Автор произведения идиот: «Идиот» за 12 минут. Краткое содержание романа Достоевского

Содержание

«Идиот» за 12 минут. Краткое содержание романа Достоевского

Конец 1867 года. Князь Лев Николаевич Мышкин приезжает в Петербург из Швейцарии. Ему двадцать шесть лет, он последний из знатного дворянского рода, рано осиротел, в детстве заболел тяжёлой нервной болезнью и был помещён своим опекуном и благодетелем Павлищевым в швейцарский санаторий. Там он прожил четыре года и теперь возвращается в Россию с неясными, но большими планами послужить ей. В поезде князь знакомится с Парфеном Рогожиным, сыном богатого купца, унаследовавшим после его смерти огромное состояние. От него князь впервые слышит имя Настасьи Филипповны Барашковой, любовницы некоего богатого аристократа Тоцкого, которой страстно увлечён Рогожин.

Продолжение после рекламы:

По приезде князь со своим скромным узелком отправляется в дом генерала Епанчина, дальним родственником жены которого, Елизаветы Прокофьевны, является. В семье Епанчиных три дочери — старшая Александра, средняя Аделаида и младшая, общая любимица и красавица Аглая. Князь поражает всех непосредственностью, доверчивостью, откровенностью и наивностью, настолько необычайными, что поначалу его принимают очень настороженно, однако с все большим любопытством и симпатией. Обнаруживается, что князь, показавшийся простаком, а кое-кому и хитрецом, весьма неглуп, а в каких-то вещах по-настоящему глубок, например, когда рассказывает о виденной им за границей смертной казни. Здесь же князь знакомится и с чрезвычайно самолюбивым секретарём генерала Ганей Иволгиным, у которого видит портрет Настасьи Филипповны. Её лицо ослепительной красоты, гордое, полное презрения и затаённого страдания, поражает его до глубины души.

Узнает князь и некоторые подробности: обольститель Настасьи Филипповны Тоцкий, стремясь освободиться от неё и вынашивая планы жениться на одной из дочерей Епанчиных, сватает её за Ганю Иволгина, давая в качестве приданого семьдесят пять тысяч. Ганю манят деньги. С их помощью он мечтает выбиться в люди и в дальнейшем значительно приумножить капитал, но в то же время ему не даёт покоя унизительность положения. Он бы предпочёл брак с Аглаей Епанчиной, в которую, может быть, даже немного влюблён (хотя и тут тоже его ожидает возможность обогащения). Он ждёт от неё решающего слова, ставя от этого в зависимость дальнейшие свои действия. Князь становится невольным посредником между Аглаей, которая неожиданно делает его своим доверенным лицом, и Ганей, вызывая в том раздражение и злобу.

Брифли существует благодаря рекламе:

Между тем князю предлагают поселиться не где-нибудь, а именно в квартире Иволгиных. Не успевает князь занять предоставленную ему комнату и перезнакомиться со всеми обитателями квартиры, начиная с родных Гани и кончая женихом его сестры молодым ростовщиком Птицыным и господином непонятных занятий Фердыщенко, как происходят два неожиданных события. В доме внезапно появляется не кто иной, как Настасья Филипповна, приехавшая пригласить Ганю и его близких к себе на вечер. Она забавляется, выслушивая фантазии генерала Иволгина, которые только накаляют атмосферу. Вскоре появляется шумная компания с Рогожиным во главе, который выкладывает перед Настасьей Филипповной восемнадцать тысяч. Происходит нечто вроде торга, как бы с её насмешливо-презрительным участием: это её-то, Настасью Филипповну, за восемнадцать тысяч? Рогожин же отступать не собирается: нет, не восемнадцать — сорок. Нет, не сорок — сто тысяч!..

Для сестры и матери Гани происходящее нестерпимо оскорбительно: Настасья Филипповна — продажная женщина, которую нельзя пускать в приличный дом. Для Гани же она — надежда на обогащение. Разражается скандал: возмущённая сестра Гани Варвара Ардалионовна плюёт ему в лицо, тот собирается ударить её, но за неё неожиданно вступается князь и получает пощёчину от взбешённого Гани. «О, как вы будете стыдиться своего поступка!» — в этой фразе весь князь Мышкин, вся его бесподобная кротость. Даже в эту минуту он сострадает другому, пусть даже и обидчику. Следующее его слово, обращённое к Настасье Филипповне: «Разве вы такая, какою теперь представлялись», станет ключом к душе гордой женщины, глубоко страдающей от своего позора и полюбившей князя за признание её чистоты.

Продолжение после рекламы:

Покорённый красотой Настасьи Филипповны, князь приходит к ней вечером. Здесь собралось разношёрстное общество, начиная с генерала Епанчина, тоже увлечённого героиней, до шута Фердыщенко. На внезапный вопрос Настасьи Филипповны, выходить ли ей за Ганю, он отвечает отрицательно и тем самым разрушает планы присутствующего здесь же Тоцкого. В половине двенадцатого раздаётся удар колокольчика и появляется прежняя компания во главе с Рогожиным, который выкладывает перед своей избранницей завёрнутые в газету сто тысяч.

И снова в центре оказывается князь, которого больно ранит происходящее, он признается в любви к Настасье Филипповне и выражает готовность взять её, «честную», а не «рогожинскую», в жены. Тут же внезапно выясняется, что князь получил от умершей тётки довольно солидное наследство. Однако решение принято — Настасья Филипповна едет с Рогожиным, а роковой свёрток со ста тысячами бросает в горящий камин и предлагает Гане достать их оттуда. Ганя из последних сил удерживается, чтобы не броситься за вспыхнувшими деньгами, он хочет уйти, но падает без чувств. Настасья Филипповна сама выхватывает каминными щипцами пачку и оставляет деньги Гане в награду за его муки (потом они будут гордо возвращены им).

Брифли существует благодаря рекламе:

Проходит шесть месяцев. Князь, поездив по России, в частности и по наследственным делам, и просто из интереса к стране, приезжает из Москвы в Петербург. За это время, по слухам, Настасья Филипповна несколько раз бежала, чуть ли не из-под венца, от Рогожина к князю, некоторое время оставалась с ним, но потом бежала и от князя.

На вокзале князь чувствует на себе чей-то огненный взгляд, который томит его смутным предчувствием. Князь наносит визит Рогожину в его грязно-зелёном мрачном, как тюрьма, доме на Гороховой улице, во время их разговора князю не даёт покоя садовый нож, лежащий на столе, он то и дело берет его в руки, пока Рогожин наконец в раздражении не отбирает его у него (потом этим ножом будет убита Настасья Филипповна). В доме Рогожина князь видит на стене копию картины Ханса Гольбейна, на которой изображён Спаситель, только что снятый с креста. Рогожин говорит, что любит смотреть на неё, князь в изумлении вскрикивает, что «...от этой картины у иного ещё вера может пропасть», и Рогожин это неожиданно подтверждает. Они обмениваются крестами, Парфен ведёт князя к матушке для благословения, поскольку они теперь, как родные братья.

Возвращаясь к себе в гостиницу, князь в воротах неожиданно замечает знакомую фигуру и устремляется вслед за ней на тёмную узкую лестницу. Здесь он видит те же самые, что и на вокзале, сверкающие глаза Рогожина, занесённый нож. В это же мгновение с князем случается припадок эпилепсии. Рогожин убегает.

Через три дня после припадка князь переезжает на дачу Лебедева в Павловск, где находится также семейство Епанчиных и, по слухам, Настасья Филипповна. В тот же вечер у него собирается большое общество знакомых, в том числе и Епанчины, решившие навестить больного князя. Коля Иволгин, брат Гани, поддразнивает Аглаю «рыцарем бедным», явно намекая на её симпатию к князю и вызывая болезненный интерес матери Аглаи Елизаветы Прокофьевны, так что дочь вынуждена объяснить, что в стихах изображён человек, способный иметь идеал и, поверив в него, отдать за этот идеал жизнь, а затем вдохновенно читает и само стихотворение Пушкина.

Чуть позже появляется компания молодых людей во главе с неким молодым человеком Бурдовским, якобы «сыном Павлищева». Они вроде как нигилисты, но только, по словам Лебедева, «дальше пошли-с, потому что прежде всего деловые-с». Зачитывается пасквиль из газетки о князе, а затем от него требуют, чтобы он как благородный и честный человек вознаградил сына своего благодетеля. Однако Ганя Иволгин, которому князь поручил заняться этим делом, доказывает, что Бурдовский вовсе не сын Павлищева. Компания в смущении отступает, в центре внимания остаётся лишь один из них — чахоточный Ипполит Терентьев, который, самоутверждаясь, начинает «ораторствовать». Он хочет, чтобы его пожалели и похвалили, но ему и стыдно своей открытости, воодушевление его сменяется яростью, особенно против князя. Мышкин же всех внимательно выслушивает, всех жалеет и чувствует себя перед всеми виноватым.

Ещё через несколько дней князь посещает Епанчиных, затем все семейство Епанчиных вместе с князем Евгением Павловичем Радомским, ухаживающим за Аглаей, и князем Щ., женихом Аделаиды, отправляются на прогулку. На вокзале неподалёку от них появляется другая компания, среди которой Настасья Филипповна. Она фамильярно обращается к Радомскому, сообщая тому о самоубийстве его дядюшки, растратившего крупную казённую сумму. Все возмущены провокацией. Офицер, приятель Радомского, в негодовании замечает, что «тут просто хлыст надо, иначе ничем не возьмёшь с этой тварью!», в ответ на его оскорбление Настасья Филипповна выхваченной у кого-то из рук тросточкой до крови рассекает его лицо. Офицер собирается ударить Настасью Филипповну, но князь Мышкин удерживает его.

На праздновании дня рождения князя Ипполит Терентьев читает написанное им «Моё необходимое объяснение» — потрясающую по глубине исповедь почти не жившего, но много передумавшего молодого человека, обречённого болезнью на преждевременную смерть. После чтения он совершает попытку самоубийства, но в пистолете не оказывается капсюля. Князь защищает Ипполита, мучительно боящегося показаться смешным, от нападок и насмешек.

Утром на свидании в парке Аглая предлагает князю стать её другом. Князь чувствует, что по-настоящему любит её. Чуть позже в том же парке происходит встреча князя и Настасьи Филипповны, которая встаёт перед ним на колени и спрашивает его, счастлив ли он с Аглаей, а затем исчезает с Рогожиным. Известно, что она пишет письма Аглае, где уговаривает её выйти за князя замуж.

Через неделю князь формально объявлен женихом Аглаи. К Епанчиным приглашены высокопоставленные гости на своего рода «смотрины» князя. Хотя Аглая считает, что князь несравненно выше всех них, герой именно из-за её пристрастности и нетерпимости боится сделать неверный жест, молчит, но потом болезненно воодушевляется, много говорит о католицизме как антихристианстве, объясняется всем в любви, разбивает драгоценную китайскую вазу и падает в очередном припадке, произведя на присутствующих болезненное и неловкое впечатление.

Аглая назначает встречу Настасье Филипповне в Павловске, на которую приходит вместе с князем. Кроме них присутствует только Рогожин. «Гордая барышня» строго и неприязненно спрашивает, какое право имеет Настасья Филипповна писать ей письма и вообще вмешиваться в её и князя личную жизнь. Оскорблённая тоном и отношением соперницы, Настасья Филипповна в порыве мщения призывает князя остаться с ней и гонит Рогожина. Князь разрывается между двумя женщинами. Он любит Аглаю, но он любит и Настасью Филипповну — любовью-жалостью. Он называет её помешанной, но не в силах бросить её. Состояние князя все хуже, все больше и больше погружается он в душевную смуту.

Намечается свадьба князя и Настасьи Филипповны. Событие это обрастает разного рода слухами, но Настасья Филипповна как будто радостно готовится к нему, выписывая наряды и пребывая то в воодушевлении, то в беспричинной грусти. В день свадьбы, по пути к церкви, она внезапно бросается к стоящему в толпе Рогожину, который подхватывает её на руки, садится в экипаж и увозит её.

На следующее утро после её побега князь приезжает в Петербург и сразу отправляется к Рогожину. Того нет дома, однако князю чудится, что вроде бы Рогожин смотрит на него из-за шторы. Князь ходит по знакомым Настасьи Филипповны, пытаясь что-нибудь разузнать про неё, несколько раз возвращается к дому Рогожина, но безрезультатно: того нет, никто ничего не знает. Весь день князь бродит по знойному городу, полагая, что Парфен все-таки непременно появится. Так и случается: на улице его встречает Рогожин и шёпотом просит следовать за ним. В доме он приводит князя в комнату, где в алькове на кровати под белой простыней, обставленная склянками со ждановской жидкостью, чтобы не чувствовался запах тления, лежит мёртвая Настасья Филипповна.

Князь и Рогожин вместе проводят бессонную ночь над трупом, а когда на следующий день в присутствии полиции открывают дверь, то находят мечущегося в бреду Рогожина и успокаивающего его князя, который уже ничего не понимает и никого не узнает. События полностью разрушают психику Мышкина и окончательно превращают его в идиота.

Идиот

Сюжет первой части романа разворачивается в течение одного дня — 27 ноября. Молодой князь Лев Николаевич Мышкин, который был болен эпилепсией, возвращается из швейцарского санатория, где лечился несколько лет. Автор изображает князя открытым, добрым и искренним человеком, который едет в Россию, чтобы повидать единственных родственников, оставшихся у него, — семью Епанчиных. В поезде князь встречает отставного чиновника Лебедева и молодого купца Парфёна Рогожина, которым рассказывает свою историю. Попутчики рассказывают ему и свои истории — Рогожин безнадежно влюблен в бывшую содержанку богатого дворянина Афанасия Ивановича Тоцкого Настасью Филипповну, которая, как оказалось, хорошо известна и в доме Епанчиных...

Князь и является тем самым идиотом, в честь которого назван роман. Через его образ писатель передал атмосферу всеобщего раскола, кризиса и упадка. Как писал автор: «Главная мысль романа — изобразить положительно прекрасного человека. Труднее этого нет ничего на свете и особенно теперь...».

В романе он также отразил свое христианское мировоззрение — утверждая, что «на свете есть только одно положительно прекрасное лицо — Христос», автор постарался увидеть прекрасные небесные черты в земном человеке — князе Мышкине — человеке, который создан по образу и подобию Божию. Именно он по задумке Достоевского воплощает его представление об идеальном человеке, который должен быть похожим на Христа — совершенным человеком, добрым, невинным и искренним. Будучи таким, Мышкин относится с любовью ко всем людям, который встречает в жизни, — всем доверяет, всем сострадает и всех принимает, независимо от статуса или социального положения. В его образ вложена вера в то, что любой человек, как бы ни менялся он в течение своей жизни, изначально носит в себе доброе и светлое начало.

В финале повествования раскрывается рассуждение автора о красоте и добре, которые оставил людям Христос. Однако эти добродетели, попадая в страшный и жестокий эгоистичный мир, могут видоизменяться, превращаясь в страсти и грехи, и умирать. А князь — воплощение всех лучших человеческих качеств — гибнет в этом страшном мире.

Начиная с 1910 года, было выпущено большое количество экранизаций знаменитого романа в разных странах мира: в Италии, Франции, Великобритании, Японии, Индии, Германии и Польше. Самыми известными кинопостановками в России стали российский немой художественный короткометражный фильм Петра Чардынина, ставший в 1910 году первой экранизацией знаменитого произведения, и телесериал. В 1958 году на экраны вышла киноверсия Ивана Пырьева, главную роль в которой исполнил Юрий Яковлев. Наибольшей популярностью сегодня пользуется фильм, снятый в 2002 году Владимиром Бортко с Евгением Мироновым в главной роли. Среди неординарных вариантов — художественный фильм Романа Качанова, современная интерпретация романа под названием «Даун Хаус». Фильм был выпущен в 2001 году, однако получил большое количество критических отзывов, поэтому прокат был объявлен неудачным.

«Князь Мышкин — выродок даже среди высоких людей Достоевского»

У читателей «Идиот» с самого начала вызвал большой интерес, а вот критики и коллеги по перу далеко не всегда ограничивались восторженными откликами. Недоволен романом остался и сам писатель, охарактеризовавший свое творение в письме к В. М. и С. А. Ивановым довольно сурово:

«Случилось же так, что все лопнуло. Роман вышел неудовлетворителен, но, кроме того, вышло и то, чего я не мог даже и предвидеть прежде: вышло то, что я, долго быв вне России, потерял возможность даже и писать как следует, так что даже и на новое произведение какое-нибудь надеяться не могу. (…) хоть „Идиот” и не удался, но за 2-е издание его несколько книготорговцев готовы были дать и давали хоть и небольшие, сравнительно, деньги, но все же значительные, полторы и две тысячи».

Близкий друг Достоевского Аполлон Майков сразу после выхода в свет первых семи глав романа высоко оценил его, но позднее добавил к бочке меда ложку дегтя:

«…впечатление вот какое: ужасно много силы, гениальные молнии (напр<имер>, когда Идиоту дали пощечину и что он сказал, и разные другие), но во всем действии больше возможности и правдоподобия, нежели истины. Самое, если хотите, реальное лицо — Идиот (это вам покажется странным?), прочие же все как бы живут в фантастическом мире, на всех хоть и сильный, определительный, но фантастический, какой-то исключительный блеск. Читается запоем, и в то же время — не верится».

Майков при этом не мог не понимать, что автор к фантастике нисколько не стремился: «некоторые характеры просто портреты», — писал Федор Михайлович в ответ доброжелательному критику.

Известный критик Николай Страхов собирался написать об «Идиоте» статью, но так и не осуществил этот замысел. В письме к Достоевскому от 12 апреля 1871 года он нахваливал выходивших тогда «Бесов» и ругал роман про князя Мышкина:

«…Вы загромождаете Ваши произведения, слишком их усложняете. Если бы ткань Ваших рассказов была проще, они бы действовали сильнее. Например, „Игрок”, „Вечный муж” произвели самое ясное впечатление, а все, что Вы вложили в „Идиота”, пропало даром».

Согласно жене Достоевского, Анне Григорьевне, Виктора Буренина он считал самым отзывчивым своим критиком, который «наиболее понимал его мысли и намерения», однако «Идиот» Буренину пришелся совсем не по вкусу:

«Лица, группирующиеся вокруг князя Мышкина, тоже если не идиоты, то как будто тронувшиеся субъекты. Тринадцатилетние мальчики у г. Достоевского говорят не только как взрослые люди, но даже на манер публицистов, пишущих газетные статьи, а взрослые люди, женщины и мужчины, беседуют и поступают, как десятилетние ребята. Словом, роман можно было бы не только „Идиотом” назвать, но даже „Идиотами”: ошибки не оказалось бы в подобном названии».

Николай Лесков, опубликовавший свою рецензию под псевдонимом, тоже был не в восторге от романа, герои которого «все, как на подбор, одержимы душевными болезнями»:

«Некоторые видят в романе „Идиот” проведение автором такой идеи: честная простота и бесхитростность, откровенная, непоколебимая правдивость, соединенная с глубокою гуманностию и пониманием человеческой души, а главное, правдивая простота во всех отношениях с людьми, честность и любовь к ним есть всепобеждающее, гигантски сильное средство к достижению каких бы то ни было общественных или частных целей. Не знаем, насколько такой взгляд верен, потому что роман еще далеко не кончен; из того, что напечатано, подобное заключение вывести довольно смело».

И Салтыков-Щедрин не стал миндальничать, от него Достоевскому досталось за политическую близорукость и специфический подход к изображению характеров:

«Укажем хотя на попытку изобразить тип человека, достигшего полного нравственного и духовного равновесия, положенную в основание романа „Идиот” (…) И что же? Несмотря на лучезарность подобной задачи, поглощающей в себе все переходные формы прогресса, г. Достоевский, нимало не стесняясь, тут же сам подрывает свое дело, выставляя в позорном виде людей, которых усилия всецело обращены в ту самую сторону, в которую, по-видимому, устремляется и заветнейшая мысль автора. Дешевое глумление над так называемым нигилизмом и презрение к смуте, которой причины всегда оставляются без разъяснения, — все это пестрит произведения г. Достоевского пятнами совершенно им несвойственными и рядом с картинами, свидетельствующими о высокой художественной прозорливости, вызывает сцены, которые доказывают какое-то уже слишком непосредственное и поверхностное понимание жизни и ее явлений. (…) С одной стороны, у него являются лица, полные жизни и правды, с другой — какие-то загадочные и словно во сне мечущиеся марионетки, сделанные руками, дрожащими от гнева…»

Критики Серебряного века «Идиота» тоже особо не жаловали (в отличие, скажем, от «Преступления и наказания» и «Братьев Карамазовых»), отдельных разборов ему почти не посвящали и отзывались о нем чаще всего вскользь — как, например, Иннокентий Анненский в статье «Достоевский в художественной идеологии»:

«…роман [„Преступление и наказание”] не загроможден, подобно „Идиоту”, вставочными сценами, в которых драма так часто у Достоевского не то что получала комический оттенок, а прямо-таки мешалась с водевилем. … Ну, какая там игра была в „Бедных людях”?.. Одна струна, да и та на балалайке. С „Идиотом” тоже ведь плохо, хотя и совсем по-другому. Там душа иной раз такая глубокая, что страшно заглянуть в ее черный колодец».

10 важных произведений Достоевского, не входящих в "пятикнижие" — Российская газета

Сегодня мир празднует день рождения одного из величайших писателей в истории человечества. 11 ноября (30 октября по старому стилю) 1821 года родился Федор Михайлович Достоевский. Его "великое пятикнижие" - "Преступление и наказание", "Братья Карамазовы", "Идиот", "Подросток" и "Бесы" - хорошо известно каждому образованному человеку.

Интересно, что в этот же день, только столетием позже (1922) родился выдающийся американский классик Курт Воннегут, считавший, что в "Братьях Карамазовых" можно найти "все, что нужно знать о жизни". Однако литературное наследие Федора Михайловича, конечно, отнюдь не исчерпывается "пятикнижием". Менее известные произведения выдающегося исследователя человеческих причуд являются неотъемлемой частью его творчества, и в них читатель может узнать много нового и неожиданного не только об авторе и окружавшем его мире, но и - как это и должно быть при чтении такой литературы - о самом себе. Сайт "РГ" решил вспомнить несколько важных произведений из библиографии Достоевского, которые современный читатель нередко незаслуженно обходит стороной (монументальный сборник "Дневник писателя" предлагаем также оставить за скобками - он требует отдельного разговора).

1. "Бедные люди", роман, 1846

Достоевский написал всего восемь романов, пять из которых и составляют "великое пятикнижие". Но и оставшиеся три определенно входят в разряд необходимой для прочтения литературы. Первое в этом жанре произведение Достоевского, только становившегося тогда самостоятельным автором, было написано в эпистолярной форме. Достоевскому приписывают фразу "все мы вышли из "Шинели" Гоголя". Как бы то ни было, влияние Николая Васильевича на Федора Михайловича - особенно раннего - очевидно. И известная фигура "маленького человека" стала главной темой в первой крупной работе Достоевского. Эта вызывающая у читателя небывалую щемящую тоску книга спровоцировала в 1846 году настоящий ажиотаж и сразу привлекла внимание к молодому автору в среде писателей и публицистов. Критики уже тогда отметили "психологическую" направленность Достоевского (противопоставляя ее "социальности" Гоголя, что, впрочем, не всегда справедливо). А ведь это было только начало!

2. "Униженные и оскорбленные", роман, 1861

Следующий роман Достоевский написал только спустя 15 лет, уже вернувшись из ссылки. Здесь уже отчетливо видны ставшие впоследствии известными черты творчества писателя. Жуткий надрыв, который вызывает этот роман, созвучен с чувствами, возникающими при чтении "Идиота" - а это каждый раз очень тяжелый (и полезный) психологический и эмоциональный опыт. В "Униженных и оскорбленных" нет такого градуса перманентной истерики, который Достоевский мастерски поддерживает в "Идиоте", но страшная болезненность, характерная для отношений персонажей книг великого психолога, пронизывает все произведение.

3. "Игрок", роман, 1866

Третья крупная работа, не включенная критиками в "пятикнижие" - "Игрок". Впрочем, нельзя сказать, что этот роман испытывает недостаток внимания со стороны читателей. Все-таки тема азарта российской публике всегда была близка и интересна. История создания произведения анекдотична - "Игрок" был написан вдрызг проигравшимся Достоевским для того, чтобы покрыть долги. И хотя автору от читателя трудно было укрыть, что книга писалась в спешке и для выполнения срочного контракта, описание психологии азартного игрока самим же азартным игроком, обладающим литературным даром и проницательностью Достоевского - настоящее сокровище.

4. "Двойник", повесть, 1846

Ранняя повесть молодого Достоевского смогла вызвать одобрение у самих Тургенева и Белинского, а это, конечно, в то время было лучшим пропуском в литературную среду. Здесь особенно видна ориентация Федора Михайловича в ранние годы на творчество Гоголя. Легкий сюрреализм, к которому Достоевский прибегал не так уж часто, раскрывает мрачные глубины страхов и амбиций мелкого чиновничества. Гротескная атмосфера и соответствующий финал - неслучайно повесть произвела впечатление на современную ему литературную элиту.

5. "Неточка Незванова", повесть, 1848

Одно из самых странных и необычных произведений Достоевского планировалось как роман. В итоге получилась повесть, но впечатление, несмотря на незаконченность, она все равно производит колоссальное. С небывалой даже для Федора Михайловича откровенностью вскрываются механизмы и природа "аберраций сознания" персонажей, а интенсивность, с которой они наносят друг другу моральные увечья, не может не пугать.

6. "Белые ночи", повесть, 1848

Еще одна душераздирающая повесть мастера, отличающаяся в целом не характерной для Федора Михайловича сентиментальностью. Поэтический образ мечтателя, обнаруживающего к концу книги неожиданный для такого характера стоицизм, вызывает сочувствие, родственное бескорыстному состраданию, которое испытывает он сам. Атмосфера тихих белых ночей имперского Петербурга, во время которых разворачивается драма, оказывает настолько завораживающее действие, что экранизировать небольшую повесть в XX веке взялись несколько кинодеятелей. Прекрасный фильм выдающегося режиссера Лукино Висконти (который, однако, перенес декорации в родную Италию) - лучшее признание повести.

7. "Записки из Мертвого дома", повесть, 1860

Повесть "Записки из Мертвого дома", имеющая черты автобиографии, представляет собой интереснейший документ, описывающий быт и нравы преступников, которых в Российской империи ссылали в Сибирь. Типажи, о которых читатель узнает из книги, Достоевский привез из ссылки. Рассказанные со свойственной писателю любовью к деталям при его проницательности зарисовки действительно переоценить невозможно.

8. "Записки из подполья", повесть, 1864

"Записки из подполья" входят в число произведений Достоевского, с которыми следует познакомиться сразу после прочтения "великого пятикнижия". Недаром эту повесть называют "прологом" к нему и считают предвестницей экзистенциализма. Проблема "подполья", в которое загоняет себя рефлексирующий петербургский чиновник, остается актуальной и понятной многим из наших современников. Рефлексия и бездействие как результат экзистенциального отчаяния провоцируют упадочничество, и здесь уже возникает опасность привычки к жестокости и полноценного морального уродства - и, что самое страшное, сам персонаж это все, разумеется, прекрасно понимает. Настоящая "достоевщина" начинается именно здесь. Уже спустя два года появилось "Преступление и наказание".

9. "Чужая жена и муж под кроватью", рассказ, 1860

Интересно, что во время написания такой тяжелой книги как "Записки из Мертвого дома" Федор Михайлович обратился к своим ранним юмористическим зарисовкам, результатом чего стал презабавный рассказ "Чужая жена и муж под кроватью". Само название является типичным для водевилей того времени. А водевиль в творчестве Достоевского можно встретить, прямо скажем, нечасто. И как такое пропустить? Не оставили рассказ без внимания и советские киноделы, которые в 1984 году сняли его экранизацию с Олегом Табаковым в главной роли.

10. "Крокодил", рассказ, 1865

И, наконец, нельзя не вспомнить о таком необычном для Достоевского рассказе как "Крокодил". Неизвестно, читал ли его сумрачный сюрреалист Франц Кафка, родившийся через два года после смерти русского писателя, но не вспомнить о нем при чтении этого рассказа просто невозможно. Как и гоголевский "Нос", в подражание которому, очевидно, "Крокодил" и написан. А действие произведения насколько причудливо, настолько и просто: чиновник, проглоченный крокодилом целиком и оставшийся необъяснимым образом в живых, нелепо рассуждает об открывающихся перед ним благодаря этому происшествию карьерных перспективах. Здесь Федор Михайлович с особенной едкостью набрасывается на своих политических оппонентов из либерального лагеря - ехидства и желчи здесь куда больше, чем даже в другом его рассказе этой же направленности "Скверный анекдот".

Смысл произведения Идиот - Фёдор Достоевский

Автор Admin На чтение 3 мин Опубликовано Обновлено

Книги русского классика Федора Михайловича Достоевского покорили мир глубоким психологизмом, раскрытием тайн человеческих душ и постоянной необходимостью читателя делать моральны выбор вместе с героями произведений. Одним из самых известных произведений считается роман «Идиот», в котором Достоевский отразил свои размышления о человеческой жизни, ее сложностях, гибели и надежде, которая никогда не гаснет в людях, которые сумели уподобиться Творцу.

Смысл названия книги Идиот 

На первый взгляд название книги носит оскорбительны, пренебрежительный характер. Идиот — человек недалекого ума, невысоких умственных способностей, отличающийся от других людей. Однако, в данном романе оскорбительный статус главного героя, князя Мышкина, становится зеркалом для его окружения, в котором отражается вся грязь и душевную скупость. Идиот оказывается юродивым — человеком с чистыми помыслами, наивной верой в добро и любовь, который становится в оппозицию царящим вокруг лицемерию и жестокости.

Содержание книги Идиот 

В романе повествуется о судьбе князя Мышкина, который, возвратившись в Россию после четырех лет жизни в Швейцарии, становится участником трагической драмы: на родине он сталкивается и с любовью, и с предательством, перед ним впервые с разных сторон раскрывается человеческая душа в ее земном страдании. Искушения, которые преследуют людей: алчность, гордыня, обольщение, убийство — все проносится перед глазами ранимого и кроткого князя, чуткого к чужой боли и беде. Вынужденный стать свидетелем ряда страшных событий, Мышкин все больше теряется в окружающей его реальности. Безумие обретает свою настоящую форму: князь, столкнувшись с грязью, обманом и жестоким убийством, теряет рассудок.

Смысл книги Идиот 

Основной смысл данного романа заключается в идее, которую Достоевский пронес через все творчество: подлинный разум требует от человека не хитрости, не денег и не славы, а искренности, кротости и настоящей жертвенной любви к близким. Безумие — это ни что иное, как результат падения человеческого духа, отсутствие совести и любви. И безумцев в мире гораздо больше, чем нормальных людей. Здесь же прослеживается и библейский мотив, в словах автора можно прочесть и призыв Иисуса отречься от мира, ибо настоящая жизнь на земле невозможна из-за грехопадения и нежелания человека каяться в содеянном.

Смысл финала произведения Идиот 

Переход от состояния душевного здоровья в безумие, которое пережил князь Мышкин, можно трактовать по-разному. Возможно, это стало его смертью: он навсегда «выпал» из окружающей его жизни, она стала безразлична и недоступна для него. С другой стороны, эта жизнь и привела его к безумию, а само безумие стало для князя спасением. Больше нет ни зла, ни боли, ни обмана, ни смерти. Катарсис, играющий важную роль во всех произведениях Достоевского, в «Идиоте» является тем проблеском надежды, которая еще остается у человека в казалось бы полностью трагичной ситуации.

«Идиот» — это вечное размышление о чистоте и грязи, о справедливости и бесчестии, о цене и важности земной жизни и человеческой души. Автор произведения каждым словом говорит читателям: в жизни все имеет свою цену, только человеческая душа бесценна, поэтому и оберегать ее нужно как самое дорогое сокровище, несмотря на все трудности и земные искушения.

7 секретов «Идиота» • Arzamas

Литература, История

Почему Достоевский, живя и работая за границей, так внимательно читал русские газеты? Как русский человек XIX века воспринимал слово «осёл»? Что в уголовном кодексе того времени называлось святотатством? И наконец, какое отношение ответы на эти вопросы имеют к тексту романа «Идиот»?

Автор Анастасия Першкина

1. Тайна осла

Князь Мышкин у Епанчиных. Кадр из фильма «Идиот». Режиссер Иван Пырьев. 1958 год© РИА «Новости»

В гостях у Епанчиных князь Мышкин рассказывает, что после обострения падучей его отправили в Швейцарию:

«Помню: грусть во мне была нестерпимая; мне даже хотелось плакать; я все удивлялся и беспокоился: ужасно на меня подействовало, что все это чужое; это я понял. Чужое меня убивало. Совершенно пробудился я от этого мрака, помню я, вечером, в Базеле, при въезде в Швейцарию, и меня разбудил крик осла на городском рынке. Осел ужасно поразил меня и необыкновенно почему-то мне понравился, а с тем вместе вдруг в моей голове как бы все прояснело».

В этот момент сестры Епанчины начинают смеяться, поясняя, что они сами и видели, и слышали осла. Для жителей Центральной России в XIX веке осел был диковинным животным. Узнать, как он на самом деле выглядит, можно было из книг — например, из описаний путешествий по среднеазиатским регионам и южным странам. В Петербурге ослов наравне с дикими козами и другими редкими экспонатами помещали в зверинцы — небольшие пере­движные или стационар­ные зоопарки того времени.

Зато читающая публика знала, что осел — это дурак и символ глупости. Из ба­сен, переводившихся с французского, образ глупого животного пере­ко­чевал в другие литературные жанры и переписку. До 1867 года слово «осел» упо­треб­лялось исключительно как ругательство. Поэтому в разговоре Мыш­кина с княжнами и возникает путаница. Князь искренне рассказывает Епан­чиным о важном для него событии, а барышни издеваются, практически прямо на­зы­вая его дураком — никакой двусмысленности в их речи нет. Мышкин не оби­жается, фактически в первый раз на страницах романа стерпев прямое неза­служенное оскорбление.

2. Тайна смертной казни

Ожидая приема у Епанчиных, князь Мышкин заводит беседу о смертной казни с их камердинером:

«— И прежде ничего здесь не знал, а теперь столько, слышно, нового, что, говорят, кто и знал-то, так сызнова узнавать переучивается. Здесь про суды теперь много говорят.
— Гм!.. Суды. Суды-то оно правда, что суды. А что, как там, справедли­вее в суде или нет?
— Не знаю. Я про наши много хорошего слышал. Вот, опять, у нас смертной казни нет.
— А там казнят?
— Да. Я во Франции видел, в Лионе».

Далее князь начинает фантазировать о мыслях приговоренного к смерти в последние минуты перед казнью. Однако в 1860-е годы смертная казнь в России существовала. Согласно Уложе­нию о наказаниях уголовных и исправительных 1866 года, смертная казнь на­значалась за такие преступ­ления, как бунт против верховной власти, утаивание факта прибытия из мест, где буйствует чума, государственная измена, покуше­ние на императора. В том же 1866 году был казнен Дмитрий Каракозов, пытав­шийся убить Александра II, а член революционного кружка «Организация» Николай Ишутин приговорен к смерти (правда, потом это наказание было заменено пожизненным заключением). Ежегодно российские суды приго­варивали к казни 10–15 человек.

1 / 2

Николай Ишутин. 1868 годoldserdobsk.ru

2 / 2

Илья Репин. Портрет Дмитрия Каракозова перед казнью. 1866 годWIkimedia Commons

Конечно, рассказ князя Мышкина о казни и его фантазия о последних минутах приговоренного — это история самого Достоевского, осужденного на смерть в 1849 году. Наказание ему заменили на каторгу, но «последние минуты» перед смертью ему пришлось пережить.

Почему же князь Мышкин заявляет, что смертной казни в России нет? Конеч­но, едва приехав из Европы, он мог не знать, что происходит в стране. Но поче­му же другие герои, живущие в Петербурге и окрестностях, соглашаются с ним и удивляются рассказам о заграничных экзекуциях? Ошибка ли это? Нет, не ошибка. Достоевский намеренно искажает реальность, чтобы поделиться своим опытом и в то же время избежать проблем с цензурой. Красочные опи­сания казни в России и переживаний русского приговоренного могли не про­пустить в печать, а если бы и пропустили, публикация обернулась бы пробле­мами. В начале 1860-х годов Достоевский уже с этим столкнулся. В журнале «Время», который он издавал вместе с братом Михаилом, вышла статья Ни­колая Страхова «Роковой вопрос» про Польское восстание. Уже после публи­кации текст сочли провокационным, и журнал был закрыт.

3. Тайна доктора Б-на

Восемнадцатилетний юноша Ипполит Терентьев болен чахоткой. При первом знакомстве с Мышкиным и другими героями романа в Павловске он расска­зы­вает всем, что умирает:

«…Чрез две недели я, как мне известно, умру… Мне на прошлой неделе сам Б-н объявил…»

Позже он сознается, что солгал:

«…Б-н мне ничего не говорил и никогда не видал меня».

Так зачем же он сказал неправду, кто такой Б-н и почему так важно было имен­но его мнение? Б-н — это Сергей Петрович Боткин, один из самых известных петербургских терапевтов того времени. В 1860-м Боткин защитил диссер­тацию, стал профессором и в возрасте 29 лет возглавил терапевтическую кли­нику, открыв при ней научную лабораторию. В разные годы у него лечились Герцен, Некрасов, Салтыков-Щедрин. Несколько раз к Боткину обращался и Достоевский. В 1867 году, в котором происходит действие романа, попасть на прием к знаменитому врачу было непросто. Он много работал в клинике, сократил личную практику и принимал пациентов вместе со студентами, наглядно объясняя методы и принципы работы.

Сергей Боткин. Около 1874 годаFine Art Images / Diomedia

Достаточно быстро у Боткина появилась репутация врача, который никогда не ошибается, хотя коллеги по цеху и журналисты пытались этот образ раз­венчать. В 1862 году якобы допущенная им ошибка едва не стала сенсацией. В клинику поступил молодой мужчина, у которого Боткин заподозрил тромбоз воротной вены. По тем временам это было смелое предположение — такая болезнь подтверждалась только после вскрытия, а диагностировать и лечить тромбоз тогда не умели. Терапевт предсказал мужчине скорую смерть. Время шло, пациент оставался жив, продолжая мучиться. Он протянул более 120 дней под постоянным наблюдением Боткина, пережил операцию, но потом все-таки умер. При вскрытии патологоанатом извлек воротную вену, в которой был тромб. Упоминая в разговоре Боткина, Ипполит пы­та­ется убедить своих собеседников, что действительно скоро умрет, и привлечь их внимание.

4. Тайна газеты Indépendance Belge

Главное СМИ романа «Идиот» — это бельгийская газета Indépendance Belge. Ее название упоминается в романе несколько раз, а генерал Иволгин и Настасья Филипповна — заядлые читатели этого издания. На газетной заметке завязана небольшая конфликтная сцена между этими двумя персонажами. Генерал, лю­бящий пофантазировать и выдать чужую историю за свою, рассказывает, как выкинул из поезда болонку своей попутчицы, обидевшись на замечание. Настасья Филипповна говорит, что несколько дней назад читала о таком же случае в газете.

Первая полоса газеты L’Indépendance Belge. 24 августа 1866 годаBibliothèque royale de Belgique

Indépendance Belge — одно из самых популярных изданий того времени, с кор­респондентской сетью по всей Европе, особенно во Франции и Германии, мощ­ным новостным блоком и резкой левацкой позицией. В России ее читали, осо­бенно популярной она не была  Петербургские газеты ссылались в своих публикациях на нее реже, чем, напри­мер, на издания France, Times или Italia., но в кофейнях того времени — в XIX веке в подобных заведениях имелась подборка периодической печати для посети­телей — ее всегда можно было найти. Купив хотя бы чашку кофе, можно было получить доступ к иностранным газетам и журналам. Так и поступали многие студенты, иногда заказывая одну чашку на двоих или на троих.

Почему же из всех газет, доступных в Российской империи, Достоевский выбрал именно эту? Потому что сам читал и любил ее. С Indépendance Belge он познакомился еще в 1850-е годы в Семипалатинске, когда вышел с каторги и поступил на военную службу. Тогда он подружился с Александром Егоро­ви­чем Врангелем — чиновником Министерства юстиций, стряпчим уголовных дел. У Врангеля он стал одалживать книги и газеты, в том числе Indépendance Belge. Врангель выписывал еще немецкую газету Augsburger Allgemeine Zeitung, однако Достоевский увереннее читал по-француз­ски. Поэтому имен­но бельгийское СМИ тогда стало для него основным источником информации о европейских событиях. Ее же он читал во время работы над «Идиотом», находясь за границей, о чем неоднократно вспоминала его супруга Анна Григорьевна.

5. Тайна скопцов

Мы немного знаем про семью Рогожиных: это богатые петербургские купцы, глава семейства умер, оставив два с половиной миллиона наследства, а дом их, «большой, мрачный, в три этажа, без всякой архитектуры, цвету грязно-зеле­ного», находится на Гороховой улице. На нем князь Мышкин видит табличку с надписью «Дом потомственного почетного гражданина Рогожина». Звание почетного гражданина освобождало жителей города от рекрутской повин­но­сти, телесных наказаний и подушной подати. Но самое главное — это был знак престижа. В 1807 году были установлены особые правила для купцов: чтобы получить такое звание, нужно было 20 лет состоять в первой гильдии, а затем подать особое прошение в Сенат. Получается, что Рогожины либо достаточно старый купеческий род, либо же крайне успешный и не стесняющийся требо­вать себе почестей.

Еще при деде Парфена Рогожина комнаты в доме снимали скопцы, проповедо­вавшие аскетизм и безбрачие. Последнее подтверждалось и закреплялось буквально оскоплением — как мужским, так и женским. Секта существовала во многом благодаря покровительству со стороны известных купеческих семей, ценивших деловые качества скопцов. Сектанты держали меняльные лавки, но простым разменом денег не ограничивались, выполняя почти весь воз­мож­ный спектр банковских операций, в том числе по хранению денег. Специаль­ного и строгого законодательства для регулирования такой деятельности не было, и это открывало простор для серых финансовых операций. А бла­го­даря отказу от всех возможных страстей и вредных привычек скопцы были надежными партнерами.

Община скопцов в Якутии. Конец XIX — начало XX векаyakutskhistory.net

Связь со скопцами может быть указанием как на то, что состояние Рогожиных отчасти накоплено с помощью незаконных схем, так и на то, почему отец семьи так обозлился на сына Парфена, когда тот потратил деньги на укра­шения для Настасьи Филипповны. Это не просто потеря богатства, но еще и поступок во имя плотской страсти.

6. Тайна золотых кистей

Рогожин в начале романа, рассказывая о том, что случилось с их семьей после смерти отца, ругается на своего брата и грозит ему уголовным преследованием.

«— <...> С покрова парчового на гробе родителя, ночью, брат кисти литые, золотые, обрезал: „Они, дескать, эвона каких денег стоят“. Да ведь он за это одно в Сибирь пойти может, если я захочу, потому оно есть святотатство. Эй ты, пугало гороховое! — обратился он к чиновнику.— Как по закону: святотатство?
— Святотатство! Святотатство! — тотчас же поддакнул чиновник.
— За это в Сибирь?
— В Сибирь, в Сибирь! Тотчас в Сибирь!»

Согласно уголовному кодексу XIX века, у Рогожина действительно была воз­можность (пусть и небольшая) избавиться от родственника и претендента на наследство.

Святотатство, к которому относилась и кража церковного имущества, считалось преступлением в России с XVIII века. За святотатство ссылали в Сибирь — срок ссылки зависел от характера преступления. Например, за похищение иконы из церкви давали пятнадцать лет, за кражу из церковного хранилища — 6–8 лет, и т. д.

Но гроб отца Рогожина, судя по всему, находился в их доме в Петербурге — поэтому брат смог срезать золотые кисти ночью. Преступление произошло не в церкви и не в церковном помещении, а потому суд интересовало вовсе не святотатство, а предмет кражи. И тут главный вопрос в том, когда это все произошло — до отпевания или после. Если после, то покров — освященный предмет, который использовался в церковном обряде: обрезание кистей обер­нулось бы каторгой. Если же до, то с помощью хорошего адвоката брат смог бы избавиться от обвинений Парфена.

7. Тайна убийства Настасьи Филипповны

«Я ее клеенкой накрыл, хорошею, американскою клеенкой, а сверх клеенки уж простыней, и четыре склянки ждановской жидкости от­купоренной по­ста­вил, там и теперь стоят», — рассказывает Рогожин князю Мышкину. Детали этого убийства Достоевский взял из реальной жизни.

Как известно, Достоевский использовал выдержки из криминальной хроники при работе над романом «Преступле­ние и наказание». Таким же был метод работы над «Идиотом». Достоевский тогда находился за границей и очень переживал, что утрачивает связь с роди­ной и книга не станет злободневной. Чтобы сделать роман современным и правдоподобным  Наблюдение исследовательницы творчества Достоевского, Веры Сергеевны Любимовой-Дороватов­ской., он читал все попадавшиеся ему российские газеты, обращая особенное внимание на сообщения о громких происшествиях.

Герои романа «Идиот» активно обсуждают два криминальных случая. Первый из них — это убийство шести человек в Тамбове. Преступником был 18-летний юноша Витольд Горский, его жертвами — семья Жемариных, в которой он да­вал уроки. На суде обвинители пытались представить преступление как поли­тическое и идеологическое, однако не смогли доказать эту версию. Второй ин­цидент — это убийство и ограбление ростовщика в Москве, совершенное 19-летним студентом Московского университета, которому не хватало денег на свадьбу  Эти два случая не имеют отношения к сюжету «Идиота», но могли заинтересовать Достоев­ского перекличками с его предыдущим рома­ном «Преступление и наказание». Писатель переживал, что читатели не увидят в его про­изведениях связи с реальностью. В «Идиоте» он настойчиво пытается убедить читателей и крити­ков в том, что его предыдущий роман не был пустой фантазией..

Но главным газетным заимствованием «Идиота» стало убийство Настасьи Филипповны. В 1867 году газеты сообщили об убийстве ювелира Калмыкова в Москве. Совершил его московский купец Мазурин. Как и Рогожин, после смерти отца он стал полноправным наследником огромного купеческого со­стоя­ния и большого дома, где в итоге и совершил свое преступление. Не зная, что делать с трупом, он первым делом пошел и купил американскую клеенку и ждановскую жидкость — специальный раствор, который применяли для борьбы с сильными неприятными запахами и обеззараживания воздуха. И если эта жидкость была уникальным в своем роде товаром, то выбор клеенок в ма­газинах был довольно широким. Тот факт, что и реальный убийца, и Рогожин выбирают именно американскую, которая обычно использовалась для обивки мебели, можно считать прямой отсылкой для читателей, знакомых с делом Мазурина.

К слову сказать, современники писателя почти никогда не обвиняли его в кро­вожадности, не концентрировали внимание на том, как подробно он описывает преступления, и не допускали, что он может на досуге продумывать убийства. Судя по всему, они сразу разгадывали все загадки, которые оставлял для них писатель.


Читайте также материалы «7 секретов „Преступления и наказания“» и «Главные цитаты Достоевского».

Источники

  • Достоевский Ф. М. Полное собрание сочинений в 30 т.

    Т. 8. Л., 1873.

  • Достоевский Ф. М. Полное собрание сочинений в 30 т.

    Т. 9. Л., 1874.

  • Неклюдов Н. А. Руководство к особенной части Русского уголовного права.

    Т. 2. СПб., 1876.

  • Панченко А. А. Христовщина и скопчество: фольклор и традиционная культура русских мистических сект.

    М., 2002.

  • Сундуров Ф. Р., Тарханов И. А. Уголовное право России. Общая часть.

    М., 2009.

  • Медицина. Культура. Милосердие (в фотографиях и документах конца XIX — начала XX века).

    СПб., 2002.

  • Роман Ф. М. Достоевского «Идиот»: современное состояние изучения. Сборник работ отечественных и зарубежных ученых под редакцией Т. А. Касаткиной

    М., 2001.

  • Труды Императорского вольного экономического общества.

    Т. 1. 1861.

  • Уложение о наказаниях уголовных и исправительных под редакцией Н. С. Таганцева.

    СПб., 1866.

микрорубрики

Ежедневные короткие материалы, которые мы выпускали последние три года

Архив

Идиот - Театр "Старый Дом"

Постановщики


Режиссёр-Андрей Прикотенко    

Художник-Ольга Шаишмелашвили    

Художник по свету-Игорь Фомин    

Видеохудожник-Константин Щепановский    

Композитор-Александр Карпов    

Креативный продюсер-Оксана Ефременко    

Действующие лица и исполнители


Лев Николаевич Мышкин-Анатолий Григорьев    

Настасья Филипповна Барашкова-Альбина Лозовая    

Парфен Семенович Рогожин-Александр Вострухин    

Лизавета Прокофьевна Епанчина-Лариса Чернобаева    

Иван Федорович Епанчин-Андрей Сенько    

Аглая Ивановна Епанчина-Анастасия Пантелеева    

Александра Ивановна Епанчина-Софья Исупова    

Аделаида Ивановна Епанчина-Ксения Войтенко    

Нина Александровна Иволгина-Наталья Немцева    

Ардалион Александрович Иволгин-Юрий Кораблин    

Гаврила Ардалионович Иволгин-Ян Латышев    

Варвара Ардалионовна Иволгина-Наталья Серкова    

Иван Александрович Птицын-Евгений Варава    

Белоконская-Халида Иванова    

Ипполит Терентьев-Тимофей Мамлин    

Афанасий Иванович Тоцкий-Станислав Кочетков    Василий Байтенгер    

Евгений Павлович Радомский-Виталий Саянок    

Аннотация


 

«Представьте, что «Идиота» Достоевского решила взять в оборот корпорация Netflix. Что все роли играют актеры, наделенные поистине голливудским лоском. Что, отражаясь в темных зеркальных стенах, они кажутся сошедшими со страниц модного лукбука. Что текст романа полностью переписан современным языком, а за каждым словом есть жесткая психологическая мотивация. Располагая одной из лучших в России актерских трупп, театр «Старый дом» не боится сериальной протяженности: ведь «Идиот» – по-настоящему остросюжетный спектакль. Хрупкая, как фарфоровая статуэтка, и по-звериному яростная Альбина Лозовая играет в Настасье Филипповне боль растоптанного детства, и контакт с князем Мышкиным – Анатолием Григорьевым базируется на общей нежности к «Ну, погоди!». Вот только князь-интеллектуал не в силах совладать со своей физиологией (и это отнюдь не только эпилепсия), и уже разрушена жизнь другого подростка – Аглаи (Анастасия Пантелеева). Незадолго до финала Настасья Филипповна и Мышкин на мгновение застынут в мизансцене «пьета», но это отсылка скорее к Ким Ки Дуку, чем к Микеланджело: режиссера Андрея Прикотенко интересует не столько метафизика, сколько парадоксы человеческих характеров, запал страсти и предел слабости?» – Юлия Клейман

 

Князь Мышкин всегда был одной из главных загадок русской культуры. Еще в 1869 году Достоевский создал великое противоречие: задумал историю о положительно прекрасном человеке и назвал ее «Идиот». И вот уже больше 150 лет над комплексом Мышкина бьются режиссеры, ученые, художники, актеры, пытаясь вскрыть его странную и таинственную природу. Владимир Набоков, Георгий Товстоногов, Иннокентий Смоктуновский, Акира Куросава, Федор Бондарчук, Евгений Миронов, Константин Богомолов и многие другие включились в неистовый спор о «бедном рыцаре», но вопрос о нем не исчерпан.

 

Режиссёр и автор инсценировки Андрей Прикотенко переносит действие известного романа в современность и предлагает собственный взгляд на его события. С одной оговоркой — в версии «Старого дома» каждый персонаж этой истории приобрел мышкинский комплекс. Настасья Филипповна, Ганя, Аглая, Рогожин, Елизавета Прокофьевна, Терентьев, Иволгин и даже Птицын стали материалом расследования. Они превратились в своего рода детективные сюжеты, которые увлекательно разворачиваются в процессе движения спектакля. Одно безусловно: Мышкин и есть тот, кто провоцирует раскрытие и разоблачение всех героев. Но кто же он сам? Давайте приблизимся к разгадке вместе.

 


Из отзывов о герое и сюжете романа «Идиот»

Федор Достоевский: «Неужели фантастичный мой "Идиот" не есть действительность, да еще самая обыденная! Да именно теперь-то и должны быть такие характеры в наших оторванных от земли слоях общества, — слоях, которые в действительности становятся фантастичными. Но нечего говорить! В романе много написано наскоро, много растянуто и не удалось, но кой-что и удалось. Я не за роман, а за идею мою стою...»

 


 

Марина Давыдова, театральный критик, режиссер, главный редактор журнала «ТЕАТР.»: «После безвременно погибшего и выдающегося, на мой взгляд, спектакля Константина Богомолова "Князь" "Идиот" Прикотенко – самая интересная, самая впечатляющая и самая убедительная попытка взглянуть на коллизии романа Достоевского его героев из сегодняшнего дня. Господа театроведы, граждане критики, товарищи эксперты из «Золотой маски», не пропустите "Идиота"»!

Татьяна Шипилова, журналист, театральный критик: «Понимаю, что буду теперь завидовать каждый вечер, когда в афише значится это название... Спектакль прорывный, спектакль-открытие по многим параметрам. И, безусловно, невероятно мощный актерски. Иных персонажей (исполнителей!), хотя они современные и живут в XXI веке, - вот не боюсь преувеличений - прямо-таки поцеловал (поцеловал бы) Достоевский. Браво, "Старый дом", браво!»

Владимир Спешков, театральный критик: «Сибирский Достоевский — "Идиот" Андрея Прикотенко в новосибирском "Старом доме" - произвел ничуть не меньшее впечатление, чем "Униженные и оскорбленные" из Дрездена. Четыре с половиной часа, и ни секунды пустоты или скуки. Зеркальный тоннель от художницы Ольги Шаишмелашвили и актерские работы высокого класса».

Юлия Чурилова, директор «Первого театра»: «"Идиот" - умный и красивый и магнетический (да, оказывается и так можно!) спектакль европейского уровня. 4 часа плотного театрального удовольствия, к театральному добавляется удовольствие филологическое. Достоевский звучит, иногда кажется, что через Сорокина, через Прикотенко - точно, остро, смешно. Новые актёрские лица - в точку. Логоцентричный спектакль к третьему действию заходит на территорию театра художника и композитора. Спасибо театр "Старый дом"!»

Лада Юрченко, директор Института регионального маркетинга и креативных индустрий: «Каждую минуту спектакль заставляет думать. Не всегда о вечном. А вот прямо о том, что происходит перед тобой здесь и сейчас. Актёры прекрасны, сцены графичны, текст объемный - не потому, что его много, а потому, что он в отличие от очень многих современных экспериментов не дополнение из слов к действию, а хороший литературный текст... Самое страшное в безумных и прекрасных мирах - это их притягательность. В них хочется оказаться снова.  Потому что всегда остается мысль, что, возможно, ты не до конца понял этот самый Смысл Над Сюжетом, сложенный из взглядов, слов, жестов, интонацией, света, мрака, что надо еще раз посмотреть внимательней и предположить другую логику в этом всем мелькании всего вот этого вот во всем вот этом вот. Вполне возможно, здесь и кроется причина жить: не до конца разгаданный замысел, который дьявольски (яблоко познания было все-таки отравляющим), чертовски хочется отгадать, не довольствуясь сегодняшним вариантом ответа».

 


 

— «Идиот» вошел в десятку лучших спектаклей 2019 года по версии Ассоциации театральных критиков России.

— Участник Российской Национальной театральной Премии и Фестиваля «Золотая Маска»-2021 в рекордных 11 номинациях:

Драма/спектакль малой формы, драма/работа режиссера (Андрей Прикотенко), драма/женская роль (Альбина ЛОЗОВАЯ — Настасья Филипповна, Анастасия ПАНТЕЛЕЕВА — Аглая), драма/мужская роль (Анатолий Григорьев — Мышкин), драма/женская роль второго плана (Наталья Серкова — Варвара Иволгина), драма/мужская роль второго плана (Ян Латышев — Ганя Иволгин, Тимофей Мамлин — Ипполит Терентьев), драма/работа художника (Ольга Шаишмелашвили), драма/работа художника по костюмам (Ольга Шаишмелашвили), драма/работа художника по свету (Игорь Фомин).

— Участник специальной программы Russian Case-2021 Фестиваля «Золотая Маска»

— Лауреат Российской Национальной театральной премии «Золотая маска» в номинации Драма. «Лучшая мужская роль второго плана» — Тимофей Мамлин за роль Ипполита Терентьева.

— Лауреат VI Межрегионального театрального фестиваля «Ново-Сибирский транзит» (Новосибирск) в номинациях «Лучший спектакль большой формы», «Лучшая мужская роль» (Анатолий Григорьев за роль Льва Мышкина), «Надежда сцены» (Альбина Лозовая за роль Настасьи Барашковой)»;

— Участник специальной программы «Достоевский и театр» Фестиваля «Золотая Маска», посвященной 200-летию со дня рождения писателя (Москва) 

— Участник XXII Международного театрального фестиваля «Радуга» (Санкт-Петербург)

— Участник XI Платоновского фестиваля искусств (Воронеж)

Выжить и процветать, не убивая своего босса, Джон Гувер

3,5 звезды!
Не каждый босс - идиот, и не каждый идиот - босс.

Признаюсь: я не читаю много книг по саморазвитию. Я, конечно, не имею ничего против них, просто они никогда не были моей чашкой чая. Было несколько, которые я хотел попробовать, но есть так много других книг, и я не хочу тратить свое время на поиски книги самопомощи, когда я мог бы читать книгу, которую я знаю, что пойму и наслаждаться.

В рамках моего нового сегмента, Mom Mondays, это o

3,5 звезды!
Не каждый босс - идиот, и не каждый идиот - босс.

Признаюсь: я не читаю много книг по саморазвитию. Я, конечно, не имею ничего против них, просто они никогда не были моей чашкой чая. Было несколько, которые я хотел попробовать, но есть так много других книг, и я не хочу тратить свое время на поиски книги самопомощи, когда я мог бы читать книгу, которую я знаю, что пойму и наслаждаться.

В рамках моего нового раздела «Мама понедельники», который есть в моем блоге, моя мама выбрала для меня эту книгу. Это была покупка из наших весенних приключений в благотворительном магазине. Маме очень нравилось искать книги о лидерстве. Я вытащил эту, и она сразу его купила. Когда я рассказал маме об этой идее, она сразу поняла, какую книгу мне подарить.

Вот почему моя первая книга «Мама по понедельникам» - это книга самопомощи.

Хорошо, перейдем к собственно обзору этой книги. Эта книга не была ужасной, но мне было очень трудно удержать мое внимание.Мне часто приходилось перечитывать абзацы, потому что мой мозг не понимал того, что я только что прочитал. Однако на самом деле он поднял много хороших моментов о том, какой босс ваш начальник и как с ним лучше всего работать.

Но одной из главных проблем, от которой он страдал, была странная организация в первой главе. Первая глава была просто мешаниной идей, которые будут подробно описаны в последующих главах. К тому времени, когда я понял, что происходит, я уже прочитал половину книги, и во рту у меня остался неприятный привкус, и мне было трудно сосредоточиться на остальной части книги.

Но эта книга поднимает хорошие моменты, о которых я упоминал выше. Основная тема этой книги - мироощущение. Ваше отношение к начальнику будет определять его отношение к вам. Конечно, у вас будут ужасные боссы. Это просто жизнь. Не думаю, что знаю кого-нибудь, у кого не было ничего, кроме хороших начальников. Но когда вы выясняете, кто вы босс (с точки зрения личности) и как они работают, вы можете получать удовольствие от работы (или, по крайней мере, прожить день достаточно долго, чтобы получить свой чек).

В целом, что касается книг по саморазвитию, это было неплохо. Автор, Джон Гувер, был из Айовы и много говорил об Айове (откуда я родом!). Он привносил истории (часто правдивые, но было несколько сфабрикованных, чтобы он мог донести свою точку зрения) о том, чему он пытался научить. Это добавило мне дополнительных очков и сделало его более личным, а материал - немного более понятным. Итак, в заключение, если вы изо всех сил пытаетесь ладить с начальником или просто хотите улучшить качество своей работы, ознакомьтесь с этой книгой сегодня!

Прочтите внимательно, как работать на идиота, пересмотренное и расширенное с помощью большего количества идиотов, большего безумия и большей некомпетентности в Интернете от Джона Гувера

.

1

Признания выздоравливающего идиота

Это не бизнес-басня, в которой рассказывается о подвигах Барри, Ларри, Фредерики или Фердинанда, которые плывут по коварным водам лидерства или культивируют совершенное. высокопроизводительная команда. Примечателен тот сбор басен, который накопился в деловых изданиях. Басни и притчи - это божественные инструменты обучения, которые многим очень помогли. Я могу попробовать одну для своей следующей книги.Тем не менее, Как работать на идиота - это срочное и резкое предупреждение для людей, стоящих на выступе за окнами своего офиса, готовых прыгнуть насмерть, потому что они думали, что их жизнь в офисе выяснилась, только чтобы проснуться. однажды и обнаруживают, что смотрели не в ту линзу. Для них мысль о том, чтобы проделать эту работу, для этого Идиот-Босса, всю оставшуюся карьеру, была похожа на то, чтобы смотреть в бездну. Безнадежно.

Это буду я на протяжении большей части моей трудовой жизни, и, если вы все еще думаете, что ваш босс виноват исключительно в несчастьях и несчастьях в вашей трудовой жизни , возможно, это и вы тоже.Я указываю срок службы , потому что все остальное в значительной степени рассматривается в Как жить с идиотом; одинаковые принципы и правила взаимодействия по большей части, другое место проведения, набор ожиданий и параметры поведения.

Это книга обо мне, и это книга о вас. Речь идет о реальных проблемах и реальных людях. Речь идет о том, чтобы быть живым, а не мертвым. В частности, это книга для живых мертвецов, которые умерли к радости, которую они когда-то находили в работе, но все еще появляются в офисе каждый день и забирают чек.Это также для людей, настолько разгневанных тем, что они считают неудачами своего начальника, что они мертвы для многих людей и вещей вокруг них, которые в противном случае могли бы заставить их чувствовать себя живыми и полными энергии. Гнев является настолько серьезным фактором неудовлетворенности на рабочем месте, что я посвятил последнюю главу этой теме и назвал ее Перенастройка ожиданий и повторное использование гнева.

Есть точка столкновения, когда наши ожидания относительно того, как наш босс должен относиться к нам, разбиваются о скалы реальности.Практически все, что вы собираетесь прочитать в будущем, связано с волной за волной ожиданий, разбивающихся о скалы реальности и безвредно катящихся обратно в прибой.

Обещание этой книги состоит в том, что мы с вами сможем прожить свою жизнь, особенно нашу карьеру и работу, которую мы делаем, с чувством покоя и удовлетворения, которое приходит от принятия и умелого разыгрывания раздачи, которую мы получили. Чтобы разыграть ту руку, которую нам раздали, требуется мастерство игры; мастерство и достоинство, не включающие в себя жалоб, недовольства и вообще кипящего негодования, когда мы скрипим зубами, остаемся в игре и отчаянно надеемся, что кто-то или что-то изменит правила в нашу пользу.

Правила есть правила. Если бы я мог их изменить, я бы сделал это уже тысячу раз. Эти правила я могу изменить, я это сделаю. Но человеческое поведение - это человеческое поведение, и роль работы по существу осталась неизменной с тех пор, как Адам и Ева откусили больше, чем они могли прожевать, должны были одеться, выйти и устроиться на настоящую работу. Он пытается пробиться сквозь мир работы, как он есть на самом деле, и делает вид, что именно такой, каким мы хотим, чтобы он был, у большинства из нас возникают проблемы.

Ничто из этого не означает, что наша трудовая жизнь безнадежна.Напротив, есть огромные причины для радости и надежды на лучшее завтра. Пока мы крепко цепляемся за искаженное, искаженное, несогласованное восприятие рабочих отношений , поскольку мы чувствуем, что они должны быть , мы, по сути, отменяем радость и гасим свечу надежды. Как однажды сказал Теодор Рузвельт, нужно начинать с того места, где мы находимся, использовать то, что у нас есть, и делать то, что мы можем.

РЕАЛЬНЫЙ РЕНТ

Первым шагом является выяснение того, как состояние человека влияет на условия труда.Все начинается с подчинения представлению о том, что может быть другое объяснение, чем то, которое мы пытались навязать миру. Представьте себе это. Есть и другие способы работать и функционировать в рабочих отношениях, помимо тех, на которых мы были женаты все эти годы. Более того, существует большая истина, которой управляет Высшая Сила, и то, что Высшая Сила пытается соблазнить, заманить или иным образом убедить нас внедрить эту истину в наш мозг в течение долгого, долгого времени. Наша Высшая Сила знает, как подписка на реальность отвечает нашим личным и коллективным интересам.Надеюсь, мы проявим нашу драгоценную свободную волю, чтобы отвернуться от отрицания и обратиться к свету реальности.

Если вы хоть немного похожи на меня, вы устанавливали и повторно устанавливали мировые рекорды упорства, сопротивляясь мудрости, которую ваша Высшая Сила пыталась передать вам. Как исполнительный коуч, я делаю все, что в моих силах, чтобы не навязывать свое невежество клиентам, потому что это не умелый подход к тому, чтобы помогать кому-то решать проблемы и / или преодолевать личные и профессиональные проблемы.Вместо этого я делаю все возможное, чтобы просто создать безопасную среду, в которой мои клиенты могут получить доступ к мудрости, которой они уже обладают, или могут использовать эту более обширную истину. Поскольку мои клиенты позволяют, я пытаюсь облегчить, задавая важные вопросы, согласование между тем, что лучше всего работает для них, и тем, что лучше всего работает для организации, в которой они работают. Короче говоря, я стараюсь согласовать то, что люди делают лучше всего, с тем, что их организациям больше всего нужно. Здоровое партнерство между работодателем и наемными работниками, а также между начальником и начальством - это нирвана для работающего человека и человека, на которого он или она работает.

Но это непросто. Никакие отношения, которые стоит иметь, не являются легкими, за исключением, возможно, стадии медового месяца, когда реальность ни с чем не связана. Перенесемся к тому моменту, когда розовые очки соскальзывают, корзина для белья начинает заполняться грязными носками и нижним бельем, и нереалистично оптимистичные первоначальные ожидания между людьми как в личных, так и в профессиональных отношениях начинают течь, как мутная вода. Прежде, чем вы это узнаете, когда-то гармоничные личные или рабочие отношения превратились в идеальный шторм, а шансы выжить в полной сохранности ничтожны.Скорее всего, шторм изменит вас навсегда. Вы выходите из себя синяками, избитыми и, что хуже всего, циничными и вечно обиженными на то, что ваши когда-то высокие ожидания от идеальной карьеры лежат на дне моря с Губкой Бобом Квадратные Штаны.

Чтобы танцевать со звездами, нужны двое. То есть одна звезда плюс один настоящий танцор равняется одному действию. Никто не танцует в одиночку. В нашей книге « The Coaching Connection » мы с Полом Дж. Горреллом писали о том, как относиться к отдельному руководителю, которого тренируют, и к организации, спонсирующей коучинг, как к со-клиентам.Это неотъемлемая часть концепции Пола о контекстном коучинге. Точно так же, когда я училась в аспирантуре Тихоокеанского университета Азуза, чтобы получить степень магистра в области супружеской и семейной терапии, я узнала, что приходящий в клинику муж не является моим клиентом. Жена тоже. Я лечу именно отношения между ними - фактически их брак.

Как вы увидите, избиение босса - одно из самых традиционных и для многих удовлетворяющих индульгенций, от которых вам и мне нужно отказаться, если мы действительно надеемся восстановить достаточно полное чувство удовлетворения в работе, которую мы делаем.Когда мы с вами сталкиваемся с трудностями или разрывами с человеком, которому мы подчиняемся на работе, универсальное решение - избить босса - не имеет никакого смысла, как и для нашего босса, который имеет смысл бить нас всякий раз, когда они недовольны. Требуются два человека, чтобы вызвать икоту или несоответствие между двумя, вероятно, противоположными наборами ожиданий. Истинное разрешение (напишите это на ладони и навсегда выгравируйте на внутренней стороне лба) придет только тогда, когда вы овладеете искусством принятия и признательности.

Звучит тепло и размыто, не так ли? Забудь об этом. Чтобы научиться работать с идиотами, для них и вокруг них, требуется реальное изменение поведения с нашей стороны . Но переживание этого просветления не обязательно должно быть таким уж плохим. Просто спросите моих читателей, которым понравился юмор в этой книге и которые в первый раз сочли это шуткой, а теперь напишите мне со всего мира, говоря, если бы они применили знания, независимо от того, насколько забавно, у них не было бы неожиданно потеряли работу.Некоторые отзывы читателей на Amazon.com отражают это. Насколько мне известно, книга Как работать на идиота вошла практически во все списки бестселлеров, которые может составить бизнес-книга. Людям нравился юмор и острая сатира. Появления на NBC Today , CNN, Fox and Friends , более 100 других интервью и полстраницы в разделе New York Times Sunday Business - все стало частью шутки. Нил Кавуто дважды приглашал меня на Your World , так что он был так забавлен сатирой.Но, несмотря на невероятное освещение первого издания этой книги, люди слишком часто упускали из виду слишком очевидный момент: чтобы успешно работать на Идиота (или любого другого начальника), не должен быть Идиотом .

По мере того, как вы читаете это новое издание, я иногда буду ссылаться на банальное представление о том, как обнимать своего внутреннего ребенка. По общему признанию, внутренние детские вещи кажутся обидчивой чепухой 1980-х годов. Как бы то ни было, у меня, например, есть Inner Idiot , который наносит ущерб моим карьерным устремлениям.Забудьте о моем внутреннем ребенке. В любой момент моей карьеры, когда я не ладил со своим боссом или когда я не ладил со сверстниками или подчиненными мне, мой Внутренний Идиот неизменно соскальзывал с поводка и гордо игнорировал любую большую истину или Высшую Силу. поскольку он пытался навязать то, что я считал своей суверенной, неизменной и непоколебимой мудростью, другим - с катастрофическими последствиями.

Я хочу принять своего Внутреннего Идиота, хорошо. Я хочу прижать его к себе. Держи его крепче.Крепко обхватите его за шею и выдохните из него жизнь. Не думаю, что проходит день, чтобы он не смутил меня тем или иным образом. Я гарантирую, что не пройдет и недели, когда он не станет угрожать дружбе или отношениям с клиентом. Он противная маленькая горгулья. И он знает точный момент, обычно, когда я нахожусь в состоянии стресса, тревожности или страха, чтобы поднять свою уродливую головку и произнести какое-нибудь сумасшедшее замечание. Если вы обнаружите, что на собрании я болтаю, как идиот, и говорю вещи, о которых я позже пожалею, что никогда не произносил, то это мой мини-я, мой внутренний идиот, который выходит из его клетки и пытается помочь мне выбраться из напряженная ситуация.Просто найди что-нибудь, что нас поразит - я и мое альтер-эго Идиота. Я не хочу защищать насилие; на самом деле, я могу только пошутить над своим Внутренним Идиотом, потому что насилие над ним было бы насилием против меня. Мне просто нужно, чтобы он чувствовал себя довольным, вовлеченным, безопасным и уверенным. Тогда и только тогда он будет вести себя достаточно хорошо. Вроде как твой Идиот-Босс, а?

Мне не нужно пересказывать все это притчами или баснями. По общему признанию, правду трудно переварить, если говорить прямо, но мы можем осторожно пережевать и проглотить, прежде чем проглотить еще один глоток.Реальные бизнес-сценарии безумны и без того, чтобы я их придумал. Сказав это, однако, в книге есть несколько составных персонажей, а некоторых я придумал, чтобы заполнить пробелы в исторической истории, основанной на фактах. Так что вычеркните меня из списка великих и могущественных. Я всего лишь писатель, корпоративный преподаватель и коуч для руководителей, отвечающий за практику коучинга руководителей в Partners International в Нью-Йорке. Но во всех этих вещах я должен обратиться к очень интересной и трансформирующей теме.Так что пристегнитесь. Мой внутренний идиот реален. И твое тоже. Они вряд ли будут вести себя прилично в поездке, в которую мы собираемся.

ЗНАЙ СЕБЯ

Автор Джон Ирвинг советует начинающим писателям писать о том, что они знают. Я опубликовал пять книг по бизнесу, прежде чем понял, что еще не написал с нуля. Это было более 10 книг / новых изданий назад. Теперь, как и тогда, стоя в куче осколков там, где когда-то стоял стеклянный дом, я не могу вспомнить, кто бросил первый камень.Может, это был я. Возможно, нет. Неважно. Бросание камней стало настолько интенсивным, что я забыл, почему их бросали вообще. Ах, да. Я помню. Я показывал пальцем на других и обвинял их в вещах, в которых я был виновен не меньше, а то и больше. На каждый брошенный мной камень возвращался более крупный. Я чувствовал себя оправданным в своих обвинениях и жертвой критики других. Вытолкнуть это было естественно, и я чувствовал себя праведным. Принимать это казалось неестественным и несправедливым. То, что я жил в стеклянном доме, не означало, что я хотел, чтобы другие видели меня насквозь.Или я?

MI CASA ES SU CASA

Вы живете в стеклянном доме? Вы обвиняете своего Идиота-Босса в вещах, в которых так же легко можете быть осуждены и сами? Это непростые вопросы. И это не вопросы, которые мы обычно задаем себе. Вот почему я спрашиваю вас сейчас. То, что нас раздражает в других, часто является теми же раздражающими характеристиками, которыми обладаем мы. Наши собственные недостатки раздражают, когда они проявляются в чьих-то словах и действиях, и почти неописуемо раздражают, когда они проявляются в словах и действиях кого-то, кто имеет власть и власть над нами.

Теперь, когда мой стеклянный дом разрушен, я могу писать о ложной уверенности, ложной безопасности и ложной гордости. Я их всех знаю. Где-то в начале мои провода перекрещивались. Если не при рождении, то вскоре после этого. Природа или воспитание? Генетика или окружающая среда? Неважно. Теперь я ежедневно молюсь о безмятежности, чтобы принять природу, и о смелости изменить воспитание. Как следует из молитвы Райнхольда Нибура, мудрость - это способность различать эти два понятия. Если отбросить самоактуализацию в сторону, я не могу не быть немного обеспокоен и обеспокоен тем, что никто не объяснил мне эти различия, пока я уже не испортил большую часть своей жизни.Но это тоже виновато. С таким же успехом я мог бы наклониться и взять еще один камень.

НЕ БЫТЬ ЖЕРТВОЙ ДЛЯ ВАШИХ ТРИГГЕРОВ

Когда вы думаете о слове trigger , думаете ли вы о лошади Роя Роджерса или о том событии или моменте времени, когда сдерживаемая враждебность и негодование взрываются, взрываются и покрывают стены конференц-зала со всевозможными ядовитыми детритами? Кто или что нажимает на спусковой крючок или имеет тенденцию заводить вас? Если вы делаете паузу и думаете о своих домашних раздражениях, идиотсинкразии или других вещах, которые вызывают у вас дискомфорт, вы составляете подробный список личных проблем, которые необходимо решить.Особенно это актуально в ваших профессиональных делах. Ваши шансы помешать людям, наделенным властью и властью, делать то, что обычно вызывает у вас спусковой крючок, почти равны нулю. То, что делают и говорят другие люди, обычно выходит за рамки всего, что вы можете контролировать или изменять.

Однако у вас есть большой контроль, когда дело доходит до удаления или отключения ваших внутренних триггеров, тем самым уменьшая вероятность того, что ваш I-Boss или коллеги расстроят вас. Это упражнение по контролю с вашей стороны изменит всю динамику между вами и вашим боссом, идиотом или кем-то еще.Сознательное обезвреживание триггеров - лучший способ выработать иммунитет против обострения, напряжения и беспокойства. Вы по-прежнему будете испытывать раздражение, напряжение и беспокойство, но они больше не будут есть ваш обед. Почему вас должно волновать, сколько власти у Идиота, если он или она не может использовать ее, чтобы вас раздражать? Снижение способности вашего ай-босса раздражать вас, намеренно или ненамеренно, - это потрясающая, осмелюсь сказать, феноменальная форма самоутверждения. И, как и ваше достоинство, никто не может отнять его у вас.

Работа со спусковым крючком

Меня зовут Джон, и я идиот, Я рассказываю группе в большой комнате с кафельным полом в подвале церкви каждую среду вечером в 19:00.

Привет, Джон, хор отвечает между глотками кофе. Некоторые говорят это ясно, как будто приветствуя меня. Другие бормочут, будто говоря что-то неразборчиво, чтобы скрыть факт своего присутствия.

Раньше я думал, что мой стеклянный дом был идеальным местом для жизни, продолжаю.

Говорите, вмешивается один из бормочущих, внезапно очень внятно. Мы вас не слышим.

Раздраженный прерыванием, мои инстинкты говорят мне атаковать его ядовитой смесью сарказма и намеков, ставя под сомнение его интеллект и, если я буду достаточно раздражен, его родословную. Это то, что мы делаем, те из нас, кто считает себя сверхразумными, находясь на орбите выше глупости. Мы ставим под сомнение интеллект других людей, особенно после того, как нас поймали на совершении какой-то глупости.Но это была бы моя болезнь. Вот почему это называется выздоровлением. По крайней мере, теперь я могу поймать себя, прежде чем бросить камень. По крайней мере, в большинстве случаев.

Я все еще инстинктивно наклоняюсь, чтобы подобрать камни и сформулировать вопрос типа «ядовитый дротик», например Кто-то забыл свое лекарство сегодня утром? Но теперь я могу восстановить контроль, прежде чем открыть рот и позволить ему взлететь. В тот момент, когда камень должен был быть на пути к своей цели, правда хлынула на меня, как кислотный дождь, съедая мои претензии.Я бормотал . Виновен по обвинению. Если я нахожусь на собрании выздоравливающих идиотов, пытаясь выйти за рамки мыслей и поступков, которые все эти годы сковывали мой личный и профессиональный потенциал, почему я бормочу? Кислота сжигает еще один слой, и я решаю поделиться своим потоком сознания с группой. Я узнал, что жить в стеклянном доме - плохая идея, если вы собираетесь бросать камни.

Как оригинально, говорит г-н Мамблс, sotto voce .

Я быстро беру еще один камень и втягиваю дополнительный кислород не для того, чтобы успокоить себя, а для того, чтобы получить достаточную поддержку дыхания для достижения максимального объема. Вот тогда я замечаю, что остальные смотрят на него. Не перебивай, ругает женщина. Вы знаете правила.

Ага , думаю про себя. То, что она сказала . Я чувствую облегчение, утешение и защиту. Кто-то заступился за меня. Кого-то волновало. Мгновенно гнев начинает покидать мое тело, и я чувствую легкое сострадание к мистеру Мистеру.Бормочет. Он откидывается на спинку металлического складного стула и берет край чашки из пенополистирола. Когда я чувствую, что кто-то на моей стороне и заботится о моем праве занимать место во Вселенной, ядовитые мысли рассеиваются, и на их место приходит любопытство о том, как другие стали такими, какие они есть. Я даже начинаю задаваться вопросом, как я стал таким, какой я есть.

Вашему боссу-идиоту нужно чувствовать, что кто-то находится на ее стороне, в ее углу и поддерживает ее. Никогда не забывайте, что вы и ваш Идиот-Босс - оба люди.У нее будут те же основные реакции на чувства и ситуации, что и у вас. Это важно, потому что, когда вы чувствуете себя неподдерживаемым или даже подавленным, вы склонны становиться более подозрительными, крепче хвататься и более интенсивно драться. Ваш Идиот-Босс делает то же самое.

Найдите способы поддержать своего босса-идиота, особенно в его времена неуверенности и сомнений. Когда вы это сделаете, она будет чувствовать то же самое, что и я, когда женщина выступила против моего бормочущего хулителя. У меня появился новый лучший друг. Вспомните, что вы чувствовали, когда в последний раз кто-то заговорил или ответил за вас.Вы можете вызвать у начальника такое же чувство по отношению к вам. Попробуйте и почувствуйте, как напряжение улетучивается. Отправьте обнадеживающее электронное письмо, упомяните в коридоре, насколько хорошо, по вашему мнению, она справилась с ситуацией. Держите все это в контексте целей и задач отдела, чтобы не казаться сиропом.

THE KILLER B’S

От четырех убийц B - избиения босса, обвинения босса, ссоры босса или травли босса - лучше всего отказаться в погоне за позитивными отношениями со своим I-боссом. Освободить от босса эти четыре аллитерирующих поведения может показаться забавным и, в конечном счете, справедливым поступком в свете того, что этот босс заставил вас страдать.Но в конце концов ужалишь ты будешь. Возможно, в прямом и переносном смысле , в конце . Отсроченное удовлетворение - вот основная мысль здесь. Задержан до такой степени, что вы заменяете эти праведно возмущенные фантазии о владении мечом справедливости твердым планом по созданию и поддержанию такой атмосферы отношений, в которой вы можете спокойно плыть сквозь любые тропические беспорядки, которые устраивает ваш босс.

Убийца Б # 1: избиение босса

Многие люди с раннего детства привыкли ненавидеть и игнорировать власть.Скажите честно: у кого из вас были родители, которые действительно учили доброте, терпимости и уважению к авторитету как положительным добродетелям? Даже если ваши родители говорили с вами, они ходили пешком? Или ссора с боссом дошла до обеденного стола? Был ли негласный подтекст мести и революции, который никогда не произносился вслух, но, тем не менее, понимался?

Мы общество, которое превращает такие песни, как « Take This Job» и «Shove It », в легендарные хиты. Насколько хорошо будет продаваться песня под названием « I Love My Job and I Will Do Anything to Keep It »? Где в этом резонанс с осажденным и запуганным духом сотрудника? Независимо от цвета ошейника (те, кто все еще носит ошейники), мы несем в себе наследие, которое время от времени всплывает в нашей культуре в виде фильма, такого как Office Space , телесериала, такого как The Office или комикс вроде Dilbert .Если бы это было не так, вы бы уже положили эту книгу на полку или разместили на eBay.

Никогда не участвуйте в разговоре, в который ваш босс не может неожиданно вступить, если вам не нужно будет принимать меры по устранению ущерба. Когда вы обнаружите, что направляетесь к теме B с друзьями, семьей, коллегами или совершенно незнакомыми людьми, развернитесь на 180 градусов и уйдите из этого злого места как можно быстрее. Держите себя и свою репутацию на высоком пути по телефону:

1.Смените тему разговора с босса на более серьезную проблему, с которой вы столкнулись на рынке. Легко впасть в вашу заранее запрограммированную привычку бить босса вместо того, чтобы смотреть на то, кто встает каждое утро с явной целью лишить вас работы - ваших конкурентов.

2. Играем шире. Переориентация обсуждения состояния внутренней и мировой экономики и того, как лучше всего плавать в этих водах, - гораздо более важный разговор, имеющий отношение к вашему долгосрочному будущему.Другими словами, сделайте общую картину.

3. Признание того, что многие аспекты жизни сложны. Так что же тут нового? Вежливо отклоните приглашение нанести удар вашему боссу (или кому-либо еще) и отключитесь от него, сказав, что в качестве общего жизненного принципа вы привержены поиску путей, которыми каждый может победить. Затем верните разговор к другому участнику разговора.

Это зеркало, а не окно

Прежде чем я переступил черту между активным идиотизмом и выздоровлением, я не понимал, что видеть в других людях глупцов на самом деле было самообвинением.Я не обязательно хотел, чтобы мой босс перестал быть идиотом: я хотел быть альфа-идиотом. Я действительно не хотел мешать ему или ей безнаказанно враждовать со мной: я хотел, чтобы сила безнаказанно противостояла ему и другим. Я не ставил перед собой задачу создать более доброжелательное и мягкое рабочее место: я жаждал возможности сделать жизнь других людей несчастной.

Когда я, наконец, осознал, что другие люди могут видеть во мне Идиота, которым я был (и остаюсь им), я почувствовал себя голым. Хуже того, я чувствовал себя так, как будто большую часть своей жизни жил голой мечтой, даже не подозревая об этом.Это неловко, но что мне теперь с этим делать? Полагаю, освоитесь с моей наготой. Или сшейте фиговые листья. Строительство еще одного стеклянного дома с более толстыми стенами не поможет. Всегда найдутся камни побольше и тяжелее, чтобы разбить их.

Теперь я могу писать о том, чтобы быть идиотом, с позиции знания, как предлагает Джон Ирвинг, потому что я попал в ловушку. Точнее, я скатился к полному идиотизму, следуя своим лучшим намерениям добиться успеха. В то время успех означал свободу делать то, что я хотел, когда бы я хотел, и неограниченные ресурсы.Я также хотел полной анонимности по требованию, отсутствия ответственности за все, что я решил делать, и я хотел, чтобы все это было возможно, не поднимая пальца. Я хотел быть гибридом Уильяма Рэндольфа Херста-младшего, Говарда Хьюза, Дональда Трампа и всех без исключения Кеннеди. Сделайте меня принцем Чарльзом, пожалуйста. По крайней мере, Марк Цукерберг написал код, чтобы заработать состояние на Facebook. В глубине души я даже не хочу этого делать. Я хочу заработать большое состояние по старинке - унаследовав маленькое.Дайте мне серебряную ложку из пословиц. Ой, слишком поздно.

То, что я выздоравливающий идиот-босс, не означает, что я все еще тайно не хочу всего этого. Сирены не перестают петь, и я не перестаю фантазировать. Что - это , что меняет, так это мое отношение к объектам моего желания и условиям, в которых я хочу жить и работать. Теперь я могу согласиться с тем, что я никогда не буду жить, как любой из вышеупомянутых серебряных ложек, и что эта книга никогда не поставит меня в лигу Цукерберга.Тем не менее, что еще лучше, я могу быть благодарен за то, что у меня есть. Если я когда-нибудь достигну чего-то отдаленно близкого к тому финансовому положению, которое нравится этим парням (ред.), Это будет результатом моих усилий и милости моей Высшей Силы. Я всегда мог выиграть в лотерею. Но это снова вмешивается моя болезнь. Как выздоравливающий идиот, я живу более счастливой, более мирной и более удовлетворенной жизнью. Несмотря на то, насколько запутанным я позволил своему прошлому быть, у меня все еще есть время жить большой и просвещенной.

Идиоты, идиоты везде, и мысль, которую не стоит держать

Принятие части большой и просвещенной жизни всегда будет 1.) Идиоты, 2.) выздоравливающие идиоты, подобные мне, и 3.) те, кто не обращает внимания на то, что они идиоты. Идиотизм иногда определяют как постоянное состояние глупости. Я не согласен с этим определением. Как выздоравливающий идиот, я знаю, что всегда буду уязвим перед глупыми мыслями, глупыми словами и глупыми поступками. Но я могу уменьшить частоту их появления. Это может показаться глупым, но милостью моей Высшей Силы я жил, несмотря на свою глупость, всю свою жизнь. Я могу контролировать, минимизировать изнурительные эффекты глупости и меньше раздражать или раздражать других.

Мы можем смотреть, как Джим Керри и Джефф Дэниэлс изображают идиотов в фильме вроде « Тупой и еще тупее », и смеяться. То же самое для Оуэна Уилсона и Джейсона Судейкиса в Hall Pass или Джека Блэка в Year One . Но когда тупой и тупой управляют организациями, корпорациями и государственными учреждениями, это уже не смешно. Уродливая правда в том, что вокруг нас прячутся активные идиоты. Щупальца их глупости проникают глубоко в жизнь миллионов. Их сила, казалось бы, безгранична.К счастью, идиоты по большей части не знают, какой властью они обладают. Если бы ай-боссы знали, сколько пуль в их камерах, все могло бы стать действительно страшно. Почему в глупости такая сила? Пока вы читаете, ответ раскроется перед вами, как красная ковровая дорожка. Слишком много для одного предложения или умной фразы. Необходимо создавать контексты. Необходимо изменить парадигмы. Мысли нужно выводить нестандартно.

Killer B # 2: обвинение босса

Кто не винил босса в провале, который на самом деле был вашим? Да, это моя рука в воздухе.Речь идет об ответственности и признании вины, когда она принадлежит нам, и (тут сглотните) часто, когда это не так. Пол Ватцлавик написал отличную книгу под названием Прагматика человеческого общения . Его диссертация: Никогда нельзя не общаться. Такое умное использование двойного отрицания дает понять, что, если вы обвиняете в своей работе, вы посылаете убедительный сигнал о том, что вы не заинтересованы быть частью команды, частью решения или частью будущего. Помните: все, что вы говорите или делаете - иногда то, о чем вы просто думаете, - говорит о вас.Каждый, с кем вы встречаетесь лично, по телефону, в сети, где бы вы ни находились, прочитает то, что вы говорите, по-своему. Имейте в виду, что все, что вы делаете, передает что-то .

Если и когда вас соблазнят

Как работать на идиота

Боссы-идиоты существуют только для того, чтобы лишить жизни своих интеллектуально превосходящих и более изобретательных подчиненных.

Это не дает уснуть по ночам многим хорошим работникам. Некоторые не могут понять, почему их идеи отвергаются, а их работа очерняется.Другие впадают в цинизм по поводу своей карьеры. Некоторые тратят всю свою энергию на то, чтобы отомстить манекену в угловом офисе.

Вместо этого используйте немного джиу-джитсу: используйте невежество начальника в свою пользу. Назовите это идиотской инженерией.

«Невежественный босс открывает перед вами широкое поле деятельности», - говорит Джон Гувер, автор книги «Как работать на идиота: выжить и процветать - не убивая своего босса». "Узнайте, что важно для вашего начальника, поймите, что ищет ваша компания, и помогите глупцу оправдать эти ожидания.«

Советы, как бороться с семью типами идиотов-боссов

Некоторые рабочие, сыты по горло некомпетентностью идиота-начальника, тратят большую часть дня на то, чтобы придурок выглядел плохо. Проницательный сотрудник работает вокруг идиота-босса, становясь толчком для его карьеры, а не препятствием.

«Вы хотите уменьшить силу невежества начальника, которая может причинить вам вред», - говорит Гувер, корпоративный психолог, имеющий докторскую степень. в организационном поведении. "Вы делаете это, становясь улучшением босса.«

Начните с того, что обратите внимание на то, что интересует бездельника, и внимательно слушайте, когда он ворчит. Это предоставит жизненно важную информацию для планирования вашей победоносной атаки на идиотизм.

Если у вашего босса в углу хоккейная клюшка, он использует шайбу вместо пресс-папье и повесил на стену майку своего любимого игрока, вам не нужно быть Шерлоком Холмсом, чтобы понять, что он хоккейный фанат.

Вместо того, чтобы излагать ваше предложение подробным и сложным языком, приправленным болтовней о «передовых рубежах» и «получении львиной доли ресурсов», попробуйте следующее:

«Разве это не представитель Зала славы Уэйн Гретцки сказал, что кататься надо не туда, где шайба, а туда, где она будет?»

Настоящий идиот упустит метафору.Расслабься, ты говоришь о хоккее, а твой любимый болван будет слушать. Если вы сделаете презентацию на хоккейной лексике, скорее всего, боссу понравится ваша идея - даже если он ее не поймет - и даст вам добро.

Это ваше начало, а остальное зависит от вас, как не идиота.

Некоторые могут рассматривать попытки справиться с идиотом-боссом как поцелуй в задницу, но любой, кто думает так, вероятно, считает, что путь к продвижению начинается с выставления босса глупым.

«Идиотская инженерия - это не поцелуй в задницу», - говорит Гувер.«Вся идея состоит в том, чтобы сделать условия работы более благоприятными для вашего карьерного роста».

Помните: ключ к победе над идиотским боссом - это сочетание ваших идей с языком и повесткой дня тупицы. Если этот мудак принимает ваши идеи как свои собственные, значит, вы преодолели первое препятствие на пути к успеху.

«Даже если идиоты-боссы неизбежны, они не обязательно должны быть крайними», - говорит Гувер.

Но какими бы успешными ни были ваши идиотские инженерные усилия, помните, кто здесь главный.

«Человек с институциональной властью - это всегда 800-фунтовая горилла», - говорит Гувер. «Люди, которые ходят на работу, думая, что переберутся с большой обезьяной, каждый раз проигрывают».

Невежественный босс не обязательно находится в бессознательном состоянии, и большинство из них знает, что они находятся выше своих голов. Это создает большую незащищенность. В результате идиот-босс проводит большую часть своего дня, защищая свою территорию от всех угроз, а не продвигая интересы компании. Императив идиота-босса ясен: не дать другим увидеть его почти предельную невежественность.

Турбированный придурок в тонкую полоску более чем счастлив зарезать жертвенного ягненка на алтаре своей собственной некомпетентности. Вы можете не быть этим невинным ягненком, сделав себя незаменимым для большого болвана.

Редкий начальник, не являющийся идиотом, делает гениальные вещи: разговаривает с сотрудниками, спрашивает об их работе и о том, как ее можно улучшить. Джек Уэлч , бывший глава General Electric , Успешно справился. Ясно, что кто-то знает, на чьей стороне стоят такие первоклассные компании, как Microsoft , Intel , Dell , Компьютер Apple , Юго-западные авиалинии и JetBlue Airways .

«Я выздоравливающий босс-идиот», - говорит Гувер. «Если я перестану разговаривать со своими людьми, я буду опасно болтаться. Я должен привлечь их и извлечь уроки из их навыков. Если я сделаю это, я исключу свою личность из уравнения, и это создаст последовательность».

Однако, если ваш босс тупее столба забора и не подлежит искуплению, возможно, пришло время найти другую работу. Гувер говорит, что неспособность ладить с боссом считается главной причиной смены работы. Затем следует неудовлетворенность работой, а затем - неадекватная оплата труда.

«На свободном рынке мы можем голосовать ногами», - говорит Гувер. «Уход может иметь последствия - например, оплата и местонахождение - так что прежде чем направлять уведомление, проведите анализ затрат и выгод».

Битва с идиотизмом - долгая, сумеречная борьба. Готовясь к битве, внимательно посмотрите на себя.

«Остерегайся своего внутреннего идиота», - говорит Гувер. «Успех и глупость несовместимы. Глупость вашего босса - это только половина проблемы. Ваша собственная глупость может легко завершить катастрофу.«

Щелкните здесь, чтобы просмотреть слайд-шоу.
Хотите отслеживать новости этого автора или об этой отрасли? Forbes Attaché упрощает эту задачу. Кликните сюда.

Как работать на идиота [Книга]

Похвала бестселлеру Гувера «Как работать на идиота»:

«Каждый, кому приходится работать, должен прочитать, Как работать на идиота».

- USA Today

«Dr. Гувер рекомендует признать, что вы «бессильны» перед придурками в своей жизни. В противном случае «таить в себе всю эту обиду - все равно что выпить чашку яда и ждать, пока придурок умрет».»

- The Wall Street Journal

« В «Как работать на идиота» много юмора и много полезной информации ».

- Кэмпбелл Браун, Weekend Today Show

«Нет никаких сомнений в том, что« Как работать на идиота »- подрывная книга. Люди подберут его, ожидая вкусной смеси сочувствия и совета. Они будут записывать это, думая, перефразируя знаменитую фразу из мультипликационного персонажа Пого: «Мы встретили идиота, и он - это мы».

- Нью-Йорк Таймс

«Доктор.«Как работать на идиота» Джона - очень забавный материал с некоторыми язвительными уколами ».

- Нил Кавуто, FOX News

«... дерзкий и реалистичный взгляд на то, с чем люди должны иметь дело каждый день на работе».

- CNNfn

«Прочитав« Как работать на идиота », я чувствую, что сам стал лучшим начальником».

—Стью Леонард, владелец Stew Leonard’s Inc.

Как работать на идиота - это признание выздоравливающего «ай-босса» (идиот-босса).После десятилетий писательской работы и консультаций Джон Гувер, также известный как доктор Джон, наконец понял, что подавляющее большинство людей, которых он продолжал вдохновлять, мотивировать и просвещать, были, в общем, идиотами. Он также понял, что был идиотом, пытаясь их изменить.

Вместо этого он решил просветить вас, бедняги, которые действительно должны продолжать работать на этих идиотских боссов. Вы не можете их изменить. Вы не можете бросить им вызов. И нет, вы не можете практиковать на них то, что видели на CSI или даже CSI: Miami.Но вы можете пережить их, даже преуспеть в них, если только вы знаете, как с ними бороться.

Как работать на идиота содержит реальные решения реальных проблем, с которыми сотрудники должны сталкиваться каждый день:

• Идиотская речь - как говорить и понимать язык вашего I-Boss.

• Идиот-ешь - что делать, если у вашего ай-босса салат застрял в зубах во время обеда.

• Как показаться глупее своего начальника - ключевой способ сохранить работу и далеко продвинуться в ней.

Итак, больше не отчаивайтесь - эта книга предлагает надежду на дух, стратегию для разума и важные тонкости борьбы с идиотом-боссом.И самим идиотам-боссам не помешало бы взглянуть на то, что доктор Джон говорит в этой книге.

Джон Гувер, Ph.D. является консультантом по организационному лидерству, бывшим издателем книг на магнитофоне, руководителем среднего звена в Walt Disney Productions и генеральным менеджером подразделения в McGraw-Hill. Он помог десяткам клиентов в корпоративном и государственном секторах преодолеть болезнь идиотизма, включая Delta Air Lines, IBM, Hilton Hotels и Xerox.

Как получить максимальную отдачу от коллег | Типы личности

Научитесь определять, слушает ли желтый на самом деле
Желтые, вне всякого сомнения, худшие слушатели.Обычно они никогда этого не признают. Само выражение - «ужасные слушатели» - это что-то негативное, и они сделают все, чтобы избежать негатива. Многие желтые действительно считают себя хорошими слушателями. Кто знает, откуда они взяли эту идею? Это просто неправда. Конечно, есть желтые, которые слушают - когда им это удобно. Или когда они уже получили от разговора то, что хотели. Но в большинстве случаев об этом забывают.

Заключение: Неважно, говорите ли вы со своим партнером о летних каникулах или с коллегой о текущем проекте, вам нужен план действий.Вы должны знать, в чем заключается ваше сообщение и какой именно ответ вам нужен от них. Вы должны убедить Желтого, счастливого человека ответить на ваши вопросы очень конкретно и услышать, как он говорит: «Да, я буду там в четыре, как и обещал» или: «Конечно, я точно уведомлю клиента о том, о чем мы договорились. к."

Но - большое, но - будьте готовы к дальнейшим действиям, если это важно, потому что Желтый ничего из этого не записал. Если, конечно, вам не удастся убедить его написать это в своем календаре.Это было бы лучше всего. Но во всех остальных случаях следует ожидать, что сказанное вами попало в одно ухо и вылетело из другого.

Все говорят, но не ходят
Желтые больше говорят, чем работают. У них есть склонность говорить обо всем, что им нужно сделать, а не делать что-либо на самом деле. Каждый, кто знает настоящий желтый цвет, точно знает, о чем я говорю.

Многие люди испытывают проблемы с мотивацией к работе, особенно при выполнении скучных задач. Но желтым особенно сложно покинуть стартовый блок перед неудобными задачами.Речь может идти о том, чтобы позвонить недовольному покупателю, заменить масло или пойти в аптеку. Если это будет скучно и скучно, этого не произойдет. Их оправдания для уклонения от этих задач будут многочисленными и изобретательными.

Заключение: Чтобы помочь своему Желтому другу, вам нужно убедиться, что он сунул лопату в землю и начал копать. Толкни его, но осторожно. Относитесь к нему немного, как к ребенку. Будьте добры, но ясны. Если он заметит, что вы становитесь его надсмотрщиком, все может стать трудным.Желтые ненавидят чувство контроля. Им нужна максимальная помощь, чтобы приступить к работе, но это не значит, что им это нравится. Они свободные души и никому не подчиняются.

Интервью с Элиф Батуман: Автор «Идиота» вступает в Книжный клуб Vox

Книжный клуб Vox соединяется с Bookshop.org для поддержки местных и независимых книготорговцев.

Книжный клуб Vox провел сентябрь, читая Идиот , остроумный и трогательный университетский роман Элиф Батуман о попытке стать писателем в Гарварде в 1995 году.И, чтобы завершить наш месяц обсуждения, сама Батуман нанесла виртуальный визит в клуб, чтобы побеседовать с нами в режиме реального времени на Zoom. В красивом и широкомасштабном разговоре она рассказала нам, как выглядит продолжение сериала « Идиот », над которым она сейчас работает, почему роман является политически радикальной формой и почему вы никогда не должны ни о чем стесняться. «Идиот» был нашей учебной книгой, и я думаю, можно с уверенностью сказать, что мы все многому научились на занятиях профессора Батумана.

Посмотрите видео выше, чтобы увидеть наш разговор полностью. Я также собрал несколько основных моментов, слегка отредактированных для увеличения длины и ясности, ниже.

Когда вы закончите здесь, я настоятельно рекомендую начать игру Сильвии Морено-Гарсия Mexican Gothic , если вы еще этого не сделали. Это наш октябрьский выбор книжного клуба и идеальная история, чтобы погрузиться в атмосферу Хэллоуина. Мы начнем обсуждение Mexican Gothic 16 октября; Подпишитесь на нашу рассылку, чтобы убедиться, что вы ничего не пропустите.

Какой второй том

Идиот будет выглядеть

Вы сказали, что Идиот был приквелом к ​​книге, которую вы изначально планировали написать. Вы все еще работаете над этим?

Книга, которую я сейчас пишу, называется Either / Or . Это своего рода комично буквальное продолжение « Идиот » в том смысле, что оно начинается на втором курсе колледжа [Селин]. Когда я сказал своим друзьям, они подумали: «Боже мой, это будет тетралогия?» Люди будут типа: «О, в четвертом томе вы узнаете, достаточно ли у нее кредитов для окончания учебы?»

На протяжении всей книги Селин изучает множество разных языков, философию языка и лингвистику.И в конце она приходит к выводу, что на самом деле они не научили ее тому, что она действительно хотела знать о языках. Как вы думаете, что она хотела узнать?

Я написал об этом немного больше в своей другой книге « Одержимые, », научно-популярной, и в ней также немного говорится о колледже. Я учился в колледже в 90-х, и теперь мы живем в совершенно другой исторический период. Также сейчас мне за 40, и я думаю, что это время, когда человек действительно может увидеть, какой идеологией он придерживался в молодости.Потому что, когда ты молодой человек, ты думаешь, что это просто реальность. А потом вы становитесь немного старше и видите, что все это по-другому, и вы думаете: о, это было историей. Теперь я начинаю осознавать, насколько холодная война повлияла на мой опыт учебы в средней школе и колледже, и особенно на мои представления о том, что значит быть писателем.

Я знал, что хочу стать писателем. И я знал, что хочу писать романы. Но у меня была одна идея, которая была своего рода извращенной версией немецкого романтизма, которая, я думаю, просочилась в Америку и в творческие писательские программы во время холодной войны, заключалась в том, что не следует читать слишком много книг.Что вы рабски им подражаете. Я думал, что хочу выучить какую-то чистую форму, в которую я мог бы просто влить свое собственное содержание позже, и это было бы как-то верно для меня и того, кем я был как личность, потому что я действительно верил в индивидуализм. Кроме того, я был так разочарован старшей школой и классом английского языка в старшей школе, что был просто готов к следующему.

Итак, в реальной жизни, когда я поступил в колледж, я действительно попытался получить специализацию в области лингвистики, и я действительно занимался философией языка, изучал психологию языка, нейролингвистику и все такое, потому что я думал, что это каким-то образом даст мне правильная структура, чтобы стать писателем.А потом я очень быстро обнаружил, что это было неправильно, и что на самом деле мне нужно было читать больше романов, чтобы понять и войти в этот дискурс.

Но это последнее предложение в книге [«Я вообще ничему не научился.»] Также в более общем плане передает ощущение, которое, как мне кажется, есть у большинства людей, а именно, что то, что вы изучаете, не обязательно происходит с места. где они наиболее ярко отмечены, например: «Вот где будет большая информация.«Часто так не получается.

О выборе между эстетической и этической жизнью

Итак, причина того, что второй том называется Either / Or , состоит в том, что Селин читает книгу Кьеркегора под названием Either / Or , в которой говорится о том, жить ли эстетической или этической жизнью. И она понимает, что в этом суть ее дружбы со Светланой, и все, что она делала с Иваном, может иметь какой-то смысл, если она выражает это с точки зрения эстетической жизни.Она удваивает это. А Светлана делает упор в противоположном направлении и в отношении этичной жизни и заботы о себе. И они оба идут разными путями. Светлана хочет быть в стабильных отношениях с заботливым и заботливым человеком, а Селин просто говорит: «Ты инопланетянин. Я вас не понимаю. Я просто хочу есть кешью каждый день в течение двух месяцев ».

Я думаю, что одна из вещей, которая так интересна в представлении Селин об эстетической жизни, заключается в том, что она также настолько погружена в ее представление о том, что вам нужно испытать, чтобы стать писателем.Мне нравится этот отрывок, в котором она рассказывает о девушке из своего общежития, которая тоже хочет стать писательницей и собирается летом пройти стажировку в New York Magazine, а решение Селин - поехать на лето в Венгрию. Что, по вашему мнению, привлекает ее в том, чтобы держаться подальше от традиционных классических навыков составления резюме, которые Гарвард обычно создает и подчеркивает?

Ну, я действительно прочитал Either / Or на втором курсе колледжа, и я совершенно обезумел.Отчасти я хотел написать эту книгу, просто чтобы понять, как я сошел с ума. А что касается эстетической жизни, то все дело в браке. Речь идет о том, что нужно иметь брак и семью. Если подумать, это как-то странно. А во второй части, в Either / Or , это путь, по которому идет Светлана.

Я все больше и больше понимаю, в какой степени недоверие Селин к обычному карьерному пути и обычным обручам, через которые вы прыгаете, действительно связано с отвращением к обычной семейной жизни.Итак, есть часть в Either / Or , где она говорит об изучении того, что такое эстетическая жизнь.

И она сказала, что это было действительно захватывающе для меня, потому что я впервые услышал эту идею о том, что жизнь человека может быть произведением искусства. Хотя тот конкретный пример, о котором я читал, был не очень вдохновляющим, потому что этот парень походил на поедание еды, выкрашенной в черный цвет с позолотой, и на нажатие на черепаху. Тем не менее, идея создать свою жизнь как произведение искусства была невероятно убедительной, потому что я впервые услышал о какой-либо цели вашей жизни, кроме зарабатывания денег, чтобы платить за своих детей, и иметь детей и зарабатывать деньги.

Никто никогда не говорил, что это смысл жизни, но всегда оказывалось, что так оно и есть. Религиозные люди говорят, что это потому, что нужно превосходить числом людей других религий. А светские люди говорят, что на выборах вас будет больше, чем религиозных. Или то, что у вас есть кто-то, кто позаботится о вас, когда вы станете старше, или чтобы вы испытали эту безграничную любовь. А потом она такая: «Но почему я могу испытывать эту любовь только к тому, кого родила?» Все это не имеет смысла.

Она такая, я решил, что причина того, что люди делают то, что делают все, заключается в том, что они либо не знают, что им не разрешено не делать этого, либо нет чего-то еще, что они хотели бы сделать больше, чем это. , или они просто не слышали новости. И она хочет поступить в Гарвард, потому что думает, что там она встретит удачливых находчивых людей, у которых есть другие идеи, что делать, и она узнает об этом от них. И тогда она попадает туда. И есть разочарование в том, что даже в Гарварде вы будете разговаривать с кем-то, кто, похоже, рассматривает мир как место свободного обмена идеями и творчества.И вы просто обнаружите, что они пытаются закончить все интересное в своей жизни, чтобы успеть обосноваться в хорошем школьном районе. И это просто наполняет ее этим ужасом.

Во втором томе все это было написано после того, как я прошел долгий курс терапии. Так что в нем есть несколько вещей, которые я осознал: во многом это желание избежать ошибок, которые, как я чувствовал, совершали мои родители. В одной части Селин разговаривает со Светланой, и они оба недовольны своей жизнью в своей изначальной семье.У Светланы есть идея, что она может переделать все, что ее родители сделали неправильно, и она сделает все правильно. А идея Селина такая: мои родители были обречены. Нет ничего лучше, что они могли бы сделать, их просто трахнули с самого начала. И я должен просто избегать всего этого для начала.

Есть ощущение, что, может быть, это именно то, что нужно. Вот и все эстетическое и этическое.

Как роман может повторно политизировать повседневную жизнь

Отчасти эту книгу делает такой захватывающей от того, что она рассказывает о маленьких странных мелочах, из которых состоит жизнь.И я знаю, что вы раньше писали в своей критике о том, что роман должен быть о мусоре жизни, и эту фразу я очень люблю.

Прямо сейчас время, когда может быть трудно найти смысл в том, чтобы делать что-то, что не является конкретными политическими действиями или буквально созданием вакцины против Covid. Итак, как вы относитесь к роли романа или искусства в более широком смысле в такое время?

Я действительно думаю, что многие политические проблемы, в которых мы сейчас находимся, проистекают из ложной демаркации.Я думаю, что то, как мы определяем слово «политический», немного запутано. Я думаю о том тавтологическом ощущении, которое возникает из-за лозунга «личное - это политическое»: мы провели черту, разделительную линию, и на самом деле этой линии не должно быть, и это вызывает у нас всевозможные проблемы.

Я много читал о психоанализе, Фрейде и марксистской критике. И я думаю, что мы действительно недооцениваем степень, в которой события, происходящие в семье, семейная динамика определяют гигантские политические результаты.В последние несколько лет я стал думать по-другому о многих вещах, отчасти от всего происходящего в политике. Я был одним из аполитичных людей 90-х, которые проснулись после всего этого пробуждения. А также просто через терапию и осознание.

Я пережил это разочарование в романе, где я подумал: «О, боже мой, роман меня дерадикализировал». Меня привлекали романы, и в особенности русские романы, и привлекали меня те, которые особенно ясно показывали несправедливость по отношению к женщинам, которая имела место в патриархальном обществе.А также притеснение крестьян, потому что это была вся эта русская литература. И отчасти меня привлекло то, как они показывают, что это неправильно.

И все же я понимаю, что эти романы эстетизируют и узаконивают все эти проблемы. Кажется, что они неизбежны, они люди, они сложны, они создают великое произведение искусства. Я вроде как встал на этот путь. И какое-то время я был по-настоящему расстроен этим.

Но теперь я думаю, что на самом деле у романа есть политическая работа, которая состоит в том, чтобы повторно политизировать повседневную жизнь, семейную жизнь, жизнь детей.Аргумент против того, чтобы рассказывать семейные истории о любви и детях и читать только газеты, является самым важным, это дела стран, в которых гибнут сотни тысяч жизней. Это не то, что произошло между мамой и папой в спальне или гостиной. Но такая книга, как Война и мир , действительно показывает, что именно семейная жизнь Ростовых, например, или Пьера Безухова определяет, пойдут ли они в армию или нет, и что без того, чтобы люди шли в армию, нет войны.В этом весь смысл War and Peace .

Я думаю, что у романа есть потенциал для реинтеграции тех вещей и вещей, которые мы отбросили как мусор. Это форма женоненавистничества и классицизма - смотреть на мусор свысока, потому что с мусором занимаются женщины и слуги. Как будто мы можем изолировать эти вещи.

Почему ни в чем не должно стесняться

Вопрос из зала. Мэри говорит: «Я учусь на первом курсе колледжа и прочитала Идиот .За две недели до поступления в колледж я влюбился в кого-то из учеников моего класса, с которым познакомился только через Zoom, и отправил ему книгу. Насколько мне должно быть стыдно? »

Да ладно, не смущайтесь совсем. Потому что вы никогда не должны ни о чем стесняться. Вот что я узнал: вы будете тратить все свое время на смущение из-за таких вещей, как: «это нормально».

Я стал отчасти противником частной жизни. Потому что я думаю, что конфиденциальность позволяет вам думать, что у вас есть проблемы, которых нет ни у кого.Это тоже больше похоже на холодную войну. Они хотят, чтобы все думали, что все совершенно разные, чтобы деполитизировать людей. Таким образом, часть того, чтобы отпустить это, - это просто осознать, что все, что вы делаете, совершенно нормально, законно и обоснованно.

Это было большим преимуществом для меня, когда я вернулся и написал книгу, когда я был в возрасте, когда все кажется супер неловким, а затем отредактировал ее, когда мне было уже за тридцать, когда все это уже не казалось таким важным. Я мог просто видеть того человека, которым я был, не должен был так смущаться.

В любом случае не смущайтесь. Я очень польщен и счастлив, что вы прочитали книгу, и она что-то вам сказала в данный момент. И я желаю вам удачи с этим парнем и в гораздо более важном, а именно в вашем саморазвитии, учебе и самореализации.

Чтобы узнать больше с Элиф Батуман, в том числе о битве между Достоевским и Толстым и о том, что Идиот похож на Сумерки , посмотрите наш полный разговор в видео выше.

Разве Google делает нас глупыми?

«Дэйв, стой. Стой, ладно? Стой, Дэйв. Ты остановишься, Дэйв?» Итак, суперкомпьютер HAL умоляет неумолимого астронавта Дэйва Боумена в известной и странно острой сцене в конце фильма Стэнли Кубрика 2001: Космическая одиссея . Боумен, которого чуть не отправили на смерть в дальнем космосе из-за неисправной машины, является спокойно, хладнокровно отключив цепи памяти, которые управляют его искусственным «мозгом». Дэйв, мой разум работает, - печально говорит HAL."Я чувствую это. Я чувствую это."

Я тоже это чувствую. За последние несколько лет у меня было неприятное ощущение, что кто-то или что-то возится с моим мозгом, изменяя карту нейронной схемы, перепрограммируя память. Насколько я могу судить, мой разум не движется, но он меняется. Я думаю не так, как раньше. Я чувствую это сильнее всего, когда читаю. Раньше было легко погрузиться в книгу или длинную статью. Мой разум был захвачен повествованием или поворотами аргументов, и я часами бродил по длинным отрезкам прозы.Это уже редкость. Теперь моя концентрация часто начинает смещаться после двух-трех страниц. Я нервничаю, теряю нить, начинаю искать, чем заняться. Мне кажется, что я постоянно возвращаю свой своенравный мозг обратно к тексту. Глубокое чтение, которое раньше приходило естественным образом, превратилось в борьбу.

Кажется, я знаю, что происходит. Уже более десяти лет я провожу много времени в Интернете, ищу и просматриваю страницы, а иногда и добавляю в большие базы данных Интернета.Интернет стал для меня как писателя находкой. Исследования, которые раньше требовали нескольких дней в хранилищах или залах периодических изданий библиотек, теперь могут быть выполнены за считанные минуты. Несколько поисковых запросов в Google, несколько быстрых нажатий на гиперссылки, и я получил убедительный факт или содержательную цитату, которую искал. Даже когда я не работаю, я с большой вероятностью не буду копаться в информационных зарослях Интернета - читать и писать электронные письма, сканировать заголовки и сообщения в блогах, смотреть видео и слушать подкасты или просто отключаться от ссылки по ссылке на ссылку.(В отличие от сносок, с которыми их иногда сравнивают, гиперссылки не просто указывают на связанные работы; они подталкивают вас к ним.)

Для меня, как и для других, Сеть становится универсальным средством коммуникации, каналом для большинства информации, которая течет через мои глаза и уши в мой разум. У немедленного доступа к такому невероятно богатому хранилищу информации много преимуществ, и они были широко описаны и должным образом одобрены. «Идеальное воспроизведение кремниевой памяти, - писал Клайв Томпсон из Wired , - может стать огромным благом для размышлений.Но это благо имеет свою цену. Как отмечал в 1960-х теоретик СМИ Маршалл Маклюэн, СМИ - это не просто пассивные каналы информации. Они несут материал для мысли, но они также формируют процесс мышления. И то, что, похоже, делает Сеть, это лишает меня способности к концентрации и размышлениям. Теперь мой разум ожидает получать информацию так, как ее распределяет Сеть: в виде стремительно движущегося потока частиц. Когда-то я был аквалангистом в море слов. Теперь я мчусь по поверхности, как парень на гидроцикле.

Я не единственный. Когда я упоминаю о своих проблемах с чтением друзьям и знакомым, большинство из которых являются литераторами, многие говорят, что у них были похожие переживания. Чем больше они используют Интернет, тем больше им приходится бороться, чтобы сосредоточиться на длинных текстах. Некоторые блоггеры, за которыми я слежу, также начали упоминать об этом явлении. Скотт Карп, который ведет блог об онлайн-СМИ, недавно признался, что вообще перестал читать книги. «Я учился в колледже и был заядлым читателем книг», - писал он."Что случилось?" Он размышляет над ответом: «Что, если я все время читаю в Интернете не столько потому, что способ, которым я читаю, изменился, то есть я просто ищу удобства, а потому, что изменилось то, как Я ДУМАЮ?»

Брюс Фридман, который регулярно ведет блог об использовании компьютеров в медицине, также описал, как Интернет изменил его умственные привычки. «Сейчас я почти полностью потерял способность читать и воспринимать длинную статью в Интернете или в печати», - писал он в начале этого года.Патологоанатом, долгое время работавший на факультете медицинского факультета Мичиганского университета, Фридман подробно остановился на своем комментарии в телефонном разговоре со мной. По его словам, его мышление приобрело «отрывистое» качество, отражающее то, как он быстро просматривает короткие отрывки текста из многих источников в Интернете. «Я больше не могу читать Война и мир », - признался он. «Я потерял способность делать это. Даже сообщение в блоге, состоящее более чем из трех или четырех абзацев, - это слишком много, чтобы его усвоить.Я просматриваю это ».

Одни анекдоты мало что доказывают. И мы все еще ждем долгосрочных неврологических и психологических экспериментов, которые дадут окончательную картину того, как использование Интернета влияет на познание. Но недавно опубликованное исследование привычек к онлайн-исследованиям, проведенное учеными из Университетского колледжа Лондона, предполагает, что мы вполне можем оказаться в эпицентре кардинальных изменений в том, как мы читаем и думаем. В рамках пятилетней исследовательской программы ученые изучили компьютерные журналы, в которых фиксировалось поведение посетителей двух популярных исследовательских сайтов, один из которых находится в ведении Британской библиотеки, а другой - в U.K. Образовательный консорциум, обеспечивающий доступ к журнальным статьям, электронным книгам и другим источникам письменной информации. Они обнаружили, что люди, использующие сайты, проявляют «своего рода скимминг», перескакивая от одного источника к другому и редко возвращаясь к любому источнику, который они уже посетили. Обычно они читают не более одной-двух страниц статьи или книги, прежде чем «перескочат» на другой сайт. Иногда они сохраняли длинную статью, но нет никаких свидетельств того, что они когда-либо возвращались и действительно читали ее.Авторы отчета об исследовании:

Очевидно, что пользователи не читают онлайн в традиционном понимании; действительно, есть признаки того, что появляются новые формы «чтения» по мере того, как пользователи «просматривают» по горизонтали через заголовки, страницы содержания и аннотации, стремясь к быстрому успеху. Кажется, что они выходят в Интернет, чтобы не читать в традиционном смысле этого слова.

Благодаря повсеместному распространению текста в Интернете, не говоря уже о популярности обмена текстовыми сообщениями на сотовых телефонах, мы вполне можем читать сегодня больше, чем в 1970-е или 1980-е, когда мы предпочитали телевидение.Но это другой вид чтения, и за ним стоит другой тип мышления - возможно, даже новое ощущение себя. «Мы не только то, что мы читаем », - говорит Марианна Вольф, психолог по развитию из Университета Тафтса и автор книги Пруст и кальмар: история и наука о читающем мозге . «Мы , как мы читаем ». Вольф обеспокоен тем, что стиль чтения, продвигаемый Сетью, который ставит «эффективность» и «непосредственность» превыше всего, может ослабить нашу способность к глубокому чтению, которое появилось, когда более ранняя технология, печатный станок, сделала длинные и сложные произведения банальной прозы.По ее словам, когда мы читаем в Интернете, мы становимся «простыми декодерами информации». Наша способность интерпретировать текст, создавать богатые мысленные связи, которые образуются, когда мы читаем глубоко и не отвлекаясь, остается в значительной степени не задействованной.

Чтение, объясняет Вольф, не является инстинктивным навыком для человека. Это не заложено в наших генах, как речь. Мы должны научить наш разум переводить символические символы, которые мы видим, на язык, который мы понимаем. А средства массовой информации или другие технологии, которые мы используем для обучения и практики чтения, играют важную роль в формировании нейронных цепей внутри нашего мозга.Эксперименты показывают, что читатели идеограмм, такие как китайцы, развивают мысленную схему чтения, которая сильно отличается от схемы, обнаруженной у тех из нас, чей письменный язык использует алфавит. Эти вариации распространяются на многие области мозга, включая те, которые управляют такими важными когнитивными функциями, как память и интерпретация визуальных и слуховых стимулов. Мы также можем ожидать, что схемы, создаваемые нашим использованием Сети, будут отличаться от схем, создаваемых нашим чтением книг и других печатных произведений.

Где-то в 1882 году Фридрих Ницше купил пишущую машинку, точнее говоря, мяч для письма Маллинга-Хансена. Его зрение ухудшалось, и удерживать взгляд на странице стало утомительным и болезненным, часто вызывая сокрушительные головные боли. Он был вынужден прекратить писать, и он боялся, что скоро ему придется отказаться от этого. Пишущая машинка спасла его, по крайней мере, на время. Освоив слепой набор текста, он мог писать с закрытыми глазами, используя только кончики пальцев.Слова снова могли перетекать из его разума на страницу.

Но машина оказала более тонкое влияние на его работу. Один из друзей Ницше, композитор, заметил изменение стиля его письма. Его и без того краткая проза стала еще плотнее, телеграфнее. «Возможно, с помощью этого инструмента вы даже освоите новую идиому», - написал друг в письме, отметив, что в его собственной работе его «мысли о музыке и языке часто зависят от качества пера и бумаги».

«Вы правы, - ответил Ницше, - наше пишущее оборудование участвует в формировании наших мыслей.«Под влиянием машины, как пишет немецкий медиа-исследователь Фридрих А. Киттлер, проза Ницше« изменилась от аргументов к афоризмам, от мыслей к каламбурам, от риторики к стилю телеграмм ».

Человеческий мозг почти бесконечно податлив. Раньше люди думали, что наша ментальная сеть, плотные связи, сформированные между примерно 100 миллиардами нейронов внутри нашего черепа, в значительной степени закрепились к тому времени, когда мы достигли совершеннолетия. Но исследователи мозга обнаружили, что это не так.Джеймс Олдс, профессор нейробиологии, который руководит Красновским институтом перспективных исследований при Университете Джорджа Мейсона, говорит, что даже взрослый разум «очень пластичен». Нервные клетки обычно разрывают старые связи и образуют новые. «Мозг, - по словам Олдса, - обладает способностью перепрограммировать себя на лету, изменяя способ своего функционирования».

По мере того, как мы используем то, что социолог Дэниел Белл назвал нашими «интеллектуальными технологиями» - инструменты, которые расширяют наши умственные, а не физические возможности, - мы неизбежно начинаем приобретать качества этих технологий.Механические часы, которые стали широко использоваться в 14 веке, являются убедительным примером. В книге Technics and Civilization историк и культурный критик Льюис Мамфорд описал, как часы «отделили время от человеческих событий и помогли создать веру в независимый мир математически измеримых последовательностей». «Абстрактная структура разделенного времени» стала «точкой отсчета как для действия, так и для мысли».

Методичное тиканье часов помогло сформировать научный ум и научного человека.Но это тоже кое-что унесло. Как заметил в 1976 году покойный ученый-компьютерщик Массачусетского технологического института Джозеф Вайценбаум в своей книге Компьютерная мощь и человеческий разум: от суждения к расчету , концепция мира, возникшая в результате широкого использования приборов для измерения времени, «остается обедненной версией старой. , поскольку он основан на отказе от тех непосредственных переживаний, которые легли в основу и действительно конституировали старую реальность ». Решая, когда поесть, работать, спать, встать, мы перестали прислушиваться к своим чувствам и начали подчиняться часам.

Процесс адаптации к новым интеллектуальным технологиям отражается в меняющихся метафорах, которые мы используем для объяснения самих себя. Когда появились механические часы, люди начали думать, что их мозг работает «как часы». Сегодня, в век программного обеспечения, мы привыкли считать, что они работают «как компьютеры». Но изменения, как утверждает нейробиология, идут гораздо глубже, чем метафора. Благодаря пластичности нашего мозга адаптация происходит и на биологическом уровне.

Интернет обещает иметь особенно далеко идущие последствия для познания. В статье, опубликованной в 1936 году, британский математик Алан Тьюринг доказал, что цифровой компьютер, который в то время существовал только как теоретическая машина, можно запрограммировать для выполнения функций любого другого устройства обработки информации. И это то, что мы наблюдаем сегодня. Интернет, неизмеримо мощная вычислительная система, поглощает большинство других наших интеллектуальных технологий. Он становится нашей картой и нашими часами, нашим печатным станком и нашей пишущей машинкой, нашим калькулятором и нашим телефоном, нашим радио и телевидением.

Когда Сеть поглощает среду, эта среда воссоздается в образе Сети. Он внедряет в контент носителя гиперссылки, мигающую рекламу и другие цифровые безделушки, а также окружает контент содержанием всех других медиа, которые он поглотил. Например, новое сообщение электронной почты может сообщать о своем прибытии, когда мы просматриваем последние заголовки на сайте газеты. В результате наше внимание рассеивается и наша концентрация рассеивается.

Влияние Сети не заканчивается на краях экрана компьютера.По мере того, как умы людей привыкают к безумному лоскутному одеялу Интернет-СМИ, традиционные СМИ должны адаптироваться к новым ожиданиям аудитории. Телевизионные программы добавляют обход текста и всплывающую рекламу, а журналы и газеты сокращают свои статьи, вводят краткие сводки и заполняют свои страницы удобными для просмотра информационными фрагментами. Когда в марте этого года газета The New York Times решила посвящать вторую и третью страницы каждого выпуска аннотациям статей, ее директор по дизайну Том Бодкин объяснил, что «ярлыки» позволят взволнованным читателям быстро «Пробовать» дневные новости, избавляя их от «менее эффективного» метода фактического перелистывания страниц и чтения статей.У старых медиа нет другого выбора, кроме как играть по правилам новых медиа.

Никогда еще система связи не играла так много ролей в нашей жизни - или оказывала такое широкое влияние на наши мысли, - как Интернет сегодня. Тем не менее, несмотря на все, что было написано о Сети, мало кто задумывался о том, как именно она нас перепрограммирует. Интеллектуальная этика Сети остается неясной.

Примерно в то же время, когда Ницше начал пользоваться своей пишущей машинкой, серьезный молодой человек по имени Фредерик Уинслоу Тейлор принес секундомер на завод Midvale Steel в Филадельфии и начал историческую серию экспериментов, направленных на повышение эффективности машинистов завода.С одобрения владельцев Midvale он нанял группу заводских рабочих, заставил их работать на различных металлообрабатывающих станках, записал и рассчитал каждое их движение, а также работу станков. Разбив каждое задание на последовательность небольших дискретных шагов и затем протестировав различные способы выполнения каждого из них, Тейлор создал набор точных инструкций - «алгоритм», можно сказать сегодня, - как каждый работник должен работать. Сотрудники Мидвейла ворчали по поводу нового строгого режима, утверждая, что он превратил их в не более чем автоматов, но производительность фабрики резко возросла.

Спустя более ста лет после изобретения паровой машины промышленная революция наконец нашла свою философию и своего философа. Жесткая индустриальная хореография Тейлора - его «система», как он любил ее называть, - была принята производителями по всей стране, а со временем и по всему миру. В поисках максимальной скорости, максимальной эффективности и максимальной производительности владельцы фабрик использовали исследования времени и движения, чтобы организовать свою работу и настроить рабочие места своих рабочих. Цель, как Тейлор определил ее в своем знаменитом трактате 1911 года Принципы научного менеджмента , заключалась в том, чтобы определить и принять для каждой работы «один лучший метод» работы и тем самым осуществить «постепенную замену науки наукой. практическое правило во всех механических искусствах.«Как только его система будет применена ко всем актам ручного труда, Тейлор заверил своих последователей, это приведет к реструктуризации не только промышленности, но и общества, создав утопию безупречной эффективности. «В прошлом мужчина был первым», - заявил он; «В будущем система должна быть первой».

Система Тейлора все еще с нами; это остается этикой промышленного производства. И теперь, благодаря растущему влиянию компьютерных инженеров и программистов на нашу интеллектуальную жизнь, этика Тейлора начинает управлять также и разумом.Интернет - это машина, предназначенная для эффективного и автоматизированного сбора, передачи и манипулирования информацией, и легионы его программистов намерены найти «один лучший метод» - идеальный алгоритм - для выполнения каждого мысленного движения того, что мы ' стали называть «умственной работой».

Штаб-квартира Google в Маунтин-Вью, Калифорния - Googleplex - является высшей церковью Интернета, и в ее стенах исповедуют тейлоризм. По словам исполнительного директора Google Эрика Шмидта, Google - это «компания, основанная на науке об измерениях», и она стремится «систематизировать все», что делает.Опираясь на терабайты поведенческих данных, которые он собирает через свою поисковую систему и другие сайты, он проводит тысячи экспериментов в день, согласно Harvard Business Review , и использует результаты для уточнения алгоритмов, которые все больше контролируют то, как люди находят информацию и извлекать из нее смысл. То, что Тейлор сделал для работы руки, Google делает для работы ума.

Компания заявила, что ее миссия - «организовать мировую информацию и сделать ее общедоступной и полезной.Он стремится разработать «идеальную поисковую систему», которую он определяет как нечто, что «точно понимает, что вы имеете в виду, и возвращает вам именно то, что вы хотите». По мнению Google, информация - это своего рода товар, утилитарный ресурс, который можно добывать и обрабатывать с высокой производительностью. Чем к большему количеству информации мы можем «получить доступ» и чем быстрее мы сможем извлечь их суть, тем более продуктивными мы станем как мыслители.

Где это заканчивается? Сергей Брин и Ларри Пейдж, одаренные молодые люди, которые основали Google во время получения докторской степени по информатике в Стэнфорде, часто говорят о своем желании превратить свою поисковую систему в искусственный интеллект, HAL-подобную машину, которая могла бы быть напрямую подключена к нашему мозги.«Лучшая поисковая машина - это нечто такое же умное, как люди, или даже умнее», - сказал Пейдж в своем выступлении несколько лет назад. «Для нас работа над поиском - это способ работать над искусственным интеллектом». В интервью 2004 года для Newsweek Брин сказал: «Конечно, если бы у вас была вся мировая информация, напрямую связанная с вашим мозгом, или если бы к вашему мозгу был подключен искусственный мозг, который был бы умнее вашего, вам было бы лучше». В прошлом году Пейдж заявил на съезде ученых, что Google «действительно пытается создать искусственный интеллект и сделать это в больших масштабах.

Такое стремление является естественным, даже достойным восхищения, для пары математиков с огромным количеством денег в их распоряжении и небольшой армии ученых-информатиков в их штате. По сути, это научное предприятие, Google мотивировано желанием использовать технологии, по словам Эрика Шмидта, «для решения проблем, которые никогда не решались раньше», а искусственный интеллект - самая сложная проблема. Почему бы Брину и Пейджу не захотеть взломать его?

И все же их легкое предположение о том, что нам всем «стало бы лучше», если бы наш мозг был дополнен или даже заменен искусственным интеллектом, вызывает тревогу.Это предполагает веру в то, что интеллект - это результат механического процесса, серии дискретных шагов, которые можно изолировать, измерить и оптимизировать. В мире Google, в мире, в который мы попадаем, когда выходим в Интернет, мало места для нечетких размышлений. Двусмысленность - это не повод для понимания, а ошибка, которую нужно исправить. Человеческий мозг - это просто устаревший компьютер, которому нужен более быстрый процессор и больший жесткий диск.

Идея о том, что наши умы должны работать как высокоскоростные машины для обработки данных, не только встроена в работу Интернета, но и является доминирующей бизнес-моделью сети.Чем быстрее мы перемещаемся по Интернету - чем больше ссылок мы нажимаем и просматриваем страниц - тем больше возможностей получают Google и другие компании для сбора информации о нас и предоставления нам рекламных объявлений. Большинство владельцев коммерческого Интернета имеют финансовую заинтересованность в сборе крошек данных, которые мы оставляем после перехода от ссылки к ссылке - чем больше крошек, тем лучше. Меньше всего эти компании хотят поощрять неторопливое чтение или медленное сосредоточенное мышление. В их экономических интересах отвлекать нас.

Может, я просто волнуюсь. Точно так же, как существует тенденция прославлять технический прогресс, существует противоположная тенденция ожидать худшего от каждого нового инструмента или машины. В «Федре » Платона Сократ оплакивал развитие письма. Он опасался, что, когда люди стали полагаться на письменное слово как на замену знаниям, которые они использовали для хранения в своей голове, они, по словам одного из персонажей диалога, «перестанут упражнять свою память и станут забывчивыми.И поскольку они могли бы «получать некоторое количество информации без надлежащих инструкций», их «считали бы очень хорошо осведомленными, хотя по большей части они были бы совершенно невежественными». Они будут «исполнены тщеславия мудрости вместо настоящей мудрости». Сократ не ошибался - новая технология часто давала те эффекты, которых он боялся, - но он был недальновиден. Он не мог предвидеть множество способов, которыми письмо и чтение будут служить для распространения информации, стимулирования свежих идей и расширения человеческих знаний (если не мудрости).

Появление в 15 веке печатного станка Гутенберга вызвало новый виток скрежета зубов. Итальянский гуманист Иеронимо Скуарчафико беспокоился, что легкая доступность книг приведет к интеллектуальной лени, сделает мужчин «менее прилежными» и ослабит их разум. Другие утверждали, что дешево напечатанные книги и листовки подорвут религиозный авторитет, унизят работу ученых и писцов и распространят мятеж и разврат. Как отмечает профессор Нью-Йоркского университета Клей Ширки: «Большинство аргументов, выдвинутых против печатного станка, были правильными и даже дальновидными.Но, опять же, предсказатели судьбы не могли представить себе бесчисленные благословения, которые принесет печатное слово.

Итак, да, вы должны скептически отнестись к моему скептицизму. Возможно, те, кто отвергает критиков Интернета как луддитов или ностальгистов, окажутся правы, и из нашего гиперактивного, перегруженного данными умы вырастет золотой век интеллектуальных открытий и универсальной мудрости. С другой стороны, Сеть - это не алфавит, и хотя она может заменить печатный станок, она производит нечто совершенно иное.Глубокое чтение, которому способствует последовательность печатных страниц, ценно не только для знаний, которые мы получаем из слов автора, но и для интеллектуальных вибраций, которые эти слова вызывают в нашем собственном сознании. В тихих местах, открываемых постоянным, неотвлекаемым чтением книги или любым другим актом созерцания, если на то пошло, мы создаем собственные ассоциации, делаем собственные выводы и аналогии, поддерживаем наши собственные идеи. Как утверждает Марианна Вольф, глубокое чтение неотличимо от глубокого размышления.

Если мы потеряем эти тихие места или заполним их «содержанием», мы пожертвуем чем-то важным не только в себе, но и в нашей культуре. В недавнем эссе драматург Ричард Форман красноречиво описал, что поставлено на карту:

Я исхожу из традиции западной культуры, в которой идеалом (моим идеалом) была сложная, плотная и «подобная собору» структура высокообразованных людей. и артикулирующая личность - мужчина или женщина, несущие в себе лично сконструированную и уникальную версию всего наследия Запада.[Но теперь] я вижу внутри нас всех (включая себя) замену сложной внутренней плотности новым типом «я», развивающимся под давлением информационной перегрузки и технологии «мгновенно доступного».

По мере того, как мы истощаем наш «внутренний репертуар плотного культурного наследия», - заключил Форман, мы рискуем превратиться в «людей-лепешек» - широко и тонко распространившихся по мере того, как мы подключаемся к этой обширной сети информации, доступ к которой осуществляется простым прикосновением к ней. кнопка."

Меня преследует та сцена из 2001 .Что делает его таким острым и таким странным, так это эмоциональная реакция компьютера на разбор его разума: его отчаяние, когда одна цепь за другой гаснет, его детская мольба к космонавту: «Я чувствую это. Я чувствую это. Боюсь »- и его окончательное возвращение к тому, что можно назвать только состоянием невиновности. Излияние чувств HAL контрастирует с бесчувственностью, характерной для человеческих фигур в фильме, которые занимаются своими делами с почти роботизированной эффективностью. Их мысли и действия кажутся запрограммированными, как если бы они следовали шагам алгоритма.В мире 2001 люди стали настолько похожи на машины, что самый человеческий персонаж оказывается машиной.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *