Алексей степанович хомяков биография краткая: Всё кратко.ру — Хомяков А.С. — Биография кратко. Хомяков Алексей Степанович

Содержание

Всё кратко.ру - Хомяков А.С. - Биография кратко. Хомяков Алексей Степанович

Краткие биографии писателей

Хомяков Алексей Степанович (1804 - 1860), поэт, публицист, религиозный философ.
Родился 1 мая (13 н.с.) в Москве в старинной дворянской семье. Получил прекрасное домашнее образование.
В 17 лет сдал экзамен на степень кандидата математических наук при Московском университете. В том же году начал печататься (перевод сочинения Тацита). Проявляет большой интерес к философии (тяготеет к немецкому идеализму) и литературному творчеству: пишет стихи, работает над исторической поэмой "Вадим", переводит античных авторов.
В 1822 Хомяков определяется на военную службу сначала в Астраханский кирасирский полк, через год переводится в Петербург в конную гвардию. Устанавливает знакомство с поэтами-декабристами, печатает в "Полярной звезде" стихотворение "Бессмертие вождя" (1824). В 1825 оставляет службу, уезжает за границу, занимается живописью и пишет историческую драму "Ермак", которую по возвращении в Москву читает в доме Веневитиновых и получает одобрение слушателей:
В 1828 - 29 Хомяков участвует в русско-турецкой войне, после окончания которой выходит в отставку и уезжает в свое имение, решив заняться хозяйством. Не оставляет и литературную деятельность, сотрудничая с различными журналами.

Уже в ранних стихотворениях Хомякова содержаться элементы славянофильства, которые в 1830-е складываются в славянофильскую идею. Этой идеей проникнуты его стихотворения "Орел", 1832; "Мечта", 1834; историческая драма "Дмитрий Самозванец", 1833. Основные теоретические положения славянофильства были изложены им в статье "О старом и новом" (1839). В эти годы усиленно занимается самообразованием, расширяя круг своих научных интересов. В 1838 приступает к работе над своим основным историко-философским сочинением "Записка о всемирной истории".
В 1850 особое внимание уделяет религиозным вопросам, истории русского православия, в котором видит источник развития национального русского духа, основу народной нравственности. В эти годы публикует статьи "По поводу отрывков, найденных в бумагах И. Киреевского" (1857), "О современных влияниях в области философии" (1859) и др. В 1854 в списках разошлось его стихотворение "России" с обличительными строчками:
В судах черна неправдой черной
И игом рабства клеймена...
Как и другие славянофилы, Хомяков идеализировал православие, патриархальный устой русской жизни, однако при этом был убежденным противником крепостного права, обосновывая эту позицию Евангельским учением. В лирике Хомякова этих лет отразилось отвержение славянофилами существующего строя за безнравственность и бездуховность. Хомяков прожил 56 лет. Он скончался 23 сентября (5 октября н.с.) 1860 в селе Ивановском Липецкой губернии. Похоронен в Москве.
Краткая биография из книги: Русские писатели и поэты. Краткий биографический словарь. Москва, 2000.


Хомяков, Алексей Степанович – биография

— один из наиболее видных вождей славянофильства (см.). Род. в Москве 1 мая 1804 г. Отец Хомякова, Степан Александрович (ум. в 1836 г.), был слабовольный человек; член Английского клуба и игрок, он проиграл более миллиона; богатый московский барин, он интересовался явлениями литературной жизни; без ума влюбленный в своих сыновей (Алексея и старшего Федора), он не оказал влияния на их духовное развитие. Главой семьи была мать, Марья Алексеевна (урожд. Киреевская, ум. в 1858 г.), властная и энергичная женщина, державшая в своих руках весь дом и огромное хозяйство. Ей Хомяков, по собственному признанию, был обязан "своим направлением и своею неуклонностью в этом направлении". Все позднейшие убеждения Хомякова имеют свои корни в семейных традициях и обстановке детских лет. Мать воспитала его в строгой преданности основам православной церкви и национальным началам жизни. Сначала главное внимание было обращено родителями Хомякова на новые и лат. яз., которому учил их аббат Boivin. В 1815 г. семья переехала в СПб. 11-летнему Хомякову СПб. показался языческим городом; он решил претерпеть все мучения, но не отказываться от православной веры. В СПб. Хомякова учил русской словесности драматический писатель Жандр, друг Грибоедова. Образование его закончилось в Москве, где по зимам жили родители Хомякова после отъезда из СПб. (1817—1820). Здесь Хомяков и его брат близко сошлись с братьями Д. и А. Веневитиновыми и вместе с ними продолжали образование под руководством доктора философии Глаголева, слушая на дому лекции проф. унив. Щепкина по математике и Мерзлякова по словесности. Закончив образование, Хомяков выдержал при Моск. унив. экзамен на степень кандидата математических наук. В 1822 г. Хомяков поступил на службу в кирасирский полк, стоявший на юге России. В годы юности Хомяков мечтал о войнах и жаждал военной славы; на 17-м году жизни, когда в Греции начиналась война за освобождение, он попытался тайно уйти из дому, чтобы принять участие в войне, но на заставе города его вернули. В 1823 г. Хомяков перешел в конно-гвардейский полк и жил в СПб. В начале 1825 г. Хомяков вышел в отставку и уехал за границу. В Париже он занимался живописью и заканчивал свою трагедию "Ермак" (поставлена в СПб. в 1827 г.). На возвратном пути, в конце 1826 г., Хомяков побывал в Швейцарии, Сев. Италии и землях северных славян, которые его встретили как "любимого родственника". В 1827—28 гг. Хомяков жил в СПб., посещая салоны Е. А. Карамзиной и князя В. Ф. Одоевского и выступая с остроумными и горячими опровержениями модного тогда шеллингизма. Когда в 1828 г. началась война с турками, Хомяков снова вступил на службу в Белорусский гусарский полк; он был адъютантом при ген. Мадатове и принимал участие в нескольких сражениях; за храбрость получил орден св. Анны с бантом. По заключении Адрианопольского мира Хомяков во второй и последний раз вышел в отставку. Последующая его жизнь не богата внешними событиями. Он не нуждался в службе и успешно занимался сельским хозяйством, деятельно заботясь о своих интересах. В своих имениях (Липицах Рязанской губ. и Богучарове Тульской губ.) он проводил летние месяцы, а по зимам обыкновенно жил в Москве. В 1836 г. он женился на Екатерине Михайловне Языковой, сестре поэта. Брак был на редкость счастлив. В 1847 г. Хомяков ездил за границу, побывал в Германии, Англии и Праге. Последнее десятилетие его жизни было ознаменовано для него тяжелыми событиями: смертью жены, друга — И. В. Киреевского — и матери. Сам Хомяков умер от холеры 23 сент. 1860 г., в с. Терновском (Казанской губ.).

Хомяков был один из немногих людей, не переживавших кризиса в своем мировоззрении. Для него всегда оставались вне всякого сомнения истины православия, вера в исключительную судьбу России и в ее национальные устои. Н. А. Муханов, познакомившийся с Хомяковым в 1824 г., говорит о нем, что "он никогда не вдавался в заблуждения молодости, жизнь вел строгую, держал все посты, установленные церковью, так что с самых юных лет он был, каким мы знали его в позднее время". Кошелев, знавший Хомякова с 1823 г. до самой смерти, утверждал что ему не приходилось встречать человека более постоянного в своих убеждениях и в сношениях с людьми. Тот же Кошелев говорит о петербургском периоде жизни Хомякова (1827, 1828): в это время и всегда Хомяков был "строгим и глубоко верующим православным христианином". Вся жизнь Хомякова ушла на защиту и утверждение основ его миросозерцания. Он отрицательно относился к выводам Шеллинга и Гегеля, но пользовался их оружием, их аргументами. Хомяков начал писать рано: еще до поступления на военную службу он писал стихи, перевел "Германию" Тацита и несколько стихотворений из Вергилия и Горация. Первые стихотворения Хомякова написаны под сильным впечатлением поэзии Веневитинова, в духе романтизма. Еще больше романтические течения отразились в двух его драмах. О "Ермаке" (напечатан в 1832 г.) Пушкин отозвался следующим образом: "Ермак — лирическое стихотворение, не есть произведение драматическое. В нем все чуждо нашим нравам и духу, все, даже самая очаровательная прелесть поэзии". О "Дмитрии Самозванце" Белинский писал: "стихи так же хороши, как и в "Ермаке", местами довольно удачная подделка под русскую речь, а при этом совершенное отсутствие драматизма, характеры — сочиненные по рецепту; герой драмы — идеальный студент на немецкую стать; тон детский, взгляды невысокие, недостаток такта действительности совершенный". В настоящее время трагедии Хомякова имеют лишь биографический и исторический интерес, точно так же как и большинство его стихотворений. Хомяков не был истинным поэтом: он вполне справедливо писал о своих стихах, что "они, когда хороши, держатся мыслию, т. е. прозатор везде проглядывает и, следовательно, должен наконец задушить стихотворца".

В тридцатые годы складывается теория славянофильства — и Хомякову принадлежит важнейшая роль в ее разработке. Члены кружка, который взялся за это дело, в начале тридцатых годов были, по словам Кошелева, "ярыми западниками, и Хомяков почти один отстаивал необходимость для каждого народа самобытного развития, значение веры в человеческом душевном и нравственном быту и превосходство нашей церкви над учениями католичества и протестантства". И. В. Киреевский перешел к славянофильским взглядам под большим влиянием Хомякова. После закрытия "Европейца" происходит тесное сближение Киреевского с Хомяковым, начинается совместная работа над разработкой системы, вербуются прозелиты (Д. А. Валуев, А. Н. Попов, позже К. С. Аксаков и Ю. Самарин). В стихотворениях Хомякова тридцатых годов имеются налицо все элементы славянофильской теории: вера в гибель Запада и будущее России ("Ложится тьма густая на дальнем Западе, стране святых чудес... Век прошел и мертвенным покровом задернут Запад весь. Там будет мрак глубок... Услышь же глас судьбы, воспрянь в сиянье новом, проснися, дремлющий Восток"... "И другой стране смиренной, полной веры и чудес, т. е. России — Бог отдаст судьбу вселенной, гром земли и глас небес"), убеждение в самобытности и ценности русских начал и т. д. В своих стихах Хомяков всегда отводил много места славянству и его будущему: его поэзия даже называется "поэзией славянства". Еще в 1831 г. Хомяков, в оде по поводу польского мятежа, рисовал картину будущего: "гордо над вселенной, до свода синего небес орлы славянские взлетают широким дерзостным крылом, но мощную главу склоняют пред старшим — Северным Орлом. Их тверд союз, горят перуны, закон их властен над землей, и будущих Баянов струны поют согласье и покой!..."

К концу тридцатых годов Хомяков, по настоянию своих юных друзей Д. А. Валуева и А. Н. Попова начал заносить на бумагу свои "Мысли о всеобщей ucmopиu". С этим трудом Хомяков не расставался до своей смерти и довел систематическое обозрение всемирной истории до половины средних веков. "Записки о всемирной истории" были напечатаны только по смерти Хомякова и занимают в последнем издании его сочинений три объемистых тома (V—VIII). Хомяков ставил своей задачей собственно не историю, а схему, которая охватывала бы жизнь всех племен земного шара и рассматривала бы исторический процесс с точки зрения внутренних сил, его обусловливающих, главным образом — религии. Нельзя отказать Хомякову в огромных сведениях, но он пользуется ими до крайности тенденциозно, оправдывая излюбленные славянофильские идеи о характере истинного просвещения, о рационализме и вещественности западных начал, о полноте духа, проявившейся в славянских землях и т. д. Исторический трактат изобилует самыми странными, с научной точки зрения, положениями: Хомяков находит славян за несколько тысячелетий до Р. Х.; англичане, по его мнению, в сущности угличане, тюринги — тверичи, Эвксин — Сине море и т. п.

В начале сороковых годов славянофильская доктрина получает выработанный и стройный вид во время споров с западниками (Герценом, Грановским и др.) в салонах Елагиной и Свербеевых. В этих спорах главную роль среди славянофилов играл Хомяков; обладая огромной эрудицией, особенно в сфере церковной истории и богословия, и необыкновенными диалектическими способностями, он был опасным противником западников. Вот как характеризует его Герцен: "Ум сильный, подвижной, богатый средствами и неразборчивый на них, богатый памятью и быстрым соображением, он горячо и неутомимо проспорил всю свою жизнь... Во всякое время дня и ночи он был готов на запутаннейший спор и употреблял для торжества своего славянского воззрения все на свете — от казуистики византийских богословов до тонкостей изворотливого легиста. Возражения его, часто мнимые, всегда ослепляли и сбивали с толку". Первая журнальная статья Хомякова, "Замечания на статью о чересполосном владении", напечатана в "Московском наблюдателе" (1835, апр., кн. 2-я). Статья "О старом и новом", не предназначавшаяся для печати, была прочитана на вечере у Киреевского. Взгляды, высказанные здесь Хомяковым, во многом отличаются от его позднейших и поражают своей парадоксальностью. Статья Хомякова "О сельских условиях"("Москвитянин", 1842, кн. 6) была вызвана указом об обязанных крестьянах. Вслед за ней появился (там же, кн. 10) ответ Хомякова на сделанные ему возражения ("Еще о сельских условиях"). По вопросу о способах и сроке совершения крестьянской реформы славянофилы расходились во взглядах: Киреевский был против крайних мер, а Хомяков и Кошелев

защищали полное освобождение крестьян посредством одновременного выкупа во всей России. В названных статьях Хомяков рассуждал о принципах, которые должны были лечь в основу свободных договоров между крестьянами и помещиками. Как вознаграждение со стороны первых за землю, Хомяков рекомендует половничество. Защищая полюбовность сделок и отрицая определение повинностей законом, Хомяков настаивает на том, чтобы помещики заключали договоры не с отдельными лицами, а с обществом, при условии сохранения общинного землепользования. Выяснение вопроса об общине составляет заслугу Хомякова: защитники общины не много прибавили его к доводам в пользу общины. Хомяков выяснял и экономическое, и нравственное значение общины, с помощью которой достигаются "сохранение исконного обычая, право всех на собственность поземельную и право каждого на владение, нравственная связь между людьми и нравственное воспитание людей в смысле общественном посредством постоянного упражнения в суде и администрации мирской, при полной гласности и правах совести". Хомяков видел в общине единственно уцелевшее гражданское учреждение всей русcкой истории, из которого мог развиться целый гражданский мир. Взгляды Хомякова на общину изложены в замечательном письме к А. И. Кошелеву от 1849 г. Крестьянский вопрос не переставал занимать Хомякова в течение всей его жизни: много свидетельств этому представляет его переписка. В 1858 г. он отослал свой проект об отмене крепостного права Я. И. Ростовцеву. Требуя освобождения с землей путем однообразного, одновременного и обязательного выкупа, Хомяков проектировал чрезвычайно мелкий надел. Практические мероприятия Хомякова по отношению к своим крестьянам не вполне соответствуют его теоретическим взглядам.

В первой половине 40-х годов Хомяков помещал свои статьи в "Москвитянине". Обладая блестящим литературным талантом, Хомяков защищал положения славянофильской школы, касаясь самых разнообразных тем. Таковы его статьи: "Письмо в Петербург о выставке" (1843), "Опера Глинки "Жизнь за Царя"" (1844), "Письмо в СПб. по поводу железной дороги" (1845). В 1844 г. Хомяков выпустил сборник стихотворений, крайне недружелюбно встреченный Белинским. В 1845—1847 г. по поводу написанного Хомяковым введения к "Историческому сборнику" Д. А. Валуева между Хомяковым и Грановским завязалась полемика; в своем последнем ответе, отказываясь от ее продолжения, Грановский признал "превосходную ловкость противника в умственной гимнастике". Наиболее значительна статья Хомякова "Мнение иностранцев о русских" ("Москвитянин", 1845). В "Московских сборниках" 1846 и 1847 г. Хомяков напечатал "Мнение русских об иностранцах" и "О возможности русской художественной школы". В последней статье подчеркивается необходимость живого общения с народом ("восстановление наших частных умственных сил зависит вполне от живого соединения со стародавней и все-таки нам современной русской жизнью, и это соединение возможно только посредством искренней любви"), "Письмо об Англии" ("Москвитянин", 1848, кн. 7) содержит парадоксальную, но блестящую характеристику англичан, торизма и вигизма. Сочувствие автора — на стороне торизма. К 1849 г. относится статья "По поводу Гумбольдта": западные начала жизни оказываются беспомощными, единственное спасение Запада — в принятии православия, содержащего вечную истину первобытного христианства во всей ее полноте, т. е. тождество единства и свободы, проявляемое в законе духовной любви. В последние годы царствования Николая I, годы крайнего стеснения мысли, Хомяков писал мало. Статья, написанная им по поводу статьи И. В. Киреевского "О характере просвещения и о его отношении к просвещению России" (помещенной в первой книге "Московского сборника"), предназначалась для 2-ой книги Сборника, которая не была пропущена цензурой. В этой статье Хомяков развивает положения Киреевского о раздвоении и рассудочности как последнем слове западноевропейской образованности и цельности и разумности как выражении древнерусской образованности, но отказывается принять мнение Киреевского о том, что "христианское учение выражалось в чистоте и полноте во всем объеме общественного и частного быта древнерусского". На вопрос, почему же Россия при гораздо высшем начале не опередила Европу, Хомяков отвечает: "просветительное начало, по своей всесторонности и полноте, требовало для своего развития внутренней цельности в обществе, которой не было; этой цельности не могло оно дать мирными путями вследствие неполного понятия о православии в значительной части людей, составляющих русский народ, и недостатка определительного сознания во всех". В Древней Руси шла борьба народа с государственной властью, или земщины с дружиною. Дружина и была той силой, которая препятствовала действительному воплощению истинного просветительного начала в русскую жизнь. В 1854 г. было написано Хомяковым и распространилось в многочисленных списках стихотворение "Россия", заключающее известную характеристику: "В судах черна неправдой черной и игом рабства клеймена, безбожной лести, лжи тлетворной, и лени мертвой и позорной, и всякой мерзости полна!" Когда славянофилы в 1856 г. получили возможность издавать "Русскую беседу", Хомяков был деятельным сотрудником и духовным руководителем журнала. Многие редакционные статьи принадлежат ему. Им было написано и предисловие к журналу, излагавшее его credo. Из статей Хомякова, напечатан. в "Русской беседе", выдаются: "Разговор в Подмосковной" (определение элемента народного и общечеловеческого), "Письмо к Т. Филиппову", "Замечания на статью Соловьева "Шлецер и антиисторическое направление", "Картина Иванова". В последние годы своей жизни Хомяков принял деятельное участие в восстановлении "Общества любителей российской словесности при Московском университете" и был избран его председателем. Сохранилось несколько его речей; одна из них была обращена к гр. Л. Толстому в ответ на его речь о необходимости свободного искусства. Хомяков указывал на несоответствие его теории о самодовлеющем искусстве с его художественной деятельностью, одним из важных элементов которой является обличение. В словесности, по словам Хомякова, "вечное и художественное постоянно принимает в себя временное и приходящее, превращая и облагораживая его, и все разнообразные отрасли человеческого слова беспрестанно сливаются в одно гармоническое целое". В 1858 г. Хомяков редактировал известное "Послание к Сербам".

Объединение славянофильских начал происходило на почве богословия и своеобразной философии. Философия Хомяков ближайшим образом примыкает к Киреевскому, но богословие — та специальная область, единственным представителем которой был Хомяков, являвшийся среди славянофилов верховным авторитетом по вопросам веры. Особенно занимали его вопросы об отношении веры к знанию и о положении православия среди других исповеданий. В конце второй половины 1840-х гг. он написал "Опыт катехизического изложения учения о церкви"; этот труд был издан только после его смерти в "Правосл. обозрении" 1864 г. К 1844—55 гг. относится переписка Хомякова с англичанином Пальмером, вызванная желанием последнего оставить англиканскую церковь. С особенной обстоятельностью рассмотрено православие в его отношениях к католичеству и протестантству в трех брошюрах Хомякова, вышедших по-французски за границей в 1853, 1855 и 1858 гг. под общим заглавием "Несколько слов православного христианина о западных вероисповеданиях". Во второй брошюре результатом нравственного братоубийства, выразившегося в разделении церквей, выставляется, между прочим, союз Запада с исламом против православия. В 1860 г. Хомяков приготовил для франц. журн. "Union Chrétienne" статью "о библейских трудах Бунзена", "Письмо к Утрехтскому епископу" и заметку "О значении слов: кафолический и соборный"; только последняя была напечатана в журнале. Хомякову принадлежит перевод посланий ап. Павла к Галатам и к Ефесеям. Все богословские труды Хомякова собраны во 2-м томе его "Сочинений". Только в 1879 г. этот том был допущен к обращению в России, причем издателям было поставлено в обязанность упомянуть, что "неопределенность и неточность встречающихся в нем некоторых выражений произошла от неполучения автором специально-богословского образования". Последователи Хомякова приписывают его богословским трудам огромное значение и готовы признавать его "отцом церкви". Представители официальной науки расходятся в их оценке: одни заподозривают Хомякова в неправославии, другие думают, что Хомяков открыл новый метод в науке православного богословия и что немногие профессиональные богословы так хорошо поняли дух православия, как Хомяков. Во всяком случае в русском богословии не обнаруживаются до сих пор результаты пользования новым методом, а за границей брошюры Хомякова большого впечатления не произвели. Центральным пунктом теологии Хомякова является выяснение идеи церкви. Рассматривая церковь как живой организм любви и истины, Хомяков говорит: "Церковь не в более или менее значительном числе верующих, даже не в видимом собрании верующих, но в духовной связи, их объединяющей". Полнейшая свобода исследования предоставляется членам церкви, и только начало деятельной любви обеспечивает ее единство. Церковь составляют или, вернее, творят не одна иерархия, но все ее члены, пребывающие в живом взаимодействии между собой. Католичество изменяет началу свободы во имя единства, протестантство — наоборот. Православие одно осталось верным духу христианства, являясь гармоническим сочетанием единства и свободы в принципе и христианской любви; католичество в силу особых условий своего развития прониклось рационализмом, отвергнув соборное начало; протестантство есть только дальнейшее развитие католического рационализма, приводящее от единства к свободе. По мнению Влад. Сер. Соловьева, Хомяков, критикуя католичество и протестантство, имеет дело с конкретными историческими явлениями; между тем православие рассматривается им не в исторической обстановке, а в том идеальном представлении, которое составили о нем славянофилы. Свои философские воззрения Хомяков не успел выразить с той полнотой, с какой обработана его теология. Первая философская его статья написана "По поводу отрывков, найденных в бумагах И. В. Киреевского" ("Русск. беседа", 1857, № 1) и представляет реконструкцию философских взглядов Киреевского. Письмо его к Ю. Φ. Самарину "О современных явлениях в области философии" напечатано в "Русской беседе" (1859, кн. 1). Второе философское письмо к Самарину осталось незаконченным ("Русск. бес.", 1860, кн. 2). В этих статьях набросана только гносеология Хомякова. Исходя из обычного славянофильского взгляда, по которому рационализм упирается в глухую стену, Хомяков усматривает гносеологическую ошибку рационализма в том, что он источник познания видит только в рассудочной деятельности, а не во всей полноте сил духа, недостаточно высоко ценя значение воли для познания. Рассудок постигает только законы познаваемого; живая действительность воспринимается всей полнотой сил духа. В онтологии Хомяков успел установить только одно понятие Сущего, которое он определяет как Разумную Волю или как Волящий Разум. Философская система славянофильства, построенная Хомяковым и Киреевским, еще не нашла компетентной оценки. В гносеологических взглядах Хомякова несомненно много нового и интересного. В 1900 г. сочинения Хомякова вышли в Москве в новом тщательном издании в 8-ми томах (т. 1 и 3 — прозаические сочинения; т. 2 — богословские труды; т. 4 — драмы и стихи; т. 5, 6 и 7 — записки о всемирной истории; т. 8 — письма). Биография и свод отрывков, характеризующих учение Хомякова, — в книге В. Лясковского "А. С. Хомяков. Его жизнь и сочинения" (М., 1897). Взгляды Хомякова рассматриваются во всех трудах, посвященных славянофильству. Теологическому учению Хомякова посвящены статьи Н. И. Барсова (в книге "Исторические, критические и полемические опыты", СПб., 1879), Иванцова-Платонова (в "Правосл. обозр.", 1869), Певницкого (в "Трудах Киевской дух. акд.", 1869 и 1870). Обозрение литературы о Хомякове — см. в ст. Колубовского "Материалы для истории философии в России" ("Вопросы философии и психологии", 1891, кн. 6). Подробный библиографический указатель дан также в появившемся в 1902 г. обширном труде проф. Завитневича "А. С. Хомяков" (том I, кн. 1 и 2, Киев). В первой книге рассмотрены молодые годы, общественная и научно-историческая деятельность Хомякова; во второй — труды Хомякова в области богословия. Труд г. Завитневича еще далек от окончания.

П. Щ.

 

Хомяков Алексей Степанович

В историю русской культуры, философии и общественной мысли навсегда вошло имя А.С. Хомякова. Он известен как русский писатель, общественный деятель, один из главных идеологов славянофилов. Поражает обширный круг его интересов, трудов и знаний: поэт и драматург, богослов и философ, историк и филолог, критик и публицист, экономист и социолог, журналист и художник, изобретатель и врачеватель. Это был человек энциклопедических знаний, кипучей энергии и высокой культуры. Алексей Степанович Хомяков родился 1 (13) мая 1804 года в Москве, в родовитой дворянской семье тульских помещиков Степана Александровича и Марии Александровны Хомяковых. Семья жила зимой в Москве, а летом - в селе Богучарове близ Тулы, где Алексей Хомяков под руководством матери получил солидное домашнее образование и хорошее воспитание, отец привил сыну интерес к литературе, любовь к книгам и просвещению. Позже Алексей Хомяков станет вольнослушателем Московского университета, который закончит со степенью кандидата математических наук. А в дальнейшем он постоянно совершенствовал и пополнял свои знания, чему способствовали систематический труд, пытливый ум и богатая библиотека отца, которую он значительно расширил. Сблизившись с философско-эстетическим кружком «любомудров», А.С. Хомяков пишет стихи, занимается переводами, работает над исторической поэмой «Вадим». В 1821 г. впервые выступает в печати со своим переводом с латинского очерка Тацита «Германия». С 1822 г. по 1825 г. он на военной службе: сначала в Астраханском кирасирском полку, в Херсонской губернии, а затем в лейб-гвардии Конном полку, в Санкт-Петербурге. В журнале «Полярная звезда» публикует свои стихи. Уйдя в бессрочный отпуск, живет в Париже, где с увлечением занимается живописью, пишет историческую драму «Ермак». Возвращаясь на родину, посетил Италию и земли западных славян. С началом русско-турецкой войны 1828-1829 гг. А.С. Хомяков снова в армии, в Белорусском гусарском полку, участвует в боях, был отмечен наградами за храбрость и мужество. По заключении мира вышел в отставку и занялся сельским хозяйством в своих имениях в Тульской, Рязанской и Смоленской губерниях. В это время он активно занимается литературной деятельностью, сотрудничает в различных московских журналах, пишет вторую историческую драму «Дмитрий Самозванец». А.С. Хомяков делается душой того круга русского общества, в котором зародилось новое направление русской общественной мысли - идеи славянского братства, славянофильство. Основные положения учения славянофилов он изложил в своей статье «О старом и новом» (1839). Славянофилы во многом способствовали изучению русской национальной культуры, защищали идею исторической общности судеб и ин­тересов русского и других славянских народов. Интересны мысли А.С. Хомякова о необходимости разностороннего, гармонического, университетского образования юношества, изложенные в его статье «Об общественном воспитании в России». А его исторические взгляды нашли отражение в обширном труде «Записки о всемирной истории» («Семирамида»). В 1844 г. вышел первый и единственный при жизни сборник поэта «24 стихотворения». В 1854 г. большой успех в демократических кругах русского общества получило его стихотворение «России», распространявшееся в списках. А.С. Хомяков по своим общественно-политическим взглядам был сторонником самодержавной власти, но выступал за либеральные реформы: созыв Земского собора, отмену крепостного права и смертной казни, организацию суда с участием присяжных заседателей, свободное выражение общественного мнения. Последнее произведение писателя и мыслителя «К сербам. Послание из Москвы» (1860) имело большое общественно-политическое значение для всех славянских народов. Проживая в Богучарове и занимаясь сельским хозяйством, А.С. Хомяков принимал участие в общественных делах. В 1958 г. на дворянском съезде в Туле он поддержал вместе с Л.Н. Толстым, И.С. Тургеневым и другими предложение прогрессивной группы тульских дворян о необходимости освобождения крестьян с наделом земли за выкуп. Но дожить до крестьянской реформы ему не удалось. 23 сентября 1860 г. он умер от холеры в селе Ивановском Рязанской губернии (ныне Данковский район Липецкой области), где успешно лечил крестьян, а вот себя не сберег. Его похоронили в Москве, в Даниловом монастыре, но в 30-е годы XX века останки А.С. Хомякова и его жены были перезахоронены на Новодевичьем кладбище. В 1904 г. в Москве, Туле и других городах России торжественно отмечалось 100-летие со дня рождения А.С. Хомякова. Всеславянское чествование было устроено в Вене «Кружком любителей русского языка». В Тульской палате древностей была устроена небольшая экспозиция, посвященная юбилею замечательного русского философа, богослова и поэта. В советское время имя, мысли и дела А.С. Хомякова не пользовались популярностью. Изредка выходили работы о нем, но произведений известного славянофила печаталось мало. В творческой биографии А.С. Хомякова тульскому периоду его жизни и деятельности принадлежит видное место. В первые годы советской власти в селе Богучарове, недалеко от Тулы, в доме Хомяковых находился музей, но в середине 20-х годов он был закрыт и экспонаты вывезены в Москву. В настоящее время требуется серьезная реставрация усадебного дома, восстановление парка, цветников и прудов, необходимо завершить реставрацию храма в Богучарове. С 1994 г. по инициативе Тульского областного отделения Российского фонда культуры, Хомяковского общества и при поддержке Департамента культуры Тульской области в Туле и Богучарове проводятся Хомяковские чтения. С интересными докладами и сообщениями выступают на них литературоведы, историки, философы, священнослужители и краеведы из Москвы, Санкт-Петербурга, Новгорода, Тулы и других городов России. Мы должны свято хранить память об Алексее Степановиче Хомякове. Это был великий сын великого народа. Его духовное наследие, мысли и дела будут способствовать возрождению России.

В.И.Боть

ЛИТЕРАТУРА

Труды и произведения А.С. Хомякова:

Сочинения: В 2-х т. / А.С. Хомяков – М.: Медиум, 1994.

О старом и новом: Ст. и очерки / А.С. Хомяков.- М.: Современник, 1988.- 461 с.: портр.- Библиогр. в примеч.: с.415-449.- (Б-ка «любителям рос. словесности». Из литературного наследие.)

Послание из Москвы / А.С. Хомяков.- Тула: Гриф и К", 1998.- 50 с.

Стихотворения и драмы / А.С. Хомяков.- Л.: Сов. писатель, 1969.- 595 с.: ил.

Светлое воскресенье: Повесть, заимствованная у Диккенса / А.С. Хомяков // Москва.- 1991.- № 4.- С.81-105.

Литература о нем:

Хомяков Алексей Степанович // Русский биогр. слов.- СПб., 1901.- [Т.21].- С.397-411.

Хомяков Алексей Степанович // Энцикл. слов. / Ф.А. Брокгауз, И.А. Ефрон.- Репр. воспр. изд. 1890 г.- М., 1993.- Т.74.- С.543-547.

Хомяков Алексей Степанович // Всемирный биогр. энцикл. слов.- М., 2000.- С.827.

Хомяков Алексей Степанович // Русские писатели: Биобиблиогр. слов.- М., 1971.- С.672-675.

Хомяков Алексей Степанович // Русские писатели: Биобиблиогр. слов.- М., 1990.- Т.2.- С.357-358.

Хомяков Алексей Степанович // Христианство: Энцикл. слов.- М., 1995.- Т.3.- С.164-166.

Хомяков Алексей Степанович // Тульский биогр. слов.- М., 1996.- Т.2.- С.289-290.- Библиогр. в конце ст.

Западники и славянофилы // Энцикл. для детей.- М., 1998.- Т.9, ч.1.- С.363-373.

Алексеев, П.В. Хомяков Алексей Степанович / П.В. Алексеев // Алексеев, П.В. Философы России XIX-XX столетий: Биографии, идеи, труды.- 3-е изд., перераб. и доп.- М., 1999.- С.854-855.

Катасонов, В.Н. Хомяков Алексей Степанович / В.Н. Катасонов // Новая философская энцикл.- М., 2001.- Т.4.- С.300-301.

Боголюбов, Н. Алексей Степанович Хомяков: (Ист.-психологич. очерк) / Н. Боголюбов.- Харьков: Тип. губ. правления, 1905.- 70 с.

Владимиров, Л.Е. Алексей Степанович Хомяков и его этико-социальное учение: К 100-летнему юбилею рождения Хомякова: 1 мая 1804 - 1 мая 1904 / Л.Е Владимиров.- М.: Т-во скоропеч. А.А.Левенсон, 1904.- 222 с.

Завитневич, В.З. Алексей Степанович Хомяков. Т.1, кн.1. Молодые годы, общественная и научно-историческая деятельность Хомякова / В.З. Завитневич.- Киев: Тип. И.И. Горбунова, 1902.- 886 с.

Ранние славянофилы. А.С.Хомяков, И.В.Киреевский, К.С. и И.С.Аксаковы / Сост. Н.Л. Бродский.- М.: Тип. т-ва И.Д.Сытина, 1910.- 206 с.

Тарнавский, А. Алексей Степанович Хомяков / А. Тарнавский.- Б.м., 1904.- 16 с.

Троицкий, Н.И. Село Богучарово. Родина Алексея Степановича Хомякова: Ист.-археологич. записка / Н.И. Троицкий.- Тула: Тип. Н.К.Конышевой, 1914.- 26 с.

Яблочков, М.Т. Алексей Степанович Хомяков / М.Т. Яблочков.- Тула: Тип. Е.И.Дружининой, 1905.- 55 с.

Радлов, Э. О поэзии А.С.Хомякова / Э. Радлов // Сборник статей, посвященных С.Ф.Платонову.- Спб., 1911.- С.522-532.

Кошелев, А. Мои воспоминания об А.С. Хомякове / А. Кошелев // Русский архив.- 1879.- Кн.3.- С.265-272.

Матвеев, П. Алексей Степанович Хомяков: (Биогр. очерк) / П. Матвеев // Русская старина.- 1904.- Т. CXVIII.- С.455-480.

Троицкий, Н.И. Алексей Степанович Хомяков, как мыслитель: Речь, произнесенная 2 мая в зале Тульского дворянского собрания / Н.И. Троицкий // Тул. епархиальные ведомости.- 1904.- № 9, ч. неофиц.- С.238-266.

Яблочков, М. Столетний юбилей Алексея Степановича Хомякова / М. Яблочков // Там же.- 1904.- № 9, ч. неофиц.- С.268-270.

Яворский, В.С. Алексей Степанович Хомяков: Биогр. очерк / В.С. Яворский // Там же.- 1904.- № 12, ч. неофиц.- С.346-360; № 13, ч. неофиц.- С.375-386; № 14, ч.неофиц.- С.434-442.

Кошелев, В.А. Алексей Степанович Хомяков: Жизнеописание в документах, рассуждениях и разысканиях / В.А. Кошелев.- М.: Новое лит. обозрение, 2000.- 512 с.: ил., фото.

Благова, Т.И. Особенности религиозно-философских воззрений А.С.Хомякова / Т.И. Благова // Философия в России XIX - начала XX вв.: преемственность идей и поиски самобытности.- М., 1991.- С.14-23.

Зеньковский, В.В. Возврат к церковному мировозрению. Н.В.Гоголь. Начало "славянофильства". А.С.Хомяков / В.В. Зеньковский // Зеньковский, В.В. История русской философии.- М., 2001.- С.173-204.

Логунова, Л.Б. "Дух истины, дух любви, дух жизни, дух свободы...": Алексей Степанович Хомяков (1804-1860) / Л.Б. Логунова // Судьбы творцов российской науки.- М., 2002.- С.288-297: ил., портр.- Лит. в конце ст.

Воропаев, В. "Катехизис необыкновенно замечательный" / В. Воропаев // Москва.- 2002.- № 6.- С.231-234.

О богословских произведениях А.С.Хомякова, об истории издания его трактата "Церковь одна".

Канторович, И. Салон Авдотьи Павловны Елагиной / И. Канторович // Новое лит. обозрение.- 1998.- № 30.- С.165-209. О московском салоне Елагиной, который в т.ч. посещал и А.С.Хомяков.

Кошелев, В.А. Алексей Степанович Хомяков / В.А. Кошелев // Север.- 1991.- № 5.- С.139-143.

Кошелев, В.А. Поэт и "прозатор" / В.А. Кошелев // Лит. в школе.- 1997.- № 1.- С.20-33.- Библиогр. в конце ст.

Попов, А.А. Социально-политические воззрения А.С.Хомякова [1804-1860] / А.А. Попов // Социально-политич. науки.- 1992.- № 4-5.- С.71-78.

Савельев, Л. Записки из русской философии / Л. Савельев // Москва.- 1993.- № 4.- С.154-182.

Об учении славянофилов, о наиболее видных представителях этой философской школы, в т.ч. о А.С.Хомякове.

Холодный, В.И. Аксиологическое творчество Алексея Степановича Хомякова / В.И. Холодный // Философские науки.- 1992.- № 1.- С.181-187.

Холодный, В.И. А.С.Хомяков - дилетант и провидец постхристианского "завета" / В.И. Холодный // Вопр. философии.- 2001.- № 8.- С.145-156.

Цимбаев, Н.И. «Никто из нас не доживет до жатвы»: [А.С.Хомяков и славянофилы] / Н.И. Цимбаев // Свободная мысль.- 1993.- № 16.- С.73-87.

Юнусов, И.Ш. Проблема национального характера в драматургии А.С.Хомякова / И.Ш. Юнусов // Вестн. Моск. ун-та. Сер.9. Филология.- 2003.- № 2.- С.74-83.- Библиогр. в конце ст.

Боть В.И. «Великий незнакомец»: К 190-летию со дня рождения А.С.Хомякова / В.И. Боть // Тула вечерняя.- 1994.- 13 мая.

Калита, С. «… Внушал к себе любовь и уважение» / С. Калита // Тула вечерняя.- 1995.- 24 мая.

Кирилл, епископ Богородицкий. А.С. Хомяков как православный христианин и мыслитель / Кирилл, епископ Богородицкий // Тул. епархиальные ведомости.- 1998.- № 3.- С.20-22.

Клейн, Л.Ф. Духовный вождь и верный сын России / Л.Ф. Клейн // Под сенью Муз.- 1996.- № 9.- С.5.

Песков, В. Его идеология созвучна нашему времени / В. Песков // Загородные вести.- 1996.- 23 мая.

Щеглова, Н. Во имя "святого братства" / Н. Щеглова // Тул. известия.- 1998.- 3 июня.

Щеглова, Н. Памяти Хомякова / Н. Щеглова // Засечный рубеж.- 2000.- № 52.- С.8.; То же // Роман-журнал XXI век.- 2001.- № 2.- С.100-102.

Щеглова, Н.А. Славянофильство в истории русской культуры / Н.А. Щеглова // Русский вестн.- 1999.- Спец. вып. для Тульской обл.- С.7.

* * *

Боть, В.И. Родовая усадьба, в которой жил писатель, общественный деятель А.С.Хомяков / В.И. Боть // Материалы свода памятников истории и культуры РСФСР. Тульская обл.- М., 1977.- С.97-99.- Библиогр в конце ст.

Микушкина, С.Г. А.С.Хомяков и тульские "хомяковцы" / С.Г. Микушкина // Краеведческие чтения, посвященные 220-летию образования Тульской губернии: Сб. тез. докл., 18-19 дек. 1997 г.- Тула, [1997].- С.85-87.

Об А.С.Хомякове, о деятельности Хомяковского о-ва.

Юркин, И.Н. Библиотека в помещичьей усадьбе 2-й половины XIX в.: (по материалам богучаровской б-ки Хомяковых) / И.Н. Юркин // История библиотечного дела Тульского региона: Конф., приуроченная к 165-летию основания Тульской губ. публич. б-ки. 27 окт. 1998 г.: Материалы.- Тула, 1998.- Библиогр. в тексте.- Прил.: Из инвентарной описи Богучаровского музея. 1923. Комната № 6 (библиотека).- (Сб. неопубл. ст., компьют. распечатка).

Куликов, В. Пушкин, Хомяков – Федяшево, Богучарово / В. Куликов // Лицей на Пушкинской.- 2001/2002.- № 15/17.- С.142-145.

Филиппова, А.А. К родословной А.С.Хомякова / А.А. Филиппова // Отечественные архивы.- 2001.- № 2.- С.64-65.- Библиогр. в примеч.

Сведения об отце А.С.Хомякова - С.А.Хомякове, по материалам Вяземского фил. Госархива Смоленской обл.

Богучарово, Хомякову... // Тула вечерняя.- 1994.- 7 июня

Об открытии мемориальной доски на усадебном доме Хомяковых в с.Богучарово Ленинского р-на.

Думин, С. О потомках Алексея Степановича Хомякова: (Краткая генеалогическая записка) / С. Думин // Тул. известия.- 1997.- 16 мая.

Его еще признают гением // Загородные вести.- 2002.- 15 мая.

О праздновании 100-летия со дня рождения А.С.Хомякова в 1904 г.; о личности Хомякова; о судьбе Богучаровской усадьбы Хомяковых в наши дни.

Ершова, Т. Второй визит праправнучки / Т. Ершова // Там же.- 2002.- 19 сент.

Обидимо Ленинского р-на посетила А.Г.Шатилова, праправнучка А.С.Хомякова.

Жилкин, О. Маленькое село с большой историей / О. Жилкин // Слобода.- 2002.- № 52.- С.47.

Об истории с.Богучарово Ленинского р-на; о А.С.Хомякове.

Каркешкина, Т. Возвращение Хомякова / Т. Каркешкина // Тул. известия.- 1999.- 19 мая.

О праздновании 195-летия со дня рождения А.С.Хомякова, о деятельности тул. Хомяковского о-ва.

Куликов, В. Ансамбль усадьбы Богучарово / В. Куликов // Тула вечерняя.- 1996.- 14 мая

О родовой усадьбе А.С.Хомякова в с.Богучарово Ленинского р-на.

Куликов, В. Богучаровские памятники и их создатели / В. Куликов // Коммунар.- 2000.- № 36.- С.12.

О родовом имении Хомяковых в с.Богучарово ныне Ленинского р-на.

Куликов, В. Праздник в Богучарово и Обидимо / В. Куликов // Тула вечерняя.- 1999.- 27 мая.- С.14.

О праздновании 195-летия со дня рождения А.С.Хомякова.

Песков, В. Единомыслие могло бы быть небесполезно для всех / В. Песков // Загородные вести.- 2001.- 6 апр.

О А.С.Хомякове, его дружбе с И.В.Киреевским; об усадьбе Хомяковых в с.Богучарово Ленинского р-на в прошлом и в наши дни; о творческой работе Обидимской сел. б-ки им.А.С.Хомякова.

Песков, В. Новые экспонаты для библиотеки имени Хомякова / В. Песков // Там же.- 2001.- 23 авг.- С.3.

А.Г.Шатилова, праправнучка А.С.Хомякова, жительница США, прислала для Обидимской сел. б-ки им.А.С.Хомякова 2-й том сочинений ее отца Г.Граббе (ряд статей посвящены А.С.Хомякову).

Песков, В. Родня по крови и по духу / В. Песков // Там же.- 2002.- 15 мая.

О потомках А.С.Хомякова, живущих в России и за рубежом.

Песков, В. Свидетельства потомков нашего славного земляка продолжают пополнять фонд библиотеки имени Хомякова / В.

Песков // Там же.- 2001.- 30 авг.- С.3.

Щеглова, Н. Духовный вождь России / Н. Щеглова // Мол.коммунар.- 1993.- 24 нояб.

Об А.С. Хомякове, о необходимости восстановления его имения в с.Обидимо Ленинского р-на.

Щеглова, Н. Идеолог общины / Н. Щеглова // Подмосковье.- 1996.- 4 мая.- С.13.

О А.С. Хомякове, о деятельности тул. Хомяковского о-ва, о сохранении памятных хомяковских мест в Ленинском р-не.

Щеглова, Н. "Колумб, открывший Россию": О наследстве и потомках А.С.Хомякова / Н. Щеглова // Тул. известия.- 1997.- 15, 16 мая.

Щеглова, Н. Обидимская усадьба А.С.Хомякова / Н. Щеглова // Под сенью Муз.- 1995.- № 7.- С.7.

Юркин, И. Обидимские помещики Хомяковы / И. Юркин // Тул. известия.- 1994.- 5 авг.

Хомяковские чтения:

I-е Извольская, И. … Внутренняя двойственность непримереных мотивов: Послесловие к Хомяковским чтениям / И. Извольская // Тула вечерняя.- 1994.- 20 мая.

II-е Калита, С. Идеям Хомякова суждена долгая жизнь / С. Калита // Тула вечерняя. – 1996.- 22 мая.

Мельникова, Н. Оживает Богучарово / Н. Мельникова // Тул.известия.- 1996.- 29 мая.

III-е Горчакова, М. Хомяковские чтения / М. Горчаков // Тула вечерняя.- 1998.- 21 мая.- С.3.

Леонова, О. Сын России на все времена: В Туле и Богучарове прошли третьи всероссийские Хомяковские чтения / О.

Леонова // Тул. известия.- 1998.- 20 мая

Покаянное возвращение? // Пятница & К (прил. газ. «Коммунар»).- 1998.- № 26.- С.2.

IV-е Куликов, В. "Хомяковские дни" / В. Куликов // Тула вечерняя.- 2000.- 13 мая.- С.3.

V-е

Аникеев, В. Народная тропа пробилась в Богучарово / В. Аникеев // Тула.- 2002.- 25 мая.- С.4.

Кузнецова, Л. В гости к философу / Л. Кузнецова // Тул. известия.- 2002.- 14 мая.

Кузнецова, Л. Его идеи обращены в будущее / Л. Кузнецова // Там же.- 2002.- 17 мая.- С.3.

Михайлова, И. Форум философов и теологов / И. Михайлова // Мол. коммунар.- 2002.- 17 мая.- С.3.

Песков, В. Его наследие бесценно! / В. Песков // Загородные вести.- 2002.- 15 мая.

Об истории проведения Хомяковских чтений в Туле; о V Хомяковских чтениях; о Богучаровской и Обидимской усадьбе Хомяковых.

Чубарева, А. Юбилей Хомякова в Туле / А. Чубарева // Новые Известия.- 2002.- 16 мая.- С.1.

VI-е Песков, В. Район, говорят, можно уже переименовать ! … в Хомяковский / В. Песков // Загородные вести.- 2003.- 22 мая.- С.3.

Библиография:

Хомяков Алексей Степанович (1804-1860), поэт, публицист, славянофил // История дореволюционной России в дневниках и воспоминаниях: Аннотированный указ. книг и публикаций в журн.- М., 1977.- Т.2, ч.1.- С.217.- Библиогр.: 8 назв.

Егоров, Б.Ф. Хомяков Алексей Степанович / Б.Ф. Егоров // Славяноведение в дореволюционной России: Биобиблиогр. слов.- М., 1979.- С. 354-355.- Библиогр. в конце ст.

Копылевич, А.Я. 190 лет со дня рождения (1804) А.С. Хомякова / А.Я. Копылевич // Тульский край. Памятные даты на 1994 год: Указ. лит.- Тула, 1994.- С.20-21.- Библиогр.: 15 назв.

Алексей Степанович Хомяков

Родился в Москве, на Ордынке, в старинной дворянской семье Хомяковых; отец — Степан Александрович Хомяков, мать — Марья Алексеевна, урождённая Киреевская. Получил домашнее образование. В 1821 году сдал экзамен на степень кандидата математических наук при Московском университете. Ко времени учения в Москве относятся первые стихотворные опыты Хомякова и перевод «Германии Тацита», напечатанный в «Трудах Общества Любителей Российской Словесности». В 1822 году Хомяков определился на военную службу сначала в Астраханский кирасирский полк, через год перевёлся в Петербург в конную гвардию. В 1825 году временно оставил службу и уехал за границу; занимался живописью в Париже, написал историческую драму «Ермак», поставленную на сцене только в 1829 году, а напечатанную лишь в 1832 году. В 1828—1829 годах Хомяков участвовал в русско-турецкой войне, после окончания которой в чине штаб-ротмистра вышел в отставку и уехал в своё имение, решив заняться хозяйством. Сотрудничал с различными журналами.

В 1836 году, 5 июля, он обвенчался с сестрой поэта Языкова, Екатериной Михайловной.

В статье «О старом и новом» (1839) им были выдвинуты основные теоретические положения славянофильства. В 1838 году он приступил к работе над своим основным историко-философским сочинением «Записки по всемирной истории».

В 1847 году Хомяков посетил Германию. С 1850 года особое внимание стал уделять религиозным вопросам, истории русского православия. Для Хомякова социализм и капитализм были в равной степени негативными отпрысками западного декадентства. Запад не смог решить духовные проблемы человечества, он увлекся конкуренцией и пренебрёг кооперацией. По его словам: «Рим сохранил единство ценой свободы, а протестанты обрели свободу ценой единства». Считал монархию единственно приемлемой для России формой государственного устройства, выступал за созыв «Земского собора», связывая с ним надежду на разрешение противоречия между «властью» и «землёй», возникшее в России в результате реформ Петра I.

Занимаясь лечением крестьян во время холерной эпидемии, заболел. Скончался 23 сентября (5 октября) 1860 года в селе Спешнево-Ивановском Рязанской губернии (ныне в Липецкой области). Похоронен в Даниловом монастыре рядом с Языковым и Гоголем. В советское время прах всех троих был перезахоронен на новом Новодевичьем кладбище.

Ю. Самарин писал о нём:
"Раз я жил у него в Ивановском. К нему съехалось несколько человек гостей, так что все комнаты были заняты и он перенес мою постель к себе. После ужина, после долгих разговоров, оживленных его неистощимою веселостью, мы улеглись, погасили свечи, и я заснул. Далеко за полночь я проснулся от какого-то говора в комнате. Утренняя заря едва-едва освещала ее. Не шевелясь и не подавая голоса, я начал всматриваться и вслушиваться. Он стоял на коленях перед походной своей иконой, руки были сложены крестом на подушке стула, голова покоилась на руках. До слуха моего доходили сдержанные рыдания. Это продолжалось до утра. Разумеется, я притворился спящим. На другой день он вышел к нам веселый, бодрый, с обычным добродушным своим смехом. От человека, всюду его сопровождавшего, я слышал, что это повторялось почти каждую ночь..."

Хомяков, Алексей Степанович - это... Что такое Хомяков, Алексей Степанович?

В Википедии есть статьи о других людях с такой фамилией, см. Хомяков.

Алексе́й Степа́нович Хомяко́в (1 мая (13 мая) 1804, Москва, Российская империя — 23 сентября (5 октября) 1860, село Ивановское, Данковский уезд, Рязанская губерния, Российская империя) — русский поэт, художник, публицист, богослов, философ, основоположник раннего славянофильства, член-корреспондент Петербургской Академии наук (1856 г.).

Биография

Алексей Хомяков родился в Москве, на Ордынке в старинной дворянской семье. Получил домашнее образование. В 1821 году сдал экзамен на степень кандидата математических наук при Московском университете. Весьма активно печатается (стихи, переводы). В 1822 году Хомяков определяется на военную службу сначала в Астраханский кирасирский полк, через год переводится в Петербург в конную гвардию. В 1825 году оставляет службу, уезжает за границу, занимается живописью, пишет историческую драму «Ермак». В 1828—1829 годах Хомяков участвует в русско-турецкой войне, после окончания которой выходит в отставку и уезжает в своё имение, решив заняться хозяйством. Сотрудничает с различными журналами.

В 1836 году женится на сестре поэта Языкова, Екатерине Михайловне. В статье «О старом и новом» (1839) выдвигает основные теоретические положения славянофильства. В 1838 году приступает к работе над своим основным историко-философским сочинением «Записки по всемирной истории». В 1847 году Хомяков посещает Германию.

С 1850 года особое внимание уделял религиозным вопросам, истории русского православия. Для Хомякова социализм и капитализм были в равной степени негативными отпрысками западного декадентства. Запад не смог решить духовные проблемы человечества, он увлекся конкуренцией и пренебрёг кооперацией. По его словам: «Рим сохранил единство ценой свободы, а протестанты обрели свободу ценой единства»[1]. Считал монархию единственно приемлемой для России формой государственного устройства, выступал за созыв «Земского собора», связывая с ним надежду на разрешение противоречия между «властью» и «землёй», возникшее в России в результате реформ Петра I[2].

Занимаясь лечением крестьян во время холерной эпидемии, заболел. Скончался 23 сентября (5 октября) 1860 года в селе Спешнево-Ивановском Рязанской губернии (ныне в Липецкой области). Похоронен в Даниловом монастыре рядом с Языковым и Гоголем. В советское время прах всех троих был перезахоронен на новом Новодевичьем кладбище.

Сын Хомякова, Николай Хомяков — председатель III Государственной думы Российской империи.

Исторические взгляды А. С. Хомякова

Фундаментальный труд «Записки о всемирной истории» (Семирамида) остался незавершённым, однако сохранились журнальные статьи. Вещественный мир представлялся Хомякову лишь внешним выражением свободно творящего духа (Бога), а материальные факторы общественного развития — его внешними проявлениями. История — процесс постепенного проявления полноты духа в общественной жизни человечества. Каждый народ в своем развитии выражает ту или иную сторону абсолюта. Соответственно, история народа представляла собой процесс проявления в его общественной жизни некой изначально присущей ему первичной идеи. Каждый народ обладал своей особой субстанцией, «началом».

В основе философии А. С. Хомякова лежал провиденциализм. Историческое развитие каждого народа предопределялось абсолютом. Однако в своём развитии народ в силу тех или иных причин может отклониться от него и не выполнить возложенной на него «миссии».

Понимание славянофилами (в том числе А. С. Хомяковым) процесса исторического развития того или иного народа как постепенного проявления его «начала» имело два неоспоримых преимущества. Во-первых, подобный подход подразумевал стремление понять смысл истории народа. Во-вторых, заставлял обратить особое внимание на специфику народной жизни (именно славянофилы первыми обратили серьёзное внимание на такое фундаментальное явление русской действительности, как сельская община)[3].

Примечания

Библиография

  • Полное собрание сочинений в 2х томах с разбитием на страницы
  • Полное собраніе сочиненій. Томъ I—VIII. Москва, 1900—1914.
  • Сочинения в 2-х томах («Из истории отечественной философской мысли»). Москва, 1994.
  • Lea B.Virághalmy: A homjakovi ekkléziológia szókincsének szemantikai elemzése. Будапешт, 2002.
  • Antonella Cavazza: A. S. Chomjakov. Opinione di un russo sugli stranieri. Bologna, 1997.
  • Albert Gratieux: A.S. Khomiakov et le Mouvement Slavophile (In: Unam Sanctam 5-6). Paris, 1939.
  • Georgio Paša: Homjakovi doctrina de Ecclesia. Excerpta ex dissertatione ad lauream in facultate Theologica Pontificiae Universitatis Gregorianae. Zagrebiae, 1943. 38 p.
  • Peter Plank: Parapolimena zur Ekklesiologie A. S. Chomjakovs // Ostkirchliche Studien. Würzburg, 1980. pp.3–29.
  • John S. Romanides: Orthodox Ecclesiology According to Alexis Khomiakov // The Greek Orthodox Theological Review 1956/II.1. pp. 57–73.
  • Bernhard Schultze S.J.: Chomjakows Lehre über die Eucharistie // Orientalia Christiana Periodica. Vol. XIV. N0 I—II. Roma, 1948. pp. 138–161.
  • Ernst Christoph Suttner: Offenbarung, Gnade und Kirche bei A.S. Chomjakov. // Das östliche Christentum. Neue Folge 20. Würzburg, 1967. 200 p.
  • Jurij Samarin: Préface aux oeuvres théologiques de A.S. Khomiakov. // Unam Sanctam 7. Paris, 1939. 95 p.
  • Marcin Ks. Wojciechowski: Nieomylosc Kosciola Chrystusowego wedlug A. Chomiakowa i jego zwolenników. Lublin, 1938. 187 p.
  • «А. С. Хомяков как философ». 1904.
  • Бердяев Н. «Алексей Степанович Хомяков». 1912.
  • Бердяев Н. «Хомяков и свящ. Флоренский». 1917.
  • Зеньковский В. «Начало „славянофильства“. А. С. Хомяков». 1948.
  • Святополк-Мирский Д. П. «Славянофилы (Хомяков. Киреевский)». 1926.
  • Кошелев В. А. «Пушкин и Хомяков». 1987.
  • Муравьев Вл. «А. С. Хомяков». 1988.
  • Протодиакон Владимир Цуриков. «А. С. Хомяков: Поэт, Философ, Теолог». Джорданвилль, 2004.
  • Сухов А. Д. Хомяков, философ славянофильства / Институт философии РАН. — М.: ИФ РАН, 1993. — 88 с. — 250 экз. — ISBN 5-201-01838-6 (обл.)

Ссылки

Хомяков Алексей Степанович (1804–1860)

Публицист, философ и поэт Алексей Степанович Хомяков родился 13 мая 1804 года в Москве в старинной дворянской семье. Уже в детстве под руководством матери основательно изучил французский, английский и латинский языки, получил прекрасное домашнее образование. Война 1812 года заставила все семейство покинуть Москву и поселиться в селе Круглом Данковского уезда. По соседству с Хомяковыми в своей данковской деревне жила дочь фельдмаршала М. И. Кутузова – П. М. Толстая. От нее семья Хомяковых знала мельчайшие подробности событий, происходивших на театре военных действий.

Яркие впечатления детства остались навсегда в сердце Хомякова, выросли в большую любовь к Родине, к свободе.

В 1815 году семья Хомяковых перебралась в Петербург. Здесь одиннадцатилетний Алексей вместе с братом продолжает свое образование. В числе петербургских преподавателей Хомякова был А. А. Жандр, драматург и друг А. Грибоедова. В Москве, куда он возвращается в 1817 году, Хомяков завершает свое образование под руководством доктора философии А. Г. Глаголева и в 1821 году успешно держит экзамен на степень кандидата математических наук.

Первые литературные опыты Алексея Хомякова относятся к 1819 году. Он пишет стихи, поэму «Вадим», из которой сохранились только две части, занимается переводами, пробует свои силы в драматургии. Перевод сочинения Тацита «О нравах и положении Германии» был опубликован в 1821 году, это было первое выступление Хомякова в печати.

В 1822 году Хомяков поступает на военную службу в Астраханский кирасирский полк. Спустя год переводится в Петербургский лейб-гвардии конный полк. В Петербурге он сближается с К. Ф. Рылеевым, А. И. Одоевским, А. А. Бестужевым, публикует свои стихи в альманахе «Полярная звезда». С Рылеевым и его окружением Хомякова объединяло серьезное отношение к жизни, презрение к светской суете, пафос свободы и человеческого достоинства. Но он не разделял взглядов декабристов, их идеологии, эстетической программы.

О восстании 14 декабря Хомяков узнал в Париже и осудил восставших. Его раздумья о судьбах Родины, народа, активных личностей нашли отражение в трагедии «Ермак».

Вернувшись в Россию в начале 1826 года, Хомяков живет то в деревне, то в Москве или Петербурге. Он сближается с кружком любомудров, начинающим играть заметную роль в литературной жизни эпохи. Поэтическая известность Хомякова растет.

В связи с началом русско-турецкой войны в мае 1829 года Хомяков вновь поступает на военную службу и с Белорусским гусарским полком доходит до Дуная.

И в армии его поэтическая работа продолжается с прежней активностью. А. С. Пушкин в предисловии к «Путешествию в Арзрум» отметил: «Из поэтов, бывших в турецком походе, знал я только об А. С. Хомякове и об А. Н. Муравьеве... Первый написал в то время несколько прекрасных лирических стихотворений...»1.

После войны А. С. Хомяков выходит в отставку и занимается сельским хозяйством в своих поместьях. В это же время он начинает работу над второй большой трагедией «Димитрий Самозванец».

К концу 30-х годов Хомяков становится одним из вождей славянофилов и выступает главным образом как оратор и публицист. Все большее место пропаганда славянофильской доктрины занимает в его поэтической практике. Как пропагандист и вдохновитель славянофильства Хомяков предстает в исторических и философских работах.

В начале 50-х годов Хомяков все больше интересуется вопросами религии. Он выступает ярым защитником православия, в котором, по его мнению, только и сохранился христианский дух.

В последние годы жизни Хомяков активизирует свою общественную деятельность. Он является одним из организаторов и руководителей славянофильского журнала «Русская беседа», избирается председателем «Общества любителей российской словесности», интенсивно борется за справедливое проведение земельной реформы в Данковском уезде.

При несомненной цельности мировоззрения общественно-политические взгляды Хомякова не отличались последовательностью. Сторонник самодержавной власти, он неоднократно выступал за созыв выборного всесословного Земского собора, решительно стоял за отмену крепостного права, но в то же время стремился сохранить основы дворянского землевладения, предлагал установить обязательный выкуп за выделенную крестьянам землю.

Хомяков в эти годы часто бывал в Ивановском, принимал здесь своих друзей-славянофилов, выезжал в Лебедянь. В один из своих приездов в Ивановское осенью 1860 года он заразился холерой.

5 октября 1860 года А. С. Хомяков скончался.

Так закончилась жизнь незаурядного ученого, поэта, оратора и публициста, которому А. И. Герцен посвятил немало страниц в своей книге мемуаров «Былое и думы»2, называя его «бойцом без устали и отдыха», «Ильей Муромцем», «не обыкновенно даровитым человеком», который «во всякое время дня и ночи был готов на запутаннейший спор и употреблял для торжества своего славянского воззрения все на свете...».



1 Пушкин А. С. Полн. собр. соч.: в 10-ти т. .М., 1957, т. 6, с. 639.
2 Герцен А. И. Былое и думы. 1852-1866. М: АН СССР 1856, часть IV, с. 40, 133, 136, 147, 152, 153, 156-158, 162, 163, 169, 290-291.

Произведения автора

  • Сочинения : в 4-х т. – М., 1861-1873.
  • Полное собрание сочинений: в 8-ми т. – М., 1900-1907.
  • Сочинения: в 6-ти кн. – Петроград: П. П. Сойкин, 1915.
  • Сочинения : в 2 т. / ред. Е. В. Харитонова. – М. : Медиум, 1994. – (Из Истории отечественной философской мысли).
    • Т. 1 : Работы по историософии. – 1994. – 589 с.
    • Т. 2 : Работы по богословию. – 1994. – 476 с.
  • Избранные сочинения / А. С. Хомяков, И. В. Киреевский ; сост., авт. вступ. ст. и коммент. Н. И. Цимбаев. – Москва : РОССПЭН, 2010. – 543 с. – (Б-ка отечественной общественной мысли с древнейших времен до начала XX века).
  • Стихотворения / под ред. А. Н. Чудинова. – Санкт-Петербург : Изд. И. Глазунова, 1909. –100 с. – (Русская классная библиотека. Вып. XXXIX-й).
  • Стихотворения и драмы / [вступит. статья и примеч. Б. Ф. Егорова]. – Л. : Сов. писатель, 1969. – 595 с. – (Б-ка поэта. Большая сер.)
  • О старом и новом : статьи и очерки / [сост., вступит. ст. и коммент. Б. Ф. Егорова]. – М. : Современник, 1988. – 462 с. – (Б-ка «Любителям российской словесности». Из литературного наследия).
  • Стихотворения / сост. С. Б. Рассадин. – М. : Текст, 2000. – 173 с. – (Русские поэты: серебряная серия).
  • Учение о Церкви. – Санкт-Петербург : Русская симфония, 2010. – 600 с. : портр.

Литература о жизни и творчестве

  • Благова Т. И. Алексей Иванович Хомяков и Иван Васильевич Киреевский. Жизнь и философское мировоззрение : к 190-летию со дня рождения А. С. Хомякова / Т. И. Благова. – М. : Терра, 1994. – 203 с.
  • У постели больного философа : [записка Л. М. Муромцева о последних минутах А. С. Хомякова в с. Ивановском Данков. уезда] / подгот. А. Найденов // Липецкая газета. – 1995. – 18 нояб.
  • Кошелев В. А. Алексей Степанович Хомяков, жизнеописание в документах, в рассуждениях и разысканиях / В. А. Кошелев. – М. : Новое лит. обозрение, 2000. – 504 с.
  • Бухаров Ю. «И я пошел за народом…» // Добрый вечер. – 2000. – 26 янв.-1 февр. – С. 19.
  • Найденов А. А. Ивановское. Последний приют философа // Русские провинциальные усадьбы XVIII-начала ХХ века. – Воронеж, 2001. – С. 259-266.
  • Бердяев Н. А. Алексей Степанович Хомяков / Н. А. Бердяев. – М. : Высш. шк., 2005. – 237 с. – (Классика философской мысли).
  • Сергеева Т. Родословная вождя славянофилов // Заветы Ильича [Данковский район]. - 2007. – 20 февр.
  • Пименов В. С. Алексей Хомяков: жизнь после смерти : открытие памятника А. С. Хомякову в селе Спешнево-Ивановское Данковского района Липецкой области 21.09.2007 г. / В. С. Пименов. – М. : Восток-Издат, 2008. – 48 с.
  • Сторожко О. М. Знаменитый земляк // Русский дом. – 2009. – № 5. – С. 42.
  • Дмитриев Н. А. Основатель славянофильства // Русская история. – 2010. – № 3-4 – С. 102-105.
  • Кривошеин Н. В. Хомяков Алексей Степанович // Лебедянское скаковое общество : история, участники, документы / Н. В. Кривошеин. – М., 2011. – С. 229.

Справочные материалы

  • Энциклопедический словарь. – Репринт. воспроизведение изд. Ф. А. Брокгауз – И. А. Ефрон 1890 г. – М., 1993. – Т. 74. – С. 543-547.
  • Липецкая энциклопедия. – Липецк, 2001. – Т. 3. – С. 456-457.
  • Бунинская энциклопедия / авт.-сост. А. В. Дмитриев. – Липецк, 2010. – С. 796.: портр.
  • Славные имена земли Липецкой: биогр. справ. об извест. писателях, ученых, просветителях, деятелях искусства. – Липецк, 2007. – С. 296-302.
  • Русская словесность с XI по XIX столетия включительно: библиогр. указ, произведений русской словесности в связи с историей лит. и критикой / сост. А. В. Мезиер. – СПб., 1899. – Ч. 1. – С. 445-446.
  • История русской литературы XIX века: библиогр. указ. / под ред. К. Д. Муратовой. – М.- Л., 1962. – С. 764-767.
  • Русские писатели: биобиблиогр. словарь. – М.: Просвещение, 1990. – Т. 2. – С. 357-358.
  • Писатели Липецкого края: библиогр. указ. – Воронеж, 1986. – Вып. 1. – С. 27-32.

Николай Бердяев - Алексей Степанович Хомяков читать онлайн

Николай Бердяев

Алексей Степанович Хомяков

Моя монография об Алексее Степановиче Хомякове не есть историческое исследование и не претендует на исчерпывающую полноту. Эта работа – не столько историческая, сколько философско-систематическая, психологическая и критическая. Я хочу дать цельный образ Хомякова, центральное и главное в его миросознании и мироощущении. Вместе с тем я преследую цели критической оценки славянофильства Хомякова. Наряду с темой Хомяков меня интересует другая тема – Хомяков и мы. Так как, по моему мнению, Хомяков является центральной фигурой в славянофильстве, то тема Хомяков есть вместе с тем тема о славянофильстве вообще, а тема Хомяков и мы есть тема о судьбе славянофильства. Давно уже пора приступить к серьезному исследованию славянофильства и оценке его значения в истории нашего самосознания. Безрелигиозное и денационализированное сознание не в силах было того сделать – славянофильство выпадало из поля зрения. Лишь религиозное и национальное возрождение в силах понять славянофильство и оценить его. Я верю, что оно начинается.

Моя монография о Хомякове принадлежит к серии монографий «Пути» о русских мыслителях религиозного духа. По типу своему монографии эти должны быть не подготовительными научными исследованиями, не историческими работами, претендующими на полноту и детальность, – они должны давать синтетические образы и целостную оценку с точки зрения определённого миросозерцания. Заранее можно предвидеть, что моя работа о Хомякове будет признана субъективной, потому что она написана с точки зрения определённого религиозно-философского миросозерцания. Но, верю, в миросозерцании этом – истина и правда, и во имя истины и правды образ Хомякова не был искажен.

Приведу важнейшую библиографию о Хомякове, не претендующую на полноту. Основным источником для работы о Хомякове служат восемь томов Собрания его сочинений. В VIII томе собраны важнейшие письма Хомякова. Я пользовался третьим, дополненным, изданием 1900 года и по этому изданию делал цитаты. После Собрания сочинений Хомякова главным источником является обширное, не оконченное ещё исследование профессора Киевской духовной академии В. З. Завитневича «Алексей Степанович Хомяков». Вышли: том I, книга I – «Молодые годы, общественная и научно-историческая деятельность Хомякова» и книга II – «Труды Хомякова в области богословия», 1902 год. Этой работе, слишком апологетической, но самой ценной из всего написанного до сих пор о Хомякове, я многим обязан. Укажу также на работу В. Лясковского «Алексей Степанович Хомяков, его биография и учение» (Русский архив, 1896 год, книга 11 и отдельной книгой). Книга профессора Л. Е. Владимирова «А. С. Хомяков и его этико-социальное учение» (1904 год) не представляет особенного интереса. Много важных материалов о Хомякове и славянофилах можно найти в трехтомной работе Н. Колюпанова «Биография Александра Ивановича Кошелева». В приложении напечатана ценная переписка славянофилов, которая проливает свет на центральную роль Хомякова и знакомит с религиозными сомнениями славянофилов. Имеют значение: Д. Ф. Самарина («Данные для биографии Ю. Ф. Самарина за 1840-1845 год»– в предисловии к тому V сочинений Ю. Самарина) и «Материалы для биографии И. В. Киреевского» (в предисловии к тому I сочинений И. Киреевского). Из общих работ о славянофилах укажу на ценную работу М. Гершензона «Исторические записки» и его статью «П. В. Киреевский» (в предисловии к собранию русских песен П. В. Киреевского). Известная книга Пыпина «Характеристика литературных мнений» имеет мало значения и искажает славянофильское учение. Для критики славянофильства важен Вл. Соловьёв – «Национальный вопрос в России» и его предисловие к «Истории и будущности теократии». Одним из материалов для характеристики славянофильской эпохи и отдельных славянофилов могут служить Герцена «Былое и думы» и «Дневник». Но характеристиками Герцена нужно пользоваться с осторожностью. Для выяснения мировоззрения Хомякова имеют значение сочинения других славянофилов, особенно И. Киреевского и Ю. Самарина. Подробную библиографию можно найти у В. З. Завитневича.

15 сентября 1911 г.

Глава I. Истоки славянофильства

История русского самосознания XIX века полна распрей славянофильства и западничества. В распре этой с мукой рождалось наше национальное самосознание. Но окончательно станет зрелым и мужественным наше национальное самосознание лишь тогда, когда прекратится эта вековая распря, преодолеется раскол славянофильства и западничества, принимавших столь разнообразные формы, и вечная правда славянофильства вместе с вечной правдой западничества войдет органически в наше национальное бытие. Мы, по-видимому, вступаем в такую эпоху, и у дверей её должны вспомнить своих отцов и дедов, с любовью проникнуть в историю нашего духа. Неблагородно было бы забыть своё отчество и не ведать своего происхождения. Проходят уже те времена, когда можно было третировать или игнорировать славянофильство, видеть лишь его временную оболочку, от которой ничего не останется для вечности. Славянофильство устарело, отошло в область истории, иные стороны славянофильства выродились до неузнаваемости. Мы не можем уже вернуться к славянофильству, мы слишком много пережили, и учение славянофилов и психология их в слишком многом нам чужды. Но в славянофильстве есть и вечное, перешедшее в нас, и мы должны помнить классических славянофилов как отцов и дедов. Наивная старомодность славянофилов не умаляет их значения и для новых времен.

Славянофильство – первая попытка нашего самосознания, первая самостоятельная у нас идеология. Тысячелетие продолжалось русское бытие, но русское самосознание начинается с того лишь времени, когда Иван Киреевский и Алексей Хомяков с дерзновением поставили вопрос о том, что такое Россия, в чем её сущность, её призвание и место в мире. В этом деле зарождающегося самосознания с ними может быть поставлен рядом лишь Чаадаев, так как гениальная боль его о России была мукой рождения русского самосознания, западничество его было столь же национальным» подвигом, как и славянофильство Киреевского и Хомякова. До славянофилов, до Чаадаева в России было лишь поверхностное, наносное, не выстраданное западничество русского барства и полуварварского просветительства да официально-казенный национализм – скорее практика власти, чем идеология. Славянофильскому самосознанию предшествовало явление Пушкина – русского национального гения. Но Пушкин был великим явлением национального бытия, а не национального самосознания. Через Пушкина, после Пушкина могло лишь начаться идеологическое самосознание. Это хорошо понимал Достоевский. Славянофилы и были первыми русскими европейцами, европейцами в более глубоком смысле слова, чем русские люди XVIII века, принявшие лишь костюм, лишь внешность европейского просвещения. Славянофилы были теми русскими людьми, которые стали мыслить самостоятельно, которые оказались на высоте европейской культуры, которые не только усвоили себе европейски-всемирную культуру, но и пытались в ней творчески участвовать. Настоящим европейцем делается лишь тот, кто творчески участвует в мировой культуре и мировом сознании. Тот варвар ещё, кто лишь подражает европейской культуре, лишь обезьянничает, лишь усваивает себе верхушки. И пора признать, что славянофилы были лучшими европейцами, людьми более культурными, чем многие-многие наши западники. Славянофилы творчески преломили в нашем национальном духе то, что совершалось на вершинах европейской и мировой культуры. Лучше западников впитали в себя славянофилы европейскую философию, прошли через Шеллинга и Гегеля – эти вершины европейской мысли той эпохи. Главная заслуга и своеобразие славянофилов не в том, что они были независимы от западных и мировых влияний и черпали всё лишь на Востоке, а в том, что они впервые отнеслись к западным и мировым идеям творчески и самостоятельно, то есть дерзнули войти в круговорот мировой культурной жизни. Значение славянофилов нужно искать не в том, что они не хотели знать Гегеля и Шеллинга и не испытали на себе их влияния, а в том, что они творчески пытались переработать Гегеля и Шеллинга, самостоятельно к ним отнеслись и сказали тем своё слово в развитии философской мысли.

Читать дальше

Хомяков Алексей Степанович | Encyclopedia.com

(1804–1860), славянофильский философ, богослов, поэт и драматург.

Алексей Хомяков родился в Москве в старинной дворянской семье. Он получил хорошее образование в благочестивой, традиционной, культурной семье под особым влиянием своей набожной матери. В детстве и юности он обучался французскому, английскому и латыни, а позже добавил к ним греческий и немецкий языки. Дом Хомяковых сгорел дотла во время московского пожара 1812 года, и семья была вынуждена укрыться в одной из своих загородных усадеб под Рязанью.Когда Хомяков впервые увидел Петербург в 1815 году, благочестивый молодой москвич якобы нашел его языческим и совершенно нерусским местом. В Московском университете Хомяков изучал философию и теологию, но получил степень кандидата математических наук в 1821 году.

С 1822 по 1825 год Хомяков служил в армии, на которую он ненадолго вернулся в 1828 году в качестве капитана полка, когда император Николай I призвал добровольцев для участия в турецкой войне.В начале 1820-х годов он также имел отношения с так называемыми «Любителями мудрости» ( Общество Любомудрия, ) и опубликовал несколько стихотворений в «Московском вестнике» . После первой службы в армии он кратко изучал живопись в Париже и посетил Швейцарию и Италию, прежде чем вернуться в Россию.

В 1820-1830-е годы Хомяков был известен прежде всего как драматург (Ермак , Лжедмитрий ) и поэт. Его поэзия «отличается риторическим пафосом, возвышенным взглядом на призвание поэта и предварительным просмотром его поздних славянофильских идей.«В 1829 году он ушел с государственной службы, чтобы посвятить себя литературе и своим имениям, а в 1834 году он женился на Екатерине Языковой, сестре поэта. В отличие от большинства своих современников-славянофилов, Хомяков имел сильные практические и научные интересы: он интересовался практическое стремление к прибыльному сельскому хозяйству в своих поместьях и следил за развитием современной науки и даже техники. В дополнение к своим растущим теологическим и практическим занятиям он внимательно следил за современными социальными и политическими проблемами.Тем не менее с детства он чувствовал, что наука и политика всегда должны подчиняться религиозным ценностям.

Хомяков и Иван Киреевский знали друг друга с начала 1820-х годов, но в середине 1830-х они стали близкими друзьями. «О старом и новом» Хомякова, за которым следует «Ответ Хомякову» Киреевского (1839 г.), являются самыми ранними сохранившимися письменными документами славянофильства, поскольку эти традиционно мыслящие аристократы нащупывали ответ на «Философское письмо Петра Чаадаева».«Хомяков более других славянофилов был готов признать, что русское государство было важным фактором в русской истории. Он считал, что русское государство, возникшее на волне монгольского господства, проявляет« общероссийский »дух, и он считал историю России между монгольским периодом и смертью Петра Великого как консолидация идеи государства - ужасный процесс из-за ущерба, который он нанес российскому обществу, но необходимый. Только через реформы Петра "государственный принцип" мог окончательно победить силы разобщенности.Но теперь гармония, простота и чистота допетровской Руси, которая была так сильно повреждена, должна быть восстановлена ​​для будущих поколений.

Если Ивана Киреевского можно назвать философом славянофильства, то Хомяков, несомненно, был его богословом. Его введение концепции соборности (часто переводимой как «соборность» или «соборность») как фундаментального различия между Православной Церковью и западными конфессиями потребовало много времени, чтобы получить признание в России, но стало фундаментальным аспектом православия. богословие после его смерти.Противодействуя католической иерархии и протестантскому индивидуализму, Хомяков определял церковь как свободный союз верующих, любящих друг друга в мистическом общении со Христом. Таким образом соборность - это сознание верующих в своей общности. В отличие от католической власти, юридической по своей природе, созидательная роль церковных соборов была признана со временем всей церковью. Для Хомякова вера была не верой или приверженностью набору кристаллизованных догм, а дорациональным коллективным внутренним знанием или уверенностью.Прекрасное краткое изложение богословия Хомякова можно найти в его влиятельном эссе The Church Is One, , написанном в середине 1840-х годов, но опубликованном только в 1863 году. Он также опубликовал три богословских трактата в 1850-х годах под названием «Некоторые слова православного христианина». о западных символах веры ".

Очевидно, что идея Хомякова о соборности имела социальный аналог в коллективной жизни русского крестьянина в его сельсовете ( община ), который признавал примат коллективности, но при этом гарантировал целостность и благополучие людей. индивидуум в этом коллективе.Соборность была особенно связана с Хомяковым, но его взгляд на центральную роль крестьянской общины в целом разделялся славянофилами первого поколения, особенно Иваном Киреевским. Кроме того, Хомяков в своем посмертно опубликованном Всеобщей истории различал два фундаментальных принципа, которые в своем взаимодействии определяют «все мысли человека». «Иранский» принцип был принципом свободы, высшим выражением которого было православное христианство, в то время как кушитский принцип, его противоположность, основывался на признании необходимости и имел четкие ассоциации с Азией.

Хомяков, в отличие от Киреевского или Аксаковых, обладал особым чувством славянского единства, которое, возможно, возникло во время его путешествий по южнославянским землям в 1820-х годах. В этом ограниченном смысле он представлял собой мост между славянофильством и панславизмом. Еще в 1832 году он написал стихотворение «Орел», в котором призвал Россию освободить славян. В начале Крымской войны он написал еще более известное стихотворение под названием «России», в котором он критиковал свою страну за ее многочисленные грехи, но призывал ее стать достойной своей священной миссии: сражаться за своих славянских братьев.Сходным было послание его «Письма к сербам» (1860 г.). Хомяков скоропостижно скончался от холеры в 1860 году.

См. Также: панславизм; славянофилы; театр

библиография

Кристофф, Питер. (1961). Введение в русское славянофильство XIX века: исследование идей, т. 1: А. С. Хомяков. Гаага: Мутон.

Рязановский Николай. (1952). Россия и Запад в учении славянофилов: исследование романтической идеологии. Кембридж, Массачусетс: Издательство Гарвардского университета.

Валицки, Анджей. Славянофильская полемика: история консервативной утопии в русской мысли XIX века. Оксфорд: Кларендон.

Эбботт Глисон

Биография Хомяков Алексей Степанович №

(1804–1860)

Хомяков Алексей Степанович (1804–1860), поэт, публицист, религиозный философ.
Родился 1 мая (13 н.э.) в Москве в старинной дворянской семье. Получил прекрасное домашнее образование.
В 17 лет сдал экзамен на соискание ученой степени кандидата математических наук в Московском университете. В том же году он начал публиковаться (перевод сочинения Тацита). Он проявляет большой интерес к философии (тяготеет к немецкому идеализму) и литературному творчеству: пишет стихи, работает над исторической поэмой «Вадим», переводит античных авторов.
В 1822 году Хомяков был призван на военную службу сначала в Астраханский Кирский полк, через год переведен в Петербург в Конную гвардию.Устанавливает знакомство с

поэтами-декабристами, печатает в стихотворении «Полярная звезда» «Бессмертие вождя» (1824). В 1825 году оставил службу, уехал за границу, занялся живописью и написал историческую драму «Ермак», которую по возвращении в Москву читает в доме Веневитиновых и получает одобрение слушателей:
В 1828 - 29 Хомяков участвует в русско-турецкая война, после которой он уходит в отставку и уезжает в свое имение, решив заняться земледелием. Не оставляет литературной деятельности, сотрудничает с различными журналами.
Уже в ранних стихотворениях Хомякова содержатся элементы славянофильства, которые в 1830-е годы добавляются к славянофильской идее. Этой идеей проникнуто его стихотворение «Орел» 1832 г .; «Сон», 1834 г .; историческая драма «Дмитрий Претендент», 1833 г. Основные теоретические положения славянофильства изложены в статье «О старом и новом» (1839 г.). В эти годы он интенсивно занимается самообразованием, расширяя круг своих научных интересов. В 1838 г. он приступил к работе над своим главным историко-философским трудом «Записка по всемирной истории.
В 1850 году особое внимание уделяется религиозным вопросам, истории русского православия, в которой он видит источник развития национального русского духа, основы народной нравственности. В эти годы издает статьи «О фрагментах, найденных в бумагах Киреевского» (1857 г.), «О современных влияниях в философии» (1859 г.) и др. В 1854 г. в списке печати его стихотворение «Россия» с обвинительные строки :.
В судах черный
неправда черный И иго кабального рабства ...
Как и другие славянофилы, Хомяков идеализировал Православие, патриархальные уста русской жизни, но в то же время был ярым противником крепостного права, оправдывая эту позицию евангельским учением .В лирике Хомякова этих лет отразилось неприятие славянофилами существующего строя за безнравственность и бездуховность. Хомяков прожил 56 лет. Умер 23 сентября (5 октября 2001 г.) в селе Иваново Липецкой области. Похоронен в Москве.
Краткая биография из книги: Русские писатели и поэты. Краткий биографический словарь. Москва, 2000.

Хомяков - богослов-любитель большого значения

Одна из самых трудных мыслей Хомякова заключается в том, что «Церковь не является авторитетом.Самарин объясняет это так: «Я признаюсь, покоряюсь и смиряюсь - так что на самом деле я не верю. Церковь предлагает только веру, вызывающую веру из сердца человека и ничем другим не удовлетворимся. Другими словами, Церковь берет под свое крыло только свободных людей. Тот, кто приносит служение Церкви своей рабыни, не веря в нее, не принадлежит ни Церкви, ни Церкви ». Наделение церкви властью - это акт свободы, веры и совести для каждого христианина, а не дело институциональной церкви или рукоположенных.

Хомяков видел Церковь «не как учение, не как систему и не как институт», а как «живой организм истины и любви». Его самый известный труд под названием «Церковь есть едина» начинается со слов: «Церковь - это не множество людей в их личных особенностях, но единство милосердия Бога, живущее в этом множестве разумных созданий, которые смиряются с миром. это милосердие ».

Может быть, нам еще труднее понять мысль Хомякова, чем его современникам.С одной стороны, «Церковь не является авторитетом», что означает, что Церковь в том смысле, что она является церковью, не предполагает опоры на какие-либо внешние организационные принципы. С другой стороны, смысл Церкви не подчеркивает, что Церковь - это своего рода единство. В постсоветском сознании любое упоминание о единстве заставляет задуматься о колхозе. Фраза «коллективная церковная совесть» нам очень мало говорит, хотя мы хорошо знаем, что такое партийная совесть. Когда мы слышим слова «множество разумных существ, покоряющих себя милосердию», это звучит довольно абстрактно, хотя иногда кажется, что 20 -е годы в.был специально разработан, чтобы продемонстрировать значение множества безумных существ, объединенных взаимной гарантией обвинений и убийств и подверженных страху, лжи и репрессиям с помощью грубой силы.

Видимо нужно было дожить до ХХ в. и ощутить, что такое отсутствие совести, чтобы мысль Хомякова могла стать нам необходимой, хотя, возможно, все пережитое нами отсутствие совести только усложняет нам жизнь. Очень смелое утверждение стоит за интуицией соборности Хомякова и его утонченным толкованием Церкви как свободного и внутреннего единства творений Божиих.Это утверждение состоит в том, что единство должно быть основано не только на «праве на позор», но также на «работе в Духе в собственном праве». Это единство зависит не только от страха и внешней силы, но и от внутренней свободы. Спустя несколько десятилетий Бердяев называет соборность «качеством личной совести, стоящей перед Богом». И еще один вопрос, хотя, может быть, не единственный, хотим ли мы достичь этого качества сегодня.

взаимодействие историософских идей и поэтического пророчества

Том.: (0123456789)

Исследования восточноевропейской мысли (2020) 72: 205–215

https://doi.org/10.1007/s11212-020-09382-2

1 3

Неизвестный очерк Алексея Хомякова о австрийские славяне

(1845) и его поэзия: взаимодействие историософских

идей и поэтического проретизма

Андрей П.Дмитриев1

Опубликовано онлайн: 20 августа 2020 г.

© Springer Nature BV 2020

Abstract

Статья представляет собой концептуально важное, но ранее неизвестное эссе русского поэта, богослова и философа

Алексея Хомякова.Это эссе

«Славянское и православное население Австрии» было обнаружено в двух версиях

: оригинальная, ранее не публиковавшаяся рукопись и более поздний анонимный текст

1845. Автор раскрывает эстетическую функцию, которую выполняют определенные структурные элементы

в эссе Хомякова, способствуя взаимодействию историософских идей и литературного творчества. Эссе подчеркнуто философское по своему стилю,

, поскольку сама его композиция охватывает классическую гегелевскую триаду «Бытие - Ничто -

Становление.Это представление частично совпадает с историософской идеей Хомякова о европейском славянстве

годов, которое процветало в первом тысячелетии до нашей эры, а затем утратило свой суверенитет

гг., Находясь под властью Германии, и, наконец, пережило ренессанс в XIX веке,

гг. В статье также показано, что отличительной чертой поэзии Хомякова

является ее пророчество. Был проведен сравнительный анализ с целью выявления сходства

между тематическими образными узорами ранней поэзии Хомякова (до 1845 г.)

и его эссе об австрийских славянах, которое показало, как поэтическая мысль

накапливалась и что аспект, который он приобрел в рамках философского и исторического дискурса.Автор статьи выдвигает гипотезу о том, что различие -

в изображении Петра Великого в двух вариантах эссе Хомякова можно отнести к

его спору со стихотворением Константина Аксакова «Петру». Эта полемика между двумя собратьями-славянофилами была вызвана их расходящимися подходами к проблеме этической дилеммы целей и средств.

Ключевые слова Алексей Хомяков · Историософия · Поэтический проретизм · Славянский

вопрос · Тематико-образная структура · Этическая дилемма целей и средств

* Андрей П.Дмитриев

[email protected]

1 Заведующий «Центром» изучения «традиционных направлений в» русской литературе

«Новое время», Институт русской литературы (Пушкинский дом) Российской академии

наук, наб. Макарова, 4, Санкт-Петербург, Россия, 199034

Содержание предоставлено Springer Nature, применяются условия использования. Права защищены.

Алексей Хомяков, по Братству

Краткий очерк о единении
По русскому славянофильскому мыслителю

Карлос Кардосо Авелине

[Изображение: картина Бориса Кустодиева]

Русский философ Алексей Хомяков был главным мыслителем культурного движения, известного как «славянофильство».

Его взгляд на жизнь имеет много общего с теософией Елены Блаватской. Он глубоко вдохновлял славянофильских романистов, которыми она восхищалась и о которых писала, как Лев Толстой и Федор Достоевский. Некклезиастическое христианство Толстого было вдохновлено Хомяковым, так же как и критика Римского католицизма Достоевским.

Среди классических русских и славянофильских идеалов, представляющих непосредственный интерес для теософов, можно найти концепцию соборности, или «единства», и это центральный постулат философии Хомякова.Он верил в души, а не в жесткие институты или внешние авторитеты.

В следующих предложениях из произведений Хомякова в переводе Николаса Зернова [1] номера страниц указаны в скобках в конце каждой цитаты.

Хомяков писал:

* «Социальный порядок есть внешнее проявление внутреннего отношения людей друг к другу». (стр.71)

* «Русская культура больше доверяет голосу совести, чем мудрости гражданских институтов.»(Стр. 73)

* «Мир - это творение, это Божественная Мысль, он представляет собой полную и совершенную гармонию красоты и радости. Дух, нарушающий закон Божественной истины и праведности, ставит себя во враждебное состояние по отношению к этой Божественной мысли, к гармонии космической жизни и поэтому неизбежно страдает ». (стр.58)

* «Только согласие с любовью может укрепить и расширить наше умственное видение. Мы должны подчиниться закону любви и приспособиться к постоянной дисгармонии наших интеллектуальных способностей.»(Стр. 58)

* «Любовь - это не стремление к объединению; он требует, он ищет, он создает отклики и контакты. Сама любовь растет, укрепляется и совершенствуется благодаря этим ответам и общению ». (стр.58)

* «Общение любви необходимо для понимания истины; все истинное знание основано на любви и недостижимо без нее ». (стр.58)

* «Эгоцентричный человек бессилен; он - жертва непримиримого внутреннего разлада.»(Стр. 58)

* «Высшее познание истины недостижимо для изолированного ума; он открыт только для общества умов, связанных любовью. Истина выглядит так, как будто это достижение немногих, но на самом деле это творение и владение всех ». (стр.58)

* «Только в живом общении с другими человек может вырваться из смертельного одиночества эгоистического существования и получить статус живого органа в великом организме.»(Стр. 58)

С теософической точки зрения Хомяков прав. Однако такое чувство общности в основном внутреннее, а во вторую - внешнее. Его можно достичь по отношению ко всем существам, находящимся в кажущемся одиночестве и физической изоляции.

С другой стороны, есть одиночество тех, кто не одинок. Люди часто чувствуют недостаток общения, живя в группе. Чувство единства не обязательно физическое. Восприятие единства жизни - это деятельность высшего «я», или, по выражению Хомякова, «голос совести».Восприятие единства с другими уходит корнями в безмолвие и требует глубоких индивидуальных отношений с собственной бессмертной душой. Чем больше человек знает себя, тем больше он уважает других.

Искусство и творчество

Хотя слепая вера хуже, чем бесполезность, творчество связано с альтруистическими чувствами и отречением.

Хомяков писал:

* «Искусство становится свободным только тогда, когда художник отказывается от своей свободы.»(Стр. 59)

* «Человек, желающий развить свои скрытые творческие силы, должен сначала пожертвовать эгоистичной стороной своей личности и тем самым проникнуть в тайну повседневной жизни. Он должен быть объединен с ней узами живого органического сообщества ». (стр.59)

* «Единственный интеллект, отделенный от живого контакта с другими, бесплоден; только от общения с жизнью он может возрасти в силе и творчестве ». (стр.59)

* «Каким бы большим ни был наш вклад в обыкновенные акции, мы получаем в сто раз больше, чем отдаем.»(Стр. 59)

Как универсальный мыслитель, Алексей Хомяков поднял мистическую традицию России на одну из ее высших вершин.

И все же российские церковные власти чувствовали угрозу его взглядам на жизнь. Его идеи считались опасными. Пока он был жив, официальная православная церковь в его стране относилась к Хомякову с подозрением. И только после его внезапной смерти 5 октября 1860 года (новый стиль) он получил признание как русский богослов. [2]

Теософский взгляд на христианство

Хомяков А. (1804-1860)

Причина этого недоверия кроется в «политическом» факте: Хомяков отрицал законность бюрократических церквей, в которых доминировали священники. Он учил «соборности», прямому единству или единству жизни . Он писал, что братство не должно быть ограничено никакими юридическими или интеллектуальными преградами.Согласно русскому идеалу соборность , люди имеют право пользоваться единством в полной свободе. [3]

Что касается католической церкви Рима, Хомяков писал:

«Обожествление политического общества - это сущность римской культуры. Западный человек был настолько впечатлен этим, что он не мог представить себе даже Церковь иначе, как в форме государства. Ее единство должно было быть принудительным, и отсюда родилась инквизиция с ее контролем над совестью и казнями за заблуждение.Епископ Рима был вынужден претендовать на гражданскую власть, и в конце концов он ее добился. Он получил право юридического контроля над частью церкви, которая стала известна под названием «римская» ». (стр.65)

А также:

«[Римская] Церковь из сообщества, управляемое свободным согласием ее членов, превратилась в государство; миряне стали послушными слугами, а иерархия их правителями ». (стр.65)

Хомяков считал, что «из России в силу ее общинного мировоззрения может течь более чистый поток христианства.»(Стр. 73)

Его взгляды на человеческие отношения соответствуют взглядам современной теософии. Мастер Мудрости написал о единстве :

«Группа студентов, изучающих эзотерические доктрины, которые хотят духовно пожинать любую прибыль, должна находиться в совершенной гармонии и единстве мыслей. Каждый индивидуально и все вместе должен быть совершенно бескорыстным, добрым и исполненным доброй воли по отношению друг к другу, по крайней мере, исключая человечество; в группе не должно быть партийного духа, злословия, недоброжелательности, зависти или ревности, презрения или гнева.То, что причиняет боль одному, должно причинять боль другому - то, что радует А, должно наполняться удовольствием Б. " [4]

Для Хомякова единство и солидарность были правилом жизни: он умер в 1860 году, когда лично лечил своих крестьян и работал над облегчением их страданий во время эпидемии.

ПРИМЕЧАНИЯ:

[1] « Три русских пророка », Николай Зернов, SCM Press, Лондон, 1944, 171 с.Нажмите, чтобы увидеть книгу на наших связанных веб-сайтах .

[2] Британская энциклопедия, издание 1967 г., на тему «Хомяков Алексей Степанович», том 13, стр. 332-333.

[4] « Письма Учителей Мудрости », составлено К. Джинараджадас, первая серия, TPH, Индия, 1948 г., письмо 3, пункт III, стр. 15–16. Нажмите, чтобы просмотреть книгу на наших связанных веб-сайтах .

000

000

фантастики или науки? Том 5

Славянское завоевание мира. Европа. Китай. Япония. Россия как средневековая метрополия Великой Империи.
Куда на самом деле путешествовал Марко Поло. Кто такие итальянские этрурианцы. Древний Египет. Скандинавия. Русь-Орда на старинных картах.

Глава 11.


Средневековые скандинавские карты и географические произведения сообщают о «монгольском» завоевании Евразии и Африки.

3. Троянское завоевание Европы.

Скандинавские географы сообщают, что народ Фракии заселил Свитйод, а затем всю Норвегию, откуда фракийцы отправились в Исландию и Гренландию как поселенцы ([523], стр. 65). Информация достаточно интересна для того, чтобы изучить ее более подробно.

3.1. Истоки поселенцев, населявших Россию, Норвегию, Исландию и Гренландию.

Вот что сообщает нам средневековый автор: «Первоначально Трасию населяли Тирас [турки - Авт.], сын Иафета и внук Ноя. Многие древние книги сообщают, что поселенцы пришли в Свитёд из этих мест, затем из Свитёда в Норвегию, из Норвегии в Исландию и из Исландии в Гренландию »([523], стр. 65).

Современный комментарий таков: «Легенда о заселении скандинавских стран азиатскими поселенцами была известна в древнескандинавской исторической литературе XIII-XIV веков ([523], с. 71).

3.2. Оказывается, Европа, Великобритания и Скандинавия были заселены либо турками, либо азиатскими троянцами.

Другой средневековый скандинавский автор сообщает следующее: «В начале каждой правдивой истории, рассказываемой на Севере, мы встречаем упоминание о том, что весь Север был завоеван турками и азиатами. Таким образом, можно с уверенностью сказать, что их язык сопровождал их на Север - тот, который мы называем нордическим языком. На нем говорили в Саксланде [Германия - Авт.], Данморку [Дания - Авт.] И Свитйоде [Россия - Авт.], А также в Норвегии и в определенной части Англии »([523], стр. 95).

Это древнее свидетельство хорошо согласуется с нашей реконструкцией, согласно которой первая великая империя была основана византийцами и срок ее существования охватывает XI-XIII века. После его разложения в XIII-XIV веках в результате Троянско-готской войны все его бывшие провинции перестали подчиняться центру и стали независимыми государствами. Первоначально ими руководили представители византийской знати, бежавшие из Византии в результате ее раздробленности и расселившиеся на разных землях.Это должно было происходить в XIII-XIV веках. Они взяли с собой византийские хроники и документы.

Однако Императорский жезл был немедленно взят из рук ослабленной Византии «Монголией» = Русью (Ордой) XIV века, которая продолжила покорение мира с целью восстановления Империи.

Поскольку история Византии и Руси (или Орды) тесно связана с историей Фракии или Турции, вполне естественно, что далекие народы могли воспринять вторжение византийцев и азиатов из Орды как тюркскую экспансию. .Примечательно, что скандинавские хроники говорят нам то же самое: «Фракия - это то же самое, что Гиркланд. Первым его обитателем был Тирас, сын Иафета »([523], стр. 96). В части 6 настоящей книги мы приводим некоторые свидетельства, взятые из скандинавских трактатов, которые доказывают, что Гиркланд - это то же самое, что и Византия.

По всей видимости, скандинавы воспринимали Фракию, Турцию, Византию и Русь или Орду как единое государство. Более того, скандинавские документы могли относиться ко второму завоеванию Европы османами или атаманами в XV-XVI веках, когда они писали о турках и азиатах, поселившихся в Европе; это завоевание нашло отражение в Библии как «завоевание земли обетованной», см. ХРОН6.

3.3. Исход троянцев из Византии в XIII-XIV веках практически совпал с началом «монгольского» завоевания.

«Исход из Византии» XIII века и последовавшее за ним «монгольское» завоевание XIV века привели к захвату ключевых позиций власти в бывших провинциях Византии «монголами» и выходцы из бывшего имперского центра. Новообразованные страны получили в наследство древневизантийские и новые «монгольские» летописи, привезенные из Царь-Града и Руси, или Орды.Эти летописи впоследствии были включены в местную историю.

Это произошло потому, что византийское и «монгольское» происхождение этих летописей было забыто, и они ошибочно воспринимались как описание местных событий, а не масштабных имперских. Так должно было быть с начальными частями островной истории Англии, см. В CHRON4, Франции, Германии, Пруссии (или P-России), Италии, Испании, Скандинавии и даже отдаленного Китая.

С одной стороны, похоже, что мы узнаем о завоевании пустынных и малонаселенных областей Европы и Азии.С другой стороны, после падения Византии в XIII веке ее бывшие провинции или темы автоматически попали в руки византийцев на определенный период времени. Эти провинции также ранее управлялись византийскими губернаторами. После падения Царь-Града местные наместники стали независимыми правителями, которые, должно быть, были очень довольны этим фактом и поспешили отделиться от ослабевшего Константинополя. Этот политический процесс перераспределения власти был естественным и вполне понятным.Однако это должно было длиться довольно недолго. Вскоре Европу и Евразию в целом захлестнула волна Великого = «монгольского» завоевания XIV века. Время анархии и хаоса прошло. Образовалась «Монгольская» империя.

Очень интересно, что известный историк Джон Малалас описывает Западную Европу того времени и эпохи как дикую землю без городов. Он пишет: «На Западе не было ни городов, ни дворов, люди просто жили там так, как жили, так как эти земли были заселены племенем Иафета» ([338], стр. 28).Оказывается, во многих частях Западной Европы жизнь все еще была очень простой - люди не строили ни городов, ни каких-либо других укреплений. Таким образом, «монголы» или Великие могли легко завоевать Запад голыми руками.

Кроме того, «азиатская колонизация» должна была подразумевать нечто большее, чем простая колонизация и перемещение правящих клик из Византии и Орды в провинции из центра. Азию называли «Азией-Землей», что, возможно, первоначально обозначало Иса-Землю или Землю Иисуса, поскольку, согласно нашей реконструкции, Иисус Христос жил в Константинополе, Иерусалиме или Трое и был распят там ( 1152-1185).Поэтому вся эта земля была названа его именем; отсюда «Азия-Земля», позже ставшая Азией.

Византия XII-XIII веков и огромная «Монгольская» Империя XIV-XVI веков были христианскими странами. Следовательно, «азиатская экспансия» также должна была привести к распространению христианской религии. Так оно, например, попало в Россию из Византии. Вполне вероятно, что главной силой, объединявшей Византию, а затем и «Монгольскую» империю, было христианство как официальная религия.Таким образом, географические границы Империи более или менее совпадали с границами христианских земель. Христианство еще было единым в XII-XV веках - позже произошел раскол, приведший к зарождению православного христианства, католицизма, ислама, иудаизма, буддизма и т. Д.

Давайте вернемся к старым скандинавским хроникам и их сообщениям о Европе и ее северных частях, колонизированных азиатскими захватчиками. Как мы уже упоминали выше, Византия распалась в результате Троянской, или готской войны XIII века.После падения Трои или Константинополя троянцы покидают страну и после долгих странствий находят новых. «Монголы» тут же идут вслед за ними. Можно предположить, что скандинавские летописцы называли троянцев основателями своей страны.

Наш прогноз подтверждается. Скандинавский летописец продолжает свое повествование о колонизации Германии, Дании, России, Норвегии и Британии турками и азиатами следующим образом: «Этим народом руководил Один, сын Тора; у него было много сыновей »([523], стр. 95).

Имя Тор должно быть связано с именами Троя, Турок, Татарин и т. Д. Тор, скандинавский бог грома, должен иметь турецкое, татарское или троянское происхождение. Имя Один похоже на славянское слово «один», которое означает « odin ». Напомним, что русских царей называли самодержцами, что означало, что они были единоличными правителями всей страны и ни с кем не делились своей властью. Возможно, это возможная этимология скандинавского имени Один.

3.4. ИСТИННЫЕ ИСТОРИИ СРЕДНЕВЕКОВЫХ СКАНДИНАВОВ НЕ СОГЛАСНЫ С ИСТОРИЕЙ SCALIGER

Этот рассказ летописца вызывает недоверие у современных комментаторов. Понятно почему. Они построены на ошибочной концепции Скалигера-Петавиуса.

Например, Э. А. Мельникова пишет: «К середине XIII века в связи с ростом и укреплением национальной идентичности в скандинавских странах творческое осмысление мировой истории начинает играть важную роль.

Многочисленные саги 13 века («Младшая Эдда» Снорри Стурлусона, «Сага о Скелдунге», «Третий грамматический трактат», «Сага о Стурлунге» и др.) Рассказывают нам о потомках троянского царя. Приам (или просто выходцы из Трои) под властью вождя по имени Один, который переселился из Азии на север Европы (отсюда их название «асы») и поселился в скандинавских странах (описание их поселения в стране структурно близок к истории заселения Земли сыновьями Ноя).

Таким образом, - заключает Мельникова, - скандинавские народы не только оказались вовлеченными в общий ход истории европейских народов, но и приобрели выдающихся предков >> [523], с.98.

Вряд ли все подобные истории придуманы скандинавами исключительно для «облагораживания» своего прошлого. Скорее всего, они в основном говорили правду. Не их вина, что истина противоречила придуманной позже концепции Скалигера-Петавиуса, которая оказалась ошибочной.В нашей реконструкции большинство этих скандинавских утверждений становятся естественными и понятными.

Вспомним здесь Царство пресвитера Иоанна. Так западные европейцы называли Великую = «монгольскую» Русь-Орду XIV-XV веков, см. Выше. Если скандинавы говорили, что их страну населяли азиаты и скифы - то есть из России = из царства пресвитера Иоанна - то следует ожидать, что в скандинавских хрониках мы встретим воспоминание об Иоанне - царе и " прародитель »скандинавского народа.

Наше предсказание сбылось. Действительно, «евгемеристическая интерпретация происхождения языческих богов в Скандинавии стала возможной только после установления христианства ... Она напрямую связана с« научной »легендой о происхождении скандинавов из Азии ... где асы и Ваны (то есть ваны - потомки Ивана = Иоанна - Авт.) Считаются одними из восточных царей, которым народ, видя их мудрость и удачу, начал приносить жертвы »[523], с.99.

Из нашей реконструкции следует, что все подобные скандинавские тексты были написаны не ранее XIV века, когда царство пресвитера Иоанна = Иоанна = Ивана, то есть Великая = «монгольская» Русь-Орда, достигла большого влияния.

3.5. ДРУГИЕ ЕВРОПЕЙСКИЕ СТРАНЫ ТАКЖЕ предположительно ошиблись, полагая, что их народы произошли от троянов

Оказывается, не только скандинавы «облагораживали» свое прошлое, изобретая знатных предков.«

E.A. Мельникова продолжает: «Однотипные этногенетические легенды появляются примерно в одно и то же время (то есть в XIII-XIV вв. - Авт.) В ряде других европейских стран; это нашло отражение в таких рассказах, как« История царей России ». Британия »Джеффри Монмутского (1130-1140), Хроники аббатства Сен-Дени (около 1300) и др. >> [523], с.98.

Из нашей реконструкции следует, что все упомянутые выше средневековые авторы, по-видимому, были правы.Он расставляет многие вещи на свои места и устраняет подозрения, высказываемые иногда комментаторами по поводу предполагаемого невежества или «националистических тенденций» средневековых хронистов. Историков, кстати, тоже можно понять. Они загружены ошибочной концепцией Скалигера.

E.A. Мельникова упомянула здесь Джеффри Монмутского - одного из главных летописцев древнеанглийской истории. Мы много говорили о нем в книге «Новая хронология России». Как было показано, начальный период английской истории скопирован с Византийских и Русско-Ордынских летописей.Более того, скалигеровское датирование жизни Джеффри Монмута XII веком, вероятно, неверно. Согласно нашей реконструкции, он должен быть перенесен в прошлое XIV-XV веков.

Вернемся к скандинавам. Е.А. Мельникова отмечает: «Ни в одной другой стране эта« научная »легенда не распространилась так, как в странах Скандинавии, где быстро вытеснила туманно-мифологические традиции языческого времени» [523], с.98.

Нам повезло, что такие достоверные свидетельства сохранились, хотя в настоящее время они высмеиваются заблудшими последователями скалигеровской версии истории.Просто послушайте скандинавских летописцев, обращая внимание на их слова. И вот что мы услышим.

3.6. ЗАСЕЛЕНИЕ АНГЛИИ БРИТОНАМИ - ТРОЯНАМИ И ИХ ПОТОМКАМИ В XIII-XIV вв. Н.э.

гг.

«Брут был назван человеком, потомком в четвертом поколении Энея по имени Брути и прозванным Бритто, когда он прибыл. После него была названа Британия, которая теперь называется Англией, а раньше - Бритландом» [523], с. 97

Судя по всему, это правда.Согласно нашей реконструкции, «античным» Энеем, вероятно, является библейский Ной, отраженный так же, как и средневековый Карл Анжуйский (предположительно XIII века), один из «античных» троянцев, покинувший Византию-Трою после Троянской войны XIII века. век. Более того, он основал новые королевства в Европе. Если Брут - его потомок в четвертом поколении, то эти события произошли позже XIV-XV веков.

Все это хорошо согласуется с нашей реконструкцией английской истории, см. Книгу «Новая хронология России.Кроме того, в легендах «древнего Энея» отражены события XV века - завоевание и колонизация Америки библейским Ноем = Энеем = Колумбом, см. Книгу «Библейская Россия».

Современные комментаторы считают, что процитированный рассказ был заимствован скандинавами из «Саги о британцах» (якобы XIII века), существующей в «Книге Хаука» [523], с. 101. «В нем подробно описана история поселения в Британии Брута, потомка троянских царей... Этим именем называлась вся страна »[523], с. 101.

4. СЛАВЯНСКОЕ ЗАВОЕВАНИЕ ЕВРОПЫ ЯРКО VI-VII ВЕКОВ н.э. КАК ОДНО ИЗ ОТРАЖЕНИЙ РУССКОГО «МОНГОЛЬСКОГО» ЗАВОЕВАНИЯ XIV-XV ВЕКОВ

Вывод таков: в непредвзятом и откровенном скандинавском рассказе о заселении и завоевании Европы потомками монголов, готов, турок и татар было отражено военное и политическое завоевание значительной части все еще малонаселенной территории. Западная Европа в период Великого = «монгольского» нашествия XIV века.Его еще называли скифским нашествием в Западную Европу. Согласно нашей реконструкции, скандинавские географические трактаты и Библия неоднократно говорят о нем как о заселении мира потомками Иафета.

Эта колонизация не была полностью забыта западными европейцами в XVII-XVIII веках. В результате искусственного сдвига во времени из-за ошибки в дате Рождества Христова (датируемой нами XII веком) она составила

г.

переместился в глубокое прошлое - в «раннее средневековье».«И это отразилось там в виде хорошо известного в истории Скалигера готско-гуннско-славянского завоевания Европы якобы V-VI веков. Результатом стал сдвиг вниз примерно на 1000 лет. Тогда это было объявлено« диким ». , варварское нашествие "в общем очень плохо.

Кстати, «монгольская» колонизация бесплодных земель Европы и Азии, якобы V-VI вв., Во многих исторических текстах называется «Великим переселением народов». Читая слово «великий» по-гречески, мы получаем «мегалион», то есть просто монгольское переселение народов.Что полностью соответствует сути дела. Речь идет о «монгольском» = ВЕЛИКОМ нашествии на Западную Европу и Евразию в XIV веке. Его также называли периодом миграции.

Как мы уже говорили, в XVII-XVIII веках, видимо, в странах Западной Европы велась работа «по совершенствованию ее истории», внешне ненавязчивая для простого населения, но с далеко идущими последствиями. Психологически и политически неприятные моменты были тщательно вырезаны из истории XIV-XVI веков.Вероятно, эта деятельность велась тайно, во всяком случае, широко не афишировалась. Это было несложно, потому что написание «правильной» истории древности было сосредоточено в руках относительно небольшой группы людей: Скалигера, Петавиуса, отчасти астронома Кеплера и т. Д. Это обстоятельство, небольшое количество «создателей» новая история »- важный и общеизвестный факт, но обычно он не считается особо важным.

Затем, с видимыми усилиями, результаты этой деятельности были канонизированы и приняты «для принудительного исполнения» в школьном и университетском образовании, а также в научной практике в целом.Тем не менее, истинные исторические свидетельства, к счастью, сохранились. AKA в европейских хрониках XVII - XVIII веков, и даже больше - на рубежах тогдашнего западноевропейского мира, например, в Скандинавии. Хотя дошедшие до нас скандинавские трактаты уже покрыты толстым слоем скалигерианства, черты истинной истории явно проявляются. Вероятно, организаторы «усовершенствования западной истории» и не думали «очищать» архивы далеких стран.

Полностью искоренить все следы правды довольно сложно, хотя очень старались. В XVII-XVIII веках было написано много объемных трактатов по мировой хронологии. «Нежелательные» хроники ушли в тень, авторов, почему-то не вписавшихся в историю Скалигера, объявили невежественными. Искаженная версия истории была обязательна для изучения в школах и университетах, а затем была внедрена в широкое общественное сознание.

Но с развитием науки стали обнаруживаться все новые и новые противоречия. На наш взгляд, его объем уже вышел за пределы, когда следует поставить научный вопрос: точна ли хронология Скалигера?

Поэтому мы предлагаем для научного обсуждения новую урезанную хронологию, построенную на основе собственных математических, астрономических и статистических методов.

Разрабатывая новую концепцию, мы обратили внимание на средневековые свидетельства, ускользнувшие от возможной «чистки».Среди них и рассматриваемые здесь скандинавские географические трактаты. Под давлением этих свидетельств мы должны признать, что роль Древней Руси в средневековом мире XIV-XVI веков была не совсем такой, как показывает нам версия Скалигера. Более того, это совсем другое.

Еще раз подчеркиваем, что неправильно думать, что исторические документы, в том числе западноевропейские, умалчивают обо всем, что мы рассказали. Они много говорят, их надо просто послушать заново.Как мы пытались показать выше, наш анализ основан на средневековых документах. Вся такая информация обычно хорошо сохраняется. Фактически, мы ничего не изобретали, а только цитировали средневековые свидетельства. Мы только предлагаем взглянуть на все эти данные новым, непредвзятым взглядом, основанным на новой краткой хронологии, разработанной на основе математических методов.

5. Сравнение Запада и Востока в творчестве А.С. Хомяков

5.1. Об Алексее Степановиче Хомякове

Мы осознаем, что восприятие этого абзаца может вызвать у читателя определенный психологический дискомфорт. Потому что все, что мы сказали, очень противоречит той картине взаимоотношений Востока и Запада, которую нам прививали с детства. В общих чертах, но довольно точно, традиционный взгляд можно описать словами: «просвещенный свободный Запад» против «отсталого рабского Востока». В этом противостоянии Россию обычно называют Востоком.

Все описанное выше ломает привычный паттерн. Теперь мы с удивлением осознаем, что другой взгляд на Запад и Восток, который сегодня преподносится нам как полный курьезов и парадоксов, на самом деле более точен, чем тот, к которому мы привыкли.
Мы имеем в виду славянофилов, по крайней мере, некоторых из них. В качестве примера напомним читателю произведения известного А.С. Хомякова.

Кратко расскажем о нем: << Алексей Степанович Хомяков родился в Москве, на улице Ордынка, 1 мая 1804 года.Он происходил из старинного русского дворянского рода, свято хранившего дедушкины письма и родовые истории «двести лет в глубине старины». О предках, которые ... с XV века ... со времен Василия III верой и правдой служили правителям Москвы охотниками и солиситорами.

У него было блестящее образование. Его учителями были известные профессора того времени [932], с.6. << Первое собственное литературное произведение: перевод Тацита «Германия» относится к 1819 году (позже он был опубликован в Трудах Общества любителей русской литературы при Московском университете) >> [932], с.6.
Он был разносторонним ученым и организатором. «Он ... увлекался машиностроением, изобрел паровую машину« с двойным давлением »(и даже получил на это патент в Англии), во время Крымской войны изобрел дальнобойную винтовку и специальные артиллерийские снаряды. Он занимался медициной и много сделал в области практической гомеопатии. Он изобрел новые рецепты перегонки и рафинирования сахара, искал полезные ископаемые в Тульской губернии >> [932], с.4.

<< И возбужденные поклонники, и многочисленные враги, несомненно, сходились во мнении, что: Хомяков был "типом энциклопедиста" (А.Н. Плещеев), наделенный «удивительным даром логического обаяния» (А. И. Герцен). «Какой незаурядный ум, какая живость, обилие мыслей ... сколько информации, самого разнопланового ... Есть ли что-нибудь, что он делает? не знаю?" (М.П. Погодин). Его блестящую эрудицию недоброжелатели считали поверхностной и поверхностной >> [932], с.3.

Как вы думаете - не любил Хомякова основательно? Так сделал выдающийся русский историк того времени С.М. Соловьев, о котором мы уже говорили в книге «Новая хронология России».Согласно нашему анализу, работа С.М. Соловьева по истории России представляет собой один из самых толстых слоев штукатурки, а точнее бетона, закрывающий реальную картину истории России.

Вот как он опроверг << Историк С. М. Соловьев ... считает Хомякова "самоучкой" и "дилетантом" >> [932], с.3. Ну а когда нет аргументов, разговор переносится в другую плоскость.

«До революции 1917 года в России СБОРНИК СЧЕТОВ Хомякова издавался трижды (последняя редакция - в восьми увесистых томах, изданных в 1900-1910 годах, многократно переиздавалась и дополнялась), публиковались и монографии по нему... После революции вышел только сборник поэтического наследия (1969) и избранные литературно-критические статьи Хомякова (1988). - В.А. Кошелев в предисловии к изданию [932] отмечает, что за последние сорок лет за рубежом было выпущено не менее двух десятков книг, посвященных Хомякову »[932], с.5.

Насколько мы понимаем, недовольство Соловьева было вызвано тем, что А.С. Хомяков осмелился писать об истории, причем совершенно НЕ ТО, ЧТО ХОТЯТ УВИДИТЬ СОЛОВЬЕВ.
Оказывается, интерес Хомякова к истории был обусловлен «знаменитой полемикой 1820-х годов об« Истории государства Российского »Карамзина. Эта полемика охватила практически все круги творческой интеллигенции России, одна из главных тем которой стоял вопрос ... о допустимости «художественного» подхода к истории >> [932], с.8.

Но, скорее всего, проблема была не в «артистизме» как таковом. Издание книг Н.М.Карамзина сделало широко известной фальсифицированную версию русской истории, изготовленную незадолго до этого Шлёцером, Байером, Мюллером и рядом других.

Для многих эта версия стала полной неожиданностью, прежде всего в психологическом плане. В России до сих пор помнят свою истинную историю своих предков. Хомяков принадлежал им. Ясно, что старая семейная история не соответствовала версии Шлёцера-Мюллера-Карамзина.

Отсюда возник спор между западниками, то есть последователями Шлёцера и Мюллера, и славянофилами. Конечно, на стороне западников была скрытая, неофициальная поддержка правящей династии Романовых.Это выражалось в том, что славянофилы не допускались в официальную академическую историческую науку, которая финансировалась из государственной казны и зависела от нее. Славянофилы, напротив, могли свободно выражать свой протест, но подвергались резким обвинениям в дилетантстве. Кроме того, у них был ограниченный доступ к академическим, то есть государственным архивам.

Слабость славянофилов была в «чисто отрицательной» позиции. Они не могли предложить взамен свою законченную картину правильной истории.Они только отметили многочисленные противоречия. Но их недоверие к версии Шлёцера-Мюллера, по-видимому, постоянно подпитывалось их семейными историями.

А.С. Хомяков был среди славянофилов. «Всемирная история стала для него материалом для исследования ... Он понимал всю сложность задачи ... Он хранил в своей памяти сотни исторических, философских и богословских сочинений ... Хомяков заявляет: господствующая историческая наука не в состоянии для определения ... истинных причин истории »[932], с.8-9.

5.2. В ВИДЕ. ХОМИАКОВ ОБ ИСКАЖЕНИИ РУССКОЙ ИСТОРИИ ЗАПАДНО-ЕВРОПЕЙСКИМИ АВТОРАМИ

A.S. Хомяков писал: «Нет далекого племени; нет неважного факта, который стал бы предметом изучения многих немецких ученых ... Только одна человеческая группа не привлекла их внимания - СЛАВЯН. Как только дело доходит до славян. , ОШИБКИ немецких критиков так вопиют, БЛУНДЕРЫ ТАК СМЕНЫ, И СЛЕПОТА ТАК ВЕЛИЧИНА, что вы

не знаю, чем приписать это СТРАННОЕ явление...
У народов, как и у людей, есть страсти, и страсти эти не совсем благородные. Возможно, в немецких инстинктах таится враждебность, основанная на страхе перед будущим или ВОСПОМИНАНИЯМИ прошлого, враждебность, основанная на оскорблениях, нанесенных или полученных в СТАРЫЕ, НЕПОСРЕДСТВЕННЫЕ ГОДЫ.

Как бы то ни было, - продолжает Хомяков, - объяснить упорное молчание ЗАПАДА ПО ВСЕМУ, ЧТО ИМЕЕТ ПЕЧАТЬ СЛАВЯН, практически невозможно »[932], с. 57.

Далее, А.С.Хомяков отмечает, что ученые из «произвольно отнесенных к немецким коренным народам писали и писали бесчисленные тома; а венды (славяне! - Авт.) - нет. ВЕНДЫ еще при Геродоте жили на прекрасных берегах Адриатики ... после этого ВЕНДЫ встречают греков на холодных берегах Балтики ... ВЕНДЫ (Veneti) занимают живописные склоны Лигурийских Альп; ВЕНДЫ сражаются с Цезарем на бурных волнах Атлантики, - но такой странный факт не привлекает любое соображение... И это были не какие-то разрозненные племена, без связи и звеньев, а неразрывная цепь, охватывающая половину Европы.

Между Поморием (берегами) Балтийских Вендов и Иллирийских Вендов - БОЛЬШИЕ ВЕНДЫ ... и русские Венды, а затем австрийские Венды (Виндобона) »[932], с.57.

Кроме того, А.С. Хомяков перечисляет десятки примеров следов славянского племени вендов, до сих пор разбросанных по всей Западной Европе. Мы ограничиваемся здесь лишь конкретными примерами: город Вена, озеро ВЕНЕЦ, старое название озера Констанц, французское ВАНДЕ и т. Д.

A.S. Хомяков пишет: «В стране Вендсов реки и города носят имена Зебр, Севра, Сава ... есть еще ПЯТНАДЦАТЬ ГОРОДОВ, И ДЕРЕВЬЯ имеют имя Беллегард (то есть просто БЕЛЫЙ ГОРОД, БЕЛГОРОД - Авт.) который не встречается в остальной части Франции, и который переводится словом Альби (т. е. Белый - Авт.) »[932], с.58. «В GETH и DACS они воображают, что узнают немцев, несмотря на барельефы, которые показывают полностью славянский шрифт» [932], с.59.

Мы не можем привести здесь даже малую часть огромного количества исторических и географических свидетельств подобного рода, собранных А.С. Хомяков. Кому интересны подробности, отсылаем к его работам.

Подводя итоги, А. Хомяков пишет, что если следовать западной интерпретации исторических свидетельств, то << мы должны прийти к простому выводу: «Не было в старину славян нигде, а как они пришли и умножились - это великая историческая загадка »>> [932], с.59.

«Более милостивые критики, - продолжает Хомяков, - оставляют славянам и некоторых предков, но эти предки должны быть бездомными и безземельными; ни одно имя в районах, населенных нынешними славянами, не должно иметь славянского значения, поэтому все лексики Европы и Азии должны представить САМЫЕ НЕВЕРОЯТНЫЕ КОРНИ, ИЛИ ЗАМЕНИТЬ ПРОСТОЙ СМЫСЛ ПРОСТОГО СЛОВА.ЕСЛИ УНИЧТОЖЕНИЕ НАРОДОВ НЕ ЗАНИМАЕТСЯ: ТО ВЫ ТЯНИТЕ ЗЕМЛЮ ИЗ-ПОД ТАМ НОГИ »[932], с.59.

5.3. ДОН И РОНА - СТАРЫЕ СЛАВЯНСКИЕ НАЗВАНИЯ РЕКИ

А. Хомяков задолго до нас отметил важность понимания исторической хроники того факта, что слово ДОН в древнерусском языке означает просто «река». Он писал: «Наш тихий, коренной, славянский ДОН - корень почти всех названий рек в России, Днепр, Днестр, Двина, Дына (ЦНИ), Дунай, десять и более ДУНАЙЦ, многие ДОНТЕЗы» [932], с.60.

Мы уже несколько раз использовали этот факт. А. Хомяков также отметил, что известная в Западной Европе река РОНА раньше называлась ЭРИДАН, то есть, как он отмечает, ПРЯЖНЫЙ ДОН [932], с.60. Таким образом, имя RHONE, по словам Хомякова, тоже славянское. Его замечание хорошо дополняет наше наблюдение, согласно которому RHONE - это славянское слово, означающее ВОДНЫЙ ПОТОК, РЕКА. Отсюда - «слезы капли» и т. Д. См. Выше и в [866].

Кажется, река, вытекающая из нового Женевского озера, раньше называлась ЙОНД ДОН.Это означает «бурная река» или «быстрая река». Позже его стали называть - опять же по-славянски - RHONE, то есть «поток».

В наши дни Женевское озеро все еще называется на современных картах - и в самой Женеве - именем Леман = Леман. Это напоминает слово LIMAN, означающее ЗАЛИВ в России и на Украине.

A.S. Хомяков заключает: «Этот факт, очевидный для всех, не испорченный чтением книг, содержит твердое доказательство того, что жители устьев Дуная, Тимока, По и Роны происходили из одного племени, если такая истина еще требует нового доказательства »[932], с.61.

5.4. КТО БОЛГАРИИ

A.S. Хомяков говорит: «В защиту теории ТРАНСМУТАЦИИ народов обычно упоминают БОЛГАРОВ, утверждая: болгары говорят по-славянски, выглядят по-славянски, одним словом, они идеальные славяне. В древности болгары принадлежали к тюркскому или тибетскому желтому племени. ОНИ ПЕРЕВОДА. Давайте попробуем понять основу такого вывода. Некоторые болгары появляются в Европе на границе Византийской империи, потрясенные их шумной толпой.Они чем-то похожи на АЛМАРОВ и ГУНОВ, с которыми их путают. Но они не аварцы и не настоящие гунны. У них тоже есть некоторая близость к славянам, но они не были старожилами Придунайской Славении ... Понятно, что болгары ИДУТ ИЗ ВОЛГИ »[932], с.61-62.

Вот как A.S. Хомяков излагает точку зрения историков. Он пытается объяснить все противоречия, но тут ему мешает хронология Скалигера: «На Волге Нестор знает сильное Болгарское Царство... Значит, дунайские болгары, выходцы с берегов Волги, тоже были родственниками турок. Но Нестор не писал этого до XI века, а болгары пришли к Дунаю со всеми несомненными признаками славянства в IV веке нашей эры »[932], с.62.

Пора, наконец, все это прояснить. По нашей реконструкции все предельно ясно.
Болгары, скорее всего, ВОЛГАРЫ. То есть - россияне с ВОЛГИ. Они двинулись на покорение Европы в XIV веке вместе с турками, в том числе и с Волги.Это АВАРЫ. Они гунны.

Среди них были венгры, выходцы из «Великой Венгрии» за Волгой, см. Книгу «Новая хронология России». То есть примерно из нынешней Удмуртии.
После завоевания болгары появились на Дунае, турки - в Турции, Венгрия - в Венгрии. Поэтому сегодня историки не могут понять - кто эти болгары - тюрки, авары, гунны или славяне.

5.5. А.С. Хомяков по следам славянского завоевания в Западной Европе

A.S. Хомяков в своей книге приводит любопытные наблюдения над народами Западной Европы. Конечно, они субъективны и ничего не доказывают. Но они ценны как личные
Взгляды ученого-энциклопедиста, русского аристократа, знавшего все европейские языки, интересовавшего историей народов, а потому способного постичь то, что ускользало от взгляда многих.Для нас его мнение является своеобразным историческим свидетельством, отражающим взгляд на конкретную часть аристократического русского имения, сегодня уже не имевшего.

A.S. Хомяков, говоря о России, пишет: «Рабство (совсем недавно введенное государственной властью) не вызывало у хозяина презрения к своим рабовладельцам ... Достойный крестьянин зарабатывает РАВЕНСТВО не только законом, НО по обычаю, приносимым в жертву самым большим. бытует мнение, что у наследников основателя ГОСУДАРСТВА на одной земле (в России - Авт.) Рабы не крестьяне, а слуги, внушающие иное чувство. Эти отличия отсутствуют у
. закон ... но они существуют для правильного наблюдателя. Крестьянин (в России - Авт.) Был родственником помещика, кровным братом, а предок СЛУЖБЫ был военнопленным. Отсюда крестьянин называется крестьянином, а слуга - ЧОЛОП. В этом государстве (то есть Россия - Авт.) Нет следов завоеваний »[932], с.52.

Противостояние России Западной Европе, А.С.Хомяков продолжает: «В другой стране, которой всего пятьдесят лет, гордый ФРАНКЛИН до сих пор называет порабощенных негодяями (1. Злодей, крепостной крестьянин, 2. Подлый, низкий, уродливый, мерзкий, мерзкий, мерзкий, презренный, противный - Авт.), Roturier (1. простолюдин, 2. грубый - Авт.) и т. д. Не было ни случая, ни добродетели, ни заслуг, которые равняли бы выдающегося простолюдинца с Аристократом. Не было рабства. , и не было даже притеснения закона, но в обычаях, мнениях, чувствах глубокая ненависть и незащищенность.СЛЕДЫ ЗАВОЕВАНИЯ были очевидны и ТЕПЛЫ ... Это тонкость, так как такого нет ни в грамматике, ни в лексиконе, ни в статистике »[932], с.52-53.

Таким образом, A.S. Хомяков прямо заявляет, что по его личным наблюдениям, в России XIX века еще не было забыто о связи КРОВИ РУССКОЙ АРИСТОКРАТИИ И РУССКИХ КРЕСТЬЯН. А рабы на Руси, то есть слуги, - по свидетельству
г. В ВИДЕ. Хомяков, - это была отдельная усадьба, не имевшая отношения к крестьянам.И отношение к ним в России было совсем другое - как к потомкам военнопленных, как к рабам.

Более того, в Западной Европе, - утверждает А. Хомяков, на примере Франции была непреодолимая пропасть между АРИСТОКРАТИЕЙ и ВСЕМ ДРУГИМ МЕСТНЫМ населением. По его
По наблюдениям, французские аристократы относились ко всем остальным французам КАК НАСЕЛЕНИЕ ранее оккупированной страны.

В представлении французской аристократии того времени пропасть между дворянством и «туземцами» не исчезла, даже если обыкновенный француз, то есть не аристократ, по воле судьбы оказался на уровне аристократа на общественной лестнице.В ВИДЕ. Хомяков
объясняет это тем, что западноевропейская аристократия - это потомки завоевателей, пришедших в Европу извне, то есть, по-видимому (согласно нашей гипотезе) славянских завоевателей XIV века.

В то время как в России русская аристократия произошла от самой русской общины, то есть от русского крестьянства. При этом, по наблюдению А.С. Хомяков, - принципиальное отличие русского населения того времени от Западной Европы.Конечно, все такие соображения, как справедливо отмечает А.С. Сам Хомяков, несколько тонкие, так как относятся к НЕПИСАННЫМ законам общества. Однако порой сложнее письменных.

Кроме того, нельзя не отметить отличное совпадение наблюдения А.С. Хомяковой с нашей реконструкцией. В далеком туманном прошлом ЧЕТЫРНАДЦАТОГО ВЕКА Русская Орда завоевывает и колонизирует многие слаборазвитые регионы Евразии и Африки, включая малонаселенную Западную Европу.Остановившись, волна завоеваний оставила здесь потомков славянских и тюркских завоевателей. Они, вероятно, стали предками западноевропейской аристократии XIII-XVI веков.

Пропасть между завоевателями и побежденными оставалась долго. Завоеватели смешались с местным населением, но пустота продолжалась до XIX века.

Более того, в России не было такой пропасти, потому что Россию никто не покорял. Усадьба русских крестьян, - свидетельствует А.С. Хомяков, был отдельным классом потомков воинов, привезенных в мегаполис из покоренных стран.

Сегодня, по мнению А.С. Хомяков, весьма вероятно, покажется очень крайним. Мы не беремся судить о правильности наблюдений русского аристократа XIX века. Отметим только, что А.С. Хомяков был в этом не один, и его мнение было даже не самым крайним. Так Хомяков упоминает о «нашумевшем произведении Ю.И. Венелина« Древние и современные болгары в политическом, народном, историческом и религиозном отношении к русским », Москва, 1829-1841 гг., Т. 1, 2 >> [932], с. .63 и 546. Оказывается, «Венелин даже объявил франков СЛАВЯНЯМИ» [932], с.63.

Размах истории (Часть I) - Душа Востока

Прошло две тысячи лет со дня смерти императора Цезаря Августа, но наследие Рима все еще отзывается эхом в историческом сознании народов Европы. Великий русский ученый и премьер-славянофил Алексей Степанович Хомяков (1804–1860) дает нам прекрасный обзор того, как европейские племена формировали свою культуру на всем протяжении истории, от падения Рима до раннего средневековья.Перевод Марка Хаккарда.

Рим, оживленный и властный, вмещал в себе всю историю Европы и судьбы человечества.

Во времена Цезарей он достиг необычайной степени могущества, и в этот момент обнаружилась его слабость, естественное свойство любой коллективной идентичности. Чтобы продолжить свое господство над миром, Рим должен был воплотиться в одном лице. Республика уступила место Империи.

Повелитель всего цивилизованного мира не мог долго оставаться римлянином.Его отношение к родине исчезло перед новым подходом к народам, покоренным Республикой и перешедшим в руки Императора.

Преемники Августа постепенно расширили право гражданства на всех своих подданных, и Рим исчез в своих территориальных владениях. Но государство, основанное на силе и связанное узами внешнего единства без каких-либо внутренних связей, не могло выжить. Империя начала падать в сторону упадка.

В эту эпоху падения Константин Великий поднял над римским миром знамя Креста.Империя приняла новый человеческий дух. Но христианство, обладая достаточной силой для основания новых государств и их защиты от любого иностранного давления, не приспосабливалось к старому Риму. Империя была разрушена.

Из Империи выжила ее восточная половина, более просвещенная и независимая от римского мира в духовном смысле и, следовательно, более глубоко и остро принявшая христианские принципы. Но Византийская империя уже не могла вместить в себя всю римскую власть и понемногу падала в разряд государств второй степени - сродни отдельным людям в человеческом сообществе, когда-то подчинявшимся суверенному единству Рима.

Легионы Рима против Великой Германии

С падением Рима начинается собственно жизнь Европы. Постепенно суверенная жизнь охватывает все провинции Империи вплоть до самого дальнего севера. Галльские и британские кельты и испанские иберы, прославившиеся своими древними традициями и одно время шокировавшие просвещенные государства Юга, уже использовали римское наследие. Они впитали в себя иностранное образование, усвоили иностранный язык и утратили все элементы, на которых основывалась возможность самостоятельной деятельности.Судьба Европы перешла от римлян к двум великим и коренным европейским племенам: германцам и славянам. Первое движение народов и первые удары по Риму, за исключением даков, которые вскоре должны были быть побеждены, принадлежали германцам. Их движение было неправильным противодействием победоносному натиску мировой державы. В то же время кланы франков и алеманнов перешли в римские провинции и врезались в Галлию; другие более мелкие отряды прорвались через Альпы, а великие готы, преодолев барьер Дуная, угрожали Византии.Избыток новой силы, вспыхнувший в германской расе, бросил ее одновременно в римский мир и восточную сферу. Эрманарич покорил побережье Эвксина, земли на Дунае и средней части северной зоны России, где Иордан уже знал имена, которые в последнее время получат большую историческую репутацию.

Набеги великих гуннов изменили направление движения немцев. Кем бы ни были эти воинственные пришельцы из Поволжья, результаты их натиска были очевидны.Удары Аттилы были направлены больше на германский мир, чем на Рим. Он покинул Византию в полном мире, и кажется, что Западная империя вызвала его гнев только тем, что предоставила немцам помощь и убежище. Ослабленные и напуганные готы, бургунды, свевы и аланы устремились на Запад. Даже после смерти великого завоевателя они не могли и не осмеливались вернуться в восточные земли, откуда на них обрушился гуннский шторм. И они навсегда поселились в провинциях, которые они только что покорили - за Пиренеями и Рейном, в Италии и на Британских островах, где смешанное германское племя англосаксов и едва ли германские Варини разрушили королевство кельтов, которые уже не имели защита от римлян и бессильна защитить себя.После нашествия гуннов и бегства германцев на запад на востоке Европы внезапно возник целый мир славянских народов.

Прилегая к финно-тюркским племенам на их северных и восточных границах, славяне многое заимствовали у них в способах ведения войны. Встретив Византийскую империю в ее южных пределах, они мирно приняли из Константинополя многие элементы просвещения, несмотря на частые и враждебные столкновения. Наконец, на западе славяне граничили с германским миром, отброшенные в свои прежние естественные границы вторжением гуннов.Несомненно, что на всех границах, разделяющих не государства, а, скорее, оседлые народы, за какое-то время образовалось смешанное население, одинаково принадлежащее обоим мирам, какими бы разными они ни были. Таким образом, германцы и славяне на их встрече составили множество второстепенных племен, которые история не может приписать ни Германии, ни славянству, и, следовательно, положительные границы обоих регионов не могут быть определены с математической строгостью, которая, не будучи полностью необходимой для человеческое образование делает жизнь людей с буквами лучшими из всех.

Мы можем считать течение Эльбы и гор Богемии восточной границей Германии и западной границей славян, хотя нет никаких сомнений в том, что несколько германских ответвлений жили между Эльбой и Одером, а также большое количество славянских народов. коммуны были вкраплены в германскую сферу от Эльбы до самого Рейна. Некоторые, хотя и исторически важные, остатки кельтской и кавказско-сарматской рас (омбри, готини, языги) находились в пределах славянской сферы.Но воинственный дух кельтов направил большинство из них на юг за барьер Дуная, хотя некоторые провинции, такие как, например, Галиция, сохранили память о них в их имени. Немногочисленные сарматы исчезли в бесконечном мире славянских родов.

Сарматский катафракт (тяжелая кавалерия)

Как мы уже сказали, западная и большая часть Южной Европы досталась немцам; к этой расе принадлежит все недавнее развитие и почти вся история европейского Просвещения.Но чистый Deutschtum можно было найти только в старых границах племени, а за их пределами была неразбериха и ненормальность. Какой бы ни была структура обществ между Рейном и Эльбой, за Рейном и Альпами она уже могла быть не чем иным, как военным. Вероятно, что еще до нашего времени постоянные столкновения немцев и римлян, а также многовековая борьба между Империей и кланами, которые впоследствии образовали конфедерацию франков, проникли в самые глубины тевтонских земель. дикий образ жизни - превосходство силы, организация отряда и все те условные элементы, на которых строятся государства, хотя и без моральных принципов, которыми они освящаются.

Кланы, удаленные от римских границ, с большей чистотой сохранили принцип семьи и принцип человеческой личности. Такими особенно были саксы, которых ни по языку, ни по обычаям и религии мы не должны считать чистыми немцами. К сожалению, именно те кланы, которые были подчинены римской власти, которые уже многое потеряли из-за своей самобытности и примитивных добродетелей в наемнической службе, в удовольствиях декадентского роскошного Рима и в восстаниях, где только предательство дикарей могло бросить вызов культурная сила римлян (как, например, восстание немца Арминия и разгром Варианских легионов).Именно эти кланы, более других привыкшие к войне и культивировавшие в себе энергию народов-завоевателей, занимали центральное место в жизни Западной Европы.

Захватив Галлию, франки, сдерживаемые с юга готами, а затем непреодолимыми силами арабов, снова повернули на восток и после долгой борьбы уничтожили своих алеманских и саксонских соперников, которые во всех моральных отношениях стояли бесспорно выше победители. Германия была развращена возвращением уже испорченных германских элементов в ее сердце.Такова была судьба Средней и Западной Европы; но и на северо-западе, на островах, где обосновались лучшие из германских кланов, судьба не позволила развиться мирному принципу и чистой общинной организации, переданной саксами Англии и сохраненной ими, несмотря на длительные войны с кельтскими пришельцами. Норманны, лишенные домов, семей и душ перед судом людей, норманны, бескорыстно оценивающие храбрость и храбрость животных, разрушили старую Англию и принесли с собой всю гнусную развратность и бесчеловечные поступки, которыми они были наделены во Франции, обычаи, которым франки научили вся Европа.

Древние славяне

Наш взгляд на германский мир определяет значение их восточных соседей, славян. Не потревоженные Римом, который только коснулся их южных земель и не проникал в глубины их бесконечных жилищ, никогда не рассеялся в чужие края и не испортил свою внутреннюю жизнь соблазнительным преступлением завоевания, славяне сохранили неприкосновенность привычек и обычаев. незапамятные времена. Произвол модели боевых отрядов, основанной на дикой силе и не сдерживаемой никакими моральными законами, был им неизвестен.Человеческие чувства и святость семейной жизни просто взращивались между могилой отцов и колыбелью детей. Обработка земли, трудами которой питался мир, и торговля, предприятие которой связывало ее концы с концами, процветали в органических сообществах в соответствии с органическими законами племенной организации. Таков был характер регионов от Дона до Эльбы. Успешная борьба с финнами и сарматами не развратила славян, потому что священная война за Родину не похожа по своим последствиям на неправедную войну завоевателя.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *