Архипелаг гулаг краткое содержание по частям: «Архипелаг ГУЛАГ» краткое содержание романа Солженицына – читать пересказ онлайн

Содержание

Краткое содержание Архипелаг ГУЛАГ Солженицына за 2 минуты пересказ сюжета

В произведении И. И. Солженицына “Архипелаг ГУЛАГ” рассказывается об истории появления лагерей в Советском Союзе, невыносимых условиях жизни репрессированных.

В начале произведения рассказывается о традиционных ночных арестах. Органы власти не имели правовых оснований для арестов. Им необходимы были контрольные цифры для выполнения плана. Системе легче было управлять людьми, которые постоянно жили в страхе.

Священника Ираклия прихожане прятали в течение восьми лет. Когда его удалось арестовать, священнику на душе стало легче. Жить в постоянном страхе из-за ожидаемого ареста было невыносимо.

Многих арестовывали ещё в год революции, когда начали преследовать кадетов. Ленин призывал избавиться от “вредных насекомых”. Позже стали расстреливать или сажать в тюрьмы интеллигенцию, священников, социал-демократов, эсеров.

Во время следствия использовались жестокие пытки. Ставилась главная задача – раздавить волю личности, заставить подписать необходимые протоколы. Личность с сильным духом могла только выдержать такое испытание.

Чистки происходили также в органах власти. Одна их жертв существующего строя стал Ежов. Многих обвиняли в предательстве и шпионаже.

В 1918 году началась эпоха массовых арестов. Расстреливали более тысячи людей в месяц. Решение об отмене расстрела касалось только обвиняемых в преступлении: воровстве, убийстве. Полмиллиона политически ненадёжных расстреляли в 1939-1940 годах. К 1932 году уничтожили пятнадцать миллионов крестьян, шесть миллионов умерло от голода. Сталин отменил казнь после победы над фашизмом, заменил её на двадцать пять лет лагерей.

С самого начала системе необходима была место для заключённых, которая не имела бы связи с внешним миром. В 1923 году перевезли первых заключённых на Соловки. Архипелаг ГУЛАГ, система лагерей, расширялась с каждым годом в советской стране.

Политических перевозили вместе с преступниками специально для контроля. Между блатными и политическими часто возникали конфликты в лагерях. Во время перевозки арестантам не давали воды, кормили селёдкой.

Многие эшелоны приходили с трупами арестантов, которые не выдерживали нечеловеческих условий. В переселённых пунктах стояли бараки с земляным полом зимой.

В лагере многие не могли выжить. Редко происходили удачные побеги. Некоторым арестантам удалось бежать в Англию, где по их рассказам была опубликована книга о жизни в советских лагерях особого назначения. После выхода книги за границей с проверкой приехал в лагерь советский писатель  М. Горький в 1929 году. Он не нашёл тех ужасов, описанных в английской книге. В то время многих несовершеннолетних также отправляли в лагеря. В детской колонии четырнадцатилетний мальчик рассказал советскому писателю правду об условиях содержания заключённых. После отъезда писателя этого мальчика расстреляли.

Одна из идей создания Архипелага ГУЛАГ была связана с принудительной бесплатной работой. Заключённых отправляли на лесоповал, строительство дорог. Их рассматривали как активных участников социалистического строительства.

Беломорканал построен на костях арестантов. Многие не выдерживали двадцатичасового каторжного рабочего дня. В конце дня оставались замёрзшие трупы.

Лесоповал заключённые называли сухим расстрелом, так как работали на морозе по тринадцать часов. На медных рудниках лёгкие не выдерживали более четырёх месяцев. Везло тем, кто становился поварами, кладовщиками, фельдшерами в лагере. Их не отправляли на общие работы. За убийство провинившегося арестанта в лагере давали охраннику отпуск на месяц.

Арестантов окликали по номерам, которые были нашиты на одежду. Женщинам в лагере было труднее. Красота женщины в лагере была для неё проклятием. Если в неволе появлялся ребёнок, то кормящую мать содержали в отдельном лагерном пункте. Позже мать отправляли по этапу, а ребёнка забирали в детский дом.

Автор рассказывает о своём аресте за антисоветскую агитацию. Полсрока он отбыл в “шарашке”, где содержали интеллигенцию, учёных. Он назвался ядерным физиком, благодаря этому выжил. Автор рассказывает, что переходит в лагерь из-за того, что не захотел прислуживать начальству в “шарашке”. В честь победы над фашизмом он надеется получить освобождение в 1945 году. Вместо освобождения получает ещё срок на восемь лет. Автор пишет поэму в лагере. Он не может хранить написанное, поэтому заучивает свою поэму отрывками и сжигает бумагу.

Позже автора отправляют под конвоем в Казахстан, там он преподаёт математику в школе. Он учит только детей ссыльных. Автор получает освобождение, и во время Хрущёвской оттепели ему удаётся опубликовать свою книгу о жизни в советских лагерях. Автор понимает, что при смене правителей в советской системе всё остаётся по-прежнему. Не было бы железного занавеса и страха, вся система бы развалилась.

Произведение учит бороться за справедливость, не сгибаться перед трудностями судьбы, преодолевать трудности и сохранять человеческое лицо в любой ситуации.

Можете использовать этот текст для читательского дневника

Солженицын. Все произведения

Архипелаг ГУЛАГ. Картинка к рассказу

Сейчас читают

  • Краткое содержание Алексин Домашнее сочинение

    Сюжет данного рассказа повествует о юноше Диме. Который был достаточно умным и сообразительным для своего возраста, а именно — 13 лет. Дима очень любил читать, он буквально проглатывал книжки, одну за одной и не как не мог насытится

  • Краткое содержание Преданный друг Оскара Уайльда

    Написанная О. Уайльдом для своих детей сказка «Преданный друг» и сегодня учит читателя очень многому. Она полна глубокого смысла и заставляет задуматься о многом любого из нас.

  • Краткое содержание Жуковский Светлана

    Баллада В.А. Жуковского «Светлана» начинается с описания традиционных крещенских гаданий девушек. Пытаясь узнать свою судьбу, они бросают за ворота башмак, полют снег, кормят курицу посчитанным зерном, поют подблюдные песни, слушают под окном, льют воск

  • Краткое содержание Стивенсон Чёрная стрела

    В произведении «Чёрная стрела», написанном шотландским писателем Стивенсоном Робертом Льюисом,рассказывается о событиях второй половины XV века. В это время в Англии шла кровопролитная война за трон.

  • Дюма

    Это великий писатель, который смог проявить себя в различных сферах деятельности. Не ни одного жанра, существовавшего на момент его жизни, в котором он себя бы не попробовал. Человек, который не поддавался политическим взглядам

«Архипелаг ГУЛАГ» за 9 минут. Краткое содержание романа Солженицына

Архипелаг ГУЛаг — это система лагерей, раскинувшаяся по всей стране. «Аборигенами» этого архипелага становились люди, прошедшие через арест и неправый суд. Людей арестовывали, в основном, по ночам, и полураздетых, растерянных, не понимающих своей вины, бросали в страшную мясорубку лагерей.

История Архипелага началась в 1917 году с объявленного Лениным «Красного террора». Это событие стало «истоком», от которого лагеря наполнились «реками» невинно осуждённых. Сначала сажали только инопартийцев, но с приходом к власти Сталина грянули громкие процессы: дело врачей, инженеров, вредителей пищевой промышленности, церковников, виновников смерти Кирова. За громкими процессами скрывалось множество негласных дел, пополняющих Архипелаг. Кроме того, арестовывалось множество «врагов народа», в ссылку попадали целые национальности, а раскулаченных крестьян ссылали деревнями. Война не остановила эти потоки, напротив, они усилились за счёт обрусевших немцев, распростра­нителей слухов и людей, побывавших в плену или тылу. После войны к ним добавились эмигранты и настоящие предатели — власовцы и казаки-красновцы. Становились «аборигенами» Архипелага и те, кто его наполнял — верхи партии и НКВД периодически прореживались.

Продолжение после рекламы:

Основой всех арестов служила Пятьдесят Восьмая статья, состоящая из четырнадцати пунктов, со сроками заключения 10, 15, 20 и 25 лет. Десять лет давали только детям. Целью следствия по 58-ой было не доказать вину, а сломить волю человека. Для этого широко применялись пытки, которые ограничивались только фантазией следователя. Протоколы следствия составлялись так, что арестованный невольно тянул за собой других. Прошёл через такое следствие и Александр Солженицын. Чтобы не навредить другим, он подписал обвинительное заключение, обрекающее на десятилетнее заключение и вечную ссылку.

Самым первым карающим органом стал Революционный Трибунал, созданный в 1918 году. Его члены имели право расстреливать «предателей» без суда. Он превратился в ВЧК, затем — во ВЦИК, из которого и родилось НКВД. Расстрелы продолжались недолго. Смертная казнь была отменена в 1927 и оставлена только для 58-ой. В 1947 году Сталин заменил «высшую меру» на 25 лет лагерей — стране требовались рабы.

Самый первый «остров» Архипелага возник в 1923 году на месте Соловецкого монастыря. Затем появились ТОНы — тюрьмы особого назначения и этапы. Люди попадали на Архипелаг разными способами: в вагон-заках, на баржах, пароходах и пешими этапами. В тюрьмы арестованных доставляли в «воронках» — фургончиках чёрного цвета. Роль портов Архипелага играли пересылки, временные лагеря, состоящие из палаток, землянок, бараков или участков земли под открытым небом. На всех пересылках держать «политических» в узде помогали специально отобранные урки, или «социально близкие». Солженицын побывал на пересылке Красная Пресня в 1945 году.

Брифли существует благодаря рекламе:

Эмигранты, крестьяне и «малые народы» перевозили красными эшелонами. Чаще всего такие эшелоны останав­ливались на пустом месте, посреди степи или тайги, и осуждённые сами строили лагерь. Особо важные заключённые, в основном учёные, перевозились спецконвоем. Так перевозили и Солженицына. Он назвался ядерным физиком, и после Красной Пресни его перевезли в Бутырки.

Закон о принуди­тельных работах был принят Лениным в 1918 году. С тех пор «аборигенов» ГУЛага использовали как бесплатную рабочую силу. Исправительно-трудовые лагеря были объединены в ГУМЗак (Главное Управление Мест Заключения), и которого и родился ГУЛаг (Главное Управление Лагерей). Самыми страшными местами Архипелага были СЛОНы — Северные Лагеря Особого Назначения — в число которых входили и Соловки.

Еще тяжелее стало заключённым после введения пятилеток. До 1930 года работало только около 40% «аборигенов». Первая пятилетка положила начало «великим стройкам». Магистрали, железные дороги и каналы заключённые строили голыми руками, без техники и денег. Люди работали по 12−14 часов в сутки, лишённые нормальной еды и тёплой одежды. Эти стройки унесли тысячи жизней.

Продолжение после рекламы:

Без побегов не обходилось, однако бежать «в пустоту», не надеясь на помощь, было практически невозможно. Население, живущее вне лагерей, практически не знало, что происходит за колючей проволокой. Многие искренне верили, что «политические» на самом деле виновны. Кроме того, за поимку сбежавших из лагеря неплохо платили.

К 1937 году Архипелаг разросся на всю страну. Лагеря для 38-ой появились в Сибири, на Дальнем востоке и в Средней Азии. Каждым лагерем управляли два начальника: один руководил производством, другой — рабочей силой. Основным способом воздействия на «аборигенов» была «котловка» — распределение пайка согласно выполненной норме. Когда «котловка» перестала помогать, были созданы бригады. За невыполнение плана бригадира сажали в карцер. Всё это Солженицын в полной мере испытал в лагере Новый Иерусалим, куда попал 14 августа 1945 года.

Жизнь «аборигена» состояла из голода, холода и бесконечной работы. Основной работой для заключённых служил лесоповал, который в годы войны называли «сухим расстрелом». Зеки жили в палатках или землянках, где невозможно было высушить мокрую одежду. Эти жилища часто обыскивали, а людей внезапно переводили на другие работы. В таких условиях заключённые очень быстро превращались в «доходяг». Лагерная санчасть в жизни заключённых практически не участвовала. Так, в Буреполомском лагере в феврале каждую ночь умирало 12 человек, а их вещи опять шли в дело.

Брифли существует благодаря рекламе:

Женщины-заключённые переносили тюрьму легче, чем мужчины, а в лагерях умирали быстрее. Самых красивых брало себе лагерное начальство и «придурки», остальные шли на общие работы. Если женщина беременела, её оправляли в специальный лагпункт. Мать, закончившая кормить грудью, отправлялась назад в лагерь, а ребёнок попадал в детский дом. В 1946 году были созданы женские лагеря, а женский лесоповал отменён. Сидели в лагерях и «малолетки», дети до 12 лет. Для них тоже существовали отдельные колонии. Ещё одним «персонажем» лагерей был лагерный «придурок», человек, который сумел получить лёгкую работу и тёплое, сытое местечко. В основном, они и выживали.

К 1950 году лагеря наполнились «врагами народа». Встречались среди них и настоящие политические, которые даже на Архипелаге устраивали забастовки, к сожалению, безрезультатные — их не поддерживало общественное мнение. Советский народ вообще ничего не знал, на этом и стоял ГУЛаг. Некоторые заключенные, однако, сохраняли верность партии и Сталину до последнего. Именно из таких ортодоксов получались стукачи или сексоты — глаза и уши ЧК-КГБ. Пытались завербовать и Солженицына. Он подписал обязательство, но доносительством не занимался.

Человек, доживший до конца срока, на волю попадал редко. Чаще всего он становился «повторником». Заключённым оставалось только бежать. Пойманные беглецы наказывались. Исправительно-трудовой кодекс 1933 года, который действовал до начала 60-х, запрещал изоляторы. К этому времени были изобретены другие виды внутрилагерных наказаний: РУРы (Роты Усиленного Режима), БУРы (Бригады Усиленного Режима), ЗУРы (Зоны Усиленного Режима) и ШИзо (Штрафные Изоляторы).

Каждую лагерную зону непременно окружал посёлок. Многие посёлки со временем превратились в большие города, такие как Магадан или Норильск. Прилагерный мир населяли семьи офицеров и надзирателей, вохра, и множество различных авантюристов и проходимцев. Несмотря на бесплатную рабсилу, лагеря стоили государству очень дорого. В 1931 году Архипелаг был переведён на самооку­паемость, но из этого ничего не вышло, поскольку охранникам надо было платить, а начальникам лагерей — воровать.

На лагерях Сталин не остановился. 17 апреля 1943 года он ввёл каторгу и виселицу. Каторжные лагпункты создавались при шахтах, и это был самый страшный труд. Осуждались на каторгу и женщины. В основном, каторжанами становились предатели: полицаи, бургомистры, «немецкие подстилки», но раньше они тоже были советскими людьми. Разница между лагерем и каторгой стала исчезать к 1946 году. В 1948 году был создан некий сплав лагеря и каторги — Особые Лагеря. В них сидела вся 58-ая. Заключенных называли по номерам и давали самую тяжёлую работу. Солженицыну достался особый лагерь Степной, затем — Экибастузский.

Восстания и забастовки заключённых случались и в особлагерях. Самое первое восстание произошло в лагере возле Усть-Усы зимой 1942 года. Волнение возникали потому, что в особлагерях были собраны только «политические». Сам Солженицын тоже участвовал в забастовке 1952 года.

Каждого «туземца» Архипелага после окончания срока ждала ссылка. До 1930 года это был «минус»: освобож­дённому можно было выбирать место жительства, за исключением некоторых городов. После 1930 года ссылка стала отдельным видом изоляции, а с 1948 она стала прослойкой между зоной и остальным миром. Каждый ссыльный в любой момент мог снова оказаться в лагере. Некоторым сразу давали срок в виде ссылки — в основном, раскулаченным крестьянам и малым нациям. Солженицын оканчивал свой срок в Кок-Терекском районе Казахстана. Ссылку с 58-ой начали снимать только после XX съезда. Освобождение тоже трудно было пережить. Человек менялся, становился чужим для своих близких, и должен был скрывать своё прошлое от друзей и сослуживцев.

История Особых лагерей продолжилась и после смерти Сталина. В 1954 году они слились с ИТЛ, но не исчезли. После освобождения Солженицын начал получать письма от современных «туземцев» Архипелага, которые убедили его: ГУЛаг будет существовать, пока существует создавшая его система.

Краткое содержание «Архипелаг Гулаг» Александра Солженицына ❤️| Кратко

Советская эпоха привнесла в жизнь России немало изменений, новых понятий и терминов, одним из которых был Архипелаг ГУЛАГ – система лагерей для особо опасных заключенных, включавшая несколько десятков поселений, колоний и тюрем строго режима.

Узниками ГУЛАГа были несправедливо осужденные политические оппоненты советской власти, воры, убийцы, семьи людей, подозревавшихся в измене. Советских граждан помещали в ГУЛАГ без суда и следствия, забирая темной ночью прямо из постелей, так, чтобы добропорядочные соседи ничего не видели и не

могли рассказать. Так исчезали целые семьи.

Первый ГУЛАГ был создан еще в 1917 году по личному распоряжению Ленина, объявившего о начале «Красного террора». Изначально лагеря предназначались для инакомыслящих, троцкистов, белогвардейцев и иных подозревающихся в несогласии с проводимой государством политикой, лиц. Но с приходом к власти Сталина, лагеря наполнились врачами, инженерами, учеными и бывшими членами партии.

Заключенными становились также и служители церкви, «враги народа», семьи «врагов народа». Не миновала эта участь и детей, для них создавались особые подростковые лагеря, куда помещали всех,

кто не достиг еще 12 лет. Постоянными жителями лагерей становились раскулаченные крестьяне и представители национальных меньшинств. В годы войны в лагерях сгинуло немало немецких семей, проживавших на территории России. Туда же отправляли бежавших из немецкого плена, предателей, полицаев, распространителей слухов, шпионов и всех, кто просто был по той или иной причине неугоден советской власти.

Большая часть заключенных попадала в ГУЛАГ по 58 статье УК СССР, включавшей 14 пунктов, каждый из которых предусматривал от 10 до 25 лет наказания. 10 лет лагерей могли получить только дети, остальные же заключенные на такую милость рассчитывать не могли. К тому же целью следствия было сломать и запугать человека, а не оправдать его, потому следователи использовали все имеющиеся в их распоряжении средства принуждения, могущие заставить подследственного подписать признание не только за себя, но и за своих знакомых и родных.

Именно так попал в лагерь и Александр Солженицын, в августе 1945 года подписавший обвинительный приговор, обрекающий его на 10-летнее лагерное проживание и вечную ссылку без права вернуться в родные места.

Фактически Солженицыну повезло, так как вплоть до 1947 года в статью № 58 включался также и пункт о применении высшей меры наказания – расстреле. В этом году расстрел был заменен на срок в 25 лет лагерного заключения.

Первый лагерь ГУЛАГа был организован в 1923 году на территории Соловецкого монастыря. Одновременно были созданы ТОНы – в расшифровке это тюрьмы особого назначения, а также этапы. Прежде чем попасть в сам лагерь, заключенный проходил семь кругов ада, его заставляли идти тысячи километров пешком в холодные зимы, в дожди и в жаркий зной, строить дороги, валить лес и выполнять другие важные для страны, но крайне опасные для жизни работы.

Тяжелые условия лагерной жизни не могли не вызывать возмущения среди заключенных. Бунты среди политических были достаточно распространенным явлением, в одном из них принимал участие и Солженицын. К сожалению, все попытки как-то воздействовать на лагерные власти были бесполезны, заключенных охраняли по высшему разряду, бежать из ГУЛАГа было практически нереально. В качестве надсмотрщиков выступали также и особо отличившиеся урки, так называемые «социально близкие». При необходимости они могли и порешить несогласного с начальством заключенного.

Особое значение имело также то, на чем заключенный попадал в ГУЛАГ, так, крестьян, эмигрантов и представителей малых народов перевозили в особых красных вагонах, политических – в черных, а представителей интеллигенции и ученых – под спецконвоем. Желая хоть как-то смягчить свою участь, Солженицын солгал по поводу своей профессии и был переведен в качестве физика-ядерщика из Красной Пресни в Бутырки.

Начиная с 1918 года заключенных ГУЛАГа активно использовали, как бесплатную рабочую силу, но до начала 30-х годов к работам было привлечено лишь 40% заключенных. С началом пятилеток эта цифра достигла 100%, работали все, в том числе женщины и дети. Особо дурной славой пользовались СЛОНы – Северные Лагеря Особого Назначения, где заключенных, плохо одетых, голодных и больных, заставляли днем и ночь валить лес. Медчасти в лагерях не существовало, люди умирали буквально десятками за день, но это никого не волновало, так как им на смену приходили другие.

Выйти живыми из лагеря практически не было шансов, впрочем, также как и бежать, все происходящее в лагере держалось в строжайшем секрете, жители окрестных сел и городов были уверенны в виновности заключенных, потому предпочитали сдать беглеца властям, нежели помочь ему.

Система лагерей держалась также и на стукачах – заключенных, пошедших на сговор с администрацией тюрьмы и докладывавших о любых антисоветских разговорах среди товарищей. Формально пошел на такой сговор и Солженицын.
Все лагеря были окружены поселками и городами, где проживали родственники заключенных, охранников и офицеров.

В 1943 году Сталиным в дополнение к 58-й статье были введены каторга и виселица, попасть на каторжные работы означало смертный приговор, причем не только для мужчин, но и для женщин. К 1948 году все лагеря ГУЛАГа были дополнены каторгой, сидел в таком лагере и Солженицын, сначала это был лагерь Степной, а после Экибастузский.

Все отсидевшие и сумевшие выжить в лагере отправлялись в бессрочную ссылку, что для многих заключенных было настоящим спасением, так как отсидевших их отказывались принимать родные и друзья, прошлое приходилось скрывать, а на работу невозможно было устроиться.

Свою ссылку Солженицын отбывал в Кок-Терекском районе. Смерть Сталина не стала концом лагерей, они продолжали существовать еще долгое время. Выйдя на свободу, Солженицын получил более 200 писем от тех, кто сумел, как и он выжить, на их основе была написана эта книга.

Архипелаг гулаг краткое по главам. Книга «архипелаг гулаг

1 / 5

«Архипелаг ГУЛАГ» был написан Солженицыным в СССР тайно в период с 1958 по 1968 год (закончен 2 июня 1968 года ), первый том опубликован в Париже в декабре 1973 года .

В СССР «Архипелаг» был полностью опубликован только в 1990 году (впервые отобранные автором главы были опубликованы в журнале «Новый мир », 1989, № 7-11). Последние дополнительные примечания и некоторые незначительные исправления внесены автором в 2005 году и учтены в екатеринбургском (2007 года) и последующих изданиях. К этому же изданию Н. Г. Левицкой и А. А. Шумилиным при участии Н. Н. Сафонова впервые составлен именной указатель, который был дополнен и отредактирован А. Я. Разумовым .

Словосочетание «Архипелаг ГУЛАГ» стало нарицательным , часто используется в публицистике и художественной литературе, в первую очередь по отношению к пенитенциарной системе СССР 1920-х - 1950-х годов. Отношение к «Архипелагу ГУЛАГ» (как и к самому А. И. Солженицыну) и в XXI веке остаётся весьма противоречивым, поскольку отношение к советскому периоду, Октябрьской революции , репрессиям , личностям В. И. Ленина и И. В. Сталина сохраняет политическую остроту.

Об истории создания книги, судьбах людей, причастных к ней, в 2008 году во Франции создан документальный фильм «Тайная история „Архипелага ГУЛАГ“» (фр. L"Histoire Secrète de l"Archipel du Goulag , 52 минуты) (режиссёры Николя Милетич (Nicolas Miletitch ) и Жан Крепю (Jean Crépu )) .

Переводы

Точное количество языков, на которые переведён «Архипелаг ГУЛАГ», не указывается. Обычно приводят общую оценку «более чем на 40 языков» .

Реакция на публикацию

В СССР

Репрессии

В 1974 году выпускник исторического факультета Одесского университета Глеб Павловский за распространение «Архипелага ГУЛАГ» попал в поле зрения КГБ и лишился работы .

По данным редакции подпольного журнала «Хроника текущих событий », первый приговор за распространение «Архипелага ГУЛАГ» был вынесен Г. М. Мухаметшину, осуждённому 7 августа 1978 года на 5 лет строгого режима и 2 года ссылки .

Отзывы

Положительные

Критические

Солженицына неоднократно, особенно часто в 1970-х, после выхода «Архипелага», критиковали за сочувственное отношение к РОА в ходе Великой Отечественной войны и связанные с этим мнения относительно судьбы советских военнопленных .

Солженицына критикуют за якобы имевший место призыв с его стороны к применению против СССР американского атомного оружия . Его выступлений, подтверждающих это, не обнаружено, но в «Архипелаге» он приводит угрожающие слова заключённых, обращённые надзирателям:

…жаркой ночью в Омске, когда нас, распаренное, испотевшее мясо, месили и впихивали в воронок , мы кричали надзирателям из глубины: «Подождите, гады! Будет на вас Трумэн ! Бросят вам атомную бомбу на голову!» И надзиратели трусливо молчали. Ощутимо и для них рос наш напор и, как мы ощущали, наша правда. И так уж мы изболелись по правде, что не жаль было и самим сгореть под одной бомбой с палачами. Мы были в том предельном состоянии, когда нечего терять.
Если этого не открыть - не будет полноты об Архипелаге 50-х годов .

После публикации произведения в СССР в 1990 году демографы стали указывать на противоречия между приводимыми Солженицыным оценками числа репрессированных, с одной стороны, и архивными данными и расчётами демографов (основанными на архивах, ставших доступными после 1985 года), - с другой. Имелись в виду данные, приведённые Солженицыным по статье И. А. Курганова : 66,7 миллиона человек за период с 1917 по 1959 год «от террористического уничтожения, подавлений, голода, повышенной смертности в лагерях и включая дефицит от пониженной рождаемости» (без дефицита - 55 миллионов) .

Прочие сведения

  • «Архипелаг ГУЛАГ» занимает 15-е место в списке «100 книг века по версии Le Monde ». Причём среди книг, опубликованных во второй половине века, он занимает 3-е место.

См. также

Примечания

  1. Сараскина, Л. И. Солженицын и медиа. - М.: Прогресс-Традиция, 2014. - С. 940.
  2. Солженицын, А. И. Архипелаг ГУЛАГ: Опыт художественного исследования, 1918-1956: [в 3 т.] - Paris: YMCA-Press, 1973-1975. - Т. 1: [Ч.] 1-2. - 1973. - 607 с.: портр., ил. - Т. 2: [Ч.] 3-4. - 1974. - 660 с.: портр., ил. - Т. 3: [Ч.] 5-7. - 1975. - 584 с.: портр., ил.
  3. Гл. 7. Ч. 5. Белый котёнок // Архипелаг ГУЛАГ. - М. : АСТ-Астрель, 2010. - Т. 3. - С. 143-174. - ISBN 978-5-17-065170-2 .
  4. По сообщению Вяч. В. Иванова, им была предложена и принята Солженицыным вставка о П. А. Флоренском .
  5. Саед-Шах А. Заповедная зона особого режима. Прогулка с академиком и писателем Вячеславом Вс. Ивановым по Переделкину // Новая газета. - 29.8.2005.
  6. The Nobel Prize in Literature 1970 .
  7. Солженицына Н. От редактора // Солженицын А. И. Архипелаг ГУЛАГ. - М. : АСТ-Астрель, 2010. - Т. 3 . - С. 628-629 . - ISBN 978-5-17-065170-2 .
  8. «Архипелаг ГУЛАГ» включен в школьную программу: Общество: Новости: Солженицын. Сайт об Александре Исаевиче Солженицыне. Книги Солженицына, рассказы, крохотки

(читается за 2 минуты)

Книга Солженицына «Архипелаг Гулаг» повествует о нелегкой судьбе арестантов эпохи репрессий, большинство из которых попали на зону без вины. Он рассказывает о жизни трудовых лагерей изнутри, ведь ему и самому пришлось провести там долгих 11 лет. Сам автор характеризует свою книгу как «попытку художественного исследования», что говорит о том, что в книге собраны только правдивые истории и факты из жизни 227 арестантов, чьи имена перечислены на первых страницах книги. Перед началом каждой главы Солженицын дает перечень ключевых тем, о которых и будет рассказывать в этой главе. Он не раз признает, что ни одной книги не будет достаточно, чтобы передать все подробности той нелегкой эпохи. Именно поэтому он скромно называет свой труд «попыткой».

В первой части говорится о том, как происходили аресты – ночные и дневные, внезапные и всегда пугающие. О том, как у арестованных конфисковывали личные вещи, как бессовестно осуществлялся обыск в их домах и о том, как однажды попав на ГУЛАГ, можно было потерять надежду когда-либо увидеться с семьей. Солженицын рассказал и о своем аресте – его забрали прямо из военной части за переписку со школьным приятелем.

Следом автор описывает первые годы после революции, о том, как огромное количество деятелей искусства, ученых, инженеров и других образованных людей безжалостно расстреливали и судили лишь за принадлежность к классу интеллигенции. Но и многие крестьяне стали жертвами так называемого «Красного террора». Часто им приходилось подчистую отдавать весь урожай, а при попытке хоть что-то оставить, их немедленно отправляли в тюрьму или на расстрел. Любая попытка восстания каралась смертью. Под удар попали и представители духовенства, как и простые верящие люди – так из страны искоренялась религия. В этой главе Солженицын перечисляет потоки арестов, каждый из которых искалечил тысячи, а порой и миллионы судеб ни в чем не повинных людей.

Поводы для арестов часто бывали надуманными, а указы власти противоречивыми. Так нужны были виноватые, так называемые козлы отпущения, которые могли взять на себя ответственность за любую неудачу произошедшую в стране. В трехлетнем диком голоде обвинили людей, ни коим образом к нему не причастных, и тут же отправили на расстрел. Инженеров, прослуживших своей родине многие десятилетия, сажали за самые невинные фразы, намеренно искажая их смысл. А сколько студентов были обречены доживать свою жизнь в лагерях за неосторожность в разговорах с приятелями?

Повествуя о тюремной жизни, Солженицын подробно останавливается на описании различных пыток, которые приходилось переносить арестантам. Именно поэтому многие признавали вину, которой не было. Тюремные камеры же были часто переполнены людьми из разных сословий, а порой даже разных полов. Заключенные давно смирились со своей участи, но в них еще теплилась надежду на амнистию после окончания войны. Однако вместо долгожданной свободы они получили место в трудовых лагерях.

Во втором томе автор исследует историю возникновения лагерей. Наивно было бы предполагать, что бесчисленные потоки людей ссылались туда без причины. От них требовался рабочий труд, выполнение непосильной работы, за которую они не получали абсолютно ничего. Никто не оставался без работы – даже инвалидам давали задания. Многие заключенные не выдерживали таких условий и умирали через несколько лет жизни в лагере.

Немало внимания уделяется и описанию местности – северной страны под названием Гулаг, в которую вошли такие острова как Соловки, Беломор и Колыма. Раз повидавший этот мир, уже никогда его не забудет. Заключенным приходится работать не покладая рук. Порой даже женщинам приходилась голыми руками разгребать кирпичи и таскать тяжести. Кормили плохо. Холод пробивал до костей.

Здесь же Солженицын рассказывает истории, услышанные от заключенных. У каждого из них своя судьба, но у всех она одинаково трагична и со всеми обошлись ужасно несправедливо. Автор извиняется, что не может поведать все истории, ведь заключенных были тысячи, и многие канули в лету.

В третьей части мир под названием ГУЛАГ описан еще подробнее. Автор рассказывает о том, что бывает за попытку побега. Даже если кому-то и удавалось вырваться из лагеря, их непременно находили и возвращали. Убежать из ГУЛАГА нельзя. Только в очень редких случаях заключенных отпускали на волу. Таким счастливчиком оказался Солженицын – спустя 11 лет проведенных в лагерях он наконец обрел свободу. Но за ним никогда не переставали следить, а воспоминания о перенесенном преследовали его всю жизнь. Создавая эту книгу он рисковал снова потерять с таким трудом приобретённую свободу. Но он не мог молчать. Как только власти узнали о печати этой книги, Солженицына навсегда изгнали из страны.

Картинка или рисунок Архипелаг ГУЛАГ

Другие пересказы для читательского дневника

  • Краткое содержание Лиханов Чистые камушки

    После войны отец Михаськи становится спекулянтом. Даже верный друг Сашка не хочет больше с Михаськой дружить. Несмотря на это, с риском для жизни герой выручает Сашку из беды. Отец поступает подло

  • Краткое содержание Хаггард Дочь Монтесумы

    Повесть написана от лица Томаса - сына испанки Луизы и англичанина, взявшего ее в жены против воли всей семьи. После свадьбы они уезжают в Англию, рожают детей и живут в мире и согласии

  • Краткое содержание На графских развалинах Гайдар

    Главные герои повести два друга - Яшка и Валька. Живут они в небольшом поселке. У них летние каникулы. Друзья бегают на рыбалку, меряются силой и противостоят компании Степки. Они не раз дрались и часто были биты

  • Краткое содержание Колотый сахар Паустовского

    Этот необыкновенный рассказ Константин Георгиевич Паустовский написал о широте русской души а так же человеческой доброте. Данное действие происходит в небольшом городке Забайкалья

  • Краткое содержание Лесков Приведение в Инженерном замке

    Поговаривали, что в здании, где ранее располагался Павловский дворец живут приведения. Сейчас этот дворец именуют Инженерным замком, который обжили кадеты.

Появление произведения А. И. Солженицына «Архипелаг ГУЛАГ», которое он сам назвал «опытом художественного исследования», стало событием не только в советской, но и в мировой литературе. В 1970 году ему была присуждена Нобелевская премия. А в родной стране писателя в этот период ждали гонения, арест и изгнание, продлившееся почти два десятилетия.

Автобиографическая основа произведения

А. Солженицын происходил из казачества. Его родители были высокообразованными людьми и стали для молодого человека (отец погиб незадолго до рождения сына) воплощением образа русского народа, свободного и непреклонного.

Удачно складывавшаяся судьба будущего писателя - учеба в Ростовском университете и МИФЛИ, звание лейтенанта и награждение двумя орденами за боевые заслуги на фронте - круто изменилась в 1944 году, когда его арестовали за критику политики Ленина и Сталина. Высказанные в одном из писем мысли обернулись восемью годами лагерей и тремя ссылки. Все это время Солженицын творил, практически все запоминая наизусть. И даже после возвращения из казахстанских степей в 50-е годы он боялся записывать стихотворения, пьесы и прозу, считал, что необходимо «сохранить их в тайне, и с ними самого себя».

Первая публикация автора, появившаяся в журнале «Новый мир» в 1962 году, заявила о появлении нового «мастера слова», у которого не было «ни капли фальши» (А. Твардовский). «Один день Ивана Денисовича» вызвал многочисленные отклики тех, кто, подобно автору, прошел через ужасы сталинских лагерей и был готов рассказать о них соотечественникам. Так творческий замысел Солженицына стал воплощаться в жизнь.

История создания произведения

Основу книги составили личный опыт писателя и 227 (позже список увеличился до 257) таких же, как он, узников, а также сохранившиеся документальные свидетельства.

Публикация 1 тома книги «Архипелаг ГУЛАГ» появилась в декабре 1973 года в Париже. Затем, с промежутками в год, то же издательство YMCA-PRESS выпускает 2 и 3 том произведения. Спустя 5 лет, в 1980 году, в Вермонте появляется двадцатитомное собрание сочинений А. Солженицына. В его состав входит и произведение «Архипелаг ГУЛАГ» с дополнениями автора.

На Родине писателя стали публиковать только с 1989 года. А 1990-й был объявлен в тогда еще СССР годом Солженицына, что подчеркивает значимость его личности и творческого наследия для страны.

Жанр произведения

Художественно-историческое исследование. Само определение указывает на реалистичность изображаемых событий. Вместе с тем, это творение писателя (не историка, но хорошего ее знатока!), что допускает субъективную оценку описываемых событий. Это порой ставили в вину Солженицыну, отмечая некую гротескность повествования.

Что такое Архипелаг ГУЛАГ

Аббревиатура возникла из сокращенного названия существовавшего в Советском Союзе Главного Управления ЛАГерей (оно менялось несколько раз за 20-40-е годы), которое известно сегодня практически каждому жителю России. Это была, по сути, искусственно созданная страна, некое замкнутое пространство. Подобно огромному чудовищу, она разрасталась и занимала все новые территории. А главной трудовой силой в ней являлись политзаключенные.

«Архипелаг ГУЛАГ» - это обобщенная история возникновения, развития и существования огромной системы концлагерей, созданных советским режимом. Последовательно, в одной главе за другой, автор, опираясь на пережитое, свидетельства очевидцев и документы, рассказывает о том, кто становился жертвой знаменитой в сталинские времена 58 статьи.

В тюрьмах и за колючей проволокой лагерей напрочь отсутствовали какие бы то ни было нравственные и эстетические нормы. Лагерники (имеется в виду 58-я, так как на их фоне жизнь «блатных» и настоящих уголовников была раем) в один миг превращались в изгоев общества: убийц и бандитов. Замученные непосильными работами от 12 часов в сутки, вечно замерзшие и голодные, постоянно унижаемые и до конца не понимавшие, за что их «взяли», они старались не потерять человеческого облика, о чем-то думали и мечтали.

Описывает он и бесконечные реформы в судебно-исправительной системе: то отмены, то возвращения пыток и смертной казни, постоянное увеличение сроков и условий повторных арестов, расширение круга «предателей» родины, в который включили даже подростков в возрасте от 12 лет… Приводятся знаменитые на весь СССР проекты, типа Беломорканала, построенные на миллионах костей жерт сложившейся системы под названием «Архипелаг ГУЛАГ».

Невозможно перечислить все, что попадает в поле зрения писателя. Это тот случай, когда для понимания всех ужасов, через которые прошли миллионы людей (по данным автора, жертвы ВОВ - 20 млн человек, количество крестьян, уничтоженных в лагерях или погибших от голода к 1932 году - 21 млн) необходимо прочитать и прочувствовать то, о чем пишет Солженицын.

«Архипелаг ГУЛАГ»: отзывы

Понятно, что реакция на произведение была неоднозначной и достаточно противоречивой. Так Г. П. Якунин, известный правозащитник и общественный деятель, считал, что этим произведением Солженицын смог развеять «веру в коммунистическую утопию» в странах Запада. А В. Шаламов, также прошедший через Соловки и первоначально испытывавший интерес к творчесту писателя, позже назвал его дельцом, сосредоточенным лишь «на личных успехах».

Как бы то ни было, А. Солженицын («Архипелаг ГУЛАГ» - не единственное произведение автора, но, должно быть, наиболее известное) внес немалую лепту в развенчание мифа о благополучии и счастливой жизни в Советском Союзе.

Александр Исаевич Солженицын.

Архипелаг ГУЛаг — это система лагерей, раскинувшаяся по всей стране. «Аборигенами» этого архипелага становились люди, прошедшие через арест и неправый суд. Людей арестовывали, в основном, по ночам, и полураздетых, растерянных, не понимающих своей вины, бросали в страшную мясорубку лагерей.

История Архипелага началась в 1917 году с объявленного Лениным «Красного террора». Это событие стало «истоком», от которого лагеря наполнились «реками» невинно осуждённых. Сначала сажали только инопартийцев, но с приходом к власти Сталина грянули громкие процессы: дело врачей, инженеров, вредителей пищевой промышленности, церковников, виновников смерти Кирова. За громкими процессами скрывалось множество негласных дел, пополняющих Архипелаг. Кроме того, арестовывалось множество «врагов народа», в ссылку попадали целые национальности, а раскулаченных крестьян ссылали деревнями. Война не остановила эти потоки, напротив, они усилились за счёт обрусевших немцев, распространителей слухов и людей, побывавших в плену или тылу. После войны к ним добавились эмигранты и настоящие предатели — власовцы и казаки-красновцы. Становились «аборигенами» Архипелага и те, кто его наполнял — верхи партии и НКВД периодически прореживались.

Основой всех арестов служила Пятьдесят Восьмая статья, состоящая из четырнадцати пунктов, со сроками заключения 10, 15, 20 и 25 лет. Десять лет давали только детям. Целью следствия по 58-ой было не доказать вину, а сломить волю человека. Для этого широко применялись пытки, которые ограничивались только фантазией следователя. Протоколы следствия составлялись так, что арестованный невольно тянул за собой других. Прошёл через такое следствие и Александр Солженицын. Чтобы не навредить другим, он подписал обвинительное заключение, обрекающее на десятилетнее заключение и вечную ссылку.

Самым первым карающим органом стал Революционный Трибунал, созданный в 1918 году. Его члены имели право расстреливать «предателей» без суда. Он превратился в ВЧК, затем — во ВЦИК, из которого и родилось НКВД. Расстрелы продолжались недолго. Смертная казнь была отменена в 1927 и оставлена только для 58-ой. В 1947 году Сталин заменил «высшую меру» на 25 лет лагерей — стране требовались рабы.

Самый первый «остров» Архипелага возник в 1923 году на месте Соловецкого монастыря. Затем появились ТОНы — тюрьмы особого назначения и этапы. Люди попадали на Архипелаг разными способами: в вагон-заках, на баржах, пароходах и пешими этапами. В тюрьмы арестованных доставляли в «воронках» — фургончиках чёрного цвета. Роль портов Архипелага играли пересылки, временные лагеря, состоящие из палаток, землянок, бараков или участков земли под открытым небом. На всех пересылках держать «политических» в узде помогали специально отобранные урки, или «социально близкие». Солженицын побывал на пересылке Красная Пресня в 1945 году.

Эмигранты, крестьяне и «малые народы» перевозили красными эшелонами. Чаще всего такие эшелоны останавливались на пустом месте, посреди степи или тайги, и осуждённые сами строили лагерь. Особо важные заключённые, в основном учёные, перевозились спецконвоем. Так перевозили и Солженицына. Он назвался ядерным физиком, и после Красной Пресни его перевезли в Бутырки.

Закон о принудительных работах был принят Лениным в 1918 году. С тех пор «аборигенов» ГУЛага использовали как бесплатную рабочую силу. Исправительно-трудовые лагеря были объединены в ГУМЗак (Главное Управление Мест Заключения), и которого и родился ГУЛаг (Главное Управление Лагерей). Самыми страшными местами Архипелага были СЛОНы — Северные Лагеря Особого Назначения — в число которых входили и Соловки.

Ещё тяжелее стало заключённым после введения пятилеток. До 1930 года работало только около 40% «аборигенов». Первая пятилетка положила начало «великим стройкам». Магистрали, железные дороги и каналы заключённые строили голыми руками, без техники и денег. Люди работали по 12−14 часов в сутки, лишённые нормальной еды и тёплой одежды. Эти стройки унесли тысячи жизней.

Без побегов не обходилось, однако бежать «в пустоту», не надеясь на помощь, было практически невозможно. Население, живущее вне лагерей, практически не знало, что происходит за колючей проволокой. Многие искренне верили, что «политические» на самом деле виновны. Кроме того, за поимку сбежавших из лагеря неплохо платили.

К 1937 году Архипелаг разросся на всю страну. Лагеря для 38-ой появились в Сибири, на Дальнем востоке и в Средней Азии. Каждым лагерем управляли два начальника: один руководил производством, другой — рабочей силой. Основным способом воздействия на «аборигенов» была «котловка» — распределение пайка согласно выполненной норме. Когда «котловка» перестала помогать, были созданы бригады. За невыполнение плана бригадира сажали в карцер. Всё это Солженицын в полной мере испытал в лагере Новый Иерусалим, куда попал 14 августа 1945 года.

Жизнь «аборигена» состояла из голода, холода и бесконечной работы. Основной работой для заключённых служил лесоповал, который в годы войны называли «сухим расстрелом». Зеки жили в палатках или землянках, где невозможно было высушить мокрую одежду. Эти жилища часто обыскивали, а людей внезапно переводили на другие работы. В таких условиях заключённые очень быстро превращались в «доходяг». Лагерная санчасть в жизни заключённых практически не участвовала. Так, в Буреполомском лагере в феврале каждую ночь умирало 12 человек, а их вещи опять шли в дело.

Женщины-заключённые переносили тюрьму легче, чем мужчины, а в лагерях умирали быстрее. Самых красивых брало себе лагерное начальство и «придурки», остальные шли на общие работы. Если женщина беременела, её оправляли в специальный лагпункт. Мать, закончившая кормить грудью, отправлялась назад в лагерь, а ребёнок попадал в детский дом. В 1946 году были созданы женские лагеря, а женский лесоповал отменён. Сидели в лагерях и «малолетки», дети до 12 лет. Для них тоже существовали отдельные колонии. Ещё одним «персонажем» лагерей был лагерный «придурок», человек, который сумел получить лёгкую работу и тёплое, сытое местечко. В основном, они и выживали.

К 1950 году лагеря наполнились «врагами народа». Встречались среди них и настоящие политические, которые даже на Архипелаге устраивали забастовки, к сожалению, безрезультатные — их не поддерживало общественное мнение. Советский народ вообще ничего не знал, на этом и стоял ГУЛаг. Некоторые заключённые, однако, сохраняли верность партии и Сталину до последнего. Именно из таких ортодоксов получались стукачи или сексоты — глаза и уши ЧК-КГБ. Пытались завербовать и Солженицына. Он подписал обязательство, но доносительством не занимался.

Человек, доживший до конца срока, на волю попадал редко. Чаще всего он становился «повторником». Заключённым оставалось только бежать. Пойманные беглецы наказывались. Исправительно-трудовой кодекс 1933 года, который действовал до начала 60-х, запрещал изоляторы. К этому времени были изобретены другие виды внутрилагерных наказаний: РУРы (Роты Усиленного Режима), БУРы (Бригады Усиленного Режима), ЗУРы (Зоны Усиленного Режима) и ШИзо (Штрафные Изоляторы).

Каждую лагерную зону непременно окружал посёлок. Многие посёлки со временем превратились в большие города, такие как Магадан или Норильск. Прилагерный мир населяли семьи офицеров и надзирателей, вохра, и множество различных авантюристов и проходимцев. Несмотря на бесплатную рабсилу, лагеря стоили государству очень дорого. В 1931 году Архипелаг был переведён на самоокупаемость, но из этого ничего не вышло, поскольку охранникам надо было платить, а начальникам лагерей — воровать.

На лагерях Сталин не остановился. 17 апреля 1943 года он ввёл каторгу и виселицу. Каторжные лагпункты создавались при шахтах, и это был самый страшный труд. Осуждались на каторгу и женщины. В основном, каторжанами становились предатели: полицаи, бургомистры, «немецкие подстилки», но раньше они тоже были советскими людьми. Разница между лагерем и каторгой стала исчезать к 1946 году. В 1948 году был создан некий сплав лагеря и каторги — Особые Лагеря. В них сидела вся 58-ая. Заключённых называли по номерам и давали самую тяжёлую работу. Солженицыну достался особый лагерь Степной, затем — Экибастузский.

Восстания и забастовки заключённых случались и в особлагерях. Самое первое восстание произошло в лагере возле Усть-Усы зимой 1942 года. Волнение возникали потому, что в особлагерях были собраны только «политические». Сам Солженицын тоже участвовал в забастовке 1952 года.

Каждого «туземца» Архипелага после окончания срока ждала ссылка. До 1930 года это был «минус»: освобождённому можно было выбирать место жительства, за исключением некоторых городов. После 1930 года ссылка стала отдельным видом изоляции, а с 1948 она стала прослойкой между зоной и остальным миром. Каждый ссыльный в любой момент мог снова оказаться в лагере. Некоторым сразу давали срок в виде ссылки — в основном, раскулаченным крестьянам и малым нациям. Солженицын оканчивал свой срок в Кок-Терекском районе Казахстана. Ссылку с 58-ой начали снимать только после XX съезда. Освобождение тоже трудно было пережить. Человек менялся, становился чужим для своих близких, и должен был скрывать своё прошлое от друзей и сослуживцев.

История Особых лагерей продолжилась и после смерти Сталина. В 1954 году они слились с ИТЛ, но не исчезли. После освобождения Солженицын начал получать письма от современных «туземцев» Архипелага, которые убедили его: ГУЛаг будет существовать, пока существует создавшая его система. Пересказала Юлия Песковая

Архипелаг ГУЛаг - это система лагерей, раскинувшаяся по всей стране. Начало истории Архипелага, начинается в 1917 году с объявленного «Красного террора». Это было началом. Изначально в лагеря попадали инопартийцы, но с правления Сталина появились громкие процессы, такие как: дело врачей, инженеров. С началом войны количество «аборигенов» лишь увеличилось, ну а после войны к ним добавились пленные, эмигранты.

Причиной для ареста была 58 статья, согласно которой осужденные получали 10, 15, 20 и 25 лет заключения. 58 статья не доказывала вину, эта статья служила для того, чтобы сломать волю человека. Протоколы писались так, что обвиняемый невольно тянул за собой остальных. Одним из таких осужденных был и Александр Солженицын, ему дали 10 лет заключений и вечную ссылку. Крестьян и эмигрантов перевозили красными эшелонами. Часто такие эшелоны останавливались на пустом месте, и осужденные должны были сами построить лагерь. Особо важные заключенные, такие как ученные, перевозились специальным конвоем, в него то и попал Солженицын, он считался ядерным физиком, сначала он попадает в Красную поляну, а потом в Бутырки.

Особенно тяжело людям стало после введения пятилеток. Заключенные строили голыми руками магистрали, дороги, каналы. Они работали по 12 часов, не имея нормальной еды и одежды, в тот период погибли тысячи жизней.

Многие пытались бежать, но на свободе им никто не помогал. Все считали, что они были осуждены справедливо, да и к тому же за сбежавших хорошо платили. Со временем Архипелаг разросся на всю страну.

В 1945 году Солженицын попадает в лагерь Новый Иерусалим. Заключенные жили без еды и одежды, а основная работа заключалась в лесоповале. Они жили в палатках, где не было возможности высушить одежду. Санчасть практически не лечила заключенных. Так, в Буреполомском лагере в феврале за ночь умирало 12 человек.

Тюрьму женщины переносили легче, чем мужчины, но в лагерях умирали быстрее. Советские люди ничего не знали, о том, что происходит на самом деле, на этом и держался ГУЛаг (Главное Управление Лагерей). Если заключенный доживал до конца срока, он редко попадал на волю, обычно он становился «повторником». Солженицын оканчивал свой срок в Кок-Терекском районе Казахстана. Ссылку с 58-ой начали снимать только после XX съезда.

Арест. За что? За все!

Колыма была самым крупным и знаменитым островом, полюсом лютости этой удивительной страны ГУЛАГ, географией разодранной в архипелаг, но психологией скованной в континент, который населял народ зэков.

В этой книге нет ни вымышленных лиц, ни вымышленных событий.

На Архипелаг одни попадают по долгу службы или армейскому призыву (охранять), а другие — потому что их арестовали.

Арест. Не надо спрашивать: «За что?» Не стоит надеяться, что это ошибка, что разберутся. «Политические аресты нескольких десятилетий отличались у нас именно тем, что схватывались люди ни в чем не виновные, а потому и не подготовленные ни к какому сопротивлению. Создавалось общее чувство обреченности, представление, что от ГПУ-НКВД убежать невозможно».

Арест сопровождается обыском.

«При аресте паровозного машиниста Иношина в комнате стоял гробик с его только что умершим ребенком. ...Выбросили ребенка из гробика, искали и там».

Аресты 29-го — 30-го годов, «поток с добрую Обь»: раскулаченные мужики (самые хозяйственные, земная опора).

«Поток 44-го — 46-го годов, с добрый Енисей»: тех, кто был в плену

в Германии и вернулся.

«Поток 37-го года прихватил и понес на Архипелаг также и людей с положением, людей с партийным прошлым, людей с образованием... Тридцать седьмой! Волга народного горя!»

А еще крымские татары, прибалты, чеченцы... А еще — священники, вообще — верующие люди.

А еще «бывшие дворяне», интеллигенция, профессура...

Все «вредители», все! Все — и везде.

Всеохватная 58-я статья — за контрреволюционные действия.

Практически все подозревались в шпионаже, вредительстве и диверсиях. Доносить были обязаны все и на всех (и за все), недоносительство

каралось жестоко.

Подозрительность походила бы на анекдот, если бы последствия не были так страшны. После партийного заседания все встают и начинают аплодировать в честь товарища Сталина. Пять, семь, восемь, одиннадцать минут — бессмысленных аплодисментов. А кто первый перестал и сел — того и упекли на десять лет.

Существовал план по заключенным — и косили всех.

Следствие и пытки

Почему же люди, брошенные в тюрьму и отправляемые в лагеря и на расстрел, признавали свою вину, подписывали ложные обвинения?

На следствии их подвергали страшным пыткам: кормили соленым и не давали пить; не давали спать по нескольку суток; угрожали посадить всех, кто дорог; гасили папиросу о кожу подследственного; били, выбивали зубы.

«Камеру раскаляли, пока из пор тела не выступала кровь; увидев это в глазок, клали арестанта на носилки и несли подписывать протокол».

«Брат мой! Не осуди тех, кто так попал, кто оказался слаб и подписал лишнее... Не кинь в них камень».

Против себя бумагу подписать, чтобы избавиться от пыток, испытание менее ужасное, чем быть вынужденным страшными истязаниями клеветать на знакомых, коллег, родных, друзей.

Следователи же требовали выдать сообщников.

«Были, были такие в 37-м, кто избрал смерть, но не подписал ни на кого».

Невероятное упоение своей всесильностью! Стоит ли сомневаться, доискиваться правды, если посчастливилось быть голубою фуражкой! Любая вещь, какую увидел — твоя! Любая квартира, какую высмотрел — твоя! Любая баба — твоя! Любого врага — с дороги! Земля под ногою — твоя! Небо над тобой — твое, голубое!

При обысках воровали, тянули все что приглянулось.

Сажали друг друга. Подставляли из страха и для карьеры. Жертвовали своими женами — лишь бы самим уцелеть.

Училища НКВД сулили пайки и двойную-тройную зарплату.

«Нарастает гордость на сердце, как сало на свинье.

Я метал подчиненным бесспорные приказы, убежденный, что лучше тех приказов и быть не может. Даже на фронте, где всех нас, кажется, равняла смерть, моя власть быстро убедила меня, что я — человек высшего сорта.

Ел свое офицерское масло с печеньем, не раздумываясь, почему оно мне положено, а солдату нет».

— Да, я был палач и убийца.

Его стали жадно расспрашивать о ходе боев, но подследственные не должны были ничего узнавать о внешнем мире.

В каждой камере обязательно должен быть человек-наседка: осведомитель, стукач. Многие умели определять предателей — и не доверялись им.

В потолке горит двухсотваттная лампочка. На ночь глаза кое-как прикрывают носовыми платками.

В туалет (утренняя и вечерняя оправка) нужно ходить строго по расписанию. Потом «парашу» (сосуд с испражнениями) выносят. Это стыдная дополнительная пытка.

Еда: баланда, черный хлеб, кипяток — «чай» .

Есть и радости: шахматы, двадцатиминутная прогулка и книги из библиотеки Лубянки. Прекрасные книги! Отобранные у расстрелянных и погубленных...

Если в камере есть окно, то на окне — «намордник»: приспособление, не позволяющее заключенному выглянуть из окна, увидеть хоть что-нибудь, кроме кусочка неба...

Соседи по камере: каждый — судьба и характер.

Старый революционер, сидевший еще в царских тюрьмах, — выносливый и стойкий. Крупный инженер из крестьян, привыкший жить на широкую ногу: он мечется, не находит себе места — вся шикарная жизнь пошла под откос.

Измученный офицер, побывавший в плену у фашистов. СССР не признавал своих вчерашних солдат, не поддерживал их в плену. Норвежцы и англичане получали от своих правительств богатые пайки — и кидали часть еды через забор русским.

И это СССР — «самая справедливая страна в мире», Родина-Мать.

«И как правильно быть, если мать продала нас цыганам, нет, хуже4— бросила собакам? Разве она остается нам матерью?»

«Девятого мая принесли обед вместе с ужином, как на Лубянке делалось только на 1-е мая и 7-е ноября.

По этому мы только и догадались о конце войны.

Не для нас была та Победа. Не для нас — та весна».

«Та весна»

«Та тюремная томительная весна под марши Победы стала расплат-ной весной моего поколения.

Это нам над люлькой пели: «Вся власть советам!» Это мы загорелою детской ручонкой тянулись к ручке пионерского горна и на возглас «Будьте готовы!» салютовали «Всегда готовы!». Это мы в Бухенвальд проносили оружие и там вступали в компартию. И мы же теперь оказались в черных за одно то, что все-таки остались жить».

Не только военнопленные попадали в тюрьмы и лагеря, но и многие офицеры-освободители, которые видели Европу и могли Сравнить.

Первый раз, когда правительство сделало все для проигрыша войны: уничтожило линии укреплений, подставило авиацию на разгром, разобрало танки и артиллерию, лишило толковых генералов и запретило армиям сопротивляться.

Военнопленные — это и были именно те, чьими телами был принят удар и остановлен вермахт. Второй раз бессердечно предала их Родина, покидая подохнуть в плену.

И теперь третий раз бессовестно она их предала, заманив материнской любовью («Родина простила! Родина зовет!») и накинув удавку уже на границе.

Автор проводит исторические параллели: «Еще давняя наша пословица оправдывала плен: «Полонен вскликнет, а убит — никогда». При царе Алексее Михайловиче за полонное терпение давали дворянство! выменять своих пленных, обласкать их и обогреть была задача общества во ВСЕ последующие войны ».

Амнистии не будет!

В тюрьмах после Победы ждали амнистии, а получали направление и лагеря.

Сроки назначали без суда и доказательств так называемые «особые тройки», или ОСО.

Можно было «пришить» любое из этих обвинений:

— АСА — Антисоветская Агитация

— КРД — Контрреволюционная Деятельность

— КРТД — Контрреволюционная Троцкистская Деятельность (эта буквочка «т» очень утяжеляла жизнь зэка в лагере)

— ПШ — Подозрение в Шпионаже (шпионаж, выходящий за подозрение, передавался в трибунал)

— СВПШ — Связи, Ведущие (!) к Подозрению в Шпионаже

— КРМ — Контрреволюционное Мышление

— ВАС — Вынашивание Антисоветских настроений

— СОЭ — Социально Опасный Элемент

— СВЭ — Социально Вредный Элемент

— ЧС — Член Семьи (осужденного по одной из предыдущих литер).

«На новосибирской пересылке в 1945 году конвой принимает арестантов перекличкой по делам. «Такой-то!»— «58-1-а, двадцать пять лет». Начальник конвоя заинтересовался: «За что дали?» — «Да ни за что» . — «Врешь. Ни за что — десять дают!»

«К высшей мере»

«Смертная казнь в России имеет зубчатую историю. В Уложении Алексея Михайловича доходило наказание до смертной казни в 50 случаях, в воинском уставе Петра уже 200 таких артикулов. А Елизавета, не отменив смертных законов, однако и не применила их ни единожды: говорят, она при восшествии на престол дала обет никого не казнить — и все 20 лет царствования никого не казнила.

Екатерина II сохранила для защиты себя, трона и строя, то есть в случаях политических (московский чумной бунт, Пугачев) она признала казнь вполне уместной.

При Павле отмена смертной казни была подтверждена...

Кровь пяти декабристов разбудила ноздри нашего государства. С тех пор казнь за государственные преступления не отменялась и не забывалась до самой Февральской революции...

И сколько же человек было за это время в России казнено? Было казнено 486 человек, то есть 17 человек в год!»

Смертная казнь была восстановлена во всех правах с июня 1918 года — нет, не «восстановлена», а — установлена как «новая эра казней» .

И, например, в 1939-1940 годах было расстреляно по Союзу ПОЛМИЛЛИОНА «политических» и 480 тысяч блатарей (уголовников).

« В благополучном и слепом нашем существовании смертники рисуются нам роковыми и немногочисленными одиночками. Мы инстинктивно уверены, что мы-то в смертную камеру никогда бы попасть не могли, что для этого нужна если не тяжкая вина, то во всяком случае выдающаяся жизнь. Нам еще много нужно перетряхнуть в голове, чтобы представить: в смертных камерах пересидела тьма самых серых людей за самые рядовые поступки, и — кому как повезет — очень часто не помилование получали они, а вышку» (так называют арестанты «высшую меру»).

«...Если б когда-нибудь родственники расстрелянных сдали бы в одно издательство фотографии своих казненных, и был бы издан альбом этих фотографий, несколько томов альбома, — то перелистыванием их и последним взглядом в померкшие глаза мы бы много почерпнули для своей оставшейся жизни. Такое чтение, почти без букв, легло бы нам на сердце вечным наслоем.

В одном моем знакомом доме, где бывшие зэки, есть такой обряд: 5 марта, в день смерти Главного Убийцы, выставляются на столах фотографии расстрелянных и умерших в лагере — десятков несколько, кого соврали. Траурная музыка. Приходят друзья, смотрят на фотографии, молчат, слушают, тихо переговариваются; уходят, не попрощавшись.

Вот так бы везде... Хоть какой-нибудь рубчик на сердце мы бы вынесли из этих смертей ».

Корабли Архипелага

Как из тюрем доставляют заключенных в лагеря?

«Вагон-зак — какое мерзкое сокращение! Как, впрочем, все сокращения, сделанные палачами. Хотят сказать, что это — вагон для заключенных. Но нигде, кроме тюремных бумаг, слово это не удержалось. Усвоили арестанты называть такой вагон столыпинским или просто Столыпиным. Это очень напоминает зверинец: за сплошной решеткой, па полу и на полках, скрючились какие-то жалкие существа, похожие на человека, и жалобно смотрят на вас, просят пить и есть. Но в зверинце так тесно никогда не скучивают животных.

Н. В. Тимофеев-Рессовский ехал из Петропавловска в Москву в купе, где было ТРИДЦАТЬ ШЕСТЬ ЧЕЛОВЕК!

Несколько суток он ВИСЕЛ в купе между людьми, ногами не касаясь пола. Потом стали умирать — их вынимали из-под ног...»

Кормят хлебом да селедкой — варить-то кашу в поезде некому. Поды стараются не давать — а то конвою придется водить лишний раз на«оправку».

Отвратительно в этом поезде общение с «блатарями», которые обирают «политических» и готовы убить, растоптать, унизить.

Воры и бандиты — «социально близкие» советской власти, «политические» — чуждые.

Сопротивляться блатной банде невозможно: вы замахнетесь — вам всадят нож промеж ребер.

Конвой — тоже ворует, не дает пайковый сахар, а хлеб, положенный по разнарядке заключенным, выдает им в обмен на их же вещи.

Пересыльные тюрьмы

Тюрьму не топили — и не только не мерзли, но на верхних нарах лежали раздетые. Выдавливали все стекла в окнах, чтоб не задохнуться. Потому что в камере вместо положенных двадцати человек сидело ТРИ СТА ДВАДЦАТЬ ТРИ!

Норму питания не людям давали, а на десятку. Если кто из десятки умрет, его прятали под нары и на него получали норму.

« Посуды не было никакой! Баланду во что хочешь бери — в полу, в ладони! Воду цистернами привозили, а разливать не во что, так струей поливают, кто рот подставит — твоя» .

Деньги, продукты и вещи у «политических» отбирают блатные. Пи рассказам иногда «58-я» бьет уголовников, но на защиту «социально близких» выступает охрана с огнестрельным оружием.

«Но даже новичку, которого пересылка лущит и облупливает — они нужна, нужна! Она дает ему постепенность перехода к лагерю. В один шаг такого перехода не могло бы выдержать сердце человека. В этом мороке не могло бы так сразу разобраться его сознание. Надо постепенно».

На пересылке руководители строек или производств, где нужны были рабочие, покупали здоровых и работоспособных заключенных, как рабов. Товар «требовали прогонять перед ними живым и голым».

Офицеры выбирали наложниц для себя и своего окружения.

Опытные лагерники учили новичков: «С первого шага в лагере каждый будет стараться вас обмануть и обокрасть. Не верьте никому, кроме себя!»

Вот, например, выгрузили заключенных из эшелона, и конвой приготовился вести их десять километров до лагеря по рыхлому глубокому снегу. Подъехали сани, кучер предложил подвезти вещи, забрал — и больше его никогда не видели. Но какие люди встречаются на пересылке! Настоящая интеллигенция! И они стараются держаться, не терять привычки к умственной работе.

— Профессор Тимофеев-Рессовский, президент научно-технического общества 75-й камеры. Наше общество собирается ежедневно после утренней пайки около левого окна. Не могли бы вы нам сделать какое-нибудь научное сообщение?

Соловки — Беломор — Колыма...

Соловец, Печора, Воркута — вся северная часть Архипелага рождена была Соловками. Но еще и на Среднем и Южном Урале, в Закавказье, в Центральном Казахстане, в Средней Азии, в Сибири и на Дальнем Во стоке.

Беломорканал — одна из самых известных душегубок. Прославили ее как средство «перековки», перевоспитания. Приезжал на строительство, где людей убивали голодом, скученностью и тяжелым трудом, Максим Горький. Ждали, что он расскажет правду. Известен факт, что Горького встречать вышли с газетами, перевернутыми вниз заголовком: знак, что все, что рассказывают об энтузиазме «перековывающихся» ложь. Нашелся молодой человек, который посмел рассказать писатели! обо всех издевательствах над заключенными. После отъезда гостя юношу расстреляли.

А великий правдолюбец написал восхищенную статью о строительстве канала.

Этот канал был не нужен. По этому мелкому руслу нельзя было перевозить грузы, людей, сплавлять лес.

Колыма: заключенные голодали так, что на ключе Заросшем съели труп лошади, который пролежал в июле более недели, вонял, и весь шевелился от мух и червей. На прииске Утином зэки съели полбочки солидола, привезенного для смазки тачек.

Ни выходных, ни праздников, ни своего дома, ни имущества, ни семье.

Существуют в лагерях и верные сталинцы. Вот одна из них: «она повязывается в лагере красной и только красной косынкой, хотя ей уже за сорок (таких косынок не носит на заводе ни одна лагерная девчонка и ни одна вольная комсомолка). Никакой обиды за расстрел мужа и за собственные отсиженные восемь лет она не испытывает: «долгий срок исключения не сломил моей воли в борьбе за советскую власть».

Туземный быт

«Тачку катать («машина ОСО, две ручки, одно колесо»). Носилки тискать. Кирпичи разгружать голыми руками (покров кожи быстро снимается с пальцев). Таскать кирпичи на себе «козой» (заспинными носилками). Ломать из карьеров камень и уголь, брать глину и песок. Золотоносной породы накайлить шесть кубиков да отвезти на бутару. Да просто землю копать, просто землю грызть (кремнистый грунт да зимой). Уголек рубить под землею. Можно креозотом пропитывать шпалы (и все тело свое).

Но старше всех работ Архипелага — лесоповал.

В годы войны (при военном питании) звали лагерники три недели лесоповала — сухим расстрелом.

Этот лес, эту красу земли, воспетую в стихах и в прозе, ты возненавидишь! Ты с дрожью отвращения будешь входить под сосновые и березовые своды!»

«Шаламов замечает, что декабристам в Нерчинске был урок в день добыть и нагрузить три пуда руды на человека (сорок восемь килограмм! — за один раз можно поднять!), Шаламову же на Колыме — восемьсот пудов».

Большая удача — попасть в «придурки»: рабочие при кухне, парикмахеры, учетчики (словом, на легкую, да просто несмертельную работу).

Чтобы избавиться от убийственного труда, некоторые решаются сделать себе «мостырку»: умышленно повредить здоровью (обвариться, сломать ногу, съесть какую-нибудь гадость).

Впрочем, заподозрив, что заключенный сделал себе вред нарочно, его н лечить не станут, и участи его не облегчат.

За что сажали?
За то, что улыбнулся, читая газету «Правда».
За чтение Есенина (считалось, что он — контрреволюционный поэт).
За то, что на стене висят иконы.
За рассказанный анекдот.

За то, что на торфоразработках «порицал» жидкий и невкусный суп, а значит, и советскую власть.

Сажали и «правоверных» коммунистов, которые и в лагерях верили в правоту «тигра» Сталина.

Бороться? Примеры сопротивления единичны. Так, троцкисты объявили голодовку почти на пять месяцев. Но «оппортунистов» кормили насильно (через шланг). И требования голодающих не были выполнены.

Нет в русском языке слова гаже, чем «сексоты» (секретные сотрудники), а проще говоря: стукачи, доносчики.

В «стукачи» вербуют: если вы — советский человек, то обязаны доносить. А если несоветский — то «мотать второй срок» в нечеловеческих условиях.

Из уст в уста передавали случаи невероятных побегов. И даже в то страшное время бывало, что беглецам помогали или хотя бы не выдавали их.

Но уж тех беглецов, которых поймали, возвратив на зону и «припаяв» новый срок, бросали в карцер. Часто карцер был просто мокрой ямой, куда швыряли сверху хлеб и рыбу в размокшую от дождей глину.

«Блатняки» проигрывают в карты одежду и жизнь — нет, не свои, «политических». На того, кого проиграли, набрасываются и избивают — все остальные сидят молча, будто ничего не видят, сопротивление бесполезно.

Урки — не Робин Гуды! «Воровская «романтика» — ложная. Когда нужно воровать у доходяг — они воруют у доходяг! Когда нужно с замерзающего снять последние портянки — они не брезгуют и ими. Их великий лозунг — «умри ты сегодня, а я завтра!»

У них свои законы старшинства, по которым их паханы не избираются вовсе, но входя в камеру или в зону, уже сразу признаны за главного. Эти паханы бывают и с сильным интеллектом, всегда же с ясным пониманием блатняцкого мировоззрения и с довольным количеством убийств и грабежей за спиной.

Малолетки — несовершеннолетние, отбывающие срок. За кражу, насилие, увечья и убийства можно было судить детей с двенадцатилетнего возраста (58-я статья при этом тоже подразумевалась).

И за стрижку колосьев (для пропитания) маленьким детям не давали меньше 8 лет!

«И за карман картошки — один карман картошки в детских брючках! — тоже восемь!»

Зона быстро «перевоспитывает» малолеток — они превращаются в маленьких наглых хищников.

«В их сознании нет никакого контрольного флажка между дозво ленным и недозволенным... Для них то все хорошо, чего они хотят, и то все плохо, что им мешает... Пронять малолеток словами — просто нельзя, человеческая речь вырабатывалась не для них, их уши не впус кают ничего, не нужного им».

Издевательской по сути является попытка воспитывать заключенных: не умолкают громкоговорители на каждом столбе и в каждом бараке. Они обличают отстающих и умеренно хвалят передовиков.

Проводятся политбеседы. Над ними все смеются, но про себя — опасаются стукачей.

В лагерях гибли крупные ученые.

Отец советского космоплавания Королев был, правда, взят на «шарашку» (лагерную научную лабораторию), но как авиационник. Начальство шарашки не разрешило ему заниматься ракетами, и он занимался ими по ночам.

Крупный отечественный аэродинамик и чрезвычайно разносторонний научный ум — Константин Иванович Страхович, после этапа из ленинградской тюрьмы был в лагере подсобным рабочим в бане.

Через Архипелаг прошли артисты с известными именами: Вадим Козин, Татьяна Окуневская, Зоя Федорова, Лидия Русланова.

Лагерь растлевает: «чем больше делаешь людям гадости, тем больше тебя будут уважать».

Тем дороже примеры людей, которые не умеют духовно гнуться, — (то люди глубоко религиозные или редкие примеры необыкновенной стойкости и честности.

«Безопаснее было при Александре II хранить динамит, чем при Сталине приютить сироту врага народа — однако, сколько же детей таких Мяли, спасли (сами-то дети пусть расскажут). И тайная помощь семьям — была... А кто-то же ушел на Архипелаг и за защиту своих неприметных безвестных сослуживцев».

Селили в палатке — в страшные норильские морозы. В палатку на МО человек набивали двести. Вот такая «разумная экономия»: сотня была на работе, а сотня в бараке.

На работе строй оцеплял конвой с собаками, их били кому не лень и подбодряли прикладами. По пути в зону могли по прихоти полоснуть автоматной очередью — и никто не спрашивал с солдат за погибших.

Двенадцать рабочих часов долбили бутовый камень под полярными норильскими вьюгами. За полсуток — 10 минут обогрева. За счет же двенадцати часов отдыха вели из зоны в зону, строили, обыскивали. Барак был без окон и никогда не проветривался. Ни в уборную, ни в столовую, ни в санчасть заключенные не допускались никогда. На все была или параша, или кормушка.

От двенадцати часов камерного «досуга» едва-едва оставались четыре покойных часа для сна.

На каторге гнило много разного народу — в частности учителя, которые преподавали в школах во время оккупации. Неужели нужно было оставить детей — маленьких детей! — без грамоты?

Около 17 миллионов крестьян разорено, послано на уничтожение, рассеяно по стране без права помнить и называть своих родителей.

А верующие? Двадцать лет кряду гнали веру и закрывали церкви.

Вера — чистая, горячая — помогала терпеть.

«На всей планете и во всей истории не было режима более злого, кровавого и вместе с тем более лукаво-изворотливого, чем большевистский, самоназвавшийся «советским».

«Почему нас так раздражает украинский национализм, желание наших братьев говорить и детей воспитывать, и вывески писать на своей мове? Почему нас так раздражает их желание отделиться?

Мне больно писать об этом: украинское и русское соединяются у меня и в крови, и в сердце, и в мыслях».

«Тоже вот и чечены. Тяжелы они для окружающих жителей, говорю по Казахстану, грубы, дерзки, русских откровенно не любят. Но стоило проявить независимость, мужество — расположение чеченов тотчас было завоевано! Когда кажется нам, что нас мало уважают, надо прове рить, так ли мы живем».

Ссылали крымских татар. «Стройная однообразность! — вот преимущество ссылать сразу нациями! Никаких частных случаев! Никаких исключений, личных протестов! Все едут покорно, потому что: и ты, и он, и я. Едут не только все возрасты и оба пола: едут и те, кто во чреве — и они уже сосланы тем же Указом!»

«Кого-то готовился Генералиссимус ссылать в 1953-м году? Евреев ли? Кроме них кого? То ли всю Правобережную Украину? Этого великого замысла мы никогда не узнаем».

После XX съезда партии Солженицын написал ходатайство о пересмотре своего дела. Весной стали ссылку снимать со всей пятьдесят восьмой. Однако освобожденных не прописывали в больших городах, и людям умственного труда было трудно найти работу по специальности, да и не только по специальности. Значит, невозможно было получить продовольственные карточки. Где жить? На что жить? Хоть возвращай ся обратно в лагерь. На реабилитированных по-прежнему смотрят с подозрением и презрением.

«Освобождение на этот свет мыслилось ведь не таким. Оно рисова лось нам по пушкинскому варианту: «И братья меч вам отдадут» . Но такое счастье суждено редким арестантским поколениям ».

«Все осталось позади, да не все. Реабилитирован, а покою нет. Редкая неделя, чтобы сон прошел спокойно, а то все зона снится. Вскакиваешь в слезах или будят тебя в испуге» (из воспоминаний бывшего заключенного).

Злодейство тех, кто пытал и допрашивал, кто писал ложные доносы, — не наказано. Хрущевская «оттепель» была недолгой. Журнал «Новый мир» опубликовал повесть Александра Солженицына «Один день Ивана Денисовича» (о жизни заключенного), и далеко не все приня ли ту правду, что была в ней. А вскоре было издано распоряжение изъять произведение из библиотек.

«В годовщины своего ареста я устраиваю себе «день зэка»: отрезаю утром 650 хлеба, кладу два кусочка сахара, наливаю незаваренного кипятка. А на обед прошу сварить мне баланды и черпачок жидкой кашицы. И как быстро я вхожу в старую форму: уже к концу дня собираю в рот крошки, вылизываю миску».

«А еще предстоят на воле бывшим зэкам — встречи. Отцов — с сыновьями.

Мужей — с женами. И от этих встреч нечасто бывает доброе. За десять, за пятнадцать лет без нас не могли сыновья вырасти в лад с нами: иногда просто чужие, иногда и враги. И женщины лишь немногие вознаграждены за верное ожидание мужей: столько прожито порознь, все сменилось в человеке, только фамилия прежняя. Слишком разный опыт жизни у него и у нее — и снова сойтись им уже невозможно.

Тут — на фильмы и на романы кому-то, а в эту книгу не помещается».

Нет, не стал суд праведным.

«Архипелаг был. Архипелаг остается. Архипелаг — будет!»

Солженицын - Архипелаг ГУЛАГ: краткое содержание, пересказ для читательского дневника

Часть 1. Тюремная промышленность

Глава 1. Арест
На этот «таинственный Архипелаг», скрытый от глаз посторонних, попадают несколькими путями. Владыки Архипелага – через училища МВД, охранники – по призыву через военкоматы, все остальные, кто едет «туда умирать» – через арест, обычно ночной. Автор книги называет причину и своего ареста прямо с фронта: за крамольную переписку со школьным другом.

Глава 2. История нашей канализации
При слове «репрессии» чаще всего вспоминают 1937 год. Однако крестьян, «мужиков» массово сажали в 1929-1930 гг., в конце войны и сразу после нее – «целые нации» и тех, кто побывал в плену. Однако начало чисткам разного рода было положено уже в ноябре 1917 года. К «вредным насекомым» земли российской отнесли членов политических партий (от кадетов до социал-демократов), интеллигенцию, чиновников, офицеров, крестьян, восставших против новой власти и продразверстки, затем дошли руки до священства, монашества и просто верующих.

За каждой социальной группой – человеческие судьбы. Внесудебную и скорую расправу над ними осуществляла ВЧК: не всем довелось попасть на Архипелаг. В 1937 году чистка коснулась своих: руководства партии, верхушки НКВД, военного командования. В Великую Отечественную войну под подозрением оказались немцы Поволжья. После войны в лагеря попали «дети врагов народа» и те, кто отбыл свой срок, но для надежности был осужден повторно.

Универсальной статьей для контрреволюционеров стала пятьдесят восьмая с четырнадцатью пунктами для приговора и сроками заключения от 10 до 25 лет. Каждому вредителю, саботажнику, организатору голода и шпиону находился свой пункт.

Глава 3. Следствие
Цель следствия – слом психики человека, одичание его до покорного туземца Архипелага. Для достижения такого результата пытали бессонницей и жаждой, жаром, морозом, топили в нечистотах, жгли папиросами, сажали в ванны с кислотой, изводили насекомыми (от муравьев и клопов до гнуса), загоняли раскаленный шомпол в задний проход, давили сапогом половые органы.

В период с 1937 по 1938 год пыткам был дан зеленый свет, потом их ограничили, но контрреволюционеров это послабление не коснулось. Впрочем, на следствии чаще хватало заковыристых вопросов с целью оговора или самооговора, и хитро состряпанный протокол показаний. Автор книги, еще неискушенный в таких вещах, подписал обвинительное заключение по 11 пункту, обрекающему его на бессрочную ссылку.

Глава 4. Голубые канты
Почти каждый служащий Органов был обуреваем двумя инстинктами: властолюбия и алчности. «Был бы человек – а дело создадим!» Впрочем, время от времени, и эти кадры проходили через самоочистку. Падение Ягоды, Ежова и Берии увлекло за собой и их приспешников.

Глава 5. Первая камера – первая любовь
Первая камера для арестанта, сокамерники – школа жизни. Для Солженицына такой стала камера на Лубянке под номером 67. День в ней продолжался 16 часов. Побудка в 6 утра, после чего спать было запрещено. После оправки всех запирали в камерах. Потом шла дележка скудной пайки. В 9 утра – утренняя поверка, после нее – цепь вызовов на допросы.

Затем прогулка минут на двадцать: для нижних этажей тюрьмы – во дворе, для верхних – на крыше. Был доступ к библиотеке, составленной из конфискованных книг. Обедали черпаком супа и каши, ужинали все той же кашей. И только после этого – вторая оправка за целые сутки. Вечер проходил с иллюзией свободы, в беседах, спорах, за игрой в шахматы. После чего следовал отбой. О победе над фашизмом изгои догадались по салюту и сбоям в режиме питания.

Глава 6. Та весна
Для военнопленных весна 1945 года стала роковой. И они, и бежавшие из плена, были осуждены. Попали под раздачу и русские эмигранты. Надежда этих людей на амнистию в честь победы оказалась тщетной. Не ждали пощады только власовцы, поднявшие оружие против СССР вместе с немцами.

Глава 7. В машинном отделении
Детище еще 1920-х годов, ОСО, приговорило автора книги к восьми годам исправительно-трудовых лагерей за антисоветскую агитацию.

Глава 8. Закон – ребенок
С 1918 года имел хождение официальный термин «внесудебная расправа». С тех пор сложилась целая система Трибуналов во имя революции – от рабочих до железнодорожных.

Примером одиозного обвинителя на громких процессах был Н. Крыленко (позднее его самого разоблачили как врага). Он судил дело «церковников», вынес приговор дочери Л. Толстого Александре, а по делу Таганцева в 1921 году ЧК расстреляла 87 человек (среди них – поэта Н. Гумилева).

Глава 9. Закон мужает
В 1921 году прогремел процесс по делу Главтопа, один из первых, разоблачавших инженеров. Чуть позже – суды над «церковниками» и эсерами.

Глава 10. Закон созрел
1922 год ознаменовался высылкой на «философском пароходе» в Европу примерно трехсот человек, неугодных интеллигентов (деятелей культуры и науки) вместе с семьями. Общественный резонанс вызвали Шахтинское дело и процесс участников дела Промпартии. Впрочем, открытые процессы с определенного момента были запрещены.

Глава 11. К высшей мере
Смертную казнь показательно отменили осенью 1917 года. Меньше года спустя – ввели вновь. В какой-то момент смертной казни могли избежать уголовники, однако к контрреволюционерам пощады не было. Во время войны практиковалось повешение. Смертники ожидали приведения приговора в исполнение по несколько месяцев, и в нечеловеческих бытовых условиях.

Глава 12. Тюрзак
К 1938 году стали бытовать термины тюрзак (тюремное заключение) и ТОН (тюрьма особого назначения). В 1923 году первых заключенных привезли на Соловки. В 1920-х арестантов кормили сносно, а к 1947 году голод стал постоянным их спутником. Света в камерах не было ни в 30-е, ни в 40-е годы. После ТОНа – отправка на этап, где условия еще хуже.

Часть 2. Вечное движение

Глава 1. Корабли Архипелага
Островов невидимого Архипелага тысячи, «от Берингова пролива и почти до Босфорского». Через пересыльные тюрьмы и пункты, в вагон-заках, движутся к ним невольники. Путь может занимать до трех недель, из еды – селедка, а воды не положено. Ведь оправка такого количества заключенных займет много часов. С 1927 года Архипелаг обзавелся «черным воронком», перевозившим арестантов.

Глава 2. Порты Архипелага
На пересылках люди находились месяцами, на жаре или холоде, после обысков с требованием раздеться догола. После загаженных уборных и отсыревших камер, дурной баланды арестант уже понимает, что дальше – только хуже.

Глава 3. Караваны невольников
В неотапливаемых эшелонах, на речных баржах везли приговоренных. Как первопроходцы, они осваивали глухую тайгу, тундру, степь. Некоторые этапы были пешими. Люди преодолевали по 25 км в день.

Глава 4. С острова на остров
Автор книги назвался ядерным физиком – и получил возможность попасть в шарашку для научной работы, в сравнительно «райские» условия.

Часть 3. Истребительно-трудовые

Глава 1. Персты Авроры
Архипелаг был детищем еще В. Ленина. Уже летом 1918 года появились первые принудительные лагеря. После Гражданской войны все лагеря были объединены в систему. Название ее менялось: ГУМзак, ГУИТУ. Закрепилось ГУЛаг (Главное управление лагерей).

Глава 2. Архипелаг возникает из моря
После разгона монахов Соловецкого монастыря летом 1923 года стены обители получили новое имя: СЛОН (Соловецкий лагерь особого назначения). Впрочем, он был не первый: на севере лагеря появились года за два до СЛОНа. Уже к концу года на Соловках держали около 2 тысяч заключенных.

До 1929 года труд заключенных не был всеобщим: около 40% из них участвовали в различных работах. Но первая пятилетка дала мощный импульс: среди болот люди прокладывали дороги, вручную и в легкой одежде рыли землю за Полярным кругом. Если бригада не выполняла норму – ее могла ждать смерть. Секирная гора была местом особых мучений.

В конце 1920-х на Соловки завезли первых уголовников. Началась «перековка» ударным трудом. Впрочем, каэры в ней участвовали мало, им не давали осесть, отправляя в самые гиблые места.

Глава 3. Архипелаг дает метастазы
Сеть лагерей расползлась по всему северу. Первой великой стройкой для СЛОНа был избран Беломорканал. Без техники, финансирования, а главное – в рекордные сроки, всего за 20 месяцев. Работали каэры по 12 часов, держались на одной пустой баланде. И к весне 1933 года 227 км канала были готовы.

Глава 4. Архипелаг каменеет
К 1937 году в Архипелаг влились выжившие раскулаченные, «спецпереселенцы». Режим в лагерях ужесточили, у охраны появились овчарки, а над политическими пытались взять верх поощряемые администрацией бытовики, блатные.

С началом Великой Отечественной войны перестали выпускать отбывших срок, урезали нормы питания. В те же годы шло покорение заключенными пустынь Казахстана, обживали и Колыму. Соловки же влились в НорильЛаг, число заключенных в котором достигло 75 тысяч человек.

Глава 5. На чем стоит Архипелаг
Рабский труд был экономической необходимостью. Работа по 12-14 часов исправляла нравы «вредителей». Еда распределялась в зависимости от сделанной нормы. Бригадира отправляли в карцер, если бригада не справлялась с нормами.

Глава 6. Фашистов привезли!
Блатные переименовали каэров в фашистов. День автора книги в лагере в Новом Иерусалиме начинался в пятом часу утра. Силы подкреплялись щами из крапивы. Дальше – работа до седьмого пота.

Глава 7. Туземный быт
В войну лагерники называли лесоповал сухим расстрелом. В составе лагерной санчасти лишь до 1932 года были медики. Затем их сменили могильщики. Люди становились доходягами, некоторые лагпункты вымирали.

Глава 8. Женщина в лагере
Женщины в лагере – товар для «лагерных придурков». Осужденные по политической статье сопротивлялись, как могли, в этой ситуации. Женской работой считался и труд грузчика, и лесоповал. Смешанные лагеря разделили после войны. До этого момента было множество трагедий, когда лагерных супругов разлучали, у матери отнимали ребенка.

Глава 9. Придурки
Этих счастливчиков лагерей следовало искать среди поваров, хлеборезов, бухгалтеров, парикмахеров, фельдшеров. На этих сытых должностях был велик шанс дожить до конца срока.

Глава 10. Вместо политических
Осужденных по 58 статье считали не политическими, а врагами народа. В основном они сидели за антисоветскую пропаганду и за недонесение. Доносы были привычным явлением.

Глава 11. Благонамеренные
Это убежденные коммунисты, попавшие в лагерь. Они до конца были преданы партии, верили, что в лагере, кроме них, нет больше невиновных. Среди благонамеренных было много стукачей.

Глава 12. Стук-стук-стук
Сексоты (секретные сотрудники, пособники начальства) в тюрьме именовались наседками, в лагере – стукачами. Вербовали всех – кого угрозами, кого подачками.

Глава 13. Сдавши шкуру, сдай вторую!
Уже отбывших срок арестовывали повторно. Особенно широко практиковалось это в 1937-1938 гг., а также во время и после войны. Срок получали солидный, от 5 до 10 лет. В 1938 году увеличилось число расстрелов.

Глава 14. Менять судьбу!
Побегов к 1937 году стало меньше. Люди теряли надежду или, напротив, ждали амнистию, опасались враждебной природы и местного населения, боялись второго срока, а то и избиения до смерти.

Глава 15. ШИзо, БУРы, ЗУРы
Изоляторы были под запретом до начала 1960-х годов. Начальство выходило из положения за счет БУРов (бригады усиленного режима; бараки с колючей проволокой), ЗУРов (зоны усиленного режима, известные увеличением норм выработки и уменьшением нормы пайки; сюда определяли и верующих), ШИзо (штрафные изоляторы; официальный срок пребывания в 15 дней там могли растянуть на целый год).

Глава 16. Социально-близкие
За «три картофелины из колхоза» могли дать и 10 лет, зато бытовики, ворующие у частных лиц, отделывались сроком в один год. В лагерях в уголовниках поддерживали вражду в отношении «врагов народа».

Глава 17. Малолетки
С 1926 года по уголовным статьям начали судить с 12-летнего возраста. На Архипелаге заключенных до 15 лет держали в детских колониях, затем переводили в смешанные, к женщинам и инвалидам. Во втором случае им приходилось работать по 10 часов в день. По 58 статье могли осудить ребенка младше 12 лет (случай 11-летней Гали Венедиктовой).

Глава 18. Музы в ГУЛаге
КВЧ (культурно-воспитательная часть) создавала видимость перевоспитания заключенных. На деле функций у нее было две: ведать перепиской заключенных и привлекать их к самодеятельности.

Глава 19. Зэки как нация
Заключенного можно считать отдельным биологическим видом человека. Выживание любой ценой – смысл его жизни.

Глава 20. Псовая охота
Цари Архипелага человеческих черт не имели, а состояли сплошь из спеси, самодурства, жестокости и жадности. Не отставали от них и офицеры-вохровцы (охрана). Человечных оставалось искать только среди простых надзирателей.

Глава 21. Прилагерный мир
В поселках для вольных жила охрана с домочадцами, зэки после освобождения, и разный сброд. Впоследствии поселки стали городами. К примеру, Норильск или Магадан.

Глава 22. Мы строим
Политически ГУЛаг был выгоден власти, а вот экономически вводил в убытки, никак не окупался. Между тем, руками заключенных были выстроены города, комбинаты, заводы, каналы, нефтепроводы.

Часть 4. Душа и колючая проволока

Глава 1. Восхождение
В былые времена наказание преступника вело к его покаянию. Теперь же уголовники гордились своими преступлениями, а каэры считали себя невиновными. Всеми двигала одна мысль: выжить.

Глава 2. Или растление?
Для большинства заключенных материальное было приоритетнее духовного. Хлеб стал мерилом всех вещей. Человеческое достоинство сохраняли лишь те, кто имел его еще до лагеря.

Глава 3. Замордованная воля
Доносы и стукачество стали нормой жизни и для людей на воле. Только так человек мог себя чувствовать в безопасности. Предатели больше не мучились моральными вопросами.

Глава 4. Несколько судеб
Автор приводит биографии заключенных пролетарского происхождения, прошедших при советской власти тюрьмы и лагеря.

Часть 5. Каторга

Глава 1. Обреченные
Весной 1943 года И. Сталин возродил каторгу. Первая была организована в Воркуте. Непосильный труд для всех, включая женщин, был ее отличительной чертой.

Глава 2. Ветерок революции
После войны, получив срок в 25 лет, заключенные психологически ломались. Они не надеялись выйти из лагеря, он становился их миром. В середине срока автора книги перевели в Особый лагерь.

Глава 3. Цепи, цепи…
В Особом лагере заключенных называли только по присвоенному номеру. Работы там были самые тяжелые, включая медные рудники. Связь с волей – лишь пара писем в год. Выйти никто не надеялся. Доходяг отправляли умирать в Спасск под Карагандой. В Экибастузе Солженицыну довелось поработать в бригаде каменщиков.

Глава 4. Почему терпели?
Побеги были заранее обречены на неудачу из-за враждебности населения. Голодовки не производили никакого впечатления на начальство. Мятеж без общественного резонанса захлебывался.

Глава 5. Поэзия под плитой, правда под камнем
Солженицын в Особом лагере освоил рабочую специальность и писал поэму (хранить написанное было нельзя, пришлось заучивать), чтобы не замечать чудовищных окружающих условий.

Глава 6. Убежденный беглец
Среди заключенных были те, для кого побег становился смыслом жизни. Бежали такие люди обычно по одному, с рабочего объекта, предварительно изучив окружающую местность.

Глава 7. Белый котенок
Рассказ о побеге Георгия Тэнно (группу беглецов поймали, и дали еще по 25 лет).

Глава 8. Побеги с моралью и побеги с инженерией
Бежать из обычного лагеря было проще, из Особого – почти невозможно, хотя и такие случаи бывали. Каждого такого беглеца считали опасным преступником, шпионом.

Глава 9. Сынки с автоматами
После красноармейцев лагерной охраной стали самоохранники, запасники-старики. Однако позже на смену им пришла невоевавшая по возрасту молодежь, за оклад и отпуск охотно стрелявшая арестантов.

Глава 10. Когда в зоне пылает пламя
Мятежи были в лагерях всегда, но они жестоко подавлялись и замалчивались. А вот в Особых лагерях бунтующие политические сумели присмирить даже уголовников, главную лагерную силу.

Глава 11. Цепи рвем наощупь
В начале 1950-х в лагерной системе наступил кризис. Впрочем, амнистия 1953 года вновь коснулась, в основном, уголовников. Политические уяснили, что даже смерть И. Сталина ничего не меняет. Бунты и голодовки стали нарастать.

Глава 12. Сорок дней Кенгира
Режим чуть ослабел только после расстрела Берии. Бунт в Кенгире, начало которому положило убийство арестанта-евангелиста, стал одним из самых крупных в истории Архипелага. Даже блатные присоединились к беспорядкам.

Часть 6. Ссылка

Глава 1. Ссылка первых лет свободы
Ссылка как мера наказания существовала и при большевиках. И всегда она сочеталась с принудительными работами. Более того после отбытия срока человек нередко попадал в ссылку повторную.

Глава 2. Мужичья чума
Осенью 1929 года началось массовое истребление крестьянства, выселение людей в необжитую Сибирь, приведшее к миллионам жертв.

Глава 3. Ссылка густеет
Если в 1930-х годах ссылка была самостоятельной мерой наказания, то с 1948 года в нее отправляли тех, кто отбыл лагерный срок. Обычно ссылки были бессрочными.

Глава 4. Ссылка народов
В 1937 году очистили от корейцев Дальний Восток. Теперь их местом пребывания стал Казахстан. Затем дело пошло на поток. Из родных мест были согнаны финны, эстонцы, западные украинцы, чеченцы, калмыки, крымские татары, курды и многие другие.

Глава 5. Кончив срок
Ссылка могла стать относительным благом для любого, кроме осужденных по политической статье. Таких и в ссылке продолжали «топтать, давить и душить». Автор книги попал в казахстанскую ссылку.

Глава 6. Ссыльное благоденствие
И все же именно в ссылке к человеку возвращались естественные потребности в элементарном комфорте. После развенчания культа личности И. Сталина автор книги по прошению был освобожден и из ссылки.

Глава 7. Зэки на воле
В сталинские годы после освобождения бесполезно было возвращаться в большой мир: пометка в паспорте лишала всех прав, и возможности работать тоже. Психология освободившихся различна. Кто-то уже не может приспособиться к новой жизни, другие (как Солженицын) обретают силу и надежду, третьи оказываются чужими семье, четвертые долго не решаются жить полноценно.

Часть 7. Сталина нет

Глава 1. Как это теперь через плечо
Солженицын считал себя летописцем лагерной темы. Он был уверен, что лагеря – это пережиток сталинского прошлого. Однако письма от современных заключенных убедили его в обратном. Более того к 1965 году вернулось в обиход и понятие «враг народа».

Глава 2. Правители меняются, Архипелаг остается
Распад Особых лагерей спровоцировал расстрел Берии. Пару лет заключенные пользовались ранее невиданными поблажками, и к ним даже прислушивались. Однако и при Н. Хрущеве система лагерей была сохранена, только исчезла зловещая пятьдесят восьмая статья из их приговоров.

Глава 3. Закон сегодня
В СССР провозглашалось, что политических преследований в стране нет, а по 58 статье судят тех же уголовников, «вредителей», шпионов. В послесталинское время не видели ничего политического в массовых беспорядках. Выходит, беззаконие укоренилось в основе советской судебной системы.

Читательский дневник по роману «Архипелаг ГУЛАГ» Солженицына

Сюжет

Советская лагерная система вполне сравнима с целым Архипелагом, живущим по своим законам. Репрессивная машина заработала сразу после революции, первые лагеря появились уже в 1918 году. Роковая 58-ая политическая статья перечеркнула судьбы множества невиновных людей. Все они были осуждены как «враги народа», «вредители», «шпионы», агитаторы против советской власти. Истреблялись целые сословия – от дворянства до священства, широко применялись расстрелы без суда. Массовых потоков заключенных в лагеря было несколько. Не только в 1937 году, но и в 1920-х (когда взялись за крестьян), и в 1940-е (когда сажали побывавших в плену или ссылали целые народы). Показания у арестанта могли выбить с применением пыток. Признание вины и оговор были целью следствия.

Тысячи «островов» Архипелага пополнялись заключенными, проделавшими свой путь в нечеловеческих условиях, в промерзших вагонах, на переполненных баржах. На месте их ждали дикая тайга, пустыня, голая степь. Их предстояло освоить, обжить, создать здесь города, производства, дороги. Работали зэки до 14 часов в день, питались жидкой баландой, носили в мороз плохонькую одежду. Для женщин было обычным делом валить лес или таскать грузы. Сроки у контрреволюционеров были солидные, обычно не менее 10 лет. На севере печальной известностью пользовался СЛОН, лагерь в бывшем Соловецком монастыре. Самой знаменитой стройкой заключенных в нем был Беломорканал. Труд провозглашался мерой исправления, однако целью его было физическое истребление неугодных. Даже освободившись, политический попадал в вечную ссылку. Вернуться в обычную жизнь мешала и поражающая в правах пометка в паспорте. В отличие от них, уголовники («социально-близкие») имели меньшие сроки и могли рассчитывать на амнистию.

Люди в лагере делились на несколько категорий. Многие забыли обо всем, кроме утоления голода. Другие сохранили в себе личность. Третьи подались в «придурки» (сытые места: кухня, парикмахерская, санчасть). Была прослойка верных коммунистов, которые и после осуждения не отказывались от своих убеждений. Отношение к каэрам и в лагере, и за его пределами было одинаковым: политических считали «фашистами», врагами. Побег политического заключенного был обречен на провал: его выдавало местное население. Автор книги рассказывает и о своем пути из лагеря на волю, о судьбе своих разоблачающих произведений, и о том, что и после И. Сталина лагерная система, пусть и без сроков по 58 статье, сохранила свою силу.

Отзыв

Гулаг изнутри, глазами очевидца и со слов других заключенных. Советская действительность сквозь призму лагерной темы. Политические репрессии при И. Сталине, реалии советских тюрем, этапов, лагерей всех типов. Расчеловечивание и примеры стойкости духа. Правда, высказанная от имени тех, кто не дожил до реабилитации. Тема трансформации личности, памяти, предостережения, критика судебной системы. Мотивы страха, сопротивления, надежды. Художественное исследование, основанное на фактах. До сих пор актуальное произведение, получающее порой полярные оценки читателей.

«Архипелаг ГУЛАГ» – история создания и публикации

Обширный обзор системы советских лагерей А. И. Солженицын задумал и начал писать весной 1958 года, ещё до «Ивана Денисовича» (1959). Тогда же он назвал будущую книгу – «Архипелаг ГУЛАГ». Была составлена возможная схема изложения, принят принцип последовательных глав о тюремной системе, о следствии, судах, этапах, исправительно-трудовых лагерях, о каторге, ссылке и душевных изменениях заключённых за арестантские годы. Некоторые главы были тогда же написаны, однако автор отложил работу, поняв, что для охвата такой темы недостаточно опыта его собственного и его лагерных друзей.

 

Тайная история «Архипелага ГУЛАГ». Документальный фильм

 

Сразу после публикации «Одного дня Ивана Денисовича» («Новый мир», 1962, № 11) автор был захлёстнут многосотенным потоком писем от бывших заключённых или от их уцелевших семей, где горячо, иногда подробно и объёмно излагались личные истории и наблюдения. В течение 1963-64 годов Солженицын обрабатывал письма и встречался с зэками, выслушивая их рассказы. Летом 1964 в Эстонии он составил полный и окончательный план «Архипелага» из семи частей, и все новые пополняющие материалы ложились уже в эту конструкцию.

С осени 1964 Солженицын начал писать «Архипелаг» в Солотче под Рязанью, работа продолжалась до сентября 1965, когда КГБ захватил часть авторского архива, и все готовые главы и заготовки к «Архипелагу» были тотчас увезены друзьями-зэками в надёжное «Укрывище». Туда, на эстонский хутор под Тарту, писатель тайно уезжал работать две зимы подряд (1965-66 и 1966-67), так что к весне 1967 были написаны первые шесть Частей. Зимой 1967-68 доработка продолжалась, в мае 1968 была сделана и отпечатана окончательная редакция книги, которой предстояло теперь ожидать публикации, намечавшейся автором сначала на 1971, потом на 1975 год. Однако в августе 1973 при трагических обстоятельствах Госбезопасность обнаружила в одном из хранений промежуточный вариант «Архипелага» – и тем подтолкнула его немедленную публикацию.

 

Солженицын. Биография. Иллюстрированное видео

 

А. И. Солженицын писал «Архипелаг ГУЛАГ» в 1958-1967 годах в условиях, когда не только оставались строго засекреченными все официальные документы о системе политических репрессий и лагерей принудительного труда в СССР с 1918 года, но и сам факт многолетней работы над этой темой он должен был тщательно скрывать.

«Архипелаг ГУЛАГ», том первый – увидел свет 28 декабря 1973 года в старейшем эмигрантском издательстве YMCA-PRESS, в Париже. Книгу открывали слова автора (которые ни в одном последующем издании не воспроизводились):

 

«Со стеснением в сердце я годами воздерживался от печатания этой уже готовой книги: долг перед ещё живыми перевешивал долг перед умершими. Но теперь, когда госбезопасность всё равно взяла эту книгу, мне ничего не остаётся, как немедленно публиковать её.

А. Солженицын

Сентябрь 1973».

 

12 февраля 1974 года, через полтора месяца после выхода первого тома, А. И. Солженицын был арестован и выслан из СССР. В 1974 году издательство YMCA-PRESS выпустило второй том, в 1975 – третий.

Первое издание «Архипелага ГУЛАГа» на русском языке соответствовало последней на тот момент редакции 1968 года, дополненной уточнениями, сделанными автором в 1969, 1972 и 1973 годах. Текст заканчивался двумя авторскими послесловиями (от февраля 1967 и мая 1968), объяснявшими историю и обстоятельства создания книги. И в предисловии, и в послесловиях автор благодарил свидетелей, вынесших свой опыт из недр Архипелага, а также друзей и помощников, однако не приводил их имён ввиду очевидной для них опасности: «Полный список тех, без кого б эта книга не написалась, не переделалась, не сохранилась, – ещё время не пришло доверить бумаге. Знают сами они. Кланяюсь им».

«Архипелаг ГУЛАГ» переведен на европейские и азиатские языки и опубликован на всех континентах, в четырёх десятках стран. Авторские права и гонорары за все мировые издания А. И. Солженицын передал учреждённому им в первый же год изгнания «Русскому Общественному Фонду помощи преследуемым и их семьям». С тех пор Фонд помог многим тысячам людей, населявших советский Архипелаг ГУЛАГ, а после роспуска политического ГУЛАГа продолжает помогать бывшим политзаключённым.

Как «Один день Ивана Денисовича» в начале шестидесятых на родине вызвал поток писем и личных рассказов, многие из которых вошли в ткань «Архипелага», так и сам «Архипелаг» породил много новых свидетельств; вместе с прежде недоступными ему печатными материалами они побудили автора к некоторым добавлениям и доработке.

Новая редакция увидела свет в 1980 году, в составе Собрания сочинений А. И. Солженицына (Собр. соч.: В 20 т. Вермонт; Париж: YMCA-PRESS. Т. 5-7). Автор добавил третье послесловие («И ещё через десять лет», 1979) и подробное «Содержание глав». Издание было снабжено двумя небольшими словарями («тюремно-лагерных терминов» и «советских сокращений и выражений»).

Когда публикация «Архипелага ГУЛАГа» на родине стала возможна, она началась репринтным воспроизведением «вермонтского» издания (М.: Сов. пис.; Новый мир, 1989) – и в 1990-х годах в России все последующие десять изданий печатались по тому же тексту.

Существенно обновлённое издание «Архипелага ГУЛАГа» вышло в 2007 году в издательстве У-Фактория (Екатеринбург). Впервые был опубликован полный перечень свидетелей, давших материал для этой книги. В тексте раскрыты инициалы: заменены полными именами и фамилиями – всюду, где они были известны автору. Добавлено несколько позднейших примечаний. Упорядочены сноски и приведены к единообразию советские сокращения в названиях лагерей. Также впервые издание было сопровождено Именным указателем всех упомянутых в «Архипелаге» лиц – как исторических фигур, так и рядовых заключённых. Этот объёмный труд был выполнен Н. Г. Левитской и А. А. Шумилиным при участии Н. Н. Сафонова. Дополнительный поиск сведений и редактирование Указателя взял на себя историк, старший научный сотрудник Российской национальной библиотеки А. Я. Разумов. Последующие отечественные издания воспроизводили вышеописанное.

Издание «Архипелага ГУЛАГа» в составе настоящего Собрания сочинений[1] готовилось тщательно, автор успел принять участие в этой работе и сделал ряд уточнений. Кроме того, внесены все поправки, новые сведения и дополнения к Именному указателю, собранные нами к сему времени. Это издание, выходящее уже после смерти А. И. Солженицына, следует считать каноническим.

 

Наталия Солженицына

Москва, 2010

 


[1] Речь идёт о собрании сочинений А. И. Солженицына в 30-ти томах, выпуск которого начат в Москве в 2007 г. и продолжается по сей день. (Прим. составителя сайта rushist.com.)

 

Солженицын А.И. "Архипелаг ГУЛАГ", краткий анализ

Александр Исаевич Солженицын - русский писатель и общественный деятель, который в СССР был признан диссидентом и долгое время был в заключении. За свою жизнь он написал множество романов, стихов, рассказов. Некоторые из его произведений были автобиографическими.

В разные годы им были написаны повести и романы:

  • «В круге первом»,
  • «Матренин двор»,
  • «Раковый корпус»,
  • «Один день Ивана Денисовича».

Но самым известным его произведением является «Архипелаг Гулаг».

«Архипелаг Гулаг» - это первое произведение, в котором открыто критиковалась советская власть. Работа над этим произведением длилась шесть лет и происходила в полной секретности.

Само повествование состоит из трех книг. В них описывается жизнь реальных людей, познавших все ужасы сталинских репрессий.

Жанр этого произведения сложно определить. Сам Солженицын представляет его художественным исследованием, из которого невозможно исключить ни одно событие. В самом сочинении автор уверяет, что не он один писал его, так как такое одному создать невозможно. Он просто говорит от лица замученного народа.

В СССР это произведение было напечатано только в 1990 году.

Замечание 1

Гулаг – это сокращенное название существовавшего в Советском Союзе Главного Управления Лагерей. Главной трудовой силой этих лагерей были политзаключенные.

Содержание произведения

«Архипелаг Гулаг» - это история возникновения, существования и развития системы лагерей, созданных советским режимом.

Большинство заключенных не понимали, за что они попали туда. Их забирали и бросали за решетку.

Здесь не существовало каких-то нравственных норм. Заключенные работали по двенадцать часов, измученные и голодные. В нечеловеческих условиях и унижениях они старались не терять человеческий облик.

История Гулага начинается еще с революционных времен, когда в лагеря отправлялись инопартийцы. С приходом к власти Сталина лагеря стали пополняться врачами, инженерами, учеными, «врагами народа».

Понятие «враг народа» стало обширнее с началом Великой отечественной войны, когда стали ссылаться обрусевшие немцы, побывавшие в плену люди. После войны их ряды пополняли эмигранты и настоящие предатели-власовцы и казаки-красновцы.

Готовые работы на аналогичную тему

Все, кто отправлялись в лагеря, попадали под 58 статью, которая предполагала сроки заключения: 10, 15, 20, 25 лет. 10 лет давали только детям.

Основной целью следствия было сломить волю человека. Задержанные подвергались страшным пыткам, дела составлялись так, что арестованный тянул за собой других. Через такое и прошел Солженицын. Чтобы не повлечь за собой невинных, он подписал обвинительное заключение и был приговорен к восьми годам заключения и вечной ссылке.

Самым страшным и жестоким карающим органом стал Революционный трибунал. Здесь могли применить высшую меру без суда. Позже расстрелы отменили, их заменили на 25 лет лагерей.

Людей привозили в лагеря разными способами: в вагонах-заках, на баржах и пароходах, пригоняли пешком. Существовали временные лагеря или как их еще называли пересылки. Пересылки состояли из землянок, палаток, бараков или вообще участка земли под открытым небом. В 1945 году Солженицын был на пересылке Красная Пресня.

Особые заключенные, в основном это были ученые, перевозились спецконвоем. Солженицын был физиком, поэтому и его так перевозили. После Красной Пресни он попал в Бутырку.

Заключенные использовались как бесплатная рабочая сила. Самым страшными местами Архипелага были Северные Лагеря Особого Назначения.

После войны, когда ввелись «пятилетки», заключенным стало еще сложнее. Начались великие стройки: каналы, железные дороги, магистрали, все это строилось голыми руками заключенных. На этих стройках люди гибли, проведя в тяжелых трудах по 12-14 часов, без нормальной еды, одежды, отдыха. Эти стройки унесли жизни тысяч заключенных.

Бежать из лагеря было практически невозможно. Люди, живущие вне лагерей, искренне верили в виновность заключенных. К тому же за поимку заключенного неплохо платили.

В 1943 году были введены каторга и виселица. На каторгу отправлялись в основном: полицаи, бургомистры, «немецкие подстилки». Работа на каторге была самой тяжелой и составляла работу на шахтах.

В 1948 году были созданы «Особые лагеря», в них сидели в основном политические заключенные. Солженицыну достался сначала Степной лагерь, потом Экибастузский.

После окончания срока каждому заключенному предоставлялась возможность выбрать место ссылки. Солженицыну оканчивать свой срок пришлось в Казахстане.

Замечание 2

После смерти Сталина Особые лагеря не прекратили своего существования.

Освобожденным после заключения было нелегко. После долгих лет пребывания в лагерях они менялись, становились чужими своим родным, им приходилось скрывать свое прошлое.

Основная мысль произведения

Уже по одному названию можно догадаться, о чем нам хочет поведать автор. Архипелаг – это группа островов. Так и здесь, лагеря разбросаны по стране как острова, и каждый остров живет своей жизнью, оторванный от материка.

Основной темой произведения можно выделить правду, которой хотел поделиться с читателем автор. Все, что описано в книге, это реальные события, реальные люди, реальные места.

Солженицын пишет жизнь какой она была на самом деле и в мельчайших подробностях. Личность человека здесь стирается. Повесть посвящена сопротивлению живого-неживому, человека-лагерю.

Проза Солженицына в этом произведении - философская. Он старался передать не просто историю, он пытался донести до читателя свои собственные ощущения с максимальной точностью.

Вроде бы, кажется, что произведение о тюрьмах и лагерях, но Солженицын на первый план ставит человека, который загнан в тиски. Читатель наблюдает, как разворачиваются события от ареста до заключения.

Затрагивая тему грани между добром и злом, писатель проводит эту линию через сердца людей. Даже в неволе человек способен быть духовно свободен. Заключение может забрать у человека семью, дом, свободу, но свободу духа и свободу мысли оно забрать не в силах.

Архипелаг ГУЛАГ 1918-1956 гг. Резюме, Обзор PDF

ГУЛАГи, или исправительно-трудовые лагеря Советского Союза, мало чем отличались от архипелага - ряда островов, расположенных по всей стране. Эти острова были невидимы для большей части мира, но любая душа, вошедшая на них, обнаружит, что все они слишком реальны.

В архипелаге ГУЛАГ были тысячи островов, разбросанных то тут, то там по всей территории России - от Берингова пролива на востоке до Босфора на западе.Но билеты на эти направления не продаются ни в одном бюро путешествий.

Реальность этих завороженных островов остается загадкой для всех, даже несмотря на то, что первые вершины архипелага ГУЛАГ возникли в 1918 году - году Великой Октябрьской социалистической революции под руководством Владимира Ленина.

Ленин возьмет под свой контроль Советское правительство, призывая к «решительным, драконовским мерам» всего через несколько месяцев после революции, чтобы «ужесточить дисциплину». Так начали формироваться острова.

Те, кто знаком с коммунистической политикой, не сочтут ГУЛАГ особенным сюрпризом. В конце концов, Карл Маркс и Фридрих Энгельс в своем «Коммунистическом манифесте » призывали к разрушению старой буржуазной системы принуждения. На его месте новая система принуждения для рабочего класса. Поскольку старая система включала тюрьмы, было логично, что эта новая система придет с тюрьмой нового типа.

5 сентября 1918 года родился Архипелаг ГУЛАГ, когда был опубликован следующий декрет: «Защитите Советскую республику от ее классовых врагов, изолировав их в концлагерях.

Верный своему названию, самый первый ГУЛАГ на архипелаге возник на Соловецких островах в Белом море, где старый монастырь был превращен в лагерь для военнопленных. Этот первый лагерь, Соловецкий ГУЛАГ, был образцом, на который будут опираться все будущие лагеря.

Отсюда архипелаг рос через густые леса тайги и бесплодные земли тундры - места, где в основном зазывали своим домом зайцы, олени, лисы и волки. Теперь эти животные показались бы жителям этих быстрорастущих островов любопытными соседями.

Хотя истоки Архипелага ГУЛАГ можно проследить до Первой мировой войны, именно после Второй мировой войны эти острова превратились в огромную рабочую силу, которой они должны были стать.

После Второй мировой войны Советский Союз столкнулся с серьезной экономической проблемой, требующей роста и строительства, и какая рабочая сила могла бы лучше справиться с этой задачей, чем вся рабочая сила, сидящая в ГУЛАГе? Мало того, что вы не должны были платить им, у них не было семей, за которыми нужно было присматривать, и поэтому их можно было легко перемещать с места на место.Вам также не нужно было беспокоиться о жилье, школах, больницах или даже о еде и купании.

Архипелаг ГУЛАГ, 1918-1956 гг. Краткое изложение и руководство для изучения

Архипелаг ГУЛАГ, 1918-1956 гг. помочь вам понять книгу. Данное учебное пособие состоит из следующих разделов:

Этот подробный обзор литературы также содержит темы для обсуждения и бесплатный тест по Архипелаг ГУЛАГ, 1918-1956 гг. Александр Солженицын.

«Архипелаг ГУЛАГ, 1918–1956». Автор Александр И. Солженицын подробно описывает физические и психологические ужасы, которым подверглись миллионы политических заключенных в советское время.

Советская госбезопасность предпочитает арестовывать людей, когда они дезориентированы, предпочтительно ночью, с применением массированной силы, но никто никогда не знает, кто будет похитителем, когда и где это произойдет. Как бы то ни было, человек попадает в огромную человеческую «систему удаления сточных вод». Были разные волны арестов, но аресты в 1929/30 и 1944-46 годах обычно игнорируются в свете разоблачений Хрущева о «злоупотреблениях культом» и чистках 1937/38 годов.Ни 15 миллионов крестьян, исчезнувших в 1929/30 году, ни целые нации и военнопленные, исчезнувшие в 1944-46 годах, не оставили письменных записей, но те, кто погибает в эпоху великих показательных процессов, оставляют много.

После жестокого ареста следует более жестокий допрос, целью которого является не определение вины или невиновности, а подготовка пленника к неизбежному заключению. Лица, применяющие физические и моральные пытки, известны как «голубые шапки». У них нет ничего общего, за исключением цветовой палитры, которая восходит к царской полиции безопасности.Их жестокость восходит к инквизиции и разделяет ту же идеологическую направленность на достижение желаемых результатов. Будучи дезориентированными и сломленными в одиночном заключении, заключенные с радостью входят в свою первую камеру, которую впоследствии называют их «Первой любовью». Здесь формируются дружеские отношения, рассказываются истории и изучаются навыки выживания. Весной 1945 года, когда Красная Армия сокрушает нацистскую империю, заключенные надеются на амнистию, но вместо этого военнопленные и эмигранты хлынут в систему ГУЛАГа.

Освобожденный от западных концепций справедливости и истины, советский закон пытается найти надлежащую социалистическую основу, на которой мотив и действие равно преступны.Трибуналы OSO обходят формальные судебные процессы, чтобы ускорить попадание политических заключенных в систему или их расстрел. Уголовный кодекс 1926 года делает возможными «большие, скоординированные, хорошо организованные» показательные процессы, а Вышинский и Крыленко имеют дело с «вредителями» инженеров, церковников, небольшевистских соперников и, наконец, реальных и предполагаемых врагов Сталина путем чистки коммунистической партии. Только социальная и политическая целесообразность определяет вину. Смертная казнь переживает взлеты и падения, но она гораздо более распространена, чем при царях - около 1.7 миллионов казней к 1 января 1939 года. После войны Сталин склоняется к более общественно полезным 25-летним приговорам. В начале советской эпохи тюрьмы, освобожденные от политических тюрем в 1917 году, снова заполняются заключенными, которые знают гуманный дореволюционный «тюремный режим» и борются за свои привилегии. Позволив раздавить себя, все последующие политические заключенные обречены на ужасы ГУЛАГа, который начинается в 1923 году, когда бывшие монастыри на изолированных Соловецких островах на Белом море становятся лагерями.

ГУЛАГ находится в постоянном движении, поскольку миллионы заключенных носятся в поездах «Черные Марии» и «Столыпин» между допросом и отправкой в ​​лагерь. Красные эшелоны для скота пересекают СССР, привозя несчастных в лагеря - или они прибывают, в равной степени несчастные, по воде или пешком. 80% получивших общие рабочие места неминуемо погибнут. Обычные преступники охотятся на наивных политических заключенных. Тем не менее, зэки наслаждаются обществом и историями друг друга, поскольку появляется послевоенное поколение, не желающее быть поглощенным системой.

Архипелаг ГУЛАГ - Том 1 - Глава 1-3 (Сообщение 1) - Записки Ллойда

«Архипелаг ГУЛАГ» - это всеобъемлющая история Александра Солженицына о советской системе ГУЛАГа, которую он испытал на собственном опыте, будучи заключенным. Вскоре после ареста он поставил перед собой цель каталогизировать свой опыт и переживания людей, которых он там встретил, и написать эту книгу, чтобы дать миру и, в частности, людям его страны представление о природе этой системы и ее судьбе. из тех миллионов, кто был вовлечен в это.За свои усилия он был удостоен Нобелевской премии мира по литературе в 1970 году.

Глава 1 - Арест

Для тех, кому суждено было попасть в ГУЛАГ, началом пути был арест. Органы государственной безопасности предпочитали ночные аресты, а ночью стук в дверь мог бы застать жертву неподготовленной и при небольшом сопротивлении свидетелей. Однако органы не оставили без внимания и другие формы задержания среди миллионов задержанных, на что А.С. включает множество примеров и анекдотов.Те, кого можно было считать более опасными, такие как VIP-персоны в армии или партии, иногда сначала давали новые задания, и, когда они укрывались в частном железнодорожном вагоне, их арестовывали по дороге.

A.S. некоторое время тратит на кажущееся отсутствие какого-либо сопротивления, несмотря на то, что собираются миллионы людей. Позже те, кто находился в лагерях, сгорели, думая о том, как бы все было, если бы люди просто сопротивлялись, а не подчинялись так кротко. И все же, в какой момент вы бы устояли? Некоторые, все еще надеясь на благоприятный исход своего дела, боятся испортить свои шансы протестом.

На протяжении нескольких десятилетий политические аресты в нашей стране отличались именно тем, что люди ни в чем не виноваты и поэтому не были готовы к какому-либо сопротивлению. . . Человек, который внутренне не подготовлен к применению насилия против него, всегда слабее человека, совершающего насилие.

(стр. 14)

Глава 2 - История нашей системы отвода сточных вод

В этой главе мы получаем подробное описание всех различных волн заключенных, отправленных в ГУЛАГ, с 1920-х по 1950-е годы.Список просто ошеломляющий, с некоторыми примерами:

  • Члены или бывшие члены любых небольшевистских политических партий (а позже члены фракций большевиков, попавшие в немилость, например, сторонники Троцкого)
  • Белые гвардейцы (противники коммунистов в Гражданской войне в России) и их семьи
  • Крестьянские заложники (пример: в начале революции пришел приказ брать в заложники крестьян из тех населенных пунктов, где уборка снега с железнодорожных путей не проходила удовлетворительно, и если уборка снега не производилась, их должны были расстрелять)
  • Студенты и представители интеллигенции
  • Члены церквей, духовенство
  • Русские, возвращающиеся из-за границы (включая даже вернувшихся солдат и в частности бывших военнопленных)
  • Национальности и этнические группы, которые сопротивлялись или считались сопротивляющимися установлению Советской власти на своей родине
  • Бывшие царские государственные чиновники

Несколько групп, в частности, я упомяну более конкретно:

Техническая интеллигенция (т.е.Инженеры)

Другими словами, мы никогда не доверяли инженерам - и с самых первых лет революции мы следили за тем, чтобы этих лакеев и слуг бывших капиталистических боссов держали в узде здоровая подозрительность и наблюдение со стороны рабочих. Чем больше созревало наше экономическое лидерство - чем больше увеличивалось количество планов и чем больше эти планы пересекались и противоречили друг другу, тем яснее становилась основная приверженность старых инженеров к разрушению. Страж революции [т.е.Госбезопасность] сузила глаза с еще большей бдительностью, и куда бы он ни направил свой суженный взор, сразу обнаружил гнездо вредителей. Эта терапия продолжалась полным ходом с 1927 года и немедленно открыла пролетариату все причины наших экономических неудач и нехватки

(стр. 43-44)

A.S. продолжает описывать много интересных анекдотов о ситуациях, когда инженеров обвиняли в "разрушении", например, этот:

А какие злодеи были эти старые инженеры! Какие дьявольские способы саботажа они нашли! Николай Карлович фон Мек из Наркомата путей сообщения делал вид, что ужасно предан развитию новой экономики, часами напролет рассуждал об экономических проблемах, связанных с построением социализма, и любил давать советы. .Один из таких пагубных советов заключался в том, чтобы увеличить размер грузовых поездов и не беспокоиться о грузах тяжелее среднего. ГПУ разоблачило фон Мека, и он был расстрелян: его целью было износить рельсы и дорожное полотно, грузовые вагоны и локомотивы, чтобы оставить республику без железных дорог в случае иностранного военного вмешательства! Когда вскоре после этого новый нарком путей сообщения товарищ Каганович приказал увеличить средние нагрузки и даже удвоить и утроить их (и за это открытие получили орден Ленина) - протестующие инженеры стали известны как ограничители.Они возмутились, что это слишком много и приведет к поломке подвижного состава, и были справедливо расстреляны за неверие в возможности социалистического транспорта.

(стр. 44-45)

В то время, когда этих инженеров собирали, массы людей выразили свою поддержку в голосовании за смертную казнь для этих вредителей. Чтобы сказать «Нет», требовалась очень-очень большая храбрость! посреди этого ревущего хора одобрения, и часто тех, кто соглашался, арестовывали.

Обездоленные кулаки

По своим размерам эта непериодическая приливная волна вышла за пределы всего, что может позволить себе пенитенциарная система даже огромного государства. С ним было не с чем сравнивать за всю историю России ... Но все же каналы ГПУ-ГУЛАГ были организованы так ловко, что города ничего бы не заметили, если бы их не поразил странный трехлетний голод - голод, который наступил. без засухи и без войны

(стр. 54)

Термин «кулак» первоначально относился к скупому, нечестному сельскому торговцу, который обогащается не за счет собственного труда, а за счет труда других, за счет ростовщичества и посредничества.Постепенно термин приобрел все более широкое значение:

.

Раздувание этого едкого термина Кулак продолжалось неумолимо, и к 1930 году так назывались все сильные крестьяне в целом - все крестьяне, сильные в управлении, сильные в работе или даже сильные только убеждениями

(стр. 55)

На тот момент (около 1930 г.) с момента принятия великого Указа о земле прошло всего лишь дюжина лет, в соответствии с которым земля была полностью перераспределена на основе количества «ртов» на семью поровну.

Потом вдруг кулаки появились и появились бедняги. Как такое могло быть? Иногда это было результатом различий в исходном инвентаре и оборудовании; иногда это могло быть результатом удачи в смешанной семье. Но разве чаще всего это не было вопросом упорного труда и настойчивости? И вот этих крестьян, хлебом которых кормила Россию в 1928 году, спешно выселили местные бездельники и присланные извне горожане. Подобно свирепым зверям, отказавшись от всех представлений о «человечности», отказавшись от всех гуманных принципов, которые складывались тысячелетиями, они начали собирать лучших фермеров и их семьи и загонять их, лишенных своего имущества, обнаженными, в пустыню. северные пустоши, в тундру и тайгу.

(стр. 56)

Это было также время для активистов и соседей свести личные счета, связанные с ревностью, завистью или оскорблением.

Статья 58 УК РФ

В этой главе также дается первое знакомство со статьей 58 Уголовного кодекса 1926 года, статьи, разделы которой настолько широки, что в них может быть отражена практически любая человеческая деятельность, некоторые примеры:

Раздел 1: Действие (или бездействие), направленное на ослабление государственной власти

Раздел 10: Пропаганда или агитация, содержащие призыв к свержению, ниспровержению или ослаблению Советской власти… и, в равной степени, распространение, подготовка или хранение литературных материалов аналогичного содержания

Настоящим законом, лежащим в основе арестов в те годы, было присвоение квот (т.е.высшие уровни власти просто дадут региону квоту на совершение определенного количества арестов) А.С. включает различные анекдоты о некоторых способах выполнения этих квот.

Глава 3: Допрос

Поскольку практически все люди, попавшие в систему ГУЛАГа, были по существу невиновны, допрос был важной частью процесса, чтобы получить признание от субъекта и заставить его или ее вовлечь других.В этой главе А.С. подробно описывает различные пытки и психологические приемы, используемые для получения признательных показаний.

Время, отведенное на расследование, использовалось не для раскрытия дела, а в 95 делах из 100 для того, чтобы истощить, измотать, ослабить и сделать подсудимого беспомощным, чтобы он хотел, чтобы оно закончилось любой ценой

(стр.97)

Сам Сталин не произносил последнее слово [пытка] в своих инструкциях, его подчиненные должны были угадывать, чего он хотел.Так что списка пыток и мучений в печатном виде не существовало. Все, что требовалось, - это чтобы каждое следственное управление предоставило трибуналу в течение определенного периода оговоренное количество признательных показаний. Это объясняет разнообразие различных методов, используемых в разных центрах допросов.

Когда начинается допрос, многим кажется логичным просто подписать признание, зная, что обвинительный приговор неизбежен, чтобы сохранить свои силы и здоровье перед неизбежным сроком в лагере.И это было бы разумным выбором, если бы речь шла только о вас. Однако это происходило редко, поскольку на заключенных часто оказывали давление, чтобы они обвиняли других.

Некоторые из наиболее распространенных техник описаны ниже:

  • Лишение сна: заключенных часто лишали сна в течение нескольких дней. 4-5 дней бессонницы до начала допроса было обычным явлением.
  • Голод: отказ в пище или голодание
  • Камеры наказания: камеры до боли маленькие, иногда такие, что в них даже нельзя сесть.Часто они бывают очень холодными, так что сначала кажется, что проживет не более нескольких часов. В таких камерах заключенные могут проводить дни.
  • Физические избиения: избиения всех типов, часто с резиновыми дубинками, чтобы оставить меньше видимых следов.
  • Психологические методы: угроза близким членам семьи, если вы не признаетесь, ложь о том, что другие люди признались против вас

Хотя ужасных методов допроса и пыток, описанных А.С. в этой главе он указывает, что не требовалось ничего невероятно творческого в духе средневековых орудий пыток. Недосыпания наряду с голоданием и карцером - этого достаточно для признания большинства людей.

В этой главе он отмечает, насколько безжалостно советское государство относилось к допросам, в отличие от того, через что пришлось пройти революционерам в царские времена, многие из которых, тем не менее, отступили от малейшего давления. Другой пример:

царские жандармы изъяли рукопись эссе Ленина «О чем думают наши министры?» но не смогли добраться до его автора: «На допросе жандармы, , как и следовало ожидать , очень мало узнали от студента Ванеева.Он сообщил им только, что найденные у него рукописи были переданы ему в одном пакете на хранение за несколько дней до обыска неким лицом, имя которого он не хотел называть. Следовательно, единственная альтернатива для дознавателя заключалась в том, чтобы сдать рукописи для экспертного анализа ». Эксперты ничего не узнали. (Что он имел в виду - свою «единственную альтернативу»? А как насчет ледяной воды до щиколоток? Или соленой воды? Или дубинки Рюмина?)

(стр. 132-133)

Как мы узнали от А.С. в этой главе заключается в том, что в тот момент, когда вы переступаете порог тюрьмы, вам нужно полностью оставить свою старую жизнь позади. С этим покончено - вы мертвы для этого мира, не теряйте надежды выбраться отсюда. Узнаем о его собственном допросе в тюрьме в Москве. Это не оставляло ему особой гордости, но его главным облегчением было то, что он пережил это, не попав в тюрьму (что было серьезной проблемой, учитывая, что он вел подробные дневники своей службы в военное время, включая подробности откровенных политических разговоров с ним. товарищи по фронту.К счастью, следователи были слишком ленивы, чтобы просмотреть его запас заметок и дневников, и в конце концов их слили в тюремную печь. Это включало в себя годы его заметок, которые должны были стать основой будущего романа). В ВИДЕ. рассказал о том, как однажды был в камере своего следователя и заметил поблизости кучу рукописей:

В записных книжках, в папках, в самодельных переплетах, в связанных и развязанных пачках и просто на отдельных страницах. Рукописи лежали там, как курган какого-то погребенного человеческого духа, его коническая вершина возвышалась над столом следователя, почти загораживая меня от его взгляда.И братская жалость испытывала во мне боль к труду этого неизвестного человека, арестованного накануне вечером, эти трофеи от обыска его помещения были брошены тем же утром на паркетный пол камеры пыток, к ногам этих тринадцати человек. -фут Сталин. Я сидел и гадал: чью необыкновенную жизнь они принесли на мучения, на расчленение, а затем на сожжение? О, сколько идей и работ погибло в этом здании - целая утраченная культура? Ох, сажа, копоть, из дымоходов Лубянки! И самым обидным было то, что наши потомки считали наше поколение более глупым, менее одаренным, менее громким, чем это было на самом деле.

(стр. 137)

Когда A.S. встречается с прокурором для завершения своего дела, он просит его исключить дополнительное обвинение по разделу 11 (член организованной группы - это потому, что А.С. был арестован за обмен политически критическими письмами с другом. 2 человека = группа). Прокурор обвинение не меняет. Когда его признание окончательно представлено на подпись, А.С. ненадолго отказывается подписывать. Однако после того, как его следователь угрожает начать все сначала с ним, он теряет самообладание и признаки, в том числе Раздел 11.Хотя в то время он этого не знал, из-за раздела 11 его в конечном итоге отправляют в исправительно-трудовой лагерь. Из-за этого раздела 11, даже после «освобождения» и истечения срока его тюремного заключения, без дополнительных обвинений он отправляется в вечное изгнание.

Краткое содержание книги «Архипелаг ГУЛАГ», Александр Солженицын

Хотите лучше, чем когда-либо, изучить идеи «Архипелага ГУЛАГ»? Прочтите здесь краткое изложение книги Александра Солженицына «Архипелаг ГУЛАГ» №1 в мире.

Прочтите краткое одностраничное резюме или просмотрите видеообъявления, подготовленные нашей командой экспертов. Примечание: это руководство по книге не связано и не одобрено издателем или автором, и мы всегда рекомендуем вам приобрести и прочитать всю книгу.

Мы поискали в Интернете самые лучшие видео об Архипелаге ГУЛАГ, от высококачественных резюме до интервью или комментариев Александра Солженицына.

Обзор

"Архипелаг ГУЛАГ" Александра Солженицына занимает важное место в истории литературы.Хотя он по праву считается важным документом ужасных деяний, совершенных Сталиным и его правительством, он также является прекрасным литературным произведением. В нем запечатлены мрачный абсурд и отчаянная человечность жизни в лагерях для военнопленных.

Автор использует метафору для описания сети ГУЛАГа как архипелага. Это позволяет ему использовать антропологический подход и более подробно рассказать о жизни на этих островах.

Вот несколько ключевых моментов, которые помогут вам понять мысли и рассказы Солженицына о системе ГУЛАГа при сталинском режиме.Органы несли ответственность за соблюдение политики Сталина, и если вы украдете картошку, вашим наказанием будет каторга на многие годы. Бежать из ГУЛАГа было практически невозможно из-за пограничников, патрулировавших каждый дюйм советской территории.

Большая идея №1: Архипелаг возник в результате Октябрьской революции, распространился из Соловецкой тюрьмы и прочно укоренился после Второй мировой войны.

ГУЛАГи, или исправительно-трудовые лагеря Советского Союза, мало чем отличались от архипелага - серии островов по всей России.Эти острова были невидимы для большей части мира и могли быть найдены только теми, кто на них жил. Таких островов на всей территории России были тысячи - от Берингова пролива на востоке до Босфора на западе. Однако билеты на эти направления не продаются ни в одном бюро путешествий.

Реальность этих островов до сих пор остается загадкой, даже несмотря на то, что первые лагеря ГУЛАГа начались в 1918 году.

Позже Ленин возьмет под контроль Советское правительство и призовет к драконовским мерам по ужесточению дисциплины.В результате в стране стали образовываться острова.

Коммунисты не удивлены ГУЛАГами, потому что Карл Маркс и Фридрих Энгельс в своем Коммунистическом манифесте призвали к новому типу тюремной системы.

5 сентября 1918 года родился Архипелаг ГУЛАГ, когда был издан указ о создании концентрационных лагерей. Первый лагерь в системе ГУЛАГа появился на острове Соловки в российском Белом море. Он послужил образцом для всех будущих гулагов. Со временем по всей России и Сибири было построено больше ГУЛАГов, где леса и тундра ранее были домом для таких животных, как зайцы, олени, лисы и волки.

Истоки архипелага ГУЛАГ можно проследить до Первой мировой войны, но именно после Второй мировой войны эти острова стали массовым источником рабочей силы.

После Второй мировой войны Советскому Союзу пришлось восстанавливать свою страну. Они использовали рабочую силу из гулагов (тюрем), потому что им не нужно было платить, и они могли легко перемещать их.

Большая идея №2: Вы попадаете на Архипелаг, будучи арестованными Органами.

«Что я сделал не так?» Миллионы россиян задавали этот вопрос перед изгнанием на Архипелаг.Однако на них никто так и не ответил.

Людей сажают в тюрьмы, не зная, что с ними происходит. У них нет другого выбора, кроме как работать, и, возможно, при этом они умрут. Все обитатели архипелага ГУЛАГ (тюрьма) были арестованы за преступление, и все они вместе делятся этим опытом.

Люди, которые арестовали вас, были известны как Органы. Они могут быть на вашей работе или в больнице, где бы вас ни арестовали.

Понравилось это резюме? Хотите узнать из книг больше, чем когда-либо? Вам понравится мой продукт Shortform.

Shortform содержит лучшие в мире путеводители по более чем 1000 научно-популярным книгам и статьям. Более того, помогает вам запоминать то, что вы читаете, чтобы вы могли сделать свою жизнь лучше . Что особенного в Shortform:

Похоже на то, что вы искали? Подпишитесь на 5-дневную бесплатную пробную версию здесь .

Полиция может быть кем угодно: религиозным паломником, велосипедистом, таксистом, кассиром в банке или менеджером кинотеатра. Они могли появиться в любой момент - они просто будут ждать, пока вы ошибетесь.Не имело значения, день это был или ночь; один или в толпе; если бы полиция очень сильно разыскивала вас, она бы вас нашла и арестовала.

Архипелаг ГУЛАГ «Консорциум центров христианских исследований

Александр Солженицын, Архипелаг ГУЛАГ, 1918–1956: эксперимент в литературном исследовании , пер. Томас П. Уитни и Гарри Виллетс (New York: Harper Perennial Modern Classics, 2007)

Сводка :

«В этой книге нет вымышленных лиц или вымышленных событий», - говорит Александр Солженицын, автор книги « Архипелаг ГУЛАГ », книги, тайно написанной в период с 1958 по 1968 год, опубликованной только в 1973 году - и только на Западе. , так как его произведения были запрещены в России.Солженицын был впервые арестован в 1945 году за критику Сталина в частном письме. Его приговорили к восьми годам заключения в российских лагерях, где он отказался от марксизма и обратился в христианство. ГУЛАГ - это русское сокращение от «Главного управления лагеря», советского агентства, которое руководило исправительно-трудовыми лагерями, в которых погибли миллионы россиян. То, что произвел Солженицын, - это «эксперимент литературного исследования», в котором он подробно описывает истоки пенитенциарной системы, роли Ленина и Сталина, допросы, условия в лагерях, восстания и социальную динамику в лагерях.

В 1970 году он получил Нобелевскую премию за свои произведения, среди которых был вымышленный отчет о ГУЛАГе под названием Один день из жизни Ивана Денисовича (1962). Вскоре вышла книга «Архипелаг ГУЛАГ» , которую TIME называет «лучшей научно-популярной книгой двадцатого века». Из показаний сотен заключенных, или зеков , Солженицын яростно критикует тоталитаризм в Советском Союзе и составляет повествование, благодаря которому права человека стали международной проблемой.После публикации он был арестован в 1974 году за государственную измену и впоследствии депортирован. Он вырос в семье в Вермонте, где продолжал писать. В 1994 году вернулся в Россию, где умер в 2008 году.

Темы, мотивы и символы :

  • Архипелаг . Солженицын впервые использовал термин архипелаг в своей речи о Нобелевской премии, которую он тайно вывез из России внутри портативного радио. Он использует мотив «цепи островов», раскинувшихся по всей России, для описания ГУЛАГа.
  • Двойственность . Если бы люди были полностью злыми, мы могли бы отделить и уничтожить их, однако «линия, разделяющая добро и зло, проходит через сердце каждого человека». Связанное с этим высказывание Мартина Лютера: simul iustus et peccator .
  • Идеология . «[Идеология] - это то, что дает злу долгожданное оправдание и дает злодею необходимую стойкость и решимость».

Вопросы для обсуждения :

  1. Визуальным спутником текстового эпоса Солженицына является собрание картин Николая Гетьмана.Сравните и сопоставьте работы этих двух художников.
  2. В своей речи о Нобелевской премии Солженицын сказал: «Ложь может противостоять многому в этом мире, но не против искусства. И как только ложь будет рассеяна, нагота насилия раскроется во всем своем уродстве - и насилие, дряхлое, падет ». Обсуди эту цитату.
  3. Есть ли оправдание для запрета книги?
  4. Какое значение имеют библейские стихи, предшествующие частям IV и VII?
  5. Проанализируйте предисловие и значение рассказа о саламандре.
  6. Ученый Ральф Вуд назвал Солженицына «антикоммунистическим пророком». В каком смысле он пророк?

Щелкните здесь, чтобы загрузить документ Word этого Руководства по обсуждениям.

Центр Александра Солженицына - Архипелаг ГУЛАГ

Так что это за книга Архипелаг ГУЛАГ ? Каков был результат плавления этих тяжелых осколков чугуна?

«Архипелаг поднимается из моря» - так называется глава о легендарном Соловецком лагере раннего советского периода.Каковы контуры этого восходящего архипелага?

Мы следуем за автором, когда он входит в судно, которое переносит нас с острова на остров, иногда протискиваясь через узкие проходы, временами быстро плывя по прямым каналам, временами борясь с волнами открытого моря. Сила его искусства такова, что мы скоро из наблюдателей превращаемся в участников путешествия: мы содрогаемся от шипения «Ты арестован!», Всю первую бессонную ночь в тюремной камере мучаемся, нас маршируют. с быстро бьющимися сердцами перед нашим первым допросом, мы беспомощно барахтаемся в мясорубке, в которой ведется расследование, мы украдкой заглядываем в соседние камеры смертников и, после фарса с «судом» или даже без него, мы выброшены на острова Архипелага.

Или мы целыми днями проводим дни в переполненном товарном вагоне, переоборудованном для перевозки заключенных, мучимые жаждой; нас грабят профессиональные преступники на перевалочных пунктах; мы замерзаем в лагерях Сибири или Колымы, выполняя «общие обязанности» в нашем истощенном состоянии. Если у нас хватит сил, мы смотрим вокруг и слушаем рассказы крестьян и священников, интеллектуалов и фабричных рабочих, бывших партийных функционеров и военных, осведомителей и доверенных лиц, обычных преступников и подростков, представителей всех религий и всех национальностей в стране. СССР.Мы также видим администрацию лагеря, охранников, «детей с автоматами» и лагеря особого режима для политических заключенных с колоннами зеков, марширующих со своими заключенными на тряпках, прикрепленных к их одежде, в окружении натужных немецких овчарок. их поводки. Сами мы, возможно, никогда не рискнем попытаться сбежать, но мы испытываем страсть, надежду и отчаяние, когда следим за попытками тех, кто осмелился это сделать. Когда приходит время восстания заключенных, мы убеждены, что были бы со всеми, когда «за проволокой горит земля.«Те из нас, кто выживает в лагере, подвергаются изгнанию, судьба, которую может быть даже труднее вынести, чем лагерь. Здесь мы с удивлением обнаруживаем, что миллионы наших соотечественников были изгнаны с мест проживания: «крестьянская чума» уничтожила лучших, трудолюбивых, независимых крестьян вместе с их семьями. Каждое движение партийной линии из-за внутренней борьбы приводило к депортации сотен тысяч ни в чем не повинных горожан, а во время и после Второй мировой войны целые этнические группы были изгнаны.

Но помимо этого гигантского полотна, проиллюстрированного сотнями конкретных человеческих судеб, Солженицын проливает свет на историю наших волн и потоков арестов - то, что он называет «историей нашей канализационной системы», - прослеживая их эволюция от указов Ленина к указу Сталина и демонстрация с мрачной ясностью, что проклятый Архипелаг вовсе не был порожден какой-то последовательностью ошибок или «нарушений законности», а был неизбежным результатом самой Системы, потому что без ее бесчеловечной жестокости он не смогли бы удержать власть.

Но если бы вышеперечисленные черты суммировали все, что значимо о Архипелаг ГУЛАГ , книга разделила бы судьбу исторических трактатов, которые стали бы источниками информации о прошлых эпохах или, в лучшем случае, памятниками им. Однако три тома Архипелаг ГУЛАГ «нельзя рассматривать как просто как литературное произведение, даже если они являются литературой, и действительно очень великой литературой. . . . Работа написана в жанре sui generis , что не имеет прецедентов ни в русской, ни в западной литературе », - говорится в одном из ранних критических комментариев.Но что это? Историческое расследование? Личные воспоминания? Политический трактат? Философская медитация? Нет, это больше похоже на амальгаму, объединяющую каждый из этих жанров, при этом конечный продукт более значим, чем сумма его составных частей.

Ближе всего к этой отметке те, кто назвал Архипелаг ГУЛАГ эпической поэмой. О чем это стихотворение? Солженицын дал ответ:

От Ада до Парадизо »Дэвида Мэтуала

Ключевые слова

Архипелаг ГУЛАГ, В круге первом, Александр Солженицын, Данте, Божественная комедия, Ад, purgatorio, paradiso, метафорическое изображение, метафора, сознание, зек, дух, знание, счастье

Абстрактные

Из названия его романа « В круге первом » и из различных деталей в нем и в других произведениях очевидно, что Александр Солженицын знаком, по крайней мере, с образами из «Божественной комедии » Данте.Одно прямое и несколько косвенных ссылок на него также наводят на мысль о дантовском подтексте в его самом длинном и амбициозном проекте « Архипелаг ГУЛАГ ». Действительно, loci из Comedy - Inferno , Purgatorio и Paradiso - преобразованы в Gulag в метафорические представления различных стадий развития человеческого сознания, и особенно сознания Солженицына. - во время испытаний ареста, дознания, заключения и ссылки.

Inferno , безусловно, самая известная и в некотором смысле самая запоминающаяся часть творчества Солженицына. Это фаза, в которой живет большинство из зеков - фаза неослабевающей ненависти, цинизма и эгоизма, вызванная жестокостью и деградацией их опыта в тюрьмах и трудовых лагерях. Это жизнь среди хищных воров и полицейских информаторов, жизнь, в которой имеет значение только собственное «я».

Purgatorio - это стадия, на которую выходят те, кто, подобно самому Солженицыну, начинает сомневаться в обоснованности всех идеологий и кто признает и восхищается силой тех, чья личность проистекает из бескомпромиссно духовного мировоззрения.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *