Биография м и цветаева: Биография Марины Цветаевой — РИА Новости, 08.10.2017

Содержание

Биография Марины Цветаевой — биография Цветаевой М.И.

Дата рождения: 26 сентября 1892
Дата смерти: 31 августа 1941
Место рождения: город Москва

Марина Цветаева — великая поэтесса. Цветаева Марина Ивановна известна в большей степени как поэтесса. Менее популярна как переводчица. Пик её известности пришёлся на начало ХХ века.

Марина появилась на свет в сентябре 1892 г. в образцовой семье интеллигентов. Отец, Иван Владимирович, относился к профессорской элите Московского университета, Занимался филологией и искусствоведением. Мама, Мария Мейн, была пианисткой.

Мария всегда мечтала, что её дочь будет так же увлечена музыкой. Но гаммы и этюды Марину никак не привлекали. Куда интереснее был чудесный мир поэзии, куда она полностью погрузилась. В совсем юном 6-летнем возрасте будущая поэтесса впервые представила свои произведения на русском, а так же французском и немецком. Это подтверждало блестящее образование Марины. Вскоре её мать заболела туберкулёзом, и семья приняла решение ухать за медицинской помощью в Европу.

Лучшие курорты, специализирующиеся на лечении подобных больных, были к услугам Марии Цветаевой. Всё оказалось тщетным, и вскоре отец Марины стал вдовцом. У него осталось трое детей, которым из-за занятости он не мог посвящать достаточно времени. Сёстры много времени проводили самостоятельно. Скорее всего, именно поэтому к ним рано пришло понимание как политической обстановки, так и зрелость в личных отношениях с мужчинами.

Во время пребывания семьи Цветаевых в Европе, Марина обучалась в швейцарском пансионе, во французском интернате, в немецком пансионе. Это дало будущей переводчице великолепное владение языками и возможность получать доход от переводов. В 1908 г. Цветаева продолжила самообразование, поступив в Сорбонну.

Спустя два года вышел первый стихотворный сборник. Выпуск «Вечернего альбома» финансировала сама поэтесса. Более успешный второй сборник, «волшебный фонарь», вышел в 1912 г.

Цветаева очень много работала, проводя за письменным столом долгие часы. Результат не заставил себя ждать. «Подруга», «Царь-девица», «Егорушка» — эти знаковые стихотворные произведения сделали Марину известной. Правда, известность пришла уже не при жизни.
Известность не принесла финансовой стабильности. Часть произведений так и остались неопубликованными. Доход приносили переводы с иностранного и вечера творчества.

Личная жизнь поэтессы была достаточно трагична. Эмиграция, скитания по странам Европы, возвращение мужа в Россию, обвинения в политических преступлениях, заговор, НКВД – всё смешалось. Марина всегда была любящей женой и как могла, поддерживала семью.

Дочь, Ариадна, как и С.Эфрон, были арестованы. На свободе остались только Марина и юный Георгий, сын. В 1941 г. мужа поэтессы расстреляли. В тот же год поэтесса отправилась с сыном в Елабугу, в тыл. Там её ждали лишения и тяжелый физический труд.

Сложно сказать, что стало истинной причиной суицида поэтессы. Она совершила его в августе 1941 г.

Достижения Марины Цветаевой:

• Современники не оценили в полной мере всего таланта поэтессы. Только спустя годы стихотворения обрели заслуженное признание. Романсы, рожденные путём соединения стихов с музыкой, остаются неизменно популярными и в настоящее время.
• В настоящее время имеется восемь музеев, посвященных Цветаевой.

Даты из биографии Марины Цветаевой:

• 26 сентября 1892 г. родилась в Москве.
• 1902 г. Цветаевых отправляется семья едет «на воды», в надежде вылечить страдающую туберкулезом мать или хотя бы поправить её здоровье.
• 1903 г. обучалась в Лозаннском пансионе.
• 1906 г. мать Цветаевой, Мария, скончалась от туберкулёза.

• 1910 г. выпустила сборник «Вечерний альбом», профинансировав его самостоятельно.
• 1911 г. познакомилась с С. Эфроном.
• 1912 г. сочеталась браком и родила наследницу Ариадну.
• 1916 г. выпустила сборник «Подруга».
• 1917 г. родила дочь Ирину.
• 1922 г. последовала за мужем в Германию.
• 1925 г. родила наследника Георгия.
• 1939 г. возвратилась в столицу СССР, арестованы муж и дочь.
• 1941 г. совершила суицид.

Интересные факты Марины Цветаевой:

• Все свои лучшие произведения написала в состоянии душевного подъема, связанного с влюбленностью.
• Романы с разными мужчинами не помешали Марине сохранить в сердце любовь к отцу её детей, С. Эфрону.
• Знакомство с будущим мужем произошло на Крымском полуострове, при посредничестве М. Волошина. Эфрон прибыл к морю, что бы попытаться пережить самоубийство матери.

• В 1912 г. появляется на свет наследница Эфрона с редким именем Ариадна.
• Имела однополый роман с С. Парнок.
• Была несколько разочарована рождением дочери Ирины, мечтав о сыне
• О жизни Цветаевой снято 5 документальных и 3 художественных фильма.
• Написала 16 полноценных поэм, их которых три являются сказками-поэмами.
• Стихотворение поэтессы нанесено на стену одного из многоэтажных домов голландского Лейдена.

Цветаева, Марина – краткая биография

Цветаева, Марина Ивановна, поэтесса (8. 10 [26.9 старого стиля] 1892, Москва – 31.8.1941, Елабуга). Отец – из семьи деревенского священника, профессор Московского университета, основатель Музея Изящных искусств в Москве; мать немецко-польского происхождения, пианистка, ученица A. Рубинштейна.

 

Марина Цветаева. Биография. Иллюстрированная аудиокнига

 

В гимназические годы Цветаева не раз бывала в Италии, Швейцарии, Германии и Франции. К этому времени относится первая её публикация – сборник стихов Вечерний альбом (1910), который обратил на себя внимание М. Волошина, B. Брюсова и Н. Гумилева. В 1915 Цветаева познакомилась с О. Мандельштамом и некоторое время дружила с ним. Цветаева не принадлежала ни к какой из литературных группировок, будь то символизм, акмеизм или футуризм. [Читайте также статью Ахматова и Цветаева — сравнение.]

К Октябрьской революции она отнеслась отрицательно. Ее муж Сергей Эфрон сражался в Гражданской войне на стороне белых. До того, как последовать за ним в эмиграцию в 1922, Цветаева опубликовала в Москве несколько сборников стихов. Прожив три года в Праге, она с семьёй в конце 1925 переехала во Францию.

После первоначального признания последовал период все более напряженных отношений Цветаевой с кругами, задававшими тон в эмиграции, что отразилось в отрицательных рецензиях на ее единственную книгу стихов, вышедшую в Париже, После России (1928). Одиночество, бедность, тоска по родине, давшей ей язык, и забота о сыне вынудили Цветаеву вернуться в Советский Союз.

Муж Цветаевой, вернувшийся в СССР после участия в одной из операций, организованных ГПУ, был там арестован и расстрелян, возможно, еще до ее приезда. Ее дочь Аля, также вернувшаяся в 1937, была заключена в лагерь (реабилитация в марте 1955). Сама Цветаева не имела в Москве постоянного жилья, зарабатывала на жизнь переводами; было напечатано лишь одно ее собственное стихотворение из пражского периода.

В начале войны Цветаева была эвакуирована и после напрасных попыток получить поддержку со стороны писателей, например,

Асеева, покончила со своей жизнью, полной трагизма.

Дом Бродельщиковых в Елабуге, где совершила самоубийство Марина Цветаева

Автор фото — Leonrid

 

После Второго съезда писателей, стараниями Эренбурга, Вл. Орлова и дочери Цветаевой, имя поэтессы понемногу снова включается в советскую литературу. Первые 7 стихотворений Цветаевой были напечатаны в альманахе «Литературная Москва» (1956, № 2), за ними – еще 42 в альманахе «Тарусские страницы» (1961). Начиная с 1961, несколько раз выходили сборники её избранных произведений.

На Западе проза и стихи Марины Цветаевой печатались в более полном виде, начиная с 1953. Высокое признание Цветаевой сказывается также в стихах о ней или посвященных ей у таких поэтов, как А. Ахматова, А. Белый, М. Волошин, О. Мандельштам, С. Маршак, Б.

Пастернак, Р.-М. Рильке.

Раннее творчество Цветаевой приходится на начало века – время расцвета русской поэзии («серебряный век»). Ее стихи, достигшие первых своих вершин в сборнике Ремесло (1923), очень лаконичны, богаты образами, смысловыми и звуковыми параллелизмами. Как и другие поэты-современники, Цветаева уплотняет ткань стиха, опуская глаголы (большею частью – глаголы движения), и соединяет народные и древнерусские языковые элементы с литературным языком XX века. Язык Цветаевой определяется приподнятой риторичностью, но в то же время он полностью подчинен ритмической жизни слова и стиха.

Наряду со множеством стихов личного содержания у Цветаевой есть стихи на сюжеты из греческой мифологии, поэмы по мотивам русских сказок и отклики на политические события. В цикле стихов Лебединый стан, написанном в 1917-1921 (впервые напечатан в Мюнхене в 1957), и в поэме Перекоп, написанной в 1928-29 (впервые напечатана в 1967), поэтесса показывает героическую борьбу Белой гвардии против большевиков.

В поэме Крысолов (1925-26) она создает лирическую и социально-политическую сатиру, в которой обличаются революционеры, превращающиеся в обывателей.

В глубоко личных воспоминаниях и размышлениях о поэтах-современниках (Брюсове, Волошине, Пастернаке) Цветаева воссоздает самое существенное в личности каждого из этих художников, причем манера изображения импрессионистична.

Из написанных Цветаевой коротких пьес первые четыре возникли в 1918-21 гг. под влиянием неоромантизма, две пьесы 1920-х годов связаны с ее увлечением греческой мифологией.

 

Подробнее – см. в статье Цветаева, Марина Ивановна – биография.

 

Биография Цветаевой :: Litra.RU :: Лучшие биографии




Есть что добавить?

Присылай нам свои работы, получай

litr`ы и обменивай их на майки, тетради и ручки от Litra.ru!


/ Биографии / Цветаева М. И.

-Вариант 1
-Вариант 2
-Вариант 3
-Вариант 4
-Вариант 5
-Вариант 6
-Вариант 7

    Цветаева Марина Ивановна [26 сентября (8 октября) 1892, Москва — 31 августа 1941, Елабуга, ныне Татарстан], русская поэтесса.
    «Московское детство»
    Родилась в московской профессорской семье: отец — И. В. Цветаев, мать — М. А. Мейн (умерла в 1906), пианистка, ученица А. Г. Рубинштейна, дед сводных сестры и брата — историк Д. И. Иловайский. В детстве из-за болезни матери (чахотка) Цветаева подолгу жила в Италии, Швейцарии, Германии; перерывы в гимназическом образовании восполнялись учебой в пансионах в Лозанне и Фрейбурге. Свободно владела французским и немецким языками. В 1909 слушала курс французской литературы в Сорбонне.
    Становление поэта
    Начало литературной деятельности Цветаевой связано с кругом московских символистов; она знакомится с В. Я. Брюсовым, оказавшим значительное влияние на ее раннюю поэзию, с поэтом Эллисом (Л. Л. Кобылинским), участвует в деятельности кружков и студий при издательстве «Мусагет». Не менее существенное воздействие оказали поэтический и художественный мир дома М. А. Волошина в Крыму (Цветаева гостила в Коктебеле в 1911, 1913, 1915, 1917). В двух первых книгах стихов «Вечерний альбом» (1910), «Волшебный фонарь» (1912) и поэме «Чародей» (1914) тщательным описанием домашнего быта (детской, «залы», зеркал и портретов), прогулок на бульваре, чтения, занятий музыкой, отношений с матерью и сестрой имитируется дневник гимназистки (исповедальность, дневниковая направленность акцентируется посвящением «Вечернего альбома» памяти Марии Башкирцевой), которая в этой атмосфере «детской» сентиментальной сказки взрослеет и приобщается к поэтическому. В поэме «На красном коне» (1921) история становления поэта обретает формы романтической сказочной баллады.
    Поэтический мир и миф
    В следующих книгах «Версты» (1921-22) и «Ремесло» (1923), обнаруживающих творческую зрелость Цветаевой, сохраняется ориентация на дневник и сказку, но уже преображающуюся в часть индивидуального поэтического мифа. В центре циклов стихов, обращенных к поэтам-современникам А. А. Блоку, А. А. Ахматовой, С. Парнок, посвященных историческим лицам или литературным героям — Марине Мнишек, Дон Жуану и др., — романтическая личность, которая не может быть понята современниками и потомками, но и не ищет примитивного понимания, обывательского сочувствия. Цветаева, до определенной степени идентифицируя себя со своими героями, наделяет их возможностью жизни за пределами реальных пространств и времен, трагизм их земного существования компенсируется принадлежностью к высшему миру души, любви, поэзии.
    «После России»
    Характерные для лирики Цветаевой романтические мотивы отверженности, бездомности, сочувствия гонимым подкрепляются реальными обстоятельствами жизни поэтессы. В 1918-22 вместе с малолетними детьми она находится в революционной Москве, в то время как ее муж С. Я. Эфрон сражается в белой армии (стихи 1917-21, полные сочувствия белому движению, составили цикл «Лебединый стан»). С 1922 начинается эмигрантское существование Цветаевой (кратковременное пребывание в Берлине, три года в Праге, с 1925 — Париж), отмеченное постоянной нехваткой денег, бытовой неустроенностью, непростыми отношениями с русской эмиграцией, возрастающей враждебностью критики. Лучшим поэтическим произведениям эмигрантского периода (последний прижизненный сборник стихов «После России» 1922-1925, 1928; «Поэма горы», «Поэма конца», обе 1926; лирическая сатира «Крысолов», 1925-26; трагедии на античные сюжеты «Ариадна», 1927, опубликована под названием «Тезей», и «Федра», 1928; последний поэтический цикл «Стихи к Чехии», 1938-39, при жизни не публиковался и др.) присущи философская глубина, психологическая точность, экспрессивность стиля.
    Особенности поэтического языка
    Свойственные поэзии Цветаевой исповедальность, эмоциональная напряженность, энергия чувства определили специфику языка, отмеченного сжатостью мысли, стремительностью развертывания лирического действия. Наиболее яркими чертами самобытной поэтики Цветаевой явились интонационное и ритмическое разнообразие (в т. ч. использование раешного стиха, ритмического рисунка частушки; фольклорные истоки наиболее ощутимы в поэмах-сказках «Царь-девица», 1922, «Молодец», 1924), стилистические и лексические контрасты (от просторечия и заземленных бытовых реалий до приподнятости высокого стиля и библейской образности), необычный синтаксис (уплотненная ткань стиха изобилует знаком «тире», часто заменяющим опускаемые слова), ломка традиционной метрики (смешение классических стоп внутри одной строки), эксперименты над звуком (в т. ч. постоянное обыгрывание паронимических созвучий (см. Паронимы), превращающее морфологический уровень языка в поэтически значимый) и др.
    Проза
    В отличие от стихов, не получивших в эмигрантской среде признания (в новаторской поэтической технике Цветаевой усматривали самоцель), успехом пользовалась ее проза, охотно принимавшаяся издателями и занявшая основное место в ее творчестве 1930-х гг. («Эмиграция делает меня прозаиком…»). «Мой Пушкин» (1937), «Мать и музыка» (1935), «Дом у Старого Пимена» (1934), «Повесть о Сонечке» (1938), воспоминания о М. А. Волошине («Живое о живом», 1933), М. А. Кузмине («Нездешний ветер», 1936), А. Белом («Пленный дух», 1934) и др., соединяя черты художественной мемуаристики, лирической прозы и философской эссеистики, воссоздают духовную биографию Цветаевой. К прозе примыкают письма поэтессы к Б. Л. Пастернаку (1922-36) и Р. М. Рильке (1926) — своего рода эпистолярный роман.
    Конец пути
    В 1937 Сергей Эфрон, ради возвращения в СССР ставший агентом НКВД за границей, оказавшись замешанным в заказном политическом убийстве, бежит из Франции в Москву. Летом 1939 вслед за мужем и дочерью Ариадной (Алей) возвращается на родину и Цветаева с сыном Георгием (Муром). В том же году и дочь и муж были арестованы (С. Эфрон расстрелян в 1941, Ариадна после пятнадцати лет репрессий была в 1955 реабилитирована). Сама Цветаева не могла найти ни жилья ни работы; ее стихи не печатались. Оказавшись в начале войны в эвакуации, безуспешно пыталась получить поддержку со стороны писателей; покончила жизнь самоубийством.



/ Биографии / Цветаева М.И.


Смотрите также по Цветаевой:


Марина Цветаева. Краткая биография

26 сентября 1892 года родилась девочка, которая впоследствии стала великой поэтессой. Эту девочку звали Марина Ивановна Цветаева. 

М. Цветаева. Краткая биография. Детство

Впервые Цветаева начала писать стихи в раннем детстве. Тогда ее талант укладывался в четверостишья. Писала она не только на русском, но и на немецком и французском языках. В семье Марина была не единственным ребенком: у нее имелись сестра Анастасия и сводный брат Андрей. Образование они получили лучшее, какое только можно было получить в то время. Она ходила в музыкальную школу, занималась изучением иностранных языков, посещала католическую школу и даже получила образование за границей, в Германии. Отец работал в Московском университете профессором кафедры искусств и всемирной истории. А мать, москвичка с польско-немецкими корнями, все свое время уделяла детям, их воспитанию. Но она рано умерла от чахотки в 1906 году, оставив детей на попечении отца.

М. Цветаева. Краткая биография. «Вечерний альбом»

Первый сборник стихов Марины Цветаевой вышел в 1910 году под названием «Вечерний альбом». Этого хватило, чтоб его заметили самые заядлые критики того времени. Особенно М. Волошин был покорен юной поэтессой, став со временем ее лучшим другом.

М. Цветаева. Краткая биография. Семья и творчество

Отдыхая на крымских берегах в гостях у Волошина, Цветаева познакомилась со своим будущим мужем, С. Эфроном. В этот период выходят новые издания поэтессы «Волшебный фонарь» и «Из двух книг». В 1912-м Цветаева выходит замуж за Эфрона.
В 1917 году супруг уходит на войну, а она сражается за жизнь своих дочерей, но одна из них умирает от болезни. Поэтесса тяжело переносит эту трагедию, что влияет и на ее стихи. После войны Цветаева начинает поиски мужа и находит его в Берлине. Жизнь они продолжают в деревушке под Прагой.

Цветаева. Краткая биография. «После России»

Она снова пытается писать и издаваться, но стихи перестали пользоваться популярностью. В 1925 году в семье появляется пополнение, Марина рожает сына Григория. Затем они переезжают во Францию, где издается сборник «После России». Предпринимаются попытки вернуться на Родину. Находясь в эмиграции, Цветаева пишет и прозу, которая заняла свое почетное место в литературе. Тем временем поэтесса с семьей живет в нищете.

М. И. Цветаева. Краткая биография. Возвращение на Родину

Дочь и муж Цветаевой связывают свою жизнь с НКВД, тут и появляется возможность вернуться домой, в Москву. Пристанищем Цветаевых становится дача в Большово. Вскоре мужа и дочь сажают в тюрьму, Марина начинает носить передачки, а на жизнь зарабатывает переводами. 

Марина Цветаева. Краткая биография. Трагический конец

С началом войны она снова уезжает за границу. Иссякают ее силы. Раздоры с сыном Григорием, нищета, расстрел мужа в начале августа 1941 года и арест дочери приводят Цветаеву к совершению самоубийства 31 августа 1941 года. В своих прощальных записках она пишет сыну, что не выдержала, не смогла, и просит ее простить… Дочь поэтессы после 15 лет репрессий была реабилитирована. Случилось это только в 1955 году.

Биография и творческий путь Цветаевой М.И.

В истории русской поэзии XX в. Марина Цветаева занимает высокое и своеобразное место. Ее поэтическая личность сформировалась в уникальной, насыщенной новаторскими художественными исканиями атмосфере Серебряного века. Вместе со своими современниками — Ахматовой, Мандельштамом, Пастернаком, Маяковским — Цветаева заметно раздвинула и границы, и сами возможности поэтической речи. Миру и человеку она предъявляла максималистские нравственные требования, и потому интонация ее стихов императивна, категорична и повелительна. По ее выражению, в «этом мире мер» она никогда не знала «меры». Внешне, по стиху, по слову Цветаева кажется ни на кого не похожей, но на самом деле ее поэзия органично продолжила романтическую литературную традицию, которая, если иметь в виду масштаб, на ней и замкнулась: по сути, Цветаева оказалась в нашей литературе последним великим трагическим романтиком.

Детские годы. Родилась Марина Ивановна Цветаева в Москве 26 сентября 1892 г. с субботы на воскресенье, в полночь, на Иоанна Богослова, в самом сердце города, в небольшом, по Трехпрудному переулку, уютном доме, напоминавшем городскую усадьбу фамусовских времен. Она всегда придавала смысловое и едва ли не пророческое значение таким биографическим деталям, где чувствуется порубежность, граница, надлом: «с субботы на воскресенье», «полночь», «на Иоанна Богослова…». В пору ее рождения, на излете осени и в преддверии зимы, жарко плодоносит рябина — упомянутая в разных стихах, она станет как бы символом цветаевской судьбы, горькой, надломленной, обреченно пылающей высоким багряным костром:
Жаркою кистью Рябина зажглась. Падали листья.

Жаркою кистью
Рябина зажглась.
Падали листья.
Я родилась.

Спорили сотни
Колоколов.
День был субботний:
Иоанн Богослов.

Мне и доныне
Хочется грызть
Жаркой рябины
Горькую кисть.
(«Красною кистью…»)

Рябину можно по праву внести в поэтическую геральдику Цветаевой.

Отец Цветаевой был выходцем из бедного сельского священства; благодаря незаурядному таланту и «двужильному» (по выражению дочери) трудолюбию он стал профессором-искусствоведом, выдающимся знатоком античности. Неслучайно у Цветаевой много мифологических образов и реминисценций — она, возможно, была последним в России поэтом, для которого античная мифология оказалась необходимой и привычной духовной атмосферой. Впоследствии она написала пьесы «Федра», «Тезей», а дочь свою назвала Ариадной. На фасаде теперешнего Музея изобразительных искусств имени А. С. Пушкина в Москве можно видеть мемориальную доску с именем Ивана Владимировича Цветаева — он был основателем этого знаменитого просветительного учреждения. Мать, Мария Александровна Мейн, происходившая из обрусевшей польско-немецкой семьи, была одаренной пианисткой, реализовавшей, правда, свой талант лишь в домашнем кругу; ее игрой восхищался Антон Рубинштейн. Музыкальное начало оказалось исключительно сильным в цветаевском творчестве. Марина Цветаева воспринимала мир прежде всего на слух, стремясь найти для уловленного ею звука по возможности тождественную словесно-смысловую форму. К такому же типу поэтов принадлежал, как известно, и Блок, умевший извлекать из звукового хаоса музыку и гармонию. В отличие от Блока, преодолевавшего «хаос» волевым усилием, Цветаева оказалась, скорее, эоловой арфой: воздух эпохи касался ее струн как бы помимо видимой воли «исполнителя». Музыкальность Цветаевой ни в коей мере не означает, как можно было бы подумать, мелодичности или напевности, это — музыка XX b. : резкая, порывистая, дисгармоничная. Стихотворную строку она, повинуясь музыкальным ударам и толчкам, порою рвет на отдельные слова и даже слоги, и здесь она чуть не вступает на «лесенку» Маяковского, к которому, кстати, всегда, особенно в более поздние годы, ощущала близость. И. Бродский, имея в виду цветаевскую музыкальность, говорил в одной из своих статей о «фортепианном» характере ее произведений. Сама же она предпочитала вспоминать — в той же связи — виолончель, так как ценила в этом инструменте внутренний тембр и теплоту человеческого голоса. Однако в крупных своих вещах, например в «фольклорных» поэмах («Царь-Девица» и др.), приближалась по полифонизму и звуковому шквалу к органу.

Отчасти по этой причине, т. е. из-за своеобразной (атональной) музыкальности, стихи Цветаевой бывают нелегки для восприятия, они требуют не только душевного, эмоционального, интеллектуального (как и у родственного ей Б. Пастернака), но и физического напряжения. Недаром Цветаева мечтала об особом для себя идеальном читателе — исполнителе и виртуозе.

Первые публикации. Поэтическое своеобразие Цветаевой сложилось хотя и быстро, но не сразу. Однако все же и в первых ее книжках («Вечерний альбом», 1910, и «Волшебный фонарь», 1912), составленных из почти полудетских стихов, привлекает полнейшая, непринужденная, ничем не «зажатая» искренность. Уже в них, что первым отметил прочитавший «Вечерний альбом» Максимилиан Волошин, она была полностью самой собою. Быть самой собою, ни у кого ничего не заимствовать, не подражать — такою Цветаева вышла из детства и такою осталась навсегда. О «Вечернем альбоме» одобрительно отозвался и Николай Гумилев.

После «Вечернего альбома» и «Волшебного фонаря» Цветаева создала много стихов и едва ли не полностью сформировалась как художник. За два-три года после первых наивных книг она прошла большой и плодотворный путь. Она отбросила искусы книжного, полутеатрального романтизма, перепробовала различные маски, разные голоса и темы, успела побывать в образах цыганки, грешницы, куртизанки и даже участницы разбойничьей вольницы — все эти примерки разных ролей и ярких судеб оставили в ее творчестве целую россыпь прекрасных по своей темпераментности и словесной яркости стихов. Была задумана и даже составлена книга «Юношеские стихи», но по разным причинам она не вышла.

Таким образом, Цветаеву все эти годы, когда она создавала подлинные шедевры, фактически никто не знал — кроме внимательных друзей-поэтов. Первые сборники остались пылиться на складах и в магазинах. Ho вера в призвание оказалась непоколебимой:

Моим стихам, написанным так рано,
Что и не знала я, что я — поэт…

Разбросанным в пыли по магазинам
(Где их никто не брал и не берет!),

Моим стихам, как драгоценным винам,
Настанет свой черед.

(«Моим стихам, написанным так рано…»)

Теперь этим пророческим стихотворением обычно открываются все цветаевские сборники. А было оно написано в 1913 г.— в Коктебеле (Крым) у Максимилиана Волошина. В те же молодые годы появились из-под ее пера: «Как правая и левая рука…», «Идешь, на меня похожий…», «Какой-нибудь предок мой был — скрипач…», «Откуда такая нежность?..» и многие другие, без которых сейчас уже невозможно себе представить русскую поэзию. А между тем Цветаева оставалась поэтом, почти никому не ведомым, тем более широкому читателю — ни до революции, ни в революцию, ни после, когда оказалась в эмиграции; на родине ее стали публиковать почти через двадцать лет после смерти. Воспитанная на античности, она называла трагедию безвестности, преследовавшую ее всю жизнь, «роком» и — внешне — не сопротивлялась, но внутренне всегда оставалась убежденной, что «черед» ее стихам придет, и потому писать не переставала. Все, знавшие близко Цветаеву, вспоминали, что каждое утро она шла — в любых условиях, в болезни, в отчаянии, в нищете — к письменному столу, подобно тому как рабочий идет к своему станку. Вот откуда ее стихи:

Так будь же благословен —
Лбом, локтем, узлом колен
Испытанный, — как пила
В грудь въевшийся — край стола!

( «Стол» )

Назначение поэта. Какой странный, но точный для нее образ — стол и человек, уже неотрывные друг от друга; вместо Аполлона и Музы — почти кентавр!

Для нее искусство было ремеслом — святым, единственным, но ремеслом и, следовательно, трудом:

Благословляю ежедневный труд. ..

Здесь она не была одинока — так же относилась к своему труду Анна Ахматова, написавшая цикл «Тайны ремесла».

Цветаева редко бывала автором стихов на политическую тему, их можно пересчитать по пальцам одной руки. Дело в том, что ее поэзия была как бы отверстым слухом, и потому Цветаева писала, по ее же словам, словно под нечленораздельную диктовку мирового ветра, полагаясь прежде всего на интуицию, а не на лозунг того или иного политического дня. Тем более симптоматично и характерно, что в годы Первой мировой войны, по мере приближения революционных событий, она все чаще впускает в свои стихи именно ветровую стихию — ту, к которой уже прислушивался Блок, назвав ее «музыкой Революции». Цветаева буквально захлебнулась тем же ветром, но услышала в нем, в отличие от Блока или Маяковского, прежде всего музыку Вольницы:

Кабы нас с тобой — да судьба свела —
Ох, веселые пошли бы по земле дела!
He один бы нам поклонился град,
Ох, мой родный, мой природный, мой
безродный брат!

(«Кабы, нас с тобой — да судьба свела. ..»)

В эти же ветровые, озаренные заревами предреволюционные годы она даже объединяет в одном стихе-образе Поэзию и Меч:

Ноши не будет у этих плеч,
Кроме божественной ноши — Мира!
Нежную руку кладу на меч:
На лебединую шею Лиры.

(«Доблесть и девственность!
Сей союз…»)

Тема России. Поэтический сборник «Версты». Россия, родина властно вошла в ее душу широким полем и высоким небом.

В стихах 1916—1917 гг. много гулких пространств, бесконечных дорог, быстро бегущих туч, криков полночных птиц, багровых закатов, предвещающих бурю, и лиловых беспокойных зорь. Самый стих у нее постоянно кружится, плещет, сверкает, переливается и тревожно-празднично звенит туго натянутой струной:

Кто создан из камня, кто создан из глины, —
А я серебрюсь и сверкаю!
Мне дело — измена, мне имя — Марина,
Я — бренная пена морская.
…Дробясь о гранитные ваши колена,
Я с каждой волной воскресаю!
Да здравствует пена — веселая пена —
Высокая пена морская!

(«Кто создан из камня, кто создан
из глины. ..»)

Многие стихи, которые написаны в 1916—1920 гг., вошли в книгу «Версты». Это самая знаменитая книга Цветаевой. Ее талант, который она однажды сама сравнила с пляшущим огнем, сказался здесь с полной силой. Книгу «Версты» (первоначальное название «Матерь-Верста») Цветаева стала собирать в 1921 г. —как только мелькнула возможность для издания. А все эти годы — от дебютных книг «Вечерний альбом» и «Волшебный фонарь» до появления «Верст» (в 1922 г.) — были временем безвестности. А между тем талант ее развивался с необыкновенной, неостанавливающейся и упругой энергией, он двигался центробежными толчками: ее поэтическая личность все время раздвигала свои пределы, отыскивая точки соприкосновения, взаимопонимания, любви и доверия в широких пространствах мира. Цветаевской поэзии совершенно чужда камерность — она всегда широко распахнута навстречу так же широко распахнутому миру.

Отношение к Первой мировой войне. А мир воевал, шла война — мировая, потом гражданская. Жалость и печаль переполняли ее слово:

Бессонница меня толкнула в путь.
— О, как же ты прекрасен, тусклый Кремль мой! —
Сегодня ночью я целую в грудь —
Всю круглую воюющую землю!..

(«Сегодня ночью я одна в ночи…»)

Бедствия народа — вот что прежде всего пронзило ее душу:

Чем прогневили тебя эти серые хаты, —
Господи! — и для чего стольким простреливать грудь?
Поезд прошел, и завыли, завыли солдаты,
И запылил, запылил отступающий путь…

(«Белое солнце и низкие, низкие тучи…»)

Фольклорные истоки творчества. Вместе с народным горем в ее стих вошло и народное слово. Обделенная сказкой в детстве, не имевшая традиционной и чуть ли даже не обязательной для русского поэта няни (вместо нее — бонны и гувернантки), Цветаева жадно наверстывала упущенное. Сказка, былина, причеть, целые россыпи заклятий и наговоров, огромный, густонаселенный пантеон славянских языческих божеств — весь этот многоцветный поток хлынул в ее сознание, в память, в поэтическую речь. Она зачитывается былинами и сказками. Ее поражал язык, переливчатый, многострунный, полный неизъяснимой прелести. Крестьянские корни ее натуры, шедшие из отцовской владимирско-талицкой земли, проросшие в московскую, словно зашевелились там — в глубине, в прапамяти, в поэтическом досознании. То, что Цветаева вычитывала, она как бы вспоминала. Русскому фольклору не понадобилось трудно и долго обживаться в ее душе: он просто в ней очнулся. В стихах, составивших «Версты», есть несколько произведений, где фольклорная «чара» (любимое цветаевское слово) уже хорошо чувствуется:

Заклинаю тебя от злата,
От полночной вдовы крылатой,
От болотного злого дыма,
От старухи, бредущей мимо,
Змеи под кустом,
Воды под мостом,

Дороги крестом,
От бабы — постом.
От шали бухарской,
От грамоты царской,
От черного дела,
От лошади белой!
(«Заклинаю тебя от злата. ..»)

Из стихов «Верст» (и из тех, что не вошли в книгу) видно, какое огромное интонационное разнообразие русской, немыслимо гибкой и полифоничной языковой культуры навсегда вошло в ее слух. Этим богатством она обязана прежде всего Москве, так как деревни совершенно не знала. Дом Цветаевых был окружен морем московского люда, и волны ладного московского говора, перемешанного с диалектными речениями приезжих мужиков, странников, богомольцев, юродивых, мастеровых, бились и бились в стены и уши отзывчивого жилища. Московским говором восхищался Пушкин. Цветаева, выйдя за порог отцовского дома, от бонны-немки и француженки-гувернантки, с головою окунулась в эту родную языковую купель. Она была крещена русской речью.

Годы революции и Гражданской войны (1917—1920) были в жизни Цветаевой трудными и драматичными. Умерла маленькая дочь, из-за голода отданная в приют. Co старшей дочерью Ариадной (Алей) они испытывали не только жесточайшую нужду, холод и голод, но и трагедию одиночества. Муж Цветаевой Сергей Эфрон находился в рядах белой Добровольческой армии, и от него третий год не было вестей. Положение Цветаевой, жены белого офицера, оказалось в красной Москве двусмысленным и тревожным, а ее характер, резкий и прямой («есть в стане моем офицерская прямость…»), делал такое положение еще и опасным. Стихи из цикла «Лебединый стан», посвященного именно Белой армии, она демонстративно читала на публичных вечерах:

He лебедей это в небе стая:
Белогвардейская рать святая
Белым видением тает, тает…

(«Белая гвардия, путь твой высок…»)


Ее лирика тех лет пронизана исступленным ожиданием вести от Сергея Эфрона. «Я вся закутана в печаль, — писала она. — Я живу печалью…» Стихов, посвященных разлуке (они составили впоследствии книгу «Разлука»), было написано немало. Ho их никто не знал, она писала в пространство, словно бросала весть в бушующее море во время кораблекрушения:

Я эту книгу, как бутылку в волны,
Кидаю в вихрь войн. ..

(«Я эту книгу поручаю ветру…» )

И все же Цветаева, как свидетельствуют ее дневники и стихи, вглядывалась в окружавшую новь без враждебности и раздражения, более того — доброжелательно и с жадным художническим вниманием (стихотворение «Большевик»). Она знакомится с революционно настроенной молодежью из вахтанговской театральной студии, заражается ее энтузиазмом и пишет несколько романтических пьес, изящных и пылких, которые, увы, так и не были поставлены в те годы, но сейчас некоторые из них («Приключение», «Метель», композиция «Три возраста Казановы», «Фортуна») изредка появляются на подмостках театров. Все свои тогдашние пьесы, легкие, романтичные, условные, грациозные и поэтичные, она объединила в цикл под названием «Романтика». Цветаевские пьесы все же лучше читать, возможно, что они именно «пьесы для чтения», так как плохо переносят сцену. Все они в той или иной степени близки к стихам, посвященным разлуке: в них, особенно в «Метели», звучит страстная мольба о встрече. В «Метели» прямо из московских сугробов появляется Всадник с Благою Вестью о Встрече, и героиня восклицает:

Первая я — раньше всех! —
Ваш услыхала бубенчик.

О том, что Цветаева впустила в свою душу и в слово революционную новь, говорит ее восторженное отношение к «Двенадцати» А. Блока и пылкое преклонение перед поэзией В. Маяковского:

Превыше крестов и труб,
Крещенный в огне и дыме,
Архангел-тяжелоступ —
Здорово, в веках, Владимир!

( «Маяковскому» )

Поэмы Цветаевой. В те же годы она пишет большую «фольклорную» поэму «Царь-Девица» — в ее эпилоге прославляется красный мятеж против царя и сытых. Романтический отсвет лежит и на поэмах «На Красном коне», «Переулочки», словно настоянных на русском фольклоре. «Переулочки» вызывали, по воспоминаниям Цветаевой, бурный восторг молодой красноармейской аудитории. Она приступила к поэме «Молодец», выросшей, как из зерна, из стихотворения «Большевик», и к другой — «Егорушка». Все, казалось, шло к еще большему сближению с революционной действительностью. Живя в нужде, холоде и голоде, она, может быть, впервые в жизни чувствовала себя счастливоравной всему окружающему бедственному миру. Ходила на случайную службу в башмаках, привязанных веревками, в изношенном платье, закутанная в мороз чем попало: «…себя я причисляю к рвани» («Хвала богатым»).

Два на миру у меня врага,
Два близнеца — неразрывно-слитых:
Голод голодных — и сытость сытых…

(«Если душа родилась крылатой…» )

Порою ей казалось, что, одетая в легкую броню поэзии, она неистребима, как птица Феникс, что голод, холод и огонь бессильны сломить крылья ее стиха. И в самом деле: годы бедствий были едва ли не самыми творчески насыщенными и плодотворными. За короткое время она создала немало лирических произведений, которые мы сейчас относим к шедеврам русской поэзии, а также несколько названных выше «фольклорных» поэм. Ее стихи, почти всегда обращенные не только к читателю, но и к слушателю, отчетливо выявили внутренне присущее им ораторское начало. Они словно рассчитаны на людские множества, на площадь, на взбудораженную толпу. В статье «Поэт и время» она писала: «Мои русские вещи… волей не моей, а своей рассчитаны — на множества… В России, как в степи, как на море, есть откуда и куда сказать…» Ее талант в глубине своей был парадоксально родствен Маяковскому. Беда, однако, заключалась в том, что возможности выкрикнуть свой стих, т. е. реализовать ораторский дар, она, за редчайшими исключениями, не имела.

Чешский период творчества. Неизвестно, как повернулась бы дальше судьба Цветаевой, но летом 1921 г. она наконец получила долгожданную Благую Весть — письмо из Праги от Сергея Эфрона и тотчас, по ее выражению, «рванулась» к нему. А еще раньше, мучимая разлукой, записывала в дневнике, заочно обращаясь к Эфрону: «Если Бог сделает это чудо — оставит Вас в живых, — я буду ходить за Вами, как собака».

Цветаева эмигрировала не по политическим мотивам, которые впоследствии ей всегда у нас приписывали и по этой причине не издавали, отлучали от родины и русского читателя, — ее позвала Любовь. Эмиграция обернулась бедой, несчастьем, нищетой, бесконечными мытарствами и жгучей тоской по родине. Она привезла с собой неоконченного «Молодца» — последнюю из своих русских «фольклорных» поэм. Эта поэма, как и начатый, но незавершенный «Егорушка», с их фольклорной мощью, надежно спасали Цветаеву от языкового безводья. Впрочем, надо помнить, что в ее душе и памяти постоянно жил, не оскудевая, огромный запас русской речевой стихии.

Первые три года (до конца 1925 г.) Цветаева жила в Праге, вернее, в ее пригородах. Из всех эмигрантских лет именно пражские, несмотря на нужду, оказались самыми светлыми. Славянскую Чехию она полюбила всей душой и — навсегда. Там у нее родился сын Георгий (Мур). Впервые удалось издать сразу несколько книг: «Царь-Девицу», «Стихи к Блоку», «Разлуку», «Психею», «Ремесло». То был своего рода пик — единственный в ее жизни, после которого наступил резкий спад — не в смысле творчества, а в отношении изданий. Рок безвестности как бы дал ей передышку, но вскоре после переезда в Париж судьба снова замкнула выход к читателю. В 1928 г. вышел последний прижизненный сборник Цветаевой «После России», включивший в себя стихи 1922—1925 гг. Отныне ни стихи, ни поэмы, ни проза, ни драмы не появлялись в ее книгах, потому что самих книг больше не было. He существовало и того широкого русского читателя, которым так дорожила Цветаева на родине, не было и не могло быть «множеств». Вместо русских «моря» и «степи», когда «есть откуда и куда сказать», остался маленький речевой островок посреди каменного Парижа.

«Поэма Горы», «Поэма Конца». Из произведений чешского периода, помимо лирических стихотворений, следует особо выделить две поэмы: «Поэму Горы» и «Поэму Конца». Эту своеобразную лирико-трагедийную дилогию Борис Пастернак назвал «лучшею в мире поэмой о любви». В ее сюжете — краткая, но драматическая история реальных взаимоотношений, связанных с увлечением Марины Цветаевой эмигрантом из России Константином Радзевичем. Он вспоминал впоследствии (в глубокой старости — в 1980 г.): «Мы встретились с Мариной. Была настоящая любовь. Вся трагичность нашей встречи — в ее безысходности: у нас не было возможности совместной жизни, Сергей был моим другом (…другом и остался), была Аля… Все — в поэмах…»

Ho семьй тихие милости,
Ho птенцов лепет — увы!
Оттого, что в сей мир явились мы —
Небожителями любви!

Поэмы написаны, по выражению Цветаевой, «свыше мер и чувств». Они рождены как бы из разверстой раны, на краю бездны, у самого обрыва, в шаге от самоубийства. Создавая их «на краю жизни», в отчаянии, в смертельной борьбе между долгом (С. Эфрон) и любовью (К. Радзевич), Цветаева считала дилогию последней, предсмертной своей вещью и потому стремилась создать поэтический символ-памятник для всех влюбленных на земле. Ее Эпитафия Любви настолько мученически вздыблена, что в ней, наряду со словами, исключительную роль играют «красноречивые» паузы. «Все на паузе, — писала Цветаева, — только они и важны». «Поэма Горы» и «Поэма Конца», слившиеся в одну, как сливались тогда в одну судьбу, чтобы трагически разъединиться, две разные жизни, являются, безусловно, лучшими, художественно наиболее совершенными в цветаевском творчестве. Б. Пастернак писал о них в письме: «Какой ты большой, дьявольски большой артист, Марина!..» Удивительным образом дилогия перекликнулась с поэмой В. Маяковского «Про это», тогда еще ей неизвестной.

В обеих поэмах резко прозвучала саркастическая нота, обличавшая мир богатых и самодовольных.

Французский период эмиграции. Поэмы «Крысолов», «Лестница». Тема обличения мещанства проходит через все творчество Цветаевой, но в годы эмиграции, начиная с пражских лет (маленькая поэма «Застава», цикл «Заводские»), а затем во Франции, заметно усилилась. Особенно громко прозвучала она в поэмах «Крысолов», написанной по мотивам немецкого фольклора, и «Лестница». Поэма «Крысолов» построена на средневековой легенде, рассказывающей об обывателях города Гамельна, отказавшихся заплатить заезжему флейтисту за изгнание крыс (он увлек их своей музыкой в реку). Пожалуй, никогда Цветаева как художник не была так язвительно-изобретательна в своих раскаленных филиппиках, как именно в этой сказочной истории. В поэме «Лестница» возникает гигантский образ-символ многоступенчатой иерархии человеческого бесправия. Символичен и образ Пожара в ее финале: жильцы огромного доходного дома подожгли здание, и Лестница обрушилась. Зарево пожара и мятежа, как помним, уже возникало в поэме «Царь-Девица». Какой-то далекий, но незабываемый отсвет российского революционного огня, безусловно, лег на строчки цветаевской поэмы. Ведь когда-то, в красной Москве, она, в отличие от отвернувшихся недавних друзей Блока, дружески протянула руку автору «Двенадцати», воспевшему «мировой пожар»: «Мы на горе всем буржуям Мировой пожар раздуем!..»

Тоска по родине. Неудивительно, что в эмиграции Цветаева не прижилась. Быстро выявились непоправимые расхождения между нею и влиятельными эмигрантскими кругами. Все чаще и чаще ее стихи отвергались русскими газетами и журналами, выходившими в Париже. Нищета, унижения, несправедливость и непризнание душили цветаевскую гордую музу, и лишь с помощью нескольких верных друзей удавалось кое-как сводить концы с концами. В особенно тяжкий период она создала одно из наиболее трагичных своих произведений — «Поэму Воздуха», которую по праву можно было бы назвать «Поэмой Удушья» или «Поэмой Самоубийства». Однако творчество, ежечасный поэтический труд спасали ее. Все чаще она обращается к драматургии, прозе и переводам (из Р.-М. Рильке, У. Шекспира, Ф.-Г. Лорки, И.-В. Гёте, Ш. Бодлера и мн. др.). Ее лирические стихи были немногочисленны, но это — подлинные жемчужины русской поэзии («Тоска по родине! Давно…», «Ода пешему ходу», «Стихи к сыну», «Мой письменный верный стол!..», «Читатели газет», цикл «Надгробие» и др.). Стихотворение «Тоска по родине! Давно…» стало классическим выражением эмигрантской ностальгии:

Всяк дом мне чужд, всяк храм мне пуст,
И все — равно, и все — едино.
Ho если по дороге — куст
Встает, особенно — рябина…

(«Тоска по родине! Давно…»)

Темное облако печали все сгущалось над лирическим небосклоном Цветаевой — особенно в 30-е гг., когда и жить, и просто дышать ей стало невыносимо трудно:

Это жизнь моя пропела — провыла —
Прогудела — как осенний прибой —
И проплакала сама над собой.

(«Это жизнь моя пропела — провыла…»)

Она и в эти годы, и до конца жизни оставалась поэтом-романтиком, ее динамичные метафоры разворачиваются подобно туго сжатым пружинам, самый стих рассчитан на сильнейшее гипнотическое внушение. Между ее открытой душой и стихом как бы не существовало традиционного литературного расстояния:

Вскрыла жилы: неостановимо,
Невосстановимо хлещет жизнь.
Подставляйте миски и тарелки!
Всякая тарелка будет — мелкой,
Миска — плоской.
Через край — и мимо —
В землю черную, питать тростник.
Невозвратно, неостановимо,
Невосстановимо хлещет стих.

(«Вскрыла жилы: неостановимо…»)

Цветаева и Пушкин. «Стихи к Пушкину». Все чаще, подталкиваемая опытом и ищущей мыслью, задумывается Цветаева о проблемах — тайнах, власти и ремесленной технике — поэтического искусства. Божественный, непререкаемый авторитет для нее — Пушкин. Цикл «Стихи к Пушкину» («Бич жандармов, бог студентов. ..», «Петр и Пушкин», «Станок», «Поэт и царь», «Преодоленье») — это молитвенное признание в любви, преклонение перед Гением и — учеба. Цветаева чувствовала себя, без малейшего тщеславия, достойной ученицей Пушкина:

Прадеду — товарка:
В той же мастерской!
Каждая помарка —
Как своей рукой…

( «Станок» )

Многочисленные мысли о Пушкине рассеяны в разных ее статьях («Поэт о критике», «Наталья Гончарова», «Искусство при свете совести», «Поэт и время»). Особенно выразительна и глубока ее большая прозаическая вещь — «Пушкин и Пугачев». В наиболее концентрированной форме мысли о Пушкине выразились в обширной работе «Мой Пушкин», написанной в 1937 г. — к 100-летию со дня гибели поэта.

Любимая, выношенная, выстраданная мысль Цветаевой: каждый поэт обязательно должен «выйти» из Пушкина, именно «выйти из», а не остаться в нем. Взяв живой воды из пушкинского неоскудевающего источника, поэт обязан двигаться дальше — вместе со своим временем. Именно так, по ее убеждению, поступил Маяковский. Сразу после его смерти в 1931 г. Цветаева писала: «Пушкин с Маяковским бы сошлись, уже сошлись, никогда, по существу, и не расходились. Враждуют низы, горы — сходятся».

Тема Рока в творчестве Цветаевой. Драматургия Цветаевой периода эмиграции, в отличие от светлых, грациозных, словно овеянных шопеновской музыкой пьес Гражданской войны, пронизана трагедийными античными мотивами. Еще в Чехии была ею задумана трилогия в стихах «Гнев Афродиты» — о мифологическом герое Древней Греции Teзее, счастливом в подвигах и несчастном в любви. Все три части названы именами женщин: «Ариадна», «Федра», «Елена». Последняя не была написана. Общий дух трилогии выдержан в традиции высокой античной трагедии, но в отличие от мифа, послужившего основой для всего произведения, поступки героев заметно психологизированы. Главной для Цветаевой была разработка темы Рока — излюбленного мотива всего цветаевского творчества. И «Ариадна» и «Федра», внешне отдаленные от современности тысячелетними расстояниями, вместе с тем множеством живых лирических капилляров соединены с поэзией Цветаевой, в том числе и любовной. Это придает трилогии неожиданно-исповедальный, связанный с ее личными драмами автобиографический оттенок.

Проза Цветаевой. Очень значительное место в конце 20-х и в 30-е гг. заняла в ее творчестве проза. Она пишет чисто мемуарные очерки: «Дом у старого Пимена», «Сказка матери», «Кирилловны», «Мать и музыка», «Черт», а наряду с ними большие воспоминания о встречах с В. Брюсовым («Герой труда»), Андреем Белым («Пленный дух»), О. Мандельштамом («История одного посвящения»), М. Волошиным («Живое о живом»), М. Кузминым («Нездешний вечер»), В. Маяковским и Б. Пастернаком (статья «Эпос и лирика современной России») и др. Если все эти произведения расположить в ряд, следуя не хронологии написания, а хронологии описываемых событий, то получится достаточно широкая автобиографическая картина, где будут детство, юность, вахтанговская студия («Повесть о Сонечке») — вплоть до эмигрантского житья в Париже («Страховка жизни»). Как и в лирическом стихотворении, Цветаева в своей прозе открыта и субъективна. Ее гиперболизированный романтизм, «вздетая» к «небу» интонация совершенно родственны ее же поэзии. Недаром Цветаева принципиально не различала поэзию и прозу, а различала прозу и стихи, т. е. внешние признаки: рифма, которой, правда, может и не быть, и т. п. Все же проза, по-видимому, давала ей большую свободу. Ее речь в прозе, будучи поэтической, движется с живой естественностью и чуть ли не с угловатостью. Она местами напоминает «Былое и думы» Герцена: тот же пленительно «неправильный» синтаксис, парадоксальность словооборотов, рапирные выпады язвительных суждений и стремительный, как кинжал, блеск логики.

Между тем конец 20-х и 30-е гг., когда писались все эти прекрасные вещи, были омрачены в жизни Цветаевой не только тягостным ощущением неотвратимо приближавшейся мировой войны, которой вскоре предстояло поглотить ее любимую Чехию, но и личными драмами. Беда исходила от самого близкого человека — Сергея Эфрона. Страстно стремившийся к возвращению на родину, он вступил в Союз единомышленников, вел большую организационную работу, ему помогала и дочь Ариадна. Цветаева, всегда чуждая политической деятельности, оставалась в стороне и фактически ничего не знала о работе С. Эфрона, которая мало-помалу оказалась в сфере внимания и руководства советских разведывательных органов. С. Эфрон ушел в подполье, а вскоре вынужден был бежать в СССР. Как известно, участь того и другой была плачевной: они были арестованы, С. Эфрон расстрелян, а Ариадна сослана. Цветаевой, правда, еще предстояло встретиться с обоими на короткое время, когда она в 1939 г. вместе с сыном Георгием выехала в Москву. Жизнь в Париже после бегства С. Эфрона и отъезда дочери стала мучительнее втройне: за исключением нескольких верных друзей, все отвернулись от нее. И все же Муза Цветаевой не умолкла. Она с тревогой и мукой следила, как маленькая Чехия обреченно и пылко боролась за свою независимость.

Антифашистские стихи Цветаевой — замечательный образец гражданской политической поэзии, они достойно венчают ее творчество. Последнее стихотворение из чешского цикла звучит как прославление вечности народа, его неколебимости:

He умрешь, народ!
Бог тебя хранит!
Сердцем дал — гранат,
Грудью дал — гранит.

Процветай, народ,
Твердый, как скрижаль,
Жаркий, как гранат,
Чистый, как хрусталь.
(«He умрешь, народ!..»)

В «Стихах к Чехии» звучит уверенность не только в будущей победе маленькой славянской страны, но и вера в непобедимость Русской земли, если германский фашизм, как она пишет, «отважится» напасть на Москву.

Возвращение на родину. Вернувшись на родину, в Москву, Цветаева вскоре осталась одна с сыном — без работы, без жилья, с редкими гонорарами за переводы. В ее стихах 1940—1941 гг. возникает — неотвратимо как Судьба — мотив близкого конца:

Пора снимать янтарь,
Пора менять словарь,
Пора гасить фонарь
Наддверный…

(«Пора снимать янтарь…»)

С началом Великой Отечественной войны Цветаева с сыном вынуждены были против своей воли эвакуироваться. Сначала — Чистополь, где не нашлось ни работы, даже черной, ни жилья, потом — последнее короткое пристанище Елабуга, где тоже не оказалось никакой работы, значит, и заработка. Органы НКВД не спускали с нее глаз, есть сведения, что ее пытались шантажировать. Конец известен: 31 августа 1941 г., в свою любимую рябиновую пору, накануне листопада, она покончила жизнь самоубийством.

В начале жизни Цветаева писала:

Моим стихам, как драгоценным винам,
Настанет свой черед…

(«Моим стихам, написанным так рано…»)

Такой черед настал. Теперь Марина Цветаева — общепризнанный классик русской поэзии, одна из ее вершин.

Поэты — умирают. Поэзия — остается.

М цветаева биография. Краткая биография марины цветаевой

Имя: Марина Цветаева (Marina Tsvetaeva)

Возраст: 48 лет

Рост: 163

Деятельность: поэтесса, прозаик, переводчица

Семейное положение: была замужем

Марина Цветаева: биография

Марина Ивановна Цветаева — русская поэтесса, переводчица, автор биографических эссе и критических статей. Она считается одной из ключевых фигур в мировой поэзии XX века. Сегодня называют хрестоматийными такие стихотворения Марины Цветаевой о любви, как «Пригвождена к позорному столбу…», «Не самозванка – я пришла домой…», «Вчера еще в глаза глядел…» и многие другие.


Детское фото Марины Цветаевой | Музей М. Цветаевой

День рождения Марины Цветаевой приходится на православный праздник памяти апостола Иоанна Богослова. Это обстоятельство поэтесса позднее неоднократно отразит в своих произведениях. Родилась девочка в Москве, в семье профессора Московского университета, известного филолога и искусствоведа Ивана Владимировича Цветаева, и его второй супруги Марии Мейн, профессиональной пианистки, ученицы самого Николая Рубинштейна. По отцу у Марины были единокровные брат Андрей и сестра , а также родная младшая сестра Анастасия. Творческие профессии родителей наложили отпечаток и на детство Цветаевой. Мама обучала ее игре на фортепиано и мечтала увидеть дочь музыкантом, а отец прививал любовь к качественной литературе и иностранным языкам.


Детские фото Марины Цветаевой

Так получилось, что Марина с мамой часто жила заграницей, поэтому свободно говорила не только по-русски, но и на французском и немецком языках. Более того, когда маленькая шестилетняя Марина Цветаева стала писать стихи, то сочиняла она на всех трех, причем больше всего – по-французски. Образование будущая знаменитая поэтесса начала получать в московской частной женской гимназии, а позднее училась в пансионах для девочек в Швейцарии и Германии. В 16 лет она попробовала прослушать курс лекций по старофранцузской литературе в парижской Сорбонне, но обучение там не окончила.


С сестрой Анастасией, 1911 год | Музей М. Цветаевой

Когда поэтесса Цветаева начала публиковать свои стихи, она стала близко общаться с кругом московских символистов и активно участвовать в жизни литературных кружков и студий при издательстве «Мусагет». Вскоре начинается Гражданская война. Эти годы очень тяжело сказались на моральном состоянии молодой женщины. Разрыв родины на белую и красную составляющие она не принимала и не одобряла. Весной 1922 года Марина Олеговна добивается разрешения эмигрировать из России и отправиться в Чехию, куда несколько лет назад бежал ее муж, Сергей Эфрон, служивший в рядах Белой армии, а теперь обучавшийся в Пражском университете.


Иван Владимирович Цветаев с дочерью Мариной, 1906 год | Музей М. Цветаевой

Долгое время жизнь Марины Цветаевой была связана не только с Прагой, но и с Берлином, а через три года ее семья смогла добраться и до французской столицы. Но и там счастья женщина не обрела. На нее действовала угнетающе молва людей о том, что ее муж участвовал в заговоре против сына и что он завербован советской властью. Кроме того, Марина осознала, что по своему духу она не эмигрант, и Россия никак не отпускает ее мысли и сердце.

Стихотворения

Первый сборник Марины Цветаевой под названием «Вечерний альбом» увидел свет в 1910 году. В основном он включал ее творения, написанные в школьные годы. Довольно быстро творчество юной поэтессы привлекло внимание знаменитых литераторов, особенно ею заинтересовались Максимилиан Волошин, муж , Николай Гумилёв, и основоположник русского символизма Валерий Брюсов. На волне успеха Марина пишет первую прозаическую статью «Волшебство в стихах Брюсова». Кстати, довольно примечательным фактом является то, что первые книги она публиковала на свои собственные деньги.


Первое издание «Вечернего альбома» | Феодосийский музей Марины и Анастасии Цветаевых

Вскоре был издан «Волшебный фонарь» Марины Цветаевой, ее второй поэтический сборник, потом вышло и следующее произведение — «Из двух книг». Незадолго до революции биография Марины Цветаевой была связана с городом Александров, куда она приехала в гости к сестре Анастасии и ее супругу. С точки зрения творчества этот период важен тем, что он насыщен посвящениями близким людям и любимым местам и позднее был назван специалистами «Александровским летом Цветаевой». Именно тогда женщина создала знаменитые циклы стихотворений «К Ахматовой» и «Стихи о Москве».


Ахматова и Цветаева в образах египтянок. Памятник «Серебряный век», Одесса | Panoramio

Во время гражданской войны Марина прониклась сочувствием к белому движению, хотя, как говорилось выше, в целом не одобряла разделения страны на условные цвета. В тот период она пишет стихи для сборника «Лебединый стан», а также большие поэмы «Царь-девица», «Егорушка», «На красном коне» и романтические пьесы. После переезда за границу поэтесса сочиняет две масштабные работы — «Поэму Горы» и «Поэму Конца», которые окажутся в числе ее главных произведений. Но большинство стихов периода эмиграции опубликованы не были. Последним напечатали сборник «После России», включавший сочинения Марины Цветаевой до 1925 года. Хотя писать она не переставала никогда.


Рукопись марины Цветаевой | Неофициальный сайт

Иностранцы гораздо больше оценили прозу Цветаевой – ее воспоминания о русских поэтах Андрее Белом, Максимилиане Волошине, Михаиле Кузмине, книги «Мой Пушкин», «Мать и музыка», «Дом у Старого Пимена» и другие. А вот стихи не покупали, хотя Марина написала замечательный цикл «Маяковскому», «черной музой» для которого стало самоубийство советского поэта. Смерть Владимира Владимировича буквально потрясла женщину, что и через много лет можно почувствовать, читая эти стихи Марины Цветаевой.

Личная жизнь

Со своим будущим мужем Сергеем Эфроном поэтесса познакомилась в 1911 году в доме своего друга Максимилиана Волошина в Коктебеле. Через полгода они стали мужем и женой, а вскоре на свет появилась их старшая дочь Ариадна. Но Марина была женщиной очень увлекающейся и в разное время ее сердцем завладевали другие мужчины. Например, великий русский поэт Борис Пастернак, с которым у Цветаевой были почти 10-летние романтические отношения, не прекратившиеся и после ее эмиграции.


Сергей Эфрон и Цветаева перед свадьбой | Музей М. Цветаевой

Кроме того, в Праге у поэтессы начался бурный роман с юристом и скульптором Константином Родзевичем. Их связь продлилась около полугода, а затем Марина, посвятившая возлюбленному полную неистовой страсти и неземной любви «Поэму горы», вызвалась помочь его невесте выбрать свадебное платье, тем самым поставив точку в любовных отношениях.


Ариадна Эфрон с матерью, 1916 год | Музей М. Цветаевой

Но личная жизнь Марины Цветаевой была связана не только с мужчинами. Еще до эмиграции, в 1914 году она познакомилась в литературном кружке с поэтессой и переводчицей Софией Парнок. Дамы быстро обнаружили симпатию друг к другу, которая вскоре переросла в нечто большее. Марина посвятила возлюбленной цикл стихов «Подруга», после чего их отношения вышли из тени. Эфрон знал о романе жены, сильно ревновал, устраивал сцены, и Цветаева была вынуждена уйти от него к Софии. Впрочем, в 1916 году она расстаётся с Парнок, возвращается к супругу и через год рожает дочь Ирину. О своей странной связи поэтесса скажет позднее, что любить женщине женщину дико, но только одних мужчин – скучно. Тем не менее, любовь к Парнок Марина охарактеризовала как «первую катастрофу в своей жизни».


Портрет Софии Парнок | Википедия

После рождения второй дочери Марина Цветаева сталкивается с черной полосой в жизни. Революция, побег мужа заграницу, крайняя нужда, голод. Сильно заболела старшая дочка Ариадна, и Цветаева отдает детей в приют в подмосковном поселке Кунцово. Ариадна выздоровела, но заболела и в трехлетнем возрасте умерла Ирина.


Георгий Эфрон с матерью | Музей М. Цветаевой

Позднее, уже после воссоединения с мужем в Праге, поэтесса родила третьего ребенка – сына Георгия, которого в семье называли «Мур». Мальчик был болезненным и хрупким, тем не менее, во время Второй мировой войны пошел на фронт, где и погиб летом 1944 года. Похоронен Георгий Эфрон в братской могиле в Витебской области. В связи с тем, что ни Ариадна, ни Георгий не имели своих детей, то на сегодняшний день прямых потомков великой поэтессы Цветаевой не существует.

Смерть

В эмиграции Марина и ее семья жили чуть ли не в нищете. Муж Цветаевой не мог работать из-за болезни, Георгий был совсем крошкой, Ариадна пыталась помочь финансово, вышивая шляпки, но фактически их доход составляли скудные гонорары за статьи и эссе, которые писала Марина Цветаева. Она назвала такое материальное положение замедленным умиранием от голода. Поэтому все члены семьи постоянно обращаются в советское посольство с просьбой вернуться на родину.


Памятник работы Зураба Церетели, Сен-Жиль-Круа-де-Ви, Франция | Вечерняя Москва

В 1937 году получает такое право Ариадна, через полгода в Москву тайно перебирается Сергей Эфрон, так как во Франции ему угрожал арест как соучастнику политического убийства. Через некоторое время официально пересекает границу сама Марина с сыном. Но возвращение обернулось трагедией. Очень скоро НКВД арестовывает дочь, а за ней и мужа Цветаевой. И если Ариадна после смерти , отсидев свыше 15 лет, была реабилитирована, то Эфрона расстреляли в октябре 1941 года.


Памятник в городе Таруса | Пионер-Тур

Впрочем, его жена об этом уже не узнала. Когда началась Великая Отечественная война, женщина с сыном-подростком отправилась в эвакуацию в городок Елабуга на реке Каме. Чтобы получить временную прописку, поэтесса вынуждена устроиться на работу посудомойкой. Ее заявление датировано 28 августа 1941 года, а спустя три дня Цветаева совершила самоубийство, повесившись в доме, куда их с Георгием определили на постой. Марина оставила три предсмертные записки. Одну из них она адресовала сыну и просила простить, а в двух других обращалась к людям с просьбой позаботиться о мальчике.


Памятник в селе Усень-Ивановское, Башкирия | Школа Жизни

Весьма интересно, что когда Марина Цветаева только собиралась в эвакуацию, в упаковке вещей ей помогал давний друг Борис Пастернак, который специально купил веревку для связывания вещей. Мужчина похвалился, что достал такую прочную веревку — «хоть вешайся»… Именно она и стала орудием самоубийства Марины Ивановны. Похоронили Цветаеву в Елабуге, но так как шла война, точное место погребения остается невыясненным до сих пор. Православные обычаи не позволяют отпевать самоубийц, но правящий епископ может делать исключение. И патриарх Алексий II в 1991 году, на 50-летие со дня смерти, воспользовался этим правом. Церковный обряд провели в московском храме Вознесения Господня у Никитских ворот.


Камень Марины Цветаевой в г. Таруса | Странник

В память о великой русской поэтессе был открыт музей Марины Цветаевой, причем не один. Существует подобный дом памяти в городах Тарус, Королев, Иванов, Феодосия и многих других местах. На берегу реки Оки установлен монумент работы Бориса Мессерера. Есть скульптурные памятники и в других городах России, ближнего и дальнего зарубежья.

Сборники

  • 1910 — Вечерний альбом
  • 1912 — Волшебный фонарь
  • 1913 — Из двух книг
  • 1920 — Царь-девица
  • 1921 — Лебединый стан
  • 1923 — Психея. Романтика
  • 1924 — Поэма Горы
  • 1924 — Поэма Конца
  • 1928 — После России
  • 1930 — Сибирь

(1892 — 1941)

Русская поэтесса. Дочь ученого, специалиста в области античной истории, эпиграфики и искусства, Ивана Владимировича Цветаева. Романтический максимализм, мотивы одиночества, трагической обреченности любви, неприятие повседневного бытия (сборники «Версты», 1921, «Ремесло», 1923, «После России», 1928; сатирическая поэма «Крысолов», 1925, «Поэма Горы», «Поэма Конца», обе — 1926). Трагедии («Федра», 1928). Интонационно-ритмическая экспрессивность, парадоксальная метафоричность. Эссеистская проза («Мой Пушкин», 1937; воспоминания об А. Белом, В. Я. Брюсове, М. А. Волошине, Б. Л. Пастернаке и др.). В 1922 — 39 в эмиграции. Покончила жизнь самоубийством.

Биография

Родилась 26 сентября (8 октября н.с.) в Москве в высококультурной семье. Отец, Иван Владимирович, профессор Московского университета, известный филолог и искусствовед, стал в дальнейшем директором Румянцевского музея и основателем Музея изящных искусств (ныне Государственный музей изобразительных искусств им. А. С. Пушкина). Мать происходила из обрусевшей польско-немецкой семьи, была талантливой пианисткой. Умерла в 1906, оставив двух дочерей на попечение отца.

Детские годы Цветаевой прошли в Москве и на даче в Тарусе. Начав образование в Москве, она продолжила его в пансионах Лозанны и Фрейбурга. В шестнадцать лет совершила самостоятельную поездку в Париж, чтобы прослушать в Сорбонне краткий курс истории старофранцузской литературы.

Стихи начала писать с шести лет (не только по-русски, но и по-французски и по-немецки), печататься с шестнадцати, а два года спустя тайком от семьи выпустила сборник «Вечерний альбом», который заметили и одобрили такие взыскательные критики, как Брюсов, Гумилев и Волошин. С первой встречи с Волошиным и беседы о поэзии началась их дружба, несмотря на значительную разницу в возрасте. Она много раз была в гостях у Волошина в Коктебеле. Сборники ее стихов следовали один за другим, неизменно привлекая внимание своей творческой самобытностью и оригинальностью. Она не примкнула ни к одному из литературных течений.

В 1912 Цветаева вышла замуж за Сергея Эфрона, который стал не только ее мужем, но и самым близким другом.

Годы Первой мировой войны, революции и гражданской войны были временем стремительного творческого роста Цветаевой. Она жила в Москве, много писала, но почти не публиковалась. Октябрьскую революцию она не приняла, видя в ней восстание «сатанинских сил». В литературном мире М. Цветаева по-прежнему держалась особняком.

В мае 1922 ей с дочерью Ариадной разрешили уехать за границу — к мужу, который, пережив разгром Деникина, будучи белым офицером, теперь стал студентом Пражского университета. Сначала Цветаева с дочерью недолго жили в Берлине, затем три года в предместьях Праги, а в ноябре 1925 после рождения сына семья перебралась в Париж. Жизнь была эмигрантская, трудная, нищая. Жить в столицах было не по средствам, приходилось селиться в пригородах или ближайших деревнях.

Творческая энергия Цветаевой, невзирая ни на что, не ослабевала: в 1923 в Берлине, в издательстве «Геликон», вышла книга «Ремесло», получившая высокую оценку критики. В 1924, в пражский период — поэмы «Поэма Горы», «Поэма Конца». В 1926 закончила поэму «Крысолов», начатую еще в Чехии, работала над поэмами «С моря», «Поэма Лестницы», «Поэма Воздуха» и др. Большинство из созданного осталось неопубликованным: если поначалу русская эмиграция приняла Цветаеву как свою, то очень скоро ее независимость, ее бескомпромиссность, ее одержимость поэзией определяют ее полное одиночество. Она не принимала участия ни в каких поэтических или политических направлениях. Ей «некому прочесть, некого спросить, не с кем порадоваться», «одна всю жизнь, без книг, без читателей, без друзей…». Последний прижизненный сборник вышел в Париже в 1928 — «После России», включивший стихотворения, написанные в 1922 — 1925.

К 1930-м годам Цветаевой казался ясным рубеж, отделивший ее от белой эмиграции: «Моя неудача в эмиграции — в том, что я не эмигрант, что я по духу, т.е. по воздуху и по размаху — там, туда, оттуда…» В 1939 она восстановила свое советское гражданство и вслед за мужем и дочерью возвратилась на родину. Она мечтала, что вернется в Россию «желанным и жданным гостем». Но этого не случилось: муж и дочь были арестованы, сестра Анастасия была в лагере. Цветаева жила в Москве по-прежнему в одиночестве, кое-как перебиваясь переводами. Начавшаяся война, эвакуация забросили ее с сыном в Елабугу. Измученная, безработная и одинокая поэтесса 31 августа 1941 покончила с собой.

Марина Цветаева, краткая биография которой насыщена событиями, на сегодня считается одним из лучших российских поэтов. Её жизнь и творчество у всех на слуху не только в России, но и в целом мире. Сегодня мы поговорим об этой удивительной женщине с поистине «поэтической» судьбой.

Детство и юность

Один из ключевых поэтов Серебряного века, Марина Цветаева родилась 8 октября (26 сентября по старому стилю) 1892 года в Москве. Семья Цветаевых несколько поколений имела прямое или косвенное отношение к искусству. Например, папа Марины, Иван Владимирович, основал Московский музей изобразительных искусств. Мать, Мария Мейн, училась у известного пианиста Антона Рубинштейна и сама была известной пианисткой.

Из-за болезни матери семья часто переезжала. Лето Марина с сестрой Анастасией и родителями обычно проводила в Тарусе. Потом семья подолгу жила за границей. Марина училась в Москве в частной женской гимназии М.Т. Брюхоненко, в связи с переездами получала образование также в пансионах в Лозанне (Швейцария) и Фрайбурге (Германия), французском интернате. В возрасте 16 лет прослушала краткий курс о старофранцузской литературе в Сорбонне (Париж).

После смерти матери в 1906 году семья возвратилась в Россию. Иван Владимирович тщательно следил за тем, чтобы дочери получили лучшее образование и не ленились изучать языки.

Начало творческого пути и знакомство с Сергеем Эфроном

Первые стихотворения Марина написала ещё в шестилетнем возрасте. Мать поощряла увлечение дочери языками и искусством, правда, Мария видела свою старшую дочь музыкантом. Стихи Марина писала на 3 языках: кроме родного русского, ещё на французском и немецком.

В 1910 году на собственные деньги Марина издала первый сборник стихотворений — «Вечерний альбом». Хотя в него вошли её школьные, совсем ещё детские произведения, они сразу привлекли к себе внимание поэтических кругов, в том числе таких известных поэтов, как Максимилиан Волошин, Николай Гумилёв и Валерий Брюсов. Следом за первым сборником выходит и первая критическая статья Марины «Волшебство в стихах Брюсова».

В 1911 году Марина поехала в Крым погостить у М. Волошина. Там она и познакомилась с Сергеем Эфроном, за которого через несколько месяцев вышла замуж. Первый год замужества был очень насыщенным: в 1912 году у четы родилась дочь Ариадна (Аля), кроме того, вышел второй сборник стихов Марины — «Волшебный фонарь», в который вошли разноплановые юношеские сочинения.

Как бы ни были загружены дни, Цветаева стихи писала исправно — по несколько часов в день. Кроме стихов, Марина также писала статьи, прозу и делала переводы, которые приносили основную часть денег в семью. Следом за первыми двумя выходит сборник «Из двух книг» (1913). В нём чувствуется влияние круга общения поэта (Цветаева подчёркивала, что она именно поэт, а не поэтесса), а именно М. Волошина, В. Брюсова и Н. Некрасова. На этом сборнике творчество Цветаевой ранних лет считают завершенным.

Знакомство с Софией Парнок

Марина Цветаева, краткая биография которой вместила в себя многое, была очень любвеобильной натурой. Она постоянно влюблялась, как в мужчин, так и в женщин. Лучшие её стихи, которые у всех на слуху, написаны именно в состоянии влюбленности или сильного эмоционального потрясения — без этого поэт творить не могла.

В 1914 году Марина познакомилась с поэтессой и переводчицей Софией Парнок и сильно увлеклась ею. Она фактически ушла из семьи, оставив маленькую Алю на Сергея, который очень страдал от её измены. Бурный, скандальный роман, о котором знали все, длился до 1916 года. После двухлетнего отсутствия и долгих извинений Марина возвратилась к мужу, а муки расставания с Софией вылились в цикл стихов «Подруга».

Период Гражданской войны

После возвращения к мужу в 1917 году в семье появилась ещё одна дочь — Ирина. В тот период началась революция. Сергей воевал на стороне Белой армии, а Марина жила с детьми в Москве, в Борисоглебском переулке. Денег не было, она продавала личные вещи, чтобы хоть как-то свести концы с концами. Младшую дочь из-за стесненных обстоятельств отдала в приют под Москвой, где она умерла в возрасте 3 лет, чего Марина себе не простила до конца жизни.

В тот же период поэт познакомилась с известным русским театральным деятелем, режиссёром и литератором князем Сергеем Волконским, дружба с которым была плодовитой и вдохновляла её до конца его жизни в 1937 г. Именно в этот период Цветаева, стихи коей так и не получили в эмигрантской среде признания на тот момент, написала несколько романтических пьес. К этому периоду также принадлежат поэмы «Царь-Девица», «Егорушка» и на «Красном коне», а также цикл стихов «Лебединый стан». Последний написан под влиянием революции и проникнут сочувствием к «белоармейцам».

Скитания в эмиграции

Сергей Эфрон после разгрома армии Деникина бежал за границу и стал студентом Пражского университета. В его отсутствие Марина пережила ещё несколько страстных романов, но все же приняла решение также переехать за границу после того, как мужу удалось с ней связаться.

В мае 1922 г. Марина Цветаева вместе с дочерью Ариадной наконец получила разрешение на выезд. Сначала они ненадолго остановились в Берлине, а после этого 3 года жили в предместье Праги. Сергей учился, Марина писала и переводила. Переводы и дальше были главным источником дохода, к ним добавились авторские вечера.

Хотя Марина очень старалась наладить отношения с мужем, у неё завязывается новый роман — с Константином Родзевичем, скульптором и плюс ко всему — близким другом Сергея. Именно он — лирический герой её поэм «Поэма Горы» и «Поэма Конца», ему они и посвящены. В 1925 г. Марина родила долгожданного сына — Георгия (она звала его Муром), надеясь заглушить чувство вины за погибшую от голода дочь. Хотя многие считали иначе, Марина подчёркивала, что этот ребёнок рожден от Сергея.

После рождения сына чета перебралась в Париж, где Марину подавляла атмосфера преследования и недомолвок. С. Эфрона подозревали в участии в заговоре против сына Троцкого — Льва Седова. В этот период Цветаева переписывается с Борисом Пастернаком, с его подачи начинает общение с Райнером Марией Рильке, которое оборвалось со смертью поэта, не продлившись и года. Когда до Марины дошла весть о самоубийстве В. Маяковского, она отреагировала очень болезненно. В 1930 г. появился цикл «Маяковскому».

В эмиграции творчество Цветаевой все ещё не оценили по достоинству. Но именно в этот период она выросла и получила известность как прозаик. Именно её проза того периода («Мой Пушкин», «Дом у Старого Пимена», «Мать и Музыка», «Повесть о Сонечке», «Живое о живом» и прочее) кормила семью. Практически все стихи, написанные в тот период, опубликованы уже после смерти поэта. Единственный и последний прижизненный сборник стихов того времени — «После России», изданный в 1928 г.

Возвращение в СССР

Марина Цветаева, краткая биография которой пестрит несчастьями, сталкивается с ещё одной трагедией. Первой возвратиться в СССР позволили Ариадне, она поехала в 1937 г. и была арестована первой — 27 августа 1939 г. Следом за ней из Парижа в Москву бежал С. Эфрон, оказавшись впутанным в политическое убийство — его арестовали через несколько месяцев после дочери, 10 октября. Не прошло и недели, как С. Эфрон был расстрелян на Лубянке. Аля выжила — после 15 лет заключения и ссылок её реабилитировали. Марина возвратилась на родину последней. По возвращении она жила в Подмосковье на даче НКВД, расположенной в Болшеве.

Конец жизненного пути и тайна могилы

Период после возврашения в СССР наименее заполненный стихами — Марина активно занималась переводами. Перед эвакуацией в Елабугу она как раз переводила Федерико Гарсиа Лорку. Причиной для эвакуации стала война. 18 августа 1941 г. Марина с сыном прибыли в Елабугу с намерением перебраться в Чистополь, где уже было много эвакуированных литераторов. Но до этого не дошло: 31 августа 1941 года Марину Цветаеву нашли повешенной в сенях дома Бродельщиковых. Она оставила 3 предсмертных записки: для сына, семьи Асеевых и тех, кто будет заниматься её похоронами. Жизнь Цветаевой была короткой и очень скандальной — всего 49 лет.

Интересно то, что расположение могилы Марины Цветаевой точно не известно. Её похоронили 2 сентября, очень тихо, не привлекая лишнего внимания, в одной из безымянных могил Елабужского кладбища. Позже был установлен надгробный памятник, который теперь считается официальным местом захоронения.

Музей Марины Цветаевой

Марина Цветаева, краткая биография которой полна событий, оставила после себя очень большое поэтическое наследие, которое было по заслугам оценено уже после её кончины. Ей поставили несколько памятников, а многие стихи превратились в красивые романсы. На сегодня издано много посмертных сборников произведений Марины Цветаевой, которые не увидели свет при её жизни — в основном это стихи, написанные в эмиграции и по возвращении в Россию.

Сегодня действует не один музей Цветаевой Марины, а целых 8. Некоторые из них официально являются также музеями всей семьи Цветаевых или только сестёр Марины и Анастасии Цветаевых. На фото — Музей Марины Цветаевой в Москве, в Борисоглебском переулке.

Марина Цветаева вписала в историю русской поэзии свою, новаторскую, исполненную высокого драматизма, страницу. Ее наследие огромно: более 800 лирических стихотворений, 17 поэм, 8 пьес, около 50 прозаических вещей, свыше 1000 писем. Сегодня все это приходит к широкому кругу читателей. И одновременно перед читателем раскрывается трагический путь великой поэтессы.

Марина Ивановна Цветаева родилась 26 сентября 1892 года в Москве. Ее отец — Иван Владимирович Цветаев — был личностью во многом примечательной: ученый, профессор, педагог, директор Московского Румянцевского Публичного музея, создатель Музея изящных искусств на Волхонке, знаток языков и литературы. Отец связывал Марину Цветаеву с искусством мира, с историей, филологией, философией. Знание языков и любовь к ним Марины Цветаевой воспитано семьей.

Мать — Мария Александровна — урожденная Мейн, происходила из обрусевшей немецко-польской семьи. Она была блестящей пианисткой, знала иностранные языки, занималась живописью. От матери к Марине перешла музыкальность, причем не просто способность к блестящему исполнительству, а особый дар воспринимать мир через звук.

В 1902 году, когда Марине едва исполнилось 10 лет, Мария Александровна заболела чахоткой, и благополучие навсегда покинуло семью Цветаевых. Маме нужен был мягкий климат, и с осени 1902 года семья Цветаевых уехала за границу: в Италию, Швейцарию, Германию. Марина и ее сестра Ася жили и учились в заграничных частных пансионах.

В Германии осенью 1904 года мама Цветаевой сильно простудилась и они пребрались в Крым. Год, прожитый В Ялте, сильно повлиял на Марину, она увлеклась революционной героикой. Вскоре умерла Мария Александровна, которую летом 1908 года перевезли в Тарусу. Она скончалась 5 июля. Марине было тогда всего 14 лет.

Осенью 1908 года Марина пошла в интернат при московской частной гимназии. Она в это время много читает. Среди любимых книг — «Нибелунги» , «Илиада» , «Слово о полку Игореве», а среди стихов — «К морю» Пушкина, «Свидание» Лермонтова, «Лесной царь» Гете. Вольная романтическая стихия своеволия и строптивости во всем близка Цветаевой с молодых лет.

В 16 лет одна уехала в Париж, чтобы в Сорбонне прослушать курс старофранцузской литературы, тогда же начала печататься. А вообще стихи начала писать рано: с 6-ти лет, и не только на русском, но и по-немецки и по-французски.

В 1910 году Марина Цветаева издает на свои деньги первый сборник стихов «Вечерний альбом». Весной 1911 года, так и не окончив гимназии, она уехала в Крым. В Коктебеле, гостя у М. Волошина, она познакомилась с будущим мужем Сергеем Эфроном. Он был сыном революционером, сирота. В сентябре 1912 года у Цветаевой родилась дочь Ариадна, верный спутник и друг всей ее жизни, адресат многих стихов, к которой она будет обращаться в разные годы. В августе 1913 года умирает отец Иван Владимирович Цветаев.

Произведения 1913-1916 годов Марина Цветаева соберет в книгу «Юношеские стихи», куда вошли стихотворения «Бабушке» (1913), «Генералам 12-го года» (1913), «Вам одеваться было лень» (1914), «Мне нравится, что Вы больны не мной» (1915) и многие другие. Эта книга никогда не была напечатана. А между тем был канун Революции, и скорее всего повинуясь голосу интуиции, Цветаева стала писать стихи о России. В 1916 году сложился новый сборник «Версты», который выйдет только в 1922 году.

С весны 1917 года для Цветаевой наступил трудный период. К Февральской революции она отнеслась безучастно. Происходившие события не затронули души, как человек она в них отсутствует. В апреле 1917 года Марина Цветаева родила вторую дочь Ирину. В самый разгар Октябрьских событий Марина Ивановна в Москве, а затем с мужем уезжает в Коктебель к Волошину. Когда же через некоторое время она вернулась в Москву за детьми, обратного пути в Крым уже не было. Так, с поздней осени 1917 года началась для Марины Цветаевой расставание с мужем.

Осенью 1919 года, чтобы как-то прокормить детей, она отдала их в Кунцевский детский приют, но заболевшую Алю пришлось забрать домой и выхаживать, а в это время Ирина умерла от голода. Но как много она в это время писала! С 1917 по 1920 год она успела создать больше трехсот стихотворений, большую поэму — сказку «Царь-девица», шесть романтических пьес. И кроме этого сделать множество записей, эссе. Цветаева находилась в поразительном расцвете творческих сил.

14 июля 1921 года Цветаева получила известие от мужа. Он написал, что находится в Чехословакии. 11 мая 1922 года Цветаева навсегда оставляет свой дом в Москве и едет к мужу вместе с дочерью. Начинается долгая эмиграция. Сначала- два с половиной месяца в Берлине, где она успела написать около двадцати стихотворений, затем в Чехии три с половиной года и с 1 ноября 1925 года — во Франции, где прожила тринадцать лет. 1 февраля 1925 года у Цветаевой родился сын Георгий. За границей жилось бедно, неустроенно, тяжело. Во Франции ей многое не нравилось, Она чувствовала себя никому не нужной, Эфрор тянется к Советскому Союзу и в начале тридцатых годов стал сотрудничать в «Союзе возвращения на родину».

В 1930 году Цветаева написала стихотворный реквием на потрясшую ее кончину Владимира Маяковского, цикл стихов К Пушкину (1931). В 1930-е годы главное место в творчестве Марины Цветаевой стала занимать проза. В прозе она уходила от воспоминания, так родились «Отец и его музей», «Мать и музыка», «Жених».

Вся цветаевская проза носила автобиографический характер. Печальные события — кончины современников, которых любила и чтила, служили другим поводом для создания очерков-реквиемов; «Живое о живом» (о М. Волошине), «Пленный дух» (об Андрее
Белом), «Нездешний вечер» (о М. Кузмине). Все это было написано в период с 1932 по 1937 год. И еще Цветаева пишет в это время статьи, касающиеся проблемы поэта, его дара, призвания; «Поэт и время», «Искусство при свете совести». «Эпос и лирика современной России», «Поэты с историей и поэты без истории». Но это было еще не все. За границей ей удалось напечатать несколько отрывков из своих дневников разных лет: «0 любви», «0 благодарности». Появляются в это время и стихи. Так она создаёт оду своему неразлучному верному другу — письменному столу — цикл «Стол».

В «Стихах к сыну» Цветаева напутствует будущего человека, которому всего семь лет, в августе 1937 года Ариадна, а вслед за ней и Сергей Яковлевич, уезжают в Москву. 12 июня 1939 года Марина Ивановна Цветаева с сыном Георгием возвращается в Советский Союз. Ей — 46 лет.

Семья, наконец, воссоединилась. Все вместе они поселись в подмосковном Волшево, Но это последнее счастье было недолгим: 27 августа арестовали дочь Ариадну, потом ее несправедливо осудили и почти 18 лет она провела в лагерях и ссылке. (Только в

Марина Ивановна Цветаева — литературный критик, биограф, переводчик, и конечно же, поэтесса. Марины Цветаевой наполнена событиями: революционным настроением в стране, войнами, репрессиями, которые она тяжело переживала и отразила в стихах.

Марина — виртуоз стихотворного слова, рождена в Москве в 1892 году. Отец — искусствовед и филолог. Мать — пианистка. Девочка получила блестящее образование. Знала иностранные языки, приобщалась к «высокой» литературе, играла на фортепьяно. Нередко выезжала заграницу. Стихотворения стала сочинять с шести лет, обычно предпочитая русскому французский язык. Обучение продолжала в России, в гимназии. Позже во Франции, Швейцарии и Германии, в пансионах. Когда девочке было 13 лет, умерла её мать. С семнадцати лет девушка посещала литературные кружки при издательстве «Мусагет». Марина Цветаева устроила свою личную жизнь, выйдя замуж, и перевернув страничку биографии, эмигрировала заграницу. Родила троих детей. Издавала сборники стихотворений. Марина Цветаева писала в прозе краткие биографии — воспоминания о жизни русских поэтов. Боролась с нищетой. Вернулась на родину. Устав от жизни, совершила суицид летом 1941 года.

Литературное творчество

Стихи, которые Марина писала в школе, она собрала и издала в сборнике «Вечерний альбом» в 1910 году. Критики были благосклонны к творчеству Марины Цветаевой. Позже издавались ещё несколько сборников стихотворений: «Волшебный фонарь», «Из двух книг». Много поэтических произведений Цветаева создала, когда гостила у сестры в городе Александрове. В это время она писала посвящения близким и любимым. Позже Марина написала стихотворения и поэмы, посвящённые белому движению России. Главными произведениями стали произведения, созданные по приезду из заграницы — «Поэма Горы» и «Поэма Конца». Стихи, написанные в эмиграции, в России не печатали. Иностранные читатели любили произведения, посвящённые русским поэтам. Стихи не покупали.

Личная жизнь и причины смерти Марины Цветаевой

В 1911 году, отдыхая в Коктебеле, Марина знакомится с Сергеем Эфроном, будущим мужем. После свадьбы у них появилась дочка — Ариадна. В 1917 появляется на свет дочка Ирина. В годы гражданской войны, надеясь обеспечить питание детям, Цветаева сдала их в подмосковный приют. Обе девочки сильно болели. Старшая выздоровела, а младшая погибла в три года. В 1922 году писательница эмигрирует заграницу, куда раньше, после разгрома белого движения Крыма, бежал её муж. В Праге рождается «Мур» — сын, названный Георгием. Семья в эмиграции выживала, деньги получали только от писательского труда поэтессы. Марина была очень влюбчивой. Ей приписывали романы со многими известными мужчинами.

Сергей и его жена стремились вернуться из эмиграции домой. Эфрон по приезду был арестован, приговорён к казни и расстрелян в 1941 году. Ариадну тоже арестовали. В начале Великой Отечественной войны Марина вынуждена была эвакуироваться из Москвы. Искала работу, чтобы прокормить себя и сына. Писала заявление с просьбой устроить на работу «судомойки». Покончила жизнь самоубийством.

Биография М. Цветаевой

Биография

 

 

Марина Ивановна Цветаева (1892–1941) – знаменитая русская поэтесса, прозаик, переводчик, которая своим творчеством оставила яркий след в литературе 20 века.

Ранние годы

Родилась Марина Цветаева в Москве 26 сентября (8 октября) 1892 года. Ее отец был профессором университета, мать – пианисткой. Стоит кратко заметить, что биография Цветаевой пополнилась первыми стихами еще в возрасте шести лет.

Первое образование получила в Москве в частной женской гимназии, затем обучалась в пансионах Швейцарии, Германии, Франции.

После смерти матери, Марина и ее брат и две сестры воспитывались отцом, который старался дать детям хорошее образование.

Начало творческого пути

Первый сборник стихотворений Цветаевой был опубликован в 1910 году («Вечерний альбом»). Уже тогда на творчество Цветаевой обратили внимание знаменитые — Валерий Брюсов, Максимилиан Волошин и Николай Гумилёв. Их творчество и произведениями Николая Некрасова значительно повлияли на раннее творчество поэтессы.

В 1912 году она выпустила второй сборник стихов – «Волшебный фонарь». В эти два сборника Цветаевой вошли также стихотворения для детей: «Так», «В классе», «В субботу». В 1913 году выходит третий сборник поэтессы под названием «Из двух книг».

Во время Гражданской войны (1917-1922) для Цветаевой стихи являются средством выразить сочувствие. Кроме поэзии она занимается написанием пьес.

Личная жизнь

В 1912 году выходит замуж за Сергея Эфрона, у них появляется дочь Ариадна.

В 1914 году Цветаева знакомится с поэтессой Софией Парнок. Их роман длился до 1916 года. Ей Цветаева посвятила цикл своих стихотворений под названием «Подруга». Затем Марина вернулась к мужу.

Вторая дочь Марины, Ирина, умерла в возрасте трех лет. В 1925 году родился сын Георгий.

Жизнь в эмиграции

В 1922 году Цветаева переезжает в Берлин, затем в Чехию и в Париж. Творчество Цветаевой тех лет включает произведения «Поэма горы», «Поэма конца», «Поэма воздуха». Стихи Цветаевой 1922-1925 годов были опубликованы в сборнике «После России» (1928). Однако стихотворения не принесли ей популярности за границей. Именно в период эмиграции в биографии Марины Цветаевой большое признание получила прозы.

Цветаева пишет серию произведений, посвященную известным и значимым для неё людям:

    в 1930 году написан поэтический цикл «Маяковскому», в честь известного Владимира Маяковского, чьё самоубийство потрясло поэтессу;

    в 1933 – «Живое о живом», воспоминания о Максимилиане Волошине

    в 1934 – «Пленный дух» в память об Андрее Белом

    в 1936 – «Нездешний вечер» о Михаиле Кузмине

    в 1937 – «Мой Пушкин», посвященное Александру Сергеевичу Пушкину

Возвращение на родину и смерть

 

Прожив 1930-е года в бедности, в 1939 Цветаева возвращается в СССР. Её дочь и мужа арестовывают. Сергея расстреливают в 1941 году, а дочь через 15 лет реабилитируют.

В этот период своей жизни Цветаева почти не пишет стихов, а лишь занимается переводами.

31 августа 1941 года Цветаева покончила с собой. Похоронена великая поэтесса в городе Елабуга на Петропавловском кладбище.

Музей Цветаевой находится на улице Сретенка в Москве, также в Болшево, Александрове Владимирской области, Феодосии, Башкортостане. Памятник поэтессе установлен на берегу реки Ока в городе Таруса, а также в Одессе.

Марина Ивановна Цветаева – русский поэт удивительного периода в истории литературы – Серебряного века. Это было время безумных надежд и неизменно следующих за ними сокрушительных разочарований. Подборка интересных фактов из жизни Марины Цветаевой – рассказ о героине своего времени, которая, несмотря на гибельный водоворот смены эпох, бросавшем её из одной крайности в другую, осталась верна высшему миру души, любви и поэзии.

Интересные факты о Цветаевой

    1. Марина Цветаева появилась на свет 26 сентября (8 ноября) 1892 года. Событие это произошло в семье Ивана Владимировича Цветаева, известного профессора-искусствоведа, и Марии Александровна Мейн, талантливой пианистки. Кроме будущей поэтессы в семье было трое детей – самая младшая сестра Анастасия и старшие сводные – брат Андрей и сестра Валерия.

    2. В детстве Марина много путешествовала. Разъезды эти были не забавы ради. Тяжелая болезнь матери – чахотка, вынуждала семью переезжать с места на место в поисках подходящего лечения и лучшего климата. Так, учёба в различных пансионах Старого Света позволили Цветаевой знать в совершенстве два иностранных языка – французский и немецкий. Первые детские стихи Марины были написаны как на русском, так и на немецком и французском языках.

    3. В 1906 году умирает Мария Александровна. Ранняя потеря матери наложила свой отпечаток на душу девочки. Боль долго не утихала: с каждым новым днем «лазурный» берег острова под названием «детство» становился всё бледней.

    4.В 1909 году Цветаева вновь едет в Европу, на этот раз сама и с другой целью – стать слушателем курса лекций по старофранцузской литературе в университете Сорбонны.

    5. В 1910 году, ровно через год после учебы, выходит в свет первый сборник стихов Марины Цветаевой. Восемнадцатилетняя девушка рискнула издать книгу на свои собственные сбережения. Несмотря на то, что тираж был небольшой, всего 500 экземпляров, сборник сразу вызвал массу самых положительных отзывов. Его отметили Н. Гумилёв, В. Брюсов, М. Волошин – яркие представители культуры Серебряного века.

    6. В краткой биографии Цветаевой год 1912 стал поистине судьбоносным и плодотворным: в начале года она вышла замуж за известного литературного деятеля Сергея Эфрона, осенью на свет появился их первенец – дочь Ариадна, и тогда же рождается ещё одно её детище – второй цикл необычных на то время стихов, который она посвятила любимому супругу.

    7. Годы гражданской войны явились страшным и тяжелым испытанием для Цветаевой и её семьи. Муж ушел на фронт, а все заботы о детях – Ариадне и новорожденной Ирине, легли на её хрупкие плечи. Марина, можно сказать, не справилась: голод и нищета вынудили её отдать детей в приют. Девочкам там оказалось не легче. Через некоторое время мать смогла забрать только Ариадну. Младшая Ирина умерла в приюте.

  8. Далее побег на Запад, в Европу, рождение сына Георга, и долгие годы безденежья. Мужа обвинили в шпионаже, ей платят гроши за переводы и редкие эссе. Стихов она практически не писала.

  9. Своего мужа она встретила случайно, отдыхая у моря. Марина всегда считала, что полюбит человека, который подарит ей понравившийся камень. Ее будущий муж, не подозревая об этом, подарил Цветаевой в первый же день их знакомства сердолик, который нашел на пляже.

  10. Во время второй мировой войны Цветаеву вместе с сыном эвакуируют в Елабугу (Татарстан). Помогая Марине собирать чемодан, ее друг, Борис Пастернак, пошутил про взятую им веревку для перевязки чемодана (что она крепкая, хоть вешайся). Именно на этой злополучной веревке и повесилась поэтесса.

11. Единственной, пусть и призрачной надеждой на счастье было возвращение на Родину. В 1939 году вернулась вся семья. Но близкое и возможное счастье обернулось новой чередой бед: вначале арестовали старшую дочь, затем мужа, которого вскоре и расстреляли. После смерти Сталина Ариадну реабилитировали, но Цветаевой, как о смерти мужа, так о дальнейшей судьбе детей не суждено было узнать: в эвакуации она свела счёты с жизнью.

 

 

Марина Ивановна Цветаева

родилась: 26 сентября(8 октября) 1892г.

умерла: 31 августа 1941г.

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Стихи Марины Цветаевой

Реквием

 

Уж сколько их упало в эту бездну,

Разверзтую вдали!

Настанет день, когда и я исчезну

С поверхности земли.

 

Застынет все, что пело и боролось,

Сияло и рвалось.

И зелень глаз моих, и нежный голос,

И золото волос.

 

И будет жизнь с ее насущным хлебом,

С забывчивостью дня.

И будет все – как будто бы под небом

И не было меня!

 

Изменчивой, как дети, в каждой мине,

И так недолго злой,

Любившей час, когда дрова в камине

Становятся золой.

 

Виолончель, и кавалькады в чаще,

И колокол в селе…

– Меня, такой живой и настоящей

На ласковой земле!

 

К вам всем – что мне, ни в чем не знавшей меры,

Чужие и свои?!-

Я обращаюсь с требованьем веры

И с просьбой о любви.

 

И день и ночь, и письменно и устно:

За правду да и нет,

За то, что мне так часто – слишком грустно

И только двадцать лет,

 

За то, что мне прямая неизбежность –

Прощение обид,

За всю мою безудержную нежность

И слишком гордый вид,

 

За быстроту стремительных событий,

За правду, за игру…

– Послушайте!- Еще меня любите

За то, что я умру.

 

***

Вечерний дым над городом возник,

Куда-то вдаль покорно шли вагоны,

Вдруг промелькнул, прозрачней анемоны,

В одном из окон полудетский лик.

 

На веках тень. Подобием короны

Лежали кудри… Я сдержала крик:

Мне стало ясно в этот краткий миг,

Что пробуждают мертвых наши стоны.

 

С той девушкой у темного окна

— Виденьем рая в сутолке вокзальной —

Не раз встречалась я в долинах сна.

 

Но почему была она печальной?

Чего искал прозрачный силуэт?

Быть может ей — и в небе счастья нет?

 

***

Вы, идущие мимо меня

К не моим и сомнительным чарам, —

Если б знали вы, сколько огня,

Сколько жизни, растраченной даром,

 

И какой героический пыл

На случайную тень и на шорох…

И как сердце мне испепелил

Этот даром истраченный порох.

 

О, летящие в ночь поезда,

Уносящие сон на вокзале…

Впрочем, знаю я, что и тогда

Не узнали бы вы — если б знали —

 

Почему мои речи резки

В вечном дыме моей папиросы,—

Сколько темной и грозной тоски

В голове моей светловолосой.

 

 

Мне нравится, что вы больны не мной,

Мне нравится, что я больна не вами,

Что никогда тяжелый шар земной

Не уплывет под нашими ногами.

Мне нравится, что можно быть смешной –

Распущенной – и не играть словами,

И не краснеть удушливой волной,

Слегка соприкоснувшись рукавами.

Мне нравится еще, что вы при мне

Спокойно обнимаете другую,

Не прочите мне в адовом огне

Гореть за то, что я не вас целую.

Что имя нежное мое, мой нежный, не

Упоминаете ни днем, ни ночью – всуе…

Что никогда в церковной тишине

Не пропоют над нами: аллилуйя!

Спасибо вам и сердцем и рукой

За то, что вы меня – не зная сами! –

Так любите: за мой ночной покой,

За редкость встреч закатными часами,

За наши не-гулянья под луной,

За солнце, не у нас над головами,-

За то, что вы больны – увы! – не мной,

За то, что я больна – увы! – не вами!

 

 

Под лаской плюшевого пледа

Вчерашний вызываю сон.

Что это было? — Чья победа? —

Кто побежден?

Все передумываю снова,

Всем перемучиваюсь вновь.

В том, для чего не знаю слова,

Была ль любовь?

Кто был охотник? — Кто — добыча?

Все дьявольски-наоборот!

Что понял, длительно мурлыча,

Сибирский кот?

В том поединке своеволий

Кто, в чьей руке был только мяч?

Чье сердце — Ваше ли, мое ли

Летело вскачь?

 

И все-таки — что ж это было?

Чего так хочется и жаль?

Так и не знаю: победила ль?

Побеждена ль?

Творческая биография М и Цветаевой. Жизнь и творчество Цветаевой М.И.

Жизнь и творчество Марины Цветаевой

Марина Ивановна Цветаева (1892-1941) — драматург и прозаик, одна из самых известных русских поэтесс, чья трагическая судьба, полная взлетов и падений, не перестает волновать умы читателей и исследователей ее творчества.

26 сентября (8 октября) 1892 года в Москве, в семье профессора Московского университета (впоследствии основателя знаменитого Музея изящных искусств) Ивана Владимировича Цветаева и его жены, Марии Александровны, урожденной Мейн, родилась дочь Марина , а через два года — Анастасия.Детство Марины прошло в Москве, а летние месяцы, до 1902 года, в Тарусе на Оке. По происхождению, родственным связям и воспитанию она принадлежала к рабочей научной и творческой интеллигенции. Если влияние отца, Ивана Владимировича, профессора университета и создателя одного из лучших московских музеев (ныне Музея изящных искусств), до поры до времени оставалось скрытым, латентным, то матери, Марии Александровны, было страстно и энергично занималась воспитанием детей до самой своей ранней смерти, — по словам дочери, она заводила их музыкой: «После такой матери мне остается только одно: стать поэтом.Характер Марины Цветаевой был сложным, неровным, непостоянным. Илья Эренбург, хорошо знавший ее в молодости, говорит: «Марина Цветаева сочетала в себе старомодную учтивость и непокорность, благоговение перед гармонией и любовь к духовному косноязычию, крайнюю гордость и крайнюю простоту. Ее жизнь была клубком прозрений и ошибок.»

Детство, юность и юность Марина Ивановна провела в Москве и в тихой подмосковной Тарусе, частью за границей. Училась она много, но, по семейным обстоятельствам, довольно бессистемно: маленькой девочкой — в музыкальной школе, затем в католических интернатах Лозанны и Фрайбурга, в Ялтинской женской гимназии, в московских частных пансионах.

Цветаева начала писать стихи с шести лет (не только по-русски, но и по-французски, по-немецки), печататься с шестнадцати лет. Герои и события поселились в душе Цветаевой, продолжили в ней свою «работу». Маленькая, ей хотелось, как всякому ребенку, «сделать самой». Только в данном случае «это» была не игра, не рисование, не пение, а написание слов. Найдите рифму сами, запишите что-нибудь сами. Отсюда первые наивные стихи в шесть-семь лет, а затем — дневники и письма.

С 1902 г., когда М.А. Майн заболел неизлечимой чахоткой, семье пришлось жить за границей: в Италии, Швейцарии, Германии. В 1905 году в Крым приехала семья Марины Цветаевой. Летом 1906 года Мария Александровна умерла в Тарусе. Марина Цветаева сменила несколько гимназий, не задержавшись ни в одной. Она писала стихи и собирала книги.

В октябре 1910 года в Москве вышла первая книга стихов Марины Цветаевой «Вечерний альбом», получившая одобрительную рецензию М.А. Волошин. С этого момента и зародилась ее дружба с М. Волошиным. Она написала первую критическую статью: «Волшебство в стихах Брюсова». Стихи юной Цветаевой были еще очень незрелыми, но покоряли своим талантом, известной оригинальностью и непосредственностью. Все рецензенты согласились с этим. Строгий Брюсов особенно хвалил Марину за то, что она бесстрашно вводит в поэзию «быт», «непосредственные черты жизни», предупреждая ее, однако, об опасности впасть в «домашнюю жизнь» и разменивая свои темы на «милые безделушки». »: «Несомненно, талантливая Марина Цветаева может подарить нам настоящую поэзию интимной жизни и может с той легкостью, с которой она, кажется, пишет стихи, растратить все свои таланты на ненужные, хотя и изящные безделушки.

В этом альбоме Цветаева облекает свои переживания в лирические стихи о несостоявшейся любви, безвозвратности прошлого и верности любящего:

Ты мне все рассказал — так рано!

Все видел — так поздно!

Вечная рана в наших сердцах

В глазах немой вопрос…

Темнеет… Ставни захлопнулись,

За всем приближением ночи…

Я люблю тебя призрачно, старый,

Ты одна — и навсегда!

В ее стихах появляется лирическая героиня – юная девушка, мечтающая о любви.«Вечерний альбом» — это скрытое посвящение. Каждому разделу предшествует эпиграф, а то и два. Марина была очень стойким человеком («Мне хватит еще на 150 миллионов жизней!»). Она жадно любила жизнь и, как и положено поэту-романтику, предъявляла к ней огромные требования, часто непомерные. В стихотворении «Молитва» скрыто обещание жить и творить: «Желаю всех дорог!». Они предстанут во множестве — разные дороги цветаевского творчества. В стихах «Вечернего альбома» рядом с попытками выразить детские впечатления и воспоминания была недетская сила, пробившаяся сквозь простую оболочку рифмованного детского дневника московской школьницы. В «Вечернем альбоме» Цветаева много говорила о себе, о своих чувствах к дорогим сердцу людям; в первую очередь о моей маме и сестре Асе. В лучших стихотворениях первой книги Цветаевой уже угадываются интонации главного конфликта ее любовной поэзии: конфликта между «землей» и «небом», между страстью и идеальной любовью, между стоминутным и вечным и — в мире — конфликт поэзии Цветаевой: повседневность и бытие.

5 мая 1911 года Цветаева приехала к М.Волошиной в Коктебеле, где познакомилась со своим будущим мужем, Сергеем Яковлевичем Эфроном. Лечить Сергея кумысом едут в Уфимскую губернию: у него туберкулез.

27 января 1912 года состоялась свадьба Марины Цветаевой и Сергея Эфрона. февраль. Вышла в свет вторая книга стихов Марины Цветаевой «Волшебный фонарь». 29 февраля того же года молодожены уехали в свадебное путешествие: Италию, Францию, Германию. 31 мая 1912 года был открыт Музей Александра III (он же Музей Изящных Искусств, затем — Изящных Искусств), а 5 сентября (18 сентября) М. У Цветаевой родилась дочь Ариадна. В феврале 1913 г. в печать вышел третий сборник М. Цветаевой «Из двух книг», и в это же время М. Цветаева работала над новой книгой «Юношеские стихи» 1912-1915 гг., которая не опубликовано. В это время Цветаева — «великолепная и победоносная» — уже жила очень напряженной духовной жизнью. Стабильная жизнь уютного домика в одном из старых московских переулков, неторопливые будни профессорской семьи — все это была поверхность, под которой уже шевелился «хаос» настоящей, а не детской поэзии.К тому времени Цветаева уже знала себе цену как поэт (уже в 1914 году она записала в дневнике: «Я непоколебимо уверена в своих стихах»), но совершенно ничего не сделала для установления и обеспечения своей человеческой и литературной судьбы. Жизнелюбие Марины воплотилось прежде всего в любви к России и к русской речи. Марина очень любила город, в котором родилась, много стихов посвятила Москве

апрель — август 1913 года Марина Цветаева с семьей живет в коктебельском доме М. Волошина, но 30 августа И. В. Цветаева умерла в Москве и с сентября по декабрь семья Цветаевых проживает в Крыму: Ялте, Феодосии, где она выступает на литературных вечерах.

Всю зиму Марина работала над поэмой «Чародейка», которая вошла в «Юношеские стихи». Осенью Цветаева наконец нашла «волшебный дом» в Борисоглебском переулке. Осенью состоялся переезд, после которого был написан цикл лирических стихов, навеянных встречей с поэтессой С.Я. Парнок. Роман Парнок и Цветаевой был очень коротким, но богатым по силе и известен всей литературной Москве.

11 февраля 1915 года Цветаева написала первое стихотворение, адресованное Анне Ахматовой («Узкий, нерусский табор…»). В марте этого года Сергей Эфрон начинает ездить санитарным поездом на фронт, Марина проводит весну и лето с С. Парнок в Коктебеле и Малороссии, где встречается с Осипом Мандельштамом, что оказало определенное влияние на творчество Марина Цветаева.

В августе 1915 года поэт возвращается в Москву, но в декабре снова уезжает с С. Парнок в Петроград, где встречает Новый год. Здесь встреча на вечере с Михаилом Кузьминым и уже вторая встреча с О. Мандельштамом, после которой 20 января она возвращается в Москву и на следующий день выступает на вечере поэтесс в Политехническом музее. Цветаева в то время печаталась почти в каждом номере петроградского журнала «Северные записки».

В конце января — начале февраля 1916 года Осип Мандельштам приезжает в Москву и Марина Цветаева пишет стихи, которые она ему посвящает, а также стихи о Москве. В марте в ее творчестве отразилось знакомство с Тихоном Чурилиным, а чуть позже – поток стихов к Александру Блоку. Блок в жизни Цветаевой был единственным поэтом, которого она чтила не как брата по «старому ремеслу», а как божество из поэзии, и которому она поклонялась как божеству. Всех других, которых она любила, она чувствовала своими соратниками, вернее, чувствовала себя их братом и соратником, и о каждом считала себя вправе сказать, как о Пушкине: «Я знаю как я чинил перья остроты: мои пальцы не сохли от его чернил!». Творчество только одного Блока воспринималось Цветаевой как такая высота под небом — не отрешенность от жизни, а ее чистота; что она в своей «греховности» даже не смела думать о какой-либо причастности к этой творческой высоте.

Летом 1916 года М. Цветаева совершила поездку в город Александров Владимирской губернии, где был написан цикл стихов А. Ахматовой. Во второй половине года М. Цветаева пишет много романтических стихов; многие из стихотворений 1916 г. позже составят книгу «Версты 1».В том же году М. Цветаева перевела на французский язык роман Анны де Ноай «Новая надежда» (он был опубликован в «Северных записках»).

В январе — марте 1917 года было написано несколько лирических стихотворений, в том числе о Февральской революции: «Двуглавый орел пал без славы. — Царь! «Ты был неправ.» В первые дни 1917 года в тетрадке Цветаевой появляются не самые лучшие стихи, в них слышатся перепевы старых мотивов, говорится о последнем часе нераскаявшейся, измученной страстями лирической героини. В самых удачных стихотворениях, написанных в середине января — начале февраля, воспета радость земного бытия и любви:

Мир начался во мне кочевником:

Он бродит по ночной земле — деревья,

Он бродит с золотым вином — гроздья,

Это звезды бродят по домам,

С рек начинается путь — назад!

А я хочу спать на твоей груди.

13 апреля 1917 года у Цветаевой родилась дочь Ирина, а в сентябре — октябре М.Цветаева живет в Феодосии. После Октябрьской революции, воспринятой М. Цветаевой как непоправимое бедствие, она приезжает в Москву и чудесным образом находит там своего мужа, появляются ее трагические стихи о конце, смерти, муках. Марина Цветаева не приняла Октябрьскую революцию и не поняла ее. С ней произошел поистине роковой случай. Казалось бы, именно она, со всей своей бунтарской натурой, своей человеческой и поэтической натурой, могла найти в революции источник творческого вдохновения.Хотя она и не смогла бы правильно понять революцию, ее цели и задачи, но она должна была бы хотя бы прочувствовать ее как могучую и безграничную стихию.

В декабре 1917 г. она познакомилась с поэтом П. Г. Антокольским, актером, учеником Вахтангова, а в январе 1918 г. П. Г. Антокольский познакомил М. Цветаеву с вахтанговским учеником, актером Ю. А. Завадский.

В январе 1918 года Сергей Эфрон тайно явился на несколько дней в Москву, а затем уехал в Ростов, где формировалась Добровольческая армия.18 января М. Цветаева видела его в последний раз перед более чем четырехлетней разлукой. Весной и летом она написала много лирических и гражданских стихов, которые впоследствии войдут в книгу «Лебединый стан» (при жизни М. Цветаевой она не издавалась). В ноябре 1918 г. проходит недолгая «служба» М. Цветаевой в Наркомате по делам национальностей, в этот период (сентябрь — декабрь) ею написаны романтические пьесы: «Червовый валет», «Метель» и почти законченная «Авантюра».Затем произошло знакомство с С. Э. Холлидей — прототипом героини цветаевских пьес. В январе — феврале 1919 года Марина закончила пьесу «Приключение» и написала пьесу «Фортуна». В период с апреля по октябрь снова была непродолжительная «служба» М. Цветаевой в качестве регистратора статистико-справочного отдела по учету русских военнопленных. Между работой написала две пьесы — (июнь — июль) пьесу «Каменный ангел» и (июль — август) пьесу «Феникс».

В то время в стране царили голод, холод и разруха. 27 ноября 1919 года М. Цветаева по чьему-то совету отправила Алю и Ирину в Кунцевский приют, где детей не кормили, а грабили. В январе 1920 года тяжелобольную Алю М. Цветаеву забрали из приюта и поселили у друзей, а 15 (или 16) февраля в приюте скончалась Ирина. В апреле 1920 года М. Цветаева написала большой лирический цикл. 9 мая того же года М. Цветаева впервые увидела А. Блока на его выступлении в Политехникуме, но познакомиться не решилась.27 мая она присутствовала во Дворце искусств на юбилейном вечере К. Бальмонта. С 14 июля по 17 сентября написала поэму-сказку «Царь-девица», после чего 11 декабря М. Цветаева выступила в Политехническом музее на вечере поэтесс.

В январе 1921 года она работала над поэмой «На красном коне», а в феврале уже закончила работу над поэмой «Егорушка». В феврале — марте она познакомилась с князем С. М. Волконским, которому был посвящен целый цикл стихотворений «Ученик» в его адрес.В то же время было написано много лирических стихотворений: циклы «Марина», «Разлука», «Георгий» (в адрес мужа). Как раз 14 июля М. Цветаева узнала, что он жив, что находится в Константинополе и что ему предстоит дальняя дорога в Чехию.

7 августа умер Александр Блок, на что М. Цветаева ответила несколькими стихами. А 25 августа был расстрелян Николай Гумилев, в связи с чем М. Цветаева пишет длинное письмо Анне Ахматовой. Осенью 1921 года она пишет стихи и собирается уехать к мужу.В конце ноября М. Цветаева заканчивает поэтический реквием по А. Блоку. А в 1921 году, после восьмилетнего перерыва, в частном издательстве «Костры» вышла небольшая книга М. Цветаевой «Вехи» — всего 35 стихотворений, написанных с января 1917 по декабрь 1920 года.

В январе-мае 1922 года М. Цветаева продолжала писать прощальные стихи. Она написала стихотворение «Переулок» — прощание с Москвой. А 3 — 10 мая. М. Цветаева получила необходимые документы для выезда за границу с дочерью и 11 мая уезжает.

В литературном мире она по-прежнему держалась особняком. За границей жила сначала в Берлине, затем три года в Праге; в ноябре 1925 г. она переехала в Париж. Жизнь была эмигрантской, трудной, бедной. Пришлось жить в пригороде, так как столица была нам не по карману. Сначала белая эмиграция приняла Цветаеву как свою, ее охотно печатали и хвалили. Но вскоре картина существенно изменилась. Прежде всего для Цветаевой наступило тяжелое отрезвление. Белоэмигрантская среда с мышиной возней и яростной грызней всяких «фракций» и «партий» тотчас же открылась поэтессе во всей своей жалкой и отвратительной наготе.Постепенно ее связи с белой эмиграцией рвутся. Она печатается все реже и реже, некоторые стихи и произведения годами не попадают в печать или даже остаются на столе у ​​автора.

Решительно отказавшись от прежних иллюзий, она уже ни о чем не оплакивала и не привязывалась ни к каким трогательным воспоминаниям о том, что было в прошлом. В ее стихах звучали совсем другие ноты:

Остерегайтесь могил:

Голодные блудницы!

Мертвый был и старческий:

Осторожно, могилы!

Из вчерашней правды

В доме грязно и нечисто.

Даже пыль

Отдай ветрам!

Дорогой ценой отречение от мелких «вчерашних истин» помогло Цветаевой потом трудным, притом болезненным путем, с огромными затратами, но все-таки прийти к постижению великой правды века. Вокруг Цветаевой глухая стена одиночества смыкалась все ближе и ближе. Ей некого читать, не у кого спросить, не с кем порадоваться. В таких невзгодах, в такой изоляции она героически трудилась как поэт, трудилась не покладая рук.Вот что примечательно: не поняв и не приняв революции, убежав от нее, именно там, за границей, Марина Ивановна, может быть, впервые обрела трезвое знание социального неравенства, увидела мир без всякого вида. романтических обложек. Самое ценное, самое несомненное в зрелом творчестве Цветаевой — ее неугасимая ненависть к «бархатной пресыщенности» и всякой пошлости. В дальнейшем творчестве Цветаевой сатирические нотки становятся все сильнее и сильнее.В то же время у Цветаевой растет и крепнет живой интерес к тому, что происходит на покинутой Родине. «Родина — это не условность территории, а принадлежность памяти и крови», — писала она. — Не быть в России, забыть Россию — бояться могут только те, кто мыслит Россию вне себя. У кого оно внутри — тот его теряет только с жизнью. Со временем понятие «Родина» для нее наполняется новым содержанием. Поэтесса начинает понимать размах русской революции («лавина лавин»), она начинает чутко прислушиваться к «новому звуку воздуха».Тоска по России отражена в таких лирических стихотворениях, как «Заря на рельсах», «Лучина», «Поклон от меня русской ржи», «О непреклонный язык…», переплетающихся с мыслью о новой Родине, которую поэт еще не видел и не знает — о Советском Союзе, о его жизни, культуре и поэзии.

Пока не взойдет день

С его страстями,

От сырости и шпал

Восстанавливаю Россию.

От сырости — и геморроя,

От сырости — и серости.

Пока не взойдет день

И стрелочник не вмешивался.

…………………….

От сырости — и флок…

Еще плохие новости

Черная сталь лежит

Больше Москвы за шпалами!

Марина Цветаева находилась в Чехии с августа 1922 по октябрь 1925 года включительно и почти не жила в Праге: только в деревнях, с их изнурительной, примитивной жизнью, почти в нищете. 19 ноября.М. Цветаева пишет Б. Пастернаку длинное письмо, положившее начало их знаменитой переписке. До конца года ее произведения часто появляются в эмигрантских журналах и альманахах. Декабрь. М. Цветаева заканчивала работу над большой поэмой-сказкой «Молодец», начатую в Москве. За вторую половину 1922 года вышли следующие книги М. Цветаевой:

«Конец Казакова» (третий акт). М. «Созвездие».

«Версты». Выпуск 1—ГИЗ, М.

«Царь-девица».М. ГИЗ, 1922.

«Царь-девица». Берлин, Эпоха, 1922 год.

В феврале 1923 г. вышла книга М. Цветаевой «Ремесло», позже — «Психея». В феврале — марте продолжалась интенсивная переписка с Б. Пастернаком, в этот период было написано много лирических стихотворений. В апреле знакомится с К. Б. Родзевичем. Осенью разгар романа с К. Родзевичем, стихи ему. В октябре 1923 года она начала работу над трагедией «Тезей».

1 января — 1 февраля 1924 г. она завершила «Поэму горы», а между 1 февраля и 8 июня — «Поэму конца».7 октября была завершена первая часть трилогии «Гнев Афродиты» — «Ариадна» (первоначально — «Тесей»). Всего было написано две части трилогии.

1 февраля 1925 года у Цветаевой родился сын Георгий, а 1 марта М. Цветаева начала работу над поэмой «Крысолов». Весной стихотворение «Молодец» вышло отдельным изданием — через два года после его написания. В августе был написан очерк-воспоминание «Герой Труда (Записки о Валерии Брюсове)». Осенью, продолжая работу над «Крысоловом», М. Цветаева уже начала готовиться к переезду во Францию, и 1 ноября семья М. Цветаевой прибыла в Париж. Цветаева жила в Париже очень мало, в основном из-за той же бедности — в парижских предместьях. В декабре она закончила поэму «Крысолов». 6 февраля 1926 года состоялся ее триумфальный литературный вечер.

В феврале-марте пишет статьи «Поэт о критике» и «Цветник», где М.Цветаева нещадно высмеивала поэта и критика Г. Адамовича. 10-26 марта он отправляется в поездку в Лондон, где работает над очерком «Мой ответ Осипу Мандельштаму». 17 апреля М. Цветаева выступила на концерте-вечере в Союзе юных поэтов, а 24 апреля приехала с детьми в Сен-Жиль (Вандея). В мае-августе начинается романтическая переписка М. Цветаевой, Б. Пастернака и Р. Рильке. В мае она написала стихотворение «С моря», адресованное Б. Пастернаку, а в июне стихотворение «Попытка комнаты», адресованное Р.Рильке и Б. Пастернака, чуть позже, в июле, была написана «Поэма о лестнице». 7 ноября 1926 г. М. Цветаева написала Р. Рильке записку, на которую не получила ответа, а 29 декабря Марина узнала, что Р. М. Рильке умер. 7 февраля 1927 года было написано новогоднее — посмертное письмо Р. Рильке. 27 февраля М. Цветаева завершила сочинение-реквием в прозе «Смерть твоя», посвященное памяти Р. Рильке.

В мае 1927 года М. Цветаева завершила работу над книгой стихов «После России».В конце мая была написана «Поэма воздуха», посвященная перелету американского авиатора Чарльза Линдберга через Атлантический океан — из Нью-Йорка в Париж. Летом работала над трагедией «Федра». В сентябре вся семья, кроме Сергея Эфрона, заболела скарлатиной. В это время к М. Цветаевой в Медон приехала ее сестра Анастасия (бывшая в гостях у М. Горького в Сорренто). В конце года работа над трагедией «Федра» была почти завершена. В январе — феврале 1928 года вышла последняя прижизненная книга стихов М.Цветаевой — «После России». В январе — феврале произошло знакомство с молодым поэтом Н. П. Гронским. 15 июня Цветаева приняла участие в первом слете молодых писателей под названием «Кочевье». 1 августа началась работа над поэмой «Перекоп», летом и осенью Цветаева продолжила дружбу с Н. Гронским. 7 ноября произошла известная встреча с В. Маяковским в кафе «Вольтер» на его вечере. 24 ноября 1928 года в газете «Евразия» было опубликовано обращение М. Цветаевой к В.Маяковского, что несколько испортило ее литературную судьбу (по ее словам, перестала издаваться газета «Последние новости»). 3 декабря, в день отъезда В. Маяковского, М. Цветаева вручила ему письмо, заканчивающееся словами: «Я тебя люблю», которое он сохранил.

В феврале 1929 года Марина перевела несколько писем Рильке. В период февраль — март она написала большой очерк о художнице Н. С. Гончаровой и до середины мая продолжала работу над поэмой «Перекоп», в это же время начала собирать материалы для будущей «Поэмы о Королевская семья».В октябре она предприняла поездку на несколько дней в Брюссель с литературными чтениями. 26 ноября она выступила на «Интервью русских и французских писателей». 18 декабря выступила на диспуте на тему «Достоевский глазами наших современников».

Начало 1930 года пришлось работать над «Поэмой о царской семье». В марте началась работа над переводом стихотворения «Молодец» на французский язык, вернее, написанием стихотворения заново. Иллюстрации выполнены Н.С. Гончарова. Поэма, за исключением первой главы, не увидела свет. 26 и 29 апреля 1930 года Марина Цветаева приняла участие в «Вечерах романса» и в «Интервью русских зарубежных писателей с их французскими коллегами». В августе она написала реквием В. Маяковскому из семи стихотворений.

К 30-м годам Марина Цветаева четко осознала границу, отделявшую ее от белой эмиграции. Важным для понимания поэзии Цветаевой, которой она занималась к 30-м годам, является цикл «Стихи к сыну.Здесь она во весь голос говорит о Советском Союзе, как о новом мире новых людей, как о стране совершенно особого склада и особой судьбы, неудержимо устремляющейся вперед — в будущее, и в саму вселенную — «на Марс»

Ни в город, ни в деревню —

Иди, сын мой, в свою страну, —

В край — во все края наоборот!

Куда вернуться — вперед

Иди, — особенно — ты,

Россия не замечена.

Носить в пригоршнях:

«Россия прах, почитай этот прах!»

От непережитой утраты

Куда глаза глядят!

…………………………..

Родина нас не позовёт!

Скачи, сынок, домой — вперед —

В вашу землю, в ваш век, в ваш час — от нас —

В Россию — тебе, в Россию — массы,

В нашей — час — стране! В этот час — страна!

В на-Марс-стране! Во без — нас страна!

Россия для Цветаевой — наследие предков, Россия — не что иное, как печальная память об «отцах», потерявших Родину, и у которых нет надежды снова ее обрести, а «детям» остается только один путь — домой, на свою единственную Родину, в СССР.Цветаева так же твердо смотрела в свое будущее. Она понимала, что ей суждено разделить судьбу «отцов». Ей хватило мужества признать историческую правоту тех, против кого она так опрометчиво восстала. Личная драма поэтессы переплелась с трагедией века. Она увидела звериный оскал фашизма и успела его проклясть. Последним, что написала Цветаева в эмиграции, был цикл гневных антифашистских стихов о растоптанной Чехословакии, которую она нежно и преданно любила.Это поистине «крик гнева и любви», Цветаева уже теряла надежду — свою спасительную веру в жизнь. Эти ее стихи, как крик живой, но истерзанной души:

О, черная гора

Покрывая весь мир!

Пора — пора — пора

Вернуть билет создателю.

Отказаться быть

В Бедламе — нелюди

Я отказываюсь жить

С волками площадей.

28 февраля 1931 года Игорю Северянину после его вечера в Париже 27 февраля было написано письмо, которое не было отправлено.В апреле — мае было написано эссе об О. Мандельштаме «История одного посвящения». В июне Сергей Эфрон, постепенно начавший помогать Советской России, подал заявление на получение советского гражданства. Параллельно продолжалась работа над циклом «Стихи к Пушкину». А осенью работа над трактатом о творчестве «Искусство в свете совести».

19 декабря 1931 г. состоялся литературный вечер М. Цветаевой, не принесший материального «дохода». 21 января 1932 года она читала на вечере доклад «Поэт и время», а 26 мая М.Цветаева прочитала доклад «Искусство в свете совести». В сентябре продолжилась работа над очерком «Живое о живом», посвященным памяти М. А. Волошина. 13 октября сочинение было прочитано на литературном вечере. 17-18 октября был написан поэтический цикл «Ичи-хаут» («Здесь, в небесах»), посвященный памяти М. Волошина.

В ноябре — декабре 1931 года на французском языке был написан лирико-философский трактат «Письмо к Амазонке» (окончательный вариант не сохранился), адресованный писательнице Натали Клиффорд-Варни.При жизни М. Цветаева не печаталась. В декабре написана небольшая статья «О новой русской детской книге», тогда же закончена статья «Эпос и лирика современной России (о В. Маяковском и Б. Пастернаке)».

В январе 1933 г. М. Цветаева написала французский эпистолярный роман, созданный по ее письмам 1922 г. берлинскому издателю А. Г. Вишняку: «Девять писем, с десятым невозвращенным и одиннадцатым полученным и Послесловием», или «Флорентийские ночи», как назвала это произведение Ариадна Эфрон.Этот роман был переводом с очень незначительными изменениями собственных писем М. Цветаевой к адресату. Роман не был опубликован. В марте она завершила «Оду ходьбе».

Летом 1933 года был написан небольшой очерк-воспоминание детства «Башня плюща», а 1 июля — статья «Поэты с историей и поэты без истории», посвященная Б. Пастернаку. Сохранился только в переводе с сербохорватского. В июле была завершена работа над циклом стихотворений «Стол».В августе — сентябре были написаны автобиографические очерки: «Музей Александра III», «Лавровый венок», «Открытие музея», «Жених», а также статья «Два лесных короля». В декабре М. Цветаева завершила и издала автобиографический очерк «Дом у Старого Пимена». К этому времени С. Эфрон принял твердое решение вернуться на родину, и это угнетало М. Цветаеву.

В феврале 1934 года был написан очерк-реквием «Плененный дух» (памяти Андрея Белого). В мае написан мемуарный очерк — «Хлыстовки», в июне — небольшой очерк-сценка «Страхование жизни»; в то же время, по-видимому, — сцена «Китайская». Вероятно, к этому же времени относится очерк «Чудо с лошадьми» — на французском языке. Конец лета — начало осени, написаны мемуары: «Мать и музыка» и «Мамина сказка». В ноябре 1934 г. М. Цветаева узнала о смерти Н. Гронского и тут же принялась за другой реквием — «Поэт-альпинист». Статья сохранилась только в переводе на сербохорватский язык.Рождество выпало на окончание работы над статьей. В январе 1935 года М. Цветаева написала цикл стихов на смерть Н. Гронского: «Надгробие». Чуть позже, в феврале, происходит конфликт с Алей, после чего она временно ушла из дома. 2 февраля 1935 г. М. Цветаева читала отчет «Моя встреча с Блоком» (доклад не сохранился). Весной М. Цветаева начала писать стихотворение «Певица», но вскоре бросила его. В июне написала автобиографический очерк «Черт», после чего прочитала очерк на литературном вечере 20 июня.

24 июня на антифашистском Международном конгрессе писателей в защиту культуры М. Цветаева встретилась с Б. Пастернаком. Б. Пастернак находился в подавленном состоянии по ряду причин; у него не было времени на общение с М. Цветаевой, и она назвала эту встречу не встречей; поэты не понимали друг друга. 28 июня М. Цветаева с сыном отправились отдыхать в Фавье, где в течение лета — осени был написан цикл «К отцам» из двух стихотворений. Сергей Эфрон мечтал вернуться на родину.Он не первый год работает в просоветской (чекистской) организации.

В марте 1936 г., узнав о смерти поэта М. Кузьмина, М. Цветаева написала очерк-воспоминание «Вечер из ниоткуда», посвященный единственной встрече с М. Кузьминым в Петрограде зимой 1916 г. В апреле , М. Цветаева пишет четыре небольших французских очерка под общим названием «Отец и его музей». 20–27 мая она ездила в Брюссель, чтобы читать французские очерки о своем отце и музее.До 16 июня она предпринимает тщетные попытки закончить давно начатое стихотворение «Автобус», но в конце концов отказывается от этого плана. В июне — июле работает над переводами стихов А. С. Пушкина на французский язык. В печати появляется рецензия М. Цветаевой «О книге Гронского «Стихи и поэмы». Затем происходит эпистолярная встреча с молодым поэтом Анатолием Штейгером. Летом — осенью 1936 г. М. Цветаева переписывалась с А. Штейгером, писала стихи ему (цикл «Стихи к Сироте»).А. Штейгер был опасно болен (туберкулез), М. Цветаева была слишком требовательна, так что очистка была неизбежна и 30 декабря М. Цветаева написала А. Штейгеру прощальное письмо.

В январе 1937 года завершение работы над очерком «Мой Пушкин»; подготовила к печати «Стихи к Пушкину» в 1931 году. 2 марта 1937 года она прочитала свои французские переводы А. Пушкина на вечере, устроенном негритянским населением Парижа. 15 марта дочь М. Цветаевой Ариадна уехала на родину.25 марта М. Цветаева участвовала в литературном вечере с чтением стихов, а 6 июня читала свои французские переводы А. Пушкина на Пушкинском вечере. В июне она посетила Парижскую всемирную выставку. Я провел два часа в советском павильоне. Весна и начало лета отмечены работой над очерком «Пушкин и Пугачев». 11 июля в Лакано-Океане, куда она уехала с сыном, она начала работу над большим мемуаром «Сказка о Сонечке».

10 октября 1937 года Сергей Эфрон, несколько лет завербованный НКВД, стал фигурантом политического убийства и срочно, при помощи советской разведки, бежал из Франции.22 октября М. Цветаева была допрошена французской полицией. Она ответила, что очень мало знает о том, куда и по какому делу он уезжает. 30 января 1938 г. М. Цветаева в последний раз читала стихи на литературном вечере. М. Цветаева готовилась к отъезду (должна была быть осень, но отъезд затянулся). В октябре — ноябре 1938 года велась работа над стихами для Чехии — циклом «Сентябрь».

В январе 1939 г. М. Цветаева закончила свои записи и пояснения к поэме «Перекоп».В марте Прагу заняли фашистские войска, что вызвало новый поток стихов в Чехию (мартовский цикл). В апреле-мае велась работа над «Стихотворениями для Чехии». 12 июня М. Цветаева уехала из Франции с сыном. В одном из своих последних стихотворений она написала: «Данный мне отъезд / Мария Стюарт». С Муром ее никто не провожал: не пустили.

19 июня 1939 года М. И. Цветаева с сыном прибыли в Москву, и в этот же день — в подмосковную деревню Болшево.с 21 июля по 19 августа. М. Цветаева перевела на французский язык для журнала «Ревю де Моска» три стихотворения Лермонтова: «Предсказание», «Опять ты, гордый, восстал…» и «Нет, я не Байрон…»; и еще девять — «за себя и за Лермонтова»: «Прощай, немытая Россия», «Любовь покойника», «И скучно, и грустно» и др. 27 августа Ариадна Эфрон была арестована. 10 октября С.Я. Эфрон был арестован. 31 октября 1939 г. М. Цветаева написала письмо в следственный отдел НКВД с просьбой принять задержанный багаж.8 (или 10) ноября. М. Цветаева с сыном уезжают из Болшево.

1940 г. с зимы до начала лета. М. Цветаева и Мур живут в подмосковном Голицыне; снимает часть комнаты в избе, недалеко от Дома творчества писателей (туда ходят обедать и ужинать). 23 декабря она пишет письмо Сталину — о муже и дочери, просит его разобраться, что оказалось бессмысленным. Периодически ездит в Москву — с посылками к мужу и дочери.Голицыным написано несколько лирических стихотворений, автобиография для предложенной «Литературной энциклопедии», переписка с писательницей Л. Веприцкой. М. Цветаева большую часть времени посвящает переводу стихов Важи Пшавелы, романсов о Робин Гуде и др. 7 июня 1940 г. М. Цветаева была вынуждена навсегда покинуть Голицыно.

В Москве М. Цветаева сначала нашла недолгий приют на Никитской (тогда улица Герцена). 14 июня она написала Берии второе письмо, ужасно беспокоясь о здоровье мужа и прося разрешить свидание с ним, но тоже безрезультатно.Летом работала над переводами болгар (Е. Багряный, Н. Ланкова, Л. Стоянова). В августе наконец получили багаж. В августе М. Цветаева отправила в Кремль телеграмму: «Помогите мне, я в отчаянном положении, писатель Марина Цветаева». Мур отправил эту телеграмму по почте. 31 августа М. Цветаева была вызвана в ЦК; там к литераторам обратились за помощью в смысле комнаты (так записал сын М. Цветаевой.) В конце сентября М.Цветаева вселилась в комнату в доме № 14/5 по Покровскому бульвару — хозяева давно разъезжались. В сентябре работа над переводом продолжилась. В октябре она работала над составлением собственной книги стихов. Рукопись книги попала к К. Зелинскому, который ответил на нее гнусной рецензией: стихи М. Цветаевой он писал «с того света», книга «душная, больная»; М. Цветаевой «нечего сказать людям». (Весь обзор, конечно, Марине Ивановне не показали.)

В декабре М. Цветаева работала над переводами И. Франке. А главное, она выполнила блестящий перевод «Плавания» Ш. Бодлера. Она также перевела несколько французских песен. В начале 1941 г. М. Цветаева была занята переводом так называемых «белорусских евреев» (Герш Бебер, Ф. Корн — сейчас трудно установить их имена). Запись Ариадны Эфрон: «С 30 февраля по 30 марта переведено 529 строк

«Белорусские евреи». В марте было написано стихотворение, адресованное поэту А.Тарковский: «Все повторяю первый куплет…».

7 или 8 июня состоялась двухдневная встреча М. Цветаевой и А. Ахматовой. 22 июня началась война, о которой она узнала по радио из открытого окна, когда шла по Покровскому бульвару (запись М. ​​И. Цветаевой). В это время М. Цветаева работает над переводами Ф. Г. Лорки. 27 июня в блокноте была сделана запись: «Попробуем последнего Гарсию Лорку». Но в блокноте ничего нет. В июле она едет на несколько дней в Старки под Коломной (станция Пески) — к В.Н. Меркурьева; там она избежала первой московской бомбардировки в ночь с 21 на 22 июля. 24 июля вернулась в Москву, стала готовиться к эвакуации. 8 августа она отбыла на пароходе с группой писателей, которые шли в Чистополь и Елабугу.

18 августа на теплоходе «Чувашская республика» М. Цветаева и еще несколько семей писателей прибыли в татарскую Елабугу. Поиски работы начались немедленно. 29 августа 1941 года сын М. Цветаевой Георгий записал в дневнике, что работы для его матери нет, кроме места переводчика с немецкого в НКВД. Эта невнятная запись породила идиотские слухи о том, что М. Цветаева пыталась «вербовать» «органы».

21 августа 1941 г. М. Цветаева с сыном переехали в избу на улице Ворошилова (заняли часть горницы за занавеской). 24 августа М. Цветаева уехала на пароходе в Чистополь, надеясь устроиться на какую-нибудь работу. 26 августа датирована записка М. Цветаевой: «Совету Литфонда. Прошу принять меня посудомойщиком в открывающуюся столовую Литфонда.(Столовая откроется только осенью.) 28 августа 1941 года М. Цветаева вернулась в Елабугу. 31 августа, в воскресенье, когда никого не было дома, Марина Ивановна Цветаева покончила с собой, повесившись в сенях избы. Она оставила три записки: сыну Асееву и тем, кто будет ее хоронить. Похоронили Марину Ивановну 2 сентября на Елабужском кладбище. Могила не найдена.

Марина Цветаева — поэта ни с кем не спутаешь. Ее стихи можно безошибочно узнать — по особому распеву, неизменному ритму, а не по общей интонации.С подросткового возраста уже начинает сказываться особая «цветаевская» хватка в обращении с поэтическим словом, стремление к афористической ясности и законченности. Конкретность этой домашней лирики также покорила меня.

При всем своем романтизме юная Цветаева не поддалась соблазнам этого безжизненного, мнимо-содержательного декадентского жанра. Марина Цветаева хотела быть разнообразной, искала разные пути в поэзии. Марина Цветаева — великий поэт, и ее вклад в культуру русского стиха ХХ века значителен.Наследие Марины Цветаевой великой трудно увидеть. Среди созданных Цветаевой, помимо лирики, семнадцать стихотворений, восемь поэтических драм, автобиографическая, мемуарная, историко-литературная и философско-критическая проза.

Его нельзя вписать в рамки литературного течения, в рамки исторического периода. Он необычайно оригинален и всегда стоит особняком. Одни близки ее ранней лирике, другие — лирическим стихам; кто-то предпочтет стихи — сказки с их могучим фольклорным переливом; кто-то станет поклонником трагедий, проникнутых современным звучанием на старинные сюжеты; кому-то будет ближе философская лирика 20-х годов, другие предпочтут прозу или художественные сочинения, вобравшие в себя своеобразие художественного мировоззрения Цветаевой. Однако все написанное ею объединяет мощная сила духа, пронизывающая каждое слово.

Список использованной литературы

1. Марина Цветаева. Избранное. М, «Просвещение» 1989

2. Марина Цветаева. Стихи. Стихи. М., «Советская Россия», 1988.

3. Марина Цветаева. Стихи. Стихи. Драматические произведения. М., «Художественная литература» 1990.

4. Болшево». Литературный историко-краеведческий альманах. Проблема. 2. М., Объединение «Писатель», 1992, с.282.

5. Виктория Швейцер. Жизнь и бытие Марины Цветаевой. Синтаксис, 1988, с. 461.

6. Личный архив М. Кацевой (Бостон, США).

7. Петербургский журнал, 1993, № 1—2, с. 177.

8. Белкина Мария. «Пересечение судеб. Покушение Цветаевой, последние два года ее жизни. Попытка времени, людей, обстоятельств». Издание второе, дополненное, М., Рудомино, 1992, с. 29, 30.

9. «Воспоминания о Марине Цветаевой». М., сов. писатель, 1992, с. 443.

Марина Цветаева вписала свою новаторскую, полную высокого драматизма страницу в историю русской поэзии. Ее наследие огромно: более 800 лирических стихотворений, 17 поэм, 8 пьес, около 50 прозаических произведений, более 1000 писем. Сегодня все это доходит до широкого круга читателей. И в то же время читателю открывается трагический путь великой поэтессы.

Марина Ивановна Цветаева родилась 26 сентября 1892 года в Москве. Ее отец, Иван Владимирович Цветаев, был человеком во многих отношениях замечательным: ученым, профессором, педагогом, директором московского Публичного музея имени Румянцева, создателем Музея изобразительных искусств на Волхонке, знатоком языков и литературы.Отец связывал Марину Цветаеву с мировым искусством, с историей, филологией, философией. Знание языков и любовь к ним Марины Цветаевой воспитала ее семья.

Мать — Мария Александровна — урожденная Мейн, происходила из обрусевшей немецко-польской семьи. Она была блестящей пианисткой, знала иностранные языки, занималась живописью. От мамы к Марине перешла музыкальность, и не просто умение блестяще выступать, а особый дар воспринимать мир через звук.

В 1902 году, когда Марине едва исполнилось 10 лет, Мария Александровна заболела чахоткой, и благополучие навсегда покинуло семью Цветаевых. Маме нужен был мягкий климат, и осенью 1902 года семья Цветаевых уехала за границу: в Италию, Швейцарию, Германию. Марина и ее сестра Ася жили и учились в зарубежных частных школах-интернатах.

Осенью 1904 года в Германии мать Цветаевой сильно простудилась, и они переехали в Крым. Год, проведенный в Ялте, сильно повлиял на Марину, она увлеклась революционным героизмом.Вскоре умерла Мария Александровна, которую летом 1908 года перевели в Тарусу. Она скончалась 5 июля. Марине тогда было всего 14 лет.

Осенью 1908 года Марина пошла в пансион при московской частной гимназии. В это время она много читает. Среди любимых книг — «Нибелунги», «Илиада», «Слово о полку Игореве», а среди поэм — «К морю» Пушкина, «Свидание» Лермонтова, «Лесной царь» Гёте. Свободная романтическая стихия своеволия и упрямства близка Цветаевой с юных лет.

В возрасте 16 лет она уехала одна в Париж, чтобы пройти курс старой французской литературы в Сорбонне, в то же время начала публиковаться. Вообще стихи она начала писать рано: с 6 лет, и не только на русском языке, но и на немецком, и на французском.

В 1910 году Марина Цветаева на собственные средства издала свой первый сборник стихов «Вечерний альбом». Весной 1911 года, не окончив гимназии, уехала в Крым. В Коктебеле в гостях у М.Волошина, она познакомилась со своим будущим мужем Сергеем Эфроном. Он был сыном революционера, сиротой. В сентябре 1912 года у Цветаевой родилась дочь Ариадна, верная спутница и подруга всей ее жизни, адресат многих стихов, к которым она будет обращаться через годы. В августе 1913 года умер отец Иван Владимирович Цветаев.

Марина Цветаева соберет произведения 1913-1916 годов в книгу «Юношеские стихи», куда вошли стихотворения «Бабушка» (1913), «Генералам 12-го года» (1913), «Вы поленились одеться (1914), «Мне нравится, что ты со мной не болеешь» (1915) и многие другие. Эта книга никогда не была напечатана. Между тем дело было накануне Революции, и, скорее всего, повинуясь голосу интуиции, Цветаева начала писать стихи о России. В 1916 году был составлен новый сборник вех, который выйдет только в 1922 году.

С весны 1917 года для Цветаевой начался тяжелый период. Она равнодушно отнеслась к Февральской революции. Происшедшие события не затронули душу, как человека она в них отсутствует. В апреле 1917 года Марина Цветаева родила вторую дочь Ирину.В разгар октябрьских событий Марина Ивановна в Москве, а затем с мужем уезжает в Коктебель к Волошину. Когда через какое-то время она вернулась в Москву за детьми, обратно в Крым дороги не было. Итак, с поздней осени 1917 года Марина Цветаева начала расставаться с мужем.

Осенью 1919 года, чтобы хоть как-то прокормить детей, она отдала их в Кунцевский детский дом, но Алю, заболевшую, пришлось взять домой и выкормить, а Ирина в это время умерла от голода.Но как много она написала в то время! С 1917 по 1920 год ей удалось создать более трехсот стихотворений, большую поэму — сказку «Царь-девица», шесть романтических пьес. А кроме того, делать много конспектов, сочинений. Цветаева находилась в удивительном расцвете своих творческих сил.

14 июля 1921 года Цветаева получила известие от мужа. Он писал, что находится в Чехословакии. 11 мая 1922 года Цветаева навсегда покидает родной дом в Москве и уезжает к мужу с дочерью.Начинается длительная эмиграция. Сначала два с половиной месяца в Берлине, где она успела написать около двадцати стихотворений, затем три с половиной года в Чехии, а с 1 ноября 1925 года во Франции, где прожила тринадцать лет. 1 февраля 1925 года у Цветаевой родился сын Георгий. Жизнь за границей была бедной, неустроенной, тяжелой. Ей многое не нравилось во Франции, она чувствовала себя никому не нужной, Эфрора потянуло в Советский Союз и в начале тридцатых годов стало сотрудничать в Союзе Возвращения на родину.

В 1930 году Цветаева написала поэтический реквием на шокирующую смерть Владимира Маяковского, цикл стихов «К Пушкину» (1931). В 1930-е годы основное место в творчестве Марины Цветаевой стала занимать проза. В прозе она отошла от воспоминаний, так родились «Отец и его музей», «Мать и музыка», «Жених».

Вся проза Цветаева носила автобиографический характер. Печальные события — смерть современников, которых она любила и чтила, послужили еще одним поводом для создания сочинений-реквиемов; «Живое о живом» (о М.Волошин), «Плененный дух» (об Андрее
Белом), «Потусторонний вечер» (об М. Кузьмине). Все это было написано между 1932 и 1937 годами. А ведь Цветаева писала в это время статьи о проблеме поэта, его дара, призвания; «Поэт и время», «Искусство в свете совести». «Эпос и лирика современной России», «Поэты с историей и поэты без истории». Но это еще не все. За границей она успела напечатать несколько отрывков из своих дневников разных лет: «0 любви», «0 благодарности».Стихи также появляются в это время. Так она создает оду своему неразлучному верному другу — письменному столу — цикл «Стол».

В «Стихах к сыну» Цветаева увещевает будущего мужчину, которому всего семь лет, в августе 1937 года Ариадна, а вслед за ней и Сергей Яковлевич уезжают в Москву. 12 июня 1939 года Марина Ивановна Цветаева возвращается в Советский Союз с сыном Георгием. Ей 46 лет.

Семья наконец-то воссоединилась. Вместе они поселились в подмосковном Волшево, но это последнее счастье было недолгим: 27 августа их дочь Ариадна была арестована, затем несправедливо осуждена и почти 18 лет провела в лагерях и ссылках.(Только в

Марина Ивановна Цветаева – выдающаяся русская поэтесса, известная и за пределами родной страны. Свои первые подвиги на литературном поприще девочка совершила в шестилетнем возрасте, написав свой дебютный стих.

Годы жизни: с 1892 по 1941. Поэтесса родилась 26 сентября или 9 октября по старому стилю в Москве в семье интеллигентов: отец Иван Владимирович преподавал в Московском университете и заведовал там кафедрой истории и теории искусства .Кроме того, он был сотрудником Румянцевского и Московского публичных музеев. Мать Марины Мария Александровна, урожденная Мейн, умерла довольно рано, девочке на тот момент едва исполнилось 14 лет. У Марины самые теплые воспоминания о матери, она не раз подчеркивала, что их отношения всегда носили близкий душевный характер.

После смерти матери семья, состоящая еще из двух сестер и брата, осталась на попечении отца. В этой среде Марина чувствовала себя одинокой, она была замкнутой и скрытной девушкой.Ее верными спутниками в то время были книги. Надо сказать, что романтическая натура девушки тяготела к литературе с особым рвением. В 1903 году Марина прослушала курс лекций в лозаннском пансионе в Швейцарии, позже училась в немецком пансионе и постигала азы старинной французской литературы в Сорбонне.

Собственные произведения Цветаевой впервые увидели свет в 1910 году, когда вышел ее первый сборник стихов «Вечерний альбом». Однако в то время девушка не ставила перед собой цели стать великой поэтессой: поэзия была для нее отдушиной и одним из способов самовыражения.А через два года вышел очередной сборник «Волшебный фонарь».

1913 год стал годом рождения сразу двух книг, что в полной мере отразило творческий рост автора и ее большую духовную зрелость как личности. До сих пор Цветаева не считала себя участницей литературных кружков и практически не общалась с коллегами по писательской профессии. Единственным исключением стал ее близкий друг Волошин, ему девушка посвятила сочинение «Жить о жизни».В его компании летом 1911 года в Коктебеле Марина познакомилась с Сергеем Эфроном. В душе девушки вспыхнули чувства, она буквально преклонилась перед идеальным образом нового знакомого, воплотившего в себе романтическую рыцарскую натуру. Она посвящала ему проникновенные строки и говорила, что наконец-то смогла познать счастье взаимной любви в жизни, а не на страницах романов. В начале 1912 года пара поженилась, а 5 сентября родилась дочь Марины и Сергея Ариадна.

По мере взросления Цветаевой и становления ее матерью и женой растет и стиль ее поэзии.Осваивает новые поэтические размеры и приемы выразительности. В цикле «Подружка» прослеживается более зрелая манера письма, возвышенный пафос сменяется бытовыми житейскими подробностями и обилием неологизмов и просторечий. Лирика Цветаевой начинает пронзать какой-то трагедией и реалиями страшной и не всегда справедливой современной жизни. В 1915 году муж Марины бросил школу в связи с началом Первой мировой войны и отправился служить в военном поезде братом милосердия.Цветаева чутко откликается на происходящие в ее жизни несчастливые события циклом стихов, где выражает свою ненависть и презрение к войне и Родине, вынужденной вести военные действия против Германии, столь дорогой ей с детства.

Затем гражданская война разлучила Марину и двух маленьких дочерей с отцом семейства, перешедшим на сторону Временного правительства. В 1917-1920 годах, пребывая в голодной Москве, писала стихи, прославляющие подвиг Белой Армии, которые впоследствии объединила в сборник «Лебединый стан».Книге суждено было увидеть свет только после смерти Марины в 1957 году на Западе. Не в силах прокормить дочерей, Цветаева отдает их в детский дом, вскоре в 1920 году умирает младшая Ирина. Мать посвящает ей стих «Две руки, слегка опущенные» и цикл «Расставание». В 1922 году Цветаева и Ариадна уезжают из ненавистной ей «новой» страны в Германию, где она издает сборник «Ремесло». Затем на 4 года вместе с мужем осталась в пригороде Праги. Там в 1925 году в семье родился сын Георгий.Следующие годы ознаменовались новыми достижениями на литературном поприще, очередным переосмыслением своего творчества и новыми произведениями, опубликованными на страницах зарубежных изданий.

1930 год ознаменовался творческим кризисом, подкрепленным общим неприятием просоветских взглядов мужа, суетившегося о возвращении на Родину. В 1937 году Эфрон из-за своей причастности к грязному убийству бывшего советского спецагента был вынужден уехать скрываться в СССР.Вслед за ним и Ариадна уходит от матери. В 1939 году Цветаева тоже была вынуждена покинуть страну вместе с сыном и уплыть к берегам далекой родины.

Муж и дочь Цветаевой были арестованы по политическим убеждениям, позже расстрелян Эфрон. Будучи родственницей «врагов народа», поэтесса кочевала без постоянного жилья и средств к существованию. С началом войны в 1941 году Цветаеву с сыном эвакуировали в Елабугу, где она не смогла устроиться на работу.По обвинению сына в тяжелом материальном положении поэтесса скончалась 31 августа 1941 года.


Краткая биография поэта, основные факты жизни и творчества:

МАРИНА ИВАНОВНА ЦВЕТАЕВА (1892-1941)

Марина Ивановна Цветаева родилась в Москве 8 октября (26 сентября по старому стилю) 1892 года в семье выдающийся искусствовед Иван Владимирович Цветаев (1847-1913), основатель Московского музея изобразительных искусств имени А. С. Пушкина. Мать, Мария Александровна Майн (1868-1906), была второй женой Цветаева.У Марины были сводная сестра Валерия (1883-1966) и брат Андрей (1890-1933) от первого брака отца и младшая сестра Анастасия (1894-1993).

Осенью 1902 года Мария Александровна заболела чахоткой, и семье пришлось отправиться в длительную заграничную поездку. Ездили к лучшим врачам Италии, Швейцарии, Германии. Но никто не мог помочь. 5 июля 1906 года Мария Александровна скончалась в Тарусе.

С 1908 года Марина начала публиковать свои стихи, в которых трудно было угадать будущую великую поэтессу.

В 1909 году Марина Цветаева пыталась покончить жизнь самоубийством. Обстоятельства происшествия остались семейной тайной.

Через год вышел первый сборник стихов Цветаевой «Вечерний альбом» (1910), изданный на средства автора тиражом 500 экземпляров. Читателей он не впечатлил, зато восхитил поэта и критика Максимилиана Александровича Волошина (1877-1932). Он лично посетил начинающую поэтессу и пригласил ее к себе в гости в Коктебель.

Поездка состоялась в мае 1911 года. Здесь Марина Ивановна познакомилась со своим будущим мужем Сергеем Яковлевичем Эфроном (1893-1941). Они родились в один день, но Эфрон был младше Марины на год. Сын революционеров, к тому времени юноша уже осиротел и, находясь по материнской линии в известном в России дворянском роду Дурновых, был курсантом Офицерской академии.

До Эфрона Марина была влюблена только в героя Бородинского сражения генерала Александра Алексеевича Тучкова-Четвертого (1777-1812). Дошло до того, что девушка вместо иконы повесила портрет героя, что вызвало болезненную реакцию со стороны верующего отца. Тучкову посвящено известное стихотворение «Генералам 1812 года», созданное в период 1913-1915 гг.

1912 год выдался богатым на знаменательные для судьбы поэтессы события. В январе она вышла замуж за Сергея Эфрона. Вышли в свет второй и третий сборники стихов Цветаевой «Волшебный фонарь» и «Из двух книг». А 18 (5) сентября 1912 года у Марины родилась первая дочь Ариадна, которую в семье назвали Алей.


Вскоре после начала Первой мировой войны пришло время настоящей поэзии Цветаевой. В 1915-1916 годах Марина Ивановна создала великолепные поэтические циклы «Стихи о Москве», «Бессонница», «Стенька Разин», «Стихи к Блоку» (окончены в 1920-1921), «Ахматова». Явился миру великий поэт-реформатор.

Цветаеву того периода замечательно описала в своих воспоминаниях дочь Ариадна Эфрон:

«Мама была среднего, невысокого роста, с правильными, четко очерченными, но не резкими чертами лица. Нос у нее был прямой, с небольшой горбинкой, и красивые, выразительные ноздри, действительно выразительные, особенно хорошо выражавшие и гнев, и презрение. Однако все в ее лице было выразительно и все — лукаво, и губы, и улыбка их, и расширение бровей, и даже уши, маленькие, почти без мочек, чуткие и настороженные, как у фавна. Глаза у нее были того редчайшего, светлого, ярко-зеленого цвета, который называется русалочьим, и который не менялся, не тускнел и не тускнел вместе с нею до самой ее смерти.В овале лица надолго осталось что-то детское, какая-то очень юношеская округлость. Светло-русые волосы мягко и небрежно вились — все в ней было без прикрас и не нуждалось в приукрашивании. Мама была широка в плечах, узка в бедрах и талии, подтянута и на всю жизнь сохранила и фигуру, и гибкость подростка. Руки у нее были не женские, а мальчишеские, маленькие, но отнюдь не миниатюрные, сильные, твердые в рукопожатии, с хорошо развитыми пальцами, слегка квадратными на концах, с широкими, но красивой формы ногтями. Неотъемлемой частью этих рук, сросшихся с ними, были перстни и браслеты — так носили серьги крестьянки, раз и навсегда вставив их в уши. Таковы — раз и навсегда — были два старинных серебряных браслета, оба литые, выпуклые, один с вкраплением в него бирюзы, другой гладкий, с вырезанной на нем удивительной летящей птицей, крылья которой протянулись от края до края браслета и обняли все запястье. Три кольца – обручальное кольцо «уцелевшее на скрижалях», самоцвет в серебряной оправе – вырезанная на агате голова Гермеса в крылатом шлеме, и тяжелый, серебряный перстень-печатка с выгравированным на нем трехмачтовым кораблем и, вокруг корабля надпись — «ты моя синпатия» — видимо, подарок давно исчезнувшего моряка давно исчезнувшей невесте.В моей памяти надпись почти полностью стерлась, и лодка стала едва различима. Кольца были еще, много, они приходили и уходили, но эти три никогда не покидали ее пальцев и уходили только с ней.

13 апреля 1917 года у Ефроновых родилась дочь Ирина. Осенью 1917 года молодые уехали на отдых в Крым, но 25 ноября Цветаева вернулась в Москву за детьми. Вернуться к мужу ей не удалось. В январе 1918 года Сергей Эфрон вступил в Корниловскую Добровольческую армию.Началась Гражданская война.

В том же 1918 году Цветаева создала цикл стихов «Комик», пьесы «Червовый валет» и «Метель». Она завела новые знакомства, прежде всего с В. В. Маяковским и К. Д. Бальмонтом. И еще один примечательный эпизод: единственный раз в жизни Цветаева проработала полгода в Наркомате по делам национальностей, после чего пообещала себе никогда больше никому не служить и сдержала его.

В 1919 году поэтесса написала цикл стихов «Стихи для Сонечки» и пьесы «Фортуна», «Каменный ангел», «Приключение», «Феникс».В Москве бушевал голод. Марина Ивановна не могла сама прокормить детей. Осенью 1919 года, чтобы спасти дочерей, она отдала их в подмосковный приют в Кунцево, но Аля вскоре была вынуждена забрать ее из-за болезни, что и спасло девочку. 15 февраля 1920 года в детском доме от истощения и тоски умерла младшая дочь Эфронов Ирина. Для Цветаевой смерть дочери стала тяжелым ударом. Ведь она фактически была вынуждена сделать выбор, кому из дочерей жить, и выбрала старшую, тем самым уничтожив младшую.

В 1920 году Цветаевой создана поэма «Царь-девица», вошедшая в четвертый сборник стихов поэтессы «Верста», изданный в 1921 году. В то же время стихи «На красном коне» и «Егорушка», написаны циклы стихов «Студент», «Разлука» и «Добрая весть».

14 июля 1921 года Марина Ивановна получила письмо от Сергея Эфрона из-за границы. Муж позвал их к себе. Последние месяцы жизни в Советской России прошли в хлопотах и ​​приготовлениях к выезду за границу.В это же время были написаны поэма «Молодец» и циклы стихов «Сугробы» и «Деревья».

11 мая 1922 года Марина Ивановна Цветаева эмигрировала из России с дочерью Алей. Первые годы Эфроны провели в Чехии: Горные Мокропы, Прага, Иловищи, Дольние Мокропси, Вшеноры. Сергей Эфрон получал студенческую стипендию, а Марина Цветаева получала помощь от правительства Чехии и гонорары от журнала «Воля России». Здесь были написаны такие шедевры, как «Поэма горы», «Поэма конца», «Крысолов», пьеса «Ариадна», поэмы «Попытка ревности», цикл стихов «Провода». .

В 1923 году в берлинском издательстве «Геликон» вышел пятый сборник стихов поэтессы «Ремесло».

Осенью того же года семья навсегда переехала в Париж, где поселилась на долгие годы. Здесь поэтесса создала почти все остальные свои эмигрантские произведения, а в 1928 году вышла ее шестая книга «После России».

В 1931 году Сергей Эфрон подал заявление на получение советского гражданства. Он стал работать на советскую разведку и одновременно активно участвовал в деятельности Союза за возвращение домой.

Все годы эмиграции Эфроны жили бедно, почти голодали. Ариадна потерпела поражение первой. 15 марта 1937 года уехала в Москву. Осенью 1937 года вынужден был переехать в СССР и Сергей Эфрон, подозреваемый французской полицией в убийстве бывшего советского агента Игнатия Рейса. Марина Ивановна и Мур остались во Франции.

Им звонили отец и Аля из России. Во Франции Цветаеву как жену агента КГБ не везде принимали и почти не публиковали.Ее стихи, опередившие свое время и классические законы поэзии, были поняты далеко не всеми, поэтому поэтические вечера не приносили большого дохода.

Более того, прямолинейная Цветаева не раз открыто высказывалась в поддержку молодых советских писателей, работавших в условиях цензуры и отчаянного давления, постоянной угрозы потери свободы. Она даже заявила, что советская детская литература — лучшая в мире.

Поэтесса прекрасно понимала, что ее ждет в России.Она была слишком умна, чтобы не понять этого. Но нужно знать Марину Цветаеву. Однажды она написала Сергею Эфрону, что будет ходить за ним «везде, как за собакой, где бы он ни был». И она сдержала свое обещание.

Тем временем в 1939 году Анастасия Ивановна Цветаева была арестована. Они скрыли это от моей сестры.

18 июня 1939 года Марина Цветаева с сыном прибыли в Москву. До октября 1939 года жили на даче в Болшево. Здесь в ночь с 27 на 28 августа 1939 года была арестована Ариадна Эфрон.Алья вошла, улыбаясь сквозь силу, в крытую воронку. В его глазах стояли непролитые слезы. Марина Ивановна стояла у окна комнаты и смотрела вслед дочери. В общей сложности в лагерях и ссылках Ариадна Сергеевна провела менее 17 лет.

В ноябре 1939 года был арестован Сергей Яковлевич Эфрон. Он не был освобожден из тюрьмы.

Марина Ивановна и Георгий не имели постоянной прописки: либо снимали дачу в Болшево (но жить там зимой было невозможно), либо жили в Доме творчества от Литфонда.Они бродили по квартирам. Цветаева несла в тюрьму посылки — Але и Эфрону, и если их принимали, она знала, что ее дочь и муж живы. То и дело мать с сыном готовили посылки для заключенных, писали письма, сушили морковь на батареях.

Репрессии, обрушившиеся на членов семьи, не помешали поэтессе подготовить сборник стихов для публикации в Гослитиздате. Но на завершающем этапе подготовки его «зарубил» известный критик Корнелий Зелинский (1896–1970).

В апреле 1941 года Марину Ивановну Цветаеву приняли в профком писателей при Гослитиздате. В советское время это давало право не только заниматься исключительно литературным трудом, но и претендовать на льготы, предоставляемые государством в то время профессиональным литераторам.

6-8 июня 1941 года в Москве состоялась знаменательная встреча Марины Цветаевой и Анны Ахматовой.

А 8 августа 1941 года Марина Цветаева с сыном Муром выехали из Москвы на пароходе в эвакуацию.Они поселились в Елабуге. 26 августа Марина Ивановна написала заявление о приеме на работу посудомойщиком в столовую Литфонда, но получила отказ.

31 августа 1941 года Марина Ивановна Цветаева покончила жизнь самоубийством, повесившись. Сыну, которого в те дни мобилизовали на работу на аэродром, она оставила предсмертную записку: «Пуррлыга! Простите меня. Но дольше было бы хуже. Я серьезно болен, это больше не я. Я безумно люблю тебя. Поймите, что я не мог больше жить.Скажите папе и Алье — если увидите их — что любили их до последней минуты, и объясните, что вы в тупике.

Марина Ивановна Цветаева (1892-1941)

Марина Ивановна Цветаева родилась в Москве 26 сентября (8 октября) 1892 года в полночь на Иоанна Богослова.

Красная кисть

Рябина засветилась.

Листья упали,

Я родился.

Сотни спорные

Колокола.

День был суббота:

Иоанн Богослов.

Мне по сей день

Я хочу грызть

Горячая рябина

Горькая кисть.

Родилась в семье профессора искусств Ивана Владимировича Цветаева и его жены, талантливой пианистки. Отец навсегда остался в памяти России как создатель Музея изобразительных искусств (ныне имени А. С. Пушкина). В музее установлена ​​мемориальная доска с его именем.

Родной мир Цветаевых был пронизан интересом к искусству. Вокруг стояли книги по древности, бюсты античных богов и героев.Поэтому в стихах Марины Ивановны много воспоминаний и мифологических образов из древности. Она даже написала пьесы «Федра» и «Тезей» и назвала дочь Ариадной.

Мама – это, прежде всего, музыкальность, доставшаяся Марине по наследству. Восприятие мира через звук исходит от матери. Мария Александровна Мейн, мать Марины, была по крови и немкой, и полячкой, и чешкой, что, по мнению специалистов, сказалось на взрывном характере дочери. Но эта взрывоопасность в сочетании с музыкальностью подарила миру неповторимый музыкальный мир Цветаевой.В ее поэзии музыка не мелодична, не мелодична, а, наоборот, резка, дисгармонична. Но это была также и музыка эпохи. Примерно то же самое вовремя уловили композиторы Скрябин, Стравинский, Шостакович. Последний даже написал несколько произведений на стихи Цветаевой.

Надо сказать, что ее отец был выходцем из небогатого сельского духовенства, по сути выходцем из крестьян. Именно от отца Цветаева унаследовала свою «двойственность» и трудолюбие. Сама она не раз говорила, что все это из той земли отцовской, где родился Илья Муромец — отец его был из Талицкого уезда Владимирской губернии.

Первая книга Цветаевой вышла в 1910 году — «Вечерний альбом». Многие отметили, что это сборник полудетских стихов. Хотя эта полудетскость пленяла, Николай Гумилев, читая ее второй сборник «Волшебный фонарь», отмечал: «Первая книга Марины Цветаевой, «Вечерний альбом», заставила меня поверить в нее и, может быть, больше всего своим неподдельным ребячеством, так мило наивно не осознавая своего отличия от зрелости. Про вторую книгу он уже высказался сурово: «Волшебный фонарь — это уже подделка, да еще и изданная в стилизованном «детском» книжном издательстве.

Гумилёв критиковал вторую книгу. А Волошин активно поддерживал и первую, и вторую книги. И не только Волошин — Брюсов тоже.

Цветаева не просто нашла себя в поэзии. Она примеряла разные маски — цыган, грешниц, куртизанок — пока не пришла к зрелому возрасту.И все это время особенно прислушивалась к советам поэта Волошина и своего мужа Сергея Эфрона.

Стихи 1916-1917 годов собраны в книгах «Версты I» и «Версты II» ».В них Цветаева открыта миру, всему сущему; повинуясь интуиции, она благословляет свистящий ветер перемен. Но в то же время — а шла война, Россия проигрывала много сражений — Цветаева передала трагедию эпохи, жалость и грусть переполняли ее сердце.

Белое солнце и низкие-низкие облака,

Вдоль огородов — за белой стеной — погост.

А на песке вереница соломенных кукол

Под перекладинами в человеческий рост.

И, нависая над кольями забора,

Вижу: дороги, деревья, солдаты наугад.

Старуха — посыпанная крупной солью

Чёрный чурбан у ворот жует да жуёт…

Что вас разозлили эти серые избы,

Боже! — А зачем стрелять стольким в грудь?

Поезд прошел и завыл, и солдаты завыли,

И запылил, запылил отступающий путь…

Нет, умри! Лучше бы никогда не родиться

Чем этот жалобный, жалкий каторжный вой

О чернобровых красавицах.- Ох и поют

Сегодня вечером солдаты! О Господи Боже мой!

Именно в это время в стихи Цветаевой вошло народное слово. Все — сказка, былина, заклинания, частушки — входит в ее поэтическую речь.

Фольклор в нем как бы проснулся.

Заклинаю тебя из золота

Из крылатой полуночной вдовы,

Из болотного злого дыма,

Из проходящей мимо старухи.

змеи под кустом

Вода под мостом.

Перекрёсток,

От женщины — пост.

Из бухарского платка,

Из грамоты царя,

Из черного дела

Из белого коня!

Тогда фольклор станет основой целых поэм — «Царь-девица», «На красном коне», «Молодец».

А. Павловский, исследователь творчества М. Цветаевой, пишет: «Из стихов «Версты» видно, какое огромное интонационное разнообразие русской гибкой и многоголосой культуры навсегда вошло в ее слух.Этого богатства ей хватило не только на стихи Верста, а потом и на великие поэмы, но и на прозу, на всю оставшуюся жизнь. При ее феноменальной слуховой памяти прирожденной музыкантши ей не составило труда не только сохранить этот бесценный запас на протяжении всех лет эмиграции, когда море речи отступало от нее, оставляя ее на каменном острове парижской улице, но и постоянно творчески ее варьировать, оформлять и даже увеличивать. В русской поэтической речи нашего века художественный вклад Цветаевой — языковой, языковой и интонационно-синтаксический — весом и значителен.Национальное начало в ее поэзии выражено с большой силой и интенсивностью.

Цветаева пережила революционные годы в довольно двусмысленном положении — ее муж в это время находился в белой армии. Она не слышала о нем четыре года. Ее ребенок умер от голода, сама она была бедна и голодала — и все время думала о муже, которого не только любила, но и боготворила. И эти мысли — сущая пытка.

В это время она пишет книгу «Лебединый стан», в которой прославляет белую армию, прославляет только за то, что ее любимый и единственный находится в ее рядах.

С Новым годом, Лебединый лагерь!

Великолепные обломки!

С Новым годом — на чужбине —

Вояки с котом!

Танцы с пеной у рта, не догоняя,

Красная погоня!

С Новым годом — сломанный — в бегах

Родина с ладони!

Поклонись земле — и всей земле

Песня выздоровления.

Это, Игорь, Россия за морями

Ярославна плачет.

Томный стон утомляет печаль:

Брат мой! — Мой принц! — Мой сын!

— С Новым годом, молодая Россия,

За синим морем!

Цветаева всегда питала ненависть к миру «сытых», к «буржуазности», поэтому ее не угнетала всеобщая нищета того времени, она печалилась и страдала только по поводу отсутствия известий от мужа , и ей даже нравилась красная Москва.

14 июля 1921 года Цветаева получила «радостную весть» — письмо С.Эфрон. Был в Чехии, учился в Пражском университете. Нашел его, по просьбе Марины Ивановны, Эренбург. Цветаева моментально решила пойти к мужу.

Начались годы эмиграции. Сначала Берлин, потом Прага, затем в поисках дешевого жилья семья переехала в Иловищи, Дольние Макропы, Вшероны.

Анна Саакянц, исследователь творчества Цветаевой, считает, что «в Чехии Марина Цветаева выросла в поэтессу, которую сегодня по праву причисляют к великим.Ее поэзия говорила о бессмертном творческом духе, ищущем и жаждущем абсолютного в человеческих чувствах. Самой заветной темой Цветаевой в то время была философия и психология любви… Изображение человеческих страстей иногда достигало в ней поистине шекспировской силы, а психологизм, проницательное исследование чувств можно сравнить с блужданием по лабиринту человеческого души в романах Достоевского.

В Чехии завершила поэму «Молодец», написала много текстов, работала над «Поэмой о горе», «Поэмой о конце», трагедией «Тесей» и поэмой «Поэма Крысиный спикер».

Вскоре семья переезжает в Париж. Во Франции им было суждено прожить тринадцать с половиной лет.

Надо сказать, что эмигрантские литературные круги не очень любили Цветаеву, особенно З. Гиппиус и Д. Мережковского. Да и сама не тянулась к ним болезненно. О своем одиночестве она писала в письме Ю. кто, один, всю жизнь, без книг, без читателей, без друзей — без окружения, без всякой защиты, причастности, хуже собаки…» (апрель 1933 г.).

«Не Россию любят, а помещичьих гуся и девиц», — говорила она об эмигрантских «вождях» и «политиках».

Позже, когда жизнь Цветаевой трагически оборвалась в Советском Союзе, многие из этих «лидеров» осознают свою вину — что своей холодностью и безразличием вытолкнули ее из эмиграции. Цветаева как-то сказала Зинаиде Шаховской: «Деваться некуда — меня переживает эмиграция».

Но, с другой стороны, могли ли эмигранты удержать ее в 1939 году, когда она вслед за дочерью и мужем уехала в СССР? Ирина Одоевцева мучилась тем, что, мол, «мы ее не оценили, не полюбили, не удержали от гибельного возвращения в Москву. «Ну нет. Здесь нет эмигрантов. Это судьба. «Я с первой минуты знала, что уеду», — это слова Марины Ивановны.

О трагедии семьи Цветаевых написано много в СССР в последние годы.Почему они все должны были вернуться?Но дело в том,что Сергей Эфрон активно участвовал в работе Союза дружбы с СССР и по некоторым данным выполнял задания НКВД. Могли ли они подумать, что просоветскую семью так встретят, а встретились просто так — мужа арестовали и расстреляли, дочь тоже арестовали.Кроме того, у Сергея Эфрона не было выбора: после одной политической операции он был вынужден тайно и срочно уехать в Москву.

Так это судьба, судьба, судьба. Судьба поэта

Последние годы жизни Цветаева написала много прозы, после нападения Германии на Чехословакию создала целый цикл антифашистских стихов, много переводила в эти годы — с французского, с Немецкий, английский, грузинский, болгарский, польский…

Война застала Цветаеву переводом с Федерико Гарсиа Лорки.В начале августа 1941 года Цветаева с сыном уплыли на пароходе в эвакуацию. Они поселились в Елабуге, на Каме. Здесь она завершила свой земной путь, повесившись 31 августа, в воскресенье.

Она оставила три записки: в одной просила Асеевых забрать к ней их сына Мура: «Я больше ничего не могу для него сделать и только уничтожить его…», другую записку людям, которых просила помочь ему уйти : «Я хочу, чтобы Мур жил и учился. Со мной исчезнет». И еще один — сыну: «Пуррлыга! Прости меня, но могло быть и хуже.Я серьезно болен, это больше не я. Я безумно люблю тебя. Поймите, что я не мог больше жить. Скажи папе и Алье — если увидишь, — что любил их до последней минуты, и объясни, что зашел в тупик… Через три года Мур погибнет на войне. И в тот момент Цветаева точно не знала о судьбе мужа.

Поэзия Марины Ивановны Цветаевой начала пробиваться и получила, по сути, всенародное признание уже в наше время. Ее стихи издаются огромными тиражами, на многие стихи написаны песни и романсы.Ее стихи «имели свой черед», как она пророчески писала в юности.

Детали быта и даже перипетии судьбы с годами отступают на задний план, и на первый план выходит само Слово поэта. Мы сейчас восхищаемся многими и многими ее строфами и стихами, мы просто восхищаемся ими как явлениями искусства. Например, поэт Евгений Винокуров считал своим долгом оставить в своем дневнике следующую запись:

«В стихотворении Цветаевой есть такая строфа:

Нить за бабкой тянуть,

Да, покурим вокруг Росистый дом,

Да, рука об руку торжественно плывем

Соборная площадь,

ГРЕМЯЩАЯ шелками, с кума.

Попробуйте вместо слова ВЕЛИКИЙ поставить хотя бы слово ШУРША, и стихотворение сразу проиграет, сразу погаснет. Именно в этом слове КУЛЬМИНАЦИЯ, удар. Это «гвоздь» всей поэмы. В две строки четверостишия вложено необыкновенное выражение, которое нарастает от слова к слову. Здесь передан неистовый характер женщины, безуспешно усмиряемой всей домостройной обстановкой.

Многие поэты и любители поэзии записывают свое восхищение стихами Цветаевой или просто переписывают стихи…

Без Цветаевой уже немыслима русская поэзия. И в периоды переломных эпох, когда каждый ищет новую силу, новое слово, поэзия Цветаевой всегда найдет второе дыхание, будет источником энергии для поколений и вдохновения для творцов.

Цветаева умерла потому, что к этому моменту всю свою духовную и все остальные силы отдала творчеству. Сил на дальнейшую жизнь не осталось.

В двадцать лет Марина написала:

Ты ходишь как я

Глаза смотрят вниз.

Я тоже их уронил!

Уокер, стой!

Представила себя в могиле — и оттуда заговорила с прохожими (хотя мне как-то не хочется называть людей на кладбище прохожими). Она все еще играла в жизнь и смерть. Как в ту же игру играла и ранняя Ахматова, и молодой Гумилев, и многие поэты…

Но в этом стихотворении запечатлена такая девичья чистота, такое целомудрие и такое нежное, светлое чувство к миру, что хочется считать это стихотворение завершающим, через него я хочу воспринять мрачную смерть поэта — душа как бы вылетела из мрака и снова стала душой двадцатилетней Цветаевой.

Не думай, что это могила

Что я появлюсь, грозя…

Я слишком любила себя

Смейся, когда не можешь!

«Прохожий, остановись!» Мы все прохожие. Но остановиться и открыть для себя мир Марины Цветаевой — это необходимо человеку даже в наше сверхбыстрое и малопоэтическое время.

* * *
Биографию (факты и годы жизни) Вы читали в биографической статье, посвященной жизни и творчеству великого поэта.
Спасибо за прочтение. ………………………………………….
Авторское право: биографии жизни великих поэтов

Марина Цветаева родилась в Москве 26 сентября (8 октября) 1892 года. Ее отец был университетским профессором, а мать — пианисткой. Стоит вкратце отметить, что биография Цветаевой пополнилась первыми стихами в шестилетнем возрасте.

Первое образование получила в Москве в частной женской гимназии, затем училась в интернатах Швейцарии, Германии, Франции.

После смерти матери Марину с братом и двумя сестрами воспитывал отец, который старался дать детям хорошее образование.

Начало творческого пути

Первый сборник стихов Цветаевой вышел в свет в 1910 году («Вечерний альбом»). Уже тогда на творчество Цветаевой обращали внимание известные люди — Валерий Брюсов, Максимилиан Волошин и Николай Гумилев. Их творчество и творчество Николая Некрасова существенно повлияли на раннее творчество поэтессы.

В 1912 году она опубликовала свой второй сборник стихов «Волшебный фонарь». В эти два сборника Цветаевой вошли и стихи для детей: «Так», «В классе», «В субботу». В 1913 году вышел третий сборник поэтессы под названием «Из двух книг».

В годы Гражданской войны (1917-1922) для Цветаевой поэзия была средством выражения сочувствия. Помимо стихов, она пишет пьесы.

Личная жизнь

В 1912 году она выходит замуж за Сергея Эфрона, у них рождается дочь Ариадна.

В 1914 году Цветаева познакомилась с поэтессой Софьей Парнок. Их роман продлился до 1916 года. Цветаева посвятила ей цикл своих стихов под названием «Подружка». Потом Марина вернулась к мужу.

Вторая дочь Марины, Ирина, умерла в возрасте трех лет. В 1925 году у них родился сын Джордж.

Жизнь в изгнании

В 1922 году Цветаева переехала в Берлин, затем в Чехию и в Париж. К творчеству Цветаевой тех лет относятся произведения «Поэма горы», «Поэма конца», «Поэма воздуха».Стихи Цветаевой 1922–1925 годов опубликованы в сборнике «После России» (1928). Однако популярности за границей стихи ей не принесли. Именно в период эмиграции большое признание в биографии Марины Цветаевой получила проза.

Цветаева пишет для нее цикл произведений, посвященных известным и значимым людям:

  • в 1930 году был написан поэтический цикл «Маяковский» в честь знаменитого Владимира Маяковского, самоубийство которого потрясло поэтессу;
  • в 1933 году — «Живое о живом», воспоминания Максимилиана Волошина
  • в 1934 году — «Плененный дух» памяти Андрея Белого
  • в 1936 году — «Неземной вечер» о Михаиле Кузьмине
  • в 1937 г. — «Мой Пушкин», посвященный Александру Сергеевичу Пушкину

Возвращение домой и смерть

Прожив бедно в 1930-е годы, в 1939 году Цветаева вернулась в СССР. Ее дочь и муж арестованы. Сергея расстреляли в 1941 году, а дочь реабилитировали через 15 лет.

В этот период жизни Цветаева почти не пишет стихов, а только переводит.

31 августа 1941 года Цветаева покончила жизнь самоубийством. Похоронена великая поэтесса в городе Елабуге на Петропавловском кладбище.

Музей Цветаевой расположен на Сретенке в Москве, а также в Болшево, Александрове, Владимирской области, Феодосии, Башкортостане.Памятник поэтессе установлен на берегу Оки в городе Тарусе, а также в Одессе.

Хронологическая таблица

Другие варианты биографии

  • Свои первые стихи Марина Цветаева начала писать еще в детстве. И делала это не только по-русски, но и по-французски, и по-немецки. Она прекрасно знала языки, потому что семья часто жила за границей.
  • С мужем она познакомилась случайно, отдыхая у моря. Марина всегда верила, что полюбит человека, который подарит ей понравившийся камень.Ее будущий муж, не подозревая об этом, подарил Цветаевой в первый же день их знакомства сердолик, который нашел на берегу.
  • Во время Великой Отечественной войны Цветаева с сыном были эвакуированы в Елабугу (Татарстан). Помогая Марине упаковать чемодан, ее друг Борис Пастернак пошутил над веревкой, которую он взял, чтобы связать чемодан (что она крепкая, хоть повесись). Именно на этой злополучной веревке и повесилась поэтесса.
  • посмотреть все

Марина Цветаева.краткая биография

26 сентября 1892 года родилась девочка, впоследствии ставшая великой поэтессой. Эту девушку звали Марина Ивановна Цветаева.

М. Цветаева. Краткая биография. Детство

Впервые Цветаева начала писать стихи в раннем детстве. Тогда ее талант вписался в четверостишья. Она писала не только по-русски, но и по-немецки, и по-французски. В семье Марина была не единственным ребенком: у нее были сестра Анастасия и сводный брат Андрей.Образование они получили самое лучшее, что можно было получить в то время. Она ходила в музыкальную школу, изучала иностранные языки, посещала католическую школу и даже получила образование за границей, в Германии. Отец работал в Московском университете профессором кафедры искусств и всеобщей истории. А мать, москвичка с польско-немецкими корнями, все свое время посвящала детям, их воспитанию. Но она рано умерла от чахотки в 1906 году, оставив детей на попечение отца.

М.Цветаева. Краткая биография. «Вечерний альбом»

Первый сборник стихов Марины Цветаевой вышел в 1910 году под названием «Вечерний альбом». Этого было достаточно, чтобы его заметили самые заядлые критики того времени. Особенно М. Волошин покорил юную поэтессу, став со временем ее лучшей подругой.

М. Цветаева. Краткая биография. Семья и творчество

Отдыхая на берегу Крыма в гостях у Волошина, Цветаева познакомилась со своим будущим мужем С.Эфрон. В этот период выходят новые издания поэтессы «Волшебный фонарь» и «О двух книгах». В 1912 году Цветаева вышла замуж за Эфрона.
В 1917 году муж уходит на войну, а она борется за жизнь своих дочерей, но одна из них умирает от болезни. Поэт переживает эту трагедию, которая затрагивает и ее поэзию. После войны Цветаева начинает поиски мужа и находит его в Берлине. Они продолжают свою жизнь в деревне Прага.

Цветаева. Краткая биография. «После России»

Она снова пытается писать и публиковаться, но стихи уже не пользуются популярностью. В 1925 году в семье происходит пополнение, Марина рожает сына Григория. Затем они переезжают во Францию, где издается сборник «После России». Предпринимаются попытки вернуться на родину. Находясь в эмиграции, Цветаева также пишет прозу, которая заняла у нее почетное место в литературе. Между тем поэт и его семья живут в нищете.

М.И. Цветаева. Краткая биография. Возвращение домой

Дочь и муж Цветаевой связывают свою жизнь с НКВД, и есть возможность вернуться домой, в Москву. Дача Цветаевых — дача в Большово. Вскоре мужа и дочь сажают в тюрьму, Марина начинает возить переводы и зарабатывает на жизнь переводами.

Марина Цветаева. Краткая биография. Трагический конец

С началом войны она снова уезжает за границу. Ее силы на исходе. Распри с сыном Григорием, бедность, расстрел мужа в начале августа 1941 года и арест дочери приводят Цветаеву к самоубийству 31 августа 1941 года. В своих прощальных записках она пишет сыну, что не выдержала, она не могла и просила прощения… Дочь поэта после 15 лет репрессий была реабилитирована. Это произошло только в 1955 году.

Мария Ивановна Цветаева биография. Неизвестные факты об известных писателях

26 сентября (8 октября по новому стилю) 1892 года в семье профессора Московского университета и талантливой пианистки родилась Марина Ивановна Цветаева. Отец будущей поэтессы, Иван Владимирович, преподавал филологию и историю искусств, возглавив вскоре после рождения Марины Румянцевский музей и основав Музей изобразительных искусств. Мать Мария Александровна обладала несомненным талантом пианистки, к сожалению, полностью раскрыть его не удалось, так как она умерла рано, в 1906 году.

Для Ивана Владимировича Цветаева брак с Марией Александровной был вторым, от первого брака у него было двое детей, вторая жена родила ему двух дочерей — старшую Марину и младшую Настю.

Детство

Детство Марины Цветаевой прошло между семейной дачей в Тарусе и Москвой. Летом большую часть времени проводил на даче, остальное время года семья жила в Москве. Цветаеву можно отнести к юным и ранним – читать будущая поэтесса начала в 4 года, первые стихи вышли из-под пера в 7 лет.Заметны были и музыкальные способности, но Цветаева не любила заниматься музыкой, поэтому развития они не получили.

В детстве

Завершающей точкой детства мы будем считать 1902 год, когда Марину отправляют на учебу в Европу, где она изучает науки и языки в интернатах Италии, Швейцарии и Германии до 1905 года. Это важный этап в жизни , ведь биография Марины Цветаевой ясно показывает, что в это время мировоззрение поэтессы менялось, что делало ее одиночкой по жизни со своим бескомпромиссным мнением и собственным взглядом на людей и события.

Начало творческого пути

В 18 лет Цветаева издает первый сборник «Вечерний альбом», в который вошли первые 111 стихотворений поэтессы. Сборник издан на личные средства и нашел более положительные отклики в литературной среде России. В него вошли ранние, большей частью сырые и наивные стихи. Валерий Брюсов назвал сборник «личным дневником», а вот Максимилиан Волошин похвалил стихи, отметив, что Цветаева «умеет передавать оттенки.Хвалил коллекцию и Гумилев.

Сама Цветаева позже писала, что

«Первый сборник помог наметить ориентиры творчества, найти взаимосвязь между конфликтами земли и неба, жизни и бытия».

Второй сборник, изданный в 1912 году под названием «Волшебный фонарь», вызвал еще большую критику. Гумилев сказал, что это подделка для стихов, потому что тематически и духовно он окрестил «Вечерний альбом». Сама поэтесса считала, что первые два сборника вообще не следует разделять — «по сути, это одна книга» (автобиография).

Этим двум сборникам следует уделить особое внимание поклонников поэтессы, так как в них формировался стиль Цветаевой, в них она научилась доносить мысли до читателей в удобной для них и доступной для нее самой форме.

1913-1914 годы закрепляют становление цветаевского стиля, в эти первые годы творчества было написано немало значительных и пророческих стихотворений, например, «Реквием» и «Мне нравится, что ты мною не болеешь»:

Мне нравится, что ты не болен мной,
Мне нравится, что я не болен тобой,
Что никогда тяжелый шар земной
Не уплывет под нашими ногами.(Читать полностью)

Личная жизнь

Цветаева вышла замуж в 1912 году за офицера Сергея Эфрона, который стал единственным мужем и лучшим другом на всю жизнь. В браке родилась дочь Ариадна, судьба которой тоже сложилась непросто.


С мужем Эфроном

После революции Сергей встал на сторону Деникина, который потерпел поражение и Эфрон был вынужден бежать в Европу. Марина не воспевала оды Октябрьской революции, считая ее «восстанием сатанинских сил», поэтому в первые послереволюционные годы она не публиковалась.У Марины не было тесных контактов с другими поэтами СССР, она всегда была в стороне, стояла особняком и имела свое мнение на происходящие в России события.

Марина добивалась возможности поехать к мужу за границу и получила разрешение от Советской власти в 1922 году. Марина и Ариадна недолго прожили в Берлине и переехали в Прагу, так как муж учился в то время в Пражском университете. Единая семья жила в Праге до 1925 года, до рождения сына Георгия, после чего переехала в Париж.К личной жизни Цветаевой мы еще вернемся в последней трагической главе, теперь заглянем на этап европейского творчества поэтессы.

Цветаева была очень влюбчивым человеком — без любви она тоже не могла существовать, как и без поэзии. Романы Марины исчислялись десятками, и не всегда это были мужчины, стоит вспомнить только Соню Парнок (Эфрон даже хотел вызвать ее на дуэль). Отношения с ней продолжались параллельно браку, даже сразу после свадьбы.Даже Пастернак не прошел мимо внимания, но там далеко не ушли. Самый серьезный роман на стороне случился в Праге с Константином Родзевичем – Марина даже ушла из только что восстановленной семьи, хотя вскоре вернулась к Эфрону.

Судьба странно сыграла с Цветаевой — это Родзевич завербовала в ГПУ ее мужа Сергея Эфрона, именно между ними она выбирала полтора года, но ушла к мужу. Отчасти потому, что ей стало жаль Сергея, отчасти потому, что Родзевич ушел от нее.

Жизнь в Европе

Европейская «прописка» просуществовала до 1939 года, когда семья вернулась в Россию. Во время европейского «изгнания» Марина написала поэмы «Поэма конца», «Поэма о горе», «С моря», «Крысолов» и ряд других значительных произведений. Большая часть написанного в этот период не была опубликована, так как характер Цветаевой не позволял ей найти опору в эмигрантской среде. Марина не хотела участвовать ни в каких политических союзах, была против интриг и не стала сторонницей заговоров против СССР, хотя отрицательно относилась к советской власти.

Достаток был минимальным, часто приходилось жить впроголодь и снимать недорогие комнаты в сельской местности или пригородах Парижа. Еще одной причиной частой смены места жительства было то, что Марина плохо ладила с соседями и арендодателями. Если бы не редкая, но целеустремленная финансовая помощь небольшого круга поклонников Цветаевой, то, возможно, семье пришлось бы вернуться на родину раньше.

Марина пишет в Европе не только стихи, но и в 1926 году публикует статью «Поэт о критике», после которой ее часто зовут на творческие вечера, но круг врагов расширяется.В статье поэтесса критикует критиков, что не понравилось последним. Бунин «получает по шее» в статье за ​​критику Есенина, а Зинаида Гиппиус за Пастернака. Бунин отыгрался в литературно-публицистическом журнале «Вест», который стал издавать Эфрон, муж Марины. Он назвал журнал «скучным и плохим», что Сергею было больно слышать.

Постепенно интерес в Европе к Цветаевой пошел на убыль, за спиной ее называли «большевиком», хотя никакой лести в адрес советской власти Марина не писала. Эфрон чаще поддерживал новую власть, но насколько искренне это было из уст русского офицера большой вопрос. Позже стало известно, что Эфрон был сотрудником НКВД с 1931 года, что после этого поставило точку в его биографии.

С дочерью Аделаидой

Цветаева, находясь в Европе, прекрасно знала о судьбе царской семьи и в 1930 году решила передать свой взгляд на трагические события в «Поэме о царской семье», хотя и понимала, что произведение не найдется. ответ по ряду причин.Я написал по долгу службы. Сегодня из поэмы сохранился лишь фрагмент «Сибири»:

С Ходынского поля красного
Веселому красавцу Алексею Кровоточивому
До последней капли — щедр!
Половина — как давно первая? —
Лучезарный и весенний — Час — царствование I — последний
В России…
Не бойся: жив…
Обессилев — устав — извыв
Жди, отчаянный — часов!
Спящий Наследник всея Руси.

Цветаева с детства была неординарной личностью, поэтому ее жизнь наполнена интересными событиями. В 16 лет Марина попыталась покончить жизнь самоубийством на фоне безответной любви — пистолет дал осечку. После этого поэтесса еще не раз играла со смертью. Так вот, после возвращения в СССР она на полном серьезе заявила, что повесится, если за ней придут из НКВД. Хватит о грустном.

В юности Цветаевой кто-то сказал, что для того, чтобы волосы вились, ей надо побрить голову. Марина делала это десять раз. Другая поделилась, что шампиньоны помогают похудеть и Марина ела только их несколько недель.В 16 лет Цветаева послала дворника за настойкой — пила и выбрасывала бутылки в окно. В то время это был кошмар.

Чуть позже Марина разместила объявление о браке и потом долго смеялась, когда в дом забрались женихи не первой свежести. Однажды ей так понравились работы художницы, к которой она пришла писать портрет, что, уходя, забрала эскизы с собой под платье.

Всю жизнь, с раннего детства и до самой смерти, Цветаева вставала с первыми петухами, обливалась ледяной водой и пила крепкий кофе. Она никогда не была привередливой в одежде – модным нарядам предпочитала мешковатое платье и обязательные бусы.

Икона, перед которой обвенчались Сергей Эфрон и Марина Цветаева, сейчас находится в Москве, в храме Воскресения Словущего, в Брюсовом переулке. Молодые люди обвенчались в Палашах, в церкви Рождества Христова, но после революции храм был разрушен, а церковная утварь выброшена. Местная бабушка нашла икону, привела ее в порядок и вернула патриархии.

Вернуться к разделочной доске

Возвращение семьи Цветаевых на родину начинается в 1937 году. Весной Ариадна уезжает в СССР, осенью ее муж Сергей, за ними в 1939 году уезжают Марина с сыном. Поэтесса знала, что отъезд ничего хорошего не принесет, еще в 1932 году она писала Тресковой, что

«В СССР ей просто рот заткнули».

Так и случилось. В 1932 году было написано стихотворение «Родина», которое потом было оценено строгими экзаменаторами посольства и НКВД, оценено и дано добро. Что привело к «хорошему» скоро станет ясно.

Марину поселили на даче НКВД, к тому времени ее муж уже был арестован, что вынудило Цветаеву в конце 1939 года написать «покаянное письмо» Берии. В нем говорится, что своим возвращением она хочет избавиться от одиночества, воссоздать семью и подарить сыну будущее. Ничего не произошло, в конце лета 1939 года арестовали дочь, через пару месяцев мужа, а Берия на письмо не ответил.Одиночество снова окружило Цветаеву, и это было еще более плотным кольцом, чем в Европе, потому что в СССР не было семьи и нельзя писать, вернее, нельзя публиковать.

Мужа вскоре расстреляли (сюда он вернулся), дочь Ариадна много лет провела в лагерях и реабилитирована только после смерти Сталина.

Марина занимается переводами и едва зарабатывает на жизнь. Надежда на издание сборника стихов рухнула, так как рецензия Зеленского (герой-рецензент) указывала на «искажение души продуктами капитализма.»

В начале войны Цветаева решила эвакуироваться, сначала она с сыном оказалась в Елабуге, потом в Чистополе, где Марине пришлось проситься, чтобы ее оставили в этом городе и разрешили работать посудомойкой. Собрание писателей согласилось с этим, но мыть посуду не пришлось. Едет к сыну в Елабугу, где 31 августа 1941 г. покончила жизнь самоубийством (повесилась). Потеряв большую часть семьи, бедствуя и не имея возможности писать, Марина не вынесла страданий, ее загнали в угол.В последние недели жизни в Елабуге Цветаевой приходилось стирать одежду местному милиционеру, чтобы сводить концы с концами. Вы можете себе представить атмосферу, поэтому судить не будем.

С самоубийством связаны странные вещи. Так Цветаева в доме Бродельщиковых стала рыбу жарить, потом, даже не сняв синего фартука, полезла в петлю. Возможно, боль накопилась и в какой-то момент чаша переполнилась.

Гораздо позже, в 1990 году, церковь согласилась на отпевание Цветаевой.За разрешением на отпевание к Патриарху Алексию II обратилась сестра поэтессы и диакона Андрея Кураева. Просьба была удовлетворена, на этом в биографии Цветаевой можно поставить точку, хотя стихи поэтессы переживут не одно поколение.

Могилы Цветаевой нет, есть только табличка, на которой указано, что она похоронена в этой стороне кладбища.

Фильм «Романс ее души»

Предлагаю документальный фильм о Марине Цветаевой «Роман ее души», раскрывающий тайны ее отношений с мужем Эфроном и жизни в изгнании (Пражский период).

(1892 — 1941)

Русская поэтесса. Дочь ученого, специалиста в области древней истории, эпиграфики и искусства Ивана Владимировича Цветаева. Романтический максимализм, мотивы одиночества, трагическая обреченность любви, отказ от обыденности (сборники «Миля», 1921, «Ремесло», 1923, «После России», 1928; сатирическая поэма «Крысолов», 1925, « Поэма горы», «Поэма конца», обе — 1926). Трагедии («Федра», 1928). Интонационно-ритмическая выразительность, парадоксальная метафоричность.Очерк прозы («Мой Пушкин», 1937; воспоминания А. Белого, В. Я. Брюсова, М. А. Волошина, Б. Л. Пастернака и др.). В 1922 — 39 годах в ссылке. Она совершила самоубийство.

Биография

Родилась 26 сентября (8 октября н.с.) в Москве в высококультурной семье. Отец, Иван Владимирович, профессор Московского университета, известный филолог и искусствовед, впоследствии стал директором Румянцевского музея и основателем Музея изобразительных искусств (ныне Государственный музей изобразительных искусств им. А. С. Пушкина). Мать происходила из обрусевшей польско-немецкой семьи, была талантливой пианисткой. Она умерла в 1906 году, оставив двух дочерей на попечении отца.

Детские годы Цветаевой прошли в Москве и на даче в Тарусе. Начав обучение в Москве, она продолжила его в интернатах Лозанны и Фрайбурга. В возрасте шестнадцати лет она совершила самостоятельную поездку в Париж для прослушивания в Сорбонне краткого курса истории старой французской литературы.

Начала писать стихи с шести лет (не только на русском, но и на французском и немецком), публиковать с шестнадцати лет, а через два года втайне от семьи выпустила сборник «Вечерний альбом», что было замечено и одобрено такими взыскательными критиками, как Брюсов, Гумилев и Волошин.С первой встречи с Волошиным и разговора о стихах и началась их дружба, несмотря на существенную разницу в возрасте. Она много раз бывала у Волошина в Коктебеле. Сборники ее стихов следовали один за другим, неизменно привлекая внимание своим творческим своеобразием и самобытностью. Она не присоединилась ни к одному из литературных течений.

В 1912 году Цветаева вышла замуж за Сергея Эфрона, который стал не только ее мужем, но и ближайшим другом.

Годы Первой мировой войны, революции и гражданской войны были временем бурного творческого роста Цветаевой.Жила в Москве, много писала, но почти не публиковалась. Октябрьскую революцию она не приняла, видя в ней восстание «сатанинских сил». В литературном мире М. Цветаева по-прежнему держалась особняком.

В мае 1922 года ей и дочери Ариадне разрешили выехать за границу — к мужу, который, пережив разгром Деникина, будучи белым офицером, теперь стал студентом Пражского университета. Сначала Цветаева с дочерью недолго жила в Берлине, затем три года на окраине Праги, а в ноябре 1925 года, после рождения сына, семья переехала в Париж.Жизнь была эмигрантской, трудной, бедной. Им было не по средствам жить в столицах, приходилось селиться в пригородах или ближайших деревнях.

Творческая энергия Цветаевой, несмотря ни на что, не ослабела: в 1923 году в Берлине в издательстве «Геликон» вышла книга «Ремесло», получившая высокую оценку критиков. В 1924 г., в пражский период — поэмы «Поэма горы», «Поэма конца». В 1926 году закончила начатую в Чехии поэму «Крысолов», работала над поэмами «С моря», «Поэма о лестнице», «Поэма о воздухе» и др.Большая часть созданного осталась неопубликованной: если сначала русская эмиграция приняла Цветаеву как свою, то очень скоро ее самостоятельность, бескомпромиссность, одержимость поэзией определяют ее полное одиночество. Она не принимала участия ни в каких поэтических или политических направлениях. Ей «некого читать, не у кого спросить, не с кем порадоваться», «всю жизнь одну, без книг, без читателей, без друзей…». Последний прижизненный сборник вышел в Париже в 1928 году — «После России», куда вошли стихи, написанные в 1922 — 1925 годах.

К 1930-м годам грань, отделяющая ее от белой эмиграции, показалась Цветаевой ясной: «Моя неудача в эмиграции в том, что я не эмигрантка, что я по духу, т. е. по воздуху и по размаху — туда, туда, из там…» В 1939 году она восстановила советское гражданство и вслед за мужем и дочерью вернулась на родину. Она мечтала, что вернется в Россию «желанной и долгожданной гостьей». Но этого не произошло: мужа и дочь арестовали, сестра Анастасия оказалась в лагере.Цветаева жила в Москве, еще одна, кое-как обходясь переводами. Начавшаяся война, эвакуация отбросила ее с сыном в Елабугу. Измученный, безработный и одинокий поэт покончил жизнь самоубийством 31 августа 1941 года.

(1892-1941) Русский поэт

«Одна великая женщина, быть может, величайшая из всех когда-либо живших, рыдала от отчаянной ярости:

Каждый дом мне чужой,

каждый храм пуст для меня…

Имя этой женщины Марина Цветаева. Так писал об этой выдающейся поэтессе через несколько десятилетий после ее смерти другой известный поэт Евгений Евтушенко, угадывая, пожалуй, главную трагедию ее жизни, трагедию одиночества и ощущения ненужности. Его собственные слова также могут определить, кем была Марина Цветаева для русской поэзии: «Марина Ивановна Цветаева — выдающийся профессионал, который вместе с Пастернаком и Маяковским реформировал русское стихосложение на долгие годы вперед. Такая замечательная поэтесса, как Ахматова, так восхищавшаяся Цветаевой, была только хранительницей традиций, а не их обновителем, и в этом смысле Цветаева выше Ахматовой.

Марина родилась в семье филолога Ивана Владимировича Цветаева, профессора Московского университета, который оставил о себе наибольшую память, основав на Волхонке Музей изобразительных искусств имени Пушкина. Мать, Мария Александровна Мейн, талантливый музыкант, ученица Рубинштейна, происходила из обрусевшей польско-немецкой семьи.

Марина и ее сестра Ася имели счастливое, безмятежное детство, закончившееся болезнью матери. Она заболела чахоткой, и врачи прописали ей лечение в условиях мягкого заграничного климата. С этого времени семья Цветаевых начала кочевой образ жизни. Они жили в Италии, Швейцарии, Франции, Германии, и девочкам приходилось там учиться в различных частных школах-интернатах. 1905 год они провели в Ялте, а летом 1906 года в их доме в Тарусе умерла их мать.

Осенью Марина записалась в интернат при Московской частной гимназии. Делала она это совершенно сознательно, чтобы как можно реже бывать в их осиротевшем доме. Тема одиночества и смерти становится одной из главных в ее творчестве, начиная с ранних стихов. Конечно, это не относится к самым первым стихам Марины, которые она начала писать в шесть лет. Но уже в семнадцать лет Марина Ивановна Цветаева пишет, обращаясь к Творцу: «Ты мне детство лучше сказки подарил, И смерть мне в семнадцать подари!»

Из стихов Марины Цветаевой можно узнать ее чувства и настроения в тот или иной период жизни, ее интересы и увлечения.Она много читала, но это чтение было бессистемным: книги по истории, искусству, научные трактаты — все подряд и вперемешку. Марина с раннего детства прекрасно знала языки и с одинаковой легкостью читала и даже писала стихи как на русском, так и на французском и немецком языках. Натура романтична и впечатлительна, она любила придумывать себе кумиров, которые менялись с годами.

В тринадцать лет Марина испытала кратковременное увлечение революционной романтикой, и ее героем стал лейтенант Шмидт, имя которого было у всех на слуху в 1905 году. Его заменили Наполеон и его незадачливый сын, герцог Рейхштадтский. Марина Цветаева возомнила себя бонапартисткой, развесила в своей комнате портреты своих кумиров, а в 16 лет даже уехала в Париж, где посещала летние курсы истории старой французской литературы в Сорбонне.

Были в ее жизни и другие герои — настоящие и выдуманные, которых, однако, объединяло одно общее качество: все они были страстными, ищущими натурами — бунтовщиками, как и она сама.

Одни ее литературные кумиры менялись в разные периоды ее жизни, другие оставались навсегда.С детства она читала Пушкина, но никогда не любила Евгения Онегина. Затем она открыла для себя Гёте и немецких романтиков. Среди современников она боготворила Б. Пастернака, А. Ахматову, которую называла «Златоуста Анной всея Руси». Марина Ивановна Цветаева питала особое чувство к А. Блоку. Она боготворила его как поэта и была влюблена в него, посвятив Блоку несколько прекрасных стихотворений.

В 1916 году Марина уже стала известной поэтессой, а ее первая книга стихов «Вечерний альбом» вышла в свет в 1910 году. Стихи Цветаевой заметили и одобрили такие известные поэты, как Валерий Брюсов, М. Волошин, Николай Гумилев. Особую поддержку ей оказал М. Волошин, с которым она подружилась, несмотря на большую разницу в возрасте.

В 1911 году Марина Ивановна Цветаева бросила гимназию и уехала в Коктебель к Волошину, дом которого всегда был открыт для всех начинающих и маститых писателей, поэтов, художников, музыкантов. Там Цветаева познакомилась с Сергеем Эфроном. Его родители были революционерами, погибли, и Сергей рос сиротой.Он был романтичным и доверчивым человеком, каким и оставался до конца жизни.

Следующий, 1912 год, выдался для Цветаевой насыщенным радостными событиями. Она вышла замуж за Сергея Эфрона, родила дочь Ариадну и в том же году выпустила второй сборник стихов «Волшебный фонарь». Несмотря на печальную утрату, которую Марина Цветаева пережила в сентябре 1913 года, когда умер ее отец, она, наконец, обрела душевный покой, и следующие пять-шесть лет ее жизнь была невероятно счастливой. Это был «роман с собственной душой», как она позже писала. В этот период в частном издательстве Сергея Эфрона вышел новый сборник ее стихов — «Из двух книг». В стихах Марины Цветаевой появились новые, более уверенные интонации. Она почувствовала себя настоящей русской поэтессой, стала писать свободно и раскованно. В 1916 году она написала много стихов о Москве.

В это время первая мировая война. Муж Цветаевой, ушел на фронт братом милосердия, ездил в санитарном поезде, рисковал жизнью.

Весной 1917 года в жизни Цветаевой произошли значительные перемены. Она совершенно не интересовалась политикой, и Февральская революция встретила ее безразлично. В апреле у них с Эфроном родилась вторая дочь, которую Цветаева хотела назвать Анной в честь Ахматовой, но передумала — ведь «судьбы не повторяются», и девочку назвали Ириной.

Осенью в Москве стало очень трудно жить, и в разгар Октябрьской революции Цветаева и Эфрон, недавно получивший чин прапорщиков, уехали в Крым к М. Волошин. Когда через некоторое время Марина Цветаева вернулась в Москву за детьми, обратно в Крым дороги не было. С тех пор она долгое время находилась в разлуке с мужем. В январе 1918 года он тайно заехал на несколько дней в Москву, чтобы повидаться с семьей перед отъездом в армию Корнилова. Ее муж, белый офицер, стал теперь для Цветаевой прекрасной мечтой, «белым лебедем», героическим и обреченным.

После его отъезда она осталась одна с детьми среди разрухи и лишений, пытаясь устроиться на работу, добыть еды, чтобы хоть как-то прокормить детей.Они голодали, болели, и вскоре младшая Ирина умерла от истощения.

Марина Цветаева была в отчаянии, она не видела выхода, но она не переставала писать стихи, словно отчаяние придавало ей еще больше вдохновения. С 1917 по 1920 год она написала более 300 стихотворений, большую поэму-сказку «Царь-девица», шесть романтических пьес, сделала множество сочинений. Впоследствии все критики в один голос утверждали, что в этот период ее талант буквально расцвел, несмотря на обстоятельства. И тогда в ее поэзии вновь возникали трагические мотивы — они не могли не проявиться в условиях, в которых жила Цветаева, в полной неизвестности о судьбе мужа; однако она не сомневалась, что он был убит. И еще одна тема постоянно возникала в ее творчестве – это тема разлуки.

Но в поэзии Марины Ивановны Цветаевой было другое: она была полна истинно народных мотивов, тем и образов. Однажды на вопрос дочери, откуда в ее творчестве все эти народные интонации, Марина Цветаева ответила: «Революция научила меня России», и оставила в блокноте полушутливую запись: «Очередь — мой Кастальский ток! Ремесленники, бабки, солдаты.В ее стихах и поэмах предстала родина, хоть и беспокойная и разухабистая, но в то же время величественная, которую невозможно не любить.

14 июля 1921 г. И. Эренбург вернулся из Чехии и привез письмо Сергея Эфрона, который прошел с Белой армией весь путь от начала до конца, остался жив и попал в Прагу, где учился в Пражский университет того времени. Цветаева решила пойти к нему.

Уже на следующий год она с дочерью оказалась в Берлине, который в то время считался центром русской эмиграции.Там собралось много писателей, уехавших из России во время революции, а также приезжали сюда советские прозаики и поэты, когда между Советской Россией и Германией установились дипломатические отношения. Так что в Берлине кипела активная литературная жизнь, было много русских издательств, проводились встречи и литературные вечера. Цветаева пробыла в Берлине два с половиной месяца, здесь она наконец познакомилась со своим мужем, приехавшим из Праги, и успела написать более двадцати стихотворений, в которых с новой силой раскрылся ее лирический талант.

После Берлина началась настоящая эмиграция Марины Цветаевой в Чехию, где они с Эфроном прожили три года и где родился их сын Георгий (Мур). Цветаева всегда с теплотой вспоминала эту страну, хотя жили они там в большой бедности. Но нищенское существование не могло заглушить поэтического настроения Цветаевой. Сейчас главная тема ее творчества – это философия и психология любви, и не только любви, которая связывает мужчину и женщину, а любви ко всему, что есть на свете.

В Чехии Марина Цветаева кроме лирических стихов завершила поэму-сказку-притчу-трагедию-роман в стихах, начатую в Москве, как она сама определила это произведение — «Молодец» — о могучем, всепобеждающая любовь девушки Маруси к упырю в облике хорошего юноши. В это же время Цветаева начала работу над другими крупными произведениями — «Поэмой о горе», «Поэмой о конце», трагедией «Тесей» и поэмой «Крысолов». Так она постепенно стала переходить от малых жанров к большим.

Жизнь в Чехии была относительно спокойной, но, возможно, именно это угнетало Цветаеву. Она чувствовала себя оторванной от мира, от большой литературы, хотя и переписывалась с друзьями. Марина Цветаева устала от такого долгого затворничества и все чаще подумывала об отъезде во Францию.

1 ноября 1925 года Марина наконец приехала в Париж и поселилась там с детьми, в то время как Эфрон заканчивал учебу в Праге, с друзьями в бедной квартире в таком же бедном, непривлекательном районе.В Париже семья не могла позволить себе жить, поэтому им приходилось селиться в пригородах или в небольших деревушках. Хотя Марина Ивановна Цветаева много писала и ее произведения печатались, скромные гонорары едва покрывали самые необходимые расходы.

Во Франции они прожили с Эфроном тринадцать с половиной лет. Она уже стала признанным поэтом, ее литературные вечера проводились в парижских клубах, на которые приходили послушать ее стихи русские люди, оказавшиеся в эмиграции. Кроме того, Цветаева получила возможность общения, которой ей так не хватало в Чехии.Однако она так и не стала там самостоятельным человеком и, по сути, не поддерживала отношений с поэтами и прозаиками русского зарубежья. Ее пугала атмосфера, царившая в этих клубах и собраниях. Люди, оторванные от родины, не могли смириться с тем, что они здесь никому не нужны и не интересны. Они постоянно выясняли отношения друг с другом, ссорились, распускали сплетни. Успеху Цветаевой многие из них откровенно завидовали. Особенно напряженные отношения у нее сложились с З.Гиппиус и Дмитрия Мережковского только потому, что она была самостоятельным человеком и не терпела, когда ей пытались навязать какие-то схемы.

Находясь в эмиграции, Марина Цветаева писала о России, постоянно думая о родине, но не могла решить наболевшую для себя проблему, стоит ли ей возвращаться и будет ли она там нужна. Однако этот вопрос за нее решил Сергей Эфрон. Он очень тосковал по дому и все больше склонялся к идее вернуться в Советский Союз.Он даже стал активным членом Союза «Возвращение домой», возникшего среди эмигрантов.

Первой в СССР в 1937 году уехала дочь Ариадна, а вскоре и Сергей Эфрон. Марина Ивановна Цветаева снова осталась одна с сыном и больше полугода ничего не писала.

12 июня 1939 года Марина Цветаева вернулась в СССР. Их семья, наконец, снова воссоединилась, и они поселились в подмосковном Болшево. Но эта последняя радость в ее жизни длилась недолго.В августе арестовали дочь, а в октябре мужа, и уже в который раз она осталась одна с сыном. Сергей Эфрон, единственная любовь Марины Цветаевой, так стремившийся вернуться на родину, был очень жестоко наказан за свою доверчивость. Больше Цветаева его не видела. В официальном документе о посмертной реабилитации С. Эфрона указана дата его смерти — 1941 год.

Великая Отечественная война застала ее за переводом Ф. Гарсиа Лорки. Но сейчас работа остановилась.Потеряв всех своих близких, она безумно боялась за сына. В августе 1941 года ушли в эвакуацию в город Елабугу на Каме. Найти работу там было еще сложнее, чем в Москве. В архиве Союза писателей Татарстана сохранилось отчаянное письмо Цветаевой, где она предлагала свои услуги переводчика с татарского в обмен на мыло и махорку. Ей не ответили, так как Союз писателей Татарстана тогда был арестован в полном составе и там остался только какой-то завхоз.По словам хозяев дома, где Цветаева остановилась с сыном, ее кормила жена местного милиционера, которому она помогала мыться.

Новые испытания оказались ей не по силам, воля к жизни слабела с каждым днем. Последней надеждой была работа в Чистополе, где в основном жили эвакуированные московские писатели. Вскоре там должна была открыться столовая, и Цветаева написала заявление с просьбой принять ее туда посудомойкой. Это заявление датировано 26 августа 1941 года.А 31 августа она покончила жизнь самоубийством. Через три года на войне погиб и сын Цветаевой Георгий.

Такая страшная судьба постигла Марину Цветаеву, одну из самых замечательных поэтесс России. Она не собиралась рано умирать и всегда говорила: «Мне хватит на 150 миллионов жизней». Однако ей не пришлось жить одной.

Марина Ивановна Цветаева — гениальный поэт, прозаик, переводчик.

Семья

Марина Цветаева родилась 26 сентября 1892 года в семье профессора.Отец — Цветаев Иван Владимирович (1847-1913) — профессор Московского университета, известный в научных кругах как блестящий филолог и искусствовед. Иван Владимирович стал основателем знаменитого Музея изобразительных искусств, ныне ГМИИ имени А. С. Пушкина. Мать — Мария Александровна, урожденная Мэн (1868-1906), происходила из знатного польско-немецкого рода. Талантливая пианистка, она училась у Муромцевой, ученицы самого Николая Рубинштейна, и живописи у Клодта.

Мария Александровна была очень талантливым и разносторонним человеком.Будучи безумно одаренным музыкантом, она виртуозно играла на фортепиано и гитаре, писала замечательные стихи, хорошо рисовала. Мария Александровна превыше всего ставила искусство, но еще важнее было для нее благородство духа. В семнадцать лет Мария Александровна безумно влюбилась в женатого мужчину, но, не желая огорчать отца, вынуждена была отказаться от любых контактов с возлюбленным. Она продолжала любить его до самой смерти.

Иван Владимирович Цветаев был вдовцом, имел двоих детей от первого брака.Его первой женой была Варвара Дмитриевна Иловайская, оперная певица, дочь известного историка Д. И. Иловайского. Варвара Дмитриевна была женщиной-праздником. Иван Владимирович безумно любил ее и пронес эту любовь через всю жизнь. Варвара Дмитриевна скоропостижно скончалась от тромбофлебита в возрасте 32 лет.

Брак Ивана Владимировича и Марии Александровны был союзом по расчету. У Цветаева было двое детей, сын Андрей и дочь Валерия, которые нуждались в женской заботе.Для Марии Александровны тоже пора выходить замуж. Профессор Цветаев, известный ученый, утонченный интеллигент, очень подошел. Через год после смерти жены Ивана Владимировича, несмотря на значительную разницу в возрасте (20 лет), они поженились.

Детство и юность

В семье Цветаевых всячески поощрялось всестороннее образование. Маленькая Марина с раннего детства в совершенстве владела тремя языками — русским, немецким, французским, и не только говорила, но и писала стихи.Свои первые стихи девочка написала в шестилетнем возрасте. Мать маленькой Марины мечтала, чтобы дочь пошла по ее стопам и стала музыкантом. Цветаева даже училась в музыкальной школе Зограф-Плаксина. Однако, как известно, судьба распорядилась иначе.

Раньше детство Марина провела в Москве и у любимого на берегу Оки. Впервые в Тарусу Марина попала в младенчестве. Папа взял в долгосрочную аренду городской коттедж «Песочное». Это были самые счастливые дни для всей семьи Цветаевых: папа, мама, маленькие Марина и Анастасия, сводные брат и сестра Андрей и Валерия каждое лето с удовольствием проводили в Тарусе.Рядом с домом отец посадил по четыре орешника в честь каждого из своих детей и еще по три ели в честь каждой из дочерей. Интересен тот факт, что в 1941 году, когда Марины Цветаевой не стало, одна из елей засохла. Цветаевы считались первыми дачниками Тарусы; по их предложению в эти благодатные места потянулись многие интеллигентные московские семьи. Анастасия Цветаева, ставшая впоследствии писательницей и мемуаристкой, в книге «Воспоминания» отразила ту атмосферу, которая царила в стране.Анастасия Цветаева написала эту книгу, будучи уже пожилым человеком, ей удалось совершить маленькое чудо. Писательница самым волшебным образом смогла перенестись в прошлое и показать жизнь своей страны глазами ребенка. На это способен не каждый, на это способен только человек с чистой душой. Позже, уже в зрелом возрасте, Марина Цветаева завещала быть похороненной в любимом месте детства, на берегу прекрасной Оки.

В 1902 году в их семью пришло горе.Мама, Мария Александровна, заболела туберкулезом. Наш российский климат не очень подходил для больного с подобным диагнозом. В надежде поправить здоровье Цветаевы были вынуждены много времени проводить за границей. Бальнеологические курорты Италии, Швейцарии, Германии на несколько лет стали почти постоянным домом для Марии Александровны и детей. Однако, несмотря на отчаянные попытки сохранить остатки здоровья, в 1906 году умерла мать Марины Цветаевой. Смерть матери оставила неизгладимый след в душе Марины Цветаевой.Мария Александровна была настоящим центром семьи, любящая, утонченная, нежная, она прививала своим детям самые высокие человеческие идеалы.

После смерти Марины Александровны всю тяжесть воспитания взял на себя ее отец. Иван Владимирович, эстет, образованный человек, приложил все усилия к тому, чтобы дети получили хорошее, разностороннее образование. Марина росла непокорной, гордой девочкой, была довольно замкнутым ребенком. Отец, всегда занятый своим любимым детищем – музеем, не всегда удавалось найти общий язык с неуступчивой дочерью.

Издание

В 1909 году, в возрасте шестнадцати лет, Марина Цветаева отправилась в Париж, в знаменитую Сорбонну, чтобы изучать старинную французскую литературу.

Вернувшись в Москву, Марина Цветаева знакомится с Валерием Брюсовым, известным поэтом-символистом. Валерий Брюсов, бывший главным редактором издательства символистов «Скорпион», познакомил Цветаеву с поэтом и художником Максимилианом Волошиным и многими другими известными писателями. Цветаева и Волошин были очень дружны, возможно, у них даже был роман, судя по письмам Цветаевой, поэт был в нее влюблен.С первой же их встречи Волошин оценил силу таланта Цветаевой и долгие годы всячески поддерживал ее. творческий путь. Волошин был владельцем частного дома в Крыму, в Коктебеле. Летом дом Волошина стал своеобразным миром творчества для друзей поэта. Писатели, поэты и художники любили отдыхать на живописном побережье Черного моря. По приглашению Волошина Цветаева неоднократно посещала Коктебель. Пребывание в этом удивительном доме, общение с талантливыми людьми самым серьезным образом повлияло на становление творчества юной поэтессы.В Коктебеле Цветаева познакомилась с К. Бальмонтом, И. Эренбургом.

В это время Марина Цветаева заявила о себе как о настоящей поэтессе. Первая книга стихов под названием «Вечерний альбом» была издана в 1910 году. Книга должна была быть издана на средства самой поэтессы, втайне от родных. Публикация не осталась незамеченной. Максимилиан Волошин писал: это замечательная и непосредственная книга, наполненная истинно женским очарованием. Для чрезвычайно гордой Цветаевой поддержка Волошина была очень важна.Марина Цветаева писала, что первым осознанием себя как поэта она обязана Волошину. также самым лестным образом отзывался о стихах Цветаевой. И неудивительно, трудно было не увидеть новое восходящее солнце поэзии. Оно светило слишком ярко. Брюсов, наоборот, выступал с позиции высокопарного наставника.

В том же 1910 году Цветаева заявила о себе и как о талантливом прозаике. Ее первая работа, критическая статья «Волшебство в стихах Брюсова», также была оценена по достоинству.Волошин стал литературным наставником Цветаевой. В Коктебеле Цветаева познакомилась с молодым писателем Сергеем Эфроном. Молодой человек произвел впечатление на девушку. Он казался ей невыразимо благородным, но в то же время абсолютно беззащитным. В 1912 году Цветаева и Эфрон стали мужем и женой, у них родилась дочь Ариадна. В том же году вышла ее вторая книга стихов «Волшебный фонарь». Как поэт Цветаева не принадлежала ни к одному из поэтических направлений. Сама ее работа была отдельным направлением.Цветаева говорила: Всем своим стихам я обязана людям, которых я любила, которые меня любили или не любили. В 1913 году вышел поэтический сборник «Из двух книг». Увы, в этом же году ушел из жизни Иван Владимирович Цветаев, профессор, филолог, историк, археолог и выдающийся искусствовед.

В том же 1914 году произошло крупное событие в личной жизни Цветаевой. В одном из литературных салонов, где собирались московские поэтессы, Цветаева познакомилась с Софьей Парнок. Софья Парнок — поэт, переводчик и литературный критик, публиковалась под псевдонимом Андрей Полянин.Софью Парнок называли «русской Сапфо». На момент знакомства Цветаевой было всего 23 года, она была замужем и имела дочь. Однако ничто не могло остановить их взаимное притяжение. Друзья стали любовниками, о чем в мгновение ока узнала вся Москва. Какое-то время друзья даже жили вместе. В их общении прослеживалось что-то из отношений матери и дочери, Парник был старше Цветаевой на 7 лет. Для Марины Цветаевой это было противоречивое время, любовная идиллия сменилась бурными ссорами.Периодически они намеренно эпатировали публику, появляясь вместе в самых разных местах, друзья сидели в обнимку, выкуривая одну сигарету на двоих. За время романа они совершили несколько совместных поездок: Коктебель, . Грустно, что все это происходило на глазах дочери Цветаевой. Ариадна была в то время совсем маленькой девочкой, но все же догадывалась о характере отношений матери и тети Сони. Интересный факт, впоследствии сама Ариадна Эфрон связала свою судьбу с женщиной — Адой Шкодиной и прожила с ней до самой смерти.Муж — Сергей Эфрон, старался сохранять внешнее спокойствие. Такую же выжидательную позицию он занимал во всех будущих увлечениях жены, а их было отнюдь не мало. Роман между Софьей Парнок и Мариной Цветаевой длился около двух лет. В 1916 году в их отношениях произошел окончательный разрыв. Именно о романтических отношениях с Парнок Цветаева написала гениальное стихотворение «Под лаской плюшевого одеяла», на основе которого был написан ни с чем не сравнимый любовный роман, так проникновенно исполненный певицей Валентиной Пономаревой в замечательном фильме «Жестокая Романтика».

В продолжение любовной темы добавим, что Софья Парнок была не единственной женщиной в жизни Марины Цветаевой. Например, в 1919 году у нее был роман с актрисой студии МХАТ Софьей Холлидей. Много позже, уже в ссылке в Париже, Цветаева говорила о таких вещах так: «Мужчина, после женщины, какая простота, какая доброта, какая открытость. Какая свобода! Какая чистота.

Революция и эмиграция

В 1917 году, в год революции, муж Марины Цветаевой, Сергей Эфрон, став офицером, ушел на фронт.В годы гражданской войны активно выступал на стороне белого движения. Служил в знаменитом офицерском полку генерала Маркова. Был участником «Ледового похода» и обороны Крыма. Среди тысяч и тысяч русских людей, спасаясь от смерти, он был вынужден покинуть родину. Эмигрировав в Турцию, он сначала поселился в Галлиполи, затем перебрался в Константинополь, затем перебрался в Прагу.

В эти трагические годы Цветаева пережила немало тяжелых испытаний. После ухода мужа на фронт Цветаева осталась без средств к существованию.В 1919 году в Петрограде царил голод. Цветаева решила отдать дочерей в детский дом. В приют брали только сирот, чтобы их приняли, Цветаева была вынуждена называть себя крестной. Так семилетняя Ариадна и двухлетняя Ирина оказались в приюте. Сейчас мотивы этого поступка уже не совсем ясны: почему Цветаева пошла на этот шаг? Можно только предположить, что Цветаева, не рассчитывая на собственные силы, пыталась таким образом спасти детей от голодной смерти.Однако сохранились письма старшей дочери Ариадны, восьмилетняя девочка писала матери о том, как она и ее сестра голодали и болели в приюте. В 1920 году маленькая Ирина умерла от голода. На похороны Цветаева не пришла, не смогла.

Марина Цветаева отрицательно относилась к революции, считала ее смертью для себя, что не преминула выразить в своих стихах. Сборник «Лебединая песня», изданный в 1921 году, был полон симпатий к белогвардейцам.Конечно, в такой ситуации стихи Цветаевой никто не печатал, и ее пребывание в России стало просто опасным.

В 1922 году Цветаева, несколько лет ничего не знавшая о судьбе мужа, получила долгожданное известие. Эфрон жив и здоров, находится в Праге. Узнав об этом, Цветаева вместе с дочерью Ариадной уехала из России. Они прибыли в Берлин, туда же приехал и Сергей Эфрон. Первые несколько лет семья жила в Чехии. В Праге у них родился сын Георгий (Мур).В 1925 году Эфроны переехали во Францию, в Париж. В Париже у Цветаевой была целая волна гетеросексуальных романов, иногда носивших исключительно платонический характер. В эмиграции стихи Цветаевой были мало востребованы, их считали слишком обнаженными, слишком сложными, переходящими всякие рамки. В то время среди русской эмиграции были модны лирические стихи декадентской направленности. Проза, напротив, была очень популярна в эмигрантских кругах. Много замечательных произведений было написано в эмиграции: «Ремесло», «Поэма горы», «Поэма конца», «Крысолов», «С моря», «Поэма лестницы», «Поэма воздуха». , «Мое», «Пушкин и», а также цикл антифашистских стихов «Стихи для Чехии».Отношения Цветаевой с белоэмигрантским обществом не сложились. Переписка со старым другом — единственное, что поддержало Цветаеву в этой непростой ситуации. Ее муж, Сергей Эфрон, болел туберкулезом и не мог много работать. Будучи очень артистичным юношей, в юности он попробовал себя на сцене. Во Франции Эфрон попытал счастья в кино. В 1927 году у него даже была крохотная роль в немом фильме «Мадонна со спальным вагоном». Но, несмотря на отчаянные попытки хоть как-то заработать, их семья жила бедно.Какое-то время деньги в семью приносила только Цветаева. Женщину-поэта угнетала невозможность заниматься творчеством. Бытовые проблемы полностью поглотили ее. При попытках вырваться из мирского плена и хоть что-то написать, она выслушивала упреки родных. Семья ее не понимала: дети обвиняли мать в эгоизме, говорили о ненужности ее стихов. Атмосфера накалилась. После одной из ссор дочь Ариадны ушла из дома.Сергей Эфрон, ранее активный участник белого движения, полностью в нем разочаровался. Все чаще его стали посещать мысли о возвращении на родину.

Возвращение на Родину

С 30-х годов Сергей Эфрон начал свою работу в «Союзе Возвращения На Родину». Желание вернуться стало сильнее, для достижения этой цели Эфрон был вынужден стать штатным агентом ОГПУ. В 1937 году, после очередной крупной ссоры с матерью, дочь Ариадна ушла из дома и вскоре уехала в СССР.В том же году Сергей Эфрон был причастен к политическому убийству. Преследуемый французской полицией, он сел в Гавре на пароход, отплыл в Ленинград и таким образом тоже оказался в СССР. В связи с этим делом Цветаеву вызвали в парижский комиссариат, ее пытались допросить, но она начала безостановочно декламировать стихи, в результате Цветаеву отпустили. Марина Ивановна совершенно не хотела возвращаться в Россию, но была вынуждена последовать за дочерью и мужем. В СССР Цветаева узнала об аресте своей младшей сестры Анастасии.Всего Анастасию арестовывали 3 раза: в 1933, 1937 и 1949 годах, в итоге после всех мытарств ее определили на вечное поселение в Сибирь, в деревню.

После возвращения домой сначала все было хорошо. Для проживания семье Эфронов НКВД выделило дачу в подмосковной деревне. Однако спокойная жизнь длилась недолго. В 1939 году была арестована дочь Ариадны, а вскоре был арестован и сам Эфрон. Ариадна получила 8 лет лагерей и 6 лет ссылки, реабилитирована только в 1955 году.Сергея Яковлевича Эфрона расстреляли 16 октября 1941 года, а вот Марине Цветаевой узнать не суждено. После ареста дочери и мужа Цветаева осталась с сыном Муром, зарабатывала на жизнь переводами.

Когда началась война, по настоянию друга Бориса Пастернака Цветаева вместе с сыном отправилась в эвакуацию в г. В эвакуации Цветаева безуспешно пыталась найти работу, она была в отчаянии, бытовые трудности надломили ее. Марина Ивановна была готова на любую работу, она просилась на место посудомойки в столовой Литфонда, но и там ей отказали.

31 августа 1941 года жизнь Марины Цветаевой оборвалась самоубийством. Причины самоубийства до сих пор остаются загадкой. Как часто бывает в таких случаях, есть только разные версии трагедии. Среди них основной версией самоубийства считается бытовой беспорядок. Перед смертью Марина Цветаева оставила несколько записок, но в них не указывалась точная причина ее ухода. В нем лишь содержалась просьба к людям позаботиться об их любимом сыне — Муре. Увы, Мур, одаренный, талантливый юноша, погиб на фронте в 1944 году.

Марина Цветаева – гениальный поэт, непонятый многими, человек не от мира сего, она совершенно не вписывалась в общепринятые рамки. Гордый, порывистый, ранимый, страдающий, любящий, отвергающий. Кто-то любил ее, кого-то она любила, но всегда страстно, как в последний раз. Марина Цветаева не могла жить без любви. Любовные страсти питали ее, без них она была как цветок, умирающий без солнца.

Сытов Дмитрий


МАРИНА ЦВЕТАЕВА: биография

Женщина среднего роста, но высочайшего поэтического дарования, Марина Ивановна Цветаева известна каждому образованному человеку.Многие знают ее стихи, даже не подозревая, что они принадлежат перу поэтессы.

На фото поэтесса Марина Цветаева

Детство Марины Цветаевой

Марина родилась в праздник, который празднует Православная Церковь в честь Иоанна Богослова. Разве это не важно? Девушка, родившаяся в такой день, должна иметь яркую творческую биографию, связанную с литературой. Коренная москвичка, она родилась в интеллигентной, профессорской семье.

Отец — Иван Владимирович был профессором Московского университета, филологом и искусствоведом.Мать Марины, Мария Александровна, была его второй женой, она была профессиональной пианисткой. Детей в семье Цветаевых было много: четверо. Родители – люди творческие, детей своих воспитали так же.


Мама преподавала музыку, а папа воспитал настоящую любовь к другим языкам и литературе. Благодаря тому, что мама часто брала Марину с собой за границу, она хорошо знала французский и немецкий языки. С шести лет Цветаева начала писать свои стихи не только на русском языке.Чтобы девочка получила образование, ее сначала отдают в частную женскую гимназию в Москве, а затем отправляют в Швейцарию и Германию для обучения в женских интернатах. С 16 лет Марина начинает обучение в Сорбонне, изучая литературу старой Франции, но завершить это исследование ей не удалось.

Марина Цветаева — литература

Стихи напрямую связывают Марину Цветаеву с известными литераторами, она посещает кружки и студии издательства «Мусагет». Годы гражданской войны сильно повлияли на душевное состояние будущей знаменитой поэтессы и на всю поэтическую биографию.Марине было очень сложно морально понять разделение России на красных и белых, и она решает уехать в Чехию.

Марина Цветаева жила и в Праге, и в Берлине, и в Париже, но Россия всегда манила ее и звала обратно. Поэтические сборники выходили один за другим, каждый из них раскрывал новые этапы в творчестве поэтессы. Стихи, написанные поэтессой на период школьных лет, вошли в самый первый сборник.

Известные литераторы, такие как Николай Гумилев, Максимилиан Волошин и Валерий Брюсов.Свои первые книги Цветаева издала на собственные средства. Дореволюционный период ее творческой биографии отмечен тем, что Марина пишет много стихов, которые посвящает своим близким и родным людям, знакомым местам, где бывало раньше.

Где бы ни была поэтесса, она постоянно писала свои уникальные произведения, и зарубежные любители поэзии по достоинству оценили ее творения. Благодаря творчеству Марины Цветаевой зарубежные читатели узнали о поэтах России.

Семья Марины Цветаевой

Муж Марины Цветаевой Сергей Эфрон полгода ухаживал за будущей женой, она ему сразу понравилась, но только через полгода они поженились.Вскоре в их семье появилось прибавление, родилась дочь Ариадна. Творческая страстная натура поэтессы не позволяла ей оставаться скучной и постоянной влюбленной женщиной. Поэтесса влюбилась в себя и влюбилась сама.


Многие романтические отношения Цветаевой длились годами, как с Борисом Пастернаком, например. Перед отъездом из России поэтесса очень сблизилась с Софьей Парнок, которая также сочиняла стихи и была переводчицей. Марина буквально влюбилась в свою подругу, посвятила ей многие страстные творения своей души.Вскоре дамы перестали скрывать свои отношения, Эфрон ревнует, Марина Цветаева не любит этих сцен ревности, она уходит к возлюбленному, но вскоре возвращается к мужу. В их семье рождается вторая дочь Ирина.

Полоса неприятностей, последовавшая в период после рождения дочери, называется «черной», по-другому ее не назовешь. В России вспыхнула революция, муж эмигрирует, семья в нужде, голодает. Болезнь настигает Ариадну, так что девочки ни в чем не нуждаются, мать определяет их в приют.Старшая дочь выздоровела от болезни, а Ирина, прожив всего три года, умирает после болезни.


Переехав в Прагу, Марина Цветаева снова соединяется судьбой с мужем и рожает ему сына, которому суждено было уйти на фронт и погибнуть в 1944 году. Внуков у поэтессы нет, можно сказать, что ее семья не продолжил.

Смерть Марины Цветаевой

За границей семья Цветаевых нищенствовала, хотя старшая дочь и сама Марина пытались заработать.Они направляют петицию с просьбой вернуться в Советский Союз. Разными путями семья переезжает на родину, но полоса неприятностей не заканчивается: то арестовывают Ариадну, то Сергея Эфрона. Через пятнадцать лет из тюрьмы вышла дочь Цветаевой, а муж поэтессы расстрелян.

Некролог Элейн Файнштейн | Книги

Элейн Файнштейн, которая умерла в возрасте 88 лет, была ведущим поэтом и привнесла новый интернационализм в британскую поэзию. Как писатель, она была одной из женщин, которые изменили литературное письмо в 1970-х годах.

В 1961 году она опубликовала первые переводы на английский язык произведений Марины Цветаевой, а затем написала биографию трагической жизни великого русского поэта «Плененный лев» (1987).

На протяжении всей жизни Элейн выступала за русскую поэзию, продолжая биографии «Пушкин» (1998 г.) и «Анна Всея Руси» (2005 г.) об Анне Ахматовой, а также переводы современных русских поэтесс. В 2008 году она открыла воображаемую глубинку этой работы в «Русском Иерусалиме», романе, в котором поэзия и проза смешиваются, чтобы проследить советское преследование поэтов, которых она называла «евреями» русской культуры.

Поэзия, для которой она создала англоязычную аудиторию, оказала глубокое влияние на ее собственную. Движимая любопытством к культуре, она также помогла привнести в Великобританию совсем другие североамериканские традиции черной горы и поэзии.

В 1959 году она основала журнал «Проспект» (не имеющий отношения к нынешнему журналу с таким же названием), в котором публиковались Аллен Гинзберг, Грегори Корсо и, среди прочих, Чарльз Олсон, чье «Письмо к Элейн Файнштейн» до сих пор остается проективистским текстом, составляющим множество антологий.Хотя проективизм, задыхающийся как поэтическая единица, теперь может быть отправлен в историю литературы, трансатлантический культурный обмен Проспекта помог создать сегодняшнюю англо-американскую Кембриджскую школу поэзии, в центре которой был Дж. Г. Принн.

Но именно дальновидный и глубоко эмоционально интеллигентный характер собственных стихов Элейн оказал влияние на многих современных англоязычных поэтов, а также привел в восторг читателей и публику во всем мире: она была харизматичным исполнителем.

Тед Хьюз писал, что ее поэзия «следует по следам нервов», а Джордж Штайнер описал ее как «инстинкт с заботой, с редким пониманием боли». За ее дебютом «Зеленым глазом» (1966) последовало более дюжины поэтических сборников, в том числе «Разговор с мертвыми» (2007) — элегии медитативной близости ее мужу, молекулярному биологу Арнольду Файнштейну, умершему в 2002 году, — и тематические исследования. Города (2010 г.) и Портреты (2015 г.). Кульминацией их является ее последний опубликованный том, новые и избранные стихи Клиники, Память (2017).

Голос Элейн как поэта уникален. В прозе она была одной из поколения женщин, среди которых Анджела Картер, Ева Файджес и близкая подруга Элейн Эмма Теннант, которые изменили британское чтение и издательское дело в 70-х годах. Психологически исследовательская фантастика Элейн часто была сосредоточена на жизни женщин. Ее первый роман «Сфера» появился в 1970 году, когда были опубликованы «Женщина-евнух» Жермен Грир и «Сексуальная политика» Кейт Миллет — эти книги подпитывали дух времени.

Затем последовали короткие рассказы, драма для радио и телевидения, а также еще 13 романов, в том числе «Стеклянный перегонный куб» (1973), который зарекомендовал себя по обе стороны Атлантики, и «Девушка матери» (1988). Затем последовали дальнейшие биографии, критика и отредактированные тома, а также автобиография. «Все идет с территорией» (2013) имеет подзаголовок «Воспоминания поэта», и карьера Элейн была образцовой не только по непреходящему значению ее работы, но и по размаху и глубине ее литературной дружбы.

Тем не менее, она не боялась признать «три удара», которые ее время могло нанести ей как еврейке с севера Англии. Она родилась в Бутле, Мерсисайд, и была единственным ребенком Айседор Куклин и Фэй (в девичестве Комптон) и выросла в Лестере, где ее отец был краснодеревщиком. Но она никогда не забывала, что все четверо ее бабушек и дедушек родились в Одессе, а ныне в Украине.

Из гимназии для девочек Виггестона в 1949 году она поступила в колледж Ньюхэм в Кембридже в качестве экспонента для изучения английского языка.Военная юность, которая должна была усвоить разоблачения нацистских лагерей смерти, теперь сменилась волнением от того, что она оказалась среди всего лишь второго набора женщин, допущенных к поступлению в университет. После окончания школы она училась на бара, но решила не заниматься. В 1956 году она вышла замуж за Арнольда и вернулась в Кембридж, где у них родились трое сыновей, а их дом стал местом встречи приезжих писателей со всего мира, в том числе Евгения Евтушенко, Мирослава Голуба и Иегуды Амихая.

Элейн работала в издательстве Кембриджского университета (1959–62), в педагогическом колледже Хокерилла (1963–66), а затем до 1970 года в новом отделе сравнительного литературоведения Дональда Дэви в Эссексском университете, когда она уволилась, чтобы стать штатным сотрудником. писатель.

Элейн Файнштейн читает свое стихотворение «Визит»

Она переработала свои переводы Цветаевой (1971), подготовила свои переводы «Трех русских поэтов» (1976) и получила за перевод три премии Художественного совета. Она начала писать для Guardian, Times и New York Review of Books.

В 1973 году оба родителя Элейн умерли, и ее работа была направлена ​​на сознательное исследование еврейской идентичности и центральноевропейских традиций. Романы «Выжившие» (1982) и «Граница» (1984) рассказывают истории выживания во время Холокоста. Связанные темы пронизывают поэтические сборники 80-х и 90-х годов, хотя часто и косвенно. Писательская жизнь также оставалась неизменной темой: за биографиями Хьюза и Д. Г. Лоуренса последовало «Золото» (2000), стихотворный портрет еврейского либреттиста Моцарта Лоренцо да Понте.

Элейн стала членом Королевского литературного общества (1981 г.) и получила пенсию по гражданскому списку (2005 г.). Она много переводилась и с энтузиазмом путешествовала, имела литературные стипендии Британского Совета в Норвегии и Сингапуре и, всегда коллегиально, работала в жюри призов.

Сострадательное, ироничное и часто очень забавное понимание человеческой природы, которое характеризует ее творчество, также дало Элейн большой дар любящей дружбе и семейной жизни.

У нее остались сыновья Адам, Мартин и Джоэл, а также внуки Лара, Катриона, Джонни, Наташа, Зак и Алисия.

Элейн Барбара Файнштейн, поэт и писатель, родилась 24 октября 1930 г.; умерла 23 сентября 2019 г.

Эта статья была изменена 3 октября 2019 г., чтобы исправить имя русской поэтессы Марины Цветаевой

Биография. Основные произведения Марины Цветаевой. Красивые и грустные, лучшие стихи марины цветаевой о любви к мужчине Лучшие произведения цветаевой

Я считаю, что Цветаева — первая
поэтесса XX века.Конечно, Цветаева.
И. Бродский

Рыжий, праздничный, веселый и в то же время драматично напряженный, выбирает Цветаева в знак своего рождения:

Красной кистью засветилась Рябина. Падали листья. Я родился.

В этой «кисти из красной рябины» — полное проявление жизненных и творческих сил поэтессы, эмоциональный и поэтический взрыв, максимализм ее поэзии, и — надлом, грядущая трагическая смерть.

Марина Ивановна Цветаева родилась 26 сентября (8 октября) 1892 года в московской профессорской семье: отец И.В. Цветаева — основатель Музея изобразительных искусств в Москве, мать М. А. Мэна — пианистка, ученица А. Г. Рубинштейна (умерла в 1906 г.). Из-за болезни матери Цветаева в детстве подолгу жила в Италии, Швейцарии, Германии.

Первыми сборниками стихов стали «Вечерний альбом» (1910) и «Волшебный фонарь» (1912).

В 1918-1922 гг. Цветаева вместе с детьми находилась в революционной Москве, муж С. Эфрон воевал в Белой армии (стихи 1917-1921 гг., полные сочувствия к Белому движению, составили цикл «Лебединый лагерь»).С 1922 по 1939 год Цветаева находилась в ссылке, куда отправилась вслед за мужем. Эти годы отмечены бытовой неустроенностью, трудными отношениями с русской эмиграцией, враждебным отношением критики.

Летом 1939 года вслед за мужем и дочерью Ариадной Цветаева и ее сын Георгий вернулись на родину. В том же году муж и дочь были арестованы (С. Эфрон расстрелян в 1941 г., Ариадна реабилитирована в 1955 г.). Стихи М. Цветаевой не издавались, не было ни работы, ни жилья.В начале войны (31 августа 1941 г.), находясь в эвакуации в Елабуге (ныне Татарстан), в состоянии депрессии М. Цветаева покончила жизнь самоубийством.

Основные произведения Цветаевой: поэтические сборники «Вечерний альбом», «Волшебный фонарь», «Версты», «Разлука», «Стихи Блоку», «Ремесло», «Психея», «После России», «Лебединый лагерь»; поэмы «Царь-девица», «Молодец», «Поэма о горе», «Поэма о конце», «Лестница», «Поэма о воздухе», сатирическая поэма «Крысолов», «Перекоп»; трагедии «Ариадна», «Федра»; прозаические произведения «Мой Пушкин», воспоминания об А.Белый, В.Я. Брюсов, М.А. Волошин, Б.Л. Пастернака, «Сказка о Сонечке» и др.


Среди лирических стихов Марины Цветаевой много грустных и грустных

банкнот. А вот судьба Марины Цветаевой, и ее семьи, и всех наших бабушек и

деды того времени — безжалостное время, время Первой мировой войны,

Революция, сталинские концлагеря и Великая Отечественная война… Это было время потерь, 90 907

время боли, страданий и нищеты. Поэтому даже благодаря огромной жизненной силе Марины

Цветаевой то и дело проскальзывают грустные, грустные стихи не только о любви, но и

о жизни, о печальной судьбе русского человека.


Мне нравится, что ты не болен мной

Мне нравится, что ты мной не болен,
Мне нравится, что я тобой не болен,
Что никогда тяжёлый глобус
Не уплывёт под нашими ногами.

Мне нравится, что ты умеешь быть смешным
Распутничать — и не играть словами,
И не краснеть удушающей волной,
Чуть касаясь рукавами.

Мне тоже нравится, что ты со мной
Спокойно обними другого
Не читай мне в адском огне
Сгори за то, что не поцеловал тебя.

Что имя мое нежное, нежней мое
Ты упоминаешь его ни днем, ни ночью — напрасно…
Что никогда в тишине церковной
Не воспеют над нами: Аллилуйя!

Спасибо и сердцем и рукой
За то, что ты меня сам не знаешь!
Люби так: за мой ночной покой,
За редкость встреч в часы закатные.

За наши не-прогулки при луне,
За солнце, а не над головой,
За то, что ты болен — увы! — не мной,
Потому что я болен — увы! — не тобой!


Не любила, а плакала.

Не любила, а плакала. Нет, не видел, но все же
Только ты показала в тени свое обожаемое лицо.
Все в нашем сне не было похоже на любовь: Ни причин, ни доказательств.

Только этот образ кивал нам из вечернего зала,
Только мы — ты и я — принесли ему жалобный стих.
Нить обожания связала нас крепче,
Чем влюбленности — других.

Но порыв прошел, и некто нежно приблизился,
Кто не мог молиться, но любил. Не спешите осуждать!
Ты запомнишься мне самой нежной нотой
В пробуждении души.

В этой грустной душе ты бродил, как в незапертом доме.
(В нашем доме, весной…) Не зови того, кто меня забыл!
Я наполнил тобой все свои минуты, кроме
Самое печальное — это любовь.


Я бы хотел жить с тобой

Я хотел бы жить с тобой
В городке маленьком,
Где вечный сумрак
И вечный звон.

А в маленькой деревенской корчме
Тонкий звон
Старые часы, как капля времени.

А иногда, по вечерам
С какого-то чердака — Флейта.

И сам флейтист в окне,
И большие тюльпаны на окнах.
А может быть, ты бы даже
Меня не любили…

Ты бы соврала — какой я
Я люблю тебя: ленивая,
Равнодушная, беспечная.
Изредка редко потрескивает спичка.

Сигарета горит и гаснет
И долго-долго дрожит на конце
Пепел серым коротким столбиком.
Тебе даже стряхнуть лень,
И вся сигарета летит в огонь…


Цыганская страсть разлуки.

Цыганская страсть разлуки!
Как только встречаешься, так уже отрываешься.
Я уронил лоб в руки
И думаю, глядя в ночь:

Никто не роется в наших письмах,
Я не понял до глубины
Как мы коварны, то есть —
Как верны себе .



С большой нежностью

С большой нежностью — потому что
Что я скоро всех покину
Я все думаю кому
Достанется волчий мех

Кому — мягкое одеяло
И тонкая трость с борзой,
Кому — мой серебряный браслет ,
Брызги бирюзы…

И все ноты и все цветы
Которые не удержать…
Моя последняя рифма — и ты
Моя последняя ночь!

Этот грустный стих очень автобиографичен: ведь в советское время ее мужа Сергея Эфрона расстреляли, дочь посадили, на работу ее никто не брал, даже посудомойкой, а 31 августа 1941 года Марина Цветаева смогла не выдержав всех тягот и невзгод новой, советской жизни и покончив жизнь самоубийством. Так что это не просто слова «Моя последняя ночь!»


Рябина.


Рябина
Рубленая
Рассвет.

Рябина —
Судьба
Горькая.

Рябина —
Седой
Спуск.

Роуэн!
Судьба
Русский.




Ты мне чужой

Ты мне чужая и не чужая,
Родная и не родная,
Моя и не моя! Иду к вам
Домой — В гости не скажу,
И домой не скажу.

Любовь подобна пещере огненной:
И все-таки кольцо — великая вещь,
И все же алтарь — великий свет.
Бог — не благословил!



Нецелованный — почитаемый

Если не целовались, то целовались.
Не говорили — дышали.
Может быть — ты не жил на земле,
Может быть — только плащ на стуле висел.

Может быть — давным-давно под каменной плоскостью
Твой нежный век затих.
Чувствовал себя воском:
Маленькому умершему в розах.

Кладу руку на сердце — оно не бьется.
Так легко без счастья, без страданий!
Так и прошло — то, что в народе называют
На свете — любовная встреча.


Каждый стих — дитя любви


Каждый стих — дитя любви
Нищий ублюдок.
Первенец — на дорожку
Поклониться ветрам — положить.

Сердце — ад и алтарь,
Сердце — рай и позор.
Кто отец? Может король
Может король, может вор.


Любовь! Любовь!

Любовь! Любовь! И в конвульсиях, и в гробу
Я начеку — соблазняюсь — смущаюсь — мчусь.
О боже! Не в могильном сугробе,
Не прощаюсь с тобой в пасмурном.

И не мне пара красивых крыльев
Дана хранить пуды в сердце.
Запеленатый, безглазый и безголосый
Не умножу жалкого поселения.

Нет, я освобожу руки, стан эластичен
Одним взмахом твоего савана,
Смерть, я его выбью! — Тысяча верст кругом
Снега растаяли — и лес спален.

И если все есть — плечи, крылья, колени
Сжавшись — она ​​дала себя на погост увести,
Это только для того, чтобы, смеясь над тленом,
Стихом встать ввысь — или розовым деревом зацвести !


Ошибка.

Когда снежинка, что летит легко
Как звездочка упавшая скользит,
Рукой берешь — тает, как слеза,
И воздушность ей не вернуть.

Когда пленен прозрачностью медузы,
Мы прикоснемся к ней прихотью рук,
Она словно пленница, закованная в оковы,
Вдруг он бледнеет и внезапно погибает.

Когда хотим в бродячих мотыльков
Похоже не сон, а земная реальность:
Где их наряд? От них на наших пальцах
Одна заря нарисовала пыль!

Оставьте полет снежинкам с мотыльками
И не убивайте медуз на песках!
Мечту не удержишь руками
Мечту не удержишь в руках!

Нельзя за то, что была зыбкой грустью,
Скажи: «Будь страстью! Горе безумие, рдей!»
Твоя любовь была такой ошибкой
Но без любви мы умираем.Волшебник!


Твой нежный рот — поцелуй…

Твой нежный рот — поцелуй…
«И все, а я совсем как нищий.
Кто я теперь? — Один? — Нет, тысяча!
Завоеватель? — Нет, завоевание!

Любовь ли — иль любовь,
Перо — прихоть — иль первопричина,
Томится ли по ангельскому чину,
Иль притворство маленькое — по призванию…

Душа печаль, глаза прелесть ,
Перо росчерк — ах! — все равно,
Что рот назовет — до
Твой нежный рот — поцелуй!

В старинном вальсе Штрауса впервые
Мы услышали твой тихий зов
С тех пор всё живое нам чуждо
И радует беглый бой часов.

Мы, как и вы, приветствуем закаты
Упиваясь близостью конца
Все, чем мы богаты в лучший вечер,
Вы вложили это в наши сердца для нас.

Неустанно склоняясь к детским мечтам,
(Я без тебя только месяц смотрела на них!)
Ты вел своих малышей
Горькой жизнью помыслов и дел.

С малых лет нам близок тот, кто грустит,
Скучен смех и чужд родной приют…
Наш корабль не в отчаянье в хорошую минуту
И плывет по воле всех ветров!

Лазурный остров всё бледнее — детство,
Мы одни на палубе.
Видно, печаль оставила в наследство
Ты, о, мама, своим девочкам!

Мирок

Дети — глаза страшного глазка,
Стук шаловливых ножек по паркетному полу,
Дети — солнце в пасмурных мотивах
Целый мир гипотез радостных наук.

Вечный беспорядок в золоте колец
Ласковые слова, шепчущие в полусне,
Мирные картины птиц и овец
Что в уютной детской они дремлют на стене.

Дети вечер, вечер на диване
За окном, в тумане блеск фонарей,
Размеренный голос сказки о царе Салтане,
Про русалок-сестер сказочных морей.

Дети — покой, короткий миг покоя,
Трепетный обет Богу у постели,
Дети — нежные загадки мира,
И ответ — в самих загадках!

В Кремле

Где миллионы звезд-светильников
Горят пред ликом старины
Где сладко сердцу звенит вечер,
Где башни влюблены в небо;
Где в тени воздушных складок
Сны бродят прозрачно-белые —
Я понял смысл древних тайн
Я стал лунным поверенным.

В бреду, с прерывистым дыханием,
Я хотел знать все, до дна:
Какое таинственное страдание
Царица в небе предана
И почему к столетним постройкам
Так нежно прильнула, всегда одна. ..
То, что на земле называют традицией —
Луна мне все рассказала.

В расшитых шелком покрывалах
В окнах сумрачных дворцов
Я увидел усталых цариц,
В чьих глазах замер тихий зов.
Я видел, как в старинных сказках,
Мечи, корона и старинный герб,
И в чьих-то детских, детских глазах
Свет, что льет волшебный серп.

Ох сколько глаз из этих окон
Мы посмотрели…

Самоубийство

Был вечер музыки и ласки,
Всё в саду цвело.
В его задумчивые глаза
Мама так светилась!
Когда она исчезла в пруду
И вода успокоилась
Он понял — жестом злого жезла
Колдун унес ее туда.
Рыдала флейта с дальней дачи
В сиянии розовых лучей…
Он понял — раньше был чьим-то,
Теперь нищим стал, ничей.
Он кричал: «Мама!», Раз за разом,
Потом я пробился, как в бреду,
Лечь спать, не говоря ни слова
Что мамочка в пруду.
Хоть иконка над подушкой,
Но страшно! — «Ах, иди домой!»
… Он тихо плакал. Вдруг с балкона
раздался голос: «Мальчик мой!»

В изящном узком конверте
Нашла ее «Прости»: «Всегда
Любовь и печаль сильнее смерти.
Сильнее смерти… Да, о да!..

В Париже

Дом к звездам и небу под ним
Земля рядом с ним.
В большом и радостном Париже
Та же тайная тоска.

Вечерние бульвары шумят
Угас последний луч зари
Везде, везде, все пары, пары,
Дрожащие губы и дерзкие глаза.

Я здесь один. К стволу каштана
Прижаться так сладко к головке!
И плачет в душе стих Ростана
Как там, в покинутой Москве.

Париж в ночи мне чужд и жалок,
Старый бред сердцу милее!
Иду домой, там грусть фиалок
И чей-то ласковый портрет.

Там чей-то взгляд грустно-братский.
На стене тонкий профиль.
Ростан и мученик Райхштадт
И Сара — все придут во сне!

В большом и радостном Париже
Мне снятся травы, облака
И дальше смех, и тени ближе,
И боль так же глубока, как прежде.

Париж, июнь 1909 г.

Молитва

Христос и Бог! Я жажду чуда
Сейчас, сейчас, в начале дня!
О дай мне умереть пока
Вся жизнь для меня как книга.

Мудрый ты, строго не скажешь:
— «Потерпите, срок еще не кончился».
Ты дал мне слишком много!
Я тоскую по всем сразу — по всем дорогам!

Я хочу всего: с душой цыгана
Идти на разбойные песни,
Страдать за всех под звуки органа
И амазонкой в ​​бой ринуться;

Гадание по звездам в черной башне
Проведите детей вперед сквозь тень…
Стать легендой — вчерашний день,
Это было безумие — каждый день!

Я люблю крест, и шелк, и шлемы,
Моей душе мгновенья след…
Ты подарил мне детство — лучше сказки
И смерть мне подари — в семнадцать!

Ведьма

Я Ева, и страсти мои велики:
Вся моя жизнь — страстный трепет!
Глаза у меня угольки,
И волосы спелая рожь,
И тянутся к ним из хлебов васильки.
Мой таинственный возраст хорош.

Видели ли вы эльфов в полуночном мраке
Сквозь сиреневый пожарный дым?
Звенящих монет от тебя не возьму, —
Я призрачная эльфийка сестра…
А если ведьму в тюрьму бросишь,
То смерть в неволе скора!

Аббаты, несущие полночную стражу,
Сказали: «Закрой дверь».
Безумная волшебница, чья речь позорна.
Волшебница хитра, как зверь!» Я секрет, эх…

Туз («Грохот вечера перед рассветом…»)

Гул предвечернего рассвета
В сумраке зимнего дня.

Запомни меня!
Изумрудная волна ждет тебя с моря,
Всплеск синего весла
Жить свою жизнь под землей, тяжело
Ты не смог.
Ну иди, коль наша борьба темна
В ряды нас не зовет,
Если прозрачная влага соблазнительнее,
Полет серебристых чаек!
Солнце горячее, яркое, горячее
Передай привет.
Задайте свой вопрос всему сильному, светлому
Будет ответ!
Гул предвечернего рассвета
В сумраке зимнего дня.
Третий звонок. Скорей уезжай
Запомни меня!

Баловство

Одиннадцать ударов в темной гостиной.
Вам сегодня что-нибудь приснится?
Мама-шалунья не дает заснуть!
Эта мама совсем избалованный ребенок!

Смеясь, стягивает с плеча одеяло,
(Смешно плакать и пытаться!)
Дразнит, пугает, смеется, щекочет
Полусонные сестра и брат.

Она снова отпустила косу плащом,
Прыгает, точно не барыня…
Ни в чем детям не уступит,
Эта странная мать-девочка!

Сестренка спрятала лицо в подушку,
Я углубилась в одеяло
Мальчик не считая целует колечко
Мамина золото на пальце…

Маленькая страница

Этот младенец с безутешной душой
Родился, чтобы пасть рыцарем
За улыбку любимой дамы.
Но она нашла это забавным
Как наивные драмы
Эта детская страсть.

Он мечтал о славной смерти,
О могуществе гордых королей
Страна, где восходит звезда.
Но ей было смешно
Эта мысль повторялась:
— «Быстрее расти!»

Он бродил одинокий и угрюмый
Среди пониклых, серебристых трав,
Я мечтал о турнирах, о шлеме…
Белокурый мальчишка был веселый
Избалованный всеми
За насмешливый нрав.

Склонившись над водой через мост,
Он прошептал (последний бред!)
— «Вот она мне оттуда кивает!»
Тихо плывут, озаренные звездой,
По глади пруда
Темно-синий берет.

Этот мальчик пришел из сна
В мир холодный и…

«Моя поэзия — дневник, моя поэзия — поэзия собственных имен» — изящны и музыкальны стихи М. Цветаевой. В них много чистого, сокровенного. Ее душа на виду.Судьба мучительна, трагична. Поэзия бессмертна. И жизнь, как грозовая туча, как ярчайший луч солнечного лета, как кошмар и ликование в морской пучине…

Сегодня день рождения Марины Ивановны. 8 октября 1892 года в Москве в семье профессора-филолога Ивана Владимировича и пианистки Марии Мейн родилась дочь.

Мама надеялась, что дочь пойдет по ее стопам и станет пианисткой. Однажды она записала в свой дневник такие строки: «Моя четырехлетняя Муся ходит вокруг меня и все складывает в рифмы — может быть, будет поэт?» Как показало время, пророчество сбылось.И вот уже с шести лет Марина пишет стихи на русском, французском, немецком языках.

«Мне дали морское имя — Марина», — с гордостью отметила поэтесса. К тому же это очень романтично и красиво. Марина Цветаева любила красоту и видела ее во всем, даже там, где ее просто не было. Мечтать и влюбляться — это про нее. Так она познакомилась со своим супругом Сергеем Эфроном. Поженились в 19 лет.

Марина Цветаева и Сергей Эфрон, 1911

Их знакомство произошло в Коктебеле.Сережа был жизнерадостным и жизнерадостным человеком, душой любой компании, а Марина — глубоко ранимая, романтичная, чувственная, глубоко погруженная в мир фантазий и девичьих грез — не такая, как все, одиночка. Однажды на коктебельском пляже Цветаева сказала своему другу, поэту Максимилиану Волошину: «Макс, я выйду замуж за того, кто угадает, какой мой любимый камень». Так и случилось. Молодой москвич Сергей Эфрон – высокий, худощавый, с огромными глазами «морского цвета» – подарил Марине в первый же день знакомства бусину из генуэзского сердолика, которую Цветаева потом носила всю жизнь.

Вернувшись в Москву, Марина и Сергей поженились. Они не были, выражаясь современным языком, самой красивой парой, но их любовь даст фору всякому, кто сомневается в красоте их душ и безукоризненных юных, безумно искренних и любящих сердец. Красота не показная, глубоко внутренняя — сегодня это редкий дар, и в то же время иллюзия, наивность. Марина Ивановна любила и была любима. Я был счастлив, и я был несчастен.

О тех, кого сегодня уже нет в живых, либо вообще не говорят, либо ничего плохого.С уважением надо говорить о Марине Цветаевой, о великой русской поэтессе, о хрупкой женщине с изломанной судьбой, не копающейся в прошлом, не ищущей, не мутящей бессмысленных поводов для ухода. Нам есть что вспомнить, обнажить. Читая строки тонкой человеческой души, мы воскрешаем в каждом слове, в каждой букве бесценное духовное наследие величайшей женщины русской литературы, пожалуй, единственной поэтессы, чье творчество так глубоко автобиографично.

Выбирать лучшее в творчестве Марины Цветаевой — дело неблагодарное.Из сотен лучших марочных вин лучшим является то, которое подходит для места и времени. То же и с поэзией — осенью мы видим красоту в ярко-желтых красках, а весной любуемся зелеными. Лучшие стихи Марины Цветаевой – лучшие для каждого в отдельности. Мне особенно близки эти:

Чтение народной артистки СССР, актрисы театра и кино, великолепной и неповторимой Алисы Фрейндлих.

Текст и насилие в «Молодце» Цветаевой

‘) переменная голова = документ.getElementsByTagName(«голова»)[0] var script = document.createElement(«сценарий») script.type = «текст/javascript» script.src = «https://buy.springer.com/assets/js/buybox-bundle-52d08dec1e.js» script.id = «ecommerce-scripts-» ​​+ метка времени head.appendChild (скрипт) var buybox = document.querySelector(«[data-id=id_»+ метка времени +»]»).parentNode ;[].slice.call(buybox.querySelectorAll(«.вариант-покупки»)).forEach(initCollapsibles) функция initCollapsibles(подписка, индекс) { var toggle = подписка.querySelector(«.цена-варианта-покупки») подписка.classList.remove(«расширенный») var form = подписка.querySelector(«.форма-варианта-покупки») если (форма) { вар formAction = form.getAttribute(«действие») документ.querySelector(«#ecommerce-scripts-» ​​+ timestamp).addEventListener(«load», bindModal(form, formAction, timestamp, index), false) } var priceInfo = подписка.querySelector(«.Информация о цене») var PurchaseOption = toggle.parentElement если (переключить && форма && priceInfo) { toggle.setAttribute(«роль», «кнопка») toggle.setAttribute(«tabindex», «0») переключать.addEventListener(«щелчок», функция (событие) { var expand = toggle.getAttribute(«aria-expanded») === «true» || ложный toggle.setAttribute(«aria-expanded», !expanded) form.hidden = расширенный если (! расширено) { покупкаOption.classList.add(«расширенный») } еще { покупкаOption.classList.удалить («расширить») } priceInfo.hidden = расширенный }, ложный) } } функция bindModal (форма, formAction, метка времени, индекс) { var weHasBrowserSupport = window.fetch && Array.from функция возврата () { var Buybox = EcommScripts ? EcommScripts.Buybox : ноль var Modal = EcommScripts ? EcommScripts.Модальный: ноль if (weHasBrowserSupport && Buybox && Modal) { var modalID = «ecomm-modal_» + метка времени + «_» + индекс var modal = новый модальный (modalID) modal.domEl.addEventListener («закрыть», закрыть) функция закрыть () { form.querySelector(«кнопка[тип=отправить]»).фокус() } вар корзинаURL = «/корзина» var cartModalURL = «/cart?messageOnly=1» форма.установить атрибут ( «действие», formAction.replace(cartURL, cartModalURL) ) var formSubmit = Buybox.interceptFormSubmit( Buybox.fetchFormAction(окно.fetch), Buybox.triggerModalAfterAddToCartSuccess(модальный), функция () { форма.removeEventListener («отправить», formSubmit, false) форма.setAttribute( «действие», formAction.replace(cartModalURL, cartURL) ) форма.отправить() } ) form.addEventListener («отправить», formSubmit, ложь) документ.body.appendChild(modal.domEl) } } } функция initKeyControls() { document.addEventListener («нажатие клавиши», функция (событие) { if (document.activeElement.classList.contains(«цена-варианта-покупки») && (event.code === «Пробел» || event.code === «Enter»)) { если (document.activeElement) { мероприятие.предотвратить по умолчанию () документ.activeElement.click() } } }, ложный) } функция InitialStateOpen() { вар buyboxWidth = buybox.offsetWidth ;[].slice.call(buybox.querySelectorAll(«.опция покупки»)).forEach(функция (опция, индекс) { var toggle = option.querySelector(«.цена-варианта-покупки») вар форма = вариант.querySelector(«.форма-варианта-покупки») var priceInfo = option.querySelector(«.Информация о цене») если (buyboxWidth > 480) { переключить.щелчок() } еще { если (индекс === 0) { переключить.щелчок() } еще { toggle.setAttribute («ария-расширенная», «ложь») форма.скрытый = «скрытый» priceInfo.hidden = «скрытый» } } }) } начальное состояниеОткрыть() если (window.buyboxInitialized) вернуть window.buyboxInitialized = истина initKeyControls() })()

Биография Цветаевой. Стихи Цветаевой о любви Короткие стихи М и Цветаевой

Русская литература не зря считается одной из лучших в мире.Знаменитые стихи Марины Цветаевой о любви знают практически во всех странах. В них выражалась вся глубина переживаемых человеком чувств и эмоций. Это целый мир, полный ярких красок. На этих страницах вы можете прочитать лучшие стихи Цветаевой о любви. Здесь каждый сможет найти произведения на свой вкус, короткие и большие, веселые и грустные.

Август — Астра,
Август — Звезды,
Август — Брозды
Виноград и Рябина
Ржавый — Август!

Полный, благоприятный
Яблоко с твоим империалом,
В детстве ты играешь, Август.
Как ладонь, сердце гладим
Имя твоему имперскому:
Август! — Сердце!

Через месяц поцелуи,
Поздние розы и Поздно Поздно!
Звездный рейв —
Август месяц
Звездный рейв!

Бабушка

Продолговатый и сплошной овал,
Черное платье Курсор…
Молодая бабушка! Кто пинал
У тебя есть свои губы?

Руки, что в залах дворца
Вальс Шопена играли…
По бокам лед
Замки, в виде спирали.
Мрачный, прямой и решительный взгляд.
Смотри, к обороне готов.
Молодые женщины так не выглядят.
Бабушка молодая, ты кто?

Сколько возможностей ты взял,
А невозможностей — сколько? —
В ненасытном разломе земли,
Двадцатилетняя полька!

День был Невинен, и дул свежий ветер.
Погасли темные звезды.
— Бабушка! — Этот жестокий бунт
В моем сердце — не от тебя ли ты? ..

Будь деликатным, сумасшедшим и шумным…

Будь нежной, безумной и шумной,
— Так жаждущей жизни! —
Очаровательный и умный, —
Очаровательным быть!

Нежнее всех, кто есть и был
Не знать вины…
— О возмущении, что в могиле
Мы все равны!

Стань тем, что никому не мил
— Ой, стань как лед! —
Не зная, что было
Ничего не приходит

Забыть, как разбилось сердце
И снова слиться,
Забыть слова твои и голос
И блеск волос.

Бирюзовый браслет —
На стебельке
На этой узкой, на этой длинной
Моя рука…

Как рисует Тучка
Издалека
За жемчужную ручку
Рука взяла

Как прыгать в ноги
Сквозь плетень
Забудь как у дороги
Трахнул тень.

Забудь, как пламя в лазурях,
Как дни тихи…
— Всем штаны свои, всем бури
И всем стихи!

Мое свершение чудо
Поднимите смех.
Я, вечно розовый, я буду
Бледнее всех.

И не раскрывай — надо —
— О, пожалуйста! —
Ни на закат, ни на взгляд
Без полей

Мои опущенные веки.
— Ни за цветочек! —
Моя Земля, прости навеки,
На все века.

А еще скроют луну
И талый снег
Когда этот молодой посеется,
Прелестные веки.

В раю


Я заплачу землей и в раю,
Я не таю старых слов с нашей новой встречей.

Где алены ангелов летят стройно
Где арфа, лилии и детский хор,
Где все остальное, Я буду беспокойно ловить твой взгляд.
Райские видения с улыбкой
Одна в кругу невинно-строгих дев,
Буду петь, земная и чуждая,
Земной вход!

Вспоминая плечи тоже
Придет МиГ, — я слез не скрывал…
Ни туда, ни туда, — нигде не надо встречаться
И не для встреч, мы будем в раю!

В голубом небе широко раскрытые глаза…

В небе голубом, широко раскинув глаза —
Как воскликнет: — Будет гроза!

На проезжающих верхом бровях —
Как воскликнет: — Будет любовь!

Сквозь равнодушные серые мхи —
Так восклицает: — Будут стихи!

В черном небе написаны слова…

В небе черном нарисованы слова —
И глаза отменные…
И не страшно нам маленькому
И не сладко нам страстной постели.

В поте — пишу, в поте — пашню!
Мы знакомы с разным рвением:
Легкие огни, над локонами пляшущие, —
Вдохновение дуновение!

Вот опять окно…

Вот опять окно,
Где опять не спится.
Может быть, пьют вино,
Может — так и сидят.
Или просто — руки
Не разглашать два.
В каждом доме, друг
Окно есть.

Не от свечи, тьмы светильники зажгли:
От бессонных глаз!

Крик разлук и встреч —
Ты, окно в ночи!
Может быть, сотни свечей
Может быть, три свечи…
Нет и нет ума
Мой покой.
А в моем доме
Кончилось.

Молись, друг, о бессонном доме,
За окном огонь!

Вчера посмотрел в глаза…

Вчера посмотрел в глаза,
А сейчас — всё косит в сторону!
Вчера сидел раньше птиц —
Все жаворонки теперь вороны!

Я тупой, а ты умный
Живи, а я ошарашен.
О, крик женщин всех времен и народов:
«Милый мой, что я с тобой сделала?!»

И слезы ей — вода и кровь —
Вода, — в крови, в слезах омытая!
Не мать, а мачеха — любовь:
Не жди ни суда, ни пощады.

Милые кораблики взлетают
Он берет свой путь белый…
И стон стоит по всей земле:

Вчера валялся в ногах!
Я равен китайской мощи!
Эвриса Обе руки держали, —
Жизнь выпала — грош ржавчины!

Детубитись на корте
Стою — невольный, свирепый.
Я скажу тебе в аду:
«Мой милый, что я тебе сделал?»

Спрошу стул, спрошу кровать:
«За что, за что страдать и страдать?»
«Позвонили — колесо:
Другие целуются», — отвечают.

Живой научил в огонь себя
Сам бросился — в степи Зейланене!
Вот что ты, милый, сделал мне!
Мой милый, что ты — я сделал?

Все, что я знаю — не останавливайся!
Ради снова — нет любовницы!
Куда отступает любовь
Туда придет смерть-садовник.

Само — какая тряска дерева! —
В пору яблочко созреет…
— За всех, за всех прости
Милый мой, — что я наделал!

Смерть от женщины.Вот знак…

О. Э. Мандельштам

Смерть от женщины. Вот знак
На твоей ладони, юноша.
Сделал глаз! Молиться! Вот! Враг
Горит в полночь.

Не спасут ни песни
Небесный дар, ни чудный вырез губ.
Так ты и любишь
То небо.

Ой, топчи голову,
Полузакрытые глаза — что? — Прячется.
Ах, голова чокнулась —
Иначе.

Бери голые руки — Правило! Упертый!
Твой крик всю ночь станет решающим фактором!
Расправить крылья на всех четырех ветрах!
Серафим! — Орел!

Два Солнца шарахнулись, — О господи, меркулы! …

Два Солнца сощурились — о господи, меркулы! —
Одно — в небе, другое — в груди.

Вот такие Солнышки, — Легко ли самому сделать? —
Как меня сводили с ума эти солнечные лучи!

И оба шарахаются — от их лучей не больно!
И сначала остынет, что горячее.

Декабрь и январь

В декабре на заре было счастье,
Продлилось — миг.
Подарок, первое счастье
Не из книг!

В январе была гора на рассвете,
Продержалась — час.
Настоящее, горькое горе

Впервые!

Из Польши с ее уходом …

Из Польши своим плаванием
Принес мне речь лестную
Да шапка Соболина,
Да рука с длинными пальцами,
Да нежность, да поклоны,
Да княжеский герб с короной.

— А я принесла тебе
Серебро два крыла.

Из сказки — в сказку

Все твое: тоска по чуду,
Все тоска апрельских дней,
Все, что так к небу протянулось —
Но невежества не требуй.
Буду насмерть
Девушка, хоть и твоя.

Милый, в этот вечер зимний
Будь как маленький, со мной.
Чудо не мешай мне
Будь как мальчишка в страшной тайне
И останься помоги мне
Девушка, хоть жена.

Как правая, так и левая рука…

Как правая, так и левая рука —
Твоя душа близка к моей душе.

Мы рядом, блаженно и тепло
Как правое и левое крыло.

Но поднимется вихрь — и бездна побежит
С правого — на левое крыло!

Связанные записи:

Связанные записи не найдены.

Мне нравится, что ты болен, а не я

Мне нравится, что ты не болен мной,
Мне нравится, что я не болен,
Что никогда не тяжелый воздушный шар
Не плавает под нашими ногами.
Мне нравится, что ты умеешь быть смешным —
Растворяться — и не играть словами,
И не краснеть удушающей волной,

Чуть-чуть поспать с рукавами.

Мне нравится, что ты со мной
Спокойно обними другого,
Не читай меня в аду
Сгори за то, что у меня нет тебя.
Как зовется нежный рудник, мой нежный, не
Днём упоминаем, ни ночью — всу…
Что никогда в церковной тишине
Не спеши над нами: Аллилуя!

Спасибо тебе и твоему сердцу и руке
За то, что ты меня не знаешь! —
Так люби: за мой ночной покой,
За редкость встреч с клумбами
За наше не хождение под луной,
За солнцем, нам не над головой —
За то, что ты болен — увы! — не я,
За то, что я больничный — увы! — не вы!

Рыцарь ангелоподобный

Рыцарь ангелоподобный —
Долг! — Небесные часы!
Белый надгробный памятник
На моей груди живой.

За спиной держу
Крушитель
Цветочек,
Ежутный звонарь.

Страсть, и юность, и гордость
Все сдалось без бунта,
Потому что ты раб
Первый Пиви: — Госпожа!

Плохое оправдание

Как старая любовь, как любовь забытая-ново:
Утро в карточном домике, смеясь, вертит наш храм.
О тягостном стыде за вечер ненужное слово!
О тоске по утрам!

Утонувший в заре синей, как месяц, трипрем,
О прощай с ней, пусть лучше напишет пером!
Утро в жалкий пустырь превращает наш сад из Эдема…
Как стара любовь!

Только ночью знамения посылаются оттуда,
Потому что всю ночь, как по книге, от всего переходящего!
Никто не шепчет, проснувшись, о нежном чуде:
Свет и чудо — враги!

Твоя восторженная чушь, Свет золотил люстру,
Утром смешно будет. Пусть не слышит рассвет!
Будет утром — мудрец, будет утром — холодный ученый
Тот, кто ночью — поэт.

Как мог, только ночью жил и дышал, как мог
Лучший вечер январскому дню мучить?
Только утро Вздох посылаю,
Только утро Винн!

Никто ничего не брал

Никто ничего не брал!
Мне сладко, что мы врозь.
Целую тебя — сотни
Разобщающие версты.

В страшном полете тебя крестим:
Лети, юный орел!
Ты солнышко зажгла, не поморщившись,
Молод ли взгляд мой твердый?

Нежный и безвозвратный
Тебя никто не искал…
Целую тебя — сотни
Разъединив годы.

Вчера

Вчера посмотрел в глаза,
А сейчас — всё косит в сторону!
Вчера сидел раньше птиц —
Все жаворонки теперь вороны!

Я тупой, а ты умный
Живи, а я ошарашен.
О крике женщин всех времен:
«Милый мой, что я наделала?!»

И слезы ей — вода и кровь —
Вода, — в крови, в слезах омытая!
Не мать, а мачеха — любовь:
Не жди ни суда, ни пощады.

Милые кораблики взлетают
Он берет свой путь белый…
И стон стоит по всей земле:

Вчера еще валялся в ногах!
Я равен китайской мощи!
Эвриса Обе руки держали, —
Жизнь выпала — грош ржавчины!

Детубитись на корте
Стою — невольный, свирепый.
Я тебе черт возьми скажу:
«Милый мой, что я сделал?»

Спрошу стул, спрошу кровать:
«За что, за что страдать и страдать?»
«Позвонили — Chaoles:
Еще поцелуи», — отвечают.

Живой научил в огонь себя
Сам бросился — в степи Зейланене!
Вот такой ты меня, милый, сделал!
Мой милый, что ты — я сделал?

Все, что я знаю — не остановить!
Ради снова — нет любовницы!
Куда отступает любовь
Туда придет смерть-садовник.

Сам — какая тряска дерева! —
В пору яблочко созреет…
— За всех, за всех прости
Милый мой, — что я наделал!

Кто создан из камня кто создан из глины

Кто создан из камня, кто создан из глины —
А я глупая и блестящая!
Я по делу — измена, Меня зовут — Марина,
Я морская морская пена.

Кто создан из глины, кто создан из плоти —
Те гробы и надгробия…
— В купели морского крещения — и в полете
Его — непрестанно разбивая!

По каждому сердцу, по каждой сети
Вразнобой мой эгоист.
Ты видишь, как Кудри благословляет их? —
Земля не будет производить соль.

Прогуливаясь по граниту твоих колен,
Я с каждой волной — воскресаю!
Да здравствует пена — Веселая пена —
Высокая морская пена!

Нам с тобой лишь два отголоска:
Ты умер, а я шел.
Мы когда-то с подачи воска
Прозвучал роковой луч.
Это чувство сладкой болезни
Наши души томятся и сгорают.
Потому что ты чувствуешь другое
Я иногда проницаем до слез.

Горьче будет скоро улыбка,
И станет грустною усталость.
Прости, ни слова, поверь, и ни взгляда, —
Только тайна потеряна, прости!

От тебя, уставший анатом
Я познал самое сладкое зло.
Потому что ты чувствуешь себя братом
Я иногда проницаем до слез.

Мы с тобой разные

Мы разные
Как суши и вода
Мы разные
Как лучик с тенью.
Уверяю вас — это не беда,
И лучшее приобретение.

Мы разные
Какая благодать!
Прекрасно дополняем
Мы друг друга.
Что же нам подарить?
Только ощущение замкнутого круга.

Ошибка

Когда снежинка, что летит легко,
Как звездочка падающая скользит,
Возьмешь за руку — она ​​сказки слеза,
И невозможно вернуть воздушность.

При подтверждении прозрачности медузы,
Она коснется по прихоти рук,
Она, как заключенная, заключенная в оковы,
Вдруг побледнеет и вдруг умрет.

Когда хотим в плетении мотыльков
Видеть не сон, а землю
Где их наряд? От них на наших пальцах
Одно свечение окрашено пылью!

Оставь полет со снежинками с мотыльками
И не парень медузы в песках!
Нельзя мечтать в руках,
Нельзя мечту в руках держать!

Нельзя грустить,
Скажи: «Будь Страстью! Горем безумным, Рэй!»
Твоя любовь была такой ошибкой —
Но без любви мы умираем.Колдун!

Фривити — милый грех

Малость! — Милый грех,
Милый спутник и враг мой милый!
Ты в моих глазах блеснул смехом,
И я плеснул мазуркой по венам.

Беря не держать кольца, —
Кто бы мне ни женился!
Начать наугад
И закончить до старта.

Будь как стебель и будь как сталь
В жизни, где мы так мало можем…
— Шоколадом угости грусть,
И смеяться в лицо прохожим!

Только девушка

Я всего лишь девушка.Долг мой
Брачному венцу
Не забывай, что везде — волк
И помни: я овца.

Сон о золотом замке,
Качать, кружить, трясти
Сначала кукла, а потом
Не кукла, но почти.

В моей руке нет меча,
Не скользи по тетиве.
Я всего лишь девушка, я молчу.
О, если бы и я

Глядя на звезды, чтобы узнать, что там
И звезда упала вниз
И улыбнулась во все глаза
Не опуская глаз!

Иди как я

Ты иди, на меня похож,
Ешь, устремляясь вниз.
Я их опустил — тоже!
Прохожий, стой!

Читать — куриная слепота
И маков набирать букет
Что звала меня Марина
И сколько мне было лет.

Не думай, что здесь — могила,
Что я появлюсь, грозя…
Я слишком любил
Смеяться, когда нельзя!

И кровь лилась на кожу,
И кудри мои шептались…
Я тоже был, прохожий!
Прохожий, стой!

Сорви себе стебель дикий
И ягоду ему, —
Земляника кладбищенская
Крупнее и слаще.

Но только не стой угрюмо,
Голову опустить на грудь.
Легко думать обо мне,
Забыть легко.

Как тебя освещает луч!
Ты весь в золотой пыли…
— И пусть тебя не беспокоит
Мой голос из-под земли.

Плед под ласковый плюшевый

Под ласковым плюшевым одеялом
Вчера я зову сон.
Что это было? — Чья победа? —
Кто побежден?

Все снова изменено,
Всех снова восхваляют.
В том, не знаю слов,
Была ли любовь?

Кто был охотником? — Кто занимается добычей?
Все черти-наоборот!
Я так понял, длинное мурлыканье
Сибирский кот?

В то боевое время
Кто, в чьей руке был только мяч?
Чье сердце твое, мое
Выстрел в прыжке?

И все же — что это было?
Чего тебе и жаль?
Не знаю: победил?
Победил

Повторяю накануне разлуки

Повторяю накануне разлуки,
В конце любви
Что любили эти руки
Владыка твоя

А глаза — кому — кому
Взгляда не дает! —
Требуется отчет
Для случайного просмотра.

Всех вас со своим гипсом
Страсть — Бог видит! —
Требующая расплаты
За случайный вздох.

И я тоже говорю устало,
— Не спеши слушать! —
Что натворила твоя душа
По душе.

А я вам скажу:
— Все равно — Ева! —
Этот рот готов к поцелую
Твой Юнь был.

Взгляд на взгляд — дерзкий и ровный,
Сердце — пять лет…
Счастливый, кто тебя не встретил
В пути.

Следующий

Свят я, Иль не грешен
Ты вступаешь в жизнь, Иль путь твой позади, —
О, только любовь, любовь к нему нежная!
Как мальчишка, Буджуки на груди,
Не забывай, что нужен сон побольше
И вдруг от сна засора нет.

Будь вечно с ним: Научим
Ты печали его и нежным глазам.
Будь с ним навеки: Сомнение его томит,
Прикоснись к его сестрам движения.
Но, если мечты безгрешны
Суммы зажечь чудовищный огонь!

Ничего ни с кем не обменивай
В себе тоска прошлого пронесется.
То ли тому, кто я не посмел:
Его мечты страшнее не страшны!
То ли тому, кем мне не быть:
Любовь без меры и любовь до конца!

Помимо любви

Не любил, а плакал. Нет, не любил, но все же
Только ты указал на тень обожаемого лица.
Все это было в нашем сне на любовь не похоже:
Ни причин, ни доказательств.

Только нам этот образ кивал из вечернего зала,
Только мы — ты и я — принесли ему жалобный стих.
Поклонения нашей нити связали нас
Чем любовь — других.

Но у меня был порыв, и чей-то ласково подошел к
Кто не мог молиться, но любил. Осуждать не спеши!
Тебя запомнят как самую нежную ноту
В пробуждениях души.

В этой грустной душе ты бродил, как в дворянском доме.
(В нашем доме весной…) Не звони забудь меня!
Все мгновения я был наполнен тобой, кроме
Самое грустное — любовь.

Вот опять окно

Вот опять окно,
Где опять не спится.
Может, вино пьют
Может, сидят.
Или просто — руки
Не разглашать два.
В каждом доме, друг
Окно есть.
Крик разлук и встреч —
Ты, окно в ночи!
Может быть, сотни свечей
Может быть, две свечи…
Но нет ума
Мой отдых…
И в моем доме
Стало кончено…

На солнце, на ветру, на свободном пространстве

На солнце, на ветру, на просторе
Любовь бери свое!
Чтоб только не видел твой радостный взор
Никак попутно судья.
Бегать на волю, по долинам, по полям,
По траве танцевать легко
И пить, как толстые дети Шала,
Из кружек большого молока.
О, ты, что впервые смущается в любви,
Доверься претворениям снов!
Беги с ней на волю, Под ветрами, под кленом,
Под молодой зеленью берез;
Пасить по розовым склонам стада,
Спрятать мурмион струй;
И друг, чалуня, ты здесь без стыда
В губы красивые целую!
Кто молодой счастливо шепчет?
Кто скажет: «Пора!» Забывать?
— на солнце, на ветру, на просторе
Любовь бери свое!

НЕ Чернокнижник! В белой книге

НЕ Чернокнижник! В белой книге
Дали Донской попалась на глаза!
Где бы ты ни был — будешь печкой,
Взгляд — и вернешься обратно.

Ибо с гордостью ее, как из кедра.
Мир Озия: Социлы плывут,
Светятся рычат… морские недра
Транкл — и возвращайся со дна!

Переконфигурируй меня! Я везде:
Зори и Руда Я, Хлеб и Вздох,
Я ЕСМЬ Я БУДУ Я, И ДОКУ
Губы — Бог добьется души:

Через дыхание — твой хриплый час,
Через Архангельский двор
Пустота! — все устья шипа
Инсульт и возвращение с Одрой!

Опрос! Ведь это вовсе не сказка!
— Аренда! — Стрелка, описывающая круг…
— Аренда! — Ни один не спас
От неручного обгона:

Сквозь дыхание… (Перси налился,
Веков не вижу, во рту — слюда…)
Как сорриливица — Сэмюэль
Лиморли — и вернись один:

Для друга с тобой и в сосуде
День не тесный…
Находка и длы.
ИМ Я БУДУ И ДОКТОР
Душа — как губы добавят

Твой нежный рот — это крепкий поцелуй

Твой нежный рот — крепкий поцелуй…
— И все, а я как нищий.
Кто я теперь? — Единый? — Нет, тысячи!
Завоеватель? — Нет, завоевание!

Любовь это — или любование,
ПЕРО ПУДДА — ИЛЬЯ ПРИНДДОР,
Завтра ли на ангельский чин —
Иль лоток притворяется — зовет…

— душевные печали, глаза прелестные,
Пер Ли Страйкер — Ах! — никак,
Как назвать этот набор — нет
Твой нежный рот — сплошной поцелуй!

Кошки

Они приходят к нам, когда
В наших глазах не видно боли.
Но пришла боль — они не Болы:
В кошачьем сердце стыда нет!

Смешно, не правда ли, поэт
Обучать свою домашнюю роль.
Они убегают от доли раба.
Нет рабского сердца!

Как ни мана, ни как ни
Как ленивый к уютной холе
Один миг — они на воле:
Нет любви в кошачьем сердце!

Я написал на доске

Я написал на липкой доске,
И на листках Ферреса блеклых,
И на реке, и на морском песке,
Коньки на льду, и кольцо на очках, —

И на стволах, что сотни зим,
И, наконец, — чтоб всем было известно! —
Что ты любишь! Любовь! Любовь! Любовь! —
Подпись — радуга небесная.

Как я хотел каждый цвет
Во веки со мной! Под моими пальцами!
И тогда, склонившись лбом о стол,
Крест скрестится — имя…

Но ты, в руке торгового писца
Положи! Вы, что я сердце вещи!
Я не продан! Внутри кольца!
Вам предстоит выжить среди зарослей.

Откуда эта нежность?

Откуда эта нежность?
Не первый — эти локоны
Разглаживание и губы
Я знал — темнота твоя.

Вареные и гасли звезды
(Откуда эта нежность?),
Вареные и гасли глаза
На мои самые мои глаза.

Не такие песни
Я слушал ночью ночью
(Откуда эта нежность?)
На груди певица.

Откуда эта нежность?
А что с ней делать, тэги
Сумасшедшая, певица
С ресницами — уже нет?

Любовь! Любовь! И судороги и в гроб

Любовь! Любовь! И в конвульсиях и в гроб
Завернут — я предлог — путаюсь — прет.
О мед! Ни в гроб,
Не скажу в облаке с тобой.

И не на мне пару крыльев красивых
Дана, чтобы сохранить сердце.
Укоренившийся, лишенный и лишенный
Не поминаю жалкую Слободу.

Нет, я буду гладить твои руки, мельница упругая
Один взмах твоей постели
Смерть, забери! — Должна тысяча в округе
Снежная фура — и в лесу спальни.

И если все W — плечо, крылья, колено
Сжимаясь — Я дал себя дунуть себе, —
Тогда только тогда, смеясь над деленой,
Veriate Rolling — Il Rosan Fly!

Хочу зеркало, где мучают

Я хочу зеркало, где муки
И сон дышит
Я копал — куда ты идешь
И где убежище.

Вижу: мачта корабля,
А ты — на палубе…
Ты в поезде куришь… Поля
Вечерняя жалоба —

Вечерние поля в росе,
Над ними — вороны…
— Всех вас благословляю
Четыре стороны!

Не целовался — прилагается

Не целовались — привязались.
Не сказали — показали.
Может быть — ты не жил на земле,
Может только плащ на стуле висел.

Может быть — давно под каменной плоскостью
Начекан твой нежный век.
Войлок вощеный:
Маленькие поздние розы.

Кладу руку на сердце — не бьется.
Так легко без счастья, без страданий!
— Так прошло — что люди зовут —
На свете — любовный хер.

Цветок к нагрудному крючку

Цветок на нагрудный крючок,
Кто дрочил — не помню.
Мы не утоляем мой голод
На грусть, на страсть, на смерть.

Виолончель, скрип
Двери и звон стекла,
И лязг шпор и крик
Вечерние поезда

Выстрел на охоте
И Трок Бубарец —
Ты зови, зови
Я нелюбил меня!

Но есть еще надост:
Жду того кто
Разберусь как надо —
И зажигаю.

Попытка ревности

Как ты живешь с другим, —
Легче ведь? — Удар подушечками! —
Линия Берегово
Вскоре на память ушел

Обо мне, плавучий остров
(В небе — не на воде)!
Души, души! — Быть вам сестрами,
Не любовницами — вам!

Как ты живешь со сноном
Женщина? Без божеств?
Государь с троном
Оверши (с сосредоточением),

Как вы живете — заснуть —
Хэдс? Встать — как?
С долгом бессмертной пошлости
Как ты справляешься, бедняга?

«Матрос да перебои —
Стоп! Найм домой.»
Как ты живешь ни с кем
Избранное сам!

Часто и едко —
Песок? Я не ем — не тужься…
Как ты живешь с подобием —
Тебя, я Синай исправляю!

Как ты живешь с чужим
На месте? Ребр — Люба?
Позор Зевезой государь
Не скрывает ли лоб?

Как живешь — привет —
Успеваешь? Скоро — как?
С язвой бессмертной совести
Как ты справляешься, бедняга?

Как вы живете с товаром
Market? Цель — круто?
После марблс Каррара
Как ты живешь с трубкой

Гипс? (Из валуна высечено
Боже — и верно разбито!)
Как ты живешь со стотысячным —
Тебе, Лилитус!

Новинка рынка
Будет филе? К Волшбаме остыло,
Как ты живешь с землей
Женщина, без шестого

Чувства? ..
Ну и для головы: доволен?
Нет? В провале без глубины —
Как живется, милый?
Нравится ли мне с другим?

Тебя я любил Ложь

Тебя я любил Ложь
Правда — и правда ложь,
Ты любил меня — то
Нигде! — Оверсел!

Ты любил меня дольше
Время. — Слив талии! —
Ты меня больше не любишь:
Истина в пяти словах.

Соперник, и я приду к тебе

Соперница, и я приду к тебе
Когда-нибудь, так ночь лунная,
Когда лягушки в пруду
И женщины от жалости сходят с ума.

И, задержавшись на веках
И на ревнивых твоих ресницах,
Я скажу тебе, что я не человек,
А лишь сон, что только снится.

И скажу: — Ты сольешься, утешенье,
Кто-то в моем сердце гвозди забивает!
А я тебе скажу, что ветер свежий,
Что жарко — над головой — звезды…

Ремесе: все твои цели дороже

Ремесе: все твои цели дороже
Волос один с моей головой.
И иди сам… — Ты тоже
И ты тоже, и ты.

Узнай меня, все собате!
Не ешь меня с утра!
Чтобы я мог спокойно выйти
Встать на ветер.

Ты чужой и не чужой

Ты чужая и не чужая,
Родная и не родная
Моя и не моя! Иду к вам
Домой — я «в гостях» не скажу,
И не скажу «домой».

Любовь — как огненные заботы:
И все кольцо — большое дело,
И весь алтарь — великий свет.
— Бог — не благословил!

Мальчик, бегущий со слезами на глазах Я явился тебе

Мальчик, бегущий слезами,
Я явился тебе.
Ты трезво смеялся
Злые мои слова:

«Шалость — жизнь мне, имя — шалость!
Смейтесь, кто не глуп!»
И усталости не видели
Плохие губы.

Луна привлекла тебя
Два огромных глаза.
— Слишком розовый и молодой
Я был для тебя!

Растаявший легче снег,
Я стал как сталь.
Мяч, прыгнувший с бега
Прямо на пианино

Весенний песок под зубами или
Сталь на стекле…
— Только ты не поймал
Грозный стрелок

Легких слов моих и нежности
Очки гнева…
Каменная безысходность
Все мои проказы!

Я — туда, ты — будешь

Я. Вы будете. Между нами — бездна.
Я пью. Ты спятил. Содействовать — напрасно.
Нам десять лет, нам сто тысячелетий
Отключитесь.- Бог мостов не строит.

Будь! — Это моя заповедь. Дай — Мимо
Идти, дыша, не нарушая роста.
Я. Вы будете. Три весны
Вы скажете: — Эс! — А я скажу: — Однажды…

Каждый стих — дитя любви

Каждый стих — дитя любви
Нищий незаконнорожденный.
Первенец — Хан
На луке ветров — положен.

Сердце — ад и алтарь,
Сердце — рай и позор.
Кто Отец? Может король,
Может король вор.

Мой предок был скрипачом

Кто-то мой предок был скрипачом,
Наездником и вором одновременно.
Это из-за моего темперамента
И волосы пахнут на ветру?

Не он ли, темный, ворует с Арбы
Моя рука — абрикосы,
Виновник моей страстной судьбы,
Курчай и бочки?

Прогулка по пахахару за родным
Коса между губ — шиповник.
Плохой был товарищ, — Лыха
А любовница была!

Трубка любовника, луна и бусы,
И все молодые соседи…
Я тоже думаю, что — трус
Был мой желтоглазый предок.

Что, душа черта за грош,
Он в полночь не ходил по кладбищу.
Я тоже думаю, что нож
Он носил для ее крана

Что не раз из-за угла
Он прыгал — как кошка гибкая…
И я почему-то понял
Что он не на скрипке играл!

И все это было соской
Как снег в прошлом году — летом!
Те мой предок был скрипачом.
Я стал как поэт.

В раю


Я заплачу землей и в раю,
Я стар слова с нашей новой встречей
Не скрывай.

Где алены ангелов летят стройно
Где арфа, лилии и детский хор,
Где будет все остальное, я буду неугомонным
Поймать твой взгляд.

Райские видения с улыбкой
Одна в кругу невинно-строгих дев,
Буду петь, земная и чуждая,
Земной вход!

Вспоминая плечи тоже
МиГ придет, — не скрывал я слез…
Ни туда, ни туда, — нигде не надо встречаться
И не для встреч, мы будем в раю!

Будь деликатным, сумасшедшим и шумным

Будь нежной, безумной и шумной,
— Так жаждущей жизни! —
Очаровательный и умный, —
Очаровательным быть!

Нежнее всех, кто есть и был
Не знать вины…
— О возмущении, что в могиле
Мы все равны!

Стань тем, что никому не мил
— Ой, стань как лед! —
Не зная, что было
Ничего не приходит

Забыть, как разбилось сердце
И снова слиться,
Забыть слова твои и голос
И блеск волос.

Бирюзовый браслет —
На стебельке
На этой узкой, на этой длинной
Моя рука…

Как рисует Тучка
Издалека
За жемчужную ручку
Рука взяла

Как прыгать в ноги
Сквозь плетень
Забудь как у дороги
Трахнул тень.

Забудь, как пламя в лазурях,
Как дни тихи…
— Всем штаны свои, всем бури
И всем стихи!

Мое свершение чудо
Поднимите смех.
Я, вечно розовый, я буду
Бледнее всех.

И не раскрывай — надо —
— О, пожалуйста! —
Ни на закат, ни на взгляд
Без полей

Мои опущенные веки.
— Ни за цветочек! —
Моя Земля, прости навеки,
На все века.

А еще скроют луну
И талый снег
Когда этот молодой посеется,
Прелестные веки.

Ваше имя как синица в руке

Твое имя — синица в руке,
Твое имя — айсклин на языке,
Одно единственное движение губ
Твое имя — пять букв.
Мяч, пойманный на лету
Серебряный бубен в устье,

Камень, мчащийся в тихом пруду,
Глупо, как тебя зовут.
В свете ночи цокали копыта
Безымянный твоё имя гремит.
И зовет его в храм
Спусковой крючок.

Тебя зовут Ах, это невозможно! —
Твое имя — поцелуй в глаза,
В нежных струях недвижимого,
Твое имя — поцелуй в снегу.
Ключ, Лед, Синий Сансаж.
С твоим именем — спать спокойно.

Есть определённый час — как упал карабкаться:

Когда гордыня затягивает в себя.

Час ученичества, он есть в жизни каждого

Высокий час, когда складываешь ружье

К ногам указанного нам — пальца,

We Purpur Warrior на верблюжьем меху

Заменяем на песок морской.

Химинг от одинокого дня!

Примерно в этот час, когда как спелый колос

Мы оторвемся от их гравитации.

Моя молодость! Мой инопланетянин.

Моя молодость! Мой инопланетянин

Молодость! Моя безделушка непарная!

Воспаленные глаза, сужение,

Итак, лист календаря сломан.

Ничего из всей твоей добычи

Не взяла задумчивая муза.

Моя молодость! — Назад не нажимаю.

Ты был обузой и обузой.

Ты в ночи рыдал ряд

Ты вытащил стрелы в ночи.

Ваша щедрость разваливается, как щебень,

За других понес грехи.

Squeepter к вам возвращается на сегодняшний день —

Что уже душа к коромыслу и щетке!

Моя молодость! Моя Ферока —

Молодость! Мой лоскуток кугал!

С четырех до семи

В сердце, как в зеркале тень,

Скучно одному — и с людьми…

Медленно тянется день

С четырех до семи!

Людям не надо — Лыгут,

В сумерках каждый жесток.

Я хочу плакать.В Жгуте

Шарф с скрученными пальцами.

Если обиделся, прощу,

Только я не Томи!

Мне бесконечно грустно

С четырех до семи.

Вот и поплыли: Голова и Лира.

Так поплыли: Голова и Лира,

Внизу, на расстоянии отступления.

И Лира заверила: мир!

И губы твердят: прости!

Кровавый след двойной лиа

По наемной Гебре —

Брат нежный мой, сестра моя!

Иногда, в тоске унатоля,

Движение замедлило голову.

Но Лира заверила: мимо!

И губы к ее веку: увы!

Сдвинута как корона —

ЛИРА не истекает кровью?

Разве ее волосы не серебристые?

РУМЯНО-ГОЛУБОЙ.

Девушка в красном и девушка в синем

Вместе гуляли в саду.

— «Знаешь, Алина, кидаем платье,

Будем купаться в пруду? «.

Тонкий палец угрожающий

Девушка строго синим цветом ответила:

«Мама сказала — нельзя.»

Женская грудь! Души застыли вздохом.

Женская грудь! Души застыли вздохом —

Сущность женщины! Волна, всегда удивляющая

Пойманный — и всегда удивленный

Ласкаешь — увидишь Бога!

Презренная и презрительная джина

Игрок. — Женская грудь! — Броня

Соответствует! — Я думаю о тех…

Про один к одному, — друзья тех.

Три короля.

С ценными подарками.

С синими морями.

Все, с ковчег-с-тварь.

Что в третьем, мой король?

Не понимаю, что это значит!

А ребенок плачет.

Общение через сны

Всё только на миг создано людьми,

Новинка Fluster Delight,

Но неизменно, как грусть, остается

Общение через сны.

Успокоить… забыть… уснуть…

Сладость опущенных век…

Мечты открываются грядущей судьбе,

Все мне, что бы я ни думал украдкой,

Прозрачный, как чистый кристалл.

Мы неразлучны и вечная тайна

Не молю: «О, Господи, уничтожь

Мука грядущего дня! »

Нет, я молю: «Ой пошел к нему, Боже,

Привет из Вагона.

Сильнее гул, как будто вверху — здание,

Последний раз автомобиль колеблется

Последний раз…идем… До свидания,

Мой зимний сон, мой сон до слёз хорош,

Я устал от тебя судьбой.

Так суждено! мне ничего не нужно

Под шум машины сладко веришь в чудо

И в долгие звездные дни, еще туманные, плыть.

Мир такой широкий! Вы в нем за прохождение

Вагон темноты как будто прописывает плечи,

В форсунку наливается туман…

Мой далекий друг, пойми — все эти речи

Зеленое ожерелье

Весь вечер был разыгран и мы выбрали колье

От зелени, до низа отражающих глаз, камней.

Вы слишком сильно потянули за хрупкую нить

И камни обильно посыпались,

С папой, вменяемым сильнее.

Мы в тоске расстались в нашей незащищенности в целии.

Ни одного ожерелья вокруг наших дрожащих пальцев

Она заботится, давая нам новый свет.

Мы к сокровищам бездны все дороги открыты,

Наши жадные глаза не полны

И всем драгоценным камням

Отправляем шаги с представлениями вечного Скальцева.

Марина Цветаева родилась в Москве 26 сентября (8 октября) 1892 года. Ее отец был профессором университета, мать — пианисткой. Стоит заметить, что биография Цветаевой пополнилась первыми стихами в шестилетнем возрасте.

Первое образование получил в Москве в частной женской гимназии, затем учился в пансионах Швейцарии, Германии, Франции.

После смерти матери Марину, ее брата и двух сестер воспитывал Отец, который старался дать детям хорошее образование.

Начало творческого пути

Первый сборник стихов Цветаевой вышел в 1910 году («Вечерний альбом»). Уже тогда на творчество Цветаевой опирались знаменитые — Валерий Брюсов, Максимилиан Волошин и Николай Гумилев. Их творчество и произведения Николая Некрасова существенно повлияли на раннее творчество поэтессы.

В 1912 году она выпустила второй сборник стихов — «Волшебный фонарь». Эти два сборника Цветаевой вошли и в стихотворение для детей: «Так», «В классе», «В субботу».В 1913 году выходит третий сборник поэтессы под названием «Из двух книг».

В годы гражданской войны (1917-1922) за цветные стихи, средства выражения сочувствия. Помимо поэзии, она занимается написанием пьес.

Личная жизнь

В 1912 году он женится на Сергее Эфроне, у них появляется дочь Ариадны.

В 1914 году Цветаева знакомится с поэтессой Софьей Гарник. Их роман продлился до 1916 года. Ей Цветаевой посвятил цикл своих стихов под названием «Подружка».Потом Марина вернулась к мужу.

Вторая дочь Марины Ирина умерла в возрасте трех лет. В 1925 году родился сын Георгий.

Жизнь в эмиграции

В 1922 году Цветаева переезжает в Берлин, затем в Чехию и в Париж. К цветовому творчеству тех лет относятся произведения «Поэма горы», «Поэма конца», «Поэма воздуха». Стихи Цветаевой 1922–1925 годов были опубликованы в сборнике «После России» (1928). Однако популярности за границей стихи ей не принесли.Именно в период эмиграции в биографии Марины Цветаевой большое признание получила проза.

Цветаева пишет цикл произведений, посвященных общеизвестному и значимому для людей:

  • в 1930 году был написан поэтический цикл «Маяковский», в честь знаменитого Владимира Маяковского, самоубийство которого потрясло поэтессу;
  • в 1933 году — «Жить о живом», воспоминания Максимилиана Волошина
  • в 1934 году — «Упакованный дух» памяти Андрея Белого
  • в 1936 году — «Вечер под парусами» о Михаиле Кузьмине
  • в 1937 году — «Мой Пушкин» посвященный Александру Сергеевичу Пушкину

Возвращение на Родину и смерть

Прожив 1930-е в нищете, в 1939 году Цветаева возвращается в СССР.Ее дочь и ее муж арестованы. Сергей расстрелян в 1941 году, а дочь реабилитирована в 15 лет.

В этот период Цветаева почти не пишет стихов, а занимается только переводами.

31 августа 1941 года Цветаева покончила жизнь самоубийством. Похоронена великая поэтесса в городе Елабуге на Петропавловском кладбище.

Музей «Цветаее» находится на Сретенке в Москве, а также в Болшево, Александрове, Владимирской области, Феодосии, Башкортостане.Памятник поэтессе установлен на берегу Оки в городе Тарусе, а также в Одессе.

Хронологическая таблица

Другие варианты биографии

  • Свои первые стихи Марина Цветаева начала писать в детстве. Причем делал это не только по-русски, но и по-французски, и по-немецки. Языки она знала на отлично, ведь семья часто жила за границей.
  • С мужем она познакомилась случайно, отдыхая у моря. Марина всегда считала, что полюбит мужчину, который подарит ей камень по душе.Ее будущий муж, не подозревая об этом, подарил Цветаевой в первый же день их знакомства Черделика, которого нашел на пляже.
  • Во время Великой Отечественной войны Цвеев вместе с сыном эвакуируется в Елабугу (Татарстан).

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.