А ю лермонтов: М. Ю. Лермонтов (1814–1841) | Президентская библиотека имени Б.Н. Ельцина

Содержание

"Я в этого дурака стрелять не буду"

Участники поединка Лермонтов vs Мартынов скрыли от следствия факт грубого нарушения дуэльных правил, в результате которого поэт погиб. Но это и не могло иметь решающего значения при определении судом меры наказания: подсудимые подверглись уголовному преследованию лишь за участие в запрещенной законом дуэли, а ответственность за отступление от неписанных правил "борьбы двух" закон не предусматривал.

15 июля 1841 года около семи часов вечера в окрестностях города Пятигорска состоялась дуэль поручика Тенгинского пехотного полка Михаила Лермонтова с отставным майором Николаем Мартыновым, завершившаяся гибелью поэта. Менее пяти лет назад Лермонтов отозвался на кончину Александра Пушкина, стрелявшегося с французским подданным на царской службе Жоржем Дантесом, стихотворением "Смерть Поэта", которое начиналось строчками: "Погиб Поэт! – невольник чести -// Пал, оклеветанный молвой…". Поэтический образ – "невольник чести" – как нельзя лучше характеризует ситуацию, в которой считалось немыслимым уклониться от поединка без ущерба для чести.

Поэтому так называемый дуэльный ритуал включал в себя, в первую очередь, определение тяжести нанесенного оскорбления. Однако знакомство с материалами следственного и военно-судного дел о поединке Лермонтова с Мартыновым приводит к шокирующему выводу: причина, по которой отставной майор потребовал сатисфакции от своего однокашника по Юнкерской школе, никоим образом "не касалась до его чести". 

Начало дуэлям в России положил дальний родственник Лермонтова 

Дуэль, как способ защиты чести, трагически оборвавшая жизнь двух великих русских поэтов, в России не имела собственной традиции. Однако в XI веке у восточных славян практиковались судебные поединки, которые служили законным (они были прописаны в Русской правде, правовом сборнике норм уголовного, наследственного, торгового и процессуального законодательства) способом разрешения судебной тяжбы в пользу того, кто победил. Известный в свое время знаток истории дуэли военный следователь полковник Петр Швейковский писал: "Судебный поединок есть доказательство, на основании которого постановляется решение; дуэль есть само решение дела".

(Швейковский П.А. Суд чести и дуэль в войсках российской армии. Настольная книга для офицеров всех родов оружия. СПб., 1912. С. 108.) 

Начало дуэлям западного образца в Российском государстве положил поединок в Москве в 1666 году двух иностранных наемников – шотландца Патрика Гордона и англичанина майора Монтгомери. По иронии судьбы один из предков Гордона, королевский адвокат, был женат на Маргарэт Лермонт, которая, по мнению исследователей биографии Лермонтова, приходится ему родственницей. Из сохранившегося дневника Гордона видно, что основанием для вызова стала ссора на пирушке в его доме, о причинах которой он ничего не пишет, утверждая лишь, что "он [Монтгомери] был совсем не прав и весьма меня оскорбил". Офицеры условились "сойтись завтра и решить дело посредством конной дуэли". "Мы разъехались, помчались друг на друга – описывает поединок Гордон, – и оба выстрелили, будучи совсем рядом, – без какого-либо вреда. Я круто развернулся […], а его понесло прочь. Я поскакал следом, и, хотя по военному и дуэльному закону мог воспользоваться его весьма невыгодным положением, все же осадил коня и крикнул, чтобы он возвращался. Остановив своего и приблизившись, он отозвался: "Мы убьем друг друга – сразимся пешими!" Я ответил, что довольствуюсь любым способом…". Однако, как следует из дальнейших записей, в поединок вмешались посторонние и не дали довести начатое до конца. "Итак, мы покинули поле без примирения, – пишет Гордон, – и условились сойтись завтра или в другой раз, однако вечером английские купцы нас помирили". (

Гордон Патрик. Дневник. Пер. Д.Г. Федосова. М., Наука, 2002, стр. 162) 

Невольник чести 

В Тенгинский полк поручик Лейб-гвардии гусарского полка Лермонтов был оправлен после дуэли с сыном французского посла в России Эрнестом де Барантом. В феврале 1840 года де Барант обвинил Лермонтова в том, что тот, якобы, распространял о нем в обществе "невыгодные вещи". Поединок проходил на саблях, в ходе которого Лермонтов получил касательное ранение, но после того, как его клинок был сломан, противники продолжили дуэль на пистолетах.

После промаха де Баранта Лермонтов выстрелил в воздух, после чего секунданты признали дуэль состоявшейся (и снова ирония судьбы: тремя годами раньше из одного из этих пистолетов, которые де Барант одалживал Дантесу, был смертельно ранен Пушкин). В апреле того же года комиссия военного суда приговорила Лермонтова к трехмесячному содержанию в крепостном в каземате с последующей выпиской "в один из армейских полков тем же чином…". Однако Николай I ограничил наказание Лермонтову лишь переводом на Кавказ, а его секунданта – отставного подпоручика Алексея Столыпина (двоюродный дядя поэта) император распорядился "освободить от подлежащей ответственности". А де Барант и его секундант граф Рауль д'Англесе безнаказанно выехали их России.

"Какое кому наказание за вины" 

Отношение к дуэли с точки зрения общественного мнения емко выразил известный юрист-правовед и адвокат Владимир Спасович: "Обычай поединка является среди цивилизации как символ того, что человек может и должен в известных случаях жертвовать самым дорогим своим благом – жизнью – за вещи, которые с материалистической точки, не имеют значения и смысла: за веру, родину и честь".

А Швейковский в упоминаемом выше труде о дуэлях подчеркивал, что "общество кладет чрезвычайное различие между убийцей на дуэли и обыкновенным убийцей". И приводит ряд оснований, выделяющих поединок чести из общего ряда убийств: во-первых, убийство совершается без согласия жертвы, из-за угла, а поединок – по обоюдному согласию, во-вторых, дуэль дает равные шансы сражающимся. 

Тем не менее, в системе российского права поединки рассматривались как уголовное преступление. Исключение составляет период с 1894 по 1910 год, когда "в целях укрепления боевого духа в армии" приказом по военному ведомству поединки в офицерской среде были разрешены, а в некоторых случаях по решению суда общества офицеров считались обязательными. Лермонтова за дуэль с де Барантом, а также Мартынова за убийство Лермонтова судили на основании положений Свода военных постановлений, вступившего в действие согласно манифесту Николая I с 1 января 1840 года. Изданию Свода предшествовала кодификация всех военных законов, начиная с петровского Воинского устава

1716 года, который был положен в основу реформ юридической системы, проводимых при Петре I.  

Принято считать, что именно он установил запреты на поединки. Однако такой запрет еще в октября 1682 года был оговорен в указе царевны Софьи (старшей сестры Петра) о разрешении служилым людям носить личное оружие. Но Петр пошел дальше, детально прописав "артикулы", определяющие ответственность всех участников дуэли ("какое кому наказание за вины"). Статья 139 Артикула (приложение к Воинскому уставу) устанавливала, что "все вызовы, драки и поединки чрез сие наижесточайше запрещаются таким образом, чтоб никто, хотя б кто он ни был, высокаго или низкаго чина, прирожденный здешний или иноземец, хотя другий кто, словами, делом, знаками или иным чем к тому побужден и раззадорен был, отнюдь не дерзал соперника своего вызывать, ниже на поединок с ним на пистолетах, или на шпагах битца. Кто против сего учинит, оный всеконечно, как вызыватель, так и кто выйдет, имеет быть казнен, а именно повешен, хотя из них кто будет ранен или умерщвлен, или хотя оба не ранены от того отойдут.

И ежели случитца, что оба или один из них в таком поединке останетца, то их и по смерти за ноги повесить". Статья 140 предусматривала аналогичное наказание и для секундантов, могли быть также наказаны даже слуги, которые предавали "вызывательную цыдулу", зная ее содержание. 

"За самовольный суд и беззаконное мщение" 

Свод военных постановлений значительно понизил шкалу наказаний за дуэль, а также приравнял убийство на дуэли к умышленному убийству. "Кто, вызвав другого на поединок, учинит рану, увечье или убийство, тот наказывается, как о ранах, увечье и убийстве умышленном поставлено" – говорится в статье 395 части 5 книги 1. А статья 376 гласит, что "умышленный смертоубийца подлежит лишению всех прав состояния, наказанию шпицрутенами и ссылке в каторжную работу". Для секундантов наказание содержалось в статье 397: "Примиритель и посредники или секунданты, не успевшие в примирении и допустившие до поединка, не объявив о том в надлежащем месте, судятся как участники поединка и наказываются по мере учиненного вреда, то есть, если учинится убийство как сообщники и участники убийства; если раны или увечья как участники и сообщники в нанесении ран или увечья; если же убийства, ран или увечья не учинено как участники самовольного суда и беззаконного мщения в нарушение мира, тишины, любви и согласия".

 

Любопытно, что и ранее в манифесте Екатерины II "О поединках", изданном в 1787 году, дуэль также признавалась преступлением против порядка управления. Виновный в вызове считался оскорбителем той судебной власти, которой должно было бы подлежать дело по жалобе на обиду. Поэтому "лицо, обнаружившее стремление сделаться судьей в собственном деле, прибегнувшее к самосуду" подвергалось "взысканию судейского бесчестия". Принявший вызов подлежал наказанию "яко ослушник законов" и "сообщник беззаконного дела", а причиненные противнику раны, увечье или смерть наказывались как и умышленное преступление. 

Однако, некоторые исследователи места дуэли в системе уголовного права, соглашаясь с тем, что она является самостоятельным правонарушением "особого рода", не считали ее преступлением против судебной власти, поскольку не всегда поводом к ней служило наказуемое по суду оскорбление или же суд, по их мнению, неспособен был восстановить нарушенную честь. Сторонники этой точки зрения не относили также дуэль к преступным деяниям против общественного спокойствия, потому что она лишена публичности, а смертельный исход поединка не считали убийством, поскольку "человек сам создает себе опасность".

 

Судебная практика того времени свидетельствует, что по отношению к лицам, участвовавшим в дуэлях, никогда не применялись высшие пределы наказания, а сама шкала наказаний с развитием законодательства неуклонно снижалась. В Уложение о наказаниях уголовных 1845 года поединок уже рассматривался как преступление против "личных благ", за которое предусматривалось наказание в виде заключения в крепости от 6 до 10 лет с сохранением дворянских прав даже в случае гибели одного из противников (секунданты и врачи освобождались от уголовного преследования). Однако и эти меры оставались невостребованными судебными органами. Впрочем, нельзя не согласиться со Швейковским, утверждавшим, что "…готовность обеих сторон скорее лишиться жизни, чем потерять честь, приводит к тому основному выводу, что большая или меньшая строгость наказания за дуэль в смысле влияния на число поединков не может иметь никакого значения". (

Швейковский П.А. Суд чести и дуэль в войсках российской армии. С. 135.). 

Кто и как вел военно-судебное производство по делу

Недавно вышла в свет книга "Дуэль Лермонтова и Мартынова", которой адвокатская фирма "Юстина" в рамках проекта "Русские судебные процессы" продолжила издание подлинных материалов наиболее громких судебно-следственных дел из истории России. В книге (вводная статья управляющего партнера "Юстины" Вадима Злобина) собраны подлинные материалы следственного дела "О произошедшем поединке, на котором отставной майор Мартынов убил из пистолета Тенгинского пехотного полка поручика Лермонтова" и военно-судного дела "О предании военному суду отставного майора Мартынова, корнета Глебова и титулярного советника князя Васильчикова за произведенную первым с поручиком Лермонтовым дуэль". Они дают представление о том, кем и как устанавливались фактические обстоятельства произошедшего поединка, как велось военно-судебное производство по делу, что принималось во внимание при назначении наказания его участникам.

 

О произошедшей дуэли комендант Пятигорска полковник Василий Ильяшенков донес своему прямому начальнику – командующему войсками на Кавказской линии и в Черномории генерал-адъютанту Павлу Граббе (в свою очередь, командующий отрапортовал командиру Отдельного Кавказского корпуса генералу от инфантерии Евгению Головину): "…Находящиеся в городе Пятигорске для пользования болезней Кавказскими Минеральными водами, уволенный от службы из Гребенского казачьего полка майор Мартынов и Тенгинского пехотного полка поручик Лермантов [это написание фамилии поэта постоянно встречается в документах] сего месяца 15-го числа в четырех верстах от города, у подошвы горы Машухи, имели дуэль, на коей Мартынов ранил Лермантова из пистолета в бок навылет, от каковой раны Лермантов помер на месте. Секундантами были у них находящиеся здесь для пользования минеральными водами лейб-гвардии Конного полка корнет Глебов и служащий в II отделении Собственной его императорского величества канцелярии в чине титулярного советника князь Васильчиков. По сему произшествию производится законное следствие, а майор Мартынов, корнет Глебов и князь Васильчиков арестованы; о чем и донесено государю императору…".

Ранее, 16 июля 1841 года, плац-майор (помощник коменданта) подполковник Филипп Унтилов получил предписание Ильяшенкова "немедленно приступить к производству […] следствия при бытности заседателя Пятигорского земского суда и медика который будет командирован от госпитальной конторы, присем даю знать, что о командировании заседателя с окружным стряпчим я предложил вместе с сим земскому суду, а об медике предписал госпитальной конторе". 

В следственную комиссию, возглавленную Унтиловым, вошли дворянский заседатель земского суда Черепанов, квартальный надзиратель Марушевский, исправляющий должность стряпчего Пятигорска Ольшанский 2-й и ординатор Пятигорского госпиталя лекарь Барклай-де-Толли, а также подполковник Корпуса жандармов Кушинников, осуществлявший политический надзор в войсках на Кавказе. Свою работу следственная комиссия начала 17 июля. В соответствии с порядком проведения следственных действий, прописанным в Своде законов Российской империи в редакции 1832 года, были допрошены участники дуэли, проведен судебно-медицинский осмотр тела погибшего и осмотр места происшествия. 

Медицинский осмотр тела погибшего, осмотр места дуэли и опись пистолетов

 

Осмотр тела Лермонтова производил лекарь Барклай-де-Толли. В то время медики руководствовались Наставлением врачам при судебном осмотре и вскрытии мертвых тел, утвержденным в 1829 году. Согласно первому параграфу наставления "осмотр мертвых тел и заключение по оному о причине смерти, есть одна из важнейших обязанностей судебного врача. На его мнении нередко основывается приговор, решающий честь, свободу и жизнь подсудимого". Однако Барклай-де-Толли анатомического вскрытия не проводил, ограничившись наружным осмотром. В медицинском заключении он указал, что "пистолетная пуля, попав в правый бок ниже последнего ребра при срастании ребер с хрящом, пробила правое и левое легкое, поднимаясь вверх, вышла между пятым и шестым ребром левой стороны и при выходе порезала мягкие части левого плеча". Известно, что перед выстрелом соперника Лермонтов стоял к нему правым боком, прикрываясь согнутой в локте рукой и пистолетом. Некоторые исследователи высказывали сомнения в том, что при таком положении возможно подобное расположение раневого канала. Другие, опровергая их, предполагали, что указанное расположение входного и выходного отверстия могло быть обусловлено, например, неплотным прилеганием пули в канале ствола пистолета (изношенностью канала), в результате которого она при встрече с препятствием изменила прямолинейную траекторию. 

Картину могло бы прояснить надлежащее исследование орудия убийства, но суду была представлена лишь краткая опись пистолетов: "Пистолеты одноствольные с фистонами с серебряными скобами и с серебряною же насечкою на стволах, из коих один без шомпола и без серебряной трубочки. Число вещей 2". Наименование, характеристики (калибр, дальнобойность и т.д.), а также состояние пистолетов, как и их принадлежность, неизвестны. В дальнейшем эти вещественные доказательства вообще были изъяты из уголовного дела (Столыпин пожелал иметь их как память о Лермонтове, и комендант Пятигорска в последний день суда подменил их другой парой).  

Следственная комиссия в присутствии Глебова и Васильчикова уже на следующий день после дуэли осмотрела место поединка и расположение дуэлянтов. По результатам осмотра был составлен протокол. Однако в документе не нашла места оценка позиции каждого из дуэлянтов с точки зрения равных условий (некоторые исследователи считают, что позиция Мартынова для стрельбы была предпочтительной). Вопреки существовавшим тогда правилам, следствие не составило для суда и графической схемы места поединка. 

Допрос участников дуэли: что они утаили от следствия и суда?

Следственная комиссия, а затем и окружной суд, где должно было рассматриваться дело, представляли Мартынову, Глебову и Васильчикову вопросы в письменном виде (так называемая форма "допросных пунктов" применялась, главным образом, по отношению к дворянам). В период следствия Мартынов и секунданты имели возможность свободно переписываться между собой, согласовывать и менять показания, чем они и воспользовались.  

Не назвали всех участников и свидетелей поединка…

Например, на вопрос о том, как участники дуэли добирались на место ее проведения, Мартынов в одном случае ответил, что он и Лермонтов приехали верхом, а "Васильчиков и Глебов на беговых дрожках", в другом – уже утверждал, что верхом приехал и Васильчиков. И далее: "Кроме секундантов и нас двоих, никого не было на месте дуэли и никто решительно не знал об ней". Дуэльные правила предписывали секундантам воздерживаться от совместного следования к месту поединка, чтобы предотвратить возможный сговор против кого-либо из противников. В одних дрожках они, о чем проговорился Мартынов, могли оказаться только в том случае, если были не единственными распорядителя предстоящей "борьбы двух". Допрашиваемые как раз и скрыли тот факт, что на месте поединка была еще одна пара секундантов – князь Сергей Трубецкой и двоюродный дядя Лермонтова Столыпин, который непосредственно руководил дуэлью и сыграл в ней роковую роль. Они, во что бы то ни стало, старались избежать судебного разбирательства: Столыпин опасался сурового наказания за повторное участие в дуэли, а Трубецкой – за нахождение в Пятигорске без разрешения. Поэтому Глебов с Васильчиковым, обладавшие безупречными служебными формулярами, сговорились взять ответственность на себя и писать, "что до нас относится четырех, двух секундантов и двух дуэлистов". 

Участие в дуэли Столыпина и Трубецкого нашло через много лет подтверждение в воспоминаниях князя Васильчикова. Кроме того, целый ряд источников считает вероятным, что за поединком мог наблюдать заядлый дуэлист Руфим Дорохов, с которым Лермонтова тесно сблизила служба в Тенгинском полку (присутствие на дуэли друзей и близких правилами не запрещалось, хотя и не считалось хорошим тоном). 

Исказили истинное расстояние между дуэлянтами… 

На вопрос об условиях дуэли, Мартынов написал, что "был отмерен барьер в 15-ть шагов, и от него в каждую сторону еще по десяти. Мы стали на крайних точках. По условию дуэли, каждый из нас имел право стрелять, когда ему вздумается, стоя на месте или подходя к барьеру. Осечки должны были считаться за выстрелы. После первого промаха противник имел право вызвать выстрелившего на барьер. Более трех выстрелов с каждой стороны не было допущено по условию. Я первый пришел на барьер. Ждал несколько времени выстрела Лермантова, потом спустил курок". Васильчиков и Глебов, естественно, повторили показания Мартынова. 

Только по прошествии многих лет Васильчиков признался, что расстояние между барьерами составляло не 15, а 10 шагов – секунданты "отмерили тридцать шагов; последний барьер поставили на десяти". В связи с тем, что накануне дуэли Лермонтов говорил, что не будет стрелять в Мартынова, эти условия поставили его противника, истинных намерений которого никто не знал, в самые выгодные условия – дистанция практически исключала возможность промаха. Между тем, французский дуэльный кодекс, которым руководствовались и российские дуэлянты, предоставлял соперникам "щадящие" условия: барьерная дистанция обычно равнялась 30–35 шагам. Тем не менее, секунданты Лермонтова и Мартынова избрали "смертельный" вариант. 

Некоторые исследователи биографии Лермонтова, в частности профессор Павел Висковатов, который беседовал со свидетелями последних дней поэта, склоняются к выводу, что отсутствие на месте поединка доктора и экипажа для возможной транспортировки раненого, участие в дуэли Столыпина и Трубецкого, у которых в случае огласки возникли бы серьезные проблемы по службе, свидетельствует, что присутствовавшие на поединке рассчитывали на мирный исход. "Ближайшие к поэту люди так мало верили в возможность серьезной развязки, что решили пообедать в колонии Каррас и после обеда ехать на поединок. […] Почему-то в кругу молодежи господствовало убеждение, что все это шутка, – убеждение, поддерживавшееся шаловливым настроением Михаила Юрьевича. Ехали скорее, как на пикник, а не на смертельный бой", – писал Висковатов. Васильчиков в разговоре с биографом также говорил, что участники дуэли "так несерьезно глядели на дело, что много было допущено упущений".  

Не сообщили, что Мартынов выстрелил, когда стрелять было нельзя… 

В ответах на "вопросные пункты" обвиняемые показали, что дуэль проходила со сближением: противники по команде могли начинать движение от установленного исходного рубежа до барьера и произвести выстрел в любое время, в том числе и оставаясь на месте. Но умолчали о некоторых оговоренных особенностях начала стрельбы. После команды "Сходись!" Столыпин начал отсчет до "трех" с промежутком времени не более 10-15 секунд. Первый выстрел дуэлянты могли произвести только между счетом "два" и "три". Однако, ни Лермонтов, ни Мартынов в этот промежуток не выстрелили. По правилам дуэль должна была быть остановлена для дальнейшего решения – либо о ее прекращении, либо о продолжении. Но Столыпин в нарушение правил, которые не допускали заранее не оговоренных команд, крикнул: "Стреляйте, или я развожу дуэль!". После этого Лермонтов произнес "Я в этого дурака стрелять не буду" (по другой версии, он сказал, что не имеет обыкновения стреляться из-за пустяков), а Мартынов выстрелил. "Лермонтов остался неподвижен и, взведя курок, поднял пистолет дулом вверх […]", – вспоминал Васильчиков. […] Мартынов быстрыми шагами подошел к барьеру и выстрелил". 

Пытались запутать вопрос о том, от кого исходил вызов на дуэль 

"Я первый вызвал его", – ответил Мартынова на соответствующий вопрос следственной комиссии. Но при этом он сослался на слова, якобы произнесенные в его адрес Лермонтовым, и которые, по его мнению, "уже были некоторым образом вызов", поэтому ему ничего не оставалось делать, как "формально" потребовать от Лермонтова удовлетворения. По утверждению отставного майора, он просил его прекратить несносные шутки и предупредил, что если тот еще раз вздумает избирать его "предметом для своего ума", то он заставит его "перестать". "Он не давал мне кончить, и повторял несколько раз сряду, – пишет Мартынов, – что ему тон моей проповеди не нравится; что я не могу запретить ему говорить про меня то, что он хочет, – и в довершение прибавил: "Вместо пустых угроз ты гораздо бы лучше сделал, если бы действовал. Ты знаешь, что я никогда не отказываюсь от дуэлей…". Мартынов снова и снова в своих показаниях пытался убедить следствие, что, в сущности, вызов последовал со стороны Лермонтова, и путь к примирению был отрезан: "Глебов попробовал было меня уговаривать, но я решительно объявил ему, что он из слов самого же Лермонтова увидит, что, в сущности, не я вызываю, но меня вызывают". И еще одно место показаний: "Я отвечал им (Васильчикову и Глебову): что […] теперь уже было поздно, когда сам он надоумил меня в том, что мне нужно было делать. В особенности я сильно упирался на этот совет, который он мне дал накануне, и показывал им, что этот совет был не что иное как вызов". Васильчиков вслед за дуэлянтом повторил: "… В самый день ссоры, когда майор Мартынов при мне подошел к поручику Лермантову [между тем, Мартынов неоднократно свидетельствовал, что их разговор с Лермонтовым происходил с глазу на глаз], и просил его не повторять насмешки, для него обидных, сей последний отвечал, что он не вправе запретить ему говорить и смеяться, что, впрочем, если обижен, то может его вызвать, и что он всегда готов к удовлетворению". Васильчиков охарактеризовал это, как "подстрекательство к вызову". 

"Оскорбления мне никакого нанесено не было" 

Некоторые обстоятельства дуэли, скрытые Мартыновым и секундантами от следствия и собственные упущения комиссии существенно повлияли на качество расследования, в частности, не установлены все ее участники, факты грубого нарушения правил дуэли. Однако даже будь все по-другому, вряд ли это сыграло бы решающую роль при определении военным судом меры наказания в сторону его ужесточения. Судьи столкнулись бы со своеобразным юридическим казусом: с одной стороны, подсудимые подверглись уголовному преследованию за участие в запрещенной законом дуэли, а с другой – законодательством не предусмотрена ответственность за нарушение неписанных правил поединка. 

Никак не сказалась на приговоре военного суда и ничтожность причины дуэли, закончившейся гибелью Лермонтова. Между тем, она не могла быть незамечена следствием и судом из ответов Мартынова на вопросы о том, какой повод он давал Лермонтову для колкостей и острот ("как без того не могло бы это от него произойти"), в чем заключались наносимые ему обиды и "не относились ли его слова более к дружеской шутке или же к оскорблению чести Вашей?" " С самого приезда своего в Пятигорск Лермонтов не пропускал ни одного случая, чтобы не сказать мне чего-нибудь неприятного, – писал в ответ Мартынов. – Остроты, колкости, насмешки на мой счет – одним словом, все, чем только можно досадить человеку, не касаясь до его чести (Курсив – автора)". "Поводом же к его остротам на мой счет, вероятно, было не что другое, как желание поострить; по крайней мере я других не знаю причин, – продолжал Мартынов. – Что же касается до сущности этих насмешек и колкостей, то в них помнишь не слово, а намерение". И далее: "Я уже имел честь объяснить господам следователям, что оскорбления мне никакого нанесено не было"

Почему подсудимые стремились попасть под юрисдикцию военного суда

4 августа Николай I "высочайше повелеть соизволил" предать участников дуэли "военному суду не арестованными, с тем, чтобы судное дело было окончено немедленно" (ранее намечалось, что дело будет рассмотрено окружным судом). Правовые основания для такого решения были: правила подсудности предусматривали рассмотрение военным судом преступления, совершенного группой лиц, в которую входил военнослужащий (поручик Глебов). Однако здесь сказался интерес как кавказских генералов, не желающих выносить сор из казармы, так и, прежде всего, Мартынова: "цивильный" суд вполне мог приговорить убийцу Лермонтова к каторжным работам. Поэтому отставной майор загодя ходатайствовал перед властями о замене суда. "Сентенция военного суда может доставить мне в будущем возможность искупить проступок мой собственной кровью на службе Царя и отечества", – писал он. 

"Майор Мартынов учинил убийство, так как он вынужден был к дуэли самим Лермантовым" 

Комиссия военного суд была сформирована из строевых офицеров под председательством командира Кавказского линейного №2 батальона подполковника Василия Монаенко. В рассмотрении дела принимал участие также аудитор (военный юрист) Александр Ефремов, который являлся советником членов комиссии по юридическим вопросам. На основании Свода военных постановлений части 5-й устава военно-уголовного, книги 1-й статей 376, 395 и 398 приговорил Мартынова, Глебова и князя Васильчикова к лишению чинов и прав состояния, не найдя оснований для "отсылки в каторжные работы".  

По установленному тогда порядку, свое мнение на сентенцию высказали по старшинству представители военной администрации на Кавказе генерал-адъютант Граббе и генерал от инфантерии Головин. Оба воина заявили в один голос, что "майор Мартынов учинил убийство, так как он вынужден был к дуэли самим Лермантовым" и что "Лермантов сам надоумил его, что нужно делать, и, что совет его, данный ему накануне, есть не что иное как вызов", и предложили "написать его [Мартынова] в солдаты до выслуги без лишения дворянского достоинства". А секундантам Глебову и Васильчикову "вменить в наказание содержание под арестом до предания суду, выдержать еще некоторое время в крепости с записанием штрафа сего в формулярные их списки". 

"Апелляционное" решение Николая I 

Доклад Николаю I о результатах рассмотрения военно-судного дела для окончательного определения наказания Мартынову, Глебову и Васильчикову представил генерал-аудитор Адам Ноинский (он также представлял императору на утверждение приговор Дантесу по делу о дуэли с Пушкиным). Николай I распорядился: майора Мартынова посадить в киевскую крепость на гауптвахту на три месяца и предать церковному покаянию, титулярного советника князя Васильчикова и корнета Глебова простить – "первого во внимание к заслугам отца, а второго по уважению полученной им в сражении тяжелой раны". Срок церковного покаяние для Мартынова был определен Киевской духовной консисторией в 15 лет. Оно включало в себя изнурительные молитвы, продолжительные посты и паломничество. После просьб Мартынова о смягчении наказания Святейший Синод в 1843 году сократил срок покаяния с 15 до 5 лет, а в 1846 году Мартынов был от него освобожден.

Читайте также

Музыкальность М.Ю. Лермонтова - Государственный Лермонтовский музей-заповедник «Тарханы»

Первыми музыкальными впечатлениями, полученными в Тарханах, М.Ю. Лермонтов обязан матери, Марии Михайловне. В 1830 году поэт писал: «Когда я был трех лет, то была песня, от которой я плакал: ее не могу теперь вспомнить, но уверен, что если б услыхал ее, она бы произвела прежнее действие. Ее певала мне покойная мать». Песню матери Лермонтов позднее неоднократно вспомнит уже взрослым, сравнивая с ней самые яркие впечатления жизни.

Начальное образование, которое получил М.Ю. Лермонтов в Тарханах, включало в себя и уроки музыки, обязательные в то время для дворянских детей. Здесь же он от крепостных крестьян впервые услышал и русские народные песни: обрядовые, игровые, лирические.


Ransom Fletcher C. The Music Master

Впоследствии варианты русских народных песен М.Ю. Лермонтов включил в свои произведения (роман «Вадим», поэма «Последний сын вольности» и др.). Он высоко ценил песенное народное творчество: «Если захочу вдаться в поэзию народную, то, верно, нигде больше не буду ее искать, как в русских песнях».

М.Ю. Лермонтов обладал не только врожденной музыкальностью, но и музыкальной культурой, и образованностью. Сохранились сведения, что он сочинял музыку.

Систематическое музыкальное обучение М.Ю. Лермонтов начал в Московском пансионе. Его программа включала обучение игре на различных инструментах, сдавались экзамены, на одном из которых, в 1829 году, М.Ю. Лермонтов исполнил на скрипке аллегро из скрипичного концерта Людвига Маурера — произведение, считавшееся сложным по технике исполнения.

Лермонтов играл не только на скрипке, но и на флейте (о чем вспоминал его слуга Саникидзе), а также на фортепиано. «Музыка моего сердца была совсем расстроена нынче. Ни одного звука не мог извлечь из скрипки, из фортепиано, чтобы они не возмутили моего слуха», - писал он. Во многих стихотворениях М.Ю. Лермонтов использует формы и структуру музыкальных жанров песни и романса. Поэт испытал сильное воздействие русского музыкального фольклора, главным образом, песенного. В его стихах звучат мотивы лирической песни с ее задушевной грустью, тоской о воле («Вадим»), слышатся отголоски песен о Степане Разине («Атаман»).

По определению И.Л. Андроникова, в стихах Лермонтова подчеркнута «мелодическая интонационная структура стиха». Н.П. Огарев писал о его стихах: «Они так изящно выражены, что их можно петь да еще на совсем своеобразный лад. Из них каждое, смотря по объему, или песня, или симфония». Творчество Лермонтова привлекало и привлекает до сих пор внимание русских и зарубежных композиторов. Углубленное проникновение музыки в его поэзию началось с романсов М.А. Глинки, А.В. Варламова, А.С. Даргомыжского, А.Г. Рубинштейна. Не ограничиваясь вокальной лирикой, композиторы использовали лермонтовские сюжеты и образы в симфонической и оперной музыке.

На лермонтовские темы написано свыше 2,5 тысяч музыкальных сочинений (800 композиторами), в т.ч. 50 опер, 10 балетов, комическая опера, свыше 50 симфоний, поэм и кантат, а также музыка к спектаклям и кинофильмам.

Тарханская энциклопедия. М., 2013. С. 202 — 203.

Иллюстрации разных эпох


Хруцкий И. В комнатах усадьбы художника И.Ф. Хруцкого «Захарничи». 1855


Francis Davis Millet. A Difficult Duet


Anna Sofie Petersen. En aften hos veninde. Ved lampelys. 1891


Маковский В.Е. Объяснение. 1889-1891


James Whistler. At the Piano

Журнал Филоlogos » Дякина А. А.. ЛИЧНОСТЬ И ТВОРЧЕСТВО М.Ю. ЛЕРМОНТОВА В ОЦЕНКЕ РУССКОЙ ЭМИГРАЦИИ

Дякина А. А.

ЛИЧНОСТЬ И ТВОРЧЕСТВО М.Ю. ЛЕРМОНТОВА В ОЦЕНКЕ РУССКОЙ ЭМИГРАЦИИ

Dyakina A. A.

  • Вомперский, В.М. Петр Михайлович Бицилли: Жизненный и творческий путь [Текст] / В.М. Вомперский // Бицилли П.М. Избранные труды по филологии. - М., 1996. - С. 11.

  • Бицилли, П.М. Место Лермонтова в истории русской поэзии [Текст] / П.М. Бицилли // Лермонтов. pro et contra. - СПб.: Изд-во Русского христианского гуманитарного института, 2002. - С. 825.

  • Андроников, И.Л. Образ Лермонтова [Текст] / И.Л. Андроников // Лермонтовская энциклопедия. - М.: Советская энциклопедия, 1981. - С. 12-22.

  • Адамович, Г.В. Комментарии [Текст] / Г.В. Адамович. - СПб., 2000. - С. 216.

  • Мокроусов, А.Б. Лермонтов, а не Пушкин: Споры о «национальном поэте» и журнал «Числа» [Текст] / А.Б. Мокроусов // Пушкин и культура русского зарубежья. - М., 2000. - С. 153-166.

  • Бем, А.Л. Чудо Пушкина [Текст] / А.Л. Бем // Исследования. Письма о литературе. - М.: Языки славянской культуры, 2001. - С. 435.

  • Михаил Лермонтов pro et contra [Текст]. - СПб.: Изд-во Русского христианского гуманитарного института, 2002. - С. 1066.

  • Ходасевич, В.Ф. Собр. соч. [Текст]: в 4 т. / В.Ф. Ходасевич. - М.: Согласие, 1996. - Т.4. - С. 445.

  • Иванов, Вяч. Лермонтов [Текст] / Вяч. Иванов // Михаил Лермонтов. pro et contra. - СПб., 2002.

  • Миленская, Н.И. М.Ю. Лермонтов в восприятии о В.В. Зеньковского [Текст] / Н.И. Миленская // Филологические науки, 1999. - № 6. - С. 79-87.

  • Зеньковский, В.В. М.Ю. Лермонтов [Текст] / В.В. Зеньковский // Михаил Лермонтов. pro et contra. - СПб., 2002. - С. 874

  • Мейер, Г. Фаталист (К 150-летию со дня рождения М.Ю. Лермонтова) [Текст] / Г. Мейер // Михаил Лермонтов. pro et contra. - СПб., 2002.

  • Мейер, Г.Фатализм Лермонтова [Текст] / Г. Мейер // Возрождение. Литературно-политические тетради. - Paris, 1955. - № 37. - С. 101-110.

  • Белавина, Н. Пути жизни и творчества Лермонтова [Текст] / Н. Белавина // Возрождение. Ежемесячный литературно-политический журнал. - 1964. - № 156. - С. 39-51.

  • Гречанинов, А.Т. Лермонтов у спиритов [Текст] / А.Т. Гречанинов // Новый журнал. - Нью-Йорк, 1952. - № 31. - С. 101-104.

  • Иванов, Вяч. Lermontov-Лермонтов [Текст] / Вяч. Иванов // торжественный венок. М.Ю. Лермонтов. Слово о Поэте. 1837-1999. - М.: Прогресс, 1999. - С. 174.

  • Цветаева, М. Поэты о истории и поэты без истории [Текст] / М. Цветаева // Торжественный венок. М.Ю. Лермонтов. Слово о Поэте. 1837-1999. - М.: Прогресс, 1999. - С. 168.

  • ЛЕРМОНТОВ, МИХАИЛ ЮРЬЕВИЧ | Энциклопедия Кругосвет

    Содержание статьи

    ЛЕРМОНТОВ, МИХАИЛ ЮРЬЕВИЧ (1814–1841), русский поэт, прозаик, драматург, автор первого русского психологического романа Герой нашего времени.

    Семейная драма.

    М.Ю.Лермонтов родился в Москве в ночь со 2 на 3 (по новому стилю – с 15 на 16) октября 1814. Его родители – Юрий Петрович, армейский капитан, неродовитый дворянин, и Мария Михайловна, урожденная Арсеньева, принадлежавшая к богатому и знатному роду Столыпиных. Брак был заключен против воли матери невесты, бабушки поэта Елизаветы Алексеевны Арсеньевой, небогатый капитан казался ей неподходящей партией для дочери. Через два года после рождения Михаила семейная драма достигла кульминации – Мария Михайловна умерла от чахотки, бабушка забрала внука, предъявив отцу ультиматум: либо тот отдает ей своего сына на воспитание, либо она лишает внука наследства. Юрий Петрович подчинился обстоятельствам и уехал в свое имение Кропотово (Тульская губерния). Отец и сын встретились затем только один раз, в Москве, когда Михаил уже учился в университете. Юрий Петрович умер в 1831, тогда же молодой поэт написал стихотворение Ужасная судьба отца и сына. Детские впечатления о столкновениях бабушки и отца нашли отражение также в юношеских драмах Menschen und Leidenschaften (Люди и страсти) и Странный человек. Значимы для формирования юноши и предания о легендарном шотландском поэте Томасе Лермонте, которого Михаил считал основоположником своего рода.

    Первые четырнадцать лет своей жизни Лермонтов провел в имении бабушки – Тарханах (Пензенская губерния). Бабушка души не чаяла во внуке. Опасаясь за его здоровье (ее очень напугала ранняя смерть дочери), она несколько раз вывозила мальчика на Кавказские минеральные воды. Эти путешествия оставили большое впечатление в душе романтически настроенного подростка. Для подготовки к учебе в Московском благородном пансионе (при Московском же университете) Е.А.Арсеньева пригласила нескольких домашних учителей. Среди них был и А.С.Зиновьев, ставший в будущем одним из известнейших русских педагогов.

    В 1828 Лермонтова зачислили полупансионером (с правом проживания вне стен учебного заведения – он жил вместе с бабушкой на частной квартире) в 4 класс Московского благородного пансиона. Именно в это время и получило развитие поэтическое дарование юноши. Немало тому способствовало общение с поэтами А.Ф.Мерзляковым и С.Е.Раичем. У первого Лермонтов брал частные уроки, а второй руководил пансионным литературным кружком. По окончании двухгодичного курса обучения в пансионе Лермонтов стал студентом нравственно-политического, затем словесного отделения Московского университета. Примерно в это же время в журнале «Атеней» появилось стихотворение начинающего поэта, решившего первый раз предстать перед публикой, – Весна.

    Московский университет 30-х годов XIX века был одним из центров русской студенческой интеллигенции, переживавшей последствия восстания декабристов. Это событие не прошло мимо Лермонтова. Один брат бабушки, Д.А.Столыпин, командовавший корпусом в южной армии, был близок к Пестелю и вместе с декабристами принял участие в организации так называемых ланкастерских школ взаимного обучения. Другой, А.А.Столыпин, умерший в начале 1825, был знаком с Рылеевым и, как показало в дальнейшем следствие по делу восставших, одобрял их действия. В университете Михаил нашел многих, кто разделял с ним интерес к участникам восстания и восхищение ими. Одновременно с Лермонтовым в университете учились такие известные представители русской культуры, как В.Г.Белинский, А.И.Герцен, И.А.Гончаров, Н.П.Огарев…

    Вслед за Байроном и Пушкиным.

    Ранние поэтические упражнения Лермонтова свидетельствуют об азартном, но довольно бессистемном чтении предромантической и романтической словесности: для него важны Дж. Г. Байрон, А.С.Пушкин, Ф.Шиллер, В.Гюго, К.Н.Батюшков, так называемые любомудры (В.Одоевский, Д.Веневитинов, А.Хомяков, В.Кюхельбекер и другие). В стихах Лермонтова встречается масса заимствованных строк из сочинений самых разных авторов – от М.В.Ломоносова до современных ему поэтов. Это объясняется, по-видимому, во многом тем, что первые стихи писались Лермонтовым по заданию его учителя Мерзлякова. Не мысля себя профессиональным литератором и не особенно стремясь печататься, юноша ведет потаенный лирический дневник, где суждения любимых авторов помогают ему выразить свои сокровенные мысли о великой и непонятой душе.

    Тема одиночества и даже изгнанничества становится одной из любимых для него – надо полагать, не без творческого влияния Пушкина. Так, после прочтения пушкинского Демона Лермонтов пишет стихотворение Мой демон, переписанные в тетрадку пушкинские поэмы Кавказский пленник и Бахчисарайский фонтан дают толчок к созданию романтических поэм Корсар, Черкесы, Преступник, Две невольницы, Кавказский пленник (даже название не заменено, добавлены лишь собственные впечатления от детских путешествий по Кавказу и предложен иной финал всей истории!).

    Необычайно сильное влияние оказал на Лермонтова Байрон. Впрочем, увлечение этой свободолюбивой личностью было характерно для всего поколения, к которому принадлежал юный поэт. Лермонтову же знакомство с творчеством и судьбой Байрона помогло не только осознать общественную ситуацию, требующую от интеллигенции сохранения идей либерализма в условиях наступившей реакции, заставляло задуматься о выборе своего места в жизни. Поэт-избранник, противостоящий «толпе», – вот кем мыслит себя Лермонтов, вслед за своими кумирами Пушкиным и Байроном.

    Свобода, вольность становятся для поэта особенно значимыми понятиями. Признание безграничных прав личности и наряду с этим утрата веры в достижение общественного идеала в «глухие» для России 30-е годы предопределили протестующий и трагический характер его лирики. Сознание распавшейся связи времен порождало вражду со «светом», с «толпой» и даже с Богом, создавшим мир, где попирается добро и справедливость.

    Лирическое «я» раннего Лермонтова предстает в противоречии между героической натурой, жаждущей свободы, света, активной деятельности, и реальным положением героя в мире, в обществе, которые не нуждаются в его подвигах. Мечты юноши о гражданском деянии, о «славе» (За дело общее, быть может, я паду…, Я грудью шел вперед, я жертвовал собой…, И Байрона достигнуть я б хотел…, Я рожден, чтоб целый мир был зритель Торжества иль гибели моей…), желание испытать судьбу, помериться с роком, слить слово с доблестным поведением роднят его с поэтами-декабристами, с Байроном, с их мятежными и гордыми персонажами. Однако мечты эти оказываются неисполнимыми: никто не требует от поэта и его героя отваги, его жертвенная самоотдача выглядит ненужной и напрасной. Поэт, наделенный нравственным и духовным максимализмом, чувствует, что жизнь его протекает «без цели», что он «чужд всему». Трезвый, бесстрашный самоанализ, напряженное самопознание, погружение во внутренний мир стали едва ли не единственными проявлениями гражданской активности и вместе с тем проклятием и мучением обреченной на тягостное бездействие героической натуры.

    Герой юношеской лирики Лермонтова по масштабу своих грандиозных переживаний предстает равновеликим мирозданию. Духовная мощь личности не уступает творческой силе Бога: Кто Толпе мои расскажет думы? Я – или Бог – или никто! (Нет, я не Байрон, я другой…). Лирическое «я» может ощущать гармонию со Вселенной, устремляться в небеса – свою духовную родину (Небо и звезды, Когда б в покорности незнанья..., Ангел, Звезда, Мой дом, Бой), но чаще противостоит мирозданию, отвергая его несовершенство и бунтуя. В последнем случае в лирику проникают богоборческие мотивы, а мрачный демонизм, отличаясь всеразрушающим характером, окрашивается настроениями одиночества и безысходности.

    Томительное одиночество толкает Лермонтова к поиску радостей любви – и в жизни, и в творчестве. Пережитые в 1830–1832 годах увлечения Е.А.Сушковой, Н.Ф.Ивановой, В.А.Лопухиной вдохновляют автора на создание лирико-исповедальных циклов, где за конкретными обстоятельствами скрывается вечный трагический конфликт между мечтой и реальностью (Н. Ф.И... вой, Романс, К..., Измученный тоскою и недугом, Сонет). Этот же конфликт стал основой для драмы Странный человек, написанной в 1831. Произведению предпослано предисловие: «Я решился изложить драматическое происшествие истинное, которое долго беспокоило меня и всю жизнь, может быть, занимать не перестанет». Действительно, главный герой драмы Владимир Арбенин и обстоятельства, с которыми он сталкивается, во многом напоминают самого Лермонтова и его жизненную ситуацию. Незащищенность героя от зла, обманов, интриг, которые творят близкие ему люди, его ранимость и отзывчивость на беды и страдания людей усугубляются тем, что он поэт. Только в стихах он может быть честен с самим собой. Наконец, сюжетная коллизия драмы – Владимира обманула любимая им девушка – воссоздает историю влюбленности Лермонтова в Наталью Федоровну Иванову.

    Кроме уже названных выше романтических поэм, к этому периоду творчества Лермонтова относятся также поэмы Измаил-бей (1832), Литвинка (1832), Исповедь (1831) – прообраз будущей поэмы Мцыри, где главный герой, чистый и невинный страдалец, мечтает о свободе и естественной гармонии. В 1829 написана в первой редакции и поэма Демон, в центре повествования которой мечущийся падший дух. Таким образом, можно сказать, что уже в юности Лермонтов определил для себя две «магистрали» для развития главных персонажей – демоническую и жертвенную. Оба варианта вполне укладывались в байроновски-пушкинские каноны романтико-эпических произведений – исключительность главного героя, «недосказанность» сюжета, экзотический или исторический фон для действия.

    На маскараде жизни.

    Оставив по не совсем ясным причинам Московский университет, Лермонтов в 1832 переезжает вместе с бабушкой в Петербург. Здесь он собирается продолжить свое образование, также в университете. Но планы осуществить не удалось: университетское руководство отказалось засчитать прослушанные с Москве курсы и предложило начать учебу сначала. Такое предложение не устроило Лермонтова. По настоятельным советам родных поэт поступает в школу гвардейских подпрапорщиков и кавалерийских юнкеров, из которой в 1834 он выпускается корнетом лейб-гвардии гусарского полка. Почти в одно время с Лермонтовым поступил в школу и его будущий убийца, Н.С.Мартынов, в биографических записках которого Лермонтов рисуется как юноша, «настолько превосходивший своим умственным развитием всех других товарищей, что и параллели между ними провести невозможно». По словам Мартынова, Лермонтов поступил в школу «уже человеком», много читал, много передумал; другие еще вглядывались в жизнь, он уже изучил ее со всех сторон: «Годами он был не старше других, но опытом и воззрением на людей далеко оставлял их за собою».

    Два года, проведенные в этом учебном заведении, позже Лермонтов называл «страшными годами». Обстановка военных учений, муштры и быта юнкеров решительным образом лишала возможности заниматься творчеством. Тем не менее, совершенно отключиться от литературных занятий юноша не может. Правда, место высокой поэзии нет-нет да и занимает непечатное стихотворство (Юнкерские поэмы), место трагического избранника – циничный бретер, сниженный двойник «демона» (Уланша).

    Вообще в 1832–1836 лирическое творчество Лермонтова почти угасает, зато возрастает число произведений иных жанров: он отдает свои силы поэмам, драмам, прозе. Причем меняются сами принципы построения эпических произведений. Раньше, в романтических поэмах Байрона и ранних Лермонтова главным было эмоциональное тождество автора и героя. Исключительный и необыкновенный герой исповедовался в своих страданиях, рассказывал о себе, и поэма обретала монологический характер.

    Теперь у поэта возникает настоятельная потребность изобразить жизнь не с одной лишь точки зрения героя – «двойника» автора, но и с отстраненной от центрального персонажа позиции, осложняющей авторский взгляд, драматизирующей его, подвергающей либо иронической, либо критической проверке. Так в Боярине Орше (1836) Лермонтов создал образ Арсения, молодого и пылкого монаха, который несет в своей душе те же противоречия, что и герои других произведений поэта. Как и они, он ощущает себя отшельником, «лишним звеном» в цепи других «существ» и как бы застывает в своей тоске. Однако в поэме есть и другой герой – суровый и мрачный боярин Михаил Орша, духовный облик которого достоверно передает эпоху Ивана Грозного, средневековый патриархальный быт и крутые нравы того времени. В поэме сосуществуют объективный и лирический характеры, и наряду с голосом близкого автору центрального лирического персонажа звучит и голос его противника.

    Вместе с тем Орша, как и Арсений, романтический герой, наделенный глубоко индивидуальными, выделяющими его из череды прочих персонажей, чертами. Главная из них – жестокость. Даже с единственной дочерью он груб и бесчеловечен в поступках, хотя, как и всякий человек, любит свое дитя. Эгоизм – вот страшное основание для такого характера. «Угрюмый властелин», плененный «самовластьем», несет страдания людям. Арсений же, как антипод Орши, верит, что истинная любовь дает счастье человеку и оправдывает его существование на земле. Но именно такую любовь люди гонят, преследуют, убивают.

    Вершинным достижением Лермонтова в этот период его творчества можно признать драму Маскарад. В ней подытожены раздумья поэта о сильных сторонах своевольного героя, бросающего вызов всему обществу, и одновременно обозначены его нравственные слабости. Главный герой драмы Арбенин со своим «гордым умом» измучен конфликтом со светом и собственными представлениями, внушенными той же порочной средой. Арбенин, как и другие герои Лермонтова, двойствен. Он одновременно преступник и жертва. Поэтому осуждение его сочетается с несомненным авторским сочувствием и сожалением об его участи.

    Несомненно, Маскарад продолжает размышления Лермонтова о романтическом герое, бунтующем против фальши земного мира. Но в то же время драма обнаруживает реалистические тенденции, ведь действие ее происходит во вполне узнаваемых современниками бытовых декорациях.

    Очевидно, сам автор придавал этому произведению особое значение: не слишком озабоченный своими публикациями, он несколько раз переделывал Маскарад и отдавал в цензуру. Однако ни одна его попытка напечатать драму не увенчалась успехом. Хотя к 1835 относится и первое «взрослое» появление Лермонтова в печати. До тех пор он был известен как поэт лишь в офицерских и светских кругах. Один из его товарищей, без его ведома, забрал повесть Хаджи-Абрек (1834) и отдал ее в журнал «Библиотека для чтения». Хотя у читателей публикация имела успех, Лермонтов остался очень недоволен поступком товарища.

    События личной жизни поэта этого времени не слишком радостны. По выходе из юнкерской школы он поселился со своим кузеном А.А.Столыпиным в Царском Селе. По свидетельству последнего, Лермонтов делается «душою общества молодых людей высшего круга, запевалой в беседах, в кружках, бывает в свете, где забавляется тем, что сводит с ума женщин, расстраивает партии», для чего «разыгрывает из себя влюбленного в продолжение нескольких дней». В конце 1835 до Лермонтова дошли слухи, что Варвара Лопухина, которую он издавна любил и не переставал любить до конца жизни, выходит замуж за Н.И.Бахметьева. Шан-Гирей, родственник поэта, рассказывал, что Лермонтова необычайно поразило известие о замужестве молодой девушки с господином довольно солидных лет.

    Все эти события не могли не оставить следа в ранимой и чувствительной душе Лермонтова, их отзвуки слышатся и в творчестве. В 1836 он начал работу над романом из петербургской жизни – Княгиня Лиговская. В центре его конфликт между офицером-аристократом Григорием Александровичем Печориным и бедным чиновником Красинским. Высший свет в это время становится довольно модной темой для литературы. Но в романе Лермонтова верхушка общества изображена гораздо более критично, чем в традиционной «светской повести». Замечания автора о том, что в России, особенно в Петербурге, мало мест, «где можно говорить обо всем, не боясь цензуры тетушек», что молодым людям «в политику благоразумие мешает пускаться», что эполеты стали «блестящими вывесками», «утратившими свое прежнее значение», что светские люди не помышляют «о будущем, еще менее о прошедшем», предвосхищают позднейшие высказывания поэта о «свете, завистливом и душном».

    Но если тема высшего света со всеми его фальшивыми атрибутами была актуальна для Лермонтова и в более ранних произведениях, то в Княгине Лиговской впервые громко зазвучала другая тема – тема «маленького человека». Возможно, тут сказалось влияние гоголевских Петербургских повестей (Невский проспект, Портрет, Записки сумасшедшего явились публике как раз за год до начала работы Лермонтова над Княгиней Лиговской), да и Повестей Белкина Пушкина – как знать? Однако несомненно то, что автор сочувствует Красинскому, оскорбленному бедностью, но не забывшему о своем достоинстве. В сцене гневного его обращения к Печорину Лермонтов пишет: «В эту минуту пламеневшее лицо его было прекрасно, как буря».

    Роман остался незаконченным. Так же, как и другое прозаическое произведение этого периода, – роман Вадим, начатый еще в пору пребывания в юнкерской школе (1832–1834). Его можно считать не только первой попыткой Лермонтова попробовать свои силы в прозаическом жанре, но и опытом обращения к социальной теме (действие происходит во время пугачевского восстания в Пензенской губернии, сын разорившегося дворянина Вадим принимает участие в этих событиях на стороне бунтующих крестьян). Главный герой имеет романтический ореол: у него мощный дух, но он физически уродлив; легко переходит от любви к ненависти; он то жесток, то мягок и нежен. Язык романа обильно насыщен выражениями типа «скрежетал зубами», «дико захохотал», «вампир, глядящий на издыхающую жертву». Эта проза, конечно, интересна как свидетельство творческого поиска Лермонтова, но серьезной удачей ее назвать затруднительно.

    Пушкинский преемник.

    К началу 1837 Лермонтов в литературных кругах все еще не очень известен: стихотворения (в том числе признанные в будущем шедеврами Жалоба турка – 1829, Кавказ – 1830, Ангел – 1831, Парус – 1831, Русалка – 1832, Гусар – 1832, Умирающий гладиатор – 1836) в печать не отданы, романы не закончены, Маскарад не пропущен цензурой, опубликованная поэма Хаджи Абрек широкого резонанса не вызвала, связей в литературном мире нет (значима «невстреча» с Пушкиным – однажды Лермонтов предпринял попытку общения со своим кумиром, пришел к его петербургскому дому, но не застал последнего). Слава к нему приходит вместе со стихотворением Смерть Поэта (1837) – откликом на последнюю дуэль Пушкина. Лермонтов был болен, когда по Петербургу разнеслась весть об этом страшном событии. До него доходили различные толки; некоторые, «особенно дамы, оправдывали противника Пушкина», находя, что «Пушкин не имел права требовать любви от жены своей, потому что был ревнив, дурен собою» (из воспоминаний А.А.Столыпина). Негодование охватило поэта, и он излил его на бумагу. Сначала стихотворение оканчивалось словами: И на устах его печать. В таком виде оно быстро распространилось в списках, вызвало бурю восторгов, а в высшем обществе возбудило негодование. Однажды, когда Столыпин стал при Лермонтове порицать Пушкина, доказывая, что Дантес иначе поступить не мог, поэт моментально прервал разговор и в порыве гнева написал страстный вызов «надменным потомкам» (последние 16 стихов).

    Эти заключительные строки стихотворения с резкими выпадами против высшей аристократии вызвали возмущение Николая I. Вскоре Лермонтов был арестован. Пока он находился под арестом, на клочках бумаги, в которую заворачивали обеденный хлеб, написал несколько стихотворений: Когда волнуется желтеющая нива, Сосед, Узник. Дело о «непозволительных стихах» завершилось повелением императора: «Лейб-гвардии гусарского полка корнета Лермонтова перевести с тем же чином в Нижегородский драгунский полк». Это была ссылка – поэта отправляли на Кавказ в действующую армию. В марте 1837 года Лермонтов выехал из Петербурга.

    Ссылочный год оказался годом скитаний. В письме другу Раевскому Лермонтов писал, что год этот проходил «в беспрерывном странствовании, то на перекладной, то верхом; изъездил линию всю вдоль от Кизляра до Тамани, переехал горы, был в Шуше, в Кубе, в Шамахе, в Кахетии, одетый по-черкесски, с ружьем за плечами, ночевал в чистом поле, засыпал под крик шакалов, ел чурек, пил кахетинское даже…».

    Кавказ открывал новые стороны российской действительности, в частности народную солдатскую жизнь, знакомил с людьми, подарил дружбу с поэтом-декабристом А.И.Одоевским, прибывшим из Сибири на Кавказ для службы в армии, с доктором И.В.Майером (он станет прототипом доктора Вернера в Княжне Мери). В Пятигорске произошла и встреча с В.Г.Белинским. Известно также, что во время этой ссылки поэт изучал восточный фольклор (запись сказки Ашик-Кериб). Публикация в 1837 стихотворения Бородино упрочила славуЛермонтова.

    Оставшаяся в Петербурге бабушка Е.А.Арсеньева, используя связи, хлопотала «о всемилостивейшем прощении внука». Хлопоты увенчались успехом – в октябре император простил Лермонтова, и его перевели корнетом в Гродненский гусарский полк, который находился в Новгородской губернии. Неохотно расставался Лермонтов с Кавказом и подумывал даже об отставке. В начале января 1838 поэт приехал в Петербург и пробыл здесь до половины февраля, после этого отправился в полк, но там прослужил меньше двух месяцев: в апреле он был переведен в свой прежний лейб-гвардии Гусарский полк.

    Лермонтов возвращается в «большой свет», снова играет в нем заметную роль; за ним ухаживают многие салонные дамы – «любительницы знаменитостей и героев». Но он уже не прежний и очень скоро начинает тяготиться этой жизнью; его не удовлетворяют ни военная служба, ни светские и литературные кружки, и он то просится в отпуск, то мечтает о возвращении на Кавказ. «Какой он взбалмошный, вспыльчивый человек, – пишет о нем А.Ф.Смирнова, – наверное, кончит катастрофой... Он отличается невозможной дерзостью. Он погибает от скуки, возмущается собственным легкомыслием, но в то же время не обладает достаточно характером, чтобы вырваться из этой среды. Это странная натура».

    В это же время Лермонтов устанавливает связи с пушкинским кругом: семейством Карамзиных, П.А.Вяземским, В.А.Жуковским, А.А.Краевским. В 1838 в «Современнике» печатается поэма Тамбовская казначейша, а в редактируемых Краевским «Литературных прибавлениях к «Русскому инвалиду» публикуется Песня про царя Ивана Васильевича... С 1839 он тесно сотрудничает с журналом «Отечественные записки» (равно, как и с его издателями – А.А.Краевским и В.Ф.Одоевским), здесь печатаются его стихи, повесть Бэла, вошедшая позднее в роман Герой нашего времени.

    Между небом и землей.

    Все творчество Лермонтова, особенной в его лирической части, принято условно разделять на два периода – ранний и зрелый. Поэт начинает как дуалист, резко ощущающий двусторонность своей психики, как человек, обреченный на постоянное пребывание «между двух жизней в страшном промежутке». Ему ясна причина всех его мучительных переживаний, он понимает, почему одержим таким неодолимым желанием быть как можно дальше от низкой и грязной земли. Существует вечный антагонизм между небесной душой и «невольным» обременительно тяжким «спутником жизни» – телом; как бы они ни были связаны между собою в краткий положенный им срок совместного существования, они тяготеют в разные стороны. Поэта влечет к себе ночь, небо, звезды и луна. В тихую лунную ночь расцветают его сады, пробуждается мир его чарующих грез, и легкокрылая фантазия совершает свой горний полет, уносит в «далекие небеса». Слабый луч далекой звезды «несет мечты душе его больной; и ему тогда свободно и легко». Звезды на чистом вечернем небе ясны, как счастье ребенка; но иногда, когда он смотрит на них, душа его наполняется завистью. Он чувствует себя несчастным оттого, что «звезды и небо – звезды и небо, а он человек». Людям он не завидует, а только «звездам прекрасным: только их место занять бы хотел».

    Но в зрелой лирике эта близость к земле чувствуется достаточно сильно. Поэт и на небо начинает смотреть другими глазами, говорить о нем с какой-то чудесной простотой, именно словами земли. Таковы лучшие его стихи этого периода: Ветка Палестины (1837), Молитва (Я, матерь божия – 1837), Когда волнуется желтеющая нива (1837). В особенности характерно Когда волнуется желтеющая нива; здесь уже ясное предчувствие примирения обоих начал – неба и земли. Не синие горы Кавказа пленяют автора, не в грозных завываниях диких бурь улавливает он родственные душе звуки – в нем вызывает чувство умиления свежий лес, шумящий при звуке ветерка, и сагу таинственную ему лепечет студеный ключ, играя по оврагу.

    В зрелой лирике Лермонтов размышляет и о современном ему обществе, о своем поколении. Чаще всего оно безвольно, не способного на деяние, страсть, творчество. Не отделяя себя, впрочем, от больного поколения (Дума – 1838), высказывая сомнения в возможности существования поэзии здесь и сейчас (Поэт, 1838; Не верь себе – 1839), скептически оценивая жизнь как таковую (И скучно, и грустно... – 1840), Лермонтов ищет гармонию в эпическом прошлом (Бородино, Песня про царя Ивана Васильевича…), в народной культуре (Казачья колыбельная песня – 1838), в чувствах человека, сохранившего детское мировосприятие (Памяти А. И. О – 1839).

    Народные мотивы, интерес к фольклору (не только русскому) обогащают лирику Лермонтова. Стихотворение Бородино, написанное в атмосфере подготовки к 25-летию начала Отечественной войны 1812 года, не приписывает победу в этой войне императору или дворянской элите. Конечно, романтик Лермонтов выбирает для своего произведения самый решительный и памятный для русского сердца момент – Бородинское сражение. Но показано оно глазами обыкновенного солдата, мужественного человек, истинного патриота, что придает романтическим настроениям автора естественное выражение.

    Наиболее полно раскрыть русский национальный характер удалось Лермонтову в Песне про царя Ивана Васильевича, молодого опричника и удалого купца Калашникова. Произведение написано на историческом материале, автор воскрешает прошлое, опираясь на народные песни и былины. Опричник Ивана Грозного Кирибеевич «опозорил» жену Калашникова. Калашников, отстаивая честь семьи, вызывает Кирибеевича на кулачный бой и убивает насильника. Конфликт обидчика и обиженного, мысль о том, что насилие неотвратимо рождает протест, поэтизация справедливого возмездия тому, кто эгоистически творит зло, – все это делает произведение актуальным для любого времени.

    В 1839 Лермонтов закончил работу над новой поэмой – Мцыри. В ряду других его романтических эпических произведений она занимает особое место. Прежде всего – благодаря главному герою. Мцыри сознательно и даже демонстративно лишен автором ореола избранничества, титанизма, демонизма, он не презирает людей, любит свою родину. И это не случайные отступления от канонов. Они мотивированы реальной судьбой Мцыри. Это хилый, болезненный мальчик – пленник. Образ Мцыри не выдуман поэтом. Он навеян действительностью. В ходе войны на Кавказе генерал Ермолов, чтобы застращать непокорные народы, ввел систему аманатов – из горских селений насильно уводили детей, держали их в плену как заложников. Естественно, пленные мальчики убегали на родину, к своим близким. В первых строфах поэмы Лермонтов подчеркивает, что у его героя есть реальные прототипы.

    В поэме нет любовного сюжета – это тоже отступление от канона романтической поэмы. В центре действия – побег Мцыри из монастыря-тюрьмы, преодоление препятствий, возникающих на пути к свободе, – гроза, встреча и борьба с барсом. В слабом теле мальчика таится грозная мятежная сила, питаемая жаждой воли. Достижение реальной цели – освобождение от плена – превращает Мцыри в героя, рождает в нем богатырские силы.

    Герой безвременья.

    Пребывание в Петербурге в 1838–1839 годах укрепило литературные связи Лермонтова, его авторитет. По свидетельству близких ему людей, он полон творческих замыслов, в частности думает о написании трех романов из трех эпох – века Екатерины II, Александра I и настоящего времени. Военная служба все больше тяготила поэта, и он мечтал целиком посвятить себя литературе.

    Осенью и зимой 1839 он сблизился с группой молодых аристократов, входивших в так называемый «кружок шестнадцати», пытавшихся отстаивать дух независимости, чести и товарищества. Но отношения с близкими ко двору людьми носят у Лермонтова весьма конфликтный характер. В феврале 1840 года на балу у графини Лаваль произошло столкновение поэта с сыном французского посла де Баранта. Последствием ссоры стала дуэль, поэт был легко ранен в руку. В апреле император приказал поручику Лермонтову отправляться в Тенгинский пехотный полк в действующую армию на Кавказ. С июня по ноябрь поэт принимал участие в боевых сражениях, проявил отвагу и был даже представлен к награде. Награждения не последовало – император решил отметить заслуги Лермонтова лишь отпуском в столицу. В надежде выхлопотать отставку поэт последний раз приезжает в Петербург, но планам его не суждено было сбыться – по окончании отпуска он получает приказ о необходимости в 48 часов покинуть столицу и явиться в полк.

    1840–1841 годы в творчестве Лермонтова отмечены большим подъемом. Наконец завершена работа над поэмой Демон, претерпевшей девять редакций автора. Собран в отдельную книжку роман Герой нашего времени. Именно в эти годы написано, как никогда, много стихов (среди них Благодарность, Валерик, Завещание, Родина, Прощай, немытая Россия..., Утес, Тамара, Листок, Выхожу один я на дорогу..., Пророк). В октябре 1840 вышел единственный прижизненный сборник поэта Стихотворения М.Лермонтова.

    Демон – пожалуй, главный для поэта романтический образ, пронесенный им через всю жизнь. Но если в первых вариантах поэмы это только мятежный дух, разочаровавшийся в миропорядке, сознательно выбравший путь зла, то в окончательной версии это персонаж, проходящий испытание любовью к женщине, противостоящей ему своей верой в светлое начало. В последней редакции Демон и Тамара – два равновеликие образа, причем демоническое сознание – бунтарское и богоборческое – оценивается и с точки зрения автора, и с точки зрения «естественного» человека, «земного ангела». Бунт Демона бледнеет перед неисчерпаемой полнотой жизни, олицетворенной в Тамаре. Но ни Демон, ни Тамара не созданы для земной жизни, устроенной по законам грешных людей, поэтому финал печален: умирает Тамара (хотя ей, конечно, изначально уготован рай), Демон, обреченный на вечное скитание, остается по-прежнему одиноким и отвергнутым миром.

    Роман Герой нашего времени не похож ни на одно прозаическое произведение русской литературы. Он построен так, что характер главного героя – Печорина – раскрывается благодаря перемещению ракурсов изображения от внешних примет к внутренней жизни. Части романа (Бэла, Максим Максимыч, Тамань, Княжна Мери, Фаталист), которые могут быть прочитаны как отдельные повести, идут друг за другом не в хронологической последовательности событий жизни Печорина, а следуя логике психологического проникновения в глубь персонажа.

    Несомненно, Лермонтов продолжает пушкинский разговор о современнике (даже фамилия героя говорит об этом: Онегина сменяет Печорин). Роман лишний раз подтверждает, что у «больного поколения» нет будущего. С кем бы ни сводила судьба Печорина, он всех делает несчастными. Но несчастен и сам Григорий Александрович, общество как бы заставляет его растратить все лучшие свойства в пустых интригах, заставляет скрывать себя истинного и разыгрывать чувства, коих он не испытывает. Поэтому дружба и любовь, простое взаимопонимание и приятельство легко превращаются в этом мирке в ненависть, холодную отчужденность, а то и непримиримую враждебность. Но Лермонтов не «судит» своих героев, в том числе и Печорина, с идеальных морально-дидактических позиций. Он лишь рисует социально-психологическую картину, сознательно пресекая всякие попытки отвлеченного морализма.

    Создание образа Печорина – очевидная художественная победа Лермонтова. Печорин адекватен не только своему времени, его образ созвучен проблемам всякого мыслящего и ищущего своего места в мире человека. Не случайно словосочетание «герой нашего времени» прочно вошло в обиход российской интеллигенции вплоть до наших дней.

    Герой зрелой лирики Лермонтова жаждет обнять душой всю вселенную и заключить ее в своей груди, он хочет обрести единство с природой, историей, с «простыми» людьми, но ему не дано такого счастья. Он по-прежнему чужд обществу, по-прежнему «гонимый миром странник», бросающий вызов земле и небесам и отвергающий тихие пристани любви, христианского смирения и дружбы. Ценя человеческую привязанность и душевную теплоту, он понимает, что они мимолетны, а в целом и светский круг, и весь мир не стали для него родным домом.

    В последних стихах поэта масштаб отрицания и его энергия обретают все более символическую обобщенность. Образы, взятые из мира природы, становятся символами людских судеб и отношений: разлучены сосна и пальма, утес и тучка золотая, гибнут три пальмы, теряет дикую и суровую вольность Кавказ. Родина, которую Лермонтов любит «странной любовью», не дает ни утешения, ни славы, она остается вечной «страной господ, страной рабов». Самого же поэта автор отождествляет с пророком, которому «вечный судия» дал дар ясновидения, «всеведения», но которого самолюбивые люди изгоняют в пустыню, обвиняя в гордости. Так же, как и пушкинский герой одноименного стихотворения (Пророк), он вечно призван «глаголом жечь сердца людей», за что люди, конечно, не будут его благодарить...

    Прерванный полет.

    В мае 1841 Лермонтов возвращается на Кавказ. В Пятигорске он задерживается для лечения на минеральных водах. Здесь-то и происходит роковая встреча Н.С.Мартыновым, приведшая 15 июля 1841 к последней дуэли у подножия Машука. Поэту не было еще и 27 лет. По словам князя Васильчикова, светский Петербург смерть поэта встретил словами: «Туда ему и дорога». Весною 1842 прах Лермонтова был перевезен в Тарханы. В 1899 в Пятигорске был открыт памятник Лермонтову, воздвигнутый по всероссийской подписке.

    См. Лермонтов М.Ю. Полное собрание сочинений в десяти томах. М.: «Воскресение», 2000–2002

    Елена Сироткина

    Энциклопедия

    Лермонтов Михаил Юрьевич (3.10.1814, Москва — 15.07.1841, Пятигорск) — великий русский поэт. Автор знаменитых стихотворений «Смерть поэта» (где впервые после декабрьской катастрофы прозвучал голос общественного протеста), «Бородино» (где впервые в русской литературе историческое событие увидено глазами простого солдата), романтической драмы «Маскарад» (о трагических судьбах мыслящих людей современной поэту России), первого в русской литературе социально-психологического и философского романа «Герой нашего времени», самой загадочной поэмы «Демон» — выдающегося явления не только русской, но и мировой поэзии, эпической «Песни... про купца Калашникова», автор нежных лирических стихотворений.

    По силе восприятия действительности, силе чувств, силе энергии и языковой выразительности, по смелости мысли поэзия Лермонтова не имеет ничего подобного в русской литературе.

    Родился М.Ю. Лермонтов 3 октября 1814 года в Москве. В возрасте «полугоду» родители привезли его в Тарханы, имение бабушки Е.А. Арсеньевой.

    Когда Лермонтову было 2 года и 4 месяца, умерла его мать. С этого времени начинается распря между его бабушкой и отцом. Елизавета Алексеевна, женщина «деспотического, непреклонного характера, привыкшая повелевать», во что бы то ни стало, хотела оставить внука при себе. Юрий Петрович Лермонтов, будучи небогат, скрепя сердце вынужден был уступить теще.

    Несмотря на разлуку с отцом, Лермонтов был очень к нему привязан. От отца он слышал предание о своих далеких предках — шотландцах, среди которых был знаменитый средневековый стихотворец и прорицатель Томас Лермонт из Эрсильдауна, воспетый Вальтером Скоттом в балладе «Томас стихотворец».

    В 1613 году «шкотский» рыцарь Георг Лермонт, который стал основателем рода Лермонтовых в России, перешел на службу к Михаилу Федоровичу Романову, чтобы обучать русских воинов военному делу. Память о лучших представителях своего рода всегда жила в Лермонтове. Достойный пример служения Отечеству поэт видел в поступках своего прадеда Юрия Петровича, который в присутствии Екатерины II смело высказывался против злоупотреблений государственных чиновников и предлагал меры по улучшению законодательства, своего деда, артиллерии поручика Петра Юрьевича, отца Юрия Петровича, ополченца 1812 года.

    Лермонтов, по бабушке, находился в близком родстве со Столыпиными, игравшими заметную роль в политической и экономической жизни России. Прадед Лермонтова Алексей Емельянович Столыпин был пензенским гражданским губернатором, а его сыновья избрали себе государственное или военное поприще. Александр был адъютантом Суворова, Аркадий — обер-прокурором в Сенате, Николай, участник войны 1812 года, теоретик военного дела, впоследствии стал севастопольским губернатором, Дмитрий, сослуживец П.И. Пестеля, командовал корпусом. Декабристы прочили его и Аркадия в члены правительства в случае успеха восстания. Видное положение в обществе способствовало укреплению дружбы с известными людьми России того времени. Сперанский М.М., Мордвинов Н.С., Куракин Б.А. ... были частыми гостями в доме Столыпиных. Семьи братьев и сестер Е.А. Арсеньевой играли большую роль и в жизни поэта. «Дядюшка Афанасий Алексеевич» Столыпин (двоюродный дед Лермонтова) стал его опекуном после смерти родителей. Близким другом поэта и секундантом на его обеих дуэлях был Алексей Аркадьевич Столыпин по прозвищу Монго. Знаменитый реформатор России премьер-министр Петр Аркадьевич Столыпин (1862 — 1911) приходился Лермонтову троюродным братом: его отец ребенком был товарищем юношеских забав будущего поэта.

    По свидетельству современника, «в доме Елизаветы Алексеевны все было рассчитано для пользы и удовольствия ее внука». В Тарханах Лермонтов получил серьезное домашнее образование, которое продолжил в Московском благородном пансионе. Ко времени учебы в пансионе относится начало его поэтической деятельности.

    В 1830 году поступил в Московский университет на нравственно-политическое отделение. В этом же году в журнале «Атеней» было впервые напечатано стихотворение «Весна».

    В 1832 году поступил в Школу гвардейских подпрапорщиков и кавалерийских юнкеров, где принимал участие в составлении рукописного журнала «Школьная заря», в котором были помещены его юнкерские поэмы «Гошпиталь», «Петергофский праздник», «Уланша» и юнкерские стихи.

    В ноябре 1834 года М.Ю. Лермонтов был произведен в корнеты лейб-гвардии Гусарского полка. В феврале 1837 года за стихотворение «Смерть поэта» (отклик на смерть А.С. Пушкина) был переведен в Нижегородский драгунский полк на Кавказ. Здесь произошло знакомство М.Ю. Лермонтова с В.Г. Белинским и ссыльными декабристами.

    В начале 1838 года М.Ю. Лермонтов возвратился из ссылки. С этого времени каждый номер «Отечественных записок» выходит с его стихами.

    18 февраля 1840 года за дуэль с сыном французского посланника Э. де Барантом был арестован и снова выслан на Кавказ.

    На Кавказе поэт участвовал во всех военных операциях, «удивляя своей удалью старых кавказских джигитов».

    15 июля 1841 года на дуэли с Н. Мартыновым М.Ю. Лермонтов был убит. Похоронен был в Пятигорске. В апреле 1842 года гроб с его телом М.Ю. Лермонтова был перевезен и перезахоронен в Тарханах на фамильном кладбище.

    Публикация подготовлена по информации из открытых источников и по материалам издания «Пензенская энциклопедия»: / Гл. ред. К.Д. Вишневский. — Пенза: Министерство культуры Пензенской области, М.: Большая Российская энциклопедия, 2001.

    А.А. Фет, М.Ю. Лермонтов и В.А. Шеншин: их связь с Никольским районом

    16 января 2020 г., РИА Пензенской области. Фет, Лермонтов и сурский Шеншин

    Автор:  Марина Вострова

    Немногие знают, что современный рабочий поселок Сура, что в 45 км от Никольска, до 1930 года именовался селом Чирково. Это название оно получило по обилию обитавших возле водоемов чирков. Владельцем села являлся помещик Шеншин. В Дворянской родословной книге Пензенской губернии, где хранятся шесть личных дел Шеншиных значится: "Шеншины - старинный дворянский род, восходящий к концу XV века. Из представителей его более известны: Григорий Леонтьевич, участник войны с Польшей, впоследствии состоявший при царе Петре Алексеевиче; Даниил Романович, стольник, участник Азовского похода и ландрат Киевской губернии; Афанасий Афанасьевич (“Фет”, известный поэт). Род записан в VI части родословных книг Тульской, Тамбовской, Орловской, Санкт-Петербургской, Воронежской и Пензенской губерний". Родовым гнездом Шеншиных является Орловская губерния.

    Появление Шеншиных в Пензенской губернии связано с женитьбой Александра Матвеевича Шеншина, служившего "при Герольдии”, на пензенской помещице Е.В.Акинфовой. По материалам Генерального межевания, проводившегося в 1782 году, основным из пензенских имений помещицы Акинфовой было с.Чирково Городищенского уезда (ныне р.п.Сура).

    В.А. Шеншин  и А.А. Фет

    6 ноября 1814 года на генеалогическом древе рода Шеншиных появляется еще одна ветвь: "В метрической книге Никитского сорока Спиридоновской церкви, что за Никитскими воротами (Москва), за 1814 года в статье о родившихся  у живущего по найму бригадира Александра Матвеевича Шеншина родился сын Владимир, крещен 5-го числа".

    Спустя шесть лет  23 ноября 1820 года  в имении Новоселки Мценского уезда Орловской губернии, принадлежащем отставному офицеру Афанасию Неофитовичу Шеншину, тоже рождается мальчик  Афанасий, которому судьба уготовила миссию русского поэта. Однако, в литературе он известен, как Афанасий Афанасьевич... Фет. Псевдоним или интрига? Ответ на этот вопрос дает биограф поэта Б.Я.Бухштаб, опубликовавший новейшие данные о личной и творческой биографии Фета в “Большой серии библиотеки поэта": “Отставной офицер, орловский помещик А.Н.Шеншин лечился в Германии, где встретил Шарлотту-Елизавету Фёт (Foeth), жену дармштадтского чиновника Иоганна Петера Фёта. Шеншин увез ее от мужа за месяц до рождения ею ребенка".

    Новорожденный был назван Афанасием, окрещен в православии и за немалую взятку (!) был записан законным сыном неженатого (!) Шеншина. Через два года помещик венчается с Шарлоттой, и их совместные дети уже законно носили фамилию Шеншиных.

    Когда Афанасию исполняется 14 лет, Орловская духовная консистория установила, что мальчик родился до брака его матери с Шеншиным и, следовательно, должен впредь именоваться не потомственным дворянином Афанасием Шеншиным, а гессендармштадтским подданным Афанасием Фётом. Это лишило его не только социального самоощущения, но и дворянских привилегий и права быть помещиком. Он лишился права называть себя русским; под документами он должен был подписываться: ’’К сему иностранец Афанасий Фет руку приложил”. Это было осознано трагически и оказало огромное влияние на выбор жизненных путей. Лишь к своему 50-летнему юбилею поэт выхлопотал себе звание камергера, подав на царское имя прошение о причислении его к дворянскому роду Шеншиных. Хотя никаких документов, оправдывающих его просьбу, Фет представить не смог, с благоволения царя и за заслуги в поэзии в 1873 году Фет становится потомственным дворянином  ''трехсотлетним Шеншиным”.

    Немногим раньше, в 1854 году, Указом правительствующего Сената группа лиц Шеншиных, в том числе чирковскии помещик Владимир Александрович Шеншин, была утверждена в древнем дворянстве.

    Однако интрига кровного родства В.А.Шеншина с А.А.Фетом остается неразгаданной. По литературоведческим данным, они являлись четвероюродными братьями. Но кровными ли братьями? И братьями ли вообще? Ведь один из рода Шеншиных -  поручик Александр Никитович Шеншин (1819-1872 гг.) был женат на родной сестре Фета  Любови Афанасьевне. Так брат или свояк? Это остается тайной за семью печатями. Но ведь история и влечет к себе потому, что “за древностию лет” скрывается та самая интрига времени, которую всегда хочется разгадать.

    В.А. Шеншин  и М. Ю. Лермонтов

    Дружбу великого русского поэта М.Ю.Лермонтова с чирковским помещиком В.А.Шеншиным доказывают многочисленные литературоведческие изыскания и документальные свидетельства. Они встретились в стенах Московского университета, о чем свидетельствует запись из ведомости: ”...из класса английского языка от лектора английской словесности Эдуарда Гарвей с 10 сентября по 23 декабря 1831 года указано, что В.Шеншин и его друзья М.Лермонтов и А.Закревский получили по английской литературе высший балл  “4".

    Элементы студенческого братства М.Ю.Лермонтов привнес и в свои произведения. Так, в IV акте романтической драмы “Странный человек" поэт изобразил студенческий кружок, который и на самом деле существовал в университете. Праобразом одного из героев произведения выступил В.А.Шеншин. А в романе “Княгиня Литовская" поэт использует словесный оборот из письма своей московской приятельницы С.А.Бахметевой, которая называла лермонтовскую “пятерку" "Lа bande joeuse". В нее входили Н.И.Поливанов, А.Д.Закревский, А.А.Лопухин, Н.С. и В.А.Шеншины.

    “Печорин с товарищи являлся также на всех гуляньях... В Москве, где прозванья еще в моде, прозвали их la bande joeuse”.

    В одном из писем к Н.И.Поливанову от 7 июня 1831 года Шеншин писал: " Мне здесь очень душно, и только Лермонтов, с которым я уже пять дней не видался, меня утешает своею беседою”. Об их дружбе свидетельствует и стихотворение Лермонтова “К другу В.Ш(еншину), написанное в 1831 году и впервые опубликованное в журнале “Отечественные записки” в 1989 году.

    “До лучших дней! перед прощаньем, - Пожав мне руку, ты сказал;

    И долго эти дни я ждал,

    Но был обманут ожиданьем!..”

    В 1832 году М.Ю.Лермонтов и В.А.Шеншин держат экзамены в Школу гвардейских подпрапорщиков и кавалерийских юнкеров. О пребывании в ней чирковского помещика гласит запись в аттестате (указе) о службе: “По указу е.в. государя императора Николая Петровича, самодержца Всероссийского и прочая, и прочая, и прочая.

    Предъявитель сего поручик Владимир Александров сын Шеншин, от роду имеет 25 лет, вероисповедания грекороссийского, из дворян Пензенской губернии, за родителями его состоит 800 душ крестьян. Российскую грамоту знает. Холост. С прошлого 1837 года в 21 декабря высочайшим е.и.в. приказом уволен от службы по домашним обстоятельствам тем же чином".

    Не могу не обратить внимания еще на одного представителя родовитой фамилии  Николая Семеновича Шеншина (1813 1835), также входившего в лермонтовскую "пятерку". В 1830 году он поступил на словесное отделение Московского университета, а затем вместе с Лермонтовым учился в школе юнкеров. Лермонтов посвятил Н.С.Шеншину романтическую поэму “Последний сын вольности”. Рукопись до публикации в 1910 году хранилась в семье Шеншина.

    На сестре Николая Семеновича  Анне Семеновне  женился В.А.Шеншин “по выходе из Школы гвардейских подпрапорщиков". Они находились в достаточно тесном родстве: женился Владимир Александрович, по сути, на своей троюродной племяннице, с которой проживал в с.Чирково Городищенского уезда на рубеже 1840-50-х годов. В пользу этого говорит тот факт, что “4 июня 1849 года в церкви с.Чирково состоялось крещение сына В.А.Шеншина  Ивана, родившегося 30 мая 1846 года".

     

    Лермонтов без купюр (почти) • Arzamas

    По требованиям цензуры многие тексты Лермонтова в дореволюционных и советских изданиях публиковались с сокращениями или изъятиями. Эти пропуски перепечатываются до сих пор. Arzamas предлагает узнать, что на самом деле сказал Лермонтов

    Подготовила Алина Бодрова

    1) Лермонтов М. Ю. Письмо Раевскому С. А., 16 января <1836 г.>. Тарханы. Лермонтов М. Ю. Сочинения: В 6 т. — М.; Л.: Изд-во АН СССР, 1954–1957. Т. 6. Проза, письма. — 1957. — С. 433–434.

    Любезный Святослав!

    Мне очень жаль, что ты до сих пор ленишься меня уведомить о том, что ты делаешь, и что делается в Петербурге. Я теперь живу в Тарханах, в Чембарском уезде (вот тебе адрес на случай, что ты его не знаешь), у бабушки, слушаю, как под окном воет мятель (здесь все время ужасные, снег в сажень глубины, лошади вязнут и пердят и соседи оставляют друг друга в покое, что, в скобках, весьма приятно), ем за десятерых, еть не могу, потому что девки воняют, пишу четвертый акт новой драмы, взятой из происшествия, случившегося со мною в Москве. — О Москва, Москва, столица наших предков, златоглавая царица России великой, малой, белой, черной, красной, всех цветов, Москва,
    ети ее мать преподло со мною поступила. Надо тебе объяснить сначала, что я влюблен. И что же я этим выиграл? — Одни поллюции. Правда, сердце мое осталось покорно рассудку, но в другом не менее важном члене тела происходит гибельное восстание. Теперь ты ясно видишь мое несчастное положение и, как друг, верно, пожалеешь, а может быть, и позавидуешь, ибо все то хорошо, чего у нас нет, от этого, верно, и  Слово не может быть опубликовано согласно пункту 6 статьи 1 закона «О государственном языке Российской Федерации». нам нравится. Вот самая деревенская филозофия!

    Полный текст приводится по источнику:
    Копия: РО ИРЛИ. Ф. 524. Оп. 2. № 133. Л. 1 — 1 об. — на двойном листе, вместе с копией письма Раевскому от начала марта 1837 г. Под вторым письмом помета: «Копии дословно верны с подлинниками. — И. Е. Цветков» (Л. 2).

    2) Лермонтов М. Ю. Письмо Раевскому С. А. <первая половина марта 1837 г., Петербург>. Лермонтов М.Ю. Сочинения: В 6 т. — М.; Л.: Изд-во АН СССР, 1954–1957. Т. 6. Проза, письма. — 1957. — С. 437–438.

    У меня было на совести твое несчастье, меня мучила мысль, что ты за меня страдаешь. Дай бог, чтоб твои надежды сбылись. Бабушка хлопочет у Дубельта, и Афанасий Алексеевич также. Что до меня касается, то я заказал обмундировку и скоро еду. Мне комендант, я думаю, позволит с тобой видеться — иначе же я и так приеду. Сегодня мне прислали сказать, чтоб я не выезжал, пока не явлюсь к Клейнмихелю, ибо он теперь и мой начальник ети его мать. Я сегодня был у Афанасия Алексеевича, и он меня просил не рисковать без позволения коменданта — и сам хочет просить об этом. Если не позволит, то я все приеду. Что Краевский, на меня пеняет за то, что и ты пострадал за меня?

    Полный текст приводится по источнику:
    Копия: РО ИРЛИ. Ф. 524. Оп. 2. № 133. Л. 2. — на двойном листе, вместе с копией письма Раевскому от 16 января 1836 г. Под письмом помета: «Копии дословно верны с подлинниками. — И. Е. Цветков».


    3) Лермонтов М. Ю. О, как мила твоя богиня… Лермонтов М. Ю. Полное собрание стихотворений: В 2-х т. — Л.: Сов. писатель. Ленингр. отд-ние, 1989. Т. 2. Стихотворения и поэмы. — 1989. — С. 513.

    О, как мила твоя богиня!
    За ней волочится француз;
    У нее лицо, как дыня,
    Зато жопа как арбуз.

    Полный текст приводится по источнику:
    Меринский А. М. М. Ю. Лермонтов в юнкерской школе. Русский мир. 1872. № 205. 10  августа. С. 1; купюра восстанавливается по письму Меринского к П. А. Ефремову от 3 февраля 1862 г. (РО ИРЛИ. Ф. 524. Оп. 4. № 25. Л. 135 об.)

    4) В. Г. Белинский — В. П. Боткину [о Лермонтове] от 16–21 апреля 1840 г. Белинский В. Г. Полное собрание сочинений и писем: В 13 т. Т. 11: Письма 1829–1840. М., 1956. С. 509.

    Как он верно смотрит на искусство, какой глубокий и чисто непосредственный вкус изящного! Женщин ругает: одних за то, что дают; других за то, что
    не дают… Пока для него «женщина» и «давать» одно и то же. Мужчин он также презирает, но любит одних женщин и в жизни только их и видит. Боже мой, как он ниже меня по своим понятиям, и как я бесконечно ниже его в моем перед ним превосходстве! Каждое его слово — он сам, вся его натура, во всей глубине и целости своей. Я с ним робок — меня давят такие целостные, полные натуры, я перед ними благоговею и смиряюсь в сознании моего ничтожества. Понимаешь ли ты меня, о лысая и московская душа!

    Полный текст приводится по источнику:
    Щеголев П. Е. Книга о Лермонтове: В 2-х кн. Вып. 2. Л.: Прибой, 1929. С. 45.

    5) Вчера и сегодня. 1845. Кн. 1. С. 94.

    Но есть еще одно желанье…
    Боюсь сказать… душа дрожит…
    Что… если я со дня изгнанья
    Совсем на родине забыт!

    Полный текст приводится по источнику:
    Автограф: ОПИ ГИМ. Ф. 445. No 227а. Л. 45 — беловой, в тетради Чертковской библиотеки.  

    Герой нашего времени по Лермонтову М Ю

  • М.Ю. Лермонтова

    Опубликовано Пингвин, Лондон (1966)

    Доступное количество: 1

    Об этом объекте: Penguin, London, 1966.Обложки для карточек. Состояние: VG. Первый Таким образом. Первая публикация перевода Пола Фута одного из самых ранних великих русских романов. Опубликовано в Penguin Classics (№ 1176). Обложки для открыток, 185 страниц, плюс реклама. Чехлы имеют легкий износ краев, но без складок. Края страницы пыльные и пожелтевшие, но в целом копия VG. Ссылка: 114629. Инвентарный номер продавца № 004629

    Подробнее об этом продавце | Связаться с этим продавцом 1.

  • Лермонтов, М.Ю.; перевод Пола Фута

    Опубликовано Penguin Classics, Хармондсворт. Миддлсекс (1966)

    Доступное количество: 1

    Об этом объекте: Penguin Classics, Harmondsworth. Миддлсекс, 1966. Мягкая обложка с иллюстрациями.Состояние: Bon Etat - Состояние хорошее. Герой нашего времени Лермонтов М.Ю .; перевел Пол Фут 185 страниц. Литература-русская. Инвентарный номер продавца № 009558

    Подробнее об этом продавце | Связаться с этим продавцом 2.

  • Изображение продавца

    М.Ю. Лермонтова]

    Опубликовано Женева, Швейцария: Отделом Помощи Военнопленным, Христианского Союза Молодых Людей (Y.M.C.A.) (1945)

    Доступное количество: 1

    Об этом объекте: Женева, Швейцария: Отделом помощи Военнопленным, Христианского Союза Молодых Людей (Ю.M.C.A.), 1945. Твердый переплет. Состояние: хорошее. 158 с. На русском языке. потертости на обложке, ссадины по краям, разрыв на 1 дюйм внизу корешка, имя и адрес владельца внутри передней обложки карандашом, страницы тонированы по возрасту, мелкие карандашные заметки на задней обложке. На второй последней печатной странице указано, что она предназначена исключительно для военнопленных. 0,0. Инвентарный номер продавца № AMA082615-1

    Подробнее об этом продавце | Связаться с этим продавцом 3.

  • Изображение продавца

    М.Ю. Лермонтов (Перевод с введением Поля Фута)

    Опубликовано Книги Пингвинов, Миддлсекс (1968)

    Доступное количество: 1

    Об этом объекте: Penguin Books, Миддлсекс, 1968 год. Encuadernacin de tapa blanda.Состояние: Bien. Состояние суперобложки: Bien. 3 Едицин. Literatura rusa. Перевод с введением Пола Фута. Инвентарный номер продавца № 058670

    Подробнее об этом продавце | Связаться с этим продавцом 4.

  • Изображение запаса

    М.Ю. Лермонтов; Перевод с введением Пола Фута.

    Доступное количество: 1

    Об этом объекте: Penguin, Harmondsworth, 1974. Мягкая обложка. Состояние: Плохое. Без пиджака. 184 стр. Книга показывает возраст, большинство страниц пожелтели. крышка имеет потертости и загрязнения. на некоторых страницах есть комментарии и подчеркивание. написано чернилами. Могут потребоваться дополнительные почтовые расходы. Размер: Мягкая обложка для массового рынка.Использовал. Инвентарный номер продавца № 65730

    Подробнее об этом продавце | Связаться с этим продавцом 5.

  • Лермонтов М.Ю.

    Опубликовано Государственное издательство детской литературы, Москва (1962)

    Доступное количество: 1

    Об этом объекте: Государственное издательство детской литературы, Москва, 1962 г.Твердый переплет. Состояние: очень хорошее. Без пиджака. Ордински Г.Ф. (иллюстратор). Первый Таким образом. Очень хорошие доски в бумаге с художественной печатью, без оболочки. Текст на русском языке классического повествования Лермонтова. Иллюстрировал ч / б, арт-редактор Ордински. Сцены военной жизни на Кавказе кажутся современными, но по винтажу русской формы чеченцы и другие воины выглядят примерно так же. Размер: 8vo - более 7 дюймов - 9 дюймов в высоту. Инвентарный номер продавца 000530

    Подробнее об этом продавце | Связаться с этим продавцом 6.

  • ДОМ-МУЗЕЙ М.Ю. ЛЕРМОНТОВ В ТАМАНЕ - Фактурное искусство, авторская живопись Картина Ольги Бежиной

    Художник-пленэр. «Я перевожу окружающую меня природу в объемные конструкции». Ольга Бежина родилась на юге России в городе Краснодаре в 1981 году, в 2001 году окончила Краснодарское художественное училище, где, пока не создала собственную технику темповой ритмической живописи, экспериментировала с различными вариантами классической живописи, формируя ее. неповторимый стиль год за годом.Ольга работает на пленэре. Тамань. Древний полуостров - греческий город Хермонас, наполненный историей, своей энергией - сушей, морем и солнцем. Экспериментирует со спектрально чистой палитрой, переосмысливая естественные цвета и отражая в своих работах оптический эффект влияния световых и ветровых потоков на рельеф и цвет холста. Пленэр, на котором Ольга создает пейзажи, действует как творческая лаборатория, где осуществляется поиск самых передовых живописных подходов, черпаются новые решения.Она утверждает, что это место дает ей возможность творить, ее вдохновляют открытые, бескрайние степные просторы, глубокое синее небо, жаркое солнце и море вокруг. Первая работа родилась под открытым небом в 2011 году. Ольга Бежина - художник, создающий пейзажи, переосмысленные из окружающего пространства природы в объемные конструкции. Такова работа «Частицы», созданная всеми оттенками синего и бирюзового. Его крупные мазки образуют выпуклую сложную фактуру, где каждый элемент продуман, выверен, как кусочки цветной мозаики из смальты.Пишет быстро - на одну работу уходит около 12 часов. Каждый элемент картины создает сложную поверхность с переливающимся, четким цветом - это важнейшая составляющая концепции. Цвет, ритм, масштаб - головоломка, с помощью которой художник пытается «приручить» древнюю землю, закрепляя ее тяжелыми масляными мазками. Ольга, художник: «Я не даю картину напрямую, я не переписываю то, что вижу перед собой. Я создаю пейзажи, переосмысливаю окружающую меня природу в объемные конструкции.«

    « Молитва », М. Ю. Лермонтов: анализ стихотворения

    Даже атеисты в смутный час одиночества и печали спасаются молитвой. М.Ю. Лермонтов не был глубоко религиозным человеком, хотя и получил классическое религиозное воспитание, никогда не просил Господа о лучшей жизни, здоровье и благополучии, но в самые трудные моменты слезно молился, чтобы не потерял веру в свое. жизнь. Некоторые события побудили поэта написать собственную молитву. Это произведение заставило автора полностью переосмыслить свою жизнь, и хотя он не стал верующим, но все же перестал быть заядлым скептиком и атеистом.

    В 1839 году, когда поэту исполнилось 25 лет, он написал стихотворение «Молитва». М.Ю. Лермонтов прожил недолгую жизнь, поэтому этот стих можно отнести к позднему периоду творчества. К этому времени Михаил Юрьевич успел уйти в ссылку, изменилось его мировоззрение, отношение к обществу и поэзии. Его произведения стали более мудрыми и философскими. Вернувшись с Кавказа в звании корнета лейб-гвардии, писатель переосмыслил всю свою жизнь, в которой ранее играл роль дебошира или светского льва.Он понимает, что ничего не может изменить в этом мире. Именно из-за собственного бессилия Михаил Лермонтов обращается к Богу.

    «Молитва» написана после встречи на одном из светских мероприятий с Марией Щербаковой. Михаил Юревич всегда был бунтарем и сначала совершал поступки, а потом осмысливал их. Кавказ его немного успокоил, поэт проникся восточной мудростью, и хотя он не принял свою судьбу, он отказался от бессмысленных попыток доказать людям свою никчемность и глупость.В Москве писатель побывал на многих светских маршрутах и ​​откровенно наслаждался вниманием, которое его персона вызвала у представителей красивой статьи. Несмотря на большое количество поклонников, только М.Ю. Лермонтов обратил внимание на скромную и юную Марию Щербакову.

    Молитва - это спасение человека в самые трудные моменты жизни. Об этом девушка рассказала Михаилу Юрьевичу. Она утверждала, что только в искреннем обращении к Богу он сможет обрести душевный покой и равновесие.Поэт запомнил ее слова, конечно, он не ходил в храм и не читал «Псалтирь», но после разговора с Марией написал стихотворение «Молитва». М.Ю. Лермонтов ничего не просит у Бога, он не раскаивается и не занимается самобичеванием, он просто очищает душу от бессильной злобы, печали и тоски.

    Время от времени поэта терзали сомнения, стоит ли ему и дальше заниматься литературой, добиваться поставленных целей или все желания и стремления - лишь самообман.Но ведь были люди с похожим мировоззрением, это были Вяземский, Пушкин, Белинский, и Михаил Юрьевич понимал, что он не один. Слезная молитва помогла ему избавиться от сомнений и обрести духовную поддержку.

    М.Ю. Лермонтов горячо молился с чувством раскаяния, чтобы очиститься от переживаний и мрачных мыслей, и это действительно помогло. Поэма «Молитва» - это попытка укрепить веру в свои силы и смириться с уготованным судьбой путем.Лермонтов раскаивается в собственных слабостях и просит прощения за то, что скрывает свои истинные чувства за маской.

    Бородино - Михаил Лермонтов

    Лермонтов, вероятно, второй по почитанию поэт в России после Александра Пушкина. Если Пушкина можно сравнить с Уильямом Шекспиром по масштабу влияния, которое он оказал на родной язык, то я бы сказал, что Лермонтов похож на Джона Китса, у которого была яркая, хотя и короткая литературная карьера. Как и Пушкин, Лермонтов погиб на дуэли молодым.

    Естественно, на тематику и стилистический выбор Лермонтова сильное влияние оказал его великий предшественник.В этом томе собраны его самые известные стихи, часто посвященные

    году. Лермонтов, вероятно, второй по значимости поэт в России после Александра Пушкина. Если Пушкина можно сравнить с Уильямом Шекспиром по масштабу влияния, которое он оказал на родной язык, то я бы сказал, что Лермонтов похож на Джона Китса, у которого была яркая, хотя и короткая литературная карьера. Как и Пушкин, Лермонтов погиб на дуэли молодым.

    Естественно, на тематику и стилистический выбор Лермонтова сильное влияние оказал его великий предшественник.В этом томе собраны его самые известные стихи, часто посвященные дикой красоте Кавказа, безответной любви или восхищению рядом известных людей. Оба поэта, казалось, боготворили Байрона и видели в его задумчивом трагическом герое своего идеала, который часто воплощался в их произведениях.

    Я обнаружил, что Лермонтов больше склонен экспериментировать с ритмом в своих произведениях, часто переходя на нестандартные конструкции. Некоторые работали у меня лучше, чем другие. Чтобы оценить это разнообразие, я считаю важным прочитать вслух все его работы.

    Тематически я увидел, что меня больше привлекает его повествовательная поэзия. Такие пьесы, как «Три пальмы», «Дары Терека», «Тамара» и «Ночь», безусловно, были моими любимыми. Чаще всего я перечитывал их по крайней мере дважды просто потому, что был поражен глубиной сюжета и яркостью изображений, содержащихся в таком ограниченном формате. Из трех стихотворений пришлось выделить «Песнь о царе Иване Васильевиче, молодом опричнике и доблестном купце Калашникове» (да, это очень длинное название).Он был написан в стиле старинной бардовской песни, без рифмы, но с упором на ритм. Это напомнило мне много сказок Пушкина, но с гораздо более мрачными оттенками. Я вижу, как буду читать его снова и снова в будущем, полностью пропуская два других.

    Я немного удивлен, что сборник назван в честь Бородино, так как большинство стихов в нем ни о чем, кроме войны. Я думаю, что «Бородино» - одно из самых известных стихотворений Лермонтова, и большинству российских студентов приходится выучивать и декламировать его в рамках школьной программы, поэтому это было бы наиболее запоминающимся названием, но я стою на своем.Я бы скорее назвал сборник Кавказским пленником, учитывая историю Лермонтова в этом регионе, а также его любовь к кавказскому образу жизни.

    Государственный академический русский драматический театр имени М.Ю. Лермонтова - Театры

    источник:
    almaty-city.narod.ru

    В 1933 году в городе Семипалатинском состоялось открытие Русского драматического театра, а не позже его открытия в Алматы.Это произошло потому, что здание театра еще не было застроено, и спектакль был готов. На первом открытии они исполнили пьесу Тренева «Любовь к весне», а затем в Южной столице - пьесу Афиногенова «Страх».
    С самого начала существования стало нормой ставить в год 7-8 премьерных пьес по драматургии Гоголя, Чехова, Островского, Горького, Шекспира, Шиллера, Мольера и многих других. Театр стал лучшей школой для многих актеров и режиссеров того времени.Многие из них, набравшись опыта, продолжили работу в стенах театра, и вскоре он стал эталоном театрального искусства Казахстана.
    В 1964 году театру было присвоено имя великого русского поэта М.Ю. Лермонтова, к 150-летию Лермонтова. Тогда же был поставлен спектакль «Поручик Лермонтов», и вскоре слово «Лермонтовец» прочно вошло в лексикон алматинцев и обозначало член коллектива театра. А спустя 10 лет, в 1974 году, театру было присвоено звание академического театра.
    В 90-е годы ХХ века, на фоне экономического спада на территории всего бывшего СССР, драматический театр пережил свою драму: почти не получал финансирования, но не сдавался и даже ставил новые пьесы, которые ранее были запрещены советской властью. К счастью, театр смог пережить этот непростой период и сегодня продолжает радовать зрителя.
    С самого начала своего существования в центре внимания театра был Человек, его радость и горе, социальная и нравственная стороны жизни.Все это было облечено в художественную форму и предстало перед благодарным зрителем в виде ярких и эмоциональных представлений на протяжении всего периода истории театра.

    Михаилу Юрьевичу Лермонтову исполнилось 200 лет

    Известному русскому поэту, прозаику, драматургу исполняется 200 лет. М.Ю. Лермонтов родился 15 октября (3 октября по старому стилю) 1814 года. «Герой нашего времени», как и другой известный русский поэт, умер очень рано. Убит 27 июля (15 июля по старому стилю) 1841 года на дуэли в Пятигорске.Несмотря на его раннюю кончину, творчество Лермонтова оказало большое влияние на многих русских писателей и поэтов XIX и XX веков. Произведения Лермонтова популярны среди его потомков, спустя 200 лет после его рождения, они отражаются в современной культурной жизни страны сегодня.
    Михаил Юрьевич Лермонтов - одно из самых удивительных явлений в мировой литературе. Знаменитый поэт умер не раньше 27 лет. При этом за свою короткую жизнь ему удалось создать признанные шедевры, которые позволили ему войти в когорту великих писателей.Общепризнанный гигант мировой литературы Лев Николаевич Толстой признал, что его знаменитая эпопея «Война и мир» выросла из бородинского стихотворения «Лермонтов».

    За свою жизнь Лермонтов успел написать около трех десятков стихотворений, около 400 стихотворений, а также ряд прозаических и драматических произведений, которые сегодня составляют неприкосновенный фонд русской культуры и входят в обязательную школьную программу. Кроме того, он увлекался живописью, с этой стороны он был гораздо менее известен людям, хотя сумел оставить потомкам более 10 картин маслом, более 50 работ акварелью, а также почти 300 различных рисунков.Михаил Юрьевич Лермонтов был человеком творчески одаренным, удивительно музыкальным. Прекрасно играл на фортепиано, скрипке, пел, сочинял музыку на свои стихи.

    Творческая натура не помешала поэту связать свою жизнь с армией. Он так и не смог полностью посвятить себя литературе, хотя 1840-1841 гг. Именно этим и хотел заниматься зимой, но судьба распорядилась иначе, и другой великий русский поэт пал жертвой дуэли. Большое влияние на творчество поэта оказала служба на неспокойном Кавказе, которая хоть и была не такой продолжительной, но серьезно изменила морально молодого человека.Впечатления от природы этого края, быта местных народов, кавказского фольклора навсегда остались в основе многих произведений русского писателя.

    Детство великого русского поэта было не самым безоблачным. Женитьба родителей капитаном армии Ю. П. Лермонтова (1773-1831) и богатой наследницы М. М. Арсеньевой (1795-1817) не увенчались успехом. Ранняя смерть матери поэта и ссора отца с бабушкой Э. А. Арсеньевой очень сильно повлияли на формирование личности Лермонтова.Поэт получил образование у бабушки в имении Тарханы, расположенном в Пензенской губернии. Здесь ему удалось получить отличное домашнее образование (иностранные языки, музыка, рисование).

    С 1827 г. поэт жил в Москве, где учился в Благородном пансионе при Московском университете (сентябрь 1828 г. - март 1830 г.), затем в Московском университете (сентябрь 1830 г. - июнь 1832 г.) сначала нравственно-политическом, а также затем в вербальном отделе. В университете он так и не закончил, поступив в кадетское училище в Санкт-Петербурге.В Петербурге в 1832 году. Михаил Лермонтов с детства пристрастился ко всему военному, лепному из раскрашенных восковых рисунков прошлых сражений, и среди игр, которые ему больше всего нравились, были игры хотя бы военного характера. В саду устроили что-то вроде батареи, штурм которой дети бросали, воображая, что атакуют позиции противника.

    По семейным портретам офицеры и генералы смотрели на маленького Лермонтова. Основателем его семьи был шотландец Георг Лермонт, который был ландскнехтом, то есть профессиональным наемником.Он служил у поляков, а в 1613 году перешел на государственную службу. Дед по материнской линии поэта Михаила Васильевича Арсеньева, в честь которого поэт получил свое имя, был капитаном гвардии, а его брат Афанасий, которого поэт любил и даже называл своим дядей, в свое время получил золотой меч с надпись «За храбрость» И принял участие в Бородинском сражении. Да и наставником будущего автора поэмы «Бородино» был наполеоновский гвардеец в отставке Жан Кейп.

    Все это в конечном итоге привело его к военному делу. Поступил в Школу гвардейских средних прапорщиков и кавалерийских юнкерсов. В ноябре 1834 года его выпустили корнетом в лейб-гвардии гусарский полк, стоявший в Царском Селе. Гусары полка несли караульную службу во дворце, а также принимали участие в различных придворных церемониях и праздниках.

    Удивительно, но к началу 1837 года у Михаила Лермонтова не было особого литературного статуса в России. Хотя к этому времени успел написать огромное количество разных работ.Он уже написал стихотворение «Демон», стихотворение «Исповедь», которое было прообразом стихотворения «Мцыри», и было два незаконченных романа. Кроме того, он уже написал большое количество стихов. Среди них были признанные в будущем «Парус» (1831 г.), «Русалка» (1832 г.), «Умирающий гладиатор» (1836 г.), поэма «Боярин Орша» (1835–1836 гг.). Однако многие из них даже не опубликованы.

    Картина Лермонтова «Атака», 1838 г.

    Слава пришла к Лермонтову в одночасье вместе с одним из его самых известных стихотворений «Смерть поэта» (1837).Фраза, с которой она начинается («Поэт умер - раб чести»), сегодня известна практически каждому. Это стихотворение стало ответом на последнюю дуэль Александра Пушкина. Текст стихотворения получил широкое распространение и получил очень высокие оценки общества. Заключительные строки этого стихотворения, содержавшие резкие нападки на высшую русскую аристократию, вызвали гнев императора Николая I. Это стихотворение принесло поэту не только известность, но и первое звено. 18 февраля Лермонтов был арестован, и вскоре его перевели прапорщиком в нижегородский драгунский полк, расположенный на Кавказе.

    В марте 1837 года поэт уезжает из Петербурга на Кавказ, где, как всегда, шла война. Горцы, которых удалось объединить Шамилю, оказались под знаменем Газавата. Им противостояли силы Отдельного Кавказского корпуса. Его штаб-квартира находилась в Тифлисе. На Северном Кавказе войска дислоцировались на Азово-Моздокской укрепленной линии, представлявшей собой цепь казачьих станиц и крепостей, и в дальнейшем получившую название Кавказ. В свою первую поездку на Кавказ Лермонтов не принял участия в боевых действиях; По пути к месту службы он сильно простудился и провел лето не в боях с горцами, а на лечении в Пятигорске.Однако осенью во время ссылки ему удалось объехать весь Кавказ. Сам он писал, что проехал всю трассу от Кизляра до Тамани, побывал в Азербайджане, Кахетии и Тифлисе по Военно-Грузинской дороге.

    Перевод обратно в гвардию за талантливого поэта получил Жуковский, который в то время был дипломированным наследником престола. Подводя итоги ссылки, он написал другу: «Здесь, кроме войны, нет службы». В будущем он полностью осознает справедливость написанных слов на собственном опыте.

    Из своей первой ссылки, закончившейся в октябре 1837 года, Лермонтов вернулся уже известного поэта. С Кавказа он привез большое количество новых поэтических произведений. Смерть поэта сделала его одним из самых популярных писателей в стране, и в мире на него стали смотреть иначе. Он попал в круг друзей Пушкина, и его начали печатать; Практически все номера «Отечественных записок» содержали новые стихи Лермонтова. А публикация стихотворения Бородино в 1837 году окончательно укрепила его славу великого поэта.В 1838–1840 годах был написан знаменитый роман «Герой нашего времени», вызвавший бурную полемику критиков.

    Жизнь поэта была относительно беззаботной до 1840 года, когда Лермонтов после дуэли с сыном французского посла де Барантом был отправлен обратно на Кавказ, во второй раз в жизни исключен из караула. Было унизительно, что его, кавалериста, на этот раз перевели в пехоту. Причина ссылки - «неявка на дуэль». Любопытно, что дуэль с де Барантом произошла за Черной рекой, недалеко от того места, где был убит Пушкин.В дуэли де Барант промахнулся, выстрелив в Лермонтова, хотя прицелился. После выстрела поэт выстрелил в сторону.

    На этот раз Лермонтов был сослан в Тенгинский пехотный полк. В июне 1840 года Лермонтов в составе чеченского отряда генерала Галафеева отправился в свою первую экспедицию в Чечню. Произведение, в котором особенно ярко и полно отражены боевые впечатления поэта, навсегда останется великим стихотворением «Валерик», ставшим описанием кровавой битвы между эскадрой генерала Галафеева и 11 чеченскими частями июля 1840 года.В бою на реке Валерик (от чеченской реки смерти) обе стороны понесли серьезные потери, но не смогли добиться существенного военного успеха.

    Эпизод битвы при Валерике, акварель Лермонтова, 1840

    В доверительном письме другу после битвы поэт принес ужасные картины: «Каждый день у нас были дела, особенно жаркие, продолжались 6 часов. в ряд. У нас было всего 2 тысячи пехоты, а их было до 6 тысяч, все время штыки сражались.В итоге наши 30 офицеров отошли к 300 рядовым, а их тела оставались на поле боя до 600 - вроде хорошо! Представьте себе, что в овраге, в котором стояла пехота, через час после работы пахло кровью. Высшее руководство упомянуло исход битвы Лермонтова, отметив его храбрость, отвагу и хладнокровие, проявленные в бою.

    В конце сентября 1840 года отряд генерала Галафеева вышел из крепости Грозный к реке Аргун. Во время этого перехода получил травму Руфин Дорохов.Этот человек даже на Кавказе среди отчаянно храбрых людей поражал всех своей холодной решительностью и отвагой. Будучи на много лет старше Михаила Лермонтова, он ходил в скромном чине унтер-офицера. За частое участие в дуэлях и вспыльчивый характер неоднократно лишался офицерского состава. Их отношения с Лермонтовым почти дошли до поединка, но потом они подружились. Под командованием Дорохова был отряд - «бригада охотников», которую он, выйдя из ранения, передал Лермонтову.Об этом поэт писал: «Мне в наследство от раненого Руфина Дорохова досталась отборная бригада охотников, состоящая из сотен казаков - разного сброда, татар, добровольцев и др., Что-то вроде партизанского отряда, если я довелось с ними удачно действовать, возможно, что-то подарит. "

    Желанная награда давала поэту надежду на прощение и возможность отставки, о которой он уже начал думать, желая полностью посвятить себя литературному труду.Под его руководством «Летучая сотня» отличилась в боях за Шалинским лесом, а также при переходе через реку Аргун. Руфин Дорохов, о мужестве которого ходили легенды на Кавказ, высоко оценил военную отвагу Лермонтова: «Славный парень - прямая, честная душа, он не выносит головы. Мы подружились и расстались со слезами на глазах, какое-то черное предчувствие мне подсказывало, что его убьют. Жалко, очень его жаль, он был храбрый и страстный - голову не оторвать.

    В январе 1841 года Михаил Лермонтов уехал в отпуск в Петербург, отсрочив двухмесячный отпуск, он пробыл здесь до 14 апреля, кружась в литературных кругах и вынашивая творческие планы. Вернувшись на Кавказ, поэт остался лечиться в Пятигорске. Периодическая ссора с соучеником по кадетскому училищу Н. С. Мартыновым закончилась трагически - привела к очередной «печальной дуэли» (В. В. Розанов), закончившейся смертью поэта через 26 лет.

    Несмотря на различия на Кавказе, боевых наград он не получил, хотя представился кавалером ордена Св.Владимира 4, а также ордена Святого Святослава, 3. Князь Голицын представил знаменитого поэта золотой сабле с надписью «За отвагу», но результат был тот же. Говорят, что его имя было лично вычеркнуто Императором Николаем I.

    Лермонтов чувствовал себя так, как если бы он был в раннем возрасте, он начал писать стихи с 14 лет, он спешил жить и писать. Уже к 1840 году ими было создано около 400 стихотворений, 30 стихотворений, а также несколько драматических и незаконченных произведений.Почти все они были опубликованы после его смерти. Поэт жил бурно, страстно, порой не задумываясь о последствиях своих действий. Один из дамских знакомых Лермонтов написал о нем пророческие строки: «Какой он взбалмошный, вспыльчивый человек, наверное, кончится катастрофой.

    Сказать, что Лермонтову удалось бы сделать хорошую военную карьеру, сложно, даже предположительно. Зимой 1840-41 годов он принял твердое решение уйти со службы, издать собственный журнал и написать большой исторический роман из истории Кавказа со времен Екатерины и генерала Ермолова.Два однокурсника поэта, сумевшие, как и он, воевать на Кавказе, достигли высот в военной карьере, в будущем, получив звание фельдмаршала, многие просто дослужились до звания генерала. Но имена этих генерал-фельдмаршалов для подавляющего большинства навсегда потеряны в лабиринтах истории, а имя простого лейтенанта Тенгенского пехотного полка также широко известно в XNUMX веке. Как известно, рукописи не горят.

    По материалам из открытых источников.

    Анализ работы М.Ю. Роман Лермонтова `` Герой нашего времени ''.

    Показано, что расположение глав романа «Герой нашего времени» соответствует «пяти благородным истинам» Достоевского. Неверие - главная причина смерти Печорина. Библейские мотивы в романе. Печорин и рождение новой жизни.

    Но когда придет Сын Человеческий, найдет ли он веру на земле?

    Луки 18: 8


    Содержание

    «Герой нашего времени» и пять благородных истин.

    Расположение глав «Героя нашего времени» не соответствует хронологии событий. Логика такого расположения становится понятной, если сопоставить основное идейное содержание этих глав и «Пять благородных истин» - так я хочу назвать идеи, проанализированные мною в статьях «Маленькие трагедии А.С.Пушкина», как чертёж основных романов Ф.М. Достоевского ». и «Гомологии в русской классической литературе».

    «Бела». Автономная этика.

    Стратегия, которой Печорин покорил сердце Белы, вполне соответствует «науке нежной страсти» из первой главы пушкинского «Евгения Онегина».Наконец, Онегину так надоели и «причудливые бабы большого мира», и «юные красавицы», что он совсем потерял интерес к жизни, хотя и не хотел пытаться застрелиться. То же произошло и с Печориным.

    В каждом обществе свои представления о морали, и Петербург 19 века был вполне терпим к разврату молодежи, для девушек и женщин это было совершенно неприемлемо. Экзотические общества, такие как дикие народы Кавказа, обычно имели довольно странные и необычные представления о морали и шкале жизненных ценностей.Для юного Азамата хорошая лошадь может значить больше всего на свете. Он спокойно меняет сестру на лошадь и для черкесского мира это совершенно нормально. Когда Казбич убил отца Азамата и Бэлы, тем самым вознаградив себя за потерю коня, Максим Максимович отнесся к этому совершенно спокойно: «Конечно, по-своему, - сказал капитан, - он был абсолютно прав». При этом Печорин отмечал, что его «невольно поразила способность русского человека применять обычаи тех народов, среди которых он живет; Не знаю, достойно ли это свойство разума порицания или похвалы, только оно доказывает его невероятную гибкость и наличие ясного здравого смысла.Этот подход можно назвать «Автономной этикой». Каждое событие и поступок можно оценивать только в контексте конкретной ситуации. Одно и то же действие в одном случае можно рассматривать как преступление, а в другом - как героизм.

    Столкновение двух обществ с очень разными традициями и концепциями может привести к драматическим последствиям. Отношение Печорина к религиям было довольно прохладным. Он сбивает с толку девушку-мусульманку, рассуждая о том, кого Аллах позволяет любить. В пятой главе Корана говорится, что мужчинам разрешено любить христиан и евреев:

    Таковы целомудренные верующие женщины и целомудренные женщины из тех людей, которым было дано Писание до вас, при условии, что вы дадите им их приданое и выйдете замуж… 1

    Однако женщины не могут любить христиан, и это ставит женщину в неравное положение, что, вероятно, не должно нравиться Беле.Если мужчина может, почему я не могу? Она не обращает внимания на то, что Печорин - христианин и заповеди Корана не имеют к нему никакого отношения.

    Когда умерла Бела, Печорин был рад ее смерти. Максим Максимович говорит: «Вы знаете, я для приличия хотел его утешить, я заговорил; он приподнял голову и засмеялся ... У меня от этого смеха на коже появился иней ... » 2 Капитан тоже положительно отреагировал на эту смерть, фактически оправдывая Казбича:« Нет, она хорошо сделала, что умерла: ну что бы она стать, если от нее бросит Григорий Александрович? И это случилось бы рано или поздно… »Но разве смерть любимого человека вообще можно считать чем-то хорошим?

    «Максим Максимович».Не делай себе никакого изображения.

    При случайной встрече с Печориным Максим Максимович хотел броситься ему на шею, но Григорий только пожал ему руку. Капитан этого не ожидал и сильно обиделся. В его представлении штабс-капитан создал образ «старого доброго друга», с которым он действительно много времени проводил в крепости. Но не следует создавать кумиров, потому что, когда они появляются в реальной форме, может возникнуть большое недопонимание. Летописец романа описывает этот эффект следующим образом:

    Печально видеть, когда молодой человек теряет свои самые лучшие надежды и мечты, когда с его глаз снимается розовая пелена, сквозь которую он смотрел на дела и чувства человечества; хотя есть надежда, что старые иллюзии будут заменены новыми, тем не менее мимолетными, но, с другой стороны, не менее сладкими.Но чем их заменить в возрасте Максима Максимыча? Делай, что хочешь, сердце ожесточается, а душа сжимается.

    В этой главе Печорин полностью разочаровался в жизни и уже стоит одной ногой в гробу. Если такой человек не совершает самоубийства, то вскоре приходит смерть, что и произошло. Печорин не погиб в бою, а просто «вернулся из Персии». Летописец был рад его смерти, так как она давала возможность спокойно издавать журнал «Печорин», поставив под ним свою подпись.

    Печорин выбросил свои дневники: жизнь человека, фигурировавшего в этих бумагах, теперь казалась ему ничтожной, пустой и чуждой. Хотя в одном месте Печорин написал: «Я пишу этот журнал для себя и, следовательно, все, что я в него брошу, со временем станет для меня драгоценным воспоминанием». Андрей Макаревич в стихотворении «Флаг над замком» поясняет:

    Усталость остаётся от ненужных побед
    Если завтра ничего не обещает. 3

    Печорин в своем воображении создал прекрасную, идеальную жизнь, но столкнувшись с действительностью, сотворенный идол рассыпался в прах.

    Я вступил в эту жизнь, уже прожив ее в мыслях, и это стало утомительным и тошнотворным для меня, как чтение плохой имитации книги для того, кто давно знаком с оригиналом.

    Причина трагедии Печорина напоминает причину Есенина. В стихотворении «Золотая роща развеянная» поэт пишет:

    Не жалею о растраченных годах,
    Или о сиреневом цвете моей души.
    Огонь из ягод рябины во дворе,
    Горит красным, но не может согреться.

    Он называет свои стихи «одним ненужным комком». Вся жизнь кажется ему красивой выдуманной сказкой:

    Сейчас тоски не чувствую,
    О, жизнь моя! Я спал быстро?
    Ну, похоже, рано утром
    На розовой лошади я проскакал мимо. 4

    В стихотворении Есенина «Черный человек» появляется некто, объясняющий поэту, что его жизнь пуста и бессмысленна, наполнена преувеличенными эффектами и банальными желаниями.Ударяя тростью «черного человека в переносицу», он лишь разбивает собственное отражение в зеркале.

    Луна умерла.
    В окне мерцает заря.
    Ах, ночь!
    Что, ночь, что ты испортил?
    Я стою в цилиндре.
    Со мной никого нет.
    Я один ...
    И зеркало разбито. 5

    «Тамань». Чувства.

    В главе «Тамань» контрабандист Янко занимается своего рода подпольным бизнесом, нарушая при этом государственное законодательство.Ему помогает молодая девушка, которую Печорин называет «Ундиной», то есть водяной нимфой. Их деятельность придает смысл жизни слабослышащей старушке и слепому мальчику. Мальчик считает Янко великим героем: «Янко не боится ни моря, ни ветров, ни тумана, ни береговой охраны! Просто послушай! Это не плеск воды, не обманывай - это его длинные весла ».

    Восторженные чувства слепого мальчика практически такие же, как слепая любовь Татьяны в третьей главе пушкинского «Евгения Онегина».Янко просто занимается бизнесом. Мальчик и старушка - его временные помощники. Он не боится моря, но когда возникает опасность для его бизнеса, Янко без раздумий бросает и слепого мальчика, и глухую старуху:

    Скажи старухе, что ей пора умереть; она здесь давно, и надо где-то черту провести. Что до нас, она нас больше никогда не увидит.
    "А я?" сказал слепой мальчик жалобным голосом.
    «Какая мне польза от вас?» был ответ.

    В виде компенсации нанесенного морального вреда Янко бросает слепым пару монет:

    Он вложил что-то в руку слепого и добавил:
    «Вот, купи себе имбирных пряников».
    "Это все?" сказал слепой мальчик.
    «Ну, вот еще кое-что».
    Деньги упали и зазвенели, ударившись о скалу.
    Слепой мальчик не поднял его.

    Это немного похоже на историю Эраста и Лизы в «Бедной Лизе» Карамзина, но сомнительно, что слепой мальчик утонет в море.Ундина настолько предана своему Янко, что она без колебаний прыгает в его лодку, также оставляя мальчика и старуху на произвол судьбы, хотя друг берет девочку с собой только потому, что «она не может здесь оставаться».

    Несмотря на то, что подсказывают слепые и глухие чувства, простой холодный расчет живет своей жизнью, и как бы Татьяна Ларина ни считала себя героиней романа, в следующей главе ей предстоит спокойная и внятная лекция от Евгения Онегина.

    «Мэри».Закон хлеба.

    Как правило, цель любого шоу-бизнеса - украсить действительность, чтобы добиться максимального эффекта при воздействии на публику. Для литературного произведения, не преследующего цель задокументировать действительность, это вполне нормально. Люди часто надевают самые разные маски, чтобы произвести на себя особое впечатление. Лермонтову это не понравилось…

    Как часто, в окружении пестрой толпы,
    Когда передо мной, как во сне,
    С шумом музыки и танца,
    С диким шепотом произнесенных речей,
    Мелькают образы бездушных людей,
    Приличия затянутые маски,

    Когда, придя в себя, я обнаружу обман
    И шум людской толпы напугает мою мечту,
    На праздник, незваный гость,
    Ой, как хочу смущают их весельем
    И смело бросают им в глаза железный стих,
    Пропитанные горечью и гневом !.. 6

    Андрей Макаревич также упоминал в своих стихотворениях тему ношения масок и саркастически над ними…

    Носите маски, носите маски,
    Только под маской
    Вы можете оставаться собой!
    А если у друга беда -
    Еще не поздно надеть маску соучастия,
    Под маской, как в сказке, ты невидим,
    И можешь сколько угодно смеяться
    Над другом. 7

    В мире строгих истин и правил все ложное рано или поздно уходит.Если человек в своем воображении превращает действительность в кумира, как ему заблагорассудится, при столкновении образа с действительностью всегда побеждает объективная правда. Классическим примером является желание людей центрировать Землю и заставить Солнце вращаться вокруг нее. Несмотря на количество сожженных на кострах еретиков, строгий научный подход доказывает, что Земля все еще вращается вокруг Солнца. Хотя разрушение выдутых мыльных пузырей иногда может иметь драматические последствия. Центральным диалогом четвертой главы «Евгения Онегина» является разговор Евгения с Татьяной.Он логично и аргументированно объясняет девушке, что не может и не хочет отвечать на ее чувства.

    Объяснение Печорина с Марией напоминает монолог Онегина, но Евгений не сделал ничего, чтобы Татьяна влюбилась в него. Печорин флиртовал с Марией только ради удовольствия, по сути, издеваясь над ее ограниченностью и кокетством.

    Грушницкий может символизировать шоу-бизнес.

    он из тех людей, у которых есть громкая фраза, готовая на все случаи жизни, которых не трогает простая красота и которые величественно окутывают себя необыкновенными чувствами, возвышенными страстями и исключительными страданиями.Произвести эффект - их восторг; они почти безумно любят романтических провинциальных дам.

    Его неприязнь к Печорину - обычное отношение людей, живущих с преувеличенными образами и социальными стереотипами, к тем, у кого индивидуальное, независимое мышление, кто смеется над тупостью, покрытой страусиными перьями.

    Вера - единственная женщина, которая понимает Печорина, но материальное положение для нее превыше всего, а благополучие ее детей дороже безнадежной любви Печорина.В поддержку «Закона о хлебе» она предпочитает выходить замуж за богатого пожилого человека. Ни загонная лошадь Печорина, ни откровенное объяснение Веры с мужем не могут объединить Григория с Верой.

    «Фаталист». Жажда жизни сильнее.

    Если бы «закон хлеба» имел абсолютную и неограниченную силу, тогда вся жизнь была бы однозначно «предопределена». Если мы бросим мяч с определенной высоты, он достигнет земли за очень определенное время, и вы не сможете изменить это время без каких-либо других помех.Однако принципиальное отличие живых организмов от неживой природы состоит в том, что жизнь нарушает «закон хлеба», иногда только для того, чтобы заявить о себе. Поэтому вполне понятен интерес Вулича к вопросу, может ли человек сам определять свой жизненный путь или «все заранее написано на небесах». Но даже если все строго и точно, наиболее оптимальным и «правильным» способом, то всегда может быть такой случайный, неосознанный фактор, который превратит все строгие логические построения в прах.Простой вопрос обезумевшему пьяному офицеру стоил Вуличу жизни. Высоцкий писал:

    И шансы летят, как пули -
    Сумасшедший, запоздалый, слепой, в конце, -
    Кто-то осмелился их подставить -
    И сразу: кто в могиле, кого в почете.
    Остальные не заметили
    А мы так уклонились -
    Умышленно или по примете -
    Наткнулись на правую ногу. 8

    Печорин действует вопреки логике и расчетливости от скуки.Чтобы испытать острые ощущения, он рискует жизнью, когда помогает поймать живым пьяного офицера. Когда Мэри была уже полностью в его власти, он не упал к ее ногам, а резко бросил ее. В песне Макаревича «Барьер» это звучит так:

    .

    И последний лед тронулся.
    И путь открыт, осталось только идти вперед,
    идти вперед.
    Но ты просто остановился, не сделал шага,
    Открытый путь был хуже лютого врага
    и вечного льда. 9

    В стихотворении Лермонтова «Белеет одинокий парус» лодка не стремится к счастью и не убегает от счастья - она ​​постоянно просит бури, как будто в буре мир.У Макаревича похожие мотивы:

    Полный штиль, паруса как тряпки.
    Мир устал, заснул в ленивом безумии.
    Я молюсь, чтобы небо послало мне каплю ветра.
    Да усилится буря! 10

    В пушкинской «Сцене из Фауста» Фауст просит Мефистофеля потопить испанский корабль с «модной болезнью» только от скуки. В песне «Барьер» Макаревич отмечает, что если человек живет только борьбой с препятствиями в постоянной буре, то что он будет делать, если все пути открыты?

    Пока вы шли на красный свет,
    вы были героем, без сомнения.
    Никто не мог сбить вас с пути.
    Но если все пути открыты,
    куда идти и с кем идти?
    И как бы вы тогда нашли свой путь? 11

    Человек, у которого внутри пустота, всегда боится остаться наедине с собой. Ему всегда нужны внешние мешающие факторы. С их помощью он заполняет свою духовную пустоту. Для такого человека в состоянии полного спокойствия жизнь заканчивается.

    Печорин и неверие.

    Если человек достаточно богат, чтобы не думать о том, где взять деньги, то его судьба в основном определяется моральными и идеологическими проблемами.В отличие от Пушкина, зарабатывавшего писательством, Лермонтов был наследником огромного состояния и никогда не нуждался в деньгах, как его герой Печорин. Объясняя принципы, по которым устроен наш мир, Великий инквизитор в книге Достоевского «Братья Карамазовы» объяснил необходимость «веры» следующим образом:

    Ибо секрет человеческого существа не только в том, чтобы жить, но и в том, чтобы жить ради чего. Без устойчивого представления о предмете жизни человек не согласился бы продолжать жить и скорее разрушил бы себя, чем остался на земле, хотя хлеба у него было в изобилии. 12

    Для Печорина открыты все пути, и, чтобы хоть как-то развлечься своей жизнью, он бросается в одно, потом другое ... и все напрасно и если какой-то путь закрыт, как в случае с Верой, то он абсолютно закрытый и нет ни единого шанса пойти в этом направлении. Если вы попытаетесь найти в Печорине качество, которое можно назвать «типичным» для нашего времени, то это будет «неверие». Григорий полностью теряет всякое желание жить в этом мире, потому что он не понимает, зачем ему жить .Все развлечения окончены, все пути открыты - куда теперь идти? Зачем человеку жить, если все на свете доступно и все эти развлечения смертельно скучны?

    В первоначальной версии предисловия к «Герою нашего времени» Лермонтов писал: «Если вы верили в существование Мелмота, Вампира и других, почему вы не верите в реальность Печорина?» Первоначально его героем должно было быть нечто совершенно уникальное, вроде лермонтовского «Демона», но позже писатель решил сделать своего Печорина самым обычным и даже «типичным» человеком.В третьей главе «Евгения Онегина», посвященной описанию возникновения любви Татьяны к Онегину, приводится список литературных предпочтений Татьяны:

    Басни британской музы
    нарушают сон молодой девушки,
    и теперь ее кумиром стал
    либо задумчивый Вампир,
    , либо Мельмот, мрачный бродяга,
    , либо Блуждающий еврей, либо Корсар,
    или таинственный Сбогар. .
    Лорд Байрон по уместному капризу,
    в горестном романтизме,
    прикрыл даже безнадежный эгоизм. 13

    Следует помнить, что все эти герои придерживались весьма неоднозначных этических принципов. Например, Мелмот, следуя за Фаустом, заключает договор с дьяволом, продав свою душу, чтобы выйти за пределы своих возможностей. В конце книги Чарльза Мэтьюрина темные силы забирают с собой Мельмота. Конец Печорина нарисован совершенно просто и банально - он не умирает в бою или на дуэли, его не уносит дьявол. Он умирает просто «по дороге из Персии» фактически от скуки и «от неверия».Отметим, что Есенин, путешествуя по Кавказу, мечтал побывать в Персии и умер вскоре после возвращения в Россию.

    Термин «вера» здесь следует понимать не как конкретную религию - христианство, буддизм или что-то еще, а в духе Великого инквизитора - «твердое представление, зачем жить». У Печорина нет такой идеи, и в том банальном мире, где он живет, такой взгляд не может возникнуть, и поэтому Григория можно назвать «героем нашего времени».

    Коммуникационные проблемы внеземного разума.

    Предположим, что внеземной разум (IE) существует и далеко зашел в своем развитии по сравнению с человеческим обществом на Земле. Какие проблемы могут возникнуть, если он захочет общаться с людьми? IE можно рассматривать как некий абстрактный тип «бога». Фильм Харальда Рейнла 1970 года «Колесницы богов» 14 предполагает, что все земные религии были созданы инопланетянами. Это не исключает предположения о монотеизме - что «инопланетянин» всего лишь один и напоминает «Солярис» из книги Станислава Лема.

    Первая глава «Героя нашего времени» показывает, что многие социальные группы сосуществуют в мире с сильно различающимися этическими принципами, и неясно, каких принципов IE следует придерживаться, чтобы избежать враждебности. Невежество и простота дикарей и примитивных религий раздражает так же, как кокетство и духовная пустота светского общества. Как и чему он будет учить, а главное с какой целью? Должен ли IE иметь «цель в жизни» или, как писал Макаревич:

    И ночь загадочно смотрит в открытое окно.
    Дыра звезд на одежде тьмы - рваное вещество.
    Видно, ему и без меня работы хватит,
    Ну, может он, как и мы, потерял силы…
    Ну, может он, как и мы, потерял знания…
    Ну, может он, как и мы, потерял веру… 15

    Печорин обсуждает в главе «Фаталист»:

    звезды безмятежно сияли в глубоком синем своде неба; и я был поражен абсурдностью этой идеи, когда вспомнил, что когда-то были очень мудрые люди, которые думали, что звезды небесные участвовали в наших незначительных ссорах из-за куска земли или каких-то других воображаемых прав.

    Однако, как глубоко Печорин ни заглядывал в тайны Бытия, никому это не нужно. Пытаясь обсудить с Максимом Максимичем вопросы о предназначении и роли «звезд» в жизни, он встречает лишь банальные рассуждения о ненадежности «азиатских молотков», когда они плохо смазаны и черкесских винтовок. Капитан использует фразу «быть ему предназначенной» как простое клише, независимо от его буквального значения. Здесь следует помнить о высшей математике. Чтобы понять доказательство теоремы, вам нужно иметь хорошее абстрактное мышление.В гуманитарных науках нет аксиом и теорем, и люди, которые вообще ничего не понимают, могут без проблем говорить на громкие темы. В отличие от математики, в гуманитарных вопросах непросто создать достаточно объективную экспертизу, чтобы указать недалеких людей, где их место: достаточно посмотреть на тех, кто руководил культурой в СССР. С профессорами математики проблем гораздо меньше.

    Максим Максимович перед Печориным выглядит школьником, общающимся с академиком.В то же время штабс-капитан считает себя «закадычным другом» Печорина, которому при такой бездне уровней абстрактного мышления и близко не подойти. Если IE зашел достаточно далеко в своем развитии, то какой уровень абстрактного мышления в гуманитарных науках он должен принять в своем земном собеседнике?

    Каждая вера и религия имеет свои представления о божествах, существующих в виде безжизненных идолов. Но идол жив, пока он мертв. Если идол подает признаки того, что он жив, тогда тихий религиозный мир выбьет из колеи.В главе «Тамань» Печорин «как камень, брошенный в гладкий ручей» разорил «мирный круг честных контрабандистов» только с угрозой «известить коменданта». Разрушению коммунистической идеологии в России во многом способствовало развенчание культа личности Ленина.

    Человеческое общество живет концепциями, зачастую не имеющими ничего общего с объективной истиной. Если, например, будут найдены физические принципы, допускающие неограниченное количество бесплатной и чистой энергии, то ничто не поможет нефтегазовой отрасли выжить.IE, без сомнения, знает все источники энергии, которые планируется использовать для питания людей на тысячелетия в будущем, что нефть и газ скоро закончатся. Но стоит ли ему сообщать об этом людям, если вместе с благословением это приведет к экономической катастрофе? Современная промышленность погибнет так же, как Грушницкий от пули Печорина.

    Итак, как развивается мир и если «Бог» существует, то какую роль он в этом играет? Есть ли у «бога» планы или он смотрит на мир как на спокойные, холодные и равнодушные звезды?

    «Герой нашего времени» и библейские рассказы.

    Если переставить главы романа в хронологическом порядке, получится:

    • «Тамань»
    • «Княжна Марья»
    • «Фаталист»
    • «Бела»
    • «Максим Максимович»
    • «Предисловие к журналу Печорина»

    Давайте посмотрим, какие параллели можно найти здесь с некоторыми библейскими историями.

    «Тамань». Притча о свадебном застолье.

    Великий инквизитор отпускает своего собеседника на «темный град».Имеется в виду библейская притча о «свадебном пиршестве». Когда «приглашенные» отказались прийти на пир, «тогда разгневанный хозяин дома сказал своему слуге: выйди скорее по улицам и переулкам города и приведи сюда бедных, увечных и увечных. привал и слепой ». 16 . В результате вместо «избранных» остались глухие и слепые от «немых градин». Печорин, находящийся на госслужбе, не мог найти себе ночлега в официальных местах и ​​оказался среди нарушителей закона вместе с глухими и слепыми.Христианство нашло своим медиумом широкие слои неграмотного населения и нарушило государственную религию. Ни одного христианского текста не было найдено в свитках Мертвого моря, в которых собрана литература за большой период еврейской истории, включая первое столетие нашей эры.

    Христианская мифология вобрала в себя многие мотивы национальной религии Древнего Египта: Богоматерь с младенцем в точности повторяет образ Исиды с Гором, а идея умирающего и воскресающего бога является повторением легенды об Осирисе.Первоначально книги евангелистов были написаны на греческом койне, древнем языке широких улиц и площадей, на котором говорили в Египте. Идея «Евхаристии» повторяет митраистский ритуал поедания плоти и крови бога солнца Митры, чей день рождения отмечался в день, который позже стал «Рождеством». Культ Митры был широко распространен среди сект по всей Римской империи, включая Египет. Можно предположить, что христианство зародилось и развивалось не в Иудее, а в Египте, и основным средством его распространения были египетских евреев и египтяне, сторонники различных нетрадиционных культов, противостоявших официальной религии.

    Как ясно объясняет Великий инквизитор, тот, кто был взят за основу для создания религиозной доктрины и церкви, может стать ее главным врагом. Для этого ему достаточно явиться в своем обычном виде и добавить несколько слов к сказанному и переданному в руки духовенства. В то же время все глухие и слепые, которые верят в Инквизитора, будут брошены, как слепой мальчик и глухая старуха были Янко с Ундиной. Бытует мнение, что название «РУССКИЕ» произошло от проживавших по руслам рек (РУСЛА по-русски) языческих «водяных нимф» (по-русски РУСалка), то есть «ундины».

    «Мэри». Кана Галилейская.

    Грушницкий так описывает образ жизни «на воде»: «Это довольно прозаическая жизнь, - сказал он со вздохом. «Те, кто пьет воду утром, инертны - как все инвалиды, а те, кто пьет вино вечером, невыносимы - как все здоровые люди!» Пестрое общество Пятигорска чем-то напоминает картину Веронезе «Кана Галилейская», описывающая первое евангельское чудо - превращение воды в вино.Желание Грушницкого стать «героем романа», представить себя «существом, не созданным для мира, обреченным на какие-то тайные страдания», как кокетство Марии, разве это не попытка превратить «воду» в «вино»? »? Английское имя «Мария» соответствует русскому имени Мария и происходит от древнеегипетского слова «mry», что означает «любимая». Это одно из старейших сохранившихся имен в мире.

    Великий инквизитор объяснил своему собеседнику силу «закона хлеба» следующим образом:

    Но видишь ли Ты эти камни в этой выжженной и бесплодной пустыне? Преврати их в хлеб, и человечество побежит за Тобой, как стадо овец, благодарное и послушное, хотя и вечно трепещущее, дабы Ты не отнял руку Свою и не отказал им в хлебе Свой…

    Ты обещал им хлеб Небесный, но, повторяю еще раз, разве он может сравниться с хлебом земным в глазах слабой, вечно грешной и низменной расы людей? И если ради хлеба небесного последуют за Тобой тысячи, что станет с миллионами и десятками тысяч миллионов созданий, у которых не будет сил отказаться от земного хлеба ради небесного?

    Но если собеседник Великого инквизитора отверг силу «хлеба», кто же тогда превратил «воду» в «вино»?

    Тема чудесного превращения воды в вино - одна из любимых тем Достоевского.В книге «Братья Карамазовы» есть эпизод, когда в монастыре умирает старец Зосима, духовный отец Алеши, который при жизни считался святым. Стояла жаркая погода и из тела Зосимы начал выходить зловещий дух, что вполне естественно, но окружающие восприняли это как доказательство того, что старец вовсе не святой. Идол жив, пока мертв, но если он подает признаки жизни, он немедленно умирает. Зловредный дух мертвого тела завершил обожествленную жизнь Старца.После смерти Зосима превратил вино в воду, но такую ​​смерть можно назвать воскресением из мертвых, что равносильно превращению воды в вино. В главе «Кана Галилейская», пока Паисий читает притчу о первом чуде Иисуса, Алеша засыпает и во сне идет на брачный пир, где сухой старик голосом Зосимы говорит Алеше: «Мы веселимся, пьем молодое вино, новое вино, великая радость; посмотреть сколько гостей? Вот жених и невеста, вот мудрый архитектор пробует молодое вино.После этого Алеша окончательно покидает монастырь и уходит в мир.

    «Фаталист». Тайная вечеря и смерть Рима.

    Считается, что 53-я глава пророка Исаии описывает будущие страдания и смерть посланника Бога. Означает ли это, что судьба этого «посланника» была написана на небесах задолго до его рождения, и он не мог ее изменить? Или нет? Легенда «Тайной вечери» гласит, что Иисус, пирующий за столом с друзьями, предсказывает, что он будет предан, после чего пророчество должно исполниться.

    История, рассказанная в главе «Фаталист», началась вечером, за столом, когда офицеры устали играть и бросили карты под стол. Обсуждалось мнение, что судьба человека написана на небесах, и каждый рассказывал разные экстраординарные случаи за или против.

    Интересно, что Эйнштейн не любил квантовую механику за ее вероятностную природу и однажды сказал, что «Бог не играет в кости», подчеркнув, что наш мир полностью детерминирован. Но управляется ли развитие цивилизаций каким-то высшим намерением, и если есть ИЭ, то какова степень его возможного вмешательства в жизнь людей? Печорин рассуждает так:

    А что тогда? Эти лампы, зажженные, как им казалось, только для того, чтобы освещать их битвы и победы, горят во всем своем прежнем блеске, в то время как сами мудрецы вместе со своими надеждами и страстями давно погасли, как маленький огонь, зажженный на краю. леса неосторожным путником! Но, с другой стороны, какая сила воли была им придана в убеждении, что все небеса с их бесчисленными обитателями смотрят на них с сочувствием, неизменным, хотя и безмолвным! ... И мы, их жалкие потомки, бродили по ним. Земля, без веры, без гордости, без удовольствия и без ужаса - за исключением того невольного страха, который заставляет сердце сжиматься при мысли о неизбежном конце - мы больше не способны на великие жертвы ни на благо человечества, ни даже на благо человечества. для нашего собственного счастья, потому что мы знаем, что такое счастье невозможно; и так же, как наши предки бросались от одного заблуждения к другому, мы равнодушно переходим от сомнения к сомнению, не обладая, как они, ни надеждой, ни даже тем смутным, хотя в то же время острым наслаждением, с которым сталкивается душа. при каждой борьбе с человечеством или судьбой.

    Великий инквизитор комментирует одно из искушений следующим образом:

    Когда мудрый и ужасный дух посадил Тебя на вершину храма и сказал Тебе: «Если бы Ты узнал, Ты ли Сын Божий, то брось Себя вниз, ибо написано: ангелы удержат его, чтобы он упал и поранился, и тогда Ты узнаешь, есть ли Ты Сын Божий, и тогда докажешь, насколько велика Твоя вера в Отца Твоего ». Но Ты отказался и не хотел бросить Себя.

    И если он бросится, сможет ли он изменить свою цель и божественный план? В рассказе А.С. Пушкин «Пиковая дама» появляется волшебная последовательность карт «Тройка», «Семерка» и «Туз». Сложив их вместе, вы получите «137». По загадочному совпадению это число соответствует самой известной и замечательной физической константе - «постоянной тонкой структуры». Эта постоянная представляет собой небольшую безразмерную величину, которая одинакова в любой системе единиц и равна произведению постоянной Планка на скорость света, деленной на квадрат заряда электрона.Считается, что эта постоянная определяет относительную силу электромагнитного взаимодействия.

    Постоянная тонкой структуры упоминается, когда речь идет о рациональности построения нашего мира. Если бы он был немного другим, то наш мир изменился бы настолько, что возникновение в нем жизни стало бы невозможным. Итак, фундаментальные физические константы были выбраны для создания условий, адекватных для жизни? Это мнение называется «антропным принципом»: мы видим Вселенную таким образом, потому что только в такой Вселенной может существовать наблюдатель.Или фундаментальные константы возникли так совершенно случайно?

    В Послании к римлянам апостол Павел предсказывает смерть Рима «от перста Божьего»:

    Возлюбленные! Не мстите за себя, но дайте место гневу: ибо написано: Мое отмщение; Я отплачу, говорит Господь. 17

    Рим погиб, не сумев дать отпор вестготам, по сути, полудикальным племенам, «варварам». Так закончился средневековый период истории и начался христианский, средневековый период.Эдвард Гиббон ​​в своей работе «История упадка и падения Римской империи» сделал предположение, что главной причиной гибели античной империи было развитие христианства, дискредитировавшего все ценности римского общества. Это завершило пророчество апостола Павла. Причина падения Римской империи, отбросившей материальное развитие человеческой цивилизации на тысячу лет, до сих пор до конца не выяснена, но вполне уместно поставить вопрос о детерминированности этого события.

    «Бэла» и «Максим Максимович».

    Исторически сложилось так, что через сто лет после падения Рима в огромных арабских пустынях возникло и начало развиваться новое религиозное движение - ислам. Рассказывая о себе Максиму Максимычу, Печорин отмечает:

    Любовь дикаря немногим лучше любви вашей знатной леди, варварское невежество и простота одного утомляют вас так же, как кокетство другого. Я не говорю, что все еще не люблю ее; Я благодарен ей за несколько довольно приятных минут; Я бы отдал за нее жизнь - только мне с ней скучно…

    Часто имя «Белла» используется для обозначения еврейских женщин.Это простая адаптация еврейского женского имени Бейле, «красивая» на идиш. Если талмудический иудаизм и ислам были созданы тем же ИЕ, что и христианство, насколько весело ему было это делать?

    Последнее появление Печорина в романе довольно грустно. Его показывают полностью разочарованным в жизни, и он просто выбрасывает все свои дневники, которым долгое время доверял всеми своими сокровенными чувствами. Максим Максимович, рассердившись на него за холодность, пообещал сделать из них патроны.В результате дневники Печорина попадают в руки странствующего летописца, который решает их опубликовать, ставя под ними свое имя. И здесь мне хотелось бы вспомнить посвящение романа «Евгений Онегин» в контексте моей статьи «Гомологии в русской классической литературе»:

    Да будет так. Частично рукой
    возьмите эту коллекцию пестрых глав:
    полутекло, наполовину грустно,
    простой народ, идеал,
    небрежный плод моих развлечений,
    бессонница, легкое вдохновение,
    незрелый и увядший год,
    холодное наблюдение интеллекта ,
    и печальные замечания сердца.

    Печорин и рождение новой жизни.

    Никакая новая жизнь не может возникнуть на пустом месте. Даже обычные одноклеточные бактерии размножаются, деля клетку надвое. Организм млекопитающих разработал механизм очень строгой защиты эмбриона от материнского организма. Иммунная система матери должна быть безжалостной к любому антигену, в том числе к сверхактивным эмбриональным клеткам, стремящимся к жизни и воспроизводству. Если в среде развитого организма появляется что-то совершенно новое и непохожее, то вполне можно понять безразличие, которое превращается во враждебность организма к постороннему.Неконтролируемое размножение стволовых клеток может вызвать смертельный рак. Плод может общаться с матерью только через интерфейс плаценты. Развитие новой религии или учения похоже на рождение нового организма. И если, например, протестантизм - это тип вегетативного воспроизводства, когда новый организм возникает из зародыша христианства, то само возникновение христианства больше напоминает рождение из семени, «как из горчичного зерна». Я бы назвал Иудею отцом христианства, а Египет - матерью.

    И никто не наливает молодое вино в старые сосуды; иначе молодое вино разлетится в бутылках и разольется, и бутыли погибнут. 18

    Главный мотив всего творчества Лермонтова - драматическое выживание или смерть человека в безразличном или враждебном мире. Это стихотворение Лермонтова «Смерть поэта», посвященное А.С. Пушкин. Поэма «Три пальмы» показывает, что может случиться, когда встречаются два разных мира. Пальмы хранят в своей тени источник, берущий начало в бесплодной земле.Им этого мало, и они просят помощи у бога, чтобы радовать доброжелательный взор людей. По их просьбе Бог посылает торговый караван, но у каравана своя жизнь и свои интересы в жизни. Люди без зазрения совести сжигают пальмы ради небольшого тепла, и караван продолжает свой обычный путь. Если бы Пушкин постоянно жил в деревне, служил только своему блестящему вдохновению и никогда не соприкасался с равнодушным обществом, то он определенно прожил бы гораздо дольше.

    Похожую тему поднимает стихотворение Лермонтова «Умирающий гладиатор» по роману Байрона «Чарльз Гарольд».

    Все ждут его возвращения, со славой и добычей,
    Напрасно - он пал, как зверь - жалкий раб,
    Для бесчувственной толпы - ты минутка веселья…
    Прости меня, непристойный Рим, прости меня о Родина…

    В поэме «Мцыри» ребенок, выросший среди мусульманских традиций и горной свободы, попадает в христианский монастырь, где из него пытаются сделать послушника. Очевидно, это может привести только к трагедии - мальчик скорее умрет, чем станет монахом.Однако преодоление таких трудностей - единственный способ создать что-то принципиально новое. Так одна из десятков тысяч сперматозоидов достигает успеха на пути к оплодотворению яйцеклеток. На пути самоутверждения идея должна найти способ выжить в безразличной или враждебной среде и найти способы для себя развиваться и становиться сильнее.

    Вы шли, забывая об усталости и боли,
    Забывая то и это.
    Вы видели вдали волшебный огонь,
    которого никто не видел.
    И часто плевали за тобой,
    Кричали, что ты погибнешь,
    Но какой для тебя досуг,
    Ты просто поверил и пошел к свету -
    И я знаю, что ты справишься. 19

    Печорин не выбирал дорогу и всегда был без работы. Благосклонность Максима Максимыча к Печорину - не что иное, как равнодушие - штабс-капитан не в состоянии понять даже малейшую часть того, чем живет Печорин. Но, вполне адекватно сдержанное отношение Григория к Максиму Максимычу, капитан видит чуть ли не как оскорбление своих лучших чувств.

    Печорин на самом деле не принадлежит к тому миру, в котором он живет, но у него нет других «миров», и если вы спросите себя, что могло спасти Печорина от смертельной скуки, то это создание нового «мира». Ни мир не должен помогать Печорину, ни он не должен помогать миру, но Печорин должен стать отдельным и независимым миром. Тогда у него будет цель жизни. Предположим, у того же источника снова родятся те же пальмы - как они найдут веру на земле?

    Банкноты


    1. Коран 5: 5↩
    2. Здесь и далее перевод «Героя времени» на английский язык Дж.Х. Уиздом и Марр Мюррей↩
    3. Исполняет группа «Машина времени», известная также как «Машина времени» в английских музыкальных источниках↩
    4. Сергей Есенин «Золотую рощу разводил» ↩
    5. Сергей Есенин. «Черный человек» .↩
    6. Лермонтов «Как часто в пестрой толпе». Начало 1840 г. -
    7. г.
    8. «Маски». В исполнении группы «Машина времени»
    9. В. Высоцкий «Шансы», «Случай» на русском языке↩
    10. «Барьер». В исполнении группы «Машина времени»
    11. «Полный штиль».В исполнении группы «Машина времени»
    12. «Барьер». В исполнении группы «Машина времени»
    13. Здесь и ниже перевод «Братьев Карамзовых» на английский язык Констанс Гарнетт
    14. Здесь и ниже перевод «Евгения Онегина» Владимира Набокова↩
    15. На немецком языке: Erinnerungen an die Zukunft на основе книги Эриха фон Деникена «Колесницы богов» ↩
    16. Андрей Макаревич «Храмы вновь открылись», диск «В ломбарде» №
    17. Луки 14:21 Здесь и ниже Библия короля Якова↩
    18. Римлянам 12:19 ↩
    19. Луки 5: 37↩
    20. Андрей Макаревич.«У каждого есть право». Исполняет группа «Машина времени». №
    .

    Добавить комментарий

    Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *