Беме якоб: Якоб Беме | Вер Герхард, Бёме Якоб

Якоб Беме — книги автора, биография, фото, личная жизнь

  •  

    Код товара 751479

    Издательство: Ніка-Центр

    Язык: Русский

    Год издания: 1998

    Формат скачивания: epub, fb2, mobi, pdf

  • Код товара 896609

    Издательство: Рипол Классик, Пальмира

    Язык: Русский

    Год издания: 2016

    Переплет: Мягкий

  • Код товара 824983

    Издательство: Пальмира

    Язык: Русский

    Год издания: 2016

    Переплет: Твердый

возвещение и путь немецкого идеализма.

В книге представлен целостный взгляд на учение величайшего христианского мистика и пророка немецкой Реформации Якоба Бёме (1575–1624). Именно «тевтонский философ», как прозвали Бёме современники, явился провозвестником нового принципа идеализма в истории философии – в противоположность также

возвещенному в это время в Англии принципу эмпиризма английского мыслителя Фрэнсиса Бэкона (1561–1626), а также принципу философского метода рационализма француза Рене Декарта (1596–1650). «Якоб Бёме был первым немецким философом, его философии присущ подлинно немецкий характер» (Хегель). Настоящее издание представляет собой одну из первых попыток представить российскому читателю этот еще неизвестный и едва по-настоящему сознаваемый, подлинно религиозный и христианский Исток всей немецкой философии Нового и «новейшего» времени. Первое издание в настоящем объеме состоялось в 2014 г. При подготовке нынешнего издания были учтены некоторые неточности и внесены незначительные поправки. Книга рассчитана прежде всего на исследователей и преподавателей классической немецкой философии, истории и теологии протестантизма в современных российских университетах.

Предисловие к изданию 2014 г. . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . V
Введение . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . 3

1. Историческая перспектива . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . 3
2. Mистицизм Бёме . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . 10
3. Первый немецкий философ . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . 26
А
Учение Бёме о триедином Боге, Природе и Человеке
I. «Тесные врата» в тевтонскую мудрость . . . . . . . . . . . . . . . . . . 42
1. От lingua teutonica к lingua naturae . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . 43
2. Парацельс. Liber scripturae и liber naturae . . . . . . . . . . . . . . 48
3. От учения о семи качествах к «понятию» Бездна
и учению о «вечной Воле» . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . 61
4. Основные этапы творчества Бёме . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . 82
5. Теософия Бёме . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . 121
II. «Бездна» (Ungrund) . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . 140
1. Значение понятия «Бездна» (Ungrund)
для понимания учения о «вечной Воле» . . . . . . . . . . . . . . . . 140
2. Бездна – Ничто – Становление . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . 142
3. Идея «бездонного» Бога . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . 146
4. Попытка определения Бездны через ее 7 качеств,
или «источных духов» . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . 155
III. Учение о Троице . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . 163
1. Ступени теогонического процесса . . . . . . . . . . . . . . . . . . 163
2. Негативное в идее самого Бога . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . 169
IV. Учение Бёме о природе, или Натур-теософия . . . . . . 192
1. Понятие вечной природы . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . 192
2. Понятие Творения . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . 221
3. Теогоническая душа человека . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . 264
V. Учение Бёме о человеке, или Антропо-теософия . . . . 283
B
Протестантское начало в философии Бёме
1. Бёме и учение лютеранской Церкви . . . . . . . . . . . . . . . . 309
a. Лютер и Бёме . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . 309
b. Лютер и немецкая мистика . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . 316
c. Радикальный пиетизм: Квирин Кульман (1651–1689)
и Йоханн Гихтель (1638–1710) . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . 324
2. Протестантская Церковь и Бёме . . . . . . . . . . . . . . . . . . . 331
a. Фридрих Отингер (1702–1782) . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . 333
b. Йоханн Юнг-Штиллинг (1740–1817) . . . . . . . . . . . . . . . . . 342
c. Истинная христианская Церковь . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . 345
C
Якоб Бёме в литературном движении немецкого романтизма
и в философии немецкого идеализма XIX столетия
1. Немецкий романтизм:
Людвиг Тик (1773–1853)
и немецкий романтизм . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . 354
2. Франц фон Баадер (1765–1841) . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . 366
3. Георг Хегель (1770–1831) . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . 375
4. Фридрих Шеллинг(1775–1854) . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . 386
Заключение . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . 401
ПРИЛОЖЕНИЕ
Якоб Бёме
Mysterium magnum, или Великое Таинство, 1623
Предисловие автора . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . 412
Глава I. Что такое открывшийся Бог и о Троице . . . . . . . 416
Глава II. О Слове или Сердце Божьем . . . . . . . . . . . . . . . . . . 418
Глава III. Как из вечного Добра возникло Зло,
которое в Добре не имеет начала ко Злу;
и о происхождении темного мира или ада,
в котором обитают бесы . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . 421
Глава IV. О двух принципах, т.е. о Божьих любви и гневе,
о тьме и свете, чтó необходимо рассмотреть
читателю . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . 428
Глава V. О пяти sensibus или чувствах (Sinnen).
Огонь любви, Венера . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . 434
Глава VI. О существе телесности, седьмой вид природы.
Седьмое существо. Луна и Сатурн,
Начало и Конец . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . 439
Глава VII. О святой Троице
и божественном Существе . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . 445
Фридрих Шеллинг
Философия и религия, 1804
В кратком изложении Куно Фишера . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . 450
I. Вопрос о религии . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . 450
II. Решение вопроса . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . 454
1. Бог и мир в Боге . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . 454
2. Отпадение и мир вне Бога . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . 457
3. Возвращение к Богу . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . 461
4. Царство духов и бессмертие души . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . 463
III. Мистерия философии и религии . . . . . . . . . . . 465
IV. Переход к теософии . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . 466
О сущности немецкой науки, 1807 . . . . . . . . . . . . . . . . . . . 470
Философские исследования
о сущности человеческой свободы, 1809 . . . . . . . . . . . . . . 486
Николай Бердяев
Из этюдов о Якобе Бёме, 1930
Этюд I. Учение об Ungrundе и свободе . . . . . . . . . . . . . . . . . 568
Этюд II. Учение о Софии и андрогине . . . . . . . . . . . . . . . . . 596
Якоб Бёме и русские софиологические течения . . . . . . . . . 613
Георг Хегель
Возвещение новой философии
в кратком изложении Куно Фишера . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . 625
Фрэнсис Бэкон . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . 625
Якоб Бёме . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . 626
Комментарии и примечания . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . 630

Автор: Беме Якоб - 3 книг.Главная страница.

Трое в лодке (не считая собаки)
Джером Клапка Джером

Я уже читала это произведение в переводе Салье, знаю, что тот перевод отличался сухостью и несмешными шутками, однако, был близок к оригиналу, и один этот факт меня устроил. Перевод Гая Севера стал для меня открытием, он смог с точностью передать атмосферу того времени, сохранив юмор, динамичность повествования и легкость чтения, что заставило меня влюбиться в данное произведение

Анна   24-05-2021 в 21:52   #189873 Контрабандисты во времени
Дмитрий Шмокин

В принципе, книга эта для Дмитрия не совсем характерна. Как он неоднократно признавался, писать он ее начал случайно, продолжил под внешним давлением, а закончил, потому что не привык бросать.

Так что встречаем первую альтернативку от автора и поклонника твердой НФ.

Впечатление от книги: весьма положительное. Не обошлось без шероховатостей (еще раз: не косяков, а шероховатостей!), но знатоки говорят, что без этого даже букварь не обошелся. Но мы к этому еще вернемся, когда я расскажу о минусах книги.

Сюжет, в принципе, прост, главная линия не отклоняется, второстепенные не пропадают и ведут к логическому завершению, вновь вливаясь в основную линию и не перетягивают на себя одеяло.

Персонажи живые, имеют как речевые, так и логические отличия, хотя некоторая схематичность отдельных персонажей второго плана иногда наблюдается. Но на то они и персонажи-функции, чтобы подать солонку и уйти, а не блистать Платоном Караваевым и переворачивать с ног на голову (или наоборот) всё мировоззрение ГГ.

Что касаемо деталей - их много. Видно, что Дмитрий перелопатил в поисках бэкграунда гору источников. И это придает отдельную ценность тексту. Да, читатель вроде меня не запомнит все эти детали вроде названий мечей и элементов брони и мне пофиг, как там называлась какая-то специальная шапочка или штаны, но это, знаете ли, впечатляет.

Главное, что Дмитрию удалось - так это отобразить описываемую эпоху. Все эти цеховщики, рыцари, кардиналы, ученые, пирожники и прочие бакалейщики - они дают ощущение, что герои не в пустыню попали, а именно в чужое время, населенное людьми, которые жили и до этого, а не стояли манекенами в ожидании, когда автор дернет за ниточку и начнет действие.

Короче, вот тут я должен сказать главное: я жду продолжение. Мне интересно, что будет дальше, а ведь это, что ни говори, главный критерий любой истории.

Пряники раздал, перейдем к мелким шероховатостям, о которых я говорил. Причем, говорил я о них и Дмитрию во время написания книги, просто вот сейчас озвучу их еще и здесь.

Первое. Речь одного из персонажей изобилует феней. Да, той самой блатной музыкой. Персонаж пользуется криминальным арго по делу, тут никаких претензий (да и образ этот - один из самых удачных в книге, настоящий антигерой, хороший такой, качественный), но - можно было просто сделать акцент, вставить слова из воровского жаргона исключительно для того, чтобы оттенить речь и читателю не пришлось бы для того, чтобы понять, о чем говорит персонаж, по двадцать раз лезть в сноски с переводом.

Второе. Ответвление с историей рыцаря. Оно большое и очень тщательно проработанное, изобилует массой любопытных деталей, видно, что Дмитрий отнесся к этому куску текста с особенной любовью. Но оно выбивает читателя из канвы основного сюжета. Можно было бы сделать из этой истории отдельный текст и включить в цикл, и это было бы очень хорошо.

Третье. Я так и не понял, как бандит из двадцать первого века нашел общий язык с инквизиторами, разговаривающими на старофранцузском и латыни. Тем более, что он ни разу не лингвист.

Четвертое. Заголовок. Дима, убери уже из него точку и 18+))))

Бонус. Книги, которые у меня ассоциируются с этим текстом. Не напоминают, а ассоциируются, это разные вещи. Так что искать что-то общее между ними я бы не стал.

1. Умберто Эко, Имя розы.

2. Вальтер Скотт, Айвенго.

3. Михаил Елизаров, Ногти.

4. Хорхе Луис Борхес, Всеобщая история бесчестия.

Сергей   16-05-2021 в 23:05   #189867 Великан
Стюарт Слейд

Итак, Германии настал армаггедец. Очень хорошо. Вместе с ней армаггедец наступил на всё германское гражданское население, военнопленных, всех перемещённых лиц и на различные культурные ценности, вывезенные нацистами из Европы и СССР. Добавьте радиацию, заражение воды и почвы всей Центральной Европы. Значит что? Значит неминуемая миграция прочего населения в США, а это новые рабочие руки для тяжёлых и непопулярных работ. И (возможно; и в меньшей степени) в СССР. А почему этот армаггедец настал? А немцы на Восточном фронте укрепились, не выбить. И если учесть, что в реальной Истории, получая американскую помощь в разы меньше, пусть и со Вторым фронтом, который оттягивал процентов 20 немецких ресурсов, к 45-му году советские войска были уже в Германии, можно подумать, что американцы сами не наступали и советским войскам не давали. Кеннеди, до кучи, погиб. Удачно погиб, а то воевал вместе с русскими, наверняка понабрался от них разных левых идей, а оно Америке надо? Ну и с божьей и американской помощью, СССР ещё долго будет слабым, отсталым и не лезть под руку США во внешней политике.

Andrey66   15-05-2021 в 11:30   #189865

БЁМЕ

[Бём; нем. Böhme, Böhm] Якоб (24.04.1575, Альтзайденберг, ныне Завидув, Польша - 17.11. 1624, Гёрлиц, Германия), нем. протестант. мистик-визионер, теософ и богослов, прозванный «Philosophus Teutonicus» (лат.- тевтонский философ).

Род. в бедной крестьянской семье, получил начальное образование в деревенской школе, был подпаском, обучался сапожному ремеслу. Во время обычных для ремесленных учеников странствий, доставлявших случайный заработок, Б. изучал Библию, познакомился с мистическими сочинениями Ф. Парацельса, В. Вейгеля и др. В 90-х гг. XVI в. Б. поселился в Гёрлице, женился, открыл собственную сапожную мастерскую. Пережив в 1600 и 1610 гг. состояния религиозно-мистического экстаза, Б. в дальнейшем стремился рационально осмыслить приобретенный опыт. 1-е соч. Б. «Аврора, или Утренняя заря в восхождении» (1612) привело к конфликту с лютеран. общиной Гёрлица, Б. был осужден как еретик. Преследования со стороны пастора Г. Рихтера только укрепили Б. в сознании правоты и снискали ему большую известность. Вопреки наложенному запрету на лит. деятельность в период с 1618 по 1623 г. Б. создал серию теософских и религиозно-мистических сочинений, к-рые распространялись в списках благодаря усилиям сложившегося в 1620-1621 гг. круга его сторонников и учеников. 1-я публикация сочинений Б.- сб. «Путь ко Христу» - состоялась лишь в год его смерти. В мае 1624 г. Б. искал защиты от преследований гёрлицкого пастора в Дрездене при дворе саксон. курфюрста, но поддержки не получил: четверо дрезденских богословов отказались обсуждать его сочинения, признав свою некомпетентность. В авг. того же года Б. заболел и через 3 месяца умер, окруженный благоговейным почитанием своих последователей. Общеевроп. известность «тевтонскому философу» принес изданный в 1632 г. лат. перевод его соч. «Истинная психология, или Сорок вопросов о душе».

К числу философских сочинений Б. относятся трактаты: «Morgenröte im Aufgang», получивший от позднейшего издателя прибавление к названию «Aurora» (Аврора, или Утренняя заря в восхождении, 1612), «Von den drei Principien» (О трех принципах, 1619), «Vom dreifachen Leben des Menschen» (О троякой жизни человека, 1619-1620), «Psychologia vera, oder Vierzig Fragen von der Seele» (Истинная психология, или Сорок вопросов о душе, 1620), «Von der Menschwerdung Jesu Christi» (О вочеловечении Иисуса Христа, 1620), «De signatura rerum..., oder Von der Geburt und Bezeichnung aller Wesen» (О рождении и обозначении всех сущностей, 1621-1622), «Von der Gnadenwahl» (Об избрании по благодати, 1623), «Mysterium Magnum, oder Erklärung über das Erste Buch Mosis» (Великая тайна, или Изъяснение первой книги Моисея, 1623) и др. Мистико-религ. сочинения собраны в кн. «Der Weg zu Christo» (Путь ко Христу: Об истинном покаянии, 1622; О возрождении, 1622; О сверхчувственной жизни, 1622; О божественной молитве, 1624). Б. принадлежат неск. апологетических трактатов, а также 79 писем (посланий), часть к-рых относят к трактатам. Полное собрание сочинений Б. на нем. языке вышло в Амстердаме в 1682 г. стараниями нем. мистика И. Гихтеля.

Несистематичность произведений Б., их необычный язык, изобилующий неологизмами и многозначными символами, затрудняют интерпретацию его обширного лит. наследия. В творчестве Б. переплетаются неоплатонические и гностические мотивы, влияние средневек. мистики, алхимической традиции, идей Н. Коперника, Парацельса, Вейгеля, Себастьяна Франка, К. Швенкфельда и др. Основная интуиция всего творчества Б.- монодуализм, представление о бытии как единстве единства и раздвоения. Применительно к Богу эта интуиция развернута в учении о внутрибожественной жизни: вечном рождении Бога в Самом Себе и для Самого Себя из отличной от Него темной хаотичной первоосновы (Ungrund). Бог есть единство двойственности: «Да» и «Нет», Любовь и Гнев. Единство в Боге этих двух принципов облекается в третий принцип - вечную природу. Бог рождается, т. о., для Себя как троичный. В развертывании учения о Св. Троице Б. опирается на структуру волевого акта: Бог как безосновная воля к откровению (Отец) постигает Cам Cебя как волю к рождению, в качестве такой постигнутой воли (Сын) и через нее исходит вовне (Дух) и в этом троичном движении вечно рождается в природу (Aurora. III 10-35). Для Б. саморождение Бога и становление природы, теогония и космогония,- две стороны одного процесса. «Великая мистерия» Божественного откровения есть одновременно и рождение, и творение (Ibid. XIII 71-87; 94-96).

Я. Бёме. Прижизненный портрет. Неизвестный художник


Я. Бёме. Прижизненный портрет. Неизвестный художникОгромную роль в теософии Б. играет «Противообраз», обозначающий Божественную Премудрость или Деву Софию. София есть, согласно Б., полнота выраженности Божества во взаимопроникновении Отца и Сына в Духе, это есть совершенное знание Бога о Cамом Cебе как троичном. Вопреки распространенному предубеждению оппонентов и критиков, Б. не рассматривает Софию как самостоятельную сущность, но отводит ей исключительно пассивную роль «Зеркала» триединой Божественности, что подчеркивается обозначением ее как Девы (в противоположность Жене) (Von der Menschwerdung Jesu Christi. I 16, 12). Символика Софии как энергии Божественного присутствия в природе, сочетающая в себе гностические и каббалистические мотивы, оказала влияние на формирование позднейших оккультных учений.

Истолкование природы основано у Б. на учении о т. н. «источных духах», или «качествах»,- нетварных силах, сочетание и взаимодействие к-рых образует многообразие чувственно явленного мира. В природе триединство Бога воплощается в динамическом, подвижном единстве противоборствующих сил видимой природы («качеств»). Следуя Парацельсу, Б. подчеркивает пребывание природы в постоянном формообразовании, «воображении». В этом подвижном единстве природа выступает как Тело Божие. «Источные духи» суть образы природы, непосредственно рождающиеся из Божества (ibid. II 5, 5). Первая группа из 3 образов знаменует откровение темной природы Божества: (1) «терпкость», т. е. слепая воля; (2) «горечь», или «жало», т. е. движение, притяжение; (3) «страх». Динамика этих качеств - круговращение Божества в Самом Себе, «вращение Божественного колеса», образ к-рого дан в видении прор. Иезекииля (Aurora. III 10; ср.: Иез 1. 15-21). Разрыв круговращения ознаменован раскрытием 4-го образа, «огня», или «искры»: «темный огонь» замыкает мучительное томление Божественной воли к откровению, одновременно «огонь света» прорывает замкнутость Божественности внутри Себя. Затем следуют 3 образа, или качества, «светлого мира», к-рые соответствуют первым трем, преображенным рождением: (5) «свет», или «любовь»; (6) «звук», или «тон»; (7) «сущность», или «телесность», обозначающая полноту осуществления и преображения всех качеств и рождение природы (Von der Menschwerdung Jesu Christi. II 11, 46; ср.: Aurora. XVII 2). 7 «источных духов», или «качеств», соотносятся с 7 днями творения в кн. Бытия. Неоднократно отмечалась исключительная близость этого учения к каббалистическому учению о «сефирот» (см. Каббала), однако прямая преемственность остается недоказанной.

Принципиальное значение для всего творчества Б. имеет аналогия между природой и языком. Бог «изрекается» в природу, творение есть «изречение слова в рождение вечной природы» (Betrachtung göttlicher Offenbarung. III 27). Природные процессы суть отображение внутрибожественной жизни в особом предметном языке, то, что Б. называет «signatura rerum» (обозначение вещей). Этой идее соответствует язык самого Б., перегруженный алхимической символикой, произвольными этимологиями, эмблематическими фигурами и чувственными аналогиями. Первосотворенная природа как совершенное откровение Божества есть органическое единство, в к-ром темные качества Божественной сущности вечно остаются в латентном состоянии и просветляются и смягчаются любовью (ibid. III 27). Однако в отличие от пантеистических мистиков эпохи Возрождения Б. подчеркивает не только единство, но и раздвоение между Богом и природой, являющееся следствием космической катастрофы - падения Люцифера. Произволением Люцифера Божественный гнев был пробужден к действию, и движение «качеств» в природе приобрело характер непримиримой распри (Aurora. XVII 5-6). Первая воля Бога и первое откровение Его внутренней сущности, первое творение, по Б., было разрушено падением диавола, вслед. чего сделалось необходимым второе творение, имеющее своим результатом сотворение первочеловека Адама.

В основе антропологических воззрений Б. лежит представление о первочеловеке как микрокосме: «Небо, земля, звезды и элементы - все в человеке, даже Троица Божественности, и нельзя назвать ничего, что не было бы в человеке» (Vom dreifachen Leben des Menschen. VI 49). Человек - образ соединения внутрибожественных принципов и в этом смысле образ Божий. Именно в человеке, во взаимном познании Богом человека как Своего отображения и человеком Бога как своего прообраза и происходит откровение (Von den drei Prinzipien. XIV 57). В соответствии с учением о signatura rerum Б. истолковывает человеческую телесность. Первочеловек Адам, согласно Б., имел, подобно ангелам, совершенное тело, «силовое тело», пребывающее в органическом единстве с природой и потому лишенное органов (у Адама не было ни желудка, ни детородных органов, ни легких). Адам имел тело, способное проходить сквозь камни и деревья, восприятие, никогда не ослабевающее в своей остроте, он был способен пользоваться окружающим миром, не нуждаясь в нем. Поэтому, живя во времени, Адам не знал страданий, болезней, был бессмертен (Vom dreifachen Leben des Menschen. XI 24). Отсюда представление об андрогинной сущности первочеловека: Адам мог продолжать свой род, не нуждаясь в др. существе, т. к., будучи внешне бесполым, внутренне содержал в себе обе необходимые для зачатия и рождения «тинктуры» (Misterium Magnum. XVIII 2). Овнешнение телесных функций, разделение полов Б. рассматривает как прямое следствие грехопадения.

Своеобразно толкование Б. грехопадения прародителей. Адам, подобно Люциферу, актом «воображения» пробудил в себе латентную мощь «терпкого» и «горького» качеств, направил свою волю во внешний мир и т. о. подчинил себя ему. Б. полагает, что падение Адама произошло еще до сотворения Евы, и видит указание на это в том, что Адам погружается в сон (первосотворенный человек не знал усталости и не нуждался в сне). Сон Адама означает, согласно Б., неполноту и порчу, порожденную неправильным направлением воли. Сотворение Господом Евы, долженствующее внешне восполнить эту неполноту, и вся последующая история грехопадения есть уже только следствия падения первочеловека (ibid. XIX 4).

Синтез 3 аспектов мировоззрения Б. (теософского, космологического и антропологического) осуществляется в т. н. христософии - учении о мистерии нового рождения человека во Христе. Основной формой изложения «христософии» является многослойное и изощренное по методам аллегорическое толкование Свящ. Писания с опорой на учение об «источных духах». Б. постоянно подчеркивает космическое значение Боговоплощения, к-рое является целью становления всей природы, а также миссию Христа как нового Адама (Vom dreifachen Leben des Menschen. V 140). Христология имеет у Б. еретические черты: разделение личности человека Иисуса и Божественной ипостаси Бога Слова.

Аскетическое учение Б. в целом строится на идее, проводимой Фомой Кемпийским в соч. «О подражании Христу»: «Тот христианин, кто во Христе претерпевает вочеловечение, страдание и смерть, в ком со смертью Христовой отмирает его лицемерие, в ком из смерти Христовой воскресает новая воля и новое смирение и кто в своей внутренней основе живет и существует во Христе» (Misterium Magnum. LXIII 51). В исторической перспективе «христософия» приобретает черты мессианского пророчества о грядущей новой Реформации в духе хилиастического учения Иоахима Флорского. Б. делит историю человеческого рода на 7 эпох, соответствующих вскрытию 7 апокалиптических печатей в Откровении Иоанна Богослова. Шестая эпоха начинается смертью и Воскресением Христа и завершается полным и исчерпывающим «откровением Царствия Божия», за к-рым следует уже седьмая эпоха, знаменующая конец времен. Б. называет шестую эпоху «эпохой лилии» (Ep. 28. S. 8ff.; 42. S. 47; ср.: Von den drei Prinzipien. XVIII 59). Эсхатологическими настроениями особенно отмечены поздние сочинения Б., гл. обр. послания, адресованные ученикам.

Влияние Б. обширно и многообразно. Хотя устойчивой религ. общины последователям Б. создать не удалось, живая традиция передачи его идей долгое время сохранялась в Германии («ангельские братья») и впосл. была перенесена нем. переселенцами в США. Новый всплеск интереса в сер. XVIII в. к философско-богословским идеям Б., инициированный теософскими сочинениями Л. К. Сен-Мартена и Ф. К. Этингера, проявили деятели европ. романтизма: философы и теологи (Ф. В. Й. Шеллинг, Г. В. Ф. Гегель, Ф. фон Баадер), писатели и поэты (И. В. Гёте, Новалис, А. фон Арним), художники (Ф. О. Рунге), композиторы (А. Брукнер). Б. высоко оценивали Л. Фейербах, Э. фон Гартман, А. Шопенгауэр. Почти не исследовано воздействие Б. на европ. культуру ХХ в. (напр., кинематограф А. Ганса, аналитическая психология К. Г. Юнга и др.). Интересу к Б. в нач. ХХ в. немало способствовала антропософия Р. Штайнера.

В Россию идеи Б. проникли в кон. XVII в. с учением нем. мистика К. Кульмана, в это же время появляются первые рус. переводы сочинений самого «тевтонского философа». Распространению идей Б. в дальнейшем содействовали Н. И. Новиков, И. Г. Шварц. С. И. Гамалеей было переведено более 70 сочинений Б. В рус. философии XIX-ХХ вв. влияние Б. просматривается в творчестве Вл. С. Соловьёва, через посредство к-рого мн. понятия и образы Б. вошли в культурный лексикон Серебряного века, в творчестве Н. А. Бердяева, прот. Сергия Булгакова.

Соч.: Sämtliche Werke: in 11 Bd. Stuttg., 1955-1961R; Die Urschriften. Stuttg., 1963-1966. 2 Bde. Рус. пер.: Christosophia, или Путь ко Христу. СПб., 1815, 1994Р; Аврора, или Утренняя заря в восхождении. М., 1914, 1990Р; Истинная психология, или Сорок вопросов о душе. СПб., 1999. Лит.: Смирнов-Платонов Г. П. Рус. переводы Якоба Бёме // Библиогр. зап. 1858. № 5. С. 129-137; Peuckert W. E. Das Leben J. Böhmes. Jena, 1924; Hankammer P. Jacob Boehme: Gestalt und Gestaltung. Bonn, 1924; Koyré A. La philosophie de J. Boehme. P., 1929; Benz E. Der vollkommene Mensch nach J. Böhme. Stuttg., 1937; Baden H. J. Das religiöse Problem der Gegenwart bei J. Böhme. Lpz., 1939; Grunsky H. J. Boehme. Stuttg., 1956; Schäublin P. Zur Sprache J. Boehmes. Winterthur, 1963; Фейербах Л. История философии: Собр. произв.: В 3 т. М., 1967-1974. Т. 1. С. 178-223; Lemper E. H. Jacob Boehme: Leben und Werk. B., 1975; Gibbons B. J. Gender in mystical and occult Thought: Behmenism and its Development in England. Camb., 1996; Гегель Г. В. Ф. Лекции по истории философии. СПб., 1999. Кн. 3. С. 294-315.

П. В. Резвых

БЕМЕ, ЯКОБ | Энциклопедия Кругосвет

БЁМЕ, ЯКОБ (Boehme, Jakob) (1575–1624), немецкий мистик и философствующий теолог, которого часто называли «философом немцев» (Philosophus Teutonicus), родился 24 апреля 1575 в Альт-Зайденберге, селе близ Гёрлица в Саксонии. Он был воспитан в лютеранской вере и получил лишь начальное образование. Работал подпаском, затем был определен в подмастерья к сапожнику в Зайденберге и в 1599 открыл собственную сапожную мастерскую в Гёрлице. В 1600, очевидно под влиянием местного пастора Мартина Мёллера, Бёме пережил яркое мистическое озарение, в котором ему открылось, что все сущее заключается в «Да» и «Нет». По мере того, как Бёме приобретал духовную зрелость, его мистический опыт углублялся, и в конце концов он изложил свои прозрения в серии замечательных богословских и философских сочинений. Его первая книга, Аврора, или Утренняя заря в восхождении (Aurora, Morgenröte im Aufgang, 1612, издание на русском языке – М., 1990), – «младенческое начало», как он сам ее называл, – тем не менее привлекла всеобщее внимание, в результате чего городской совет Гёрлица запретил Бёме заниматься сочинительством. Бёме молчал на протяжении семи лет, но затем, уступив убеждениям небольшого круга друзей и почитателей, втайне знакомившихся с его произведениями, возобновил свою литературную деятельность. С 1619 и до конца жизни Бёме написал 30 книг и трактатов (часть из них не завершены). В этих сочинениях он предстает как один из величайших умозрительных философов Запада, оказавшим значительное влияние на Ф.Шеллинга, Г.В.Ф.Гегеля, А.Шопенгауэра, Ф.Ницше, Э.фон Гартмана, А.Бергсона, М.Хайдеггера и П.Тиллиха.

Сочинения Бёме можно разделить на несколько групп. К числу его философских сочинений относятся трактаты О трех принципах (Von den drei Principien, 1619), О троякой жизни человека (Von dem dreifaltigen Leben des Menschen, 1619), Сорок вопросов о душе (1620), О Воплощении (Von der Menschwerdung Christi, 1620), О запечатлении всего сущего (1622), а также два зрелых сочинения: Об избрании по благодати (Von der Gnadenwahl, 1623) и Великое таинство (Mysterium magnum) (1623). Мистико-религиозные сочинения Об истинном покаянии (1622), О возрождении (1622), О сверхчувственной жизни (1622) и О божественной молитве (1624) обычно издаются под общим названием Путь ко Христу (Der Weg zu Christo). К апологетическим сочинениям относятся два трактата, направленныt против радикального сектантства Штифеля и Мета, два – против криптокальвиниста (т.е. обвиняемого в скрытой приверженности к кальвинизму) Бальтазара Тильке и один – против преследований со стороны гёрлицкого пастора Грегора Рихтера.

В мировоззрении Бёме доминируют два мотива – характерная для немецкой мистики самоуглубленность и ренессансное натурфилософское мироощущение. Он старался уяснить, каким образом возник этот противоречивый мир, укорененный в Боге, которого Бёме определяет как «бездну (Ungrund) и основу (Grund) всего сущего», как «Да» и «Нет» «мрачной воли гнева» и «огневой воли любви».

Умер Бёме у себя дома в Гёрлице 17 ноября 1624.

Проверь себя!
Ответь на вопросы викторины «Философия»

Какую плату за обучение брал со своих учеников Конфуций?

Бёме, Якоб - Антимодернизм.ру

Бёме, Якоб

Jacob Boehme (1575-1624) — крупнейший протестантский теософ, субъективный пантеист.

Б. родился в Силезии, в Альт-Зайденберге, где прожил почти всю свою жизнь. Член гильдии сапожников.

В 1600 г. пережил первое “озарение”, созерцая “Существо всех вещей”. В 1612 г. появляется первое сочинение Б. “Аврора, или Утренняя заря в восхождении”, излагающее теодицею на основании псевдомистического опыта. Как еретическая, книга сразу была осуждена местной лютеранской церковью, что послужило началом общегерманской и общеевропейской известности Б. Среди последующих сочинений выделяются “Сорок вопросов души” (1620), толкование на книгу Бытия Mysterium magnum (1623).

Согласно имманентистскому учению Б., Бог есть Бездна (Ungrund), нерасчлененное бессознательное Ничто, Которое является первоосновой всего сущего. Воля Бездны к самопознанию порождает как Самого Бога (осознающего себя в процессе эволюции мира), так и тварную природу. Несмотря на жестокую еретичность воззрений, Б. настаивал на том, что Христианское учение о Троице истинно, но его “необходимо правильно понимать”.

Для Б. тварный мир есть “образ” Бога. Под этим понимается совпадение Бога и мира, в чем Б. становится предтечей спинозизма. Для “объяснения” своих воззрений Б. привлекал алхимию и астрологию.

Б. учил о дуалистической борьбе между добром и злом, светом и тьмой, любовью и ненавистью, милостью и гневом. Дуализм должен быть преодолен в Христовой любви.

Теософия Б. является сложным процессом подготовки к мистическому “принятию” Христа. Здесь Б. находится под влиянием каббалы, пансофизма.

Б. оказал громадное влияние на европейскую мысль Нового времени, подрывая основы Христианского учения. Б. был самым влиятельным немецким мыслителем XVII века. Известно о знакомстве с учением Б.: Декарта, Спинозы, кембриджских платоников. Позднее Б. оказывает серьезнейшее воздействие на мыслителей-романтиков: Гете, Новалиса, Баадера. Его значение признавали Шеллинг и Гегель. Б. является, наряду со Спинозой, главным источником нехристианских воззрений русского религиозного модернизма: В. С. Соловьева, Н.А. Бердяева, С.Л. Франка. Философия Б. является одним из источников учения о Софии в русской религиозной философии.

Основные сочинения

Morgenrothe im Anfang (1612)

Beschreibung der drey Principien Gottliches Wesen (1619)

Hohe und tieffe Grund von dem drey fachen Leben des Menschen (1620)

De incarnatione verbi, Von der menschwerdung Jesu Christi (1620)

Sechs theosophischen Puncten  (1620)

Kurtze Erklarung von Sechs mystischen Puncten  (1620)

Viertzig Fragen von der Seele  (1620)

Mysterium magnum  (1623)

Der Weg zu Christo  (1624)

De signatura rerum  (1635)

Источники

Routledge Encyclopedia of Philosophy. London: Routledge

New Schaff-Herzog Encyclopedia of Religious Knowledge

The Catholic Encyclopedia. New York: Robert Appleton Company

Загрузка...

Учение Бёме о происхождении и назначении человека Текст научной статьи по специальности «Философия, этика, религиоведение»

ФИЛОСОФСКАЯ АНТРОПОЛОГИЯ: ИСТОРИЯ И СОВРЕМЕННОСТЬ

УДК 1 (430) (091) "16"

ББК 87.3 (4 Гем)

И.Л. Фокин

Учение Бёме о происхождении и назначении человека

В статье рассматриваются антропологические воззрения Беме, исходящего в своих построениях из трансцендентного духовного существа прачеловека. Подчеркивается, что метафизическим основанием его антропологии выступает идея о совершенном, «триедином» человеке. Раскрывается своеобразие антропологии Бёме и определяется ее место в философско-теологической системе мыслителя.

The article deals with the anthropological views of Boehme, based on transcendental spiritual essence of "Urmensch". It is highlighted that the metaphysical foundation of his anthropology advocates the idea of perfect, "three-united" Man. The article shows the unique sense of Boehme's anthropology and its place in the philosophical and theological system of the German thinker.

Ключевые слова: человек, тройственная жизнь, мистицизм, источник познания, свобода.

Key words: human being, triple life, mysticism, source of knowledge, freedom.

Якоб Бёме, вынужденный защищаться до конца жизни от нападок гёрлицкого обер-пастора (церковный сановник обвинял Бёме среди прочего в распространении «одних чудаческих и темных мыслей»), возобновившихся с новой силой после выхода в свет в 1624 г. его первого печатного произведения «Путь ко Христу», ответил: «Поистине, я не написал ничего “чудаческого”! Я говорил лишь о том, что такое природа и человек» [4, с. 54]. Действительно, органическое раскрытие человеческого духа в природе и опосредованное природой происхождение («рождение») этого духа от Бога являются основной темой всех его произведений. Однако, осмысляя положение человека в мире, его высшее назначение как «чада Божия», Бёме никогда не ограничивается исследованием простой «антропологии», но стремится вместе с тем проникнуть в безусловную сущность человеческого духа, коренящегося, согласно его христианскому убеждению, в конечном счете в самом «триедином Боге»

(имеющем в человеке «свой образ»).орЫа teutonica»), Якоб Бёме, подобно Лютеру, считал, что лишь перерождение внутреннего человека способно на восстановление в человечестве того вечного триединого («божественного») начала, которое было им когда-то утрачено. «Кто подменил истинное, чистое учение? - спрашивает Бёме в духе немецкой реформации уже в самом первом своем сочинении. -Ученые, папы, кардиналы, епископы и именитые люди... Такой безумной блудницей стала поврежденная человеческая природа» [1, с. 107]. Однако условия и требования со времен Лютера весьма изменились. Очевидно, что «поврежденная человеческая природа» не в состоянии внутренне возродиться в условиях жесткого религиозного раскола и противостояния, породивших «слепую» протестантскую ортодоксию к тому времени духовно иссякшего, «послеконкордийного» (1577) лютеранства. Теперь, по мнению Бёме, уже недостаточно простого «исторического» изучения Библии. Ибо «прилежное» чтение и толкование Св. Писания ведет только к бесконечным спорам и распрям. В этом Германия за прошедшие сто лет вполне убедилась1. «Что остается еще скрытым? Истинное учение Христа? - полемически восклицает Бёме. - Нет, но философия и глубокая основа Божия, откуда происходит зло, сотворение мира сего, глубокая основа и тайна человека и всех тварей в сем мире... » [1, с. 107].

В первой же своей работе, написанной вслед за «Авророй» после семилетнего вынужденного молчания, в «Описании трех принципов Божественной Сущности» (1619) Якоб Бёме подчеркивает, что для человека нет ничего «полезнее и нужнее, чем то, что он как следует будет познавать самого себя: что он есть, откуда и от кого, для чего он был создан, и каково его назначение» [5, с. 54]. Однако, прежде чем приступать к обсуждению сотворения материального мира и человека, Бёме описывает в первых трех главах «вечное Рождение» (или «Рождество»), которое словно «предшествует» этому сотворению, производя в самом Боге «вечную природу». При этом речь идет вовсе не об абстрактноизолированном процессе, «прошедшем» как бы самом по себе, т. е. в ко-

1 Здесь следует, очевидно, напомнить, что Якоб Бёме (1575-1624) жил в самый разгар Тридцатилетней войны (1618-1648), что, безусловно, сказалось на всем его учении, рассматривающим «поврежденную человеческую природу».

нечном итоге безотносительно к существованию (и, стало быть, самопознанию) человека. Нет, утверждает Бёме, «вечное Рождество» никоим образом не ограничено временем и не есть однажды свершившееся, «прошедшее» событие. Напротив, оно - в качестве «источника» и «происхождения» - представляет собой вечный процесс, поистине вездесущий в абсолютно настоящем, вечном Времени, и, таким образом, не является простым «началом». «И если я везде здесь написал, будто это берет какое-то начало, то ты не должен здесь понимать никакого временного начала; ибо таково вечное рождение. В конце моего изложения человек узнает, что он такое, и что есть Бог» [5, с. 4].

Таким образом, познание истинного начала следует, согласно Бёме, понимать не только теоретически-объективно или «исторически» (ибо вечное время не имеет дела с «историей»), но оно должно служить прежде всего практическому самоопределению человеческой воли и побуждать человека к серьезному отношению к жизни и своему высшему («божественному») призванию в этом мире. Этот нравственный призыв постоянно возникает у Якоба Бёме, - даже, по-видимости, в чисто объективных его изложениях «картины мира» и истории миротворения, грехопадения, жертвенной смерти Христа и Страшного Суда, которые служат у Я. Бёме той же цели внутреннего пробуждения и «возрождения» человека через просветление истока его подлинного и высшего бытия и самоопределения его «божественной жизни».

Собственно учение Бёме о человеке основано на традиции древнейшей христианской мистики - адамологии. Согласно этой традиции человек создан на месте свергнутого Люцифера, чтобы наполнить царство духовных существ, расколотое посредством доисторического падения. Прачеловек был сотворен как ангельское существо по образу Божию, он есть духовное существо особого рода, ибо представляет собой центр всего сотворенного мира. Все три начала - принцип божественного мира, принцип духовного мира и принцип темного земного мира -действуют в нем. Прачеловек есть точка пересечения всех сил и способностей, всех свойств и установлений Универсума, центр мира, средоточие всего творения, малый Бог. Уже в «Авроре» Бёме говорит о человеке, исходя из всего миротворения. Его «плоть знаменует землю, застывшую и неподвижную», в которой голова знаменует небо, которое есть «сердце природы, в котором пребывают все силы.» [1, с. 34-37]. В «Описании трех принципов божественной сущности» Бёме говорит, что Адам был сотворен как «сердце всех существ этого мира», он имел «тинктуру всех вещей в себе, с помощью которой он проникал во все эссенции, и все испробовал на небе, на земле, в огне, в воздухе и в воде, и все, что из них порождено» [5, с. 21]. Его образ бытия есть духовно-телесный образ бытия ангелов, который снова обретут люди в состоянии «воскресения». Таким образом, в «Описании трех принципов божественной сущности» (1619) высшая цель человеческого бытия - познание «божественной

сущности» - по-прежнему выступает основной темой исследования, его внутренней душой и скрытым методом. И хотя некоторые мысли работы 1619 г. в последующих работах несколько перегруппируются, эта цель остается в них всегда неизменной.

«Искать в звездах и стихиях, и думать, что обретешь тайну природы - напрасный труд, ты сыщешь не более, чем одним глазом, и будешь видеть лишь однооко» [2, с. 209] - говорит Бёме в своем основном «антропологическом» сочинении «О тройственной жизни человека» (1620). Здесь описывается прежде всего положение самого человека и особо подчеркивается его ответственность за свое высшее («божественное») назначение.

«...человеку в сей плачевной юдоли на земле нет ничего нужнее и полезнее, чем познавать самого себя, что он есть, откуда и куда он стремится, чего он добивается, и куда отправится после смерти» [2, с. 270].

Принципом бёмевской «антропологии» здесь выступает тот же основной постулат, известный уже по сочинению «О трех принципах божественного существа», который гласит, что человек пребывает во всех трех началах, т. е. что в человеке, как в своем центре, соединяются три сферы действительности: царство Божие, царство Люцифера и поле борьбы между ними - царство видимого мира. Решающим определением здесь, однако, выступает понятие «грехопадения», поскольку Бёме рассматривает самопознание «триединства» именно с «антропологической» точки зрения. С этим тесно связан также и взгляд на историю, ибо грехопадение впервые приводит к исторической жизни и к открытой борьбе истории (например, католиков с протестантами).

Грехопадение совершается в двух стадиях. Первый человек, центр трех начал, поставленный в середину духовного, ангельского и темного мира, осознает - как Люцифер - свою свободу как духовное существо и выступает из своей «температуры» (т. е. из внутренней гармонии противоположностей и напряжений), поскольку он обращается к темному началу. Тем самым он теряет свою идентичность с божественным сознанием и полагается в начало темного мира, к которому он обратился. Эта потеря обозначается в истории сотворения как сон Адама, «и сон этот означает смерть» [2, с. 154].

Во сне он из духовного мира и из тождества с божественным сознанием погружается в темный мир, вечная мудрость (София) покидает его, он заключен в твердую и грубую телесность «низшего мира». Но далее внутренняя противоположность обращается вовне в открытом противостоянии напряжений. То, что он объединяет в себе во внутренней температуре, напряжение света и огня, выступает теперь наружу в виде пола.

«Тогда и была создана из него жена, и дух мира сего превратил Адама в мужа, каковы мы все до сих пор, а Еву - в жену, чего она, пробудившись,

еще не увидела. Ибо они пребывали в раю до тех пор, пока не вкусили земного плода; лишь после этого дух мира сего пленил их душу» [2, с. 154].

Здесь Бёме высказывает истинный признак изначального совершенства и нерасщепленности человека до своего падения:

«.и тотчас их эссенции сделались земными. А их плоть и кровь - животною; и тогда они устыдились, увидев свой животный вид, с его различиями мужского и женского полов» [2, с. 154].

Стыд есть бессознательное воспоминание о том, что когда-то в более высоком бытии или в самом человеческом существе было внутренне «темперировано» (т. е. отрегулировано) нечто единое, ныне низведенное в земную противоположность полов, а сокрытие и утаивание пола есть сокрытие признака падения из первоначального совершенства.

Таким образом, из совершенного прачеловека возникают мужчина и женщина, из внутреннего взаимопроникновения противоположностей в прачеловеке - беспокойное побуждение, которое влечет один пол к другому, побуждение, которое ведет уже теперь не к реальному единству в обоих, но лишь к дальнейшему продолжению противоположности в новом разделенном человеке. В этом побуждении осуществляется теперь в «темном мире» в форме противостояния двух раздельных лиц то, что в изначальном трансцендентном совершенстве прачеловека было налицо в его духовной природе как внутренняя уравновешенность напряжений. Но тем самым человек погрузился в сферу, в которой властвует Сатана, т. е. падший ангел, Люцифер, Светоносец, зажегший уничтожающую природу божественного огня и раздувший пра-противоположность, в которой человек утратил тождество с божественным сознанием и в которой Бог и Сатана действуют одновременно. Это сфера открытой противоположности и войны, сфера истории, метафизическое предзнаменование которой и есть собственно «борьба Сатаны и Бога» за человека. Богу нужен человек для завершения своего царства; Сатана хочет посредством человека продолжить в своей сфере дело возмущения против Бога, которое он не в состоянии уже провести в сфере ангелов. С человеком Сатана пытается достичь того, что ему не удалось с ангелами, - поглотить божественный свет в свой уничтожающий огонь и быть единственным Богом. Для этого он ставит человеку цель, о которой тот возмечтал сам, в своем познании «быть как Бог», искушает человека его свободой и воспаляет в нем противоположность между внутренним и внешним, духовным и телесным началом, полагая, таким образом, в человеке раскол и основное противоречие (его «протест против Бога»). Отсюда уже, согласно Бёме, происходят и все остальные противоположности, которые впоследствии оборачиваются спором и войной не только с Богом, но и друг с другом.

Таким образом, всемирная история человечества, согласно Бёме, начинается с «грехопадения», с обращения друг против друга противопо-

ложностей, разрешенных и темперированных в Боге, которые в своих свободных творениях обратились против него самого. История с самого начала несет признаки борьбы Бога и Сатаны за возведение своего царства. Человек заключает в себе «про-противоположность», однако темный и светлый миры в нем еще не разделены. Это воззрение Бёме выражается яснее всего в его размышлениях о роде Адама. Прачеловек в своем изначальном совершенстве не есть ни мужчина, ни женщина, половые признаки еще в нем не выступили в их внешнем разделении; он охватывает в себе оба начала, начало света и начало огня, как они связаны в Софии, т. е. в божественной мудрости.

По мнению Николая Бердяева, пожалуй, лучшего знатока бёмев-ских текстов на русской почве, Бёме принадлежит самое замечательное и первое в истории христианской мысли учение о Софии.

«Ему была дана тут совершенно оригинальная интуиция, - утверждает Бердяев, - София связана для него с чистым, девственным, целомудренным и целостным образом человека. София и есть чистота и девственность, целостность и целомудрие человека, образ и подобие Божие в человеке... Человеку присуща София, то есть Дева. Грехопадение и есть утеря своей Софии-Девы, которая отлетела на небо. На земле же возникла женственность, Ева. Человек тоскует по своей Софии, по Деве, по целостности и целомудрию. Половое существо есть существо разорванное, утерявшее целостность» [3, с. 8].

Особенность учения Бёме о Софии в том, что оно есть, прежде всего, учение о Деве, о девственности. Божественная премудрость в человеке есть девственность души, Дева, утерянная человеком в грехопадении и сияющая на небе. Адам, который изначально был андрогинном, в грехопадении по своей вине утерял свою Деву и приобрел женщину. Ева -дитя этого мира и создана для этого мира. Многократно повторяет Бёме, что София, вечная Дева, девственность есть небесный элемент в человеке. Душа была, человек сотворен с девственной, целомудренной душой, т. е. ему сообщен небесный, божественный элемент. Софию-Деву нужно искать в человеке.

«Софийный образ Адама и есть небесное предсуществование человека. Потому только он и наследует вечность. Человек уснул в вечности и проснулся во времени. Он не во времени впервые явился. Он дитя вечности. Утеря человеком Девы есть утеря рая. Девственность человека не означает оторванности и изолированности мужской природы от женской и женской от мужской, а наоборот (означает) соединенность их. Девственный человек - не половой человек, не разорванный человек, не половина. И мужчина и женщина - половые, то есть половинные, разорванные существа» [3, с. 11].

Аскетизм и отрешенность каждой из половин, мужской и женской, не есть еще цельность и девственность, не есть еще возвращение человеку утерянной Девы. В человеке произошло «магическое рождение», как самовоспроизведение своего собственного совершенного «подобия» и «прообразного совершенства» (как отображения божественного совершенства). Его рождение в этом состоянии могло бы совершиться подобно акту порождения в Боге Его собственного отображения в Сыне, т. е. способом внутреннего отображения, поскольку он в любящем обращении к образу своего собственного совершенства породил в себе собственный живой образ своего Существа.

Таким образом, антропология Бёме не исходит из рассмотрения конкретного человека в истории или из прообраза исторического человека, но она исходит из трансцендентного духовного существа прачелове-ка, из идеи «совершенного человека», какова она была в Боге до того, как человек выступил в своей исторической экзистенции.

Он был «наг и, тем не менее, облачен с величайшим великолепием, т. е. раем, и был совершенно прекрасным, светлым, кристальным1 образом, ни мужчиной, ни женщиной, но обоими, словно мужественная Дева с обеими тинктурами в температуре, как именно небесная матрица в порождающем огне любви и все же также из природы эссенциального огня, под которым в них обоих понимается первое и второе начало святой божественной природы. которые разъединились потом на два свойства в мужчине и женщине» [6, с. 26].

В телесном человеке всегда завершается становящийся мир, в нем формируется все то, что действует и живет в природе. Подобно тому, как красивый цветок вырастает из земли и прелестно воплощает все свои силы и соки, так вырастает и человек из райского мира как его высший символ. Бог, учит Бёме, образовал человека из тончайших и чистейших материалов райской земли. Поэтому ему свойственны все силы и всякая красота, которые бурлят и текут на богоисполненной юной земле. В человеке эти силы и красота достигли своей высшей стадии. Все, что существует в раю, символически выражено в человеке. Райский человек бессмертен. Вечно сущий из первого принципа Божества, формирующийся как искра всеобщей возможности, он не был в раю подчинен изменению. Как личность он был вечным и неизменным, кристальным существом и чистым образом Бога. Каждая человеческая душа лично бессмертна не только по роду, подобно вещам и творениям этого мира. Он должен существовать как индивидуальность в собственном смысле, а не только как часть рода, не только как фигура, но как действительно существующий Богочеловек. Ибо в нем присутствует бездонный Бог и Его всемогущест-

1 Идея «кристальности» часто встречается в высказываниях Бёме: духовный мир имеет «кристальные» формы, совершеннейшие существа имеют «кристальные» пространственные тела и т.д.

во. В его роде и личности напрягаются все живые возможности Божии, напрягаются три принципа Божества: дух, душа и тело.

Таким образом, идея о совершенном (т. е. «божественном», «триедином») человеке составляет метафизическое основание антропологии Бёме.

«.если хочешь созерцать Бога и вечность, то обратись своей волей во внутреннее, и тогда ты будешь как сам Бог», ибо «будучи образом и подобием Бога, ты исследуешь всякую вещь, раскрывая пребывающее сокровенным, и ты вновь обретаешь ее в вечности, и видишь как она предстояла при порождении» [2, с. 213].

В процессе такого познания наша душа поистине пребывает в познании «чудес Божьих» «и говорит не о далеком и чуждом, но о том, в чем она пребывает сама, и о себе самой; ибо она прозревает тогда в свете Божием и познает самое себя» [2, с. 13-14]. При этом основанием вечной связи человека с вечной природой и, стало быть, также с Богом выступает воля самого Бога, которая «вечна и исходит только из самой себя» [2, с. 19].

Таким образом, согласно учению Бёме, поскольку в человеке осознал самого себя божественный мир, он должен (в своей «райской» действительности) понять себя как формирование вечной мудрости. Границу и ограничение по отношению к вечной полноте Бездны человек чувствует в этом прекрасном и «девственно-гармоничном» мире. Человек не хотел девственно ожидать, что же в нем родится, но хотел сам породить новую жизнь в бесформенной Бездне. То, что называется «грешить», есть для него творческая любовь к хаосу, который он ощущает, чтобы произвести новое образование и развернуть силу. Человека искушает одержимость художника полностью преобразовать необъятное богатство безобразного, придав ему разнообразную форму. Адам «загляделся» на бесконечное множество жизни и распустил исполненное формы единство мира Божия, дабы полностью сжать и сочинить в особенностях и в индивидах стремительную полноту существования Божества.

В форме библейского сказания, которое он по своему способу перетолковывает и объясняет, Бёме выводит, что из неясного стремления к творчеству в Адаме магически образуется древо познания добра и зла. Когда Бёме несколько расширенно повторяет слова из Библии: «Адам восхотел быть таким как Бог, и знать добро и зло», это означает, что человек «восхотел» зло как творец, как художник, желающий истолковать нечто, еще неоформленное и невысказанное, дабы прояснить его в своем мышлении. Своим познанием человек «вызывает» из Бездны новый круг жизни, он хочет бесконечной свободы от всякого «закона», поскольку свобода богаче и жизненнее, «духовнее» всякой всегда относительной «нормы». Попытавшись выйти за пределы своего действительного («вечного») состояния незнания («невинности»), из серединного состоя-

ния между единством Духа и множеством мира, причитающегося ему в космическом порядке, его единственный грех, согласно всему учению Бёме, состоял в том, что он при этом обратился к чистому (или одностороннему, «одноокому») многообразию (т. е. собственно ко «злу»), хотя и не повернул при этом непосредственно против Бога и Его вечной мудрости.

Расширить круг знания, узреть его последний предел и быть Творцом, - в этом состоит тайная искушающая воля человека.

Подводя итог нашего краткого рассмотрения учения Я. Бёме о человеке, можно утверждать, что в сочинении «О тройственной жизни человека» (1620) лишь яснее обнаруживается «психологическая» и «антропологическая» сторона того же самого Процесса «вечного Рождения», рассмотрение которого в «Описании трех принципов Божественной Сущности» (1619) было как бы подчинено «космологической» и «теологической» точкам зрения. Таким образом, отдельного и независимого от других сфер познания учения о человеке Бёме нигде не развил, поскольку «антропологический» аспект у него всегда неразрывно связан прежде всего с «космологическим» и даже «теогоническим» созерцанием. Несмотря на то, что подробному рассмотрению человека и его жизни Бёме посвятил специальное исследование, собственно «антропология» Бёме представляет собой лишь подчиненный промежуточный член между космологической цельной картиной мироздания и рассмотрением субъекта, познающего этот мир и самого себя во всеобщем возникновении («вечном рождении») и развитии. При этом, конечно, не следует упускать из вида, что и «космология» Бёме также едва может быть понята без его учения о человеке и его душе.

Список литературы

1. Бёме, Якоб. Аврора, или Утренняя заря в восхождении. - М., 1914.

2. Бёме, Якоб. О тройственной жизни человека. - СПб., 2007.

3. Бердяев Н. А. Учение о Софии и Андрогине. Я. Бёме и русские софио-логические течения //'Бердяев Н. А. Из этюдов о Якобе Бёме. - Путь. - Париж, апрель 1930. - № 21.

4. Böhme, J. Apologia contra Gregorium Richter, oder Schutz-Rede wider Gregorium Richter, Oberpfarrer zu Görlitz (10. April, 1624) // Böhme, J. Sämtliche Schriften, Bd. 10.

5. Böhme, J. Von den drey Principien des göttlichen Wesens, 1619. // Böhme, J. Sämtliche Schriften, Bd. 2.

6. Böhme, J. Vom Gnadenwahl, 1623. // Böhme, J. Sämtliche Schriften, Bd. 8.

Якоб Беме | Немецкий мистик

Ранние годы.

Бёме родился в конце периода протестантской Реформации. Получив элементарное образование, в 1594 или 1595 году он отправился в соседний Гёрлиц, город, где разгорелись споры по вопросам Реформации. Здесь крипто-кальвинисты (лютеране, обвиняемые в поддержке кальвинистских взглядов), анабаптисты (радикальные протестанты), швенкфельдианцы (последователи реформатора Швенкфельда), парацельсианские врачи (последователи оккультного врача Парацельса) и гуманисты соперничали с ортодоксальными лютеранами.Мартин Мёллер, лютеранский пастор Гёрлица, «пробуждал» многих в монастырях, которые он основал.

В 1600 году, недавно женившись и только что основав собственную лавку сапожника, Беме, вероятно, вдохновленный Мёллером, имел религиозный опыт в течение четверти часа, в котором он получил эмпирическое и умозрительное понимание, которое помогло ему разрешить напряженность. его возраста. Напряжение между космологиями средневековья и эпохи Возрождения (имеющими отношение к порядку вселенной), извечная проблема зла, крах феодальных иерархий и политическая и религиозная раздвоение времени нашли свое разрешение в повторном открытии Беме, как он сказал, диалектический принцип, согласно которому «в« да »и« нет »состоит все.В основном лютеранский («мы будем бояться и любить Бога», как говорится в Малом катехизисе Лютера), этот принцип стал у Бёме Realdialektik («настоящая диалектика»), широкомасштабной поляризацией эмпирической или естественной реальности.

Письма.

Прорастание в течение нескольких лет заставило его записать свои мысли на бумаге, сначала для собственного использования. Рукопись называлась Aurora, или Morgenröthe im Aufgang (1612; Aurora ) и писалась поэтапно.Названный Бёме «детским началом», это был конгломерат теологии, философии и того, что тогда считалось астрологией, связанных общей религиозной темой. Распространяясь среди друзей Бёме, экземпляр Aurora попал в руки Грегори Рихтера, преемника Мартина Мёллера на посту пастора, который осудил претензии сапожника на богословие. Рихтер поднял этот вопрос на городской совет Герлица, который запретил Бёме писать в дальнейшем.

Получите подписку Britannica Premium и получите доступ к эксклюзивному контенту.Подпишитесь сейчас

Последовал период молчания, в течение которого идеи Беме созрели и его внешние дела процветали. Он читал «высоких мастеров», а также другие неназванные книги, которые ему одалживал круг соседей и друзей, которых восхищал писатель-интеллектуал-сапожник. Эти друзья - некоторые врачи и другие представители знати - познакомили Бёме с умозрительной алхимией, особенно с работами швейцарского врача Парацельса, которые в то время были весьма популярны. Алхимические и мистические взгляды Парацельса еще больше вдохновили Беме на природный мистицизм и дали ему терминологию, которая, частично интегрированным образом, доминировала в его следующем периоде.

Хотя сам Бёме никогда не работал в лаборатории, он использовал алхимические термины для описания как своего природного мистицизма, так и своих субъективных переживаний, которые он стремился объединить в общую структуру. За это время Бёме написал по крайней мере шесть трактатов, которые были осторожно распространены среди его друзей, создав ему влиятельную и уважаемую репутацию. Этот второй период писательской деятельности начался в 1619 году, когда Тридцатилетняя война (1618–1648 гг.) Начала набирать обороты; Фактически, сам Бёме был в Праге, когда вошел Зимний король Рейнского Пфальца Фридрих V.Различные острые споры той эпохи вынудили Беме вступить в период религиозной апологетики, когда ему пришлось протестовать против своей ортодоксии против обвинений, более подразумеваемых, чем фактических, в кальвинизме (реформатские взгляды), хилиазме (вере в тысячелетнее правление народа Божьего) конец истории) и оголтелое сектантство. Реконструируя свои богословские взгляды, он написал серию религиозных трактатов, посвященных покаянию, смирению, возрождению - традиционным темам немецкого мистицизма. В 1622 году его друзья напечатали в Герлице несколько таких религиозных трактатов под названием Der Weg zu Christo ( The Way to Christ ), небольшой труд, объединяющий природный мистицизм с религиозным рвением.Публикация этого трактата вызвала сильное недовольство Рихтера, настроившего население против Бёме.

В 1623 году, в год его зрелости, он написал два основных произведения: Великая тайна, и Об избрании благодати. Первый объяснил создание вселенной, как сказано в Бытии, с точки зрения трех парацельсовских принципов (включая мистические элементы «соль», «серу» и «ртуть»), таким образом соединив мистицизм природы эпохи Возрождения с библейской религией.Последний, более философский, дал представление в терминах диалектического понимания проблемы свободы, которую тогда обострило кальвинистское предопределение (точка зрения, согласно которой судьба человека предопределена Богом). Позднее эта тема была подхвачена философом-идеалистом Фридрихом Шеллингом и немецким теологом Францем фон Баадером, чей комментарий к «О выборах благодати » до сих пор пользуется большим уважением среди ученых.

Беме продолжал писать в лихорадочном темпе, возможно, освобожденный от деловых обязательств благодаря финансовой помощи друзей.Между 1619 годом, когда он демонстративно возобновил свое творчество, и 1624 годом, когда он умер, он написал по крайней мере 30 работ. Его неповиновение городскому совету Герлица принесло ему дополнительные трудности, и он был изгнан, будучи процитированным в суд выборщиков в Дрездене, где, судя по всему, он нашел оправдание, поскольку вернулся в свой дом. Хотя он был подтвержден теологами, которые исследовали его взгляды, он не был свободен от злобных настроений своих соседей, которые были спровоцированы в своих нападках со стороны Рихтера.Почитаемый его друзьями из знати, врачами и интеллектуалами, он сбежал в один из соседних замков, где явно был центральной фигурой в какой-то скрытной группе. Там он заболел и, чувствуя, что его конец близок, был доставлен домой в Герлиц, где вместе с женой и сыновьями он начал ослабевать. Он был осмотрен церковными властями и признан достаточно ортодоксальным, чтобы принять причастие, и в настроении харизматического ожидания он умер.

Джон Дж.Stoudt

Парацельс | Биография и факты

Парацельс , по имени Филипп Ауреол Теофраст Бомбаст фон Гогенхайм (родился 11 ноября или 17 декабря 1493 года, Айнзидельн, Швейцария - умер 24 сентября 1541 года, Зальцбург, архиепископство Зальцбурга (ныне в Австрии)), немецкий - Швейцарский врач и алхимик, установивший роль химии в медицине. Он опубликовал Der grossen Wundartzney ( Great Surgery Book ) в 1536 году и клиническое описание сифилиса в 1530 году.

Популярные вопросы

Что означает имя Парацельса?

Парацельс был прозвищем немецко-швейцарского врача Филиппа Ауреола Теофраста Бомбастуса фон Гогенхайма. Примерно в 1516 году он начал использовать имя «пара-Цельс» (что означает выше или выше Цельсия). Его новое имя отражало тот факт, что он считал себя даже более великим, чем Авл Корнелий Цельс, известный римский писатель-медик I века.

Где получил образование Парацельс?

Считается, что Парацельс учился в университетах Базеля, Тюбингена, Вены, Виттенберга, Лейпцига, Гейдельберга и Кельна, прежде чем получил степень бакалавра медицины Венского университета в 1510 году.Считается, что затем он получил докторскую степень в Университете Феррары в 1516 году.

Каким был Парацельс?

Парацельс был известен своим остроумием и яркой жизнью. Он путешествовал по Европе и за ее пределами, воплощая в жизнь свою максиму: «Врач должен быть путешественником ... Знание - это опыт». Он напал на многие врачебные злоупотребления, включая использование бесполезных лекарств, и, как сообщается, поджег книги Авиценны.

Каких достижений достиг Парацельс?

Немецко-швейцарский врач Парацельс внес значительный вклад в развитие современной медицины, впервые применив новые химические препараты, в том числе содержащие ртуть, серу, железо и сульфат меди, тем самым объединив медицину с химией.Он распространял свои новые идеи через лекции и публикации, такие как Der grossen Wundartzney (1536; Great Surgery Book ).

Образование

Парацельс, которого в детстве звали Теофраст, был единственным сыном обедневшего немецкого врача и химика. Его мать умерла, когда он был очень молод, и вскоре после этого его отец переехал в Филлах на юге Австрии. Там Парацельс посещал Бергшуле, основанное богатой семьей торговых банкиров Фуггеров из Аугсбурга, где его отец преподавал химическую теорию и практику.Молодые люди прошли обучение в Bergschule в качестве надзирателей и аналитиков по добыче золота, олова и ртути, а также железных, квасцов и медно-сульфатных руд.

Молодой Парацельс узнал о металлах, которые «растут» в земле, наблюдал за превращениями металлических составляющих в плавильных чанах и, возможно, задавался вопросом о превращении свинца в золото - превращении, которое, как полагали алхимики того времени, было возможным. Эти опыты дали Парацельсу понимание металлургии и химии, которые, вероятно, заложили основы его более поздних замечательных открытий в области химиотерапии.

В 1507 году Парацельс присоединился ко многим странствующим молодым людям, которые путешествовали по Европе в период позднего средневековья, ища известных преподавателей в одном университете за другим. Говорят, что Парацельс посещал университеты Базеля, Тюбингена, Вены, Виттенберга, Лейпцига, Гейдельберга и Кельна в течение следующих пяти лет, но все они разочаровали его. Позже он писал, что его удивляло, как «высшим колледжам удавалось производить столько высоких задниц» - типичная парацельсовская насмешка.

Получите подписку Britannica Premium и получите доступ к эксклюзивному контенту.Подпишитесь сейчас

Отказ от традиционного образования и медицины

Парацельс нарушил традиционные взгляды школьников. «Университеты не учат всему, - писал он, - поэтому врач должен искать старых жен, цыган, колдунов, бродячие племена, старых разбойников и других преступников и извлекать у них уроки. Врач должен быть путешественником ... Знание - это опыт ». Парацельс считал, что в грубых словах трактирщика, цирюльника и возницы было больше подлинного достоинства и здравого смысла, чем в сухой схоластике Аристотеля, Галена Пергамского и Авиценны, некоторых из признанных медицинских авторитетов того времени.

Считается, что Парацельс окончил Венский университет со степенью бакалавра медицины в 1510 году. Затем он поступил в Феррарский университет в Италии, где он мог свободно выразить свое неприятие преобладающего мнения о том, что звезды и планеты контролировал все части человеческого тела. Считается, что он получил докторскую степень в Университете Феррары в 1516 году, и предполагается, что примерно в это же время он начал использовать имя «пара-Цельс» (выше или выше Цельсия).Его новое имя отражало тот факт, что он считал себя даже более великим, чем Авл Корнелий Цельс, известный римский писатель-медик I века.

Вскоре после получения ученой степени он отправился в долгие годы странствовать почти по всем странам Европы, включая Англию, Ирландию и Шотландию. Он участвовал в «голландских войнах» в качестве армейского хирурга. Позже он уехал в Россию, попал в плен к татарам, бежал в Литву и ушел на юг, в Венгрию. В 1521 году он снова служил военным хирургом в Италии.Его странствия в конце концов привели его в Египет, Аравию, Святую Землю и, наконец, в Константинополь. Куда бы он ни пошел, он искал наиболее образованных представителей практической алхимии не только для открытия наиболее эффективных средств лечения, но также - что еще более важно - для открытия «скрытых сил Природы» и способов их использования. Он писал:

Тот, кто рожден в воображении, открывает скрытые силы Природы ... Помимо установленных звезд, есть еще одна - Воображение - которая порождает новую звезду и новое небо.

Карьера в Базеле

В 1524 году Парацельс вернулся в свой дом в Филлах и обнаружил, что его слава о множестве чудесных исцелений предшествовала ему. Впоследствии он был назначен городским врачом и преподавателем медицины в Базельском университете в Швейцарии, и студенты со всей Европы приезжали в город, чтобы послушать его лекции. Прикрепив программу своих предстоящих лекций к доске объявлений университета 5 июня 1527 года, он пригласил не только студентов, но и всех и каждого.Власти были возмущены его открытым приглашением. Десятью годами ранее немецкий теолог и религиозный реформатор Мартин Лютер распространил свои «Тезисы об индульгенциях». ( См. Заметку исследователя .) Позже Парацельс написал:

Почему вы называете меня Лютером-медиком?… Я предоставляю Лютеру защищать то, что он говорит, и я буду нести ответственность за то, что говорю. То, что вы желаете Лютеру, вы желаете и мне: вы желаете нам обоим в огне.

Три недели спустя, 24 июня 1527 года, перед университетом Парацельс, как сообщается, сжег книги Авиценны, мусульманского «князя врачей», и книги греческого врача Галена.Этот инцидент, как говорят, снова напомнил многим людям Лютера, который 10 декабря 1520 года у Эльстерских ворот в Виттенберге, Германия, сжег папскую буллу, угрожавшую отлучением от церкви. Парацельс, казалось, оставался католиком до самой смерти; однако есть подозрение, что его книги были помещены в Index Expurgatorius (каталог книг, из которого удалены отрывки текста, считающиеся аморальными или противоречащими католической религии). Подобно Лютеру, Парацельс также читал лекции и писал на немецком, а не на латыни.

Парацельс достиг пика своей карьеры в Базеле. В своих лекциях он подчеркивал целебную силу природы и осуждал использование методов лечения ран, таких как обивка мхом или высушенным навозом, которые препятствуют естественному дренированию. Он настаивал на том, чтобы раны дренировались, потому что «если вы предотвратите инфекцию, Природа сама вылечит рану». Он также нападал на многие другие медицинские злоупотребления своего времени, включая использование бесполезных таблеток, мазей, настоев, бальзамов, электуаров, фумигантов и смываний.

Однако к весне 1528 года Парацельс приобрел дурную славу среди местных врачей, аптекарей и магистратов. Он покинул Базель и направился сначала в сторону Кольмара в Верхнем Эльзасе, примерно в 50 милях к северу от университета. Он останавливался в разных местах с друзьями и продолжал путешествовать следующие восемь лет. За это время он редактировал старые рукописи и писал новые трактаты. С публикацией Der grossen Wundartzney ( Great Surgery Book ) в 1536 году он восстановил и даже расширил почтенную репутацию, которую он заработал в Базеле.Он стал богатым и его искали члены королевской семьи.

В мае 1538 года, в зените этого второго периода славы, Парацельс снова вернулся в Филлах, чтобы увидеться с отцом, и обнаружил, что его отец умер четырьмя годами ранее. В 1541 году сам Парацельс умер при загадочных обстоятельствах в гостинице «Белая лошадь» в Зальцбурге, где он записался на прием к принцу-архиепископу, герцогу Эрнсту Баварскому.

Вклад в медицину

В 1530 году Парацельс написал клиническое описание сифилиса, в котором утверждал, что болезнь можно успешно лечить с помощью тщательно отмеренных доз соединений ртути, принимаемых внутрь.Он заявил, что «шахтерская болезнь» (силикоз) возникает в результате вдыхания паров металлов и не является наказанием за грех, которым управляют горные духи. Он был первым, кто заявил, что, если его вводить в малых дозах, «то, что вызывает болезнь, также излечивает его» - предвосхищение современной практики гомеопатии. Считается, что Парацельс вылечил многих людей в городке Стертцинг, пораженном чумой, летом 1534 года, приняв орально пилюлю из хлеба, содержащую небольшое количество экскрементов пациента, которые он удалил острием иглы.

Парацельс был первым, кто связал зоб с минералами, особенно свинцом, в питьевой воде. Он приготовил и использовал новые химические препараты, в том числе содержащие ртуть, серу, железо и сульфат меди, объединив, таким образом, медицину с химией, как указывает первая Лондонская фармакопея в 1618 году. Фактически Парацельс внес значительный вклад в развитие современной медицины, включая психиатрическое лечение. Швейцарский психолог Карл Юнг писал о нем, что «мы видим в Парацельсе пионера не только в области химической медицины, но и в области эмпирической науки о психологическом исцелении.”

Джон Г. Харгрейв

Узнайте больше в этих связанных статьях Britannica:

  • Швейцария: Наука

    > Парацельс (Theophrastus Bombastus von Hohenheim), который в 16 веке ввел химию в область медицины; Даниэль, Якоб и Иоганн Бернулли из Базеля, внесшие значительный вклад в математику; математик-новатор Леонард Эйлер; естествоиспытатель и первопроходец в области альпинизма Гораций Бенедикт де Соссюр…

  • История медицины: распространение нового знания

    … и алхимик, называвший себя Парацельс .Он родился в Швейцарии и много путешествовал по Европе, приобретая медицинские навыки, а также занимаясь практикой и преподаванием. В традициях Гиппократа Парацельс подчеркивал силу природы исцелять, но, в отличие от Гиппократа, он верил также в силу сверхъестественных сил и…

  • яд

    … немецко-швейцарский врач и алхимик Парацельс впервые подчеркнул химическую природу ядов.Это был Парацельс , который ввел понятие дозы и изучил действие ядов путем экспериментов. Однако только в 19 веке испанец Матье Орфила, лечащий врач Людовика XVIII, сопоставил…

Jacob Boehme Online -

Jacob Boehme (1575-1624) был крестьянином-сапожником, который был наполнен мистическим божественным светом и начал писать чудесные книги, в которых он описывал панорамные видения Существа Бога, вечного поколения Божества, рождение космоса и падение Люцифера.Ученые королевских дворов и университетов Германии были поражены тем, что необразованный пономарь мог создавать такие произведения, как Аврора , Три принципа божественной сущности и Тройная жизнь человека. Эти сочинения взволновали мыслителей эпохи Возрождения, привели в ярость хранителей старых ортодоксий и увели некоторых из тьмы к свету, но никто не принял их бесстрастно.

Его мысли трудно классифицировать, кроме как в оксюморонических терминах, таких как эзотерическое христианство, философский мистицизм, сакральная наука, духовная алхимия, софианское лютеранство, психологическая космология.Философия Беме синтезировала два малоизвестных интеллектуальных движения семнадцатого века (германский мистицизм и философскую алхимию) и, несмотря ни на что, стала значительной силой в развитии западной науки, искусства, философии и духовности. Беме никогда не был широко читаем и понятен, но по большей части был доведен до общества его интерпретаторами - учеными и мистиками, священнослужителями и оккультистами, учеными и фанатиками. Разнообразие идей, вдохновленных Беме, показывает, насколько открыты для интерпретации его весьма образные сочинения.Было сказано, что бемейская литература подобна пикнику, на который Иаков приносит слова, а читатель - смысл. Сам Беме сравнивает свои произведения с зеркалом, в котором человек может увидеть себя.

В течение трех столетий мысль Якоба Беме пронизывала западный мир скрытым потоком, оказывая влияние на Ньютона, Милтона, Джорджа Фокса, Филадельфийское общество, кембриджских платоников, баварских иллюминатов (!), Гете, Канта, Хайдеггера, Блейка, Кольриджа. , Эмерсон, Уильям Лоу, мадам Блаватская, Рудольф Штайнер, Гегель и Шопенгауэр, Вагнер и Ницше, Мартенсен и его враг Кьеркегор, Карл Юнг и Мартин Бубер; многие оккультисты и многие священнослужители.

Во второй половине 20 века Беме ушел в относительную безвестность. Его книги оставалось трудно найти до 2010 года, когда они были спасены от забвения этим сайтом. Все работы Беме в английском переводе теперь оцифрованы и доступны на СТРАНИЦЕ БИБЛИОТЕКИ

Jacob Boehme Online - БЕСПЛАТНАЯ БИБЛИОТЕКА

LEXICON 7 - это интерактивный словарь терминологии Беме.

Glossário 7 JAKOB BÖHME TERMINOLOG Y (португальский)

MIND ON FIRE короткая биография Якоба Беме, Уэйн Краус

ВРЕМЯ ЛИЛИИ: ЧИТАТЕЛЬ ДЖЕЙКОБА БОЭМЭ для начинающих

BOEHME

CONFESSIONS OF JACOB BOEHME - это собрание всех автобиографических отсылок к работам JB.

ЖИЗНЬ И СМЕРТЬ ДЖЕЙКОБА БЕМЕНА Авраам фон Франкенберг, опубликовано 1651 г.

Воспоминания о жизни, смерти и чудесных писаниях ДЖЕЙКОБА БОЭМЭ Фрэнсиса Окели, 1780

ДЖАКОВОФИКА СТРАНА ФОСИЛОРА ФОСИЛОФА, ЭДФОФИКА ТОСИЛОФИКА БЕЗНУТА опубликовано 1691.

ЯРКОЕ Сияющее ЗЕРКАЛО мистического сердца Пауля Кайма, друга и ученика JB

ЖИЗНЬ И УЧЕНИЕ ЯКОБА БОЭМЭ (он же Личное христианство: наука) Франца Хартмана.

СПОСОБ БОЖЕСТВЕННОГО ЗНАНИЯ Уильяма Лоу

ДЖЕЙКОБ БЕМЕН: ОЦЕНКА Александра Уайта

ДЖЕЙКОБ БОЭМЭ: ТЕВТОНСКИЙ ТЕОСОФ У. Swainson

ДЖЕЙКОБ БОЭМЕ: ЕГО ЖИЗНЬ И ОБУЧЕНИЕ Ганс Мартенсен

ВСЕЛЕННАЯ ДЖЕЙКОБА БОЭМЕ, автор Руфус Джонс

ВВЕДЕНИЕ ДЖЕЙКОБА БОЭМЭ Энн Джудит Пенни

ДЖАКОБА БОЭМЭ И ЭВОЙН Джудит Пенни

ДЖАКОВА БАСИЕНА ДЖОНИНДЖАЙОН

ДЖОНИНДЖАЙОН БАСИЕН

BOEHME Маргарет Льюис Бейли

ТЕОСОФИЧЕСКАЯ ПЕРЕПИСКА Клод Сен-Мартен

BOEHME ДЛЯ НАЧИНАЮЩИХ Синтия Буржо

КРЕСТ В СЕРДЦЕ БОГА Alan Parker

LIFO Библиотека Bighthouse

ЖИЗНЬ БИБЛИОТЕКА LIFOE исчерпывающий 27-страничный БИБЛИОГРАФИЯ

УКАЗАТЕЛЬ ЦИТАТОВ в произведениях Карла Юнга Донивана Бессинджера

ВВЕДЕНИЕ из 1764 года William Law Edition

ВВЕДЕНИЕ Г.Ф.С. Гегель, глава Беме из «Истории философии».

НЕГРУНД И СВОБОДА и МЕТАФИЗИЧЕСКАЯ ПРОБЛЕМА СВОБОДЫ два очерка Николая Бердаева

ВНУТРИ, НЕ БЕЗ Грейс Ф. Кнохе

СОФИЯ И АНДРОГИНА И БЛИЗИНА ДЖАЙНА

Бердяагина. и «Ограничения разума» Кевин Фишер

ДЖЕЙКОБ БОЭМЕ И ОСНОВЫ ВЕГЕТАРИАНСКОЙ ИДЕОЛОГИИ ПИЩИ Кен Альбала

ЗАКЛЮЧИТЕЛЬНЫЙ ПОСТКПИСОК Сорена Кьеркегора, Kindle Edition

, отличный интерпретатор Kindle POST

, JORMBAGE POST

, отличный интерпретатор JORM, Kindle

JORM WUB великий христианский толкователь

ИЛЛЮСТРАЦИИ ГЛУБОКИХ ПРИНЦИПОВ ИАКОВА БЕХМЕНА Дионисия Фреера

ХЕРУБИНОВЫЙ СТРАННИК Ангелуса Силезиуса

ХЕРУБИНИЧЕСКИЙ СТРАННИК ВИДЕО

СТАТЬЯ "БЕММЕН" в С.Словарь Блейка Фостера Дэймона

СЛОВАРЬ БЛЕЙКА С. Фостера Дэймона

УИЛЬЯМА БЛЕЙКА ПЕЙДЖ на JBO

МИСТИЦИЗМ Эвелин Андерхилл

БОЭМ: ИНТЕЛЛЕКТУАЛЬНАЯ БИОГРАФИЯ 9000 ВЕКА ЭНДРЬЯ ПРИВЕДЕННЫЙ НАРРАТИВ ДЖЕЙКОБА БОЭМЕ, Сирил О'Реган (Google Книги)

О ДЖЕЙКОБЕ БОЭМЕ, Мартин Бубер

5 КНИГ ПАРАЦЕЛСА

ВРЕМЯ ЛИЛИИ: Курс Джейкоба Баудера "Времени Лилии: основные тексты книги Джейкоба РИАДЕМА" вод Храма Иезекииля: по щиколотку, по колено, по бедра, «вода, в которой можно купаться» и, наконец, «река, которую нельзя переправить».(Иезекииль 47) Он начинается с самого простого из его сочинений и заканчивается отрывками из «Подпись всего сущего» ... »(или получите издание Kindle за 99 центов ЗДЕСЬ)

СЕДЬМАЯ ПЕЧАТЬ: ПРОРОЧЕСТВА ДЖЕЙКОБА БОЭМЭ
(или 99 Cent Kindle Edition)

JBO поддерживается продажами Kindle Book и книг в мягкой обложке на Amazon.

JACOB BOEHME ON AMAZON

KRAUS'S AMAZON АВТОРСКАЯ СТРАНИЦА

************************************************ ***********************

АУДИО ФАЙЛЫ MP3

Матрица
What Faith
Райская веточка лилии
Жемчужина вечности Уильям Ло
The Marriage of Heaven and Hell (аудиокнига) Уильяма Блейка
The Signature of All Things (полная аудиокнига, robo-reader) *
Mind On Fire: краткая биография JB (robo-reader) *
* (любезно предоставлено Wheaton College, спасибо Стивену Да niel)

********************************************* *******************************

JBO VIDEOS

Jacob Boehme Online - цитаты

Вся христианская религия полностью состоит из это, чтобы научиться знать себя ; откуда мы пришли и что мы; как мы вышли из Единства в раздор; как мы пробудили и возбудили в себе зло; и как мы можем снова избавиться от них и вернуть себе изначальное блаженство.

Видя, что человеческая жизнь - это истечение Божественной Силы, Понимания и Умения, то же самое должно продолжаться в своем Первоисточнике, иначе она потеряет Божественное Знание, Силу и Умение и с помощью самовосприятия переместится в центры своего собственное и странное изображение, из-за которого его исходный вид становится темным и странным.

Для людей величайшее безумие - бороться за религию и отстаивать свои взгляды на Букву Священного Писания, когда Царство Божье состоит не из Мнения, а из Силы и Любви.

Христианин не принадлежит к секте. Он может жить среди сект и участвовать в их служении, не будучи привязанным к какой-либо из них. Он имеет только одно знание - Христа в нем.

Все споры относительно Существа, Сущности или Воли Бога ведутся без Бога. Ибо если кто живет в Боге и желает с Богом, что ему до спора о Боге, о том, кто или что есть Бог? То, что он спорит по этому поводу, является признаком того, что он никогда не чувствовал этого в своем уме или чувствах.

Бог в самом себе, поскольку он назван Богом, вне и вне Природы и Создания, имеет не более одной единственной Воли, которая состоит в том, чтобы давать и порождать себя.

Бог ИЕГОВА не порождает ничего, кроме Бога, то есть он порождает только себя, как Отца, Сына и Святого Духа, в одной единственной Божественной Силе и Мудрости.

Как у Солнца есть только одна Воля, которая состоит в том, чтобы проявлять себя и со своим Желанием во всех вещах давить и расти, и даровать Жизнь, Силу и себя во всех вещах; Таким образом, подобным образом Бог без Природы и Творения является единственным Добром, Который не может дать или пожелать ничего, кроме Бога или Добра.

Без Природы и Создания он - величайшая Кротость и Смирение, в которых нет ни Пути, ни шагов, ни отпечатков, ни какой-либо воли к добру или злу; ибо нет перед ним ни Добра, ни Зла.

Он сам - Вечное Единственное Добро и Начало каждой хорошей Вещи, Существа, Сущности, Сущности или Воли; также невозможно, чтобы какое-либо зло вообще могло проникнуть в него, поскольку он сам является единственным добром; ибо он - все вещи, а за ним нет ничего.

(«Избрание благодати» гл. 1: 53-57)

ВСЕ, что учило, писалось, проповедовалось или говорилось в ветхом Адаме о Христе, будь то результат искусства или каким-либо образом, принадлежит смерти и не имеет ни понимания, ни жизни; ибо старый Адам мертв относительно Христа.Только новый Адам, рожденный от девы, должен делать это; только он понимает слово возрождения и входит дверью Христа в овчарню. Старый Адам стремится проникнуть внутрь с помощью искусства и исследования. Он полагает, что Христа можно достаточно понять в письме. Он считает, что тот, кто изучил искусства и языки, кто много читал, назначен Богом и призван учить; что Дух Божий должен говорить через его проповедь, даже если он всего лишь старый развращенный Адам. Но Христос говорит: это разбойники и убийцы, они пришли только грабить и украсть.Кто не дверью входит в овчарню, но лезет другой дорогой, тот есть вор и убийца (Иоанна 10: 1). И еще он говорит, что я дверь овцам: через меня, если кто войдет, найдет пастбище, и овцы пойдут за ним (Иоанна 10: 9). Ибо тот, кто не со мной, против меня. Воплощение Христа гл. 13: 1

Философский камень - это знание о вещах, которые никакая наука или буквальное извлечение из внешнего разума не в состоянии обнаружить или погрузиться в них; он видит небо и землю и жнет, где не сеял; это не вопрос, Это правда или нет? В нем есть знак истины и праведности.

«Вы должны знать, что первая книга Моисея [Бытие] полностью состоит из духовных аллегорий. Тот, кто хочет знать, что означают эти истории, должен представить в себе старого и нового человека и сравнить Христа и Адама (в нем ) друг с другом. Тогда он поймет все это; но без этого он увидит просто сказку для детей: она, однако, настолько полна тайн, что ни один человек не может описать их все, от своего детства до старости, даже если он пришел в мир с полным их пониманием."(Mysterium Magnum xliii, 57.)

ФРАНЦ ГАРТМАНН: Библия, которой во внешнем смысле раньше доверяли и принимали благочестивые и невежественные люди, теперь повсеместно не верят и смеются над" просвещенными "частями. рационалистического человечества; и это вполне естественно, потому что рационалистические образцы человечества недостаточно просвещены, чтобы увидеть восхитительный плод в неудобоваримой оболочке; они не знают, что за этими сказками, полными абсурда, скрывается больше мудрости, чем во всех философские книги мира.Они ничего не знают о внутренней жизни, о душевной жизни этого мира и о том, что личности, которые являются драматическими актерами, представленными нам в Библии, представляют собой реальные живые и сознательные силы, которые могли или не могли стать объективированными и представленными. в земных формах на земном плане. Если, отойдя от псевдонаучной точки зрения, которая рассматривает мир как состоящий из конгломерата самосуществующих, индивидуальных сущностей, мы будем смотреть на мир, и особенно на нашу солнечную систему, как на единое целое, неделимое по своей сущности, но проявляясь во множестве проявлений и форм жизни, история Библии перестанет казаться нам историей людей, которые жили в былые времена и чьи жизни и приключения не могут представлять для нас серьезного интереса в настоящее время время; но история эволюции, содержащаяся в Библии, будет пониматься как означающая историю эволюции человека - i.э., Адам, царь земли, тело которого величиной с нашу солнечную систему; история универсального Человека.

МАЙСТЕР ЭКХАРДТ: «Глаз, которым я вижу Бога, - это тот же глаз, которым Бог видит меня; мой глаз и глаз Бога - один глаз, одно видение, одно знание, одна любовь. (Мейстер Экхардт)

УИЛЬЯМ БЛЕЙК:

Я стоял среди своих долин на юге,
И увидел пламя огня, как Колесо огня
Огня, окружающее все небеса: оно шло
С запада на восток против течения
Сотворение, и пожирал все в своей громкой ярости
и громом по небу и земле.
Им Солнце превратилось в шар:
Им Луна превратилась в шар,
Путешествуя в ночи; ибо от ужасного его
И беспокойной ярости Человек сам сжался
В маленький корень на глубину сажень.
И я спросил Стража и Святейшего
Его имя? он ответил: Это Колесо религии.
Я заплакал и сказал: Это закон Иисуса,
Этот ужасный меч пожирающий поворачивается во все стороны?
Он ответил: Иисус умер, потому что боролся
Против течения этого Колеса: его имя
- Каиафа, темный проповедник смерти,
Греха, печали и наказания:
Противоположная природа! Это естественная религия.
Но Иисус - яркий Проповедник Жизни,
Создавая Природу из этого огненного Закона,
Самоотречением и прощением греха.
Итак, пойди, изгоняй бесов во имя Христа,
Исцели больных духовной болезнью,
Сожалею зло, ибо ты не послан
Чтобы поразить ужасом и наказаниями
Больных, подобных фарисеям,
Распятие и окружение моря и земли
Для прозелитов к тирании и гневу.
Но идите к мытарям и блудницам!
Научи их истинному счастью, но не позволяй проклятиям
выйти из уст твоих, чтобы осквернить их мир.
Ибо ад открыт Небесам: глаза твои видели
Подземелья взорвались, и заключенные были освобождены.

Иерусалим , пластина 77

Призрак - это разумная сила в человеке; & когда отделен
от Воображения и закрывается, как в стали, в Пропорции
Вещей Памяти, Отсюда он образует Законы и Морали
Уничтожить Воображение, Божественное Тело, Мучениками и Войнами
...... .................................. это сила рассудка
Сила абстрактного возражения, которая отрицает все
Это Призрак Человека: Святая Сила Разума
И в своей Святости закрыта Мерзость запустения ~

См. Уильям Блейк Page

Когда ты созерцаешь бездну, звезды, элементы и землю, тогда ты не постигаешь своими глазами яркое и ясное Божество, хотя оно действительно есть и в них; но ты видишь и постигаешь своими глазами сначала смерть, а затем гнев Божий и адский огонь.

Но если ты будешь возбуждать свои мысли и размышлять о том, где находится Бог, тогда ты постигаешь астральное рождение или порождение, когда любовь и гнев движутся друг против друга. Но когда ты укрепляешь веру в Бога, Который правит в святости в этом правительстве или владычестве, тогда ты прорываешься сквозь небеса и схватываешь или держишь Бога в Его святом сердце.

Теперь, когда это сделано, тогда ты как целостный или тотальный Бог, который Сам есть небо, земля, звезды и элементы, и также имеет в тебе такой режим или владычество, и ты также такая личность, как весь Бог вместо этого мира. АВРОРА, гл. 23

Jacob Boehme Online -

РАЗУМ В ОГНЕ: ЖИЗНЬ ДЖЕЙКОБА БОЭМЭ

by Wayne Kraus

Скачать PDF-файл с низким лбом, выдающимися висками, короткой бородой, орлиным носом и серыми глазами, переходящими в лазурь, яркими и ясными, как окна Храма Соломона. И хотя тон его голоса был низким, все же он был кротким и приветливым в своих беседах; скромен в поведении, сдержан и рассудителен в словах, скромен в походке и разговоре, терпелив в страданиях; также кроток и смирен сердцем.Его Дух, столь ярко озаренный Богом сверх всего, что могла создать природа, и его чрезвычайно чистый и очень понятный стиль, в соответствии с высочайшими и лучшими немецкими стандартами, предоставлены проницательности читателя, чтобы исследовать и распознать в божественном Свете эти его писания без прикрас ». (Франкенберг)

Он родился 24 апреля 1575 года в деревне Альт-Зайденберг в Верхней Лузии, в миле от города Гёрлиц. Хотя деревня была бедной, в ней была школа, где Яков получил базовое образование.Его отец был крестьянином-землевладельцем, старейшиной в церкви и имел достаточно средств, чтобы отдать сына в ученики к сапожнику.

Франкенберг говорит: «Согласно рассказу самого блаженного человека, сделанному для меня, в определенное время во время его ученичества выпало, что приходит незнакомец, действительно простой и злой в своей одежде, но в остальном имеющий хорошее и респектабельное присутствие. в магазин и просит купить пару туфель: Но поскольку ни Хозяина, ни Госпожи не было внутри, он, ДЖЕЙКОБ БЕМЕН, Мальчик-Ученик, не осмеливался продавать их, пока Незнакомец с большой Настойчивостью не настоял на своем позволить ему получить их: Итак, теперь, когда у него больше Разумов оттолкнуть Покупателя, чем продать Ботинки, он установил за них несколько огромную несправедливую Цену.Однако Человек уплатил требуемые деньги без малейшего возражения или возражений; и, взяв Сапоги, ушел.

«Но, оказавшись на некотором небольшом расстоянии от магазина, а затем остановившись, он громко и серьезно крикнул:« Джейкоб, иди ко мне сюда ». Такое обращение от неизвестного человека. , а также сделанное его христианским именем, поразило Мальчика; но, придя в себя, он снова встал и вышел к нему на улицу. Тогда человек, чье лицо было серьезным и любящим, с сияющими глазами, взял его за правую руку и пристально посмотрел ему в лицо, сказал: `` ДЖЕЙКОБ, ты маленький, но ты станешь великим, а человек настолько велик ''. в отличие от обычных бросков, что ты будешь Чудом Света.Итак, будь хорошим парнем; бойся Бога и уважай Его Слово: да будет тебе особенно радостью читать Священное Писание, в котором ты облечен утешением и наставлением; ибо тебе придется также претерпеть много скорбей, бедности и преследований: но будь у тебя добрым утешением и стойко стой, ибо Бог любит тебя и милосерден к тебе! '

«На что Человек , сжав его Рукой и всмотревшись ему прямо в Лицо, конечно же, пошел своей дорогой.«

» Но ДЖЕЙКОБ, как легко предположить, был немало удивлен этим происшествием. И Предсказание, и Увещевание, вместе с Миеном Человека, всегда были в его мыслях, и он не мог их забыть. Эффект этого был также виден впоследствии в обновленной Серьезности и Внимании среди всех его Дел, а также через некоторое время за ним последовали Духовный Зов и Субботний день ... [когда] он начал горячо и непрестанно молиться. , ища и стуча; пока, находясь в то время со своим Учителем в их странствиях, он через Отцовские Рисунки в Сыне не был в Духе переведен в Святую Субботу и славный День Покоя для Души; и таким образом, его просьба была удовлетворена в результате следствия.Здесь (используя слова его собственного исповедания) «Окруженный божественным светом в течение семи дней подряд, он стоял в высочайшем блаженном Видении Бога и в экстатических радостях своего Царства».

В 1599 году Якоб стал мастером сапожника, вступил в гильдию, женился и купил дом в Гёрлице.


Гёрлиц с. 1600

«[В] 1600 году, будучи на 25-м году своего возраста, он во второй раз восхитился Светом Бога и астральным Духом своей Души посредством мгновенного взгляда Ока, брошенного на яркий свет. Оловянное Блюдо (являющееся прекрасным Веселым сиянием или Аспектом) введено в самую сокровенную Землю или Центр непонятной или скрытой Природы.

... врата были открыты для меня, так что за четверть часа я увидел и узнал больше, чем если бы я провел вместе много лет в университете. Ибо я видел и знал Существо всех Существ, Бисс и Бездну; также вечное порождение Святой Троицы; происхождение и происхождение этого мира и всех созданий через божественную Мудрость; Я знал и видел в себе все три Мира; а именно, Божественный, Ангельский и Райский Мир, а затем Темный Мир, оригинал Природы Огню; и затем, в-третьих, внешний видимый Мир, являющийся Порождением или Внешним рождением из двух внутренних и духовных миров; и я видел и знал всю действующую Сущность в зле и в добре; и взаимное происхождение и существование каждого из них; также как родилось плодоносное Чрево Вечности...

Будучи несколько сомнительным, чтобы избавить свой разум от такого мнимого воображаемого самомнения, он отправился в Грин перед Нейс-воротами в Гёрлице, где его Дом находился возле Моста; и где, несмотря на все его усилия наоборот, это ощущение проблеска, которое он получил, становилось в нем все сильнее и сильнее; до такой степени, что посредством образованных на них сигнатур или их фигур, черт и цветов он получил возможность заглянуть как бы в Сердце и в самую сокровенную природу всех существ.Какое основание, таким образом запечатленное в нем, он также подробно изложил и проиллюстрировал в своем «Трактате de Signatura Rerum ». Это открытие переполнило его радостью; но он ничего не сказал, благодарил Бога, заботился о делах своей семьи и воспитании своих детей и жил в мире и дружбе со всеми людьми; мало упоминая или совсем ничего об этом Свете, который он получил, и о своем внутреннем Разговоре с Богом и Природой для любого человека вообще ».

«Когда в моем решительном рвении я нанес такой сильный штурм, шторм и натиск на Бога и на все врата ада, как будто у меня было больше резервов добродетели и силы, с решимостью рисковать своей жизнью. (что, несомненно, было не в моих силах без помощи Духа Божьего), внезапно мой дух прорвался через врата ада, даже в самое сокровенное движение Божества, и там я был охвачен любовью, как жених обнимает свою нежно любимая невеста.

«Величие торжества, которое было в моем духе, я не могу выразить ни устно, ни письменно; и его нельзя сравнивать ни с чем, кроме того, в чем зарождается жизнь посреди смерти. Это похоже на воскресение из мертвых.

«В этом свете мой дух внезапно увидел насквозь всех и всех существ; даже в травах и траве он знал Бога, кто он, каков он и какова его воля. И внезапно в этом свете моя воля была возбуждена мощным импульсом описать Существо Бога.

«Но поскольку в настоящее время я не мог постичь глубочайшие движения Бога и постичь их своим разумом, прошло почти двенадцать лет, прежде чем мне было дано точное понимание их».

Затем Беме начал свою первую книгу, Аврора .

Летом 1612 года он одолжил еще незаконченную Aurora дворянину по имени Карл фон Эндерн, который распаковал книгу и переписал ее. Таким образом, без ведома Беме, его книга стала распространяться, и его имя стало известно интеллектуалам Силезии, Баварии и Богемии.

Но Беме жил в Верхней Лузии, где церковь была не более чем правительственным отделом, а задачей духовенства было следить за населением на предмет ереси. Доктрины, отходящие от лютеранской ортодоксии, воспринимались как вторжение враждебных иностранных держав и, вероятно, работа агентов иезуитов.

Итак, беда случилась, когда копия Aurora попала в руки Грегориуса Рихтера, Прелата Горлица, который осудил «сапожника» с кафедры и потребовал, чтобы городской совет исключил его, чтобы Бог не заставил почву открыться. и проглотить весь город.На следующий день Дж.Б. был вызван в Совет, который призвал его «из любви к тишине города» передать свою книгу Рихтеру для принесения в жертву и воздержаться от написания новых книг. На это он согласился.

Он занимался своим делом и не писал больше семи лет. Но, как всегда поступают охотники за ересями, Рихтер лишь афишировал то, что он пытался подавить, и сделал Беме знаменитым. Ученые и дворяне совершали паломничество, чтобы встретиться с «философом-сапожником», иногда оставаясь там на несколько недель.Друзья убеждали его проигнорировать постановление Совета и снова взяться за перо. Понятно, что он не хотел подчиняться.

«Я не видел эту первую книгу больше за три года; Я полагал, что он мертв и ушел, пока некоторые ученые люди не прислали мне несколько его копий, которые увещевали меня действовать и проявлять мой талант, с чем ни в коем случае не согласился внешний разум, потому что он уже так много пострадал за Это; кроме того, дух разума был очень слаб и боязлив, потому что мой высокий свет был на некоторое время также оторван от меня, и он действительно светился во мне, как скрытый огонь; так что я не чувствовал во мне ничего, кроме тоски и недоумения; внешне я обнаружил презрение, а внутри - пламенное подстрекательство; тем не менее, я не мог постичь [этот свет], пока дыхание Всевышнего не помогло мне снова и не пробудило во мне новую жизнь, а затем я приобрел лучший стиль письма, а также более глубокое и обоснованное знание: Я смог бы внести все лучшее во внешнее выражение.”

С 1619 г. и до своей смерти в 1624 г. он написал огромное собрание литературы. Всего за девять месяцев он написал «Три принципа божественной сущности» , «Тройная жизнь человека» и «Сорок вопросов души» . Не было ни черновиков, ни рецензий, ни редакционных изменений. Он писал по прямому вдохновению, так быстро, как могла двигать его рука.

«Итак, теперь я писал, не на основании наставления или знания, полученного от людей, ни из изучения или чтения книг; но я написал из моей собственной книги, которая была открыта во мне, будучи благородным подобием Бога, книга благородного и драгоценного образа (понять собственное подобие или подобие Бога) была дарована мне читать; и в этом я изучал, как ребенок в доме его матери, которая видит, что делает отец, и в своей детской игре подражает своему отцу; Никакая другая книга мне не нужна.

«Моя книга имеет только три листа, это те же три принципа вечности, на которых я могу найти все, чему Моисей и пророки, Христос и его апостолы учили и говорили; Я могу найти в нем основание мира и все тайны; но не я, но дух Божий делаю это по мере, как Ему угодно ».

Якоб Беме был мистиком, но не отшельником. Он был здоровым и активным человеком, полностью вовлеченным в повседневную жизнь. Городские записи перечисляют его семью как «богатую»."Он не зарабатывал деньги на своих книгах, но его вложения в недвижимость, кожу и текстиль сделали его достаточно процветающим, чтобы в 1612 году (год, когда он написал Аврора ), в возрасте 36 лет он смог продать свою сапожную скамью. Он поручил всем четырем своим сыновьям заняться торговлей, ухаживал за племянницей-сиротой и вел обширную переписку со своими многочисленными приверженцами и исследователями. Когда Тридцатилетняя война принесла в регион экономический кризис, он сводили концы с концами, торгуя в теневой экономике, покупая перчатки в стране и продавая их в Праге и Дрездене, путешествуя по опасным дорогам через разрушенные войной земли.Он оставался занятым человеком, даже находясь в агонии божественного экстаза и когда его неистовое вдохновение заставляло его писать до глубокой ночи. Это воодушевляет тех из нас, для кого «созерцательная жизнь» не вариант. От Беме мы узнаем, что можно жить во втором принципе, твердо стоя на ногах в третьем принципе.

Его книги копировались от руки и распространялись осторожно, чтобы не привлекать дополнительного внимания со стороны религиозных властей.Но в 1623 году он опубликовал в печати «Путь ко Христу». Грегориус Рихтер, находящийся в последней стадии хронического алкоголизма, опубликовал жестокий паскильо против Беме, содержание которого демонстрирует разрушение разума примаса. Он начинается ужасным латинским стихотворением и продолжается потоком инвектив, которые звучат как пародия на Лютера:

«Сколько строк, столько богохульств на Бога можно найти в Книге сапожника: отвратительно воняет Сапожником Смола и Блэкинга; фй, фй, пусть эта вонь будет далеко от нас ... Господи! Святой Дух помазал тебя Елеем больше, чем твои товарищи, и сделал тебя Священником.Но Сапожник, дьявол осквернил тебя грязью и навозом, и сделал тебя еретиком ... Сапожник - антихрист ... Твоя скверна, о Сапожник, чрезвычайно осквернила НАШ Город. О, если бы все, кто читает твои писания, отправились вместе с тобой в погибель. О, теперь же уходи и больше не приходи, чтобы ты несчастным образом погиб, и лучше возьми в руку ботинок, чем РУЧКУ ».

Сапожника снова вызвали в городской совет и допросил Избирательный суд Дрездена, где он был допрошен группой теологов и ученых, которые объявили его «человеком удивительно высоких умственных способностей, который в настоящее время не может быть ни тем, ни другим». осужден и одобрен.”

Во время пребывания в доме знатного человека в Силезии, Якоб заболел высокой температурой, а затем заболел желудком из-за того, что пил слишком много воды. Его привезли обратно в Гёрлиц, где он томился две недели. Ганс Мартенсен рассказывает конец истории:

Он хладнокровно ждал смерти. В воскресенье, 21 ноября, вскоре после полуночи или рано утром он позвонил своему сыну Тобиасу и спросил его, не слышит ли он эту сладкую и гармоничную музыку. Поскольку Тобиас ничего не слышал, он умолял его открыть дверь, чтобы он мог лучше ее услышать; затем он спросил, который час, и когда ему сказали, что только что пробило два, он сказал: «Мое время еще не пришло; через три часа мое время.После некоторого молчания он воскликнул: «О, сильный Бог Саваофа, избавь меня по воле Своей!» и сразу после этого: «Ты распял Господа Иисуса Христа, смилуйся надо мной и возьми меня к Себе и Царству Твоему!» Чуть позже он дал указания, где можно будет найти некоторые из его рукописей, и выразил надежду, что благородный друг, которого он посетил в Силезии, позаботится о его вдове, но также заверил ее, что она должна немедленно последовать за ним (что действительно имело место. , ибо она умерла от чумы в следующем году).В шесть утра он внезапно с улыбкой попрощался с ними и сказал: «Теперь я ухожу в рай».

Его тело оставалось незахороненным в течение нескольких дней, пока семья боролась с местными религиозными властями, которые не хотели похоронить еретика по-христиански. Они были вынуждены подчиниться по приказу могущественного католического графа Ганнибала фон Дроны.

Друзья предоставили для его могилы искусно вырезанный деревянный крест, но он простоял всего несколько дней, прежде чем был разрушен вандалами.

In Mundum VENI!
Sathanam descendere VIDI!
Infernum VICI!
ВИВИТЕ магнаними!

В мир Я ПРИШЕЛ,
и Сатана УВИДЕЛ Нисходящий быстро;
У меня теперь адский субдюд!
Вы, герои, смелые в вере, ЖИВИТЕ и радуйтесь!

В течение трех столетий мысль Якоба Беме текла по западному миру, как скрытый поток, никогда не широко известный, но оказывающий влияние на влиятельных людей - Ньютона, Милтона, Джорджа Фокса, Филадельфийского общества , кембриджские платоники, баварские иллюминаты (!), Гете, Кант, Гегель, Шопенгауэр, Ницше, Хайдеггер, Кьеркегор, Блейк, Кольридж, Эмерсон, Уильям Лоу, мадам Блаватская, Рудольф Штайнер, Карл Юнг; многие оккультисты и многие священнослужители.Его современные сторонники столь же разнообразны: от евангелического миссионера Нормана Грабба до физика-теоретика Басараба Николеску и психованного писателя-фантаста Филипа К. Дика.

В 1621 году Беме начал пророчествовать «Время Лилии и Вавилонского суда». (например, Послания 3, 15, 26, 34) Тридцатилетняя война между католиками и протестантами только началась, и когда она закончилась, Европа была в руинах, и было большое негодование против воинствующих церковников. Никогда больше народы не пойдут на войну по приказу духовенства.И хотя армии религии опустошали Европу (снова), поколение великих ученых возвестило то, что мы теперь называем Просвещением. И когда власть Вавилона (организованной религии) рухнула, сочинения Якоба Беме распространились по Германии, Нидерландам, Англии и Пенсильвании, и тысячи сект «несогласных» возникли, как лилии на пустыре.

Беме предсказал, что «новый мирской антихрист» восторжествует над «старым религиозным антихристом» и что его правление начнется с кажущегося золотого века, но закончится нищетой и угнетением.

Теперь идеалы Просвещения забыты, секуляризм - это культ ленивой буржуазии, и даже по мере того, как наука движется от триумфа к триумфу, социальный порядок зашел так далеко, что становится все более и более невозможным верить в превосходство человеческого разума.

Эпоха Разума отступает, и накатывает следующая волна - Эпоха Видения - Новое Время Лили.

Настало время поисков; ибо лилия цветет в горах и долинах на всех концах земли: Ищущий находит; Дух Господа Саваоф из своей любви насадил новую ветвь в человеческой собственности, которая искоренит шипы дьявола и сделает известным его ребенка Иисуса всем народам, языкам и речам, а также утром Вечного Дня.

Джейкоб Беме Онлайн - Уильям Блейк

УИЛЬЯМ БЛЕЙК
Художник, Поэт, Пророк

1757-1827

Парацельс и Беме явились мне, Небеса выше
И в аду внизу и ужасные перемены
угрожали Земле
Американская война началась

Уильям Блейк видел видения Бога и вечности, разговаривал с ангелами, феями и ушедшими душами, писал пророчества и хвастался, что его книги Бессмертные читали и хвалили.Если бы он был здесь сегодня, он был бы передан фрейдистам и введен в оцепенение, и весь его гений был бы потерян. Интересно, сколько творческих гениев «индустрия здоровья» уничтожила подобным образом. Неслучайно рост клинической психологии совпал с упадком культуры. (Вы могли заметить, что, к сожалению, не произошло соответствующего снижения психических заболеваний.)

Буржуазный художественный журнал того времени описал Блейка как «несчастного сумасшедшего, чья личная безобидность спасает его от заключения.Но на самом деле власти оставили его в покое, по большей части только потому, что не поняли его. Они бы заковали его в цепи, если бы были способны понять еретические и революционные идеи, выраженные в его весьма символических произведениях и стихах.

Такова глубина и сложность символики Блейка, что можно потратить всю жизнь на изучение и интерпретацию, и некоторые ученые, такие как Гарольд Блум, Нортруп Фрай, С. Фостер Дэймон и Дэвид В. Эрдман, сделали именно это.

Ученые-блейкисты иногда высмеивают «мистиков, каббалистов и пневматиков» (то есть людей вроде меня), которые видят в Блейке пророка и психопомпа, но именно таким он видел себя.

.................................. Я не отдыхаю от своей великой задачи!
Чтобы открыть Вечные миры, открыть бессмертные глаза
Человека внутрь, в Миры Мысли: в Вечность
Всегда расширяющееся в Лоне Божьем, Человеческое Воображение
(J 5: 18-19)

И это Мне кажется, что, по крайней мере, некоторые из этих ученых по-своему совершили прыжок в мир четырехчастного видения Блейка.

Теперь я вижу четверичное видение
И мне дано четверичное видение;
Это четырехкратно в моем высшем восторге
И трехкратно в ночи мягкой Беулы
И дважды всегда. Да сохранит нас Бог
От Единого видения и Ньютонов!
(Письмо Томасу Баттсу)

Четверное видение Блейка точно соответствует четырем функциям разума Юнга - интуиции, эмоциям, ощущениям и разуму (олицетворенным в Блейке четырьмя Зоа: Уртона, Лувах, Фармас и Уризен).

Единственное математическое видение чистого разума - это «Сон Ньютона».

Блейк также предшествовал Фрейду в открытии сознательно-бессознательной структуры разума, хотя Блейк более удачно выразился как «рай и ад».

(Мы, фанатики, всегда полируем репутацию Блейка как пророка, показывая множество способов, которыми он предвосхищал современную мысль.) разделенный."

Призрак - это разумная сила в человеке; & когда он отделен от воображения
и закрывается, как в стали, в соотношении
вещей памяти, он, следовательно, образует законы и морали
, чтобы разрушить воображение, божественное тело , автор Martyrdoms & Wars.
(J 74: 10-14)

Со времени грехопадения человека - или эволюционного сбоя, который дал нам раздвоенный мозг, если хотите, - рассуждающее эго отделилось от нашей общей природы, если считать на собственную жизнь и стать ложным я.Мы думаем, что - это это я.

Каждый человек находится во власти своего Призрака,
До наступления того часа,
Когда его Человечество проснется,
И бросит свой Призрак в озеро. (J 41)

Писатели и художники, страдающие творческим кризисом, найдут богатое понимание битвы между Лос и Призраком Уртоны на листах 6-10 из Иерусалим . Для творческого акта необходим критический интеллект, но разум - неугомонный слуга. Лос (творческое Воображение) силой заставляет рассуждающего Призрака помочь выполнить его миссию:

Стремясь с Системами освободить Людей из этих Систем:
Что всякий раз, когда любой Призрак начинает пожирать Мертвых,
Он может почувствовать боль (Дж. 11: 5-7)

Отделенный Призрак - творец войны, религии, политики и всех других форм безумия.

И вот манеры Сынов Альбиона в их силе:

Они берут Две Противоположности, которые называются Качествами, с помощью которых
каждая Субстанция покрывается тканью, они называют их Добром и Злом
От них они сделать абстрактное, которое является отрицанием
Не только субстанции, из которой оно произошло.
Убийца собственного тела: но также убийца.
каждого Божественного члена: это Сила Разума.
Сила абстрактного возражения. что отрицает все
Это Призрак Человека: Святая Разумная Сила
И в своей Святости закрыта Мерзость запустения (Дж 10: 7)

Блейк считал научный рационализм Просвещения неизбежно ведущим к " темные сатанинские мельницы "индустриализма".

Я обращаю свой взор на школы и университеты Европы,
И вот Ткацкий станок Локка, чей Гуд свирепствует,
Омывается водяными колесами Ньютона: черная ткань Нация: Жестокие Работы
Из многих Колес я смотрю, колесо без колеса, с тираническими зубьями,
Двигаясь по принуждению друг к другу; не как в Эдеме, где
Колесо внутри колеса, свободно вращается, в гармонии и мире.
(J 15: 15-21)

«Мельница» символизирует рационалистическую редукцию и используется Блейком для обозначения земные властные структуры: фабрики, университеты, церкви, государства, армии, правовые системы и торговля.

Призрак - это Великая Самость, Сатана, которому Всемогущие Земли поклоняются как Богу. (J 33:17)

Блейк был истинным верующим, но не в историческое христианство, а в Воображение, которое есть Божественное Тело Господа Иисуса, благословенное навеки. (Дж. 5:59)

Что он имел в виду?

У Блейка, как и у Беме, Воображение - центральная сила как Бога, так и человека. Вечное Тело Человека - это Воображение, то есть Сам Бог, Божественное Тело, Иисус: мы - Его Члены.(Лаокоон)

Воображение, - сказал Блейк, - это сама жизнь человека. (Именно это открытие спасло Толстого от самоубийства. См. « разновидностей религиозного опыта» стр. 153-154)

Этот мир воображения - это мир вечности. Это Божественное лоно, в которое мы войдем после смерти Растительного Тела. Этот мир воображения бесконечен и вечен, тогда как мир поколения или растительности конечен и временен. В этом Вечном мире существуют постоянные реальности каждой вещи, которую мы видим отражением в этом овощном стакане природы.(J 77)

Одним глазом художник видит вечность, а другим мир времени и пространства. Это просто вопрос фокусировки обоих глаз, чтобы увидеть поверхность и глубину одновременно, и стать свидетелем «пугающей симметрии», стоящей за этим Театром абсурда - то есть «видения через» или «двойного видения».

Двойное видение - это примирение противоречий и уничтожение Двурогого рассуждения, раздвоенной беллетристики, в сомнении, что является внутренним противоречием. (Врата рая)

Дуалистический бог традиционной религии - бог симпатий и антипатий, наград и наказаний, ты-шалтов и ты-не-не-преступников - не плод воображения, а плод разума .Крик протеста, который наша эмоциональная природа поднимает против такого бога, ближе к истине, чем софистика, с которой рассуждающий ум пытается его оправдать.

Вера в фарисейского «Бога Справедливости» настолько распространена, что, когда появляется настоящий Бог, он должен начать с исправления:

Я не Бог издали, я брат и друг;
Я пребываю в твоей груди, а ты пребываешь во мне:
Воистину! Мы едины; прощая все зло; Не ища воздаяния!
Вы члены мои, о спящие Беулы, страны теней!
(J 1: 18-21)

Люди отделены от Бога не из-за греха и вины, а из-за своей собственной абстрактной философии, враждующей во вражде с божественным воображением (Дж. 5:58)

Евангелие от Уильяма Блейка безусловно, не самая доступная интерпретация христианского Евангелия.Блейк столь же сложен и глубок, как Джейкоб Беме, и столь же полезен.

Мне известно, что я больше похож на богослова, интерпретирующего Священные Писания, чем на литературного критика, оценивающего великого художника, но я думаю, что мое мнение заслуживает похвалы за его оригинальность.

Блейк считал Джейкоба Беме «божественно вдохновленным человеком» (см. Воспоминания Генри Крэбба Робинсона об Уильяме Блейке, наиболее близкое и острое описание одного из современников Блейка). Но в The Marriage of Heaven and Hell он упоминает JB лишь частично.

Труды Сведенборга - это резюме всех поверхностных мнений и анализ более возвышенных, но не более того.

А теперь еще один очевидный факт: любой человек с механическими талантами может из трудов Парацельса или Якоба Бемена вывести десять тысяч томов равной стоимости с Сведенборгом. а из произведений Данте или Шекспира - бесконечное количество. (Таблица 22)

Брак - это, среди прочего, декларация Блейка об освобождении от его юношеских влияний, включая все вышеперечисленное.

Женитьба - это прежде всего объявление Блейка о его пророческой миссии.

Сведенборг предсказал, что новая эра начнется в 1757 году - в год, когда родился Блейк! Сейчас, в 33-м мессианском возрасте, Блейк заявляет:

Когда начинается новое небо, а с момента его появления прошло тридцать три года: возрождается Вечный Ад. И вот! Сведенборг - это ангел, сидящий у гробницы: его писания - это сложенная льняная одежда. Теперь власть Едома и возвращение Адама в рай.См. Исаия XXXIV и XXXV, глава:

Без противоречий нет прогресса.

Притяжение и отталкивание, разум и энергия, любовь и ненависть необходимы для человеческого существования.

Из этих противоположностей происходит то, что в религии называют добром и злом.

Добро - это пассив, подчиняющийся Разуму.

Зло - это активный источник Энергии.

Добро - это рай. Зло - это ад.

Недвойственность, или диалектика, Якоба Беме очевидна.Даже название является выражением трех принципов Беме - БРАК (3-й) НЕБЕС (2-й) и АД (1-й).

Ученые спорят о степени влияния JB на Блейка, но спор, кажется, выстраивается в соответствии с личными симпатиями или антипатиями ученых к первому.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *