Апраксин фельдмаршал: Предатель Родины. Как фельдмаршал Апраксин лишил Россию исторической победы | История | Общество

Содержание

Предатель Родины. Как фельдмаршал Апраксин лишил Россию исторической победы | История | Общество

В семье не без урода

Древний род Апраксиных немало потрудился на благо России, многие его представители честно дослужились до высоких чинов на военной и гражданской службе. Адмирал Фёдор Матвеевич Апраксин вошёл в историю русского флота, командуя им в его первом победном сражении при Гангуте.

Но, как говорится, в семье не без урода. Деяния Степана Фёдоровича Апраксина, командующего русской армией в Семилетней войне, не украшают историю ни рода Апраксиных, ни русской армии, ни нашей страны в целом.

Однако помнить стоит не только о том, чем нужно гордиться, но и о том, чего нужно стыдиться. Хотя бы для того, чтобы не допускать новых исторических ошибок.

Блестящая карьера Степана Апраксина была предопределена фактом его рождения в столь родовитой семье. Он появился на свет 30 июля (10 августа по новому стилю) 1702 года. Отцом его был царский стольник Фёдор Карпович Апраксин. Правда, отец умер, когда мальчику было пять лет. Впрочем, второй брак матери, Елены Леонтьевны, в девичестве Кокошкиной

, принёс Стёпе Апраксину дополнительные выгоды — отчимом его стал сам начальник Тайной розыскной канцелярии Андрей Иванович Ушаков.

Воспитывался Стёпа Апраксин в доме своего родственника, Петра Матвеевича Апраксина, сподвижника Петра I и героя Северной войны. А родным братом Петра Матвеевича был как раз Фёдор Матвеевич Апраксин, герой Гангута.

Карьера родовитой бездарности

В общем, с такими родственными связями Стёпе Апраксину не было смысла беспокоиться за будущее. Образование он получил блестящее, отлично владел немецким языком, но с юности для себя решил, что интриги и связи значат больше, нежели талант и целеустремлённость.

В 1718 году Степан Апраксин зачислен солдатом в гвардию, в Преображенский полк, и менее чем через девять лет дослужился до звания гвардейского капитана.

Влиятельный отчим всячески продвигал пасынка. Перейдя в другой гвардейский полк, Семёновский, где Андрей Ушаков был подполковником, Степан Апраксин вскоре получил звание секунд-майора.

В 1738 году русские войска под командованием Христофора Миниха осадили Очаков. В составе русской армии находился и Степан Апраксин, полное отсутствие военных талантов которого к тому времени было уже очевидно всем.

Командующий Миних решил одним выстрелом убить двух зайцев — забрав Апраксина к себе в штаб, он, с одной стороны, избавил боевых офицеров от «балласта», а с другой, расположил к себе влиятельного Ушакова, поскольку в каждом письме императрице Анне Иоанновне расхваливал заслуги родовитой бездарности.

Так и просидел при штабе Степан Апраксин четыре военных года, получая при этом щедрые награды. В 1739 году он стал генерал-майором.

«Сердюков» XVIII века

После окончания войны генерал Апраксин был отправлен с посольством в Персию, а когда вернулся, то узнал, что многие из его прежних друзей в опале — в результате переворота на престол взошла императрица Елизавета Петровна.

Но Степан Апраксин оказался непотопляем — у него нашлись связи и среди приближённых новой императрицы, первейшим из которых стал канцлер Алексей Бестужев-Рюмин, к слову сказать, главный враг прежнего благодетеля Миниха.

Никакими угрызениями совести Апраксин не мучился, поскольку в его карьере начался новый взлёт. Чины, награды, деньги — милости сыпались на него, как из рога изобилия.

«Паркетный военачальник» к 1746 году дослужился до звания генерал-аншефа и стал президентом Военной коллегии. В армии назначение Степана Апраксина на эту должность было воспринято примерно так же, как в наше время было воспринято назначение Анатолия Сердюкова.

В 1757 году Россия, чьё влияние в Европе стремительно росло, заключив союзный договор с Австрией, вступила в Семилетнюю войну, где её главным соперником стала Пруссия.

Главнокомандующим русской армии стал Степан Апраксин, которого по такому случаю произвели в фельдмаршалы.

Нежданная встреча

Среди русской знати существовал страх перед прусской армией, которую называли непобедимой. У боевых русских генералов таких страхов почти не было, однако фельдмаршала Апраксина при всём желании «боевым» не назовёшь.

Потому в мае 1757 года 100-тысячная русская армия выступила из Лифляндии по направлению к Неману, мучимая страхом и колебаниями своего главнокомандующего.

Иоганн фон Левальд. Фото: Commons.wikimedia.org

В Пруссии о боевых качествах русской армии также имели смутное представление, полагая, правда, что она значительно уступает пруссакам. Несмотря на это,

прусский король Фридрих II отдал своим генералам приказ не искать полного разгрома русской армии, а одной решительной победой принудить Россию к выходу из войны.

Сам король, занятый сражениями на другом направлении, поручил оборону Восточной Пруссии фельдмаршалу Иоганну фон Левальду.

Несмотря на нерешительность Апраксина, русским войскам удалось взять Мемель и встать хорошо укреплённым лагерем между реками Прегель и Ауксина. Фельдмаршал фон Левальд, видя нерешительность русских, несмотря на двукратный перевес противника, решил атаковать русский лагерь.

Апраксин после долгих сомнений 29 августа 1757 года дал приказ выступить навстречу прусской армии, о планах и расположении которой имел весьма смутное представление. Передовым русским частям пришлось начинать движение через густой лесной массив, на выходе из которого 30 августа они и столкнулись с прусскими полками.

Встреча на этом месте оказалась неожиданной для обеих сторон, однако русская армия в сложившихся условиях не могла развернуться в боевые порядки целиком, что нивелировало её преимущество в живой силе.

Сражение при Гросс-Егерсдорфе. Фото: Commons.wikimedia.org

Самоуправство генерала Румянцева

Началось Гросс-Егерсдорфское сражение — первая схватка русских и прусских солдат.

Яростное давление опытных пруссаков разбивалось о стойкость русских частей. Тем не менее войскам фон Левальда удалось продавить правый фланг русских позиций, что поставило армию Апраксина на грань поражения.

Портрет П. А. Румянцева-Задунайского работы неизвестного художника конца XVIII века. Фото: Commons.wikimedia.org

Пока русский фельдмаршал пребывал в нерешительности, ответственность на себя взял генерал-майор Пётр Румянцев, в будущем один из самых успешных русских военачальников.

Имея в своём распоряжении четыре пехотных полка, генерал Румянцев ударил по левому флангу прусской пехоты, заставив противника отступить. Прусские артиллеристы, не ожидавшие такого поворота, по ошибке ударили по шеренгам своей пехоты, что превратило отступление в бегство.

Грос-Егерсдорфское сражение закончилось победой русской армии, получившей возможность преследовать противника и нанести ему окончательное поражение.

Однако вместо этого фельдмаршал Апраксин вновь разбил лагерь, где провёл неделю, не предпринимая ничего.

Отступление великого комбинатора

Затем Апраксин внезапно приказывает отступать к Неману. Пруссаки, узнав, что русские отходят, поначалу не поверили в это, а затем развернули преследование. Впрочем, нанести серьёзный ущерб им не удалось — куда больше русских потрепала эпидемия оспы.

Фактическое бегство армии после выигранного сражения потрясло как русское общество, так и саму армию. Апраксин ссылался на то, что войска испытывали серьёзные трудности со снабжением, однако большинство современников и историков считали эти проблемы сильно преувеличенными.

Возможно, неспособный к военному командованию Апраксин действительно растерялся и поспешил отступить, испугавшись собственной тени.

Но, скорее всего, причиной действий Апраксина стали политические интриги. Фельдмаршал, чья карьера была построена именно на них, не был заинтересован в разгроме прусской армии.

Дело в том, что в этот период в Петербурге тяжело болела императрица Елизавета Петровна. Наследник престола, великий князь Пётр Фёдорович, был фанатичным поклонником Фридриха II и не собирался продолжать войну с Пруссией. Фельдмаршал Апраксин, полагая, что императрица умрёт со дня на день, решился увести армию назад к Неману, надеясь угодить новому монарху.

Не исключено также, что политическая комбинация планировалась более сложной, и её «мотором» был не Апраксин, а канцлер Бестужев-Рюмин, готовивший очередной дворцовый переворот. Поскольку с восшествием на престол Петра Фёдоровича канцлеру грозила опала и потеря влияния, Бестужев-Рюмин намеревался отстранить его от власти, возведя на царство малолетнего царевича Павла Петровича при регентстве его матери, Екатерины Алексеевны. Для реализации своих планов канцлер и приказал Апраксину вернуть армию, которой предстояло стать движущей силой переворота.

«ГУЛАГ» для фельдмаршала

Все эти хитроумные интриги, реальные и мифические, были разрушены выздоровлением Елизаветы Петровны. Канцлер Бестужев-Рюмин попал в опалу и был отправлен в ссылку.

Участь фельдмаршала Апраксина была ещё менее завидной. От командования армией он был отстранён и попал под следствие по подозрению в государственной измене. Он был арестован в Нарве и заключён во дворце «Три Руки» под Санкт-Петербургом.

Выйти из заключения фельдмаршалу Апраксину было не суждено. Разночтения существуют в дате смерти — по одной версии, его не стало в августе 1758 года, по другой — в августе 1760 года. Всё это время Апраксин подвергался допросам, один из которых и стал для него последним — по официальной версии, фельдмаршала сразил апоплексический удар.

Дворец «Три Руки», где держали Апраксина во время суда. Фото: Commons.wikimedia.org

ГЕНЕРАЛ-ФЕЛЬДМАРШАЛ Апраксин Степан Федорович 1702—1758

ГЕНЕРАЛ-ФЕЛЬДМАРШАЛ

Апраксин Степан Федорович

1702—1758

Сын знатного боярина при царе Алексее Федоровиче. В 1735—1739 гг.— участник войны с Турцией, которую закончил в чине генерал-майора. В начале Семилетней войны (1756—1763) — главнокомандующий русской армией, одержал победу над прусскими войсками под Грос-Егерсдорфом. В дальнейшем действовал нерешительно, был обвинен в измене, умер во время следствия.

Подтверждением тому, что нерешительность фельдмаршала С. Апраксина в войне с Пруссией имела политические причины, были указания, которые он получал от канцлера Бестужева-Рюмина. Императрица болела, и канцлер, предвидя вступление на русский престол прусского наследника (Петра III), осторожничал. В отличие от Елизаветы, требовавшей наступать, он слал Апраксину инструкции, согласно которым фельдмаршалу следовало в одно и то же время и наступать, и стоять на месте; и брать крепости, и не отдаляться от границы. Только одно было строго определено: обо всем рапортовать канцлеру и ждать от него дальнейших указаний.

В Цорндорфском сражении 1758 г. русские войска под командованием генерал-аншефа В. В. Фермора встретились с армией прусского короля Фридриха II Великого, который твердо рассчитывал на победу, но не смог ее добиться. Один из прусских офицеров в письме домой так рассказывал об этом сражении: «В один час был такой треск выстрелов, как бы свет в прежнее свое небытие обращался... Российские гренадеры стояли как герои и ожидали нас с превеликою неустрашимостью, а на двадцати шагах получили мы такой картечный и мушкетный огонь, что я еще удивляюсь, когда размышляю, каким образом возможно человеку от того спастись. Ужасное дело...»

В сражении под Цорндорфом прусская кавалерия несколько раз яростными атаками пыталась опрокинуть первые ряды русской пехоты. В страшной сече русские несли большие потери, но не сдавались. Наблюдая за ходом битвы, Фридрих II произнес фразы, ставшие знаменитыми:

«Я вижу только мертвых русских, но я не вижу побежденных русских».

«Русского недостаточно убить, его надо еще и повалить».

После Апраксина и Фермора главнокомандующим русской армией в Семилетней войне стал генерал-аншеф П. С. Салтыков. Назначение Салтыкова для многих было большой неожиданностью. Участник войны А. Т. Болотов вспоминал: «Старичок, седенький, маленький, простенький... И мы не понимали, как такому простенькому и, по всему видимому, ничего не значащему старичку можно было быть главным командиром. Он казался нам сущей курочкой, и никто и мыслить того не отваживался, что мог учинить что-нибудь важное». Но именно этот «старичок» оказался самым достойным противником Фридриха II Великого, победившим его под Кунерсдорфом.

В ходе сражения под Кунерсдорфом был момент, когда Фридрих II отправил гонца в Берлин с известием о разгроме русских войск. Но те выстояли и победили, чем глубоко уязвили прославленного германского полководца, едва не покончившего жизнь самоубийством.

Памятуя Кунерсдорф, Фридрих в книге «История моей жизни» писал: «Россия — это страшная держава, перед которою через полстолетие задрожит вся Европа».

В октябре 1760 г. русские войска подступили к Берлину. Принц Вюртембергский, которому Фридрих II поручил защиту города, побоялся дать сражение, отвел войска, и русский корпус генерала 3. Г. Чернышева легко занял Берлин. Это событие граф И. Шувалов, фаворит Елизаветы, отметил фразой, быстро облетевшей все европейские столицы: «Из Берлина до Петербурга не дотянуться, но из Петербурга до Берлина достать всегда можно».

Союзниками русской армии в Семилетней войне были австрийские войска во главе с фельдмаршалом Дауном. Одержав победы над пруссаками под Пальцигом и Кунерсдорфом, главнокомандующий русской армией Салтыков требовал активных действий и от союзников, но те не торопились, ограничиваясь продовольственной помощью русским войскам. Однажды Даун предложил Салтыкову взамен продовольствия деньги. На это Салтыков ответил: «Мои солдаты денег не едят».

Подвиги полководца П. А. Румянцева ведут свой отсчет с Семилетней войны 1756—1763 гг., которую он начал генерал-майором. Отличившись в сражениях под Грос-Егерсдорфом и Кунерсдорфом, он не удовлетворился этим и наконец добился своего, самостоятельно взяв крупную крепость Кольберг. Победная реляция энергичного генерала Елизавете гласила: «Я не могу ни одной минуты пропустить, чтобы вашему императорскому величеству о столь знаменитом приобретении славы вашего оружия всеподданнейше не донести».

Начав службу с пятнадцати лет, А. В. Суворов в течение десяти лет проходил все низшие воинские звания. Однажды, когда он стоял на часах в Петергофе, Елизавета, прогуливаясь, обратила на него внимание. Узнав, что он — сын генерала Василия Суворова, и похвалив за выправку, она протянула ему на память серебряный рубль. «Закон запрещает солдату на посту принимать деньги»,— ответил Суворов. «Молодец! Службу знаешь,— сказала Елизавета.— Тогда я положу деньги на землю, а ты возьмешь, когда тебя сменят».

Сменившись, Суворов поднял монету, поцеловал и стал хранить ее как драгоценность. Он говорил, что это его первая и самая памятная награда.

АПРАКСИН Степан Федорович (1702-1760), генерал-фельдмаршал

Степан Федорович Апраксин, русский полководец, генерал-фельдмаршал (1756), главнокомандующий русской армией в Семилетней войне (1756-1763). Родился 30 июля 1702 года, сын стольника, происходил из нетитулованной ветви рода.

Воспитывался у родственника своего графа Петра Матвеевича Апраксина, так как Степан Федорович еще в младенчестве лишился отца. По обычаю того времени, он вступил в службу солдатом в Преображенский полк и в царствование Петра II был уже капитаном. Потом перешел в Семеновский полк и получил от императрицы Анны чин секунд-майора.

Был в походе под начальством фельдмаршала Миниха - при взятии Очакова в 1787 году, за что награжден чином премьер-майора и деревнями. Затем в 1739 г. был произведен в генерал-майоры и 10 сентября, когда привез в Петербург известие о взятии Хотина, был пожалован орденом святого Александра Невского.

В 1741 г. Степан Федорович встречал на границе посольство Тахмас-Кулы-Хана, состоявшее из 2200 с лишком человек. Вслед за выездом (в 1742 г.) посольства персидского Степан Федорович был отправлен послом в Персию; потом был генерал-кригскомиссаром, вице-президентом Военной коллегии.

В 1746 г. получил чин генерал-аншефа и сделан подполковником Семеновского полка. В 1751 г. награжден орденом святого апостола Андрея Первозванного, а 5 сентября 1756 г. Степан Федорович пожалован был в фельдмаршалы.

Когда началась война против Пруссии, императрица Елизавета Петровна вверила Апраксину русскую армию. По вступлении в Пруссию Апраксин отделил часть войск под предводительством генерала Фермера для занятия Мемеля и собрал все свои силы (около 80 тыс. человек) в том месте, где река Русса впадает в Куришгавский залив. Апраксин имел дело с прусским фельдмаршалом Левальдом, опытным военачальником, у которого под начальством состояло до 22 т. человек. Конница и артиллерия русских уступали прусским. Левальд получил приказание напасть на русских, и он решил это сделать при деревне Грос-Эгерсдорфе. 19 августа пруссаки открыли сражение, когда русские не успели еще выстроиться. Победа долго колебалась. Неприятель все силы употреблял, чтобы прорваться в ряды наши и обхватить оба крыла русской армии, но вторая линия, предводимая Румянцевым, встретила пруссаков в лесу с примкнутыми штыками и обратила их в бегство. По словам Апраксина, "сие решило победу"; неприятель потерял убитыми, ранеными и пленными до 10 тыс. человек. Кроме того, до 29 орудий досталось русским.

С нашей стороны в числе убитых был генерал-аншеф Василий Аврамович Лопухин, родной племянник царицы Евдокии Федоровны (первой супруги Петра I). Этот храбрый генерал, командовавший левым крылом, был ранен тремя пулями. Предсмертными словами его были: "гонят ли неприятеля?". Когда же он узнал о победе, то произнес: "теперь умираю спокойно, отдав мой долг Всемилостивейшей государыне!".

27 августа Апраксин переправился обратно за Прегель с такою поспешностью, что можно было подумать, что русские потерпели поражение. Одни объясняют это действие недостатком продовольствия, иные говорят, что будто бы канцлер граф Бестужев-Рюмин в угоду великому князю Петру Федоровичу, тяготевшему к Фридриху Великому, приказал Апраксину отступить. Но, по словам составителя словаря достопамятных людей Русской земли, "повествование Бишинга в этом случае основательнее: Бестужев, ненавидимый великим князем Петром Федоровичем, решился возвести на престол сына его, цесаревича Павла Петровича, под опекунством Екатерины. Тяжкая болезнь императрицы Елизаветы представила ему случай исполнить отважное намерение; полагая, что Елизавета находится на смертном одре, он отозвал своего друга, фельдмаршала Апраксина, к пределам России, чтобы иметь в своем распоряжении его армию. Императрица, выздоровев, удалила канцлера в деревню, где он оставался и в царствование Петра III.

Исполнитель воли первого министра, лишившийся плодов своей победы, был также потребован к ответу и заключен в небольшом дворце близ Санкт-Петербурга у места, называемого Три Руки; около трех лет томился он под судом и скончался внезапно 26 августа 1760 г.

О его смерти сохранилось предание, будто императрица, недовольная медленным производством следствия, спросила: отчего так долго продолжается это дело? Ей отвечали, что фельдмаршал не признается ни в чем и что не знают, "что с ним делать". "Ну так, - возразила государыня, - остается последнее средство, прекратить следствие и оправдать невинного". После этого разговора в первое заседание следственной комиссии фельдмаршал по прежнему утверждал свою невинность. "Итак, - сказал один из членов, - остается нам теперь употребить последнее средство..." Не успел он кончить слов, как вдруг апоплексический удар поверг Апраксина мертвым на землю ("Опыт истор. родословия Апраксиных", соч. К. М. Бороздина, СПб., 1841 г.).


Апраксин, Степан Фёдорович, генерал-фельдмаршал. Степан Фёдорович Апраксин

                                     

1. Биография

Сын стольника Фёдора Карповича Апраксина и Елены Леонтьевны Кокошкиной. Когда Степану Фёдоровичу было пять лет, у него умер отец; мать, овдовев, вышла замуж вторично за начальника Тайной канцелярии А. И. Ушакова. Степан Фёдорович воспитывался в доме своего родственника, графа Петра Матвеевича, где получил хорошее воспитание, отлично говоря по-немецки.

В 1718 году вступил в службу солдатом в Преображенский полк и в царствование Петра II был уже капитаном. Протекция отчима помогла Степану Фёдоровичу сделать быструю карьеру. Он перешёл в Семёновский полк, где Ушаков был подполковником, и получил от императрицы Анны Иоанновны в 1732 году чин секунд-майора.

Участвовал во взятии Очакова в 1738 году под начальством Миниха. Желая выслужиться перед Ушаковым, Миних взял Апраксина в свою армию дежурным генералом, и, несмотря на посредственные его способности, сочетавшиеся с ленью, держал его на этой должности все четыре года войны, каждый раз упоминая в своих письмах к императрице как весьма способного штаб-офицера. Апраксин был награждён императрицей чином премьер-майора и деревнями.

В 1739 году его произвели в генерал-майоры. 10 сентября 1739 года, когда он привёз в Петербург известие о взятии Хотина, был пожалован орденом Святого Александра Невского.

В 1741 году Степан Фёдорович встречал на границе посольство Тахмас-Куды-Хана, состоявшее из 2200 человек. В 1742 году он был отправлен послом в Персию. В его отсутствие произошел переворот, на престол взошла Елизавета Петровна. Апраксин, умевший находить себе сильных друзей для своего благополучия, сделался другом Бестужева-Рюмина, заклятого врага Миниха. Движение Апраксина по службе пошло ещё быстрее: в 1742 году он был подполковником гвардии и генерал-поручиком, в 1746 году генерал-аншефом, при отсутствии талантов к управлению он стал вице-президентом Военной коллегии. В 1751 году был награждён орденом Святого апостола Андрея Первозванного.

Как фельдмаршал Апраксин оставил Россию без победы | История и истории

Фрагмент парадного портрета Степана Апраксина. Источник: Википедия

Когда Степан Федорович Апраксин садился в карету, ему приходилось сильно наклоняться, чтобы попасть в дверь, а карета при этом заметно проседала. Степан Федорович любил сладкое, был довольно грузен и высок. Исполин! Но в этом богатыре был отнюдь не богатырский дух. А, скорее, наоборот.

“Это был тщеславный, изнеженный, обленившийся боярин, хотя не без природных способностей”, - характеризует Апраксина историк Николай Костомаров.

Больше всего повезло с отчимом

Хотя с предками Степану Федоровичу повезло. Род был древний - бояр Опраксиных знали со времен Рязанского княжества. Кто-то из них участвовал в штурме Казани, кто-то воевал в Ливонскую, кто-то, вероятно, сражался с поляками Лжедмитрия. Да и в новое время были достижения. Например, адмирал Федор Матвеевич Апраксин, дядя Степана, был сподвижником Петра Великого и снискал лавры как автор эпичного разгрома шведского флота при Гангуте в 1714 году.

Увы, Степан Федорович был из другого теста. А может, виновато не тесто, а воспитание. Или окружение. Согласитесь, жизнь не кажется испытанием, когда у тебя с пеленок всё есть, да и сами пеленки вышиты золотом. Стёпе повезло с фамилией, а еще больше повезло с отчимом - Александр Ушаков был всесильным главой тайной канцелярии. И, конечно, он сумел обеспечить ровный поступательный ход карьере своего пасынка.

С пеленок - в гвардию

Судите сами. Стёпа родился в 1702 году и уже с детских лет попал в гвардию - малыша записывают в Преображенский полк. В 25 лет он становится капитаном другого гвардейского полка - Семеновского. В 1734 году Апраксин получает звание секунд-майора, а вскоре и возможность понюхать пороху - в разгоревшейся вскоре после этого Русско-турецкой войне. В 1737 году молодой офицер под началом фельдмаршала Миниха участвует в штурме турецкой крепости Очаков. Ну, как участвует? На стены не лезет, служит в штабе, однако и ему достается своя порция почета и материальных благ - в частности, несколько поместий и сотни крепостных в придачу.

Однако еще больший карьерный прорыв случается через два года в Молдавии, где русская армия берет крепость Хотин. Опять же при скромном участии Степана Федоровича. Апраксин лично отправляется к императрице Анне Иоанновне доложить о блестящей виктории. И это не остается незамеченным - за Хотинскую победу наш герой получает орден Александра Невского.

Главное - связи!

Протекция Миниха здорово помогает в жизни: Апраксин не снискал славы на поле боя, зато приобрел нужные связи в придворных кругах и - что не менее важно - умение в этих кругах ловко вращаться. Это позволяет Степану Федоровичу стать настоящим героем эпохи дворцовых переворотов. Он выходит сухим из воды после смерти Анны Иоанновны и последовавшим вскоре крахом своего патрона Миниха в 1741 году и остается в верхах уже при следующей государыне - Елизавете Петровне.

Как же так? А так, что нужно просто уметь выбирать правильных друзей. При Елизавете у Апраксина новый влиятельный покровитель - Алексей Петрович Бестужев-Рюмин, могущественный канцлер Российской империи. А значит подъем по карьерной лестнице продолжается. В 1746 году Апраксин генерал-аншеф, а через пять лет его назначают президентом военной коллегии. Но и это не всё. Вскоре он получает высшую награду империи - орден Андрея Первозванного.

Спрашивается, за что?

Вероятно, авансом. И возможность отработать этот аванс предоставляется Степану Апраксину, к тому времени генерал-фельдмаршалу, в 1757 году, когда Россия вступает в Семилетнюю войну. Императрица назначает его командующим русской армией.

Это был первый по-настоящему серьезный экзамен в жизни Апраксина, и он его завалил.

Семилетняя война

В июне 1757 года русские полки под командованием Виллима Фермора захватывают Мемель, а чуть позже главная армия под командованием Апраксина переходит границу Пруссии. Идет очень медленно, долго стоит на привалах - командующий любит перевести дух за бокалом красного. Да и если бы не любил - обоз Апраксина везут на 500 лошадях! Тут уже не до скорости. Впрочем, есть версия, что не из-за обоза и не из-за пирушек медлил фельдмаршал, а из-за того, что получил от прусского короля 100 тысяч талеров. Мол, чтобы не очень торопился воевать.

Однако воевать все-таки пришлось. На берегу реки Алле русская армия сталкивается с пруссаками генерала Лестока, которые прикрывают путь к Кёнигсбергу. Решающая битва происходит у местечка Гросс-Егерсдорф. Несмотря на двукратный численный перевес, сражение долгое время складывается не в пользу Апраксина, пока геройский рывок через лес полков Петра Румянцева не приносит победу русским. Пруссаки отступают. Апраксин может посылать в Петербург победную реляцию.

Он это и делает, но лучше бы организовал преследование поверженного противника. Однако вместо этого русская армия несколько дней стоит на берегу Алле, а затем отдается приказ об… отступлении. В сентябре русская армия покидает Пруссию.

Арест и следствие

Из этой истории Апраксину выпутаться уже не удалось. Фельдмаршала перехватили в Нарве и чуть ли не в наручниках привезли в Петербург. Позже на допросах он пытался оправдываться: продовольствия в армии не хватало, бойцов косили лютые болезни, оставаться в Пруссии не было никакой возможности. Еще бы на прусские туманы пожаловался. Апраксину не верили. Потому что более логична другая версия бегства из Пруссии - это было элементарное предательство и отступление произошло из-за интриг, в которых Степан Федорович и его покровитель Бестужев-Рюмин знали толк. Императрица в то время серьезно болела, вероятность ее смерти была очень высока. И трон должен был достаться великому князю Петру Федоровичу, который был истым поклонником прусского короля Фридриха II. Придя к власти, новый император намеревался тут же закончить войну. "Тогда зачем вообще нужна победа?", - размышлял Апраксин.

Но Елизавета Петровна поправилась, а Апраксин попал на время следствия под арест. Его перспективы были туманны, хотя... Может быть, снова выкрутился, благодаря "природным способностям". Однако не случилось: не дождавшись приговора, Степан Федорович в 1758 году умер от инсульта.

©Алексей Денисенков

Дочь и внучка генерала Соймонова

Один из основателей города Ставрополя бригадир Леонтий Яковлевич Соймонов был женат на Прасковье Андреевне Чаплиной, дочери дмитровского стольника Андрея Ивановича Чаплина. Дочь Соймонова Аграфена Леонтьевна (1719-1771), вышла замуж очень молодой, почти девочкой, за Степана Федоровича Апраксина (1702-1758), а в 1755 г. родилась ее старшая дочь, Елена. Аграфена Леонтьевна была пожалована в действительные статс-дамы Императрицей Елизаветой Петровной 26 октября 1756 г.

Императрица Екатерина II писала о Соймоновой-Апраксиной: «Все шесть месяцев царствования Петра III я ни во что не вступалась, кроме похорон покойной Государыни. Я брала советы от старых дам, графини Марьи Андреевны Румянцевой, графини Анны Карловны Воронцовой, от фельдмаршальши Аграфены Леонтьевны Апраксиной».

Муж Аграфены Леонтьевны генерал-фельдмаршал Апраксин, не будучи военным, был назначен главнокомандующим русской армией во время Семилетней войны, но даже победу при Гроссегерсдорфе (1757), одержанную благодаря мужеству русских солдат и офицеров, фактически обратил в неудачу, неорганизованно отведя армию за Неман. Е.П. Янькова вспоминала: «Он получал от своей дочери, княгини Куракиной, от зятя, князя Куракина, от друзей известия о здоровье императрицы, которое становилось все хуже и хуже. Фельдмаршал Апраксин, считая опасность более крайней, счел долгом отступить, чтобы приблизиться к границам России, предвидя, что если последует кончина императрицы, эта война сейчас же окончится». В конце 1757 Апраксина отстранили от командования, обвинили в измене и арестовали. Апраксина по распоряжению императрицы Елизаветы заключили в небольшом дворце близ Санкт-Петербурга у места, называемого Три Руки.

Около трех лет томился он под судом и скончался внезапно 26 августа 1760 г. О его смерти сохранилось предание, будто императрица, недовольная медленным производством следствия, спросила: отчего так долго продолжается это дело. Ей отвечали, что фельдмаршал не признается ни в чем, и они не знают, что с ним делать. «Ну, так, - возразила государыня, - остается последнее средство, прекратить следствие и оправдать невинного». После этого разговора, на первом заседании следственной комиссии фельдмаршал по-прежнему утверждал свою невиновность. «Итак,  - сказал один из членов, - остается нам теперь употребить последнее средство». Не успел он закончить, как вдруг апоплексический удар поверг Апраксина мертвым на землю. Следствие не выявило доказательств измены Апраксина.  Он был похоронен в Петербурге на Лазаревском кладбище Александро-Невской лавры. Спустя время, потомки отнеслись к памяти полководца более благосклонно, чем современники.

Аграфена Леонтьевна после падения мужа, выну­ждена была оставить двор и по смерти его, в 1760 г., удалилась в свою подмосковную вотчину Ольгово. При восшествии на престол Петра III Апраксина получила позволенье вернуться в Петербург и заняла прежнее видное положение при дворе. Скончалась А. Л. Апраксина 28 октября 1771 г. и похоронена в Санкт-Петербурге, на Лазаревском кладбище Александро-Невской лавры. Е. П. Янькова рассказывает об Апраксиной, что, вследствие постоянных отлучек и походов мужа «всем заведовала его жена и, должно быть, она была скупенька; как пона­добятся деньги, вот он и придет к ней: «Ну-ка, Леонтьевна, распоясывайся, расставайся с заветными, давай-ка денежек». По словам П.Ф. Карабанова, Аграфена Леонтьевна Апраксина „была одарена возвышенными и благородными чувствами». Она домовито распоряжалась и заведовала делами мужа, постоянно находившегося в походах, но при этом делала много добра. «А третья дочь генерала Степана Апраксина, умерла от оспы. Старшая становилась очень красивой ей было 13 лет, она вышла замуж за князя Куракина, второй было только шесть лет; она была тогда чахоточной, онапотом вышла за Талызина».

Внучка генерала Леонтия Соймонова, знамени­тая по своим амурным похождениям, княгиня Елена Степановна Куракина (-1769) была невольной виновницей выхода указа 18 февраля 1762 г. о дворянских вольностях. Князь М.М. Щербатов в сочинении «О повреждении нравов в России» писал: «Княгиня Елена Степановна Куракина была приведена к императору Петру III, который, пытаясь    скрыть от прежней своей любовницы Елизаветы Романовны Воронцовой, что он будет веселиться с новой возлюбленной, сказал секретарю Волкову в присутствии Воронцовой, что займется с ним ночью важным делом и распорядился написать указ. Волков написал манифест о вольности дворянства». Елена Степановнасостояла в долгой и серьезной связи с Петром Ивановичем Шуваловым, с помощью которого она избавила своего отца от жестокого наказания. Елена Степановна особа была исключительно красивая - и нрава самого легкомысленного,  «одна из отличных природных щеголих, темноволосая и белолицая, живая и остроумная красавица». Григорий Орлов, служил адъютантом  генерал-фельдцейхмейстера графа Петра Шувалова.

Миллионные  доходы  Шувалов имел не с пушечной пальбы, он был первым  капиталистом  России,   монополизировавшим   в   стране торговлю  рыбой,  табаком  и  солью. В один из  дней,  обедая  при  дворе, Шувалов  принес в Артиллерийскую контору громадный ананас со стола царицы, еще не ведая, что  этот  заморский  фрукт,  вроде бомбы, сейчас же взорвет его счастье и благополучие.  «Гришка, - сказал он адъютанту, - сам не съем и жене не дам попробовать. Хватай  ананас и отнеси его, сам знаешь кому!» - «Знаю», - отвечал Орлов, очень догадливый. Этот  ананас  привел  его в объятия княгини Елены  Куракиной.

«Куракина  была слишком опытная дама, и она поздравила  себя  с  находкой  лука Купидона,  постоянно  натянутого».  Шувалов   встретил  Орлова деловым вопросом: «А что моя душенька? Довольна ли ананасом?» - «Еще как! Велела поскорее другой присылать».   Своего успеха у женщин Орлов не скрывал. «Да нет же таких дураков, - говорил он, - чтобы получили орден и таскали его в кармане». Он афишировал княгиню Куракину, не заботясь о том, что скажет генерал-фельдцейхмейстер.

Орлов сделался сейчас же соперником своего начальника и победил его. Юный адъютант был молод, красив и силен. В нем уже замечались зачатки твердого и своеобразного характера, который вполне определился впоследствии и который с того времени он начал смело выказывать. Граф Петр требовал прекращения свиданий с Куракиной. Орлов не желал давать подобного обещания. На него одели оковы, но и это не могло сломить его упорства. В наказание за строптивость его отправили на войну с Германией.

Этим он обратил на себя всеобщее внимание, в том числе и Екатерины. Но он чуть было не расплатился дорого за свою победу. Шувалов не был человеком, способным простить подобную обиду. Однако вера Орлова в свою счастливую звезду и на этот раз не обманула его: Шувалов скончался, не успев отомстить. Муж Елены Степановны Куракиной, князь Борис Александрович Куракин был генерал-лейтенантом, сенатором, кавалером св. Александра Невского. Артистки, певицы   были возлюбленными сластолюбивого князя Александра Борисовича Куракина († 1818 г.), у которого, если верить А. М. Тургеневу, было до семидесяти побочных детей. На 31 году от роду князь Куракин постригся в монахи. После кончины Елены Степановны ее сыновья поставили на ее могиле надгробие работы скульптора Мартоса. Скульптура изображала склоненную женщину, рыдающую на могиле умершей княгини. На подножии обнимаются и плачут сыновья покойной. Все проникнуто горем, трагедией осени.

Н.Г. Лобанова,
начальник отдела учета, публикаций и использования документов архивного фонда РФ

30 августа 1757 года русские войска под командованием Степана Федоровича Апраксина одержали победу над прусской армией в сражении при Гросс-Егерсдорфе

19 августа 2020 г.

256 лет назад, 30 августа 1757 года, состоялось сражение между русской армией и прусскими войсками при Гросс-Егерсдорфе. В охватившей Европу Семилетней войне Россия оказалась противницей Пруссии. Две страны были разделены территорией нейтральной Речи Посполитой, что не помешало началу военных действий. Русская армия под командованием генерал-фельдмаршала Апраксина со стороны Ковно вступала в пределы Восточной Пруссии и начала продвижение в сторону Кенигсберга.

   Соединившись в Инстербурге (Черняховске) с отдельным корпусом Фермора, русская армия вошла в соприкосновение с неприятелем, занявшим сильные укрепленные позиции у Велау (нынешнего Знаменска). Главнокомандующий генерал-фельдмаршал Апраксин не решился их атаковать. Он предпочёл обойти укрепления противника, для чего затеял переправу через Преголю у селения Гросс-Егерсдорф (неподалёку от посёлка Междуречье Черняховского района), чтобы затем двинуться в обход прусских позиций на город Алленбург (ныне — посёлок Дружба). Узнав об этом, прусский фельдмаршал Левальд повёл свою армию навстречу русским.

После переправы через Преголю русские оказались в незнакомой лесисто-болотистой местности и потеряли боевой порядок. Этим Левальд и воспользовался, стремительно атаковав разбросанные вдоль реки русские части. Главный удар пришелся по 2-й дивизии генерала Василия Лопухина, которая не успела закончить построения. Она понесла тяжелые потери, но проявила стойкость и не отступила. Сам Лопухин, израненный штыками, попал было в плен к пруссакам, но был отбит своими солдатами и умер у них на руках. После повторной атаки русская 2-я дивизия была прижата к лесу. Ей грозил полный разгром. Но тут в дело вмешалась бригада генерала Петра Румянцева, которая и решила исход битвы. Видя гибель своих товарищей, Румянцев поспешил им на помощь. Продравшись сквозь лесные заросли, его бригада нанесла неожиданный удар во фланг и тыл пехоте Левальда. Пруссаки не выдержали штыковой атаки, стали пятиться. Это дало возможность оправиться прижатому к лесу русскому центру, построиться и перейти в контратаку. На левом фланге тем временем отличились донские казаки. Ложным отступлением они подвели прусскую конницу под огонь русских пехоты и артиллерии, а затем также атаковали расстроенного противника. После этого прусская армия стремительно отступила.

    Победа при Гросс-Егерсдорфе — первая победа русских над прусским войском. Она значительно подняла боевой дух русской армии, разогнав прошлые страхи перед якобы непобедимым королём Фридрихом.

Поделиться в соцсетях:

Актуальные новости
Профилактические рейды по пожарной безопасности

26.04.21

Читать далее

Как узнать ответ на вопрос по выплате на детей от 3 до 7 лет включительно

06.04.21

Читать далее

Приём граждан по капремонту полностью переведён в МФЦ

05.04.21

Читать далее

Пред. След.

гусар у ворот Берлина

Молниеносный налёт, захвативший столицу Пруссии, поставил Фридриха Великого в неловкое положение и заставил командира кавалерии Андреаса Хадика «остерегаться»

25 декабря 1745 года между королем Пруссии Фридрихом II и австрийской императрицей Марией Терезой был подписан Дрезденский мирный договор, положивший конец Второй Силезской войне (1744-1745). Этот пакт предоставил Фридриху большую часть Силезии, поскольку Пруссия захватила провинцию у Австрии в 1740 году.Тем не менее, миру между Гогенцоллернской Пруссией и Габсбургской Австрией было суждено продлиться всего одиннадцать лет, поскольку Вена оставалась непоколебимой в своем отказе отдать такую ​​богатую провинцию, как Силезия.

Созданный неутомимыми усилиями канцлера Марии Терезии Венцеля Антона Reichsgraf von Kaunitz-Reitberg, союз Австрии и Франции (к которому в декабре 1756 года присоединились Россия, а вскоре после этого - Швеция) был скреплен к середине 1756 года с целью подавления Пруссия и отмените результаты 1745 года.Эта коалиция планировала нанести удар в 1757 году.

Осознавая свою опасность, Фридрих нанес удар первым, прежде чем его враги были полностью подготовлены, вторгнувшись в нейтральную Саксонию. В битве при Лобозице на севере Чехии 1 октября 1756 года, первом сражении Семилетней войны, Фридрих разбил примерно равные силы австрийцев под командованием фельдмаршала Максимилиана Улисса Рейхсграф фон Брауна. Уход Брауна позволил Фредерику захватить и контролировать электорат Саксонии, захватить его семнадцатитысячную армию и восемьдесят пушек в Пирне и завербовать их на прусскую службу.

К несчастью для Фридриха, его завоевание Саксонии с помощью молнии не уменьшило существенно мощь его противников. Зимой 1756 года они завершили свою военную мобилизацию.

Для прусского короля рецепт войны был прост: kurz und vives («коротких и ярких») сражений, которые дадут быстрые и решительные результаты. Фредерик потребовал, чтобы его армия вступила в бой с противником. Он любил говорить, что «вся сила наших войск - в атаке.Сначала он позволил своим старшим лейтенантам, фельдмаршалу Курту Кристофу фон Шверину и генерал-лейтенанту Гансу Карлу фон Винтерфельдту, уговорить себя начать кампанию 1757 года с прорыва в Австрийскую Богемию не для сражения, а для уничтожения запасов врага. источники есть. Они надеялись, что эта схема лишит габсбургские силы средств для проведения крупных операций до конца года.

Король вскоре расширил рекомендации своих подчиненных. Поскольку французы и русские медленно собирали свои силы, Фридрих надеялся использовать отведенное время - около шести недель - для вторжения в Австрию со 115 000 человек и изгнания Марии Терезии из войны.Задуманный как стратегия, которая позволила бы выиграть конфликт, план привел в действие серию сражений, которые поставили Пруссию на грань поражения.

6 мая 1757 года, к востоку от Праги, Фридрих бросил шестьдесят тысяч пруссаков против австрийской армии под командованием принца Карла Лотарингского, которая превосходила его численностью на десять тысяч. Белые мундиры потерпели поражение в отчаянной схватке. Хотя пруссаки потеряли шестнадцать тысяч убитыми и ранеными, включая маршала Шверина, их противники потеряли десять тысяч убитыми или ранеными, включая маршала Брауна, и еще девять тысяч взятых в плен.

Когда король попытался сократить город Прагу и его гарнизон, другая австрийская армия под командованием фельдмаршала Леопольда Йозефа Марии графа фон Дауна угрожала коммуникациям Пруссии с Саксонией. Оставив двадцать шесть тысяч солдат для прикрытия Праги, Фридрих взял тридцать четыре тысячи человек после Дауна. Эти две силы встретились 18 июня в Колине, в тридцати милях к востоку от города. Атакуя хребет противника, удерживаемый примерно пятьюдесятью тысячами габсбургских солдат, несогласованное наступление пруссаков привело к изгибу правого фланга австрийцев, когда их собственный левый сломался.В результате произошла катастрофа: пруссаки покинули поле боя, оставив четырнадцать тысяч убитыми и ранеными и потеряв 43 пушки. Даун потерял девять тысяч человек.

После поражения от Колина положение Фредерика ухудшилось. Он покинул Богемию, отступив в Саксонию. Россия начала вторжение в Восточную Пруссию с двумя армиями общей численностью восемьдесят тысяч человек под командованием генерала графа Вильгельма фон Фремора и фельдмаршала графа Стефана Апраксина; Тридцатитысячный прусский корпус маршала Ганса фон Левальдта был единственной силой, противостоявшей им.Швеция готовилась взять Померанию с экспедиционным корпусом из семнадцати тысяч человек, в то время как в северной Богемии Даун собирал свои семьдесят тысяч человек для похода на Саксонию.

В Ганновере маршал Людовик граф д'Эстре, возглавлявший около восьмидесяти тысяч солдат, разбил единственного европейского союзника Фридриха в битве при Хастенбеке 26 июля. Его незадачливый противник, британец Уильям Август, герцог Камберлендский (младший сын Король Георг II), командовал примерно тридцатью шестью тысячами плохо обученных ганноверских / протестантских немцев в так называемой армии Конвента.

В том же месяце маршал Шарль де Роган, принц де Субиз, объединил свои двадцать четыре тысячи французов с шестидесяти тысячами немецких и австрийских войск рейхсармии под австрийским фельдмаршалом принцем Йозефом Мария Фридрих фон Заксен-Хильдбургхаузен. Их целью было пройти через Франконию и вернуть Саксонию.

Пруссия с населением всего четыре миллиона человек столкнулась с множеством противников с общим населением в пятьдесят три миллиона (двадцать миллионов во Франции и России, тринадцать миллионов в Австрии).Королевство Гогенцоллернов начало борьбу с двумястами тысячами великолепно обученных воинов. К концу осени 1757 года многие из них были убиты, ранены или взяты в плен. Эти потери нельзя было компенсировать, и моральный дух выживших падал. Фредерик резюмировал свою позицию в то время, воскликнув: «Посмотрите на меня, как на потрепанную стену, пробитую несчастьями двух лет».

В период с августа по начало октября «солдатский король» сократил продвижение своих врагов в Пруссию до черепашьего шага, совершив чудовищные марши (170 миль только за первые две недели сентября) и угрожая атаковать.Взаимная подозрительность также ограничивала партнеров по коалиции. Австрия опасалась французских амбиций в Германии, в то время как ни Франция, ни Австрия не верили, что русские выполнят обещанную поддержку.

Более того, стороны не хотели уничтожить Пруссию, а просто хотели уменьшить ее силу и престиж. Все остальное нарушило бы баланс сил в Европе. Тем не менее франко-имперская армия исследовала границу Саксонии, в то время как батальоны Дауна искали шанс прорваться в Силезию из Богемии.К востоку от победы маршала Апраксина в битве при Гросс-Ягерсдорфе 30 августа открылась дорога России на Кенигсберг. Только нехватка припасов и некоторых восставших войск помешали Апраксину воспользоваться своим успехом.

Опасность, с которой столкнулась Пруссия в конце 1757 года, отражала географическую реальность. В самом сердце Европы Пруссия и Бранденбург не имели естественных преград. Открытые северные равнины Бранденбурга, Саксонии и Силезии, разделенные только реками Эльбой и Одером, не обеспечивали защиты. В стране не было обширных степей, которые могли позволить армиям Фридриха обменивать пространство на время.С северо-востока реки Нетце и Варте образовывали удобные подходы к западу Польши. Русские использовали эти бассейны на протяжении всей войны для подхода к Берлину. После того, как они пересекли Одер, их отделяло от столицы всего пятьдесят миль равнинной местности, пригодной для марша.

Пруссия вообще не имела преград, чтобы помешать наступлению агрессора с юга. Рейдовые силы могли достичь Берлина за десять часов из самой северной точки Саксонии. Из Виттенберга на западе вражеская армия могла оказаться в столице, всего в восьмидесяти пяти милях от нее, за шесть дней.

Кроме того, Берлин нельзя было защитить без гарнизона из двадцати тысяч человек, так как у него было мало фиксированных укреплений. Естественно, австрийцы были хорошо знакомы с недостатками, с которыми Пруссия сталкивалась при защите своего центра.

Когда противоборствующие армии маневрировали сначала навстречу друг другу, а затем прочь, Вена требовала действий. В ответ принц Чарльз Лотарингский, командующий австрийскими войсками в Богемии, направил письмо от 15 сентября 1757 года генерал-лейтенанту Андреасу Хадику, командующему легкими силами, приданным австрийскому фельдмаршалу Фридриху Эрнсту Граф шеститысячников маршала. человеческий корпус, дислоцированный в Баутцене, к востоку от Дрездена.Чарльз хотел узнать мнение Хадика о возможности вторжения небольших войск в Бранденбург.

Хадик ответил 17-го, что такая операция будет полезна и не несет большого риска для рейдеров, поскольку Бранденбург охраняет только плохо обученная милиция. Король Пруссии со своей армией находился к западу от Саксонии. Кроме того, Хадик ожидал небольшого сопротивления, потому что поражение в битве при Гросс-Ягерсдорфе запаниковало пруссаков. Чарльз одобрил план 21-го и назначил Хадика возглавить экспедицию с Берлином главной целью.

Андреас Хадик родился 16 октября 1710 года в семье венгерских дворян словацкого происхождения. На протяжении многих лет мужчины-хадики имели тенденцию входить либо в церковь Австрийской империи, либо в армию. Выбрав последнее направление, Андреас в 1730 году вступил в гусарский полк и через десять лет стал капитаном. Во время войны за австрийское наследство (1740-1748) он дослужился до майора, затем до полковника и, наконец, до бригадного генерала.

Отличившись против Пруссии в качестве командующего кавалерией в битве при Лобозице годом ранее, Хадик был произведен в генерал-лейтенанты.Он повторил свою выдающуюся работу в качестве боевого лидера в Колине, участвуя в кавалерийской атаке, которая выиграла битву за Австрию.

Хадик говорил по-немецки и по-французски, а также по-венгерски. В свободное время он читал и редактировал математические работы, основанные на древнегреческих и латинских источниках. Он не был богатым человеком, хотя и принадлежал к меньшему дворянству, но был любящим и преданным мужем и заботливым отцом шестерых детей. Как обученный командир кавалерии, он обладал необходимой энергичностью, опытом и характером, чтобы действовать независимо и быстро принимать решения.Во время войны за австрийское наследство он возглавлял свои гусары в успешных набегах на прусские цели вдоль польской границы.

Войска, предпринявшие рейд на Берлин, вместе с частями, обеспечивающими поддержку и отвлекающие маневры, состояли из пятидесяти ста человек и двадцати ста лошадей. Лучшие люди (одиннадцать сотен) были выбраны из кавалерийских полков Бараньяй, Хадик и Карлштадтер-Гусар, а также тысяча немецких драгунов из полков Биркенфельд и Савойен.Около двадцати ста хорватских легких войск и девятисот регулярных немецких пехотинцев составляли поддержку пеших солдат вместе с шестью пушками.

Пока Хадик направлялся к Берлину, 1400 пехотинцев и 470 кавалеристов под командованием генерал-майора Клефельда охраняли его левый фланг от любого вмешательства со стороны пруссаков под командованием принца Морица из Ангальт-Дессау, которому было поручено защищать Бранденбург.

Хотя и незначительный по масштабам, австрийцы считали, что рейд Хадика имел потенциал как психологический и военный переворот.Выступая перед французским послом в начале октября, канцлер Австрии Кауниц заявил: «Мы верим, что эта диверсия, хотя и кратковременная, вызовет значительный беспорядок в гражданской и военной экономике короля Пруссии, и, заставив его отделиться, войска из Саксонии, которые пойдут на помощь его столице, значительно продвинут наши амбиции по освобождению этой земли ».

Для успеха рейдерам требовалось детальное планирование, скорость, секретность и знание местности. Хадик установил строгие правила поведения.Он предупредил, что прусское гражданское население не должно пострадать и что бессмысленное уничтожение частной собственности будет строго наказано. Находясь во вражеской стране, солдаты должны были платить за еду. Его войска будут путешествовать налегке: без палаток и бесполезного багажа. Авангард конных гусар и хорватской пехоты должен был вести, в то время как основные силы следовали за ним на несколько часов позади, всадники ехали по дорогам, а пехота ехала через леса. Хадик потребовал, чтобы его конные солдаты никогда не ждали, чтобы получить атаку, а его пешие солдаты всегда старались повернуть врагу с флангов и давить на наступление.

Хадику нужно было быстро добраться до Берлина и с такой же скоростью уйти от опасностей. Конные гусары и хорватская пехота, которыми он командовал, идеально подходили для этой задачи.

Первые гусары, не лучше бродячих бандитов, возникли в Сербии в четырнадцатом веке. (На самом деле, сербское слово для бандитов - gusar , корень венгерского термина huszár ). В следующем столетии венгерская монархия использовала их в качестве легкой кавалерии для противодействия набегам турецких всадников с легким оружием и быстрыми конями.В 1688 году австрийская армия набрала первые гусарские полки, которые были в форме, оплачены и размещены в составе армии как регулярные кавалерийские части.

Пехота Хадика состояла из хорватов или гренцеров - войск, поднятых на военных границах империи ( гренце, ) на Балканах. Они были нерегулярными, но в середине 1740-х годов Австрия набрала полки хорватской пехоты и кавалерии, поместив их в официальные армейские списки. В качестве легких войск пехота использовала короткий меч и мушкет, а кавалерия - саблю и короткий мушкет.Они преуспели в klein Krieg (небольшая война, включая карательные экспедиции), где их меткость и ловкость передвижения, особенно на пересеченной местности, делали их опасными противниками.

В то время как большинство солдат регулярной пехоты того периода сражались сплошными блоками, тактика легкой пехоты хорватов позволяла им рассредоточиться, обычно на флангах главной линии. Они будут держаться от пяти до пятнадцати футов друг от друга. У каждого солдата была возможность укрыться на любом доступном защитном участке, а затем по желанию стрелять.

Поддержание открытого порядка делало хорватов более сложной целью и позволяло им двигаться вперед или быстро отступать, даже в суровой местности. Они часто использовали тактику флангов. Они также могли сражаться в построенных рядах, но их сильной стороной были беспокоящие атаки.

Гусары, как и их хорватские товарищи по пехоте, умели сражаться открытым порядком или атаковать в свободном построении с саблей и пистолетом. В бою гусары были известны тем, что быстро отступали, а затем быстро сплачивались и возвращались в бой.

В 1758 году Фридрих Великий сказал, что его самым грозным врагом были «хорваты, обычно называемые пандурами, которые являются выносливым, храбрым народом, верным своему государю и неутомимым». Он добавил, что он более насторожен против них, чем любые другие войска, из-за их скорости.

Гусары снискали уважение Фридриха во время его богемской кампании 1744 года. Этот набег закончился катастрофой и отступлением, но не из-за каких-либо сражений, а благодаря постоянным набегам, которые хорваты и гусары совершали, чтобы нарушить его снабжение и коммуникации.Беспокойство короля о гусарах должно было возрасти.

В 1757 году Хадик нацелился на прусскую столицу, но у него был список конкретных целей, которые он надеялся уничтожить: литейный завод боеприпасов на реке Шпрее в Альт-Шадове; текстильные фабрики в Лагерхаусе; мукомольные мельницы, артиллерийские склады и лесные склады вдоль Шпрее; и берлинский артиллерийский арсенал. У него также был список видных пруссаков (банкиров, дворян и правительственных министров), которые могли бы стать хорошими заложниками.

Перед тем как отправиться в путь, Хадик выделил 1160 бараньяйских гусар под командованием полковника Фердинанда Франца фон Уйхази, чтобы защитить свой левый фланг вдоль Эльбы.Это оставило его с тридцатью четырьмя сотнями человек, когда он начал свой набег 11 октября. Пройдя по дороге, ведущей через Шпревальд (область озер и песчаных лесов), австрийцы через два дня достигли границы Бранденбурга. 14 октября он направил диверсионные силы налево и направо, чтобы сбить с толку врага относительно его намерений, в то время как он повел свою главную колонну на северо-северо-запад, прямо к Берлину.

15-го, когда рейдеры были около Бухгольца, Хадик послал отряд на литейный завод в Альт-Шадов.Они уничтожили более двадцати тысяч выстрелов, гаубичных и минометных снарядов. 16-го Хадик и его войска подошли к Берлину по основным шоссе, ведущим к городу с юго-запада и востока, пройдя за шесть дней 110 миль. Они встретили несколько врагов во время своего марша и не понесли потерь в боях или дезертирстве.

Двигаясь к городским Силезским воротам, Хадик выстроил боевой порядок своих людей, разместив основные силы двумя шеренгами на открытой местности и разместив легкие силы на более пересеченной местности на флангах.

Генерал-лейтенант Фридрих Вильгельм фон Рохов, военный губернатор Берлина, понимая, что противник приближается к городу, послал шесть рот своего четырехтысячного гарнизона (пять пехотных батальонов), чтобы заблокировать Силезские ворота и их акцизную стену, воздвигнув баррикаду. и подъем подъемного моста. В то же время он послал прусскую королеву к Потсдаму и в безопасное место в сопровождении трех имеющихся у него батальонов. Тем временем Хадик, который всегда, казалось, демонстрировал «мягкое и добродушное поведение - в сочетании с безжалостной энергией», направил губернатору требование: немедленно сдать Берлин и дать захватчикам полмиллиона серебряных талеров.Напрасно дождавшись ответа более часа, Хадик начал атаку.

Два небольших немецких пехотных батальона с двумя пушками прикрывали огонь по Силезским воротам, таможенной и акцизной стене и их мосту, в то время как атакующие силы в составе двух хорватских гренадерских рот и 150 добровольцев устремились к подъемному мосту. За атакующей пехотой Хадик построил свои гусары и немецкую регулярную кавалерию в две линии поддержки.

Выстрел из шестифунтового ружья сломал цепь подъемного моста у акцизной стены, в результате чего она упала.Гренадеры бросились через мост в город со штыками наготове. Справа австрийский мушкет и пушечный огонь очистили врага от Силезских ворот, что позволило Хадику вести триста гусар, четыреста немецкой кавалерии и семьсот хорватских пехотинцев прямо в Берлин.

Перестроив своих людей на небольшом поле, Хадик приготовился встретить контратаку двух малочисленных пехотных батальонов полка Ланге, которые устремились из ворот Коттуса прямо перед австрийцами.Когда пруссаки подошли ближе, Хадик бросил в них свою немецкую и гусарскую конницу в бешеной сабельной атаке. В то же время хорватская пехота нанесла сокрушительный огонь во фланг наступавших пруссаков. Согласно докладу Хадика, пруссаки «все были расстреляны, зарублены или взяты в плен… От трех до пятисот человек, стоявших в резерве за воротами Коттуса, теперь бросились наутек; они были тщательно отремонтированы нашей кавалерией, и, за исключением нескольких, которым удалось спастись, все они были захвачены или уничтожены.”

В ходе этого боя 4-й батальон 7-го гарнизонного полка был уничтожен, а подразделения 9-го гарнизонного полка получили серьезные повреждения. Менее чем через два часа бои прекратились. Столица Фридриха Великого была захвачена, и только двадцать восемь налетчиков были убиты. Число раненых нападавших не зафиксировано.

Вскоре после окончания боя Рохов сообщил своему противнику, что все прусские войска покинули Берлин. Это было хорошей новостью для Хадика, но вскоре до него дошли дурные вести.Принц Мориц переправился через Эльбу в Торгау с восемью тысячами человек и форсировал их к Берлину. Кроме того, ходили слухи, что Фредерик также переезжал из Лейпцига, чтобы поймать налетчиков.

Намереваясь уйти как можно быстрее перед лицом нарастающей угрозы, Хадик удержал свои войска - к их отвращению - за пределами города, чтобы не допустить их грабежа. (Должно быть, имели место некоторые грабежи; в 1760 году прусское правительство разослало сто тысяч талеров некоторым берлинским гражданам, у которых была захвачена или уничтожена частная собственность во время набега.Это было вдобавок к одному миллиону талеров, переданных городу в качестве компенсации за выкуп, уплаченный австрийцам.) Хадик послал капитана барона фон Вальтеркирхена потребовать новый налог в шестьсот тысяч талеров, увеличение из-за сопротивления Пруссии, с дополнительные деньги в качестве награды его разочарованным людям.

Члены городского совета, все еще не подозревая, насколько малочислен противник среди них, согласились на меньшую сумму. (Постоянно перемещая свои подразделения, Хадик делал вид, что у него намного больше войск, чем у него.По оценкам берлинцев, его армия насчитывала пятнадцать тысяч человек.) В течение восьми часов у австрийского вождя было двести тысяч серебряных талеров, еще пятнадцать тысяч для распределения среди своих людей и другие ценные призы. Например, позже он подарил императрице Марии Терезии две дюжины пар женских перчаток с гербом города.

В 10 вечера. 16-го числа рейдеры покинули Берлин с четырнадцатью захваченными экипажами и группами, нагруженными монетой, вымогаемой у руководителей города.Последними отошли Хадик и арьергард из трехсот хорватов. На следующий вечер пруссаки принца Морица прибыли в Берлин.

Выбрав восточный маршрут, марширующая колонна направилась к реке Шпрее, пройдя тридцать миль 17 октября. На следующий день, спустя еще двадцать миль, они пересекли реку в Бескоу. Хадик отправил несколько рейдов. Самые успешные вымогали из Франкфурта-на-Одере тридцать тысяч серебряных талеров.

К 18 числа прусские преследователи обнаружили отступающих налетчиков.Прусская кавалерия, миновав арьергард, сделала несколько неудачных выпадов на австрийский обоз. Двадцать людей Хадика погибли в одном из таких столкновений. Австрийцы столкнулись с снайперским огнем и угрозой нападения противника не только в светлое время суток, но и после захода солнца. Каждый день ретрита звуковой сигнал будил тревогу, иногда чаще, чем раз в день. Затем гусары арьергарда выстроились бы в линию через главную дорогу, в то время как хорватская пехота рассредоточилась по лесу, укрываясь, но готовая стрелять по приближающимся врагам.Часто обе стороны обменивались огнем из стрелкового оружия на дальней дистанции; иногда небольшие группы противоборствующей пехоты или кавалерии вступали в рукопашный бой.

23 октября рейдеры укрылись в лагере Маршала в Хойерсверде, более чем в 130 милях к югу от Берлина. Они проходили в среднем 32 мили в день; Конница Хадика проезжала более пятидесяти миль в день. Пруссаки прекратили погоню недалеко от австрийского лагеря.

Рейд на Хадик увенчался успехом.Показано, что Пруссия представляет собой полый снаряд, легко пробиваемый предприимчивыми силами противника. Тот факт, что прусская столица была разоблачена, поднял моральный дух Австрии. Берлин окутал мрак. Вена решительно отвергла любые предложения о мирных переговорах с Пруссией.

Рейд еще раз доказал полезность легких войск Габсбургов. Это вынудило Фредерика тратить людей и деньги, которые он не мог себе позволить, чтобы противостоять гусарской угрозе. Вскоре он начал набирать собственные легкие войска.

Попытка Фридриха создать такие отряды, как хорваты и гусары, не увенчалась успехом. Его Freikorps не был таким дисциплинированным, компетентным и надежным, как противник, для борьбы с которым он был поставлен. Кроме того, грабежи, которые эти войска совершили против своих прусских собратьев, не соответствовали ущербу, который они нанесли врагу.

Успех Хадика побудил саксов и других немцев, впитанных в прусские ряды, дезертировать. После набега увеличилось количество дезертиров, многие присоединились к недавно воссозданной саксонской армии, объединенной с Австрией.

Наконец, взятие Берлина показало, что этот город не играл центральной роли в военных действиях Пруссии. Еще до рейда Фредерик решил, что любая угроза его столице приведет к перемещению правительства и его административного аппарата в более безопасный город Магдебург, расположенный на западе.

Руководящей силой Пруссии были король и его армия. Чтобы победить Фредерика, его врагам нужно будет победить армию. Коалиция этого не сделала, атакуя нерешительно и индивидуально.Фридрих победил каждого по очереди, начиная с сокрушительной победы над французскими и имперскими войсками при Россбахе 5 ноября 1757 года.

Эта победа восстановила военную репутацию Фредерика - и его уверенность в себе. Однако он никогда не забывал берлинский рейд. На протяжении Семилетней войны Фредерик окончательно наставлял своих генералов: «… и берегитесь Хадика».

Первоначально опубликовано в осеннем выпуске 2007 г. ежеквартального журнала «Военная история» . Чтобы подписаться, нажмите здесь.

Это место известно с конца 17 -го века, когда здесь была небольшая финская деревня. Неподалеку, на левом берегу Невы, там, где река резко поворачивает с юга на запад, стояли село Спасское. Это село завоевало свое место в истории, когда генерал-адмирал Апраксин и его войска удерживали артиллерийский обстрел шведской крепости Ниеншанц из Спасского в ночь с 30 апреля на 1 мая 1703 г. Русская армия наступает и штурмует крепость на правом берегу реки.За 15 дней город Санкт-Петербург был основан. Спустя несколько лет на левом берегу Невы, прямиком с запада на восток, появился Первый Береговой переулок. проложенный. Позже она была переименована в Воскресенскую улицу в честь Смольного Воскресенского собора, куда она вела. Только в 1859 г. Воскресенская улица была переименована в Шпалерную в честь первой шпалерной мануфактуры, существовавшей здесь с 1730–1858 гг. Родственники царя переселились из Москвы на Первом берегу. Вся территория вдоль Невы назывался русской деревней.Земля, на которой позже был построен особняк, принадлежала Артиллерийскому управлению. Российской Империи и использовался для склада боеприпасов и артиллерийских мастерских нового пушечного двора. Императрица Екатерина закрыла этот склад и мастерские в 1769 году, так как пушечный двор представлял значительную пожарную опасность.
История здания восходит к 1775 году, когда гвардейский капитан П. С. Кожин приобрел эту землю и построил дом здесь. В 1789 году здание было приобретено у П.С. Кожина - протоиерей А. А. Самборский. В 1798 году при императоре Павла I, согласно Императорскому приказу, здание было приобретено государством для Государственной Экономической Экспедиции. Естественно, интерьеры жилого дома плохо подходили под склады и офисы, и в том же году в здании была проведена значительная внутренняя реконструкция. Однако уже весной 1799 г. импульсивный Павел I передал здание своему доверенному лицу, известному российскому военному и государственному деятелю графу Аракчееву, чтобы тот мог обустроить апартаменты для Королевского артиллерийского гвардейского батальона.В 1864 году здание снова приобрело частное лицо, барон П.А. Фитингоф, которому принадлежало 15 лет. В 1879 году особняк приобрел полковник В. Г. Франк. Именно он через четыре года, в 1883 году, продал здание последнему физическому лицу, 24-летнему графу А.Д. Шереметеву, кому принадлежало здание до Октябрьской революции.
Александр Дмитриевич Шереметев был замечательным человеком, вписавшим свою страницу в историю этой страны. Крестница императора Александра II, потомок первого русского фельдмаршала Бориса Петровича Шереметева. (патриарх графов Шереметевых и один из ближайших союзников Петра Великого), и второй сын Его Камергер Императорского Величества приобрел здание на Кутузовской набережной д.4 по случаю его женитьбы, где он построил свое первое семейное гнездо. В особняке на Кутузовской он строил карьеру. Во время его проживания в здании он стал генерал-майором свиты Его Величества, главой Придворной хоровой капеллы и основал пожарная служба в России. Он составил первые положения о пожаротушении, создал и профинансировал два пожарных команды. В конце 19 -го и начале 20 -го века А. Д. Шереметев также стал известен как один из ведущих российских меценатов. искусств, создав собственный хор и собственный симфонический оркестр.Вырученные от их выступлений средства были использованы. популяризация музыки, в том числе русской народной музыки, пожертвований в молитвенные дома, православных церквей и личных стипендий. В 1917 г. несогласный с революцией А. Д. Шереметев эмигрировал за границу. Все его имущество было национализировано Советов, а частное здание было превращено в административный центр, в котором последовательно размещался Союз Металлисты, Институт лиц с дефектами речи и Финская секция Совета по образованию меньшинств.Каждый из них Однако жильцам не суждено было остаться надолго. Наконец, в 1932 году здание перешло к постоянному арендатору Ленинградской Филиал Союза писателей. Пожар 1993 года прервал 60-летнюю историю Клуба ленинградских писателей, и более следующие 7 лет здание пустовало, становясь все более ветхим и ветхим.
В настоящее время особняк тщательно реконструируется и реставрируется. Особенно важная задача - сохранить существующие аутентичные элементы внутренней и внешней отделки.
Похоже, что девиз семьи Шереметевых «Бог всех спасает» снова сбывается.

Как «русская толпа варваров» разгромила «непобедимую» прусскую армию

260 лет назад, 30 августа 1757 года, произошла битва при Гросс-Эгерсдорфе. Это было первое генеральное сражение русской армии в Семилетней войне. И «непобедимая» прусская армия под командованием фельдмаршала Левальда не выдержала натиска «русских варваров» под командованием фельдмаршала С.Ф. Апраксин. Решающую роль сыграет удар полков генерал-майора П. А. Румянцева, нанесенный им по собственной инициативе. Пруссаки бежали.
Однако, выиграв генеральное сражение, Апраксин не развил успеха. Он остановил войска, разбил лагерь и бездействовал. Это позволило прусскому командованию незаметно отвести войска и навести порядок. Более того, в сентябре Апраксин внезапно удаляется на другой берег Прегеля и начинает поспешно, как будто он потерпел поражение, а не пруссаки, отступать к Неману.Оправившись от пруссаков, узнав об уходе русских с опозданием на неделю, они с этого момента преследовали русскую армию по пятам до самой границы с Пруссией. Причины столь позорного поступка российского главнокомандующего до сих пор спорны. Бытует мнение, что они связаны с внутриполитической ситуацией в самой России - Елизавета тяжело заболела, могла умереть, а престол должен был унаследовать принц Прусский король Фридрих принц Петр.Поэтому Апраксин, рассчитывая на победу при петербургском дворе партии цесаревича Петра, боялся развить наступление, чтобы не впасть в немилость при новом государстве. В итоге успех генерального боя не был использован, кампанию в следующем году пришлось начинать с нуля. Сам Апраксин был отстранен от должности, предан суду и, не дожидаясь суда, скончался.

Таким образом, русская армия имела все возможности нанести решительное поражение Пруссии и завершить кампанию в 1757 году.Однако из-за нерешительности и ошибок высшего командования, которое было больше занято придворными интригами, чем войной, это оказалось невозможным, и шансы на быструю победу были упущены.

предыстория

Семилетняя война (1756-1763) - один из крупнейших конфликтов Новой Эры. Война шла как в Европе, так и за океаном: в Северной Америке, в странах Карибского бассейна, в Индии, на Филиппинах. В войне участвовали все великие европейские державы того времени, а также большинство средних и малых государств Западной Европы.Неудивительно, что Уинстон Черчилль даже назвал войну «Первой мировой войной».

Главной предпосылкой Семилетней войны была борьба Франции и Англии за гегемонию в европейской цивилизации (западный проект) и, соответственно, мировое господство, что привело к англо-французскому колониальному соперничеству и великой войне в Европе. . В Северной Америке произошли пограничные столкновения между британскими и французскими колонистами, в которых участвовали индейские племена с обеих сторон. К лету 1755 года столкновения переросли в открытый вооруженный конфликт, в котором начали участвовать как индейцы союзников, так и регулярные войска.В 1756 году Великобритания официально объявила войну Франции.

В это время в Западной Европе появилась новая великая держава - Пруссия, которая нарушила традиционное противостояние Австрии и Франции. Пруссия после прихода к власти в 1740 году короля Фридриха II стала претендовать на ведущую роль в европейской политике. После победы в Силезских войнах прусский король Фридрих отнял у Австрии Силезию, одну из самых богатых австрийских провинций, значительно расширив территорию королевства, а население увеличилось более чем вдвое с 2,2 до 5,4 миллиона.Понятно, что австрийцы жаждали мести, не намереваясь уступить лидерство в тогда еще раздробленной Германии пруссакам и желая вернуть богатую Силезию. С другой стороны, Лондон, развязав войну с Парижем, нуждался в «пушечном мясе» на континенте. У англичан не было сильной сухопутной армии, и они сосредоточили имеющиеся силы в колониях. В Европе, за Англию, где у нее была своя территория - Ганновер, пруссакам пришлось воевать.

Таким образом, в январе 1756 года Великобритания заключила союзный договор с Пруссией, желая таким образом обезопасить себя от угрозы французского нападения на Ганновер, наследственное владение английского короля на континенте.Прусский король Фридрих, считая войну с Австрией неизбежной и осознавая ограниченность ресурсов, сделал ставку на «английское золото». Он также надеялся на традиционное влияние Англии на Россию, надеясь удержать Россию от активного участия в предстоящей войне и тем самым избежать войны на два фронта. С этим он просчитался. Российский канцлер Бестужев считал Пруссию худшим и самым опасным врагом России. В Петербурге усиление Пруссии воспринималось как реальная угроза ее западным границам и интересам в Прибалтике и на севере Европы.Более того, в то время Австрия была традиционным союзником России (вместе с турками воевали), союзный договор с Веной был подписан в 1746 году.

Стоит отметить, что в целом эта война не соответствовала национальным интересам России. В этой войне русские выступили в роли «пушечного мяса» Вены, отстаивая ее имперские интересы. Пруссия, имевшая сильных врагов, не представляла для русских большой угрозы. У России были более актуальные задачи, в частности, необходимость вернуть Черноморское побережье с Крымом и русскими землями в составе Речи Посполитой (Польша).

Заключение англо-прусского союза подтолкнуло Австрию, жаждущую мести, приблизиться к своему традиционному противнику, Франции, для которой Пруссия теперь также стала врагом. В Париже они были возмущены англо-прусским союзом и пошли навстречу Австрии. Франция, которая ранее поддерживала Фридриха в первых Силезских войнах и считала Пруссию всего лишь послушным орудием борьбы с Австрией, теперь считала Фридриха врагом. В Версале был подписан оборонительный союз между Францией и Австрией, к которому Россия присоединилась в конце 1756 года.В результате Пруссия, ослепленная английским золотом, была вынуждена сражаться с коалицией трех сильнейших континентальных держав, к которым присоединились Швеция и Саксония. Австрия планировала вернуть Силезию. России была обещана Восточная Пруссия (с правом обмена ее от Польши на Курляндию). Швецию и Саксонию соблазнили и другие прусские земли - Померания и Луиза (Lusatia). Вскоре к этой коалиции присоединились почти все германские княжества.

Начало войны

Фредерик решил не ждать, пока вражеские дипломаты поделят между собой его земли, генералы подготовят армии и начнут наступление.Он напал первым. В августе 1756 года он внезапно вторгся в Саксонию, которая была союзной с Австрией, и оккупировал ее. 1 (12) сентября 1756 года российская императрица Елизавета Петровна объявила войну Пруссии. 9 сентября пруссаки окружили саксонскую армию, стоявшую лагерем близ Пирного. 1 октября пошли на выручку саксы, австрийская армия под командованием фельдмаршала Брауна потерпела поражение у Лобозицы. Оказавшись в тупике, саксонская армия капитулировала 16 октября. Пленные саксонские солдаты были насильно завербованы в прусскую армию.Король Саксонии Август бежал в Польшу (он был одновременно польским правителем).

Таким образом, Фридрих II нокаутировал одного из противников; получил удобную оперативную базу для вторжения в австрийскую Чехию и Моравию; перенес войну на территорию врага, заставив его заплатить за нее; использовал богатые материальные и человеческие ресурсы Саксонии для усиления Пруссии (просто разграбил Саксонию).

В 1757 году были определены три основных театра сражений: в Западной Германии (здесь французы были противниками пруссаков и различных немецких контингентов Имперской армии), Австрии (Богемия и Силезия) и Восточной Пруссии (России).Рассчитывая на то, что Франция и Россия не смогут вступить в войну раньше лета 1757 года, Фридрих планировал разгромить Австрию раньше этого времени. Фридрих не заботился о появлении шведов в Померании и возможном вторжении русских в Восточную Пруссию. «Русская толпа варваров; должны ли они сражаться с пруссаками! - сказал Фридрих. В начале 1757 года прусская армия вошла на австрийскую территорию в Чехии. В мае прусская армия разбила австрийскую армию под Прагой под командованием принца Карла Лотарингского и заблокировала австрийцев в Праге.Взяв Прагу, Фридрих собирался отправиться в Вену и уничтожить своего главного врага. Однако планам прусского блицкрига не суждено было сбыться: на помощь осажденным в Праге австрийцам пришла вторая австрийская армия под командованием талантливого фельдмаршала Л. Дауна. 18 июня 1757 года в районе города Колин прусская армия потерпела поражение в решающей битве.

Фридрих отступил в Саксонию. Его позиция была критической. Пруссия была окружена многочисленными армиями противников.Весной 1757 года в войну вступила Франция, армия которой считалась одной из сильнейших в Европе. Весной-летом северная 70-тысячная французская армия под командованием маршала Луи д'Эстра заняла Гессен-Кассель, а затем Ганновер, разгромив 30-тысячную ганноверскую армию. Прусский король доверил герцогу Бевернскому защиту от Австрии, а сам ушел на Западный фронт. Имея с этого момента значительное численное превосходство, австрийцы одерживают ряд побед над генералами Фридриха и захватывают ключевые силезские крепости Швейдниц и Бреслау.Неустойчивый австрийский отряд даже временно захватил прусскую столицу в октябре.

Северную французскую армию возглавил новый главнокомандующий Луи Франсуа, герцог де Ришелье. Он принадлежал к партии решительных противников сближения Франции с Австрией и симпатизировал партии сторонников Фридриха при французском дворе. По словам военного историка А.А. Керсновского («История русской армии»), Фридрих только что подкупил Ришелье, в результате чего северная французская армия, разгромив ганноверцев, открыла путь на Магдебург и Берлин, не спешила продолжать наступление. оскорбительный.Тем временем Фридрих, воспользовавшись бездействием северной французской армии, 5 ноября в районе деревни Росбах полностью атаковал вторую армию французов и имперцев. После этого Фридрих перебросил свою армию в Силезию и 5 декабря одержал решающую победу над австрийской армией, имевшей большое численное преимущество под командованием принца Лотарингии под командованием Лойтен. Австрийцы были раздавлены вдребезги. Пруссаки отбили Бреслау. Почти вся Силезия, за исключением Швейднице, снова попадает в руки Фридриха.Таким образом, была восстановлена ​​ситуация, существовавшая в начале года, «боевая ничья» явилась результатом кампании 1757 года.

Русский фронт

Кампания русской армии была объявлена ​​в октябре 1756 года, и зимой русские войска должны были сосредоточиться в Ливонии. Главнокомандующим был назначен фельдмаршал Степан Федорович Апраксин. Он начал военную службу в 1718 году, солдат Преображенского полка и при Петре II уже был капитаном.Благодаря покровительству отчима, начальника Тайной канцелярии А. И. Ушакова (этот хитрый человек умел руководить Тайной канцелярией при пяти монархах) и Б. Миниха сделали быструю карьеру, хотя и не обладал никакими талантами.

Апраксин любил роскошь. Он всегда был богато одет и усыпан бриллиантами. Русский историк, князь М. М. Щербатов писал об Апраксине: «… малоинформативный, лукавый, роскошный, амбициозный, всегда имел большой стол, его гардероб состоял из многих сотен разных богатых кафтанов; в походе все спокойно, все удовольствия следовали за ним.Палатки с его размером сделали город, его обоз, более чем 500 лошадей, раздражали, а для личного пользования 50 были с живыми, богато украшенными лошадьми ». При этом Апраксин смог найти высоких покровителей. Высокомерный и высокомерный по отношению к подчиненным Апраксин делал все, чтобы сохранить свое влияние при дворе. Так он стал другом канцлера А. Бестужева-Рюмина. В результате движение Апраксина по службе пошло еще быстрее: в 1742 году он был подполковником гвардии и генерал-лейтенантом, в 1746 году генерал-главнокомандующим, не имея управленческого таланта, стал президентом Военная коллегия.В 1751 году он был награжден орденом Святого апостола Андрея Первозванного. Когда Россия заключила союз с Австрией против Пруссии, российская императрица Елизавета Петровна предоставила Апраксина фельдмаршалам и назначила главнокомандующим.


Фельдмаршал С.Ф. Апраксин

Вот такой вроде бы мощный, но внутри пустой, гнилой человек стал командующим главной русской армией. Сам Апраксин изо всех сил старался не предпринимать резких шагов. Кроме того, он был тесно связан с Конференцией - своего рода высшим военным советом, позаимствованным у австрийцев - деградировавшей копией Гофкригсрата.В конференции приняли участие канцлер Бестужев, князь Трубецкой, фельдмаршал Бутурлин, братья Шуваловы. В то же время Конференция сразу же полностью попала под влияние Австрии и, «командуя» армией за многие сотни миль от Санкт-Петербурга, руководствовалась прежде всего интересами Вены.

Зимой и весной 1757 года русская армия завершила сосредоточение в Ливонии. В армии был значительный дефицит, особенно в командном составе.Неудовлетворительное положение было со снабжением армии, ее административно-хозяйственной части. К тому же было плохо с моральным духом командования. Российская армия утратила высокий боевой дух, который был со времен побед Петра Великого, но русский солдат, сражаясь со шведами и османами, неоднократно проявлял свои высокие боевые качества. Русским солдатам нужны были только командиры с «русским духом». Но с этим были проблемы. В России было четыре фельдмаршала: граф А.К. Разумовский, князь Трубецкой, граф Бутурлин и граф Апраксин. Однако все они не были настоящими полководцами, это были довольно опытные придворные, а не воины, «фельдмаршалы мира, а не войны», - сказал о себе один из них, Разумовский.

Пруссаков боялись, считали почти непобедимыми. Со времен Петра Великого и Анны Ивановны немецкий порядок был образцом для России, немцы - учителями и начальством. В России у Романовых была отвратительная привычка принижать себя по сравнению с иностранцами (теперь эта болезнь снова очень распространена в России).И армия Фридриха победила австрийцев, французов. После первой стычки на границе, когда три русских драгунских полка были опрокинуты прусскими гусарами, вся армия овладела «большой робостью, трусостью и страхом», - сказал участник войны, русский писатель А. Болотов. В то же время этот страх и трусость наверху были сильнее, чем у рядовых русских солдат. Российская элита, дворянство и офицерство пошли по пути европеизации (вестернизации), то есть превозносили все западное, европейское (в том числе и военное) по сравнению с русским.

Фридрих II пренебрежительно отзывался о русской армии: «Русские варвары не заслуживают упоминания здесь», - отмечал он в одном из своих писем. Прусский король имел некоторое представление о русских войсках от своих офицеров, ранее состоявших на русской службе. Они не слишком высоко оценили высшее командование российской армии. Фридрих оставил для защиты Восточной Пруссии армию под командованием старого фельдмаршала Иоганна фон Левальда - 30,5 тысяч солдат и 10 тысяч ополченцев.Левальд начал свою военную карьеру еще в 1699 году, отличился в нескольких сражениях, а в 1748 году был назначен генерал-губернатором Восточной Пруссии. В начале Семилетней войны храбрый и опытный прусский командующий успешно оттеснил шведский корпус, который пытался атаковать Штеттин из Штральзунда. Фридрих не сомневался, что в первом генеральном сражении русская «варварская армия» будет разбита доблестными пруссаками. Он даже подготовил проект мирного соглашения с Россией, планируя разделить Польшу с помощью русских.


Прусский фельдмаршал Иоганн фон Левальд

В мае 1757 года армия Апраксина численностью около 90 тысяч человек, из которых около 20 тысяч иррегулярных войск (казаков, нестроевых, вооруженных луками и холодным оружием калмыков и т. Д.) Вышла в поход. из Ливонии в сторону реки Неман. Сам русский главнокомандующий был посредственен и полностью зависел от конференции. Он не имел права принимать важные решения без согласия Петербурга. При любом изменении обстановки, даже о мелочах главнокомандующий должен был связаться с Петербургом.В начале кампании Конференция приказала ему маневрировать, чтобы он мог пойти в Пруссию или через Польшу в Силезию. Целью кампании был захват Восточной Пруссии. Но Апраксин до июня полагал, что часть его армии будет отправлена ​​в Силезию на помощь австрийцам.

25 июня (6 июля) 1757 г. 20-тысячный вспомогательный корпус под командованием генерал-генерала Фермора при поддержке русского флота взял Мемель. Это послужило сигналом к ​​решительному наступлению русской армии.Апраксин с основными силами направился в сторону Вирбаллена и Гумбинена. Соединившись с корпусом Фермора, 12 (23) августа армия Апраксина взяла курс на Алленбург. Все это время Левальд находился на хорошо защищенной позиции недалеко от Велау, ограничившись отправкой наблюдательного отряда. Однако, узнав о движении Апраксина в Алленбург, в глубоком обходе позиций прусской армии, Левальд пошел навстречу русским, намереваясь вступить в решающую битву.

Продолжение следует...

определение апраксина и синонимов апраксина (итальянский)

апраксин: определение апраксина и синонимов апраксина (итальянский)

Contenu de sensagent

  • определения
  • синонимы
  • антонимы
  • энциклопедия

словарь и переводчик для веб-сайтов

Александрия

Une fenêtre (pop-into) ofinformation (contenu main de Sensagent) является invoquée двойным щелчком на n'importe quel mot de votre page web.LA fenêtre fournit des explications et des traductions contextuelles, c'est-à-dire без обязательного посещения, чтобы покинуть эту страницу в Интернете!

Essayer ici, телефонный код;

Электронная коммерция решений

Расширение содержания сайта

Новое содержание Добавить на сайт вместо Sensagent в формате XML.

Parcourir les produits et les annonces

Получить информацию в XML для фильтрации лучшего содержимого.

Индексатор изображений и определения донных изображений

Fixer la signalation de chaque méta-donnée (многоязычный).

Пакет обновлений по электронной почте с описанием вашего проекта.

Lettris

Lettris - это игра гравитационных писем для тетриса. Chaque lettre qui apparaît спуститься; il faut placer les lettres de telle manière que des mots se forment (gauche, droit, haut et bas) и que de la place soit libérée.

болт

Это 3 минуты разговора плюс большое количество возможных словечек и т. Д. В решетке из 16 слов.Лучшая возможность для жизни с решеткой из 25 ящиков. Lettres doivent être adjacentes et les mots les plus longs sont les meilleurs. Участвуйте в конкурсе и зарегистрируйтесь в списке лучших участников! Jouer

Dictionnaire de la langue française
Principales Références

La plupart des définitions du français предлагает senseGates и компетентное обучение с использованием Littré et plusieurs, авторские методы, spécialisés.
Le dictionnaire des synonymes est surtout dérivé du dictionnaire intégral (TID).
Французская бенефициарная энциклопедия лицензии Википедии (GNU).

Перевод

Changer la langue cible pour obtenir des traductions.
Astuce: parcourir les champs sémantiques du dictionnaire analogique en plus langues pour mieux apprendre avec sensagent.

1000 посетителей на линии

расчет на 3,682с

Allemand английский араб Bulgare китайский Coréen хорват дануа испанский язык эсперанто Estonien Finnois французский grec Hébreu хинди Гонконг остров индонезийский итальянец Япония Letton lituanien мальгаче Néerlandais Norvégien персан Polonais португалия Roumain русс серб словак словен Suédois Tchèque тайский турк Вьетнам

Allemand английский араб Bulgare китайский Coréen хорват дануа испанский язык эсперанто Estonien Finnois французский grec Hébreu хинди Гонконг остров индонезийский итальянец Япония Letton lituanien мальгаче Néerlandais Norvégien персан Polonais португалия Roumain русс серб словак словен Suédois Tchèque тайский турк Вьетнам

Три палубы - Военные корабли в эпоху парусов

Привет и добро пожаловать в мир парусного флота

За последние несколько лет Three Decks превратился в главный веб-ресурс для исследования военно-морской истории эпохи парусов.Three Decks содержит подробную информацию о судах, экипажах, верфях, верфях, морских действиях, географических положениях и многом другом, включая общие сведения о званиях, назначениях и участвующих странах. Даже Национальный морской музей ссылается на нас (ОЧЕНЬ горжусь этим).

Если у вас есть какие-либо комментарии, исправления, предложения, вопросы или дополнительная информация, просто напишите мне на , или добавьте комментарий к странице.

В настоящее время на этом сайте представлены 26 805 кораблей, 40 868 моряков, 1045 боевых действий / сражений и бесчисленное множество других элементов.

Чтобы найти то, что вам нужно, используйте меню выше или кнопки ссылок ниже.

Сейчас в продаже с трех колод

Наша первая книга: Офицеры Королевского флота Семилетней войны уже доступна.

Офицеры Королевского флота Семилетней войны предоставляют подробную справочную информацию о более чем 2000 офицеров Королевского флота: всех тех, чья карьера в качестве офицера включала Семилетнюю войну (1756-1763).Кроме того, включены те офицеры, которые были введены в строй во время и после 1748 года и умерли до 1756 года.

Получены в основном из примерно 15 000 оригинальных исходных документов, хранящихся в Национальном архиве, отдельные записи включают предпродажные командировки офицеров и заказы на корабли, а также другие военно-морские и гражданские назначения. Генеалогическая информация, такая как даты рождения, смерти и брака, а также имена и даты ближайших родственников офицера, также включены в большинство записей.Как первая опубликованная справочная работа с 1849 года, включающая такой уровень детализации для всех офицеров Королевского флота того периода, «Офицеры семилетнего королевского флота» обеспечивает беспрецедентный доступ к ранее неопубликованной информации.

Вы можете купить копию, нажав здесь.

Нарва, Битвы | Encyclopedia.com

Первая Нарвская битва 30 ноября 1700 года была первым крупным поражением Петра Великого в Северной войне. Сразу после объявления войны Россией в августе 1700 года Петр двинул свою армию на территорию Швеции, чтобы попытаться захватить портовый город Нарва на северо-востоке Эстонии, а 16 сентября осадил город с помощью примерно 34 000 человек.Тем временем король Швеции Карл XII победил союзника Петра Данию и привел свою армию в Эстонию, чтобы снять осаду. К 27 ноября русские услышали о приближении шведов, и на следующий день Петр покинул армию, чтобы присоединиться к приближающимся русским подкреплениям. Российская армия развернулась изогнутой линией с юга на северо-запад от Нарвы под командованием недавно прибывшего бельгийского офицера герцога Эжена де Круа. Традиционная русская шляхетская кавалерия боярина Бориса Шереметева удерживала левый (южный) фланг у реки Нарова.Генералы Адам Вейде (голландец) и князь Иван Трубецкой держали центр, а генерал Автомон Головин справа с гвардейскими полками, тоже у реки. Подойдя к линии русских в ослепляющую метель, Чарльз атаковал русский центр около часа дня, его правый фланг под командованием генерала Веллинга разгромил войска Вейда, а шведские левые под командованием генерала Карла Густава Реншельда захватили Трубецкого. Лишь некоторые из людей Головина и Шереметева смогли бежать, потеряв по меньшей мере восемь тысяч человек убитыми.Армия Петра, только недавно созданная по европейскому образцу, была разгромлена. Битва укрепила военную репутацию восемнадцатилетнего короля Швеции.

Петр вернулся в Новгород с остатками своей армии, которую он восстановил в последующие годы, пока Карл был занят Польшей. В июле 1704 года русская армия вернулась для осады Нарвы, удерживаемой небольшим шведским гарнизоном под командованием генерала Хорна. 20 августа 1704 года Нарва пала от рук петровских генералов Шереметева, ныне фельдмаршала, и австро-шотландского генерала барона Георга Огилви.Эта победа укрепила власть России над прибалтийскими провинциями и еще больше ослабила Швецию в ее борьбе с Петром.

См. Также: великая северная война; Питер I; Швеция, отношения с

Пауль А. Бушкович

Вооруженные силы России 1700-1917: Битва при Гросс-Егерсдорфе

Карта битвы при Гросс-Ягерсдорфе 30 августа 1757 г. Источник: Kriege Friedrichs des Grossen, том III немецкого Grosser Generalstab.

Русские двинулись на восточно-прусскую провинцию конец июня.Восточная Пруссия, изолированная от главной прусской провинции Бранденбург / Померания имел в своем распоряжении только 32000 солдат под командованием командование фельдмаршала Ганса фон Лехвальдта. Русские под генерал-фельдмаршал Стефан Федорович Апраксин, развернут 55000 человек в пяти корпусах на широком фронте. Они захватили порт Мемель 5 июля и двинулся дальше, намереваясь двинуться на Восточную Пруссию. столица Кенигсберг. Левальд решил атаковать русские колонны когда они подошли на расстояние поражения, хотя пруссаки с только 24 000 человек были в меньшинстве вдвое.

30 августа Левальд и прусская армия вышли с запада. возле города Гросс-Егерсдорф и атаковал русских около 5.00 утра. Пруссаки были рассредоточены линейным строем. Они имели удивил русских на марше и попытался воспользоваться последующая путаница. Тяжелые бои развернулись на центральных линиях Норкиттен Вуд, но русская артиллерия понесла тяжелые потери. Пруссаки. После четырех залпов по центру прусские усилия было потрачено, и началось общее отступление.Пруссаки потеряли 4500 человек и русские потеряли 6000 человек. Русские не последовали за прусскими отступление, позволяя им покинуть поле битвы без особого приставание. Пруссаки, со своей стороны, вновь обрели уважение к боевые возможности русских, которые были усилены в более поздние сражения при Цорндорфе и Кунерсдорфе.

Британский наблюдатель сообщил, что: «Российские войска ... никогда не смогут действовать. с экспедицией ''. Тяжелые упражнения и почти летаргический маневренность мешала русским легко перемещать войска на поле боя.В Гросс-Ягерсдорфе российский наблюдатель отметил, что: «Наша армия была неподвижна в течение всего боя, с первый ряд стоит на коленях и сидит ». Пруссак сообщил, что«… хотя развертывание в линию было введено в их службу, пехотный полк вряд ли способен выстроить линию менее чем за час, и даже тогда процесс всегда сопровождается беспорядок ».

Русские решили уйти из Восточной Пруссии и вернулись в Польша в октябре.Причины такого решения не ясны, но В результате Апраксина сняли с должности и приказали явиться на суд в Санкт-Петербурге. Прусская полевая армия также покинула Восточную Пруссию, отступление в Померанию для борьбы с попытками Швеции захватить территория. Русские вернулись в Восточную Пруссию в январе 1758 г. 72000 человек и атаковали во время зимних снегопадов. Пруссаки без полевая армия Восточной Пруссии не оказала реального сопротивления этому случай, и русские захватили провинцию, положение они продержались до конца войны.Как показывают другие сражения, территориальные победы были не так важны, как уничтожение поля армии врага.

ССЫЛКА

.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *