Анна иоанновна кем приходится петру 1: Биография правительницы Российской империи Анны Леопольдовны

Содержание

Биография правительницы Российской империи Анны Леопольдовны

В правительстве Анны Леопольдовны существовали разногласия по вопросам внешней политики. Миних настоял на нейтралитете России в предстоявшей войне между Пруссией и Австрией за «австрийское наследство». По требованию Миниха в декабре 1740 года был заключен русско-прусский союзный договор сроком на 20 лет, нарушавший русско-австрийский союзный договор 1726 года. Анна Леопольдовна издала указ, ограничивавший полномочия Миниха, который в мае 1741 года подал в отставку. В надежде вернуть завоеванные Петром I провинции Швеция, подстрекаемая Францией и Пруссией, объявила в июле 1741 года войну России. Русская армия под командованием генерал-фельдмаршала Петра Ласси в сражении при Вильманстранде (ныне Лаппеэнранта, Финляндия) 4 сентября (23 августа по старому стилю) 1741 года разбила 15-тысячную шведскую армию, ее командующий генерал-майор Карл Врангель попал в плен.

В правление Анны Леопольдовны улучшилось положение Русской церкви.

Правительница оказывала финансовую помощь монастырям, делала богатые вклады и пожертвования. Приговоренным к смертной казни «инородцам» даровалось прощение при условии принятия крещения.

Иноземное происхождение многих членов правительства, неспособность к управлению Анны Леопольдовны, ее сложные отношения с мужем и слишком открытое проявление расположения к саксонскому посланнику Линару вызывало неудовольствие общества. Не имея социальной опоры внутри страны и опасаясь гвардии, Анна Леопольдовна усилила полицейский надзор и пыталась удержать власть в своих руках преследованием оппозиции. Ответом на эти меры было усилившееся недовольство дворян и духовенства. При участии французского посланника в России маркиза Жака-Иохима де ла Шетарди и шведского посланника Эрика Маттиаса Нолькена цесаревной Елизаветой Петровной, дочерью Петра I, и ее сторонниками в лице Михаила Воронцова, Алексея Разумовского, Петра и Александра Шуваловых, Иоганна-Германа Лестока был подготовлен государственный переворот.

 

В ночь на 25 ноября Елизавета Петровна в сопровождении отряда гвардейцев, арестовала Анну Леопольдовну, ее мужа, малолетнего императора и его сестру Екатерину, родившуюся 7 августа (26 июля по старому стилю) 1741 года. Цесаревна Елизавета лично вошла в покои правительницы и разбудила ее. Анна Леопольдовна не сопротивлялась перевороту, а лишь просила не делать зла ее детям и любимой фрейлине и подруге Юлиане Менгден. Елизавета обещала исполнить ее просьбу.

После переворота 25 ноября императрица Елизавета первоначально предполагала отправить Анну Леопольдовну вместе с семьей за границу, манифестом 1841 года Брауншвейгская фамилия была отправлена в Ригу. Попытка камер-лакея Александра Турчанинова убить императрицу и герцога Гольштинского, предпринятая в пользу Иоанна Антоновича, интриги маркиза Ботты, подполковника Лопухина и других, а также советы Лестока и Шетарди арестовать Брауншвейгскую фамилию заставили Елизавету Петровну изменить свое решение. По прибытии в Ригу принц Антон-Ульрих с женой и детьми содержались под арестом.

В декабре 1742 года перевезена в крепость Динамюнде (Даугавгривская крепость, Латвия), а в январе 1744 года — в город Раненбург (ныне Чаплыгин Липецкой области). Юлиана Менгден добровольно следовала за семьей своей покровительницы.

Анна Иоанновна: историческая правда России от РВИО

ЖИЗНЕОПИСАНИЕ

Анна Иоанновна (28 января (7 февраля) 1693 – 17 (28) октября 1740), вторая дочь царя Иоанна V (брата и соправителя царя Петра I) и царицы Прасковьи Федоровны, родилась в Москве, в Кремле. Детство провела в Измайлове. В 1708 г. ненадолго переехала в Петербург. В 1710 г. выдана замуж за герцога Курляндского; овдовела вскоре после свадьбы. В октябре 1709 г. Пётр I на встрече с королем Фридрихом Вильгельмом I договрился о браке юного герцога с одной из представительниц русской царской семьи. Выбор пал на среднюю дочь царицы Прасковьи – Анну Иоанновну. С лета 1712 г. в качестве герцогини Курляндской она жила в Курляндии. В 1726 г. опрометчиво дала согласие на брак внебрачному сыну польского короля и саксонского курфюрста Августа Сильного графу Морицу Саксонскому, не входивший в политические планы Российской империи и расстроенный личным вмешательством А.

Д.Меншикова (так назваемый Курляндский кризис). В 1718 г. в канцелярию герцогини поступил на службу 28-летний курляндский дворянин Эрнст Иоганн Бирон, ставший с 1727 г. её фаворитом.

После смерти Петра II в 1730 г. прямых потомков рода Романовых по мужской линии не осталось. Среди других кандидатур Верховный тайный совет обратился к старшей линии царя Иоанна V Алексеевича и пригласил на трон его дочь Анну Иоанновну, уже 19 лет жившую в Курляндии и не имевшую в России фаворитов и приверженцев. Предполагалось её царствование с ограничениями полномочий в пользу «верховников», членов Верховного тайного совета, которые потребовали от Анны Иоанновны подписания определённых условий, «Кондиций». При поддержке противников «верховников» обрела полноту власти и распустила Верховный тайный совет. По имени её фаворита время её правления получило название «бироновщины».

ЗНАЧЕНИЕ СЕНАТА ПРИ АННЕ ИОАННОВНЕ

Но вместо Сената, как мы уже знаем, поставили Верховный Тайный Совет (1726–1730 гг. ): этим свели Сенат на степень коллегиа, а должность генерал-прокурора, «око государево», лишили того значения, какое придал ей Петр. Должность эта и совсем исчезла, как лишенная своего смысла. Восстановленный при Анне Иоанновне генерал-прокурор не получил прежнего значения, потому что не получил его и Сенат. Анна в 1730 г. уничтожила Верховный Тайный Совет, восстановила права Сената, разделив Сенат на 5 департаментов; но вскоре над Сенатом поставила Кабинет, аналогичный по значению Верховному тайному Совету, и этим снова уронила значение Сената и генерал-прокурора.

[…] Но при Петре приближенные к нему высшие административные лица не были организованы в учреждение и не имели того влияния, какое они получали при слабых представителях власти после Петра (женщинах и детях). Когда же у них явилось это влияние, они стремились сомкнуться в учреждение, не подчиненное общему правительственному контролю (Сенату и прокуратуре), напротив, сами взяли контроль в свои руки и управляли страной силой своих «персон», стоя над всей системой администрации. В 1730 г. они даже покусились править не только страной, но и самой властью. Попытка не удалась и повела к видоизменению того учреждения, которое ее совершало; но и при самодержавии персоны Верховного Тайного Совета и Кабинета, ниспровергнув административную систему Петра, направленную против произвола лиц, развили этот произвол.

Платонов С.Ф. Полный курс лекций по русской истории. СПб., 2000 http://magister.msk.ru/library/history/platonov/plats005.htm#gl6

ЗАМЫСЕЛ «КОНДИЦИЙ»

Когда присутствующие сошлись на кандидатуре Анны Ивановны, Д.М. Голицын незаметно приступил к самому сокровенному звену своего маневра. Его речь окончилась, казалось бы, туманным, восклицанием: «Воля ваша, кого изволите, только надобно нам себе полегчить». — «Как себе по-легчить?» — спросил тут кто-то. «Так полегчить, чтоб воли себе прибавить», — был ответ Голицына. Видимо, представители феодальной аристократии в конце концов поняли, в чем дело. После недолгих споров было приступлено к составлению «кондиций» или «пунктов», ограничивающих власть новой государыни. Хотя некоторые источники создание «кондиций» приписывали Д.М. Голицыну, видимо, «дитя» это было плодом совместных усилий.

Боханов А.Н., Горинов М.М. История России с начала XVIII до конца XIX века, М., 2001. Гл. 7. Дворцовые перевороты. § 2. Кондиции 1730 г . и бироновщина http://kazez.net/book_98689_glava_42_%C2%A7_2._Kondi%D1%81ii_1730_g_._i_bir.html

«КОНДИЦИИ», ПОДПИСАННЫЕ АННОЙ ИОАНОВНОЙ В 1730 Г.

Понеже по воле всемогущего бога и по общему желанию российского народа мы по преставлении всепресветлейшего державнейшего Великого государя Петра второго, императора и самодержца всероссийского, нашего любезнейшего государя племянника, императорский всероссийский престол восприяли и, следуя божественному закону, правительство свое таким образом вести намерена и желаю, дабы оное в начале к прославлению божеского имени и к благополучию всего нашего государства и всех верных наших подданных служить могло. Того ради, чрез сие наикрепчайше обещаемся, что и наиглавнейшее мое попечение и старание будет не только о содержании, но и крайнем и всевозможном распространении православные нашея веры греческого исповедания, такожде, по приятии короны российской, в супружество во всю мою жизнь не вступать и наследника, ни при себе, ни по себе никого не определять.

Еще обещаемся, что понеже целость и благополучие всякого государства от благих советов состоит; того ради мы ныне уже учрежденный Верховный тайный совет в восьми персонах всегда содержать и без оного Верховного тайного совета согласия:

1) Ни с кем войны не всчинять.

2) Миру не заключать.

3) Верных наших подданных никакими новыми податями не отягощать.

4) В знатные чины, как в статцкие, так и в военные, сухопутные и морские, выше полковничья ранга не жаловать, ниже к знатным делам никого не определять, и гвардии и прочим полкам быть под ведением Верховного тайного совета

5) У шляхетства живота и имения и чести без суда не отымать.

6) Вотчины и деревни не жаловать.

7) В придворные чины, как русских, так и иноземцев, без совету Верховного Тайного совета не производить.

8) Государственные доходы в расход не употреблять – и всех верных своих поданных в неотменной своей милости содержать. А. буде чего по сему обещанию не исполню и не додержу, то лишена буду короны российской.

Государство российское: власть и общество. С древнейших времен до наших дней. Сборник документов. Под ред. Ю.С.Кукушкина. М., 1996. С. 70–71. http://www.hist.msu.ru/ER/Etext/conditns.htm

ХАРАКТЕРНЫЕ ЧЕРТЫ ЦАРСТВОВАНИЯ АННЫ ИОАННОВНЫ

В глубокой тайне Д. М. Голицын с В. Л. Долгоруким составили кондиции, т. е. условия вступления Анны Иоанновны на престол. Анна Иоанновна должна была управлять государством не в качестве самодержавной императрицы, а совместно с Верховным тайным советом, без ведома которого ей запрещалось объявлять войну и заключать мир, вводить новые налоги, награждать чином выше полковника, жаловать или отнимать вотчины без суда. Командование гвардией переходило к Верховному тайному совету. Таким образом, кондиции ограничивали самодержавие, но не в интересах всего дворянства, а в пользу его аристократической верхушки, заседавшей в Верховном тайном совете.

Слух о «затейке» ограничить «самодержавство» проник в дворянскую и гвардейскую среду и вызвал там явно враждебную реакцию. В противовес кондициям верховников различные группы дворянства составили свои проекты с изложением взглядов на политическое устройство страны. Если кондиции верховников имели в виду интересы небольшой кучки аристократов, то авторы дворянских проектов требовали сокращения срока службы, отмены ограничений в наследовании недвижимого имущества, облегчения условий службы в армии и на флоте путем организации специальных учебных заведений для подготовки офицеров, более широкого привлечения дворян к управлению и т. д.

Анна Иоанновна, безропотно подписавшая кондиции в Митаве, после прибытия в Москву быстро обнаружила, что «затейка» верховников не пользуется поддержкой ни у массы дворян, ни у гвардейцев. В их присутствии и при их поддержке она надорвала лист бумаги с подписанными ею кондициями. Этим самым она провозгласила себя самодержавной императрицей. Верховный тайный совет был упразднен, а членов его (Голицыных и Долгоруких) под разными предлогами выслали из столицы, чтобы несколько лет спустя подвергнуть казням.

Ленивая и невежественная, отличавшаяся высоким ростом и чрезвычайной полнотой, императрица, которую приводили в восторг грубые шутки карлиц, не проявляла никакого интереса к государственным делам. Вместо упраздненного Верховного тайного совета при ней было организовано примерно такое же по компетенции учреждение, но под новым названием – Кабинет министров. Новым был и состав Кабинета министров, куда вошли доверенные лица императрицы.

Анна Иоанновна тяготилась участием в государственных делах и в 1735 г. издала указ, которым подпись трех кабинет-министров объявлялась равноценной императорской подписи.

В царствование Анны Иоанновны небывалых размеров достигло влияние иностранцев. Наплыв их в Россию начался еще с конца XVII в., однако до воцарения Анны Иоанновны они не играли существенной роли в политической жизни страны. Иным стало их положение при Анне Иоанновне. Тон при дворе задавал невежественный фаворит императрицы, курляндский немец […], Бирон, не занимавший официальных постов, но пользовавшийся безграничным доверием Анны Иоанновны. Под его покровительством проходимцы из иностранцев занимали высшие и хорошо оплачиваемые должности в административном аппарате и армии. Многие из них безнаказанно грабили казну.

В годы бироновщины, а вернее остермановщины, ибо правил страной Остерман, иностранцы пользовались преимуществами при назначении на доходные должности и продвижении по службе. Это вызывало протест со стороны русского дворянства, лишенного части доходов и ущемленного в национальных чувствах.

Выразителем его стал кабинет-министр А. П. Волынский, вместе с кружком единомышленников разработавший «Проект о поправлении внутренних государственных дел». Волынский требовал дальнейшего расширения привилегий дворянства, заполнения всех должностей в государственном аппарате — от канцеляриста до сенатора дворянами, командирования дворянских детей за границу для обучения, «чтобы свои природные министры со временем были». Духовные пастыри от сельских священников до высших должностей в церковной иерархии тоже должны замещаться выходцами из дворянства. Резкие отзывы об Анне Иоанновне («Государыня у нас дура, и как-де ни докладываешь, резолюции от нее никакой не добьешься»), осуждение действий Бирона и его окружения привели в 1740 г. Волынского и его сообщников на плаху.

История России с древнейших времен до 1861 года Н. Павленко, И. Андреев, В. Кобрин, В. Федоров. 3-е изд.. М., 2004 http://wordweb.ru/andreev/59.htm

МАНИФЕСТ ОБ УНИЧТОЖЕНИИ ВЕРХОВНАГО ТАЙНАГО СОВЕТА 4 МАРТА (15 МАРТА) 1730 Г.

5510. – Марта 4. Манифестъ. – Объ уничтоженіи Верховнаго Тайнаго Совѣта и Высокаго Сената, и о возстановленіи по прежнему Правительствующаго Сената.

Повелѣваемъ всѣмъ кому о томъ вѣдати надлежитъ, какъ духовнымъ, такъ и мірскимъ военнаго и земскаго управленія, вышнимъ и нижнимъ чинамъ, что Мы, Верховный Тайный Совѣтъ и Высокій Сенатъ отставили, а для правленія опредѣлили Правительствующій Сенатъ, на такомъ основаніи, и въ такой силѣ, какъ при Дядѣ Нашемъ, блаженныя и вѣчнодостойныя памяти Петрѣ Великомъ, Императорѣ и Самодержцѣ Всероссійскомъ былъ. И во управленіи поступать по должности, данной Сенату при Его жъ Императорскомъ Величествѣ и по Уложенью и указамъ, которому Правительствующему Сенату, всякъ ихъ указамъ да будетъ послушенъ, подъ жестокимъ наказаніемъ или смертію, по винѣ смотря. И ежели оный Сенатъ чрезъ свое нынѣ предъ Богомъ принесенное обѣщаніе и прежнюю въ вѣрности Намъ учиненную присягу, неправедно что поступятъ въ какомъ Государственномъ или партикулярномъ дѣлѣ, и кто про то увѣдаетъ, тотъ да возвѣститъ Намъ, однакожъ справясь съ подлинымъ документомъ, понеже то будетъ предъ Нами суждено, и виноватой жестоко будетъ наказанъ.

Полное собрание законов Российской империи (Сперанский). № 5510 (Собрание Первое. Т. 8. C. 253–254) Манифест «Об уничтожении Верховного Тайного Совета и Высокого Сената, и о восстановлении по прежнему Правительствующего Сената» из Полного собрания законов Российской империи

http://ru.wikisource.org/wiki/%D0%9F%D0%BE%D0%BB%D0%BD%D0%BE%D0%B5_%D1%81%D0%BE%D0%B1%D1%80%D0%B0%D0%BD%D0%B8%D0%B5_%D0%B7%D0%B0%D0%BA%D0%BE%D0%BD%D0%BE%D0%B2_%D0%A0%D0%BE%D1%81%D1%81%D0%B8%D0%B9%D1%81%D0%BA%D0%BE%D0%B9_%D0%B8%D0%BC%D0%BF%D0%B5%D1%80%D0%B8%D0%B8_(%D0%A1%D0%BF%D0%B5%D1%80%D0%B0%D0%BD%D1%81%D0%BA%D0%B8%D0%B9)/%D0%A1%D0%BE%D0%B1%D1%80%D0%B0%D0%BD%D0%B8%D0%B5_%D0%BF%D0%B5%D1%80%D0%B2%D0%BE%D0%B5/5510/%D0%94%D0%9E

ОТНОШЕНИЕ К ССЫЛЬНЫМ И ОПАЛЬНЫМ

В „суетное и опасное время» немецкаго правительства Анны Иоанновны нельзя было лечь вечером в постель в полной уверенности, что на другое утро проснешься у себя дома: нередко арестовывали ночью – и арестант встречал следующий день в одном из казематов Петропавловской крепости или какого нибудь острога. Кн. Сергей испытал на себе превратности судьбы, совершенно неожиданно очутившись в Фоминках, a затем в Раненбургской крепости. Из Раненбурга вели дороги в „места более отдаленныя» – можно было попасть в Березов, Пелым, Енисейск, Охотск… […]

23-го октября 1730 г. [кн. Сергей Долгорукий] обращается к императрице Анне Иоанновне с следующим прошением:

„Державнейшая царица и самодержица всероссийская, государыня всемилостивейшая! Дерзаю молити вашего императорского величества, яко вси прикланяяй выи молим Всевышняго Творца, да простретъ десницу милосердия от горняго жилища. Тако ныне всеподданнейший раб вашего величества, премилосердая государыня, рабски припадая к ногам, молю: простри десницу милосердия от Высочайшия державы престола своего, помилуй, помилуй погибшего и страждущего раба своего. Вашего императорскаго величества всеподданнейший и всенижайший раб кн. Сергей Долгорукой».

Голос его не был услышан.

В апреле 1731 г. кн. Сергей воспользовался предстоявшим празднованием годовщины коронации императрицы Анны Иоанновны, чтобы вторично напомнить о своем горестном положении и просить об улучшении своей участи. 21-го апреля этого года он писал императрице:

Вашего императорского величества, государыня всем милосердая приклоняя колена, всеподданнейше молю, сотвори с убогим и последним рабом своим божеское милосердие: помилуй всемилостивейшая государыня для так дни великого от всех Творца дарованного и всему народу торжественного высочайшия коронации вашего императорского величества, дабы и я бедной и последней раб вашего величества в так великой радости имел малое участие и с неизреченным благодарением во все продолжение бедного живота моего в пожалованной мне деревнишки за высочайшее вашего императорского величества всем милосердой государыни здравие Всевыщего Творца неусыпно просил. Вашего императорского величества Всемилостивейшей государыни последни и всеподданейши раб кн. Сергей Долгорукой».

Участь его все-таки не была смягчена.

Корсаков Д.А. Князь С. Г. Долгорукий и его семья в ссылке. (Их жизнь в Раненбурге с 1730 по 1735 г.). Исторический очерк по неизданным документам. // Исторический вестник, 1880. – Т. 1. — № 3. – С. 457-472.

ЛИЧНОСТЬ И ДОСУГ

Анна была человеком переломной эпохи, когда старое в культуре сменялось новым, но еще долго соседствовало с ним. Поэтому наряду с традиционными шутами и приживалками при дворе Анны в специально построенном театре на тысячу мест ставились итальянские оперы и комедии. Слух и зрение придворных во время обедов и праздников услаждали оперные певцы и балерины. В историю русского искусства время Анны вошло датой основания в 1737 году первой балетной школы. При дворе была образована хоровая капелла, работал приглашенный из Италии композитор Франческо Арайя. Но более всего Анна, не в пример московским царевнам, увлекалась охотой, точнее стрельбой. Это было не просто увлечение, а глубокая страсть, которая не давала царице покоя. Она часто стреляла по летящим в небе воронам, уткам, била в цель в крытом манеже и в парках Петергофа. Участвовала она и в грандиозных охотах, когда загонщики, охватив гигантское пространство леса, постепенно (нередко неделями) сужали его и гнали лесных обитателей на поляну. Посредине нее стоял специальный высокий экипаж – «ягт-ваген» – с вооруженной императрицей и ее гостями. И когда обезумевшие от ужаса звери: зайцы, лисицы, олени, волки, медведи, лоси – выбегали на поляну, предусмотрительно огороженную стеной из корабельной парусины, тогда начиналась омерзительная бойня. Только за лето 1738 года Анна лично застрелила 1024 животных, в том числе 374 зайцев и 608 уток. Сколько же всего зверей убила царица за 10 лет, даже трудно и представить!

§117 — Екатерина I, Петр II, Анна Иоанновна и Анна Леопольдовна

Вот главные события дворцовой и правительственной жизни этого периода. Когда императрица Екатерина передала всю власть своему фавориту Меншикову, то среди других сановников началось сильное неудовольствие против временщика, который держал себя заносчиво и злоупотреблял своим влиянием. Во главе недовольных стоял князь Дм. Мих. Голицын, старый вельможа, помнивший допетровские порядки. Он всегда думал, что уничтожение боярской думы было ошибкой Петра и что необходимо теперь устроить такое учреждение, которое имело бы законодательный характер (сенат его не имел). Если бы существовало такое «вышнее правительство», то, по мнению Голицына, невозможно было бы возвышение отдельного временщика: правила бы не одна «сильная персона», а целое учреждение. По настоянию Голицына и его друзей, такое вышнее правительство и было учреждено (1726). Оно получило наименование Верховного Тайного совета и состояло из шести наиболее видных сановников. Туда вошли и Меншиков, и Голицын. Новый совет должен был при государыне обсуждать все важные внутренние и внешние дела государства, и государыня обещала мимо совета никаких указов не выдавать. Сенат и синод были подчинены новому совету и потеряли свой титул «правительствующих»; должность генерал-прокурора была упразднена, потому что ее взял на себя верховный тайный совет.

Всем казалось, что наступил новый порядок и что государыня как бы поступила в опеку «верховников». Но на деле продолжалось старое: Меншиков за спиною у совета продолжал вертеть делами и держать себя фаворитом. Для того, чтобы окончательно укрепить себя при дворе, он упросил Екатерину назначить, по закону 1722 г. (§115), преемником престола великого князя Петра Алексеевича и женить будущего государя на дочери его, Меншикова. Екатерина согласилась. Вскоре затем она скончалась (1727). По ее завещанию на престол вступил 12-летний император Петр II. Меншиков как нареченный тесть императора перевез его в свой дом и стал управлять за него делами как государь. Стало быть, учреждение верховного тайного совета не помогло против временщика.

Император Петр II

 

Тогда среди придворной знати нашлись люди, которые сумели иными средствами уничтожить влияние Меншикова. Семья князей Долгоруких, через молодого князя Ивана Долгорукого, вошла в доверие к маленькому императору, восстановила его против Меншикова и научила, как от него избавиться. Петр II объявил Меншикову ссылку (сначала в его имение, а затем в г. Березов на р. Оби) и приблизил к себе Долгоруких. Новые «сильные персоны» оказались не лучше Меншикова. Они захотели, как раньше Меншиков, породниться с государем и сделать Петра II женихом одной из княжен Долгоруких. Как и Меншиков, Долгорукие не стеснялись распоряжаться во дворце помимо верховного совета. Двор переехал в Москву для коронации императора, и там Долгорукие, закружив маленького государя в вихре удовольствий, не уберегли его от простуды. Простуда перешла в оспу, и Петр II скончался в январе 1730 г., не оставив завещания.

По завещанию же императрицы Екатерины престол должен был теперь перейти к одной из дочерей Петра. Однако члены верховного тайного совета, верховники, собравшись на совещание после смерти императора, решили иначе. Своим кружком (всего человек десять) они избрали на престол представительницу старшей линии царского дома, дочь царя Ивана, курляндскую герцогиню Анну. А для того, чтобы устранить возможность появления временщиков и чтобы «себе воли прибавить» (по словам кн. Дм. M их. Голицына), верховники решили предложить новой государыне «кондиции», то есть ограничительные условия, и взяли для них образцом шведские законы, определявшие в Швеции соправительство сената с монархом. Тайно от всех других сановников верховники составили ограничительную грамоту в такой форме, будто бы сама Анна по своему собственному почину обещает, принимая русский престол: 1) замуж не выходить и наследника себе не назначать, 2) править страною во всем с согласия верховного тайного совета, который сам будет избирать своих членов и назначать чиновников на все важнейшие должности, и 3) предоставить власть над войсками и гвардией верховному тайному совету. Эти кондиции верховники послали к Анне в Митаву, где она жила. Анна согласилась принять престол на «кондициях», подписала их и выехала в Москву. Между тем в Москве верховники своих кондиций не объявили, а просто сообщили духовенству, сенаторам и дворянству о их мысли избрать на престол герцогиню Анну, на что и получили общее согласие.

Дмитрий Михайлович Голицын

 

В ту пору, по случаю долговременного пребывания в Москве императорского двора, там была вся гвардия и собралось много дворянства. Слухи о каких-то тайных кондициях проникли в дворянскую среду и страшно взволновали ее. Так как почти все из верховников принадлежали к древней знати (двое князей Голицыных, четверо князей Долгоруких), то их «затейку» сочли за желание устроить боярскую олигархию и «вместо одного самодержавного государя десять самовластных и сильных фамилий». Дворяне были недовольны. «Так мы, шляхетство, совсем пропадем», – говорили они. Когда в Москву пришла весть о согласии Анны принять престол и о том, что она сама «наикрепчайше обещается» отменить самодержавие и править с верховным тайным советом, то дворянство сейчас же стало просить позволения обсудить новый порядок вещей. Получив разрешение собираться, дворяне образовали несколько кружков. Все были против верховников; но одни думали, что надо восстановить самодержавие, а другие, – что надо изменить ограничения в пользу всего дворянского сословия. В этом смысле дворянами было составлено несколько проектов и передано в верховный тайный совет. Верховники, однако, оставили их без движения. Тогда, дождавшись приезда Анны в Москву, дворянство толпой пришло (25 февраля 1730 г. ) во дворец и беспорядочно стало просить императрицу и о том, чтобы «пункты отставить», и о том, чтобы рассмотреть дворянские проекты. Анна просила их сговориться и соблюдать порядок. После некоторой беседы взяли верх те, кто желал восстановления самодержавия, и тогда все челобитчики уже согласно попросили императрицу «принять самодержавство», «уничтожить верховный тайный совет» и «восстановить в правах сенат». Анна исполнила эту просьбу шляхетства и своими руками надорвала подписанный ею лист с ограничительными пунктами.

С уничтожением верховного тайного совета потеряли свое значение верховники и тотчас же обозначились новые временщики. Анна не доверяла не только верховникам, которые поднесли ей пункты, но и вообще шляхетству, среди которого шли толки о желательности изменить пункты в пользу всего шляхетства. Поэтому Анна окружила себя своими курляндскими друзьями-немцами. Первое место среди них занимал курляндский ее камергер фон Бирон, а затем братья Левенвольд. Они поставили во главе управления тех немцев, каких застали уже в России: Остерман стал управлять всеми гражданскими делами, Миних занял первое место в войсках. А затем, на различные должности при дворе, в дипломатии и в армии определялись остзейские немцы. Было образовано два новых гвардейских полка (Измайловский и Конный), с остзейскими офицерами и начальством, как бы в противовес старым полкам, Преображенскому и Семеновскому. Таким образом, немцы стали играть главные роли в « русском государстве. По виду всеми делами руководил учрежденный Анной (1731) «кабинет», в котором было три «министра»; на деле же самым явным временщиком был Бирон.

Эрнест Иоганн Бирон

 

Время власти Бирона русским людям казалось ужасным. Бирон не любил России и презирал русских, а сам был дурным, невежественным, грубым и злым человеком. Бирон и его приспешники вовсе не думали о народном благе, а сама императрица Анна была предана лишь удовольствиям. Поэтому все старания придворных направлялись к тому, чтобы собрать как можно больше денег для двора. Подати и недоимки взыскивались беспощадно, причем за крестьян-недоимщиков отвечали и помещики, и местные чиновники. Когда же начинался ропот, виновные даже в пустейших разговорах забирались в «тайную канцелярию», которая ведала политические преступления; там их пытали и подвергали жесточайшим наказаниям. Конечно, Бирон понимал, что жадностью и жестокостью не приобрести народной любви, и потому он боялся бунтов. Для того, чтобы предупредить их, он поощрял доносы и развил целую систему наушничества. Доносчики постоянно объявляли за собой «слово и дело» (то есть донос) и клеветали, на кого хотели, подвергая невинных людей пыткам и наказаниям. Сам Бирон, боясь русской знати, побуждал Анну к гонениям на разных вельмож. Казни и ссылки постигли князей Голицыных, Долгоруких, Юсуповых и других, хотя никто из них ничего не умышлял против императрицы. Всякое противодействие Бирону влекло за собою его месть. Кабинет-министра Артемия Петровича Волынского он довел до смертной казни (1740) за то, что тот дерзал быть самостоятелен в делах и говорил императрице против временщика. Такое поведение и правление Бирона возмущало всех и получило особую кличку «бироновщины», под которой разумели жестокость и корыстолюбивую эксплуатацию страны, соединенную с системой доносов.

Десять лет продолжалось на Руси господство придворных немцев. Государство страдало и жило в постоянном страхе доносов и жестоких гонений. А двор утопал в роскоши и вел веселую и расточительную жизнь. Балы и маскарады, охоты и другие увеселения шли непрерывной вереницей. Грубоватый вкус Анны вел к тому, что ее забавы носили странный, с нашей точки зрения, характер. Дворец был полон малоумными шутами и комичными уродами, которыми любила развлекаться императрица. Для шутовской свадьбы однажды построен был даже ледяной дом на Неве, освещенный изнутри, и в нем был дан шумный праздник. Негигиеничная жизнь рано расстроила здоровье императрицы Анны, и она скончалась в 1740 г., оставив престол сыну своей племянницы Анны Леопольдовны и Брауншвейгского принца Антона только что родившемуся Иоанну Антоновичу. Так как новорожденный император не мог сам править, то регентом до его совершеннолетия Анна назначила Бирона, который к тому времени был по желанию Анны избран герцогом Курляндским.

Шуты в спальне Анны Иоанновны. Картина В. Якоби, 1872

 

Русские люди ничего не могли предпринять против власти Анны, хотя и не были довольны ее правлением: Анна была дочерью русского царя. Но власти регента Бирона они не желали подчиниться. Возбуждение гвардии против Бирона было так велико и явно, что фельдмаршал Миних легко арестовал Бирона во дворце с помощью караула Преображенского полка и передал регентство матери императора, Анне Леопольдовне. Когда же стало ясно, что эта правительница не способна вести управление и что при ней немцы остались в прежней силе, то и против Анны Леопольдовны началось движение «гвардейства». Солдаты и офицеры обратились к жившей тогда в Петербурге дочери Петра Великого, Елизавете, с прямой просьбой взять престол от немцев: «Матушка! Мы все готовы», говорили они: «Только ждем твоих приказаний, что, наконец, велишь нам». О том же старался французский посланник в Петербурге маркиз Шетарди: для Франции была бы важна в ту минуту перемена немецкого правительства в России на другое, менее враждебное видам Франции. Под влиянием Шетарди и своего доктора Лестока (француза), через которого Шетарди действовал, Елизавета, наконец, решилась на переворот. Она отправилась ночью (25 ноября 1741 г.) в казармы Преображенского полка и оттуда с одной ротой солдат (получившей позже титул «лейб-компании») двинулась во дворец, арестовала «Брауншвейгскую фамилию» (то есть императора Иоанна и его родителей) и объявила себя императрицею. Падение немецкого правительства вызвало всеобщий восторг, а национальное и гуманное правление Елизаветы сделало власть ее прочною и популярною. С восшествием на престол Елизаветы окончился мрачный период временщиков.

Итак, начался этот период тем, что Меншиков овладел как временщик правлением и готовился породниться с царскою семьею. Свергли его Долгорукие и, завладев властью, также надеялись войти в родство с императором. Старый князь Дм. Мих. Голицын думал бороться с временщиками посредством такого учреждения, которое, ограничив власть монарха, уничтожило бы самую возможность появления фаворитов. Но его «затейка» не удалась, и при императрице Анне явились новые фавориты. На этот раз ими были немцы: господствовал Бирон, а правили делами сотрудники Петра Великого: Остерман и Миних. Интересна известная последовательность в смене временщиков: сперва, в лице Меншикова и его друзей, главное место занимали неродовитые сотрудники Петра, затем возобладали представители старой знати, а затем делами овладели инородцы. Во взаимной вражде и борьбе временщики и придворные партии искали себе опоры и поддержки в «гвардействе». Меншиков с помощью гвардии настоял на воцарении Екатерины. В толпе дворян, пришедших к Анне во дворец жаловаться на верховников, именно гвардейство настояло на восстановлении самодержавия. Миних сверг регента Бирона с помощью гвардейцев. Елизавета воцарилась с помощью тех же гвардейцев. Словом, гвардейские полки являлись тою силою, которая поддерживала или же ниспровергала известных лиц или же политический порядок. Так как гвардия имела, как мы знаем (§109), определенный сословный состав, именно дворянский, то, стало быть, главная сила в столице принадлежала шляхетству, дворянам, имевшим военную организацию. Так понимали дело и сами гвардейцы, и правительство. Гвардейцы чувствовали свое значение, когда сами предлагали Елизавете принять власть. Императрица Анна и правительница Анна Леопольдовна, каждая по-своему, опасались шляхетской гвардии и следили за ее настроением. Такой рост политической силы дворянства составляет самое главное и важное явление изучаемого периода временщиков. Оно имело большие исторические следствия.

 

Кто кем кому приходился среди царствующих Романовых | Историческое: персоны и факты

Корона от отца к старшему сыну? Оо, это была редкость. Тетушки. внучатые племянники, седьмая вода на киселе — это про российский трон.

Михаил Федорович Романов, первый представитель династии, избран в 1613 году после Смуты. Типа ближайшая родня к Рюриковичам. Дед Михаила приходился братом первой жене Ивана Грозного)) А сам Михаил — троюродным племянником последнему царю из Рюриковичей, Федору, сыну Ивана Грозного.

На самом же деле 17-летний отрок Миша Романов был самой удобной кандидатурой и сыном пронырливого отца. Патриарх Филарет, в миру Федор Романов, приложил немало сил и организовал немало интриг, чтобы Мишеньку выбрали в цари. 20 лет за Мишу управляли мать с отцом.

Алексей Михайлович. Тут всё чин по чину. 16-летний Алексей был старшим выжившим сыном Михаила Федоровича.

Федор Алексеевич. То же самое, старший сын принял корону от отца.

Иван V и Петр I, оба Алексеевичи. Тут история позанятнее. Федор наследников не оставил. В результате Стрелецкого бунта на Москве оказались два царя — Иван (слабый здоровьем, как физическим, так и душевным) и Петр. При них регентом — старшая сестрица Софья. Со временем Петр запер в монастыре властолюбивую сестру, а брата Ивана любил и уважал до самой его смерти (благо Иван в дела государства не лез и Петру не мешал).

Слева Иван, справа Петр

Екатерина I. По сути дамочка — никто и звать ее никак. Прачка-служанка из Лифляндии Марта Скавронская, которую нашел Меншиков и привез в Петербург. В доме у Алексашки ее и увидел Петр, полюбил, со временем крестил в православие, женился, короновал Императрицей Всероссийской.

Петр не успел указать наследника. При поддержке Меншикова и гвардии Екатерина, можно сказать, узурпировала власть. Она не была Романовой, а была лишь женой Петра, женщиной низкого происхождения.

Екатерина I

Петр II. Екатерина всё-таки была не совсем пропащей. Детей-мальчиков от Петра у нее не осталось, все они погибали в младенчестве, остались только две дочери — Анна и Елизавета. Екатерина понимала, что тут бессмысленно идти против системы и составила завещание на 11-летнего Петрушу, внука своего мужа, сына того самого опального царевича Алексея.

Петр II

Анна Иоанновна. Дочь слабоумного Ивана, племянница Петра I. Мальчишка Петр II правил всего три года и умер в 14, наследников не оставил, естественно. Дворяне-олигархи посовещались и выбрали наиболее подходящую кандидатуру из дома Романовых — Анну Иоанновну.

Анна Иоанновна

Иоанн VI Антонович, несчастный малыш, жизнь которого пошла под откос. Приходится внучатым племянником Анне Иоанновне. Бездетная и незамужняя императрица нуждалась в наследнике. Назначить кузину Елизавету Петровну не хотела ни в какую. Вместо этого завещала корону и страну младенцу. Анна любила свою племянницу, дочь старшей сестры от немецкого герцога. Девушку звали Анна Леопольдовна. Императрица выдала ее замуж за очередного немца — Антона Ульриха Брауншвейгского, и с нетерпением ожидала пополнения. И дождалась. Анна Иоанновна умерла, когда младенцу было два месяца. Так малыш, седьмая вода на киселе, стал Императором Всероссийским.

Иоанн Антонович

Елизавета Петровна. Дворянство и гвардия не стерпели. Был совершен государственный переворот и на трон села относительно законная дочь Петра I («относительно», потому что когда она родилась, ее родители не были женаты). Малыша Иоанна посадили под арест вместе с родителями.

Елизавета Петровна

Петр III. Царица Лисавет своих детей и мужей не имела. И озаботилась выбором таким же как и Анна Иоанновна ранее — кому передавать нажитое? И снова поступила как Анна — выписала из немецких земель племянника, Карла Петера Ульриха Голштейн-Готторпского, всё так он родной внук Петра Великого. Крестила мальчишку Петром Федоровичем и женила в 16 лет на принцессе Софье Фредерике Августе Ангальт-Цербстской. Принцесса эта войдет в историю как Екатерина II.

Петр III

Екатерина II прав на корону не имела вовсе. Большинство людей, участвующих в заговоре и государственном перевороте, были уверены, что Екатерина станет регентшей при малолетнем сыне Павле. Их ждал surprise — Павлуша так и остался наследником, зато Катюша объявила себя Императрицей Всероссийской.

Екатерина II

Павел I был законным сыном Петра III, во всяком случае отец его признал в свое время. Этот император дольше всех ожидал своей очереди — более 40 лет.

Александр I — всё чисто, старший сын Павла.

Николай I — чисто, да не очень. После смерти бездетного Александра должен был править Константин, следующий брат. Однако тот отказался и императором стал Николай, третий брат.

Далее корона передавалась от отца к старшему сыну — Александр II, Александр III, Николай II.

Если материал вам понравился, ставьте лайк и подписывайтесь на канал. Впереди много интересного 😉

Читайте также:

Кто тут в цари крайний, или Как избирали Михаила Романова
Константин Павлович: странный отказ от короны
Главная загадка династии Романовых: кто отец Павла I

биография, личная жизнь, фото и видео

Анна Иоанновна (28.01.1693 – 17.10.1740) – российская императрица (династия Романовых), дочь Ивана V, племянница Петра I. Годы царствования: 1730-1740, период получил название «бироновщина».

Детство

Анна родилась в Московском Кремле, отец ¬ – царь Иоанн V, мать – царица Прасковья Федоровна. После смерти царя в 1696 году вдова с тремя дочками: Екатериной, Анной и Прасковьей, перебралась в подмосковную усадьбу Измайлово. Две старшие дочери – Мария и Феодосия – умерли в младенчестве.

Семья имела внушительный штат придворных. Жизнь в Измайлово была спокойной и далекой от нововведений. Резиденция насчитывала два десятка прудов, многочисленные фруктовые сады, виноградники, оранжереи с заморскими цветами. Маленькие царевны обучались математике, географии, немецкому и французскому языкам, танцам. Прасковья Федоровна лелеяла лишь свою старшую дочь, с Анной отношения не складывались.

Когда Петр в 1708 году принял решение переселить всех членов царской семьи в столицу, Анна с матерью и сестрами приехала в Петербург, где царь оказал торжественный прием. Однако вскоре они вернулись в Москву из-за угрозы со стороны шведской армии. Семья окончательно перебралась в Петербург только после Полтавской битвы, в столице специально для них был построен дворец.

Замужество

Во время Северной войны Петру необходимо было позаботиться об укреплении влияния своей страны на международной арене. Курляндское герцогство, к которому подобрались русские владения, было ослаблено, и после появления русской армии в Курляндии Петр решил выдать замуж за молодого герцога представительницу русской царской фамилии. Царица Прасковья Федоровна из своих дочерей выбрала Анну.

Несмотря на то, что в сохранившемся письме Анна радостно объясняется жениху в любви, есть версия о том, что девушка противилась этому замужеству. В народе даже сложилась песня о бедной Анне, которую отдают в чужую землю. Брак оказался недолгим. После свадьбы, которая состоялась в конце 1710 года в Петербурге, по дороге в Курляндию герцог Фридрих-Вильгельм умер в январе 1711 года от чрезмерного алкогольного возлияния. Накануне молодой муж соревновался с царем в искусстве пития. Анна вернулась к матери.

Герцогиня Курляндии

В 1712 году по велению Петра она все же отправляется в Курляндию, где согласно брачному договору она должна была проживать и быть соответствующим образом обеспечена. Однако по прибытии в Митаву молодая вдова и сопровождавший ее дипломат П. Бесстужев-Рюмин обнаружили полное разорение, замок был полностью разграблен. Анна вынуждена была самостоятельно восстанавливать всю обстановку, чтобы сделать его пригодным для житья.

Позже до России дошли слухи о связи герцогини со своим помощником Бесстужевым. Прасковья Федоровна была в гневе и требовала отозвать его из Курляндии. Разобраться в ситуации отправился брат царицы В. Салтыков, который не смог найти компромисса с Бесстужевым и лишь усугубил и без того натянутые отношения между Анной и ее матерью.

Тогда молодой герцогине оказывала поддержку и защиту царица Екатерина, жена Петра.

В 1726 году Анна получила предложение о замужестве от сына польского короля графа Морица, решившего стать обладателем герцогского титула. Амбициозный и обаятельный Мориц пришелся ей по нраву, и она согласилась. Склонив на свою сторону также курляндское дворянство, он собирался стать герцогом. Такое поведение графа вызвало со стороны России тревогу. В Курляндию был отправлен князь А. Меншиков, у которого также было в планах герцогство. Разочарованная Анна пыталась снискать поддержки императрицы, но ничего не вышло. Мориц был изгнан из Курляндии, но Меншиков также не добился трона.


Бирон – курляндский дворянин низкого происхождения, ставший регентом Российской империи

Эта ситуация ухудшила положение вдовствующей герцогини, разгневанное дворянство сократило и так скромные расходы на содержание ее двора. В 1727 году Бесстужев-Рюмин был вызван из Курляндии в Россию благодаря стараниям расстроенного неудачей князя Меншикова. Анна была очень привязана к помощнику, в отчаянии написала более двадцати писем с безуспешными мольбами оставить его.

Вскоре в ее жизни появляется Эрнст Бирон – дворянин, служащий в канцелярии герцогини. Он полностью заменил собой Бесстужева. По слухам, его младший сын Карл, родившийся в 1928 году, был ребенком Анны, но точной информации по этому вопросу нет. Известно лишь, что герцогиня была сильно привязана к Карлу Эрнсту, привезла с собой в Россию, и до десятилетнего возраста мальчик спал в ее спальне.


Коронация Анны Иоанновны, Успенский собор

Российская императрица

В январе 1730 года умирает Петр II, который собирался жениться на княжне Долгорукой, но не успел. Родственники княжны подделали завещание императора, решив возвести ее на престол. Но Верховный тайный совет, собравшийся после смерти Петра, не поверил такому завещанию и утвердил императрицей Анну. При этом члены Совета написали Кондиции,значительно ограничивавшие возможности будущей императрицы в свою пользу. Анна подписала документы, но к ее приезду в Москву в обществе прошел слух о затее Верховного совета. У Анны было достаточно сторонников, в том числе императорская гвардия.

В конце февраля князь Черкасский подал императрице челобитную с подписями дворян, просивших пересмотреть Кондиции. Кроме того, с челобитной о восстановлении самодержавия пришел князь Трубецкой, а гвардия страховала дворец и императрицу от волнений. В итоге Анна была провозглашена самодержавной императрицей. Однако положение Анны Иоанновны оставалась неопределенным. Она по-прежнему не имела сильной политической опоры, различные дворянские группировки в течение двух лет боролись за влияние на императрицу.


Анна Иоанновна разрывает Кондиции (И. Шарлемань)

Сама императрица принимала мало политических решений. Наиболее приближенным советником Анны был вице-канцлер Остерман. Позже были призваны к императорскому двору Бирон, Левенвольде, Миних. Русская аристократия была недовольна «немецким» влиянием и хотела сместить Остермана. После двухлетнего противостояния перевес одержала «немецкая партия», но внутренние разногласия помешали ей стать единой политической силой. Миних и Левенвольде были отправлены в Польшу, и фаворит императрицы Бирон стал продвигать ко двору представителей собственного окружения.

Программа правления Анны Иоанновны включала ранее нереализованные проекты и решение насущных проблем: реформирование армии, восстановление власти Сената, доработка Уложения, пересмотр штата чиновников, реформа флота. Верховный тайный совет был распущен. В 1730 году была создана Канцелярия тайных розыскных дел, имевшая целью не допустить заговоры и перевороты. В результате активной работы этого органа более 20 тысяч человек было отправлено в ссылку в Сибирь, около тысячи ¬– казнены. Жестоким казням подверглись также вельможи, представлявшие угрозу власти: князья Долгорукие, кабинет-министр Волынский.


Шуты при дворе императрицы (В. Якоби, 1872)

Возможно, более чем дела государственные Анна любила развлечения, красивые наряды. Ее постоянно окружали шуты, а расходы на балы, развлекательные мероприятия и содержание двора были огромными. Внешность Анны была приятной: темноволосая с голубыми глазами и крупной фигурой. Поведение соответствовало положению, в действиях демонстрировалось достоинство и торжественность. Современники характеризуют ее как щедрую, властолюбивую и своенравную. Императрица скончалась в 1740 году от подагры, завещав трон внуку своей сестры Екатерины Иоанну Антоновичу, к матери которого – Анне Леопольдовне – относилась , как к собственной дочери. Регентом был назначен Бирон.

Основные вехи правления Анны Иоанновны

Годы Событие
1730 Отмена Кондиций, восстановление самодержавия
1730 Роспуск Верховного тайного совета
1730 Издание указа, отменяющего единонаследие
1731 Создание Кабинета министров, Канцелярии тайных дел
1731 Новый льготный таможенный тариф, способствующий развитию торговли
1731 Открытие Шляхетского корпуса ­– училища для дворянских детей
1732 Заключение договора с Персией о торговых делах и противостоянии Турции
1733-1735 Участие в борьбе за Польское наследство
1734 Заключение договора о взаимном сотрудничестве с Англией
1734 Запрет для крестьян открывать суконные фабрики
1735 Заключение договора о торговле с Ираном
1736 Запрет собственникам фабрик покупать деревни
1735-1739 Война с Турцией
1736 Снижен срок службы дворян – до 25 лет