Ахиллес гектор: ПОЕДИНОК АХИЛЛА С ГЕКТОРОМ. Легенды и мифы древней Греции (ил.)

Содержание

ПОЕДИНОК АХИЛЛА С ГЕКТОРОМ. Легенды и мифы древней Греции (ил.)

ПОЕДИНОК АХИЛЛА С ГЕКТОРОМ

Изложено но поэме Гомера «Илиада».

Долго преследовал Ахилл бога Аполлона. Наконец, остановился бог-стреловержец и открыл Ахиллу, кого он преследовал. Гнев овладел Ахиллом. С какой радостью он отомстил бы Аполлону, если бы мог! Бросил преследование сын Пелея и вновь устремился к стенам Трои. Несся по полю к стенам Трои Ахилл, подобный сверкающей звезде, той звезде, которая ярко горит на осеннем небе. Сириус — зовут ее люди, несчастья сулит она смертным. Увидал старец Приам приближающегося к стенам Трои Ахилла и в страхе стал молить Гектора:

— О, возлюбленный сын мой! Войди скорее в город! Не сражайся с сыном Пелея — он могучее тебя! Войди в Трою! Ведь в тебе вся надежда на спасение всех троянцев и троянок! Подумай, скольких сыновей убнл у меня Ахилл. Сжалься хоть надо мной, несчастным старцем. Зевс послал мне в конце моей жизни ужасные беды. Я должен видеть гибель моих сыновей, увидеть, как уведут в неволю дочерей, как будут убивать невинных младенцев.

Сам я буду убит на пороге моего дома, а те псы, которых я сам вскормил, будут лизать мою кровь. Сжалься надо мною, Гектор!

Молила Гектора укрыться в Трое и мать его, престарелая Гекаба. Она напомнила сыну, как кормила она его в детстве, как ласкала его. Неужели будет убит на ее глазах Гектор и не оплачет его ни она, ни Андромаха, а труп его будет растерзан псами у кораблей мирмидонян?

Но твердо решил Гектор ждать Ахилла; опершись щитом о выступ башни, он ждал своего врага. Не мог Гектор уклониться от боя с Ахиллом. Боялся сын Приама, что будут обвинять его троянцы в том, что он погубил Трою, понадеявшись на свою силу. Ведь советовал же ему Полидамант укрыться с войском в Трое, раньше чем вступит в битву Ахилл. Теперь одно осталось Гектору — вступить в бой с Ахиллом и или победить, или погибнуть. Промелькнула у Гектора и такая мысль: идти навстречу Ахиллу без оружия и обещать ему вернуть прекрасную Елену и все сокровища, похищенные у Менелая, а с ними дать и половину всех богатств великой Трои. Тотчас отверг эту мысль Гектор. Он знал, что не станет Ахилл входить с ним в договор, что безоружного убьет он его, как бессильную женщину.

Все ближе и ближе был Ахилл. Страх овладел Гектором, и пустился он бежать от грозного сына Пелея вокруг Трои. За ним, подобно ястребу, который гонится за слабой голубкой, несся бурный Ахилл. Три раза обежали герои вокруг Трои.

В бурном беге неслись герои. Несколько раз хотел Гектор укрыться у стены, чтобы дать троянцам возможность отразить стрелами сына Пелея, но Ахилл не подпускал его к стене. Уже давно настиг бы сына Приама великий Ахилл, если бы не вдохнул сил Гектору бог Аполлон. Когда в четвертый раз пробегали герои мимо ключей Скамандра, бросил на золотые весы бог-громовержец два жребия смерти: один — Ахилла, другой — Гектора. Опустился жребий Гектора к царству мрачного Аида. Покинул Гектора бог Аполлон, а к Ахиллу приблизилась богиня Афина-Паллада. Она повелела герою остановиться и обещала ему победу над Гектором. Сама же богиня, приняв образ брата Гектора, Деифоба, явилась Гектору. Она убедила его сразиться с сыном Пелея, обещая помочь. Остановился Гектор. Сошлись герои. Первым воскликнул Гектор:

Поединок Ахилла с Гектором.

(Рисунок на вазе.)

— Не буду я больше, сын Пелея, искать спасения в бегстве! Сразимся же и посмотрим, ты ли убьешь меня или же я одержу победу. Но призовем в свидетели богов перед боем! Я обещаю не бесчестить твое тело, если даст громовержец мне победу. Исполни и ты этот договор.

Но грозно ответил ему Ахилл:

— Нет! Не предлагай мне договоров, ненавистный враг! Как невозможен договор между львом и людьми или между волками и овцами, так невозможен он и между нами. Нет! Соберись со всеми силами, вспомни все свое искусство в ратном деле. Нет тебе спасения! Ты заплатишь мне за пролитую тобой кровь моего друга Патрокла и других моих друзей, убитых тобой.

Могучей рукой Ахилл бросил свое копье в Гектора. Припал к земле Гектор и этим избежал смертельного удара. Афина-Паллада быстро схватила копье Ахилла и подала его опять герою. Ударил Гектор копьем в середину щита Ахилла. Но, как легкая трость, отскочило копье от щита, выкованного богом Гефестом. Не было у Гектора другого копья. Потупил он очи и громко стал звать на помощь Деифоба. Но уже не было его. Понял Гектор, что обманула его Афина-Паллада, понял, что суждено ему погибнуть. Выхватив меч, бросился Гектор на Ахилла. Ринулся на Гектора и Ахилл; могучей рукой поразил он его копьем в шею. Упал на землю смертельно раненный Гектор. Он мог лишь сказать еще несколько слов торжествующему Ахиллу:

— Я заклинаю тебя, Ахилл, твоей жизнью и твоими родными, не отдавай моего тела на растерзание мирмидонским псам, возврати мое тело отцу и матери, за него они дадут тебе несчетный выкуп.

— Нет! Напрасно ты, презренный пес, умоляешь меня! — ответил Ахилл. — Я бы сам растерзал твое тело, если бы покорился гневу, пылающему во мне. Никто не отгонит от твоего тела псов, хотя бы и предлагали мне за это самые пышные, богатые дары, если бы даже дали мне столько золота, сколько весишь ты сам. Никогда не оплачут твой труп Приам и Гекаба!

Умирая, сказал последние слова Ахиллу Гектор:

— О, я знал, что ты не тронешься моей мольбой! В груди твоей железное сердце. Но страшись гнева богов! Сразит тебя стрелой Парис с помощью бога Аполлона у Скейских ворот.

Умер с этими словами Гектор. Отлетела, сетуя на горькую долю, душа его в царство мрачного Аида.

Созвал, торжествуя победу, Ахилл всех греков. Дивились они на могучий рост и красоту распростертого на земле Гектора. Каждый из подходивших пронзал труп Гектора копьем. Теперь легко было поразить его; не так было в то время, когда Гектор поджигал корабли греков.

Ужасное дело замыслил торжествующий Ахилл. Проколов на ногах Гектора сухожилия, продел он крепкий ремень сквозь сухожилия и привязал труп за ноги к колеснице. Вскочил он на нее, высоко подняв доспехи, снятые с Гектора, и погнал коней по полю. По земле волочилось тело Гектора за колесницей. Пыль поднялась на поле. Почернела прекрасная голова Гектора от пыли, бьется она о землю.

Увидала Гекаба со стен Трои, как позорит Ахилл труп ее сына. Рвет она в горе седые волосы и бьет себя в грудь, сорвав покрывало. Горько рыдает Приам. Он просит пустить его в поле, он хочет молить победителя Ахилла сжалиться над ним, старцем, вспомнить отца Пелея, такого же старца, как и он. Услыхала горестные вопли трояцев и Андромаха. В страхе выронила она челнок из рук. Побежала Андромаха на стены и с них увидала тело мужа, влачащееся по пыли за колесницей Ахилла. Без чувств упала на руки троянок несчастная жена Гектора. Спало с нее драгоценное покрывало, дар Афродиты, рассыпались ее волосы. Придя в себя, громко зарыдала она. Теперь никого не осталось у нее на свете. Осиротел и прекрасный сын ее Астианакс. Несчастным сиротой будет расти он, никто не защитит его от обиды. Невыразимое горе раздирало сердце Андромахи. Громко рыдали вокруг нее все троянки. Погиб великий защитник Трои.

Данный текст является ознакомительным фрагментом.

Продолжение на ЛитРес

Андрей Скатерной: Ахиллес и Гектор. Немножко другая история.

Сойдя с колесницы, Ахиллес в который рассматривал стены Трои. Первый раз он видел их так близко и, надо сказать, они производили впечатление. Нет, даже не своей величиной. Скорее своей правильностью. Идеальные формы. Одинаковые камни. Ровные швы. Он почуствовал приступ раздражения. С этими троянцами всё было не так.

Вечно какие-то… правильные. Гордые. В белых одеждах под доспехами. И это в пустыне! Говорят, они моются два раза в день. Учат науки, языки, сочиняют стихи. Даже простые граждане и, даже, воины. Чистоплюи. Ахиллес сплюнул. Попробовали бы они как мы в походе – не мыться до возвращения. Да извелись бы. Слабаки. Ахилл повеселел, но вспомнив про Патрокла и зачем он тут, снова впал в прежнее настроение.

– Гектор! – Заорал он. – Выходи, сука. Биться будем.

Со стены выглянул какой-то солдат, равнодушно посмотрел на великого воина и снова исчез.

– Гектор! – продолжал периодически волать Ахиллес. – Выходи, подлый трус!

Троя отвечала презрительным молчанием. Ахиллес начал чувствовать себя дураком. А если он таки не выйдет? Вот это поржут над ним ребята в лагере. Агамемнон будет счастлив. Ахиллес от ярости прикусил край щита зубами.

– Гектор!!!

– Ну чего ты орешь? – внезапно раздался сверху голос. – Ты что, считаешь, что мне делать нечего и я тут круглые сутки дежурю на стене в ожидании – не прийдет ли великий Ахилл и не позовет ли меня? Мне, знаешь ли, из покоев сюда не пять минут идти…

Понимая, что Гектор абсолютно прав, Ахиллес стал подбирать слова, но они никак не подбирались. Разговоры были не самым его сильным местом. Возникла неловкая пауза.

– Ладно, – раздалось сверху. – Чего пришел-то?

– Биться! С тобой! Ты убил моего брата! Патрокла!

– Да? – Несколько иронично переспросил Гектор со стены. – А я-то, грешным делом думал, что тебя. Удивился еще. Неужто я ошибся и принял его доспехи за твои, скованные самим Гефестом? Или то была карфагенская подделка? Эти карфагенцы они такие – что хошь подделают. – Гектор явно издевался.

– Мои. – Ахилл замялся. В разговоре троянец явно и без труда загонял его в угол.

– Так ты специально дал их Патроклу, или он украл их? – Забил последний гвоздь в гроб дискуссии Гектор и внимательно уставился на Ахилла сверху вниз.

Крыть было нечем. Ахиллес посмотрел на Гектора и угрожающе произнес:

– Выходи! Тут поговорим. А не то…

– Не то что?

– Не то… Не то ты не мужчина! – Нашелся Ахилл и тут же нарвался на саркастичное:

– Кто сказал?

– Я! Великий воин Ахилл! Сын богини! Выходи биться один на один! На равных! А то твой народ будет считать тебя трусом!

– Это вряд ли. А вот если выйду – то точно будут считать идиотом. А то и предателем. Я, знаешь ли, за оборону города отвечаю, а ты – простой солдат. Кстати, как там Агамемнон? Вы уже помирились?

Ахилл злобно молчал и только яростно размахивал мечом. Гектор задумался.

– Ладно. Жди. – Внезапно бросил он и скрылся за стеной.

От нечего делать, Ахиллес стал изучать пустыню вокруг. Вся она была в каких-то странных ровных круглых ямах. “Даже ямы у них одинаковые, тьху!” – подумал Ахилл. От нечего делать он помочился на колесо.

Через некоторое время ворота открылись и показался Гектор. Когда он подошел ближе, Ахилл увидел, что тот уже не молод, хоть еще и не стар, на лице и теле виднелись шрамы от старых ран. Воин Трои оказался очень высоким, но развитые мышцы не делали фигуру долговязой. Это был опытный боец и военачальник, взгляд его был цепким, казалось он видит Ахиллеса насквозь. Но никакого впечатления на грека это не произвело. И не таких видали.

– Я убью тебя! – Процедил великий воин своему визави.

– Эт вряд ли. – Гектор был спокоен. Он достал меч из ножен и ступил в одну из ям. – А знаешь почему?

Ахилл почувствовал подвох и на всякий случай прыгнул в одну из ям и в момент выпрыгнул из нее, продемонстрировав свою легендарную скорость и силу. Подумал, осмотрелся и снова спрыгнул вниз. Потопал ногой, все было нормально и он стал в боевую стойку и тоже достал меч.

– Почему?

– А ты сзади ничего не видишь?

– Сука! – С грацией и скоростью змеи Ахиллес развернулся, несколько раз рассек воздух мечом и уставился на неподвижные холмы, за которыми было море и его лагерь. Ничего не нарушало спокойствие, лишь несколько чаек летели далеко в высоте.

– Не вижу. – ответил он после некоторой паузы.

– Правильно. – Гектор был по-прежнему ироничен. – Это потому что там ничего нет.

Ахиллес яростно повернулся обратно.

– Так! Что за…

Гектор стоял с поднятой вверх рукой. Что-то на мгновение закрыло Солнце, Ахиллес посмотрел вверх и тут же рухнул, придавленный упавшим сверху огромным круглым камнем.

– В яблочко! – Геркулес хлопнул в ладоши и помахал в сторону стен Трои. – Молодцы!

Из-под камня раздался стон. Пыль рассеялась и Гектор увидел две торчащие ноги. Обойдя глыбу, он нашел и остальное. Ахиллес не выронил меч и хрипел с открытыми невидящими глазами. Но стоило Гектору подойти ближе, как раздался свист и меч в рука Ахилла рассек воздух. Только воздух, потому что Гектор с удивительной прытью отскочил.

– Ну-ну. – Ишь как мы притворяться умеем. – Живучий, гад.

Ахилл, не скрываясь уже, уперся ногами в землю, а руками в каменный шар, придавивший его к земле.

– Та не, даже не пытайся. 100 ваших талантов, не меньше. Даже тебе такое не поднять.

Ахилл прекратил попытки освободиться и в ярости смотрел на противника.

– Это подло. – Выдавил он из себя, – я позвал тебя биться на равных, а ты…

– Та ну? – Гектор уже не выглядел веселым. – На равных? Сперва вы припираетесь со своей армией в мою маленькую страну, захватываете ее кусок, наводите там мрак и ужас, потом вы пытаетесь захватить все остальное, получаете по сусалам, от нашей, заметь, значительно меньшей армии, потом ты переодеваешь своего любов… ну хорошо, пусть будет брата… Так вот. Ты сам! Сам, да, не спорь, у нас разведка нормально работает, даешь ему свои доспехи, чтобы ввести всех в заблуждение, и ждешь. Или я увижу, что это не ты и откажусь от боя и все будут говорить, что Гектор на поле боя засцал биться с Ахиллесом, или, как и произошло, я его убиваю и теперь все греки кричат, про то, как бездушные троянцы убивают детей. И накручивают своих граждан, солдат и представителей других наций. А потом ты едешь биться со мной “на равных”. То есть себя, полубога с доспехами выкованными специально для тебя богом, заколдованного на неуязвимость ты считаешь как-бы равным по силам мне, простому смертному? И ты считаешь это честным поединком? Ну в таком случае я считаю честным и правильным применить камнеметательную машину. Заметь, высокоточное оружие, ага. Наука. – Гектор помолчал. – Так что Патрокла по-сути убил ты сам. И нечего вешать меня своих покойников.

– Патрокл пал во имя великой цели! Мы не просто так пришли! Мы мстить пришли! Твой брат украл жену у церя Менелая! И мы не армия! Мы добровольцы!

– Про украл это тебе кто рассказал? Вербовщик? Ничего, что ее никто не крал, а она сбежала от мужа, который ее избивал? Про свободу выбора слышал, а, боец? Поназабивают себе головы херней и приходят потом с мечом и претензиями к чужим городам. – Гектор в сердцах стукнул здоровенным кулаком по камню. Ахиллес скривился. “Свобода выбора. Хрень какая-то. Уроды троянские. Придумают всякую хуйню…”

– Не армия они! – продолжал Гектор. – Надо же! А греческое оружие, корабли и доспехи вы на пляже нашли??!

– Да! – Ахиллес попытался не смотреть Гектору в глаза. – Приезжаем, а там под песочком оно все и лежит. Может спрятал кто?

Гектор моча смотрел на придавленного героя. Тот отводил взгляд.

– Мы защищаем Грецию! – Наконец выдавил Ахиллес из себя.

– Опа! – Гектор с интересом посмотрел на поверженного противника. – Тебе не кажется странным защищать Грецию на земле Трои? Да вы половину известного мира уже назащищали, слышали мы. Защитнички хреновы.

Ахиллес молчал.

– Ладно. Всё. Не о чем нам с тобой разговаривать. Где тут твоя пятка? Не удивляйся, я ж тебе про разведку говорил уже.

Ахиллес яростно заорал.

Гектор поднял меч…

* * *

На следующий день Гектор с семьей и другие граждане свободной Трои смотрели с холма на опустевшее побережье.

– Н-да. Ну и срач. Дикари. Как нам это все вычищать? О. А это еще что? – Гектор показал на странное сооружение, возвышавшееся посреди брошенного берега.

– Кажется, это статуя. Может, конь. – С сомнением сказал Парис.

– Конь?! Я был лучшего мнения о греческой художественной школе. Спалите нахрен.

– Нет! – Раздался истошный крик.

Гектор посмотрел в сторону и увидел невдалеке городскую сумасшедшую – Кассандру, успешно выдавашую себя за пророчицу, и хотя ее предсказания никогда не сбывались, от отсутствия клиентов она не страдала. Рядом стоял какой-то тип в доспехах военачальника. К своему удивлению, Гектор не мог вспомнить его лица, хотя знал всех воевавших офицеров. С ними стояло несколько крупных землевладельцев, хозяев прибыльных и не только домов, лавочники, ранее пойманные на хищениях из казны и тому подобные лица с сомнительной репутацией. Гектор даже рассмотрел нескольких городских лицедеев.

– Это дар богов! Надо забрать статую в город! – снова раздался истошный крик Касандры.

– Забрать ЭТО в наш город? Вы в своем уме? Неужели боги нас настолько не любят, что послали это убожество, простите за тавтологию? – Гектор откровенно был удивлен. – Да от него не то что кони, люди будут шарахаться! Еще убьется кто. По-моему, это вообще сортир. Спалить!

– Мы разгневаем богов! Троя падет! – надрывалась Кассандра.

– Пусть напоминает нам о нашей великой победе! – Вторил ей человек в доспехах. Рядом стоящие активно кивали. Потом они начали активно о чем-то шептаться и Гектору показалось, что ветер донес до него имя Агамемнона, но решил, что показалось.

– Пусть народ решит! – Раздалось со стороны странной компашки. – Плебейсцит! Плебейсцит!

– Херон с вами, – в сердцах сказал Гектор. – Народ, так народ. Решайте сами.

И, развернув коня, помчался в сторону пока еще свободной Трои.

Ахилл и Гектор сравнительная характеристика

Сравнительная характеристика главных героев "Илиады" Гомера Ахилл и Гектор

Бой Ахилла и Гектора

Герои поэмы Гомера "Илиада" Ахилл и Гектор - самые храбрые воины в своих войсках.

О Ахилле автор говорит: быстроногий, богоподобный, постоянные эпитеты для Гектора: коней резвых укротитель, божеский, осветленный. Ахиллу было предсказано долгую мирную жизнь или смерть на войне, но он уходит на войну, так как выбрал короткую но славную жизнь. Гектор - троянский вождь, главный защитник города, он убежден в справедливости своего места на войне. Оба герои погибают в борьбе.

И Гектору и Ахиллу присуща доблесть, страстное желание победить и прославиться. Оба они мужественные, сильные, на их счету много подвигов и побед. Они являются достойными противниками, ведь автор сравнивает Ахилла - соколом и Гектора с орлом. Черты характера Ахилла: мужество, сила, справедливость, эгоизм, чувство собственного достоинства, чувство героической чести, месть, благородство, жестокость. Гектору присущи мужество, человечность, жертвенность, благородство, добросовестность, сдержанность, нежность, верность. До черт, характеризующих обоих, следует добавить их набожность. Ахилл обращается к богам, в частности к Зевсу. Гомер часто подчеркивает набожность Гектора.

Ахилл - любимец богов, - доблестный воин, его отвага не знает границ. Он верный товарищ, искренний и честный. Вместе с тем он нетерпеливый, неудержимый в своем раздражении, вспыльчивый и гневный. Очень чувствителен в вопросах чести: после обиды он отказывается продолжать войну, отвергает попытки примирения, хотя это приводит к тяжелым последствиям для войска - гибнут ахейцы. После гибели своего друга, одержимый жаждой мести, он идет на бой с Гектором, ослепленный гневом после победы он издевается над его телом. С другой стороны, герой скучает по своему другу, горько рыдает у матери, сочувствует отцу Гектора. Мы видим в сердце Ахилла душевное противостояние между благородством и местью.

Мужество Гектора - это результат и преобладание разумной воли. Как никому ему знакомо чувство страха, но несмотря на это он все же научился быть настоящим бесстрашным воином. Гектор с грустью в сердце оставляет родителей, сына с женой, потому что он безгранично верен долгу - защите Трои. Лишенный помощи богов, он отдает свою жизнь за родную землю. Гектор человечный. Он ни разу не упрекнул Елене, прощает брату и не испытывает ненависти к ним, хотя они были виновниками Троянской войны. В словах Гектора нет пренебрежения, превосходства. Он обращается к Ахиллесуфввц как равный к равному, Ахиллес же проявляет полное пренебрежение к противнику. Человечность Гектора и чрезмерная гневливость Ахилла - различие между героями Гомера.

Ахилл и Гектор - настоящие герои своего времени. Для древних греков они были идеальными воинами, героями и людьми.

Ахиллес против Гектора. Вся правда о легендарном поединке | Истории одного историка

Есть множество мнений по поводу подлинности Илиады Гомера, а также о существовании троянской войны в реальной жизни, как и о существовании ее героев. Но сегодня мы не будем рассматривать исторические вехи, а перейдем непосредственно к кульминации всей Илиады. К поединку Ахиллеса и Гектора.

Кадры из фильма "Троя"

Кадры из фильма "Троя"

И я буду рассуждать об этом в контексте фактов и заблуждений.

Заблуждение:

Ахиллес, идя на поединок, мстил Гектору за смерть своего брата, Патрокла.

Факт:

Да, причиной поединка, действительно, стала гибель Патрокла от руки Гектора. Вот только Патрокл не был братом Ахиллеса. Лишь ближайшим соратником.

Заблуждение:

Гектор храбро вышел на бой с Ахиллесом и нисколько не уступал ахейскому войну в бесстрашии.

Факт:

Если верить Илиаде, то прежде, чем вступить в бой, Гектор пытался скрыться от Ахиллеса и трижды обежал вокруг стен Трои. Вот строки из Илиады:

Ахиллес подошел к нему близко, Грозный, как бог Эниалий, боец, потрясающий шлемом. Ясень свой пелионский на правом плече колебал он, Страшный; и медь на доспехах сиянием ярким блистала, Словно горящий костер иль лучи восходящего солнца. Гектора трепет объял, как увидел его. Не решился Ждать он; пустился бежать, назади оставляя ворота

Заблуждение:

Ахиллес победил Гектора в честном бою.

Факт:

Ахейский воин, действительно, победил. Но лишь потому, что боги ниспослали ему копье, которым он и заколол своего противника.

Часть обна­жа­ла­ся, место, где гибель душе неиз­беж­на:
Там, нале­тев­ши, копьем Ахил­лес пора­зил При­а­мида;
Прямо сквозь белую выю прошло смертоносное жало,
Толь­ко гор­та­ни ему не рас­сек сокру­ши­тель­ный ясень
Вовсе, чтоб мог, уми­раю­щий, несколь­ко слов он про­мол­вить

На этом все! Ставьте лайки и подписывайтесь! Также прошу читать наши книги.

Последний поединок Гектора и конец Троянской войны — урок. История, 5 класс.

Гектор вернулся в Трою, чтобы проститься со своей женой Андромахой. Она уговаривала мужа остаться:

Сжалься над нами и в бой не иди, оставайся на башне,

Чтоб сиротою не сделать ребёнка, вдовою — супругу.

(Перевод В. Вересаева)

 

Рис. \(1\). С. П. Постников «Прощание Гектора с Андромахой» (\(1863\))

 

Однако Гектор смело вступил в бой. Бог Зевс позволил другим богам сойти на землю и участвовать в битве — помогать тем, кому пожелают. Афина хитростью свела Ахиллеса и Гектора на поле битвы. Ахиллес бросил копьё в убийцу своего друга, но копьё не попало в Гектора. Бросил копьё и Гектор, но оно было остановлено щитом, выкованным Гефестом. В это время Афина подала Ахиллесу его копьё, и тот нанёс Гектору последний удар. Тело мёртвого врага было привязано к колеснице, и Ахиллес приказал гнать коней.

 

Приам, престарелый царь Трои, вышел к Ахиллесу и в слезах умолял вернуть ему тело сына для похорон. Греческий герой смилостивился и вернул отцу тело Гектора. На время его похорон было объявлено перемирие между греками и троянцами. Именно описанием похорон Гектора Гомер заканчивает свою поэму.

Ахиллесова пята

Ещё в младенчестве Ахиллесу сделали предсказание. Ему предрекали большое количество подвигов и смерть в расцвете лет, что он не вернётся домой с Троянской войны. Фетида, мать Ахиллеса, стремилась уберечь сына от такой судьбы. Она выкупала младенца в водах реки Стикс, которая течёт в «царстве мёртвых». Вода в ней обладала волшебной силой и сделала мальчика неуязвимым — его нельзя было сразить ни мечом, ни копьём. Однако самым уязвимым местом была пятка, именно за неё мать держала его, когда опускала в воды реки. Поэтому пророчеству суждено было сбыться — незадолго до падения Трои стрела Париса попала Ахиллесу точно в пятку, и греческий герой погиб, как и было предсказано.

 

Обрати внимание!

Ахиллесовой пятой называют самое слабое, уязвимое место или качество человека.

Троянский конь

Неприступную крепость Трои удалось взять с помощью военной хитрости. Царь Итаки, Одиссей, придумал спрятать внутри деревянного коня ахейских воинов, а коня оставили перед воротами города. Троянцы решили, что греки капитулировали и в знак примирения оставили коня. Его втащили в город, а ночью греки выбрались наружи, открыли ворота и сожгли Трою. Так с помощью хитрости Одиссея закончилась Троянская война.

 

Римский поэт Вергилий, описывая эти события, вложил в уста троянского жреца, который увидел коня, фразу «Бойтесь данайцев, дары приносящих». Данайцами по-другому называли ахейцев.

 

Рис. \(2\). Дж. Д. Тьеполо «Процессия с Троянским конём» (\(1760\)), Лондонская национальная галерея

Источники:

Гомер. Илиада. Пер. В. Вересаева. — М.-Л.: Гослитиздат, 1949. — 551 с.

Кун Н. А. Мифы и легенды Древней Греции. — М.: АСТ, 2006.— 479 с.

Рис. 1. https://commons.wikimedia.org/wiki/File:Postnikov_ProschGektora.jpg

Рис. 2. https://commons.wikimedia.org/wiki/File:The_Procession_of_the_Trojan_Horse_in_Troy_by_Giovanni_Domenico_Tiepolo_(cropped).jpg

Ахиллес и Гектор в "Илиаде" реферат по зарубежной литературе

ВВЕДЕНИЕ Всякое литературное произведение далекого прошлого способно привлечь и увлечь человека нового времени изображением исчезнувшей жизни во многом поразительно не схожей с нашей жизнью сегодня. Исторический интерес, свойственный любому человеку, естественное желание узнать, «что было раньше», - начало нашего пути к Гомеру, точнее одного из путей. Мы спрашиваем: кто он был, этот Гомер? И когда жил? И «сочинил» ли своих героев или в их образах и подвигах отображены подлинные события? И насколько верно они отражены и к какому времени они относятся? Мы задаем вопрос за вопросом и имеем ответы в статьях и книгах о Гомере, а к нашим услугам не сотни и не тысячи, а десятки тысяч книг и статей, целая библиотека, которая продолжает расти и сейчас. Ученые не только обнаруживают все новые факты, имеющие отношение к гомеровским поэмам, но и открывают новые точки зрения на поэзию Гомера в целом, новые способы ее оценки. Была пора, когда каждое слово «Илиады» и «Одиссеи» считали непререкаемой истиной – древние греки видели в Гомере не только великого поэта, но и философа, педагога, одним словом – верховного судью на все случаи жизни. Была и другая пора, когда все в «Илиаде» и «Одиссеи» считали вымыслом, или безнравственным анекдотом, оскорбляющим «хороший вкус». Потом пришла пора, когда Гомеровы «Басни» одна за другой стали подкрепляться находками археологов: в 1870 году немец Генрих Шлиман нашел Трою, у стен которой сражались и умирали герои «Илиады»; спустя четыре года тот же Шлиман раскопал «обильные златом» Микены – город Агамемнона, вождя греческого воинства под Троей. Список «Гомеровских открытий» чрезвычайно обширен и до сегодня не закрыт – и едва ли закроется в ближайшем будущем. И все же необходимо назвать еще одно из них – самое важное и самое сенсационное в нашем веке. В ходе раскопок на острове Крите, а также в Микенах, в Гилосе и в некоторых других местах в южной части Балканского полуострова археологи нашли несколько тысяч глиняных табличек, исписанных неведанными письменами. Чтобы их прочитать потребовалось почти полвека, потому что не был известен даже язык этих надписей. Лишь в 1953 году тридцатилетний англичанин Майкл Вентрис решил задачу дешифровки так называемого линейного письма «Б». Этот человек погибщий в катастрофе три с половиной года спустя не был историком античности, ни специалистом по древним языкам – он был архитектор. И тем не менее ему удалось сделать самое крупное и самое поразительное открытие в науке об античности. Его открытие дало в руки исследователей подлинные греческие документы того же примерно времени, что события «Илиады» и «Одиссеи». Документы, расширившие, уточнившие, а кое в чем и перевернувшие прежние представления о прообразе того общества и государства, которые изображены у Гомера. «Одиссея» и «Илиада» относятся к важнейшим и некоторое время единственным источникам информации о периоде, который последовал в греческой истории за микенской эпохой. Однако кроме самого содержания этих произведений, ученых уже продолжительный период волнует вопрос о происхождении поэм, о личности их автора или авторов, о времени создания. Не смотря на отсутствие какой-либо достоверной информации о Гомере как реальной личности, его существование не ставилось под сомнение. Шли лишь споры о месте его рождения, о годах жизни. По наиболее распространенной версии он был жителем острова Хиос. Однако уже в древности шли ожесточенные споры между греческими городами за право называться родиной великого поэта. Биографические сведенья о нем, дошедшие до нас от позднейших античных авторов, противоречивы, не всегда правдоподобны, зачастую представляют собой очевидные домыслы. Вызывает сомнение античная традиция о слепоте Гомера: автор «Илиады» и «Одиссеи», во всяком случае, прожил зрячим большую часть жизни, впитал в себя яркие картины природы и бытия человека на ее фоне, побывал в гуще сражения, лично соприкоснулся едва ли не со всеми сторонами тогдашней жизни. Видел он своими глазами и троянскую равнину, как это явствует из описания деталей в описаниях «Илиады». Имя «Гомер», скорее всего, подлинное хотя многие исследователи высказывали сомнения на этот счет. Оно не принадлежит к числу греческих имен, бывших в употреблении, греки его не понимали и всячески пытались объяснить, толкуя его как «заложник», то как «слепец». Едва ли кто мог придумать такое имя для автора «Илиады» и «Одиссеи». Судя по имени гениальный поэт мог быть даже не греком по происхождению: в становлении и развитии эллинской культуры сыграли важную роль многие «варвары» или «полуварвары», усвоившие с детства греческий язык и греческую культурную традицию, - философ Фолес Милетский, отец истории Геродот, писатель-сатирик Лупиан. Поэмы такой длины и такой сложной структуры, как «Илиада» и «Одиссея», не могли сохраниться в устной эпической традиции, в которой важнейшую роль играла импровизация. Устное эпическое творчество не знает авторского права; и аэды, которые попытались бы воспроизводить «Илиаду» или «Одиссею» по памяти на слух, неизбежно разрушили бы стройную композицию поэмы, пытаясь каждый на свой лад сделать поэму лучше. Судя по ряду признаков, обе поэмы были созданы в VIII в. до н. э. «Илиада» примерно на полвека раньше «Одиссеи». Время жизни Гомера датировалось по-разному - от XI до начала VIII в. до н. э. Древние историки все же предполагали, что Гомер жил лежат истоки духовной жизни всей античности в целом. Византиец Михаил Хониат (XII-XIII вв.) писал: «Подобно тому, как, по словам Гомера, все реки и потоки берут начало из Океана, так всякое словесное искусство исток имеет в Гомере». Есть предположение, что «Илиада» и «Одиссея» действительно заключают многовековую традицию импровизационного творчества – что они были первыми образцами письменно закрепленного «большого эпоса», с самого начала были литературой в прямом смысле слова. Это не значит, разумеется, что известный нам текст поэм не отличается от исходного, каким он был записан или «выговорен» в конце VIII или начале VII века до н.э. В нем немало позднейших вставок (интерполяций), в иных случаях весьма пространных, до целой песни. Немало, вероятно, и сокращений - купюр, и стилистических поправок, которые следовало бы назвать искаженными. Но в таком «искаженном» виде он насчитывает почти две с половиной тысячи лет, в таком виде был известен древним и принят ими, и пытаться возвращать его к первоначальному состоянию не только невозможно по существу, но и бессмысленно с историко-культурной точки зрения. ОТРИЦАТЕЛЬНОЕ ОТНОШЕНИЕ ПЛАТОНА К ПРОИЗВЕДЕНИЯМ ГОМЕРА Платоновское отрицательное отношение к Гомеру можно представить себе в виде пяти основных платоновских точек зрения. Во-первых, Гомер, с точки зрения Платона, совершенно не понимает того, что бог вечен и неизменяем, что нельзя говорить о блужданиях богов в разных видах, нельзя говорить об оборотничестве Протея; и боги поэтому не могут трепетать перед Аидом. Платон возмущается изображением у Гомера двух сосудов у ног Зевса с добром и злом, которые дают возможность верховному божеству одним людям посылать добро, а другим зло и страдание. Боги, по Платону, могут посылать только добро, но никак не зло. Все подобные рассказы Гомера не только унизительны для богов, но и указывают на полную неосведомленность его в том, что касается самой сущности богов. Все эти рассказы, кроме того, развращают юношество и создают в нем самый низкий образ мышления. Во-вторых, Платон раздражен не только отсутствием у Гомера знания сущности богов, но и частыми рассказами Гомера о недостойном поведении богов и об их отдельных поступках. Не нужно сообщать детям и подросткам ни аллегорически, ни без аллегорий таких постыдных мифов, как миф об оковах Геры, наложенных на нее Зевсом ради ее усмирения, или о низвержении Гефеста с неба на Лемнос за освобождение им своей матери, или о натравливании Пандара Зевсом и Афиной начать наступление на ахейцев, вопреки договорным клятвам и возлияниям, или о позорном романе Ареса и Афродиты. Платон недоволен знаменитой битвой богов у Гомера, а особенно тем, что предварительное совещание у богов было собрано Зевсом и Фемидой, богиней правосудия. Никуда не годится изображение невоздержанного поведения Зевса во время его свидания с Герой на Иде (хотя здесь с Платоном можно поспорить, так как Гера околдовала Зевса, соответственно он не подчинялся своей воле). Боги не могут предаваться безудержному смеху по поводу шутовства Гефеста, равно как и Зевс не может стенать по поводу судьбы Гектора или Сарпедона, а также Фетида со своими сестрами – по поводу судьбы Ахиллеса (хотя мало понятно почему. Похоже что Платон здесь слишком идеализирует и конкретизирует представление о боге, может быть немного опускает то, что Гомеру, для написания художественного произведения, требовалось большее пространство для фантазии). Зевс не мог послать обманный сон Агамемнону. По Платону, Гомер не имел права утверждать, что умолимы и самые боги, потому что это и есть не что иное, как оправдание взяточничества. В-третьих, Платон также резко критикует отношение Гомера к Аиду. Платон возмущается тем, что в Аиде разум оставлен только одному Тиресию, а прочие души летают здесь как тени – тем более, если Гомер сравнивает полет этих свистящих душ с движением летучих мышей. Невозможно отрицать жизненную силу за душами в Аиде и уж тем более нельзя говорить, что душа Патрокла, уходя в Аид, теряет и крепость и юность, или что душа с воем уходит под землю, как облако дыма. Очень плохо, что гомеровский Ахиллес предпочитает быть батраком у бедного на земле, чем быть царем в Аиде над мертвыми. В-четвертых, отвергается Платоном и гомеровское изображение героев. Ахиллес и Агамемнон не могут так грубо браниться между собою. Этот же самый Ахиллес не может находиться под влиянием Феникса, сулящего ему дары Агамемнона за возвращение к боям, не может предаваться безумной истерике по поводу смерти Патрокла, не должен был выдавать труп Гектора за выкуп, не должен был издеваться над его трупом, не должен был приносить пленных троянцев в жертву за Патрокла, не может резко ослушаться божеств-рек Ксанфа и Сперхея, и уж тем более никак не мог злобно упрекать Аполлона и бессильно ему грозить. И вообще, с точки зрения Платона, Ахиллес не может страдать скупостью и корыстолюбием, а также кичливостью перед богами и людьми (почему, опять непонятно). Гомеровского Ахилла Платон, можно сказать, почти целиком вычеркивает из Гомера и вообще из поэзии. Приам, по рождению близкий к богам, тоже не должен так унижаться перед Ахиллесом, другими греками и троянцами. Поэт Стесихор, осудивший однажды Елену и потому ослепший, в дальнейшем покаялся в этом, восхваляя Елену, и потому прозрел, а вот Гомер так и остался слепым. В-пятых, Платон обрушивается на полную жизненную бесполезность, а зачастую даже на глубоко вредный характер изображения у Гомера и обыкновенных людей. Гомер не строил городов и не был законодателем, так что в этом отношении люди ровно ничего не получили от него для себя полезного. Гомер мог хорошо изображать войну, но сам военачальником не был; и в этом отношении его деятельность для людей тоже бесполезна. Он не был никаким мудрецом и мастером ни в каких полезных искусствах. Гомер не мог воспитать ни одного приличного гражданина; и не существует никакого гомеровского образа жизни, как говорят, например, о пифагорейском образе жизни. У Гомера мы читаем о наградах для справедливых людей согласно молве, а не согласно их справедливости по существу. Справедливость не нуждается ни в чем, ни в наградах, ни в славе, как это утверждают Гомер и Гесиод, но она имеет самодовлеющее значение. Плохо говорит Гомер и о том, что голодная смерть самая плохая. Гомеровское изображение роскошных яств может создавать у юношей только привычку невоздержанности. Если теперь подвести итог платоновской критике Гомера, то основной упрек Платона Гомеру заключается в том, что, создавая свои художественные образы, Гомер плохо различает в них сущность изображаемого и образ этого последнего. Отсюда, по Платону, у Гомера возникает множество совершенно неприемлемых художественных образов, с которыми нужно не только бороться, но нужно прямо их изгонять из памяти образованных людей и подростков. Отсюда а) в логическом отношении гомеровские изображения лживы и противоречивы, б) в моральном отношении они безнравственны и губительны, в) в общественном отношении и особенно в педагогическом, они фальшивы и безвкусны, и наконец, д) в религиозном отношении они кощунственны, богохульны и основаны на дерзкой и балаганной трактовке небесных богов, подземных богов и героев. Такой ужасающий итог платоновской критики Гомера, как это ни удивительно, нисколько не противоречит у Платона общей высочайшей художественной оценке Гомера, которую он весьма часто и специально подчеркивает. ПОЛОЖИТЕЛЬНОЕ ОТНОШЕНИЕ ПЛАТОНА К ПРОИЗВЕДЕНИЯМ ГОМЕРА Желая восхвалить мужество и бесстрашие, Платон вспоминает из Гомера того же самого, им же развенчанного Ахиллеса, который их страха сделать постыдное презирает опасность. Умение властвовать над собой тоже иллюстрируется посредством указания на Гомера. Ахейцы у Гомера хорошо поступают, когда идут в строю молчаливо, тем самым выражая свое уважение к вождям. Очень хорошо когда Диомед пресекает критику Агамемнона как верховного вождя Сфенелом. путешествие, пребывание в Спарте у гостеприимного царя Менелая, у которого он похитил красавицу-жену Елену и сокровища при попустительстве Афродиты. Из-за этого и оказались у стен Трои воинственные ахейцы, числом, судя по описанию Гомера, около ста тысяч, на многовесельных кораблях, от 50 до 120 воинов в каждом. Пятьюдесятью кораблями из них командовал вождь мирмидонян могучий Ахиллес. Из предыстории нужно указать еще два обстоятельства. При его рождении Фетиде было предсказано, что сыну ее жить недолго, если он захочет воевать и добиваться воинской славы. Если же он согласится на безвестность, то проживет до глубокой старости в покое и благополучии. Фетида, как и всякая мать, предпочла для своего сына последнее. Когда стали собирать воинство для похода на Трою, она скрыла его в женской одежде на острове Скиросе, полагая, что среди дочерей царя Ликомеда он останется неузнанным. Но она не знала хитрости Одиссея. Желая увлечь Ахиллеса в поход, он явился на Скирос с подарками. Конечно, было трудно отличить юного героя, у которого и пух еще не появился над верхней губой, от окружавших его девиц. И Одиссей предложил на выбор женские украшения, а среди них мечи и копья. Девицы выбрали украшения, Ахиллес же схватил меч и был узнан. Итак, Фетиде не удалось обеспечить сыну долгую и спокойную жизнь, он предпочел жизнь короткую, но полную бурь, тревог, славы. Ахиллес знал о своей ранней смерти, знали об этом и другие, и прежде всего его мать, которую мы видим постоянно печальной, трепещущей за его судьбу. Ореол трагизма окружает юную голову Ахиллеса. Краток твой век, и предел его близок!… • говорит ему Фетида. В злую годину, о сын мой, я тебя породила. Гомер не раз в поэме напоминает нам об этом, и эта тень близкой гибели, которая постоянно следует за Ахиллесом, смягчает наше отношение к молодому герою. Она же смягчает и доброе сердце Гомера, который не считая себя вправе судить деяния богов и героев древности, не может без внутреннего содрогания описывать акты жестокой свирепости Ахиллеса. А они поистине свирепы. Ахилл вспыльчив, горд. Это можно заметить из его обращения к уважаемым царям, которые пришли к нему с предложением примириться с Агамемноном приняв от него дары и вступить в бой: Должен я думу свою тебе объявить откровенно Как я и мыслю и что я исполню, чтоб вы перестали Вашим жужжаньем скучать мне… Его друг Патрокл в сердцах выговаривает ему: Немилосердный! Родитель твой был не Пелей благодушный, Мать не Фетида; но синее море, угрюмые скалы Тебя породили, сурового сердцем, как сами! Вся поэма, как единым стержнем, пронизана темой этого гнева. И Гомер не сочувствует этому амбициозному чувству своего героя. Что вызвало этот гнев? Агамемнон, верховный военачальник всех ахейцев, отнял у Ахиллеса уже после дележа военной добычи пленную деву Брисеиду. Это он сделал потому, что ему самому пришлось расстаться со своей добычей, девой Хрисеидой, возвращенной отцу по велению Аполлона. Ахиллес просит помощи у своей матери. Та летит к Зевсу и обнимая ему колени молит его послать поражение ахейскому войску. Это случается и Агамемнон предлагает Ахиллу дары и отнятую деву, но герой гордо отвергает их. Его бойцы, а их более двух тысяч, по прежнему остаются в стороне от сражений, и ахейцы терпят одно поражение за другим. Вот уже троянцы под предводительством неудержимого Гектора вплотную подошли к стану осаждавших, подбираясь к кораблям, чтобы сжечь их. И лишь в последнюю минуту, когда опасность всеобщей гибели нависла над всеми, он разрешил своим воинам под предводительствам Патрокла выйти на помощь ахейцам. Патрокл погиб, сраженный рукой Гектора. Патрокл!!! Его Гомер называет кротким («кроткодушным»). В детстве ему пришлось испытать страшную трагедию, которая оставила в его душе неизгладимый след. В детском споре он случайно убил своего сверстника, сына Амфидамаса. И уже не мог оставаться дома. Менетий, его отец, привел мальчика к Пелею. Тот, приняв его, нежно воспитал вместе со своим сыном Ахиллесом. С тех пор неразрывная дружба связала двух героев. В социальной иерархии, а она уже существовала в Греции во времена Гомера, Патрокл по рождению и по состоянию ставился ниже Ахиллеса, и Менетий наставлял сына покоряться другу, хотя тот был и моложе его годами. Патроклу, по характеру незлобивому и покладистому, это было нетрудно, и Ахиллес любил его нежно. Что значил для него Патрокл, он со всей силой понял после его гибели. Скорбь, как и все чувства у страстного, темпераментного царя мирмидонян, была неистовой. Он рвал на себе волосы, катался по земле, кричал, вопил. И теперь новая волна гнева охватила его – гнева против троянцев и особенно Гектора, убившего его друга. Происходит примирение с Агамемноном: Царь Агамемнон! Полезнее было бы, если бы прежде Так поступили мы оба, когда, в огорчении нашем, Гложущей душу враждой воспылали за пленную деву! О! Почто Артемида сей девы стрелой не пронзила… Агамемнон отвечает: …С сыном Пелеевым я объясняюся; вы же, ахейцы, Слушайте все со вниманием и речи мои вразумите,- Часто о деле мне сем говорили ахейские мужи; Часто винили меня, но не я, о ахейцы, виновен; Зевс Эгиох, и Судьба, и бродящая в мраках Эринис; Боги мой ум на совете наполнили мрачною смутой В день злополучный, как я у Пелида похитил награду… Ахиллес убедился, что его обида, его гордое устранение от собратьев принесли много бед не только им, его товарищам, но и ему самому. Теперь он бросился в бой против троянцев с ожесточением, с неистовой страстью мстить, терзать, убивать: Ахиллес же, Гектора только бы встретить, пылал в толпы погрузиться; Сердце его беспредельно горело Приамова сына Кровью насытить Арея, убийством несытого воя… Ахиллес убивает многих. Но вышедших против него, сначала храброго Энея, а потом и самого Гектора спасают боги. Троянцы бегут к реке, где их настигает смерть от рук Пелида: …Начал вокруг им рубить:поднялися ужасные стоны Вкруг поражаемых; кровию их забагровели волны. Не щадит он и молодого сына Приама Ликаона, на коленях умоляющего пощадить его: Слово иное скажу я, то слово прими ты на сердце: Не убивай меня; Гектор мне брат не единоутробный, Гектор, лишивший тебя благородного, нежного друга! Но обезумевший от гнева Ахиллес беспощаден: Так, доколе Патрокл наслаждался сиянием солнца, Миловать Трои сынов иногда мне бывало приятно. Многих из вас полонил и за многих выкуп я принял. Ныне пощады вам нет никому, кого только демон В руки мои приведет под стенами Приамовой Трои! Всех ее родных убил Ахиллес, напав на ее родной город, и отца, старца Этиопа, и семь братьев. Мать отпустил за большой выкуп, но и она вскоре умерла. И теперь все надежды, все радости и заботы Андромахи устремлены к двум дорогим ей существам – к мужу и сыну. Но Гектор просто не может остаться: Все и меня то, супруга не меньше тревожит; но страшный Стыд мне пред каждым троянцем и длинноодежной троянкой, Если, как робкий, останусь я здесь, удаляясь от боя. Сцена полна трагизма, ведь Гектор знает о гибели Трои: Твердо я ведаю сам, убеждаюсь и мыслью и сердцем, Будет некогда день, и погибнет священная Троя, С нею погибнет Приам и народ копьеносца Приама. Но не столько меня сокрушает грядущее горе… …Сколько твое, о супруга! Тебя меднолатный ахеец, Слезы лиющую, в плен повлечет и похитит свободу. Гектор не просто сильный и храбрый воин, он гражданин, и это все время подчеркивает Гомер. Когда Елена просит его войти в дом, посидеть с ними, успокоить «свою наболевшую душу», он отвечает, что не может принять приветное приглашение, что его ждут там, на полях боя, что его «увлекает душа на защиту сограждан». Когда один из бойцов указал на летящего слева орла как на недоброе предзнаменование (полет слева считался дурным знаком), Гектор грозно заявил ему, что презирает приметы и не заботится о том, откуда летят птицы, слева или справа: Знаменье лучшее из всех – за отечество храбро сражаться! Таков Гектор. И вот его последний час. Троянцы в панике бежали в город, но Гектор остался перед воротами. Почему, ведь он мог также укрыться в городе и спастись? Вот как описывает это Гомер: С ужасом в город вбежав, как олени младые, трояне Пот прохлаждали, пили и жажду свою утоляли, Вдоль по стене на забрала склоняяся; но аргивяне Под стену прямо неслися, щиты к раменам приклонивши. Гектор же в оное время, как скованный гибельным роком, В поле остался один перед Троей и башнею Скейской. «Скованный гибельный роком». Какое потрясающее определение неизбежности, определение того, что должно произойти, несмотря на стенания Приама и Гекубы, умоляющих сына войти в город, ни на бегство Гектора от Ахиллеса; того самого Гектора, который совсем недавно заявлял своим воинам: Ежели истинно к брани восстал Ахиллес быстроногий, Худо ему, как желает он, будет! Не стану я больше В битве ужасной его избегать, но могучего смело Встречу. С победною славою он или я возвращуся: Общий у смертных Арей; и разящего он поражает! Трижды обежали они вокруг Трои. Все боги смотрели на них, и троянцы с городских стен, и плачущие родители, рвущие на себе волосы. Добродушный Зевс пожалел героя и уже готов был помочь ему, вызволить из беды, но вмешалась Афина, напомнив могучему богу, что издревле судьба начертала людям «печальную смерть». И Зевс разрешил ей ускорить кровавую развязку. Действия богини были жестоки и коварны. Она предстала перед Гектором, приняв образ брата Гектора Дейфоба. Гектор обрадовался, он тронут самопожертвованием брата: О Дейфоб! И всегда ты, с младенчества, был мне любезен Более всех моих братьев, Приама сынов и Гекубы; Ныне ж и прежнего более должен тебя почитать я: Ради меня ты отважился, видя единого в поле, Выйти из стен, тогда как другие в стенах остаются. На что коварная богиня ему отвечает: Гектор, меня умоляли отец и почтенная матерь, Ноги мои обнимая; меня и друзья умоляли С ними остаться: таким они все преисполнены страхом. Но по тебе сокрушалось тоской глубокое сердце. Станем надежно теперь и сразимся мы пламенно… И Гектор вышел в бой. Ахиллес бросил в него копье и промахнулся. Афина невидимо от Гектора подняла копье и подала его своему любимцу. Тогда Гектор метнул свое копье в сторону Ахиллеса, копье ударилось о щит и отскочило, ведь щит ковал сам Гефест. Гектор зовет Дейфоба, просит подать ему копье, но рядом никого нет. Он, безоружный, остался перед смертельным врагом: Горе! К смерти меня всемогущие боги призвали! Я помышлял, что со мною мой брат, Дейфоб нестрашимый… …Меня обольстила Паллада… …Возле меня – лишь смерть! Так свершилась судьба главного защитника города. Уже умирая, он просит Ахиллеса не глумиться над его телом, возвратить в дом для достойного погребения. Но Ахиллес, пылая гневом и ненавистью, бросает ему: Тщетно ты, пес, обнимаешь мне ноги и молишь родными! Сам я, коль слушал бы гнева, тебя растерзал бы на части, Тело сырое твое пожирал бы я. С тем и умирает Гектор, предрекая Ахиллесу скорую гибель от стрелы брата: Но трепещи, да не буду тебе я божиим гневом В оный день, когда Александр и Феб стреловержец, Как ни могучего, в Скейских воротах тебя ниспровергнут! Подбежавшие ахейцы снова и снова пронзали пиками уже бездыханное тело героя, но и мертвый, он был прекрасен, «все изумлялись, смотрели на рост и на образ чудесный». Ахиллес, однако, еще не утолил своего гнева и «недостойное дело замыслил», он проколол ему сухожилия ног, продел ремни и привязал тело Гектора к колеснице, погнал коней, влача тело по пыльной дороге. Билась по дороге прекрасная голова героя, широко разметались и покрывались пылью его черные кудри. На все это смотрели с городских стен жители Трои, плакал, рвал свои седые волосы старый Приам, рыдала Гекуба, горе Андромахи было безмерно. Но и это не утолило жажду мести Ахиллеса. Привезя тело Гектора в свой стан, он и там продолжал «недостойное дело», влачил его тело вокруг могилы Патрокла. На то глядя с Олимпа, не выдержал Аполлон. Он бросил богам тяжкое обвинение в злобе, неблагодарности к Гектору и несправедливой благосклонности к его убийце: Вы Ахиллесу-грабителю быть благосклонны решились, Мужу, который их мыслей изгнал справедливость, из сердца Всякую жалость отверг и, как лев, о свирепствах лишь мыслит… Так сей Пелид погубил всю жалость, и стыд потерял он… Землю, землю немую неистовый муж оскорбляет. Гомер нигде не упоминает о знаменитой пятке Ахиллеса, единственном уязвимом месте тела героя. И, видимо, не случайно, тогда его поединок с Гектором выглядел бы чудовищным убийством, ибо перед ним троянец представал бы безоружным, легко уязвимым. В чем вина Ахиллеса? А он несет в себе, бесспорно, трагическую вину. За что молчаливо осуждает его Гомер? В потере чувства меры. Здесь перед нами одна из величайших заповедей древних греков и в жизни и в

Ахиллес и Гектор в "Илиаде" (стр. 3 из 5)

Таким образом, в результате обзора положительных высказываний Платона о Гомере, необходимо думать, что вся приведенная выше уничтожающая критика нисколько не мешает самой высокой художественной оценке Гомера как поэта. Единственно, чем уязвлен Платон, это морально-общественным риторизмом и суровостью, требованиям которых Гомер, конечно, далеко не всегда соответствует; и тут Платон, со своей точки зрения, совершенно прав. Однако глубочайшая оценка художественного творчества Гомера и даже несомненная интимная близость к нему чувствуются у Платона; и он сам этого не только не скрывает, но даже постоянно подчеркивает.

Гнев, богиня, воспой Ахиллеса, Пелеева сына…

Так начинается «Илиада». Слово «воспой» у нас понимается как призыв к прославлению. Но поэт обращается к музе совсем не за тем, чтобы прославить гнев. Он просит ее помочь ему правдиво поведать о делах далекой старины, о битвах и побоищах и о том, каких бед может натворить безудержный гневный порыв человека, если этот человек держит в своих руках власть и силу.

Гнев, гнев и гнев!!! Тема гнева пронизывает всю поэму. Можно только дивиться единству замысла и исполнения. Гомер мудр, глубок и тонок, проницателен, чрезвычайно наблюдателен и добр. Это последнее его качество великолепно. О чем бы ни рассказывал он, какие бы страшные картины ни рисовал перед нашим духовным взором, а этих картин, потрясающих нас своим реализмом, немало в поэме, мы постоянно сердцем чувствуем гуманное сострадание великого поэта.

Главный герой «Илиады» и главный носитель гнева – Ахиллес, сын мирмидонского царя Пелея, внук Эака и дочери речного бога Асопы. Итак, Ахиллес ведет свое происхождение от богов, он правнук Зевса. Его мать тоже не простая смертная. Она нимфа Фетида. По мифологии греков, леса, горы и реки населяли прекрасные и юные существа – нимфы. В горах это ореады, в морях – нереиды, в лесах – дриады, в реках – неяды. Одной из нереид и была мать Ахиллеса Фетида. Она, конечно, не могла претендовать на равенство с олимпийскими богинями, но всегда вхожа к Зевсу, и он принимает ее дружелюбно и ласково.

Владения Ахиллеса находятся где-то на северо-востоке Греции, в Фессалии. Подвластные его отцу Пелею, а следовательно и ему, мирмидонцы ведут свое происхождение от муравьев, на что указывает и само их наименование. Муравей по гречески – «мирмекс». Миф рассказывает. Что в дни правления деда Ахиллеса Эака, супруга Зевса богиня Гера наслала на его народ болезнь, и он весь вымер. Тогда Эак вознес свои молитвы к главному богу, и тот дал ему новых подданных – муравьев, превратив их в людей.

Цепь событий связывает Ахиллеса с Троей. Трагедия, которая в конце концов привела Трою и всех ее обитателей к гибели, началась на свадьбе его родителей, Фетиды и Пелея. На свадьбу были приглашены все боги и богини, кроме одной – богини Раздора. Обиженная богиня коварно подбросила так называемое «яблоко раздора», на котором было написано: «для самой красивой». Три богини тотчас же заявили свои претензии на него – Гера, Афина и Афродита. Каждая из них считала себя самой красивой. Зевс, даже будучи самым могущественным богом, зная характер богинь, предусмотрительно уклонился от непростого решения и послал их к троянскому пастушку Парису, чтобы он, как лицо постороннее и беспристрастное, рассудил спор. Парис был не простой пастушок, а юный царевич, сын Приама и Гекубы. Гекуба при его рождении видела страшный сон, будто родила она не мальчика, а горящую головню, которая сожгла Трою. Испуганная царица удалила родившегося сына из дворца, и он вырос и возмужал пася скот на лесистых склонах Иды. К нему то и обратились прекрасные жительницы Олимпа. Каждая обещала свои дары: Гера – власть, Афина – мудрость, Афродита – любовь самой прекрасной женщины Эллады. Последний дар показался юному Парису наиболее привлекательным, и он отдал яблоко Афродите, завоевав ее постоянную благосклонность и столь же постоянную ненависть двух остальных. Далее последовало его путешествие, пребывание в Спарте у гостеприимного царя Менелая, у которого он похитил красавицу-жену Елену и сокровища при попустительстве Афродиты. Из-за этого и оказались у стен Трои воинственные ахейцы, числом, судя по описанию Гомера, около ста тысяч, на многовесельных кораблях, от 50 до 120 воинов в каждом. Пятьюдесятью кораблями из них командовал вождь мирмидонян могучий Ахиллес.

Из предыстории нужно указать еще два обстоятельства. При его рождении Фетиде было предсказано, что сыну ее жить недолго, если он захочет воевать и добиваться воинской славы. Если же он согласится на безвестность, то проживет до глубокой старости в покое и благополучии. Фетида, как и всякая мать, предпочла для своего сына последнее. Когда стали собирать воинство для похода на Трою, она скрыла его в женской одежде на острове Скиросе, полагая, что среди дочерей царя Ликомеда он останется неузнанным. Но она не знала хитрости Одиссея. Желая увлечь Ахиллеса в поход, он явился на Скирос с подарками. Конечно, было трудно отличить юного героя, у которого и пух еще не появился над верхней губой, от окружавших его девиц. И Одиссей предложил на выбор женские украшения, а среди них мечи и копья. Девицы выбрали украшения, Ахиллес же схватил меч и был узнан.

Итак, Фетиде не удалось обеспечить сыну долгую и спокойную жизнь, он предпочел жизнь короткую, но полную бурь, тревог, славы. Ахиллес знал о своей ранней смерти, знали об этом и другие, и прежде всего его мать, которую мы видим постоянно печальной, трепещущей за его судьбу.

Ореол трагизма окружает юную голову Ахиллеса.

Краток твой век, и предел его близок!…

- говорит ему Фетида.

В злую годину, о сын мой, я тебя породила.

Гомер не раз в поэме напоминает нам об этом, и эта тень близкой гибели, которая постоянно следует за Ахиллесом, смягчает наше отношение к молодому герою. Она же смягчает и доброе сердце Гомера, который не считая себя вправе судить деяния богов и героев древности, не может без внутреннего содрогания описывать акты жестокой свирепости Ахиллеса. А они поистине свирепы.

Ахилл вспыльчив, горд. Это можно заметить из его обращения к уважаемым царям, которые пришли к нему с предложением примириться с Агамемноном приняв от него дары и вступить в бой:

Должен я думу свою тебе объявить откровенно

Как я и мыслю и что я исполню, чтоб вы перестали

Вашим жужжаньем скучать мне…

Его друг Патрокл в сердцах выговаривает ему:

Немилосердный! Родитель твой был не Пелей благодушный,

Мать не Фетида; но синее море, угрюмые скалы

Тебя породили, сурового сердцем, как сами!

Вся поэма, как единым стержнем, пронизана темой этого гнева. И Гомер не сочувствует этому амбициозному чувству своего героя. Что вызвало этот гнев? Агамемнон, верховный военачальник всех ахейцев, отнял у Ахиллеса уже после дележа военной добычи пленную деву Брисеиду. Это он сделал потому, что ему самому пришлось расстаться со своей добычей, девой Хрисеидой, возвращенной отцу по велению Аполлона. Ахиллес просит помощи у своей матери. Та летит к Зевсу и обнимая ему колени молит его послать поражение ахейскому войску. Это случается и Агамемнон предлагает Ахиллу дары и отнятую деву, но герой гордо отвергает их. Его бойцы, а их более двух тысяч, по прежнему остаются в стороне от сражений, и ахейцы терпят одно поражение за другим. Вот уже троянцы под предводительством неудержимого Гектора вплотную подошли к стану осаждавших, подбираясь к кораблям, чтобы сжечь их.

И лишь в последнюю минуту, когда опасность всеобщей гибели нависла над всеми, он разрешил своим воинам под предводительствам Патрокла выйти на помощь ахейцам. Патрокл погиб, сраженный рукой Гектора. Патрокл!!! Его Гомер называет кротким («кроткодушным»). В детстве ему пришлось испытать страшную трагедию, которая оставила в его душе неизгладимый след. В детском споре он случайно убил своего сверстника, сына Амфидамаса. И уже не мог оставаться дома. Менетий, его отец, привел мальчика к Пелею. Тот, приняв его, нежно воспитал вместе со своим сыном Ахиллесом. С тех пор неразрывная дружба связала двух героев.

В социальной иерархии, а она уже существовала в Греции во времена Гомера, Патрокл по рождению и по состоянию ставился ниже Ахиллеса, и Менетий наставлял сына покоряться другу, хотя тот был и моложе его годами. Патроклу, по характеру незлобивому и покладистому, это было нетрудно, и Ахиллес любил его нежно. Что значил для него Патрокл, он со всей силой понял после его гибели. Скорбь, как и все чувства у страстного, темпераментного царя мирмидонян, была неистовой. Он рвал на себе волосы, катался по земле, кричал, вопил. И теперь новая волна гнева охватила его – гнева против троянцев и особенно Гектора, убившего его друга.

Происходит примирение с Агамемноном:

Царь Агамемнон! Полезнее было бы, если бы прежде

Так поступили мы оба, когда, в огорчении нашем,

Гложущей душу враждой воспылали за пленную деву!

О! Почто Артемида сей девы стрелой не пронзила…

Агамемнон отвечает:

…С сыном Пелеевым я объясняюся; вы же, ахейцы,

Слушайте все со вниманием и речи мои вразумите,-

Часто о деле мне сем говорили ахейские мужи;

Часто винили меня, но не я, о ахейцы, виновен;

Зевс Эгиох, и Судьба, и бродящая в мраках Эринис;

Боги мой ум на совете наполнили мрачною смутой

В день злополучный, как я у Пелида похитил награду…

Ахиллес убедился, что его обида, его гордое устранение от собратьев принесли много бед не только им, его товарищам, но и ему самому. Теперь он бросился в бой против троянцев с ожесточением, с неистовой страстью мстить, терзать, убивать:

Кто были Ахиллес и Гектор? - Шекспировский фестиваль в Юте

Кэтрин Невес

этого сезона «Илиада » полна удивительных историй, тем, стихов и мест. Но больше всего в этом спектакле много удивительных персонажей. Несмотря на то, что каждый персонаж изображен одним человеком, Поэтом (которого играет Брайан Вон), каждый из оригинальных воинов, солдат и королей Гомера оживает так, как вы не часто видите. В основе сюжета лежат два персонажа: троян Гектор и грек Ахиллес.Хотя эти персонажи - враги, и даже при том, что они, кажется, ненавидят друг друга, у них больше общего, чем различий.

Ахилл, согласно легенде, был полубессмертным: его мать, морская нимфа, окунула его в реку Стикс, когда он был еще младенцем. Это означало, что он был полностью неуязвим - все, кроме пятки, которой мать держала его, когда окунала его в воду. По словам Поэта, он величайший воин из когда-либо живших: «больше, чем Геракл, больше, чем Синдбад, больше, чем».. . ну, а кто сейчас величайший воин из ныне живущих? »Его жизнь окружена сверхъестественным; он был воспитан кентавром, он может разговаривать с животными, и было предсказано, что он умрет в Трое. Однако важнее всего этого. , это характер Ахилла; он чрезвычайно горд, мстит и быстро гневается.

Гектор, с другой стороны, был смертным. Он был сыном Приама, царя Трои. Это был его брат, Париж, которые похитили Хелен и начали всю войну И так же, как Ахиллес, Гектор очень горд.Он отказывается отступать, он отказывается позволить кому-либо вести битву против греков, и он больше всего отказывается сдаться другой стороне. Даже когда его жена и ребенок умоляют его прекратить драку, он этого не сделает. Он предпочел бы умереть во славе битвы, чем жить с поражением.

Ахилл в своей гордости отказывается бороться с троянцами; он был оскорблен греческим лидером, поэтому он позволяет армии страдать и колебаться, чтобы доказать свою точку зрения. Гектор, с другой стороны, сражается от всего сердца; он хочет защитить свою страну и свою семью, поэтому он делает все возможное.Но он не только борется, чтобы защитить свою страну; он борется за его славу. «Он не позволит никому другому возглавить атаку Трои. . . . Он хочет быть главным. Сложный. Полный высокомерия ». Он тот, кто в конечном итоге убивает лучшего друга Ахилла, Патрокла. И только смерть Патрокла наконец подталкивает Ахилла к битве.

Гектор хочет сразиться с Ахиллесом, чтобы отомстить за свою страну и защитить ее от будущих нападений греков. В «Илиаде » он думает о рассуждении с Ахиллом, но его гордость побеждает его.Точно так же, вместо того, чтобы позволить прошлому уйти в прошлое, Ахилл клянется отомстить Гектору и идет за ним и его армиями. В основе пьесы лежит их борьба насмерть.

Что делает этих персонажей такими похожими? Одним словом, это их гордость. Ни один из них не желает ни проиграть, ни уступить что-либо, даже если это для большего блага. Вместо этого каждый персонаж позволяет своей гордости подпитывать свой гнев и жажду мести. У каждого есть страстная любовь и преданность другим; Гектор заботится о своей жене и сыне больше всего на свете.В «Илиаде», мы видим его нежность и любовь, когда он разговаривает со своим маленьким сыном, и мы видим его беспокойство за свою жену. Точно так же Ахиллес сильно привязан к двум персонажам: своей возлюбленной Брисеиде и своему лучшему другу Патроклу. В пьесе мы узнаем, что «Патрокл и Ахилл были больше, чем друзья, они были братьями. И на самом деле они были больше, чем братьями, они любили друг друга».

Мы узнаем, что и Ахилл, и Гектор - хорошие люди. Ими движут храбрость и благородство; они хотят только защитить и отомстить за своих близких.Каждый из них - лучший воин своей стороны. Неудивительно, что о них так много писал Гомер. Но в конечном итоге их губит гордость и гнев. Илиада показывает нам, что каждый персонаж позволяет своей гордости преодолевать все, что он любит, пока не останется ничего, кроме ярости и войны.

Даже если на первый взгляд они кажутся очень разными, Гектор и Ахиллес очень похожи; это мужчины, которые хотят лучшего для себя и своих близких.Приходите посмотреть Илиаду в этом сезоне; вы увидите красоту любви и преданности, а также опасности гордости и гнева. И, прежде всего, вы увидите красивую, но грустную сказку, написанную изысканным языком и мастерски рассказанную.

Фестивальная постановка «Илиада»

Троя: Почему Ахиллес плакал после убийства Гектора

В Трое греческий герой Ахиллес убивает Гектора на дуэли у городских ворот.Почему он плачет над трупом троянского князя?

В 2004 году Троя , Ахиллес убивает троянского принца Гектора и тащит его сквозь пыль в лагерь Данаана, но почему он плачет над своим трупом? В слабо адаптированном исполнении Вольфганга Петерсена « Илиада» Гомера, Троя , Брэд Питт играет греческого героя Ахилла и напоминает о трагедиях, случившихся во время Троянской войны. После убийства Гектора Трой говорит: «Мы снова встретимся, мой брат. В то время как этот конкретный случай не происходит в «Илиаде», Слезы Ахилла являются центральной точкой в ​​эпической поэме, особенно когда он сидит вместе с царем Приамом и плачет над Пелеем и Патроклом, в то время как Приам оплакивает потерю Гектора. .

Продолжайте прокручивать, чтобы продолжить чтение Нажмите кнопку ниже, чтобы начать эту статью в режиме быстрого просмотра.

Чтобы понять, почему Ахиллес, почти неуязвимый полубог, плачет после убийства Гектора, убившего его ближайшего товарища во время войны, Патрокла), нужно понять дихотомию войны в «Илиаде ».В то время как, с одной стороны, война приносит «славу» или kudianeira для мужчин, с другой стороны, она является источником страха, боли и человеческих страданий. Для Ахилла участие в войне против троянцев - знак чести и героического мужества. Тем не менее, это также приносит ему необычайное горе, как показано в стихотворении: «Как только Ахилл измучил свое горе, желание слез покидает в то же время его сердце и его тело». В отличие от классического изображения героев как машин для убийства, гомеровский эпос воспевает их врожденную человечность, наполняя их честью, верностью и агонией.

СВЯЗАННЫЙ: Брэд Питт отказался от всех главных ролей в кино

Возвращаясь к Трою , зрители видят, как Ахилл выходит за городские ворота и вызывает Гектора на дуэль.В то время как последний сражается превосходно, боги (в основном Афина) одобряют Ахилла, который в конечном итоге убивает Гектора, прикрепляет его лодыжки к своей колеснице и тащит его к троянскому пляжу. То, что происходит дальше, может стать катализатором для слез Ахилла: царь Приам переодетый пробирается в греческий лагерь и умоляет его почтить память своего сына и устроить надлежащие похороны. Ахилл, ошеломленный и разъяренный, отказывается, заявляя, что смерть Гектора - подходящее возмездие за убийство Патрокла. На это Приам опровергает, что смерть Патрокла была ошибочной идентификацией, напоминая Ахиллу о его собственной разжигаемой войной жестокости: «Сколько кузенов вы убили? Сколько сыновей и отцов, братьев и мужей? Сколько, храбрый Ахилл?

Охваченный чувством вины и стыда, Ахилл соглашается на двенадцатидневное перемирие, чтобы облегчить похоронные обряды Гектора.Он признает тактическое мастерство Гектора на поле боя и считает его достойным противником. Стоя на коленях над своим трупом, Ахиллес проливает слезы, которые потенциально могут символизировать осознание греческим героем тщетности войны и возможность уважительного товарищества между ними в отсутствие вражды из-за Хелен.

Помимо этого, он также остро осознает свою неминуемую смерть, отсюда и чувство снова встретить Гектора на берегу реки Стикс, которая считалась границей между Землей и Подземным миром.Как и ожидалось, Троя заканчивается смертью Ахилла, которого Пэрис (вместе с Аполлоном) выстрелил отравленной стрелой в пятку - его единственное уязвимое место.

БОЛЬШЕ: Троя: Что случилось с Хелен после фильма

Майкл Дуглас подтвердил, что съемки фильма «Человек-муравей 3» начнутся в Лондоне в июле

Об авторе Дебоприя Датта (Опубликовано 175 статей)

Дебоприя Датта - куратор контента, поэт и кинокритик из Индии, частый автор статей для High On Films.Помимо того, что Дебоприя является опубликованным автором, он профессионально пишет с 2014 года и имеет степень магистра английской литературы и теории Университета Дели. Ярая поклонница космического ужаса и поэтического кино, она увлекается живописью и чтением литературных произведений, пропитанных болезненным нигилизмом.

Ещё от Debopriyaa Dutta

Кто более храбрый герой: Гектор или Ахилл?

Иллюстрация Гектора и Ахилла в момент смертельной битвы.

«Илиада» Гомера рассказывает об одной небольшой части Троянской войны, начавшейся через девять лет осады. В первую очередь речь идет о войне, поскольку на нее действует гнев Ахилла. Ахиллес - главный герой, и его бездействие или отказ от боя имеют решающее значение для сюжета. Гектор занимает особое место благодаря своим безупречным качествам. Однако и Ахилл, и Гектор - великие воины для своих армий.

Ахиллес командует греческой армией, а Гектор командует троянской армией. Они герои своей стороны.Добродетельный Гектор, хороший муж, отец, защитник Трои, противопоставляется Ахиллу, страстному и изолированному полубожественному герою, который после смерти Патрокла был наполнен сверхчеловеческой силой и свирепостью.

Гектор - сын царя Приама и царицы Гекубы. Он командующий всеми троянскими силами. Он всегда сражается в первых рядах Троянской армии. Он обращается к нам за свою человечность. Гомер называет его «человеком благородным сердцем, но львиным сердцем Ахилла». Гектор всегда осознает свой долг и ответственность перед своим народом и не позволит своим личным интересам вмешиваться в его национальный долг.Он любящий муж, любящий отец, послушный и почтительный сын, нежный и нежный даже с трусливым братом, принесшим разорение своей стране.

У Гектора нет тех преимуществ, которые есть у Ахилла. Его мать не богиня, которая может оказать ему божественную помощь. Его доспехи сделаны не Гефестом. Это был указ Провидения, согласно которому он должен попытаться защитить свою страну от нападений могущественных противников. Он пытался и потерпел неудачу, и мы сожалеем о его славном поражении.

Гектор олицетворяет цивилизованные представления о жизни. Он олицетворяет очаг, дом и город-государство и является защитником принципов индивидуального самоконтроля и конструктивного образа жизни. Но Ахиллес - олицетворение первобытной жестокости, антисоциальной деструктивности. Гектор - настоящий патриот.

По мнению некоторых критиков, он более человечен, чем Ахиллес. Он очень любит свою страну и готов пожертвовать жизнью ради интересов деревенских жителей.Он показывает свою глубокую любовь к стране, отказываясь принимать вино у своей матери, которая пыталась освежить своего сына вином. Гектор говорит: «Нет мне вина, моя дорогая мама; ты меня искалечишь и заставишь забыть, что я должен драться». Гектор решил бороться за свою страну. И его решение усложняется отсутствием дисциплины у Пэрис как короля в его эпизодах с его новой женой Хелен. Это гнев Гектора: «Смотри, твои люди гибнут вокруг города, у крутых стен, умирают на оружии - и все для тебя».

Напротив, Ахиллес очень эгоистичен, так как не стал бы заботиться о своем народе. Кажется, его заботит только собственная гордость и эгоистичные намерения. Несмотря на то, что он сражался за благородное дело, он показал себя дикарем и бесчестным воином. Например, потеряв Брисеиду, он решил не участвовать в войне, что было очень неосмотрительно для их страны. Даже в момент крайнего кризиса греческой силы он отказывается от битвы. Здесь мы считаем его предателем, а Гектор - патриотом.

И Ахилл, и Гектор искренне любят своих родителей. Но странно, что они идут на войну и погибают до смерти родителей. И Гектор, и Ахиллес добры к женщинам и искренне уважают их положение. Когда Агамемнон привел свою дочь Ифегению под ложным предлогом выдать ее замуж за Ахилла, он тщетно хотел ее спасти. Брисеида также рассказала ей о его добром поведении, когда ей пришлось покинуть его и уйти к Агамемнону. В этом отношении Гектор превосходил всех.Накануне своего отъезда на битву с Ахиллом он проявил заботу об Андромахе, как будто проиграл битву. Даже он был добр к Елене, главной причине разрушительной битвы между троянцами и греками, и очень терпеливо относился к ее ошибкам.

На протяжении всего эпоса постоянно происходят битвы и подвиги. Совершенно очевидно, что люди, жившие во времена Гомера, очень серьезно относились к войне и относились с большим почтением и уважением к тем, кто проявил храбрость в бою.Несомненно, Гектор и Ахиллес проявляют большую храбрость в бою. Просто участвуя в кровопролитной войне, они доказывают, что они грозные и благородные люди, ценящие храбрость. Но по-своему и в определенные моменты они либо оказываются совершенно не храбрыми, либо, по крайней мере, избегают битвы по причинам, которые, по их мнению, в то время являются проницательными. Во-первых, Гектор проявляет единственную истинную трусость, когда узнает, что Ахиллес собирается отомстить за Патрокла.

Он бегает вокруг трех стен города, пытаясь предотвратить начавшуюся битву.Только когда Афина принимает облик Деифоба и заверяет Гектора, что они вместе сразятся с Ахиллом, Гектор восстанавливает свое мужество. Но даже когда он набрался храбрости, чтобы встретиться с Ахиллом, он начинает дрожать при виде Ахилла во всей его ярости. Кроме того, можно утверждать, что, хотя у Ахилла есть храбрость, он уклоняется от битвы, когда у него есть разногласия с Агамемноном.

Ахиллес - продукт героической эпохи, когда быть мягким и кротким немыслимо. Все в Ахиллесе настроено на высшую тональность.Он силен в своих симпатиях и антипатиях. Для Гектора Ахиллес - фигура неоспоримая. Его нельзя игнорировать, его нельзя избежать, нельзя победить, нельзя даже в конце встретить с достоинством. На протяжении всей истории Ахиллес остается для Гектора загадкой непостижимой силы. Между этими двумя героями есть некое свободное место в центре Илиады. Эту вакансию в конце раскрывает нам поэт.

Ахиллес - великий герой Илиады, а Илиада - это история смерти героя, но Ахиллес не умирает в Илиаде.Смерть Ахилла или, вернее, его мораль - правящая фатальность «Илиады», но пафос поэмы сконцентрирован в смерти Гектора.

Автор - внештатный участник


Оставьте свои комментарии


Последние новости


Ахиллес против Гектора Греческая мифология

Ахиллес против Гектора
Автор: COnnor Martin

У многих греческих богов бывают войны, но таких битв не было.Двумя центрами силы Греции и Трои были Ахилл и Гектор. Они похожи в том, что оба являются великими воинами своей страны. Они оба были убиты одним и тем же человеком. Они были очень разными, потому что сражались на противоположных сторонах Троянской войны. Ахиллес боролся, чтобы убить троянцев, в то время как Гектор боролся за мир между двумя странами. Они отличались тем, что Гектор был принцем, а Ахилл - нет.

Одно из их сходств в том, что они оба были воинами Троянской войны.Они оба вели свои войска в бой и были великими бойцами. Во время Троянской войны Ахиллес и Гектор подрались. Поединок длился много часов, потому что оба были равны. Это длилось так долго, что они наконец назвали это розыгрышем и обменялись подарками, чтобы выразить свою признательность и уважение друг к другу.

Второе сходство Ахилла и Гектора в том, что они оба были убиты одним и тем же человеком. Айекс, другой греческий воин, убил их обоих в разное время. Гектор заключил сделку с Аяксом, чтобы убить за него Ахилла.Аякс выстрелил Ахиллу в пятку и убил его. Когда Гектор не выполнил свою часть сделки, Аякс убил Гектора.

Разница между Ахиллом и Гектором в том, что Гектор родился в королевской семье, а Ахилл - нет. Ахиллес сражался за Грецию, а Гектор был князем Трои. Гектор был воспитан, чтобы в конечном итоге стать королем Трои. Ахиллес был воспитан великим воином. Хотя Ахилла попросили стать царем Греции, он отклонил это предложение. Как сказано в книге [О, мои боги, греческие герои], «Ахиллес отверг предложение стать правителем или принцем, как будто это было слишком большой славой для воина».

Еще одно различие между Ахиллом и Гектором состоит в том, что Ахилл боролся за смерть, а Гектор боролся за мир. Ахиллес боролся за Грецию, чтобы владеть Троей и присоединить ее к Греческой империи. Гектор боролся, чтобы не допустить Грецию и сохранить мир между ними. Из книги [О, мои боги греческие герои]: «Ахиллес был воином, чтобы положить конец войне смертью и убийством троянцев, хотя Гектор был принцем, он стал воином, чтобы остановить и положить конец войне миром между собой. союзники.

Итак, Ахиллес и Гектор имеют много общего и различного. Они похожи в том, что оба являются великими воинами своей страны. Они оба были убиты одним и тем же человеком. Они были очень разными, потому что сражались на противоположных сторонах Троянской войны. Ахиллес боролся, чтобы убить троянцев, в то время как Гектор боролся за мир между двумя странами. Они отличались тем, что Гектор был принцем, а Ахилл - нет.

Библиография

«Ахилл (греческая мифология)."Энциклопедия Britannica Online. Энциклопедия Britannica, n.d. Web. 13 ноября 2013 г.

" Hector (Greek Mythology). "Encyclopedia Britannica Online. Encyclopedia Britannica, n.d. Web. 13 ноября 2013 г.

Гомер (около 750 г. до н.э.) - Илиада: Книга XXII

Книга XXII

Перевод А.С. Кляйна © Copyright 2009 Все права защищены.

Это произведение может быть свободно воспроизведено, сохранено и передано в электронном виде или иным образом для любых некоммерческих целей .Применяются условия и исключения.


СОДЕРЖАНИЕ


BkXXII: 1-89 Приам и Гекава не смогли отговорить Гектора

Троянцы, бежавшие, как стадо испуганных оленей, теперь опирались на стены вокруг города, вытирая пот со своих тел и утоляя жажду, когда греки подошли к стене, выставив свои щиты на склоне. Но смертельная судьба соблазнила Гектора остановиться у Скейских ворот перед городом.

Тем временем Феб Аполлон явился Ахиллу: «Почему ты, сын Пелея, всего лишь смертный, бежишь за мной, бессмертным богом? Только вот, кажется, ты меня знаешь, как велика твоя ярость! Вы забыли маршрутизированных троянцев? Они нашли убежище в городе, а ты остаешься здесь, пытаясь убить того, кто не может умереть ».

Тогда быстроногий Ахиллес в ужасе ответил: «Страйкер, ты самый жестокий из богов. Ты заманил меня сюда, подальше от стены, в то время как многие, кому следовало укусить пыль, достигают Илиона.Вы отнимаете у меня мою славу, чтобы спасти их - легкая задача для того, чтобы спастись от мести, потому что я бы действительно отомстил вам, если бы у меня была сила ''. Сказав это, Ахиллес нетерпеливо побежал к городу, его ноги стучались как чистокровный победитель, несущийся по равнине по следам колесницы.

Старый Приам первым увидел его мчащимся по равнине, его бронзовый нагрудник сиял, как Сириус, звезда урожая, ярчайшая из звезд в темноте ночи. Собака Ориона, как ее называют люди, ярко блестит, но предвещает недуг, вызывая лихорадку у несчастных смертных.Старик громко застонал и, подняв руки, бил себя руками по голове, крича мольбы своему дорогому сыну, который стоял перед Воротами, готовый обратить свою ярость на Ахилла.

Протягивая руки, он жалобно крикнул ему: «Гектор, милое дитя, умоляю тебя, не смотри на этого человека в одиночку. Ищите помощи, чтобы не встретить свою гибель от рук Ахилла, более сильного и стойкого воина, чем вы. Если бы боги любили его так же мало, как я, собаки и стервятники вскоре стали бы питаться его трупом, и мое сердце облегчилось бы от бремени печали, потому что он отнял у меня многих прекрасных сыновей, убив их или продав в какой-то далекий остров.В тот же день я скучаю по двум моим сыновьям, Ликаону и Полидору, которых родила мне Лаото, принцесса среди женщин. Я не видел их среди солдат, укрывающихся в городе. Если они живы и находятся в плену, мы выкупим их золотом и бронзой из моего огромного магазина. Альтес со славным именем подарил дочери множество подарков. Но если они мертвы в чертогах Аида, это еще одно горе для их матери и меня, породившего их. Однако народный траур будет короче, если Ахиллесу не удастся убить и вас.Так что прячься за стенами, дитя мое, и будь спасителем троянцев: оставайся в живых, лишай этого сына славы Пелея. Помилуй меня, пока я жив, я, бедняга, которому, кажется, отец Зевс оставляет ужасную участь, здесь, после долгих печальных переживаний, на пороге старости, чтобы увидеть, как мои сыновья убиты, мои дочери обесчещены, их дети отшвырнул в гневе, жен моего сына утащил, мои сокровища попали в дикие ахейские руки. В конце концов, я буду убит ударом какого-нибудь острого копья, и плотоядные собаки перед моей дверью разорвут мой труп на части, те самые собаки, которых я кормил со своего стола, выращенные для охраны этих самых дверей, собаки, которые будут лежать там у ворот, когда в своей свирепости они пролили мою кровь.Молодому человеку, убитому в бою, нормально лежать и выставлять напоказ свои раны: хотя он мертв, это почетное зрелище. Но обнаженный труп старика, его седые волосы, испачканные собаками, - жалкое дело для нас, несчастных смертных ».

Этим старик вырвал седые волосы со своей головы, но не смог тронуть сердце Гектора. Хотя его мать, в свою очередь, начала плакать и рыдать, раздвигая складки своей одежды и обнажая грудь, умоляя его, когда она плакала: «Гектор, дитя мое, это грудь, которая кормила тебя: уважай и пожалей меня.Думай о нас и противодействуй врагу изнутри стены, не стой и лицом к лицу с этим суровым воином, потому что, если он убьет тебя, у меня не будет твоего трупа, чтобы лежать на носилках и горевать, дорогое дитя моего тела, и жена, которую вы облагодетельствуете, не будет; но далеко от нас, у аргосских кораблей, вас сожрут бегущие собаки ».

BkXXII: 90-130 Гектор обдумывает свою ситуацию

Они со слезами умоляли своего дорогого сына. Но все их искренние мольбы не могли изменить мнение Гектора, и он ждал великого наступления Ахилла.Как змея в холмах, полная яда из-за ядовитых трав, которые она ест, которая злобно смотрит и корчится внутри своей норы, ожидая, когда кто-то приблизится, так что Гектор держался, наполненный скрытой силой, его яркий щит покоился на выступающие наружу. Но его гордые мысли были смущены: «Увы, если я отступлю через ворота к безопасной стене, Полидамас не замедлит упрекнуть меня, так как он посоветовал мне отвести наши силы в город в ту роковую ночь, когда Снова появился Ахилл.Я отказался, хотя могло быть и лучше! Теперь, по своей глупости, доведя нас до грани гибели, мне было бы стыдно услышать, как какой-нибудь незначительный троян или его жена в длинных одеждах скажут: `` Гектор разрушил армию, слишком полагаясь на свои собственные силы ''. правая рука. »Если они так скажут, тогда мне было бы лучше встретиться с Ахиллом лицом к лицу и убить его, прежде чем вернуться в город, или славно умереть под его стенами. Конечно, я мог бы бросить бронированный щит и тяжелый шлем, прислонить копье к стене и пойти и пообещать несравненному Ахиллу вернуть Хелен и ее сокровища Атрейдам, все, что Париж привез полые корабли в Трою, чтобы начать это раздор.Я мог бы также сказать, что затем мы разделим все оставшиеся сокровища в городе, а затем побудим старейшин дать присягу, что они не будут скрывать часть этого сокровища, но отдадим половину всех владений прекрасного города. Но какой смысл в таких мыслях? Я не подойду к нему, как к просителю, только для того, чтобы он не проявил ни милосердия, ни уважения, а убьет меня сразу, лишившись доспехов и беззащитный как женщина. Это не любовное свидание парня и девушки, дубом или скалой! Парень и девушка, в самом деле! Лучше сойтись в кровавом бою прямо сейчас и посмотреть, кому Зевс дарует славу!

BkXXII: 131-187 Ахилл преследует Гектора вокруг стен

Пока он стоял и думал, подошел Ахиллес, пэр Ареса, перья его шлема кивали, размахивая могучим копьем из пелианского пепла в правой руке, высоко над плечом, его бронзовые доспехи пылали, как огонь или восходящее солнце.Теперь Гектора охватил страх, и, дрожа при виде его, боясь стоять у ворот, он бросился бежать. Ахиллес, уверенный в своей скорости, погнался за ним. Как ястреб, самый быстрый из птиц, нападающий на робкого голубя в горах, бросающийся к ней с яростными криками, когда она убегает, стремясь схватить ее, так Ахиллес бежал, а Гектор в ужасе бежал так быстро, как только мог, под троянской стеной . Миновав смотровую площадку и обдуваемое ветром дикое фиговое дерево, они побежали по телеге, оставляя стену позади, и подошли к двум прекрасным источникам, где вода поднимается, чтобы накормить кружащегося Скамандра.Одна течет теплой, и пар поднимается над ней, как дым от костра, а другой даже летом - это ледяная вода, холодная, как ледяной снег или град. Рядом - прекрасные широкие каменные желоба, где жены и дочери троянцев когда-то стирали свою блестящую одежду в мирное время, до прихода греков. Они бежали к кормушкам, один убегал, другой преследовал, хороший бегун впереди, но лучший гонится за ним сзади, и это была не гонка за призом в виде шкуры быка или жертвенного быка, такого приза, который они дают за вместо этого они бежали, спасая Гектора, укрощающего лошадей.

Как чистокровные животные кружат вокруг поворотного столба и соревнуются за приз в виде прекрасного треножника или женщины, чтобы почтить память какого-нибудь мертвого воина, так эти два воина трижды стремительно обежали город Трою, пока боги смотрели на них. И Отец богов и людей взял на себя смелость говорить: «Ну вот, вот зрелище! Дорогой мне человек, преследуемый стенами, Гектор, о котором скорбит мое сердце, который сжег для меня бедра бесчисленных волов на многогребневой возвышенности Иды или на вершине цитадели.Теперь благородный Ахилл, этот великий бегун, охотится за ним вокруг города Приама. Советуйтесь, бессмертные, решайте! Спасем ли мы его от смерти, или, хотя он и хороший человек, умрет ли он от рук Ахилла, сына Пелея? »

Это была Афина с ясными глазами, которая ответила: «Отец, Повелитель Молнии и Бури, что это? Вы бы спасли смертного от печальной смерти, на которую он был давно обречен? Сделайте это, но не ждите, что остальные из нас согласятся ».

Зевс, Собиратель Облаков, ответил: «Полегче, Тритогения, мое дорогое дитя, я не был серьезно настроен, и я потворствую тебе.Делай, как хочешь, и больше не откладывай ''. С этой поддержкой нетерпеливая Афина бросилась вниз с вершины Олимпа.

BkXXII: 188-246 Афина подстрекает Гектора к борьбе

Тем временем Ахиллес безжалостно гнался за Гектором, и он не мог убежать больше, чем олененок, которого гончая бросается из горной укрытия. Преследуемый через поляну и долину, он может какое-то время прятаться в какой-нибудь чащи, но собака выслеживает его, сильно бегая, пока он не доберется до своей добычи.Итак, Ахиллес погнался за Гектором. Каждый раз, когда Гектор пробивался к Дарданийским воротам, надеясь укрыться за прочными стенами, где защитники могли бы защитить его своими ракетами, Ахилл отталкивал его к равнине, а сам держал внутренний путь у стен. Тем не менее, как во сне, где наш преследователь не может нас поймать, а мы убежать, Ахиллес не мог догнать Гектора, и Гектор не мог оттолкнуть его. Тем не менее, мог бы Гектор так долго ускользать от судьбы, если бы Аполлон в последний и последний раз не пришел, чтобы укрепить его и ускорить его, и если бы Ахиллес не дал своим людям знак не выпускать свои смертоносные ракеты по этому человеку, чтобы он сам может быть обманут славой? Тем не менее, когда они достигли Источников в четвертый раз, Отец поднял свои золотые весы и поставил на чашу весов смерть Ахилла и Гектора, укрощающего лошадей, и поднял его высоко.Вниз опустил участок Гектора в сторону Аида, и Феб Аполлон покинул его сторону, в то время как ясноглазая Афина подошла к Ахиллу и, стоя рядом, произнесла крылатые слова: «Славный Ахилл, возлюбленный Зевса, теперь мы с тобой убьем Гектора и приведем греков. великая слава. Он может быть воинственным, но он не ускользнет от нас, даже если Аполлон, Дальний Нападающий, будет пресмыкаться перед Отцом Зевсом, несущим эгиду. Остановись сейчас и отдышись. Я пойду и подброшу его сразиться с тобой лицом к лицу »

Он, обрадованный, сразу же повиновался ее словам, остановился и остановился, опираясь на свое пепельное копье с бронзовым наконечником, в то время как она явилась благородному Гектору в образе Деифоба, этого неутомимого оратора: «Дорогой брат, стремительный Ахиллес крепко прижал тебя к тебе, гоняю вас по городу быстрыми темпами, но здесь давайте вместе встанем и защитимся.’

Великий Гектор сияющего шлема ответил: «Дейфоб, из всех моих братьев, рожденных Гекабой и Приамом, ты самый дорогой, и теперь я буду чтить тебя в своих мыслях еще больше, потому что ты, в то время как другие останутся внутри. и смотри, пришли, чтобы найти меня за стеной ».

«Дорогой брат, - сказала переодетая Афина с ясными глазами, - наши родители и друзья, в свою очередь, умоляли меня не приходить сюда, они так напуганы Ахиллесом, но меня мучила тревога.Давайте нападем на него в лоб, а не пощадим наши копья, и узнаем, убьет ли он нас и отнесет наши окровавленные доспехи к полым кораблям или будет побежден нашими клинками ».

BkXXII: 247-366 Смерть Гектора

Афина обманула Гектора своими словами и маскировкой и вела его, пока он и Ахиллес не встретились. Гектор сияющего шлема первым заговорил: «Я не убегу от тебя, как прежде, сын Пелея. Мое сердце не выдержало, пока я ждал твоей атаки, и три раза мы бежали вокруг города Приама, но теперь мое сердце говорит мне встать и встретиться с тобой лицом, убить или быть убитым.Давайте поклянемся перед богами, потому что они лучшие свидетели таких вещей. Если Зевс позволит мне убить тебя и выжить, то, когда я лишу тебя твоей славной брони, я не стану плохо обращаться с твоим трупом, я верну твое тело твоему народу, если ты сделаешь то же самое для меня ».

Быстроногий Ахиллес сердито посмотрел на него в ответ: «Прокляни тебя, Гектор, и не говори со мной о клятвах. Львы и люди не заключают договоров, волки и ягнята не состоят в сочувствии: они противостоят до конца.Мы с тобой вне дружбы: и мира между нами не будет, пока тот или другой не умрет и не насытит своей кровью Ареса, повелителя щита из воловьей шкуры. Собери свои запасы храбрости, стань копьеносцем и храбрым воином. От меня нет выхода, и скоро Афина сокрушит тебя моим копьем. Теперь заплати за все мое горе, за всех моих друзей, которых ты убил своим мечом ».

Сказав это, он поднял копье с длинной тенью и метнул его. Но славный Гектор следил за ним и, присев, уклонился, так что древко пролетело над ним, а острие погрузилось в землю позади.И все же Афина Паллада схватила его и вернула Ахиллу слишком быстро, чтобы принц Гектор увидел. И Гектор заговорил с несравненным сыном Пелея: «Похоже, ты упустил, божественный Ахилл, несмотря на твою уверенность в том, что Зевс обрек меня. Это была простая бойкая речь, простая словесная хитрость, пытающаяся напугать меня, заставить меня потерять силу и храбрость. У тебя не будет шанса проткнуть мне спину, когда я убегу, поэтому, если боги позволят тебе, проткни мне грудь, когда я атакую, уклоняйся от моего бронзового копья, если сможешь.Я молюсь, чтобы он поселился глубоко в твоей плоти! Если бы вы были мертвы, наша величайшая беда, война была бы легкой для нас, троянцев ».

Сказав это, он поднял и метнул свое затененное длинной тенью копье, попав прямо в щит Ахилла, хотя копье просто отскочило. Гектора разозлила его тщетная попытка с быстрой стрелой, и он стоял в ужасе, не имея второй ракеты. Он громко крикнул Деифобу из Белого Щита, призывая свое длинное копье, но его нигде не было, и Гектор осознал обман: «Ах, так боги заманили меня на смерть.Я думал, что Деифобус был со мной, но он все еще в городе, Афина обманула меня. Злая судьба постигла меня, Смерть уже не за горами, и ему не спастись. Все это давно решили Зевс и его сын Дальний Нападающий, те, кто когда-то стремились защитить меня, и теперь судьба настигает меня. Но позволь мне не умереть без боя, без истинной славы, без какого-либо дела, которое могут услышать нерожденные люди ».

Этим он вытащил на боку острый клинок, мощный длинный меч, и, собрав конечности вместе, устремился, как высоко взлетающий орел, который падает на землю из темных облаков, чтобы схватить больного ягненка или съежившегося зайца.Поэтому Гектор устремился вперед, размахивая своим острым клинком. Ахиллес побежал ему навстречу, наполненный дикой силой сердце, прикрывая грудь своим огромным, искусно обработанным щитом, а над его блестящим шлемом с четырьмя гребнями развевались золотые перья, которые Гефест густо поместил на его гребне. Яркая, как Вечерняя звезда, которая плывет среди полуночных созвездий, установила там самый прекрасный драгоценный камень в небе, сверкала острие ахиллова острого копья, размахивающего в его правой руке, когда он стремился причинить зло благородному Гектору в поисках подходящего места для нанести удар по его прекрасной плоти.

Прекрасные бронзовые доспехи, которые он снял с могущественного Патрокла, когда он убил его, покрыли всю плоть Гектора, за исключением одного отверстия в горле, где ключицы соединяют шею и плечи, и насильственная смерть может наступить очень быстро. Там, когда Гектор бросился на него, благородный Ахилл нацелил свое пепельное копье и пронзил его тяжелым бронзовым клинком нежную шею, хотя и не перерезал дыхательное горло и не лишил Гектора способности говорить. Гектор упал в пыль, и Ахиллес торжествующе закричал: «Когда ты грабил Патрокла, ты, несомненно, по своей глупости считал себя вполне безопасным, Гектор, и забыл обо мне в мое отсутствие.Вдали от него, у полых кораблей, находился более могущественный человек, который должен был быть его помощником, но остался позади, и это был я, который теперь низверг вас. Собаки и падальщики разорвут твою плоть на части, а его ахейцы похоронят ».

«Ахиллес убивает Гектора» - Криспейн ван де Пасс (I), 1613 г.

Тогда Гектор в сияющем шлеме ответил слабым голосом: «У ваших ног, прошу вас, клянусь вашими родителями, вашей собственной жизнью, не позволяйте собакам пожирать мою плоть полыми кораблями.Прими выкуп, который предложат мои царственные отец и мать, запасы золота и бронзы, и позволь им отнести мое тело домой, чтобы троянцы и их жены могли даровать мне в смерти мою долю огня ».

Но быстроногий Ахилл смотрел на него в ответ: «Не говори о моих родителях, пес. Я бы хотел, чтобы ярость и боль во мне заставили меня вырезать и съесть вас сырым за то, что вы сделали, так же верно, как это верно: ни один живой человек не удержит собак от грызть ваш череп, если бы люди весили двадцать в тридцать раз больше вашей стоимости в выкупе, и обещал даже больше, хотя Дарданиан Приам приказал им отдать ваш вес золотом, даже тогда ваша царственная мать не положит вас на носилки, чтобы оплакивать вас, сына, которого она родила, а скорее собак и птицы-падальщики, пожирают вас до полусмерти.’

Тогда Гектор сияющего шлема заговорил перед смертью: «Я знаю тебя теперь по-настоящему, и вижу твою судьбу, и я не мог поколебать тебя. Сердце в твоей груди действительно железное. Но подумай, как бы боги, вспомнив меня, не обратили свой гнев на тебя в тот день у Скейских ворот, когда, несмотря на твою храбрость, Париж убьет тебя с помощью Аполлона ».

Смерть охватила его, когда он произнес эти слова, и, оплакивая свою участь, его дух бежал из тела в Аид, оставив позади молодость и мужество.Это был труп, к которому благородный Ахиллес обратился: «Ложись там в смерти, и я встречусь со своим, когда Зевс и другие бессмертные боги решат».

BkXXII: 367-404 Ахилл тащит труп Гектора в пыль

С этими словами Ахилл вытащил из трупа свое копье с бронзовым наконечником и положил его, и, когда он начал снимать окровавленную броню с плеч Гектора, к нему присоединились другие греки, которые побежали посмотреть на размер и чудесные размеры Гектора. форма.Однако все, кто приближался, нанесли телу удар, и, повернувшись к товарищу, один сказал: «Видите, теперь с Гектором легче иметь дело, чем когда он поджигал корабли». Этим он ранил труп.

Когда благородный Ахиллес, великий бегун, снял доспехи, он встал и обратился к ахейцам с речью: «Друзья, вожди, князья Аргивы, теперь боги позволили нам убить этого человека, который причинил нам больше вреда, чем все Остальные вместе, давайте проведем вооруженную разведку города, пока мы увидим, что имеют в виду троянцы, покинут ли они город, когда их чемпион пал, или они будут сражаться, хотя Гектора больше нет .Но зачем об этом думать? Есть еще один труп, не промытый, непогребенный, лежащий у кораблей, труп Патрокла, моего дорогого друга, которого я не забуду, пока хожу по земле среди живых. И хотя в Доме Аида люди могут забывать своих мертвецов, даже там я буду помнить его. Итак, вы, сыны Ахайи, поднимите песню триумфа и перетащите этот труп обратно на корабли. Мы завоевали великую славу и убили благородного Гектора, которому троянцы молились, как богу, в Трое ».

Сказав так, он нашел способ осквернить павшего князя.Он проткнул сухожилия обеих ног сзади от пятки до щиколотки и продел через них ремни из бычьей шкуры, привязав их к своей колеснице, оставив голову трупа волочиться по земле. Затем, подняв великолепные доспехи на борт, он вскочил и тронул лошадей хлыстом, и они нетерпеливо прыгнули вперед. Тело Гектора, оттащенное за собой, подняло облако пыли, а его распущенные волосы, черные, развевались по бокам. Эта голова, когда-то такая прекрасная, волочилась по грязи, а теперь Зевс позволил своим врагам изувечить свой труп на его родной земле.

«Ахилл тащит Гектора за свою колесницу» - Мастерская Бернарда Пикарта, 1710 г.

BkXXII: 405-515 Горе в Трое

Увидев, что волосы сына запачканы пылью, Гекаба, его мать громко вскрикнула, сорвала с головы блестящую вуаль и разорвала ей волосы. Его отец Приам застонал от боли, и волна горя прокатилась по городу, не меньше, чем если бы весь высокий Илион был в огне.Старик с трудом сдерживался в своем безумии, когда он направился к Дарданийским воротам. Он пресмыкался в пыли, умоляя окружающих, называя каждого по имени: «Друзья, оставьте меня в покое, несмотря на вашу заботу. Пусти меня одного из города к ахейским кораблям. Я посмотрю, уважает ли этот жестокий, лишенный стыда, старость и мою тяжесть лет. У него есть отец, Пелей, такой же старый, как и я, который породил его и вырастил, чтобы он стал отравой для Трои, хотя мне, прежде всего, он приносит горе, убивая так много моих сыновей в расцвете сил.И все же, несмотря на мое горе по другим, я больше всего оплакиваю этого, с горькой печалью, которая отправит меня в Залы Аида, этого Гектора. Если бы он мог умереть у меня на руках! Тогда я и его мать, которая, к ее горю, вынашивала его, могли бы плакать и причитать над его трупом ».

Он плакал, и люди добавляли слезы. Теперь среди женщин Гекаба громко причитала: «Дитя мое, как я несчастна! Почему я должен жить в страданиях, когда ты мертв? Ты был моей гордостью Трои, днем ​​и ночью, спасителем, которого приветствовали как боги все мужчины и женщины в этом городе, несомненно, их великая слава при твоей жизни.Но теперь смерть и судьба настигают вас ».

Гекаба плакала, но Андромаха, жена Гектора, еще ничего не знала, никто даже не сказал ей, что ее муж остался за стенами. Она работала во внутренней комнате высокого дворца, ткала пурпурный гобелен двойной ширины с разноцветным узором из цветов. В полном неведении она попросила своих фрейлин поставить на огонь большой котел, чтобы у Гектора была горячая вода для ванны, когда он вернулся, никогда не думая о том, что все мысли о ваннах были низкими. Ахилла и ясноглазой Афины.Но теперь крики и стоны от стены достигли ее, она задрожала, и челнок выпал из ее руки. Она крикнула фрейлинам: «Двое из вас идут со мной. Я должен знать, что происходит. Я слышала, что это была благородная мать моего мужа, мое сердце во рту, а ноги онемели. Какое-то зло поражает Дом Приама. Пусть такие новости останутся далеко от меня, но я, к моему сожалению, боюсь, чтобы великий Ахилл не отрезал храброго Гектора от города и не подавил роковую храбрость, которая им овладела, потому что он никогда не сможет безопасно оставаться в строю, но всегда должен идти впереди. , не уступая никому в смелости.’

Сказав это, она с колотящимся сердцем побежала по коридорам вне себя, а ее дамы последовали за ней. Когда они подошли к стене, где толпились люди, она бросилась к стенам и, глядя наружу, увидела, как труп Гектора вытаскивают из города, а могучие лошади яростно тащили его к полым кораблям. Тьма окутала ее глаза, окутав ее, и она упала назад, потеряв сознание. С ее головы упал яркий головной убор, повязка и сетчатая шапка, плетеные пряди и вуаль, которую ей подарила золотая Афродита, когда Гектор в блестящем шлеме вывел ее из дома Ээтиона, заплатив княжеское приданое за свою невесту.Сестры ее мужа и жены его брата столпились вокруг нее и поддерживали ее в мертвом обмороке.

Когда она пришла в себя и к ней вернулись чувства, она возвысила свой голос, оплакивая женщин Трои, крича: «О, Гектор, увы мне! Похоже, мы были рождены для этого: ты во дворце Приама, здесь, в Трое, я в Фивах, под лесистым Плаком, в доме Этиона. Это он вырастил меня от младенца, неудачливого отца злосчастного ребенка. Как бы мне хотелось, чтобы он меня никогда не рождал! Теперь ты ушел в Дом Аида под землей, а я остаюсь холодным от горя, вдова в твоих чертогах.А твой сын, дитя обреченных родителей, наш ребенок, младенец, больше не может радовать тебя, мертвый Гектор; и ты не можешь доставлять ему радость.

Даже если он выживет в этой ужасной войне против греков, тяжелый труд и страдания будут его судьбой, лишенной всех его земель. Ребенок-сирота разлучен со своими товарищами по играм; Он ходит с опущенным взглядом и заплаканными щеками, хватает друзей своего отца за плащ или тунику, пока один из них из жалости не подносит кубок к губам, но только на мгновение, достаточное, чтобы смочить его губы, но не его нёбо.И какой-то парень при живых обоих родителях бьет его кулаком и прогоняет с пира, насмехаясь над ним в укоре: «А теперь прочь! У тебя здесь нет отца. Так что мой ребенок в слезах побежит к своей овдовевшей матери, моему сыну Астианаксу, который сидел на коленях своего отца, ел жирный жир и бараний мозг, а когда он был сонным и устал от игр, он спал на руках своей няни в мягкой постели. , его мечты сладкие. Теперь, когда его дорогой отец ушел, на него накатятся беды. Астианакс, то есть Повелитель города, как зовут его троянцы, поскольку ты, Гектор, был великим защитником ворот и высоких стен.Теперь, у клювых кораблей, вдали от ваших сородичей, извивающиеся черви сожрут ваш труп, как только собаки насытятся, ваш обнаженный труп, хотя в вашем доме вся прекрасная, тонко сотканная одежда, которую могут сшить женские руки. Всех их я сожгу в большом огне, потому что вы больше не будете носить их и не будете пользоваться ими, как знак чести, проявленный вам мужчинами и женщинами Трои ».

Андромаха говорила в слезах, а женщины присоединились к ее стенаниям.


Почему Ахиллес убил Гектора?

История Троянской войны полна самых интересных персонажей и соперничества в греческой мифологии.

Тем не менее, немногие из соперников доживают до соперничества между Ахиллом и Гектором. Оба были лучшими бойцами для каждой из своих армий, и им предстояло сражаться на поле битвы у Трои. Ахиллес в конце концов убил Гектора, но многие люди задаются вопросом, почему Ахиллес убил Гектора?

Ахиллес убил Гектора в отместку. Месть за Гектора, убившего своего друга Патрокла ранее в истории. В ходе Троянской войны троянцы во главе с Гектором одерживали верх, а греки все больше отбрасывались назад.Лидер греческих войск Агамемнон собирался вернуться в Грецию. В этот момент троянцы напали на греков и прорвались в их лагерь. Патрокл, одетый в ахиллесовые доспехи, ведет мирмидонцев против троянцев. Гектор, думая, что Патрокл был Ахиллом, напал на него и убил. Затем Гектор украл его броню. Услышав известие о смерти своего друга, Ахиллес разыскал Гектора, чтобы отомстить за смерть своего друга. Между ними произошла великая битва, закончившаяся тем, что Ахилл вонзил копье в горло Гектора.

Троянская война - это эпическая история событий, которая длилась 10 лет. Еще многое предстоит узнать о разных персонажах, участвовавших в столкновении Ахилла и Гектора. Итак, давайте углубимся в подробности.

Ахиллес против Гектора

В Троянской войне было две стороны. Армия Греции и армия Троян. Все нации, города-государства, территории, боги, полубоги и герои почти целиком укладываются в одну сторону.

Прежде чем мы посмотрим на относительное сравнение двух воинов Ахилла и Гектора, лучше всего посмотреть, как армии двух сторон соотносятся друг с другом.Это ни в коем случае не исчерпывающий обзор основных участников, а скорее базовый обзор. В этой истории есть много других персонажей, и если вы действительно хотите понять ее полностью, я рекомендую прочитать «Илиаду» Гомера.

Греки

  • Города и территории - Аргос, Афины, Крит, Итака, Микены, Родос, Спарта
  • Боги - Гера, Афина, Гермес, Посейдон, Гефест, Фетида
  • Полубоги, главные персонажи и герои - Агамемнон, Аякс Великий, Менелай, Одиссей, Патрокл, Диомед, Нестор, Идоменей, Махаон

Трояны

  • Города и территории - Амазонки, Ликия, Фракия, Троя
  • Боги - Афродита, Арес, Артемида, Аполлон, Деймос, Лето, Фобос, Симеида, Эрида, Скамандер
  • Полубоги, главные персонажи и герои - Гектор, Приам, Париж, Эней, Полидамас, Глава, Агенор, Пандарус

нейтральный

  • Боги - Зевс, Аид, Дионис, Гестия, Деметра

У большинства персонажей есть привязанность через семью или географию.Другие, как боги, недовольны предыдущими событиями. Один из богов, Аполлон, на самом деле часто меняет сторону и помогает разным персонажам в разное время.

Итак, у нас есть обзор основных персонажей. Если вам интересно, я нашел потрясающее визуальное описание важной территории.

Карта Троянской войны

В «Илиаде» Гомера сказано, что греки превосходили троянцев численностью, но троянцы чувствовали себя комфортно в таких условиях, потому что они находились в безопасности за стенами Трои, которые никогда не были прорваны.

Итак, теперь давайте более подробно рассмотрим относительные черты Гектора и Ахилла.

Ахиллес

  • Личность - Бесстрашный, озабоченный славой, отважный, сильный, верный, сердитый, угрюмый и нетерпеливый.
  • Мотивация - Ахиллес боролся за свою славу и репутацию, которую он получит в истории.
  • Способности - Он обладал замечательной силой, выносливостью и отличным сопротивлением атакам.
  • Семья - Его отцом был Пелей, король мирмидонов, бесстрашный отряд воинов, а его матерью была Фетида, нереида.Его мать окунула Ахилла в реку Стикс, чтобы сделать его бессмертным, однако она держала его за пятку, и поэтому его пятка не была погружена в воду.

Гектор

  • Личность - Верный, послушный, импульсивный, заслуживающий доверия, любящий, теплый и вежливый.
  • Мотивация - Гектор стремился защитить свой город и честь своего брата Парижа.
  • Способности - Опытный фехтовальщик, сильный, быстрый и агрессивный.
  • Семья - Гектор был сыном царя Спарты Приама, он был братом Париса, который был главной причиной войны, мужем Андромахи и отцом Астианакса.

Эти два воина пользовались большим уважением как бойцы, и во многих отношениях они были одинаковыми. При этом Ахилл получил защиту после того, как он был погружен в реку Стикс, и несколько богов напрямую вмешались на его стороне. Так что в конце концов Гектор был убит.

Как Ахиллес убил Гектора?

Когда Ахиллес услышал, что Гектор убил Патрокла, он очень рассердился.Он призвал всех своих людей, мирмидонцев, и начал отбиваться от рядов троянцев. Две армии вели ужасную битву, и в конце концов троянцы были отброшены к городским стенам. То есть все, кроме Гектора. Он ждал Ахилла у ворот Трои.

Бог Гефест перековал новую броню для Ахилла, и теперь он бросился навстречу Гектору. Увидев грозного Ахилла в его новых сияющих доспехах, Гектор убежал. Ахилл преследовал его вокруг и вокруг могучих стен Трои.Великие армии, другие герои и Боги - все смотрят. В конце концов Гектор остановился и встретился с Ахиллом, чтобы сражаться.

Ахиллес первым метнул копье и промахнулся. Затем Гектор метнул собственное копье, ударил Ахилла по щиту и отскочил. Они оба обнажили мечи и начали сражаться. Они пытались разоблачить и вывести из равновесия другого, но они были слишком хорошо подобраны. В конце концов Ахиллес забрал свое копье и, увидев отверстие, вонзил его копье в горло Гектора. Это был смертельный удар.Когда Гектор умирал, он дал пророчество, что Париж и Аполлон уничтожат Ахилла.

Кто помог Ахиллу убить Гектора?

Афина помогла Ахиллу убить Гектора. Когда Гектор убегал от Ахилла, все боги, включая Афину, наблюдали.

Она хотела, чтобы эти двое сражались, поскольку она была на стороне греков. Она замаскировалась под Дейфобуса, брата Гектора, и предложила Гектору вместе сразиться с Ахиллом.

Затем Гектор повернулся к Ахиллу лицом к лицу, думая, что шансы изменились в его пользу.Затем она исчезла, когда Ахилл и Гектор начали драться.

Что делает Ахиллес с телом Гектора?

Герой Гектор теперь лежал в пыли перед воротами Трои. Многие троянцы были разочарованы смертью своего лидера. Ахиллес все еще бушевал из-за смерти своего друга Патрокла, хотел еще больше унизить троянского принца. Он снял броню Гектора, как Гектор сделал с Патроклом, а затем привязал труп к задней части оси своей колесницы.Затем он 7 раз протащил труп вокруг стен Трои, чтобы все могли его увидеть.

В тот вечер царь Трои Приам тайно посетил Ахилла и умолял вернуть тело его сына. Сначала Ахиллес отказал в просьбе, но, увидев слезы великого царя, в конце концов согласился. В течение следующих нескольких дней они провели обряд похорон Гектора и Патрокла.

Как умер Ахилл?

Ахиллес был предметом двух пророчеств о его времени в Троянской войне.Первое, что греки не смогли бы победить, если бы Ахилл не подошел к Трое и не сразился. Во-вторых, если Ахилл и пойдет в Трою, он погибнет на войне.

Итак, Ахиллес приходит навстречу своей судьбе. Князь Трои Пэрис, брат Гектора, был сильно возмущен смертью своего брата. Он был трусливым человеком и плохим фехтовальщиком. Однако он обладал некоторыми способностями обращения с луком и стрелами.

Когда возобновилась война с греками и армии снова начали сражаться, Париж заметил Ахилла.В этот момент Парису явился олимпийский бог Аполлон и сказал ему, что у Ахилла есть слабое место, его пятка. Пэрис выпустил стрелу, и под наведением Аполлона стрела поразила Ахилла.

Ахиллес погиб на поле битвы.

Последние мысли

Ахиллес, без сомнения, был величайшим воином Троянских войн. Но во многих отношениях ему хорошо соответствовал Гектор. Ахиллес боролся за славу, Гектор боролся, чтобы защитить свою землю. Древний грек уважал Гектора и смотрел на него с большей нежностью, чем на Ахилла.

Надеюсь, вам понравился контент, не стесняйтесь оставлять комментарии ниже!

Гомер Ильяд 22

Гомер
Илиада

Книга XXII

Так что всю Трою сбежавших в панике оленят
вытирали пот, утоляли жажду,
опираясь на массивные валы города сейчас
ахейские войска, наклонив щиты к плечам,
г. закрыто у стен.Но там стоял Гектор,
скованный своей смертельной судьбой, удерживая свои позиции,
выставлен перед Троей и Скейскими воротами.
И теперь Аполлон повернулся, чтобы насмехаться над Ахиллом:
«Почему ты гонишься за мной? Зачем тратить скорость впустую?»
сын Пелея, ты смертный, а я бессмертный бог.
Вы все еще не знаете, что я бессмертен, не так ли?
пытаясь поймать меня в ярости! Ты забыл?
Идет война с троянцами, которых вы запаниковали,
смотрите, они упакованы в своих городских стенах,
но ты, ты ускользнул отсюда.Ты не можешь меня убить
Я никогда не умру - это не моя судьба! »
В ярости на что,
Ахиллес крикнул на полпути: «Ты преградил мне путь,
. ты далекий, смертоносный лучник, самый смертоносный бог из всех
ты заставил меня свернуть с вала.
Еще какая могучая троянская армия прогрызла пыль
прежде, чем они когда-либо смогут пройти через свои ворота!
Теперь ты украл у меня великую славу, спас им жизнь
со всей твоей бессмертной легкостью.Вам нечего бояться,
наказания не будет. О, я бы вернул тебе
если бы в моем распоряжении была сила! »

Больше нет словон помчалась в сторону города,
Сердце бешено колотится за какой-то великий подвиг, мчится на
как чемпионский жеребец, тянущий колесницу на полном ходу,
несется по равнине легкими, стремительными шагами
так что Ахилл мчался вперед, забивая ногами и коленями.

И старый царь Приам был первым, кто его увидел,
Вздымается над равниной, пылает, как звезда
что поднимается на жатве, пылает своим блеском,
далеко затмевая бесчисленные звезды в ночном небе,
ту звезду, которую они называют Собакой Ориона, самая яркая из всех
но роковой знак красуется на небесах,
он приносит такую ​​смертельную лихорадку несчастным людям.
Так что бронза вспыхнула на его груди, когда он мчался
. и старик застонал, высоко подняв обе руки,
бил головой и громко стонал, он звонил,
умоляя своего дорогого сына, который стоял перед воротами,
непоколебимый, яростный, чтобы сражаться с Ахиллом до смерти.
Старик жалобно плакал, протягивая к нему руки,
«О, Гектор! Не стой там, не стой, дорогая девочка,
. в ожидании нападения этого человека в одиночку, отрезанный от друзей!
Вы сразу встретите свою гибель, побежденный Ахиллом,
намного сильнее, чем ты, этот упорный, упорный человек.
О, если бы боги любили его так же сильно, как я. . .
собаки и стервятники сразу съедят его упавший труп!
с каким грузом страданий поднялся с моего духа.
Тот человек, который украл у меня многих сыновей, храбрых мальчиков,
вырезать их или продать в рабство,
отправлены на острова, находящиеся на другом конце света. . .
теперь их два, Ликаон и Полидорус
Я не могу найти их среди солдат, теснивших Трою,
Эти сыновья родили мне Лаотоу, королеву женщин Лаотоу.
Но если они еще живы в стане врага,
тогда мы выкупим их обратно бронзой и золотом.
У нас в стенах клады, богатое приданое
Старый и знаменитый Альтес подарил свою дочь.
Но если они уже мертвы, ушли в Дом Смерти,
какое горе их материнскому сердцу и шахте дали им жизнь.
А для остальной Трои минутка горя
если только вы тоже не столкнетесь с Ахиллесом.
Вернись, вернись! Внутри стен, мой мальчик!
Спасите мужчин Трои и троянских женщин
не передайте великую славу сыну Пелея,
лишенный собственной сладкой жизни.

Жалко и меня!
все еще в моих чувствах, правда, но измученный, сломленный человек
отмечен гибелью - за порогом старости.. .
и отец Зевс опустошит меня ужасной судьбой,
и после того, как я дожил до такого ужаса!
Мои сыновья легли на дно, дочери утащили
и сокровищницы разграблены, беспомощные младенцы
швырнуло на землю в красном варварстве войны. . .
жены моих сыновей, взятые окровавленными руками аргивян!
И я, я последний из всех собак перед моими дверями
съест меня сырым, как только какой-нибудь враг сбьет меня
своим острым бронзовым мечом или копьем плюет в меня,
вырывая жизнь из моего тела, да, те самые собаки
Я рос в своих залах, чтобы разделить свой стол, охранять свои ворота
Безумные, бешеные в душе они проливают кровь своего хозяина
и лежать перед моими дверями.
Ах для молодого человека
все выглядит прекрасно и благородно, если он пойдет на войну,
рубит под режущим бронзовым клинком
он лежит мертвый. . . но что бы ни обнажила смерть,
все раны - знаки славы. Когда старик убил
и собаки идут на седую голову и седую бороду
и искалечить гениталии это самое жестокое зрелище
во всех наших убогих жизнях! »

Так стонал старик
и схватив его седые волосы вырвал их с корнями
но он не мог поколебать твердую решимость Гектора.
И его мать теперь плакала, стоя рядом с Приамом,
свободно плачет, одной рукой снимая одежду
и протягивая ей обнаженную грудь другой,
ее слова изливаются в потоке горя и слез:
«Гектор, дитя мое! Смотри, уважай это!»
Жалко и твою мать, если я когда-нибудь дам тебе грудь
Чтобы успокоить свои беды, вспомни об этом, милый мальчик
отбейте этого дикаря из сейфа внутри стен!
Не выходи, чемпион против него
беспощадный, жестокий мужчина.Если он убьет тебя сейчас,
как я могу оплакивать тебя на смертном одре?
дорогая цветущая ветка, дорогое дитя, которого я родила!
Ни я, ни твоя жена, эта теплая, щедрая женщина. . .
Теперь далеко за пределами нашей досягаемости, теперь на аргосских кораблях
мчащиеся собаки разорвут тебя, заткни твою плоть! »

Так они плакали, двое из них кричат ​​
своему дорогому сыну, оба умоляют снова и снова
но они не могли поколебать твердую решимость Гектора.
Нет, он ждал прихода Ахилла, гигантского по силе.
Как змея на холмах, охраняя свою нору, ждет человека
раздутый ядом, в нем кипит смертельная ненависть,
взгляды сверкают огнем, когда он кружится вокруг своего логова. . .
так что Гектор, лелея свою неутолимую ярость, не сдавался,
прислонив свой полированный щит к выступающей стене,
но все еще измотанный, он исследовал собственное храброе сердце:
"Нет выхода.Если я проскользну в ворота и стены,
Полидамас первый опозорит меня
он был тем, кто убедил меня возглавить наши трояны
назад в Илион вчера вечером, ужасная ночь
Ахиллес поднялся в объятиях, как бог. Но уступил ли я?
Нисколько. А насколько бы лучше было!
Теперь моя армия разрушена, благодаря моей безрассудной гордости,
Я бы умер от стыда перед людьми Трои
и троянские женщины, развевающие свои длинные одежды.. .
Кто-то менее человечный, чем я, скажу: «Наш Гектор
» Ставя все на свои силы, он уничтожил свою армию! »
Так они будут бормотать. Так что теперь лучше для меня
противостоять Ахиллу, убить его, вернуться домой живым
или умереть от его рук во славе перед стенами.
Но подождите, а что, если я положу свой шипованный щит
и тяжелый шлем, подпер мое копье на валу
и выйду, как и я, навстречу Ахиллу,
благородный принц Ахиллес.. .
почему, я мог бы пообещать вернуть Хелен, да,
и все ее сокровища с ней, все эти богатства
Однажды Париж добрался до Трои на полых кораблях
и они были причиной всех наших бесконечных боев
Да, да, вернуть все сыновьям Атрея сейчас
оттащить, а потом заодно поделить
остальное со всеми Аргивами, всем городом держится,
а затем я присягу на троянском королевском совете
что мы ничего не скроем! Делитесь и делитесь сокровищами
наши прекрасные магазины цитадели в ее глубинах и
Зачем спорить, друг мой? Зачем выдумывать?
Я не должен идти и умолять его.Он не проявит милосердия,
не уважаю меня, мои права - он меня срубит
Прямо отстраненная от защиты, как женщина
как только я снял броню со своего тела.
Нет возможности вести переговоры с этим человеком, не сейчас
не из-за какого-то дуба или камня шептать,
как мальчик и девочка, секреты влюбленных
мальчик и девочка могут шептать друг другу. . .
Лучше сразиться в бою, сейчас сразу
посмотри, какой воин Зевс награждает славой! »
Итак, он колебался,
ждали там, но Ахиллес приближался к нему сейчас
как бог войны, шлем истребителя сверкает,
через правое плечо трясет копьем из пелианского ясеня,
этот ужас, и бронза вокруг его тела вспыхнула
как бушующий огонь или восходящее яркое солнце.
Гектор взглянул, увидел его, задрожал,
нервы пошли, он не мог больше стоять на своем,
он оставил ворота позади и убежал в страхе
и Ахиллес бросился за ним, быстро, уверенный в своей скорости
как дикий горный ястреб, самый быстрый на крыльях,
плавно взлетая, налетая на съеживающегося голубя
и голубь вылетает из-под, ястреб кричит
над каменоломни, бросаясь снова и снова, его ярость
загнать его в клюв и разорвать его убить
так что Ахиллес налетел на него, ломая голову в ярости
с Гектором, бегущим вдоль стен Трои,
быстро, как его ноги.Снова и снова они мчались,
мимо смотровой площадки, мимо дикого фигового дерева
подбрасывается ветром, всегда вылетает из-под крепостных валов
по тропе фургона они плыли, пока не достигли отметки
чистые ходовые пружины, где крутится Scamander
поднимается из своего двойного источника, бурлящего сильного
а один горит, и вокруг него поднимается пар,
дрейфующий густой, как будто в его ядре горел огонь
а другой даже летом фонтанирует холодом
как град, ледяной снег или вода, замерзшая до льда.. .
А здесь, недалеко от источников, лежат умывальники
. вырыт в полых скалах, широкий и гладкий
где жены Трои и все их милые дочери
стирали свои сверкающие одежды в старину,
наступили дни мира до прихода сынов Ахайи. . .
Они мчались мимо них, один убегал, другой преследовал
и тот, кто сбежал, был велик, но тот, кто преследовал
больше, даже больше, их темп набора скорости
так как оба мужчины боролись, а не за жертвенное животное
или трофей из воловьей кожи, за призы борются бегуны, нет,
они мчались за жизнь Гектора, ломающего лошадей.
Как мощные жеребцы, носящиеся вокруг столба за трофеями,
скачет на всем протяжении с хорошим призом на кону,
штатив, скажем, или женщину, предложенную на похоронах
для какого-то храброго героя упал, так что двое из них
трижды облетел город Приам,
г. спринт на максимальной скорости, пока все боги смотрели вниз,
и отец людей и богов возник теперь среди них:
"Невыносимый человек, которого я люблю, охотился вокруг своих городских стен
и прямо у меня на глазах.Мое сердце тоскует по Гектору.
Гектор, который сжег столько волов в мою честь, богатые нарезки,
то на крутых гребнях Иды, то на высотах Илиума.
Но теперь посмотрите, блестящий Ахиллес огибает его вокруг
. город Приам со всей его дикой, смертоносной скоростью.
Подумайте, бессмертные. Решать.
Либо вырвать человека от смерти и спасти ему жизнь
или порази его, наконец, здесь, в руках Ахилла
при всем его боевом сердце.«
Но бессмертная Афина,
ее серые глаза широко раскрылись, она решительно протестовала: «Отец!
Повелитель молнии, король черного облака,
что ты сказал? Мужчина, простой смертный,
его судьба предрешена давно? Вы бы освободили его
от всех болей смерти?
Делай как хочешь
но ни один из бессмертных богов никогда не восхвалит тебя.«

И Зевс, который marshals the thunderheads ответил:
«Мужество, Афина, третья от богов, дорогое дитя.
Ничего из того, что я сказал, не было серьезно, поверьте мне,
Я имею в виду, что вы все доброй воли в мире. Идти.
Делайте то, что вам велит ваш собственный импульс. Не сдерживайся больше ".

Итак, он запустил Афина уже готова к действию
Богиня неслась с скалистых вершин Олимпа.

И стремительный Ахиллес продолжал бегать по Гектору, без остановок
как гончая в горах выпускает олененка из логова,
Охота на него по ущельям, по узким ущельям
и олененок падает на землю, прячась глубоко в кустах
но гончая бежит быстро, обнюхивая его
пока он не приземлится. Так что Гектор никогда не мог бросить
Ахиллес со своего следа, стремительный гонщик Ахиллес
Снова и снова он бросался к воротам Дардана,
пытаясь прорваться под каменные валы, надеясь, что
люди на высоте могли бы каким-то образом спасти его, пролив копьями
но время от времени Ахилл быстро перехватил его,
преследуя его, вытесняя через равнину
и постоянно бегает по городу сам
бесконечный, как во сне.. .
когда человек не может поймать другого, убегающего впереди
и он никогда не сможет убежать, и его соперник не догонит его
так что один никогда не сможет сбить другого на своей скорости
ни другой весною прочь. И как мог Гектор сбежать
судьбы смерти так долго? Как, если не в последний раз,
в последний раз, когда Аполлон приблизился к нему,
движущая сила в ногах и коленях, чтобы мчаться по ветру?
И блестящий Ахилл покачал головой армии,
никогда не позволяя им метать свои острые копья в Гектора
Кто-то мог бы вырвать славу, Ахиллес занял второе место.
Но как только они достигли источников в четвертый раз,
затем отец Зевс протянул свои священные золотые весы:
в них он поместил две судьбы смерти, которые унизили людей
один для Ахилла, один для коня Гектора
и, взявшись за бревно за середину древка, Отец поднял его высоко
и настал день гибели Гектора, утащив его вниз
в сильный Дом Смерти и бог Аполлон оставил его.
Афина бросилась к Ахиллу, сияя яркими глазами,
стоя плечом к плечу, крылатых приказов сейчас:
"Наконец-то наши надежды возросли, мой гениальный Ахиллес
Отец Зевс должен любить тебя
мы вернем великую славу флоту Ахайи,
мы убьем этого Гектора, как он безумный на битву!
У него нет возможности сбежать от нас сейчас, больше не
даже если Феб далёкий смертоносный лучник
проходит через муки, умоляя сохранить Гектора жизнь,
пресмыкаться снова и снова перед нашим штурмовым отцом Зевсом.
Но ты, ты держишься и переводишь дыхание,
пока я бегу вниз и уговариваю Гектора
сразиться с вами лицом к лицу ».
Итак, Афина повелела
г. и он послушался, радуясь в глубине души Ахилл остановился,
прислонившись к пепельному древку копья с бронзовыми зазубринами.
И Афина оставила его там, сразу же догнала Гектора,
и принимая сборку и яркий голос Deiphobus
стояли с ним плечом к плечу, крылатые приказы:
«Дорогой брат, как зверски стремительно на тебя охотится Ахилл.
мчится по городу Приам на всей своей смертоносной скорости!
Пойдем, давайте вместе стоять на ногах и победить его.«

«Деифобус!» Гектор, его шлем мигал, крикнул ей "
самый дорогой из всех моих братьев, все эти годы войны,
всех сыновей, рожденных Приамом и Гекубой!
Теперь я полон решимости похвалить вас еще больше,
Вы, кто посмел увидеть меня в этих проливах
выйти из стен, все ради меня,
в то время как другие остаются внутри и цепляются за безопасность.«

Богиня ответила быстро, ее глаза горят,
"Верно, дорогой брат, покажи отца и мать
умолял меня, снова и снова, сжимая мои колени,
и товарищи вокруг меня умоляют меня остаться!
Таков был страх, который сломил их, мужчина за мужчину,
но сердце во мне разбилось от горя по тебе.
Теперь вперед и сражайтесь! Ни разорения, ни копья!
Итак, теперь посмотрим, убьет ли Ахиллес нас обоих
и тащит нашу окровавленную броню обратно к клювым кораблям
или он падает от боли под твоим копьем.«

Афина заманивает его со всей ее бессмертной хитростью
и вот, наконец, когда эти двое приблизились для убийства
это был высокий Гектор со сверкающим шлемом, который повел:
«Не надо больше убегать от тебя в страхе, Ахилл!
Не как раньше. Трижды сбегал около
великому городу Приаму не хватило мужества тогда
выдержать ваш натиск.Теперь мой дух волнует меня
встретиться с вами лицом к лицу. Теперь убей или будь убитым!
Пойдем, клянемся богам, высшим свидетелям
боги будут наблюдать за нашими связывающими договорами. Клянусь
Я никогда не буду калечить тебя безжалостным, как ты
если Зевс позволит мне продержаться и оторвать твою жизнь.
Но как только я снял твою славную броню, Ахилл,
Я отдам твое тело твоим верным товарищам.
Поклянись, что сделаешь то же самое ».
Быстрый темный взгляд
и упорный бегун ответил: «Гектор, остановись!
Вы непростительны. . . не говорите мне о пактах.
Между людьми и львами нет обязывающих клятв
волки и ягнята не могут радоваться единению умов
все они склонны ненавидеть друг друга до смерти.
То же самое и с тобой и со мной.Между нами нет любви. Нет перемирия
пока тот или другой не упадет и не переполнится кровью
Арес, рубящий людей за щитом из сыромятной кожи.
Приходите, наберитесь всей смелости, на которую вы можете набраться.
Жизнь или смерть, теперь докажи, что ты копьеносец,
смелый воин! Больше никаких побегов для тебя
Афина мгновенно убьет тебя моим копьем.
Теперь ты одним махом заплатишь за все горе моих товарищей,
все, что ты убил в ярости своего копья! "
При этом
Взявшись за древко, он метнул, и длинная тень его копья пролетела
но, увидев это, славный Гектор уклонился,
присев, наблюдая, как бронзовый наконечник пролетает мимо
и ударил землю, но Афина схватила его
и передал его Ахиллу
и Гектор, доблестный капитан, никогда ее не видел.
Он бросил вызов княжескому сыну Пелея:
«Ты промахнулся, посмотри, великий богоподобный Ахиллес!
Значит, ты вообще ничего не знал от Зевса о моей смерти
и все же как вы были уверены! Весь блеф, хитрые слова,
это все, что вы пытаетесь заставить меня бояться вас,
теряю самообладание, забываю о своей боевой силе.
Ну, ты никогда не посадишь свое копье мне в спину
Когда я бегу от тебя в страхе, пробей ему грудь
как только я приду в атаку, если бог даст тебе шанс!
Но теперь тебе нужно увернуться от моего медного копья
Я бы хотел, чтобы ты похоронил его в своем теле до самого конца.
Насколько легче будет война троянам, чем
если бы вы, их величайшее бедствие, были мертвы и ушли! »

Вал наготове, он метнулся, и длинная тень его копья пролетела
и он попал в щит Ахилла точно по центру
но то и дело взглядывал, и Гектор закипал,
его несущееся копье, вся сила его руки вылилась в
в бесполезном выстреле.Он стоял там, подавленный. . .
у него не было запасного копья. Итак, Гектор выкрикнул
Дейфобу, несущему свой белый щит с звонким криком
он потребовал тяжелое копье
но этого человека рядом не было,
исчез
да и Гектор знал правду в своем сердце
и боец ​​громко закричал: «Мое время пришло!
Наконец боги призвали меня к смерти.
Я думал, что он на моей стороне, герой Deiphobus
он в безопасности внутри стен, Афина обманула меня слепотой.
И теперь смерть, мрачная смерть надвигается рядом со мной,
уже не далеко. Теперь от этого никуда не деться. Это,
это было их удовольствие в конце концов, запечатано давно
Зевс и сын Зевса, далекий смертоносный Лучник
хотя и раньше они часто бросались на мою защиту.
Итак, теперь я встречу свою гибель.Ну дай мне умереть
но не без борьбы, не без славы, нет,
в каком-то великом столкновении оружия, что даже мужчины придут
будут слышать годами! "
И на этом решении
он вытащил заточенный меч, висевший у него на боку,
закаленный, массивный и собирающий всю свою силу
он взлетел, как парящий орел
спуск с темных облаков на землю
схватить беспомощного ягненка или трясущегося зайца.
Итак, Гектор нырнул, размахивая заточенным мечом
и Ахиллес тоже атаковал, разрываясь от ярости, варварски,
охраняя грудь искусно украшенным гербом,
вскинув голову сверкающим шлемом, четыре рога крепкие
и золотые перья тряслись, что бог огня
густой щетиной проехал по его гребню.
Яркая, как эта звезда среди звезд в ночном небе,
звезда вечера, ярчайшая звезда, летящая по небу,
так вспыхнул огонь от острия копья Achilles
высоко размахивая правой рукой, склонившись над смертью Гектора,
сканировать его великолепное тело, чтобы проткнуть его лучше всего?
Остальная часть его плоти казалась заключенной в броню,
полированная медная броня Ахилла, которую снял Гектор
от сильного Патрокла, когда он убил его истинно
но одно пятно лежало незащищенным,
где ключицы приподнимают шейную кость от плеч,
открытое горло, где смерть наступает быстрее всего
когда Гектор в ярости бросился в ярость, блестящий Ахиллес вонзил свое копье
и острие прошло сквозь нежную шею
но тяжелое бронзовое оружие не смогло перерезать дыхательное горло
Гектор все еще мог выдохнуть несколько слов, какой-то последний ответ.. .
он разбился в пыли
Богоподобный Ахиллес прославился им:
"Гектор, неужели ты подумал, когда снял броню Патрокла
. что ты, будешь в безопасности! Никогда не бойся меня
вдали от боевых действий, как я был, дурак!
Оставленный там, внизу, на клювых кораблях
его великий мститель ждал, гораздо более великий человек
этим человеком был я, и я сломил твою силу! А ты
собаки и птицы будут терзать вас, позор ваш труп
а ахейцы похоронят моего дорогого друга во славе! »

Борется за дыхание, Гектор, его шлем мигает,
сказал: "Прошу тебя, умоляю тебя жизнью твоей, твоими родителями
не позволяйте собакам сожрать меня у аргосских кораблей!
Подожди, возьми выкуп за князь из бронзы и золота,
подарки, которые преподнесут тебе мой отец и благородная мать
но отдай свое тело друзьям, чтобы они снова вернулись домой,
так что троянские мужчины и троянские женщины могут оказать мне честь
с соответствующими обрядами огня, когда я умру.«

Мрачно глядя, гордый бегун Ахиллес ответил:
«Не умоляй больше, ласковая собака, умоляющая меня от моих родителей!
Слава богу, моя ярость, моя ярость довела бы меня до
отрубить тебе плоть и съесть тебя сырым
такие мучения ты причинил мне! Выкуп?
Ни один живой человек не мог удержать от вас собачьи стаи,
нет, если они принесут в десять, двадцать раз больше выкупа
И сложите его здесь передо мной и пообещайте состояния более
нет, даже если Дардан Приам предложит взвесить
ваша основная масса в золоте! И даже тогда ваша благородная мать
положи тебя на смертное ложе, оплакивай сына, которого она родила.. .
Собаки и птицы разорвут тебе кровь и кости! »

В момент смерть, Гектор, его шлем мигает,
сказал: "Я хорошо тебя знаю, я вижу свою судьбу передо мной.
Никогда не было шанса, что я смогу победить тебя. . .
Утюг внутри твоей груди, это твое сердце.
Но теперь будь осторожен, иначе мое проклятие вызовет гнев бога
на твою голову, в тот день, когда Париж и лорд Аполлон
за все твои боевые сердца, уничтожь тебя у Скейских ворот! »

Смерть оборвала его.Конец сомкнулся вокруг него.
Полет без конечностей
его душа полетела вниз в Дом Смерти,
оплакивая свою судьбу, оставив свое мужество далеко позади,
его молодая и гибкая сила. Но гениальный Ахиллес
насмехался над телом Гектора, мертвым, «Умри, умри!»
Ради собственной смерти я встречу ее свободно, когда Зевс
и другие бессмертные боги хотели бы его вызвать! »

С этим он вырвал свое бронзовое копье из трупа,
отложил его в сторону и сорвал окровавленную броню со спины.
И другие сыновья Ахеи, бегущие вокруг него,
толпились ближе, все смотрели изумленно
в сложении и изумительной гибкой красоте Гектора.
И ни один человек не выступил вперед, который бы не ударил свое тело,
поглядывая на товарища, смеясь: «А, посмотрите сюда
Насколько он теперь мягче в обращении, этот Гектор,
чем когда он потрошил наши корабли ревущим огнем! »

Стоя над ним, чтобы они злорадствовали и закалывали его тело.
Но однажды он разделил труп гордого бегуна Ахилла
. занял свое место среди всех аргосских войск
и побудил их кучей приказов:
«Друзья, повелители Аргивских островов, о мои капитаны!
Теперь, когда боги позволили мне убить этого человека
кто причинил нам агонию, убыток от сокрушительного убытка
больше, чем остальные их люди вместе взятые
пойдем, позвольте нам бронировать их стены, испытайте их,
посмотреть, какие средства защиты еще могут иметь в виду троянцы.
Покинут ли они городские высоты с павшим человеком?
Или приготовиться к последнему смертельному бою, хотя Гектора уже нет?
Но подождите, что я говорю? К чему такие глубокие дебаты?
Внизу у кораблей лежит непотерзанный, непогребенный труп
Патрокл. . . Я его никогда не забуду,
не пока я еще среди живых
и мои пружинящие колени поднимут и погонят меня.
Хотя мертвые забывают своих мертвецов в Доме Смерти,
Я буду помнить даже там, мой дорогой товарищ.
Сейчас,
пойдите, сыны Ахайи, поднимите песню торжества!
Мы идем к кораблям и несем этот труп на высоте
мы заслужили себе великую славу. Привезли
великолепный Гектор вниз, этот человек троянов
прославленный в своем городе, как бог! »
Так он победил
а теперь он был склонен к возмущению, к пристыжению благородного Гектора.
Прокол сухожилий от щиколотки до пятки за обеими стопами,
он завязал их обоих ремнями из сыромятной кожи,
привязал их к своей колеснице, оставил голову тащить
и монтируем машину, поднимая на борт знаменитое оружие,
он заставил свою команду бежать, и они взлетели,
ничего не сдерживая. И поднялось густое облако пыли
от человека, которого они тащили, его темные волосы закручивались вокруг
Эта голова была такая красивая когда-то, все низко повалились в пыль
так как Зевс отдал его своим врагам теперь
быть оскверненным в земле своих отцов.

Так что вся его голова был унесен в пыль.
И вот его мать стала рвать на себе волосы. . .
она швырнула свою сияющую вуаль на землю и подняла
высокий, сокрушительный крик, глядя на своего сына.
Жалко его любящий отец простонал и окружил короля
его люди плакали от горя и воплями захватили город
для всего мира, как будто вся Троя сгорела и тлела
вниз от вырисовывающихся бровей цитадели до ее корней.
Люди Приама с трудом удержали старика,
безумный, безумный, чтобы броситься к воротам Дардана.
Он умолял их всех, пресмыкаясь в грязи,
взывая к ним, называя каждого человека по имени,
«Отпустите, друзья мои! Как бы вы обо мне не заботились,
позволь мне поскорее выбраться из города, пробирайся,
все в одиночку, на ожидающие корабли Ахеи!
Я должен умолять этого ужасного, жестокого человека.. .
Может, кто знает? Он может уважать мой возраст,
может пожалеть старика. У него тоже есть отец,
столько же лет, сколько я, Пелей произвел на свет его однажды,
Пелей воспитал его как бич Трои
но больше всего для меня - он превратил мою жизнь в ад.
Так много сыновей он зарезал, только что расцвести. . .
но скорбя обо всем остальном, одно разбивает мне сердце
самое резкое горе для него приведет меня к Смерти
Боже мой Гектор, он погиб у меня на руках!
Тогда его мать, которая его родила, так обречена,
мы с ней могли насытиться горем.«

Итак, голос король зазвонил в слезах,
горожане причитали в ответ, и благородная Гекуба
возглавил жен Трои в пульсирующем пении печали:
«О мое детское запустение! Как мне жить дальше?
Какие агонии я должен терпеть теперь, когда ты мертв и ушел?
Ты был моей гордостью всю ночь и день города
благословение для всех нас, мужчин и женщин Трои:
по всему городу приветствовали тебя, как бога.
Вы, вы были их величайшей славой, пока жили
теперь смерть и судьба схватили тебя, потащили вниз! »

Ее голос раздался в слезах, но жена Гектора
ничего не слышал. Ни один посланник не принес правду
о том, как ее муж встал у ворот.
Она ткала на своем ткацком станке, глубоко в высоких залах,
рабочая цветочная тесьма в темно-красный складной халат.
И она позвонила своим ухоженным женщинам по дому
поставить над огнем большой трехногий котел
чтобы Гектор мог принять горячую ванну
когда он вернулся домой из битвы бедной женщины,
она никогда не мечтала, как далеко он был от купания,
ударил Ахилла в руки Афины с горящими глазами.
Но теперь она слышала стоны и вопли горя с вала
и ее тело задрожало, ее шаттл упал на землю,
она позвала своих милых ожидающих женщин: «Быстро,
двое из вас следуют за мной, я должен посмотреть, что случилось.
Я слышал этот крик почтенной матери Гектора!
Мое сердце колотится, подпрыгивая в горле,
колени подо мной парализованы, о, я знаю это. . .
на детей Приама обрушивается что-то ужасное.
Молись богу, новости никогда не дойдут до моих ушей!
Да, но я боюсь этого, что если великий Ахиллес
Отрезал мой Гектор от города, дерзкий Гектор,
и выгнал его через равнину, и совсем одного?
Возможно, он положил конец этой роковой упрямой гордости
Который всегда хватал моего Гектора, никогда не отступал
с основной силой мужчин, всегда идущей впереди,
не уступая никому в своей ярости! "
Так она плакала,
выскакивает из королевских залов, как сумасшедшая,
ее сердце бешено колотится, женщины идут за ней.
Но как только она добралась до башни, где скопилось
солдат. она остановилась на валу, посмотрела вниз и увидела все
видел, как его тащили перед городом, скачут жеребцы,
перетаскивание Гектора обратно на клювые военные корабли Ахеи
безжалостная работа. Мир потемнел, как ночь
на ее глазах она упала в обморок,
падает назад, задыхаясь от жизненного дыхания. . .
Она бросила на ветер свой сверкающий головной убор,
чепчик и корона, тесьма и вуаль,
все регалии, которые золотая Афродита дала ей однажды,
день, когда Гектор, шлем, вспыхнувший на солнце,
привел ее домой в Трою из отцовского дома
с бесчисленными свадебными подарками, чтобы завоевать ее сердце.
Но теперь теснились вокруг нее сестры ее мужа
и жены братьев поддерживали ее среди них,
и она, напуганная, ошеломленная до смерти,
сейчас борется с дыханием и возвращается к жизни,
разразился горем среди троянских женщин: «О Гектор
Я уничтожен! В конце концов, оба рождены одной судьбой!
Ты, ты у Трои в чертогах царя Приама
г. Я в Фивах, под линией леса Плакос,
г. Дом Этиона.. . Он вырастил меня в детстве,
этот обреченный человек, его дочь так же обречена
Боже мой, он никогда не был отцом меня!
Теперь вы идете вниз
в Дом Смерти, темные глубины земли,
и оставь меня здесь пропасть в печали, вдова
потерянный в королевских залах и мальчик только младенец,
сын, которого мы родили вместе, мы с тобой так обречены.
Гектор, чем ты ему поможешь, теперь ты мертв?
чем он тебе поможет? Подумайте, даже если он сбежит
мучительные ужасы войны против Аргивских островов,
боль и труд будут мучить его все его дни.
Чужие помечают его земли, крадут его поместья.
День, когда мальчик становится сиротой, отрывает его от друзей.
И он низко опускает голову, униженный до крайности.. .
его щеки залиты слезами и сдавлены голодом
мальчик идет к старым товарищам отца,
дергать одного за плащ, за тунику другого,
и некоторые его пожалеют, правда,
и напоить его чашу,
достаточно, чтобы смочить губы, а не утолить жажду.
Но затем какой-то хулиган с обоими его родителями, живущими
бьет его с банкета, кулаками и ругает:
- Выходи, у тебя здесь нет отца, который пирует с нами!
И мальчик, рыдая, идет домой к своей овдовевшей матери.. .
Астианакс!
И много лет назад, опираясь на колени своего отца,
он ел только кабачки, самые вкусные куски баранины,
и когда он заснул и бросил играть,
теплый в объятиях медсестры, от которых он задремал,
уютно устроившись в мягкой постели, его сердце наполнилось радостью.
Теперь, какие страдания, теперь он потерял отца
Астианакс!
Повелитель города, как его называли троянцы,
потому что это был ты, Гектор, ты и только ты
который защищал ворота и длинные стены Трои.
Но теперь по клювым кораблям, вдали от родителей,
блестящие черви будут пробираться сквозь вашу плоть,
как только собаки насытятся твоим обнаженным трупом
хотя у нас есть такие магазины одежды в холлах,
мелочи, радость глаз, дело рук женщин.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *