополнительные источники биографии

Мандельштам, Надежда, Надежда заброшенная, Нью-Йорк: Атенеум, 1981, 1974.

Мандельштам, Надежда, Надежда против надежды: воспоминания, Нью-Йорк, Нью-Йорк: Атенеум, 1987, 1970.

Мандельштам, Осип, Путешествие в Армению, Сан-Франциско: Дж. Ф. Ричи, 1979.

Осип Эмильевич Мандельштам — Осип Эмильевич Мандельштам Биография

Осип Мандельштам, он же Осип Мандельштам, родился в Варшаве и вырос в Санкт-Петербурге.Петербург. Его отец был успешным продавцом кожгалантереи, а мать преподавала фортепиано. Родители Мандельштама были евреями, но не очень религиозными. Дома Мандельштама учили гувернантки и гувернантки. Он учился в престижной Тенишевской школе (1900-07), затем побывал в Париже (1907-08) и Германии (1908-10), где изучал старофранцузскую литературу в Гейдельбергском университете (1909-10). В 1911-17 гг. Изучал философию в Петербургском университете, но его не окончил. Мандельштам был членом «Гильдии поэтов» с 1911 года и поддерживал тесные личные связи с Анной Ахматовой и Николаем Гумилевым.Его первые стихи появились в 1910 году в журнале «Аполлон».

Как поэт Мандельштам получил известность благодаря сборнику «КАМЕНЬ» (Камень), появившемуся в 1913 году. Тематика варьировалась от музыки до таких триумфов культуры, как римская классическая архитектура и византийский собор Святой Софии в Константинополе. За ней последовали «ТРИСТИЯ» (1922), подтверждающая его положение как поэта, и «СТИХОТВОРЕНЯ» 1921-25, (1928). В «Тристии» Мандельштам, как и в «Камене», установил связи с классическим миром и современной Россией, но среди новых тем было понятие изгнания.Настроение печальное, поэт прощается: «Я изучал науку прощания в« ночных плачах с непокрытой головой ».

Мандельштам приветствовал февральскую революцию 1917 года, но поначалу он был настроен враждебно по отношению к октябрьской революции 1917 года. В 1918 году недолго работал в Министерстве просвещения Анатолия Луначарского в Москве. Благодаря частым поездкам на юг Мандельштам избежал многих неприятностей, осложнявших повседневную жизнь во время гражданской войны. После революции его взгляды на современную поэзию стали резкими.Поэзия молодежи была для него непрекращающимся плачем младенца, Маяковский — ребячливым, а Марина Цветаева — безвкусной. Он только принял Пастернака и восхищался Ахматовой.

В 1922 году Мандельштам женился на Маджде Иоковлевне Хазин, которая сопровождала его все годы ссылки и заключения. В 20-е годы прошлого века Мандельштам зарабатывал на жизнь написанием детских книг и переводом произведений Аптона Синклера, Жюля Ромена, Шарля де Костера и других. С 1925 по 1930 год не сочинял стихов, а обращался к прозе.В 1930 году он совершил поездку в Армению. Мандельштам видел свою роль аутсайдера и проводил параллели со своей судьбой и судьбой Пушкина. Важность сохранения культурной традиции стала для поэта главной заботой. Советские культурные власти справедливо подозрительно относились к его лояльности большевистскому правлению. Спасаясь от влиятельных врагов, Мандельштам в качестве журналиста путешествовал по дальним провинциям. «Путешествие Мандельштама в Армению» (1933) стало его последней крупной работой, опубликованной при его жизни.

«Мы живем, глухие к земле под нами,
В десяти шагах от нас никто не слышит наших речей,
Но где там хоть пол разговора
Кремлевский альпинист получит упоминание ».
(из «Сталина» 1934 г.)

Мандельштам впервые был арестован в 1934 году за написанную им эпиграмму на Иосифа Сталина. «И каждое убийство — удовольствие, Для широкогрудой осетины». Сталин лично заинтересовался Мандельштамом, а также имел телефонный разговор с Борисом Пастернаком, спрашивая, присутствовал ли он, когда Мандельштам читал пасквиль на себя, Сталина.Пастернак ответил, что ему это кажется неважным, но он хочет поговорить со Сталиным о очень важных вещах. Мандельштам был сослан в Чердынь. После попытки самоубийства его приговор был заменен ссылкой в ​​Воронеже, закончившейся в 1937 году. В своих записных книжках из Воронежа (1935-1937) Мандельштам написал: «Он думает костями, щупает лоб и пытается вспомнить свой человеческий облик», поэт отождествляет себя со Сталиным, своим мучителем, отрезанным от человечества.

В этот период Мандельштам написал для Наташи Штемпель, своего храброго друга в тяжелых условиях, стихотворение, в котором он снова дал женщинам роль оплакивания и сохранения: «Сопровождать воскресших и быть первым, приветствовать мертвых — это значит свое призвание.И требовать от них ласки — преступно ».

Мандельштам был арестован за «контрреволюционную» деятельность в мае 1938 года и приговорен к пяти годам исправительно-трудового лагеря. На допросе Николая Шиварова он признался, что написал контрреволюционное стихотворение, которое начиналось словами: «Мы живем, не чувствуя страны под собой, В десяти шагах наша речь не звучит, а когда есть желание наполовину — открыть наши рты
Кремлевский скальный обитатель преграждает путь.’

В пересыльном лагере Мандельштам был уже настолько слаб, что не мог стоять. Он умер 27 декабря 1938 года на архипелаге ГУЛАГ во Второй речке близ Владивостока. Его тело было захвачено в братскую могилу.

Международная известность Мандельштам начал завоевывать признание в 1970-х годах, когда его произведения были опубликованы на Западе и в Советском Союзе. Его вдова Надежда Мандельштам опубликовала мемуары «НАДЕЖДА ПРОТИВ НАДЕЖДЫ» (1970) и «НАДЕЖДА БРОШЕННЫМИ» (1974), в которых запечатлены их жизнь и сталинская эпоха.«Стихи Воронежа» Мандельштама, опубликованные в 1990 году, являются наиболее близким приближением того, что планировал написать поэт, если бы он выжил.

Мандельштам написал широкий спектр эссе. «Разговоры о Данте» считались шедевром современной критики с ее причудливым использованием аналогий. Мандельштам пишет, что «великолепные белые зубы Пушкина — мужские жемчужины русской поэзии». Он рассматривает «Божественную комедию» как «путешествие с разговорами» и обращает внимание на использование цветов Данте.Текст постоянно сравнивают с музыкой. «Я сравниваю, значит, существую», — так мог бы выразиться Данте. Он был Декартом метафоры. Потому что материя открывается нашему сознанию (и как мы можем переживать чужое?) Только через метафору, потому что вне сравнение, потому что само существование есть сравнение ».

Воспоминания: Надежда Мандельштам, Макс Хейворд: 9780375753169: Amazon.com: Книги

Обзор Amazon.com

Надежда в переводе с русского означает «надежда».И Надежда Мандельштам, жена Осипа Мандельштама, одного из величайших русских поэтов 20-го века, названа точно, потому что только надежда, кажется, подпитывала ее силы в очень тяжелые времена. В этом первом из двух томов своих мемуаров она предлагает душераздирающий отчет о последних четырех годах, которые она провела со своим покойным мужем. Она воссоздает в лаконичных, откровенных фразах атмосферу сильной паранойи, охватившую литературную интеллигенцию России. В 1933 году Осип написал беззаботную сатиру, высмеивая Сталина.Это оказался смертный приговор, состоящий из 16 строк. Надежда вспоминает ту ночь, когда за ним приехала тайная полиция: «Раздался резкий, невыносимо явный стук в дверь.« Они пришли за Осипом », — сказала я». Его арестовали, допросили, сослали и, в конце концов, снова арестовали. Надежда ведет хронику каждого поворота событий, описывая свои чувства горя и радости со скромной дисциплиной. Мандельштам не только пишет с живостью и проницательностью классических русских романистов, но и слишком самоотвержен, чтобы писать отчет о собственных невзгодах.Вместо этого она действует как свидетель общества. Точно так же, хотя разум Осипа был неуравновешен из-за его суровых испытаний в тюрьме, его дух оставался непоколебимым; именно эту освобождающую, творческую силу Надежда воспевает в фильме «Надежда против надежды », . — Лилиан Пиццичини, Amazon.co.uk

Обзор

«Ничто из того, что можно сказать, не передаст или не повлияет на гениальность этой книги. Выносить суждение о ней — почти наглость, даже суждение — это просто празднование и почтение.
— Джордж Штайнер, житель Нью-Йорка

«Безусловно, самый яркий отчет, который у нас есть — или который, вероятно, получится — о жизни в Советском Союзе во время чисток 1930-х годов».
— Ольга Карлайл, The New Книжное обозрение York Times

«Ни одна работа о России, которую я недавно прочитал, не дала мне такого чуткого и острого понимания того адского дома, которым стала Россия при Сталине, как это самоотверженное и блестящее произведение его преданной жены о поэте Мандельштаме».
— Харрисон Э.Солсбери

Из восьмидесяти одного года своей жизни Надежда Мандельштам провела девятнадцать как жена величайшего русского поэта этого века Осипа Мандельштама и сорок два года как его вдова. Остальное — детство и юность ».
Так пишет Иосиф Бродский в своей оценке Надежды Мандельштам, которая здесь перепечатана как Вступление.« Надежда против надежды »была впервые опубликована на английском языке в 1970 году. Это мемуары Надежды Мандельштам о ее жизни с Осипом. Впервые был арестован в 1934 году и погиб во время сталинской чистки 1937-38 годов.«Надежда против надежды» — это жизненно важный свидетельство очевидца сталинского Советского Союза и одно из величайших свидетельств ценности литературы и свободы воображения, когда-либо написанных. Но это также и глубокое вдохновение — история любви, рассказывающая о ежедневной борьбе за сохранение любви и искусства в самых отчаянных обстоятельствах.

Надежда Мандельштам родилась в Саратове в 1899 году. Она познакомилась с Осипом Мандельштамом в 1919 году. Она также является автором книги «Надежда брошенная» (1974). Она умерла в 1980 году. Надежда в переводе с русского означает «надежда».

С задней стороны обложки

«Надежда против надежды» была впервые опубликована на английском языке в 1970 году. Это мемуары Надежды Мандельштам о ее жизни с Осипом, который был впервые арестован в 1934 году и погиб во время сталинской чистки 1937-38 годов. «Надежда против надежды» — это жизненно важный свидетельство очевидца сталинского Советского Союза и одно из величайших свидетельств ценности литературы и свободы воображения, когда-либо написанных. Но это также и глубокое вдохновение — история любви, рассказывающая о ежедневной борьбе за сохранение любви и искусства в самых отчаянных обстоятельствах.

Осип Мандельштам: Фон стихов | GradeSaver

Эти заметки были добавлены членами сообщества GradeSaver. Мы благодарны за их вклад и призываем вас сделать свой собственный.

Осип Эмильевич Мандельштам родился в Варшаве, когда она еще входила в состав Российской империи в 1891 году. Попытки спастись от безудержного антисемитизма в конечном итоге переместили Мандельштама в Санкт-Петербург и, живя в самом сердце Российской империи, в конце концов перебрались в город. контакт с движением русских символистов.Возможно, с первого взгляда это и не было ненавистью, но реакция Мандельштама была достаточно сильной, чтобы в конечном итоге привести к тому, что он стал одним из лидеров акмеистского движения в русской поэзии.

Конфликт между двумя школами, по сути, сводится к предпочтению использования неясных символов перед относительно простыми образами и наоборот. Таким образом, положение Мандельштама в мире поэзии отмечено тем фактом, что он один из тех поэтов, которые пишут стихи для ненавидящих поэзию.Доступность здесь является синонимом, и если стихи Осипа Мандельштама кажутся вам слишком неясными и непонятными, настоятельно не рекомендуется читать произведения русских символистов.

Stone , опубликованное в 1913 году, представляет собой открытие эстетики акмеизма: выражение эмоций и наблюдение за их влиянием на восприятие. К счастью для Мандельштама, стихи приветствовали на русском языке, на котором Санкт-Петербург существовал во имя Санкт-Петербурга. К несчастью для Мандельштама, в конце концов он оказался бы помещен в гораздо менее организованную, но значительно более ненадежную школу: эти поэты, как считалось, имели явно предвзятое отношение к Иосифу Сталину.

Египетская марка, Стихи и О поэзии — всем удалось найти желанную публику, но состояние Мандельштама начало стремительно падать после того, как его обвинили в плагиате, несмотря на защиту, в которую входил один из фаворитов Сталина — Бухарин. В 1933 году, после публикации сатирической насмешки в шестнадцати строках против безумно сумасшедшего массового убийцы с «тараканьими» усами, Мандельштам пришел к выводу, что в России растет нечто гораздо худшее, чем антисемитизм.Он озвучил эту эпидемию, которая унесла жертв внезапно и без сожаления в одном из своих самых цитируемых наблюдений о жизни в России:

« Только в России уважают поэзию — убивают людей. Есть ли еще где-нибудь еще стихи, которые так часто становятся мотивом для убийства?

Осип Мандельштам умер от сердечного приступа во время перехода к пятилетним каторжным работам в Сибири в 1938 году.

Обновите этот раздел!

Вы можете помочь нам, пересматривая, улучшая и обновляя эта секция.

Обновить этот раздел

После того, как вы запросите раздел, у вас будет 24 часа , чтобы отправить черновик. Редактор рассмотрит заявку и либо опубликует ее, либо оставит отзыв.

.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.