Белая армия под командованием врангеля была разгромлена в крыму в: Крымская эпопея: как эвакуировалась Белая армия | История | DW

Содержание

Крымская эпопея: как эвакуировалась Белая армия | История | DW

В ходе Гражданской войны к лету 1920 года Красная армия заняла фактически всю территорию России. У «белых» оставался только Крым. Но в ноябре 1920 года захватили и его.

Хотя приказ об эвакуации частей Белой армии и гражданских лиц из Крыма был отдан 11 ноября 1920 года, подготовка к ней началась еще в апреле — согласно секретным указаниям штаба генерала Врангеля. Осенью 1919-го из Севастополя ушли морем французские и греческие части Антанты, и Вооруженные силы Юга России (так они назывались официально) остались без поддержки. Керченский полуостров еще удерживали, но положение на фронте оценивали реалистично. Для перевозки, как считали вначале, 60 тысяч человек в Константинополь предполагалось подготовить плавсредства в портах Севастополя, Ялты, Феодосии, Евпатории и Керчи, — с необходимым запасом топлива и продовольствия. Соответственным образом были распределены по этим городам и воинские части.

Но очень быстро стало ясно, что ни судов, ни угля не хватит, потому что эвакуировать придется, по новым расчетам, до ста тысяч человек, включая и гражданских беженцев.

Да и флот, особенно транспортные суда, находился не в лучшем состоянии. Но и эти цифры оказались неверными. На самом деле в течение пяти дней, 12-16 ноября 1920 года, на военных и гражданских судах, тральщиках, мелких катерах, буксирах, рыбачьих баркасах и даже подводных лодках, общим числом 126, в Константинополь эвакуировали около 146 тысяч человек. Из них, как указывалось в сводке штаба французской эскадры, обеспечивавшей безопасность русской флотилии, 29 тысяч человек составляли гражданские лица.

Была ли паника?

В многочисленных советских фильмах (вспомните, например, «Служили два товарища») эвакуацию «белых» из Крыма показывали, как паническое бегство, обезумевшую толпу, полный хаос, давку… Очевидцы событий рисуют совершенно другую картину. «Первое, что хочется отметить, это отсутствие паники», — писал, например, Петр Бобровский, известный в прошлом социал-демократ, побывавший в ссылке в царские времена и ставший министром труда в Крымском правительстве. «Великолепно проведенной» назвал эвакуацию и французский верховный комиссар Дамьен де Мартель.

Генерал-лейтенант Петр Врангель

Сразу после того, как генерал Врангель, правитель «белого» Юга России, отдал 11 ноября приказ об эвакуации из Крыма, началась спланированная и подготовленная его штабом заранее операция. К портам начали стягиваться походным порядком воинские части, грузились на стоящие у причала суда воинские лазареты, распределялись гражданские беженцы… В приказе Врангеля говорилось о предстоящей эвакуации «всех, кто разделял с армией ее крестный путь, семей военнослужащих, чинов гражданского ведомства с их семьями и отдельных лиц, которым могла бы грозить опасность в случае прихода врага».

Воинские части «белых», прикрывавшие перешейки, оторвались от частей Красной армии и быстрыми переходами двинулись в предназначенные для них порты эвакуации. Одна из дивизий кубанских казаков не успела дойти до Феодосии: транспорты уже вышли в море, — и тогда Врангель дал радиотелеграмму в Керчь, где погрузка еще шла: во что бы то ни стало дождаться и погрузить кубанцев». Их дождались.

Главная проблема эвакуации из Крыма

Огромная заслуга в организации этой быстро и грамотно проведенной эвакуации принадлежит вице-адмиралу Михаилу Кедрову, который командовал эвакуационной флотилией. В прошлом он был личным флаг-офицером легендарного адмирала Макарова, затем помощником военного министра Временного правительства, стал известен как специалист по морской артиллерии. Интересна, кстати говоря, и его дальнейшая судьба: в эмиграции, во Франции, он получил, несмотря на солидный возраст, второе — гражданское — высшее образование, стал инженером. Ну, а в ноябре 1920 года Кедров покинул Севастополь только после того, как эвакуация завершилась, и отправился на катере сначала в Ялту, а потом в Феодосию, где она еще шла.

Вице-адмирал Кедров (в центре) на борту подводной лодки

Разумеется, совершенно гладко такая беспримерная массовая эвакуация пройти не могла. Отдельные эксцессы были: и жен на берегу оставляли, и лишний багаж в море выбрасывали, и по канатам на борт взбирались, — но речь идет именно об отдельных случаях, и они касались людей невоенных, растерявшихся от страха и совершенно не представлявших, что их ждет впереди.

Главная проблема была другая. Уже в приказе об эвакуации говорилось о неизбежной «большой скученности на пароходах» и других «тяжких испытаниях», которые ждут «отъезжающих из пределов России». Реальность оказалась еще серьезней: тех, кто опасался мести «красных», было намного больше, чем ожидалось. Пароходы были перегружены, все палубы, трюмы, мостики были забиты людьми.

Под андреевским флагом

Белый офицер Всеволод Саханев вспоминал: «Люди спали везде, где было место: на мокрых палубах, в грязных трюмах и у копоти труб». Генерал-лейтенант Абрамов, ветеран русско-японской и Первой мировой войн, один из руководителей Белого движения, рассказывал, как определял на глаз, издалека, загруженность пароходов: он смотрел, есть ли какое-то движение на палубе или нет. Если люди двигались, значит судно еще не было загружено до предела.

Пароход «Саратов» на выходе из порта. На снимке видно, как он переполнен

На пароходе «Саратов», рассчитанном на максимальное число пассажиров 1860 человек, было более семи тысяч, то есть почти в четыре раза больше нормы. Перегружены до крайности были и другие суда: на «Мечте» находились более 6 тысяч человек, на «Владимире» — 12600. Санитарно-гигиенические условия — ужасающие. Не хватало продовольствия и воды. У воинских частей было довольствие только на сутки, у остальных, как правило, — вообще ничего. Правда, в некоторых кают-компаниях офицеры пьянствовали, гремел граммофон, танцы под фортепьяно, но это опять-таки исключения.

Обеспечивали безопасность флотилии французы. Они настаивали, чтобы русские корабли подняли французские флаги, но вице-адмирал Кедров отказался спускать андреевские. В результате согласились на компромисс: на матчах подняли французские флаги, на корме остались андреевские.

Красный террор в Крыму

Рассказ об эвакуации будет не полным, если не вспомнить о тех, кто не сумел или не захотел отправляться в эмиграцию: бывших военнослужащих, представителей дворянства и интеллигенции, деятелях небольшевистских партий. Многие поверили обращению Реввоенсовета Южного фронта Красной армии, в котором говорилось: «Честно и добровольно перешедшие на сторону Советской власти не понесут кары. Мы гарантируем полную амнистию…» Но Ленин, узнав об этом, тут же раздраженно телеграфировал Фрунзе: «Крайне удивлен уступчивостью условий… Нужно расправиться беспощадно». А в Джанкое ревком РКП (б) призывал: «Заколотим наглухо гроб уже издыхающей буржуазии!»

И сразу после того, как Красная армия вошла в Крым, начались массовые расстрелы тех, кого большевики относили к классовым врагам. Красный террор был санкционирован сверху, а на местах его осуществляла «пятаковская тройка»: Землячка, Бела Кун и возглавлявший «тройку» видный деятель партии большевиков Георгий Пятаков. По официальным советским данным, только в крупных городах Крыма было расстреляно более 56 тысяч человек. Известный эмигрантский писатель Иван Шмелев и историк Сергей Мельгунов приводят данные по всему Крыму: 120 тысяч жертв. В «Черной книге коммунизма» французских историков, вышедшей в 1997 году и включающей открывшиеся после краха соцлагеря архивные данные, говорится в связи с этими событиями о «самых массовых убийствах за все время Гражданской войны».

Смотрите также:

  • Женщины и революция

    Начнем с «бабушки»

    Екатерину Брешко-Брешковскую называют «бабушкой русской революции». Дворянка, родилась в 1844 году. Одна из создателей и лидеров партии эсеров, а также ее боевой организации. Провела не один год в заключении и на каторге. Поддерживала Временное правительство в 1917 году, а советскую власть не приняла, покинув страну.

  • Женщины и революция

    Женщина-врач

    Анна Шабанова — дворянка, выпускница первых в России женских врачебных курсов (закончила в 1877 г.). Стала признанным специалистом в области педиатрии — впервые в истории России. Одна из организаторов и председатель первой официально признанной в России женской общественной организации — «Русское женское взаимно-благотворительное общество». Стала одним из первых «героев труда» в Советском Союзе.

  • Женщины и революция

    Женщина-командир

    Мария Бочкарева — одна из первых русских женщин-офицеров. Отправилась на фронт после начала Первой мировой войны. В 1917 году создала первый в истории России женский батальон, где практиковала железную дисциплину.

  • Женщины и революция

    Красная графиня

    Софья Панина — графиня, крупная землевладелица. Деньги тратила на благотворительность. Весной 1917 года была избрана депутатом Петроградской городской думы. Вошла в ЦК партии кадетов. В мае 1917 года стала заместителем министра государственного призрения Временного правительства, в августе — заместителем министра народного просвещения. Покинула Россию в 1918 году.

  • Женщины и революция

    Товарищ Надя

    Надежда Крупская — супруга и соратница Ленина, долгие годы фактически исполнявшая роль его личного секретаря. Занималась организацией пролетарского юношеского движения, стояла у истоков комсомола и пионерской организации. Стала одним из создателей советской системы народного образования. Ее прах покоится в Кремлевской стене.

  • Женщины и революция

    Несостоявшийся убийца

    Фанни Каплан — участница российского революционного движения. Была обвинена в попытке застрелить Ленина летом 1918 года. На допросах заявляла, что крайне отрицательно отнеслась к октябрьскому перевороту, выступает за созыв Учредительного собрания, считает Ленина предателем революции, уверена, что его действия не совместимы с идеями социализма.

  • Женщины и революция

    Главная эсерка

    Мария Спиридонова — российская революционерка, одна из руководителей партии левых эсеров. В 1906 году смертельно ранила советника тамбовского губернатора Луженовского. Отбывала наказание на каторге. Выступила вместе с товарищами по партии против большевиков летом 1918 года. Несколько лет жила в ссылке, была снова арестована в 1937 г. и расстреляна в 1941 г.

  • Женщины и революция

    Министр и дипломат

    Александра Коллонтай — революционерка, государственный деятель, дипломат. Была наркомом государственного призрения в первом советском правительстве. Бросила мужа и сына ради революционной деятельности, при этом, будучи министром, занялась проблемами охраны материнства и младенчества. С 1922 года состояла на дипломатической службе.

  • Женщины и революция

    Паллада революции

    Лариса Рейснер — революционерка, журналистка, писательница, поэтесса. В Гражданскую войну сделала карьеру военного политика. Троцкий писал о ней: «Ослепив многих, эта прекрасная молодая женщина пронеслась горячим метеором на фоне революции…она плавала на военных кораблях и принимала участие в сражениях. Она посвятила гражданской войне очерки, которые останутся в литературе».

    Автор: Дарья Брянцева


100 лет назад белые разгромили красную конницу под Мелитополем

3 июля 1920 года Русская армия генерала Петра Врангеля разгромила красную конницу под командованием Дмитрия Жлобы к северо-востоку от Мелитополя. Белым достались тысячи пленных и богатые трофеи, а Красная армия была вынуждена отступить. Разгром конной группы Жлобы, которая пыталась перерезать противнику дорогу в Крым, считается главным успехом белых в 1920 году.

100 лет назад на окраинах бывшей Российской империи продолжали кипеть настоящие страсти. На советско-польском театре военных действий начиналось наступление войск Западного фронта Красной армии. 2 июля 1920 года в Смоленске командующий фронтом Михаил Тухачевский отдал легендарный приказ: «На наших штыках мы принесем трудящемуся человечеству счастье и мир. На Запад!». И красноармейцы с боевым кличем «Даешь Варшаву!» устремились вперед, внося решительный перелом в ход войны. Результатом Июльской операции стало занятие советскими войсками значительной части Белоруссии и создание благоприятных условий для дальнейшего наступления на Польшу.

В составе Юго-Западного фронта между тем успешно действовала 1-я Конная армия Семена Буденного. Советские историки считали, что именно ее, не по-европейски «дикую» и неистовую, поляки боялись больше всего. Поэтому 1 июля 1920-го верховное командование польских вооруженных сил совместно с представителями Антанты разработало план разгрома буденновцев, надеясь тем самым остановить продвижение РККА в Европу.

Используя момент, когда основные силы противника оказались сосредоточены против поляков, Русская армия Петра Врангеля вышла из Крыма и перешла в наступление в Северной Таврии.

Этот регион, богатый продовольствием и другими ресурсами, располагавший лошадьми, позарез требовался белым для продолжения борьбы. Крым со своими степями и летней засухой, традиционно имевший проблемы с водой, попросту не мог прокормить всех прибывших на полуостров после эвакуации из Новороссийска. Белым удалось вырваться на оперативный простор и овладеть Северной Таврией.

«Пыль атак. Пушечный гром. Отдыха нет. Мы наступали степью, в отблескивающем ковыле, обдаваемые суховеем, загоревшие, с посветлевшими от усталости глазами. Все переходы, как перекаты одного огромного боя», — писал об этих событиях офицер-дроздовец Антон Туркул.

10 июня 1920 года части генерала Якова Слащева овладели Мелитополем и затем успешно удерживали его под яростными атаками красных. Дело принимало настолько благоприятный оборот для белых, что в конце месяца Врангель перенес в этот город свою ставку. Естественно, красным приходилось реагировать на активность врага. Не имея возможности снимать подразделения с польского направления, они подтягивали подкрепления из центральных районов страны. В Северную Таврию были мобилизованы рабочие и курсанты. Общее руководство осуществлял Иероним Уборевич. Наиболее серьезную силу среди всех советских армий, действовавших на этом направлении, представляла 12-тысячная конная группа под командованием бывшего шахтера Дмитрия Жлобы. Этот крупный кавалерийский начальник, решительный и храбрый, претендовал на славу Буденного. Однако неудача в бою с врангелевцами отправила его на второй план среди советских «генералов».

close

100%

Современники высоко оценивали успех Русской армии. Так, казачий генерал Александр Голубинцев называл разгром группы Жлобы «редким примером в военной истории окружения и полного уничтожения большой группы конницы». А сотрудник полевого штаба главнокомандующего Александр Валентинов окрестил эту победу над красными «золотым периодом в краткой истории армии генерала Врангеля».

Итак, конница Жлобы стремилась выйти в тыл основным силам белогвардейцев в Северной Таврии, мощным ударом отрезать их от Перекопского перешейка и, либо окончательно разгромить, или же заставить вернуться в Крым. В свою очередь, соединения Русской армии под командованием генералов Александра Кутепова и Слащева планировали окружить красных кавалеристов у Большого Токмака. Генерал Голубинцев описывал события тех дней как «лебединую песню Белого движения», отдавая должное «блестящей по своему размаху и искусству руководства» операции.

«Советское командование поставило себе задачей разбить белую армию и отнять богатую хлебом Таврию. Для чего командующий 13-й армией товарищ Уборевич решил, ведя демонстративные операции в районе Днепра, главный удар нанести двумя группами. Конная группа Жлобы, наступая вдоль большой дороги Черниговка — Мелитополь, долиною реки Молочная, должна была, прорвав части Донского корпуса и разбив их, занять Мелитополь и, выйдя, таким образом, в тыл корпуса Кутепова, отрезать его от Крыма и разбить совместно с наступавшей группой товарища Федько», — объяснял планы красных Голубинцев.

29 июня 1-й армейский корпус Кутепова перешел в контратаку и оттеснил красных, захватив две тысячи пленных и восемь пулеметов.

2 июля бои возобновились с новой силой: советские части вновь наступали по всему фронту. Поддержку донским казакам оказывали летчики, забрасывавшие противника бомбами. Авиация внесла значимый вклад в успех белых. Эскадрилья из 13 бомбардировщиков под командованием генерала Вячеслава Ткачева атаковала красных кавалеристов, расположившихся на ночлег. При первых же взрывах бомб кони бросились врассыпную. Обезумев от грохота, они сбрасывали и топтали седоков, опрокидывали тачанки и артиллерийские повозки. Освободившись от бомбовой нагрузки, летчики поливали противника пулеметным огнем. Когда самолеты улетели, чтобы пополнить боезапас, красным командирам удалось собрать уцелевших бойцов в походную колонну, но последовал новый налет, а за ним — еще один.

Позднее Ткачев вспоминал: «Под моим руководством была атакована колонна корпуса Жлобы у деревни Вальдгейм. После бомбометания красные в панике бросились в поле. Летчики, снизившись до 50 метров, пулеметным огнем совершенно разгромили красных, которые бежали на восток и северо-восток. Все поле было покрыто черными пятнами убитых лошадей и людей. Красными были брошены почти все имевшиеся у них повозки и пулеметные тачанки».

Впервые в Гражданской войне авиаторы белых оказали решающее значение на ход сражения. Происходили и воздушные бои. Подпоручику Трескину пришлось сразиться с четырьмя аэропланами красных. Несмотря на неравные силы и полученные 17 пробоин, он сумел посадить свой самолет. За время шестидневных боев красные понесли большие потери как в физическом, так и в моральном плане. Белое командование решило использовать благоприятную обстановку и захватить инициативу в свои руки. Оставалось окончательно ликвидировать сильную и наиболее опасную группу Жлобы.

Пехотные силы тем временем взяли красных конников в тиски с севера и юга. Помимо авиации поддержку частям оказывали бронепоезда. Врангель оперировал 15 тыс. штыками и 6,5 тыс. шашками.

close

100%

«Стесненная пространством, красная конница утеряла значительные преимущества и качества конницы: подвижность и поворотливость. Оставалось только завязать этот мешок. Благодаря бестолковому управлению и самонадеянности, красная конница, вместо содействия своей армии и нанесения решительного удара противнику, сама попала в ловушку и сделалась заманчивым объектом белого командования», — отмечал генерал Голубинцев.

Генеральное сражение операции состоялось 3 июля 1920 года, когда белые перешли в наступление для окончательной ликвидации красной конницы Жлобы.

В начале большевики проявили хладнокровие и оказали серьезное сопротивление. Но с продолжением сражения потеряли организованность и сплоченность, после чего стали искать спасения в бегстве. Их охватила паника. Красные части были уничтожены или взяты в плен. Сам Жлоба в последний момент сбежал с поля боя на автомобиле. Параллельно кавалерия белых при поддержке авиации преследовала уцелевшие силы противника.

close

100%

Штабист Валентинов полагал, что «будущий военный историк с любопытством остановится на этой странице Гражданской войны». В своем труде «Крымская эпопея» он замечал, что не вправе судить, действительно ли победа над Жлобой была «случаем небывалым в истории тактики», как гласили официальные сообщения.

«С одной стороны, бесспорно, что армия генерала Врангеля, сумевшая силами чуть ли не одной только пехоты окружить мощную кавалерийскую группу, грозившую отрезать стремительным броском и ставку, и армию от крымских перешейков, одержала блестящую победу, — констатировал Валентинов. – Число пленных (11,5 тыс.), количество орудий (60) и других трофеев – реальное тому доказательство. С другой – совершенно ясно, что именно вынужденная для нас переброска чуть ли не всех лучших сил для спасения от Жлобы на правый фланг позволила красному командованию совершенно почти свободно переправиться на наш берег через Днепр и закрепить за собой роковой Каховский тет-де-пон, то есть, произвести операцию, имевшую в конечном октябрьском итоге смертельный исход для Крыма и армии».

Валентинов указывал на то, что допустили переправу красных и позволили им закрепиться на Каховском плацдарме части Слащева. Позже это обстоятельство послужило поводом к почетному увольнению генерала со службы.

В свою очередь, советская печать утверждала, что план, заключавшийся в комбинированной операции Жлоба – Каховка, не был вовремя разгадан и понят командованием Врангеля, которое было «опьянено победой и увлечено перспективами задуманной уже высадки десанта на Кубани».

4 и 5 июля 1920 года в Северной Таврии продолжались бои местного значения.

По мнению генерала Голубинцева, помимо стойкости и маневренности белых частей, большую роль в победе Русской армии сыграл тот факт, что «во главе красной конницы стоял совершенно негодный для этой роли начальник, с большой самоуверенностью, но с ничтожными знаниями, опытом и способностями». Примерно на то же намекали и некоторые военные деятели красных. Например, летчик Петр Межерауп не понимал, почему в кульминационный момент Жлоба не использовал имевшиеся в его распоряжении самолеты.

«Когда по прибытии я доложил о готовности отряда, он вынул клинок наполовину из ножен и с усмешкой сказал: «Вот чем побеждают, а не вашей бензиновой вонью», — рассказывал Межерауп.

В результате успеха врангелевцы смогли перехватить стратегическую инициативу и продолжить наступление на Екатеринослав и Южную Малороссию. РККА была вынуждена отступить, а ее командование – задуматься о привлечении новых резервов.

7. РАЗГРОМ БЕЛОГВАРДЕЙСКОЙ АРМИИ ВРАНГЕЛЯ И ОСТАТКОВ ВОЙСК ДИРЕКТОРИИ

7. РАЗГРОМ БЕЛОГВАРДЕЙСКОЙ АРМИИ ВРАНГЕЛЯ И ОСТАТКОВ ВОЙСК ДИРЕКТОРИИ

Наступление Красной Армии на Крым. В начале сентября 1920 г. Реввоенсовет Республики по указанию ЦК РКП(б) перебросил на врангелевский фронт 2-ю Донскую, 9 Морскую экспедиционную стрелковую, 5 и 7-ю кавалерийские дивизии с Кавказского фронта, 30-ю стрелковую дивизию из Сибири, Интернациональную кавалерийскую бригаду из Туркестана и другие воинские части. На борьбу с Врангелем было решено также направить с польского фронта 1-ю Конную армию. Это позволило до середины сентября 1920 г. сконцентрировать на крымском участке Юго-Западного фронта более 45 тыс. бойцов, значительное количество орудий, пулеметов, 45 самолетов, семь бронепоездов. Войска противника насчитывали 44 тыс. человек. Но они имели преимущество в некоторых видах оружия, в частности у них было 25 танков, которых советские войска не имели. Кроме того, в самом Крыму Врангель имел еще более 20 тыс. солдат и офицеров.

После решения августовского Пленума Центрального Комитета РКП(б) Реввоенсовет Республики создал отдельный Южный фронт, его командующим по инициативе В. И. Ленина был назначен выдающийся советский полководец М. В. Фрунзе, а членами Реввоенсовета С. И. Гусев и венгерский коммунист Бела Кун. 21 сентября Южный фронт был сформирован. В его состав вошли 2-я Конная, 13 и 6-я армии. Для усиления войск Южного фронта в октябре 1920 г. была сформирована 4-я армия.

Согласно плану, разработанному М. В. Фрунзе, разгром врангелевцев предусматривалось осуществить путем окружения и уничтожения их сил в Северной Таврии. Главный удар предполагалось нанести в направлении Перекопа, чтобы отрезать белогвардейцам путь отступления в Крым. Решающую роль в осуществлении этого плана должна была сыграть кавалерия, поэтому наступательные операции не начинались до подхода 1-й Конной армии.

На пути к претворению в жизнь намеченного плана стояли большие трудности: не хватало боеприпасов, военного снаряжения, продовольствия. К тому же противник все время атаковал. После неудачных попыток овладеть Донбассом, врангелевцы 8 октября начали наступление на правом берегу Днепра в направлении Александровск — Никополь, стремясь до прибытия новых подкреплений советских войск разгромить Никопольскую группу (части 2-й Конной, 6 и 13-й армий), ликвидировать Каховский плацдарм и продвинуться вглубь Правобережной Украины. Действия Врангеля были рассчитаны на то, чтобы не допустить заключения перемирия между Польшей и Советской страной.

М. И. Калинин и С. М. Буденный на врангелевском фронте.

Однако войска Южного фронта энергичными действиями сорвали планы врангелевцев. В ожесточенных боях, разгоревшихся 12–16 октября в районе Апостолово-Никополь, 2-я Конная армия во взаимодействии с частями 13 и 6-й армий нанесла серьезное поражение белогвардейцам и отбросила их на левый берег Днепра. Так называемая заднепровская операция Врангеля потерпела полнейший крах. Три кавалерийских и две пехотных дивизии противника были полностью разгромлены.

Было отбито и его наступление на Каховский плацдарм, который защищали 51-я дивизия и 44-я бригада 15-й стрелковой дивизии. Исключительное мужество проявили советские бойцы во время отражения танковых атак; несколько танков было подбито и захвачено нашими войсками. Отразив атаки врангелевцев, советские части на некоторых участках фронта перешли в контрнаступление. Противник, понеся большие потери, вынужден был отступить.

Советские войска захватили большое количество пленных и техники. Бойцы 51-й стрелковой дивизии 16 октября взяли в плен 500 солдат противника. Во время боев под Каховкой советские войска захватили 10 танков, пять бронемашин, 70 пулеметов и другое оружие и военное снаряжение.

Красная Армия окончательно вырвала инициативу из рук противника. Опасаясь контрнаступления советских войск, в 20-х числах октября Врангель начал отводить свои основные силы за линию мелитопольских укреплений. Получив известие об этом, В. И. Ленин 24 октября телеграфировал Реввоенсовету 1-й Конной армии о необходимости ускорения передвижения конницы на юг. «Успех предстоящего удара в значительной степени зависит от 1 Конной, — писал В. И. Ленин. — Предлагаем РВС 1 Конной применить самые героические меры для ускорения сосредоточения 1 Конной»[706].

Выполняя указание В. И. Ленина, 1-я Конная армия 27 октября сосредоточилась в районе Берислава — Каховки. Все войска Южного фронта завершили подготовку к решительному наступлению. К этому времени они уже имели значительное преимущество над силами врангелевцев. В состав фронта влилась вновь созданная 4-я армия в составе 23, 30 и сводной курсантской стрелковой дивизий. Южный фронт получил большое количество оружия и боеприпасов. Накануне наступления советские войска имели около 100 тыс. штыков и более 33 тыс. сабель, 527 орудий, 2664 пулемета, 57 бронеавтомобилей, 17 бронепоездов и 45 самолетов.

Для проведения политической работы в войсках на Южный фронт прибыли видные деятели партии и Советского государства — М. И. Калинин, А. В. Луначарский, И. А. Семашко, Д. И. Курский.

28 октября началось решающее наступление Красной Армии. Оно проходило в чрезвычайно трудных условиях: ударили ранние морозы, достигавшие 15 градусов, не хватало обуви, теплой одежды (большинство красноармейцев было еще в летней форме) и т. д.

Врангелевцы оказывали бешеное сопротивление. Но советские воины, стремившиеся к победе, преодолевали все препятствия на своем пути. После двухдневных боев белогвардейцы вынуждены были оставить мелитопольские укрепления. 30 октября советские войска вступили в Мелитополь. Части 1-й Конной армии, наступавшие с Каховского плацдарма, вышли в тыл войск Врангеля. Но советская конница не смогла воспрепятствовать отступлению в Крым значительной группировки противника.

Во время боев в Северной Таврии советские войска захватили 20 тыс. пленных, более 100 орудий, большое количество пулеметов, боеприпасов, около 100 паровозов, 2 тыс. вагонов, большие запасы военного снаряжения.

В. К. Блюхер.

После успешного завершения первого этапа боев с врангелевцами перед войсками Южного фронта встала новая сложная задача — преодолев мощные укрепления врага, овладеть Крымом. Белогвардейцы возвели вдоль Турецкого вала три линии проволочных заграждений и окопов. Перед валом был вырыт глубокий (до 10 метров) ров шириной в 20 метров. Внутри вала были сооружены блиндажи и оборудованы артиллерийские позиции с большим количеством орудий и пулеметных гнезд. С запада перекопские укрепления огнем своих орудий прикрывал флот противника, а с востока находился Сиваш (Гнилое море). Несколько южнее Турецкого вала проходила вторая линия обороны белогвардейских войск — так называемые Ишунские позиции. Крымские укрепления, представлявшие собой совершенную систему инженерных сооружений, были построены под руководством опытных английских и французских инженеров. Военные специалисты Запада считали эти укрепления неприступными.

За перекопскими укреплениями Врангель в начале ноября сосредоточил 1 и 2-й армейские корпуса, а подступы к Чонгарскому перевалу защищал Донской казачий корпус. Белогвардейская армия Врангеля к этому времени насчитывала до 28 тыс. человек пехоты и кавалерии; она имела 200 орудий, пять бронепоездов, 20 броневиков и три танка. Врангелевцы надеялись, что, укрывшись за мощными сооружениями, им удастся обескровить советские войска, а затем, собрав силы, вновь перейти в наступление. Но эти планы потерпели крах.

5 ноября командующий Южным фронтом М. В. Фрунзе отдал приказ о наступлении на Крым. Главный удар противнику решено было нанести на перекопском направлении (6-я армия), вспомогательный — на чонгарском (силами 4-й армии). 1 и 2-я конные армии должны были развить успех после прорыва обороны противника и завершить его разгром. 13-я армия, расположенная в районе Мелитополя, оставалась в резерве.

М. В. Фрунзе, непосредственно руководивший боевыми операциями, 7 ноября прибыл в штаб 51-й дивизии, которая под командованием В. К. Блюхера должна была своими основными силами атаковать Турецкий вал с фронта. Две кавалерийские бригады 51-й дивизии и стрелковые полки 15 и 52-й дивизий должны были перейти вброд через Сиваш на Литовский полуостров и ударить по вражеским укреплениям с тыла.

В ночь на 8 ноября начался героический штурм перекопских укреплений. По пояс в ледяной воде, под градом пуль врага бойцы форсировали Сиваш, неся на себе пулеметы, снаряды, тянули орудия.

Впереди шли штурмовые колонны, состоявшие почти исключительно из коммунистов. Им показывали дорогу советские патриоты И. И. Оленчук, крестьянин из с. Строгановка, и пастух Ткаченко из с. Ивановка, хорошо знавшие наиболее подходящие для переправы места Сиваша. Одним из первых вышел на южный берег 266-й полк 51-й дивизии, сформированный из рабочих Урала, за ним последовали части 15-й дивизии (начдив И. И. Раудмец). После ожесточенного боя к утру 8 ноября почти весь Литовский полуостров был в руках советских войск. Овладение Литовским полуостровом стало сигналом к атаке Турецкого вала. Части 51-й дивизии под ураганным огнем противника поднялись на штурм укреплений. Несколько атак были безуспешными. Но бойцы снова и снова бросались в бой. Лопатами, топорами, прикладами они рвали колючую проволоку, карабкались по обледенелым склонам Турецкого вала. Прорвав все три линии укреплений противника, части 15, 51 и 52-й стрелковых дивизий стали продвигаться вглубь Крыма.

Командный состав штаба 16-й кавалерийской дивизии 2-й Конной армии, принимавшей участие в освобождении Крыма. В центре — начдив 10. В. Саблин.

Штурм Чонгарских укреплений начали 11 ноября 30-я Иркутская стрелковая дивизия (начдив И. К. Грязнов) и другие части 4-й армии. В ночной темноте саперы в районе Чонгарского моста соорудили временную переправу, по которой двинулись на противоположный берег Сиваша советские воины. В тот же день 51-я и Латышская стрелковые дивизии овладели ст. Ишунь. После четырехдневных жестоких боев части Красной Армии прорвали Перекопские и Чонгарские укрепления.

М. В. Фрунзе 12 ноября телеграфировал В. И. Ленину: «Свидетельствую о высочайшей доблести, проявленной геройской пехотой при штурмах Сиваша и Перекопа. Части шли по узким проходам под убийственным огнем на проволоку противника. Наши потери чрезвычайно тяжелы…».

Армии фронта свой долг перед Республикой выполнили. Последнее гнездо российской контрреволюции разорено, и Крым вновь станет Советским»[707].

Вслед за пехотными частями в Крым, в район Чонгара, подошли бойцы 1-й Конной армии, а в район Перекопа — 2-й Конной армии. Под натиском советской конницы врангелевцы начали массовое отступление. 13 ноября советские войска освободили Симферополь, 15 ноября — Севастополь и Феодосию, 16 ноября — Керчь, Алушту и Ялту. В тот же день М. В. Фрунзе сообщил В. И. Ленину об окончательном разгроме Врангеля и ликвидации Южного фронта. Остатки белогвардейских войск (около 80 тыс. человек) бежали в Турцию на иностранных кораблях. Кроме того, Врангель захватил более 130 кораблей Черноморского флота.

Значительную помощь Красной Армии в окончательном разгроме врангелевцев оказали партизаны, которые, действуя в тесном взаимодействии с советскими войсками, нападали на белогвардейцев, перекрывали пути к их отступлению. Партизаны 11 ноября перерезали шоссейную дорогу Симферополь — Феодосия и взяли Карасубазар, а 13 ноября — Старый Крым.

Активно действовали партизаны и в Херсонском уезде. Три отряда под общим командованием Прокофия Тарана, сына крестьянина-бедняка, сорвали попытки врангелевцев захватить Херсон, сумели угнать у белых катер и плоты, захватили пленных.

Разгром войск Врангеля был мощным завершающим аккордом гражданской войны.

В боях с врангелевцами советские воины проявили массовый героизм и мужество. В. И. Ленин на VIII Всероссийском съезде Советов назвал победу над Врангелем одной «из самых блестящих страниц в истории Красной Армии»[708]. Совет Труда и Обороны 24 декабря 1920 г. вынес благодарность войскам Южного фронта за самоотверженность и храбрость, исключительную энергию и политическую сознательность в борьбе с врагами революции. В подписанном В. И. Лениным постановлении говорилось: «Беззаветной храбростью войск Южного фронта РСФСР освобождена от последнего оплота российской контрреволюции — их героическими усилиями освобожден Крым, сброшен в море Врангель и силы его окончательно рассеяны»[709].

Разгром остатков войск белогвардейцев и националистов. В период, когда в Крыму завершался разгром Врангеля, в районе нижнего течения Днестра 14-я армия начала операции по ликвидации остатков белогвардейских частей, сведенных в так называемую третью русскую армию под командованием генерала Перемыкина, и войск украинских буржуазных националистов.

К концу 1920 г. петлюровская армия насчитывала около 44 тыс. солдат и офицеров. Она занимала значительную территорию между Днестром и Южным Бугом. На этот плацдарм, в район Новомирополь — Любар — Лабунь, прибывали и белогвардейские формирования, рассчитывавшие затем пробиться на соединение с врангелевской армией.

Командование националистических войск, стремясь захватить инициативу, отдало своим отрядам приказ начать 11 ноября наступление из района Могилева-Подольского на Винницу. Главный удар оно наметило нанести по железнодорожному узлу Жмеринка, игравшему важную роль в обеспечении перевозок для всего Юго-Западного фронта. В осуществлении этих планов оно возлагало надежды на помощь кулацких банд, которые получили задание разрушать советский тыл, нападать на отдельные советские воинские подразделения и т. д.

Делегаты Киевского губернского съезда КНС вручают Красное Знамя одной из частей Красной Армии за героизм, проявленный в разгроме войск Врангеля.

Однако советское командование разгадало эти намерения и решило первым нанести удар по противнику. Наступление войск Красной Армии началось 10 ноября 1920 г. Части 45-й дивизии разгромили так называемую железную дивизию, одну из наиболее боеспособных частей националистов. Исключительную отвагу и военное мастерство в этой операции проявила кавалерийская бригада Г. И. Котовского. В бою под Катюжанами 12 ноября она вместе со 135-й бригадой 45-й дивизии под командованием Н. В. Голубенко разгромила 4 и 6-го вражеские дивизии, а также нанесла сокрушительное поражение отдельной кавалерийской дивизии противника. На другом участке фронта в направлении Могилева-Подольского совместно с 41-й пехотной дивизией успешно действовал корпус червоных казаков под командованием В. М. Примакова.

Не выдержав ударов 14-й армии, противник вынужден был начать отход по всему фронту. Только за три дня (с 10 по 13 ноября) наступления советских войск на проскуровском направлении было взято в плен 1600 солдат, захвачено 14 орудий, 73 пулемета и другое военное снаряжение; освобождена Новая Ушица, Литын и ряд других населенных пунктов. Реввоенсовет фронта в своем приказе от 13 ноября выразил благодарность частям 14-й армии, в частности, кавалерийской бригаде Г. И. Котовского, за доблестные действия против националистических банд.

Отбив контратаки петлюровцев на участках 24 и 60-й дивизий, советские войска развивали наступление. 16 ноября освободили Каменец-Подольский, а 18 ноября 8-я Червоноказачья дивизия вместе с частями 60-й дивизии выбила противника из Деражни. Части 45-й дивизии, в том числе кавалерийская бригада Г. И. Котовского, неотступно, преследовали противника в направлении Проскурова, где были сосредоточены войска Директории и остатки белогвардейских частей. После ожесточенного боя советские войска 18 ноября овладели Проскуровым.

Червоные казаки и бригада Г. И. Котовского продолжали преследовать противника. В районе пограничного города Волочиска разгорелись последние бои. Противник оказал отчаянное сопротивление, но не смог сдержать могучего натиска красноармейских частей. В тот же день червоные казаки и котовцы ворвались в Волочиск. Охваченные паникой остатки деморализованных частей противника переправились через р. Збруч и бежали за границу. Советские войска захватили большое число пленных и значительные трофеи — два бронепоезда, 14 орудий, 120 пулеметов, три эшелона с военным снаряжением. Почти одновременно были ликвидированы также банды Булак-Балаховича, которые с помощью белополяков вели наступательные операции в мозырском направлении.

Отразив агрессию буржуазно-помещичьей Польши, разгромив Врангеля, остатки петлюровских и белогвардейских войск, Советская Республика одержала всемирно-историческую победу. Планы империалистов Антанты и США по уничтожению Советской власти с помощью польских милитаристов, врангелевцев и украинских буржуазных националистов потерпели полный крах. Красная Армия ликвидировала основные фронты и отстояла свободу и независимость социалистической Родины.

Вдохновляющей и организующей силой разгрома буржуазно-помещичьей Польши и Врангеля выступали героический пролетариат и его авангард — партия коммунистов.

Организация контрнаступления против белопольских войск на Правобережной Украине, создание Каховского плацдарма, сыгравшего большую роль в разгроме вражеских сил на юге Украины, героический штурм перекопских укреплений и другие блестящие операции Красной Армии свидетельствовали о превосходстве советского военного искусства, о развитии и совершенствовании которого неустанно заботилась партия, ее Центральный Комитет во главе с В. И. Лениным.

Разгром белых войск в крыму. Врангель в Крыму. Разгром армии Врангеля в Крыму, войска белой армии Врангеля в Крыму. Кто руководил операцией и участники: непроходимый Перекоп

Окончание военных действий на западе позволило Советскому руководству сосредоточить военные силы на юге для разгрома последней белой группировки — армии генерала Врангеля. 1 сентября 1920 г. Политбюро ЦК РКП(б) приняло решение взять Крым и разделаться с Врангелем до наступления зимы, для чего был снова образован Южный фронт под командованием М. Фрунзе, проведена мобилизация коммунистов и комсомольцев.

Армию Врангеля (около 50 тыс. штыков и сабель) снабжала Антанта — пушками, пулеметами, танками, аэропланами. В сентябре-октябре 1920 г. войска Южного фронта сражались с врангелевцами, пытавшимися овладеть Донбассом, прорвать-ся за Днепр на Правобережную Украину. Особенно ожесточен-ные бои развернулись в районе Каховки, где был создан плац-дарм для наступления на белых. Здесь отличились части Вто-рой конной армии под командованием Ф. Миронова. В конце октября — начале ноября Врангель был выбит из Северной Тав-рии. Имея крупное превосходство в силах, войска Южного фронта могли не допустить прорыва врангелевцев в Крым, но несогласованность действий красноармейских соединений и мощные контрудары белых привели к тому, что врангелевцы снова заняли Крым и укрылись за мощными укреплениями, сооруженными на Чонгарском и Перекопском перешейках. Красным преграждали путь в Крым ряды проволочных заграждений, рвы, насыпи, окопы. Каждая пядь земли прострелива-лась пулеметами и артиллерией. Главная линия обороны про-ходила по старинному Турецкому валу высотой до 10 м и дли-ной 11 км, перед которым был ров глубиной до 10 м, прикры-тый тремя линиями проволочных заграждений. По вершине вала шла линия окопов и блиндажей, южнее Перекопа — вто-рая оборонительная полоса. Уповая на «неприступность» сво-их оборонительных сооружений Врангель рассчитывал сохра-нить Крым в качестве плацдарма для борьбы с красными.

В ночь на 8 ноября 1920 г. передовые части красных при 12-градусном морозе форсировали Сиваш, закрепились на Ли-товском полуострове и ударили в тыл перекопских позиций. Одновременно части 51 дивизии во главе с В. Блюхером атаковали Турецкий вал с фронта, 30-я стрелковая дивизия И. Грязнова штурмовала Чонгарские укрепления. Двое суток шли ожесточенные бои, в которых обе стороны несли огромные потери. Перекопские, чонгарские и другие укрепления были взяты. В прорыв двинулись Первая и Вторая конные армии. Врангель был разбит.

После разгрома Врангеля большевики поставили в качестве первоочередной задачи ~ очищение Крыма от «чуждых элемен-тов», которое проявлялось в массовых расстрелах, арестах и выселении. Первыми жертвами стали 8 тыс. офицеров, веро-ломно расстрелянных после прохождения добровольной реги-страции, объявленной правителями Крыма. Организаторами расстрелов были: Председатель Крымоблревкома Бела Кун (в одном из документов названный «гением массового террора»), член Облревкома Р. Землячка, заведующий особым отделов Южного фронта Е. Евдокимов.

В Крымской операции участвовали и отряды Махно, кото-рому большевики обещали автономию в Гуляй-поле. Когда же Реввоенсовет Южного фронта потребовал от него реорганизо-вать повстанческие отряды в регулярные части и слить их с Красной Армией, а Махно отверг это требование, махновцы приказом Реввоенсовета Южного фронта были объявлены вра-гами Советской республики и началась ликвидация «махнов-щины», стоившая большевикам немалых усилий. Махновские отряды постоянно пополнялись людскими ресурсами — крес-тьянами, а также теми, кто, вернувшись с фронтов гражданс-кой войны, не мог найти себе работу и пропитание, декласси-рованными элементами и др. Армия Махно отличалась завид-ной маневренностью. По пятам Батьки с конца декабря 1920 г. шла красная дивизия А. Пархоменко, а затем дивизия Котовского. Однако махновцы уходили от преследования, нападая по пути на воинские подразделения, отряды милиции и населенные пункты. Весной — летом 1921 г. отряды Махно совершали рейды по всей Украине и Южной России, но в конце августа 1921 г. были разбиты: около полусотни всадников во главе о Махно, спасаясь от преследования, переправились через Днестр и очутились в Румынии.

Горячей точкой оставался Дальний Восток. Здесь находилась 100-тысячная японская армия. Под ее покровительством действовали остатки колчаковских войск (каппелевцы) и белоказаки, которыми командовал преемник Колчака атаман Г. Семенов. Жертвами террора семеновцев стали тысячи коммунистов, советских работников и те, кто сочувствовал Советской власти.

Красная Армия, преследуя остатки Белой, вышла к Байкалу. Дальнейшее ее продвижение могло привести к нежелатель-ному столкновению с Японией. Тогда было принято решение об образовании Дальневосточной республики (ДВР), по форме демократического государства с многопартийным парламентом, которому отводилась роль буфера между РСФСР и Японией. Япония официально признала ДВР.

Однако в конце 1921 г. белогвардейцы при поддержке японцев перешли в наступление и овладели Хабаровском. В феврале 1922 г., опираясь на помощь РСФСР, армия ДВР (командующий В. Блюхер) перешла в контрнаступление. На подступах к Хабаровску у станции Волочаевка за три дня боев красные разбили основные силы белых и 14 февраля 1922 г. вошли в Хабаровск. Остатки белых войск отступили в Приморье, затем в Маньчжурию.

Япония была вынуждена вывести свои войска из Приморья. 25 октября во Владивосток вступили войска ДВР и партизанс-кие отряды. Буферная Дальневосточная республика, выполнив свою дипломатическую и военную задачу, воссоединилась с РСФСР.

Почему победили большевики? Внутренние факторы победы.

Вопрос о причинах победы большевиков продолжает оставаться остродискуссионным. Приведем два наиболее типичных ответа на него современных историков.

«Их (большевиков) удача,— пишет один из исследовате-лей,— была не столько результатом продуманной политики, сколько следствием явной непопулярности белого движения, а также неорга-низованности крестьянства, которое было способно лишь на стихий-ные и локальные выступления без перспективной цели. Еще одним фактором, определившим исход гражданской войны, стал больше-вистский террор. Репрессии, причем довольно жестокие, были в ходу и в антибольшевистском лагере, однако ни либерально-социалистиче-ские правительства, ни белые генералы не шли дальше обычной практики военно-полевых судов… Только большевики решились идти по пути террора до конца и, вдохновившись примером французских якобинцев, уничтожали не только действительных противников, но и противников потенциальных.

Другие историки расставляют акценты иначе: «Народ России до-шел до такого состояния, что перестал вообще верить, кому бы то ни было. Огромное количество солдат перебывало и на той и на другой стороне. Сражались в войсках Колчака, потом, взятые в плен, служи-ли в рядах Красной Армии, переходили в Добровольческую армию и опять дрались против большевиков, и снова перебегали к больше-викам и дрались против добровольцев. На юге России население пе-режило до 14 режимов, и каждая власть требовала повиновения сво-им порядкам и законам. .. Люди выжидали, чья возьмет. В этих усло-виях большевики тактически переиграли всех своих противников».

Что можно сказать о таких оценках? Безусловно, явно упро-щенными выглядят рассуждения о простой «удаче», выпавшей на долю красных, или о том, что им удалось «тактически переиг-рать» белых при полной пассивности и безразличии (индиффе-рентности) народных масс. Также, думается, не следует абсолю-тизировать роль красного террора, всячески преуменьшая при этом масштабы террора белого: кровь невинных людей обильно лилась по обе стороны фронта. Ближе к истине те историки, ко-торые обращают внимание на гораздо меньшую, по сравнению с политикой большевиков, популярность политики белых вождей.

Если взглянуть с этой точки зрения на драматические собы-тия, потрясавшие Россию в 1918—1920 гг., вывод напрашивается сам собой: ключевой внутренней причиной победы большевиков стало то, что они в конечном счете получили поддержку преобла-дающей части населения России — мелкого и среднего крестьян-ства, а также трудящихся национальных окраин.

Последних привлекала национальная политика советской власти с ее официально провозглашенным принципом «само-определения наций вплоть до отделения и образования само-стоятельных государств». На этом фоне белый лозунг «единой и неделимой России» воспринимался народами распавшейся Российской империи как сугубо великодержавный и вызывал их активный протест.

Что касается трудового крестьянства России, то оно, высту-пив против большевиков в конце весны и летом 1918—г., вскоре столкнулось с совершенно неприемлемой для себя аграрной по-литикой белых правительств: все они пытались, как справедливо заметил кадетский лидер и историк П.Н. Милюков, «перере-шить земельный вопрос в интересах помещичьего класса».

Оказавшись на своеобразном историческом перепутье, кре-стьянские массы после колебаний предпочли из двух зол (прод-разверстки и запрещения свободы торговли — со стороны со-ветской власти и фактической реставрации помещичьего земле-владения—со стороны белых) выбрать меньшее.

К этому выбору крестьян, да и остальные слои трудящиеся под-талкивали действия белых вождей не только в аграрной сфере, но и по всем остальным, выражаясь словами А.И. Деникина, «коренным государственным вопросам». Ни в официальных до-кументах, ни тем более на практике они были не в состоянии утаить свои реставраторские цели, скрыть унизительную для на-ционального самосознания зависимость от корыстных иноземных пришельцев. Этим и объяснялась главная причина провала бе-лого движения, которое вызвало противодействие народных масс.

К весне 1919 г., т.е. к моменту решающих событий на фрон-тах гражданской войны, в деревне уже преобладали просоветские настроения, что, однако, не исключало существования там и немалого числа активных противников советской власти — участников повстанческого, так называемого «зеленого» движе-ния. Крупнейшим его проявлением было крестьянское движение на Украине под руководством анархиста Нестора Махно.

Чутко уловив назревавший в деревне политический перелом, большевики на своем VIII съезде (март 1919 г. ) изменили кре-стьянскую политику: перешли от «нейтрализации» середняка, которая на практике сплошь и рядом выливалась в откровенное насилие, к поиску союза с ним. Замирение с трудовым крестьян-ством давало советской власти ряд стратегических преимуществ. Она смогла:

Развернуть самую многочисленную, крестьянскую в своей преобладающей части армию. Несмотря на массовое дезертир-ство, советские Вооруженные Силы отличались большей стойко-стью и дисциплинированностью по сравнению с белыми армия-ми, где дезертирство рядового состава из рабочих и крестьян было еще масштабнее;

Организовать, опираясь на сеть подпольных большевист-ских комитетов, партизанское движение в тылу противника, что резко ослабляло боеспособность белых армий;

Обеспечить прочность своего собственного тыла. Это до-стигалось за счет не только жестких мер по поддержанию «рево-люционного порядка», но и отсутствия массового сопротивления рабочих и крестьян действиям советской власти.

Революционные события 1917 г. и последующая Гражданская война принадлежат к числу самых сложных и противоречивых событий российской истории. Но неважно, чью сторону занимать сегодня — в той эпохе можно найти и много «темных» страниц, и безусловных достижений с обеих сторон. К ряду последних принадлежит разгром барона П.Н. Врангеля в Крыму осенью 1920 года. Уникальная военная операция фактически завершила внутригосударственные столкновения.

Черный барон Белой гвардии

В 1920 г. белое движение в России заметно ослабело. Его международная поддержка почти прекратилась: на западе убедились в нежелании своих солдат воевать с красноармейцами и в популярности большевистских идей и решили, что дистанцироваться от Российского государства будет проще.

Красная армия одерживала одну убедительную победу за другой: неудача в войне с Польшей весенними и летними месяцами 1920 г. ничего принципиально не изменила. Добровольческий отряд генерала Деникина, ранее контролировавший весь юг страны, отступал. В начале 1920 г. его территория фактически ограничивалась Крымским полуостровом. В апреле Деникин ушел в отставку, его место лидера белогвардейцев занял генерал П.Н. Врангель (1878-1928 гг.).

Target=»_blank»>http://krymania.ru/wp-content/uploads/2017/12/baron-p-n-vrangel-300×241.jpg 300w» />

Это был представитель древнего дворянского рода. Среди родственников генерала числились А.С. Пушкин и знаменитый полярный исследователь Ф.П. Врангель. У самого Петра Николаевича было инженерное образование, он участвовал в Русско-японской и Первой мировой войнах, получил заслуженные награды, в том числе Георгиевский крест. Его кандидатура в качестве преемника Деникина единогласно одобрена политическими лидерами белого движения. Прозвищем «черный барон» Врангель обязан любимой одежде — темной казацкой черкеске.

Весной и летом 1920 года барон Врангель предпринял несколько попыток вывести войска из и расширить свое влияние на Южную Украину. Но бесстрашная оборона красными Каховского плацдарма (потом в СССР пели про Каховку как про «этап большого пути») сорвала эти планы. Он пытался заключить союз с С. Петлюрой, но он в этом году уже не представлял реальной силы.

Кто руководил операцией и участники: непроходимый Перекоп

С другой стороны, командование красноармейцев испытывало значительные трудности, пытаясь решить вопрос окончательного разгрома белогвардейского направления. Для этой цели был сформирован целый Южный фронт, но он ограничивался в возможностях. Врангелевцы соорудили сильнейшую оборонительную систему на Перекопском перешейке.

Там в буквальном смысле не было пяди земли, что не простреливалась бы из пушек или пулеметов. Хотя войско Врангеля имело значительные проблемы со снабжением, ему хватало боеприпасов, чтобы долго и с большими потерями для наступающих удерживать . Штурмовать же Крым с юга большевики не смогли — на Черном море у них отсутствовал флот.

Осень 1920 года демонстрировала почти безвыходную ситуацию: Врангель не мог выйти из Крыма, а Красная армия, невзирая на численное превосходство (почти 100 тыс. против 28 тыс. боеспособных белогвардейцев), не имела возможности войти.

Target=»_blank»>http://krymania.ru/wp-content/uploads/2017/12/marshal-m-v-frunze-214×300.jpg 214w, 300w» />

Генерал-барон Врангель был неплохим командующим, под его началом служили опытные идейные бойцы. Но и против него стояли люди непростые, талантливые самородки, имеющие огромный боевой опыт. Кто руководил операцией по разгрому Врангеля? В общем, непобедимый советский маршал М.В. Фрунзе. Но в этом деле «засветились» также такие известные деятели, как

  • К.Е. Ворошилов,
  • С.М.Буденный,
  • В.К.Блюхер,
  • Бела Кун,
  • Н.И. Махно.

В распоряжении красноармейских командиров были данные авиаразведки, продемонстрировавшие им наглядно оборону Перекопа. В числе частей, назначенных для взятия Крыма, числился своеобразный «революционный спецназ» — Латышская дивизия. Можно догадаться, что такие командиры с такими бойцами были способны справиться с любой задачей.

Перекопская операция: разгром армии Врангеля

Герой В. С. Высоцкого в фильме «Служили два товарища», врангелевский офицер, описывая план этой операции, выразился так: «Ладно, я сошел с ума, а если большевики тоже?». План захвата Крыма действительно был немыслим с точки зрения классической военной науки, но убежденные люди осуществили его, не задумываясь.

8 ноября В.К. Блюхер начал атаку на перекопские укрепления. Его действия полностью завладели вниманием обороняющихся. Ночью того же дня две красные дивизии — около 6 тыс. человек — двинулись вброд через залив . Он мелок, человек среднего роста может перейти его, не погружаясь с головой. Среди местных нашлись проводники. Но дно в Сиваше илистое, топкое — это существенно затрудняло передвижение.

Target=»_blank»>http://krymania.ru/wp-content/uploads/2017/12/perehod-perekopa-300×127.jpg 300w, 768w» />

Все найденные плавсредства — рыбачьи лодки, плоты, даже ворота — использовались исключительно для транспортировки боеприпасов. Ноябрь, даже в Крыму, — не лучшее время для купания. Люди шли по грудь и горло в воде по топкому дну «Гнилого моря». Если кто проваливался — тонули молча, без всплесков и криков о помощи. Одежда на бойцах обмерзала.

Но они прошли и утром 9 ноября 1920 года врангелевцы столкнулись с необходимостью сражаться на два фронта. Через два дня Блюхер прорвал оборону Перекопа, а в прорыв подоспели маневренные отряды батьки Махно. Красноармейцы стремительно занимала новые территории, а Врангелю оставалось только позаботиться об эвакуации максимального количества своих сторонников.

К его чести, он сделал все, что мог, но немногочисленные суда не забрали всех. Переполненные транспорты уходили под французским флагом в Константинополь. Туда же затем отправился и сам Врангель. Значительную часть оставшихся врангелевцев расстреляли после взятия Крыма. Все завершилось до конца месяца.

Итоги и следствия

Разгром барона Врангеля осенью 1920 года, произошедший на территории Крыма, фактически положил конец массовой Гражданской войне, далее сопротивлялись только басмачи в Средней Азии да атаманы на Дальнем Востоке. Можно сколько угодно жалеть жертв Красного террора, но врангелевская контрразведка с революционерами тоже не церемонилась — такое было время. последней крупной операции того времени стала заметной вехой в развитии военного искусства. А переход к мирной жизни, пусть и высокой ценой, можно только приветствовать.

95 лет назад – осенью 1920 года – после разгрома армии Врангеля в Крыму 150 тыс. русских отправились на чужбину. Большинство из них – навсегда…

Кильватерная колонна транспортов в дни эвакуации врангелевской армии из Крыма. 1920 год

Произошел Русский исход, положивший конец Гражданской войне, открывший знаменательную эпоху русской эмиграции и окончательно завершивший историю Российской империи. Так закончилась Гражданская война в России, по крайней мере в открытом ее проявлении.

Началом этой войны – «русской смуты», по меткому определению генерала Антона Деникина – стало свержение императора Николая II в феврале 1917-го. И спустя три с небольшим года бывшие подданные России, не желавшие становиться советскими гражданами, спасались бегством из Крыма. Спасались, бросив на Родине все, что еще недавно составляло суть их вполне спокойной и успешной, во всяком случае достойной жизни. Дом, призвание, имущество, в конце концов – могилы предков… Всего этого у них больше не было. Неопределенность и надежда на спасение – это, пожалуй, все, что они на тот момент имели.

Остров Крым

Тогда, в 1920-м, отступившие под натиском красных остатки добровольческих армий вместе с многочисленными гражданскими беженцами нашли свое временное пристанище в Крыму. Они уповали на Крым как на чудо, способное их спасти и дать надежду на сохранение здесь прежней России. Но чуда не случилось…

Правителем и главнокомандующим вооруженными силами Юга России с 4 апреля 1920 года являлся барон Петр Николаевич Врангель . Один из наиболее талантливых и при этом скромных людей своего времени, он был практиком и реалистом и прекрасно осознавал положение Крыма: «Не триумфальным шествием из Крыма к Москве можно освободить Россию, а созданием хотя бы на клочке русской земли такого порядка и таких условий жизни, которые потянули бы к себе все помыслы и силы стонущего под красным игом народа».

Генерал Врангель начал обустройство полуострова. Налицо была очевидная социально-экономическая проблема: население Крыма стало непомерно большим, а прокормить всех необходимо исходя из имеющихся ресурсов Крымского полуострова. По словам генерала, ему предстояло «наладить совершенно расстроенный промышленный аппарат, обеспечить население продовольствием, используя самым широким образом естественные богатства края…» Была предпринята аграрная реформа, запущенная специальным приказом Врангеля о земле. Сразу же активизировались торговля и предпринимательство.

Параллельно с решением хозяйственных задач Врангель занялся вопросами народного просвещения – от открытия школ (была даже создана школа с преподаванием на украинском языке, по просьбе беженцев из Малороссии) до массового выпуска газет, журналов и прочих изданий (различного политического толка, кроме большевистского, разумеется). Обществом «Русское книгоиздательство в Крыму» за полгода было выпущено 150 тыс. экземпляров одних только учебников.
Разумеется, режим «осажденной крепости» диктовал свои законы. Но принципиальной, характерной для политики генерала Врангеля и всего Белого Крыма чертой было то, что наказание отдельных лиц не перетекало в террор. Подозреваемых в симпатиях к большевизму арестовывали и… высылали к красным!

Работала и цензура, которая имела право снимать любую публикацию с печати по подозрению в революционной пропаганде. Кстати, несколько раз эта цензура отказала в публикации материалам… самого Петра Врангеля, сочтя их «слишком революционными». И генерал принял это как должное: «Закон един для всех».
И все это советская историография назовет потом «врангелевским беспределом», «последней тиранией белых»…

Один к двум

Некую слабую уверенность в перспективе существования Крыма как отдельного государства давало дипломатическое признание его Французской республикой. К тому же Врангель надеялся, что, пока советское правительство ведет войну с польским империалистом Юзефом Пилсудским , Русская армия и весь Крым имеют временной запас – по крайней мере до наступления весны.

В ОТЛИЧИЕ ОТ ИМЕН ВОЖДЕЙ РЕВОЛЮЦИИ , имени барона Врангеля, противника Гражданской войны, спасшего тысячи людей от расправы, на карте России до сих пор нет

А 12 октября неожиданно для всех Польша во главе с Пилсудским подписала договор о перемирии с правительством Владимира Ленина, что позволило большевикам бросить «все силы на Черного барона»! 3 ноября 1920 года Красная армия вплотную подошла к Перекопу.

Соотношение сил Русской армии и Южного фронта было следующим: 75 815 штыков и сабель в распоряжении Врангеля против 188 771 у Фрунзе; 1404 пулемета и 271 орудие против 3000 пулеметов и 623 орудий соответственно. Что же касается перекопских укреплений, изображаемых советским кинематографом совершенно неприступными, то все они были недостроенными, а обороняли их солдаты и офицеры, которые не имели – в отличие от красноармейцев – теплой одежды (в начале ноября в Крыму стояли 15-градусные морозы).

Понимая всю серьезность положения армии и населения Крыма и не питая избыточных надежд в отношении неприступности укреплений Перекопа, генерал Врангель заблаговременно распорядился предусмотреть возможности для эвакуации 75 тыс. человек (как окажется позднее, эта подготовка позволила вывезти из Крыма вдвое больше людей).

Советская историография потом будет преподносить продвижение красных вглубь Крыма как событие продуманное и естественное, а эвакуацию Русской армии генерала Врангеля – как череду панических и отчаянных действий. На деле, однако, чтобы хоть как-то оправдать бездарность штурма, обошедшегося Южному фронту слишком дорого, позже пришлось сочинять легенду об экипированной и вооруженной союзниками до зубов врангелевской армии, скрывавшейся за «сложной эшелонированной системой долговременной обороны».

Эвакуация Русской армии Врангеля. Керчь, 1920 год

Равно как пришлось скрывать сорванную генералом Врангелем истинную цель операции Фрунзе по взятию Крыма. В действительности перед красноармейцами ставилась задача не просто проникнуть в Крым, сломив сопротивление Врангеля, но и не допустить эвакуации военных и гражданского населения полуострова (для чего – мы теперь хорошо знаем). «В дальнейшем обеим конармиям иметь в виду самое энергичное преследование противника, ни в каком случае не допуская его посадки на суда», – приказывал Фрунзе. Этого, впрочем, никак не удалось сделать красным, которые, как ни рвались, так и не смогли использовать свое численное преимущество. И полтораста тысяч русских, таким образом, спаслись от страшной участи, которая не миновала оставшихся.

«Удивлен непомерной уступчивостью»

Понимая, что быстрый разгром частей Русской армии сорван (врангелевцы отходили на удивление организованно – без соприкосновения с противником), 11 ноября советский командарм направил главнокомандующему Петру Врангелю «умиротворяющую» радиограмму следующего содержания:

«Ввиду явной бесполезности дальнейшего сопротивления ваших войск, грозящего лишь пролитием лишних потоков крови, предлагаю вам прекратить сопротивление и сдаться со всеми войсками армии и флота, военными запасами, снаряжением, вооружением и всякого рода военным имуществом.

В случае принятия вами означенного предложения Революционный военный совет армий Южного фронта на основании полномочий, предоставленных ему центральной Советской властью, гарантирует сдающимся, включительно до лиц высшего комсостава, полное прощение в отношении всех проступков, связанных с гражданской борьбой. Всем нежелающим остаться и работать в социалистической России будет дана возможность беспрепятственного выезда за границу при условии отказа на честном слове от дальнейшей борьбы против рабоче-крестьянской России и Советской власти.

Ответ ожидаю до 24 часов 11 ноября. Моральная ответственность за все возможные последствия в случае отклонения делаемого честного предложения падет на вас.

Командующий Южным фронтом Михаил Фрунзе ».

Вместо ответа Врангель приказал отключить все радиостанции.

Командующий Южным фронтом Михаил Фрунзе и командующий Юго-Западным фронтом Александр Егоров на параде войск после взятия Перекопа. Ноябрь 1920 года

Что, кстати, было излишним, поскольку уже на следующий день, 12 ноября, председатель Совнаркома Владимир Ленин поспешил предостеречь руководство Южного фронта от самой возможности гуманного обращения со сдавшимися в плен соотечественниками: «Только что узнал о Вашем предложении Врангелю сдаться. Крайне удивлен непомерной уступчивостью условий. Если противник примет их, то надо реально обеспечить взятие флота и невыпуск ни одного судна; если же противник не примет этих условий, то, по-моему, нельзя больше повторять их и нужно расправиться беспощадно».

11 ноября (29 октября по старому стилю) генерал Врангель отдал свой последний приказ по армии и Крыму.

«ПРИКАЗ

Правителя Юга России и главнокомандующего Русской армией
Севастополь, 29 октября 1920 года

Русские люди!

Оставшаяся одна в борьбе с насильниками, Русская армия ведет неравный бой, защищая последний клочок русской земли, где существуют право и правда.
В сознании лежащей на мне ответственности я обязан заблаговременно предвидеть все случайности.

По моему приказанию уже приступлено к эвакуации и посадке на суда в портах Крыма всех, кто разделил с Армией ее крестный путь, семей военнослужащих, чинов гражданского ведомства с их семьями и отдельных лиц, которым могла бы грозить опасность в случае прихода врага.

Армия прикроет посадку, памятуя, что необходимые для ее эвакуации суда стоят в полной готовности в портах согласно установленному расписанию. Для выполнения долга перед армией и населением сделано все, что в пределах сил человеческих.

Дальнейшие пути наши полны неизвестности. Другой земли, кроме Крыма, у нас нет. Нет и государственной казны. Откровенно, как всегда, предупреждаю всех о том, что их ожидает.

Да ниспошлет Господь всем сил и разума одолеть и пережить русское лихолетие.

Генерал Врангель ».

13 ноября красные заняли Симферополь. Командующий 2-й конной армией Филипп Кузьмич Миронов вспоминал: «13 ноября полуостров Крым в величайшем молчании принимал красные войска, направлявшиеся для занятия городов: Евпатории, Севастополя, Феодосии, Керчи».

«Мы идем на чужбину»

При огромном количестве желающих, при нереально малом отпущенном времени (несколько дней) эвакуация проходила спокойно, без проявления паники (вопреки представлению, которое складывается по некоторым советским фильмам). «Великолепно проведенной» назвал ее очевидец – французский представитель при правительстве Крыма.

14 ноября 1920 года генерал Врангель покинул Севастополь. Покинул, как подобает главкому. Он объехал на своем катере готовые к отплытию суда в бухте Севастополя и обратился ко всем с коротким прощанием: «Мы идем на чужбину, идем не как нищие с протянутой рукой, а с высоко поднятой головой, в сознании выполненного до конца долга». Затем, убедившись, что на корабли погрузились все желающие, он на крейсере «Генерал Корнилов» совершил рейд в Ялту, Феодосию и Керчь, чтобы лично проследить за погрузкой. И только после этого отбыл сам.

Позже все суда Черноморского флота, за исключением одного, прибыли в Константинополь.

Что ожидало оставшихся? Правильнее спросить так: какая участь постигла тех, кто не стал спасаться?

Уже ночью 14 ноября Красной армией были заняты все прибрежные города Крыма. Очевидец тех событий писал: «Войдя в город, солдаты набрасывались на жителей, раздевали их и тут же, на улице, напяливали на себя отнятую одежду, швыряя свою изодранную солдатскую несчастному раздетому. Кто только мог из жителей, попрятались по подвалам и укромным местам, боясь попадаться на глаза озверелым красноармейцам.

Город в это время имел печальный вид. Всюду валялись трупы лошадей, полусъеденные собаками, кучи мусора… Окна в магазинах были перебиты, тротуары возле них были усыпаны стеклом, грязь всюду, куда ни глянешь.

На следующий день начался грабеж винных магазинов и повальное пьянство красных. Вина, разлитого в бутылки, не хватило, стали откупоривать бочки и пить прямо из них. Будучи уже пьяными, солдаты не могли пользоваться насосом и поэтому просто разбивали бочки. Вино лилось всюду, заливало подвалы и выливалось на улицы. Пьянство продолжалось целую неделю, а вместе с ним и всевозможные, часто самые невероятные насилия над жителями».

Вскоре весь Крым ознакомился с практическим применением лозунга Джанкойской организации РКП(б): «Заколотим наглухо гроб уже издыхающей, корчащейся в судорогах буржуазии!». 17 ноября Крымревком, председателем которого был назначен венгерский революционер Бела Кун , издал приказ № 4, в котором обозначались группы лиц, обязанные в трехдневный срок явиться для регистрации. Это иностранные подданные; лица, прибывшие на территорию Крыма после ухода Советской власти в июне 1919 года; а также все офицеры, чиновники военного времени, солдаты и бывшие работники учреждений добровольческой армии.

Позже этот опыт «добровольной регистрации» будет с успехом применен нацистами по отношению к евреям на оккупированных территориях…

Честное слово

Наивность, с которой попадавшие под распоряжение пошли на регистрацию, та самая основывавшаяся на порядочности наивность людей, которые сдались добровольно и рассчитывали на честное слово комфронта Фрунзе, обошлась им слишком дорого. Как известно, они были либо расстреляны после пыток, имевших целью доставить жертве как можно больше мучений, либо, без применения пыток, живьем затоплены в трюмах старых барж.

Во главе расправ с бывшими стояли большевистские руководители Бела Кун и Розалия Залкинд (Землячка). Что касается любителя раздавать обещания, красного командира Фрунзе, то он не только был в курсе происходившего, но и поощрял отдельных заправил террора вроде Ефима Евдокимова : «Считаю деятельность тов. Евдокимова заслуживающей поощрения. Ввиду особого характера этой деятельности проведение награждения в обычном порядке не совсем удобно».

СЕГОДНЯ, СПУСТЯ 95 ЛЕТ ПОСЛЕ ТЕХ ТРАГИЧЕСКИХ И КРОВАВЫХ СОБЫТИЙ , мы вправе спросить себя: до конца ли усвоен нами исторический урок революций?

Таким образом, все эвакуированные Врангелем обрели спасение: их ждали тяготы и лишения, но все же это было спасение жизни. Без преувеличения можно сказать, что Петр Николаевич Врангель подарил им второе рождение.

Сегодня, спустя 95 лет после тех трагических и кровавых событий, мы вправе спросить себя: до конца ли усвоен нами исторический урок революций? Понимаем ли мы, что революция всегда ведет к братоубийственной гражданской войне – войне, в которой нет и не может быть победителей, поскольку народ сражается сам с собой? Как знать, усвоен ли…

Красные штурмуют Перекоп. 1920 год

Прах топившей баржи с живыми офицерами Розалии Залкинд покоится в Кремлевской стене. Именем другого организатора массовых расправ в Крыму – Белы Куна – назвали улицу в Симферополе и площадь в Москве, имя Фрунзе получила Военная академия. А вот в честь Врангеля, противника Гражданской войны, спасшего тысячи людей от расправы, не называют ни улицы, ни учебные заведения.

Впору задуматься о нашей исторической памяти, особенно накануне столетия революции, ведь 2017 год не за горами.

Петр Александров-Деркаченко, статс-секретарь Русского исторического общества за границей

Русская революция

Врангель в Крыму

В марте 1920 года, после Новороссийской катастрофы, гибели Северного и Северо-Западного фронтов, положение Белого дела представлялось обреченным. Прибывшие в Крым Белые полки были деморализованы. Англия, самый верный, как казалось, союзник, отказалась от поддержки Белого Юга. На маленьком Крымском полуострове сосредоточилось всё, что осталось от недавно ещё грозных Вооруженных сил Юга России. Войска были сведены в три корпуса: Крымский, Добровольческий и Донской, насчитывавшие в своих рядах 35 тысяч бойцов при 500 пулеметах, 100 орудиях и при почти полном отсутствии материальной части, обозов и лошадей. 4 апреля 1920 генерал Деникин сложил с себя полномочия Главнокомандующего Вооруженными Силами Юга России и, по просьбе собранного по этому вопросу Военного совета, передал их генерал-лейтенанту Петру Николаевичу Врангелю.

В приказе Деникина говорилось: Генерал-лейтенант Врангель назначается Главнокомандующим Вооруженными силами Юга России. Всем, честно шедшим со мной в тяжелой борьбе, низкий поклон. Господи, дай победу армии, спаси Россию». В тот же вечер, на борту английского миноносца, генерал Деникин покинул русскую землю.


Барон Пётр Николаевич Врангель (1878 — 1928) родился в семье, принадлежащей к старинному немецкому роду. Окончил Ростовское реальное училище и Горный институт в Санкт-Петербурге. Служил рядовым в Лейб-гвардии Конном полку. В 1902 г. выдержал испытание на корнета гвардии при Николаевском кавалерийском училище. Во время Русско-японской войны по собственному желанию был определён в Забайкальский казачий полк и в декабре 1904 г. произведён в сотники «за отличия в делах против японцев». Награждён орденами Св.Анны 4-й степени с надписью «За храбрость» и Св.Станислава с мечами и бантом. Через шесть лет Врангель окончил Академию Генерального штаба, но остался в Конном полку. В августе 1914 г. Врангель, командуя эскадроном этого полка, взял в конной атаке немецкую батарею и стал первым георгиевским кавалером Великой войны. В декабре был произведён в полковники, а за бои 1915 г. награждён Георгиевским оружием. С октября 1915 г. Врангель был назначен командиром 1-го Нерчинского полка Забайкальского казачьего войска, в декабре 1916 г. — командиром 2-й бригады Уссурийской конной дивизии. В январе 1917 г. был произведён «за боевое отличие» в генерал-майоры и временно принял командование Уссурийской конной дивизией. 9 сентября 1917 г. назначен командующим 3-м конным корпусом, но в командование не вступил. После захвата власти большевиками Врангель уволился из армии и уехал в Ялту.В августе 1918 г. он прибыл в Добровольческую армию и был назначен командиром бригады в 1-й конной дивизии, а затем начальником дивизии. В ноябре 1918 г. назначен командиром 1-го конного корпуса и произведён в генерал-лейтенанты «за боевые отличия». В декабре 1918 г. Врангель был назначен на должность командующего Кавказской армией, с которой совершил поход на Царицын. С генералом Деникиным у Врангеля были разногласия, в частности по вопросу выбора направления наступления на Москву и в вопросах внутренней политики. В ноябре 1919 г., после неудачного наступления на Москву, был назначен командующим Добровольческой армией, но в январе 1920 г. Врангель подал в отставку, считая неправильными действия генерала Деникина. Приняв на себя командование после Новороссийской катастрофы, генерал Врангель, прежде всего, начал восстанавливать дисциплину и укреплять моральное состояние войск. Врангель допускал возможность проведения широких демократических реформ, несмотря на условия войны. Будучи монархистом по убеждениям, он считал, тем не менее, что вопрос о форме государственного правления может решаться лишь после «полного прекращения смуты». После эвакуации из Крыма, в Константинополе, генерал Врангель стремился воспрепятствовать распылению армии, находившейся в лагерях в Галлиополи и на острове Лемнос. Ему удалось организовать переезд воинских частей в Болгарию и в Югославию. Сам генерал Врангель со своим штабом переехал из Константинополя в Югославию, в Сремски Карловицы. Стремясь сохранить кадры Русской армии за границей, в надежде на продолжение борьбы, генерал Врангель отдал 1 сентября 1924 г. приказ о создании Русского Общевоинского Союза (РОВС). В сентябре 1927 г. генерал Врангель переехал с семьей в Брюссель, оставаясь руководителем РОВСа. Однако вскоре он неожиданно тяжело заболел и скончался 25 апреля 1928 г. Весьма вероятно, что генерал был отравлен по заданию ОГПУ. Врангель похоронен в Белграде в русском храме Св.Троицы.

От Врангеля требовалось ясное определение целей Белого движения. 25 марта 1920 г. во время молебна на Нахимовской площади в Севастополе, новый Главком заявил, что только продолжение вооруженной борьбы с советской властью является единственно возможным для Белого движения. «Я верю, — говорил он, — что Господь не допустит гибели правого дела, что Он даст мне ум и силы вывести армию из тяжелого положения». Но для этого требовалось восстановление не только фронта, но и тыла.

Принцип единоличной диктатуры сохранялся. «Мы в осажденной крепости, — утверждал Врангель, — и лишь единая твердая власть может спасти положение. Надо побить врага, прежде всего, сейчас не место партийной борьбе. Для меня нет ни монархистов, ни республиканцев, а есть лишь люди знания и труда». На пост премьера Правительства Юга России Врангель пригласил ближайшего помощника П.А.Столыпина А.В. Кривошеина. Начальник переселенческого управления и сотрудник Кривошеина сенатор Г.В.Глинка принял Управление земледелия, бывший депутат Государственной Думы Н.В.Савич стал Государственным контролером, а известный философ и экономист П.Б.Струве — министром иностранных дел. Интеллектуально это было сильнейшее правительство России, политически оно состояло из политиков центра и умеренно правой ориентации.

Врангель был убежден, что «не триумфальным шествием из Крыма к Москве можно освободить Россию, а созданием хотя бы на клочке русской земли такого порядка и таких условий жизни, которые потянули бы к себе все помыслы и силы стонущего под красным игом народа». Крым должен был стать своеобразным «опытным полем», на котором можно было бы создать «модель Белой России», альтернативную «России большевицкой». В национальной политике, отношениях с казачеством Врангель провозгласил федеративный принцип. 22 июля с атаманами Дона, Кубани, Терека и Астрахани (генералами А.П. Богаевским, Г.А. Вдовенко и В.П.Л яховым) было заключено соглашение, гарантировавшее казачьим войскам «полную независимость в их внутреннем устройстве».

Определенные успехи были достигнуты и во внешней политике. Франция признала Правительство Юга России de facto.

Но главной частью политики Врангеля стала земельная реформа. 25 мая, накануне наступления Белой армии, был обнародован «Приказ о земле». «Армия должна нести землю на штыках» — таков был смысл аграрной политики. Вся земля, в том числе и «захваченная» у помещиков в ходе «черного передела» 1917 — 1918 гг., оставалась у крестьян. «Приказ о земле» закреплял землю за крестьянами в собственность, хотя и за небольшой выкуп, гарантировал им свободу местного самоуправления через создание волостных и уездных земельных советов, а помещики не могли даже возвращаться в имения.

С земельной реформой была тесно связана реформа местного самоуправления. «Кому земля, тому и распоряжение земским делом, на том и ответ за это дело и за порядок его ведения» — так в приказе 28 июля определялись Врангелем задачи нового волостного земства. Правительство разработало проект системы всеобщего начального и среднего образования. Эффективность земельной и земской реформ, даже в условиях неустойчивости фронта, была высока. К октябрю прошли выборы земельных советов, началось разверстание участков, были подготовлены документы о праве крестьянской собственности на землю, приступили к работе первые волостные земства.

Продолжение вооруженной борьбы в белой Таврии в 1920 г. потребовало реорганизации армии. В течение апреля — мая было ликвидировано около 50 различных штабов и управлений. Вооруженные Силы юга России были переименованы в Русскую армию, подчеркивая тем самым преемственность от регулярной армии России до 1917 года. Была возрождена наградная система. Теперь за боевые отличия награждали орденом Св.Николая Чудотворца, статус которого был близок к статусу ордена Св. Георгия.

Военные действия лета-осени 1920 г. отличались большим упорством. 8 июня Русская армия вырвалась из крымской «бутылки». Пять дней продолжались жестокие бои. Отчаянно защищавшиеся красные были отброшены на правый берег Днепра, потеряв 8 тысяч пленными, 30 орудий и оставив при отступлении большие склады боевых припасов. Задача, поставленная войскам, была выполнена, и выходы из Крыма открыты. Июль и август прошли в беспрерывных боях. В сентябре, в ходе наступления на Донбасс, Русская армия добилась своих наибольших успехов: она разбила красный конный корпус Д.П. Жлобы, казаки Донского корпуса освободили один из центров Донбасса — Юзовку. Из Екатеринослава спешно эвакуировались советские учреждения. Пять с половиной месяцев длилась борьба Русской армии на равнинах Северной Таврии на фронте от Днепра до Таганрога. Оценивая боевой дух Белого воинства, ЦК Коммунистической партии в директивном письме, разосланном во все организации, писал: «Солдаты Врангеля сплочены в части великолепно, дерутся отчаянно и сдаче в плен предпочитают самоубийство».

Была сделана и высадка на Кубани, и хотя плацдарм там удержать не удалось, немало кубанцев получили возможность уйти от Красной власти в белый Крым. Красные же переправились 7 августа через Днепр у Каховки и стали теснить силы Врангеля. Ликвидировать Каховский плацдарм Белым не удалось. После Челябинска, Орла и Петрограда, это была четвертая победа красных, решившая исход Гражданской войны. Врангеля ожидала та же неудача, которая годом раньше свела на нет все успехи Деникина: фронт растянулся, и немногочисленные полки Русской армии не смогли его удержать.

Главной чертой всех боевых действий этого периода была их непрерывность. Затихая на одном участке фронта, бои сейчас же вспыхивали на другом, куда перебрасывались только что вышедшие из боя Белые полки. И если Красные, обладая численным превосходством, могли сменять одни дивизии другими, то на стороне Белых везде и всюду дрались со всё новыми и новыми красными частями, неся тяжелые и невосполнимые потери, одни и те же корниловцы, марковцы, дроздовцы и другие старые части. Мобилизации исчерпали людские ресурсы в Крыму и в Северной Таврии. По сути, единственным источником пополнения, за исключением прибывших из Польши нескольких тысяч «бредовцев», оставались военнопленные красноармейцы, а они далеко не всегда были надёжны. Влитые в Белые войска, они понижали их боеспособность. Русская армия буквально таяла. Тем временем советское правительство настойчиво склоняло Польшу к заключению мира, и, несмотря на уговоры Врангеля, и на тот факт, что действия поляков к этому времени были успешными, они уступили большевикам и начали с ними переговоры. Перемирие, заключенное 12 октября между советской Россией и Польшей стало для Русской армии катастрофой: оно позволил красному командованию перебросить с Западного фронта на Южный большую часть освободившихся сил и довести численность войск до 133 тысяч человек против 30 тысяч бойцов Русской армии. Был брошен лозунг: «Врангель еще жив — добить его без пощады!»

Учитывая создавшуюся обстановку, генералу Врангелю предстояло решить вопрос — продолжать ли бои в Северной Таврии или же отвести армию в Крым и обороняться на позициях Перекопа? Но отход в Крым обрекал армию и население на голод и другие лишения. На совещании генерала Врангеля со своими ближайшими помощниками было принято решение принять бой в Северной Таврии.

В конце октября начались страшные бои, продолжавшиеся неделю. Все пять красных армий Южного фронта двинулись в наступление с задачей отрезать Русской армии путь отступления в Крым. Корпус Буденного прорвался к Перекопу. Лишь стойкость полков 1-го корпуса генерала Кутепова и донских казаков спасли положение. Под их прикрытием полки Русской армии, бронепоезда, раненые и обоз «втянулись» обратно в «крымскую бутылку». Но и теперь не исчезала надежда. В официальных заявлениях говорилось о «зимовке» в Крыму и о неизбежном падении советской власти к весне 1921 г. Франция поспешила прислать в Крым транспорты с теплыми вещами для армии и гражданского населения.

Тогда здесь, в Крыму, находился и старик священник Мокий Кабаев — тот самый уральский казак, что шёл с крестом на большевиков. Он не собирался мириться с тем, что для Белых уже почти не оставалось надежды. Офицер Уральского казачьего войска, оставивший воспоминания о Кабаеве, лечился тогда в Севастополе от ранения. Он описал свою неожиданную встречу с этим непоколебимым в своей вере человеком. «Однажды, выходя после обедни из Собора, я увидел знакомую фигуру. Это был Кабаев. Он был на костылях, с непокрытой головою, в каком-то больничном халате и с восьмиконечным крестом на груди. Прохожие принимали его за нищего, и некоторые подавали ему свои гроши, но он их не брал. Я подошёл к нему. Он меня не узнал, а когда я сказал, что я уралец, он заволновался и начал быстро-быстро рассказывать, что хочет собрать крестоносцев и идти освобождать Россию и родное Войско». В Севастополе многие знали Кабаева, который не раз, собрав где-нибудь вокруг себя кучку народа, убеждал их идти с крестом освобождать Россию от безбожников. Его считали юродивым — смеялись, шутили, бранились. «И только изредка какая-нибудь женщина, протягивая ему сотенную бумажку, говорила: «Помолись, родимый, о душе новопреставленного воина…» Он не брал денег, но вынимал старый потёртый поминальник и дрожащей рукой вписывал туда имя убитого…». После ухода армии Врангеля из Крыма Мокий Алексеевич Кабаев укрылся в Херсонесском монастыре. 4 мая 1921 г. Кабаеву был выдан пропуск, и он поехал на родину в Уральск, но 19 мая был схвачен в Харькове, опознан, при нём были найдены уличающие документы, что он был священником в Уральском казачьем войске. Мокий Алексеевич был доставлен в Уральск под конвоем 14 июня 1921 г. и после непродолжительного следствия расстрелян с двумя казаками 19 августа 1921 г.- А.Трегубов. «Последняя легенда мятежного Урала» // «Станица», №1(50), январь 2008, — с. 29-31.

Белые части неимоверными усилиями сдерживали Красных на позициях Перекопа. «Сколько времени мы пробыли в боях на Перекопе, не могу в точности сказать. — Писал поручик Мамонтов. — Был один сплошной и очень упорный бой, днём и ночью. Время спуталось. Может быть всего несколько дней, вероятнее, неделю, а может быть и десять дней. Время казалось нам вечностью в ужасных условиях».

Николай Туроверов посвятил стихи этим боям за Перекоп:

«…Нас было мало, слишком мало.

От вражьих толп темнела даль;

Но твёрдым блеском засверкала

Из ножен вынутая сталь.

Последних пламенных порывов

Была исполнена душа,

В железном грохоте разрывов

Вскипали воды Сиваша.

И ждали все, внимая знаку,

И подан был знакомый знак…

Полк шёл в последнюю атаку,

Венчая путь своих атак…»

Большевицкое командование не собиралось ждать весны. В третью годовщину октября 1917 г. начался штурм Перекопа и Гениченска. Предпринятые перегруппировки белых войск не были закончены — полкам приходилось идти в бой без подготовки и отдыха. Первый штурм был отбит, но в ночь на 8 ноября красные двинулись в наступление. В течение трёх дней и четырёх ночей на всей линии Перекопского перешейка чередовались яростные атаки пехоты и конницы 6-й Красной армии и контратаки пехотных частей генерала Кутепова и конницы генерала Барбовича. Отходя с тяжелыми потерями (особенно в командном составе), в этих последних боях белые воины явили пример почти невероятной стойкости, и высокого самопожертвования. Красные уже знали о своей победе, и всё же контратаки Белых были стремительны и порою заставляли Красных дрогнуть и откатиться назад. Командующий красным Южным фронтом доносил 12 ноября Ленину: «Потери наши чрезвычайно тяжелы, некоторые дивизии потеряли 3/4 своего состава, а общая убыль достигает убитыми и ранеными при штурме перешейков не менее 10 тысяч человек». Но красное командование не смущалось никакими жертвами.

В ночь на 11 ноября две красные дивизии прорвали последнюю позицию Белых, открыв себе дорогу на Крым. «Однажды утром, — вспоминает поручик Мамонтов, — мы увидели чёрную линию южнее нас. Она двигалась справа налево, в глубь Крыма. Это была красная кавалерия. Она прорвала фронт южнее нас и отрезала нам путь к отступлению. Вся война, все жертвы, страдания и потери стали вдруг бесполезными. Но мы были в таком состоянии усталости и отупения, что приняли почти с облегчением ужасную весть: — Уходим грузиться на пароходы, чтобы покинуть Россию».


Генерал Врангель отдал войскам директиву — оторвавшись от противника, идти к берегу для погрузки на суда. План эвакуации из Крыма к этому времени был готов: генерал Врангель сразу после принятия на себя командования армией посчитал необходимым обезопасить армию и население на случай несчастья на фронте. Одновременно Врангель подписал приказ, объявляющий населению об оставлении армией Крыма и о посадке на суда всех тех, кому угрожала непосредственная опасность от насилия врага. Войска продолжали отход: 1-й и 2-й корпуса на Евпаторию и Севастополь, конница генерала Барбовича на Ялту, кубанцы на Феодосию, донцы на Керчь. Ещё днем 10 ноября генерал Врангель пригласил представителей русской и иностранной печати и ознакомил их с создавшимся положением: «Армия, сражавшаяся не только за честь и свободу своей родины, но и за общее дело мировой культуры и цивилизации, оставленная всем миром, — истекает кровью. Горсть раздетых, голодных, выбившихся из сил героев ещё продолжает отстаивать последнюю пядь родной земли и будет держаться до конца, спасая тех, кто искал защиты за их штыками». В Севастополе погрузка лазаретов и многочисленных управлений шла в полном порядке. Последнее прикрытие погрузки было возложено на заставы юнкеров Алексеевского, Сергиевского артиллерийского и Донского Атаманского училищ и части генерала Кутепова. Закончить всю погрузку было указано к полудню 14 ноября.

«Приказ правителя Юга России и главнокомандующего Русской армией. 29 октября (с.с.) 1920 г. Севастополь.

Русские люди! Оставшаяся одна в борьбе с насильниками, Русская армия ведет неравный бой, защищая последний клочок русской земли, где существует право и правда.

В сознании лежащей на мне ответственности я обязан заблаговременно предвидеть все случайности.

Источник: Михайлов Б. Д. В бурях революции // Мелитополь: природа, археология, история. — Запорожье: Дикое Поле, 2002.

Летом 1920 года Добровольческая армия, перешедшая под командование барона Врангеля, начала боевые действия против Страны Советов. Как подметил русский эмигрант З. Ю. Арбатов: «Из Мелитополя частенько, действительно, по-змеиному выползали врангелевские части… и, впуская жало в красные полки, снова убегали на длительную паузу». А одним из таких «выползаний» из Крыма был морской рейд в сторону Мелитополя. Так, 6 июня 1920 года корпус генерала Слащева на 28 морских транспортах подошел к берегу в районе с. Кирилловки и под прикрытием орудий начал высадку десанта. В задачу генерала Слащева входило: захватить Мелитополь, перерезать железную дорогу в районе Перекопа и ударить в тыл Красной Армии.

Десант Слащева удался на славу! Немногочисленные красные защитники 13-й армии не смогли противостоять врангелевскому десанту. После непродолжительных боёв 10-12 июня Мелитополь был взят слащевцами.

Управление 13-й армией, во главе которой стоял И. X. Паука, было расстроено. Армия несла потери и отступала, бросая обозы и даже раненых. Правда, вскоре командование делает перегруппировку регулярных сил и приводит тыл в порядок, пополняет за счет добровольцев и перебежчиков численность армии, а также разрабатывает план новых боевых действий.

Так, Латышская и 52-я стрелковые дивизии должны были развить наступление в районах Берислава через Каховку на Перекоп, а 3-я, 46-я и 15-я стрелковые дивизии, 2-я стрелковая бригада 23-й стрелковой дивизии из с. Жеребца и Орехова должны были нанести удар «с севера на Мелитополь».

23 июня 1920 года конница Д. П. Жлобы прорвала фронт Донского корпуса врангелевской обороны. В течение пяти дней шли бои в районе реки Юшанлы, но прорвать оборону красным не удалось. Линия обороны приняла позиционный характер.

4 июня 1920 года в Мелитополь впервые приехал барон Врангель. Главными его целями были ознакомление с боевой обстановкой на Молочной-Юшанлы, а также переговоры с местной буржуазией на предмет оказания ей помощи в проведении земельной реформы.

Очевидец тех событий А. А. Валентинов рассказывал:

Главнокомандующий впервые ездил в освобождённый Мелитополь. Прибыл под вечер и со станции проехал на автомобиле в церковь. На улицах было немало народа. Многие кричали «ура», хотя большинство населения все еще не верит своему избавлению и, опасаясь возвращения красных, боится даже открыто высказываться. Слышавшие речь Главкома, которую он произнёс с параперты (возвышение у входа в здание) к народу, утверждают, что он очень резко говорил об еврейском засилии и обещал вырвать народ из рук евреев.

Советское правительство и военное командование понимало, что без поддержки местного населения, без его активных действий против врангелевской армии победить будет трудно.

Однако особого успеха красные полки не имели… Командующий армией И. Уборевич, желая исправить сложную ситуацию, предложил М. Фрунзе использовать в боях Повстанческую армию батьки Махно.

20 сентября 1920 года командование Красной Армии заключает с Махно новое «Военно-политическое соглашение Революционной повстанческой армии (махновцев) с Советской властью», в котором отмечалось, что «Повстанческая армия махновцев ввиду этого (смертельной опасности для страны Советов — авт. ) решила прекратить военную борьбу с Советским правительством».

В это время советско-врангелевская линия фронта проходила следующим образом: Ногайск — Токмак — ст. Попово до Днепра — Алешки. 21 сентября 1920 года декретом Совнаркома образовывается Южный фронт во главе с М. В. Фрунзе, который начал тщательно готовиться к предстоящей операции. В Москву, Ленину командующий фронтом М. В. Фрунзе телеграфировал, что «в успехе предстоящих боев… не сомневаюсь».

В директиве Комюжфронтом М. В. Фрунзе от 19 октября 1920 года частям Красной Армии предписывалось: «…разбить армию Врангеля… отрезать противнику пути отступления в Крым и наступлением на восток разбить резервы армии Врангеля в районе Мелитополя».

А между тем в Северной Таврии Врангель не терял времени. По правому берегу р. Молочной была сооружена мощная линия обороны, целью которой было остановить наступающие части Красной Армии со стороны севера и Донбасса.

Местное население, видя подготовку врангелевской армии к позиционной обороне близ Мелитополя, растерялось. ..

Вот как вспоминал эти дни участник событий Г. Раковский.

В этот момент, — рассказывал мне генерал для поручений при Врангеле Артифексов, — неприятельская конница находилась почти на самой железной дороге, верстах в шестнадцати от Мелитополя. Наш поезд пришел в Мелитополь тогда, когда город находился в страшной панике. Все думали, что уже наступила катастрофа, что армия окончательно окружена большевиками, Мелитополь отрезан от Крыма. Приезд Врангеля поднял общее настроение.

Мало того, приезд Врангеля успокоил не только горожан, но и солдат и офицеров. Кульминацией «спектакля» стал праздник (11 августа 1920 г.) генералитета и местной буржуазии по случаю годовщины свадьбы Врангеля и его супруги, которую они отмечали в Мелитополе.

12 сентября Врангель в сопровождении главы Крымского правительства А. В. Кривошина, военных миссий Франции, Англии, США, Польши, Сербии, а также многочисленных зарубежных корреспондентов осмотрел линии обороны на р. Молочной. Вечером Врангель устроил в городе пышный парад, демонстрируя своим «гостям» боеспособность и выучку своей армии«.

Однако Врангель понимал, что успех его армии в борьбе с большевиками зависит от массовой поддержки местного населения, особенно крестьянства. Повод для «заигрывания» был…

Еще в апреле-мае 1920 года, когда в крае присутствовала Красная Армия и большевистские Советы решительно повели борьбу за выполнение продразвёрстки, многие крестьяне саботировали сдачу продуктов питания, особенно хлеба. Кроме того, местное население начало вести «партизанскую войну» против Красной Армии — были порчи железной дороги, телефонной и телеграфной связи.

Врангель, желая сыграть на «вопросе земли», как бы в пику советскому «Декрету о земле» издаёт свой «Земельный закон», по которому земля могла быть куплена только хлебом у государства или помещиков и только часть распределялась волостными Советами.

Естественно, такой «Закон» не мог удовлетворить местных крестьян. Повсюду ширилось недовольство «нововведениями» и присутствием врангелевской армии, которая грабила амбары… Крестьяне брались за оружие, часть уходила в Повстанческую армию батьки Махно.

Так, в августе-октябре 1920 года в селах Терпенье, Троицком, Богдановке во время обысков в сельских амбарах местные крестьяне взялись за оружие. Вновь вспыхнуло, как в 1919 году, восстание. Крестьяне разогнали местную администрацию, убили нескольких офицеров-врангелевцев.

Вот как подытожил результат врангелевской политики один из его соратников — Г. В. Немирович-Данченко. Он писал:

Как ни нелеп Советский строй, приходится однако признать, что многие из его декретов успели произвести такие глубокие изменения в народной психологии, что, может быть, было бы гораздо целесообразнее при освобождении тех или других местностей от красных… временно воздержаться от восстановления дореволюционных социальных отношений при помощи никуда не годного административного аппарата.

«Земельный закон» Врангеля не получил своего воплощения в жизнь. .. События на фронте разворачивались столь стремительно, что было не до «мирских» проблем.

А происходило следующее. М. В. Фрунзе наметил наступление на Перекоп на 28 октября 1920 года. 4-й армии предстояло ударить с севера на Мелитополь, а 13-й армии — освободить Токмак. Бои начались в назначенное время. Красные полки натолкнулись на организованное сопротивление врангелевских войск. 27 октября 1920 года крымская группа армии Махно рывком со стороны с. Пришиб — Б. Токмак налетела на Донской корпус и разгромила его. Вечером того же дня махновцы ворвались на северо-западную окраину города, где завязали бои 28 и 29 октября. Военные действия на подступах к Мелитополю приобрели затяжной характер. Город обороняли Марковская и Корниловская дивизии, три бронепоезда и кавалерийские части донцов.

Начало штурму врангелевских позиций на р. Молочной положила крымская группа Повстанческой армии во главе с Каретниковым. 28 октября 1920 года повстанцы незаметно подобрались к линии обороны в районе колонии Гейдельберг и штурмом опрокинули врангелевцев, полностью уничтожив самурский полк 6-й пехотной дивизии белой армии.

В оперативной сводке 13-й армии говорилось, что благодаря поддержке Повстанческой армии Махно в тылу врага быстрым ударом 30 октября 1920 года город был освобождён от Врангеля. Получены богатые военные трофеи: 100 вагонов боеприпасов, три бронепоезда, четыре аэроплана, два танка, 18 исправных орудий, два миллиона пудов зерна и много обоза.

На другом крыле фронта в районе с. Терпенье-Мелитополь к исходу 29 октября конный корпус Н. Д. Каширина и группа Н. В. Куйбышева (9-я стрелковая и 7-я кавалерийская дивизии) развили наступление и форсировали р. Молочную… В боях за город отличилась 4-я Богучарская стрелковая бригада, состоящая из пролетариев Москвы, Петрограда и Донбасса.

Однако 4-я и 13-я армии, наступавшие с северо-запада и запада, просчитались и позволили врангелевской армии выскользнуть из предполагавшегося «мешка». 2-я армия генерала Абрамова ушла к Перекопу — в Крым. Вскоре в Крыму врангелевская армия была разгромлена.

15 ноября 1920 года со станции Мелитополь, где около двух недель (с 4 ноября) находился штаб Южного фронта, М. В. Фрунзе телеграфировал Ленину:

Сегодня наши части вступили в Севастополь. Мощными ударами красных полков раздавлена окончательно южнорусская контрреволюция. Измученной стране открывается возможность приступить к залечиванию ран, нанесенных империалистической и гражданской войной. Революционный энтузиазм, проявленный Красной Армией в минувших боях, является порукой тому, что и на поприще мирного строительства трудовая Россия одержит не менее блестящие победы. Красные Армии Южного фронта шлют свой привет и поздравляют с победой рабочих и крестьян России и всего мира.

Северная Таврия была освобождена. В крае началось восстановление народного хозяйства. В городе и селах возобновили работу ревкомы, состоящие из рабочих и беднейшего крестьянства, создавалась народная милиция.

Однако тотальной победе большевиков мешали дислоцированные здесь части Повстанческой армии. Сам Махно и его окружение игнорировали приказы из Москвы. И вожди большевизма решили уничтожить союзников, ставших ненужными.

В ночь с 25 на 26 ноября должна начаться ликвидация остатков партизанщины… Все инструкции начотрядам мною даны лично в Мелитополе…», а 24 ноября в приказе Комюжфронтом более конкретно предписывал: с «махновщиной надо покончить в три счета. Всем частям действовать смело и решительно и беспощадно.

Первым шагом М. В. Фрунзе был вызов в Мелитополь махновских командиров Каретникова и Гавриленко, где они были арестованы и расстреляны между 23-26 ноября 1920 года.

Ленин, в свою очередь, не скрывал своего негативного отношения к вождю украинских крестьянских масс Н. Махно. В письме к Э. М. Склянскому он писал:

Надо ежедневно в хвост и гриву гнать (и бить, и драть) главкома С. С. Каменева и М. В. Фрунзе, чтобы добили и поймали… Махно.

Началась неравная, жестокая и беспощадная война, длившаяся около года. В августе 1921 г. Махно с небольшим отрядом бойцов ушел на румынскую территорию. Но память о крестьянском Батьке до сих пор живет в легендах края.

Контрнаступление Южного фронта в Северной Таврии (28 октября

Заднепровская операция была решающей для армии Врангеля. В район Александровска, напротив Никополя, скрытно перебрасывали соединения 3-го корпуса, конницу Барбовича и Бабиева. 2-й корпус Витковского был оставлен напротив Каховского плацдарма, он должен был атаковать его в лоб, когда другие части зайдут ему в тыл. Готовили лодки, плавсредства, вязали плоты. Утром 8 октября передовые части Марковской дивизии начали форсировать Днепр у острова Хортица. Белые отбросили стоявшие здесь красные части и захватили плацдарм. По наведенным переправам двинулась Корниловская дивизия. 3-я советская дивизия, которая прикрывала этот участок, была разгромлена и отброшена, потеряв до половины личного состава. На плацдарм переправилась конница Бабиева.

Оставив с севера заслон из марковцев, а на левом берегу оставив дроздовцев для прикрытия переправ с востока, главные силы ударной группы были направлены на юго-запад, к Никополю. Белую группировку попыталась остановить 2-я Конная армия Миронова. Но в ночь на 9 октября реку начали форсировать соединения другой части 3-го корпуса и конницы Барбовича. Другая группировка белых ударила во фланг и тыл 2-й Конной армии, и та была вынуждена отходить, отбрасывая противника контратаками. Обе группировки белых соединились и заняли Никополь, развивая наступление на запад и продвинувшись на 10-25 км от Днепра.

На восточном направлении продолжалось наступление Красной Армии. 8 октября красные заняли Бердянск. 10 октября советская кавалерия захватила Гуляй-Поле. Примерно на этом рубеже фронт стабилизировался. Командующий фронтом Фрунзе не хотел бросать в бой резервы, приберегая их для решающего наступления. А главные силы армии Врангеля были заняты в Заднепровской операции.

12 октября белогвардейцы взяли крупную станцию Апостолово. Фрунзе дал указание Миронову держаться на линии Днепра и на Каховском плацдарме любой ценой: «2-я Конная армия должна выполнить свою задачу хотя бы ценой самопожертвования». Для поддержки 2-й Конной армии с севера на правый берег была переброшена Екатеринославская группа Федько. Кроме того, с Каховского плацдарма на помощь армии Миронова сняли Латышскую, 15-ю и 52-ю дивизии. Начали прибывать первые полки перебрасываемой из Сибири 30-й дивизии, она была таким же «гигантом», как и 52-я дивизия Блюхера. Когда передовые соединения выгружались в Павлодаре, другие только проезжали Москву, а артиллерия и тыла были ещё за Волгой. Разведка Врангеля засекла вывод войск из Каховского плацдарма, но посчитали, что Красная Армия оставляет плацдарм, чтобы избежать окружения. Витковский получил приказ начать штурм Каховского плацдарма.

13 октября завязалось ожесточенное встречное сражение. Миронов собрал в единый кулак все отступающие войска, получил подкрепления. В бой вступили и три дивизии с Каховского плацдарма. Миронов смог пробиться к Днепру. Белые войска дрогнули и начали отступать. 6-я и 7-я пехотные дивизии были смяты и побежали. Во время боя со 2-й красной конной армией Миронова осколком снаряда сразило одного из лучших кавалерийских генералов Гражданской войны в России — Николая Гавриловича Бабиева. Он был участником Первой мировой войны, воевал в Белой армии с Первого Кубанского похода, последовательно командовал Корниловским конным полком, 2-й Кубанской конной бригадой, 3-й Кубанской конной дивизией. Был командующим конной группой (в составе Кубанской казачьей дивизии и Астраханской казачьей бригады) Кавказской армии, Кубанской казачьей конной дивизии в Русской Армии Врангеля, Кубанского казачьего конного корпуса, конной группы 1-го Конного корпуса (в составе Кубанской казачьей конной дивизии, 1-й конной дивизии и Терско-Астраханской бригады). Как писал Врангель, Бабиев был «…исключительного мужества и порыва, с редким кавалерийским чутьём, отличный джигит, обожаемый офицерами и казаками, он, командуя полком, бригадой и дивизией, неизменно одерживал блестящие победы. Его конные атаки всегда вносили смятение в ряды врага. За время Великой войны и междоусобной брани, находясь постоянно в самых опасных местах, генерал Бабиев получил девятнадцать ран».

Был ранен и сменивший Бабиева — походный атаман Кубанского казачьего войска и генерал Вячеслав Науменко. Связь между командованием и восками прервалась, войска перемешались. С севера начала наступление группа Федько, тесня марковцев. Восстановить порядок не удавалось. Все белые устремились к переправам. Поняв, что войска не остановить, генерал Драценко отдал приказ о переходе всей армии на левый берег Днепра.

Белая ставка получила известие о бегстве армии только 14 октября. В это время корпус Витковского — 6-7 тыс. человек при 10 танках и 14 броневиках, уже пошел на штурм Каховского плацдарма. Сюда же стянули все основные силы белой авиации. В результате красные самолеты получили возможность беспрепятственно атаковать белые войска, скопившиеся у переправ через Днепр. Битва за Каховку шла целый день. Белые смогли прорвать внешнюю систему укреплений, красные войска отошли на главный рубеж обороны. Однако корпус Витковского, захватив внешнюю систему обороны Каховского плацдарма, был обескровлен. Было потеряно и 9 танков из 10. Фрунзе был вынужден вернуть на плацдарм ранее снятые оттуда дивизии, но это уже не могло изменить ситуации на фронте.

Заднепровскую группировку белых теперь били ударами и с фронта и флангов. Корниловская и Марковская дивизии ещё огрызались, но их давили кавалерийскими атаками. Белая же кавалерия была полностью дезорганизована и не могла противостоять красной коннице. Паника усиливалась слухами о прибытии армии Буденного. На переправах, и тропах к ним через плавни, возникала давка. Белые бросали обозы, орудия, пулеметы, различное военное имущество. Пехота и конница боролись за право первыми переправиться на другой берег. С тыла атаковала конница Миронова.

На восточном направлении Фрунзе, чтобы не дать Врангелю перебросить на запад части Донского корпуса, бросил в атаку 5-ю кавалерийскую дивизию. Она легко миновала линию фронта и прошлась по белым тылам. 15 октября корпус Витковского снова попытался выбить красных из каховского плацдарма. Но все атаки были безуспешными. Более того Блюхер перешел в контрнаступление и отбил ранее утраченные позиции. На этом Заднепровская операция завершилась. Остатки белых войск завершили переправу и разрушили за собой понтонный мост.

Контрнаступление Южного фронта

12 октября, когда белая армия из последних сил рвалась на запад, польское правительство заключило с Советской Россией мир. Пилсудскому не было дела до армии Врангеля и её интересов. Он спешил заключить мир на выгодных условиях, Польша получила Западную Белоруссию и Западную Украину. Правда, мечталось о намного большем, но Красная Армия под Варшавой отбила у поляков желание продолжать войну. Советское командование получило возможность сосредоточить все усилия на Белом Крыме и внутренних восстаниях. С Юго-Западного фронта на Южный немедленно стали перебрасывать 1-ю Конную армию.

Белое командование после совещания, приняло решение перейти к обороне, оставаясь в Таврии. Начальник штаба Шатилов высказался перевод войск в Крым, опасаясь окружения и уничтожения армии за Перекопом. Врангель был против отхода за Перекоп. Это сужало возможности по снабжению армии, её оперативные возможности.

Фрунзе, с успехом отразив наступление белых войск и нанеся им серьёзное поражение, не спешил с контрнаступлением. Белая армия получила двухнедельную передышку. Белое командование пополняло части, латало «дыры». Правда, надо учесть, что эти пополнения были хуже по боевым качествам, чем первоначальный состав. Все более или менее боеспособные части были отправлены на фронт к началу наступления. В армии была проведена ещё одна реорганизация. В 1-ю армию Кутепова вошли 1-й и 2-й армейские корпуса. Армия Кутепова обороняла линию фронта по Днепру и на северном участке. Восточное направление защищала 2-я армия и 3-го армейского и Донского корпусов. Командарма Драценко заменили на командующего Донским корпусом Абрамова. В резерве были кавалерийский корпус Барбовича и бывшая кавгруппа Бабиева (её возглавил генерал Канцеров). Общая численность армии составляла 38 тыс. человек при 249 орудиях, 1 тыс. пулеметов, 32 самолетах.

Южный фронт в это время получил новые войска. Полностью прибыла 30-я дивизия-«гигант», на её базе и других новых соединений была сформирована 4-я армия под командованием Владимира Лазаревича. В 4-ю армии включили и новый 3-й кавалерийский корпус, сформированный 9-й и 5-й кавалерийских дивизий. Большие пополнения получили 6-я и 13-я армии. Пополнили и 2-ю Конную армию. Подошли соединения 1-й Конной армии под началом Семена Буденного. В результате к концу октября Южный фронт имел в своём составе 144 тыс. штыков и сабель, 527 орудий, более 2,6 тыс. пулеметов, 45 самолетов.

План по уничтожению армии Врангеля оставался прежним – сходящиеся удары, окружение и ликвидация белой армии. Но соотношение сил резко изменилось в пользу Красной Армии, она могла нанести больше ударов и увеличить мощь ударных группировок. Две группировки должны были наступать с Каховского плацдарма: 15-я и 51-я дивизии были нацелены на Перекоп, Латышская дивизия и 1-я Конная армия были нацелены на восточном направлении, где они должны были соединиться со 2-й Конной армией Миронова и 4 стрелковыми дивизиями, которые наступали из Никополя. Таким образом, две красные группировки должны были окружить и разгромить основные силы 1-й армии Кутепова, а затем идти на юг, к Крыму. 4-я армия РККА с северного направления и 13-я армия с восточного – наступали на Мелитополь, чтобы разгромить 2-ю армию Абрамова.

Первые бои начались 26 октября. Дивизии из группы Миронова форсировали Днепр около Никополя и, потеснив Корниловскую дивизию, заняли два плацдарма. 28 октября 1920 года все пять армий Южного фронта перешли в наступление. Группа Блюхера на Каховском плацдарме отбросила обескровленный предшествующими боями корпус Витковского и двинулась к Перекопу. Часть корпуса Витковского отошла в северном направлении, часть отходила перед группировкой Блюхера. В прорыв сразу пошла и 1-я Конная армия. С Никопольского плацдарма наступала группа Миронова. 4-я и 13-я армии РККА также наступали, но решительного успеха не достигли, 2-я армия Абрамова не давала расчленить свои боевые порядки, цеплялась за каждый рубеж, контратаковала и организованно, постепенно отходила.

Уже 29 октября дивизии Блюхера вышли к Перекопу и с ходу попытались захватить Турецкий вал. Однако белый гарнизон и часть 2-ко корпуса, которая отступила в этом направлении, отразили удар. 1-я Конная армия Буденного далеко зашла в тыл к белым, оставив позади Латышскую дивизию. Буденный собирался, согласно первоначальному плану повернуть на север и соединиться с Мироновым. Но Фрунзе, основываясь на сообщениях Миронова, что белые разгромлены и бегут, приказал командарму вести 1-ю Конную армию не на север, а на юг. 1-я армия должна была занять Геническ и Сальково, то есть блокировать две последние переправы в Крым – через Чонгар и Арабатскую стрелку. У командующего 1-й Конной армией были несколько иные сведения о состоянии белых войск – они хоть и терпели поражение, но до полного их поражения дело ещё не дошло. Поэтому он принял решение разделить свои силы: 6-ю и 11-ю кавалерийские дивизии по старому плану направил на север, на соединение с Мироновым, а сам с 4-й, 14-й дивизиями, штабом двинулся на юг. К концу дня 4-я дивизия, не встретив сопротивления, заняла Сальково и станцию Новоалексеевка. Железная дорога в Крым была перерезана. 14-я дивизия заняло село Рождественское, а штаб с резервной кавбригадой село Отрада.

Окружение белых армий было завершено. Штаб белой армии располагался в Джанкое и был отрезан от фронта. Врангель успел только передать приказ Кутепову: объединить силы двух армий и пробиваться в Крым. Военная катастрофа была на пороге. Входы на полуостров защищать было некому. Срочно перебрасывали юнкеров, Врангель приказал бригаде Фостикова, которая располагалась в Феодосии, направиться к перешейкам. Фостиков сообщил, что у его людей нет оружия, обмундирования. Однако ставка подтвердила приказ.

Положение спас тот факт, что Фрунзе изменив первоначальный план, ошибся. Белые армии отступали, но не были разгромлены. Более того, совершали сильные контратаки. Войска Кутепова, при поддержке кавкорпуса Барбовича перешли в контратаку, отбросили 16-ю кавалерийскую и 1-ю стрелковую дивизии к Днепру. Медленно шло продвижение и 4-й армии РККА. Восемь часов шел бой за станцию Васильевка, где белые при поддержке бронепоездов отражали атаки 30-й стрелковой дивизии. Восточнее, в полосе 13-й армии, красные все же пробили оборону белых, открыв путь на Мелитополь.

30 октября группа Блюхера, подтянув артиллерию, бронетехнику, снова пошла на штурм Перекопа. Однако, несмотря на малочисленность защитников Турецкого вала и ожесточенность боя, белые выдержали удар. Блюхер был вынужден отвести войска и перейти к обороне. 11-я кавдивизия 1-й Конной армии двигаясь на север, столкнулась с передовыми частями кавкорпуса Барбовича, который начал отход на полуостров. Красные стали отходить, но вскоре получили подкрепление – 6-ю кавдивизию. Завязался упорный бой, продолжавшийся несколько часов. Белому авангарду грозило уничтожение, когда подошли основные силы корпуса Барбовича. Части 1-й армии понесли большие потери и были отброшены.

По группе Миронова, прикрывая отход главных сил, нанес фланговый удар Донской корпус. 2-я Ставропольская кавалерийская дивизия понесла большие потери, был уничтожен её штаб. Жестокие бои с переменным успехом шли и в полосе 4-й армии. 13-я армия смогла добиться перелома: в прорыв был введен 3-й конный корпус и группа Куйбышева из двух дивизий. Красные заняли Мелитополь.

31 октября Фрунзе приказал Буденному собрать все силы в кулак и держаться до подхода подкреплений. Миронов получил приказ ускорить движение на Сальково, на помощь 1-й конной армии. Однако связь между разными частями 1-й Конной армии была уже утрачена. 6-я и 11-я кавдивизии соединились с Латышской дивизией и в районе села Агайман вступили в бой с 1-м армейским корпусом. Красная группировка потерпела ещё одно поражение. Особенно большие потери понесла 11-я кавдивизия, она потеряла почти весь командный состав.

Кутепов, прикрыв фланг от атак Латышской дивизии корниловцами, двинул основные силы к перешейкам, к Отраде и Рождественскому. Белые ударили по штабу 1-й Конной армии и кавбригаде в Отраде и вбили их из села. 4-я кавдивизия Тимошенко не смогла прийти на помощь штабу, она была связан боем с донскими казаками и соединениями 3-го армейского корпуса. В результате боя, который продолжался целый день, белые заняли Новоалексеевку. 14-я кавдивизия Пархоменко в Рождественском была разбита ночью силами корпуса Барбовича. Таким образом, 1-я Конная армия была разбита по частям.

Остатки 1-й и 2-й армий соединились. Подошла Латышская дивизия и попыталась отбить Рождественское, но атаки латышей отбили. Кутепов начал отводить войска на полуостров. В Геническе нашли целый мост, что облегчило эвакуацию. Вечером 1 ноября подошли соединения 2-й Конной армии Миронова. Они атаковали Рождественское, но взять не смогли. Миронов стал собирать все доступные части для нового наступления, но ночью стали подходить соединения 6-й белой дивизии и Донского корпуса, которые отступали со стороны Мелитополя. Они нанесли 2-й конной армии фланговый удар и сорвали штурм. 2 ноября Миронов снова пошел в общую атаку, стараясь опрокинуть белые арьергарды. К вечеру части Миронова заняли Новоалексеевку, перехватив железную дорогу и перекресток между Чонгарской и Генической переправами. В это же время подошли части 4-й армии РККА и потрепанные дивизии 1-й Конной армии.

3 ноября Красная Армия двинулась на Чонгарский полуостров. Марковцы отбили ряд атак, но затем были вынуждены отходить к мостам, отбиваясь на промежуточных рубежах. К вечеру отход последних частей в Крым был завершен. Белые, пропустив на свою сторону последний бронепоезд, взорвали железнодорожный мост и подожгли гужевой. Красная конница попыталась пробиться сквозь огонь, но её отбросили. Белые взорвали и Генический мост. Часть 13-й армии попытались попасть на полуостров через Арабатскую стрелку. Но сюда подошел белый флот и мощной бомбардировкой остановил наступление. Огонь был столь сильным, что красные вынуждены были оставить и Геническ.

Фрунзе отмечал: «Особенно замечательным приходится признать отход основного ядра в Крым. Отрезанные от перешейков врангелевцы всё-таки не потеряли присутствие духа и хотя бы с колоссальными жертвами, но пробились на полуостров», тем не менее, армия Врангеля потерпела жестокое поражение. Красная Армия отразила последнюю наступательную операцию белых и освободила Таврию. Красные захватили значительное число пленных, более 100 орудий, много пулеметов, различные припасы. Белая армия вновь была изолирована в Крыму. Войска Южного фронта совместно с махновцами приступили к подготовке решающей операции. Её целью был захват Перекопа и Чонгара и прорыв в Крым.

Подробнее об этом последнем сражении армии Врангеля и её судьбе можно узнать в статьях: Крымский исход, Русская армия в поисках пристанища, Русская армия в поисках пристанища. Часть 2.

Кто разбил врангеля в крыму. Врангель в Крыму. Разгром армии Врангеля в Крыму, войска белой армии Врангеля в Крыму. Кто руководил операцией и участники: непроходимый Перекоп

В начале 1920 года благодаря переброшенным в Крым из Новороссийска силам Добровольческой армии, поступившим под командованием Врангеля, силам белогвардейцев удалось отбить наступление Красной армии. В дальнейшем достигнув почти двукратного перевеса в силах, войска Врангеля перешли в наступление, к концу мая в ходе тяжелых боев продвинувшись на 100 километров и заняв г. Мелитополь и большую территорию Северной Таврии.
Сложившаяся к лету 1920 года тяжелая обстановка на юге России, заставила советское командование начать переброску своих резервов из Сибири. В сентябре 1920 года для уничтожения войск под командованием Врангеля, был создан Южный фронт, руководство которым принял М.В. Фрунзе. В состав фронта входила переформированная 6-я армия, а чуть позже к ней присоединилась 13 армия и 1 и 2 конные армии.
28 октября Красная армия начала полномасштабное наступление в Северной Таврии нанеся полное порожние отступившим в Крым войскам Врангеля. В ходе этих сражений войска белогвардейцев понесли большие потери более 50 % процентов в живой силе и около 40 % в вооружении, но при этом, отойдя в Крым, по прежнему оставались серьезной силой, с которой стоило считаться. Желая закончить разгром войск Врангеля до конца 1920 года, 07.11.1920 года войска Красной армии численностью около 100 тысяч перешли в наступление, против 28 тысячной группировки войск Врангеля. Наступление начала 6-я армия, 15 и 52 дивизии из ее состава форсировали залив, преодолев 10 километров залива по груди в холодной осенней воде. Одновременно 152 и огневая бригада под командованием Блюхера начали штурм Турецкого вала. Врангель пытался переломить ход наступления Красной армии, бросив на фланг 15 дивизии, конный корпус под командованием генерала Барбовича общей численностью 4,5 тысячи сабель. Но благодаря помощи войск Махно, советским войскам удалось устоять, в дальнейшем разгромив корпус Барбовича.
Уцелевшие части Врангеля, организовано отступили закрепившись на Ишуньской оборонительной позиции. Но 11 ноября войска 151 бригады Блюхера при поддержке свежей латышской дивизии начав наступление прорвали позиции войск Врангеля, пройдя в течение дня четыре оборонительных рубежа белогвардейцев. В дальнейшем 13 ноября был взят Симферополь, а 17 ноября весь Крым контролировался войсками Красной армии. К тому времени остатки войск Врангеля и беженцы общей численностью около 150 тысяч на кораблях эвакуировались в Болгарию и Турцию, но большинство около 300 тысяч гражданских не захотели покидать свою родину, в дальнейшем подвергнувшись репрессиям со стороны советской власти.
Таким образом, благодаря разгрому войск Врангеля в Крыму, удалось уничтожить последний очаг сопротивления белогвардейцев тем самым окончательно завершив гражданскую войну и приступить к восстановлению страны после прошедших на её территории кровопролитных боев.
Оценивая все вышеописанное можно сказать, что обе стороны проявили мужество, но это не то, чем следует гордиться. Скажем, или — это героические страницы истории России, ибо тогда мы сражались против внешних захватчиков, тогда как разгром войск Врангеля в Крыму — это была братоубийственная брань и ничего, кроме скорби не вызывает.

Окончив войну с Польшей, Советская республика получила возможность сосредоточить все силы против войск Врангеля. Летом 1920 года бои против врангелевцев вели 13 армия и созданная к июле 2-я конная армия.В августе 15-я, 52-я и Латышская дивизии 13-й армии форсировали Днепр в районе Каховки и создали на западном берегу Днепра оперативный плацдарм, сыгравший важную роль в последующих действиях против Врангеля.

Окончив войну с Польшей, Советская республика получила возможность сосредоточить все силы против войск Врангеля. Летом 1920 года бои против врангелевцев вели 13 армия и созданная к июле 2-я конная армия.В августе 15-я, 52-я и Латышская дивизии 13-й армии форсировали Днепр в районе Каховки и создали на западном берегу Днепра оперативный плацдарм, сыгравший важную роль в последующих действиях против Врангеля.

На основании постановления ЦК РКП (б) от 21 сентября 1920 г. для борьбы против Врангеля был создан Южный фронт. Командующим войсками фронта назначался М. В. Фрунзе, членами Реввоенсовета — С. ИI. Гусев и Бела Кун.

В состав фронта вошли 6, 13 н 2-я Конная армии. В конце октября в него были включены еще вновь созданная 4-я армия и прибывшая с польского фронта 1-я Конная армия. Фронт имел 99,5 тыс. штыков, 33.6 тыс. сабель, 527 орудий против имевшихся у Врангеля 23 тыс. штыков, 12 тыс. сабель и 213 орудий.

Реввоенсовет Южного фронта решил разбить армию Врангеля, не дав ей возможности отойти в Крым. По замыслу командования намечалось стремительным ударом 1-й Конной и 6-й армии с каховского плацдарма выйти к крымским перешейкам, отрезать противнику пути отхода в Крым и согласованными ударами всех армии разгромить главные силы Врангеля в Северной Таврии.

Наступательная операция Южного фронта в Северной Таврии была осуществлена с 28 октября по 3 ноября 1920 г. 1-я Конная и 6-я армии выполнили свои задачи, по нерешительные п недостаточно согласованные действия 2-й Конной, 4-й и 13-й армий дали возможность противнику прорваться на Сальково и отвести часть своих сил в Крым. Однако врангелевцы понесли и Северной Таврии очень тяжелые потери в живой силе и технике.

Чтобы добить врага и освободить Крым, поиска Южного фронта должны были прорвать мощную, заблаговременно подготовленную оборону противника на крымских перешейках.

Перекопско-Чонгарская операция Южного фронта началась в день третьей годовщины Октябрьской революции — 7 ноября 1920 г. При сильном морозе и ветре бойцы и командиры 15-й, 52-й стрелковых дивизий и 153-й стрелковой бригады 51-и дивизии прошли 7 км вброд через Сиваш и ворвались на Литовский полуостров, где развернулись ожесточенные бои. Одновременно 51-я дивизия штурмовала мощные укрепления противника на перекопском перешейке, Оборона белогвардейцев под Перекопом была взломана окончательно 9 ноября героическими усилиями войск 6-й армии. Врангелевцы пытались остановить наступление советских войск на Ишуньских позициях, но 30-я стрелковая дивизия штурмом преодолела упорную оборону врага на Чонгаре и обошла с фланга Ишуньскио позиции.

Преследуемые соединениями 1-й и 2-й Конных армий. войска Врангеля поспешно отходили к портам Крыма. 13 ноября воины 1-й Конной армии и 51-й стрелковой дивизии заняли Симферополь, а 15 ноября — Севастополь. Армия Врангеля была полностью разгромлена, и только часть белогвардейских войск успела погрузиться на корабли и бежать в Турцию.

За доблесть, геройство в высокое воинское мастерство, проявленные при разгроме Врангеля, Совет Труда и Обороны объявил личному составу Южного фронта благодарность и наградил всех военнослужащих фронта месячным окладом. Многие бойцы и командиры были удостоены ордена Красного Знамени

Источник «История военного искусства», М., Воениздат, 1966.

Петр Николаевич Врангель

Став во главе Вооруженных сил Юга России, генерал-лейтенант Петр Николаевич Врангель полностью отдавал себе отчет в тяжелом, почти безвыходном положении белой армии, переправленной из Новороссийска в Крым .

Врангель говорил, что при отсутствии помощи союзников нет возможности рассчитывать на успешное продолжение борьбы, и единственное, что он может обещать, это не склонить знамени перед врагом и сделать все, чтобы вывести армию и флот с честью из создавшегося положения. Для этого он поставил себе целью: «Создать хотя бы на клочке русской земли такой порядок и такие условия жизни, которые потянули бы к себе все помыслы и силы стонущего под красным игом народа».

Осуществление этой цели наталкивалось на отчаянное экономическое положение бедного природными ресурсами Крыма. Белым был жизненно необходим выход в богатые южные уезды Северной Таврии. Между тем красные укрепляли эти территории, чтобы прочнее закрыть выход с Крымского полуострова.

Врангель. Путь русского генерала. Фильм первый

Войска генерала Врангеля, переименованные в это время в Русскую армию , представляли собой уже серьезную силу численностью в 40 тыс. человек с приведенной в порядок материальной частью. Войска успели отдохнуть и оправиться от тяжелого поражения. Хотя бы временно можно было быть спокойным за участь Крыма.

ГЛАВА ХХ

Разгром армии Врангеля и конец Белого Крыма

В конце сентября месяца Врангель сосредоточивает почти все силы Кутепова (развернувшего в 1-ю армию 1-й, и армейские корпуса и корпус Барбовича) в направлении Александровска, берет Александровск и затем Синельниково. Создав таким образом зону перед Александровском, переправляется через Днепр южнее Кичкас и предпринимает операцию наподобие той, которую я ему рекомендовал в июле, только без обеспечения со стороны Екатеринослава и без занятия Николаева — Вознесенска и наступления оттуда, т. е. что-то куцее, точно страница, вырванная из книги, и, как все неполное, обреченное на неудачу.

Наступление идет удачно, захватываются пленные, пулеметы, орудия. В районе Балино на Покровское начинается вторая переправа белых в поддержку Александровска. Встретивший меня на улице генерал Артифексов (генерал для поручений при Врангеле) сказал мне: «Ну что же? Вопреки вашим уверениям, как видите, мы побеждаем». Мне пришлось с ним согласиться, но вместе с тем я заметил: «Ведь я в тылу, а вы знаете мое мнение о тыле; очень рад, если я ошибся, но боюсь, что я в данном случае окажусь правым». Артифексов замахал руками и, весело посвистывая, пошел своей дорогой.

Между тем войска Кутепова наступали от Александровска прямо на запад во фланг и тыл Каховской группе. Атакой красной конницы (всего одной бригадой) в первую голову были разбиты белые у Покровского, а потом уже всей 2-й Конной армией в районе Шолохова красная конница прорвала фронт Кутепова, смяла конницу Барбовича и заставила 3-й корпус бежать к переправам, бросая пулеметы и орудия. 14 октября было разгромом войск Кутепова, самых боеспособных в то время частей Врангеля.

Это время было опять минутой слабости. Меня убедили написать Врангелю письмо с указанием об удручающем впечатлении неудач на фронте. Ожидая неудач от такого командования и такого ведения дел, я все же был поражен. Принужден сознаться в отсутствии определенного мнения у меня самого в тот момент. Врангель ответил мне очень милым письмом, но с уверением, что на фронте все идет великолепно.

Тыл волновался, обвиняя меня в дезертирстве и в том, что я умышленно пользуюсь «французским вопросом», чтобы не ехать на фронт. Доходило до того, что мне это говорили в лицо (конечно, люди, знавшие меня, в виде дружеского укора).

Красные между тем развивали наступление на Таганрогском направлении: 8000 штыков и 2000 шашек — группа начдива; 9-я стрелковая дивизия — 4000 штыков и 5000 шашек; Никопольская группа — 10 500 штыков и 9500 шашек; Каховская группа — 22 500 штыков и 3000 шашек; тут же была 1-я Конная армия в составе 6–7 тысяч шашек. В районе Александровска — резерв около 6000 штыков и 500 шашек. Итого 51 тысяча штыков и 27 тысяч шашек. Группировка сил явно указывала главный удар в сторону Перекопа. Наличие крупных масс конницы позволяло одновременно делать налет и на тыл Сальковского направления.

Врангель этому противопоставлял около 50 000 штыков и около 25 000 шашек, растянутых по фронту главным образом в северо-восточном и восточном направлениях.

Находясь в положении необходимости вести борьбу по внутренним операционным линиям, он, растянув войска всюду, не оставил себе крупного резерва, а части Кутепова, кроме того, только что были разбиты на правом берегу Днепра. Управление Врангелем было потеряно.

У Каховки был смят растянувшийся по побережью, желая прикрыть все, 2-й корпус Витковского и побежал к Перекопу, где имелся еще 4-й корпус Скалона, составлявший со 2-м корпусом и кубанцами 2-ю армию генерала Драценко (героя кубанского поражения белых).

Красные, преследуя пехотой 2-ю армию, бросили свою конницу от Каховки на Сальково — на тылы 1-й армии Кутепова и Донской армии Абрамова. И их войска должны были бежать вперегонки, пробиваясь к Сальковскому перешейку. Произошло то, о чем я предупреждал.

Подробностей этого бегства я не знаю, потому что в тылу все усиленно скрывалось, так что могу передать только рассказы обозных беженцев и кое-какие отрывочные сведения из Ставки. Суть дела заключалась в том, что академически правильно задуманный красными маневр Врангель позволил провести в жизнь как добросовестный и хорошо выученный обозначенный противник.

Несмотря на то что план красного командования или его возможность были ясны еще в августе месяце благодаря упорному удерживанию и устройству Каховского плацдарма, Врангель, желавший все прикрыть в Северной Таврии, резерва, как я уже сказал, не оставил. Товарищ Буденный блестяще использовал положение и врубился в обозы белых в районе Ново-Алексеевки. Правда, пробившиеся с севера части донцов и Кутепова проложили себе дорогу назад, но ради этого должны были спешно уйти с фронта, да и конница для длительного удержания чего-нибудь не годится. Одним словом, конная операция красных была блестяща. Но красная пехота и вообще все части, преследовавшие белых, должны были бы поторопиться, тогда не ушел бы никто из армии Северной Таврии. Тут же разгром был главным образом моральный и обозный.

Интересный инцидент произошел при встрече моей с Врангелем, когда я, будучи вызван в Ставку и не застав ее в Севастополе, был отправлен в Джанкой. При моем входе он метался по салону своего вагона. Еле успели поздороваться, он потащил меня к карте, и произошел приблизительно следующий разговор. Врангель: «Вы знаете, Буденный здесь (палец ткнулся в Ново-Алексеевку).

Я. — Сколько?

В. — 6–7 тысяч.

Я. — Откуда он, с неба или Каховки?

В. — Шутки неуместны: конечно, с Каховки.

Я. — Значит, мои расстроенные нервы оказались правы. К сожалению, они расстроились еще больше. Вы хотите знать мнение расстроенных нервов. Если да, они просят изложения обстановки.

В. — Кутепов по радио из Петровского о частях своих не говорит, думаю, при концентрическом отступлении к Салькову сосредоточились. Ново-Алексеевка занята противником неизвестной силы, но конницей. На Кутепова и донцов с севера и востока не наседают. Драценко в Перекопе, его силы собрались к нему, настроение плохое. Красные заняли Чаплинку. Что вы думаете?

Я. — Есть ли у вас кто-нибудь в Салькове?

В. — Там Достовалов (начальник штаба Кутепова). С 2000 штыков Кутепова, и я ему с тыла собрал около 1500 штыков.

Я. — Дайте взвесить… Мои расстроенные нервы говорят мне, что это есть момент необходимости присутствия старшего начальника. Я бы отдал приказ: Достовалову атаковать Ново-Алексеевку, Кутепову об этом радио и атака в направлении Сальково — одновременно.

Буденный принужден будет отойти, ему остается лазейка к северо-востоку, надо ему ее дать, мы слишком слабы, чтобы не толкать его на спасение своих частей, иначе он будет серьезно драться. Собрать донцов (конных) и Барбовича, и с Кутеповым и вами во главе — на Чаплинку во фланг и тыл Каховской группе красных. Ведь это будет около 20 000 шашек. Вот общий план. Мелочи: надо узнать, куда отойдет Буденный, куда поставит заслон. Но Крым пока что будет спасен, потом можно будет проводить мой план его защиты и замирения с красными.

В. — Да, вы правы, я с вами согласен. Это будет красивая операция. Надо будет приказать собирать все донесения и приказы: важно для истории. Я сейчас переговорю с Павлушей (Шатилов)».

На том мы расстались. Я вернулся в Севастополь и был страшно удивлен, узнав, что главком тоже вернулся туда же. Кутепов пробился назад вместе с Абрамовым. А Врангель предпринять операцию и выехать впереди войск не рискнул. Белые были загнаны за перешейки и расположились в окопах, оплетенных проволокой и расположенных прямолинейно один за другим в расстоянии 1–2 верст без всяких приспособлений для жилья. Морозы наступили до 16 градусов. Была обстановка, подобная началу 1920 г., только войск насчитывалось 60 тысяч человек (строевых частей, приехавших в Константинополь, а сколько еще было брошено в Крыму). Что испытали эти несчастные, загнанные люди, не знавшие, за что они дерутся, трудно описать. Если это испытывали люди, подобные мне, это им поделом: они действовали сознательно и боролись за определенные идеи, но те, эта масса солдат и офицерства, в особенности последняя, которая сама часто была из прежних солдат, т. е. тех же крестьян, они-то при чем? Вот это вопрос, который заставлял меня очертя голову бросаться впереди цепей при первой обороне Крыма и который заставлял меня так долго колебаться уже тогда, когда я ушел после Каховского боя в отставку. Отлично сознаю, какой вред я этим принес, сознаю в особенности теперь, когда деятельно занялся своим политическим образованием, — но как было поступить иначе тогда? Одно скажу: от понятия чести никогда не отступался; то, что обещал, я сделал, и, уже отойдя от дела, я переживал за других ужасы, на которые их обрекли деятели белых, метался от одного решения к другому, то возмущаясь Врангелем и его присными, то готовый с ними помириться, лишь бы избежать катастрофы.

Окончательно растерявшийся Врангель для обороны перешейков решил сделать перегруппировку, т. е. на более доступное Перекопское направление направить более крупную армию Кутепова, а на Чонгарское посадить Драценко; по ходу же отступления Кутепов был на Чонгаре, а Драценко на Перекопе, и началась рокировка (хорошо она проходит только в шахматах). Для защиты Крыма Врангель хотел использовать части, оставшиеся в Польше, и хотел туда сплавить меня, но этот его план сам собою отпал благодаря крушению Крыма.

В доказательство своей окончательной растерянности Врангель сам остался в тылу у судов, а Кутепова назначил защищать Крым и производить рокировку войск. Красные же не захотели изображать обозначенного противника и атаковали перешейки. Часть людей в это время сидела в окопах, часть ходила справа налево и слева направо, но под натиском красных все вместе побежали.

Были отдельные случаи упорного сопротивления, были отдельные случаи геройства, но со стороны низов; верхи и в этом участия не принимали, они «примыкали» к судам. Что было делать рядовым защитникам Крыма? Конечно, бежать возможно скорее к судам же, иначе их предадут на расправу победителям. Они были правы. Так они и поступили.

11 ноября я по приказанию Врангеля был на фронте, чтобы посмотреть и донести о его состоянии. Части находились в полном отступлении, т. е., вернее, это были не части, а отдельные небольшие группы; так, например, на Перекопском направлении к Симферополю отходили 228 человек и 28 орудий, остальное уже было около портов.

Красные совершенно не наседали, и отход в этом направлении происходил в условиях мирного времени.

Красная конница вслед за белой шла на Джанкой, откуда немедленно же выехал штаб Кутепова на Сарабуз. В частях же я узнал о приказе Врангеля, гласившем, что союзники белых к себе не принимают, за границей жить будет негде и не на что, поэтому, кто не боится красных, пускай остается. Это было на фронте. В тыл же, в Феодосию и в Ялту, пришла телеграмма за моей подписью, что прорыв красных мною ликвидирован и что я командую обороной Крыма и приказываю всем идти на фронт и сгружаться с судов. Автора телеграммы потом задержали: это оказался какой-то капитан, фамилии которого не помню. Свой поступок он объяснил желанием уменьшить панику и убеждением, что я выехал на фронт действительно для принятия командования. И в Феодосии, и в Ялте этому поверили и, помня первую защиту Крыма, сгрузились с судов: из-за этого произошла сильная путаница и потом многие остались, не успев вторично погрузиться.

Эвакуация протекала в кошмарной обстановке беспорядка и паники. Врангель первый показал пример этому, переехал из своего дома в гостиницу Киста у самой Графской пристани, чтобы иметь возможность быстро сесть на пароход, что он скоро и сделал, начав крейсировать по портам под видом поверки эвакуации. Поверки с судна, конечно, он никакой сделать не мог, но зато был в полной сохранности, к этому только он и стремился.

Когда я 13-14-го ехал обратно, то в тылу всюду были выступления в пользу красных, а мародеры и «люмпен-пролетариат» разносили магазины, желая просто поживиться. Я ехал как частное лицо, и поэтому на мое купе II класса никто не обращал внимания и я мог наблюдать картины бегства и разгул грабежа. В ту же ночь я сел на случайно подошедший ледокол «Илья Муромец», только что возвращенный французским правительством Врангелю и вернувшийся «к шапочному разбору».

Мой доклад по телеграфу Врангелю гласил, что фронта, в сущности, нет, что его телеграмма «спасайся кто может» окончательно разложила его, а если нам уходить некуда, то нужно собрать войска у портов и сделать десант к Хорлам, чтобы прийти в Крым с другой стороны.

Для моей жены, правда, было отведено место на вспомогательном крейсере «Алмаз», который к моему приезду уже вышел в море, а для меня места на судах не оказалось, и я был помещен на «Илью Муромца» по личной инициативе морских офицеров.

Туда же я поместил брошенные остатки лейб-гвардии Финляндского полка с полковым знаменем, под которым служил часть Германской войны, и выехал в Константинополь. Прибыв в Константинополь, я переехал на «Алмаз», туда же скоро приехал и Кутепов. Последний страшно возмущался Врангелем и заявил, что нам нужно как-нибудь на это реагировать. Мне пришлось ему сказать, что одинаково надо возмущаться и им самим, а мой взгляд, что армия больше, по-моему, не существует.

Кутепов возмущался моими словами и все сваливал на Врангеля. Я ему на это ответил: «Конечно, его вина больше, чем твоя, но это мне совершенно безразлично: я все равно ухожу, отпустят меня или нет. Я даже рапорта подавать не буду, чтобы мне опять не делали препон, а только подам заявление, что я из армии выбыл: мои 7 ранений (5 в Германскую и 2 в Гражданскую войну) дают мне на это право, об этом ты передай Врангелю». Тогда Кутепов заявил: «Раз ты совершенно разочаровался, то почему бы тебе не написать Врангелю о том, что ему надо уйти? Нужно только выставить кандидата, хотя бы меня, как старшего из остающихся».

О, это я могу сделать с удовольствием, — ответил я, — твое имя настолько непопулярно, что еще скорее разложит армию, — и написал рапорт, который Кутепов сам повез Врангелю.

Я же съехал на берег, чтобы не находиться на «территории» Врангеля, и стал продумывать дальнейшую роль белой армии с точки зрения «отечества»; мои размышления привели меня к заключению, что она может явиться только наймитом иностранцев (конечно, кричать об этом громко было нельзя), и потому я занялся работой на разложение армии. Врангель предал меня суду «чести», который специально для этого учредил, но на этот суд меня не вызвали, так как что же могли инкриминировать частному лицу, желающему говорить правду про армию и ее цели? Суд приговорил меня заочно к исключению со службы, большего он сделать не мог. Это дало мне еще лишний козырь, и я мог выпустить брошюру «Требую суда общества и гласности». Правда, писал ее не я, а генерал Киленин, но в момент набора книги контрразведка так стала запугивать, что Киленин испугался. К тому же французская контрразведка изъяла всю переписку, касавшуюся роли французов в Крымской обороне. Все это привело к тому, что Киленин отказался поставить свое имя на брошюре, которая почти целиком состояла из моих документов. Тог да я, уже связанный получением задатка и неустойкой, должен был срочно поставить на книжке свою фамилию и попросить заменить слова «комкор» и «Слащов» словом «я».

Книжка получилась куцая, малопонятная, без надлежащего освещения и полноты описываемых событий, но все же она своей цели достигла. Ее печатание шло с трениями — выпал шрифт, но все-таки ее напечатали и 14 января 1921 г. она вышла в свет. За нахождение ее у кого-либо в Галлиполи (где была помещена армия Врангеля) жестоко карали, но она там распространялась. Мною руководила не жажда мести, а полное сознание, что эта заграничная армия может быть только врагом России, а я стоял на платформе «отечества» и с этой, а еще не с классовой точки зрения видел в ней врага. Ко мне обращались украинцы (Моркотуновская организация), я и им советовал вызвать от Врангеля украинцев и при помощи их устроил настоящую свару между двумя «правительствами». Идеей защиты вверившихся людей я уже связан не был. Следя дальше за армией и действиями Врангеля и Кутепова в Галлиполи, за переговорами с иностранцами о нападении на РСФСР еще в 1921 г., за посылкой туда людей для поднятия восстаний, я все более и более убеждался в преступности существования этой армии. Мой разговор с заехавшим ко мне из английской контрразведки Генштаба капитаном Уокером по тому же поводу еще больше укрепил мое мнение, и разговор с лицом, приехавшим из Москвы, нашел во мне глубоко подготовленную почву для гласного разрыва с белыми и переезда в Советскую Россию.

Данный текст является ознакомительным фрагментом.

Разгром культа личности и армии С 14 по 25 февраля 1956 года проходил XX съезд партии. В выступлениях Хрущева и других политических деятелей констатировалась виновность в нарушениях социалистической законности — репрессии, «дело врачей», «Ленинградское дело», «дело

ГЛАВА XIII Конец командования Деникина. Вступление в командование Врангеля Перед новороссийской эвакуацией ко мне прибыл тесть Деникина, генерал-майор, фамилии его не помню, и стал зондировать почву, может ли Деникин приехать в Крым. Я сразу не понял того, что он опасался

II. Разгром 4-й румынской армии и отступление 4-й танковой армии на р. Маныч С передачей 6-й танковой дивизии армейская группа Гота лишилась ядра своей ударной силы. Слабые и сильно выдвинутые вперед части 57-го танкового корпуса, фланги которого лишь для видимости

3. ИСХОД РУССКОЙ АРМИИ ИЗ КРЫМА В марте 1920 года войска генерала П.П. Врангеля под натиском Красной армии оставили Кавказ, эвакуировав до этого войска из Одессы и Новороссийска. Их последним оплотом стал Крым. После штурма красными Перекопа Врангелю стало ясно: эвакуация

ГЛАВА ВОСЬМАЯ РАЗГРОМ ВРАНГЕЛЯ 124 сентября 1920 года командарм получил директиву Главного командования, в которой указывалось на необходимость напряженной работы по восстановлению боеспособности Конармии и самого быстрого передвижения ее в район Бердичева и далее в

1. РАЗГРОМ ЮЖНОЙ АРМИИ КОЛЧАКА К моменту Октябрьской революции русский Туркестан не был уже такой отсталой частью страны, как во времена детства Михаила Фрунзе.Уже полностью была закончена железная дорога Оренбург — Ташкент и продолжена в глубь Ферганской долины,

Глава 9 Конец белого Приморья Полная безнадежность положения. Задержка продовольствия и голод. Совещание начальников частей. Неудачи Унгерна. Мое решение. Отъезд из Приморья. Неопределенность дальнейших моих планов. Гензан. Сеул. Обед у генерала Ооба. Япония. Сердечное

Глава пятая. Разгром Врангеля Во второй половине дня 20 сентября 1920 г, В. И. Ленин принял М. В. Фрунзе в своем кабинете в Кремле. Владимир Ильич информировал его о положении в стране и на фронтах, об установках ЦК партии но ведению борьбы против Врангеля. Во время беседы В. И.

Ткаченко С.Н. СОЕДИНЕНИЯ И ЧАСТИ 4-й ВОЗДУШНОЙ АРМИИ И АВИАЦИИ ДАЛЬНЕГО ДЕЙСТВИЯ В ПЕРИОД ОСВОБОЖДЕНИЯ

Соцкий В. В. 17-Я НЕМЕЦКАЯ АРМИЯ: ДРАМА НА ВОСТОКЕ КРЫМА. ОТСТУПЛЕНИЕ 5-ГО АРМЕЙСКОГО КОРПУСА И НАСТУПЛЕНИЕ ОТДЕЛЬНОЙ ПРИМОРСКОЙ АРМИИ 1. ОБСТАНОВКА В КРЫМУ ВЕСНОЙ 1944 ГОДА В результате наступательных боев войсками Северо-Кавказского фронта 9 октября 1943 г. немецкая 17-я армия

Разгром генерала Врангеля Советское правительство в начале 1920 г. предложило правительствам Франции, Италии, Англии, Японии и всем малым странам приступить к переговорам о мире. Из всех малых стран одна Финляндия согласилась на переговоры о мире. Польское правительство

Глава 18 Разгром Квантунской армии История объявления войны СССР Японии интересна некоторыми деталями. Как известно, 8 декабря 1941 года США и Великобритания объявили войну Японии,11-го – Америка вступила в войну с Германией. Американцы рассчитывали, что и Советский Союз

Разгром Врангеля Все время, пока шла борьба с белополяками, на юге России вновь собирались крупные силы белогвардейщины, которыми теперь командовал генерал Врангель. При поддержке Антанты ему удалось создать долговременные фортификационные укрепления на узких

Источник: Михайлов Б. Д. В бурях революции // Мелитополь: природа, археология, история. — Запорожье: Дикое Поле, 2002.

Летом 1920 года Добровольческая армия, перешедшая под командование барона Врангеля, начала боевые действия против Страны Советов. Как подметил русский эмигрант З. Ю. Арбатов: «Из Мелитополя частенько, действительно, по-змеиному выползали врангелевские части… и, впуская жало в красные полки, снова убегали на длительную паузу». А одним из таких «выползаний» из Крыма был морской рейд в сторону Мелитополя. Так, 6 июня 1920 года корпус генерала Слащева на 28 морских транспортах подошел к берегу в районе с. Кирилловки и под прикрытием орудий начал высадку десанта. В задачу генерала Слащева входило: захватить Мелитополь, перерезать железную дорогу в районе Перекопа и ударить в тыл Красной Армии.

Десант Слащева удался на славу! Немногочисленные красные защитники 13-й армии не смогли противостоять врангелевскому десанту. После непродолжительных боёв 10-12 июня Мелитополь был взят слащевцами.

Управление 13-й армией, во главе которой стоял И. X. Паука, было расстроено. Армия несла потери и отступала, бросая обозы и даже раненых. Правда, вскоре командование делает перегруппировку регулярных сил и приводит тыл в порядок, пополняет за счет добровольцев и перебежчиков численность армии, а также разрабатывает план новых боевых действий.

Так, Латышская и 52-я стрелковые дивизии должны были развить наступление в районах Берислава через Каховку на Перекоп, а 3-я, 46-я и 15-я стрелковые дивизии, 2-я стрелковая бригада 23-й стрелковой дивизии из с. Жеребца и Орехова должны были нанести удар «с севера на Мелитополь».

23 июня 1920 года конница Д. П. Жлобы прорвала фронт Донского корпуса врангелевской обороны. В течение пяти дней шли бои в районе реки Юшанлы, но прорвать оборону красным не удалось. Линия обороны приняла позиционный характер.

4 июня 1920 года в Мелитополь впервые приехал барон Врангель. Главными его целями были ознакомление с боевой обстановкой на Молочной-Юшанлы, а также переговоры с местной буржуазией на предмет оказания ей помощи в проведении земельной реформы.

Очевидец тех событий А. А. Валентинов рассказывал:

Главнокомандующий впервые ездил в освобождённый Мелитополь. Прибыл под вечер и со станции проехал на автомобиле в церковь. На улицах было немало народа. Многие кричали «ура», хотя большинство населения все еще не верит своему избавлению и, опасаясь возвращения красных, боится даже открыто высказываться. Слышавшие речь Главкома, которую он произнёс с параперты (возвышение у входа в здание) к народу, утверждают, что он очень резко говорил об еврейском засилии и обещал вырвать народ из рук евреев.

Советское правительство и военное командование понимало, что без поддержки местного населения, без его активных действий против врангелевской армии победить будет трудно.

Однако особого успеха красные полки не имели… Командующий армией И. Уборевич, желая исправить сложную ситуацию, предложил М. Фрунзе использовать в боях Повстанческую армию батьки Махно.

20 сентября 1920 года командование Красной Армии заключает с Махно новое «Военно-политическое соглашение Революционной повстанческой армии (махновцев) с Советской властью», в котором отмечалось, что «Повстанческая армия махновцев ввиду этого (смертельной опасности для страны Советов — авт.) решила прекратить военную борьбу с Советским правительством».

В это время советско-врангелевская линия фронта проходила следующим образом: Ногайск — Токмак — ст. Попово до Днепра — Алешки. 21 сентября 1920 года декретом Совнаркома образовывается Южный фронт во главе с М. В. Фрунзе, который начал тщательно готовиться к предстоящей операции. В Москву, Ленину командующий фронтом М. В. Фрунзе телеграфировал, что «в успехе предстоящих боев… не сомневаюсь».

В директиве Комюжфронтом М. В. Фрунзе от 19 октября 1920 года частям Красной Армии предписывалось: «…разбить армию Врангеля… отрезать противнику пути отступления в Крым и наступлением на восток разбить резервы армии Врангеля в районе Мелитополя».

А между тем в Северной Таврии Врангель не терял времени. По правому берегу р. Молочной была сооружена мощная линия обороны, целью которой было остановить наступающие части Красной Армии со стороны севера и Донбасса.

Местное население, видя подготовку врангелевской армии к позиционной обороне близ Мелитополя, растерялось…

Вот как вспоминал эти дни участник событий Г. Раковский.

В этот момент, — рассказывал мне генерал для поручений при Врангеле Артифексов, — неприятельская конница находилась почти на самой железной дороге, верстах в шестнадцати от Мелитополя. Наш поезд пришел в Мелитополь тогда, когда город находился в страшной панике. Все думали, что уже наступила катастрофа, что армия окончательно окружена большевиками, Мелитополь отрезан от Крыма. Приезд Врангеля поднял общее настроение.

Мало того, приезд Врангеля успокоил не только горожан, но и солдат и офицеров. Кульминацией «спектакля» стал праздник (11 августа 1920 г.) генералитета и местной буржуазии по случаю годовщины свадьбы Врангеля и его супруги, которую они отмечали в Мелитополе.

12 сентября Врангель в сопровождении главы Крымского правительства А. В. Кривошина, военных миссий Франции, Англии, США, Польши, Сербии, а также многочисленных зарубежных корреспондентов осмотрел линии обороны на р. Молочной. Вечером Врангель устроил в городе пышный парад, демонстрируя своим «гостям» боеспособность и выучку своей армии«.

Однако Врангель понимал, что успех его армии в борьбе с большевиками зависит от массовой поддержки местного населения, особенно крестьянства. Повод для «заигрывания» был…

Еще в апреле-мае 1920 года, когда в крае присутствовала Красная Армия и большевистские Советы решительно повели борьбу за выполнение продразвёрстки, многие крестьяне саботировали сдачу продуктов питания, особенно хлеба. Кроме того, местное население начало вести «партизанскую войну» против Красной Армии — были порчи железной дороги, телефонной и телеграфной связи.

Врангель, желая сыграть на «вопросе земли», как бы в пику советскому «Декрету о земле» издаёт свой «Земельный закон», по которому земля могла быть куплена только хлебом у государства или помещиков и только часть распределялась волостными Советами.

Естественно, такой «Закон» не мог удовлетворить местных крестьян. Повсюду ширилось недовольство «нововведениями» и присутствием врангелевской армии, которая грабила амбары… Крестьяне брались за оружие, часть уходила в Повстанческую армию батьки Махно.

Так, в августе-октябре 1920 года в селах Терпенье, Троицком, Богдановке во время обысков в сельских амбарах местные крестьяне взялись за оружие. Вновь вспыхнуло, как в 1919 году, восстание. Крестьяне разогнали местную администрацию, убили нескольких офицеров-врангелевцев.

Вот как подытожил результат врангелевской политики один из его соратников — Г. В. Немирович-Данченко. Он писал:

Как ни нелеп Советский строй, приходится однако признать, что многие из его декретов успели произвести такие глубокие изменения в народной психологии, что, может быть, было бы гораздо целесообразнее при освобождении тех или других местностей от красных… временно воздержаться от восстановления дореволюционных социальных отношений при помощи никуда не годного административного аппарата.

«Земельный закон» Врангеля не получил своего воплощения в жизнь… События на фронте разворачивались столь стремительно, что было не до «мирских» проблем.

А происходило следующее. М. В. Фрунзе наметил наступление на Перекоп на 28 октября 1920 года. 4-й армии предстояло ударить с севера на Мелитополь, а 13-й армии — освободить Токмак. Бои начались в назначенное время. Красные полки натолкнулись на организованное сопротивление врангелевских войск. 27 октября 1920 года крымская группа армии Махно рывком со стороны с. Пришиб — Б. Токмак налетела на Донской корпус и разгромила его. Вечером того же дня махновцы ворвались на северо-западную окраину города, где завязали бои 28 и 29 октября. Военные действия на подступах к Мелитополю приобрели затяжной характер. Город обороняли Марковская и Корниловская дивизии, три бронепоезда и кавалерийские части донцов.

Начало штурму врангелевских позиций на р. Молочной положила крымская группа Повстанческой армии во главе с Каретниковым. 28 октября 1920 года повстанцы незаметно подобрались к линии обороны в районе колонии Гейдельберг и штурмом опрокинули врангелевцев, полностью уничтожив самурский полк 6-й пехотной дивизии белой армии.

В оперативной сводке 13-й армии говорилось, что благодаря поддержке Повстанческой армии Махно в тылу врага быстрым ударом 30 октября 1920 года город был освобождён от Врангеля. Получены богатые военные трофеи: 100 вагонов боеприпасов, три бронепоезда, четыре аэроплана, два танка, 18 исправных орудий, два миллиона пудов зерна и много обоза.

На другом крыле фронта в районе с. Терпенье-Мелитополь к исходу 29 октября конный корпус Н. Д. Каширина и группа Н. В. Куйбышева (9-я стрелковая и 7-я кавалерийская дивизии) развили наступление и форсировали р. Молочную… В боях за город отличилась 4-я Богучарская стрелковая бригада, состоящая из пролетариев Москвы, Петрограда и Донбасса.

Однако 4-я и 13-я армии, наступавшие с северо-запада и запада, просчитались и позволили врангелевской армии выскользнуть из предполагавшегося «мешка». 2-я армия генерала Абрамова ушла к Перекопу — в Крым. Вскоре в Крыму врангелевская армия была разгромлена.

15 ноября 1920 года со станции Мелитополь, где около двух недель (с 4 ноября) находился штаб Южного фронта, М. В. Фрунзе телеграфировал Ленину:

Сегодня наши части вступили в Севастополь. Мощными ударами красных полков раздавлена окончательно южнорусская контрреволюция. Измученной стране открывается возможность приступить к залечиванию ран, нанесенных империалистической и гражданской войной. Революционный энтузиазм, проявленный Красной Армией в минувших боях, является порукой тому, что и на поприще мирного строительства трудовая Россия одержит не менее блестящие победы. Красные Армии Южного фронта шлют свой привет и поздравляют с победой рабочих и крестьян России и всего мира.

Северная Таврия была освобождена. В крае началось восстановление народного хозяйства. В городе и селах возобновили работу ревкомы, состоящие из рабочих и беднейшего крестьянства, создавалась народная милиция.

Однако тотальной победе большевиков мешали дислоцированные здесь части Повстанческой армии. Сам Махно и его окружение игнорировали приказы из Москвы. И вожди большевизма решили уничтожить союзников, ставших ненужными.

В ночь с 25 на 26 ноября должна начаться ликвидация остатков партизанщины… Все инструкции начотрядам мною даны лично в Мелитополе…», а 24 ноября в приказе Комюжфронтом более конкретно предписывал: с «махновщиной надо покончить в три счета. Всем частям действовать смело и решительно и беспощадно.

Первым шагом М. В. Фрунзе был вызов в Мелитополь махновских командиров Каретникова и Гавриленко, где они были арестованы и расстреляны между 23-26 ноября 1920 года.

Ленин, в свою очередь, не скрывал своего негативного отношения к вождю украинских крестьянских масс Н. Махно. В письме к Э. М. Склянскому он писал:

Надо ежедневно в хвост и гриву гнать (и бить, и драть) главкома С. С. Каменева и М. В. Фрунзе, чтобы добили и поймали… Махно.

Началась неравная, жестокая и беспощадная война, длившаяся около года. В августе 1921 г. Махно с небольшим отрядом бойцов ушел на румынскую территорию. Но память о крестьянском Батьке до сих пор живет в легендах края.

Шатилов Павел Николаевич


XPOHOC
ВВЕДЕНИЕ В ПРОЕКТ
ФОРУМ ХРОНОСА
НОВОСТИ ХРОНОСА
БИБЛИОТЕКА ХРОНОСА
ИСТОРИЧЕСКИЕ ИСТОЧНИКИ
БИОГРАФИЧЕСКИЙ УКАЗАТЕЛЬ
ПРЕДМЕТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ
ГЕНЕАЛОГИЧЕСКИЕ ТАБЛИЦЫ
СТРАНЫ И ГОСУДАРСТВА
ЭТНОНИМЫ
РЕЛИГИИ МИРА
СТАТЬИ НА ИСТОРИЧЕСКИЕ ТЕМЫ
МЕТОДИКА ПРЕПОДАВАНИЯ
КАРТА САЙТА
АВТОРЫ ХРОНОСА

Родственные проекты:
РУМЯНЦЕВСКИЙ МУЗЕЙ
ДОКУМЕНТЫ XX ВЕКА
ИСТОРИЧЕСКАЯ ГЕОГРАФИЯ
ПРАВИТЕЛИ МИРА
ВОЙНА 1812 ГОДА
ПЕРВАЯ МИРОВАЯ
СЛАВЯНСТВО
ЭТНОЦИКЛОПЕДИЯ
АПСУАРА
РУССКОЕ ПОЛЕ

Павел Николаевич Шатилов

Начальник штаба Русской армии (П. Н. Врангеля) генерал от кавалерии
Павел Николаевич Шатилов. Крым, 1920 год.

Помощник Врангеля

Шатилов Павел Николаевич (1881-1962) — генерал от кавалерии. Окончил Пажеский корпус и Николаевскую академию Генерального штаба (1908). Из Пажеского корпуса был выпущен хорунжим в Лейб-гвардии Казачий Его Величества полк. С началом русско-японской войны переведен по собственному желанию в 4-й Сибирский казачий полк. Ранен и награжден орденами Св. Станислава 4-й, 3-й и 2-й степени с мечами и Св. Анны 4-й, 3-й и 2-й степени. По Генеральному штабу служил в Кавказском военном округе. С ноября 1910 — помощник старшего адъютанта (в разведывательном отделе) штаба округа. 6 декабря 1915 г. — полковник. С 16 декабря 1916 г. — командир Черноморского казачьего полка во 2-й Кавказской казачьей дивизии. Георгиевский кавалер. Последняя должность в Кавказской армии в конце 1917 г. — генерал-квартирмейстер штаба армии. Генерал-майор.

В Добровольческой армии с конца 1918 г. Начальник 1-й конной дивизии в конном корпусе генерала Врангеля, а затем командир 4-го конного корпуса. Произведен генералом Деникиным в генерал-лейтенанты за успешные бои под Великокняжеской в мае 1919 г. С июня — начальник штаба Кавказской армии у командующего генерала Врангеля. С декабря 1919 г. по начало января 1920 г. — начальник штаба Добровольческой армии в период командования ею генералом Врангелем: В начале 1920 г., как и генерал Врангель, отчислен «в распоряжение Главнокомандующего» после того, как Добровольческая армия была сведена в корпус и общее командование принял командующий Донской армией генерал Сидорин. Приказом генерала Деникина от 8 февраля 1920 г. генерал Шатилов, как и генерал Врангель, был уволен от службы и вскоре по требованию Главнокомандующего покинул Россию и выехал в Константинополь. Секретным приказом Главнокомандующего от 18 марта 1920 г. генерал Шатилов и генерал Врангель были вызваны в Севастополь на заседание Военного совета, собранного для избрания преемника Главнокомандующего ВСЮР генерала Деникина. После избрания генерала Врангеля Главнокомандующим и назначения его таковым 22 марта 1920 г. генерал Шатилов был назначен помощником Главнокомандующего. 21 июня 1920 г., в связи с назначением начальника штаба Русской армии генерала П. С. Махрова на должность будущего командующего 3-й Русской армии в Польше, генерал Шатилов был назначен начальником штаба Русской армии генерала Врангеля и оставался на этой должности до 1922 г., когда начальником штаба был назначен генерал Е. К. Миллер. Произведен в генералы от кавалерии генералом Врангелем — за успешную эвакуацию из Крыма в ноябре 1920 г. С 1922 г. по 1924 г. — в распоряжении Главнокомандующего. С 1924 г. по 1934 г. — начальник 1-го отдела РОВСа во Франции. После похищения генерала Миллера в 1937 г. отошел от активной деятельности. Оставил обширные воспоминания, переданные им в Колумбийский университет, США, без права публикации до начала следующего века. Скончался под Парижем, в Аньере, 5 мая 1962 г. Похоронен на русском кладбище в Сент-Женевьев де Буа.

Использованы материалы кн.: Николай Рутыч Биографический справочник высших чинов Добровольческой армии и Вооруженных Сил Юга России. Материалы к истории Белого движения М., 2002


Предатель белого движения?

ШАТИЛОВ Павел Николаевич (13. 11.1881-05.05.1962). Полковник (06.12.1915). Генерал-майор (07.1917). Генерал-лейтенант (05.1919). Генерал от кавалерии (11.1920). Окончил Московский кадетский корпус (1891), Пажеский корпус (1900) и Николаевскую академию Генерального штаба (1908). Участник русско-японской войны 1904—1905: офицер в конвойной сотне генерала Линевича; офицер в 4-м Сибирском полку. Получил ранение. Участник Первой Мировой войны: начальник штаба 7-й и 8-й кавалерийских дивизий, 07.1914—01.1916. В штабе Кавказской армии, 04— 08.1916. Начальник штаба 2-й Кавказской кавалерийской дивизии Кавказского фронта, 08.1916—01.1917. Командир 1-го Черноморского полка Кубанского казачьего войска, 12.1916—07.1917. Генерал-квартирмейстер штаба Кавказского фронта, 07 — 11.1917. В заключении в Тифлисской тюрьме (Мцхетский замок) за участие (соучастие) в мятеже генерала Корнилова, 09—12.1917. В Белом движении появился только в декабре 1918, прибыл (12. 1918) в штаб генерала Деникина в Екатеринодар. Командир 1-й конной дивизии и конной группы (две дивизии), 03.01—04.1919. Отличился в боях при захвате Георгиевска, а также весной 1919: переправившись через заболоченные берега и водный рубеж реки Маныч восточное Бараниково. 1-я конная дивизия Шатилова’ударом по коннице Красной армии у станицы Великокняжеской сыграла решающую роль в разгроме 30-тысячной группы советских войск на Кубани. (В результате этой операции власть Советов была изгнана из региона Северного Кавказа, а lt-я Красная армия командарма Сорокина фактически полностью разгромлена. Смотри также Приложение, «Сорокин И.Л.»)

Командир 4-го конного корпуса, 04—06.1919. Проявил военный профессионализм в боях за Царицын, который 18.06.1918 был взят Кавказской армией генерала Врангеля. Начальник штаба Кавказской армии Врангеля, 20.06 — 13.12.1919. Начальник штаба Добровольческой армии генерала Врангеля, 13. 12.1919-03.01.1920. Подав в отставку вместе с генералом Врангелем 08.02.1920 уволен из ВСЮР. Убыл в Константинополь. 18.03.1920 вместе с генералом Врангелем был вызван в Севастополь (Крым) на Военный совет по выбору нового Главнокомандующего ВСЮР по предложению генерала Деникина, признавшего разгром войск ВСЮР, несшего ответственность за это как Главнокомандующий. 22.03.1920 на Военном совете преемником генерала Деникина на пост Главнокомандующего ВСЮР был избран генерал Врангель. Генерал Шатилов был назначен помощником Главнокомандующего Вооруженными силами Юга России генерала Врангеля, 23.03 — 16.06.1920. Начальник штаба Русской армии генерала Врангеля в Крыму, 16.06-11.1920. В эмиграции с 11.1920: Турция, Франция. Умер 05.05.1962 в Аньери под Парижем.
(Здесь уместно привести некоторые «уточнения» и продолжение биографии генерала Шатилова, приведенные в книге Б.В. Прянишникова «Незримая паутина» и которые, хотя более и относятся к эмигрантскому периоду, но позволяют все же несколько переоценить историю и причины части военных неудач в то время, когда генерал Шатилов занимал пост начальника штаба в войсках генерал Врангеля. Фрагменты этой публикации представляют несомненный интерес и их просто невозможно не привести, хотя бы фрагментально. «Революция 1917 застала Шатилова на посту командира 1-го Черноморского казачьего полка. Летом того же года он был назначен генерал-квартирмейстером штаба Кавказского фронта, оставаясь в чине полковника. В декабре 1918 Шатилов прибыл в Екатеринодар в штаб Добровольческой армии А. И. Деникина. Он привез сведения штаба прежней Кавказской армии о сохраненной разведывательной сети на Кавказе. В это время на Северном Кавказе шла ожесточенная борьба Добровольческой армии с 11-й Красной армией (командующий Сорокин И. Л.), насчитывающей свыше 100 000 штыков и сабель. В жестоких боях Белая армия побеждала умением и исключительной доблестью. Наиболее выдающимся представителем этой армии, по мнению многих военных историков, являлся генерал барон Врангель. Многие ценили его как выдающегося стратега, человека большого ума, исключительной энергии, несокрушимой воли, блестящего кавалерийского офицера. Благодаря ему в борьбе за Северный Кавказ свершился решительный перелом после разгрома красных под Ставрополем».

Здесь необходимо сделать отступление и теперь уже привести еще несколько цитат по характеристике генерала Шатилова, из книги П. С. Махрова «В Белой армии генерала Деникина». Генерал Махров определенное время занимал пост начальника штаба ВСЮР у генерала Деникина и затем — у генерала Врангеля (смотри «Махров П.С.»). Вот что пишет генерал Махров: «На фронте 8-й армии (Первой Мировой войны), где я его знал, он (Шатилов) обнаружил свою ловкость в получении наград. Шатилову удалось, «отправившись на русско-японскую войну», вместо фронта «устроиться» в конвойную сотню Главнокомандующего Русской армией в Маньчжурии генерала Линеви-ча, в которой и не участвуя в боях ухитрился получить все боевые награды, в том числе и Георгиевский офицерский крест. Возникает вопрос, как начальник штаба 8-й армии в Великую войну мог представить его (вторично) к награждению Георгиевским офицерским крестом, которым он уже был награжден в русско-японскую войну? Шатилов надеялся, что это представление получит ход и что ему заменят эту награду какой-либо другой по Высшему повелению. Однако начальник штаба 8-й армии генерал Ломновский это представление отклонил, после чего Шатилов перевелся на Кавказский фронт. В Белую армию Шатилов приехал генералом, украшенным двумя Георгиевскими офицерскими крестами, что удивило всех генералов Генерального штаба. Уже в эмиграции генерал Деникин опубликовал статью «Чин и орден генерала Шатилова», где доказал его самозванство».

Вернемся вновь к Прянишникову: «Деникин отправил Шатилова в распоряжение Врангеля. Шатилов добрался (02.01.1919) до уездного села Петровского, где находился Врангель со своим штабом. Приезду Шатилова Врангель был очень рад, как старому приятелю по русско-японской войне и однокашнику по Николаевской академии Генштаба. Зная опыт и таланты Шатилова, Врангель поручил ему командование конной группой из частей двух дивизий. 7 января 1919 г. он взял Георгиевск, через несколько дней разгромил Минеральноводскую группу красных и освободил от красных Терскую область и Дагестан. Весной 1919 г. у белых на фронте создалось критическое положение. Крупные силы 10-й армии красных выдвинулись на линию реки Маныч и, охватив правый фланг Донской армии, угрожали ей полным окружением. Освободившиеся после побед на Северном Кавказе дивизии Добровольческой армии генерал Деникин двинул на помощь изнемогавшим донцам.
Большую часть конницы Деникин объединил в руках Врангеля. Под его началом оказалась и 1-я конная дивизия Шатилова. Манычская операция закончилась разгромом 30-тысячной группы красных. В эти дни особенно отличился Шатилов, переправившийся со своей дивизией через болотистый Маныч восточное села Бараниково и нанесший решительный удар по красным у Великокняжеской. Деникин поздравил Шатилова, произвел его в чин генерал-лейтенанта и назначил командиром 4-го конного корпуса. Остатки разбитых красных в панике бежали. Заново сформированная Кавказская армия под командованием Врангеля в составе четырех конных корпусов и одной пехотной дивизии безостановочно преследовала убегавшие остатки 10-й красной армии и конного корпуса Думенко. После трехнедельного преследования по безводным солончакам калмыцкой степи армия Врангеля подошла к Царицыну. Лишь после жестоких боев Царицын был взят (18. 06.1919). В этих трудных боях Шатилов показал себя прекрасным кавалерийским начальником, храбрым и инициативным. Шатилов стал начальником штаба Кавказской армии (20.06.1919), сменив генерала Юзефо-вича. Осенью 1919 г. военное счастье изменило белым. Когда обозначился крах «похода на Москву» и Деникин осознал всю серьезность положения на фронте, он назначил (02.12.1919) Врангеля командовать отступавшей от Орла Добровольческой армией. Но было уже поздно. Остатки армии отступали, резервов не было. Между Врангелем и Деникиным углубился разлад. Врангель и Шатилов подали прошение об отставке и, по желанию Деникина, покинули Россию. На английском корабле они прибыли в Константинополь. В марте 1920 г., после кошмарной эвакуации остатков армии из Новороссийска, Деникин решил уйти с поста Главнокомандующего ВСЮР. На 21 марта 1920 г. он назначил заседание Военного совета в Севастополе для выбора себе преемника. Были приглашены и генералы, не занимавшие командных постов. Из Константинополя был вызван Врангель. Об отчаянном положении укрывшихся в Крыму остатков Белой армии Врангель знал хорошо. От британского Верховного комиссара в Константинополе адмирала де’Робека он узнал об адресованной Деникину ноте, извещавшей о прекращении помощи Великобритании белым армиям. Де’Робек сообщил также о телеграмме из Феодосии от начальника британской миссии на Юге России генерала Хольмана о решении Деникина сложить с себя звание Главнокомандующего. «Если Вам угодно будет отправиться в Крым, — сказал де’Робек, — я готов предоставить в Ваше распоряжение судно. Я знаю положение в Крыму и не сомневаюсь, что Совет, который решил собрать генерал Деникин для указания ему преемника, остановит свой выбор на Вас. Знаю, как тяжело положение армии, и не знаю, возможно ли ее еще спасти». — «Благодарю Вас, — отвечал Врангель. — Если у меня могли быть еще сомнения, то после того, как я узнал содержание ноты, у меня их более не может быть. Армия в безвыходном положении. Если выбор моих старых соратников падет на меня, я не имею права от него уклоняться». Узнав о решении Врангеля, Шатилов ужаснулся: «Ты знаешь, что дальнейшая борьба невозможна. Армия или погибнет, или вынуждена будет капитулировать, и ты покроешь себя позором. Ведь у тебя ничего, кроме незапятнанного имени, не осталось. Ехать теперь — это безумие!»

Заклинания Шатилова не помогли. Утром 22 марта 1920 предоставленный Врангелю броненосец «Император Индии» бросил якорь на рейде Севастополя. Вместе с Врангелем прибыл и Шатилов, не приглашавшийся генералом Деникиным на Совет. Собравшийся под председательством генерала от кавалерии А. М. Драгомирова Военный совет единодушно отказался от выборов и предложил Деникину самому назначить преемника. На частном совещании генералы в необязательном для Деникина порядке назвали Врангеля. Деникин подписал приказ о назначении Врангеля главнокомандующим ВСЮР (22.03.1920). Врангель назначил Шатилова (24.03.1920) своим помощником. После отъезда генерала Махрова 16.06.1920 Шатилов стал его преемником на посту начальника штаба Русской армии (так стали именовать вооруженные силы юга России с И мая 1920 г.), во главе которой стоял генерал Врангель. Возрожденная волей Врангеля Русская армия творила чудеса. Вырвавшись из тесного Крыма на просторы Северной Таврии, она одерживала одну победу за другой. В тихий ясный июльский вечер Врангель и Шатилов сидели на террасе Севастопольского дворца. Впервые после приезда в Крым между ними завязалась откровенная беседа. «Да, мы сами не отдаем себе отчета в том чуде, которого мы свидетели и участники, — задумчиво сказал Шатилов. — Ведь всего три месяца тому назад мы прибыли сюда. Ты считал, что твой долг ехать к армии, я — что мой долг не оставлять тебя в эти дни. Не знаю, верил ли ты в возможность успеха. Что касается меня, то я считал дело проигранным окончательно. С тех пор прошло три месяца». — «Да, огромная работа сделана за это время, и сделана недаром. Что бы ни случилось в дальнейшем, честь национального знамени, поверженного в прах в Новороссийске, восстановлена. И героическая борьба, если ей суждено закончиться, закончится красиво». — «Нет, — продолжал Шатилов, — о конце борьбы речи теперь быть не может. Насколько три месяца тому назад я был уверен, что борьба проиграна, настолько теперь я уверен в успехе. Армия воскресла, она мала числом, но дух ее никогда не был так силен. В исходе кубанской операции я не сомневаюсь, там на Кубани и Дону армия возрастет численно». Задуманная Врангелем десантная операция на Кубани открыла перспективы освобождения казачьих областей и воссоздания широкого фронта борьбы. Вместе с провозглашенным (25.05.1920) Законом о передаче земли трудящимся крестьянам высадка на Кубани грозила подрывом основ коммунистического строя. Лихой кубанский кавалерийский генерал Улагай, под начальством Врангеля принимавший участие в штурме Царицына, был назначен командующим десантного отряда. Занятый государственными делами и руководством войск в Северной Таврии, Врангель поручил Шатилову общее руководство проведением этой важнейшей стратегической операции. Казалось бы, обычно инициативный и энергичный, Шатилов должен был вложить душу и тело в эту операцию. Но не тут-то было. Удачно высадившийся пятитысячный отряд вначале действовал быстро и энергично. К отряду присоединялись казаки-повстанцы, численность его росла, несмотря на потери в непрерывных боях. Затем отряд стал топтаться на месте, упустил драгоценное время и дал красным возможность сосредоточить превосходящие силы. Начальником штаба Улагая, по рекомендации Шатилова, был назначен генерал Д.П. Драценко. В ходе операции между Улагаем и Драценко возникли недоразумения, осложнившие и без того трудную обстановку. Упустив возможность победы, десант был разбит и вынужден вернуться в Крым. Горько сетовал Врангель на себя за то, что, понадеявшись на Шатилова, он мало вникал в выполнение поставленной десанту задачи. Ранней осенью 1920 г. Польша заключила перемирие с правительством Ленина. Армия Врангеля осталась в трагическом одиночестве. Сопротивляться вчетверо превосходящему в силах противнику было невозможно. Тем не менее армия Врангеля продолжала творить чудеса, отбиваясь от наступавших красных. Исход неравной борьбы уже легко было предвидеть. По приказу Врангеля командующий Черноморским флотом вице-адмирал Кедров, генералы Шатилов, Стогов и Скалон разработали план эвакуации войск и всех желающих выехать из Крыма за границу. В Крыму Шатилов был лишь пассивным исполнителем предначертаний Врангеля, за все семь месяцев отчаянной борьбы у «последней черты».

Интересно и продолжение «биографии» Шатилова. Бросив все силы на разложение достаточно сплоченных остатков Белой гвардии, попавших теперь в эмиграцию, ВЧК-ГПУ-НКВД, несомненно, добилось ошеломляющих успехов. Достаточно сказать, что даже известные, прославившиеся своими подвигами генералы Белой гвардии в конце концов либо «добровольно» возвратились в Россию, либо их похитили и уничтожили, либо они просто продались большевикам сначала как «агенты влияния»», а позже — как обычные агенты НКВД.

Начиная с 1920-х ручейки, а затем потоки белых потекли в лапы поджидавших их агентов из органов ВЧК-ГПУ-НКВД. Генералы Доставалов, Секретев, Слащев, Кутепов, Миллер, Шатилов, Абрамов, Скоблин, Савинков и другие — это лишь пена на гребне бурного потока «переориентации» с 1921 по 1945. Артисты — Мировые звезды — Плевицкая и более «мелкие звездочки» — заменили духовые оркестры впереди этого потока. Дочь Гучкова (одного из тех, кто принудил Николая II отречься от престола, не имея официальных полномочий на эту акцию, и подготовил ковровую дорожку для захвата власти большевиками), Вера Гучкова, муж Марины Цветаевой — Сергей Эфрон — и подобные им также пристроились «в кильватер» строя указанных генералов. Однако даже Артузовы, Якушевы, Слуцкие, Шпигельгляссы, Трилиссеры, Эйтингоны, Трепперы, Радо, Меркадеры, и прочая, прочая, прочая, — надо полагать, блекнут перед малоизвестным агентом первой половины XX века. Его звали графом Алексеем Алексеевичем Игнатьевым — царского агента, то есть военного атташе России во Франции, а затем (в той же должности) на службе СССР. До 1937 (с 1906 по 1937) «граф» Игнатьев продолжал плести шпионскую сеть во Франции, завербовав в нее первых «пациентов» еще в 1906 году. Именно сеть шпионов (и французов, и русских, проживавших в Париже, а также всех других им подобных), завербованных Игнатьевым и переданных им «по списку» после 1917 органам ВЧК-ГПУ-НКВД, позволила столь легко и просто орудовать последним во Франции. Кроме того, сама судьба связала Россию и Францию дружескими историческими узами, и во Франции проживала самая большая «диаспора» высокопоставленных и именитых русских, которые всегда, оставаясь истинными патриотами, готовы были служить своей родине, даже без тридцати сребреников. Судьбе было угодно и то, чтобы генералы Белой гвардии (почти всегда с именем), осевшие после Гражданской войны за границей, оказались во Франции. Что стоило Игнатьеву (конечно, не самому лично, а кому-то из его агентов-французов, да еще и с известным именем), поиграв на чувствах патриотизма и сказках о всепрощении «старых грехов» большевиками (благородными слугами народа СССР), склонить того или другого к сотрудничеству с «законными» теперь властями Советского Союза. Больше того, как пишет в своих «Воспоминаниях» Александр Вертинский, право на возвращение надо «оправдать и заслужить». Вот они и «оправдывали», «заслуживали». Ну а такую как Плевицкую-Дежку — «мужицкую певицу», «из пролетариев» — заставить служить НКВД вообще не представляло труда. А Плевицкая затащила в эти сети и своего мужа, когда-то прославившегося генерала корниловской дивизии Белой Гвардии — Скобли-на. Генералы Шатилов, Скоблин, Абрамов, Кусонский — лишь несколько звеньев цепи успехов супершпиона графа Игнатьева, генерал-лейтенанта Красной армии (и генерал-майора царской Русской армии).

Возвращаясь к Шатилову, следует отметить также следующее. Врангель, руководствуясь высшими чувствами долга и желая хоть как-то сохранить единство, дружбу, взаимопомощь всех воинов Белой гвардии, оставшихся «вне родины», создал 01.09.1924 РОВС — Русский Общевоинский Союз. С 1928 г. РОВС возглавлял генерал Кутепов, который был похищен 24.04.1930 агентами НКВД из Парижа и погиб на пути в СССР. Такая же судьба ожидала 22.09.1937 и нового председателя РОВС, преемника Кутепова,— генерала Миллера. Этому акту способствовала созданная новая структура объединения бывших воинов Белой гвардии — «Национальный союз нового поколения» (НСНП), действующая параллельно РОВС. Во главе этой оппозиционной РОВС организации, делавшей ставку на молодежь (клевеща на «стариков» — поколение которых, жертвуя собственной жизнью, с оружием в руках поднялось на неравную борьбу за Православную Русь), оказались Шатилов и верные, солидарные с ним его приближенные, включая и несколько старых генералов (как, например, генерал Абрамов), которые, что позже стало очевидным, мягко говоря, «сотрудничали» с НКВД. Больше того, фактически они действовали по планам и указаниям Кремля. Вот как это описано Прянишниковым. «Выброшенную на свалку истории «белогвардейщину» неустанно и на все лады поносила советская печать, выливая на нее потоки презрения, грубых издевательств, насмешек и лютой ненависти. «Черным бароном» прозвала она ненавистного ей генерала П. Н. Врангеля. Воинов Белой гвардии называла убийцами, насильниками, грабителями. Но одного презрения и ненависти к белым вождям и воинам было недостаточно. Нужно было добить, разложить, покорить несломленную поражением сорокатысячную организацию белых. Тщательно ОГПУ и НКВД анализировали положение РОВСа, до мелочей изучая его деятелей и выискивая слабые места и полезных для себя людей. Ничем не брезговали ради достижения целей. Член редакционной коллегии газеты «Правда» Михаил Кольцов ранней осенью 1932 г. писал: «Генерал Шатилов, прекрасно подготовленный, с большим военным опытом, великолепно разбирающийся в обстановке, отличается к тому же выдающейся храбростью и большой инициативой». Заведомая ложь о Шатилове Кольцова не смущала. А тут, по словам Кольцова, Шатилову приходится терзаться бессильными судорогами честолюбия в обществе выживших из ума старичков, таких, как Миллер. Открытые писания Кольцова и секретные письма Зак-режевского (агента НКВД и видного деятеля «из молодых» НСНП) во Франции сомкнулись и били в одну и ту же точку. Их ядовитые стрелы были нацелены в генерала Миллера. Шатилов все больше и энергичнее развивал свою политическую деятельность, стремясь занять первое место в среде национальной русской эмиграции. Тем временем некоторые, наиболее прозорливые, давно заметили, мягко говоря, нечистую игру Шатилова, а также Скоблина, — они просто не могли поверить, что Шатилов — обычный агент НКВД». Вот вновь фрагмент из книги Прянишникова — разговор полковника Федосеенко с однополчанином корниловского полка подполковником Магденко 20.02.1932: «Но это не все, — продолжал Магденко. — Вот еще что, Борис. Ты Скоблина хорошо знаешь?» — «Скоблина? Николая Владимировича? Ну, слава богу, конечно». — «Ну так вот, — произнес Магденко многозначительно. — Понял? Будь осторожен! Он уже давно у них». От случая к случаю в Париже выходила газета «Единый фронт», редактируемая старшим лейтенантом Черноморского флота А. Н. Павловым. Узнав о начавшемся возвышении Шатилова, Павлов отправил 30.09.1932 генералу Миллеру письмо. Копии письма он послал генералам Деникину, Богаевскому, Неведовскому и адмиралу Русину. В резких выражениях Павлов обвинял Шатилова в предательском руководстве войсками во время апрельских десантных операций из Крыма в Северную Таврию. Павлов утверждал, что Шатилов отправил из Севастополя капитана Зерена с полномочиями за своей подписью для переговоров с Троцким об условиях сдачи армии в Крыму. По его словам, Зерен был переправлен из Керчи на советскую сторону и вернулся в Крым с красными победителями, учинившими под водительством Белы Куна «Варфоломеевскую ночь» оставшимся белым офицерам. Угрожая опубликовать в печати эти сведения, Павлов настоятельно предлагал генералу Миллеру запретить Шатилову выступать от имени РОВС, выгнать его из рядов РОВС и заняться проверкой его деятельности. Строки письма Павлова (требовавшего от генерала Миллера в 48-часовой срок ответа) — тяжкие обвинения против ближайших соратников Врангеля, и сомнения в справедливости этих обвинений побудили Миллера оставить это письмо без ответа. (Связи генерала Шатилова с советской разведкой через капитана Зерена подтверждаются недавно изданным Институтом истории Министерства обороны и Федеральной Службамой Безопасности и Внешней Разведкой Российской Федерации, двухтомником «Русская Военная Эмиграция»; издательство «Гея», Москва, 1998).

Между тем Шатилов продолжал свою открытую деятельность как начальник 1-го отдела РОВС и тайную по своей «Внутренней линии» — НСНП. 24 октября 1933 генерал Неводовский Н. Д. послал Е.К.Миллеру рапорт о своем выходе из РОВС из-за постоянных недоброжелательных действий Шатилова. По словам Неводовского, свои действия Шатилов покрывал авторитетом Е.К. Миллера и выразил сомнения в законности производства Шатилова в чин генерал-майора и в праве ношения им высокой награды — ордена Св. Георгия 3-й степени. Копию своего письма Неводовский послал газете «Последние новости», которая охотно опубликовала его 26.10.1933. Разразился новый скандал. Наконец председатель Союза кавалеров ордена Св. Великомученика и Победоносца Георгия генерал от кавалерии фон Кауфман-Туркестанский разъяснил письмом в редакцию «Возрождение» статью 25-го статута: «Удостоенный Думою к получению ордена Св. Георгия 3-й степени награждается оным не иначе как с Высочайшего утверждения». Но монарха больше не было, иной верховной власти тоже. Шатилов был представлен к награде за отличие в боях у Битлиса. Награда, естественно, не была утверждена. Но честолюбивый карьерист выдавал ее как утвержденную. Спорным остался и вопрос о его производстве в генерал-майоры в дни развала Кавказской армии.

Все большим туманом окутывалась личность Шатилова. Действительно, в декабре 1917 Шатилов был освобожден из Тифлисской тюрьмы, куда был заключен в сентябре 1917 г. за поддержку мятежа Корнилова. Но в марте 1918 Кавказская армия фактически прекратила свое существование. Больше того, начальник штаба Кавказской армии генерал-лейтенант Болховитинов Л.М., непосредственный начальник Шатилова, уже с марта 1918 г. был мобилизован большевиками и получил пост начальника штаба Кубанской армии Кубанской Советской Социалистической Республики. А где был тогда, в 1918 г., Шатилов? Так или иначе, Миллер, не отдав приказа о проверке прошлого Шатилова, был жестоко наказан судьбой, когда его похитили советские агенты при участии Скоблина и Плевицкой (а возможно, и Шатилова). Похищенный 22 сентября 1937 в Париже генерал Миллер после годичных допросов и заключения на Лубянке 11.05.1939 был расстрелян и сожжен в крематории (как об этом недавно поведал Дмитрий Волкогонов, ссылаясь на «дело Миллера» из архивов НКВД-КГБ). Роль Шатилова в деле похищения генерала Миллера косвенно высвечивалась на процессе Плевицкой, но все же доказать его явную связь с красными не удалось — такие дела часто остаются исчезнувшими навсегда, канув в Лету.
Оккупировав Францию в 1940—1943 гг., в ряде городов немцы арестовали членов РОВС, причастных к «Внутренней линии» (Национальный союз нового поколения). Среди арестованных оказались генерал Шатилов и полковник Киреев, после бегства Скоблина поставленный во главе объединения корниловцев. Под арестом и следствием Шатилов пробыл десять месяцев. Умный и предусмотрительный Шатилов под документами «Внутренней линии» своей подписи не ставил. Утверждал, что к основанной (якобы?) генералом Кутеповым «Внутренней линии» имел отношение только как начальник 1-го отдела РОВС. Все остальное свалил на других, благо, они были далеко и не всегда в досягаемости гестапо. Некоторые генералы РОВС хлопотали об освобождении Шатилова. Гестапо не до конца разобралось в сложных делах «Внутренней линии» и отпустило
Шатилова на свободу. И, как писала журналист Видокк в парижской газете «О Пилори», Шатилов был «отмыт от каких-либо подозрений». Разоблаченный в октябре 1937 г. и «отмытый» летом 1942 г., он долгое время держался в тени. Но мало-помалу, вместе с уходом вдаль дел минувших, в послевоенные годы вернул себе положение в русской диаспоре Парижа. Глава РОВС и особенно генерал фон Лампе, который в 1919 г. был генерал-квартирмейстером в штабе генерала Шатилова — штаба Кавказской армии Врангеля, всячески способствовали его реабилитации. Отведенному генералом Миллером от дел РОВС Шатилову они преподнесли звание почетного члена РОВС. Умер Шатилов от рака крови 5 мая 1962.

После его смерти полемика «по делу Шатилова» не прекратилась. В одной из книг, посвященных этому, были поставлены и вопросы генералу фон Лампе (тогдашнему председателю РОВС в ранге генерала). Однако, как пишет все тот же Прянишников: «Ответом было гробовое молчание. Фон Лампе умер в Париже 28 мая 1967 г. Известные ему тайны «Внутренней линии» он унес в могилу». (Смотри также «Врангель» и «Скоблин»). К сожалению, и руководители Белой гвардии, оставаясь беспредельно отважными, получив в боях до семи ранений (как, например, генерал Слащев и другие), были только людьми. И в каждом, естественно, соседствовали рядом и бог, и дьявол. Все дело в том, кто из них управлял судьбой в данном конкретном случае и в конретный момент времени. В какой-то миг появлялись сомнения: «А стоит моя жизнь того, что сейчас является лишь воображаемым образом, мечтой, миражем, за которые так беззаветно отдают свои жизни самые лучшие представители россиян?» Это особенно сказывалось в период, когда они — эти герои — остались без родины, никому не нужные, всячески обливаемые грязью советскими борзописцами. Многие, очень многие, оказавшись на чужбине, попали к тому же в цепкие лапы нищеты. Граф Игнатьев и НКВД точно знали положение каждого. И более того, знали те их центры души, в которые нет-нет да и пытался заглянуть дьявол. Так получилось и с Шатиловым, Скоблимым, Драценко, Слащевым, Абрамовым, Секрете-вым и многими другими генералами, полковниками и просто солдатами. Некоторые из них влачили свое существование за счет политых кровью тридцати сребреников, полученных из тех самых рук, которые позже за ненадобностью и уничтожили берущих эту наживку. Ни один из генералов, перешедших к большевикам, так и не получил от них индульгенции на жизнь: все они были уничтожены (Слащев, Секретов, Достовалов и другие) или «легитимно» казнены, как, например, Краснов, Шкуро и другие, или тайно убиты, как это произошло с Покровским, либо сгинули в ГУЛАГе.

Чтобы окончательно понять, куда и в чьи сети попал Шатилов — один из высших (бывших) офицеров в Белой гвардии, достаточно отметить, что он в некоторой степени повинен в смерти (казни) группы православных священников, которые помогли его жене (графине Зарнекау) в 1926 вырваться из большевистской России на Запад. Именно Шатилов так низко пал (или его кто-то заставил), что вместо благодарности за такую помощь его жене он без всякого смущения и какого-либо угрызения совести подробно обрисовал путь побега своей супруги из России и подробно рассказал о роли каждого из священников, организовавших этот побег. ОГПУ-НКВД с большим рвением и радостью использовали эту информацию для своих очередных возвышений по ступенькам лестницы карьеры.

Использованы материалы кн.: Валерий Клавинг, Гражданская война в России: Белые армии. Военно-историческая библиотека. М., 2003. 


Далее читайте:

Первая мировая война (проект ХРОНОСа, включающий в себя хронику войны, биографический справочник, предметный указатель, сборник источников и библиотеку, а также подборку иллюстраций военных лет).

Участники первой мировой войны (биографический справочник).

Гражданская война 1918-1920 в России (хронологическая таблица).

Белое движение в лицах (биографический справочник).

ВСЮР

П.Н. Краснов. Всевеликое войско Донское // Архив русской революции, т.5. — Берлин, 1922.

Югославия в XX веке (хронологическая таблица)

 

 

Разгром белых войск в Крыму. Врангель в Крыму. Разгром армии Врангеля в Крыму, войск Белой армии Врангеля в Крыму. Кто руководил операцией и участники: непробиваемый Перекоп

Окончание боевых действий на западе позволило советскому руководству сосредоточить военные силы на юге для разгрома последней белой группировки — армии генерала Врангеля. 1 сентября 1920 года Политбюро ЦК РКП(б) приняло решение о взятии Крыма и расправе с Врангелем до наступления зимы, для чего вновь был образован Южный фронт под командованием М.Фрунзе, коммунисты и комсомольцы были мобилизованы.

Армия Врангеля (около 50 тысяч штыков и сабель) была снабжена Антантой — пушками, пулеметами, танками, самолетами. В сентябре-октябре 1920 года войска Южного фронта вели бои с врангелевцами, пытавшимися захватить Донбасс, прорваться через Днепр на Правобережную Украину. Особенно ожесточенные бои развернулись в районе Каховки, где был создан плацдарм для наступления на белых.Здесь отличились части 2-й Конной армии под командованием Ф. Миронова. В конце октября — начале ноября Врангель был изгнан из Северной Таврии. Имея большой перевес в силах, войска Южного фронта не могли допустить прорыва врангелевцев в Крым, но несогласованность действий соединений Красной Армии и мощные контратаки белых привели к тому, что врангелевцы снова заняли Крым и укрылись за мощными укреплениями, построенными на Чонгарском и Перекопском перешейках.Красные преградили путь в Крым рядами колючей проволоки, рвами, насыпями, траншеями. Каждая пядь земли была прострелена пулеметами и артиллерией. Основная линия обороны проходила по древнему Турецкому валу высотой до 10 м и длиной 11 км, перед которым находился ров глубиной до 10 м, прикрытый тремя линиями проволочных заграждений. По вершине вала шла линия траншей и блиндажей, южнее Перекопа — вторая линия обороны. Рассчитывая на «неприступность» своих оборонительных сооружений, Врангель надеялся сохранить крымскую нить как плацдарм для борьбы с красными.

В ночь на 8 ноября 1920 года передовые части красных в 12-градусный мороз форсировали Сиваш, закрепились на Литовском полуострове и ударили в тыл перекопским позициям. В это же время части 51-й дивизии во главе с В. Блюхером атаковали Турецкий вал с фронта, 30-я стрелковая дивизия И. Грязнова штурмовала Чонгарские укрепления. В течение двух дней шли ожесточенные бои, в которых обе стороны понесли огромные потери. Были взяты Перекоп, Чонгар и другие укрепления.В брешь двинулись Первая и Вторая Конные армии. Врангель потерпел поражение.

После разгрома Врангеля большевики поставили первоочередной задачей очищение Крыма от «инородческих элементов», что проявлялось в массовых расстрелах, арестах и ​​выселениях. Первыми жертвами стали 8000 офицеров, предательски расстрелянных после прохождения добровольной регистрации, объявленной правителями Крыма. Организаторами расстрелов были: председатель Крымского обкома Бела Кун (в одном из документов назван «гением массового террора»), член обкома Р.Землячка, начальник особых отделов Южного фронта Е. Евдокимов.

В Крымской операции участвовали и отряды Махно, которым большевики обещали автономию в Гуляй-Поле. Когда Реввоенсовет Южного фронта потребовал от него переформировать повстанческие отряды в регулярные части и слить их с Красной Армией, а Махно отклонил это требование, махновцы приказом Реввоенсовета Южного фронта были объявлены врагов Советской республики и началась ликвидация «махновщины».стоило большевикам больших усилий. Махновские отряды постоянно пополнялись человеческими ресурсами — крестьянами, а также теми, кто, вернувшись с фронтов гражданской войны, не мог найти себе работу и пропитание, деклассированные элементы и т. д. Армия Махно отличалась завидной маневренностью. По пятам за Батькой с конца декабря 1920 года шла красная дивизия А. Пархоменко, а затем дивизия Котовского. Однако махновцы уклонялись от преследования, по пути нападая на воинские части, полицейские части и населенные пункты.Весной — летом 1921 года отряды Махно совершали рейды по Украине и югу России, но в конце августа 1921 года потерпели поражение: около пятидесяти всадников во главе с Махно, спасаясь от преследований, форсировали Днестр и оказались в Румынии.

Горячей точкой оставался Дальний Восток. Здесь стояла 100-тысячная японская армия. Под ее покровительством действовали остатки войск Колчака (Каппеля) и белоказаки, которыми командовал преемник Колчака атаман Г. Семенов.Тысячи коммунистов, советских рабочих и сочувствовавших советской власти стали жертвами террора семеновцев.

Красная Армия, преследуя остатки Белой Армии, вышла к Байкалу. Дальнейшее ее продвижение могло привести к нежелательному столкновению с Японией. Тогда было принято решение об образовании Дальневосточной республики (ДВР), в виде демократического государства с многопартийным парламентом, которому отводилась роль буфера между РСФСР и Японией. Япония официально признала ДВР.

Однако в конце 1921 года белогвардейцы при поддержке японцев перешли в наступление и захватили Хабаровск. В феврале 1922 года, опираясь на помощь РСФСР, армия Дальневосточной республики (командующий В. Блюхер) перешла в контрнаступление. На подступах к Хабаровску у станции Волочаевка за три дня боев красные разгромили главные силы белых и 14 февраля 1922 года вошли в Хабаровск. Остатки белых войск отступили в Приморье, затем в Маньчжурию.

Япония была вынуждена вывести свои войска из Приморья. 25 октября во Владивосток вошли войска Дальневосточной республики и партизанские отряды. Буферная Дальневосточная республика, выполнив свою дипломатическую и военную задачу, воссоединилась с РСФСР.

Почему победили большевики? Внутренние факторы победы.

Продолжает горячо дискутироваться вопрос о причинах победы большевиков. Вот два наиболее типичных ответа на него современных историков.

«Их (большевиков) удача, — пишет один из исследователей, — была не столько результатом продуманной политики, сколько следствием явной непопулярности белого движения, а также неорганизованности крестьянство, которое было способно только к стихийным и местным выступлениям. без перспективной цели. Еще одним фактором, определившим исход гражданской войны, стал большевистский террор. Репрессии, причем довольно жестокие, применялись и в антибольшевистском лагере, однако дальше обычной практики военно-полевых судов ни либеральные социалистические правительства, ни белые генералы не пошли… Только большевики решили идти по пути террора до конца и, вдохновляясь примером французских якобинцев, уничтожали не только реальных противников, но и потенциальных противников.

Другие историки расставляют акценты иначе: «Народ России дошел до такого состояния, что вообще перестал верить в кого-либо. С обеих сторон было огромное количество солдат. Они воевали в войсках Колчака, потом, попав в плен, служили в рядах Красной Армии, перешли в Добровольческую армию и снова воевали против большевиков, и снова перешли к большевикам и воевали против добровольцев.На юге России население пережило до 14 режимов, и каждое правительство требовало подчинения своим правилам и законам… Люди ждали, кого же возьмут. В этих условиях большевики тактически переиграли всех своих противников.

Что можно сказать о таких оценках? Конечно, рассуждения о простом «везении», выпавшем на долю красных, или о том, что им удалось «тактически переиграть» белых при полной пассивности и равнодушии (равнодушии) масс, выглядят явно упрощенными.Также, думаю, не следует абсолютизировать роль красного террора, всячески преуменьшая масштабы белого террора: кровь невинных людей обильно лилась по обе стороны фронта. Ближе к истине те историки, которые обращают внимание на гораздо меньшую, по сравнению с политикой большевиков, популярность политики белых вождей.

Если посмотреть с этой точки зрения на драматические события, потрясшие Россию в 1918-1920 гг., то вывод напрашивается сам собой: ключевой внутренней причиной победы большевиков было то, что они в конечном итоге получили поддержку подавляющей части населения России — мелкое и среднее крестьянство, а также трудящиеся национальных окраин.

Последних привлекала национальная политика Советского правительства с его официально провозглашенным принципом «самоопределения наций вплоть до отделения и образования независимых государств». На этом фоне белый лозунг «Россия единая и неделимая» воспринимался народами распавшейся Российской империи как сугубо великая держава и вызывал их активный протест.

Что касается трудового крестьянства России, выступившего против большевиков поздней весной и летом 1918 г., то оно вскоре столкнулось с совершенно неприемлемой для себя аграрной политикой белых правительств: все старались, как кадетский вождь и историк справедливо отмечает П.Н. Милюков, «по-новому решить земельный вопрос в интересах помещичьего класса».

Оказавшись на своего рода историческом распутье, крестьянские массы после колебаний избрали из двух зол меньшее (положения и запрещение свободной торговли — со стороны Советской власти и фактическое восстановление помещичьего землевладения — со стороны часть белых) выбирать меньшее.

К этому выбору крестьян, да и остальных рабочих подтолкнули действия белых руководителей не только в аграрном секторе, но и во всех остальных, по словам А.И. Деникин, «радикальные государственные вопросы». Ни в официальных документах, ни даже на деле им не удавалось скрыть своих реставрационных целей, скрыть унизительную для национального самосознания зависимость от корыстных иноземцев. Это было главной причиной провала белого движения, вызвавшего противодействие масс.

К весне 1919 г., т. е. ко времени решающих событий на фронтах гражданской войны, в деревне уже преобладали просоветские настроения, что, однако, не исключало наличия значительного числа активных противников Советская власть там — участники повстанческого, так называемого «зеленого» движения.Крупнейшим его проявлением было крестьянское движение на Украине под руководством анархиста Нестора Махно.

Чутко почувствовав назревавший в деревне политический перелом, большевики на своем VIII съезде (март 1919 г.) изменили крестьянскую политику: они перешли от «нейтрализации» середняка, которая на практике часто приводила к прямому насилию, к поиску союза с ним. Примирение с трудовым крестьянством давало Советскому правительству ряд стратегических преимуществ.Она смогла:

Развернуть самую многочисленную, крестьянскую армию в ее преобладающей части. Несмотря на массовое дезертирство, Советские Вооруженные Силы отличались большей стойкостью и дисциплиной по сравнению с белыми армиями, где дезертирство рядовых рабочих и крестьян было еще больше;

Организовать, опираясь на сеть подпольных большевистских комитетов, партизанское движение в тылу врага, резко ослабившее боеспособность белых армий;

Обеспечьте прочность собственного тыла.Это было достигнуто не только жесткими мерами по поддержанию «революционного порядка», но и отсутствием массового сопротивления рабочих и крестьян действиям советской власти.

Революционные события 1917 года и последовавшая за ними Гражданская война являются одними из самых сложных и противоречивых событий в истории России. Но неважно, чью сторону сегодня занять – в той эпохе можно найти много «темных» страниц, и безусловных достижений с обеих сторон. Среди последних — поражение барона П.Н. Врангель в Крыму осенью 1920 г. Уникальная военная операция фактически завершила внутригосударственные столкновения.

Черный барон Белой гвардии

В 1920 году белое движение в России заметно ослабло. Его международная поддержка почти прекратилась: на Западе убедились в нежелании своих солдат воевать с Красной Армией и в популярности большевистских идей и решили, что проще дистанцироваться от Российского государства.

Красная Армия одерживала одну убедительную победу за другой: неудача в войне с Польшей в весенне-летние месяцы 1920 г. принципиально ничего не изменила.Добровольческий отряд генерала Деникина, ранее контролировавший весь юг страны, отступил. В начале 1920-х годов его территория фактически ограничивалась Крымским полуостровом. В апреле Деникин подал в отставку, его место на посту руководителя белогвардейцев занял генерал П.Н. Врангель (1878-1928).

Target=»_blank»>http://krymania.ru/wp-content/uploads/2017/12/baron-p-n-vrangel-300×241.jpg 300w» />

Это был представитель древнего дворянского рода.Среди родственников генерала были А.С. Пушкин и известный полярный исследователь Ф.П. Врангель. Сам Петр Николаевич имел инженерное образование, участвовал в Русско-японской и Первой мировой войнах, получил заслуженные награды, в том числе Георгиевский крест. Его кандидатура в качестве преемника Деникина была единогласно одобрена политическими лидерами белого движения. Своему прозвищу «черный барон» Врангель обязан своей любимой одежде — темной казачьей черкеске.

Весной и летом 1920 года барон Врангель предпринял несколько попыток вывести войска и расширить свое влияние на юге Украины.Но бесстрашная оборона каховского плацдарма красными (тогда в СССР о Каховке пели как об «этапе дальнего пути») сорвала эти планы. Он пытался заключить союз с С. Петлюрой, но в этом году уже не представлял реальной силы.

Кто руководил операцией и участники: непробиваемый Перекоп

С другой стороны, командование Красной Армии испытывало значительные трудности, пытаясь решить вопрос об окончательном разгроме белогвардейского направления.Для этой цели был образован целый Южный фронт, но он был ограничен по масштабам. На Перекопском перешейке врангелевцы построили мощнейшую оборонительную систему.

Буквально не было ни пяди земли, которую бы не обстреляли из пушек или пулеметов. Хотя у армии Врангеля были значительные проблемы со снабжением, боеприпасов у него было достаточно, чтобы держать ее долго и с большими потерями для наступающих. Большевики не могли штурмовать Крым с юга — у них не было флота на Черном море.

Осень 1920 года показала почти безвыходное положение: Врангель не мог покинуть Крым, а Красная Армия, несмотря на численное превосходство (почти 100 тысяч против 28 тысяч боеспособных белых), не смогла войти.

Target=»_blank»>http://krymania.ru/wp-content/uploads/2017/12/marshal-m-v-frunze-214×300.jpg 214w, 300w» />

Барон генерал Врангель был хорошим полководцем, под его началом служили опытные идейные бойцы. Но и против него были непростые люди, талантливые самородки с огромным боевым опытом.Кто руководил операцией по разгрому Врангеля? В общем, непобедимый советский маршал М.В. Фрунзе. Но в данном случае такие известные цифры, как

  • К.Э. Ворошилова,
  • С.М. Буденного,
  • В.К. Блюхер,
  • Бела Кун,
  • Н.И. Махно.

В распоряжении командования Красной Армии оказались данные воздушной разведки, наглядно продемонстрировавшие им оборону Перекопа. Среди частей, предназначенных для захвата Крыма, был своеобразный «революционный спецназ» — Латышская дивизия.Можно догадаться, что такие командиры с такими истребителями были способны справиться с любой задачей.

Перекопская операция: разгром армии Врангеля

Герой В.С. Высоцкого в фильме «Служили два товарища», врангелевский офицер, описывая план этой операции, выразился так: «Ладно, я сумасшедший, а если и большевики тоже?» План захвата Крыма был действительно немыслим с точки зрения классической военной науки, но убежденные люди без колебаний выполняли его.

8 ноября В.К. Блюхер начал атаку перекопских укреплений. Его действия полностью захватили внимание защитников. В ночь на этот же день две красные дивизии — около 6 тыс. человек — двинулись вброд через залив. Он неглубокий, его может пересечь человек среднего роста, не утонув с головой. Среди местных жителей были гиды. Но дно на Сиваше илистое, болотистое — это значительно затрудняло движение.

Target=»_blank»>http://krymania.ru/wp-content/uploads/2017/12/perehod-perekopa-300×127.jpg 300w, 768w» />

Все найденные плавсредства — рыбацкие лодки, плоты, даже ворота — использовались исключительно для перевозки боеприпасов. Ноябрь даже в Крыму не лучшее время для купания. Люди ходили по грудь и по горло в воде по топкому дну Гнилого моря. Если кто и проваливался, то тонули молча, без брызг и криков о помощи. Одежда на бойцах замерзла.

Но они прошли, и утром 9 ноября 1920 года врангелевцы столкнулись с необходимостью сражаться на два фронта.Через два дня Блюхер прорвал оборону Перекопа, и к прорыву подоспели маневренные отряды отца Махно. Красная Армия быстро оккупировала новые территории, и Врангелю оставалось только позаботиться об эвакуации максимального числа своих сторонников.

К его чести, он сделал все возможное, но несколько кораблей не смогли забрать их все. Переполненные транспорты ушли под французским флагом в Константинополь. Туда же отправился и сам Врангель. Значительная часть оставшихся врангелевцев была расстреляна после взятия Крыма.К концу месяца все было готово.

Результаты и последствия

Разгром барона Врангеля осенью 1920 г., произошедший на территории Крыма, фактически положил конец масштабной Гражданской войне, сопротивлялись тогда только басмачи в Средней Азии и атаманы на Дальнем Востоке. Можно сколько угодно жалеть жертв красного террора, но с революционерами врангелевская контрразведка тоже не церемонилась — время такое было.последняя крупная операция того времени явилась значительной вехой в развитии военного искусства. И переход к мирной жизни, пусть и дорогой ценой, можно только приветствовать.

95 лет назад — осенью 1920 года — после разгрома врангелевской армии в Крыму 150 тысяч русских ушли на чужбину. Большинство из них навсегда…

Кильватерная колонна транспортов во время эвакуации армии Врангеля из Крыма. 1920

Состоялся исход русских, положивший конец Гражданской войне, открывший значительную эпоху русской эмиграции и окончательно завершивший историю Российской империи.Так закончилась Гражданская война в России, по крайней мере, в ее открытом проявлении.

Началом этой войны — «русских волнений», по меткому определению генерала Антона Деникина, — было свержение императора Николая II в феврале 1917 года. А немногим более чем через три года бывшие подданные России, не желавшие стать советскими гражданами, бежали из Крыма. Они спаслись тем, что оставили на родине все, что еще недавно составляло суть их вполне спокойной и благополучной, во всяком случае, достойной жизни.Дом, призвание, имущество, в конце концов — могилы предков… Всего этого у них уже не было. Неуверенность и надежда на спасение – пожалуй, все, что у них было в то время.

Остров Крым

Затем, в 1920 году, остатки добровольческих армий, отступивших под натиском красных, вместе с многочисленными гражданскими беженцами нашли свое временное убежище в Крыму. Они надеялись на Крым как на чудо, которое могло их спасти и дать надежду на сохранение здесь прежней России.Но чуда не произошло…

Правителем и главнокомандующим вооруженными силами Юга России с 4 апреля 1920 года был барон Петр Николаевич Врангель . Один из самых талантливых и в то же время скромных людей своего времени, он был практиком и реалистом и хорошо знал положение в Крыму: «Не триумфальным шествием из Крыма в Москву можно освободить Россию , а создав хотя бы на клочке русской земли такой порядок и такие условия жизни, которые тянули бы на себя все помыслы и силы народа, стонущего под красным игом.

Генерал Врангель начал освоение полуострова. Существовала очевидная социально-экономическая проблема: население Крыма стало непомерно большим, и кормить всех нужно было исходя из имеющихся ресурсов Крымского полуострова. По словам генерала, он должен был «наладить совершенно разваленный промышленный аппарат, обеспечить население продовольствием, широчайшим образом используя природные богатства края…» Была предпринята аграрная реформа, начатая специальным приказом Врангеля на земля.Сразу активизировались торговля и предпринимательство.

Параллельно с решением хозяйственных задач Врангель занялся вопросами народного просвещения — от открытия школ (была даже создана школа с обучением на украинском языке, по просьбе беженцев из Малороссии) до массового производства газеты, журналы и другие издания (разной политической направленности, кроме большевистской, разумеется). Только за полгода Общество «Русское книгоиздание в Крыму» издало 150 000 экземпляров учебников.
Конечно, режим «осажденной крепости» диктовал свои законы. Но основная черта, характерная для политики генерала Врангеля и всего Белого Крыма, заключалась в том, что наказание отдельных лиц не выливалось в террор. Заподозренных в симпатиях к большевизму арестовывали и… отправляли к красным!

Работала и цензура №

, имевшая право удалить из печати любую публикацию по подозрению в революционной пропаганде. Кстати, несколько раз эта цензура отказывала в публикации материалов… самого Петра Врангеля, считая их «слишком революционными». И генерал принял это как должное: «Закон для всех один».
И все это советская историография потом назовет «врангелевским беспределом», «последним произволом белых»…

От одного до двух

Определенную слабую уверенность в перспективах существования Крыма как отдельного государства придавало его дипломатическое признание Французской Республикой. Кроме того, Врангель надеялся, что пока советское правительство ведет войну с польским империалистическим Юзефом Пилсудским , русская армия и весь Крым имеют временный резерв — по крайней мере, до наступления весны.

В ОТЛИЧИИ ОТ ИМЕН ВОЖДЕЙ РЕВОЛЮЦИИ имя барона Врангеля, противника Гражданской войны, спасшего от расправы тысячи людей, до сих пор нет на карте России

А 12 октября неожиданно для всех Польша во главе с Пилсудским подписала с правительством Владимира Ленина соглашение о перемирии, позволявшее большевикам бросить «все свои силы на Черного барона»! 3 ноября 1920 года Красная Армия вплотную подошла к Перекопу.

Соотношение сил русской армии и Южного фронта было следующим: 75 815 штыков и сабель в распоряжении Врангеля против 188 771 у Фрунзе; 1404 пулемета и 271 орудие против 3000 пулеметов и 623 орудия соответственно. Что же касается Перекопских укреплений, изображаемых советским кинематографом как совершенно неприступные, то все они были недостроены, и их обороняли солдаты и офицеры, не имевшие, в отличие от Красной Армии, теплых вещей (в начале ноября в Крыму были 15-градусные морозы).

Понимая серьезность положения армии и населения Крыма и не питая чрезмерных надежд относительно неприступности укреплений Перекопа, генерал Врангель заранее приказал обеспечить возможности для эвакуации 75 тыс. человек (как потом выяснилось , эта подготовка позволила вывезти из Крыма в два раза больше людей).

Советская историография тогда представит продвижение красных вглубь Крыма как продуманное и закономерное событие, а эвакуацию русской армии генерала Врангеля как череду панических и отчаянных действий.На самом же деле, чтобы хоть как-то оправдать бездарность штурма, слишком дорого обошедшегося Южному фронту, впоследствии пришлось сочинять легенду о снаряженной и вооруженной до зубов армии Врангеля союзниками, прикрывавшейся » сложная эшелонированная система долговременной защиты».

Эвакуация русской армии Врангеля. Керчь, 1920

Равно как и пришлось скрыть истинную цель Фрунзенской операции по захвату Крыма, сорванной генералом Врангелем.Фактически перед Красной Армией была поставлена ​​задача не только проникнуть в Крым, сломив сопротивление Врангеля, но и воспрепятствовать эвакуации военного и гражданского населения полуострова (о чем мы теперь знаем очень хорошо). «В дальнейшем обе конные армии должны иметь в виду самое энергичное преследование противника, ни в коем случае не допуская его на абордаж», — приказал Фрунзе. Этого, однако, не могли сделать красные, которые, как бы они ни рвались, не могли воспользоваться своим численным преимуществом.И полторы сотни тысяч русских были таким образом спасены от страшной участи, не избежавшей и остальных.

«Удивлен непомерной уступчивостью»

Поняв, что быстрый разгром частей русской армии сорван (войска Врангеля отступали на удивление организованно — без соприкосновения с противником), командующий Советской армией 11 ноября направил командующему «умиротворяющую» радиограмму -главный Петр Врангель со следующим содержанием:

«Ввиду очевидной бесперспективности дальнейшего сопротивления ваших войск, грозящего лишь пролитием ненужных потоков крови, предлагаю вам прекратить сопротивление и сдаться со всеми войсками армии и флота, боевым припасом, техникой, вооружением и все виды военной техники.

В случае принятия вышеуказанного предложения Реввоенсовет армий Южного фронта на основании полномочий, предоставленных ему центральным Советским правительством, гарантирует сдавшимся в плен, в том числе лицам высшего командного состава, полную прощение в отношении всех правонарушений, связанных с гражданским конфликтом. Всем, кто не хочет остаться и работать в социалистической России, будет предоставлена ​​возможность беспрепятственно выезжать за границу при условии, что они откажутся под своим честным словом от дальнейшей борьбы против рабоче-крестьянской России и Советской власти.

Ожидаю ответа до 24:00 11 ноября. Моральная ответственность за все возможные последствия в случае отказа от честного предложения ляжет на Вас.

Командующий Южным фронтом Михаил Фрунзе ».

Вместо ответа Врангель приказал выключить все радиостанции.

Командующий Южным фронтом Михаил Фрунзе и командующий Юго-Западным фронтом Александр Егоров на военном параде после взятия Перекопа.ноябрь 1920 г.

Что, кстати, было излишним, так как уже на следующий день, 12 ноября, председатель Совета Народных Комиссаров Владимир Ленин поспешил предостеречь руководство Южного фронта от самой возможности гуманного обращения с соотечественниками, которые сдался: «Я только что узнал о вашем предложении Врангелю сдаться. Крайне удивлен запредельной податливостью условий. Если противник их примет, то надо реально обеспечить захват флота и не выпуск ни одного корабля; если противник не примет этих условий, то, на мой взгляд, их нельзя больше повторять и с ними надо расправляться беспощадно.

11 ноября (29 октября по старому стилю) генерал Врангель отдал последний приказ по армии и Крыму.

« ЗАКАЗ

Правитель Юга России и Главнокомандующий Российской Армией
Севастополь, 29 октября 1920 г.

Русский народ!

Оставшись в одиночестве в борьбе с насильниками, русская армия ведет неравный бой, защищая последний клочок русской земли, где существуют закон и правда.
В сознании лежащей на мне ответственности я обязан заранее предвидеть все случайности.

По моему приказу уже начата эвакуация и посадка на корабли в портах Крыма всех, кто разделил Крестный путь с Армией, семей военнослужащих, государственных служащих с семьями и лиц, которые могли оказаться в опасность, если враг придет.

Армия прикроет десант, имея в виду, что необходимые для его эвакуации корабли находятся в полной готовности в портах по установленному графику. Для выполнения долга перед армией и населением сделано все в пределах человеческих сил.

Наши будущие пути полны неопределенности. У нас нет другой земли, кроме Крыма. Государственной казны нет. Откровенно говоря, как всегда предупреждаю всех о том, что их ждет.

Да ниспошлет Господь всем сил и мудрости, чтобы преодолеть и пережить русские лихолетья.

Генерал Врангель ».

13 ноября красные заняли Симферополь. Командующий 2-й Конной армией Филипп Кузьмич Миронов вспоминал: «13 ноября Крымский полуостров в величайшем молчании принял красные войска, посланные для занятия городов: Евпатории, Севастополя, Феодосии, Керчи.

«Мы едем на чужбину»

При огромном количестве желающих, при нереально коротком отведенном времени (несколько дней) эвакуация прошла спокойно, без паники (вопреки тому, что развивается в некоторых советских фильмах). «Отлично проведено» назвал очевидец — представитель Франции в крымском правительстве.

14 ноября 1920 года генерал Врангель покинул Севастополь. Он ушел, как и положено главнокомандующему.Он объехал на своей лодке корабли, готовые к отплытию в Севастопольской бухте, и обратился ко всем с кратким напутствием: «Мы идем на чужбину, идем не как нищие с протянутыми руками, а с высоко поднятой головой, в сознании выполненного до конца долга». Затем, убедившись, что на корабли поднялись все желающие, он совершил на крейсере «Генерал Корнилов» рейд в Ялту, Феодосию и Керчь, чтобы лично наблюдать за погрузкой. И только после этого ушел.

Позднее все корабли Черноморского флота, за исключением одного, прибыли в Константинополь.

Что ждало остальных? Правильнее было бы спросить так: какая судьба постигла тех, кто не спасся?

Уже в ночь на 14 ноября Красная Армия заняла все приморские города Крыма. Очевидец тех событий писал: «Войдя в город, солдаты напали на жителей, раздели их и тут же, на улице, надели отнятую одежду, бросив своих оборванных воинов несчастным раздетыми.Кто мог от жителей, прятался в подвалах и укромных местах, боясь попасться на глаза озверевшим красноармейцам.

Город в то время имел печальный вид. Повсюду трупы лошадей, наполовину съеденные собаками, кучи мусора… Окна в магазинах выбиты, тротуары возле них усеяны стеклом, грязь была везде, куда ни глянь.

На следующий день начались грабежи винных магазинов и массовое пьянство красных. Вина в бутылках не хватало, поэтому стали откупоривать бочки и пить прямо из них.Будучи уже пьяными, солдаты не могли пользоваться насосом и поэтому просто ломали бочки. Вино разлилось повсюду, затопило подвалы и вылилось на улицы. Пьянство продолжалось целую неделю, а вместе с ним и всевозможные, часто самые невероятные, насилия над жителями.

Вскоре весь Крым ознакомился с практическим применением лозунга Джанкойской организации РКП(б): «Заколотим гроб уже умирающей, корчащейся в конвульсиях буржуазии!» 17 ноября Крымревком, председателем которого был назначен венгерский революционер Бела Кун , издал приказ №4, которым обозначены группы лиц, которые обязаны явиться на регистрацию в трехдневный срок. Это иностранные предметы; лица, прибывшие на территорию Крыма после ухода Советской власти в июне 1919 г.; а также всех офицеров, служащих военного времени, солдат и бывших служащих учреждений добровольческой армии.

Позже этот опыт «добровольной регистрации» будет успешно применен нацистами в отношении евреев на оккупированных территориях…

Честно

Наивность, с которой шли на регистрацию приказные, такая же наивность, основанная на порядочности людей, сдавшихся добровольно и рассчитывавших на честное слово Фрунзенского командующего, стоила им слишком дорого. Как известно, их либо расстреливали после пыток, чтобы причинить жертве как можно больше мучений, либо, без применения пыток, заживо топили в трюмах старых барж.

Лидеры большевиков Бела Кун и Розалия Залкинд (Землячка) стояли во главе расправы над бывшим.Что же касается любителя пообещать, красного командира Фрунзе, то он не только был в курсе происходящего, но и поощрял отдельных руководителей террора вроде Ефима Евдокимова : «Я считаю деятельность тов. Евдокимов заслуживает поощрения. Из-за особого характера этой деятельности проводить награждения обычным способом не очень удобно.

СЕГОДНЯ, 95 ЛЕТ ПОСЛЕ ТРАГИЧЕСКИХ И КРОВАВЫХ СОБЫТИЙ , мы вправе спросить себя: полностью ли мы усвоили исторический урок революций?

Таким образом, все эвакуированные Врангелем нашли спасение: их ждали тяготы и невзгоды, но все же это было спасением жизни.Без преувеличения можно сказать, что Петр Николаевич Врангель дал им второе рождение.

Сегодня, спустя 95 лет после тех трагических и кровавых событий, мы вправе спросить себя: полностью ли мы усвоили исторический урок революций? Понимаем ли мы, что революция всегда ведет к братоубийственной гражданской войне — войне, в которой нет и не может быть победителей, так как народ борется сам с собой? Как узнать, есть ли у вас…

Красный шторм Перекоп. 1920

Прах тонущей баржи с живыми офицерами Розалия Салкинд покоится в Кремлевской стене.Улица в Симферополе и площадь в Москве были названы в честь другого организатора погромов в Крыму Белы Куна, а Военная академия получила имя Фрунзе. Но в честь Врангеля, противника Гражданской войны, спасшего тысячи людей от расправы, не названы ни улицы, ни учебные заведения.

Пора подумать о нашей исторической памяти, особенно накануне столетия революции, ведь 2017 год не за горами.

Петр Александров-Деркаченко, статс-секретарь Русского исторического общества за рубежом

Русская революция

Врангель в Крыму

В марте 1920 года, после Новороссийской катастрофы, гибели Северного и Северо-Западного фронтов, положение Белого дела казалось обреченным.Белые полки, прибывшие в Крым, были деморализованы. Англия, самый верный, как казалось, союзник, отказалась поддержать Белый Юг. Все, что осталось от еще недавно грозных Вооруженных сил Юга России, было сосредоточено на маленьком Крымском полуострове. Войска были сведены в три корпуса: Крымский, Добровольческий и Донской, насчитывавшие в своих рядах 35 тысяч солдат при 500 пулеметах, 100 орудиях и при почти полном отсутствии материальных средств, обозов и лошадей.4 апреля 1920 года генерал Деникин подал в отставку с поста Главнокомандующего Вооружёнными Силами Юга России и по просьбе собравшегося по этому вопросу Военного совета передал их генерал-лейтенанту Петру Николаевичу Врангелю.

В приказе №

Деникина говорилось: Генерал-лейтенант Врангель назначается Главнокомандующим Вооруженными Силами Юга России. Всем, кто честно шел со мной в трудную борьбу, низкий поклон. Господи, дай победу войску, спаси Россию.В тот же вечер на борту английского эсминца генерал Деникин покинул русскую землю.


Барон Петр Николаевич Врангель (1878 — 1928) родился в семье, принадлежавшей к старинному немецкому роду. Окончил Ростовское реальное училище и Горный институт в Петербурге. Служил рядовым в лейб-гвардии Кавалерийском полку. В 1902 году он прошел испытание на корнета гвардии в Николаевском кавалерийском училище. Во время русско-японской войны по собственному желанию был приписан к Забайкальскому казачьему полку и в декабре 1904 года произведён в сотники «за отличия в делах против японцев».Награжден орденами Св. Анны 4-й степени с надписью «За отвагу» и Св. Станислава с мечами и бантом. Через шесть лет Врангель окончил Академию Генерального штаба, но остался в кавалерии полка.В августе 1914 г. Врангель, командуя эскадроном этого полка, принял в конной атаке немецкую батарею и стал первым Георгиевским кавалером Великой войны.В декабре произведен в полковники, а за бои при 1915 г. награжден Георгиевским оружием.С октября 1915 года Врангель был назначен командиром 1-го Нерчинского полка Забайкальского казачьего войска, в декабре 1916 года — командиром 2-й бригады Уссурийской кавалерийской дивизии. В январе 1917 года он был произведен «за боевые отличия» в генерал-майоры и временно принял командование Уссурийской кавалерийской дивизией. 9 сентября 1917 года назначен командиром 3-го кавалерийского корпуса, но командование не принял. После захвата власти большевиками Врангель уволился из армии и уехал в Ялту.В августе 1918 года он прибыл в Добровольческую армию и был назначен командиром бригады 1-й кавалерийской дивизии, а затем начальником дивизии. В ноябре 1918 года назначен командиром 1-го кавалерийского корпуса и произведен в генерал-лейтенанты «за боевые отличия». В декабре 1918 года Врангель был назначен на должность командующего Кавказской армией, с которой совершил поход на Царицын. У Врангеля были разногласия с генералом Деникиным, в частности, по выбору направления наступления на Москву и по внутриполитическим вопросам.В ноябре 1919 года, после неудачного наступления на Москву, он был назначен командующим Добровольческой армией, но в январе 1920 года Врангель подал в отставку, посчитав действия генерала Деникина неправильными. Приняв командование после Новороссийской катастрофы, генерал Врангель прежде всего занялся восстановлением дисциплины и укреплением боевого духа войск. Врангель допускал возможность проведения широких демократических реформ, несмотря на условия войны. Будучи по убеждениям монархистом, он считал, однако, что вопрос о форме государственного правления может быть решен только после «полного прекращения волнений.После эвакуации из Крыма в Константинополе генерал Врангель стремился не допустить распыления армии, находившейся в лагерях у Галлиополи и на острове Лемнос. Ему удалось организовать переброску воинских частей в Болгарию и Югославию. Сам генерал Врангель со своим штабом переехал из Константинополя в Югославию, в Сремские Карловицы Стремясь удержать кадры русской армии за границей, в надежде на продолжение борьбы, генерал Врангель 1 сентября 1924 г. Общевоинское объединение (РОВС).В сентябре 1927 года генерал Врангель переехал с семьей в Брюссель, оставаясь начальником РОВС. Однако вскоре он неожиданно тяжело заболел и 25 апреля 1928 года скончался. Весьма вероятно, что генерал был отравлен по приказу ОГПУ. Похоронен Врангель в Белграде в русской церкви Святой Троицы.

От Врангеля требовалось четко определить цели Белого движения. 25 марта 1920 года во время молебна на Нахимовской площади в Севастополе новый Главнокомандующий заявил, что только продолжение вооруженной борьбы против советской власти является единственно возможным для Белого движения.«Верю, — сказал он, — что Господь не допустит разрушения правого дела, что Он даст мне ум и силу вывести войско из трудного положения». Но для этого требовалось восстановление не только передней, но и задней части.

Сохранен принцип единоличной диктатуры. «Мы находимся в осажденной крепости, — рассуждал Врангель, — и только одна твердая сила может спасти положение. Мы должны прежде всего победить врага, сейчас не место для партийной борьбы.Для меня нет ни монархистов, ни республиканцев, а есть только люди знания и труда. На пост премьер-министра Правительства Юга России Врангель пригласил ближайшего помощника П.А. Столыпин А.В. Кривошеин. Начальник переселенческого отдела и сотрудник Кривошеина сенатор Г.В. Глинки, возглавил Департамент земледелия, бывший депутат Государственной думы Н.В. Савич стал госконтролером, а известный философ и экономист П.Б. Струве стал министром иностранных дел.Интеллектуально это было самое сильное правительство в России, политически оно состояло из политиков центристской и умеренно правой ориентации.

Врангель был убежден, что «освободить Россию можно не триумфальным шествием из Крыма в Москву, а созданием, хотя бы на клочке русской земли, такого порядка и таких условий жизни, которые потянули бы к себе все мысли и силы народа, стоящего под красным игом». Крым должен был стать своеобразным «опытным полем», на котором можно было бы создать «модель Белой России», альтернативу «большевистской России».В национальной политике отношений с казачеством Врангель провозгласил федеративное начало. 22 июля был заключен договор с атаманами Дона, Кубани, Терека и Астрахани (генералами А. П. Богаевским, Г. А. Вдовенко и В. П. Ляховым), который гарантировал казачьим войскам «полную самостоятельность в своем внутреннем устройстве».

Определенные успехи были достигнуты и во внешней политике. Франция признала правительство Юга России де-факто.

Но главной частью политики Врангеля была земельная реформа.25 мая, накануне наступления Белой армии, был обнародован «Приказ о земле». «Армия должна нести землю на штыках» — вот смысл аграрной политики. Вся земля, в том числе и «захваченная» у помещиков в ходе «черного передела» 1917-1918 гг., осталась у крестьян. «Поземельный приказ» закрепил за крестьянами землю в собственность, хотя и за небольшой выкуп, гарантировал им свободу местного самоуправления через создание волостных и уездных земельных советов, а помещики не могли даже вернуться в свои поместья.

Реформа местного самоуправления была тесно связана с земельной реформой. «Кому земля, тому распоряжение земского дела, на том и ответ по этому делу и по порядку его ведения» — так определял Врангель задачи нового волостного земства в приказе на Июль 28. Правительство разработало проект системы всеобщего начального и среднего образования. Эффективность земельно-земской реформы даже в условиях нестабильности фронта была высокой.К октябрю состоялись выборы земельных советов, началось распределение наделов, были подготовлены документы на право крестьянской собственности на землю, заработали первые волостные земства.

Продолжение вооруженной борьбы в Белой Таврии в 1920 году потребовало реорганизации армии. В течение апреля — мая было ликвидировано около 50 различных штабов и управлений. Вооруженные Силы Юга России были переименованы в Русскую Армию, подчеркнув тем самым преемственность от регулярной русской армии до 1917 года.Система вознаграждений была возрождена. Теперь за боевые отличия их награждали орденом Святого Николая Чудотворца, статус которого был близок к статусу ордена Святого Георгия.

Большим упорством отличались боевые действия лета-осени 1920 года. 8 июня российская армия вырвалась из крымской «бутылки». Ожесточенные бои продолжались пять дней. Отчаянно оборонявшиеся красные были отброшены на правый берег Днепра, потеряв при отступлении 8000 пленных, 30 орудий и оставив большие склады боеприпасов.Задача, поставленная перед войсками, была выполнена, и выходы из Крыма были открыты. Июль и август прошли в непрерывных боях. В сентябре при наступлении на Донбасс русская армия добилась наибольшего успеха: разгромила красный кавалерийский корпус Д.П. Жлобы, казаки Донского корпуса освободили один из центров Донбасса — Юзовку. Советские учреждения были спешно эвакуированы из Екатеринослава. Пять с половиной месяцев продолжалась борьба русской армии на равнинах Северной Таврии на фронте от Днепра до Таганрога.Оценивая боевой дух Белой армии, ЦК КПСС в директивном письме, разосланном всем организациям, писал: «Врангелевские солдаты великолепно сплочены, они сражаются отчаянно и сдаче предпочитают самоубийство».

На Кубани также был произведен десант, и хотя плацдарм там удержать не удалось, многие кубанцы получили возможность уйти от красных властей в белый Крым. 7 августа красные форсировали Днепр в районе Каховки и начали теснить силы Врангеля.Белым не удалось ликвидировать каховский плацдарм. После Челябинска, Орла и Петрограда это была четвертая победа красных, решившая исход Гражданской войны. Врангеля ждала та же неудача, которая годом ранее свела на нет все успехи Деникина: фронт растянулся, и немногие полки русской армии не могли его удержать.

Главной особенностью всех военных действий этого периода была их непрерывность. Успокоившись на одном участке фронта, бои тут же разгорались на другом, куда перебрасывались только что вышедшие из боя белые полки.И если красные, имея численный перевес, могли заменить одну дивизию на другую, то на стороне белых везде и всюду сражались со все новыми и новыми частями красных, неся тяжелые и невосполнимые потери, те же корниловцы, марковцы, Дроздовцы и прочие старые агрегаты. Мобилизации истощили человеческие ресурсы в Крыму и Северной Таврии. Фактически единственным источником пополнения, за исключением нескольких тысяч бредовцев, прибывших из Польши, были военнопленные красноармейцы, и далеко не всегда они были надежными.Влившись в белые войска, они понизили их боеспособность. Русская армия буквально таяла. Тем временем советское правительство настойчиво склоняло Польшу к заключению мира и, несмотря на уговоры Врангеля и на то, что действия поляков к этому времени увенчались успехом, уступило большевикам и начало с ними переговоры. Заключенное 12 октября перемирие между Советской Россией и Польшей стало катастрофой для русской армии: оно позволило Красному командованию перебросить большую часть освобожденных сил с Западного фронта на Южный фронт и довести численность войск до 133 тыс. человек против 30 тысяч воинов русской армии.Был брошен лозунг: «Врангель еще жив — добейте его без пощады!»

В сложившейся ситуации генералу Врангелю предстояло решить, продолжать ли боевые действия в Северной Таврии или отвести армию в Крым и обороняться на позициях Перекопа? Но отступление в Крым обрекло армию и население на голодную смерть и другие лишения. На совещании генерала Врангеля с его ближайшими помощниками было решено принять сражение в Северной Таврии.

В конце октября начались страшные бои, длившиеся неделю.Все пять красных армий Южного фронта перешли в наступление с задачей отрезать отход русской армии в Крым. Корпус Буденного прорвался к Перекопу. Только стойкость полков 1-го корпуса генерала Кутепова и донских казаков спасла положение. Под их прикрытием полки русской армии, бронепоезда, раненые и конвой были «втянуты» обратно в «крымскую бутылку». Но и сейчас надежда не исчезла. Официальные заявления говорили о «зимовке» в Крыму и неизбежном падении советской власти к весне 1921 года.Франция поспешила отправить в Крым транспорты с теплыми вещами для армии и мирных жителей.

Потом здесь, в Крыму, был старый священник Мокий Кабаев — тот самый уральский казак, который пошел с крестом на большевиков. Он не собирался мириться с тем, что у белых почти не осталось надежды. Офицер Уральского казачьего войска, оставивший память о Кабаеве, тогда лечился в Севастополе от ранения. Он описал свою неожиданную встречу с этим непоколебимым в своей вере человеком.«Однажды, выходя из собора после обедни, я увидел знакомую фигуру. Это был Кабаев. Он был на костылях, с непокрытой головой, в каком-то больничном халате и с восьмиконечным крестом на груди. Прохожие принимали его за нищего, а некоторые давали ему свои гроши, но он их не брал. Я подошел к нему. Он меня не узнал, а когда я сказал, что я с Урала, заволновался и быстро стал рассказывать, что хочет собрать крестоносцев и идти освобождать Россию и родную Армию.В Севастополе многие знали Кабаева, который не раз, собрав где-то вокруг себя горстку людей, призывал их идти с крестом на освобождение России от безбожников. Его считали юродивым — смеялись, шутили, ругали. «И лишь изредка какая-нибудь женщина, протягивая ему стодолларовую бумажку, говорила: «Помолись, милый, о душе только что умершего воина…» . После ухода врангелевской армии из Крыма Мокий Алексеевич Кабаев укрылся в Херсонесском монастыре.4 мая 1921 года Кабаеву был выдан пропуск, и он уехал домой в Уральск, но 19 мая был схвачен в Харькове, опознан, при нем обнаружены компрометирующие документы, что он священник Уральского казачьего войска. Мокий Алексеевич был доставлен в Уральск под конвоем 14 июня 1921 г. и после непродолжительного следствия расстрелян с двумя казаками 19 августа 1921 г. — А. Трегубов. «Последняя легенда мятежного Урала» // «Саница», № 1 (50), январь 2008 г., — с. 29-31.

Части белых неимоверными усилиями сдерживали красных на позициях Перекопа.«Сколько времени мы провели в боях под Перекопом, точно сказать не могу. — написал лейтенант Мамонтов. — Был один непрерывный и очень упорный бой, день и ночь. Время спуталось. Может быть, всего несколько дней, скорее неделю, а может быть, десять дней. Время казалось нам вечностью в ужасных условиях».

Этим боям за Перекоп Николай Туроверов посвятил стихи:

«… Нас было мало, слишком мало.

От вражеских толп темнела даль;

Но он сверкал солидным блеском

Сталь, извлеченная из ножен.

Последние огненные порывы

Душа наполнилась

В железном грохоте разрывов

Закипели воды Сиваша.

И все ждали, прислушиваясь к знаку,

И дан был знакомый знак…

Полк пошел в последнюю атаку,

Венчая путь их атак…»

Большевистское командование не собиралось ждать весны. В третью годовщину октября 1917 года начался штурм Перекопа и Гениченска.Предпринятые перегруппировки белых войск не были завершены — полки должны были идти в бой без подготовки и отдыха. Первый штурм был отбит, но в ночь на 8 ноября красные перешли в наступление. В течение трех дней и четырех ночей яростные атаки пехоты и кавалерии 6-й Красной Армии и контратаки пехотных частей генерала Кутепова и кавалерии генерала Барбовича чередовались по всему рубежу Перекопского перешейка. Отходя с большими потерями (особенно в командном составе), в этих последних боях белые воины показали пример почти невероятной стойкости и высокого самопожертвования.Красные уже знали о своей победе, но контратаки белых были стремительны и временами заставляли красных дрогнуть и откатиться назад. 12 ноября командующий Красным Южным фронтом докладывал Ленину: «Наши потери чрезвычайно велики, некоторые дивизии потеряли 3/4 своего состава, а общие потери достигают не менее 10 тысяч человек убитыми и ранеными при штурме перешейки». Но красное командование не смутились никакими потерями.

В ночь на 11 ноября две красные дивизии прорвали последние позиции белых, открыв им путь в Крым.«Однажды утром, — вспоминает лейтенант Мамонтов, — мы увидели черную полосу к югу от нас. Она двигалась справа налево, вглубь Крыма. Это была красная конница. Она прорвала фронт к югу от нас и отрезала нам путь к отступлению. Вся война, все жертвы, страдания и потери вдруг стали бесполезными. Но мы были в таком состоянии усталости и оцепенения, что почти с облегчением приняли страшное известие: «Отправляемся грузиться на корабли, чтобы покинуть Россию».


Генерал Врангель дал войскам директиву — отрываясь от противника, выйти на берег для погрузки на корабли.План эвакуации из Крыма к этому времени был готов: генерал Врангель сразу же после принятия командования армией считал необходимым обезопасить армию и население на случай неудачи на фронте. В то же время Врангель подписал приказ, объявлявший населению, что армия оставит Крым и сядет на абордаж всех, кто находится в непосредственной опасности от неприятельского насилия. Войска продолжали отступать: 1-й и 2-й корпуса на Евпаторию и Севастополь, кавалерия генерала Барбовича на Ялту, Кубанский на Феодосию, Донской на Керчь.Днем 10 ноября генерал Врангель пригласил представителей русской и иностранной печати и ознакомил их с положением дел: «Армия, сражавшаяся не только за честь и свободу своей Родины, но и за общее дело мировой культуры и цивилизация, покинутая всем миром, истекает кровью. Горстка голых, голодных, измученных героев все еще продолжает защищать последнюю пядь родной земли и будет держаться до конца, спасая тех, кто искал защиты за их штыками.В Севастополе загрузка лазаретов и многочисленных отделений шла в полном порядке. Последнее прикрытие для погрузки было возложено на заставы курсантов Алексеевского, Сергиевского артиллерийского и Донского атаманского училищ и частей генерала Кутепова. Вся погрузка должна была быть завершена к полудню 14 ноября.

«Приказ правителя Юга России и главнокомандующего русской армией. 29 октября (сс) 1920 Севастополь.

русских человека! Оставшись одна в борьбе с насильниками, русская армия ведет неравный бой, защищая последний клочок русской земли, где существуют закон и правда.

В сознании лежащей на мне ответственности я обязан заранее предвидеть все случайности.

Источник: Михайлов Б.Д. В бурях революции // Мелитополь: природа, археология, история. — Запорожье: Дикое поле, 2002.

Летом 1920 года Добровольческая армия, перешедшая под командование барона Врангеля, начала боевые действия против Страны Советов. По словам русского эмигранта З.Ю. Арбатов отмечал: «Из Мелитополя врангелевские части часто, действительно, выползали ужом…. и, пустив жало в красные полки, опять убежал на долгую паузу». И одним из таких «ползков» из Крыма был морской рейд в сторону Мелитополя. Так, 6 июня 1920 года корпус генерала Слащева на 28 морских транспортах подошел к берегу в районе пос. Кирилловка и под прикрытием артиллерийских орудий начался десант. Задачей генерала Слащева было овладеть Мелитополем, перерезать железную дорогу в районе Перекопа и нанести удар в тыл Красной Армии.

Высадка Слащева удалась! Немногочисленные красные защитники 13-й армии не смогли противостоять врангелевскому десанту.После непродолжительных боев 10-12 июня Мелитополь был взят слащевцами.

Руководство 13-й армии во главе с И. X. Пауком было расстроено. Армия понесла потери и отступила, оставив обозы и даже раненых. Правда, вскоре командование проводит перегруппировку регулярных сил и приводит в порядок тыл, пополняет армию добровольцами и перебежчиками, а также разрабатывает план новых боевых действий.

Так, Латышская и 52-я сд должны были развивать наступление в районе Берислава через Каховку на Перекоп, а 3-я, 46-я и 15-я сд, 2-я сд из дер.Жеребец и Орехова должны были нанести удар «с севера на Мелитополь».

23 июня 1920 г. кавалерия Д.П. Жлоба прорвал фронт Донского корпуса обороны Врангеля. Пять дней шли бои в районе реки Юшанлы, но прорвать оборону красным не удалось. Линия обороны приняла позиционный характер.

4 июня 1920 года барон Врангель впервые прибыл в Мелитополь. Его основными целями были ознакомление с боевой обстановкой на Молочной-Юшанлы, а также переговоры с местной буржуазией с целью оказания им помощи в проведении земельной реформы.

Очевидец тех событий Валентинов А.А. сообщил:

Главнокомандующий впервые выехал в освобожденный Мелитополь. Я приехал вечером и поехал с вокзала на машине в церковь. На улицах было много людей. Многие кричали «Ура», хотя большинство населения до сих пор не верит в их избавление и, опасаясь возвращения красных, боится даже открыто высказываться. Те, кто слышал речь Главнокомандующего, которую он произносил с параперта (возвышение у входа в здание) к народу, утверждают, что он очень резко высказывался о еврейском засилье и обещал вырвать народ из рук евреев.

Советское правительство и военное командование понимали, что без поддержки местного населения, без его активных действий против врангелевской армии победить будет трудно.

Однако особых успехов красные полки не имели… Командующий армией И. Уборевич, желая исправить тяжелое положение, предложил М. Фрунзе использовать в боях Повстанческую армию батьки Махно.

20 сентября 1920 года командование Красной Армии заключает с Махно новое «Военно-политическое соглашение Революционной повстанческой армии (махновцев) с Советским правительством», в котором отмечалось, что «Ввиду этого (смертельная опасность для страна Советов — авт.), махновская Повстанческая армия решила прекратить военную борьбу против советской власти.

В это время советско-врангелевская линия фронта проходила по следующему маршруту: Ногайск – Токмак – ст. Попово на Днепр — Алешки. 21 сентября 1920 года декретом Совета Народных Комиссаров был образован Южный фронт во главе с М.В. Фрунзе, который начал тщательно готовиться к предстоящей операции. Командующий фронтом М. В. Фрунзе телеграфировал в Москву и Ленину, что «не сомневаюсь в успехе предстоящих боев».

В директиве Комьюжфронта М.В. Фрунзе от 19 октября 1920 г. частям Красной Армии давалось указание: «…разгромить армию Врангеля… отрезать врагу отход в Крым и, наступая на восток, разгромить резервы армии Врангеля в районе Мелитополя».

Тем временем в Северной Таврии Врангель не терял времени даром. По правому берегу реки Молочная была построена мощная полоса обороны, целью которой было остановить наступающие части Красной Армии с севера и Донбасса.

Местное население, увидев подготовку армии Врангеля к позиционной обороне под Мелитополем, пришло в замешательство…

Так вспоминал эти дни участник событий Г. Раковский.

В это время, рассказывал мне Артифексов, генерал по поручениям при Врангеле, неприятельская конница была почти у самой железной дороги, в шестнадцати верстах от Мелитополя. Наш поезд прибыл в Мелитополь, когда в городе царила страшная паника. Все думали, что катастрофа уже наступила, что армия полностью окружена большевиками, Мелитополь отрезан от Крыма.Приезд Врангеля поднял общее настроение.

Более того, приезд Врангеля успокоил не только горожан, но и солдат и офицеров. Кульминацией «спектакля» стал праздник (11 августа 1920 г.) генералитета и местной буржуазии по случаю годовщины свадьбы Врангеля и его жены, которую они отмечали в Мелитополе.

12 сентября Врангель в сопровождении главы правительства Крыма А.В. Кривошин, военные миссии из Франции, Англии, США, Польши, Сербии, а также многочисленные иностранные корреспонденты проинспектировали рубежи обороны на р.Молочный. Вечером Врангель устроил в городе пышный парад, продемонстрировав «гостям» боеспособность и выучку своей армии.

Однако Врангель понимал, что успех его армии в борьбе с большевиками зависит от массовой поддержки местного населения, особенно крестьянства. Поводом для «флирта» стало…

Еще в апреле-мае 1920 г., когда в районе находилась Красная Армия и большевистские Советы решительно боролись за выполнение продразверстки, многие крестьяне саботировали доставку продовольствия, особенно хлеба.Кроме того, местное население начало вести «партизанскую войну» против Красной Армии — были повреждены железная дорога, телефонная и телеграфная связь.

Врангель, желая сыграть на «вопросе о земле», как бы вопреки советскому «Декрету о земле», издает свой «Закон о земле», по которому землю можно было купить только за хлеб у государства или помещиков и лишь часть была распределена волостными Советами.

Естественно, такой «Закон» не мог удовлетворить местных крестьян.Недовольство «нововведениями» и наличием врангелевской армии, грабившей амбары, распространилось повсюду… Крестьяне взялись за оружие, некоторые перешли в Повстанческую армию Батьки Махно.

Так, в августе-октябре 1920 г. в селах Терпенье, Троицком, Богдановке при обысках в сельских амбарах местные крестьяне взялись за оружие. Снова вспыхнуло восстание, как и в 1919 году. Крестьяне разогнали местную администрацию и убили нескольких врангелевских офицеров.

Вот как один из его соратников Г.В. Немирович-Данченко, подвел итог врангелевской политики. Он написал:

Как бы нелепа ни была советская система, приходится признать, что многие ее декреты сумели произвести такие глубокие изменения в психологии народа, что, может быть, она была бы гораздо целесообразнее при освобождении некоторых местностей от красных. .. временно воздержаться от восстановления дореволюционных общественных отношений с помощью негодного административного аппарата.

Врангелевское «земельное право» не получило своего воплощения…События на фронте развивались так стремительно, что не до «житейских» проблем было.

И произошло следующее. М. В. Фрунзе наметил наступление на Перекоп на 28 октября 1920 г. 4-я армия должна была наступать на Мелитополь с севера, а 13-я армия — освободить Токмак. Бои начались в назначенное время. Красные полки натолкнулись на организованное сопротивление врангелевских войск. 27 октября 1920 г. крымская группа армии Махно рывком из с. Пришиб — Б.Токмак влетел в Донской корпус и разбил его. Вечером того же дня махновцы ворвались на северо-западную окраину города, где 28 и 29 октября завязались бои. Боевые действия на окраинах Мелитополя приобрели затяжной характер. Город обороняли Марковская и Корниловская дивизии, три бронепоезда и кавалерийские части Донца.

Начало штурма врангелевских позиций на р. Молочные продукты закладывала Крымская группа Повстанческой армии под руководством Каретникова.28 октября 1920 года повстанцы незаметно подошли к линии обороны в районе Гейдельбергской колонии и штурмом опрокинули войска Врангеля, полностью уничтожив Самурский полк 6-й стрелковой дивизии Белой армии.

В оперативной сводке 13-й армии говорилось, что благодаря поддержке Повстанческой армии Махно в тылу врага 30 октября 1920 г. стремительным ударом город был освобожден от Врангеля. Были получены богатые военные трофеи: 100 вагонов боеприпасов, три бронепоезда, четыре самолета, два танка, 18 исправных орудий, два миллиона пудов зерна и много багажа.

На другом крыле фронта в районе с. Терпение-Мелитополь к исходу 29 октября кавалерийский корпус Н. Д. Каширина и группа Н. В. Куйбышева (9-я стрелковая и 7-я кавалерийская дивизии) развили наступление и форсировали р. Молочная… В боях за город отличилась 4-я Богучарская стрелковая бригада, состоявшая из пролетариев Москвы, Петрограда и Донбасса.

Однако 4-я и 13-я армии, наступавшие с северо-запада и запада, просчитались и позволили армии Врангеля выскользнуть из предполагаемого «мешка».2-я армия генерала Абрамова вышла на Перекоп – в Крым. Вскоре в Крыму армия Врангеля потерпела поражение.

15 ноября 1920 г. со станции Мелитополь, где около двух недель (с 4 ноября) находился штаб Южного фронта, М.В. Фрунзе телеграфировал Ленину:

.

Сегодня наши части вошли в Севастополь. Мощные удары красных полков окончательно сокрушили южнорусскую контрреволюцию. Измученная страна имеет возможность начать залечивать раны, нанесенные империалистической и гражданской войнами.Революционный энтузиазм, проявленный Красной Армией в прошлых боях, является гарантией того, что и в области мирного строительства трудовая Россия одержит не менее блестящие победы. Красные Армии Южного фронта шлют привет и поздравляют с победой рабочих и крестьян России и всего мира.

Освобождена Северная Таврия. В области началось восстановление народного хозяйства. В городе и деревне возобновили работу ревкомы, состоявшие из рабочих и беднейшего крестьянства, была создана народная милиция.

Однако полной победе большевиков помешали стоявшие здесь части Повстанческой армии. Сам Махно и его окружение игнорировали приказы из Москвы. И лидеры большевизма решили уничтожить ставших ненужными союзников.

В ночь с 25 на 26 ноября должна начаться ликвидация остатков партизанщины… Все указания отрядам были даны мною лично в Мелитополе…», а 24 ноября в приказе Комьюжфронт, он более конкретно предписал: «Махновщину надо покончить в три пункта.Всем подразделениям действовать смело, решительно и беспощадно.

Первым делом М. В. Фрунзе вызвал в Мелитополь махновских командиров Каретникова и Гавриленко, где они были арестованы и расстреляны в период с 23 по 26 ноября 1920 г.

Ленин, в свою очередь, не скрывал своего отрицательного отношения к вождю украинских крестьянских масс Н. Махно. В письме к Е. М. Склянскому он писал:

Надо ежедневно гонять (и бить, и рвать) Главнокомандующего С.С. Каменеву и М. В. Фрунзе в хвост и гриву, чтобы добить и поймать… Махно.

Началась неравная, жестокая и беспощадная война, длившаяся около года. В августе 1921 года Махно с небольшим отрядом бойцов ушел на территорию Румынии. Но память о крестьянском Старике до сих пор живет в легендах края.

Белая Армия | Encyclopedia.com

В течение нескольких недель после Октябрьской революции 1917 года тысячи царских офицеров и сторонников Временного правительства начали вооруженное сопротивление новому режиму.Большевики, которые считали антикоммунистов более сплоченными, чем они были на самом деле, называли этих людей «белыми» — термин, заимствованный у реакционных сил во время Французской революции (коммунистические силы, против которых боролись белые, назывались красными). На самом деле было много разрозненных белых армий, каждая под своим командиром и со своими целями. У них не было центральной власти для координации действий или политики на обширных полях сражений Гражданской войны. Политически они были так же разделены, потому что некоторые белые офицеры были монархистами, а другие хотели восстановления Временного правительства.В конце концов белые армии были связаны только общей ненавистью к коммунистам и общим желанием сохранить старые границы Российской империи.

Отсутствие единства среди белых армий было лишь одной из причин их поражения. Когда они добились успеха на поле боя, союзные державы (Великобритания, Франция и Соединенные Штаты) оказали критически важную военную помощь, но когда белые начали проигрывать, помощь исчезла, обрекая белых на произвол судьбы. Изменчивый характер гражданской войны также означал, что белые никогда не создавали постоянных институтов.Делам не способствовало нежелание офицеров вмешиваться в политические вопросы, в результате чего на большей части их территории царили хаос и бандитизм. Таким образом, хотя это не было преднамеренной политикой, белым войскам было позволено совершать зверства во время войны, такие как погромы против евреев, живших на оккупированных белыми землях. Ничто из этого не вызвало симпатии у белых к населению. Самым разрушительным для белых было отсутствие новых решений проблем, с которыми столкнулась их страна, и, как следствие, неспособность сплотить простых русских и других национальностей на их стороне.

Наиболее известными из Белых армий были войска Антона Деникина, Александра Колчака и Николая Юденича. Крупные казачьи части также сражались вместе с несколькими белыми армиями. Одной из первых антикоммунистических сил была Добровольческая армия, которой командовал сначала Михаил Алексеев, а затем Лавр Корнилов. Когда Корнилов был убит в бою, Деникин принял командование и возглавил наступление в пределах 300 километров (186,4 мили) от Москвы. Красная Армия с вдвое большим количеством людей и сильными кавалерийскими частями под командованием Семена Буденного остановила его и заставила Добровольческую армию стремительно отступить.Деникин подал в отставку, и его заменил Петр Врангель, чье контрнаступление также было отброшено. Изорванные остатки Добровольческой армии были эвакуированы из Крыма в марте 1920 года.

Деникин никогда не координировал свои атаки с войсками Колчака, которые в 1919 году добились впечатляющих успехов против большевиков на востоке России. Колчак утверждал, что представляет законную власть России, но когда красные части во главе с Михаилом Тухачевским разгромили его людей (включая сибирскую и западную армии), его попытка добиться признания союзных держав была обречена.Тем временем Юденич попытался, но не смог захватить Петроград своей Северной (позже «Северо-Западной») армией. Крах их армий вынудил большинство белых офицеров бежать в Германию и Париж, где они планировали свое возвращение в Россию в течение следующих семидесяти лет.

См. также: гражданская война 1917–1922 гг.; казаки; деникин антон иванович; колчак александр васильевич; юденич николай николаевич

библиография

Линкольн, Брюс. (1989). Красная Победа.История Гражданской войны в России. Нью-Йорк: Саймон и Шустер.

Лакетт, Ричард. (1971). Белые генералы. Отчет о Белом движении и Гражданской войне в России. Нью-Йорк: Viking Press.

Модсли, Эван. (1987). Гражданская война в России. Бостон: Аллен и Анвин.

Уэйд, Рекс А. (2001). Большевистская революция и Гражданская война в России. Вестпорт, Коннектикут: Greenwood Press.

Мэри Р. Хабек

Земгор и русская армия в изгнании

1Российский земско-городской комитет помощи, Земгор, который был ведущим русским учреждением по оказанию помощи в межвоенный период, возомнил себя аполитичной организацией.В своих собственных глазах оно стояло выше партий и партийных конфликтов и видело свою роль исключительно в качестве поставщика гуманитарной помощи русским эмигрантам, исходя из их нужды, а не политической позиции. Помощь, однако, никогда не является чисто гуманитарным вопросом. Он включает в себя решения о распределении ресурсов, о том, кто их получает, а кто нет. Таким образом, что бы ни думали поставщики помощи, их деятельность по своей сути политическая. Кроме того, когда люди голодают, бедны и бездомны, они зависят от тех, кто обеспечивает их потребности.Поставщики помощи могут направить помощь тем, кому они благоволят, и отозвать ее у тех, кто им не нравится. Они могут использовать его, чтобы заставить подчиняться своим политическим платформам, заставить или побудить других следовать за ними. Короче говоря, помощь и сила идут рука об руку.

2 Нас не должно поэтому удивлять, что оказание гуманитарной помощи в первые годы русской эмиграции было причиной значительного политического конфликта. В частности, Земгор конфликтовал с руководством русской армии с момента ее прибытия в Константинополь в ноябре 1920 г., поскольку оба стремились получить контроль над оказанием помощи.Трудно определить точное влияние этого столкновения на доставку помощи, хотя вряд ли оно могло быть положительным. Однако с политической точки зрения результаты были чрезвычайно разрушительными для эмиграции, еще больше разделив ее и затруднив для нее возможность представлять внешнему миру единое лицо. Таким образом, история Земгора является такой же частью политической истории эмиграции, как и ее социальной и культурной истории.

3Земгорская и врангелевская армии были двумя важнейшими учреждениями межвоенной русской эмиграции.Взаимодействие между ними напрямую повлияло на судьбы десятков тысяч военных эмигрантов, но почти не изучено историками. Эта статья представляет собой первый глубокий анализ отношений между этими двумя очень разными организациями в первые годы эмиграции и проливает свет на то, как они и их члены адаптировались к условиям изгнания.

  • 1 Данные о точном количестве беженцев приведены в архивах Корпуса оккупации (…)

4В ноябре 1920 г. последняя значительная часть белых армий, сражавшихся против большевиков во время Гражданской войны в России, была изгнана из России и отправлена ​​в ссылку. Это была русская армия во главе с генералом Петром Николаевичем Врангелем. В период с марта по ноябрь 1920 г. эта армия держалась против большевиков в Крыму, но наступление Красной Армии окончательно сломило ее сопротивление, и оставшиеся в живых набились на корабли русского флота и уплыли из России через Черное море в Константинополь.В период с 13 по 16 ноября 1920 г. около 149 000 человек, в том числе 50 000 гражданских, сели на 126 кораблей и отправились из Крыма в изгнание. в свою очередь побудил к пересмотру и реструктуризации оказания помощи беженцам в целом. С точки зрения межвоенной русской эмиграции, это был самый крупный и важный отток беженцев, и поэтому он имел большое значение для Земгора и усилий по оказанию гуманитарной помощи в целом.

  • 2 Историю армии в изгнании и РОВС см. у Пола Робинсона, Белая русская армия в изгнании (…)
  • 3 См., например, В.Х. Давац, Fünf Sturmjahre mit General Wrangel (Берлин: Verlag für Kulturpoli (…)
  • 4 В.Х. Давац и Н. Н. Львов, Русская Армия на чужбине (Белград: Русское Издательство, 1923): (…)

5Русская армия Врангеля не прекратила свое существование, когда бежала из России. Наоборот, рассредоточившись по лагерям беженцев в Галлиполи, Чаталге и Лемносе, армия, хотя и уменьшилась в размерах, продолжала поддерживать себя. Только в 1927 г. командная структура армии была формально распущена, и даже после этого она продолжала существовать в виде -го Общевоинского Союза (РОВС)2. Офицеры русской армии считали, что их организация представляет последнее оставшееся учреждение Российского государства (Врангель действительно считал себя главой государства и был признан таковым французским правительством в 1920 году).Они называли себя «государственно мыслящими людьми» ( государственно-мыслящие люди ) и придавали первостепенное значение сохранению государства, а значит, и русской армии3. Более того, они считали, что единственный путь к Освободить Россию от большевиков удалось путем вооруженной борьбы. Для этого русская эмиграция, по их мнению, была обязана содержать армию в изгнании, чтобы она могла быть готова возобновить борьбу, как только представится возможность. Как выразился один из руководящих офицеров армии генерал Александр Кутепов, «будет Армия, будет и Россия».4

  • 5 Н. В. Савич, «Константинопольский период», Грани , 152 (апрель-июнь 1989 г.): 223.

6Все это означало, что в глазах офицерского корпуса сохранение армии должно быть высшим приоритетом для эмиграции в целом, а следовательно, те ресурсы, которыми располагала эмиграция, должны быть сосредоточены на ее поддержке. Являясь последним остатком российской государственности ( государственность ′), армия должна также контролировать и направлять использование финансовых средств всей эмиграции.По словам одного из членов врангелевского правительства Н. В. Савича, Врангель хотел, чтобы деньги шли исключительно на нужды армии5

.
  • 6 Общее дело , 138 (30 ноября 1920 г.): 1.

7По прибытии в Константинополь Врангель действовал быстро, пытаясь сохранить свою власть. В частности, он хотел получить контроль над значительными финансовыми ресурсами, принадлежащими бывшему российскому государству, которые все еще оставались нетронутыми за границей.Послы России на практике владели большей частью этих активов, поэтому задачей Врангеля было уговорить их разрешить ему распоряжаться ими, а также убедить иностранные правительства в его праве завладеть имуществом Российского государства в их странах. Важнейшей страной в этом отношении была Франция, и поэтому в ноябре 1920 г. он отправил своего премьер-министра Александра Кривошеина, своего министра иностранных дел Петра Струве и своего министра финансов Михаила Бернацкого в Париж, чтобы они представляли дело армии перед французским правительством и судили получить контроль над доступными финансовыми ресурсами.6

  • 7 Тонгур Н., Дипломатия в изгнании: русские эмигранты в Париже, 1918-1925 (кандидатская диссертация, Стэнфордский университет (…)
  • 8 Земгорский архив, ящик «Дипломатия — Совет Послов», Протокол совещания послов, Париж, 8 февраля 1 (…)

8Врангелевские представители не смогли выполнить возложенную на них задачу из-за противодействия как послов, так и французского правительства.Первый был назначен Временным правительством, а не Врангелем, и не имел к нему особой лояльности. По их мнению, Врангель уже не обладал государственной властью и не имел права распоряжаться государственными активами. Они также не хотели ему помогать, так как считали, что он обманул их относительно истинного положения в Крыму, уверяя, что все хорошо, даже когда окончательное поражение было неизбежным. Бахметевым, встретившись в Париже 2 февраля 1921 г., они решили, что, поскольку правительства Врангеля больше не существует, их конференция остается единственным законным органом государственной власти.Таким образом, он возьмет на себя ответственность за распределение всего государственного имущества. Конференция также заявила, что содержание армии было бы слишком дорого. Врангель ошибался, полагая, что армия может уцелеть и возобновиться вооруженная борьба. Наконец, послы решили, что распределение помощи беженцам должно быть сосредоточено в руках одной организации, и этой организацией должен быть Земгор8. Это решение имело жизненно важное значение.

  • 9 Архив Гуверовского института (HIA), P.Архив Н. Врангеля (WA), ящик 139, дело 9, письмо Бриана Л. (…)
  • 10 Архив Бахметева (BA), Колумбийский университет, собрание М. Бернацкого, папка «Поселок Белых (…)
  • 11 HIA, WA, Box 148, File 36, Letter, Girs to Wrangel, № 100, 10 февраля 1921 г.

9Решение послов было отчасти результатом давления, оказанного на них французским правительством, которое к тому времени решило отказаться от Врангеля.За то время, пока представители генерала путешествовали из Константинополя в Париж, его политические враги смогли лоббировать французов, чтобы убедить их отказаться от поддержки Врангеля. Эти усилия увенчались успехом. 29 января 1921 г. премьер-министр Франции Аристид Бриан написал главе Земгора князю Г. Э. Львову, что не может принять притязания представителей Врангеля на управление активами бывшего Российского государства. Гуманитарная помощь беженцам, писал Бриан, должна быть сосредоточена в руках Земгора.9 Это решение связало руки послам. Как сказал Врангелю Михаил Бернацкий, Бриан просто не позволил бы ему получить контроль над российской государственной собственностью, и в сложившихся обстоятельствах было бы лучше, если бы послы возглавили ее рассредоточение10. Посол Гирс также сказал Врангелю, что передача контроля над Земгору было единственным решением, которое позволило бы имеющимся средствам остаться в руках русских. В противном случае, писал он, французы будут настаивать на том, чтобы взять под контроль себя, оставив русских в зависимости от их доброй воли.11

  • 12 Давац, Fünf Sturmjahre mit General Wrangel : 19-20.
  • 13 Давац и Львов, Русская Армия на чужбине : 48.

10Каковы бы ни были истинные причины, решение послов нанесло смертельный удар надеждам Врангеля утвердиться в качестве вождя русской эмиграции и сохранить свою армию в изгнании.Это вызвало острую реакцию в армейских кругах. В лучшие времена офицерский корпус был склонен к довольно параноидальному мировоззрению. Его члены также обладали очень острым чувством чести. Таким образом, многие восприняли понижение их руководящей роли в эмигрантском обществе как личную атаку и, как следствие, стали видеть в бенефициаре решения послов — Земгоре ​​— враждебную организацию. Тот факт, что ее лидеры были людьми либеральных политических убеждений во главе с бывшим главой столь ненавистного Временного правительства князем Львовым, был главным фактором в убеждении офицерского корпуса армии в этом факте.Так, один из армейских пропагандистов В.Х. Давац сетовал на то, что руководство Земгора представляет собой «олигархию» эсеров и кадетов, которую в соответствии со статьей 5 ее конституции нельзя изменить, что он считает издевательством над демократическими принципами. Земгор, жаловался он, делал все возможное, чтобы усложнить жизнь армии12. Земгором руководили люди, враждебно настроенные по отношению к армии, утверждал Давац в книге, написанной в соавторстве с кадетским политиком Н. Н. Львовым. Оно имело левые тенденции и не было аполитичным, как утверждалось.13 Этот образ Земгора отныне запятнал отношение к нему войска.

  • 14 ОВЗ, С. Н. Палеолог, коллекция, ящик 2, дело 8 ; Вставка 3, файл 4, часть 1 также содержит различные резолюции (…)

11Большую часть 1921 года Врангель надеялся найти выход из затруднительного положения и убедить эмигрантские гуманитарные организации принять его руководство. Господствующую позицию выразил официальный представитель Врангеля в Югославии С.Н. Палеолог, который выступал против того, чтобы то, что сегодня можно было бы назвать неправительственными организациями, ведущую роль в оказании помощи. По мнению Палеолога, приоритетом эмиграции должно быть сохранение «государственной» власти (т. е. сохранение армии и врангелевского руководства), приоритетом, который не мог бы сохраниться, если бы власть перешла к общественным организациям ( общественные организации ). 14 Армия, считали ее сторонники, должна руководить работой общественных организаций, а не зависеть от них.

  • 15 Ипполитов С.С., Карпенко С.В., Пивовар Е.И. Российская эмиграция в Константинополе в начале (…)

12 С этой целью в июне 1921 г. в Константинополе была образована медицинская конференция представителей армии и общественных организаций. Это скоординировало их усилия и имело некоторые положительные результаты. В августе 1921 г. военно-лечебные учреждения были переданы в ведение Российского Красного Креста.Но встреча Врангеля и Центрального объединённого комитета (ЦОК) главных эмигрантских благотворительных обществ — Российского Красного Креста, Всероссийского Земского Союза (ВЗС) и Всероссийского Союза Городов (ВСГ) в августе 1921 г. закончились без договоренности о порядке координации их работ.15

  • 16 Э. И. Пивовар, Российская эмиграция в Турцию, юго-восточную и центральную Европу 20-х годов (…)
  • 17 Очерк деятельности Всероссийского Земского Союза за границей, апрель 1920 г. — 1 января 192 (…)

13На этом собрании Врангель попытался поставить под свой контроль деятельность общественных организаций и использовать их средства и авторитет для сохранения армии. Врангель предлагал объединить все русские общественные организации в одно учреждение, которое действовало бы под его руководством. Лидеры общественных организаций отвергли эту идею, хотя и выступали за сохранение армии.Затем Врангель попытался переложить на них ответственность за заботу о войсках и их снабжение, но члены ЦОК не проявили никакого энтузиазма по поводу того, чтобы взять на себя это бремя. счетов, даже несмотря на то, что в тех частях России, которые контролировались белыми, организация всегда позволяла это делать армии. Однако теперь ВЗС утверждал, что Врангель больше не обладает государственной властью, и вместо этого передал свои отчеты послам для проверки.17

  • 18 HIA, WA, Box 148, File 36, Letter, Чертков Хрипунову, n˚ p./127, 26 апреля 1921 г. BA, ROVS Collec (…)
  • 19 HIA, WA, ящик 148, дело 36, письмо Гучкова Врангелю, 30 июня 1921 г.

14Несмотря на это, отношения армии с ВЗС оставались хорошими. Иначе обстояло дело с его отношениями с Земгором, который частично субсидировал ВЗС и другие благотворительные организации.Действительно, армейское руководство в чувстве праведного негодования пришло к убеждению, что Земгор намеренно его обманывает. Особым яблоком раздора была судьба одного миллиона франков, который, по утверждению армии, был передан послу Гирсу русским военным представителем в Японии генералом Подтягиным. Гирс, в свою очередь, передал деньги князю Львову с условием, что они пойдут на улучшение условий жизни солдат русской армии. Что случилось с деньгами после этого, неясно.Армейское верховное командование жаловалось, что оно не использовалось по прямому назначению. Земгор это обвинение отрицал18. Армейское руководство, однако, не склонно было верить Земгору. Для нее этот эпизод подтвердил подозрения, что Земгор использовал свой контроль над финансами эмигрантов, чтобы подорвать армию. По этой причине Врангель сделал все, что было в его силах, чтобы помешать Земгору получить дальнейшее влияние на дела эмиграции. Так, когда в июне 1921 года Лига Наций собралась для обсуждения вопроса о создании центральной организации, занимающейся проблемой русских беженцев, бывший военный министр Временного правительства А.И. Гучков отправился в Женеву, чтобы аргументировать позицию армии и отразить попытки князя Львова и Милюкова продвигать притязания Земгора на лидерство.19

  • 20 ОВЗ, ЗА, ящик 148, дело 36, письмо Врангеля С. Н. Ильину, № 157/с, 12 июля 1921 г.

15Врангель надеялся, что если армия не сможет взять на себя желанную им руководящую роль, то это сможет сделать Российский Красный Крест20. Однако в конце концов Лига Наций создала совершенно новую организацию под командованием Верховного комиссара по делам беженцев. , Фритьоф Нансен.С точки зрения армии это не был желанный исход, поскольку Нансен твердо верил, что лучшим решением проблемы беженцев является репатриация русских в Россию, против чего решительно выступало армейское руководство. Назначение Нансена вдобавок к одобрению Земгора послом отражало степень поражения русской армии в битве за контроль над оказанием помощи.

16Конфликт между Земгором и Армией был неизбежным следствием их разных целей и разных взглядов.Лидеры Земгора не разделяли мнение армейского руководства о его собственной важности. В политическом плане многие из них не были сторонниками армии, которая считалась несколько реакционной. Мысль о возобновлении вооруженной борьбы они считали глупой и даже опасной. Это было распространенное мнение среди левых либералов, которые рассматривали армию не как решение проблемы принудительного изгнания русских, а как большую часть проблемы. Некоторые считали, что русский народ никогда не свергнет большевиков, пока их заменят белые генералы.Дни изгнания эмигрантов могли закончиться только в том случае, если власть генералов была сокрушена, а их армия уничтожена.

17Насколько лидеры Земгора разделяли такое мышление, трудно сказать, так как публично они придерживались позиции, что их организация аполитична и преследует чисто гуманитарные цели. Таким образом, они утверждали, что Земгор должен направлять ресурсы тем, кто в них больше всего нуждается, а не направлять их в армию, где они будут использоваться для поддержания занятости офицеров, которые делают очень мало.Как здоровые мужчины, эти офицеры должны быть в состоянии позаботиться о себе. Женщины, дети, инвалиды и другие лица, неспособные содержать себя, должны быть более приоритетными для очень ограниченных средств эмиграции. Этот совершенно иной взгляд на то, что следует делать, проложил путь к неизбежному конфликту. Даже если Земгор действовал исключительно в гуманитарных целях, его приближение представляло собой нападение на армию. Это подорвало усилия армии по концентрации ресурсов на собственном сохранении. Таким образом, вне зависимости от намерений, определение приоритетов оказания помощи было не только гуманитарным, но и политическим решением.

  • 21 Земгор Архив, Лидс, Архив № 138, Югославия 1922-1923, Информация Представительства Всеросс (…)

18Отношение армии к Земгору было однозначным: не любили и не доверяли ему. Отношение Земгора к армии определить несколько сложнее. Это тем более верно, что в архивах обеих организаций почти не сохранилось переписки между руководителями армии и Земгором.Это отражает тот факт, что на самом высоком уровне их лидеры почти не разговаривали. С другой стороны, на более низком уровне отношения между армией и благотворительными организациями, через которые действовал Земгор, были неизменно хорошими. Там, где организации, финансируемые Земгором, работали с военнослужащими, они хорошо ладили друг с другом. Таким образом, конфликты были исключительно на более высоких уровнях. По свидетельству представителя Всероссийского Союза Городов в Белграде в 1922 г., на встрече с Врангелем последний отметил «плодотворную работу учреждений Союза городов в местностях , но обратил внимание на политику, враждебную интересам армии, из высших земско-городских руководителей работают за границей».21

  • 22 Земгорский архив, Архив № 143, Болгария 1921-1930 гг., Отчет № 25, 23 сентября 1922 г.

19Несомненно, лидеры Земгора не желали принимать никаких претензий на лидерство, выдвинутых Врангелем. Они также считали, что усилия Врангеля по сохранению армии усложнили жизнь его солдат, затруднив им жизнь в реальности и приспособив ее к новому образу жизни.Как отмечалось в отчете из Болгарии в 1922 г., «мечты о сохранении прежних кадров [армии] не могут быть реализованы. Чем скорее это осознает командный состав, тем безболезненнее и мирнее пройдет этот переходный период»22

20Неприязнь к армейскому руководству и его стратегии, однако, не вылилась в отсутствие заботы о рядовых солдатах. Действительно, Земгор вовсе не был равнодушен к бедственному положению воинов армии и через другие организации оказывал существенную помощь армии после ее прибытия в Константинополь.

21Когда русская армия подошла к Константинополю, она была в ужасном состоянии. Его солдаты вместе с сопровождающими гражданскими лицами (среди которых были женщины и дети) провели несколько дней в переполненных судах, с небольшим количеством еды и воды. Деньги были у немногих. Перспектив трудоустройства в Турции было немного. Не хватало жилья, одежды, еды, медикаментов. Французская армия, тогда оккупировавшая Константинополь, взяла на себя инициативу в оказании поддержки беженцам.Французская помощь включала небольшой ежедневный продовольственный паек, палатки и другие предметы первой необходимости. Этого было достаточно для поддержания жизни, но едва ли больше. Поэтому благотворительные организации вмешались, чтобы пополнить французские поставки и улучшить условия жизни.

  • 23 Деятельность Американского Красного Креста описана в J.A. Hutchins, The Wrangel Refugees: A (…)
  • 24 ОВЗ, Архив М.Д. Врангеля, ящик 26, дело 5, письмо Хрипунова М.Д. Врангель, 16 ноября 1927 г.

22Возможно, самой важной такой организацией был Американский Красный Крест, который предоставлял палатки и медицинскую помощь, а также дополнительные пайки для наиболее нуждающихся23. Важную роль также сыграли три российские благотворительные организации. Это были Российский Красный Крест, Всероссийский Земский Союз и Всероссийский Союз Городов. Несмотря на схожесть их титулов, последние два на самом деле полностью отличались от Земгора.Действительно, как указывал в 1927 г. матери Врангеля Марии директор ВЗС А.С. VSG, которым пользовался Земгор при оказании помощи Российской Армии.

23Поскольку в оказании помощи участвовало так много организаций, людям не потребовалось много времени, чтобы прийти к выводу, что было бы более эффективно, если бы различные группы, участвующие в оказании помощи, координировали свою работу под неким централизованным контролем.В качестве первого шага в этом направлении ВСГ, ВЗС и Российский Красный Крест сформировали ранее упомянутый Центральный объединенный комитет (ЦОК) для координации своей деятельности. Земгор, однако, вскоре затмил ЦОК.

  • 25 Земгорский архив, Архив № 138, Письмо В. Руднева Виктору Диодоровичу [Брянскому], № 7602, 5 июня (…)

24На земле в Турции у Земгора почти не было прямого контакта с армией.Земгор получал около 60 % своего дохода от Комитета послов и 40 % из собственных средств. Затем она передала свои деньги таким организациям, как VSG и VZS, которые выполняли практическую работу по оказанию помощи25. Таким образом, фактический опыт благотворительных организаций армии был связан с этими группами, а не с самим Земгором.

  • 26 Подробнее о помощи, оказанной этими организациями русским в Галлиполи, см. «Деятельн (…)
  • 27 Русские в Галлиполи: государственный сборник (Берлин, 1923): 346.
  • 28 Там же .: 349-350.
  • 29 Там же .: 351.
  • 30 Там же .: 352.

25Опыт, по-видимому, был положительным и был оценен обеими сторонами.26 Например, в Галлиполи, где часть армии была интернирована, ВЗС открыла магазин по продаже предметов первой необходимости по низкой цене, что позволило часто голодающим беженцам пополнить свой скудный рацион.Это также помогло создать различные мастерские, которые обеспечивали многие материальные потребности войск. В их число входила обувная мастерская в Галлиполи, которая отремонтировала около 5000 пар обуви и сапог и изготовила около 1600 новых, прежде чем закрыться в августе 1921 года. Другая мастерская изготовила около 1000 предметов мебели и других предметов для отделки голых помещений, в которых жили русские. .27 Российские общественные организации также тратили деньги на обеспечение музыкальных инструментов, белья, одежды, мыла, бумаги, кухонных принадлежностей, парикмахерских принадлежностей, табака и лекарств, давали средства на строительство церквей, офицерских столовых и туалетов в различных лагерях армия.Они обеспечивали питанием детей (несколько сотен из них сопровождали армию в изгнании) и больных, а также выздоравливающих от болезни. 28 К октябрю 1921 г. только в Галлиполи они обеспечили 184 000 таких обедов. 29 VSG также субсидировало образовательные курсы. для солдат в лагерях, а также библиотеки, спортивные секции, хоры, театры и печатание газет30. Во всех этих отношениях русские общественные организации, деятельность которых частично финансировалась Земгором, играли важную роль в облегчении несомненно тяжелые условия жизни тех военнослужащих, которые остались в лагерях в Турции в 1921 году.

26Поначалу некоторые в армии путали ВСГ и ВЗС с Земгором, что вызывало определенное подозрение в их деятельности. Но после прибытия в апреле 1921 г. новых представителей тех организаций, которые «ловили пульс армии», это прекратилось. Посетив Галлиполи, начальник ВЗС А.С. Хрипунов отмечал, что «нигде он не наблюдал такого слияния общества и армии, как в Галлиполи»31. Официальная история русской армии в Галлиполи заключает, что «там не было ни одного уголка русской армии под Галлиполи, который бы не почувствовал помощи союза [ВЗС]».32

  • 33 COC, C 20 N 1154, телеграмма Бриана Шарпи, 11 марта 1921 г.

27Помимо работы через такие организации, как ВЗС, Земгор также иногда действовал за кулисами, защищая интересы военнослужащих Российской Армии. Это стало ясно в марте 1921 г., когда французские власти заявили, что больше не будут снабжать пайками русскую армию, членам которой должны были быть предоставлены три возможности: вернуться в Россию; поехать в Бразилию, где штат Сан-Паулу предложил работу примерно 10 000 россиян; или найти работу там, где они были.33 Последний вариант был непрактичным, учитывая отсутствие работы для иностранцев в Константинополе, а Бразилия была крайне непопулярна, поскольку русским предлагали работу только в качестве низкооплачиваемых рабочих на плантациях. На практике выбор был между репатриацией (что означало бы для многих возможную смерть из-за их антисоветского прошлого) или голодной смертью.

  • 34 Земгорский архив, ящик «Дипломатия — Совет Послов», письмо Бриану, 25 марта 1921 г.А также Всероссийск (…)

28В этот момент Земгор встал на защиту армии. Земгорский комитет в Париже написал Бриану письмо с просьбой продолжить снабжение армии пайками, а впоследствии также просил увеличить пайки. отказались расформироваться, и потому что у них не было иного выбора, кроме как кормить войска, если они хотели избежать решительных, даже насильственных действий членов армии, чтобы обеспечить их выживание.Вмешательство Земгора, вероятно, не имело решающего значения в этом отношении, но оно, по крайней мере, показало, что организация, возможно, не была так враждебна армии, как представляли себе некоторые ее члены.

  • 35 См., например, Меморандум Международному комитету Красного Креста и Совету (…)
  • 36 Земгорский архив, ящик «Дипломатия — Совет Послов», письмо Бриану, 25 марта 1921 г., и без названия, und (…)

29Против репатриации русских выступал и Земгор35. Это также ставило его на одну сторону с армейским руководством, сопротивлявшимся попыткам французов, а затем Нансена репатриировать из армии тысячи солдат-казаков. Однако подход Земгора к этому вопросу несколько отличался от подхода армейского руководства, и это вызвало дальнейший конфликт между ними. Так, протестуя против планов Франции репатриировать военнослужащих или отправить их в Бразилию, Земгор отметил, что первый вариант поставит под угрозу жизни многих, а второй обрек их на эксплуатацию и, возможно, на «голодную смерть».Но Земгор также заявил о своей уверенности в том, что армию следует рассредоточить36. К этому моменту Врангель был готов увидеть, как армия уходит из Турции, но все же надеялся сделать это таким образом, чтобы сохранить ее целостность. Таким образом, он и Земгор все еще работали в противоположных направлениях.

  • 37 Т. Ф. Джонсон, Международные бродяги: от хаоса к миру во всем мире (Лондон: Хатчинсон, 1938): 279.
  • 38 HIA, WA, Box 149, File 39: 535-538, Circular, S.Н. Ильин, n˚ k/2075-2084, 16 мая 1923 г.

30Споры о репатриации продолжались до 1923 г., когда Нансен подписал соглашение с Советским правительством, в котором последнее соглашалось разрешить беженцам вернуться и давало им гарантии их безопасности, если они это сделают. Готовность Нансена доверять этим обещаниям отражала растущее международное признание коммунистического правления в России. Один из коллег Нансена, Т. Ф. Джонсон, отметил, что Нансен считал возвращение беженцев в Россию «безусловно лучшим решением» проблемы беженцев, и соглашение отражало его позицию.37 Поведение Нансена вызвало возмущение в армейских кругах, не желавших ослаблять силы антисоветской оппозиции в эмиграции возвращением беженцев на родину. В мае 1923 г. политический советник Врангеля С.Н. Ильин выпустил циркуляр с жалобой на то, что члены Земгора внесли резолюцию в поддержку усилий Нансена по заключению с Советами соглашения о репатриации. Земгор не имел права выступать от имени русских беженцев, утверждал Ильин. Действительно, Земгор был организацией, чуждой их интересам, тогда как те организации, которые выступали от имени массы эмигрантов, совершенно иначе относились к репатриации и деятельности Нансена.Следует предостеречь тех, кто думает доверять обещаниям Нансена, заключил Ильин38.

  • 39 HIA, WA, Box 149, File 39: 539-540, Письмо Н. Астрова и С. Панина Ю. И. Лодыженский, № 833, (…)

31Два члена Земгорского комитета Н. Астров и С. Панин опровергли утверждения Ильина. Они заявили, что рассматриваемая резолюция не была принята, в основном потому, что в ней больше нет необходимости, поскольку Нансен уже подписал соглашение с Советами.По их словам, Земгор не верил, что репатриация может решить проблему беженцев, но Земгор признавал, что некоторые беженцы хотели вернуться в Советский Союз и в некоторых случаях уже это делали. Они пришли к выводу, что в сложившихся обстоятельствах было бы лучше, если бы они вернулись с некоторой заботой, оказанной им Верховным комиссаром, чем без нее39. Армейское руководство, возможно, опасаясь потери своих людей, возражало, что советским обещаниям нельзя доверять. Опять же, здесь можно увидеть, как вопрос о репатриации затрагивал будущее армии и поэтому носил не столько гуманитарный, сколько политический характер.

32Заканчивая этот раздел, можно увидеть, что на практике Земгор действительно помог облегчить тяжелые условия, в которых оказались русские солдаты после ухода из Крыма. Земгор, однако, не получил за это должного признания, потому что он работал косвенно через третьи стороны, в первую очередь ВЗС и ВСГ, а также потому, что он сосредоточил свою поддержку на помощи частным лицам, выступая против содержания армии qua . армия. Земгор этого не осознал, но это противостояние было политическим актом и интерпретировалось как таковое.Это вызвало острую реакцию, усложнившую оказание помощи больше, чем это было строго необходимо.

  • 40 Подробнее об этих переговорах и соглашениях см. Robinson, The White Russian Army…: 45-46.

33 В качестве редкого примера сотрудничества (хотя и косвенного) Земгору, послам и верховному командованию армии удалось в конце 1921 г. найти новые дома для армейских войск в Болгарии и Югославии, оба правительства которых относились к делу белых благоприятно.Начальник штаба Врангеля генерал П. Н. Шатилов в 1921 г. достиг соглашения с югославским и болгарским правительствами, в результате которого в последние месяцы того же года в эти страны организованной массой двинулась основная часть армии40. своего рода победа армейского командования, так как части армии остались в некоторой степени нетронутыми. Это лишь отдалило день окончательного распада армии, но позволило ей сохранить некую военную структуру и постепенно эволюционировать в новый орган — РОВС.Руководители армии и их сторонники утверждали, что, сохранив армию вместе, они смогли оказать своим солдатам гораздо лучшую гуманитарную помощь, чем это было бы возможно, если бы планы французов и Земгора по быстрому рассредоточению армии были осуществлены.

  • 41 Всероссийский Земский Союз, Бюллетень Временного Главного Комитета, 2 (июль 1921 г.): 95-96.

34В качестве постскриптума к этой части повествования, однако, следует отметить, что Земгор все-таки в какой-то степени помогал переброске врангелевских войск в Югославию и Болгарию.По условиям договоров, заключенных Шатиловым с югославами, русские должны были предоставить югославскому правительству сумму в 400 000 долларов. Поскольку у самого Врангеля таких денег не было, ему пришлось просить их у послов, и посол Бахметев согласился дать деньги. Затем Бахметев отправил князя Львова и В. Ф. Зеелера из Земгора в Югославию, чтобы завершить приготовления и снизить требуемую сумму с 400 динаров на человека в месяц в течение двух лет до всего 300 динаров на человека в месяц всего на 10 месяцев.41 Это был очень редкий случай, когда все объединились в одном направлении, и это принесло положительные результаты, позволив перебросить части русской армии в Югославию гладко и без ненужных осложнений.

  • 42 Давац, Fünf Sturmjahre mit General Wrangel:112-113.
  • 43 Там же .: 113.

35После того как армия обосновалась в Югославии и Болгарии, она существовала за счет ряда источников дохода.Одним из них были деньги, предоставленные послами. Другим была заработная плата, которую получали сами солдаты, покидая формальную структуру армии в поисках работы, или, в случае Югославии, за счет организованных рабочих проектов, в которых целые армейские подразделения содержались вместе в пограничной охране, а также в строительстве дорог и железных дорог. Кроме того, армия выручила около 37 миллионов динаров от продажи активов Петроградского кредитного учреждения42. юг России на ответственное хранение в годы Гражданской войны.Армия использовала средства для предоставления личных займов, обучения и образования, медицинского обслуживания и санитарии.43

36Даже при этих ресурсах условия жизни многих, если не большинства, военнослужащих оставались очень тяжелыми. По этой причине помощь, оказываемая ВСГ, ВЗС и Красным Крестом, продолжала играть важную роль в улучшении качества их жизни. Большая часть средств на такую ​​помощь продолжала поступать от Земгора.

  • 44 Земгорский архив, Архив № 138, Югославия 1922-1923, Информация Представительства Всероссийског (…)

37Политически ВЗС и ВСГ оставались близкими Врангелю. Когда он попытался восстановить политическое руководство русской эмиграцией, создав в 1921 г. Русский Совет во главе с ним, но с представителями русских общественных организаций, они согласились участвовать в нем. Таким образом, они еще раз подчеркнули политическую природу организаций по оказанию помощи. Однако летом 1922 г. ВСГ покинула Совет после того, как на выборах в него было получено большинство монархистских делегатов.44 Это решение, сопровождавшееся дезертирством некоторых других групп, означало смерть Совета, который вскоре после этого распустил Врангель. Дальнейшие усилия по политическому объединению эмиграции продолжались годами, но с этого момента армия отказалась от попытки взять на себя инициативу.

  • 45 Робинзон, Белая русская армия…: 62-63.

38Интересно, что, несмотря на то, что политическая позиция ВСГ была вырвана из-под врангелевского Русского совета, она была очень похожа на позицию русского генерала и его штаба.Ибо жалоба на то, что монархические группы захватили Совет, вторила жалобе самого Врангеля, поскольку генерал был в это время вовлечен в ожесточенный конфликт с монархическими группами45. Таким образом, в то время как отношения армии с Земгором оставались плохими, его отношения с организациями, через которые Земгор направлял свои деньги для оказания помощи на местах на Балканах, оставались хорошими.

  • 46 Земгорский архив, Архив № 143, Болгария 1921-1930 гг., Отчет № 28, 14 октября 1922 г.
  • 47 Земгорский архив, Архив № 143, Болгария 1921-1930, Письмо Информационного отдела по Кружку (…)

39В Болгарии ВЗС через своего представителя В. С. Ресниченко тесно сотрудничала с армией, которой продолжала оказывать помощь, особенно после того, как ее члены стали разбредаться в поисках работы или дальнейшего образования. Одно из основных сосредоточений русских солдат было на Перникских рудниках в Болгарии, где работало несколько тысяч человек.В октябре 1922 г. ВЗС сообщил, что организует в Пернике чайную и библиотеку46. Несколько лет спустя Земгор сам контактировал там с русскими офицерами. В 1925 году Кружок русской национальной молодежи в Пернике написал Земгору письмо с просьбой о книгах и журналах для поддержки его работы по «сохранению среди своих членов любви к Родине, национальной религии, национальной истории, литературе и великорусскому языку». . Круг насчитывал 140 членов в Пернике и 60 в других местах. В январе 1926 года Земгор в ответ отправил Пернику 20 книг.47

  • 48 Земгорский архив, Архив № 138, Югославия 1922-1923, Информация Представительства Всероссийского (…)

40 Этот обмен представлял более широкий интерес, поскольку Кружок русской национальной молодежи был организацией, которая впоследствии превратилась в Национальный трудовой союз (НТС), одно из наиболее активных политических объединений в русской эмиграции в 1940-е годы, особенно в годы Второй мировой войны.Таким образом, получается, что хотя Земгор и не желал поддерживать армию, он не был против поддержки националистических организаций как таковых . Аналогичным образом ВСГ помогала организовывать скаутские и сокольские организации в Югославии в начале 1920-х годов48, способствуя тем самым воспитанию эмигрантской молодежи в националистическом духе.

  • 49 Например, Земгорский архив, Архив № 136, Югославия 1922-1925, Смета расходов Всероссийского (…)

41В целом, в начале 1920-х годов ВСГ и ВЗС оказывали помощь военнослужащим самыми разнообразными способами. Отчеты за начало 1922 г., например, фиксируют расходы на мастерские, образовательные курсы, общежития, субсидируемые рестораны, курсы иностранных языков и т. д.49 Не все эти расходы были направлены на военнослужащих, но поскольку они составляли большую часть эмиграции в Балканы, значительная часть его должна была дойти до них.

42Одним из основных направлений, поддерживаемых Земгором через ВЗС и ВСГ, было образование.Многие военнослужащие Российской Армии не смогли даже закончить среднюю школу, находясь в России, бросив школу, чтобы присоединиться к армии либо во время Первой мировой войны, либо во время Гражданской войны. Не имея какого-либо аттестата средней школы, им теперь было трудно найти какую-либо форму работы белых воротничков, в то время как для них также было невозможно получить такие дипломы, поскольку они были теперь далеко за пределами нормального школьного возраста, а югославские и болгарские школы не желали обучать их.

  • 50 Земгорский архив, Архив № 138, Югославия 1922-1923 гг., Письмо спецпредставителя ВСГ при Земсе (…)
  • 51 Земгорский архив, Архив № 139, Югославия 1923-1927, Письмо Руднева Брянскому, № 9313, 12 ноября (…)

43Для решения этой проблемы VSG в Югославии организовала курс, позволяющий военнослужащим получить аттестат об окончании школы. Не имея достаточных средств для финансирования самого курса, ВСГ обратилась за помощью к Земгору, отметив «наш моральный долг перед военной молодежью, пролившей свою кровь за Россию».50 В ответ Земгор согласился выделять около 7000 динаров в месяц на курсы, которые начались в Панчево в сентябре 1923 г. 51 Таким образом, это помогло нескольким десяткам военнослужащих улучшить свою жизнь в изгнании.

  • 52 Государственный Архив Российской Федерации, ф. 5826, оп. 1, д. 193, л. 44, Письмо Курбатова А. на (…)

44Политика, однако, вторглась даже в школьный мир.Политически настроенные понимали, что то, чему научились молодые ссыльные, может помочь определить их последующее отношение. По этой причине армейское руководство стремилось включить сильный национальный элемент в русское образование за границей, а также некоторую военную подготовку через кадетский корпус в Югославии и физическое воспитание для подготовки сильных бойцов для будущей армии. Это привело армию к конфликту с более либеральными элементами эмиграции, которые хотели больше сосредоточиться на предоставлении образования, которое помогло бы молодым эмигрантам найти полезную работу или продолжить образование.Так, в 1927 году библиотекарь контролируемой Земгором русской школы в Варне (Болгария) жаловался, что очень трудно ввести в учебную программу организованные виды спорта, потому что земгорские чиновники очень опасаются даже намека на что-то, напоминающее им о военной службе. .52

45Хотя для некоторых военнослужащих имело значение получение аттестата об окончании школы, многие были озабочены поступлением в высшие учебные заведения для получения университетского диплома.Главным направлением в этом отношении была Чехословакия. В 1921 году чешское правительство разрешило первой партии из 100 солдат из Галлиполи въехать в страну для обучения в университете. После того, как армия переехала в Югославию и Болгарию, многие другие военные начали покидать ее ряды и направляться в Чехословакию, чтобы присоединиться к своим бывшим коллегам по учебе. Особенно это касалось жителей Болгарии. В 1922 году болгарское правительство Александра Стамбулульского напало на русскую армию, арестовало многих ее командиров и обвинило ее членов в заговоре с целью государственного переворота.Опасаясь дальнейших преследований, многие русские решили бежать на запад.

  • 53 Земгорский архив, Архив № 143, Болгария 1921-1930 гг., Отчет № 32, 11 ноября 1922 г.
  • 54 Описание того, как это было сделано, см.: Альмендингер В. В. Галлиполийское землячество в Брно: (…)
  • 55 Альмендингер, Галлиполийское землячество…: 14-17.

46В Болгарии ВЗС помогал военнослужащим в поездке в Чехословакию для поступления в университет.53 Однако по большей части потенциальные студенты путешествовали за свой счет и, как правило, въезжали в Чехословакию нелегально. 54 Оказавшись там, не имея никаких средств к существованию или какого-либо легального статуса, они полагались на поддержку в первую очередь Пражского комитета Земгора. . Один ветеран Галлиполи, полковник В. В. Альмендингер, который со временем получил докторскую степень в области сельскохозяйственных наук, описал, как после нелегального въезда в Чехословакию он прибыл в Прагу всего с 50 кронами в кармане. Чтобы урегулировать свою должность, он посетил офис Земгора с рекомендательным письмом.Затем Земгор дал ему немного денег и письмо в соответствующее министерство Чехии, чтобы легализовать его статус в стране. После этого он получил документы, которые позволили ему остаться, и начал обучение в Сельскохозяйственном институте Брно.55

  • 56 Очерк деятельности Объединения Российских Земских и Городских Деятелей в Чехословатской Р (…)
  • 57 Там же .: 30.

47Опыт Альмендингера был обычным.В начале 1920-х годов Пражский Земгор помог законным путем доставить в Чехословакию 438 курсантов русской армии. Он также работал над легализацией положения нескольких тысяч других лиц, въехавших в страну нелегально. Он сделал это, зарегистрировав их в русском отделе министерства иностранных дел Чехии, который доверил Земгору действовать в качестве своего агента в этих вопросах56. Земгор зарегистрировал таким образом 1753 человека в 1921 г.; 1974 человека в 1922 году; 1317 человек в 1923 году; и 527 в 1924 г.57

48Несмотря на помощь, которую Пражский Земгор оказывал таким образом армейцам, армия продолжала считать его враждебной организацией.Опять же, это был случай, когда военные и общественные организации счастливо работали вместе на низших уровнях, занимая при этом откровенно враждебные позиции на более высоких уровнях.

  • 58 HIA, Архив Э. К. Миллера, ящик 15, дело 25, письмо Леонтьева Миллеру, № 90, 15 июня 1921 г.

49Например, представитель Врангеля в Чехословакии генерал Леонтьев отмечал, что в июне 1921 года в Праге Земгор открыл регистрационный отдел по выдаче видов на жительство в Чехословакии.Это, по его словам, вызвало большие опасения, что документы, ранее выданные дипломатическими и консульскими представителями, перестанут быть действительными: «Дипломатические учреждения, консульства и военные ведомства, как и другие представители старой России, теперь являются занозой в теле левых». партии, — писал Леонтьев, — и все их усилия направлены теперь на то, чтобы ослабить их влияние и значение, на их дискредитацию. Под флагом социалистов-революционеров сделать это было бы трудно, если не невозможно…. и поэтому они составили очень хитрый план, чтобы использовать большинство членов пражского социалистического революционного штаба в земских и городских учреждениях, чтобы образовать пражское отделение Земгора и под его флагом продолжать свою прежнюю работу»58.

  • 59 Очерк деятельности Объединения Российских Земских и Городских Деателей…: 12-13.

50Образ Пражского Земгора как тайного отделения партии социалистов-революционеров имел хоть какое-то реальное основание.Из 63 членов Пражского земгорского комитета в 1925 г. было не менее 29 эсеров. Из остальных только 10 не были членами ни одной политической партии, было два кадета (которых можно было бы назвать центристами в политическом плане), а остальные все были членами других левых групп: было трое народников-социалистов, один социал-демократ, 3 члена «Крестьянской России» и 15 членов «Союза Возрождения Казахстана»59

.

51Это членство придавало организации явно левый политический оттенок.Учитывая, что значительную часть русских в Чехословакии составляли бывшие солдаты, казаки или офицеры русской армии, руководство Земгора определенно имело иную ориентацию, чем те, кого оно якобы представляло и кому оно оказывало помощь. Примечательно, что единственным членом пражского Земгора, назвавшим себя офицером генерального штаба армии, был полковник Ф. Е. Махин, и он был эсер.

  • 60 Григорий Раковский, Конец Белых (Прага: Издательство «Воля России», 1921): 229-233.

52 Показателен и тот факт, что казаки в Пражском Земгоре ​​были из Союза Возрождения Казачества. Эта организация была создана в декабре 1920 г. радикальными политическими деятелями из числа донских, кубанских и терских казаков. Он обвинял белых генералов в поражении казаков в Гражданской войне и, призывая к продолжению борьбы с большевиками, требовал государственности для казачьих окраин России и настаивал на том, чтобы казаки отказались от руководства армейским верховным командованием.60

  • 61 ОВЗ, Коллекция П. А. Куссонского, ящик 10, дело 40, письмо Махрова Миллеру, № 181, 16 июня 1924 г.

53 Были серьезные подозрения, что подобные группы использовали свое доминирующее положение в Земгоре ​​в партийно-политических целях. Так, в июне 1924 г. представитель Врангеля в Польше генерал П. С. Махров отмечал, что 200 русских солдат, в том числе группа уральских казаков, ранее интернированных в Польше, уехали на работу и учебу в Чехословакию.Там, утверждал Махров, они обнаружили, что, несмотря на заявления Земгора об обратном, оно носило определенный политический характер. Земгор сформировал казачью группу для организации общественного конгресса по объединению казаков в Чехословакии, в котором приняли участие уральские казаки. Однако этот съезд оказался с политической повесткой дня, и на нем генерал Сидорин выступил с враждебной главнокомандующей речью. Уральцы в знак протеста покинули Конгресс. Это, по словам Махрова, ставит их в деликатное положение, поскольку им необходимо вступить в какую-то организацию, чтобы легализовать свое положение в стране.61

54Prague Земгор жестко отреагировал на подобные заявления. Согласно изданному им бюллетеню:

  • 62 Очерк деятельности Объединения Российских Земских и Городских Деателей…: 34.

С момента создания Союза определенные круги русской эмиграции в Праге ведут нешуточную борьбу против Земгора, с целью вырвать из рук Земгора заботу о русских беженцах.Были предприняты попытки дискредитировать его деятельность как перед правительством Чехословацкой Республики, так и перед массами беженцев и организациями помощи беженцам. Земгор обвинялся в партийности ´ в одностороннем, тенденциозном характере его деятельности, распространялись слухи о злоупотреблениях, допущенных его руководителями, их упрекали в полной некомпетентности. В то же время были предприняты попытки показать, что масса русских беженцев не симпатизирует Земгору, посредством резолюций, выдвинутых рядом русских организаций в Праге.62

55В этих атаках участвовали как левые, так и правые, заявил Земгор. «Монархические круги особенно ненавидят Земгор за то, что это аполитичная организация, которая решительно отвергла всякие попытки создать за границей вооруженные силы для борьбы с большевиками» (показательное заявление, ибо этот отказ был политическим актом и, таким образом, противоречил заявлению Земгора о быть аполитичным).63 Земгор перечислил противостоящие ему организации, которые, по его словам, имели «незначительное количество членов и не имели влияния на широкие эмигрантские круги». Примеры: Национальный комитет (центристская политическая организация, тесно связанная с Врангелем), Торгово-промышленный комитет, Общество офицеров, Дамский кружок, Комитет помощи детям Российского Красного Креста64

.

56 Земгор объяснял кампанию против нее тем, что приписывал ее противникам точно те же мотивы, которые они ей приписывали: «стремлением некоторых политических кругов захватить в свои руки дело помощи беженцам, поставить беженцев в зависимость от них, посредством этой зависимости они позволяют себе использовать эмигрантскую массу для достижения своих политических целей.65

57Сбалансированный подход заключался бы в том, что обе стороны в этих спорах были наполовину правы, наполовину неправы. И Земгор, и армия заявляли об аполитичности, обвиняя при этом других в партийности. На практике они были правы, отмечая политическую природу своих противников, но ошибались, отрицая политическую природу своей собственной деятельности. Как бы Пражский Земгор ни воображал себя аполитичным органом, профиль его членства не позволял другим принять его как таковой.

  • 66 Земгорский архив, Архив № 139, Югославия 1923-1927, Письмо В. Д. Брянского Земско-Городской К (…)
  • 67 Земгорский архив, Архив № 139, Югославия 1923-1927 гг., Письмо Брянскому, 25 марта 1924 г.

58 Восприятие Пражского Земгора как организации социалистического фронта, несомненно, мешало этому. Это можно увидеть в любопытном эпизоде ​​с вышеупомянутым полковником Махиным, появившимся в марте 1924 года в Белграде с загадочной миссией из пражского Земгора.Его визит сбил с толку представителя ВСГ в Белграде В. Д. Брянского, который недоумевал, почему Махин не предупредил его о своем приезде и не решился навестить его. Брянский считал, что миссия Махина носила «политический характер». Он узнал от других, что полковник сказал им, что он установил контакт с официальными лицами в югославском правительстве и посещает их в качестве первого шага в плане расширения деятельности Пражского Земгора в Югославии. конкретные планы расширения в этой стране, и что задачей Махина было просто посмотреть, смогут ли выпускники пражских тракторных курсов Земгора найти работу в Югославии.67

  • 68 HIA, WA, ящик 146, дело 31: 557, письмо Врангеля Кондзеровскому, 6 августа 1925 г.
  • 69 HIA, WA, Box 146, File 31: 560, Letter Базаревича Куссонскому, 18 августа 1925 г.

59Как бы то ни было, на этом дело не закончилось. В августе 1925 года генерал Врангель пожаловался, что Махин снова оказался в Югославии. Он утверждал, что целью Махина было внедриться в ряды военных беженцев под прикрытием благотворительной деятельности Земгора, чтобы вести пропаганду от имени Партии социалистов-революционеров.Поэтому он поручил своему официальному представителю в Югославии полковнику В. И. Базаревичу заявить протест военному министерству, чтобы парализовать деятельность Махина68. поддержку Махину69. Тем не менее, Пражский Земгор учредил представительство в Югославии, которое функционировало до 1928 г., после чего оно продолжало существовать как отдельная организация под контролем полковника Махина.

60Миссия Махина иллюстрирует политический характер помощи. Вполне возможно, что у Махина не было политической повестки, а его заботы были чисто гуманитарными. Но просто приехав в Белград, он наступил на пятки другим организациям по оказанию помощи. Кроме того, какими бы ни были истинные мотивы Пражского Земгора, тот факт, что в нем доминировали члены левых партий, означал, что другие всегда будут интерпретировать его действия в политическом свете.Кроме того, относительная неспособность пражского земгора проникнуть в Югославию отражала иную политическую ситуацию в этой стране по сравнению с Чехословакией. В то время как чешское правительство отдавало предпочтение левым организациям, таким как Земгор, более консервативное югославское правительство оставалось в значительной степени лояльным к российской армии. Какие организации доминировали в усилиях по оказанию помощи в каких странах, в значительной степени зависело от политической ориентации рассматриваемых стран.

  • 70 Ипполитов и др., «Российская эмиграция в Константинополе…» (ст. цит. прим. 15): 84.
  • 71 Пивовар, Российская эмиграция в Турцию. (указ. цит. прим. 16): 25.

61Из этой истории ясно, что невозможно было изолировать дело гуманитарной помощи от острых политических разногласий, охвативших межвоенную русскую эмиграцию. Заманчиво представить, что можно было бы найти какой-то способ объединить усилия всех организаций, чтобы более эффективно использовать те немногие ресурсы, которыми располагала эмиграция.Глядя на конфликты между верховным командованием армии и общественными организациями в Константинополе, одно исследование пришло к выводу, что они снизили эффективность материальной помощи беженцам.70 Борьба за власть нанесла «значительный вред» и без того тяжелому положению беженцев.71 Возможно, это преувеличение, поскольку ресурсы, которыми располагала эмиграция, были слишком ограничены, чтобы можно было сделать гораздо больше, чем было сделано на самом деле. Тем не менее, конфликты, окружавшие вопрос о помощи, не могли способствовать оказанию помощи наиболее нуждающимся.Unity могла бы только улучшить ситуацию.

62На практике, однако, трудно понять, как этого можно было добиться. Политики не избежать. Убеждение Земгора в том, что оно было аполитичным, не выдерживает тщательной проверки, поскольку сам факт принятия роли главного координатора помощи был политическим актом, отрицающим притязания Врангеля на лидерство и претензию армии на приоритет в распределении ресурсов. Как только Земгор принял роль, которую ему предложили послы, он не мог избежать конфликта с армией.С другой стороны, признать лидерство Врангеля было бы и политическим заявлением. История конфликта между Земгором и армией доказывает, что предоставление помощи не может быть отделено от политики, и что вовлеченные в нее участники являются не только социальными, но и политическими акторами.

63 Университет Халла, Соединенное Королевство

64 Пол. RРобинсон @ корпус. переменный ток великобритания

Ленин и первые коммунистические революции, VI

Гражданская война в России и русско-польская война

Большевики вскоре перенесли столицу из Петрограда в Москву. окружив себя телохранителями.Они знали, что их политика были уверены, что оттолкнули большую часть населения. Те, кто ненавидел Ленина режим просканировал политический ландшафт в поисках спасителя. Но не было спасителя в наличии лишь несколько отчаянных и смутно монархистских «белых» армий. Дисциплинированная авангардная партия Ленина в очередной раз доказала свою способность победить своих сбитых с толку и разделенных противников в череде кровавых сражения, известные как Гражданская война в России.

Первыми противниками ленинского режима, взявшимися за оружие, были казаки в юг России.Хотя их воля к борьбе с большевиками была велика, у них была фатальная слабость, как поясняет Ландауэр: «Хотя казаки были опасными врагами из-за своих высокоразвитых воинских качеств, в политических вопросах их возможности были крайне ограничены. У них не было общего цель, кроме защиты своей собственности, и они не поняли что успех этой защиты зависел от уничтожения Советской власти во всей России, а не только на местных победах». ( Европейский социализм: история идей и движений ) Нить потенциальных верховных генералов пытались привлечь казаков и других анти- Большевистские силы на юге России под общим знаменем.Первый был Генерал Михаил Алексеев, бывший начальник штаба Керенского. Из-за болезни, Алексеева вскоре сменил генерал Корнилов. Корнилов возглавил т.н. Белые силы на пару месяцев, но имели несчастье погибнуть в бою. Некто генерал Антон Деникин принял на себя командование казачьими войсками. непростой союз с прогермански настроенным генералом Красновым.

Войска Деникина и Краснова не представляли серьезной угрозы ленинскому режиму. до лета 1918 года, когда Троцкий спровоцировал странную международную инцидент.Большая армия чешских военнопленных была разрешена Правительство Керенского сформировать отряды для борьбы с Центральными державами. План должен был переправить новую чешскую армию по железной дороге через Сибирь в Тихий океан, а затем отплыть на них во Францию. Хотя чешские части были на самом деле дружественный делу большевиков, Троцкий странным образом решил остановить продвижение чешской армии по железной дороге и вместо этого приказал чехам «вступить в Красную Армию, чтобы попасть в «трудбатальоны», т. е. стать часть большевистской принудительной рабочей силы.Те, кто не повиновался, должны были заключаться в концлагеря». (Ричард Пайпс, The Russian Революция ) Чехи сопротивлялись силой, захватив большую часть железной дороги. системы и воодушевления разрозненных русских антикоммунистов. Среди этого беспорядков, бывших союзников большевиков, левых эсеров не удалась попытка чтобы захватить власть. Примерно в это же время символические силы союзников прибыли в Арктические портовые города Мурманск и Архангельск, при этом более существенные Японские войска заняли тихоокеанское побережье России.(Как уже упоминалось ранее интервенция союзников серьезно искажалась во многих отчеты о Гражданской войне в России — подробнее см. Специальная выставка по теме).

Среди этой суматохи Троцкий выковал Красную Армию из призывников-крестьян. давние большевики и сочувствующие бывшие царские офицеры. С помощью у чехов антибольшевистские силы захватили Казань и Самару ( см. карта ). Конференция в сентябре 1917 года в Уфе попыталась объединить антибольшевистскую сил в Сибири, но в течение двух месяцев одна фракция арестовала другую и управление перешло к одному адмиралу Колчаку.Этим ходом силы Колчака оттолкнули чехов и спровоцировали антибольшевистских эсеров объявить о двух фронтах борьба как с красными, так и с белыми. Тем временем японцы бросили свои поддержку атаману Григорию Семенову, руководившему очередным антибольшевистское правительство вокруг Владивостока, в то время как анархистские армии Нестор Махно воевал как с красными, так и с белыми по всей Украине.

Армию нельзя построить без репрессалий. Массы людей не могут быть приводили к смерти, если только армейское командование не имеет в своем арсенале смертной казни.До тех пор, пока эти злобные бесхвостые обезьяны, которые так гордятся технические достижения — животные, которых мы называем людьми — будут строить армии и вести войны, командование всегда будет обязано размещать солдат между возможной гибелью на фронте и вероятной в тылу.


Лев Троцкий, Моя жизнь
Колчак добился нескольких первых успехов, взяв Пермь в декабре 1918 г. продвигались дальше к Волге. Но контратака Красной Армии повторилась. Пермь к июлю 1919 г.Тем временем войска Деникина на юге России одержали победу. несколько крупных побед — к октябрю они были в 130 верстах от Москвы. Пока Деникин наступал, антибольшевистские армии в Прибалтике столкнулись с Красная Армия. (Рига, столица Латвии, пала перед Красной Армией в январе, 1919 г., но через четыре месяца с помощью Германии латыши снова взяли Ригу). Прибалтийские войска соединились с русскими белыми под командованием генерала Юденича и двинулись захватить Петроград. Успешная защита Троцкого Петрограда сорвалась Войска Юденича, ведущие страны Балтии к подписанию сепаратного мира с большевиками в начале 1920-х гг.

К этому времени белые силы повсюду отступали. Армия Деникина была разбита обратно до самого Крыма. Становясь все более непопулярным, Деникин ушел в отставку. его командование в пользу генерала Петра Врангеля. Войска Колчака пострадали тяжелые поражения, и решение чехов об эвакуации (и выдаче Колчака в СР для исполнения). Война, казалось, подходила к концу. Но начало войны между ленинским режимом и новой нацией Польши дал белым последнюю надежду.

Первоначально польские успехи были очень впечатляющими.Минск и Киев пали армии Польши. Введенные в заблуждение таким поворотом событий, армии Врангеля в Крым совершил последнее наступление на север. Но Красная Армия решительно била отступили от поляков и въехали в самое сердце Польши. Теперь, когда их враги была отброшена, Красная Армия начала то, что Франц Боркенау назвал «наступлением». попытка нести революцию на Запад русскими штыками». Как уточняет Боркенау:

Троцкий в газете своего бронепоезда написал статью, в которой утверждали, что Красная Армия, разгромив белых, завоюет Европу и напасть на Америку.А Синовьев, в № 1 из коммунистов Интернационал , предсказал, что в течение года не только все Европа была советской республикой, но уже забыла бы, что когда-либо была борьба за это. (Франц Боркенау, Мировой коммунизм )

Через год второе заседание Коминтерна совпало с Красной Наступление армии на Польшу. Зиновьев выступил перед конференцией и пошутил. о его чересчур оптимистичном прогнозе:

«Может быть, нас увлекли; наверное, и в самом деле нужно будет не за год, а за два-три года до того, как вся Европа станет одной советской республика.Если вы настолько скромны, что вам кажется задержка на один-два года необыкновенное блаженство, мы можем только поздравить вас с вашей умеренностью». (цитируется по Францу Боркенау, Мировой коммунизм )

Представители Польской коммунистической партии, несколько более информированные о реальным положением в Польше, выразил обеспокоенность тем, что польский пролетариат вряд ли возьмет в руки оружие, чтобы помочь вторжению Красной Армии. Троцкий тоже были сомнения, но Ленин подгонял к наступлению. Многие связывают неудачу с это вторжение к отказу Иосифа Сталина сотрудничать с Тукачевский.В любом случае поляки разгромили Красную Армию в том, что было часто называют «Чудом на Висле». Скоро русско-польский договор последовали, оставив Красную Армию зачищать остатки своих противников. Войска барона Врангеля были отброшены и эвакуированы из Крыма.

Союзные войска давно покинули свои позиции, но японские войска остались вдоль тихоокеанского побережья России. В апреле 1920 года большевик Александр Краснощеков заявил о создании «независимой» Дальневосточная республика со штаб-квартирой в Чите и претендующая на суверенитет над территорией оккупирована Японией.Пока Краснощеков был явно ленинской марионеткой, он якобы независимость завоевал поддержку многих колеблющихся фракций, которые могли сопротивляться откровенно коммунистическому режим. Япония ушла из Владивостока в конце 1922 г.; вскоре после этого, Красная Армия (не армия ДВР) взяла Владивосток. Четыре недели спустя марионетка Дальневосточной республики проголосовала за объединение с Остальная часть Советской России. Как замечает Ландауэр, «большевики знали только слишком хорошо, насколько ценной была относительная свобода Финляндии для русских революционеры при царском режиме.Ленина и Троцкого не было. готовы пойти на риск, позволив противникам найти убежище в Восточной Сибирь; следовательно, этой страной правили те же безжалостные методы, которые использовались против всех несогласных с коммунизмом в остальной части Советского Союза. Республика…» ( Европейский социализм: история идей и движений )

Как и в большинстве войн, поведение и намерения различных фракций в Гражданская война в России варьировалась от плохого к худшему. Белые справедливо заработали позором за их антиеврейские погромы, массовые казни военнопленных и бесчисленное множество других злодеяний.Но следует отметить, что в большинстве случаях зверства белых редко заказывались Деникиным или Колчаком, поскольку официальной политики, но вместо этого в значительной степени был результатом инициативы. Напротив, бесчеловечность коммунистов была публично заказана. высшими эшелонами ленинского правительства. Как проницательно Карл Ландауэр указывает на то:

В отличие от своих противников, большевикам для проведения террор, но и аргументы для его идеологической защиты… Невозможно представьте себе белого генерала, который в свободное время пишет апологию терроризма. Троцкий в разгар боев написал брошюру «Оборона России». Терроризм как ответ на нападки Каутского на большевистские методы. какой была бы пустой тратой энергии для одной партии, была бы необходимостью для другое…( Европейский социализм: история идей и движений )

Военные преступления большевиков были многочисленны, и далеко не так рекламируются как белые.Так же, как белые вырезали большое числа евреев, большевиков (видимо по приказу Ленина — см. документы Ричарда Пайпса Неизвестный Ленин ) были виновный в массовом истреблении всего донского казачьего народа — убийство примерно 700 000 из примерно 1 000 000 из них. (Это доказывало бы быть только первым из нескольких почти геноцидов этнических меньшинств на территории Советского Союза). Красная Армия показала. особую жестокость к сдающимся белым и сочувствующим им мирным жителям.(Армия Колчака и связанное с ней гражданское население пострадали особенно ужасно лечение, потому что союзники не предприняли никаких усилий для эвакуации этих беженцев перед уходом, как это сделали с белыми в Крыму). За армией следовала ЧК, стремившаяся к более систематическому применению наказания за оппозицию советскому государству.

Гражданская война в России — 1918-1921

 


Гражданская война в России 1918-1921 гг.

Выдержка из книги Бедность, диктатура богатства, демократия: нехватка ресурсов и истоки диктатуры

Около 4 утра января 6 декабря 1918 года к Виктору Чернову подошел исполняющий обязанности начальника караула. Председатель Учредительного собрания, выступавший с речью, и попросил его скажи всем уйти.По его словам, охранник устал. Через несколько минут Чернов прервал заседание. встреча. Единственная и неповторимая сессия Таким образом, Учредительное собрание подошло к концу, заседая всего двенадцать часов. Ленин и его последователи-большевики убедились он больше никогда не встречался. 8 января в Открылся III съезд Советов. Это объявил Совнарком законным правительством России. Совнарком, или Совет народных комиссары были «правительственным» органом, созданным Вторым Съезд Советов на заседании в октябре 1917 г.Третий съезд также дал русским правительству новое название «Российская Советская Социалистическая Республика». изменен в 1923 г. на «Союз Советских Социалистических Республик». Большевики не могли консолидировать власть на несколько лет. Однако они встретили на удивление мало сопротивления в ближайшем будущем. после роспуска Учредительного собрания.

Политическая история — 1918 — 1921

Новая советская власть в В январе 1918 г., как и в ноябре 1917 г., не хватало денежных средств.Немедленный шаг, предпринятый для решения этой проблемой был указ от 21 января о дефолте по всем государственным долгам, как зарубежные и отечественные. Естественно, этот шаг не был воспринят зарубежными правительства. нового правительства усилия по выходу из войны также беспокоили союзников. правительства. 3 марта россияне подписали немецкую версию Брест-Литовского договора. Условия требовали сдачи крупных территории под контролем России — вся Польша и Финляндия и Прибалтика Эстония, Латвия и Литва были переданы. Договор был ратифицирован 14 марта IV Конгрессом Советы. После краха Германии советское правительство отказывалось от договора (ноябрь 1918 г.).

Ратификация Брест-Литовский договор, даже с его невыгодными территориальными уступками, на меньше всего способствовал уменьшению серьезного политического и экономического истощения российского Ресурсы. Вроде бы решив проблем, связанных с войной, большевики теперь должны были столкнуться с новой экономической суматоха дома.Население городам, таким как Петроград, пришлось пережить суровую зиму, которая нарушила продовольствие. поставки и поставки топлива. Безработица была высокой — в Петрограде в мае 1918 года она достигала около 87 человек. процентов. Жители г. Петроградцам везло, если они получали от четырех до шести унций хлеба на любой данный день. Напряжение, наконец, вспыхнуло на 8 мая в Колпино, городе к югу от Петрограда. Безработица там была даже выше, чем в Петрограде — без работы из 10 000 человек только 300 имели работу.В посреди демонстрации войскам было приказано открыть огонь. Один человек был убит. В мае и июне выборы в Пятый съезде Советов, большевики сильно проиграли кандидатам в эсеры и меньшевики.

Меньшевики, хотя и знали о недовольство, решил не использовать его. То Большевики бездействием меньшевиков получили отсрочка. Они мало благодарили, Однако. Вместо этого они арестовали тех, они думали, что были лидерами оппозиции 13 июня.Они предприняли дополнительный шаг, заказав новые выборы в V съезд Советов 16 июня, исключая Меньшевики и эсеры из советов.

Несмотря на эти действия, Большевики сильно проиграли, а кандидаты от эсеров и меньшевиков набрали большую часть голосов. фактические голоса. Большевики подделали. с результатами, чтобы получить большинство. Тактика большевистского давления и колебания меньшевиков и эсеров позволил сфальсифицированным результатам остаться в силе. Несмотря на попытки организации забастовок и демонстраций, рабочих смущали доводы меньшевистского и эсеровского руководства. Они были убеждены большевиками, что сопротивление было безнадежным. Когда звонок была вынуждена забастовать 2 июля, к ней присоединилось лишь несколько заводов.

4 июля 1918 г. Пятый съезд Советов утвердила новую Конституцию СССР. Это было, пожалуй, единственным рутинным делом Конгрессу пришлось иметь дело.Ночью 5-6 июля антибольшевик Борис Савинков координировал восстания против большевики в трех городах: Ярославле, Муроме и Рыбинске. Большевики быстро подавили Муромскую и Рыбинские восстания, но Ярославль продержался более полумесяца, несмотря на артиллерия и авиация. На днем 6 июля двое эсеров убили германского посла, но инсценировал убийство, чтобы оно выглядело как работа ЧК. За этим вечером последовал переворот попытка левых эсеров.Большевики оказались неподготовленными и практически потеряли контроль над Москвой, за исключением Кремля. Левые эсеры вместо ареста большевики, обращались к русскому народу с туманными призывами, опираясь при этом на возможность немецкой интервенции. Не было скоординированного восстания и силы, прежде всего латышской пехота, на следующий день разгромила мятежников. Удивительно, но к руководителям переворота большевики отнеслись снисходительно, казнить одних участников, но только заключать в тюрьму других.

Мягкое обращение с левые эсеры в Москве противостоят событиям в других местах. Считается, что убийство царя Николая произошли в ночь с 16 на 17 июля в Екатеринбурге, на Урале. Из револьверов отряд из десяти человек расстрелял Николай, его жена и шесть других членов царской семьи вместе с их врач, повар и камердинер. Те, кто не были убиты, сразу были заколоты штыками. В нескольких верстах, в Алапаевске, 17 июля другие родственники царственного семью убили.Самый задушенный после того, как его бросили в шахту, которую затем запечатали. 21 июля в Ярославле отправная точка восстания 5-6 июля контратака большевиков наконец увенчалась успехом. После сдачи около 350 заключенных были вывезены за город и расстреляны. Это предшествовало событиям Сентябрь, когда разразится то, что стало известно как «красный террор». установлен.

Два события, произошедшие 30 августа 1918 года, спровоцировали красный террор. Первым было убийство М. С. Урицкого, начальника Петроградская ЧК. Вторым было покушение на самого Ленина. Покушение на Ленина было совершено возродившейся фракцией эсеров, Боевая организация эсеров. Боевая организация отвечала за придавая эсерам репутацию революционной группы с политическим убийств, совершенных в период с 1900 по 1908 год. Женщина по имени Фанни Каплан был выбран для совершения убийства.Ранее запланированная атака потерпел неудачу, когда потенциальный убийца передумал. Каплан уволил троих выстрелы из пистолета Браунинг, как раз в тот момент, когда Ленин собирался сесть в свою машину после произнесенной им речи. Две пули попали в Ленина, и обе, как говорят, отравился кураре. Ленин оправился от нападения, хотя одно ранение было почти смертельным.

Большевики подразумевали, что эсеры были замешаны в заговоре с целью убийства, хотя, когда они сделали это обвинение в том, что они еще не завершили собственное расследование.Каплан был захвачен недалеко от того места, где была сделана попытка. Хотя там, наверное было достаточным основанием для казни ее после суда, они выбрали вместо этого, чтобы скрыть свою казнь. На 3 сентября ее вывели за пределы Кремлевской тюрьмы, в маленькую двор. Припаркованные рядом грузовики были начал глушить любые звуки. Она была сказали идти к машине, припаркованной во дворе, а затем выстрелили в спину комендант Кремля, по приказу ЧК.

4 сентября нарком Интерьер подписал «Приказ о заложниках». Декрет, призывавший к аресту правых эсеров, санкционировал захват заложников в ожидании будущих нападений на большевиков. и призывал к массовым казням и массовому террору. Второй декрет, принятый 5 сентября, призывал помещать врагов новой власти в концлагерях, а также суммарные казни те, кто связан с заговорами против правительства.Хотя эти два указа в целом считается формальным началом красного террора, страна начала получать представление о том, что грядет, еще до его официального начала в сентябре. Всего было казнено 882 человека. в период с января по июнь 1918 г. Считается, что только в июле ЧК расстреляла 1115 человек. В Нижнем Новгороде 31 августа ЧК арестовала и расстреляла 41 человека. Другая В Петрограде в этот день было расстреляно 512 заложников, а в Москве бывшие чиновники царского режима, уже находившиеся в тюрьмах, были расстреляны.

К моменту наступления Красного Террора к концу 1920 года были убиты тысячи человек. Поскольку архивы ЧК были уничтожены, реальная цифра маловероятна. быть известным. Оценки варьируются от низких от 12 733 до 50 000 и даже до 140 000. Количество казней — это только один аспект Репрессивный характер большевистского режима. Количество концлагерей другое измеримая мера. Использование концентрационных лагерей было рекомендовано в декрете 5 сентября, хотя реализация этого предложения началась только после после 1918 года.Лагеря были предоставлены более официально в «Решении» ЦИК Советов (ЦИК), выпущенной 11 апреля 1919 г. В течение следующего года это официальное обязательство В результате была создана серия лагерей. Говорят, около 50 000 заключенных содержались в конце 1920 г. в 84 лагерях. К октябрю 1923 г. было 70 000 заключенных. в 315 лагерях.

Добровольческая армия, Белая гвардия и организованная оппозиция

14 ноября 1920 года армия Белые войска эвакуировали крепость Севастополь на Крымском Полуостров.В течение следующих двух дней Белые силы эвакуируют своих людей с близлежащих позиций, около 145 693 человек. человек, погруженных на 126 кораблей, направлявшихся в Константинополь. Это олицетворяло окончательный триумф красных сил над белыми и окончание Гражданской войны в России.

Шансы на победу большевиков выглядели особенно долго в первые месяцы 1918 г., когда их противники присоединились к армиям, поклявшись победить их. И все же, несмотря на то, что большевики представляли меньшинство и непопулярный к тому же, они каким-то образом собрали ресурсы, необходимые для победы.Что отличает военный аспект конфликт с этой точки зрения осуществляется в кабинке для голосования? — Как могла вечеринка которая не смогла провести всенародные выборы, не прибегая к мошенничеству, манипулирование или физическое запугивание, возможно, одержали верх над поле битвы? Пожалуй, самый простой ответ заключается в том, что у большевиков было центральное ядро ​​убежденных сторонников, окруженное достаточно большой группой людей, которые были нейтральны или не достаточно враждебны им политически, чтобы активно противодействовать им.У них, возможно, было еще одно преимущество — не было четкого выбора или хороших альтернатив Большевистское правление. С конца двадцатых Западная перспектива века, усиленная событиями холодной войны, Большевики рассматриваются как явно злой выбор, где видны альтернативы в черно-белых терминах.

В 1918 году в России было много людей альтернатив на выбор, но ни одна из них не показала явного улучшения по сравнению с Большевистское правление. В то время как Временный Правительство, с западной точки зрения, рассматривается как хорошая «демократическая» выбор, опыт России с этим правительством был одним из нерешительность и неумелость.Другой главной альтернативой была царская администрация. Он тоже не был так популярен. Одна из аномалий первых дней Большевистское правление заключается в том, что многие консервативные «монархисты» фактически поддерживали жесткими мерами большевиков. Это чувствовалось, что жесткая позиция против противников положит конец хаосу, который они видели как еще большее зло, чем сам большевизм. В конечном счете большевики победили не столько потому, обманывали людей, а потому, что они были в состоянии контролировать и управлять ресурсы силы.Победа в любой войне требует как физических ресурсов, так и мотивированной армии. Хотя большевики, возможно, представляли меньшинство с точки зрения общественного мнения, они смогли выставить армию из 3 миллионов в 1919 году против численности Белой армии всего в 250 000 человек.

Это большевики навесили ярлык своих противников как «белых». Белый цвет был цветом, связанным с французской монархией. и большевики, несомненно, хотели подчеркнуть всякую связь антибольшевистские силы могли иметь дело со свергнутым царем.В то время как силы и армии, подошедшие к противников большевиков получили общий ярлык белых, они не были единая сила. Пока все против Большевики, они не все были заинтересованы в восстановлении монархии. Многие сражались за Временный Правительство. Главной белой армией была Добровольческая армия. Казаки были другая часть белых армий, хотя они иногда сражались с Белые, иногда нет. Если центральный планирование, организационное решение коммунизмом экономических проблем, осуждали за торможение российской экономики, децентрализацию и полная независимость, вариант, «избранный» белыми армиями, не действовать, чтобы спасти их.Разделенный географически большими расстояниями, часто были вынуждены воевать самостоятельно друг друга. Было трудно учиться происходящее, не говоря уже о каких-либо скоординированных действиях.

Площадь Дона, земли до на юге Москвы, недалеко от Черного моря, находились силы оппозиции. собрались почти сразу после падения Петрограда в ноябре 1917 г. Что привлекало генералов и политических деятелей на Дон были, пожалуй, легенды, вышедшие с Дона.Дон был родиной казаков. Они пользовались уникальным статусом — как Белые и красные рассматривали их как потенциальных союзников. Их всадники служили царю кавалерией. войска, однако они также считались самостоятельными защитниками русской свободы кто будет противостоять угнетению. Первоначально у белых были веские основания рассчитывать на казачью поддержку. При голосовании на Учредительном собрании Казачьи избиратели подавляющим большинством выступили против большевиков, отдав около 98 % голосов. их голоса небольшевистским кандидатам.Одна из причин сопротивления казаков большевиками был Земельный декрет, изданный 26 октября 1917 г. Декрет о земле предусматривал экспроприация частных земель и передача их крестьянам коммуны. В то время как земля, принадлежащая казаку крестьян предполагалось освободить от конфискации, существовавших в земле донских казаков, около 1,8 млн крестьян-неказаков, из которых, по оценкам, что 500 000 остались без земли. Если Казаки считали свои земли своими, боялись, что неказачьи крестьяне считали землю доступной.

Присутствие такой большой группы неказаков в донских землях, возможно, подтолкнуло казачье руководство к поддержку Белого дела. В то же время это представляло проблему для казаков, так как давало резерв потенциальных новобранцев, слишком готовых оказать поддержку большевики. Консервативный казак страх беспорядков стал реальностью вскоре после того, как большевики захватили власть в Петроград. Ближе к концу ноября 1917 г., примерно в то время, когда будущие рекруты белых начали собрались в районе Дона, группа рабочих в Ростове взяла под свой контроль город и провозглашена Донская советская республика.

Казачий предводитель Каледин, бывший столкнувшись с небольшим мятежом среди своих последователей, почувствовал себя обязанным спросить вновь формируемой Белой армии за помощью. Хотя армия насчитывала всего 600 человек, они добились успеха, в декабре 2 декабря 1917 года при взятии Ростова. Этот маленькая победа давала некоторую надежду делу белых, когда оно официально стало Добровольческой армии в середине декабря 1917 г. К тому времени он вырос до чуть менее 4000 человек.

Пока молодая Добровольческая армия может были небольшими, большевики чувствовали необходимость действовать быстро, чтобы справиться с Это.Любая вооруженная сила будет рассматриваться как угроза, однако Добровольческая армия была особенно утомительна из-за географический район, который он выбрал в качестве своей базы. Дон находился рядом с Украиной, зерновым регионом России. Немцы хотели контролировать этот район и большевики чувствовали себя обязанными контролировать любую военную угрозу там. Армия численностью от 6000 до 7000 человек под командованием В декабре на юг был отправлен большевистский генерал Владимир Антонов. Красная Армия получила поддержку по мере продвижения на юг, так что к тому времени, как она достигла земли Дона, численность ее уже увеличилось до 20 000.В отличие от дезорганизация, которую большевистские силы проявили в Зимнем дворце 25 октября красные войска имели тяжелое вооружение, более 100 пулеметов, полевые орудия, самолеты и бронепоезд.

Когда Красная Армия, бывшая раскололись, угрожали полным окружением белых войск, они начали отступление 22 февраля 1918 г. на юг в прикубанские степные земли, лежавшие восточнее Черного моря. Добровольческая армия имела надеется использовать город Екатеринодар в качестве базы.У рабочих города были другие идеи. То, что произошло в Екатеринодаре, пожалуй, лучше всего иллюстрирует трудности, с которыми столкнулись белые, пытаясь свергнуть большевистскую правительство. Рабочие, 14 марта 1918 г., взяли под свой контроль город. Белые отошли и снова вернулись в апреле, когда большевики имели силу из 18 000 готовых защищать город. На 13 апреля во время наступления белых на город разорвался артиллерийский снаряд. внутри дома, которым пользовались нападавшие. Генерал Корнилов, главнокомандующий, был убит. Добровольческая армия отступила. В июне то, что осталось от Добровольческой армии двинулись бы еще раз в кубанские степи, а казаки двинулись бы против большевиков в созданной ими крепости Царицын. Добровольческая армия, несмотря на отступление, с Екатеринодаром не покончено. Это вернулся в город и овладел им 16 августа 1918 г.

Пожалуй, единственное, что было Спасла Добровольческую армию от уничтожения наступавшая немецкая армия, которая захватили Ростов в мае.У немцев было поспешили двинуться на восток, чтобы взять под свой контроль территории, предоставленные им по условия Брест-Литовского договора. В мае белые силы также обнаружили разногласия, лежащие между их целями и целями казаков. Белые рассматривали войну против большевистского правительства как идеалистической борьбы за создание русской нации, тогда как казаки мыслили больше в условиях войны за освобождение казачьих земель. Эти расходящиеся взгляды создали проблему для обеих сторон.Белые, к определенной степени рассматривали казаков как некую мифическую силу, которая могла существовать независимо от земли. В реальности, они были экономически и социально привязаны к земле. Хотя часто готовы пожертвовать своими жизни в бою, другое дело подвергать их семьи таким риски. К сожалению, боевые действия Гражданская война в России не ограничивалась полем боя. Обе стороны часто были готовы пытать и убивать вражеских солдат, и они были так же готовы подвергнуть мирных жителей одни и те же правила.Лидеры Добровольческая армия, потому что они были менее привязаны к Дону экономически, к в какой-то мере позволили себе роскошь вести идеологическую войну. В то же время они были экономически зависит от Дона, чтобы поддерживать свои военные усилия.

Добровольческая армия на Дону область была не единственной белой армией, бросившей вызов большевикам. Именно в Сибири белым удалось одержать несколько быстрых, но решающих побед. Создан соперник большевиков, известный как правительство Комуча. весной 1918 года.Там может быть была склонность к оппозиции правительству, но она не проявлялась до тех пор, пока Чешскому легиону удалось одержать несколько побед над большевиками на своем дорога домой. Чешский легион запутался и несколько необычного происхождения. Когда Началась Первая мировая война, австро-венгерская армия имела в своих рядах чехов и Словацкие солдаты, не любившие своих союзников, немцев. Эти солдаты попали в плен к русские, когда они начали свои первые наступления войны.Чех Томас Масарик, глава Чехословацкий национальный совет предложил, чтобы эти заключенные можно убедить бороться с Были сформированы немцы и части, воевавшие с русскими в 1917 году.

После подписания Брест-Литовск союзники проявили интерес к частям. Первоначально большевики согласились освободить пленных и отправить их, как воинские части, воевать с союзниками. Опасаясь немецких подводных лодок, было принято решение отправить чехов на восток через Сибирь во Владивосток.Это было после того, как немцы потребовали остановить переводите то проблемы начались. В Челябинске, в Сибири, местный совет арестовал несколько чехов, причастных к бой с венгерскими военнопленными 14 мая. То затем члены чешского отряда захватили местный арсенал и вынудили освободить задержанных чехов. Лев Троцкий, Военный комиссар арестовал в Москве нескольких чешских политиков и приказал Сибирские советы разоружить чехов. Чехи, у которых было 20 500 человек в разных местах вдоль Транссибирская железная дорога в ответ захватила различные города, расположенные вдоль железной дороги.

8 июня 1918 года Чешский легион, как было известно, захватил город Самара. Вскоре после этого было сформировано правительство Комуча. Более официально известный как Комитет Члены Учредительного собрания, оно было сформировано сторонниками либералов и эсеров. Самара стала чем-то вроде андеграунда. источником оппозиции большевикам, поскольку около 70 бывших депутатов-эсеров Учредительное собрание переехало в Самару после роспуска Сборка.Как и Добровольческая армия, Армия, организованная правительством Комуча, сумела быстро набрать успехи. В июле Уфа и Симбирск были взяты, а 7 августа — Казань. Царское правительство накопило более 650 миллионов рублей. золотой запас есть, но большевики так быстро ушли, что весь золотой запас попал в руки правительства Комуча.

С помощью западных стран, Белые силы в Сибири стали представлять серьезную военную угрозу.В небольших боях они появились победоносный. На самом деле большевистская армия начала отступать. Что спасло большевиков был Троцкий, приехавший в городок Свияжск специальным поездом, из которого он мог выдавать еду и оружие. По большевистским меркам поезд был роскошным, в нем не только библиотека, но и гараж с автомобилями, и радиостанция. Троцкий работал над восстановлением порядка и боевого духа на два фронта. С точки зрения материалов нужно было воевать, он позаботился о том, чтобы у Красной Армии было любое оружие и нужны были припасы.Он мог даже заказывать боеприпасы прямо из Москвы по прямой телеграфной связи со своего поезда. В то же время он работал, чтобы внушить страх где вдохновение не будет работать. У него было комиссар и командир одного полка казнены, когда полк покинули должность вместе со случайно выбранными членами полк. Логистика Троцкого и повышение морального духа усилия окупились. Красная Армия, оснащенная с канонерскими лодками, бомбардировщиками и артиллерией отвоевали Казань 10 сентября 1918 г.(При всех усилиях, затраченных Троцким в Сибири реальные силы, задействованные в боях за Казань. Было около 3000 солдат. сражаясь за каждую сторону, как в августовском сражении, так и в сентябрьском отбить.)

На юге боевые действия переместились на город Царицын, несколько севернее, но примерно на полпути между Черное и Каспийское моря. большевики, в июне 1918 г. отступил к Царицыну, прежде чем немецкие войска атаковали Ростов.Они провели большую часть лета добавление к укреплениям города. Уже в июне казаки начали подготовку к атака. Однако не было, пока Октябрь, что произойдет первая крупная атака. Казаки не смогли добить Красную Армию в Царицыне, даже хотя они осадили город в конце 1918 года. В январе 1919 года Красная Армия вырвется из города, чтобы отбросить Казаки назад.

Красные силы, столкнувшиеся с Добровольческая армия после разгрома казаков в январе 1919 г. численно превосходила Добровольческую армию в три раза.Добровольческая армия обратилась к генералу Май-Маевского, как большевики повернулись к Троцкому на севере. Одно преимущество, которое белые имели весной 1919 год был погодой. Дождливая погода сделала Красной Армии было трудно не только передвигаться, но и общаться. Добровольческая армия, опираясь на преимущество железнодорожного транспорта, более свободно передвигались против своих красных противников. Когда в мае наступила более сухая погода, красный армии обнаружили, что победы белых не были связаны с погодой.Добровольческая армия наступала на широком передний.

В конце июня Волонтер Армия штурмовала Царицын. В то время как успех атаки можно было частично объяснить агрессивным руководством генерала Петра Врангеля, использование английских танков и броневиков не вызывает сомнений также были важным фактором. Строка однако побед, возможно, погубило Добровольца. Армия. 3 июля генерал Деникин командующий генерал, объявил, что следующей целью Добровольческой армии является Москва.Хотя Добровольческая армия насчитывая более 100 000 человек, он простирался на 800 миль.

Первоначально Добровольческая армия хорошо. Врангель в сентябре разгромил 50 000 человек красных направили против Царицына. В середине сентября главные силы Деникина осадили город Орёл, только в 220 милях к югу от Москвы, окончательно захватив ее 14 октября. Пока сражались основные армии, казак кавалерия проехала по большевистской территории в 500-мильной ярости.С севера двигалась еще одна белая армия. против Петрограда. Несмотря на это вперед движение, «неудержимое» наступление белых начало сталкиваться с проблемами. Оно пришло не от Красной Армии, наступавшей с Москве, а от крестьян на Украине. Опасаясь, что белые собираются вновь установить царскую власть, они восстали, и Деникин был вынужден послать войска для подавления восстания.

Деникин должен был ослабить свой фронт линию в то время, когда Красная Армия укреплялась.Мало того, что Москва поставила дополнительно 100 000 войск в силы, находившиеся между наступающей Добровольческой армией и Москвы, они же поставили им около 4400 пулеметов и 1000 штук артиллерии. Недавно сформированному отряду красной конницы также удалось разбить казачью конницу у Воронеж, 24 октября. Формирование отряд красной кавалерии, новаторская военная тактика большевиков, оказалась быть одним из важнейших военных решений для большевиков.Обеспечение большей подвижности Красной Армии, кавалерия склонила чашу весов в общем сражении между белыми и красными сил. Деникин, столкнувшись с гораздо более сильным Красная Армия была вынуждена отступить почти сразу после взятия Орла.

Добровольческая армия была не единственной Белая сила испытывает проблемы с людьми на землях, которые она контролирует. Белые силы в Сибири также имели трудности с рабочими и крестьянами, симпатизирующими делу большевиков.Потеря Казани в результате боевых действий за действиями в сентябре 1918 г. последовала потеря Чешского легиона как результат окончания Первой мировой войны — чехи решили, что пора покинуть. Различные группы, выступающие против Большевистское правление 4 ноября 1918 г. перешло к Александру Колчаку, военно-морскому офицер и полярный исследователь. Под руководством Колчака белые силы в Сибирь воскресили, захватив в декабре 1918 г. город Пермь, и наступая на запад и юг, в марте 1919 года овладела Уфой.Но даже при этих победах Колчак столкнулся с внутренний бунт. В декабре В Омске произошло восстание рабочих под руководством большевиков. Городская тюрьма была захвачена и заключенные освобожден.

Белые победы в Сибирском арена оказалась такой же эфемерной, как и южная. Большевики снова реорганизовались, это время при Михаиле Фрунзе, бывшем мельничном. В апреле 1919 года Красная Армия начала наступление, завершившееся взятие Уфы в июне.Красная Армия продолжали наступление, нанося серьезные потери отступавшим белым, которые, к августу их численность сократилась до 15 000 человек. При отступлении им приходилось не только сражаться с регулярные части Красной Армии, но и местные крестьяне и рабочие. Не имея возможности получить обычное оружие, многие крестьяне группы использовали вилы или топоры при нападении на поезда снабжения белых или единицы. Когда сопротивление белых рухнуло, в январе 1920 года Колчака выдадут большевикам, которые казнить его в феврале.

Узор раннего Белого победы, за которыми последовали беспощадные большевистские контратаки, повторились в северо-Запад. Северо-Западная Белая Армия, под командованием генерала Николая Юденича 28 сентября двинулся на Петроград. 1919. В серии боев они продолжала отбрасывать Красную Армию и к 20 октября почти вышла на город. Однако один из белых командирам не удалось перерезать железнодорожное сообщение с городом, когда возможность, и большевики снова послали Троцкого для организации своей обороны.21 октября Красная Армия начала наступление. контратаку, отбросившую белые войска с наиболее передовых позиций и продолжал наступать. Белая армия был отброшен к границе Эстонии, уступив всю завоеванную территорию с сентября.

Взятие города Орла, которая наступила 14 октября 1919 года, была ближе всего к тому, к чему могла подойти Добровольческая армия. Москва. 24 октября их кавалерия войска потерпят поражение под Воронежем. Большевики стали концентрировать свои силы, когда они двинулись на юг.Они переехали расколоть Добровольческую армию, одна часть двинулась на юг, к Ростову, а их главные армия продолжала оказывать давление на белых под Орлом. Поняв, что просто не смогут удержать город, они отступили. К февралю 1920 года Красная Армия оттеснила их обратно на реку Кубань. То Добровольческая армия смогла лишь временно остановить наступление красных. Когда март подошел к концу, красные оттеснили Белые войска вошли в портовый город Новороссийск. 26 марта 1920 года Добровольческая армия увезли на корабли, оставив город большевикам, оставив часть 20 000 солдат не могут спастись. Приплывая к Крымскому полуострову, их единственная реальная надежда заключалась в том, чтобы пережить немного дольше.

Генерал Врангель, пытаясь удержать полуострова, стали укреплять Перекопский перешеек, узкую полоску земли отделить Крым от материковой части Украины. Несмотря на относительную незначительность территории, на которую они были вынуждены отступить, белые не довольствовались тем, что просто ждали Красную Армию. 6 июня они совершили морской десант у Кириловки силами 6000 человек. которому удалось прорваться вглубь страны и захватить город Мелитополь.Основные силы Врангеля атаковали Красную Армию противостояние Перекопским укреплениям 7 июня. Куда бы ни наступали белые силы, красные Армия отступила. Даже покушение на красный контратака в последние дни июня была отбита. А ведь Добровольческая армия воевала долго шансы. Большевистская армия к концу лета будет насчитывать около пяти миллионов человек. Несмотря на эти цифры, Красная Армия сосредоточила большую часть своих сил. усилия по ведению войны с Польшей в июне и июле.Столь успешными были военные усилия Добровольческой армии, что, когда летние месяцы перешли в осень, все еще продвижение. Его последний успех придет 8 октября, когда Врангель переправился через Днепр. Продержавшись там пять дней, Красная Армия контратаки отбросили его 13 октября.

Устранив почти все остальные серьезные угрозы, большевики приступили к уничтожению того, что осталось от Добровольческая армия в Крыму.Борьба был явно неравным. перемирие с поляками был подписан 12 октября, освободив войска, сражавшиеся на том передний. Передовые войска Врангеля имели было сокращено до чуть более 34 000 человек, из которых 23 070 были пехотинцами. Тем не менее, Красная Армия, несмотря на свою подавляющую численностью, обнаружил сильное сопротивление и продвигался очень медленно. Врангель возлагал свои последние надежды на то, что было известный как Турецкий вал, старая турецкая оборонительная позиция. Стена была укреплена, и что остатки тяжелого вооружения Добровольческой армии и пулеметы были включены в оборону.Так как впечатляющей и прочной, какой бы ни была построена Турецкая стена, она была обречена. линия. Пока готовился к финалу штурма, Красная Армия насчитывала 188 771 человек против 26 000 солдат на Белая сторона, поддерживаемая всего 16 000 резервистов. У большевиков тоже было около 3000 автоматов. орудий и 600 артиллерийских орудий против 200 полевых орудий у белых.

В 3:30 утра 9 ноября 1920 г. пехота 51-й дивизии Красной Армии совершила то, что окончательный штурм турецкого Стена.Три предыдущие атаки были отбит защитниками, но эта атака удалась. Крушение обороны белых на Турецкий вал стал окончательным поражением Добровольческой армии. В некотором смысле, это не было ошеломляющим численность Красной Армии, которая и определила исход. Вместо этого это было определено погодой. Добровольческая армия полагалась на воду р. солончаки Сиваша для их защиты на одной части Турецкого вала. Сухая погода обнажила болота и холод погода достаточно заморозила открытую грязь, чтобы позволить Красная Армия направить пятьдесят первую дивизию по квартирам.Дивизия была повезло, что он пробрался через болота незамеченным, возможно, более повезло, что его атаки в конечном итоге увенчались успехом. Вода вернулась после разделения переправились, отрезав любую возможность отступления или подкрепления. В конце концов, это не имело бы значения. Добровольческая армия не имела ни экономического ресурсов, ни живой силы, чтобы сдержать Красную Армию. Врангелю удалось один финал, хоть и небольшой, победа над красными.Он мог эвакуировать 145 693 человека в Константинополь к 16 ноября 1920 г., избежав таким образом окончательная унизительная капитуляция Добровольческой армии.

Красный триумф/Белая неудача

История белых армий, как рассказанный здесь, сосредоточился больше на вооруженных силах и, в меньшей степени, Политическая сторона периода между 1918 и 1921 годами. Вооруженный конфликт является почти чисто политическим борьба, по крайней мере, на уровне поля боя. Солдаты, достаточно мотивированные, чтобы рисковать своей жизнью ради дела или даже убивать, представляют собой окончательную приверженность идеологии — истинные верующие в политический мир идей.Акцент на в результате военные успехи различных белых армий могут показаться несколько неуместны в экономическом анализе Советского Союза. Он был включен в это обсуждение для две причины. Во-первых, он предназначен для оспаривать мнение о том, что большевистский переворот в Октябрьской революции был совсем без опоры — что большевики как-то обманули людей и были смогла установить контроль лишь с небольшой группой фанатичных сторонников. Большевики в действительности не полагались на небольшая группа фанатиков.Вместо этого они получил контроль благодаря гораздо большей группе людей, которые, хотя и не были фанатичными последователи большевизма, были достаточно привержены борьбе против повторного установления царского режима или, наоборот, недостаточно совершенных Белой причине заботиться о ее выживании. Во-вторых, здесь присутствует экономический элемент. даже в военных судьбах Белой и Красной армий.

Экономические силы сделали сами себя двояко ощущалась в Гражданской войне. Во-первых, большевики практически победили, потому что они контролировали наиболее важные промышленные объекты, имеющие решающее значение для снабжения их войск с оружием и боеприпасами. Когда обе стороны могли бы найти людей, одинаково желающих сражаться, победа была бы определялась стороной, которая могла снабдить свои войска тем, что было необходимо. Экономическая мощь, в конец, определял бы исход на поле боя, особенно когда это был затяжной борьбы, какой стала Гражданская война в России.Во-вторых, экономические силы были в значительной степени степени, ответственный за обеспечение большевиков добровольцами для их армии. Жизнь как крестьян, так и простым рабочим было трудно в России. Нехватка ресурсов и экономические условия вынудили крестьян покинуть землю, усложнили жизнь фабричным рабочим, которые с трудом сводили концы с концами, и создали большой пул людей, недовольных теми, кто смог добиться успеха где не могли. В центре внимания их обиду стали богатые и их союзники, чиновники в царской правительства, которые применяли то, что они считали несправедливыми законами.

Дело Белых было, в конце концов, измеряется его успехами или поражениями на поле боя. Однако окончательное поражение было не просто неудачи солдат или генералов в бою. Белые потерпели неудачу в других важных областях. Они не предложили никакого видения или решения проблемы. Проблема управления Россией. Если их дело было представлено как идеалистический крестовый поход, побежденный безжалостным и злым врагом, в то время они не соответствовали этому образу. На самом деле белые часто оказывались коррумпированных и неумелых администраторов в районах, где им удалось установить контроль.Пока они думали о себя борцами за свободу, пытающимися спасти российскую демократию, народ с которыми они вступали в контакт, часто находили их оппортунистами, которые были вне для себя.

Белые армии и военные стратегии представляют собой значительную часть политической истории России. Период гражданской войны. ленинская тайная полиция, ЧК, представляют другой аспект, внутреннее развитие правительство. История ЧК как институт дает некоторое представление о работе большевиков правительственная структура.Полное наименование ВЧК — Всероссийская. Чрезвычайная Комиссия по Борьбе с Контрреволюцией и Саботажем или Всероссийская чрезвычайная комиссия по борьбе с контрреволюцией и Саботаж.

ЧК в гражданской войне

У ЧК, по иронии судьбы, была своя происхождение в банковском деле. Можно вспомнить что Ленин санкционировал создание ЧК в 1917 году для борьбы с Государственный банк и более мелкие банки, которые отказались сотрудничать с новым большевистский режим.Ирония в том, что ЧК, по своему происхождению связанная с такой тихой сферой, как банковское дело, могла быть участвовал в некоторых из самых ужасных актов, связанных с большевистской правило. Количество жертв ЧК в период Гражданской войны так и не было определено. Самый низкий показатель составляет 12 733 человека, в то время как самый высокий — 1,7 млн. Линкольн считает наиболее точная цифра составляет около 100 000 человек. Одни только цифры не говорят всего рассказ о деятельности ЧК.Пока казалось, была такая же одержимость секретностью, как и при убийстве Фанни. Каплан, несостоявшийся убийца Ленина, тоже, по-видимому, увлекался пытки и боль и использование необычных методов. В возврате к библейским методам капитала наказания, в Екатеринославе и Киеве применялось распятие, а в занятых в других сферах. Жертвы в Одессу, в основном белых офицеров, убивали, заталкивая в печи или в кипящую воду.Некоторые жертвы были убиты, физически оторвав им головы, в то время как в других местах их содрали кожу заживо. В Киеве палачи ЧК использовали ломы, чтобы убить жертв, постоянно ударяя их по черепу, как головы потерпевших опирались на деревянный брусок.

Во время Французской революции, Революционные чиновники стремились изобрести самые жестокие и причудливые методы исполнение. Именно в Нанте Пленников-лоялистов поместили в лодки, которые отбуксировали на середину реки. Луаре и затонул.Во Франции политическое и общественное давление в сочетании с силой, чтобы положить конец худшим излишествам. Аналогичное давление, прежде всего со стороны членов сама большевистская партия, в России также в конечном итоге принесла большую часть бесчинствам ЧК пришел конец. Однако потребовалось больше времени, чтобы обратить вспять действия ЧК и число жертв намного превысило число жертв Французской революции. Почему такое расхождение в цифрах и тому подобное? медленный административный ответ? Частично, ответ заключается в том, что Россия — это обширная земля.Многие места были просто в стороне места, откуда мало новостей. Большевистские чиновники даже не знали, что происходит. Кроме того, в гражданской войне, где белые сами совершали злодеяния, любые действия, предпринятые против других сторона, какой бы жестокой или странной она ни была, часто рассматривалась бы как действия, оправдываемые месть или необходимость выжить.

Не только географическое положение России размеры создают иную политическую ситуацию, чем во Франции, население цифры были разные.Россия имела большее население, чем во Франции, и этнически более разнообразный также населения. культурный макияж был более однородным. Длина порочный характер самой Гражданской войны в России может дать частичный ответ также. Большевики, ввиду существование ряда белых армий, чувствовали себя неуверенно. Во Франции силы монархии были видимо потерпели поражение за более короткий период времени. Как только эта опасность миновала, общие социальные и культурные силы начали вновь заявлять о себе, чтобы положить конец худшему бесчинства наиболее радикальных групп французского общества.В революционной России худшие эксцессы ЧК, как и во Франции, произошло, когда большевики чувствовали себя наиболее угрожал. Наступление белых Армии на Москву в 1919 году привели к расширению ВЧК. власть. Отступление белых имело тенденцию приносить ослабление деятельности ЧК, хотя и не привело к полному отступлению.

7 декабря 1917 года Ленин создал ЧК, хотя и не полагался на нее для политического контроля в первые несколько месяцев его режима. Оппозиция часто принимала форму массовых публичных демонстраций. ЧК не годилась для крупномасштабных военных действий. Для подавления демонстраций вместо Ленина опирались на регулярные войска. Как и любой государственное учреждение, потребовалось время, чтобы разработать организационную структуру и оперативный аппарат. В марте 1918 г. официально трудоустроено всего 120 человек. Многие из ее первых рекрутов были на самом деле не русскими, а латышами. Армяне и евреи. Созданная для борьбы с восстанием банков, ЧК на самом деле работала медленно. расширяться за пределы финансовой сферы, и при этом он не проявлял больших способностей в общее поле интеллекта. Это первый попытки сбора и анализа разведданных оказались катастрофическими. Восстание левых эсеров 6-7 июля 1918 г. не было только незамеченной ЧК, на самом деле она была организована в ЧК штаб-квартира в Москве. Как только смущало Дзержинского, начальника ЧК, то, что оно предупреждения о деятельности эсеров почти полностью игнорировались — лидеры эсеров открыто призвал к вооруженному восстанию всего за несколько дней до попытки государственного переворота.У него также не было сведений о Борисе. восстание Савинкова в Ярославле, произошедшее примерно в то же время.

Восстание банкиров послужил отправной точкой для первых заданий, данных ВЧК, а именно расследование экономических преступлений. Черный рынок был одной из первых целей, как и «мешочники», так называемые для крестьян, которые возили и продавали отдельные мешки с зерном в попытке получать прибыль от сельскохозяйственного сегмента торговли на черном рынке.22 февраля 1918 года власть ВЧК была теоретически расширен указом Дзержинского, разрешающим сводку казни. В апреле ЧК расширилась. свою организацию с добавлением воинских частей, в состав которых входили машины артиллеристов и броневиков.

Несмотря на возросшие полномочия предоставленной февральским указом Дзержинского, ВЧК поначалу не последовала любая единая политика в отношении к политическим оппонентам. За пределами Москвы и Петрограда сотрудники ЧК быстро перехватили инициативу.В Витебске расстреляли двух рабочих только за распространение плакатов в весной 1918 года. В Москве и Петрограде, большевики договорились с левыми эсерами, что политические противники должны были быть избавлены от такого обращения. Удивительно, но это был один из немногих случаев, когда большевик правительство выполнило соглашение. То защита, предусмотренная соглашением, закончилась с 6 июля СР восстание, после которого левые эсеры были смещены со своих позиций внутри ЧК.Даже при сдержанности учений в Москве и Петрограде местные ЧК произвели 882 расстрела в период с января по июнь 1918 г. В июле их число увеличилось до 1115 человек.

Июльское восстание левых эсеров не само по себе приведет к немедленному подавлению. Большевики фактически провели мало репрессивных расстрелов против вовлеченные. Пока они публично объявили о расстреле 200 левых эсеров, сообщение было ложным, а большинство 650 арестованных в Москве освобождены.Удаление левых эсеров из ЧК однако устранены те немногие элементы управления, которые остались. Есть признаки того, что Ленин хотел осуществить более широкое правительственная террористическая кампания перед покушением Фанни Каплан на его жизнь. Тем не менее, возможно, это было успешное убийство начальника Петроградской ЧК М. С. Урицкого утром 30-го с его собственной почти смертельной стрельбой в тот же день, что дало сильный толчок Стремление Ленина к более беспощадным мерам.

4 сентября нарком Министерство внутренних дел Григорий Петровский издал приказ о взятии заложники из числа буржуазии и (бывшего) военного сословия офицеры. В сочетании с этим разрешение было приказом, призывающим к массовым казням. 5 сентября Совнарком издал аналогичный декрет, который предусматривал казнь без надлежащего судебного разбирательства и установление концентрационные лагеря.

ЧК не дождалась этих вступили в силу официальные указы о начале Террора.В Нижнем Новгороде расстрелян 41 человек. 30 августа. Еще 512 заложников были расстрелян в Петрограде по приказу Зиновьева. За этим последовал казнь нескольких бывших чиновников царского режима. Хотя ЧК могли иметь основания наказывать тех, кто активно работал против правительства, жертвы часто не были убиты за антибольшевистскую виды деятельности. Многие пали жертвами, потому что они оказались богатыми или были членами царского правительства.

Что служило обузданию ВЧК действия в январе и феврале 1919 г. были реализацией большевистской партией члены, что произвольные методы, используемые ЧК, могут быть легко обращены против них. В январе 1919 г. Московский комитет партии отклонил предложение об упразднении ВЧК, но будет принято еще одно предложение об ограничении власти ЧК. Центральный комитет поручил доклад, который привела к передаче части власти ЧК Революционной Трибуналы.Голосование не впечатлило члены самой ЧК, которые в значительной степени игнорировали бы это. Это произвело впечатление на Ленина и других руководителей партии. в той мере, в какой они, по крайней мере, немного отступили от своего давления, направленного на расширение Террор — пока белые войска снова не угрожали Москве в 1919 году.

В то время как внутренняя оппозиция из Члены партии, возможно, умерили самые крайние эксцессы ЧК, это было недостаточно, чтобы убедить партийное руководство полностью ограничить власть ЧК.Фактически было принято решение о расширении полномочия ВЧК, а не ограничивать их. Этот сигнал был дан назначением Дзержинского, начальника ЧК, наркомом внутренних дел в марте 1919 г. при этом он оставался главой ЧК. Кроме того, в течение 1919 года ЧК была даны полномочия арестовывать в превентивном порядке любого гражданина. Следственные полномочия ЧК также были расширен, чтобы охватить все учреждения; следственных полномочий ЧК не было больше не ограничивается предполагаемыми экономическими преступлениями. Наряду с формальной властью и расширением власти произошло увеличение численность ЧК. ЧК члены теперь были организованы в воинские части, более официально известные как Войска внутренней безопасности Республики численностью от 120 000 и 125 000 человек в 1919 году. в 1920 году их число увеличится примерно до 250 000.

Наконец-то конец красному террору наступил в 1920 году с поражением белых армий. Это не означало прекращения репрессий.Политических врагов по-прежнему без суда и следствия расстреливали, но большевикам уже не нужны были массовые расстрелы для ликвидации их враги — самые заметные и опасные уже были устранены Террор. У ЧК теперь было достаточно большая военная сила, чтобы бороться с оставшимся разрозненным сопротивлением или будет развиваться. Концентрационные лагеря, будучи бесчеловечными, не были столь склонны вызывать инстинктивное отвращение и политической оппозиции, вызванной большим количеством казней.Убийства или смерти, имевшие место в лагеря были незначительными по сравнению с количеством встречающихся на высоте Террора. Члены партии, уже не встревоженные перспективой того, что они сами станут жертвами, были довольны оставить ЧК в покое.

Причины белого провала

Обсуждение в этой главе основное внимание уделялось двум аспектам политической истории Гражданской Война. Победы и поражения Белые армии в военной борьбе — один из аспектов этой политической история.Развитие сил ЧК — это другое. Финал раздел этой главы рассматривает белую сторону Гражданской войны, в частности фактической государственной властью белых и некоторыми дополнительными причинами за победу большевиков.

В конечном счете Большевики не победили, потому что они были готовы применить силу для свержения Временного правительства, тогда как их демократических противников не было. Солдаты белых армий были высоко мотивированы и яростно сражались, нанеся тяжелые потери Красной Армии единиц, с которыми они столкнулись.Лечение политические заключенные и массовые расстрелы ЧК производят впечатление что зверства практиковала только Красная Армия. На самом деле белые солдаты были способны ведение боевых действий на том же уровне. Белые солдаты однажды заполнили три крытых вагона трупами красногвардейцев. убитых в бою и отправленных к красным линиям вместе с сообщение — «мясо свежее, пункт назначения Петроград». Петр Врангель, генерал Добровольческой армии, однажды в октябре 1918 года было расстреляно 400 красных заключенных, прежде чем предложить оставшихся пленникам возможность служить в Белой армии, чтобы избежать той же участи.

Одна оценка количества дезертиров из Красной Армии за период с июня 1919 г. по июнь 1920 г. составляет 2,6 млн. Пайпс указывает что с июля по декабрь 1919 года из Красной Армии дезертировало больше солдат армии в месяц, чем было у белых в Добровольческой армии. Цифры ясно показывают, что обслуживание в Красная Армия не была популярна среди новобранцев. Однако следует отметить, что, поскольку Какой бы непопулярной ни была большевистская военная служба, дезертирство Красной Армии не пользу Добровольческой армии или любой другой Белой армии.Убежденные сторонники большевиков правительство, возможно, было относительно небольшим, но они, по-видимому, были крупнее чем те, кто готов посвятить себя Белому делу.

Был ряд факторов на работы в Красной победе, помимо рассмотренных ранее. Во-первых, с географической точки зрения Большевики контролировали территорию России в географическом центре бой. У них были более короткие расстояния до транспортировать войска и могли бы легче перебрасывать свои силы для борьбы с движений своих противников.Во-вторых, большевистские армии были для большей частью состояли из этнических русских, в то время как белые силы представляли собой смесь этнических групп — им не хватало этнической сплоченности, которая могла бы обеспечить мотивация. связанный Преимущество заключалось в том, что на территориях, контролируемых большевиками, было больше база населения. Где сила и Размер армий зависел не столько от мотивации отдельного человека, сколько о численности населения трудоспособного возраста в районах «под контроль», большевики извлекли выгоду из более многочисленного населения, обнаруженного в пределах занимаемых ими территорий.На самом деле население Великой России, т. Большевистский регион насчитывал около 70 миллионов человек, в отличие от от 8 до 9 миллионов жителей, проживающих в районах, контролируемых белыми.

По вооружению и вооружению, у большевиков было два преимущества. Во-первых, большинство производств, производивших оружие или боеприпасы, располагались в районах, которые они контролировали. Во-вторых, там хранилось большое количество боеприпасов для использования царские военные силы.Это тоже находились в районах, контролируемых красными войсками.

Пока население и оружие преимущества, которыми обладали большевики, были в определенной степени Случайность, победа красных была не только результатом одного или двух счастливчиков. перерывы. Белые сами по себе действия, способствовавшие их собственному падению. Если бы белые поставили русский народ перед четким выбором между демократии и диктатуры, они могли бы стать причиной, вокруг которой Русский народ сплотился бы. Вместо этого они предлагали выбор между возвращением к правилу царя или, что еще хуже, административной операции, которая сама по себе недемократично, как у большевиков. Вдобавок к таким проблемам белые оказались неэффективными и коррумпированные администраторы.

Коррупция стоила не только белым поддержка населения, за которое они якобы боролись, сработала против них на поле боя. Припасы и вооружение, предназначенные союзниками для использования на передовой попал в руки спекулянтов. Когда Деникин двинулся на Москву в октябре 1919 г., танки снабжали англичане не отправили на фронт, потому что не было товарных вагонов для отправить их. Но были грузовые вагоны. в наличии — по цене. Спекулянты имели имел привычку их покупать. Припасы, не дошедшие до фронта, были лишь частью проблема. Военные офицеры или чиновники Белого режима часто обвиняли в санкционировании незаконных арестов, грабежей, и убийство.

Серьезная проблема для белых заключалась в неспособности дать четкое политическое видение того, что они предназначена. Часто то, за что они спорили, было концепция антибольшевистского режима. На деле они предлагали просто возврат к царизму. Когда армия Деникина двинулась к Москве в Октября 1919 г. он поставил у власти в районах за фронт не просто моделировал себя по образцу царского режима, он часто включал в себя те же чиновники, которые работали в царском правительстве.Однажды говорят, что сторонник царизма с ностальгией узнавал тех же полицейских чиновников, которые работали в старое правительство. Роялисты и бывшие дворяне могли быть довольны такими событиями; крестьяне а те, кто считал царских чиновников репрессивными, таковыми не были.

Белые армии, кроме их ставя у власти чиновников старого режима, не вели себя способ, который принес бы народную поддержку. Крестьяне называли Добровольческую армию Армией мародёрства и её членов. а также казаки часто были виновны в терроризме отдельных лиц или этнических групп. жителей земель, которые они получили под свой контроль. Поддержка или оппозиция отдельных этнических групп была слишком мала, в сама по себе, чтобы стать определяющим фактором в окончательном исходе Гражданской войны. В то же время там, где власть могла зависеть от коалиция более мелких групп, потеря поддержки со стороны, казалось бы, несущественных народы пришли складывать.

еврейских жителей нашли Белое правление быть особенно угнетающим. Там были погромы евреев в большевиках. территория.Но официальный большевик политика заключалась в том, чтобы бороться против погромов и количества, которое произошло в Территории, контролируемой большевиками, было меньше. Большевики ввели более строгие дисциплинарные меры, чтобы контролировать потенциальные проблемы. Те, кто участвовали в погромах, были расстреляны, а антисемитские произведения запрещены. В результате Красная Армия даже в отступили, нашли целые еврейские поселения, ищущие защиты.

Злоба погромщиков которые произошли, а также число жертв, в чем-то соперничали с теми, осуществляется ЧК.В сентябре 1919 г. пятидневный погром в Фастове, устроенный белыми войсками, привел к убийство 2000 евреев. Ранее, в В августе белые силы изнасиловали 350 женщин в одном еврейском поселении. В мае 1919 г. украинские солдаты уничтожили 400 человек в район Умани. В Киеве Белая силы штыковали евреев, сбрасывали их с верхних этажей зданий или утопил их в реке.

Нападения на евреев население белыми в значительной степени остались безнаказанными, и они смогли действовать с безнаказанность в некоторых регионах.В другом регионов было опасно враждовать между этническими группами. Однако, даже не предпринимая никаких явных действий, антагонизм часто, казалось, возник из ниоткуда. Белое дело могло вдохновить своеобразное ненависть. Нестор Махно, украинец крестьянский вождь, представлял этот тип оппозиции. Именно силы Махно вызвали такое срыва в тылу наступления Деникина в 1919 г., что войска должны были быть отвлекаться от наступления на Москву.

Махно лучше всего иллюстрирует этническую проблемы, с которыми столкнулись белые, помимо их общей неумелости.В некотором смысле Украина представляла собой уникальную ситуация. Другими словами, это был «уникальная» ситуация, которая была воспроизведена в других местах Гражданского Война. Махно возглавил крестьяне, выступавшие против любой государственной власти, навязанной извне. Украинские крестьяне не любили ни русских, ни руководство, предоставленное царем. Махно воевал, в свою очередь, с немцами, белыми и большевики. Махно сохранил свою величайшую ненависть к белым, прежде всего потому, что, с точки зрения Махно, их победа вернет царскую власть.Чего Махно хотел прежде всего, так это независимая Украина. Возможно, потому что он должен был сосредоточить всю свою энергию против одного врага за раз, он стремился рассматривать непосредственную угрозу как величайшую опасность. Белые в 1919 году, казалось, олицетворяли угроза. У большевиков были свои руки полные белых, и были довольны тем, что оставили его в покое. Эта ситуация изменится, когда белые был побежден. В 1921 году они превратились их всеобщее внимание к Украине, разгромили армии Махно и вынудили его бежать во Францию.Во время гражданской войны однако больше всего выиграли от его антиавторитетного поведения большевики позиция.

Успех Махно отчасти мог быть объясняется географическим неблагоприятным положением белых. В то время как Деникин сосредоточил почти все свои войск при штурме Москвы в октябре 1919 года войска Махно захватили порт Бердянск на Азовском море. Затем они двинулись на север, чтобы захватить Екатеринослав. Они уничтожили в Азове около 60 000 артиллерийские снаряды, хранившиеся в резерве для войск Деникина.В других городах они захватили белых. запасы орудий и боеприпасов, которые его войска либо присвоили, либо уничтожен. Срыв, наконец, заставил Деникина для отвлечения войск с фронта, что произошло в то время, когда он нужно было как можно больше войск для штурма Москвы.

Большевики, со своей стороны, проявил мало благодарности за вклад Махно в разгром Добровольческая армия. Вскоре после Деникина войска начали отступление, Красная Армия атаковала города Харьков и Киев, тогда принадлежавший Махно.Следующий после их поимки Коммунистическая партия Украины объявила его вне закона. Слишком поздно он обнаружил, что, подобно царскому режима и белых, большевики не собирались терпеть крестьянскую армию которые могут быть обращены против них, если их политика окажется непопулярна.

Заключение

Большевики вышли победителями в Гражданской войне в России не потому, что они были более беспринципными или беспринципны, чем их противники, и не потому, что они были фанатиками, к Гражданской войне подошли с религиозным рвением.В конце концов они выиграли просто потому, что контролировал физические и человеческие ресурсы, необходимые в любой войне. Они не требовали никаких сверхчеловеческих усилий на часть их последователей, просто нормальное обязательство. Белые проиграли в значительной степени потому, что они не могли предложить реальной альтернативы большевистскому правлению.

Пожалуй, самый большой фактор поражения Белых сил, было наличие большого количества недовольных. Бедные крестьяне и рабочие несли основную тяжесть экономических проблем, которые царские чиновники не могли решить.Поскольку белые стали символом вернуться к царским решениям, их дело не привлекало массы русских рабочих и крестьян. И наоборот, что большевики предлагали свободу от царского правления. Большевики добились успеха, потому что сердцевина их политического послания подтверждала то, что рабочие и крестьяне считали — их экономические проблемы были результатом «заговора» между богатыми и царским правительством. Не успев сообщить подробностей собственного решения, большевики воспользовались «армией недовольных».» Их политическое послание в значительной степени использовалось недовольство. Что они не сказали что бы они сделали, если бы их политика оказалась не более успешной, чем та, царя. То Большевики, как и их греческие и римские коллеги, обнаружили, что недовольные быть полезным союзником, когда используется против других, но опасным и неуправляемым силу, когда обращаются против них.

 

Рекомендации для дальнейшего чтения.

Кристофер Эндрю и Олег Гордиевский, «КГБ: внутренняя история его зарубежных операций» от Ленина до Горбачева», HarperCollins Publishers (Нью-Йорк, Нью-Йорк, 1990).

Роберт Конквест, «Урожай печали», издательство Оксфордского университета (Нью-Йорк, штат Нью-Йорк, 1986).

Р. В. Дэвис, Марк Харрисон и С. Г. Уиткрофт, редакторы, «Экономическая трансформация Советского Союза, 1913–1945», издательство Кембриджского университета (Нью-Йорк, штат Нью-Йорк, 1994).

.

Шейла Фитцпатрик, «Сталинские крестьяне: сопротивление и выживание в русской деревне» После коллективизации », Oxford University Press (Нью-Йорк, Нью-Йорк, 1994).

.

Дж. Арч Гетти и Роберта Т.Мэннинг, ред. «Сталинский террор: новые перспективы», издательство Колумбийского университета (Нью-Йорк, штат Нью-Йорк, 1993).

В. Брюс Линкольн, «Красная победа: история гражданской войны в России», Simon & Schuster, Inc., (Нью-Йорк, Нью-Йорк, 1989).

Рой Медведев, «Пусть история рассудит: истоки и последствия сталинизма», издательство Колумбийского университета (Нью-Йорк, штат Нью-Йорк, 1989).

Алек Нов, «Экономическая история СССР: 1917–1991», Альфред А. Кнопф, (Нью-Йорк, Нью-Йорк, 1990).

Ричард Пайпс, «Россия при большевистском режиме», Альфред А.Кнопф (Нью-Йорк, Нью-Йорк, 1993).

Ричард Пайпс, «Русская революция», Альфред А. Кнопф (Нью-Йорк, Нью-Йорк, 1990).

Роберт К. Такер, «Сталин у власти: революция сверху, 1928–1941», WW Norton & Company, (Нью-Йорк, Нью-Йорк, 1992).

 

Хронология Гражданской войны в России 1920



ЛЕНИН ОБРАЩАЕТСЯ К ТОЛПАМ — ПЛОЩАДЬ СВЕРДЛОВА, МОСКВА
История России 1920

русский Хронология Гражданской войны — 1920 год


Январь 1920 г.
Красная Армия уходит из Латвии.

США отзывают свой Сибирский Солдаты экспедиции . Эти войска прибыл во Владивосток в августе 1918 г. Всего 192 американских жертвы. Сидящий центр на фото ниже майор Генерал Уильям С. Грейвс , командующий Генерал союзного экспедиционного корпуса — Сибирь.


ЧЛЕНА СИБИРСКАЯ ЭКСПЕДИЦИЯ ВО ВЛАДИВОСТОКЕ
23 НОЯБРЯ 1918
У.С. Национальный архив

4 января 1920 г.
Колчак это передан большевикам.

30 января 1920 г.
Неудавшийся большевистский переворот во Владивостоке. То Японские войска берут ситуацию под контроль.

февраль 1, 1920
Договор о перемирии между Россией и Латвией.

февраль 2, 1920
Тартуский договор . Россия признает Эстонию независимость.

7 февраля 1920 г.
Колчака казнят, а тело выбросят. в реку Ангара.

27 марта 1920 г.
Общий Петр Н. Врангель становится новым командиром Белая Армия . Он сменил генерала Антон Деникин .

6 апреля 1920 г.
Дальневосточный Создана Республика . Александр Краснощеков является его президентом. Этот республика — это инструмент Ленина, чтобы вывести японцев страны, не рискуя войной.

И это сработает просто хорошо. Уйдут последние японские войска 25 октября 1922 г. и 19 ноября 1922 г. Дальневосточная республика войдет в состав Советский Союз снова.

28 апреля 1920 г.
Красная Армия берет Баку.

7 мая 1920 г.
Войска из Польши берут Киев.

15 июня 1920 г.
Красная Армия берет Киев.

2 июля 1920 г.
Петр Н.Врангель берет Царицын, сегодняшний Волгоград.

12 июля 1920 г.
Московский договор . Россия признает Литву независимость.

15 июля 1920 г.
Польские войска уходят из Вильно, и Красная Армия занимает Вильно.

август 1920 г.
Агенты красного правительства собирались собрать хлебный налог в Каменке (Знаменке), крохотном селе в Тамбовской области, но налогообложение совершенно непропорциональны и сельские жители дать отпор.

Бунт распространяется в соседние города и Тамбовское восстание рождается, а вместе с ним и Зеленая Армия .

Большевики наказать с удвоенной силой и использовать массовые жестокость. Это дает Тамбовскому восстанию крылья и крестьяне со всей западной страны присоединяются восстание.

11 августа 1920 года
Рижский договор . Россия признает Латвию независимость.

14 августа 1920 г.
Битва за Варшаву . Эта битва является частью русско-польской войны. Это продлится до тех пор, пока 16 августа 1920 г. Красная Армия берет Варшаву. Осада.Отпор Маршал Йозеф Пилсудский и его друзья, французские войска во главе с Генерал Максим Вейган .

Красная Армия это побежден, и исход этой битвы также называется Чудо на Висле . Висла Река является крупнейшей рекой в ​​Польше.

24 августа 1920 г.
Литовцы отбивают Вильно после красных Армии пришлось вывести свои войска.

октябрь 1920 г.
То Черная армия и Красная Армия подписывают союзный договор, который окажется смертельным для Белой Армии.

9 октября 1920 г.
Польские войска берут Вильно.

12 октября 1920 года
Рижский договор . Перемирие между Россией и Польша.

14 октября 1920 г.
Тартуский мирный договор (еще один). Россия признает Независимость Финляндии. Карелия по-прежнему оспаривается.

7 — 15 ноября 1920 г.
Битва за Перекоп .

Красную Армию возглавляет Михаил Фрунзе , Белая Армия во главе к Петр Врангель . Красная Армия побеждает Белую Армию, на этот раз навсегда. Белый Армия эвакуируется через крымское направление Константинополь.


Гражданская война выиграна Красные.

 

 

Больше истории


ЦЕРКОВЬ ХРИСТА КАСТЛТАУН: РУССКАЯ АРИСТОКРАТИЧЕСКАЯ СВЯЗЬ

Крайст-Черч Каслтаун:
Русская аристократическая связь

Джеймс Дерни

В феврале 2012 года Служба библиотеки и искусств Килдэра получила запрос о необычном имени на надгробии в Крайст-Черч, маленькой церкви внутри ворот в Каслтаун-Хаус, Селбридж — Уингл или Рэнгл.Так начались поиски в архивах, которые привели к этой интересной истории. Выяснилось, что на самом деле это была могила барона Алексея Врангеля, сына известного деятеля Русской Белой Армии барона Петра Николаевича Врангеля, воевавшего с коммунистами во время Гражданской войны в России!
1 июня 2005 г. в New York Times был опубликован некролог барону Алексису Врангелю, который был похоронен на семейном участке Конолли-Кэрью в Castletown House, Селбридж:

ВРАНГЕЛЬ. Барон Алексис, 83 года, из Тары, графство Мит, Ирландия, мирно скончался 27 мая 2005 года после продолжительной болезни.У него остались жена Диана и сестра Натали Базилевски, а также большая семья. Барон Врангель был дипломатом, писателем, наездником и бывшим офицером ВВС США, сыном генерала барона Петра Н. Врангеля, последнего главнокомандующего Белой русской армией во время Гражданской войны в России. Панихида состоится в пятницу, 3 июня 2005 г., в Русской православной церкви Св. Колмана, Стрэдбалли, графство Лейкс, Ирландия. Вместо цветов можно делать пожертвования от его имени: The Tolstoy Foundation, 104 Lake Road, Valley Cottage, New York, 10989.

Панихида состоялась в пятницу, 3 июня 2005 г., в русской православной церкви св. Колмана Угавальского в Страдбалли, графство Лаойс. Отец Петр Балк провел богослужение в сопровождении прихожан Русской Православной Церкви в Дублине. Она проходила в строгом соответствии с обрядами Русской Православной Церкви и собрала большое количество прихожан, более ста человек. Катафалк сопровождали по маршруту из Сент-Колмана в Селбридж под пристальным наблюдением Гарда, которые, в свою очередь, следили за тем, чтобы поездка прошла без проблем.Барон Врангель был похоронен на семейном захоронении Конолли-Кэрью в церкви Селбридж, которая является приходской церковью семейного дома баронессы Врангель, Castletown House. В этот день не прозвучал рожок и над могилой не раздался залп. Семья и близкие друзья наслаждались приятным обедом после поминок в отеле Setanta, который был построен лордом Конолли-Кэрью в качестве благотворительной школы для девочек в девятнадцатом веке. Семья отпраздновала память барона Врангеля его любимым напитком – шампанским.
В 1985 году барон Алексей Врангель женился на достопочтенной. Диана Сильвия Конолли-Кэрью, дочь Уильяма Фрэнсиса Конолли-Кэрью, шестого барона Кэрью и леди Сильвии Гвендолин Евы Мейтленд. Алексей Врангель был сыном барона Петра Николаевича Врангеля, который родился в Мукуляй Ковенской губернии Российской империи (недалеко от современного Зарасая), Литва. Семья Врангелей происходила из местной прибалтийской немецкой знати, а Петр Николаевич был дальним родственником знаменитого исследователя Арктики Фердинанда фон Врангеля.
Петр Врангель в 1902 году был зачислен в лейб-гвардии кавалерийский офицер запаса. Участник русско-японской и Первой мировой войн. После окончания участия России в войне Врангель вышел в отставку и уехал жить в Ялту, в Крыму. Арестованный большевиками в конце 1917 года, он был освобожден и бежал в Киев. В августе 1918 года он присоединился к основанной антибольшевистской Добровольческой армии и получил командование 1-й кавалерийской дивизией и звание генерал-майора Белого движения.После Второй Кубанской кампании в конце 1918 года Врангель по прозвищу Черный барон был произведен в генерал-лейтенанты, а его дивизия была преобразована в корпус. Агрессивный полководец, он одержал ряд побед на Северном Кавказе. За ним закрепилась репутация умелого и справедливого администратора, который, в отличие от некоторых других генералов Белой армии, не терпел беззакония и грабежей со стороны своих войск. Продолжающиеся разногласия с лидером Южной России Антоном Деникиным привели к его отстранению от командования, и Врангель отправился в ссылку в Константинополь в феврале 1920 года.
Однако в марте 1920 г. Деникин был вынужден уйти в отставку, и военный комитет просил Врангеля вернуться в качестве главнокомандующего белыми войсками в Крыму. Он занял этот пост в апреле и выдвинул коалиционное правительство, которое попыталось провести масштабные реформы (в том числе земельные реформы). Он также признал и установил отношения с новыми (и недолговечными) антибольшевистскими независимыми республиками Украины и Грузии, среди прочих. Однако к этому этапу Гражданской войны в России такие меры были запоздалыми, и Белое движение быстро теряло поддержку как внутри страны, так и за рубежом.
После поражений, в которых он потерял половину регулярной армии, и потерпев поражение в Северной Таврии и Крыму, Врангель организовал массовую эвакуацию на берега Черного моря. Врангель предоставил каждому офицеру, солдату и гражданскому лицу свободный выбор: эвакуироваться и отправиться с ним в неизвестность или остаться в России и встретить гнев Красной Армии. Последний военный и гражданский персонал покинул Россию вместе с Врангелем на борту «Генерала Корнилова» 14 ноября 1920 года. Первоначально Врангель жил на своей яхте «Лукулл» ​​в Константинополе, которая была протаранена и потоплена итальянским пароходом «Адриа».Врангель, находившийся в то время на берегу, спасся бегством в результате того, что многие расценили как покушение, поскольку «Адрия» отплыла из контролируемого Советским Союзом Батума.

Черный барон: Лидер русской белой армии барон Петр Николаевич Врангель

Затем Врангель отправился со своим штабом через Турцию и Тунис в Королевство сербов, хорватов и словенцев в качестве главы всех русских беженцев и, возможно, стал самым известным из всех изгнанных белых эмигрантов.Он поселился в Брюсселе, Бельгия, с сентября 1927 года и работал горным инженером. Воспоминания Врангеля были опубликованы в журнале «Белое дело» в Берлине в 1928 году.
Врангель скоропостижно скончался в 1928 году, и его семья считала, что его отравил брат дворецкого, недолго проживавший в доме Врангелей в Брюсселе и якобы являвшийся советским агент. Похороны и погребение Врангеля состоялись в Брюсселе, но он был повторно похоронен 6 октября 1929 года в Свято-Троицкой русской православной церкви в Белграде, Сербия, согласно его желанию.История его предполагаемого отравления была описана в книге Бориса Володарского Ядовитая фабрика КГБ : От Ленина до Литвиненко . Алексей Врангель также написал ряд книг, в том числе одну о своем отце Генерал Врангель 1878-1929 . Белый Крестоносец России (1987).
http://en.wikipedia.org/wiki/Пётр_Николаевич_Врангель

В феврале 2012 года Служба библиотеки и искусств Килдэра получила запрос о необычном имени на надгробии в Крайст-Черч, Каслтаун-Хаус, Селбридж

.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.