А и солженицын раковый корпус: Книга: «Раковый корпус» — Александр Солженицын. Купить книгу, читать рецензии | ISBN 978-5-17-090415-0

Содержание

Александр Солженицын «Раковый корпус»

«Повесть задумана А.И. Солженицыным летом 1954 года в Ташкенте, где он, после лагеря лечился в раковом корпусе. Однако затем замысел лежал без движения почти 10 лет. В 1964 году автор ездил из Средней России в Ташкент для встречи с его бывшими врачами-онкологами и для уточнения некоторых медицинских обстоятельств. Вплотную А. И. Солженицын писал «Раковый корпус» с осени 1965 года. В 1966 году повесть была предложена «Новому миру», отвергнута и тогда же запущена автором в «самиздат». Осенью 1967 года «Новый мир» решил всё же печатать повесть, но встретил твёрдый запрет от властей.

В 1968 году «Раковый корпус» был опубликован по-русски за границей. Впоследствии переведён практически на все европейские языки и на ряд азиатских. На родине впервые напечатан в 1990 году.»

Повесть несмотря на прекрасное исполнение, всё же страшная по смыслу, заложенному в неё автором. На одной больничной койке оказываются и бывший чиновник, и ссыльный! Казалось бы, люди из разных социальных слоёв, каждый со своей правдой! И видит жизнь каждый со своей точки зрения, но оказавшись лицом к лицу со страшной болезнью!

Книга о поломанных человеческих судьбах, и о тех, кто их ломает, и не из каких-то идейных соображений, а скорее, из корыстных побуждений. Кто за должность пожирнее, кто за квадратные метры! Александр Исаевич очень осторожно высказывает своё мнение по поводу режима того времени, о людях и судьбах простого народа! Герои романа очень живые и человечные!

И, казалось бы, после того, как пациенты выписываются, каждый говоря с пеной у рта про справедливость и равенство, на самом деле которого нет. Павел Николаевич Русанов, мечтая о персональной пенсии, едет в персональную трёхкомнатную квартиру. Другой же (Олег Костоглотов) вынужден на третьей багажной полке поезда вернуться в Уш-Терек, где отбывает пожизненную ссылку. Но перед этим погуляв по городу, и увидев наконец, как мир вокруг за столько лет изменился! Здесь и поход в зоопарк, и поход в универмаг, и палочка шашлыка, который Олег ни разу не пробовал!

Несмотря на всю мрачность книги, повесть очень жизнеутверждающая!

Прочитать однозначно стоит!

Солженицын «Раковый корпус» – анализ

«Верно найденное название книги, даже рассказа – никак не случайно, оно есть – часть души и сути, оно сроднено, и сменить название – уже значит ранить вещь». Так говорил Солженицын («Бодался телёнок с дубом»), отстаивая необходимость сохранить название своей повести – «Раковый корпус».

С первых же страниц становится ясным, что заглавие ее – некий символ, что перед нами «художественное произведение, вскрывающее раковую опухоль нашего общества». Для такой трактовки есть все основания.

 

Александр Солженицын. Раковый корпус. Часть 1. Аудиокнига

 

Одновременно с созданием «Ракового корпуса» (1963-1966) Солженицын работал над «Архипелагом ГУЛагом» – собирал материал, писал первые части. И, как уже отмечалось выше, на страницах этого монументального труда встречается аналогичный символ («Уже начал свою злокачественную жизнь Архипелаг ГУЛаг и скоро разошлет метастазы по всему телу страны»; «…соловецкий рак стал расползаться» и т. п.).

В публицистических выступлениях Солженицын также не раз возвращается к тому же символу, видимо, прочно укоренившемуся в его сознании. Так, он сказал о коммунизме: «…либо он прорастет человечество как рак и убьет его; либо человечество должно от него избавиться и то еще потом с долгим лечением метастазов».

В образной системе писателя рак символизирует и коммунизм как целое, как глобальное зло, и порожденную им систему тюрем и лагерей. Говоря о «Раковом корпусе», автор отмечает: «А что действительно нависает над повестью – так это система лагерей. Да! Не может быть здоровой та страна, которая носит в себе такую опухоль!».

Многие персонажи «Ракового корпуса» так или иначе связаны с миром Архипелага. И Костоглотов, и его уш-терекские друзья Кадмины, и санитарка Елизавета Анатольевна, и спецпереселенцы – старшая сестра Мита, больные Федерау и Сибгатов – подвергались репрессиям различного рода. Главный хирург Лев Леонидович был лагерным врачом; больной Ахмаджан оказался вертухаем; другой больной, Поддуев, работал десятником на лагерной стройке; Русанов – один из тех, кто способствовал пополнению контингента зэков.

Конечно, среди персонажей повести есть и «вольняшки», чья неосведомленность чудовищна, слепота безгранична. Но это делает картину отравленной раком страны еще более трагической. Если народ слеп и глух, если он обманут, не вылечиться ему от смертельной болезни!

 

Александр Солженицын. Раковый корпус. Часть 2. Аудиокнига

 

Подобно тому, как Белинский назвал «Евгения Онегина» историческим романом, хотя среди персонажей его и нет исторических деятелей, «Раковый корпус» можно назвать исторической повестью. На каждой странице этого произведения ощущается дыхание нашего «гнусного века». И прошлое страны, и текущие события встают за стенами больницы, как вставали они за колючей проволокой в «Одном дне Ивана Денисовича». Историзм – характерная черта художественного мышления Солженицына.

Отдельные штрихи и детали, слова героев «Ракового корпуса», авторские замечания раскрывают и какие-то грани международной политики, и жизнь советской школы, и положение в сфере медицины, и область торговли, и порядки на железной дороге, и закулисные интриги партийной элиты, и многие другие стороны быта и нравов советского общества.

Для Солженицына характерна точная датировка событий и точное изображение примет времени. Действие в «Раковом корпусе» разворачивается зимой и весной 1955 года. И на каждой странице ощущается пора, предшествовавшая наступлению «хрущевской оттепели»: уже свалили Берию, произошла смена Верховного суда, совершилось падение Маленкова. Костоглотов почуял приближение таких перемен, о каких он и мечтать не смел. А Русанов затаился, боясь разоблачения больше, чем своей страшной опухоли.

Будущий историк, изучая эпоху 50-х годов, найдет в повести Солженицына не менее богатый материал, нежели находят современные историки в пушкинском романе.

Но этим далеко не исчерпывается содержание «Ракового корпуса» (как и «Евгения Онегина!»). Подобно опытному врачу-диагносту, писатель определяет характер заболевания своей страны: раком поражено не только ее тело, но и душа. И главный объект художественного исследования в повести – человеческие души.

Обнажается трагическая картина: утрачены критерии добра и зла, истинные критерии, позволяющие разгадать смысл и цель жизни. Сознание затемняет мрак бездуховности. И перед лицом смерти человек оказывается беспомощным и опустошенным.

Читая «Раковый корпус», мы словно поднимаемся вместе с писателем все выше и выше, на уходящую в небо башню. Сначала видим мы лишь больничную койку и микромир страдающего на ней человека. Еще несколько ступеней, и поле обзора расширяется: мы видим всю палату и ее несчастное население. Далее перед нами предстает раковый корпус с его больными, врачами, сестрами, санитарками. Еще выше – и за этим ограниченным пространством постепенно открывается страна, ее прошлое и настоящее. Но даже и это не все, что может увидеть читатель. Поднявшись на вершину, мы начинаем различать безграничные дали. Вместе с автором и его героями думаем о жизни и смерти, о долге и совести, о счастье и любви.

«Как с башни на все гляжу», – мог бы сказать писатель словами Анны Ахматовой.

Отвечая критикам, которые рассматривали «Раковый корпус» как произведение сугубо политическое, Солженицын так сформулировал свое эстетическое кредо: «. ..задачи писателя не сводятся к защите или критике /… / той или иной формы государственного устройства. Задачи писателя касаются вопросов более общих и более вечных. Они касаются тайн человеческого сердца и совести, столкновения жизни и смерти, преодоления душевного горя и тех законов протяженного человечества, которые зародились в незапамятной глубине тысячелетий и прекратятся лишь тогда, когда погаснет солнце» («Бодался телёнок с дубом»).

 

Итак, заглавие повести, выражающее ее «душу и суть» – некий многозначительный символ. Но писатель подчеркивает, что «добыть» этот символ можно было «лишь пройдя самому через рак и умирание. Слишком густой замес – для символа слишком много медицинских подробностей /… / Это именно рак, рак как таковой, каким его избегают в увеселительной литературе, но каким его каждый день узнают больные…».

Вряд ли кто-нибудь из читателей усомнится в справедливости этих слов. Перед нами отнюдь не отвлеченная аллегория. История болезни каждого из персонажей – его физическое состояние, симптомы и развитие рака, методы и результаты лечения – все это воспроизводится с такой точностью и впечатляющей силой, что читатель сам начинает испытывать боль, удушье, слабость, жгучий страх смерти. Действительно, для символа «слишком густой замес».

Зачем же понадобилось Солженицыну подчас едва ли не натуралистическое описание страшной болезни? Литературные чистоплюи устами писателя Кербабаева, говорившего о себе: «Я всегда стараюсь писать только о радостном», – так определили свое отношение к «Раковому корпусу»: «Просто тошнит, когда читаешь!».

Между тем, этот чисто физиологический аспект – часть души всего произведения, столь же органическая, как в «Одном дне Ивана Денисовича» или в «Архипелаге ГУЛаге» изображение физических страданий заключенных.

Здесь сказывается та особенность творчества Солженицына, о которой уже говорилось: способность заражать нас ощущениями, мыслями, переживаниями самого писателя и его героев.

Многие из читателей, никогда не стоявшие на пороге смерти, поддавшись этому заражению, заглянули в ее пустые глазницы и, оставаясь вполне здоровыми, сидя спокойно у домашнего очага, пережили едва ли не такую же духовную эволюцию, как и страдальцы из ракового корпуса.

В этом – сила искусства, неизмеримо расширяющего наш ограниченный жизненный опыт. Автор заставляет и нас задуматься, пока не поздно, над вечными вопросами бытия. От чисто физиологического сопереживания поднимаемся мы к глубоким философским размышлениям.

«…Повесть – не только о больнице, – говорит Солженицын, – потому что при художественном подходе всякое частное явление становится, если пользоваться математическим сравнением, «связкой плоскостей»: множество жизненных плоскостей неожиданно пересекаются в избранной точке…».

Какова же избранная автором точка? В пространстве – это больничная палата. В сфере духовной – душа человека, завершающего свой жизненный путь. «Душевное противостояние смерти» (по определению самого Солженицына) и составляет главный нерв всего произведения.

Но возникает и такой вопрос: чем определяется выбор точки, в которой пересекаются разные плоскости? Писатель отвечает: «Эту точку выбираешь по пристрастию, по биографии, по лучшему знанию и т. д. Мне подсказала эту точку – раковую палату – моя болезнь».

 

Отрывок из книги М. Шнеерсон «Александр Солженицын. Очерки творчества».

 

Александр Солженицын «Раковый корпус» — Радио ВЕРА

Поделиться Александр Исаевич Солженицын

Более тридцати лет не перечитывал я повесть Солженицына «Раковый корпус». А в «коронавирусные» недели и месяцы 2020-го года — перечитал.

Повесть была задумана летом 1954-го в Ташкенте, где будущий автор, вчерашний сталинский зэк, лечился от рака. В этой прозе, насыщенной удивительными типами и характерами людей, живущих на границе жизни и смерти, — засветились для меня, сегодняшнего, незамеченные — в своё время — трогательные духовные искорки.

Вот как в размышлении главного героя повести Олега Костоглотова (такого же ссыльнопоселенца, как когда-то и сам Солженицын), узнающего в больничной палате о первых переменах послесталинского режима. Правда, он в который раз тут же запрещает себе во что-то верить, вспоминая бесполезные лагерные ожидания амнистий к советским праздникам. А ещё — он вдруг остро понимает, что роднее своего ссыльного азиатского местечка — ему не найти. Читает Александр Солженицын (архивная запись 1960-х годов, благодарю портал «Старое радио»):

«…Вдосыть уже было поверено, вдоволь уже он освобождался и возвращался домой — наконец хотел он только в свою Прекрасную Ссылку, в свой милый Уш-Терек! Да, милый! — удивительно, но именно таким представлялся его ссыльный уголок отсюда, из больницы, из крупного города, из этого сложно заведенного мира, к которому Олег не ощущал умения пристроиться, да пожалуй и желания тоже…

…То ли место любить на земле, где ты выполз кричащим младенцем, ничего ещё не осмысливая, даже показаний своих глаз и ушей? Или то, где первый раз тебе сказали: ничего, идите без конвоя! сами идите! Своими ногами! „Возьми постель cвою и ходи!“»

Как прост и естественен в этом внутреннем монологе хворающего ссыльного — евангельский след: прямая речь Христа, призыв к исцелённому им расслабленному!

Моя вторая закладка — в той же главе «Ракового корпуса», пятью страницами позже. Олег Костоглотов с нежной ностальгией вспоминает старших друзей-соседей по ссылке (и тоже недавних сидельцев) — стариков Кадминых, их редкий сердечный талант: радоваться всему, что — как мы бы сейчас сказали — «Бог пошлёт».

«…Они втроём садятся вокруг, и Елена Александровна говорит с чувством:

— Ах, Олег, как хорошо мы сейчас живём! Вы знаете, если не считать детства, — это самый счастливый период всей моей жизни!

Потому что ведь — она права! — совсем не уровень благополучия делает счастье людей, а — отношения сердец и наша точка зрения на нашу жизнь. И то и другое — всегда в нашей власти, а значит, человек всегда счастлив, если он хочет этого, и никто не может ему помешать…»

Это был фрагмент архивной аудиозаписи авторского чтения Александра Солженицына, записанного ещё до изгнания писателя из России в 1974 году.

Закончу вставной цитатой из письма «по начальству», написанного главным редактором «Нового мира» — Александром Твардовским (безуспешно пытавшимся напечатать повесть «Раковый корпус» в СССР). «…Если книга возвышает душу, вселяя в нее мужество и благородные порывы, судите ее только по этим чувствам; она превосходна и создана рукой мастера» (конец цитаты).

Интернет подсказал мне не названного Твардовским автора этих крылатых слов: Жан де Лабрюйер, французский моралист 17-го века, христианин, автор книги «Характеры»…

Александр Солженицын ★ Раковый корпус читать книгу онлайн бесплатно

Александр Исаевич Солженицын

Раковый корпус

Раковый корпус носил и номер тринадцать. Павел Николаевич Русанов никогда не был и не мог быть суеверен, но что-то опустилось в нём, когда в направлении ему написали: «тринадцатый корпус». Вот уж ума не хватило назвать тринадцатым какой-нибудь протезный или кишечный.

Однако во всей республике сейчас не могли ему помочь нигде, кроме этой клиники.

– Но ведь у меня – не рак, доктор? У меня ведь – не рак? – с надеждой спрашивал Павел Николаевич, слегка потрагивая на правой стороне шеи свою злую опухоль, растущую почти по дням, а снаружи всё так же обтянутую безобидной белой кожей.

– Да нет же, нет, конечно, – в десятый раз успокоила его доктор Донцова, размашистым почерком исписывая страницы в истории болезни. Когда она писала, она надевала очки – скруглённые четырёхугольные, как только прекращала писать – снимала их. Она была уже немолода, и вид у неё был бледный, очень усталый.

Это было ещё на амбулаторном приёме, несколько дней назад. Назначенные в раковый даже на амбулаторный приём, больные уже не спали ночь. А Павлу Николаевичу Донцова определила лечь, и как можно быстрей.

Не сама только болезнь, непредусмотренная, неподготовленная, налетевшая как шквал за две недели на безпечного счастливого человека, – но не меньше болезни угнетало теперь Павла Николаевича то, что приходилось ложиться в эту клинику на общих основаниях, как он лечился уже не помнил когда. Стали звонить – Евгению Семёновичу, и Шендяпину, и Ульмасбаеву, а те в свою очередь звонили, выясняли возможности, и нет ли в этой клинике спецпалаты, или нельзя хоть временно организовать маленькую комнату как спецпалату. Но по здешней тесноте не вышло ничего.

И единственное, о чём удалось договориться через главного врача, – что можно будет миновать приёмный покой, общую баню и переодевалку.

И на их голубеньком «москвичике» Юра подвёз отца и мать к самым ступенькам Тринадцатого корпуса.

Несмотря на морозец, две женщины в застиранных бумазейных халатах стояли на открытом каменном крыльце – ёжились, а стояли.

Начиная с этих неопрятных халатов всё было здесь для Павла Николаевича неприятно: слишком истёртый ногами цементный пол крыльца; тусклые ручки двери, захватанные руками больных; вестибюль ожидающих с облезлой краской пола, высокой оливковой панелью стен (оливковый цвет так и казался грязным) и большими рейчатыми скамьями, на которых не помещались и сидели на полу приехавшие издалека больные – узбеки в стёганых ватных халатах, старые узбечки в белых платках, а молодые – в лиловых, красно-зелёных, и все в сапогах и в галошах. Один русский парень лежал, занимая целую скамейку, в расстёгнутом, до полу свешенном пальто, сам истощавший, а с животом опухшим, и непрерывно кричал от боли. И эти его вопли оглушили Павла Николаевича и так задели, будто парень кричал не о себе, а о нём.

Павел Николаевич побледнел до губ, остановился и прошептал:

– Капа! Я здесь умру. Не надо. Вернёмся.

Капитолина Матвеевна взяла его за руку твёрдо и сжала:

– Пашенька! Куда же мы вернёмся?.. И что дальше?

– Ну, может быть, с Москвой ещё как-нибудь устроится…

Капитолина Матвеевна обратилась к мужу всей своей широкой головой, ещё уширенной пышными медными стрижеными кудрями:

– Пашенька! Москва – это, может быть, ещё две недели, может быть, не удастся. Как можно ждать? Ведь каждое утро она больше!

Жена крепко сжимала его у кисти, передавая бодрость. В делах гражданских и служебных Павел Николаевич был неуклонен и сам, – тем приятней и спокойней было ему в делах семейных всегда полагаться на жену: всё важное она решала быстро и верно.

А парень на скамейке раздирался-кричал!

– Может, врачи домой согласятся… Заплатим… – неуверенно отпирался Павел Николаевич.

– Пасик! – внушала жена, страдая вместе с мужем, – ты знаешь, я сама первая всегда за это: позвать человека и заплатить. Но мы же выяснили: эти врачи не ходят, денег не берут. И у них аппаратура. Нельзя…

Павел Николаевич и сам понимал, что нельзя. Это он говорил только на всякий случай.

По уговору с главврачом онкологического диспансера их должна была ожидать старшая сестра в два часа дня вот здесь, у низа лестницы, по которой сейчас осторожно спускался больной на костылях. Но, конечно, старшей сестры на месте не было, и каморка её под лестницей была на замочке.

Читать дальше

Анализ произведения Раковый корпус Солженицына

Роман «Раковый корпус» был написан в 60-х годах прошлого века. Но в те годы опубликовать произведение было невозможно из-за цензуры, поэтому роман расходился среди читателей в самиздатовских вариантах, а еще был издан за рубежом. И только в 1990-м году впервые был опубликован на страницах «Нового мира» в СССР. Этот роман, хотя автор предпочитал называть произведение повестью, дал толчок для присвоения писателю Нобелевской премии.

Название романа, которое автор отстоял при публикации, символично, это понимаешь сразу, начиная читать его. События  происходят в тринадцатом корпусе больницы в Ташкенте. Именно этот корпус содержит пациентов, больных раком. А знакомясь с героями, сразу осознаешь, что «раковую болезнь» автор избрал для осмысления того, что происходит в обществе: раковая опухоль коммунистического общества породила такое страшное чудовище, как система лагерей.

Своим произведением Солженицын дает предупреждение, предостерегает от страшных последствий этой раковой опухоли общества. Нужно ее убрать в корне, постепенно излечивая метастазы, иначе она приведет к полной   гибели общества. В раковой опухоли автор символизирует как коммунистическое общество в целом, так и систему лагерей, порожденную им. За словами автора страна не может быть здоровой, имея такую опухоль.

Мы можем назвать это произведение историческим повествованием, ибо на его страницах отражены исторические события страны, описаны нравы и быт советского общества.

Большинство героев произведения тесно связаны с миром лагерей, через которые они прошли. В раковом корпусе собрались совершенно разные люди с разными взглядами, судьбами и характерами. Но всех их объединяет одна болезнь – рак. Из этой болезни они выходят по-разному – у одних наступает улучшение, а других выписывают умирать домой, ибо они неизлечимы. На примере одной больничной палаты Солженицын изобразил жизнь целого государства.

Находясь в больнице, пациенты, имея много свободного времени, проводят его в рассуждениях и спорах о жизни и смерти, о политике и идеологии.

Большинство героев произведения связаны с лагерями. Одни отбывали там срок, другие работали на лагеря. Поэтому у них разное мнение о системе, породившей этот ужас. Но все они жертвы системы и перед лицом смерти оказываются беспомощными.

Читая «Раковый корпус» мы все задумываемся о сущности бытия и смысле жизни, о добре и зле.

Другие сочинения:

Анализ роман Раковый корпус Солженицына

Несколько интересных сочинений

  • История создания романа Тихий Дон Шолохова

    Литературный деятель Шолохов один из самых ярких представителей писателей, которые в своих произведениях с помощью красивого литературного языка рассказывали об ужасных, отнюдь не приятных, вещах.

  • Главные герои произведения Сотников Быкова

    Автор касается очень важных тем, которые будут актуальны для каждого. Пред лицом смерти раскрывается истинное лицо каждого человека. Главные герои произведения являются партизанами

  • Сочинение на тему Школа моей мечты

    Я мечтаю о том, чтобы школа, в которой я обучаюсь имеет привлекательный внешний вид. В ней сделан современный ремонт, и она оборудована современной техникой и мебелью

  • Сочинение по рассказу Лошадиная фамилия Чехова

    Очень забавный рассказ! Это даже не столько рассказ, сколько анекдот, а ещё больше – загадка. Когда читаешь в первый раз, то пытаешься, понятно, тоже угадать фамилию.

  • Сочинение на тему Почему любовь не всегда приносит счастье?

    Так случается, что нежные чувства порой бывают невзаимными или приносят лишь беды. Эта тема развивалась многими писателями, ведь представляет огромный интерес

Герои «Ракового корпуса» А. И. Солженицына (Раковый корпус Солженицын)


Расшифровка Солженицын. «Раковый корпус»

Как «Раковый корпус» прикрывал «Архипелаг ГУЛАГ»

Автор

Андрей Немзер

Бывают такие вопросы, задаваться которыми неловко, а публично тем более. Вот я в какой-то момент задался дурацким вопросом: зачем был написан «Ра­ковый корпус»? Вопрос дурацкий вдвойне. Во-первых, потому, что любое на­стоящее произведение искусства создается по одной причине: художник не мо­жет его не создать. А во-вторых, как раз про «Раковый корпус» Солжени­цын довольно подробно все объяснял. Есть его дневниковая запись 1968 года — «Корпус» уже к этому времени написан. Она из так называемого дневника Р-17, пока полностью не опубликованного, но фрагменты его печатались. Эти фраг­менты использовались в комментариях Владимира Радзишевского к «Раковому корпусу» в 30-томном выходящем собрании Солженицына.

Замысел рассказа «Два рака» возник в 1954 году. Имелись в виду рак бывшего за­ключенного и рак функционера, партийного работника, прокурора, с кото­рым Солженицын не лежал в одно время. Тот недуг свой переносил годом рань­­ше и был известен будущему автору «Ракового корпуса» только по рас­ска­зам соседей по этому самому грустному заведению. Дальше он пишет о том, что в день выписки у него возник иной сюжет — «Повести о любви и недуге». И не сразу они соединились. «Лишь через 8–9 лет, уже перед появлением „Ива­на Денисовича“, оба сюжета соединились — и родился „Раковый корпус“. Я на­чал его в январе 1963-го, но он мог и не состояться, вдруг показался малозна­чи­тельным, на одной линии с „Для пользы дела“…».

Этот рассказ, надо сказать, Солженицын, кажется, меньше всего любил из того, что он написал. Справедливо или нет — другой разговор.

«…Я переколебался и написал „ДПД“, а „РК“ совсем забросил. Потом как-то вы­делилась „Правая кисть“» — замечательный ташкентский „онкологический“ совершенно рассказ. «Надо было создаться отчаянной ситуации после отнятия архива, чтобы в 1966 году я просто вынужден (курсивит для себя Сол­женицын это слово. — Прим. лектора) был из тактических соображений, чисто из такти­ческих: сесть за „РК“, сделать открытую вещь, и даже (с поспеху) в два эшело­на». Имеется в виду то, что первая часть была отдана в редакцию «Нового ми­ра», когда вторая еще не была дописана. «Раковый корпус» был написан для то­го, чтобы видели, что у меня что-то есть, — такой чисто тактический ход. Надо создать некую видимость. Для чего? Что прикрывает «Раковый кор­пус»? «Рако­вый корпус» прикрывает завершающий этап работы над «Архи­пе­лагом».

Работа над суммарной книгой о советских лагерях началась давно. Но ударное время для работы над «Архипелагом», как мы знаем, — это с 1965 на 1966 и с 1966 на 1967 год, когда Солженицын уезжал в Эстонию на хутор своих дру­зей, естественно по лагерю. И вот там в Укрывище, как это было названо позд­нее в книге «Бодался теленок с дубом», в довольно таких спар­тан­ских условиях «Архипелаг» и писался. Вот «Корпус» его прикрывает.

Всё так. Тактика есть тактика. Но что-то здесь, на мой взгляд, осталось недого­воренным. Может быть, и не нужно было самому Солженицыну это договари­вать. Конечно, в 1963 году Солженицын начинает писать и оставляет «Корпус». В 1964-м он даже специально ездил в Ташкент разговари­вать со своими врача­ми, вникать в дело. Но сильная работа пошла тогда же, буквально в параллель к «Архипелагу». Нет, он писал это в другое время года, так сказать, в других условиях, в открытом поле. Но эти вещи шли параллельно.

И в этом есть некоторый очень глубокий смысл. Мы знаем, что Солженицын не собирался печатать «Архипелаг» сразу. Более того, что и публикация его на рубеже 1973–1974 года была вынужденной: она была связана с гэбистским за­хватом рукописи, смертью Воронянской Имеется в виду самоубийство (по официаль­ной версии) Елизаветы Воронянской, помощ­ницы и машинистки Солженицына и тай­ной хранительницы части его рукописей. , со всеми этими страшными об­стоятельствами — когда он дал команду печатать. В принципе, он предполагал эту публикацию позже. Даже в ситуации противостояния в конце 1960-х — на­ча­ле 1970-х годов с властью, и отнюдь не только из инстинкта самосохране­ния, Солженицын полагал, что этой книги черед еще не пришел. Слишком мощ­ная будет взрывная волна, и бог весть, что тут произойдет.

И вот это выдышивая, выстраивая, он одновременно писал «Раковый корпус», книгу, которая давала возможность выйти на путь примирения. Не забвения прошлого, а примирения, покаяния и человеческого разговора, в том числе и не в последнюю очередь с властью. Потому так был важен этот изначальный посыл. Два рака. Что это означает? Это означает, что все люди смертны, и по тол­­стовскому рассказу, который читают в «Раковом корпусе» Имеется в виду рассказ Толстого 1881 года «Чем люди живы»., неиз­бе­жен вопрос: чем люди живы?

Ключевая для «Ракового корпуса» фраза — это то, что вспоминает Ефрем Под­дуев, как он не пощадил зэков. Не потому, что питал к ним какие-то особые чувства, а потому, что с него спросят, если канаву не дороют. И услышал: «И ты будешь умирать, десятник!» Вот и прокуроры, и кадровики, и сверх­пар­тийные функционеры — вы тоже не застрахованы от рака и от болезней, кото­рые хуже рака. Помните, Русанов восклицает: «Что может быть хуже?» Косто­глотов ему отвечает: «Проказа». Ни от недугов, ни от смерти вы не за­страхова­ны, опамятуйтесь.

Поэтому так важна толстовская составляющая подтекста и смерти Ивана Иль­ича, и прямое обсуждение рассказа «Чем люди живы». Солженицын всегда был, что называется, фанатически заворожен точностью факта. При этом вре­мя действия «Ракового корпуса» перенесено на год. Он недужил весной 1954 го­­да, а действие разворачивается в 1955-м. Почему? Потому что именно в 1955-м в стране становятся ощутимы сдвиги. Снятие большей части членов Верховного суда, отставка Маленкова и те веселые обещания коменданта, кото­рые звучат в последней главе: скоро все это кончится, не будет вечной ссылки.

«Раковый корпус» писался о времени надежды, и заметим, что и пишется он во время сложное, но некоторым образом время надежды. Задним числом мы прекрасно понимаем, что государственный переворот 1964 года вгонял в гроб либерализацию. Но на самом деле ситуация 1966, 1965, 1967 годов была чрезвычайно колеблющейся. Непонятно, что это коллективное руководство пред­примет. И здесь вот этот человеческий посыл был необычайно важен. Это был некоторый упущенный шанс для власти и для общества. Притом что ори­ен­тация на общество была очень важна, Солженицын хотел, чтобы «Корпус» печатался в самиздате.

И здесь нельзя не привести две аналогии. Когда петля совсем подошла, осень 1973 года, все стало ясно, и не знает Александр Исаевич, на запад ему ехать или на восток или убьют. Что он делает в этот самый момент? Он пишет пись­мо вождям Советского Союза, мол, вы на этой земле живете, русские вы люди, есть в вас что-то человеческое? Не оказалось. И надо сказать, что примерно так же получилось много лет спустя со словом, обращенным уже не столько к вла­сти, сколько к обществу, со статьей «Как нам обустроить Россию», где те самые мягкие пути, понимание, договаривание, выздоровление были не уви­дены, не расслышаны. В общем, примерно так, как в свое время случи­лось с «Раковым корпусом». 

«Верно найденное название книги, даже рассказа – никак не случайно, оно есть – часть души и сути, оно сроднено, и сменить название – уже значит ранить вещь». Так говорил Солженицын («Бодался телёнок с дубом»), отстаивая необходимость сохранить название своей повести – «Раковый корпус».

С первых же страниц становится ясным, что заглавие ее – некий символ, что перед нами «художественное произведение, вскрывающее раковую опухоль нашего общества». Для такой трактовки есть все основания.

Александр Солженицын. Раковый корпус. Часть 1. Аудиокнига

Одновременно с созданием «Ракового корпуса» (1963-1966) Солженицын работал над «Архипелагом ГУЛагом» – собирал материал, писал первые части. И, как уже отмечалось выше, на страницах этого монументального труда встречается аналогичный символ («Уже начал свою злокачественную жизнь Архипелаг ГУЛаг и скоро разошлет метастазы по всему телу страны»; «…соловецкий рак стал расползаться» и т. п.).

В публицистических выступлениях Солженицын также не раз возвращается к тому же символу, видимо, прочно укоренившемуся в его сознании. Так, он сказал о коммунизме: «…либо он прорастет человечество как рак и убьет его; либо человечество должно от него избавиться и то еще потом с долгим лечением метастазов».

В образной системе писателя рак символизирует и коммунизм как целое, как глобальное зло, и порожденную им систему тюрем и лагерей. Говоря о «Раковом корпусе», автор о.

Многие персонажи «Ракового корпуса» так или иначе связаны с миром Архипелага. И Костоглотов, и его уш-терекские друзья Кадмины, и санитарка Елизавета Анатольевна, и спецпереселенцы – старшая сестра Мита, больные Федерау и Сибгатов – подвергались репрессиям различного рода. Главный хирург Лев Леонидович был лагерным врачом; больной Ахмаджан оказался вертухаем; другой больной, Поддуев, работал десятником на лагерной стройке; Русанов – один из тех, кто способствовал пополнению контингента зэков.

Конечно, среди персонажей повести есть и «вольняшки», чья неосведомленность чудовищна, слепота безгранична. Но это делает картину отравленной раком страны еще более трагической. Если народ слеп и глух, если он обманут, не вылечиться ему от смертельной болезни!

Александр Солженицын. Раковый корпус. Часть 2. Аудиокнига

Подобно тому, как Белинский назвал «Евгения Онегина» историческим романом, хотя среди персонажей его и нет исторических деятелей, «Раковый корпус» можно назвать исторической повестью. На каждой странице этого произведения ощущается дыхание нашего «гнусного века». И прошлое страны, и текущие события встают за стенами больницы, как вставали они за колючей проволокой в «Одном дне Ивана Денисовича». Историзм – характерная черта художественного мышления Солженицына.

Отдельные штрихи и детали, слова героев «Ракового корпуса», авторские замечания раскрывают и какие-то грани международной политики, и жизнь советской школы, и положение в сфере медицины, и область торговли, и порядки на железной дороге, и закулисные интриги партийной элиты, и многие другие стороны быта и нравов советского общества.

Для Солженицына характерна точная датировка событий и точное изображение примет времени. Действие в «Раковом корпусе» разворачивается зимой и весной 1955 года. И на каждой странице ощущается пора, предшествовавшая наступлению «хрущевской оттепели»: уже свалили Берию, произошла смена Верховного суда, совершилось падение Маленкова. Костоглотов почуял приближение таких перемен, о каких он и мечтать не смел. А Русанов затаился, боясь разоблачения больше, чем своей страшной опухоли.

Будущий историк, изучая эпоху 50-х годов, найдет в повести Солженицына не менее богатый материал, нежели находят современные историки в пушкинском романе.

Но этим далеко не исчерпывается содержание «Ракового корпуса» (как и «Евгения Онегина!»). Подобно опытному врачу-диагносту, писатель определяет характер заболевания своей страны: раком поражено не только ее тело, но и душа. И главный объект художественного исследования в повести – человеческие души.

Обнажается трагическая картина: утрачены критерии добра и зла, истинные критерии, позволяющие разгадать смысл и цель жизни. Сознание затемняет мрак бездуховности. И перед лицом смерти человек оказывается беспомощным и опустошенным.

Читая «Раковый корпус», мы словно поднимаемся вместе с писателем все выше и выше, на уходящую в небо башню. Сначала видим мы лишь больничную койку и микромир страдающего на ней человека. Еще несколько ступеней, и поле обзора расширяется: мы видим всю палату и ее несчастное население. Далее перед нами предстает раковый корпус с его больными, врачами, сестрами, санитарками. Еще выше – и за этим ограниченным пространством постепенно открывается страна, ее прошлое и настоящее. Но даже и это не все, что может увидеть читатель. Поднявшись на вершину, мы начинаем различать безграничные дали. Вместе с автором и его героями думаем о жизни и смерти, о долге и совести, о счастье и любви.

«Как с башни на все гляжу», – мог бы сказать писатель словами Анны Ахматовой.

Отвечая критикам, которые рассматривали «Раковый корпус» как произведение сугубо политическое, Солженицын так сформулировал свое эстетическое кредо: «…задачи писателя не сводятся к защите или критике /… / той или иной формы государственного устройства. Задачи писателя касаются вопросов более общих и более вечных. Они касаются тайн человеческого сердца и совести, столкновения жизни и смерти, преодоления душевного горя и тех законов протяженного человечества, которые зародились в незапамятной глубине тысячелетий и прекратятся лишь тогда, когда погаснет солнце» («Бодался телёнок с дубом»).

Итак, заглавие повести, выражающее ее «душу и суть» – некий многозначительный символ. Но писатель подчеркивает, что «добыть» этот символ можно было «лишь пройдя самому через рак и умирание. Слишком густой замес – для символа слишком много медицинских подробностей /… / Это именно рак, рак как таковой, каким его избегают в увеселительной литературе, но каким его каждый день узнают больные…».

Вряд ли кто-нибудь из читателей усомнится в справедливости этих слов. Перед нами отнюдь не отвлеченная аллегория. История болезни каждого из персонажей – его физическое состояние, симптомы и развитие рака, методы и результаты лечения – все это воспроизводится с такой точностью и впечатляющей силой, что читатель сам начинает испытывать боль, удушье, слабость, жгучий страх смерти. Действительно, для символа «слишком густой замес».

Зачем же понадобилось Солженицыну подчас едва ли не натуралистическое описание страшной болезни? Литературные чистоплюи устами писателя Кербабаева, говорившего о себе: «Я всегда стараюсь писать только о радостном», – так определили свое отношение к «Раковому корпусу»: «Просто тошнит, когда читаешь!».

Между тем, этот чисто физиологический аспект – часть души всего произведения, столь же органическая, как в «Одном дне Ивана Денисовича» или в «Архипелаге ГУЛаге» изображение физических страданий заключенных.

Здесь сказывается та особенность творчества Солженицына, о которой уже говорилось: способность заражать нас ощущениями, мыслями, переживаниями самого писателя и его героев.

Многие из читателей, никогда не стоявшие на пороге смерти, поддавшись этому заражению, заглянули в ее пустые глазницы и, оставаясь вполне здоровыми, сидя спокойно у домашнего очага, пережили едва ли не такую же духовную эволюцию, как и страдальцы из ракового корпуса. В этом – сила искусства, неизмеримо расширяющего наш ограниченный жизненный опыт. Автор заставляет и нас задуматься, пока не поздно, над вечными вопросами бытия. От чисто физиологического сопереживания поднимаемся мы к глубоким философским размышлениям.

«…Повесть – не только о больнице, – говорит Солженицын, – потому что при художественном подходе всякое частное явление становится, если пользоваться математическим сравнением, «связкой плоскостей»: множество жизненных плоскостей неожиданно пересекаются в избранной точке…».

Какова же избранная автором точка? В пространстве – это больничная палата. В сфере духовной – душа человека, завершающего свой жизненный путь. «Душевное противостояние смерти» (по определению самого Солженицына) и составляет главный нерв всего произведения.

Но возникает и такой вопрос: чем определяется выбор точки, в которой пересекаются разные плоскости? Писатель отвечает: «Эту точку выбираешь по пристрастию, по биографии, по лучшему знанию и т.д. Мне подсказала эту точку – раковую палату – моя болезнь».

Отрывок из книги М. Шнеерсон «Александр Солженицын. Очерки творчества».

Сюжетная линия и главные герои произведения

Действие происходит в стенах 13-го онкологического корпуса городской больницы при Ташкентском медицинском институте.

Страшная судьба распоряжается судьбами главных героев, отправляя одних умирать, другие вроде бы с улучшением выписываются из больницы или переводятся в другие отделения.

Перед судьбой все равны, и школьник Демка, мальчик со взрослым взглядом, и Костоглотов герой-фронтовик бывший заключенный, и Павел Русанов – служащий, профессиональный кадровик и негласный доносчик.

Главное событие в книге — это противопоставление героев самого писателя, выведенного в произведении под именем Олега Костоглотова и бывшего доносчика Русанова, оба они на пороге смерти и оба борются за жизнь в то время, когда рушится казалось бы, несокрушимая сталинская машина.

Вадим Зацырко стоящий на пороге между жизнью и смертью и несмотря ни на что, работающий над научным трудом, итогом всей своей жизни, хотя месяц больничной койки уже не дают ему уверенности в том, что он может умереть героем, совершившим, подвиг.

Одинокий библиотекарь Алексей Шубин, презирающий собственную молчаливую жизнь, но тем не менее отстаивающий в споре с Костоглотовым социалистические идеи нравственности и другие, казалось бы, совершенно простые люди, задумывающиеся над своей жизнью и собственным нравственным поведением. Все они находятся в постоянном споре и ведут свою борьбу друг с другом и с болезнью, и с собственной нравственностью и душой.

Главное в книге

Повесть страшная, необычайно острая, герои балансируют буквально на грани будничной жизни и собственной безысходности. Неважно, когда и где происходит действие, важно то что творится в голове пациентов больницы, стоящих на пороге смерти, что происходит в душе, как мучается тело, и как со всем этим существовать. Автор делает упор на ощущениях героев, их страхов к состоянию обреченности, где еле теплиться надежда на чудо, на выздоровление. А что дальше, а затем все – точка, читатель сам додумывает конец судьбы героев.

Прочитав, эту книгу хочется ее уничтожить, чтобы только не навлечь на себя и своих близких те несчастья что довлеют в произведении, а, наверное, лучше ее совсем не касаться слишком страшная книга. Кроме, всех этих переживаний в книге существует и второе дно, произведение проводит резкое сопоставление обреченности онкологических больных с попавшими под следствие, жертв ГУЛАГа. И вылеченная, казалось бы, болезнь и внезапно обретенная свобода могут обернуться неожиданной стороной к человеку и болезнь, и арест вместе со следствием могут вернуться обратно.

Кроме всего этого вроде бы безысходного, мучительного нравственного переживания в книге не забыта и тема любви, любви мужчины к женщине, врача к своей нелегкой работе к своим пациентам. Автора к своим героям, таким узнаваемым и таким необыкновенным. Повесть дает понять жизненный смысл, поднимает вопросы добра и зла, истины и лжи. Книга учит понятию ценности жизни, учит нести ответственность.

Проблема смысла жизни в повести А.И. Солженицына «Раковый корпус» Часть 2

Продолжение

     Самый главный вопрос, который задается героям на протяжении  всего романа, это вопрос, заданный Ефремом Поддуевым: «Чем люди живы?» Маленькую синенькую книжку с золотой росписью дал Ефрему Костоглотов, он бы не стал и читать ее, если бы не его болезнь, и маленький рассказ с названием «Чем люди живы» заинтересовал Ефрема. Само название такое было, как будто он сам его сочинил. Задав это вопрос своим соседям по палате, Ефрем получил целый ряд ответов, но ни один человек не назвал того, чему поучал этот рассказ. Продуктовым и вещевым довольствием – ответил Ахмаджан, зарплатой – добавил медбрат Тургун. Воздухом, водой и едой – сказал Демка. Квалификацией – ответил Прошка. Павел Николаевич сказал, что идейностью и общественным благом. Удивляет, что все их ответы,  в какой то мере слишком материальны, никто не задумывается о доброте, любви, дружбе. Ведь сам вопрос как будто наталкивает на ответ. Эти люди лежат в больнице, они больны одной из самых страшных болезней, некоторые смертельно, и им даже в голову не приходит, что человек может думать о чем-то высоком и духовном. Ведь именно перед смертью многие люди начинают понимать высшее значение жизни, но почему-то их эти мысли не коснулись, и, даже лежа на больничной койке, они заботятся  только о материальном. Солженицын неспроста подчеркивает перед ответом Ахмаджана, что он выздоравливает, человек, который почти излечился от страшной болезни, даже не задумался о том, какой подарок этим ему преподнесла жизнь, для него её смысл все еще в вещевом довольствии. Также поражает, что все их ответы связаны исключительно с заботой о себе, ни слова о своих близких и других людях, даже о своих детях. Надежду дарит только ответ Сибгатова: Родиной. Но он имеет в виду не высокое понятие Родина, а  то, что в родных местах болезнь не привяжется. Сам Ефрем удивляется ответам своих соседей и понимает, что раньше ответил бы так же, что человек жив воздухом, водой, едой и еще спиртом, и всю жизнь он думал так. Но маленький рассказик Льва Толстого заставил задуматься Ефрема, полностью переоценить свой взгляд на жизнь. Ему было даже как-то странно сказать всем, вслух не выговаривалось, неприлично было, но в то же время правильно, что люди живы любовью к другим. Этот ответ вызвал волну негодования у Русанова, тот стал требовать фамилию того автора, который может такую глупость написать. Другие герои ничего не ответили, наверно, им тоже не понять, как это люди могут быть живы любовью, так еще и ни к себе, а к другим. Помимо этого разговора Ефрем также обращается с этим вопросом к новому больному — Вадиму Зацырко. Он отвечает, что творчеством, это действительно «человеческий» ответ на вопрос. Также Демка задает этот вопрос девочке Асе, она в свою очередь отвечает, что любовью, кажется, вот он — единственный человек, который правильно ответил на этот вопрос, ведь именно так говорилось в книге – любовью. Но Ася подразумевает под словом любовь совсем не то, что говорилось в книге, не любовь к другим людям, а любовь между мужчиной и женщиной и любовь даже не духовную, а физическую. Ведь когда Ася понимает, что ей сделают операцию, она спрашивает: зачем жить, кому я теперь буду нужна. Ей кажется диким то, что Демка пытается ей объяснить: люди любят за характер. О какой любви она тогда говорила?

      Кажется, что вопрос, чем люди живы, повлиял только на одного Ефрема. Он был всегда сильным мужчиной, работал, радовался жизни и никогда не болел. Заболел только один раз и сразу раком. «Всей своей жизнью он был подготовлен к жизни»,- пишет Солженицын. Но уже после первых операций перестали нравиться ему работа и веселье. Он всегда считал, что от человека требуется хорошая специальность или хватка, от всего от этого были деньги, но когда оказываешься больным чем-нибудь смертельным, не нужна никакая ни хватка, ни специальность, выходит, что ты слабак и что-то важное в жизни упустил. Синенькая книжица заставила пересмотреть многие принципы Ефрема. Он анализировал свое прошлое, свои поступки и поступки других людей, но как-то неправильно все поступали, не по книге. Когда в палате все рассуждают о самопроизвольном исцелении, Ефрем говорит, что для этого нужна чистая совесть, что он сам «разорил» много женщин, бросал их с детьми, заставлял плакать, и поэтому опухоль у него не рассосется. Перед смертью Ефрем полностью раскаялся в своих грехах, он понял, что жил неправильно и что все то, что он до этого считал полноценной жизнью, вовсе не жизнь. Что жизнь-то она, оказывается, заключается в другом – в любви к ближним. Ефрем не прощает себя за былые ошибки, зато его прощает автор и читатели. Но его так до конца и мучает совесть, и он понимает, что уже ничего не успеет исправить, скоро его ждет смерть. .. Ефрему не осталось ничего другого, как убеждать и пугать других, что никуда отсюда не деться и никогда никому из этого ракового корпуса не выйти, и это предсказание полностью сбылось: как только Ефрема выписали, он умер на вокзале.

   Больше всего, услышав ответ, что люди живы любовью, возмущается Русанов. «Нет, это не наша мораль!» — отвечает он Ефрему. По мнению Русанова, люди живы идейностью и общественным благом. Павел Николаевич Русанов работает в сфере анкетного хозяйства. Он считает свою низкую и подлую работу – подвергать людей страху, доводить их до суда и даже отправлять в тюрьму – «ажурной тонкой работой», которая требует много усилий, ведь про любого человека, если хорошо поискать, можно найти что-нибудь подозрительное, каждый человек в чем-то виноват, что-то скрывает. И с помощью своих отличных анкет Русанов узнает, что скрывает этот человек. Он считает, что люди уважают его за  работу, что его положение обособленное, загадочное и полупотустороннее. Все это, по его мнению, он делает на благо общества, чтобы все лгуны, смелые и заумные, исчезли, а люди принципиальные, устойчивые, такие как Русанов, ходили бы с гордо поднятой головой. У Русанова есть даже три этапа запугивания людей: какой он применит, зависит от степени виновности человека. С помощью своих хитроумных способов он заставляет людей нервничать и переживать, а уж его анкеты раскроют, что в голове у человека. Он гордится, что с помощью своих анкет ему удалось добиться разводов нескольких женщин, которые пытались помочь своим мужьям в ссылке. Также перед его кабинетом есть «тамбур», предохранительный ящик метром в глубину, и входящий в него кабинет человек на несколько секунд попадает в заключение, он чувствует свое ничтожество, в тамбуре человек «расстается» со своими дерзостью и своемудрием. И конечно, в его кабинет люди заходят только по-одному. Русанов считает, что его работа дает ему возможность знать истинные процессы жизни. Другие люди видят жизнь как производство, совещания, столовая, клуб и т. д. Но истинное же направление жизни решалось в «тихих кабинетах между двумя-тремя понимающими друг друга людьми или телефонным ласковым звонком. Еще струилась истинная жизнь в тайных бумагах, в глуби портфелей Русанова и его сотрудников». Русанов – доносчик, он «стучит» на людей, и не только для общественного блага, но и для своих личных целей, но вся его семья и он сам относятся к его работе с почтенным трепетом и считают её очень важной и благородной. Так, он ради квартиры, которую они с женой делили с семьей своего давнего друга, подал на него материал о том, что Родичев собирается создать группу вредителей. Вместе с Родичевым в ссылку послали и секретаря заводского парткома Гузуна, который сопротивлялся исключению Родичева из партии. И теперь, когда жена Русанова, Капитолина Матвеевна, сообщила ему, что ее брат видел Родичева, Русанова одолевает жуткий страх за то, что все те люди, которые пострадали из-за него, вернутся и от них пострадает уже сам он. Он думает, что лучше умереть, чем ждать каждого возврата со страхом, и считает, что их не надо возвращать, потому что они уже привыкли к той ссыльной жизни, а здесь они взбаламутят жизнь других людей. Из-за своего эгоизма и желания, чтобы все хорошо было только у него, Русанов даже не задумывается, что сломал многим людям жизнь и что для них возвращение из ссылки – это начало новой жизни, счастье. Для него главное в жизни – это спокойствие его самого и его семьи, а на тех, кто может этому помешать, у Русанова всегда найдется компромат.

   Смена верховного суда – вот то, что по-настоящему потрясло Русанова, ведь это почти означает, что он остался без защиты. После прочтения об этом в газете Русанову снится кошмар. В нем он видит сначала девушку, на мать которой он донес, после чего девушка отравилась. Потом ему кажется, что он потерял какую-то важную бумажку. После женщина, которую из-за него посадили, и она поручила ему свою дочь, которую он отдал в детприемник. И теперь мать хочет узнать, где же её дочь, но Русанов не может ей этого сказать, потому что он сам не знает. И завершается все тем, что его зовут в верховный суд, и Русанов жутко боится, потому что теперь там у него нет защиты. На сайте Саратовского государственного университета я нашла статью О.В. Гаркавенко «Тот верный, естественный звук…» Христианские мотивы в повести А.И. Солженицына «Раковый корпус». В ней значение сна Русанова толкуется следующим образом:

   «В спутанном сознании бюрократа-доносчика переплетаются служебная повседневность с ее телефонными звонками «снизу» и «сверху», прочитанная днем газетная статья и события далекого прошлого. Однако глубинный смысл этого сна раскрывается лишь в контексте христианской символики. Сон Русанова – модель его посмертного существования, предупреждение о том, что ожидает его в ином мире. «Он полз. Он полз какой-то бетонной трубой, не трубой, а тоннелем, что ли, где из боков торчала незаделанная арматура, и за неё он цеплялся иногда и как раз правой стороной шеи, больной. Он полз на груди и больше всего ощущал тяжесть тела, прижимающего его к земле. Эта тяжесть была гораздо больше, чем вес его тела, он не привык к такой тяжести, его просто плющило. Он думал сперва, что это бетон сверху придавливает – нет, это такое тяжёлое было его тело. Он ощущал его и тащил его как мешок железного лома. Он подумал, что с такой тяжестью и на ноги, пожалуй не встанет, но главное бы – выползти из этого прохода, хоть вздохнуть, хоть на свет посмотреть. А проход не кончался, не кончался, не кончался» Русанов, в христианской терминологии человек сугубо плотский, обречен и посмертно влачить эту плотскую тяжесть, что заставляет вспомнить слова апостола Павла: «Сеющий в плоть свою от плоти пожнет тление». Далее Павел Николаевич слышит, «как чей-то голос – но без голоса, а передавая одни мысли, скомандовал ему ползти вбок. Как же я туда поползу, если там стена? – подумал он. Но с той же тяжестью, с какой плющилось его тело, ему была и неотвратимая команда ползти влево. Он закряхтел и пополз – и правда, так же и полз, как и раньше прямо». В Священном Писании сказано, что на Страшном Суде одни окажутся по правую сторону от Спасителя, другие – по левую. «И пойдут сии в муку вечную». Учитывая христианскую символику правой и левой стороны, небезынтересно отметить, что опухоль у Русанова – справа. Ползя через тоннель, он цепляется за незаделанную арматуру, «и как раз правой стороной шеи, больной». Эта деталь настойчиво повторяется. Так, услышав голос Ельчанской, одной из многочисленных жертв своих доносов, Русанов почувствовал, «как сильно кольнуло в шее, в правой стороне». Но вдруг, ползя по тоннелю, Павел Николаевич вслед за первым приказом слышит новый, странный для него: «Только он приноровился сюда – тот же внятный голос велел ему заворачивать вправо, да побыстрей. Он заработал локтями и ступнями, и хотя справа была непроницаемая стена – а полз, и как будто получалось». Что это? Быть может, последний акт Божественного милосердия, последний призыв к покаянию, напоминание о том, что этот путь не закрыт ни для какого человека до последнего часа его земной жизни? Но «непроницаемая стена» из тяжкого груза нераскаянных грехов загораживает для Русанова этот спасительный путь. «Всё время он цеплялся шеей, а в голову отдавалось. Так тяжело он ещё никогда не попадал в жизни, и обидней всего будет, если он так и умрет тут, не доползя. Но вдруг полегчали его ноги – стали лёгкие, как будто их воздухом надули, и стали ноги подниматься <…>. Он прислушался – команды ему никакой не было. <…> он стал пятиться и, выжимаясь на руках, – откуда сила взялась? – стал лезть вслед за ногами назад, через дыру. <…> И оказался на трубе, среди какого-то строительства, только безлюдного, очевидно рабочий день кончился. Вокруг была грязная топкая земля». Ползя по тоннелю, Павел Николаевич страстно желал «хоть на свет посмотреть», «но ни света, ни конца не проглядывало». Нет света и на заброшенной стройке: «Всё вокруг было неопределённое, не было ничего видно вдаль. Это позволяет предположить, что речь идет об адском пространстве: «Ад <…> по словопроизводству с греческого, значит место, лишенное света». (Примечательно и то обстоятельство, что девушку-самоубийцу Русанов здесь встречает, а Ельчанскую – нет. Он только ощущает прикосновение руки и слышит ее голос, но не видит ее саму на безлюдном строительстве). Именно сюда ползет Русанов через положившую конец его своеволию смертельную болезнь, через последние месяцы или недели земного существования. Но он так и не осознает, в какой именно «Новый Верховный Суд» вызывает его голос «сверху» из телефонной трубки. Показанные Павлу Николаевичу жертвы его доносов пробуждают в нем не раскаяние, а только животный страх разоблачения. Ужас усугубляется встречей с загадочным «парнем в брезентовой куртке сварщика, с крылышками на плечах», знающим самые сокровенные его дела и мысли. Библейские аллюзии слышатся и в вопросе, который задает Русанову Ельчанская: «Друг мой! <..> Скажите, где моя дочь?». На это вопрошание он, некогда погубивший и супругов Ельчанских, и их ребенка, отправленного в детдом, не может дать внятного ответа. «И сказал Господь Каину: где Авель, брат твой? Он сказал: не знаю; разве я сторож брату моему?». Несколько ранее, едва освободившись из трубы, Русанов задает похожий вопрос (по инерции своего земного бытия – еще с судейской интонацией) девушке-самоубийце, дочери прессовщицы Груши: «Девушка, где твоя мать? <…> — А я у вас хочу спросить, — взглянула девушка». Именно после этого диалога Павел Николаевич начинает испытывать мучительную жажду, которую ему так и не удается утолить: до корыта с дождевой водой он не добрался, а графины на столах все оказались пустыми. Материалистическое обоснование этой обжигающей горло жажды — воздействие эмбихина. Но в Священном Писании жажда нередко метафорически выражает состояние удаленности от Бога. И в свете библейской символики данная деталь — знак окончательной духовной гибели Русанова. «Отступающие от Меня будут написаны на прахе, потому что оставили Господа, источник воды живой» [13].

   В своем сне Русанов вспоминает безвинных людей, которых он посадил, но он не испытывает за это угрызений совести. Русанову, как и Свидригайлову из «Преступления и наказания», снятся люди, которые из-за него покончили жизнь самоубийством. Свидригайлову снится девочка, которая повесилась из-за того, что он её оскорбил, и его жена постоянно видится ему как приведение. Свидригайлов совершает преступления, для того чтобы утвердить свою волю, почувствовать в полной мере свою свободу творить как добро, так и зло, создавая для себя морально-этические нормы. Русанов же творит зло ради собственного благополучия и ничуть не раскаивается.

   Так, даже рак и страх смерти никак не смогли заставить Русанова понять, что он живет неправильно. Для него смысл жизни по-прежнему остается в общественном благе и в его «благородной работе».

Дочь Русанова, Авиетта, во многом похожа на своего отца. Она умная и сильная. Авиетта – начинающая поэтесса, по ней сразу видно, что она добьется всего в жизни, и добьется она всего этого такими же способами, низкими и подлыми, как и её отец. Авиетта во многом копия своего папы, она думает только себе, о том, как бы пробиться в люди, ездит в Москву, чтобы показать себя и посмотреть на то, какая там в Москве мебель, мебель ей важнее даже собственного творчества. Она уверяет Демку, что искренность вредна в литературе и совсем не нужна, Авиетта считает, что лучше говорить людям неправду, чем рассказывать о том, как есть на самом деле.

   Полной противоположностью отца является его сын Юра. Он рассказывает отцу историю о том, что один человек вез продукты, и посреди дороги началась буря, и ему пришлось оставить машину и идти в ближайший населенный пункт. Наутро оказалось, что пропала одна коробка, во всем обвинили шофера и посадили в тюрьму. Отец полностью согласен с приговором и говорит, что даже если взял и не он, то как так можно бросить государственное имущество??? Его очень огорчает, что сын  против и даже написал протест. По мнению Юры, человеку не оставалось ничего другого, иначе бы он умер. Это мучает Русанова, мучает, что он не смог привить своему сыну свою точку зрения.

   Вся семья Русановых считает себя выше других людей, они все думают, что у отца честная работа и что он делает только хорошие вещи, что он распознает преступников. Также Солженицын пишет о семье Русановых на первый взгляд совершенно абсурдную фразу, но в которой выражается вся их сущность: «Русановы любили народ – свой великий народ, и служили этому народу, и готовы были жизнь отдать за народ. Но с годами они все больше не могли терпеть – население. Этого строптивого, вечно уклоняющегося, упирающегося да еще чего-то требующего населения» Хочется задать вопрос: а население – это не народ??? Вот она – маска семьи Русановых: они говорят, что любят всех, что они честные и добрые люди, а на самом-то деле они любят только себя, а других презирают.

   Библиотекарь Шулубин появляется в палате незаметно и ни с кем не желает общаться. За глаза его назвали «филином», он обычно очень долго смотрел на кого-нибудь круглыми глазами. Его опухоль находится в самом унизительном месте, и поэтому Шулубин переживает, что после операции никто и рядом с ним не сядет, да и сейчас он не хочет ни с кем разговаривать, потому что о такой болезни и говорить не принято. Раньше он читал лекции по нескольким специальностям, но стали «замятать» профессоров. И с этого момента Шулубин гнул спину и молчал: «Надо было признать ошибки? Я их признал! Надо было отречься? Я отрекся! … Надо было оставить лекции? Я оставил! …Уничтожались учебники великих ученых, менялись программы – хорошо, я согласен!» Так он дошел до обычного библиотекаря, но и там его заставляли уничтожать книги по генетике, и он послушно сувал их в печку. И все это он делал ради своей жены и своих детей, даже не для себя. Но жена умерла, дети выросли и бросили отца. Получается, все, что он делал, бессмысленно! Он жил для детей, а они его бросили, наплевали в душу. И получается, что жизнь прожита зря. Он молчал всю жизнь, гнулся и думал о том, что он мукой своей и предательством обеспечил жизнь другим людям, а сам не заслужил даже немного мысли. И вот уже в конце жизни он понимает, что во всем был не прав, что жил неправильно, что избрал смыслом жизни совсем не то, что надо, а теперь уже поздно что-либо менять.

   В раковом корпусе лежит шестнадцатилетний мальчик Демка, он молод, только начинает жить и уже сталкивается с такой ужасной болезнью, как рак. Отец Демки умер, когда ему было два года, после был отчим, который вскоре бросил мать. С тех пор она водила в дом мужчин в единственную с Демой комнату, все это вызывает у него отвращение к тому, о чем его сверстники думали «с задрогом». Из-за поведения матери Демка не верит в любовь и сторонится женщин. Он ушел от матери жить к школьному сторожу, после переехал в заводской поселок и жил в общежитии. У Демки трудная жизнь, он был всегда не сыт, недоедал всю жизнь. Прилежно работал, не пил, не гулял, а только учился.  Демка все время читает, он даже был допущен к шкафу с книгами у старшей лаборантки, для него литература – учитель жизни. Он хотел заняться общественной жизнью, поступить в университет, но одна игра в футбол, в который он изредка позволял себе играть с друзьями, перевернула все, заставила его очутиться здесь, в раковом корпусе. Кто-то нечаянно мячом стукнул Демку по голени. Хочется задать вопрос, почему так несправедливо? Этот вопрос Демка и задает тете Стефе, с которой познакомился в раковом корпусе. На что она ему отвечает, что Богу все видно, надо покориться. Но Дема категорически не согласен с этим, для него религия – дурман. По его мнению, почему, если Богу все видно, у одних жизнь гладкая, без проблем, а у других все перекромсано. И когда Ефрем задает Демке вопрос «Чем люди живы», Демка отвечает, что воздухом, водой и едой. С одной стороны, Демка не признает ни одну духовную ценность, главное для него – это работа и учеба, но, с другой стороны, он все время пытается познать что-то новое, интересуется всем, о чем говорят в палате, ведет со всеми умные беседы, задает всем нескончаемые интересующие его вопросы, и мы понимаем, что когда Демка вырастет, то наверняка поймет, что смысл жизни вовсе не в воздухе и еде. Но пока Демка не признает даже любовь, ни духовную, ни физическую. Пока он не встречает Асю. Ася показалась ему красивой, как из кинофильма, такие девушки для него были недостижимы. Он никогда бы не решился с ней познакомиться, но он видел её – и в груди екало. Так он ждал, пока Ася сама с ним не познакомилась. Ася такая легкая, непринужденная… ее веселье как будто перехлестывалось и к Демке. Когда Демка говорит ей, что ему хотят отрезать ногу, она в ужасе восклицает, что лучше умереть, чем жить без ноги. — «Жизнь дана для счастья!». И Демке хочется во всем с ней соглашаться, какая ведь жизнь с костылем??? Жизнь – для счастья! Она отвечает на вопрос, для чего живет человек – «Для любви, конечно!» Говорит, что в жизни нет ничего, кроме любви. «Это – наше всегда!…Любовь!! – и все!!». Демке чуждо слово любовь, он возражает, что любовь это не вся жизнь, что это лишь определенный период, на что Ася утверждает, что в их возрасте вся и сладость. Ася с ним открыта, их разговор настолько легкий, как будто они знают друг друга уже очень давно. И та любовь, которая раньше вызывала у него отвращение, представилась ему чем-то невинным и неиспачканным. И даже больная нога с вечно грызущей болью на время забылась… И когда Ася врывается к нему в палату с ужасной новостью, что ей будут делать операцию, и плачет, что она теперь никому не будет нужна, Демка говорит, что ему она нужна и что он даже женится на ней охотно. Так, благодаря встрече с Асей, Демка понимает и познает любовь. Демка страшно боится потерять ногу: «А как бы не отняли. Как бы не отрезали. Как бы не пришлось отдать». Для него потерять ногу в шестнадцать лет равносильно смерти, что за жизнь без нее будет??? Поэтому Демка охотно соглашается на рентгенотерапию, потому что думает, что это вместо операции. Но время и нестерпимая боль сделали свое дело. Больная нога стала уже казаться Демке не драгоценной для жизни, а обузой, от которой хочется поскорей избавиться. Операция теперь представлялась ему спасением, а не концом жизни. И Демка, посоветовавшись со всеми, решился на операцию. После нее он не оставил своих желаний, Демка по-прежнему хочет поступить в университет. Но остается у него еще одна мечта – сходить в зоопарк. Он мечтает о том, что выпишут его, и будет он ходить весь день по зоопарку, знакомиться с разными зверями. А после вернется к себе домой и всего себя посвятит учебе, ведь теперь не нужно будет ходить ни на танцплощадку, ни играть с друзьями. Все время будет только на учебу.

   Судьба украинского парня Прошки трагична тем, что ему даже не говорят, что его ждет, просто отпускают… как кажется, на волю, а на самом-то деле…. Он единственный из больных, кто ни на что не жаловался и не имел никакого наружного поражения. Смуглый, молодой парень. Он тоже очень боится операции, и вдруг во время осмотра врач говорит ему, что его выписывают. Прошка несказанно рад, выписывают и без операции! Устинова говорит ему, что нельзя ему работать и поднимать тяжелого, что ему выдадут инвалидность и он будет на нее жить. Но Прошка отказывается от этого, для него жизнь – работа: «Я ще молодый, я робыть хочу». И на вопрос «Чем люди живы» Прошка тоже отвечает, что квалификацией. В справке у Прошки написана странная надпись – Tumor cordis, casus inoperabilis. Он подходит к Костоглотову за помощью, чтобы он перевел ему это. Олег, когда-то бравший уроки латинского языка, переводит эту надпись. Опухоль сердца, случай, не поддающийся операции – гласит она. Олег не говорит Прошке об этом, и счастливый парень выходит из больницы, кажется, в новую жизнь, а на самом деле идет к смерти…

   Вадим Зацырко, уже приехав в раковый корпус, знает, что у него самый опасный вид опухоли – меланобластома. А это означает, что ему осталось жить лишь восемь месяцев. Вадим занимается геологией, он всего себя посвятил своей работе, также у него очень дружная семья – мама и еще два брата. Болезнь застала его в самую нужную минуту, когда он стоял на пороге открытия нового поиска месторождений руд по радиоактивным водам. Он родился с большим пигментным пятном на ноге, и его мама, волнуясь за сына, решила сделать операцию, из-за которой, скорее всего, у него и появился рак. У Вадима с самого детства было предчувствие, что ему не хватит времени. Его всегда раздражали пустые разговоры, водянистые книги и фильмы, бесполезные радиопередачи и т. п. Как будто с самого детства чувствовал, что умрет так рано, в 27 лет. Всю жизнь он как будто мчался наперегонки со своей еще невидимой опухолью. И она наконец настигла его. Но Вадим принял смерть, для него теперь самое главное – это то, что он успеет сделать за тот маленький срок, который ему дан. Он мечтает о том, чтобы ему дали хотя бы три года, не больше, он бы все успел! Но у него остались лишь считаные месяцы, и то он проведет их на больничной койке. Единственная еще оставшаяся надежда – это то, что мать сможет найти коллоидное золото, которое хоть как-то приостановит распространение метастаз. На вопрос «чем люди живы», который задает ему Ефрем, Вадим отвечает, что творчеством. И еще упоминает, что для него смысл жизни – только в движении. Для Вадима его работа – самое важное в жизни. Он всеми силами стремился помочь науке, оставить людям после себя новый метод поиска руд. Он сравнивает себя с молодым Лермонтовым, который оставил след в литературе, и оставил его навсегда, а Вадим не сможет оставит след после себя, ему не хватит времени… Он бы мог так много успеть, столько нового открыть, повидать… Если сначала у Вадима была еще маленькая надежда на то, что он вырвется, выскочит, то вскоре, после месяца, проведенного в диспансере, целый месяц, за который на свободе он бы мог еще хоть что-то сделать, он потерял её, ему уже не хотелось даже читать книги. «Носить в себе талант, еще не прогремевший, распирающий тебя – мука и долг, умирать же с ним – еще не вспыхнувшим, не разрядившимся – гораздо трагичней». Когда ему наконец-то сообщают, что скоро должны привести коллоидное золото, Вадим буквально оживает, он думает о том, что золото оградит все его тело, а ногой можно и пожертвовать ради жизни. Он не спит ночью, все думает о золоте, но и не подозревает, что врачи нарочно осматривают ему все тело, скрывая то, что на самом деле метастазы уже передались в печень, и золото здесь вряд ли поможет. Еще до новости о золоте Вадиму начинает казаться, что все, чему он посвятил свою жизнь, вовсе не имеет никакого смысла. Что вот он всю жизнь спешил, чтобы доказать свой опыт, а что теперь? Он скоро умрет…. и зачем тогда это все делалось? Чтобы вот так и осталось неоткрытым и недоказанным? Получается, что он всю жизнь прожил зря, спешил для чего-то…старался… И весь его былой смысл жизни, заключенный в работе, не значит ничего… Но, однако, как только он узнает о том, что золото все-таки привезут, он вновь мечтает о работе, о том, что снова начнется гонка за жизнь. Наверно, только перед новой угрозой смерти Вадим задумается об истинном смысле жизни, который заключается вовсе не работе.

   В один день в палате вдруг появляется новый больной, который дарит угнетенным людям заряд бодрости и своего невероятного оптимизма – это Вадим Чалый. Он врывается в палату, как поток освежающего ветра, расшевеливая больных. На его лице играет уверенная улыбка, лицо простодушное и располагающее. Кажется, что он совсем не болен, он так просто говорит о своей операции на желудок, как будто это как лекарства принять: «Желудочек оттяпают. Вырежут три четверти». Он успокаивают Русанова, говорит, чтобы не загнуться, надо меньше расстраиваться. «Жизнь всегда побеждает!» — вот его девиз. И после всех этих оптимистичных слов Русанов действительно задумывается, зачем же жить с мрачными мыслями? Можно сказать, что приезд Чалого, как луч света и пример людям, угнетенным, уже смирившимся со своей болезнью, как нужно относиться к ней! Всегда с улыбкой! Но очень интересно, что из всех больных Чалый больше всего сошелся именно с Русановым. Это можно объяснить лишь тем, что он, так же как и Русанов, ради своего удовольствия готов преодолеть все препятствия на своем пути. Чалый вовсе не такой добрый и хороший, как кажется, его смысл жизни заключается только в том, чтобы вдоволь есть, наслаждаться женщинами и деньгами, он, как и Русанов, думает только о себе. Его мечты материальны и низки, совсем как у Павла Николаевича.

   Очень сложна судьба врачей в раковом корпусе. Одна из проблем, которая гложет их всех, это то, что они не в силах вылечить своих больных, то, что они бессильны. Людмила Афанасьевна Донцова заведует отделением рентгенотерапии. Она постоянно думает о Сибгатове, о том, что когда-то она вылечила его, вылечила рентгеном, но от него же все остальные ткани были почти на грани новой опухоли, и от простого ушиба у него возникла новая опухоль, и уже никаким рентгеном победить её нельзя было. Бессилие перед больными, обреченными на смерть, как крест, ложится на душу врачам. А еще сверху требуют усилить оборачиваемость коек, то есть выписывать обреченных, чтобы они умирали за пределами диспансера, а некоторым, как Прошке, даже и не говорить, что он смертельно болен. Все это угнетает Донцову, она думает о своей работе и о рентгене, через который проходит каждый больной корпуса, облучая себя тысячами «эр», убивая больные клетки и поражая здоровые, как замкнутый круг… Люди, вылечившиеся в молодости от рака рентгеном, возвращались потом с новым раком, но уже в других неожиданных местах. Такие случаи вызывали у Донцовой потрясение и неискупимое чувство вины… И, думая о тех многих, кого она вылечила, она понимает, что все равно никогда не забудет о тех нескольких, которых не смогла спасти. Донцова думает о праве врачей лечить, ведь правда то, о чем говорит Олег: «Почему вы вообще берете на себя право решать за другого человека? Ведь это – страшное право, оно редко ведет к добру. Бойтесь его! Оно не дано и врачу!» Но Донцова возражает ему, что дано оно в первую очередь врачу, но сама понимает, что это нечестно – не говорить людям о том, чем они болеют и как их лечат, что врачи не в праве решать, надо это лечение человеку или нет, ведь только человек решает, что ему выбрать. Донцова двадцать лет работает здесь, каждый день дышит воздухом, пропитанным рентгеновским излучением, и уже давно чувствует давящую иногда резкую боль в области желудка. Но никому не хочется верит, что у него рак. Донцова едет к своему старому другу Дормидонту Тихоновичу с просьбой обследовать её желудок. Она говорит, что ей легче не знать своего диагноза, чтобы не мучаться и не подозревать того, что с ней будет, рассуждает, почему именно её, онколога, постигла онкологическая болезнь, что за несправедливость? Но Орещенков возражает, что это и есть справедливость. Он сам не работает ни в одной из клиник, он ведет частную практику и много старался, чтобы ему это разрешили. Орещенков любит свою работу, любит помогать людям, но в последние годы его жизни его главное времяпровождение – углубление в себя, в свои мысли. Для него весь смысл существования представляется не в деятельности людей, которой они занимались постоянно, а в том, «насколько им удавалось сохранить неомутненным, непродрогнувшим, неискаженным – изображение вечности, зароненное каждому». Из-за болезни за несколько дней в Донцовой перевернулось буквально все. То, что было раньше так известно, теперь стало совсем чужим, незнакомым. Мысль о том, что она больна, была невыносима. Вдруг оказалось, что жизнь так прекрасна и так невозможно с ней расстаться! Она понимала, что у нее за опухоль, на входе желудка, а это один из самых трудных случаев. На её последнем обходе она не могла не отойти ни от одного больного, так хотела помочь. И снова вспоминался Сибгатов, сколько было вложено в него, и ничего не помогло. Но в то же время выписывался здоровый Ахмаджан, и Вадиму должны скоро привезти золото, и Русанов должен выписаться… Но все это все равно ничто, по сравнению с теми, кого Донцова все-таки не смогла спасти.

   Также мучает совесть хирурга Евгению Устинову. Она считает, что самые лучшие операции – это те, которых удалось избежать. Главный хирург Лев Леонидович мучается тем, что постоянно приходится обманывать больных, не говорить им правды об их болезнях. Говорить безобидные названия, как язва, гастрит, воспаление, полипы, вместо рака или саркомы. Так люди совсем не догадываются о том, что их ждет, им дарят ненужную надежду на то, что у них все хорошо. И это вранье также тяжелым грузом лежит на душе у врачей.

   Зоя – молодая девушка, она одновременно учится на врача и работает в раковом корпусе, потому что бабушкиной пенсии им не хватает. Она молода, полна сил, все время занята, недаром Олег называет её Пчелкой. Зоя считает, что от жизни надо спешить брать, как можно раньше и как можно полней. В романе очень мало написано о внутреннем мире Зое, о её чувствах и эмоциях. Я считаю, что это потому, что Зое еще только предстоит понять смысл своей жизни.

   Главный герой повести – Олег Костоглотов. Ему 34 года; когда Олег был студентом, его и друзей «загребли». Они были обычными студентами: веселились, учились, ухаживали за девушками, но разговаривали о политике, и кое-что их там не устраивало, и перед экзаменами их всех забрали, даже девчонок. И сослали навечно. Навечно…страшное слово…теперь никогда не вернуться на Родину, даже мертвым, даже когда солнце потухнет… Его сослали в Уш-Терек. Олег вроде должен ненавидеть место ссылки, но он, наоборот, только и мечтает о том, чтобы снова вернуться в милый Уш-Терек. Олег думает о том, чтобы погулять по ночному Уш-Тереку, посмотреть кино и посидеть в чайной. Такое восприятие места ссылки сложилось из-за семьи Кадминых. Чтобы ни случилось в ссылке, они всегда повторяют: «Как хорошо! Насколько это лучше, чем было! Как нам повезло, что мы попали в это прелестное место!» Всякие мелочи, вроде буханки хлеба, хорошего фильма, Кадмины воспринимали как невероятную радость. И Олег полностью согласен с их позицией, ведь не уровень благополучия делает людей счастливыми, а их точка зрения на свою жизнь. И хочется ему всего лишь выскочить из клещей ракового корпуса, ехать в Уш-Терек жениться!

   Олег сам говорит, что жизнь его была слишком бедна удачами. Он привык не доверять всем, подозревать, спорить. Олег не может смириться с тем, что его лечат, но не объясняют. Он просит у медсестры Зои книгу о лечении рака, чтобы понять, что именно с ним делают. Он хочет узнать, в чем состоит метод лечения, какие перспективы и осложнения. Пытается выяснить у всех врачей, как же действует этот рентген. Он мечтает о том, чтобы остановить лечение, не хочет, чтобы его перелечили. Пытается уговорить врачей побыстрее выписать его, но получает отпор. Олег приехал в раковый корпус почти неживым, теперь он поправился, по крайней мере внешне, отлично себя чувствует и хочет пожить в этом прекрасном состоянии хоть годик, чем дальше мучить себя рентгеном. Костоглотов отрицательно относится к переливанию крови, он не хочет чужой… Олег вообще никому не доверяет, даже чужой крови. ..

   Вскоре после пяти недель лечения Олега не узнать, лечение убило в нем былую жизнь, теперь, как он сам говорит, началось вредное леченье. В письме Кадминым он пишет, что не просит долгую жизнь, что не хочет ни Ленинграда, ни Рио-де-Жанейро, ему хочется лишь в скромный Уш-Терек. Он рассуждает о том, сколько же можно платить за жизнь, а сколько нельзя, какова верхняя цена жизни? И он понимает, что за сохранение своей жизни он платит самым дорогим, платит тем, что придает жизни краски. Он превращается в ходячую схему, он получает жизнь с пищеварением, дыханием, мускульной и мозговой деятельностью, а для чего ему это??? У него и так вся жизнь потеряна, и судьба ничего хорошего не предвещает, а в нем еще и убивают последние чувства, прелести жизни, искусственно убивают, прикрываясь тем, что спасают ему жизнь, а зачем такую жизнь спасать?

   И вот его выписывают, долгожданная свобода, вот-вот он вернется в Уш-Терек, но пока еще много дел: надо посетить зоопарк, по совету Демки, погулять по городу, увидеть цветущий урюк, а еще  Вега и Зоя дали ему свои адреса! «Это было утро творения! Мир сотворялся снова для одного того, чтобы вернуться Олегу: иди! Живи!» Теперь, неуверенно, но вышел из клиники новый Костоглотов, он ощущал, что это новая жизнь, и так хотелось, чтобы она не была похожа на старую. В свои 34 года Олег первый раз в жизни увидел цветущий урюк, сквозистое розовое чудо, и попробовал шашлык, и вся прожитая жизнь не могла сравниться с этим чудесным днем! Неожиданные открытия преследовали Олега на каждом шагу: фототелеграф, то, о чем недавно писали в фантастических книгах теперь реальность, и центральный универмаг, он просто не мог туда не зайти! Фотоаппараты, тарелки, вещи – все это недавно еще было недоступно, а сейчас лежит на прилавках и манит. Но все это слишком дорого для Олега, слишком, и мужчина, подошедший к дорогим шелковым рубашкам, спрашивающий у продавщицы определенный номер воротничка, поражает Олега. Номер воротничка… людям нечего есть, и тем более одевать, а этот гладко выбритый и напомаженный даже воротничок себе определенный покупает, все это дико для Олега, он не понимает, зачем такая изощренная жизнь??? Он видит себя в зеркале… до этого он летел по улице, чувствовал себя новым, обновленным, а теперь видит себя в зеркале, оборванного, в старой одежде и сапогах, как нищий… И все – уверенность пропадает, а ему ведь надо идти к Веге, и как??? В таком виде??? Олег понимает, что совершенно не может влиться в эту жизнь, он слишком много пропустил, он здесь чужой… он даже подарок Веге не может купить, ведь вдруг это уже немодно, а что вообще дарить женщине??? Олег боится, и все из-за этого универмага, все из-за того, что понял, что не создан для этой жизни, жизни больших универмагов, фототелеграфов и номеров воротничков. Он пришел к ней, но опоздал, и теперь даже милый Уш-Терек не кажется таким манящим, теперь только хочется вернуться к Веге. «Но это было запретнее, чем нельзя».

   Старшая сестра Мита первая сказала ему, что, скорее всего, из-за смены Верховного суда всех ссыльных возвратят. Но Олег мало верит в это, слишком много уже было таких обещаний. Но когда он приходит за справкой в НКВД, комендант говорит ему, что да, кончится все это скоро: ссылки и отметки. И снова у Олега внутри загорается надежда, а может, он скоро и в Ленинград сможет приехать?

   Но теперь хотелось только одного: занять в поезде третью багажную полку, и: «лежать – болей от опухоли не слышать. Да ведь это же счастье! Он счастливый человек! На что он может жаловаться?» И, сев в поезд, Олег понимает, что все-таки он сильный, другие не дожили, а он дожил, не умер, и ссылка, говорят, заканчивается.

 

 

Заключение

    Проблема смысла жизни главная в повести А.И. Солженицына «Раковый корпус». По отношению к этой главной проблеме героев можно условно разделить на четыре группы. К первой группе я бы отнесла тех, кого вопрос о смысле жизни не волнует, так как ответ на него для них ясен. Так или иначе, их взгляды сводятся к гедонизму, утилитаризму и материализму. Русанов, Авиетта, Чалый живут для собсовенного удовольствия, хотя считают, что приносят другим пользу; никакого высшего смысла жизни они не видят и не верят в него. Разница между ними лишь в том, через какие нравственные границы они готовы переступить, чтобы жить так, как они хотят.

    Вторая группа – это герои, которые под влиянием болезни и приближающейся смерти разочаровались в прежнем смысле жизни (Вадим Зацырко), кто строго судит себя за неправильно прожитую жизнь (Ефрем Поддуев, Шулубин) и смутно догадывается о существовании какого-то иного, нематериального смысла жизни.

    Третья группа – молодые герои повести, которые только начинают задумываться о смысле жизни (Демка, Ася, Зоя).

    И, наконец, четвертая группа — герои, чья жизненная позиция близка автору – это Олег Костоглотов с его размышлениями о цене жизни и Дормидонт Тихонович Орешников, который в своих размышлениях о смысле жизни высказывает, с моей точки зрения, позицию самого автора: «. ..весь смысл существования – всех вообще людей, — представлялся ему не в их главной деятельности, которою они постоянно только и занимались, в ней полагали весь интерес и ею были известны людям. А в том, насколько удавалось им сохранить неомутненным, непродрогнувшим, неискаженным – изображение вечности, зароненное каждому».

Список литературы

1)     Для этой страны, где живешь//Север № 3/ Ю. С. Дюжев — Петрозаводск. 1992г. – 188с.

2)     Истина и смысл жизни в философии П. А. Флоренского/ Т. В. Семенова – Алмата. 1999г. – 88с.

3)     История русской философии / Лосский Н.О. —  М. 1991г. – 311с.

4)     Смысл жизни человека в философии Н.А. Бердяева и П. А. Флоренского/ В.В. Фролов-  М.  1996г. — 91с. 

5)     Творчество А. Солженицына: учебное пособие (2-е издание)/ А. В. Урманов – М. 2004г. – 236с.

6)     Феномен А. И. Солженицына: новый взгляд: (к 80-тию со дня рождения)/ П. Е. Спиваковский – М. 1998г – 156с.

7)     Философский словарь/ И. Т. Фролова – М. 1991г. – 843с.

8)     Философский словарь/  П. С. Гуревич – М. 1997г. – 994с.

9)     Чем жив человек// Литературное обозрение №7/ Е. М. Шкловский – М. 1990г. — 30с.

10)   Шухов и др.: модели поведения человека в лагерном мире/ К. Г. Краснов – Л. 1984г. – 48с.

13)    http://www.sgu.ru/hram/publication/Rak_korpus.php

Разбор Ракового корпуса. Александр солженицын

Письмо

В «Онкологической палате» Солженицын изображает жизнь целого государства на примере одной больничной палаты. Автору удается передать социально-психологическую ситуацию эпохи, ее своеобразие на таком, казалось бы, небольшом материале, как изображение жизни нескольких онкологических больных, волей судьбы оказавшихся в одном здании больницы. Все герои — не просто разные люди с разными характерами; каждый из них является носителем определенных типов сознания, порожденных эпохой тоталитаризма.Также важно, чтобы все герои были чрезвычайно искренними в выражении своих чувств и отстаивании своих убеждений перед лицом смерти.

Олег Костоглотов, бывший осужденный, самостоятельно пришел к отрицанию постулатов официальной идеологии. Шулубин, русский интеллигент, участник Октябрьской революции, сдался, внешне признав общественную мораль, и обрек себя на четверть века душевных мучений. Русанов выступает как «мировой лидер» номенклатурного режима.Но, всегда внимательно следя за линией партии, он часто использует предоставленную ему власть в личных целях, смешивая их с общественными интересами. Убеждения этих героев уже полностью сформировались и неоднократно проверяются в ходе дискуссий. Остальные герои — это в большинстве своем представители пассивного большинства, принявших официальную мораль, но они либо равнодушны к ней, либо защищают ее не так рьяно. Все произведение представляет собой своего рода диалог сознания, отражающий практически весь спектр жизненных представлений, характерных для той эпохи.Внешнее благополучие системы не означает, что она лишена внутренних противоречий. Именно в этом диалоге автор видит потенциал для лечения рака, поразившего все общество.

Рожденные в одну эпоху, герои этой истории делают разные жизненные выборы. Правда, не все осознают, что выбор уже сделан. Ефраим Поддуев, проживший свою жизнь так, как он хотел, вдруг осознает, обращаясь к книгам Толстого, всю пустоту своего существования.Но это прозрение героя уже поздно. На самом деле проблема выбора возникает перед каждым человеком ежесекундно, но из множества решений только одно правильное, из всех жизненных путей только одно — для сердца. Демка, подросток на перепутье жизни, осознает необходимость сделать выбор. В школе он впитывал официальную идеологию, но в палате почувствовал ее неоднозначность, услышав весьма противоречивые, порой взаимоисключающие высказывания своих соседей. Столкновение позиций разных героев происходит в бесконечных спорах, затрагивающих как бытовые, так и бытовые проблемы.Костоглотов — боец, он неутомим, он буквально набрасывается на своих противников, выражая все, что огорчало за годы вынужденного молчания. Олег легко парирует любые возражения, так как его аргументы страдают он сам, а мысли его оппонентов чаще всего вдохновляются господствующей идеологией. Олег не приемлет даже робкой попытки компромисса со стороны Русанова. А Павел Николаевич и его соратники не могут спорить с Костоглотовым, потому что сами не готовы отстаивать свои убеждения.Государство всегда это делало за них.

Русанову не хватает аргументов: он привык осознавать собственную правоту, опираясь на поддержку системы и личную власть, а здесь все равны перед лицом неминуемой и неминуемой смерти и друг перед другом. Преимущество Костоглотова в этих спорах определяется еще и тем, что он говорит с позиции живого человека, а Русанов отстаивает точку зрения бездушной системы. Шулубин лишь изредка высказывает свои мысли, отстаивая идеи «морального социализма».Все споры в Палате сводятся в конце концов к вопросу о морали существующей системы. Из разговора Шулубина с Вадимом Зацырко, талантливым молодым ученым, мы узнаем, что, по мнению Вадима, наука отвечает только за создание материальных благ, и моральная сторона ученого не должна волновать. Разговор Демки и Аси раскрывает суть системы образования: школьников с детства учат думать и действовать «как все». «Государство с помощью школы учит неискренности, прививает школьникам искаженные представления о морали и этике. В уста Авиетты, дочери Русанова, начинающей поэтессы, автор ставит официальные представления о задачах литературы: литература должна олицетворять образ «счастливого завтра», в котором реализуются все надежды сегодняшнего дня. Талант и писательское мастерство, конечно, несопоставимо с идеологической востребованностью. Главное для писателя — это отсутствие «идеологических дислокаций», поэтому литература становится ремеслом, обслуживающим примитивные вкусы масс.Идеология системы не предполагает создания моральных ценностей, по которым тоскует Шулубин, который предал свои убеждения, но не потерял веру в них. Он понимает, что система со смещенной шкалой жизненных ценностей нежизнеспособна. Упрямая самоуверенность Русанова, глубокие сомнения Шулубина, непримиримость Костоглотова — разные уровни развития личности в условиях тоталитаризма. Все эти жизненные позиции продиктованы условиями системы, которая таким образом не только формирует для себя железную опору со стороны людей, но и создает условия для потенциального самоуничтожения.

Все три героя — жертвы системы, поскольку она лишила Русанова возможности мыслить самостоятельно, вынудила Шулубина отказаться от своих убеждений и отняла свободу у Костоглотова. Любая система, угнетающая человека, обезображивает души всех своих подданных, даже тех, кто верно ему служит. 3. Таким образом, судьба человека, по мнению Солженицына, зависит от выбора, который делает сам человек. Тоталитаризм существует не только благодаря тиранам, но и благодаря пассивной и равнодушной ко всему большинству «толпе».Только выбор истинных ценностей может привести к победе над этой чудовищной тоталитарной системой. И возможность такого выбора есть у каждого.

Изначально роман планировалось опубликовать в журнале «Новый мир» в середине 1960-х годов. Однако в те годы книга официально не издавалась в Советском Союзе. Чуть позже роман начал печататься в самиздате и распространяться по всему СССР. Кроме того, книга издана в других странах на русском языке и в переводах.Роман стал одним из крупнейших литературных успехов А. Солженицына. Работа становится основанием для присуждения автору Нобелевской премии. В 1990 году роман был официально опубликован в Советском Союзе в журнале «Новый мир».

Действие происходит в госпитале при клинике Ташкентского медицинского института (ТашМи). В тринадцатом («раковом») здании собрались люди, пораженные одной из самых страшных болезней, непобедимой человечеством до конца. Не имея другого занятия, пациенты проводят время в многочисленных спорах об идеологии, жизни и смерти.У каждого обитателя мрачного корпуса своя судьба и свой выход из этого ужасного места: одних выписывают домой умирать, других улучшают, а третьих переводят в другие ведомства.

Характеристики персонажей

Олег Костоглотов

Главный герой романа — бывший фронтовик. Костоглотов (или, как его называют товарищи по несчастью — Оглоед) попал в тюрьму, а затем был приговорен к вечной ссылке в Казахстане.Костоглотов не считает себя умирающим. Он не доверяет «научной» медицине, предпочитая ей народные средства. Оглоеду 34 года. Когда-то он мечтал стать офицером и получить высшее образование. Однако ни одно из его желаний не сбылось. Его не приняли в офицеры, и он больше не будет поступать в институт, так как считает себя слишком старым, чтобы учиться. Костоглотову нравятся доктор Вера Гангарт (Вега) и медсестра Зоя. Дебил полон желания жить и все брать от жизни.

Информатор Русанов

До того, как попасть в больницу, пациент по имени Русанов занимал «ответственную» должность. Он был сторонником сталинской системы и за свою жизнь высказал не один разоблачение. Русанов, как и Оглоед, умирать не намерен. Мечтает о достойной пенсии, которую заработал своим упорным «трудом». Бывшему осведомителю не нравится больница, в которой он находится. Такой человек, как он, считает Русанов, должен лечиться в лучших условиях.

Дёмка — один из самых маленьких пациентов в палате.За 16 лет мальчику удалось многое пережить. Его родители расстались, потому что его мать «заболела». Воспитывать Дёмку было некому. Он стал сиротой при живых родителях. Мальчик мечтал встать на ноги, получить высшее образование. Единственной радостью в жизни Демки был футбол. Но это был его любимый вид спорта, который отнял у него здоровье. После удара мячом по ноге у мальчика развился рак. Пришлось ампутировать ногу.

Но и это не могло сломить сироту.Демка продолжает мечтать о высшем образовании. Он воспринимает потерю ноги как благословение. Ведь теперь ему не нужно тратить время на спорт и танцпол. Государство будет выплачивать мальчику пожизненную пенсию, а значит, он сможет учиться и стать писателем. Свою первую любовь, Асеньку, Демка встретил в больнице. Но и Асенька, и Демка понимают, что за стенами «ракового» дома это чувство не продлится. Девушке ампутировали грудь, и жизнь потеряла для нее всякий смысл.

Ефрем Поддуваев

Ефрем работал строителем. Однажды страшная болезнь уже его «отпустила». Поддуваев уверен, что на этот раз все будет хорошо. Незадолго до смерти он прочитал книгу Льва Толстого, которая заставила его задуматься о многом. Ефрем выписан из больницы. Через некоторое время его не стало.

Вадим Зацырко

Жажда жизни велика и у геолога Вадима Зацырко. Вадим всегда боялся только одного — бездействия.И вот уже месяц лежит в больнице. Зацырко 27 лет. Он слишком молод, чтобы умереть. Сначала геолог пытается не обращать внимания на смерть, продолжая работать над методом определения наличия руд из радиоактивных вод. Затем уверенность в себе начинает постепенно покидать его.

Алексей Шулубин

Библиотекарь Шулубин успел многое рассказать в своей жизни. В 1917 году он стал большевиком, затем участвовал в гражданской войне. У него не было друзей, умерла жена. У Шулубина были дети, но они давно забыли о его существовании.Болезнь была для библиотекаря последним шагом к одиночеству. Шулубин не любит говорить. Ему гораздо больше интересно слушать.

Прототипы персонажей

У некоторых персонажей в романе были прототипы. Прототипом врача Людмилы Донцовой стала заведующая радиационным отделением Лидия Дунаева. В романе «Вера Гангарт» автор назвал лечащего врача Ирину Мейке.

Здание «Рак» объединило огромное количество разных людей с непохожими судьбами.Возможно, они бы никогда не встретились за стенами этой больницы. Но потом появилось то, что их объединяло — болезнь, от которой не всегда можно вылечиться даже в прогрессивный XX век.

Рак уравнял людей разного возраста и социального происхождения. Точно так же болезнь ведет себя и у высокопоставленного Русанова, и у бывшего заключенного Оглоеда. Рак не щадит тех, кого судьба уже обидела. Оставшись без попечения родителей, Дёмка теряет ногу.Забытый близкими библиотекарь Шулубин не ждет счастливой старости. Болезнь избавляет общество от никому не нужных старых и немощных людей. Но почему же тогда она забирает молодых, красивых, полных жизни и планов на будущее? Почему молодой ученый-геолог должен покинуть этот мир, не дожив до тридцати лет, не успев дать человечеству то, что он хотел? Вопросы остаются без ответа.

Только оказавшись вдали от суеты повседневной жизни, обитатели «ракового» дома наконец получили возможность задуматься о смысле жизни. Всю жизнь эти люди к чему-то стремились: мечтали о высшем образовании, семейном счастье, о том, чтобы успеть что-то создать. Некоторые пациенты, например Русанов, не слишком разборчивы в методах достижения своих целей. Но настал момент, когда все успехи, достижения, печали и радости перестали иметь значение. На грани смерти мишура бытия теряет свой блеск. И только тогда человек понимает, что главным в его жизни была сама жизнь.

Роман противопоставляет 2 метода лечения рака: научный, в котором Dr.Донцова безоговорочно верит и фолку, которого предпочитает Костоглотов. В послереволюционные годы особенно остро обострилось противостояние официальной и традиционной медицины. Как ни странно, но даже к середине века рецепты врачей не смогли побороть «бабушкины» рецепты. Космические полеты и научно-технический прогресс не сломили веру многих в молитвы целителя.

Секрет традиционной медицины в том, что она лечит не болезнь, а пациента, в то время как официальная, «научная» медицина изо всех сил пытается воздействовать на болезнь. Лечение, предложенное врачом, убивает раковые клетки и одновременно убивает человека. Избавившись от рака, у пациента появляются новые проблемы со здоровьем. Традиционная медицина предлагает людям вернуться к природе и самим себе, поверить в свои силы, способные обеспечить большее исцеление, чем любая современная медицина.

Роман «Раковая палата» написан в 60-х годах прошлого века. Но в те годы опубликовать произведение было невозможно из-за цензуры, поэтому роман распространялся среди читателей в самиздатской редакции, а также издавался за рубежом.Только в 1990 году он был впервые опубликован на страницах «Нового мира» в СССР. Этот роман, хотя автор предпочитал называть произведение рассказом, послужил толчком к присуждению писателю Нобелевской премии.

Название романа, которое автор отстаивал при публикации, символично, это понимаешь сразу, начиная читать. События происходят в тринадцатом корпусе больницы Ташкента. Именно в этом здании содержатся больные раком.А когда знакомишься с героями, сразу понимаешь, что автор выбрал «раковую болезнь», чтобы осмыслить происходящее в обществе: рак коммунистического общества породил такого ужасного монстра, как лагерная система.

Своей работой Солженицын предупреждает, предостерегает от ужасных последствий этой раковой опухоли в обществе. Удалять его нужно под корень, постепенно вылечивая метастазы, иначе это приведет к полному разрушению общества.В раковой опухоли автор символизирует как коммунистическое общество в целом, так и созданную им систему лагерей. По словам автора, страна с такой опухолью не может быть здоровой.

Это произведение можно назвать историческим повествованием, ведь его страницы отражают исторические события страны, описывают обычаи и жизнь советского общества.

Большинство героев произведения тесно связаны с миром лагерей, через которые они прошли. В здании рака собрались совершенно разные люди с разными взглядами, судьбами и характерами.Но всех их объединяет одно заболевание — рак. Они выходят из этой болезни по-разному — одни поправляются, другие выписываются умирать домой, потому что неизлечимы. На примере одной больничной палаты Солженицын изобразил жизнь целого государства.

Находясь в больнице, пациенты, имея много свободного времени, проводят его в рассуждениях и спорах о жизни и смерти, о политике и идеологии.

Большинство героев произведения связаны с лагерями.Одни отбыли там срок, другие работали в лагерях. Поэтому у них разные мнения о системе, породившей этот ужас. Но все они жертвы системы и перед лицом смерти беспомощны.

Читая «Раковый корпус», мы все думаем о сущности бытия и смысле жизни, о добре и зле.

Несколько интересных композиций

  • Характеристика и образ князя Святослава из полкового состава «Слова о полку Игореве»

    Святослав Всеволодович — известный князь Киевский, мудрый и миролюбивый.Ему очень больно положение дел в стране, потому что Святослав мыслит старыми принципами

  • Тема и идея стихотворения Мцырия Лермонтова композиция
  • Сочинение любовной лирики Есенина

    Сергей Есенин и его творчество занимают особое место в русской литературе. Большую часть своего творчества он посвятил теме родного края, ведь великий поэт родился в селе, расположенном в Рязанской области — Константиново.

  • Состав Весенний дождь 4, 5, 6

    Любое явление, связанное с весенним периодом, вызывает в душе праздник.Ведь именно в это время просыпается все живое вокруг, мир преображается во всех своих проявлениях.

  • Народные песни — прекрасное свидетельство огромного таланта людей, живущих в определенной местности. В них отражены исторические события, содержание легенд и сказок.

«Правильно найденное название книги, даже рассказа, отнюдь не случайность, это — часть души и сущности, это связано, а изменение названия означает причинение вреда предмету.«Так сказал Солженицын (« Теленок боднулся дубом »), отстаивая необходимость сохранить название своего рассказа -« Раковая палата ».

Уже с первых страниц становится понятно, что его название — это своего рода символ, что перед нами «произведение искусства, раскрывающее раковую опухоль нашего общества». Для такого толкования есть все основания.

Александр Солженицын. Здание рака. Часть 1. Аудиокнига

Одновременно с созданием «Раковой палаты» (1963-1966) Солженицын работал над «Архипелагом ГУЛАГ» — собирал материал, писал первые части.И, как отмечалось выше, похожий символ встречается на страницах этого монументального произведения («Архипелаг ГУЛАГ уже начал свою злокачественную жизнь и скоро распространит метастазы по всей территории страны»; «… Соловецкий рак. начал распространяться »и т. д.).

В своих публицистических выступлениях Солженицын также неоднократно возвращается к одному и тому же символу, очевидно, прочно укоренившемуся в его сознании. Так, он сказал о коммунизме: «… либо он прорастет человечество, как рак, и убьет его; или человечество должно избавиться от него, да еще и тогда с помощью длительного лечения метастазов.«

В образной системе писателя рак символизирует как коммунизм в целом, как глобальное зло, так и порожденную им систему тюрем и лагерей. Говоря о Раковой палате, автор отмечает: «И что действительно нависает над историей, так это система лагерей. Да! Страна, несущая в себе такую ​​опухоль, не может быть здоровой! «

Многие персонажи «Раковой палаты» так или иначе связаны с миром Архипелага. И Костоглотов, и его уш-терские друзья Кадминс, и медсестра Елизавета Анатольевна, и спецпоселенцы — старшая сестра Мита, больные Федеру и Сибгатов — подвергались разного рода репрессиям.Главный хирург Лев Леонидович был лагерным врачом; больной Ахмаджан оказался охранником; другой пациент, Поддуев, работал мастером на стройплощадке вахтового поселка; Русанов — один из тех, кто способствовал пополнению контингента заключенных.

Конечно, среди персонажей рассказа есть и «вольные духи», чье невежество чудовищно, слепота безгранична. Но это делает картину страны, отравленной раком, еще более трагичной. Если люди слепые и глухие, если они обмануты, они не излечятся от смертельной болезни!

Александр Солженицын.Здание рака. Часть 2. Аудиокнига

Отвечая критикам, считавшим «Раковую палату» чисто политической работой, Солженицын сформулировал свое эстетическое кредо: «. .. задачи писателя не ограничиваются защитой или критикой / … / той или иной формы правления. Задачи писателя касаются более общих и вечных вопросов. Они касаются тайн человеческого сердца и совести, столкновения жизни и смерти, преодоления духовного горя и тех законов расширенного человечества, которые зародились в незапамятных глубинах тысячелетий и прекратятся только тогда, когда выйдет солнце »(« Теленок бодали дуб »).

Итак, название рассказа, выражающее его «душу и суть», является своеобразным значимым символом. Но писатель подчеркивает, что «получить» этот символ можно было, «только пережив рак и умерев самому. Слишком толстая партия — слишком много медицинских деталей для символа / … / Это именно рак, рак как таковой, которого избегают в развлекательной литературе, но пациенты узнают его каждый день … ».

Вряд ли кто-то из читателей усомнится в справедливости этих слов.Перед нами отнюдь не абстрактная аллегория. История болезни каждого из персонажей — его физическое состояние, симптомы и развитие рака, методы и результаты лечения — все это воспроизведено с такой точностью и впечатляющей силой, что сам читатель начинает испытывать боль, удушье, слабость и т. жгучий страх смерти. Действительно, для символа «слишком толстая партия».

Зачем Солженицыну иногда требовалось почти натуралистическое описание страшной болезни? Литературная ловкость устами писателя Кербабаева, который сказал о себе: «Я всегда стараюсь писать только о радостных вещах» — так они определили свое отношение к «Раковой палате»: «Меня просто тошнит, когда читаешь. ! »

Между тем этот чисто физиологический аспект — часть души всего произведения, столь же органичного, как в «Один день Ивана Денисовича» или в «Архипелаге ГУЛАГ» изображение физических страданий заключенных.

Вот где особенность творчества Солженицына, о которой уже говорилось: способность заражать нас чувствами, мыслями, переживаниями самого писателя и его героев.

Многие из читателей, которые никогда не стояли на грани смерти, поддавшись этому заражению , заглянули в ее пустые глазницы и, оставаясь совершенно здоровыми, тихо сидя у очага, испытали почти такую ​​же духовную эволюцию, что и страдающие от этого заражения. раковое тело.Это сила искусства, неизмеримо расширяющая наш ограниченный жизненный опыт. Автор заставляет задуматься, пока не поздно, над вечными вопросами бытия. От чисто физиологической эмпатии мы переходим к глубоким философским размышлениям.

«… История не только о больнице, — говорит Солженицын, — потому что при художественном подходе любое конкретное явление становится, если использовать математическое сравнение,« кучей плоскостей »: многие жизненные плоскости неожиданно пересекаются в выбранная точка… ».

Какой пункт выбрал автор? В космосе это больничная палата. В духовной сфере — душа человека, завершающего свой жизненный путь. «Мысленное противостояние смерти» (по определению самого Солженицына) — главный нерв всего произведения.

Но возникает еще вопрос: от чего зависит выбор точки пересечения различных плоскостей? Писатель отвечает: «Вы выбираете эту точку в соответствии с вашими предпочтениями, в соответствии с вашей биографией, в соответствии с вашими лучшими знаниями и так далее. Меня подсказала эта точка — онкологическое отделение — моя болезнь. «

Отрывок из книги М. Шнеерсона «Александр Солженицын. Очерки творчества ».

Страшно прикоснуться к творчеству великого гения, лауреата Нобелевской премии, человека, о котором так много сказано, но я не могу не написать о его рассказе «Раковый корпус» — произведении, которому он отдал, хоть и маленькая, но часть его жизни, которой его пытались лишить многие годы. Но он цеплялся за жизнь и выдержал все невзгоды концлагерей, весь их ужас; он воспитал в себе собственные, ни у кого не заимствованные взгляды на происходящее; эти взгляды он изложил в своем рассказе.

Одна из ее тем —

Это то, что кем бы ни был человек, хороший или плохой, с высшим образованием или, наоборот, необразованный; какую бы должность он ни занимал, когда его постигает почти неизлечимая болезнь, он перестает быть высокопоставленным чиновником, превращается в обычного человека, который просто хочет жить. Солженицын описал жизнь в онкологическом доме, в самой ужасной из больниц, где лгут обреченные на смерть люди. Наряду с описанием борьбы человека за жизнь, за желание просто сосуществовать без боли, без страданий, Солженицын, всегда и при любых обстоятельствах отличавшийся своей жаждой жизни, ставил множество проблем.Их диапазон достаточно широк: от смысла жизни, взаимоотношений между мужчиной и женщиной до литературных целей.

Солженицын противостоит людям разных национальностей, профессий, приверженных разным идеям в одной из палат. Одним из таких пациентов был Олег Костоглотов, ссыльный, бывший каторжанин, а другим — Русанов, полная противоположность Костоглотову: партийный лидер, «ценный работник, выдающийся человек», преданный партии. Показав события истории сначала глазами Русанова, а затем через восприятие Костоглотова, Солженицын дал понять, что власть будет постепенно меняться, что Русановы с их «анкетной экономикой», с их методами различных предупреждений, Перестанут существовать и Костоглотовы, не принявшие таких понятий, как «остатки буржуазного сознания» и «социальное происхождение». Солженицын написал рассказ, пытаясь показать разные взгляды на жизнь: с точки зрения Беги, и с точки зрения Аси, Демы, Вадима и многих других. В чем-то их взгляды схожи, в чем-то различаются. Но в основном Солженицын хочет показать неправоту тех, кто размышляет, как дочь Русанова, о самом Русанове. Они привыкли искать людей где-то внизу; думай только о себе, а не о других. Костоглотов является выразителем идей Солженицына; Через споры Олега с камерой, через свои лагерные беседы он раскрывает парадокс жизни, вернее, то, что в такой жизни не было смысла, как нет смысла в той литературе, которую превозносит Авиета.По ее представлениям, искренность в литературе вредна. «Литература должна развлечь нас, когда мы в плохом настроении», — говорит Авиета, не осознавая, что литература на самом деле является учителем жизни. А если надо писать о том, что должно быть, значит, правды никогда не будет, так как никто точно не может сказать, что именно будет. И не все могут увидеть и описать, что есть, и вряд ли Авиета сможет представить хотя бы сотую часть ужаса, когда женщина перестает быть женщиной, а становится рабочей лошадкой, которая впоследствии не может иметь детей. Зоя открывает Костоглотову ужас перед гормональной терапией; и тот факт, что его лишают права продолжать вести себя, пугает его: «Сначала меня лишили жизни. Теперь они тоже лишены права … продолжать себя. Кем и почему я буду теперь? .. Худший из уродов! По милости? .. О благотворительности? .. »И сколько бы они ни спорили о смысле жизни, Ефрем, Вадим, Русанов, сколько бы ни говорили о нем, для всех он останется прежним — кого-то бросить.Костоглотов прошел через все, и это наложило отпечаток на его систему ценностей, на его жизненное мировоззрение.

Тот факт, что Солженицын провел долгое время в лагерях, также повлиял на его язык и стиль написания рассказа. Но работа от этого только выигрывает, так как все, о чем он пишет, становится доступным человеку, он как бы переводится в больницу и принимает участие во всем, что происходит. Но вряд ли кто-то из нас сможет до конца понять Костоглотова, который всюду видит тюрьму, все пытается найти и находит лагерный подход, даже в зоопарке. Лагерь искалечил его жизнь, и он понимает, что вряд ли сможет начать старую жизнь, что путь назад для него закрыт. И еще миллионы таких же заблудших людей были выброшены на просторы страны, людей, которые, общаясь с теми, кто не трогал лагерь, понимают, что между ними всегда будет стена непонимания, как это сделала Людмила Афанасьевна Костоглотова. не понимать.

Мы скорбим о том, что эти люди, искалеченные жизнью, изуродованные режимом, которые проявили такую ​​неудержимую жажду жизни, испытали ужасные страдания, теперь вынуждены терпеть отвержение общества.Они должны отказаться от жизни, к которой они стремились, от жизни, которой они заслуживают.

Александр Солженицын — онкологический корпус. Что я понял после прочтения рассказа Солженицына «Онкологический корпус Солженицына» Анализ онкологического корпуса

»

Изначально роман планировалось опубликовать в журнале «Новый мир» в середине 1960-х годов. Однако в те годы книга официально не издавалась в Советском Союзе. Чуть позже роман начал печататься в самиздате и распространяться по всему СССР.Кроме того, книга издана в других странах на русском языке и в переводах. Роман стал одним из крупнейших литературных успехов А. Солженицына. Работа становится основанием для присуждения автору Нобелевской премии. В 1990 году роман был официально опубликован в Советском Союзе в журнале «Новый мир».

Действие происходит в госпитале при клинике Ташкентского медицинского института (ТашМи). В тринадцатом («раковом») здании собрались люди, пораженные одной из самых страшных болезней, непобедимой человечеством до конца.Не имея другого занятия, пациенты проводят время в многочисленных спорах об идеологии, жизни и смерти. У каждого обитателя мрачного корпуса своя судьба и свой выход из этого ужасного места: одних выписывают домой умирать, других улучшают, а третьих переводят в другие ведомства.

Характеристики персонажей

Олег Костоглотов

Главный герой романа — бывший фронтовик. Костоглотов (или, как его называют товарищи по несчастью — Оглоед) попал в тюрьму, а затем был приговорен к вечной ссылке в Казахстане.Костоглотов не считает себя умирающим. Он не доверяет «научной» медицине, предпочитая ей народные средства. Оглоеду 34 года. Когда-то он мечтал стать офицером и получить высшее образование. Однако ни одно из его желаний не сбылось. Его не приняли в офицеры, и он больше не будет поступать в институт, так как считает себя слишком старым, чтобы учиться. Костоглотову нравятся доктор Вера Гангарт (Вега) и медсестра Зоя. Дебил полон желания жить и все брать от жизни.

Информатор Русанов

До того, как попасть в больницу, пациент по имени Русанов занимал «ответственную» должность. Он был сторонником сталинской системы и за свою жизнь высказал не один разоблачение. Русанов, как и Оглоед, умирать не намерен. Мечтает о достойной пенсии, которую заработал своим упорным «трудом». Бывшему осведомителю не нравится больница, в которой он находится. Такой человек, как он, считает Русанов, должен лечиться в лучших условиях.

Дёмка — один из самых маленьких пациентов в палате.За 16 лет мальчику удалось многое пережить. Его родители расстались, потому что его мать «заболела». Воспитывать Дёмку было некому. Он стал сиротой при живых родителях. Мальчик мечтал встать на ноги, получить высшее образование. Единственной радостью в жизни Демки был футбол. Но это был его любимый вид спорта, который отнял у него здоровье. После удара мячом по ноге у мальчика развился рак. Пришлось ампутировать ногу.

Но и это не могло сломить сироту.Демка продолжает мечтать о высшем образовании. Он воспринимает потерю ноги как благословение. Ведь теперь ему не нужно тратить время на спорт и танцпол. Государство будет выплачивать мальчику пожизненную пенсию, а значит, он сможет учиться и стать писателем. Свою первую любовь, Асеньку, Демка встретил в больнице. Но и Асенька, и Демка понимают, что за стенами «ракового» дома это чувство не продлится. Девушке ампутировали грудь, и жизнь потеряла для нее всякий смысл.

Ефрем Поддуваев

Ефрем работал строителем. Однажды страшная болезнь уже его «отпустила». Поддуваев уверен, что на этот раз все будет хорошо. Незадолго до смерти он прочитал книгу Льва Толстого, которая заставила его задуматься о многом. Ефрем выписан из больницы. Через некоторое время его не стало.

Вадим Зацырко

Жажда жизни велика и у геолога Вадима Зацырко. Вадим всегда боялся только одного — бездействия.И вот уже месяц лежит в больнице. Зацырко 27 лет. Он слишком молод, чтобы умереть. Сначала геолог пытается не обращать внимания на смерть, продолжая работать над методом определения наличия руд из радиоактивных вод. Затем уверенность в себе начинает постепенно покидать его.

Алексей Шулубин

Библиотекарь Шулубин успел многое рассказать в своей жизни. В 1917 году он стал большевиком, затем участвовал в гражданской войне. У него не было друзей, умерла жена. У Шулубина были дети, но они давно забыли о его существовании.Болезнь была для библиотекаря последним шагом к одиночеству. Шулубин не любит говорить. Ему гораздо больше интересно слушать.

Прототипы персонажей

У некоторых персонажей в романе были прототипы. Прототипом врача Людмилы Донцовой стала заведующая радиационным отделением Лидия Дунаева. В романе «Вера Гангарт» автор назвал лечащего врача Ирину Мейке.

Здание «Рак» объединило огромное количество разных людей с непохожими судьбами.Возможно, они бы никогда не встретились за стенами этой больницы. Но потом появилось то, что их объединяло — болезнь, от которой не всегда можно вылечиться даже в прогрессивный XX век.

Рак уравнял людей разного возраста и социального происхождения. Точно так же болезнь ведет себя и у высокопоставленного Русанова, и у бывшего заключенного Оглоеда. Рак не щадит тех, кого судьба уже обидела. Оставшись без попечения родителей, Дёмка теряет ногу.Забытый близкими библиотекарь Шулубин не ждет счастливой старости. Болезнь избавляет общество от никому не нужных старых и немощных людей. Но почему же тогда она забирает молодых, красивых, полных жизни и планов на будущее? Почему молодой ученый-геолог должен покинуть этот мир, не дожив до тридцати лет, не успев дать человечеству то, что он хотел? Вопросы остаются без ответа.

Только оказавшись вдали от суеты повседневной жизни, обитатели «ракового» дома наконец получили возможность задуматься о смысле жизни.Всю жизнь эти люди к чему-то стремились: мечтали о высшем образовании, семейном счастье, о том, чтобы успеть что-то создать. Некоторые пациенты, например Русанов, не слишком разборчивы в методах достижения своих целей. Но настал момент, когда все успехи, достижения, печали и радости перестали иметь значение. На грани смерти мишура бытия теряет свой блеск. И только тогда человек понимает, что главным в его жизни была сама жизнь.

Роман противопоставляет 2 метода лечения рака: научный, в котором Dr.Донцова безоговорочно верит и фолку, которого предпочитает Костоглотов. В послереволюционные годы особенно остро обострилось противостояние официальной и традиционной медицины. Как ни странно, но даже к середине века рецепты врачей не смогли побороть «бабушкины» рецепты. Космические полеты и научно-технический прогресс не сломили веру многих в молитвы целителя.

Секрет традиционной медицины в том, что она лечит не болезнь, а пациента, в то время как официальная, «научная» медицина изо всех сил пытается воздействовать на болезнь.Лечение, предложенное врачом, убивает раковые клетки и одновременно убивает человека. Избавившись от рака, у пациента появляются новые проблемы со здоровьем. Традиционная медицина предлагает людям вернуться к природе и самим себе, поверить в свои силы, способные обеспечить большее исцеление, чем любая современная медицина.

Отправить свои хорошие работы в базу знаний просто. Используйте форму ниже

Студенты, аспиранты, молодые ученые, использующие базу знаний в учебе и работе, будут Вам очень благодарны.

Размещено на http://www.allbest.ru/

«Раковый корпус» А. Солженицына — одно из тех литературных произведений, которые не только сыграли важную роль в литературном процессе второй половины ХХ века, но и оказали огромное влияние на умы современников, а заодно и на курс русской истории.

После публикации в журнале «Новый Мир» рассказа «Один день Ивана Денисовича» Солженицын предложил главному редактору журнала А.Твардовскому текст рассказа «Раковая палата», предварительно подготовленный автором для публикации в Советском Союзе, то есть с поправкой на цензуру. Был подписан договор с издательством, но вершиной советского легального существования Онкологического отделения был набор первых нескольких глав для публикации в «Новом мире». После этого по приказу властей печать была остановлена, а затем набор рассредоточен. Произведение стало активно распространяться в самиздате, а также было издано на Западе, переведено на иностранные языки и стало одним из оснований для присуждения Солженицыну Нобелевской премии.

Самый первый напечатанный рассказ Солженицына перевернул литературную и общественную жизнь Советского Союза с ног на голову. В рассказе «Один день в Иване Денисовиче» (первоначальное название «Щ-854») впервые открыто говорилось о лагерной жизни, той жизни, которой жили миллионы людей по всей стране. Одного этого было бы достаточно, чтобы заставить задуматься целое поколение, заставив его взглянуть на реальность и историю другими глазами. После этого в «Новом мире» были опубликованы и другие рассказы Солженицына, а его пьеса «Свеча на ветру» была принята к постановке в Театре им. Ленинского комсомола.В то же время роман «Раковая палата», основной темой которого является тема жизни и смерти, духовных поисков человека и поисков ответа на вопрос о том, как живет человек, был запрещен и был первым. опубликовано в России только в 1990 году.

Одна из главных тем повести — бессилие человека перед болезнью и смертью. Каким бы человек ни был, хорошим или плохим, с высшим образованием или, наоборот, необразованным, какую бы должность он ни занимал, когда его постигает почти неизлечимая болезнь, он перестает быть высокопоставленным чиновником, превращается в обычного человека, который просто хочет жить.Наряду с описанием борьбы человека за жизнь, за желание просто сосуществовать без боли, без страданий, Солженицын, всегда и при любых обстоятельствах отличавшийся своей жаждой жизни, ставил множество проблем. Их диапазон достаточно широк: от смысла жизни, взаимоотношений между мужчиной и женщиной до литературных целей.

Солженицын в одной из палат противостоит людям разных национальностей, профессий, приверженных разным идеям.Одним из таких пациентов был Олег Костоглотов, ссыльный, бывший каторжанин, а другим — Русанов, полная противоположность Костоглотову: партийный лидер, «ценный работник, выдающийся человек», лояльный партии. Показав события истории сначала глазами Русанова, а затем через восприятие Костоглотова, Солженицын дал понять, что власть будет постепенно меняться, что Русановы с их «анкетной экономикой», с их методами различных предупреждений, Перестанут существовать и Костоглотовы, не принявшие таких понятий, как «остатки буржуазного сознания» и «социальное происхождение».Солженицын написал рассказ, пытаясь показать разные взгляды на жизнь: с точки зрения Веги, и с точки зрения Аси, Демы, Вадима и многих других. В чем-то их взгляды схожи, в чем-то различаются. Но в основном Солженицын хочет показать неправоту тех, кто размышляет, как дочь Русанова, о самом Русанове. Они привыкли искать людей где-то внизу; думай только о себе, а не о других. Костоглотов является выразителем идей Солженицына.Через споры Олега с камерой, через свои лагерные беседы он раскрывает парадокс жизни, вернее, то, что в такой жизни не было смысла, как нет смысла в той литературе, которую превозносит Авиета. По ее представлениям, искренность в литературе вредна. «Литература должна развлечь нас, когда мы в плохом настроении», — говорит Авиета. А если надо писать о том, что должно быть, значит, правды никогда не будет, так как никто точно не может сказать, что именно будет.И не все могут увидеть и описать, что есть, и вряд ли Авиета сможет представить хотя бы сотую часть ужаса, когда женщина перестает быть женщиной, а становится рабочей лошадкой, которая впоследствии не может иметь детей. Зоя открывает Костоглотову ужас перед гормональной терапией; и тот факт, что его лишают права продолжать вести себя, пугает его: «Сначала меня лишили жизни. Теперь они тоже лишены права … продолжать себя. К кому и зачем я сейчас иду? Худший урод! На милость? Милостыня? «И сколько бы они ни спорили о смысле жизни, Ефрем, Вадим, Русанов, сколько бы ни говорили о нем, для всех он останется прежним — кого-то бросить.Костоглотов прошел через все, и это наложило отпечаток на его систему ценностей, на его понимание жизни.

Центральный вопрос, ответ на который ищут все герои, формулирует название рассказа Льва Толстого, случайно попавшего в руки одного из больных, Ефрема Поддуева: «Как жив человек? » Один из поздних рассказов Толстого, открывающий цикл, посвященный толкованию Евангелия, производит сильное впечатление на героя, который до болезни мало думал о глубоких проблемах.И теперь вся камера день за днем ​​пытается найти ответ на вопрос: «Как живет человек?» На этот вопрос каждый отвечает в соответствии со своими убеждениями, жизненными принципами, воспитанием, жизненным опытом. Советский номенклатурщик и информатор Русанов уверен, что «люди живут идеологией и общественным благом». Конечно, он давно усвоил эту распространенную формулировку и мало задумывается даже о ее значении. Геолог Вадим Зацырко утверждает, что человек полон творчества.Он хотел бы много делать в жизни, завершить свои большие и значимые исследования, выполнять все новые и новые проекты. Вадим Зацырко — приграничный герой. Его убеждения, воспитанные его отцом, поклонявшимся Сталину, соответствуют господствующей идеологии. Однако сама идеология для Вадима лишь приложение к единственно важному в его жизни делу — научной, исследовательской работе. Вопрос, чем живет человек, постоянно звучит на страницах рассказа и находит все новые и новые ответы.В чем герои не видят смысла жизни: в любви, в зарплате, в квалификации, на родных местах и ​​в Боге. На этот вопрос отвечают не только пациенты онкологического корпуса, но и онкологи, которые борются за жизнь пациентов, которым каждый день грозит смерть.

Наконец, в последней трети повествования появляется герой, заслуживающий особого внимания — Шулубин. Если жизненная позиция и убеждения Русанова в романе противоречат истине, понятной Косоглотову, то разговор с Шулубиным заставляет героя задуматься о другом.С предателями, подхалимами, оппортунистами, доносчиками и им подобными все очевидно и в объяснениях не нуждается. Но правда жизни Шулубин показывает Косоглотову иную позицию, о которой он не думал.

Шулубин никого не осуждал, не крался, не пресмыкался перед властью, но тем не менее никогда не пытался противопоставить себя этому: «В остальном я вам вот что: вы хоть меньше лгали, понимаете? ? вы хоть меньше гнетесь, цените! Вас арестовали, и нас водили на митинги: работать над вами.Вас казнили — а нас заставили стоять и аплодировать произносимым приговорам. Да не хлопать, а — требовать исполнения, требовать! «Позиция Шулубина — это, по сути, всегда позиция большинства. Страх за себя, за свою семью и, наконец, страх остаться в одиночестве,« вне команды »заставили замолчать миллионы. Шулубин цитирует стихотворение Пушкина:

В нашу мерзкую эпоху . ..

Во всех стихиях человек —

Тиран, предатель или пленник.

И тогда следует логический вывод: «И если я вспомню, что я не сидел в тюрьме, и я твердо знаю, что я не был тираном, то… «предатель.

Рассказ Шулубина заставляет Косоглотова, а вместе с ним и читателя задуматься о другой стороне вопроса о распределении ролей в советском обществе.

Помимо многочисленных литературных исследований и статей о онкологическом отделении, заслуживает внимания статья академика РАМН, профессора, онколога Л. Дурнова. Это точка зрения врача, попытка анализа «Онкологического отделения» с точки зрения медицинской деонтологии.Л. Дурнов утверждает, что «Онкологическая палата» — это «не только произведение искусства, но и руководство для врача». Он подробно останавливается на медицинской терминологии рассказа, подчеркивая, насколько правильно и точно Солженицын описывает симптомы различных онкологических заболеваний. «У меня такое ощущение, что эту историю написал дипломированный, знающий врач», — пишет Дурнов.

Вообще, тема взаимоотношений врача и пациента, медицинская деонтология является одной из ведущих в «Онкологическом отделении».И не случайно велика роль Веры Гангарт (Веги, как ее называет Косоглотов, давая ей имя самой большой, путеводной звезды) в духовных поисках Косоглотова. Именно она становится воплощением жизни и женственности. Не приземленный, телесный, как медсестра Зоя, но это правда.

Однако ни роман с Зоей, ни восхищение Костоглотова с Вегой не привели к объединению героев, потому что Олег, победивший даже болезнь, не может преодолеть отчуждение и душевную пустоту, приобретенную в тюрьмах, лагерях и ссылке.Неудачный визит в Вегу демонстрирует герою, насколько он далек от обычных будней. В универмаге Косоглотов чувствует себя инопланетянином. Он настолько привык к жизни, где покупка керосины — большая радость, а утюг — невероятная удача, что самые обычные предметы одежды казались ему непостижимой роскошью, которая, тем не менее, доступна каждому. Но не для него, потому что его работа, работа ссыльного, практически бесплатна. И он может позволить себе только съесть палку для барбекю и купить пару небольших букетов фиалок, которые в конечном итоге достаются двум проходящим девушкам.Олег понимает, что он не может просто прийти к Веге, признаться ей в своих чувствах и попросить принять его — такой вечный изгнанник, кроме больного раком. Он уезжает из города, не видя друг друга, не объяснившись Веге.

Литературные аллюзии и воспоминания играют в рассказе значительную роль. Рассказ Толстого уже упоминался в начале произведения. Стоит отметить и другие обращения Солженицына к теме литературы, ее роли и месту в жизни общества и каждого человека.Например, герои романа обсуждают статью Померанцева «Об искренности в литературе», опубликованную в «Новом мире» в 1953 году. Разговор с дочерью Русанова Авиетой позволяет автору проявить мещанское отношение к литературе: «Откуда это? откуда исходит ложное требование так называемой «суровой правды»? Почему правда должна внезапно быть резкой? Почему бы не быть искрящимся, волнующим, оптимистичным! Вся наша литература должна быть праздничной! В конце концов, люди обижаются, когда мрачно пишут их жизнь. Им нравится, когда об этом пишут, украшают. «Советская литература должна быть оптимистичной. Ничего мрачного, никакого ужаса. Литература — источник вдохновения, главный помощник в идеологической борьбе».

Солженицын противопоставляет этому мнению саму жизнь своих героев в палате онкологического корпуса. Та же история Толстого оказывается для них ключом к пониманию жизни, помогает решать важные вопросы, а сами герои находятся на грани жизни и смерти.И оказывается, что роль литературы не может быть сведена ни к наставничеству, ни к развлечению, ни к спору в идеологическом споре. И ближе всего к истине Дема утверждает: «Литература — учитель жизни».

Евангельские мотивы занимают особое место в повести. Например, исследователи сравнивают Ефраима Поддуева с раскаявшимся разбойником, распятым вместе со Спасителем. Поиски Костоглотова в конечном итоге приводят его к духовному возрождению, а последняя глава рассказа называется «И последний день.«В последний день творения Бог вдохнул жизнь в человека.

В «живой душе» — любовь, что для Толстого означает стремление к Богу и милосердию, а для солженицынских героев — совесть и «взаимное расположение» людей друг к другу, обеспечивающее справедливость.

дом онкологического лагеря им. Солженицына

Размещено на Allbest.ru

Похожие документы

    Трагедия тоталитарной системы и возможность сохранения человеком истинных жизненных ценностей в условиях массовых репрессий сталинской эпохи.Государство и личность, вопросы смысла жизни и проблема нравственного выбора в рассказах Александра Солженицына.

    аннотация, добавлен 03.11.2009

    Основные факты биографии ведущего русского писателя Солженицына. Первая публикация рассказа «Один день в Иване Денисовиче». Политические акценты романов «В круге первом», «Раковая палата». Оценка произведений писателя и присуждение ему Нобелевской премии.

    презентация, добавлен 30.11.2012

    Исследование жизненного пути и литературной деятельности Александра Исаевича Солженицына, одного из ведущих русских писателей ХХ века.Центральная идея повести «Один день в Иване Денисовиче». «Архипелаг ГУЛАГ, 1918–1956» — главное произведение А. Солженицына.

    презентация добавлена ​​18.12.2011

    Жизнь и творчество А.И. Солженицын через призму его рассказов и романов. «Лагерная» тема в его творчестве. Раскол писателя в произведении «Красное колесо». Интенциональное содержание авторского сознания Солженицына, язык и стиль автора.

    диссертация, добавлен 21.11.2015

    Краткая биографическая справка из жизни писателя.Служение Отечеству. Арест Солженицына в 1945 году. Роль повести «Один день из жизни Ивана Денисовича» в творчестве писателя. Публикации Александра Исаевича, отличительные особенности его произведений.

    презентация, добавлен 09.11.2012

    Основные этапы жизни и творчества Солженицына. Материалы для творческой биографии. Тема ГУЛАГа в творчестве Солженицына. Художественное решение Солженицыным проблемы национального характера.История России в творчестве Солженицына.

    учебник, добавлен 18.09.2007

    Краткая биографическая справка. «Один день» узника и история страны. Художественная правда выше истины факта, а главное — значительнее по силе воздействия на читателя. Но еще страшнее забыть прошлое, не обращать внимания на события тех лет.

    курсовая работа, добавлен 23.05.2002

    Характеристика времени тоталитарного режима в СССР.Раскрытие темы нравственного выбора в условиях несвободы на примере персонажей лагерной прозы и драмы Александра Исаевича Солженицына. Определение вклада Солженицына в антитоталитарную литературу.

    курсовая работа, добавлен 17.05.2015

    Воплощение и осмысление «лагерной» темы в произведениях писателей и поэтов ХХ века, судьба которых была связана со сталинскими лагерями. Описание системы ГУЛАГа в произведениях писателей Ю.Домбровский, Н. Заболоцкий, А. Солженицын, В. Шаламов.

    аннотация, добавлен 18.07.2014

    Исследование духовных, материальных ценностей, отражение их сущности в повести Александра Солженицына «Матренин двор». Символический смысл и авторская жизненная философия. Мнение критика и публициста В. Полторацкого о повести, его художественных особенностях.

Раковая палата А. Солженицына — одно из тех литературных произведений, которые не только сыграли важную роль в литературном процессе второй половины ХХ века, но и оказали огромное влияние на умы современников, и вместе с тем время по ходу русской истории.

После публикации в журнале «Новый Мир» рассказа «Один день Ивана Денисовича» Солженицын предложил главному редактору журнала А. Твардовскому текст рассказа «Раковая палата», бывшего ранее. подготовлено автором для публикации в Советском Союзе, то есть с поправкой на цензуру. Был подписан договор с издательством, но вершиной советского легального существования Онкологического отделения был набор первых нескольких глав для публикации в «Новом мире».После этого по приказу властей печать была остановлена, а затем набор рассредоточен. Произведение стало активно распространяться в самиздате, а также было издано на Западе, переведено на иностранные языки и стало одним из оснований для присуждения Солженицыну Нобелевской премии.

Самый первый напечатанный рассказ Солженицына перевернул литературную и общественную жизнь Советского Союза с ног на голову. В рассказе «Один день в Иване Денисовиче» (первоначальное название «Щ-854») впервые открыто говорилось о лагерной жизни, той жизни, которой жили миллионы людей по всей стране.Одного этого было бы достаточно, чтобы заставить задуматься целое поколение, заставив его взглянуть на реальность и историю другими глазами. После этого в «Новом мире» были опубликованы и другие рассказы Солженицына, а его пьеса «Свеча на ветру» была принята к постановке в Театре им. Ленинского комсомола. В то же время роман «Раковая палата», основной темой которого является тема жизни и смерти, духовных поисков человека и поисков ответа на вопрос о том, как живет человек, был запрещен и был первым. опубликовано в России только в 1990 году.

Одна из главных тем повести — бессилие человека перед болезнью и смертью. Каким бы человек ни был, хорошим или плохим, с высшим образованием или, наоборот, необразованным, какую бы должность он ни занимал, когда его постигает почти неизлечимая болезнь, он перестает быть высокопоставленным чиновником, превращается в обычного человека, который просто хочет жить. Наряду с описанием борьбы человека за жизнь, за желание просто сосуществовать без боли, без страданий, Солженицын, всегда и при любых обстоятельствах отличавшийся своей жаждой жизни, ставил множество проблем.Их диапазон достаточно широк: от смысла жизни, взаимоотношений между мужчиной и женщиной до литературных целей.

Солженицын в одной из палат противостоит людям разных национальностей, профессий, приверженных разным идеям. Одним из таких пациентов был Олег Костоглотов, ссыльный, бывший каторжанин, а другим — Русанов, полная противоположность Костоглотову: партийный лидер, «ценный работник, выдающийся человек», лояльный партии. Показав события истории сначала глазами Русанова, а затем через восприятие Костоглотова, Солженицын дал понять, что власть будет постепенно меняться, что Русановы с их «анкетной экономикой», с их методами различных предупреждений, Перестанут существовать и Костоглотовы, не принявшие таких понятий, как «остатки буржуазного сознания» и «социальное происхождение».Солженицын написал рассказ, пытаясь показать разные взгляды на жизнь: с точки зрения Веги, и с точки зрения Аси, Демы, Вадима и многих других. В чем-то их взгляды схожи, в чем-то различаются. Но в основном Солженицын хочет показать неправоту тех, кто размышляет, как дочь Русанова, о самом Русанове. Они привыкли искать людей где-то внизу; думай только о себе, а не о других. Костоглотов является выразителем идей Солженицына.Через споры Олега с камерой, через свои лагерные беседы он раскрывает парадокс жизни, вернее, то, что в такой жизни не было смысла, как нет смысла в той литературе, которую превозносит Авиета. По ее представлениям, искренность в литературе вредна. «Литература должна развлечь нас, когда мы в плохом настроении», — говорит Авиета. А если надо писать о том, что должно быть, значит, правды никогда не будет, так как никто точно не может сказать, что именно будет.И не все могут увидеть и описать, что есть, и вряд ли Авиета сможет представить хотя бы сотую часть ужаса, когда женщина перестает быть женщиной, а становится рабочей лошадкой, которая впоследствии не может иметь детей. Зоя открывает Костоглотову ужас перед гормональной терапией; и тот факт, что его лишают права продолжать вести себя, пугает его: «Сначала меня лишили жизни. Теперь они тоже лишены права … продолжать себя. К кому и зачем я сейчас иду? Худший урод! На милость? Милостыня? «И сколько бы они ни спорили о смысле жизни, Ефрем, Вадим, Русанов, сколько бы ни говорили о нем, для всех он останется прежним — кого-то бросить.Костоглотов прошел через все, и это наложило отпечаток на его систему ценностей, на его понимание жизни.

Центральный вопрос, ответ на который ищут все герои, формулирует название рассказа Льва Толстого, случайно попавшего в руки одного из больных, Ефрема Поддуева: «Как жив человек? » Один из поздних рассказов Толстого, открывающий цикл, посвященный толкованию Евангелия, производит сильное впечатление на героя, который до болезни мало думал о глубоких проблемах.И теперь вся камера день за днем ​​пытается найти ответ на вопрос: «Как живет человек?» На этот вопрос каждый отвечает в соответствии со своими убеждениями, жизненными принципами, воспитанием, жизненным опытом. Советский номенклатурщик и информатор Русанов уверен, что «люди живут идеологией и общественным благом». Конечно, он давно усвоил эту распространенную формулировку и мало задумывается даже о ее значении. Геолог Вадим Зацырко утверждает, что человек полон творчества.Он хотел бы много делать в жизни, завершить свои большие и значимые исследования, выполнять все новые и новые проекты. Вадим Зацырко — приграничный герой. Его убеждения, воспитанные его отцом, поклонявшимся Сталину, соответствуют господствующей идеологии. Однако сама идеология для Вадима лишь приложение к единственно важному в его жизни делу — научной, исследовательской работе. Вопрос, чем живет человек, постоянно звучит на страницах рассказа и находит все новые и новые ответы.В чем герои не видят смысла жизни: в любви, в зарплате, в квалификации, на родных местах и ​​в Боге. На этот вопрос отвечают не только пациенты онкологического корпуса, но и онкологи, которые борются за жизнь пациентов, которым каждый день грозит смерть.

Наконец, в последней трети повествования появляется герой, заслуживающий особого внимания — Шулубин. Если жизненная позиция и убеждения Русанова в романе противоречат истине, понятной Косоглотову, то разговор с Шулубиным заставляет героя задуматься о другом.С предателями, подхалимами, оппортунистами, доносчиками и им подобными все очевидно и в объяснениях не нуждается. Но правда жизни Шулубин показывает Косоглотову иную позицию, о которой он не думал.

Шулубин никого не осуждал, не крался, не пресмыкался перед властью, но тем не менее никогда не пытался противопоставить себя этому: «В остальном я вам вот что: вы хоть меньше лгали, понимаете? ? вы хоть меньше гнетесь, цените! Вас арестовали, и нас водили на митинги: работать над вами.Вас казнили — а нас заставили стоять и аплодировать произносимым приговорам. Да не хлопать, а — требовать исполнения, требовать! «Позиция Шулубина — это, по сути, всегда позиция большинства. Страх за себя, за свою семью и, наконец, страх остаться в одиночестве,« вне команды »заставили замолчать миллионы. Шулубин цитирует стихотворение Пушкина:

В нашу мерзкую эпоху …

Во всех стихиях человек —

Тиран, предатель или пленник.

И тогда следует логический вывод: «И если я вспомню, что я не сидел в тюрьме, и я твердо знаю, что я не был тираном, то… «предатель.

Рассказ Шулубина заставляет Косоглотова, а вместе с ним и читателя задуматься о другой стороне вопроса о распределении ролей в советском обществе.

Помимо многочисленных литературных исследований и статей о онкологическом отделении, заслуживает внимания статья академика РАМН, профессора, онколога Л. Дурнова. Это точка зрения врача, попытка анализа «Онкологического отделения» с точки зрения медицинской деонтологии.Л. Дурнов утверждает, что «Онкологическая палата» — это «не только произведение искусства, но и руководство для врача». Он подробно останавливается на медицинской терминологии рассказа, подчеркивая, насколько правильно и точно Солженицын описывает симптомы различных онкологических заболеваний. «У меня такое ощущение, что эту историю написал дипломированный, знающий врач», — пишет Дурнов.

Вообще, тема взаимоотношений врача и пациента, медицинская деонтология является одной из ведущих в «Онкологическом отделении».И не случайно велика роль Веры Гангарт (Веги, как ее называет Косоглотов, давая ей имя самой большой, путеводной звезды) в духовных поисках Косоглотова. Именно она становится воплощением жизни и женственности. Не приземленный, телесный, как медсестра Зоя, но это правда.

Однако ни роман с Зоей, ни восхищение Костоглотова с Вегой не привели к объединению героев, потому что Олег, победивший даже болезнь, не может преодолеть отчуждение и душевную пустоту, приобретенную в тюрьмах, лагерях и ссылке.Неудачный визит в Вегу демонстрирует герою, насколько он далек от обычных будней. В универмаге Косоглотов чувствует себя инопланетянином. Он настолько привык к жизни, где покупка керосины — большая радость, а утюг — невероятная удача, что самые обычные предметы одежды казались ему непостижимой роскошью, которая, тем не менее, доступна каждому. Но не для него, потому что его работа, работа ссыльного, практически бесплатна. И он может позволить себе только съесть палку для барбекю и купить пару небольших букетов фиалок, которые в конечном итоге достаются двум проходящим девушкам.Олег понимает, что он не может просто прийти к Веге, признаться ей в своих чувствах и попросить принять его — такой вечный изгнанник, кроме больного раком. Он уезжает из города, не видя друг друга, не объяснившись Веге.

Литературные аллюзии и воспоминания играют в рассказе значительную роль. Рассказ Толстого уже упоминался в начале произведения. Стоит отметить и другие обращения Солженицына к теме литературы, ее роли и месту в жизни общества и каждого человека.Например, герои романа обсуждают статью Померанцева «Об искренности в литературе», опубликованную в «Новом мире» в 1953 году. Разговор с дочерью Русанова Авиетой позволяет автору проявить мещанское отношение к литературе: «Откуда это? откуда исходит ложное требование так называемой «суровой правды»? Почему правда должна внезапно быть резкой? Почему бы не быть искрящимся, волнующим, оптимистичным! Вся наша литература должна быть праздничной! В конце концов, люди обижаются, когда мрачно пишут их жизнь.Им нравится, когда об этом пишут, украшают. «Советская литература должна быть оптимистичной. Ничего мрачного, никакого ужаса. Литература — источник вдохновения, главный помощник в идеологической борьбе».

Солженицын противопоставляет этому мнению саму жизнь своих героев в палате онкологического корпуса. Та же история Толстого оказывается для них ключом к пониманию жизни, помогает решать важные вопросы, а сами герои находятся на грани жизни и смерти.И оказывается, что роль литературы не может быть сведена ни к наставничеству, ни к развлечению, ни к спору в идеологическом споре. И ближе всего к истине Дема утверждает: «Литература — учитель жизни».

Евангельские мотивы занимают особое место в повести. Например, исследователи сравнивают Ефраима Поддуева с раскаявшимся разбойником, распятым вместе со Спасителем. Поиски Костоглотова в конечном итоге приводят его к духовному возрождению, а последняя глава рассказа называется «И последний день.«В последний день творения Бог вдохнул жизнь в человека.

В «живой душе» — любовь, что для Толстого означает стремление к Богу и милосердию, а для солженицынских героев — совесть и «взаимное расположение» людей друг к другу, обеспечивающее справедливость.

дом онкологического лагеря им. Солженицына

Рецензия на книгу «Раковая палата» Александра Солженицына, написанная в рамках конкурса «Книжная полка №1».

До недавнего времени я старался обходить русскую литературу по необъяснимым даже для себя причинам, но Раковый корпус был в моих планах давно и располагался на воображаемой «полке для чтения» в почетных первых рядах.Причина этого заключалась в следующем …

Одно только название рассказа Александра Солженицына заключает в себе безмерный страх, бесконечную боль и горечь, горечь для человека …

Следовательно, я не мог пройти мимо. Лучшие книги выворачивают наизнанку. А этот мог, несмотря на мою готовность, несмотря на то, что я понимал, как это будет тяжело. Работа Александра Исаевича была первой, которая заставила меня плакать. Ситуация усугублялась тем, что рассказ во многом автобиографичен.Солженицын — писатель, претерпевший в своей жизни множество невзгод и невзгод: начиная с войны, ареста, критики и изгнания из страны, и заканчивая раком, послужившим основой, не побоюсь этого слова, большого произведения. И именно здесь, в потрескавшихся стенах онкологического здания, писатель завершил все свои мысли и переживания, которые сопровождали его на протяжении долгого и трудного путешествия, пути к зданию номер тринадцать.

«Этой осенью я самостоятельно узнал, что человек может перейти черту смерти, даже если его тело не умерло.Что-то еще циркулирует или переваривается в вас — и вы уже психологически прошли все приготовления к смерти. И он пережил саму смерть. «

Именно с такими мыслями человек, однажды услышав три страшных слова «У вас рак» , переступает порог отделения онкологии. И неважно, старый ты или молодой, женщина или мужчина, образцовый член партии — дитя системы или заключенный, приговоренный к вечной ссылке — болезнь не выберет.

И мне кажется, что весь ужас любой болезни — а тем более рака — заключен, несмотря на вышеупомянутое смирение, в обычном человеческом неверии, в пресловутом «авось». Все мы, как герои повести Солженицына, пытаемся отмахнуться от него, отречься, убедить себя, что ни при каких обстоятельствах с нами не случится такое горе, которым мы кишим.

«… Он уже сосет кислородную подушку, еле двигает глазами, но языком все доказывает: я не умру! У меня нет рака! «

И когда мы действительно верим, а главное принимаем болезнь — тогда, опять смирившись, мы начинаем спрашивать, почему у нас такая несправедливость, но мы роемся в своем прошлом, как в черной яме и во тьме, в Именем оправдания мы стараемся найти не менее черную гниль, от которой до нас дошла эта роковая болячка.Но мы просто ничего не находим, потому что, повторяю, болезнь у всех одна. И мы это знаем. Но, думаю, такова наша человеческая природа — всему искать оправдание. Оправдание для себя, а на остальное наплевать …

«Всем неприятности досаждают больше».

Каждый из героев повести «Солженицын» попадает в тринадцатый корпус своей бедой и своим путем. Удивительно, сколько разных людей может судьба свести вместе в один прекрасный (или не очень) день.В такие моменты действительно начинаешь в нее верить. Итак, здесь, в здании рака, находятся Русанов и Костоглотов — два разных потомка одной могущественной системы. Павел Николаевич Русанов — ее единомышленник, ярый приверженец. Олег Костоглотов — жертва, человек, вынужденный волочиться в ссылке и лагерях (какая говорящая фамилия!). Но главное не в том , где они встречаются, (раковое здание здесь, если угодно, служит лишь украшением). Важнее, конечно, , когда ! 50-е годы — переломный момент в истории Союза, а главное, в истории двух конкретных людей — Русанова и Костоглотова.Смерть Сталина, зарождающиеся разговоры о разоблачении культа личности, смена власти — все это ярко выражено в их реакциях: что для одного — неизбежный коллапс, почти конец жизни, а для другого — длительный долгожданный путь к освобождению.

И когда посреди палаты безнадежно больных вспыхивают бесполезные распри по поводу режима, ломающего судьбы, когда один готов сообщить властям о другом, «если бы они были в другом месте», когда кто-то соглашается с тобой хочется при этом спорить, то так правильно и своевременно хоть и через силу звучит хриплый голос соседа Ефремова:

«Почему люди живы?»

И, несмотря на неприязнь и конфликты, объединяясь перед лицом смерти, каждый ответит на вопрос по-своему, если, конечно, он вообще сможет ответить.Кто-то скажет — продуктовая еда и одежда, другой — тот, что младший, Дёмка — с воздухом и водой, кто-то — по квалификации или родине, Русанов — общественное благо и идейное. И вряд ли вы найдете правильный ответ. Искать не стоит. Думаю, однажды он сам тебя найдет.

Hard. Мне искренне трудно осознать, как человек, находящийся на грани смерти, может хоть на минуту задуматься о смысле жизни. И так со всей историей: ее легко читать, и вы медленно перемещаетесь по строкам, и вы хотите читать, читать, читать, но когда вы представляете пациента, вы смотрите в его пустые глаза, слушаете слова, окунуться в его лужу беспорядочно, может неправильно, но до безумия сильных мыслей — так слезы хлынут, а ты останавливаешься, как будто опасаясь продолжения.

Но есть небольшая нить, тянущаяся до самого конца рассказа, которая, кажется, создана в целях экономии. Конечно, о любви. О простой и настоящей любви, без прикрас, о любви несчастной и противоречивой, но необычайно теплой, о горькой и несказанной любви, но все же спасающей.

И поэтому я хочу сказать, что жизнь побеждает, и я хочу наполниться большой надеждой, и тогда перед моими глазами будет неизлечимо больной человек, его обширная история болезни, метастазы и справка с надписью tumour cordis, casus inoperabilis (опухоль сердца, случай, не поддающийся хирургическому вмешательству).И слезы.

В заключение, уже покинув здание рака, хочу сказать, что я благодарен Александру Исаевичу за одну тщательно изложенную мысль, в которой я уловил свое отношение к литературе, но, к счастью, не к людям. Я должен это переварить.

— А какие кумиры театра?

— Ой, как часто!

— А иногда — что сам испытал, но удобнее верить не в себя.

— А я таких видел …

— Кумиры театра тоже излишества в соответствии с аргументами науки. Короче говоря, это сознательно принятые заблуждения других.

Не могу не добавить, что испытывал неистребимое чувство стыда перед книгой и писателем во время перерывов в чтении. «Раковая палата» — сложная история, поэтому было неловко покинуть ее и вернуться в настоящий «светлый» мир, повторяю, стыдно, но это нужно было сделать по понятным причинам.

Раковая палата — это место, куда, увы, часто возвращаются излеченные. Я, наверное, не вернусь к книге. Я не могу. И я бы не советовал всем это читать. Но, наверное, продолжу знакомство с Александром Исаевичем Солженицыным. Позже.

Изначально роман планировалось опубликовать в журнале «Новый мир» в середине 1960-х годов. Однако в те годы книга официально не издавалась в Советском Союзе. Чуть позже роман начал печататься в самиздате и распространяться по всему СССР.Кроме того, книга издана в других странах на русском языке и в переводах. Роман стал одним из крупнейших литературных успехов А. Солженицына. Работа становится основанием для присуждения автору Нобелевской премии. В 1990 году роман был официально опубликован в Советском Союзе в журнале «Новый мир».

Действие происходит в госпитале при клинике Ташкентского медицинского института (ТашМи). В тринадцатом («раковом») здании собрались люди, пораженные одной из самых страшных болезней, непобедимой человечеством до конца.Не имея другого занятия, пациенты проводят время в многочисленных спорах об идеологии, жизни и смерти. У каждого обитателя мрачного корпуса своя судьба и свой выход из этого ужасного места: одних выписывают домой умирать, других улучшают, а третьих переводят в другие ведомства.

Характеристики персонажей

Олег Костоглотов

Главный герой романа — бывший фронтовик. Костоглотов (или, как его называют товарищи по несчастью — Оглоед) попал в тюрьму, а затем был приговорен к вечной ссылке в Казахстане.Костоглотов не считает себя умирающим. Он не доверяет «научной» медицине, предпочитая ей народные средства. Оглоеду 34 года. Когда-то он мечтал стать офицером и получить высшее образование. Однако ни одно из его желаний не сбылось. Его не приняли в офицеры, и он больше не будет поступать в институт, так как считает себя слишком старым, чтобы учиться. Костоглотову нравятся доктор Вера Гангарт (Вега) и медсестра Зоя. Дебил полон желания жить и все брать от жизни.

Информатор Русанов

До того, как попасть в больницу, пациент по имени Русанов занимал «ответственную» должность. Он был сторонником сталинской системы и за свою жизнь высказал не один разоблачение. Русанов, как и Оглоед, умирать не намерен. Мечтает о достойной пенсии, которую заработал своим упорным «трудом». Бывшему осведомителю не нравится больница, в которой он находится. Такой человек, как он, считает Русанов, должен лечиться в лучших условиях.

Дёмка — один из самых маленьких пациентов в палате.За 16 лет мальчику удалось многое пережить. Его родители расстались, потому что его мать «заболела». Воспитывать Дёмку было некому. Он стал сиротой при живых родителях. Мальчик мечтал встать на ноги, получить высшее образование. Единственной радостью в жизни Демки был футбол. Но это был его любимый вид спорта, который отнял у него здоровье. После удара мячом по ноге у мальчика развился рак. Пришлось ампутировать ногу.

Но и это не могло сломить сироту.Демка продолжает мечтать о высшем образовании. Он воспринимает потерю ноги как благословение. Ведь теперь ему не нужно тратить время на спорт и танцпол. Государство будет выплачивать мальчику пожизненную пенсию, а значит, он сможет учиться и стать писателем. Свою первую любовь, Асеньку, Демка встретил в больнице. Но и Асенька, и Демка понимают, что за стенами «ракового» дома это чувство не продлится. Девушке ампутировали грудь, и жизнь потеряла для нее всякий смысл.

Ефрем Поддуваев

Ефрем работал строителем. Однажды страшная болезнь уже его «отпустила». Поддуваев уверен, что на этот раз все будет хорошо. Незадолго до смерти он прочитал книгу Льва Толстого, которая заставила его задуматься о многом. Ефрем выписан из больницы. Через некоторое время его не стало.

Вадим Зацырко

Жажда жизни велика и у геолога Вадима Зацырко. Вадим всегда боялся только одного — бездействия.И вот уже месяц лежит в больнице. Зацырко 27 лет. Он слишком молод, чтобы умереть. Сначала геолог пытается не обращать внимания на смерть, продолжая работать над методом определения наличия руд из радиоактивных вод. Затем уверенность в себе начинает постепенно покидать его.

Алексей Шулубин

Библиотекарь Шулубин успел многое рассказать в своей жизни. В 1917 году он стал большевиком, затем участвовал в гражданской войне. У него не было друзей, умерла жена. У Шулубина были дети, но они давно забыли о его существовании.Болезнь была для библиотекаря последним шагом к одиночеству. Шулубин не любит говорить. Ему гораздо больше интересно слушать.

Прототипы персонажей

У некоторых персонажей в романе были прототипы. Прототипом врача Людмилы Донцовой стала заведующая радиационным отделением Лидия Дунаева. В романе «Вера Гангарт» автор назвал лечащего врача Ирину Мейке.

Здание «Рак» объединило огромное количество разных людей с непохожими судьбами.Возможно, они бы никогда не встретились за стенами этой больницы. Но потом появилось то, что их объединяло — болезнь, от которой не всегда можно вылечиться даже в прогрессивный XX век.

Рак уравнял людей разного возраста и социального происхождения. Точно так же болезнь ведет себя и у высокопоставленного Русанова, и у бывшего заключенного Оглоеда. Рак не щадит тех, кого судьба уже обидела. Оставшись без попечения родителей, Дёмка теряет ногу.Забытый близкими библиотекарь Шулубин не ждет счастливой старости. Болезнь избавляет общество от никому не нужных старых и немощных людей. Но почему же тогда она забирает молодых, красивых, полных жизни и планов на будущее? Почему молодой ученый-геолог должен покинуть этот мир, не дожив до тридцати лет, не успев дать человечеству то, что он хотел? Вопросы остаются без ответа.

Только оказавшись вдали от суеты повседневной жизни, обитатели «ракового» дома наконец получили возможность задуматься о смысле жизни.Всю жизнь эти люди к чему-то стремились: мечтали о высшем образовании, семейном счастье, о том, чтобы успеть что-то создать. Некоторые пациенты, например Русанов, не слишком разборчивы в методах достижения своих целей. Но настал момент, когда все успехи, достижения, печали и радости перестали иметь значение. На грани смерти мишура бытия теряет свой блеск. И только тогда человек понимает, что главным в его жизни была сама жизнь.

Роман противопоставляет 2 метода лечения рака: научный, в котором Dr.Донцова безоговорочно верит и фолку, которого предпочитает Костоглотов. В послереволюционные годы особенно остро обострилось противостояние официальной и традиционной медицины. Как ни странно, но даже к середине века рецепты врачей не смогли побороть «бабушкины» рецепты. Космические полеты и научно-технический прогресс не сломили веру многих в молитвы целителя.

Секрет традиционной медицины в том, что она лечит не болезнь, а пациента, в то время как официальная, «научная» медицина изо всех сил пытается воздействовать на болезнь.Лечение, предложенное врачом, убивает раковые клетки и одновременно убивает человека. Избавившись от рака, у пациента появляются новые проблемы со здоровьем. Традиционная медицина предлагает людям вернуться к природе и самим себе, поверить в свои силы, способные обеспечить большее исцеление, чем любая современная медицина.

Александр Солженицын — онкологический корпус. Что я понял после прочтения рассказа Солженицына «Онкологический корпус Солженицына» Анализ онкологического корпуса

»

Изначально роман планировалось опубликовать в журнале «Новый мир» в середине 1960-х годов.Однако в те годы книга официально не издавалась в Советском Союзе. Чуть позже роман начал печататься в самиздате и распространяться по всему СССР. Кроме того, книга издана в других странах на русском языке и в переводах. Роман стал одним из крупнейших литературных успехов А. Солженицына. Работа становится основанием для присуждения автору Нобелевской премии. В 1990 году роман был официально опубликован в Советском Союзе в журнале «Новый мир».

Действие происходит в госпитале при клинике Ташкентского медицинского института (ТашМи). В тринадцатом («раковом») здании собрались люди, пораженные одной из самых страшных болезней, непобедимой человечеством до конца. Не имея другого занятия, пациенты проводят время в многочисленных спорах об идеологии, жизни и смерти. У каждого обитателя мрачного корпуса своя судьба и свой выход из этого ужасного места: одних выписывают домой умирать, других улучшают, а третьих переводят в другие ведомства.

Характеристики персонажей

Олег Костоглотов

Главный герой романа — бывший фронтовик. Костоглотов (или, как его называют товарищи по несчастью — Оглоед) попал в тюрьму, а затем был приговорен к вечной ссылке в Казахстане. Костоглотов не считает себя умирающим. Он не доверяет «научной» медицине, предпочитая ей народные средства. Оглоеду 34 года. Когда-то он мечтал стать офицером и получить высшее образование.Однако ни одно из его желаний не сбылось. Его не приняли в офицеры, и он больше не будет поступать в институт, так как считает себя слишком старым, чтобы учиться. Костоглотову нравятся доктор Вера Гангарт (Вега) и медсестра Зоя. Дебил полон желания жить и все брать от жизни.

Информатор Русанов

До того, как попасть в больницу, пациент по имени Русанов занимал «ответственную» должность. Он был сторонником сталинской системы и за свою жизнь высказал не один разоблачение.Русанов, как и Оглоед, умирать не намерен. Мечтает о достойной пенсии, которую заработал своим упорным «трудом». Бывшему осведомителю не нравится больница, в которой он находится. Такой человек, как он, считает Русанов, должен лечиться в лучших условиях.

Дёмка — один из самых маленьких пациентов в палате. За 16 лет мальчику удалось многое пережить. Его родители расстались, потому что его мать «заболела». Воспитывать Дёмку было некому. Он стал сиротой при живых родителях.Мальчик мечтал встать на ноги, получить высшее образование. Единственной радостью в жизни Демки был футбол. Но это был его любимый вид спорта, который отнял у него здоровье. После удара мячом по ноге у мальчика развился рак. Пришлось ампутировать ногу.

Но и это не могло сломить сироту. Демка продолжает мечтать о высшем образовании. Он воспринимает потерю ноги как благословение. Ведь теперь ему не нужно тратить время на спорт и танцпол.Государство будет выплачивать мальчику пожизненную пенсию, а значит, он сможет учиться и стать писателем. Свою первую любовь, Асеньку, Демка встретил в больнице. Но и Асенька, и Демка понимают, что за стенами «ракового» дома это чувство не продлится. Девушке ампутировали грудь, и жизнь потеряла для нее всякий смысл.

Ефрем Поддуваев

Ефрем работал строителем. Однажды страшная болезнь уже его «отпустила». Поддуваев уверен, что на этот раз все будет хорошо.Незадолго до смерти он прочитал книгу Льва Толстого, которая заставила его задуматься о многом. Ефрем выписан из больницы. Через некоторое время его не стало.

Вадим Зацырко

Жажда жизни велика и у геолога Вадима Зацырко. Вадим всегда боялся только одного — бездействия. И вот уже месяц лежит в больнице. Зацырко 27 лет. Он слишком молод, чтобы умереть. Сначала геолог пытается не обращать внимания на смерть, продолжая работать над методом определения наличия руд из радиоактивных вод.Затем уверенность в себе начинает постепенно покидать его.

Алексей Шулубин

Библиотекарь Шулубин успел многое рассказать в своей жизни. В 1917 году он стал большевиком, затем участвовал в гражданской войне. У него не было друзей, умерла жена. У Шулубина были дети, но они давно забыли о его существовании. Болезнь была для библиотекаря последним шагом к одиночеству. Шулубин не любит говорить. Ему гораздо больше интересно слушать.

Прототипы персонажей

У некоторых персонажей в романе были прототипы.Прототипом врача Людмилы Донцовой стала заведующая радиационным отделением Лидия Дунаева. В романе «Вера Гангарт» автор назвал лечащего врача Ирину Мейке.

Здание «Рак» объединило огромное количество разных людей с непохожими судьбами. Возможно, они бы никогда не встретились за стенами этой больницы. Но потом появилось то, что их объединяло — болезнь, от которой не всегда можно вылечиться даже в прогрессивный XX век.

Рак уравнял людей разного возраста и социального происхождения. Точно так же болезнь ведет себя и у высокопоставленного Русанова, и у бывшего заключенного Оглоеда. Рак не щадит тех, кого судьба уже обидела. Оставшись без попечения родителей, Дёмка теряет ногу. Забытый близкими библиотекарь Шулубин не ждет счастливой старости. Болезнь избавляет общество от никому не нужных старых и немощных людей. Но почему же тогда она забирает молодых, красивых, полных жизни и планов на будущее? Почему молодой ученый-геолог должен покинуть этот мир, не дожив до тридцати лет, не успев дать человечеству то, что он хотел? Вопросы остаются без ответа.

Только оказавшись вдали от суеты повседневной жизни, обитатели «ракового» дома наконец получили возможность задуматься о смысле жизни. Всю жизнь эти люди к чему-то стремились: мечтали о высшем образовании, семейном счастье, о том, чтобы успеть что-то создать. Некоторые пациенты, например Русанов, не слишком разборчивы в методах достижения своих целей. Но настал момент, когда все успехи, достижения, печали и радости перестали иметь значение.На грани смерти мишура бытия теряет свой блеск. И только тогда человек понимает, что главным в его жизни была сама жизнь.

В романе противопоставляются 2 метода лечения рака: научный, в который безоговорочно верит доктор Донцова, и народный, который предпочитает Костоглотов. В послереволюционные годы особенно остро обострилось противостояние официальной и традиционной медицины. Как ни странно, но даже к середине века рецепты врачей не смогли побороть «бабушкины» рецепты.Космические полеты и научно-технический прогресс не сломили веру многих в молитвы целителя.

Секрет традиционной медицины в том, что она лечит не болезнь, а пациента, в то время как официальная, «научная» медицина изо всех сил пытается воздействовать на болезнь. Лечение, предложенное врачом, убивает раковые клетки и одновременно убивает человека. Избавившись от рака, у пациента появляются новые проблемы со здоровьем. Традиционная медицина предлагает людям вернуться к природе и самим себе, поверить в свои силы, способные обеспечить большее исцеление, чем любая современная медицина.

Отправить свои хорошие работы в базу знаний просто. Используйте форму ниже

Студенты, аспиранты, молодые ученые, использующие базу знаний в учебе и работе, будут Вам очень благодарны.

Размещено на http://www.allbest.ru/

«Раковый корпус» А. Солженицына — одно из тех литературных произведений, которые не только сыграли важную роль в литературном процессе второй половины ХХ века, но и оказали огромное влияние на умы современников, а заодно и на курс русской истории.

После публикации в журнале «Новый Мир» рассказа «Один день Ивана Денисовича» Солженицын предложил главному редактору журнала А. Твардовскому текст рассказа «Раковая палата», бывшего ранее. подготовлено автором для публикации в Советском Союзе, то есть с поправкой на цензуру. Был подписан договор с издательством, но вершиной советского легального существования Онкологического отделения был набор первых нескольких глав для публикации в «Новом мире».После этого по приказу властей печать была остановлена, а затем набор рассредоточен. Произведение стало активно распространяться в самиздате, а также было издано на Западе, переведено на иностранные языки и стало одним из оснований для присуждения Солженицыну Нобелевской премии.

Самый первый напечатанный рассказ Солженицына перевернул литературную и общественную жизнь Советского Союза с ног на голову. В рассказе «Один день в Иване Денисовиче» (первоначальное название «Щ-854») впервые открыто говорилось о лагерной жизни, той жизни, которой жили миллионы людей по всей стране.Одного этого было бы достаточно, чтобы заставить задуматься целое поколение, заставив его взглянуть на реальность и историю другими глазами. После этого в «Новом мире» были опубликованы и другие рассказы Солженицына, а его пьеса «Свеча на ветру» была принята к постановке в Театре им. Ленинского комсомола. В то же время роман «Раковая палата», основной темой которого является тема жизни и смерти, духовных поисков человека и поисков ответа на вопрос о том, как живет человек, был запрещен и был первым. опубликовано в России только в 1990 году.

Одна из главных тем повести — бессилие человека перед болезнью и смертью. Каким бы человек ни был, хорошим или плохим, с высшим образованием или, наоборот, необразованным, какую бы должность он ни занимал, когда его постигает почти неизлечимая болезнь, он перестает быть высокопоставленным чиновником, превращается в обычного человека, который просто хочет жить. Наряду с описанием борьбы человека за жизнь, за желание просто сосуществовать без боли, без страданий, Солженицын, всегда и при любых обстоятельствах отличавшийся своей жаждой жизни, ставил множество проблем.Их диапазон достаточно широк: от смысла жизни, взаимоотношений между мужчиной и женщиной до литературных целей.

Солженицын в одной из палат противостоит людям разных национальностей, профессий, приверженных разным идеям. Одним из таких пациентов был Олег Костоглотов, ссыльный, бывший каторжанин, а другим — Русанов, полная противоположность Костоглотову: партийный лидер, «ценный работник, выдающийся человек», лояльный партии. Показав события истории сначала глазами Русанова, а затем через восприятие Костоглотова, Солженицын дал понять, что власть будет постепенно меняться, что Русановы с их «анкетной экономикой», с их методами различных предупреждений, Перестанут существовать и Костоглотовы, не принявшие таких понятий, как «остатки буржуазного сознания» и «социальное происхождение».Солженицын написал рассказ, пытаясь показать разные взгляды на жизнь: с точки зрения Веги, и с точки зрения Аси, Демы, Вадима и многих других. В чем-то их взгляды схожи, в чем-то различаются. Но в основном Солженицын хочет показать неправоту тех, кто размышляет, как дочь Русанова, о самом Русанове. Они привыкли искать людей где-то внизу; думай только о себе, а не о других. Костоглотов является выразителем идей Солженицына.Через споры Олега с камерой, через свои лагерные беседы он раскрывает парадокс жизни, вернее, то, что в такой жизни не было смысла, как нет смысла в той литературе, которую превозносит Авиета. По ее представлениям, искренность в литературе вредна. «Литература должна развлечь нас, когда мы в плохом настроении», — говорит Авиета. А если надо писать о том, что должно быть, значит, правды никогда не будет, так как никто точно не может сказать, что именно будет.И не все могут увидеть и описать, что есть, и вряд ли Авиета сможет представить хотя бы сотую часть ужаса, когда женщина перестает быть женщиной, а становится рабочей лошадкой, которая впоследствии не может иметь детей. Зоя открывает Костоглотову ужас перед гормональной терапией; и тот факт, что его лишают права продолжать вести себя, пугает его: «Сначала меня лишили жизни. Теперь они тоже лишены права … продолжать себя. К кому и зачем я сейчас иду? Худший урод! На милость? Милостыня? «И сколько бы они ни спорили о смысле жизни, Ефрем, Вадим, Русанов, сколько бы ни говорили о нем, для всех он останется прежним — кого-то бросить.Костоглотов прошел через все, и это наложило отпечаток на его систему ценностей, на его понимание жизни.

Центральный вопрос, ответ на который ищут все герои, формулирует название рассказа Льва Толстого, случайно попавшего в руки одного из больных, Ефрема Поддуева: «Как жив человек? » Один из поздних рассказов Толстого, открывающий цикл, посвященный толкованию Евангелия, производит сильное впечатление на героя, который до болезни мало думал о глубоких проблемах.И теперь вся камера день за днем ​​пытается найти ответ на вопрос: «Как живет человек?» На этот вопрос каждый отвечает в соответствии со своими убеждениями, жизненными принципами, воспитанием, жизненным опытом. Советский номенклатурщик и информатор Русанов уверен, что «люди живут идеологией и общественным благом». Конечно, он давно усвоил эту распространенную формулировку и мало задумывается даже о ее значении. Геолог Вадим Зацырко утверждает, что человек полон творчества.Он хотел бы много делать в жизни, завершить свои большие и значимые исследования, выполнять все новые и новые проекты. Вадим Зацырко — приграничный герой. Его убеждения, воспитанные его отцом, поклонявшимся Сталину, соответствуют господствующей идеологии. Однако сама идеология для Вадима лишь приложение к единственно важному в его жизни делу — научной, исследовательской работе. Вопрос, чем живет человек, постоянно звучит на страницах рассказа и находит все новые и новые ответы.В чем герои не видят смысла жизни: в любви, в зарплате, в квалификации, на родных местах и ​​в Боге. На этот вопрос отвечают не только пациенты онкологического корпуса, но и онкологи, которые борются за жизнь пациентов, которым каждый день грозит смерть.

Наконец, в последней трети повествования появляется герой, заслуживающий особого внимания — Шулубин. Если жизненная позиция и убеждения Русанова в романе противоречат истине, понятной Косоглотову, то разговор с Шулубиным заставляет героя задуматься о другом.С предателями, подхалимами, оппортунистами, доносчиками и им подобными все очевидно и в объяснениях не нуждается. Но правда жизни Шулубин показывает Косоглотову иную позицию, о которой он не думал.

Шулубин никого не осуждал, не крался, не пресмыкался перед властью, но тем не менее никогда не пытался противопоставить себя этому: «В остальном я вам вот что: вы хоть меньше лгали, понимаете? ? вы хоть меньше гнетесь, цените! Вас арестовали, и нас водили на митинги: работать над вами.Вас казнили — а нас заставили стоять и аплодировать произносимым приговорам. Да не хлопать, а — требовать исполнения, требовать! «Позиция Шулубина — это, по сути, всегда позиция большинства. Страх за себя, за свою семью и, наконец, страх остаться в одиночестве,« вне команды »заставили замолчать миллионы. Шулубин цитирует стихотворение Пушкина:

В нашу мерзкую эпоху …

Во всех стихиях человек —

Тиран, предатель или пленник.

И тогда следует логический вывод: «И если я вспомню, что я не сидел в тюрьме, и я твердо знаю, что я не был тираном, то… «предатель.

Рассказ Шулубина заставляет Косоглотова, а вместе с ним и читателя задуматься о другой стороне вопроса о распределении ролей в советском обществе.

Помимо многочисленных литературных исследований и статей о онкологическом отделении, заслуживает внимания статья академика РАМН, профессора, онколога Л. Дурнова. Это точка зрения врача, попытка анализа «Онкологического отделения» с точки зрения медицинской деонтологии.Л. Дурнов утверждает, что «Онкологическая палата» — это «не только произведение искусства, но и руководство для врача». Он подробно останавливается на медицинской терминологии рассказа, подчеркивая, насколько правильно и точно Солженицын описывает симптомы различных онкологических заболеваний. «У меня такое ощущение, что эту историю написал дипломированный, знающий врач», — пишет Дурнов.

Вообще, тема взаимоотношений врача и пациента, медицинская деонтология является одной из ведущих в «Онкологическом отделении».И не случайно велика роль Веры Гангарт (Веги, как ее называет Косоглотов, давая ей имя самой большой, путеводной звезды) в духовных поисках Косоглотова. Именно она становится воплощением жизни и женственности. Не приземленный, телесный, как медсестра Зоя, но это правда.

Однако ни роман с Зоей, ни восхищение Костоглотова с Вегой не привели к объединению героев, потому что Олег, победивший даже болезнь, не может преодолеть отчуждение и душевную пустоту, приобретенную в тюрьмах, лагерях и ссылке.Неудачный визит в Вегу демонстрирует герою, насколько он далек от обычных будней. В универмаге Косоглотов чувствует себя инопланетянином. Он настолько привык к жизни, где покупка керосины — большая радость, а утюг — невероятная удача, что самые обычные предметы одежды казались ему непостижимой роскошью, которая, тем не менее, доступна каждому. Но не для него, потому что его работа, работа ссыльного, практически бесплатна. И он может позволить себе только съесть палку для барбекю и купить пару небольших букетов фиалок, которые в конечном итоге достаются двум проходящим девушкам.Олег понимает, что он не может просто прийти к Веге, признаться ей в своих чувствах и попросить принять его — такой вечный изгнанник, кроме больного раком. Он уезжает из города, не видя друг друга, не объяснившись Веге.

Литературные аллюзии и воспоминания играют в рассказе значительную роль. Рассказ Толстого уже упоминался в начале произведения. Стоит отметить и другие обращения Солженицына к теме литературы, ее роли и месту в жизни общества и каждого человека.Например, герои романа обсуждают статью Померанцева «Об искренности в литературе», опубликованную в «Новом мире» в 1953 году. Разговор с дочерью Русанова Авиетой позволяет автору проявить мещанское отношение к литературе: «Откуда это? откуда исходит ложное требование так называемой «суровой правды»? Почему правда должна внезапно быть резкой? Почему бы не быть искрящимся, волнующим, оптимистичным! Вся наша литература должна быть праздничной! В конце концов, люди обижаются, когда мрачно пишут их жизнь.Им нравится, когда об этом пишут, украшают. «Советская литература должна быть оптимистичной. Ничего мрачного, никакого ужаса. Литература — источник вдохновения, главный помощник в идеологической борьбе».

Солженицын противопоставляет этому мнению саму жизнь своих героев в палате онкологического корпуса. Та же история Толстого оказывается для них ключом к пониманию жизни, помогает решать важные вопросы, а сами герои находятся на грани жизни и смерти.И оказывается, что роль литературы не может быть сведена ни к наставничеству, ни к развлечению, ни к спору в идеологическом споре. И ближе всего к истине Дема утверждает: «Литература — учитель жизни».

Евангельские мотивы занимают особое место в повести. Например, исследователи сравнивают Ефраима Поддуева с раскаявшимся разбойником, распятым вместе со Спасителем. Поиски Костоглотова в конечном итоге приводят его к духовному возрождению, а последняя глава рассказа называется «И последний день.«В последний день творения Бог вдохнул жизнь в человека.

В «живой душе» — любовь, что для Толстого означает стремление к Богу и милосердию, а для солженицынских героев — совесть и «взаимное расположение» людей друг к другу, обеспечивающее справедливость.

дом онкологического лагеря им. Солженицына

Размещено на Allbest.ru

Похожие документы

    Трагедия тоталитарной системы и возможность сохранения человеком истинных жизненных ценностей в условиях массовых репрессий сталинской эпохи.Государство и личность, вопросы смысла жизни и проблема нравственного выбора в рассказах Александра Солженицына.

    аннотация, добавлен 03.11.2009

    Основные факты биографии ведущего русского писателя Солженицына. Первая публикация рассказа «Один день в Иване Денисовиче». Политические акценты романов «В круге первом», «Раковая палата». Оценка произведений писателя и присуждение ему Нобелевской премии.

    презентация, добавлен 30.11.2012

    Исследование жизненного пути и литературной деятельности Александра Исаевича Солженицына, одного из ведущих русских писателей ХХ века.Центральная идея повести «Один день в Иване Денисовиче». «Архипелаг ГУЛАГ, 1918–1956» — главное произведение А. Солженицына.

    презентация добавлена ​​18.12.2011

    Жизнь и творчество А.И. Солженицын через призму его рассказов и романов. «Лагерная» тема в его творчестве. Раскол писателя в произведении «Красное колесо». Интенциональное содержание авторского сознания Солженицына, язык и стиль автора.

    диссертация, добавлен 21.11.2015

    Краткая биографическая справка из жизни писателя.Служение Отечеству. Арест Солженицына в 1945 году. Роль повести «Один день из жизни Ивана Денисовича» в творчестве писателя. Публикации Александра Исаевича, отличительные особенности его произведений.

    презентация, добавлен 09.11.2012

    Основные этапы жизни и творчества Солженицына. Материалы для творческой биографии. Тема ГУЛАГа в творчестве Солженицына. Художественное решение Солженицыным проблемы национального характера.История России в творчестве Солженицына.

    учебник, добавлен 18.09.2007

    Краткая биографическая справка. «Один день» узника и история страны. Художественная правда выше истины факта, а главное — значительнее по силе воздействия на читателя. Но еще страшнее забыть прошлое, не обращать внимания на события тех лет.

    курсовая работа, добавлен 23.05.2002

    Характеристика времени тоталитарного режима в СССР.Раскрытие темы нравственного выбора в условиях несвободы на примере персонажей лагерной прозы и драмы Александра Исаевича Солженицына. Определение вклада Солженицына в антитоталитарную литературу.

    курсовая работа, добавлен 17.05.2015

    Воплощение и осмысление «лагерной» темы в произведениях писателей и поэтов ХХ века, судьба которых была связана со сталинскими лагерями. Описание системы ГУЛАГа в произведениях писателей Ю.Домбровский, Н. Заболоцкий, А. Солженицын, В. Шаламов.

    аннотация, добавлен 18.07.2014

    Исследование духовных, материальных ценностей, отражение их сущности в повести Александра Солженицына «Матренин двор». Символический смысл и авторская жизненная философия. Мнение критика и публициста В. Полторацкого о повести, его художественных особенностях.

Раковая палата А. Солженицына — одно из тех литературных произведений, которые не только сыграли важную роль в литературном процессе второй половины ХХ века, но и оказали огромное влияние на умы современников, и вместе с тем время по ходу русской истории.

После публикации в журнале «Новый Мир» рассказа «Один день Ивана Денисовича» Солженицын предложил главному редактору журнала А. Твардовскому текст рассказа «Раковая палата», бывшего ранее. подготовлено автором для публикации в Советском Союзе, то есть с поправкой на цензуру. Был подписан договор с издательством, но вершиной советского легального существования Онкологического отделения был набор первых нескольких глав для публикации в «Новом мире».После этого по приказу властей печать была остановлена, а затем набор рассредоточен. Произведение стало активно распространяться в самиздате, а также было издано на Западе, переведено на иностранные языки и стало одним из оснований для присуждения Солженицыну Нобелевской премии.

Самый первый напечатанный рассказ Солженицына перевернул литературную и общественную жизнь Советского Союза с ног на голову. В рассказе «Один день в Иване Денисовиче» (первоначальное название «Щ-854») впервые открыто говорилось о лагерной жизни, той жизни, которой жили миллионы людей по всей стране.Одного этого было бы достаточно, чтобы заставить задуматься целое поколение, заставив его взглянуть на реальность и историю другими глазами. После этого в «Новом мире» были опубликованы и другие рассказы Солженицына, а его пьеса «Свеча на ветру» была принята к постановке в Театре им. Ленинского комсомола. В то же время роман «Раковая палата», основной темой которого является тема жизни и смерти, духовных поисков человека и поисков ответа на вопрос о том, как живет человек, был запрещен и был первым. опубликовано в России только в 1990 году.

Одна из главных тем повести — бессилие человека перед болезнью и смертью. Каким бы человек ни был, хорошим или плохим, с высшим образованием или, наоборот, необразованным, какую бы должность он ни занимал, когда его постигает почти неизлечимая болезнь, он перестает быть высокопоставленным чиновником, превращается в обычного человека, который просто хочет жить. Наряду с описанием борьбы человека за жизнь, за желание просто сосуществовать без боли, без страданий, Солженицын, всегда и при любых обстоятельствах отличавшийся своей жаждой жизни, ставил множество проблем.Их диапазон достаточно широк: от смысла жизни, взаимоотношений между мужчиной и женщиной до литературных целей.

Солженицын в одной из палат противостоит людям разных национальностей, профессий, приверженных разным идеям. Одним из таких пациентов был Олег Костоглотов, ссыльный, бывший каторжанин, а другим — Русанов, полная противоположность Костоглотову: партийный лидер, «ценный работник, выдающийся человек», лояльный партии. Показав события истории сначала глазами Русанова, а затем через восприятие Костоглотова, Солженицын дал понять, что власть будет постепенно меняться, что Русановы с их «анкетной экономикой», с их методами различных предупреждений, Перестанут существовать и Костоглотовы, не принявшие таких понятий, как «остатки буржуазного сознания» и «социальное происхождение».Солженицын написал рассказ, пытаясь показать разные взгляды на жизнь: с точки зрения Веги, и с точки зрения Аси, Демы, Вадима и многих других. В чем-то их взгляды схожи, в чем-то различаются. Но в основном Солженицын хочет показать неправоту тех, кто размышляет, как дочь Русанова, о самом Русанове. Они привыкли искать людей где-то внизу; думай только о себе, а не о других. Костоглотов является выразителем идей Солженицына.Через споры Олега с камерой, через свои лагерные беседы он раскрывает парадокс жизни, вернее, то, что в такой жизни не было смысла, как нет смысла в той литературе, которую превозносит Авиета. По ее представлениям, искренность в литературе вредна. «Литература должна развлечь нас, когда мы в плохом настроении», — говорит Авиета. А если надо писать о том, что должно быть, значит, правды никогда не будет, так как никто точно не может сказать, что именно будет.И не все могут увидеть и описать, что есть, и вряд ли Авиета сможет представить хотя бы сотую часть ужаса, когда женщина перестает быть женщиной, а становится рабочей лошадкой, которая впоследствии не может иметь детей. Зоя открывает Костоглотову ужас перед гормональной терапией; и тот факт, что его лишают права продолжать вести себя, пугает его: «Сначала меня лишили жизни. Теперь они тоже лишены права … продолжать себя. К кому и зачем я сейчас иду? Худший урод! На милость? Милостыня? «И сколько бы они ни спорили о смысле жизни, Ефрем, Вадим, Русанов, сколько бы ни говорили о нем, для всех он останется прежним — кого-то бросить.Костоглотов прошел через все, и это наложило отпечаток на его систему ценностей, на его понимание жизни.

Центральный вопрос, ответ на который ищут все герои, формулирует название рассказа Льва Толстого, случайно попавшего в руки одного из больных, Ефрема Поддуева: «Как жив человек? » Один из поздних рассказов Толстого, открывающий цикл, посвященный толкованию Евангелия, производит сильное впечатление на героя, который до болезни мало думал о глубоких проблемах.И теперь вся камера день за днем ​​пытается найти ответ на вопрос: «Как живет человек?» На этот вопрос каждый отвечает в соответствии со своими убеждениями, жизненными принципами, воспитанием, жизненным опытом. Советский номенклатурщик и информатор Русанов уверен, что «люди живут идеологией и общественным благом». Конечно, он давно усвоил эту распространенную формулировку и мало задумывается даже о ее значении. Геолог Вадим Зацырко утверждает, что человек полон творчества.Он хотел бы много делать в жизни, завершить свои большие и значимые исследования, выполнять все новые и новые проекты. Вадим Зацырко — приграничный герой. Его убеждения, воспитанные его отцом, поклонявшимся Сталину, соответствуют господствующей идеологии. Однако сама идеология для Вадима лишь приложение к единственно важному в его жизни делу — научной, исследовательской работе. Вопрос, чем живет человек, постоянно звучит на страницах рассказа и находит все новые и новые ответы.В чем герои не видят смысла жизни: в любви, в зарплате, в квалификации, на родных местах и ​​в Боге. На этот вопрос отвечают не только пациенты онкологического корпуса, но и онкологи, которые борются за жизнь пациентов, которым каждый день грозит смерть.

Наконец, в последней трети повествования появляется герой, заслуживающий особого внимания — Шулубин. Если жизненная позиция и убеждения Русанова в романе противоречат истине, понятной Косоглотову, то разговор с Шулубиным заставляет героя задуматься о другом.С предателями, подхалимами, оппортунистами, доносчиками и им подобными все очевидно и в объяснениях не нуждается. Но правда жизни Шулубин показывает Косоглотову иную позицию, о которой он не думал.

Шулубин никого не осуждал, не крался, не пресмыкался перед властью, но тем не менее никогда не пытался противопоставить себя этому: «В остальном я вам вот что: вы хоть меньше лгали, понимаете? ? вы хоть меньше гнетесь, цените! Вас арестовали, и нас водили на митинги: работать над вами.Вас казнили — а нас заставили стоять и аплодировать произносимым приговорам. Да не хлопать, а — требовать исполнения, требовать! «Позиция Шулубина — это, по сути, всегда позиция большинства. Страх за себя, за свою семью и, наконец, страх остаться в одиночестве,« вне команды »заставили замолчать миллионы. Шулубин цитирует стихотворение Пушкина:

В нашу мерзкую эпоху …

Во всех стихиях человек —

Тиран, предатель или пленник.

И тогда следует логический вывод: «И если я вспомню, что я не сидел в тюрьме, и я твердо знаю, что я не был тираном, то… «предатель.

Рассказ Шулубина заставляет Косоглотова, а вместе с ним и читателя задуматься о другой стороне вопроса о распределении ролей в советском обществе.

Помимо многочисленных литературных исследований и статей о онкологическом отделении, заслуживает внимания статья академика РАМН, профессора, онколога Л. Дурнова. Это точка зрения врача, попытка анализа «Онкологического отделения» с точки зрения медицинской деонтологии.Л. Дурнов утверждает, что «Онкологическая палата» — это «не только произведение искусства, но и руководство для врача». Он подробно останавливается на медицинской терминологии рассказа, подчеркивая, насколько правильно и точно Солженицын описывает симптомы различных онкологических заболеваний. «У меня такое ощущение, что эту историю написал дипломированный, знающий врач», — пишет Дурнов.

Вообще, тема взаимоотношений врача и пациента, медицинская деонтология является одной из ведущих в «Онкологическом отделении».И не случайно велика роль Веры Гангарт (Веги, как ее называет Косоглотов, давая ей имя самой большой, путеводной звезды) в духовных поисках Косоглотова. Именно она становится воплощением жизни и женственности. Не приземленный, телесный, как медсестра Зоя, но это правда.

Однако ни роман с Зоей, ни восхищение Костоглотова с Вегой не привели к объединению героев, потому что Олег, победивший даже болезнь, не может преодолеть отчуждение и душевную пустоту, приобретенную в тюрьмах, лагерях и ссылке.Неудачный визит в Вегу демонстрирует герою, насколько он далек от обычных будней. В универмаге Косоглотов чувствует себя инопланетянином. Он настолько привык к жизни, где покупка керосины — большая радость, а утюг — невероятная удача, что самые обычные предметы одежды казались ему непостижимой роскошью, которая, тем не менее, доступна каждому. Но не для него, потому что его работа, работа ссыльного, практически бесплатна. И он может позволить себе только съесть палку для барбекю и купить пару небольших букетов фиалок, которые в конечном итоге достаются двум проходящим девушкам.Олег понимает, что он не может просто прийти к Веге, признаться ей в своих чувствах и попросить принять его — такой вечный изгнанник, кроме больного раком. Он уезжает из города, не видя друг друга, не объяснившись Веге.

Литературные аллюзии и воспоминания играют в рассказе значительную роль. Рассказ Толстого уже упоминался в начале произведения. Стоит отметить и другие обращения Солженицына к теме литературы, ее роли и месту в жизни общества и каждого человека.Например, герои романа обсуждают статью Померанцева «Об искренности в литературе», опубликованную в «Новом мире» в 1953 году. Разговор с дочерью Русанова Авиетой позволяет автору проявить мещанское отношение к литературе: «Откуда это? откуда исходит ложное требование так называемой «суровой правды»? Почему правда должна внезапно быть резкой? Почему бы не быть искрящимся, волнующим, оптимистичным! Вся наша литература должна быть праздничной! В конце концов, люди обижаются, когда мрачно пишут их жизнь.Им нравится, когда об этом пишут, украшают. «Советская литература должна быть оптимистичной. Ничего мрачного, никакого ужаса. Литература — источник вдохновения, главный помощник в идеологической борьбе».

Солженицын противопоставляет этому мнению саму жизнь своих героев в палате онкологического корпуса. Та же история Толстого оказывается для них ключом к пониманию жизни, помогает решать важные вопросы, а сами герои находятся на грани жизни и смерти.И оказывается, что роль литературы не может быть сведена ни к наставничеству, ни к развлечению, ни к спору в идеологическом споре. И ближе всего к истине Дема утверждает: «Литература — учитель жизни».

Евангельские мотивы занимают особое место в повести. Например, исследователи сравнивают Ефраима Поддуева с раскаявшимся разбойником, распятым вместе со Спасителем. Поиски Костоглотова в конечном итоге приводят его к духовному возрождению, а последняя глава рассказа называется «И последний день.«В последний день творения Бог вдохнул жизнь в человека.

В «живой душе» — любовь, что для Толстого означает стремление к Богу и милосердию, а для солженицынских героев — совесть и «взаимное расположение» людей друг к другу, обеспечивающее справедливость.

дом онкологического лагеря им. Солженицына

Рецензия на книгу «Раковая палата» Александра Солженицына, написанная в рамках конкурса «Книжная полка №1».

До недавнего времени я пытался обходить русскую литературу по необъяснимым даже для себя причинам, но «Раковый корпус» был в моих планах давно и располагался на воображаемой «полке для чтения» в почетных первых рядах.Причина этого заключалась в следующем …

Одно только название рассказа Александра Солженицына заключает в себе безмерный страх, бесконечную боль и горечь, горечь для человека …

Следовательно, я не мог пройти мимо. Лучшие книги выворачивают наизнанку. А этот мог, несмотря на мою готовность, несмотря на то, что я понимал, как это будет тяжело. Работа Александра Исаевича была первой, которая заставила меня плакать. Ситуация усугублялась тем, что рассказ во многом автобиографичен.Солженицын — писатель, претерпевший в своей жизни множество невзгод и невзгод: начиная с войны, ареста, критики и изгнания из страны, и заканчивая раком, послужившим основой, не побоюсь этого слова, большого произведения. И именно здесь, в потрескавшихся стенах онкологического здания, писатель завершил все свои мысли и переживания, которые сопровождали его на протяжении долгого и трудного путешествия, пути к зданию номер тринадцать.

«Этой осенью я самостоятельно узнал, что человек может перейти черту смерти, даже если его тело не умерло.Что-то еще циркулирует или переваривается в вас — и вы уже психологически прошли все приготовления к смерти. И он пережил саму смерть. «

Именно с такими мыслями человек, однажды услышав три страшных слова «У вас рак» , переступает порог отделения онкологии. И неважно, старый ты или молодой, женщина или мужчина, образцовый член партии — дитя системы или заключенный, приговоренный к вечной ссылке — болезнь не выберет.

И мне кажется, что весь ужас любой болезни — а тем более рака — заключен, несмотря на вышеупомянутое смирение, в обычном человеческом неверии, в пресловутом «авось». Все мы, как герои повести Солженицына, пытаемся отмахнуться от него, отречься, убедить себя, что ни при каких обстоятельствах с нами не случится такое горе, которым мы кишим.

«… Он уже сосет кислородную подушку, еле двигает глазами, но языком все доказывает: я не умру! У меня нет рака! «

И когда мы действительно верим, а главное принимаем болезнь — тогда, опять смирившись, мы начинаем спрашивать, почему у нас такая несправедливость, но мы роемся в своем прошлом, как в черной яме и во тьме, в Именем оправдания мы стараемся найти не менее черную гниль, от которой до нас дошла эта роковая болячка.Но мы просто ничего не находим, потому что, повторяю, болезнь у всех одна. И мы это знаем. Но, думаю, такова наша человеческая природа — всему искать оправдание. Оправдание для себя, а на остальное наплевать …

«Всем неприятности досаждают больше».

Каждый из героев повести «Солженицын» попадает в тринадцатый корпус своей бедой и своим путем. Удивительно, сколько разных людей может судьба свести вместе в один прекрасный (или не очень) день.В такие моменты действительно начинаешь в нее верить. Итак, здесь, в здании рака, находятся Русанов и Костоглотов — два разных потомка одной могущественной системы. Павел Николаевич Русанов — ее единомышленник, ярый приверженец. Олег Костоглотов — жертва, человек, вынужденный волочиться в ссылке и лагерях (какая говорящая фамилия!). Но главное не в том , где они встречаются, (раковое здание здесь, если угодно, служит лишь украшением). Важнее, конечно, , когда ! 50-е годы — переломный момент в истории Союза, а главное, в истории двух конкретных людей — Русанова и Костоглотова.Смерть Сталина, зарождающиеся разговоры о разоблачении культа личности, смене власти — все это ярко выражено в их реакциях: что для одного — неизбежный коллапс, почти конец жизни, а для другого — долгожданный путь к освобождению.

И когда посреди палаты безнадежно больных вспыхивают бесполезные распри по поводу режима, ломающего судьбы, когда один готов сообщить властям о другом, «если бы они были в другом месте», когда кто-то соглашается с тобой хочется при этом спорить, то так правильно и своевременно хоть и через силу звучит хриплый голос соседа Ефремова:

«Почему люди живы?»

И, несмотря на неприязнь и конфликты, объединяясь перед лицом смерти, каждый ответит на вопрос по-своему, если, конечно, он вообще сможет ответить.Кто-то скажет — продуктовая еда и одежда, другой — тот, что младший, Демка — с воздухом и водой, кто-то — по квалификации или Родина, Русанов — общественное благо и идейное. И вряд ли вы найдете правильный ответ. Искать не стоит. Думаю, однажды он сам тебя найдет.

Hard. Мне искренне трудно осознать, как человек, находящийся на грани смерти, может хоть на минуту задуматься о смысле жизни. И так со всей историей: ее легко читать, и вы медленно перемещаетесь по строкам, и вы хотите читать, читать, читать, но когда вы представляете пациента, вы смотрите в его пустые глаза, слушаете слова, окунуться в его лужу беспорядочно, может неправильно, но до безумия сильных мыслей — так слезы хлынут, а ты останавливаешься, как будто опасаясь продолжения.

Но есть небольшая нить, тянущаяся до самого конца рассказа, которая, кажется, создана в целях экономии. Конечно, о любви. О простой и настоящей любви, без прикрас, о любви несчастной и противоречивой, но необычайно теплой, о горькой и несказанной любви, но все же спасающей.

И поэтому я хочу сказать, что жизнь побеждает, и я хочу наполниться большой надеждой, и тогда перед моими глазами будет неизлечимо больной человек, его обширная история болезни, метастазы и справка с надписью tumour cordis, casus inoperabilis (опухоль сердца, случай, не поддающийся хирургическому вмешательству).И слезы.

В заключение, уже покинув здание рака, хочу сказать, что я благодарен Александру Исаевичу за одну тщательно изложенную мысль, в которой я уловил свое отношение к литературе, но, к счастью, не к людям. Я должен это переварить.

— А какие кумиры театра?

— Ой, как часто!

— А иногда — что сам испытал, но удобнее верить не в себя.

— А я таких видел …

— Кумиры театра тоже излишества в соответствии с аргументами науки. Короче говоря, это сознательно принятые заблуждения других.

Не могу не добавить, что испытывал неистребимое чувство стыда перед книгой и писателем во время перерывов в чтении. «Раковая палата» — сложная история, поэтому было неловко покинуть ее и вернуться в настоящий «светлый» мир, повторяю, стыдно, но это нужно было сделать по понятным причинам.

Раковая палата — это место, куда, увы, часто возвращаются излеченные. Я, наверное, не вернусь к книге. Я не могу. И я бы не советовал всем это читать. Но, наверное, продолжу знакомство с Александром Исаевичем Солженицыным. Позже.

Изначально роман планировалось опубликовать в журнале «Новый мир» в середине 1960-х годов. Однако в те годы книга официально не издавалась в Советском Союзе. Чуть позже роман начал печататься в самиздате и распространяться по всему СССР.Кроме того, книга издана в других странах на русском языке и в переводах. Роман стал одним из крупнейших литературных успехов А. Солженицына. Работа становится основанием для присуждения автору Нобелевской премии. В 1990 году роман был официально опубликован в Советском Союзе в журнале «Новый мир».

Действие происходит в госпитале при клинике Ташкентского медицинского института (ТашМи). В тринадцатом («раковом») здании собрались люди, пораженные одной из самых страшных болезней, непобедимой человечеством до конца.Не имея другого занятия, пациенты проводят время в многочисленных спорах об идеологии, жизни и смерти. У каждого обитателя мрачного корпуса своя судьба и свой выход из этого ужасного места: одних выписывают домой умирать, других улучшают, а третьих переводят в другие ведомства.

Характеристики персонажей

Олег Костоглотов

Главный герой романа — бывший фронтовик. Костоглотов (или, как его называют товарищи по несчастью — Оглоед) попал в тюрьму, а затем был приговорен к вечной ссылке в Казахстане.Костоглотов не считает себя умирающим. Он не доверяет «научной» медицине, предпочитая ей народные средства. Оглоеду 34 года. Когда-то он мечтал стать офицером и получить высшее образование. Однако ни одно из его желаний не сбылось. Его не приняли в офицеры, и он больше не будет поступать в институт, так как считает себя слишком старым, чтобы учиться. Костоглотову нравятся доктор Вера Гангарт (Вега) и медсестра Зоя. Дебил полон желания жить и все брать от жизни.

Информатор Русанов

До того, как попасть в больницу, пациент по имени Русанов занимал «ответственную» должность. Он был сторонником сталинской системы и за свою жизнь высказал не один разоблачение. Русанов, как и Оглоед, умирать не намерен. Мечтает о достойной пенсии, которую заработал своим упорным «трудом». Бывшему осведомителю не нравится больница, в которой он находится. Такой человек, как он, считает Русанов, должен лечиться в лучших условиях.

Дёмка — один из самых маленьких пациентов в палате.За 16 лет мальчику удалось многое пережить. Его родители расстались, потому что его мать «заболела». Воспитывать Дёмку было некому. Он стал сиротой при живых родителях. Мальчик мечтал встать на ноги, получить высшее образование. Единственной радостью в жизни Демки был футбол. Но это был его любимый вид спорта, который отнял у него здоровье. После удара мячом по ноге у мальчика развился рак. Пришлось ампутировать ногу.

Но и это не могло сломить сироту.Демка продолжает мечтать о высшем образовании. Он воспринимает потерю ноги как благословение. Ведь теперь ему не нужно тратить время на спорт и танцпол. Государство будет выплачивать мальчику пожизненную пенсию, а значит, он сможет учиться и стать писателем. Свою первую любовь, Асеньку, Демка встретил в больнице. Но и Асенька, и Демка понимают, что за стенами «ракового» дома это чувство не продлится. Девушке ампутировали грудь, и жизнь потеряла для нее всякий смысл.

Ефрем Поддуваев

Ефрем работал строителем. Однажды страшная болезнь уже его «отпустила». Поддуваев уверен, что на этот раз все будет хорошо. Незадолго до смерти он прочитал книгу Льва Толстого, которая заставила его задуматься о многом. Ефрем выписан из больницы. Через некоторое время его не стало.

Вадим Зацырко

Жажда жизни велика и у геолога Вадима Зацырко. Вадим всегда боялся только одного — бездействия.И вот уже месяц лежит в больнице. Зацырко 27 лет. Он слишком молод, чтобы умереть. Сначала геолог пытается не обращать внимания на смерть, продолжая работать над методом определения наличия руд из радиоактивных вод. Затем уверенность в себе начинает постепенно покидать его.

Алексей Шулубин

Библиотекарь Шулубин успел многое рассказать в своей жизни. В 1917 году он стал большевиком, затем участвовал в гражданской войне. У него не было друзей, умерла жена. У Шулубина были дети, но они давно забыли о его существовании.Болезнь была для библиотекаря последним шагом к одиночеству. Шулубин не любит говорить. Ему гораздо больше интересно слушать.

Прототипы персонажей

У некоторых персонажей в романе были прототипы. Прототипом врача Людмилы Донцовой стала заведующая радиационным отделением Лидия Дунаева. В романе «Вера Гангарт» автор назвал лечащего врача Ирину Мейке.

Здание «Рак» объединило огромное количество разных людей с непохожими судьбами.Возможно, они бы никогда не встретились за стенами этой больницы. Но потом появилось то, что их объединяло — болезнь, от которой не всегда можно вылечиться даже в прогрессивный XX век.

Рак уравнял людей разного возраста и социального происхождения. Точно так же болезнь ведет себя и у высокопоставленного Русанова, и у бывшего заключенного Оглоеда. Рак не щадит тех, кого судьба уже обидела. Оставшись без попечения родителей, Дёмка теряет ногу.Забытый близкими библиотекарь Шулубин не ждет счастливой старости. Болезнь избавляет общество от никому не нужных старых и немощных людей. Но почему же тогда она забирает молодых, красивых, полных жизни и планов на будущее? Почему молодой ученый-геолог должен покинуть этот мир, не дожив до тридцати лет, не успев дать человечеству то, что он хотел? Вопросы остаются без ответа.

Только оказавшись вдали от суеты повседневной жизни, обитатели «ракового» дома наконец получили возможность задуматься о смысле жизни.Всю жизнь эти люди к чему-то стремились: мечтали о высшем образовании, семейном счастье, о том, чтобы успеть что-то создать. Некоторые пациенты, например Русанов, не слишком разборчивы в методах достижения своих целей. Но настал момент, когда все успехи, достижения, печали и радости перестали иметь значение. На грани смерти мишура бытия теряет свой блеск. И только тогда человек понимает, что главным в его жизни была сама жизнь.

Роман противопоставляет 2 метода лечения рака: научный, в котором Dr.Донцова безоговорочно верит и фолку, которого предпочитает Костоглотов. В послереволюционные годы особенно остро обострилось противостояние официальной и традиционной медицины. Как ни странно, но даже к середине века рецепты врачей не смогли побороть «бабушкины» рецепты. Космические полеты и научно-технический прогресс не сломили веру многих в молитвы целителя.

Секрет традиционной медицины в том, что она лечит не болезнь, а пациента, в то время как официальная, «научная» медицина изо всех сил пытается воздействовать на болезнь.Лечение, предложенное врачом, убивает раковые клетки и одновременно убивает человека. Избавившись от рака, у пациента появляются новые проблемы со здоровьем. Традиционная медицина предлагает людям вернуться к природе и самим себе, поверить в свои силы, способные обеспечить большее исцеление, чем любая современная медицина.

Болезненная политика тела

27 октября 1968 г.
Больная политика тела
Автор: PATRICIA BLAKE

РАКОВОЕ ОТДЕЛЕНИЕ
Александр И.Солженицын.
Перевод Ребекки Франк с русского.

Союз великого художника и великой темы составляет, как заметил Кьеркегор, «удачу в историческом процессе, божественное соединение его сил, прилив исторического времени «.

Таким образом, союз Александра Солженицына и темы концлагеря породил один из шедевров художественной литературы ХХ века.«Один день из жизни Ивана Денисовича». «Один день» и «В круге первом» как ну, добиться того, что Камю считал невозможным: они заставляют человеческое воображение участвовать в агонии и убийствах миллионов, которые были отличительной чертой нашего века. Такую задачу могла решить только литература, выполняет здесь то, что может быть после исторического катаклизма сталинизма и нацизма своей высшей катарсической функцией.

Последний роман Солженицына, вышедший в Америке, «Раковая палата», затрагивает другую тему, свидетелем которой, как и тюрьму, является автор.Он снова вводит нас в замкнутый мир осужденных и своим безжалостным прикосновением заставляет нас осознать человека в крайнем случае . Но есть разница между темой концлагеря и темой онкологической палаты, из-за которой первый взывает к Солженицыну, а второй проходит мимо него. Достаточно очевидно: лагерь рукотворный, безвозмездный и абсолютно современный. Болезнь дана Богом, неизбежна и вечна.»Где я могу прочитать о us ? — спрашивает один из персонажей Солженицына, бывший заключенный, презирающий современную литературу.

В «Один день», опубликованном в России в 1962 году, Солженицын дал миллионам россиян возможность наконец прочитать о себе в истории невинного плотника Ивана Денисовича, который подвергся самому болезненному и унизительному опыту. можно вообразить, не зная.В «В круге первом», который был запрещен в России, Солженицын подробно исследовал анатомию сталинизма, показывая, как он разрушает человеческие отношения, искажает разум и деформирует человечество. дух. Ясно, что Солженицын верит в силу литературы в изгнании сталинизма. Как ни тщетна эта надежда, она неразрывно связала великого писателя с его великим и, возможно, его единственным предметом.

Тот же метод Солженицын применил к теме «Онкологическая палата.«Здесь он исследует с клинической точностью природу физического заболевания и процесс, в результате которого пациент, как и заключенный, -», лишенный внешней коры. и готов к планированию »- открывается самому себе и иногда трансформируется в столкновении со смертью. Великая тема, без сомнения, но знакомая; она не отвечает той же ужасной, настоятельной потребности знать , как раньше Солженицын. Толстой показал нам, может быть, раз и навсегда, как болезнь может свести человека к своей сущности в «Смерти Ивана Ильича», которая, очевидно, является образцом для «Раковой палаты».» Как предмет и символ в современной художественной литературе болезнь требует, возможно, более сложного и неоднозначного писателя, чем Солженицын.

Солженицын настаивает, что его роман просто о раке. На заседании секретариата Союза писателей 22 сентября 1967 года, за четыре месяца до того, как глава Союза Константин Федин запретил «Раковую палату», Солженицын ответил. его критикам, обвинявшим его в написании символического романа.«Слишком много медицинских деталей, чтобы быть символом», — сказал он.

«Я дал свой роман важным специалистам в области рака, чтобы узнать их мнение. Они ответили, что с медицинской точки зрения он не вызывает сомнений и актуален. рак , рак как таковой, не в том виде, как он описан в литературе, созданной для развлечения людей, а в том виде, в каком его ежедневно испытывают больные ».

Солженицына, конечно, здесь надо воспринимать всерьез.В качестве медицинского романа «Онкологическая палата» представляет собой правдивую и довольно интересную картину медицины, которая практиковалась в одном из центральноазиатских городов в 1955 году. Сам автор был брошен в Ташкент в больнице. заболел раком примерно в тот же период, проведя восемь лет в тюрьмах и лагерях. Все еще находясь в изгнании — он не был «реабилитирован» до 1957 года — он попал в больницу, где у него обнаружили рак, который никогда не был четко диагностирован как злокачественный. арестован. Поскольку Солженицын — величайший писатель-реалист, история жизни которого неотличима от его художественной литературы, можно предположить, что онкологическая палата, которую он описывает, во многом такая, какой он ее видел.

Несмотря на клинические заботы Солженицына, читатель должен сильно напрячься, чтобы прочитать этот роман как книгу о раке. Что мы должны делать с этим вопросом, поставленным автором: «Человек вырастает опухоль и умирает — как тогда может жить страна? что породило лагеря и ссылки? »Солженицын снова и снова вынужден возвращаться, возможно, вопреки самому себе, к своей великой теме. Кто его больные раком? Изгнанники, бывший заключенный, охранник концлагеря и секрет — полицейский чиновник, чьи доносы отправили в тюрьму десятки людей.Как «Один день» обозначает агонию всей России при Сталине, так и «Раковая палата» непреодолимо передает образ постсталинского периода. период, когда и жертвы, и палачи были заключены, все в равной степени изуродованы, в онкологической палате страны.

Насколько фатальным может быть это увечье, подсказывает разговор бывшего заключенного Костоглотова с Шулубиным, идущим на смерть на операционном столе. Здесь Шулубин поднимает вопрос, который лежит в основе всего творчества Солженицына: моральная ответственность бесчисленных россиян за заключение в тюрьму миллионов невинных людей.Шулубин завидует Костоглотову за то, что он побывал в лагере. «По крайней мере, вы меньше лгали, понимаете. По крайней мере, вы меньше менялись … Вас посадили в тюрьму. Но нас заставили встать и аплодировать вынесенным приговорам. Не просто аплодировать, но требовать исполнения, чтобы потребовать это ».

Шулубина возмущает мысль о том, что кто-то всецело верил в сталинизм. «Вдруг все профессора и все инженеры оказались диверсантами — и они этому поверили?».. Или вся старая гвардия Ленина была мерзкими ренегатами — и они считали Это? Вдруг все их друзья и знакомые стали врагами народа — и они этому поверили ?. . .Нет, не может весь народ состоять из дураков. . Когда история останавливается, чтобы спросить о каждом из нас: кем он был? единственный ответ будет быть одной из альтернатив, которые предлагал Пушкин в своих стихах.

В наш век позора
Выбор человека — только быть
Тиран, предатель, пленник:
У него нет другого выбора.«

Даже когда после смерти Сталина огромная система концентрационных лагерей начинает ликвидироваться, а массовый террор утихает, советских граждан в онкологическом отделении охватывают новые страхи. Для бюрократа секретной полиции это страх возмездия со стороны невиновных. мужчин, которых он осудил, некоторые из которых сейчас возвращаются из лагерей. Для бывшего заключенного новый страх — сама свобода. В великолепном отрывке в конце романа Олег Костоглотов, вышедший из онкологического отделения, с нетерпением ждет до конца «вечного изгнания», на которое он был обречен, посещает Ташкентский зоопарк в первые часы свободы: «Обезьяны, все выглядящие так, как будто у них были тюремные стрижки, грустные, занятые примитивными радостями и горести на их койках на досках так сильно напомнили ему о его бывших знакомых, что он почти узнал некоторых из них — людей, все еще где-то отбывающих срок.. . .Самое глубокое о заточении этих зверей. заключалось в том, что Олег, приняв их сторону, не смог бы освободить их, даже если бы у него была сила, чтобы вскрыть их клетки, потому что они потеряли вместе со своей родиной идею настоящей свободы. Результат их внезапного освобождения могло быть только ужаснее «.

В таких отрывках Солженицын полностью оправдывает ожидания, вызванные двумя его более ранними романами и великолепным рассказом «Дом Матреоны».«Но некоторые из недостатков, которые стали проявляться в« В круге первом »- это отсутствие меры, а иногда и контроль над материалом, и склонность к упрощенному морализаторству — акцентируются в «Раковой палате». И «Раковый корпус», и «В круге первом» остро нуждаются в резке. Солженицын переписал «Один день» трижды, пока он не достиг высшей степени экономии, с которой в современной художественной литературе могут соперничать только Бабель и Камю.

Рецензент закончил «Раковую палату» со смешанными и бурными чувствами.С одной стороны, я благодарен за то, что у меня была возможность прочитать произведение, которое, несмотря на свои слабые стороны, возвышается над романами, которые наводняют наш рынок. На во-вторых, меня тошнит от осознания того, что ее нельзя читать в России и что публикация этой книги, как и книги «В круге первом», игнорирует срочно высказанный авторский запрет. Солженицын имеет несколько раз говорил об «опасности» появления его запрещенных книг за границей и обвинял в том, что советская тайная полиция распространяла их с целью изобличить его.В своем последнем заявлении о «Раке» Вард Солженицын заявил 21 апреля прошлого года, что никакие иностранные издатели не получали от него рукопись или разрешение на ее публикацию. Он выразил обеспокоенность тем, что переводы будут испорчены из-за поспешности в конкурсе. бороться за издание его книги. «Но помимо денег, — сказал он, — есть литература».

Однако следует отметить в связи с этой первой публикацией в Америке Dial Press, что несколько изданий романа уже вышли в Европе; можно утверждать, что еще одно издание существенно не увеличит опасность Солженицыну, особенно когда, как здесь, на авторизацию не претендуют.«Как бы то ни было, опасения Солженицына по поводу переводов романа в данном случае были необоснованными. рендеринг первоклассный, почти всегда творчески реагирует на использование автором необычных слов, а также на его резкие изменения тона и дикции.

Мисс Блейк — редактор четырех сборников советской переводческой литературы, в том числе «На полпути». на Луну: Новое письмо из России.«

Вернуться на главную страницу книг

Кто написал «Раковый корпус». Онкологическое отделение Солженицына

Раковый корпус также носил номер тринадцать. Павел Николаевич Русанов никогда не был и не мог быть суеверным, но что-то в нем утонуло, когда

В направлении ему написали: «Тринадцатый корпус». У меня действительно не хватило ума назвать тринадцатое «дырявым» или кишечным.
Но, кроме этой клиники, ему ничем не могли помочь в республике.
«Но у меня нет рака, доктор?» У меня нет рака? — с надеждой спросил Павел Николаевич, слегка прикоснувшись к правой стороне шеи.

Зловещая припухлость, растет почти каждый день, но снаружи все еще покрыта безобидной белой кожей.
«Нет, нет, нет, конечно», — в десятый раз успокоила его доктор Донцова, размашистым почерком строча страницы истории болезни.Когда

Она писала, она надела очки — прямоугольные с закругленными углами, как только перестала писать — сняла их. Она была уже немолодой и выглядела

Бледной, очень уставшей.
Несколько дней назад он все еще находился на амбулаторном приеме. Даже на амбулаторных приемах пациенты не спали по ночам. И

Павел Николаевич Донцов твердо решил лечь и как можно быстрее.
Не только сама болезнь, непредвиденная, не подготовленная, которая налетела шквалом за две недели на счастливого беззаботного человека — но

Сейчас Павла Николаевича болезнь не меньше угнетала, что ему пришлось лечь в эту клинику. в общем, он не мог вспомнить, как с ним обращались.

Когда. Начали звонить — и Евгению Семеновичу, и Шендяпину, и Ульмасбаеву, а они по очереди звонили, интересовались, есть ли у этого

В поликлинике есть специальные палаты, или нет возможности организовать хотя бы временно маленькую комнату как комнату. специальная палата. Но из-за местной тесноты ничего не вышло.
И единственное, о чем удалось договориться через главврача, это о возможности обхода реанимации, общей ванны и гардеробной.
И на своем синем «Москвиче» Юра довел отца и мать до самых ступенек Тринадцатого дома.
Несмотря на мороз, две женщины в потертых бумажных халатах стояли на открытом каменном крыльце, дрожа, но стояли.
Начиная с тех неопрятных халатов, Павлу Николаевичу здесь было неприятно все: цементный пол крыльца, слишком изношенный ногами; тусклые

Ручки дверные, захваченные руками пациентов; Вестибюль ожидания с облупившейся краской на полу, высокие стены обшиты оливковыми панелями (оливково-зеленые и

казались грязными) и большие скамейки с гребнями, на которых пациенты, приехавшие издалека, узбеки в стеганых хлопчатобумажных тканях, не могли поместиться и сидели на полу.

Халаты, старые узбекские женщины в белых платках и молодые женщины в пурпурных, красно-зеленых, все в сапогах и галошах. Лежал один русский парень

Целая скамья, в расстегнутом пальто, свисавшем до пола, измучал себя, но живот вздулся и постоянно кричал от боли. И эти его крики

Павла Николаевича оглушили и так сильно задело, будто парень кричал не о себе, а о нем.
Павел Николаевич побледнел до губ, остановился и прошептал:
— Каппа! Я умру здесь.Не надо. Давай вернемся.
Капитолина Матвеевна крепко взяла его за руку и сжала:
— Пашенька! Куда мы вернемся? .. И что потом?
— Ну, может, Москва хоть как-то поладит … Капитолина Матвеевна повернулась к мужу всей своей широкой головой, все еще расширенной

Пышные медно-стриженные локоны:
— Пашенька! Москва — может быть, еще две недели, может и не удастся.

История создания и цензура

Роман был первоначально принят к публикации в журнале «Новый мир» под руководством главного редактора Александра Твардовского, с автором был подписан договор.Первая часть романа официально обсуждалась в секции прозы Московского отделения Союза писателей СССР (1966).

Тем не менее, «Раковый корпус» в то время в СССР не издавался. Вершиной советского легального существования онкологического отделения был набор первых нескольких глав для публикации в «Новом мире». В меморандуме руководителей отделов пропаганды и агитации и культуры ЦК КПСС В. Степакова и В. Шауро от 24 мая 1968 г. отмечалось, что «… А. Солженицын «Раковая палата». В конце декабря по указанию главного редактора часть рукописи уже была отправлена ​​в набор … ». По распоряжению властей печать была остановлена, а набор разрознен.

В итоге «Корпус рака» стал рассредоточиваться по СССР в самиздате и издавался в переводах и на русском языке на Западе. Вместе с романом «В круге первом» он стал крупным мировым литературным событием и явился одним из оснований для награждения. Солженицын получил Нобелевскую премию по литературе (1970).

В СССР впервые было опубликовано в журнале «Новый мир» в 1990 г. (№ 6-8).

Участок

Действие романа происходит в основном в тринадцатом («онкологическом») здании грязной и переполненной больницы при поликлинике. Солженицын показывает споры, столкновения в вопросах идеологии, борьбу с болезнью, со смертью, внутренний мир обитателей камеры:

  • Главный герой ленинградца Олег Костоглотов — фронтовик, бывший каторжанин, приговоренный к вечной ссылке в Казахстане.
  • Начальник отдела кадров Павел Русанов — приверженец сталинской системы, информатор.
  • Школьник, сирота Дёмку, мечтающий получить высшее образование.
  • Молодой ученый-геолог Вадим Зацырко на грани смерти работает над методом определения наличия руд по радиоактивным водам.
  • Библиотекарь сельскохозяйственного техникума Алексей Шулубин, бывший ученый советской биологии, побежденный лысенковцами.
  • Строитель Ефрем Поддуев, находясь на грани смерти, прочитал рассказ Льва Толстого «Как живут люди» и задумался о собственной нравственности.

Судьба разбрасывает товарищей по несчастью: одних выписывают умирать, некоторых переводят в другие ведомства, других увольняют «с улучшением».

Персонажи и прототипы

У некоторых персонажей истории есть настоящие прототипы:

  • Людмила Афанасьевна Донцова («мама») — заведующая радиационным отделением, Дунаева Лидия Александровна.
  • Вера Корнильевна Гангарт — лечащий врач Ирина Емельяновна Мейке.
  • Кременцов — старик Кременцов, борода академика Павлова (Глава 17).
  • Елизавета Анатольевна (глава 34) — Елизавета Денисовна Воронянская.

Оценки

На сцене

Написать отзыв на статью «Онкологическая палата»

Примечания (править)

Ссылки

Веб-проекты, связанные с книгой Текст книги
  • (последнее посещение — 8 ноября 2009 г.)
  • http: // www.lib.ru/PROZA/SOLZHENICYN/rk.txt
  • http://www.solgenizin.net.ru/razdel-al-elbook-616/
Дата написания:
Дата первой публикации:

1967 (на Западе)
1990 (СССР)

Издатель:
Цикл:

Ошибка Lua в модуле: Викиданные в строке 170: попытка проиндексировать поле «викибаза» (нулевое значение).

Предыдущая:

Ошибка Lua в модуле: Викиданные в строке 170: попытка проиндексировать поле «викибаза» (нулевое значение).

Далее:

Ошибка Lua в модуле: Викиданные в строке 170: попытка проиндексировать поле «викибаза» (нулевое значение).

Просмотреть этот шаблон
Рассказы и рассказы
Романы
Воспоминания
Стихи, стихи
Драматургия
Очерки и журналистика
Другое
Адаптация экрана

Отрывок из онкологического корпуса

Голос моего отца стал тише, пока не стал совсем тише и исчез… Моя душа успокоилась. Это действительно был ОН! .. И он снова жил, только теперь в своем, еще незнакомом мне, посмертном мире … Но он все еще думал и чувствовал, как он сам только что сказал — даже намного ярче, чем когда он жил на Земле. Я больше не могла бояться, что никогда не узнаю о нем … Что он оставил меня навсегда.
Но моя женская душа, несмотря ни на что, по-прежнему горевала по нему … Что я не могла просто по-человечески обнять его, когда мне стало одиноко … Что я не могла скрыть своей меланхолии и страха на его широкой груди, желающей покоя… Что его сильная нежная рука больше не могла гладить мою уставшую голову, как бы говоря, что все уладится и все точно будет хорошо … Мне безумно скучал по этим маленьким и, казалось бы, незначительным, но таким милым, чисто «человеческим» «радостей, и душа их голодала, не находя утешения. Да, я была воином … Но я была еще и женщиной. Его единственная дочь, которая до этого всегда знала, что случилось даже самое ужасное — мой отец всегда будет рядом, всегда будет со мной… И я мучительно тосковал по всему этому …
Как-то, стряхнув нахлынувшую грусть, я заставил себя подумать о Караффе. Такие мысли сразу отрезвили и заставили меня собраться внутренне, так как я прекрасно понимал, что этот «покой» был лишь временной передышкой …
Но, к моему величайшему удивлению, Караффа все еще не появлялся …
Шли дни, тревога вырос. Я пытался придумать какие-то объяснения его отсутствия, но, к сожалению, ничего серьезного мне в голову не пришло… Я чувствовал, что он что-то готовит, но не мог догадаться, что. Поддались истощенные нервы. И, чтобы полностью не потерять рассудок от предвкушения, я стал каждый день гулять по дворцу. Выходить на улицу мне не запрещали, но и не одобряли, поэтому, не желая дальше оставаться взаперти, я для себя решил, что пойду гулять … при том, что, возможно, кому-то не понравится Это. Дворец получился огромным и необычайно богатым. Красота комнат была восхитительной, но лично мне никогда не удавалось жить в такой привлекательной роскоши… Позолота стен и потолка прессована, нарушая мастерство удивительных фресок, задыхающихся в искрящемся окружении золотистых тонов. Я с радостью воздал должное таланту художников, расписавших этот чудесный дом, часами любуясь их творениями и искренне восхищаясь тончайшим мастерством. Пока меня никто не беспокоил, никто не останавливал. Хотя всегда находились люди, которые при встрече с ними уважительно кланялись и уходили, каждый спешил по своим делам.Несмотря на такую ​​фальшивую «свободу», все это тревожило, и каждый новый день приносил все больше и больше тревог. Это «спокойствие» не могло длиться вечно. И я был почти уверен, что оно обязательно «родится» каким-нибудь ужасным и болезненным для меня несчастьем …
Чтобы как можно меньше думать о плохом, я с каждым днем ​​заставлял себя все глубже и внимательнее исследовать потрясающее Папский дворец. Меня интересовал предел моих возможностей … Должно быть, было где-то «запретное» место, куда не пускали «посторонних»? .. Но, как ни странно, до сих пор никакой «реакции» со стороны охраны не вызвало … Мне разрешили свободно гулять, где я хотел, конечно, не выходя из самого дворца.
Итак, довольно свободно гуляя по жилищу Святого Папы, я ломал голову, не зная, что означает этот необъяснимый долгий «перерыв». Я точно знал, что Караффа очень часто бывал в его квартире. Это означало только одно — он еще не отправлялся в дальние путешествия. Но меня он почему-то все равно не беспокоил, как будто искренне забыл, что я в его плену, и что я еще жив…
Во время своих «прогулок» я встретил много разных красивых посетителей, которые приехали в гости к Святому Папе. Это были кардиналы, причем некоторые мне неизвестные, очень высокопоставленные люди (о которых я судил по их одежде и по тому, насколько гордо и независимо они вели себя с другими). Но после выхода из покоев Папы все эти люди уже не выглядели такими уверенными и независимыми, как до посещения приемной … В конце концов, для Караффы, как я уже сказал, не имело значения, кем был человек, стоящий перед ним. -А единственно важным для папы была ЕГО ВОЛЯ.Остальное значения не имеет. Поэтому мне очень часто приходилось видеть очень «убогих» посетителей, суетливо пытающихся поскорее покинуть «кусающие» папские покои …
В один из таких же, совершенно одинаковых «мрачных» дней я вдруг решил заняться то, что преследовало меня в течение долгого времени — наконец посетить зловещий папский подвал … Я знал, что это, вероятно, «чревато последствиями», но ожидание опасности было в сто раз хуже, чем сама опасность.
И я решил…
Спустившись по узким каменным ступеням и открыв тяжелую, печально знакомую дверь, я оказался в длинном влажном коридоре, пропахшем плесенью и смертью … Освещения не было, но пройти дальше было несложно. , так как я всегда хорошо ориентировался в темноте. Множество маленьких, очень тяжелых дверей печально сменяли друг друга, совершенно теряясь в глубине мрачного коридора … Я вспомнил эти серые стены, я вспомнил ужас и боль, которые сопровождали меня каждый раз, когда мне приходилось возвращаться оттуда… Но я приказал себе быть сильным и не думать о прошлом. Она приказала мне просто уйти.
Наконец-то жуткий коридор закончился … Внимательно всмотревшись в темноту, в самом конце я сразу узнала узкую железную дверь, за которой однажды так жестоко умер мой невиновный муж … мой бедный Джироламо. А за которым обычно доносились ужасные человеческие стоны и крики … Но в тот день почему-то обычных звуков не было слышно. Более того, за всеми дверями стояла странная мертвая тишина… Я почти подумал — наконец-то Караффа опомнился! Но потом она взяла себя в руки — папа был не из тех, кто успокоился или вдруг стал добрее. Просто, зверски замучив вначале, чтобы узнать, что он хотел, он позже, видимо, полностью забыл о своих жертвах, оставив их (как отбросы!) На «милость» истязавших их мучителей …

Обращение с Александром Солженицын по онкологии в Ташкенте в 1954 году нашел отражение в романе «Онкологическая палата».

Роман получил известность благодаря самиздату и зарубежным изданиям на русском языке и в переводах в западных издательствах.

Роман стал одной из причин присуждения Солженицыну Нобелевской премии. «Новый Мир» опубликовал работу только в 1990 году.

Сюжетная линия и главные герои произведения

Действие происходит в стенах 13-го онкологического корпуса городской больницы при Ташкентском медицинском институте.

Страшная судьба решает судьбу главных героев, отправляя одних умирать, других вроде бы выписывают из больницы с улучшением или переводят в другие отделения.

Перед судьбой все равны: и школьник Демка, мальчик с взрослой внешностью, и Костоглотов, бывший пленник на фронте, и Павел Русанов, служащий, кадровый офицер, молчаливый осведомитель.

Главное событие в книге — противостояние героев самого писателя, выведенных в произведении под именем Олега Костоглотова, и бывшего доносчика Русанова, оба на грани смерти и одновременно борющиеся за жизнь. когда рушится, казалось бы, нерушимая сталинская машина.

Вадим Зацырко стоит на пороге между жизнью и смертью и, несмотря ни на что, работает над научной работой, результатом всей своей жизни, хотя месяц на больничной койке уже не дает ему уверенности в том, что он может умереть героем, совершившим испытание. подвиг.

Одинокий библиотекарь Алексей Шубин, который презирает свою тихую жизнь, но тем не менее защищает социалистические идеи морали в споре с Костоглотовым и другими, казалось бы, совершенно простыми людьми, которые думают о своей жизни и собственном нравственном поведении.Все они находятся в постоянном споре и борются друг с другом и с болезнью, со своей моралью и душой.

Главное в книге

История ужасная, необычайно острая, герои буквально балансируют на грани будней и собственного отчаяния. Неважно, когда и где происходит действие, важно то, что происходит в головах больничных пациентов, находящихся на грани смерти, что происходит в душе, как мучают тело и как с этим справиться. все это.В центре внимания автора — переживания героев, их страхи перед судьбой, в которой почти не гаснет надежда на чудо, на выздоровление. А что дальше, вот и все — дело, конец судьбы героев придумывает сам читатель.

Прочитав эту книгу, я хочу ее уничтожить, чтобы не навлечь на себя те беды, которые царят в работе над собой и своими близкими, и, возможно, лучше вообще не трогать эту слишком страшную книгу. Помимо всего этого, в книге есть второе дно, работа делает резкое сравнение обреченности больных раком с попавшими под следствие, жертвами.А вроде бы излеченная болезнь и внезапно обретенная свобода может обернуться для человека неожиданной стороной и болезнь, а арест вместе с расследованием может вернуться обратно.

Помимо всего этого, казалось бы, безнадежного, болезненного морального опыта, книга не забывает тему любви, любви мужчины к женщине, доктора за его тяжелую работу для своих пациентов. Автор своих героев, таких узнаваемых и неординарных. История проясняет смысл жизни, поднимает вопросы о добре и зле, правде и лжи.Книга учит понятию ценности жизни, учит нести ответственность.

В «Онкологической палате» Солженицын изображает жизнь целого государства на примере одной больничной палаты. Автору удается передать социально-психологическую ситуацию эпохи, ее своеобразие на таком, казалось бы, небольшом материале, как изображение жизни нескольких онкологических больных, волей судьбы оказавшихся в одном здании больницы. Все герои — не просто разные люди с разными характерами; каждый из них является носителем определенных типов сознания, порожденных эпохой тоталитаризма.Также важно, чтобы все герои предельно искренне выражали свои чувства и отстаивали свои убеждения перед лицом смерти.

В Раковой палате сталкиваются два героя. Один, прототипом которого отчасти является сам писатель Олег Костоглотов, бывший фронтовик, ожидавший смерти в онкологическом диспансере и чудом спасенный. Другой — Павел Русанов, ответственный работник, профессиональный осведомитель, заключивший в тюрьму множество невинных людей и построивший свое благополучие на их страданиях.Вспоминая тех, чьи судьбы он несправедливо распорядился, он не испытывает угрызений совести, в его душе только страх возможного возмездия.

Споры между Костоглотовым и Русановым, их борьба за выживание происходят в то время, когда рушится сталинская машина, и для одного это луч света, а для другого — крах создаваемого по крупицам мира. .

Литература играет важную роль в понимании происходящего. Костоглотов думает о русской литературе.Не случайно в палате появился том Льва Толстого. Писатель Солженицын напоминает о гуманизме литературы 19 века с ее «главным законом» Толстого — любовью человека к человеку.

Между Русановым и Костоглотовым стоит «проповедник морального социализма» Шулубин. Ранние читатели могли подумать, что он выражает мечты самого писателя. Но позже А. И. Солженицын сказал: «Шулубин, который всю жизнь отступал и гнул спину, полностью противоположен автору и не выражает ни с одной стороны автора.«

Намного ближе к автору старики Николай Иванович и Елена Александровна Кадмины, прошедшие через лагерь и набравшиеся опыта и глубины жизни. Именно они родили Олега после того, как неожиданно, под воздействием рентгеновских лучей, отступила странная болезнь. Костоглотов знает, что после выздоровления его навеки сослают в Уш-Терек, но, похоже, он заново учится ценить то, что дается человеку.

В «Раковой палате» реальность ГУЛАГа практически не видна, лишь слегка раскрывается где-то вдалеке, напоминает о себе «вечным изгнанием» Костоглотова.Писатель рисует повседневную жизнь онкологического дома спокойными сдержанными красками. На нем изображена жизнь, скованная не колючей проволокой, а самой природой. Угроза смерти нависла над человеком уже не со стороны государства, а изнутри человеческого тела, созревающего опухолью. А.И. Солженицын как бы приветствует все живое, снимая паутину с того, что наполняет человеческое существование, согревает его. Писатель рассматривает тему жизнелюбия с другой стороны. Самодовольная жизненная сила Максима Чалого так же слепа и цинична, как и отношение к жизни Павла Русанова.Этих людей не останавливают духовные ценности, они способны сокрушить все на своем пути. Им чужда идея раскаяния, одна из заветных для А.И. Солженицын, совесть спит или не хватает в них, поэтому их путь к людям, к правде, к добру труден. Отчасти это ответ на вопрос Олега Костоглотова: «Какая верхняя цена жизни? Сколько вы можете заплатить за это, а сколько нет? «Для Олега больничная палата стала школой.Его тяга к простой жизни понятна. В финале Олег после сомнений и раздумий все же отказывается от свидания с Верой Гангарт, которое могло стать решающим в их непростых отношениях.

Он боится внести разлад в уже сломанную судьбу Веры и понимает, что их разлучила его болезнь, его положение изгнанника. Выразительна сцена, когда Олег перед отъездом входит в зоопарк по просьбе Демки, больного соседа-мальчика, где опыт заставляет его увидеть прототип измученного общества.Эта сцена похожа на стон, на крик. «Самым запутанным в заточении животных было то, что Олег, встав на их сторону и, например, имея силы, не мог начать взламывать клетки и освобождать их. Потому что они потеряли вместе со своей Родиной идею свободы. И от их внезапного освобождения могло стать только хуже. «

Олег Костоглотов, бывший осужденный, самостоятельно пришел к отрицанию постулатов официальной идеологии.Шулубин, русский интеллигент, участник Октябрьской революции, сдался, внешне признав общественную мораль, и обрек себя на четверть века душевных мучений. Русанов выступает как «мировой лидер» номенклатурного режима. Но, всегда следуя линии партии, он часто использует предоставленную ему власть в личных целях, смешивая их с общественными интересами. Убеждения этих героев уже полностью сформировались и неоднократно проверяются в ходе дискуссий.Остальные герои — это в большинстве своем представители пассивного большинства, принявших официальную мораль, но они либо равнодушны к ней, либо защищают ее не так рьяно. Все произведение представляет собой своего рода диалог сознания, отражающий практически весь спектр жизненных представлений, характерных для той эпохи. Внешнее благополучие системы не означает, что она лишена внутренних противоречий. Именно в этом диалоге автор видит потенциал для лечения рака, поразившего все общество.

Рожденные в одну эпоху, герои этой истории делают разные жизненные выборы. Правда, не все осознают, что выбор уже сделан. Ефраим Поддуев, проживший свою жизнь так, как он хотел, вдруг осознает, обращаясь к книгам Толстого, всю пустоту своего существования. Но это прозрение героя уже поздно. По сути, проблема выбора возникает перед каждым человеком ежесекундно, но из множества решений только одно правильное, из всех жизненных путей только одно для сердца.Демка, подросток на перепутье жизни, осознает необходимость выбора. В школе он впитывал официальную идеологию, но в палате почувствовал ее неоднозначность, услышав весьма противоречивые, порой взаимоисключающие высказывания своих соседей. Столкновение позиций разных героев происходит в бесконечных спорах, затрагивающих как бытовые, так и бытовые проблемы. Костоглотов — боец, он неутомим, он буквально набрасывается на своих противников, выражая все, что огорчало за годы вынужденного молчания.Олег легко парирует любые возражения, так как его аргументы страдают он сам, а мысли его оппонентов чаще всего вдохновляются господствующей идеологией. Олег не приемлет даже робкой попытки компромисса со стороны Русанова. А Павел Николаевич и его соратники не могут спорить с Костоглотовым, потому что сами не готовы отстаивать свои убеждения. Государство всегда это делало за них.

Русанову не хватает аргументов: он привык осознавать собственную правоту, опираясь на поддержку системы и личную власть, а здесь все равны перед лицом неминуемой и неминуемой смерти и друг перед другом.Преимущество Костоглотова в этих спорах определяется еще и тем, что он говорит с позиции живого человека, а Русанов отстаивает точку зрения бездушной системы. Шулубин лишь изредка высказывает свои мысли, отстаивая идеи «морального социализма». Все споры в Палате сводятся в конце концов к вопросу о морали существующей системы. Из разговора Шулубина с Вадимом Зацырко, талантливым молодым ученым, мы узнаем, что, по мнению Вадима, наука отвечает только за создание материальных благ, и моральная сторона ученого не должна волновать.

Разговор Демки и Аси раскрывает суть системы образования: школьников с детства учат думать и действовать «как все». Государство с помощью школы учит неискренности, прививает школьникам искаженные представления о морали и этике. В уста честолюбивой поэтессы Авиетты, дочери Русанова, автор вкладывает официальные представления о задачах литературы: литература должна воплощать образ «счастливого завтра», в котором воплощаются все надежды сегодняшнего дня.Талант и писательское мастерство, конечно, нельзя сравнивать с идеологической потребностью. Для писателя главное — отсутствие «идейных дислокаций», поэтому литература становится ремеслом, обслуживающим примитивные вкусы масс. Идеология системы не предполагает создания моральных ценностей, по которым тоскует Шулубин, который предал свои убеждения, но не потерял веру в них. Он понимает, что система со смещенной шкалой жизненных ценностей нежизнеспособна. Упрямая самоуверенность Русанова, глубокие сомнения Шулубина, непримиримость Костоглотова — разные уровни развития личности в условиях тоталитаризма.Все эти жизненные позиции продиктованы условиями системы, которая таким образом не только формирует для себя железную опору со стороны людей, но и создает условия для потенциального самоуничтожения.

Все три героя — жертвы системы, поскольку она лишила Русанова способности мыслить самостоятельно, вынудила Шулубина отказаться от своих убеждений и отняла свободу у Костоглотова. Любая система, угнетающая человека, обезображивает души всех своих подданных, даже тех, кто верно ему служит.3. Таким образом, судьба человека, по мнению Солженицына, зависит от выбора, который делает сам человек. Тоталитаризм существует не только благодаря тиранам, но и благодаря пассивной и равнодушной ко всему большинству, «толпе». Только выбор истинных ценностей может привести к победе над этой чудовищной тоталитарной системой. И возможность такого выбора есть у каждого.

Изначально роман планировалось опубликовать в журнале «Новый мир» в середине 1960-х годов.Однако в те годы книга официально не издавалась в Советском Союзе. Чуть позже роман начал печататься в самиздате и распространяться по всему СССР. Кроме того, книга издана в других странах на русском языке и в переводах. Роман стал одним из крупнейших литературных успехов А. Солженицына. Работа становится основанием для присуждения автору Нобелевской премии. В 1990 году роман был официально опубликован в Советском Союзе в журнале «Новый мир».

Действие происходит в госпитале при клинике Ташкентского медицинского института (ТашМи). В тринадцатом («онкологическом») корпусе собрались люди, пораженные одной из самых страшных болезней, непобедимых человечеством до конца. Не имея другого занятия, пациенты проводят время в многочисленных спорах об идеологии, жизни и смерти. У каждого обитателя мрачного корпуса своя судьба и свой выход из этого ужасного места: одних выписывают домой умирать, других улучшают, а третьих переводят в другие ведомства.

Характеристики персонажей

Олег Костоглотов

Главный герой романа — бывший фронтовик. Костоглотов (или, как его называют товарищи по несчастью — Оглоед) попал в тюрьму, а затем был приговорен к вечной ссылке в Казахстане. Костоглотов не считает себя умирающим. Он не доверяет «научной» медицине, предпочитая ей народные средства. Оглоеду 34 года. Когда-то он мечтал стать офицером и получить высшее образование.Однако ни одно из его желаний не сбылось. Его не приняли в офицеры, и он больше не будет поступать в институт, так как считает себя слишком старым, чтобы учиться. Костоглотову нравятся доктор Вера Гангарт (Вега) и медсестра Зоя. Дебил полон желания жить и все брать от жизни.

Информатор Русанов

До того, как попасть в больницу, пациент по имени Русанов занимал «ответственную» должность. Он был сторонником сталинской системы и за свою жизнь высказал не один разоблачение.Русанов, как и Оглоед, умирать не намерен. Мечтает о достойной пенсии, которую заработал своим упорным «трудом». Бывшему информатору не нравится больница, в которой он находится. Такой человек, как он, считает Русанов, должен лечиться в лучших условиях.

Демка — один из самых маленьких пациентов отделения. За 16 лет мальчику удалось многое пережить. Его родители расстались, потому что его мать «заболела». Воспитывать Дёмку было некому. Он стал сиротой при живых родителях.Мальчик мечтал встать на ноги, получить высшее образование. Единственной радостью в жизни Демки был футбол. Но это был его любимый вид спорта, который отнял у него здоровье. После удара мячом по ноге у мальчика развился рак. Пришлось ампутировать ногу.

Но и это не могло сломить сироту. Демка продолжает мечтать о высшем образовании. Он воспринимает потерю ноги как благословение. Ведь теперь ему не нужно тратить время на спорт и танцпол. Государство будет выплачивать мальчику пожизненную пенсию, а значит, он сможет учиться и стать писателем.Свою первую любовь, Асеньку, Демка встретил в больнице. Но и Асенька, и Демка понимают, что за стенами «ракового» дома это чувство не продлится. Девушке ампутировали грудь, и жизнь потеряла для нее всякий смысл.

Ефрем Поддуваев

Ефрем работал строителем. Однажды страшная болезнь уже «освободила» его. Поддуваев уверен, что на этот раз все будет хорошо. Незадолго до смерти он прочитал книгу Льва Толстого, которая заставила его задуматься о многом.Ефрем выписан из больницы. Через некоторое время его не стало.

Вадим Зацырко

Жажда жизни велика и у геолога Вадима Зацырко. Вадим всегда боялся только одного — бездействия. И вот уже месяц лежит в больнице. Зацырко 27 лет. Он слишком молод, чтобы умереть. Сначала геолог пытается не обращать внимания на смерть, продолжая работать над методом определения наличия руд из радиоактивных вод. Затем уверенность в себе начинает постепенно покидать его.

Алексей Шулубин

Библиотекарь Шулубин успел многое рассказать в своей жизни. В 1917 году он стал большевиком, затем участвовал в гражданской войне. У него не было друзей, умерла жена. У Шулубина были дети, но они давно забыли о его существовании. Болезнь была для библиотекаря последним шагом к одиночеству. Шулубин не любит разговаривать. Ему гораздо интереснее слушать.

Прототипы персонажей

У некоторых персонажей в романе были прототипы.Прототипом врача Людмилы Донцовой стала заведующая радиационным отделением Лидия Дунаева. В романе «Вера Гангарт» автор назвал лечащего врача Ирину Мейке.

Здание «Рак» объединило огромное количество разных людей с непохожими судьбами. Возможно, они бы никогда не встретились за стенами этой больницы. Но потом появилось то, что их объединяло — болезнь, от которой не всегда можно вылечиться даже в прогрессивный XX век.

Рак уравнял людей разного возраста и социального происхождения.Точно так же болезнь ведет себя и у высокопоставленного Русанова, и у бывшего заключенного Оглоеда. Рак не щадит тех, кого судьба уже обидела. Оставшись без попечения родителей, Дёмка теряет ногу. Забытый близкими библиотекарь Шулубин не ждет счастливой старости. Болезнь избавляет общество от никому не нужных старых и немощных людей. Но почему же тогда она забирает молодых, красивых, полных жизни и планов на будущее? Почему молодой ученый-геолог должен покинуть этот мир, не дожив до тридцати лет, не успев дать человечеству то, что он хотел? Вопросы остаются без ответа.

Только оказавшись вдали от суеты повседневной жизни, обитатели «ракового» дома наконец получили возможность задуматься о смысле жизни. Всю жизнь эти люди к чему-то стремились: мечтали о высшем образовании, семейном счастье, о том, чтобы успеть что-то создать. Некоторые пациенты, например Русанов, не слишком разборчивы в методах достижения своих целей. Но настал момент, когда все успехи, достижения, печали и радости перестали иметь значение.На грани смерти мишура бытия теряет свой блеск. И только тогда человек понимает, что главным в его жизни была сама жизнь.

Онкологический корпус имени Солженицына читать онлайн полностью. Онкологическое отделение Солженицына

Все собрались у этого страшного здания — тринадцатого, рака. Преследуемые и гонители, молчаливые и энергичные, работяги и стяжатели — он собрал и обезличил всех, все они теперь только тяжело больны, оторваны от привычного окружения, отвергали и отвергали все знакомое и знакомое.У них теперь нет другого дома, другой жизни. Они приходят сюда с болью, с сомнением — рак или нет, жить или умереть? Однако о смерти никто не думает, это не так. Ефрем с перевязанной шеей ходит и писает на «Сикиверное наше дело», но о смерти тоже не думает, несмотря на то, что повязки поднимаются все выше и выше, а врачи все больше и больше молчат — он не в смерть хочется верить и не верит … Он старожил, впервые болезнь отпустила и теперь отпустит.Русанов Николай Павлович — ответственный сотрудник, мечтающий о заслуженной личной пенсии. Попал сюда случайно, если уж надо в больницу, то не в ту, где такие варварские условия (ни отдельной палаты, ни специалистов, ни ухода, подобающего его положению). Да и в палату народ подкрался, один Оглоед чего стоит — ссылки, хамства и симулятора.

А Костоглотов (тот же проницательный Русанов называл его Оглоидом) и себя больным не считает.Двенадцать дней назад он забрался в клинику не больным — умирающим, а теперь даже мечтает о каком-то «смутно приятном» явном выздоровлении. Иначе и быть не могло, он уже столько пережил: воевал, потом сидел, институт не заканчивал (а сейчас тридцать четыре, поздно), офицером не взяли, сослали навсегда, а потом есть рак. Более упорного, разъедающего пациента не найти: он профессионально болен (изучил книгу патологической анатомии), на каждый вопрос ищет ответ у специалистов, нашел доктора Масленникова, который лечит чудодейственным средством — чагой.И я уже готов отправиться на поиски себя, лечиться, как лечится любое живое существо, но он не может поехать в Россию, где растут удивительные деревья — березы …

Замечательный способ оздоровления с помощью чай из чаги (березового гриба) возродил и заинтересовал всех онкобольных, усталых, потерявших веру. Но Олег Костоглотов — не тот человек, который раскрывает все свои секреты этому вольному, но не наученный «мудрости жертвенных жизней», не умеющий скинуть все лишнее, ненужное и лечиться…

Веря во все народные лекарства (здесь и чага, и иссык-кульский корень — aconitum), Олег Костоглотов очень настороженно относится к любому «научному» вмешательству в свой организм, что раздражает лечащих врачей Веру Корнильевну Гангарт и Людмилу Афанасьевну Донцову. много. С последним Оглоед все вступает в откровенный разговор, а Людмила Афанасьевна, «уступая в мелочах» (отменив один сеанс лучевой терапии), с врачебной хитростью сразу прописывает «маленькую» инъекцию синестрола, лекарства, которое, как говорил Олег Позже выяснилось, убивает ту единственную радость в жизни, которая осталась для него после четырнадцати лет невзгод, которую он испытывал каждый раз, когда встречал Вегу (Вера Гангарт).Вправе ли врач вылечить пациента любой ценой? Стоит ли пациенту и хочет ли он выжить любой ценой? Олег Костоглотов изо всех сил не может обсуждать это с Верой Гангарт. Слепая вера Веги в науку наталкивается на уверенность Олега в силах природы, человеке, в собственных силах. И оба идут на уступки: просит Вера Корнильевна, и Олег наливает настой корня, соглашается на переливание крови, на укол, вроде бы уничтожающий последнюю доступную Олегу радость на земле.Радость любви и быть любимой.

И Вега принимает эту жертву: самоотречение так характерно для Веры Гангарт, что она не может представить себе другую жизнь. Пройдя через четырнадцать пустынь одиночества во имя единственной любви, которое началось очень рано и трагически закончилось, пройдя через четырнадцать лет безумия ради мальчика, назвавшего ее Вегой и погибшего на войне, она только сейчас полностью поверила что она была права, именно сегодня ее давняя преданность приобрела новый, законченный смысл.Теперь, когда встретился человек, который, как и она, перенес годы лишений и одиночества на своих плечах, как она, не наклонившийся под этой тяжестью и потому такой близкий, родной, понимающий и понятный — стоит жить ради такой встречи!

Человеку надо через многое пройти и передумать, прежде чем он придет к такому пониманию жизни, не всем это дано. Так что Зоя, Зоя пчелка, как бы ей ни нравился Костоглотов, даже местом няни в жертву не пожертвует, а уж тем более постарается оградить себя от человека, с которым можно тайком поцеловаться от всех в тупике коридора, а ты не может создать настоящего семейного счастья (с детьми, нитками для вышивания, подушками и многими другими радостями, доступными другим).Равная по росту с Верой Корнильевной, Зоя намного плотнее, а потому кажется крупнее, величавее. И в их отношениях с Олегом нет той хрупкости-недосказанности, которая царит между Костоглотовым и Гангартом. Как будущий врач, Зоя (студентка-медик) прекрасно понимает «обреченность» пациента Костоглотова. Именно она открывает ему глаза на секрет нового укола, прописанного Донцовой. И опять как пульсация вен — стоит ли после этого жить? Стоит ли оно того? ..

Да и сама Людмила Афанасьевна уже не убеждена в безупречности научного подхода. Когда-то, пятнадцать или двадцать лет назад лучевая терапия, спасшая столько жизней, казалась универсальным методом, просто находкой для онкологов. И только сейчас, в последние два года, стали появляться пациенты, бывшие пациенты онкологических клиник, с явными изменениями в тех местах, где были применены особо сильные дозы радиации. И теперь Людмиле Афанасьевне предстоит написать доклад на тему «Лучевая болезнь» и перебрать в памяти случаи возврата «лучевой болезни».Да, и ее собственная боль в животе, симптом, который она знала как онколог, внезапно пошатнула ее былую уверенность, решимость и властность. Можно ли ставить вопрос о праве врача лечить? Нет, здесь Костоглотов явно неправ, но и это мало успокаивает Людмилу Афанасьевну. Притеснение — это состояние, в котором находится врач Донцовой, вот что действительно начинает приводить ее, так недостижимую прежде, своим пациентам. «Я сделал, что мог. Но я травмирован и тоже падаю.«

Опухоль Русанова уже прошла, но эта новость не приносит ему ни радости, ни облегчения. Болезнь заставила его слишком много задуматься, заставила остановиться и осмотреться. Нет, он не сомневается в правильности прожитой жизни, но после все, другие могут не понять, не простить (ни анонимных писем, ни сигналов, которые он просто должен был послать по долгу службы, долг честного гражданина, наконец). Да, он не так сильно переживал за других (например, , Костоглотов, а что он на самом деле понимает в жизни: Оглоед, одним словом!), Как родные дети: как им все объяснить? Одна надежда на дочку Авиета: что правильно, отцовская гордость, умница.Сложнее всего с сыном Юркой: он слишком доверчивый и наивный, бесхарактерный. Жалко его, как жить такой бесхребетной. Это очень напоминает Русанову один из разговоров в палате даже в начале лечения. Главным оратором был Ефрем: перестал чесаться, он долго читал какую-то книгу, которую ему подсунул Костоглотов, долго думал, молчал, а потом выдал: «Как жив человек?» Еда, деликатес, родина (родные места), воздух, хлеб, вода — налилось много разных предположений.И только Николай Павлович уверенно прочитал: «Люди живут идеологией и общественным благом». Мораль книги, написанной Львом Толстым, оказалась отнюдь не нашей. Лю-бо-вю … Километр несёт слюну! Ефрем задумался, тосковал и вышел из палаты, не сказав ни слова. Ему казалось не столь очевидным, что ошибался писатель, имя которого он раньше даже не слышал. Ефрем был выписан, а через день его привезли со станции, под простыней.И стало совсем грустно всем, кто продолжал жить.

Те, кто не собирается поддаваться своей болезни, своему горю, своему страху, — это Демка, который впитывает все, что бы ни говорили в палате. Он многое пережил за свои шестнадцать лет: отец бросил мать (и Демка его не винит, потому что она «заболела»), мать была совсем не до сына, а он, несмотря ни на что, пытался выжить, узнать, встать на ноги. Единственная радость, оставленная сироте, — это футбол.За нее он перенес: удар по ноге — и рак. Для чего? Почему? Мальчик со слишком взрослым лицом, тяжелым взглядом, не талант (по словам Вадима, соседа по комнате), а очень старательный, вдумчивый. Он читает (много и тупо), учится (и так много упускает), мечтает поступить в институт, чтобы создавать литературу (потому что любит правду, он «общественная жизнь очень добрая»). Все для него, для общества. первый раз: и дискуссии о смысле жизни, и новый необычный взгляд на религию (тетя Стефа, которая не стесняется плакать), и первая горькая любовь (а та — больница, безнадежная).Но желание жить в нем настолько сильное, что отнятая нога кажется удачным выходом: побольше времени на учебу (не надо бегать на танцы), получишь пособие по инвалидности (на хлеб хватит, но без сахара) , а главное — живые!

И любовь Демкина, Асенька, поразила его безупречным знанием всего живого. Как будто только что с катка, или с танцпола, или из кинотеатра, эта девочка на пять минут заскочила в клинику, чтобы проверить, но здесь, за стенами рака, все ее убеждения остались.Кто она сейчас, однобортная, понадобится, из всего ее жизненного опыта только выяснилось: незачем сейчас жить! В демонстрации, возможно, говорилось, почему: он придумал что-то для длительного лечения-учебы (жизненное обучение, как наставлял Костоглотов, — единственно правильное учение), но это не складывается в слова.

А все купальники Асенкиной, не поношенные и не купленные, остались, все анкеты Русанова непроверенные и незавершенные, все стройки Ефремова незавершены.Перевернут весь «порядок вещей в мире». Первая схватка с болезнью раздавила Донцову, как лягушку. Доктор Орешенков уже не узнает свою любимую ученицу, смотрит и смотрит на ее смущение, понимая, насколько современный человек беспомощен перед лицом смерти. Сам Дормидонт Тихонович за годы врачебной практики (и клинической, консультативной, и частной практики), за долгие годы потерь, а особенно после смерти жены, как будто понял что-то свое, иное в этой жизни.А это другой, прежде всего, в глазах врача главный «инструмент» общения с пациентами и студентами. В его взгляде, и по сей день внимательно и твердо, заметно отражение какого-то отречения. Старику ничего не нужно, только медная табличка на двери и звонок, доступный любому прохожему. От Людочки он ожидал большей выносливости и выносливости.

Всегда собранный Вадим Зацырко, который всю жизнь боялся провести хотя бы минуту в бездействии, месяц лежит в палате онкологического корпуса.Месяц — и он уже не убежден в необходимости совершить достойный своего таланта подвиг, оставить людей за бортом нового метода поиска руд и умереть героем (двадцать семь лет — возраст Лермонтова!).

Общий мрак, царивший в палате, не нарушила даже пестрая смена пациентов: Демо спустился в операционную, и в палате появились двое новичков. Первый занял кровать Демкиной — в углу, у двери. Филин — окрестил его Павел Николаевич, гордясь собственной проницательностью.Действительно, этот пациент похож на старую мудрую птицу. Очень сутулый, с измученным лицом, с выпученными опухшими глазами — «подопечный безмолвный»; жизнь, кажется, научила его только одному: сидеть и спокойно слушать все, что говорят в его присутствии. Библиотекарь, окончивший когда-то сельскохозяйственную академию, большевик с семнадцати лет, участник гражданской войны, человек, отрекшийся от жизни, — вот кто этот одинокий старик. Без друзей умерла жена, забыли дети, болезнь сделала его еще более одиноким — изгоем, отстаивающим идею морального социализма в споре с Костоглотовым, презирающим себя и жизнь, проведенную в молчании.Все это в один солнечный весенний день узнает Костоглотов, любивший слушать и слышать … Что-то неожиданное, радостное толпится на грудь Олега Костоглотова. Он начался накануне выписки, радовал мысли Веги, радовал грядущему «освобождению» из клиники, радовал новым неожиданным новостям из газет, радовал саму природу, наконец прорвавшись яркими солнечными днями, позеленевшими с первыми робкая зелень. Я был рад вернуться в вечную ссылку, в родной Уш-Терек.Там, где живет семья Кадминов, самые счастливые люди из всех, кого он встречал в своей жизни. В его кармане две бумажки с адресами Зои и Веги, но это невыносимо здорово для него, который через многое прошел и от многого отказался, это было бы такое простое, такое земное счастье. Ведь в одном из дворов уходящего города уже необычайно нежно цветущий абрикос, розовое весеннее утро, гордый козел, нильгауская антилопа и прекрасная далекая звезда Вега… Как живут люди.

Пересказано Т.В. и М.Г. Павловец.

Изначально роман планировалось опубликовать в журнале «Новый мир» в середине 1960-х годов. Однако в те годы книга официально не издавалась в Советском Союзе. Чуть позже роман начал печататься в самиздате и распространяться по всему СССР. Кроме того, книга издана в других странах на русском языке и в переводах. Роман стал одним из крупнейших литературных успехов А.Солженицын. Работа становится основанием для присуждения автору Нобелевской премии … В 1990 году роман был официально опубликован в Советском Союзе в журнале «Новый мир».

Действие происходит в госпитале при клинике Ташкентского медицинского института (ТашМи). В тринадцатом («раковом») здании собрались люди, пораженные одной из самых страшных болезней, непобедимой человечеством до конца. Не имея другого занятия, пациенты проводят время в многочисленных спорах об идеологии, жизни и смерти.У каждого обитателя мрачного корпуса своя судьба и свой выход из нее. жуткое место: одних выписывают домой умирать, других улучшают, а третьих переводят в другие отделения.

Характеристика персонажей

Олег Костоглотов

Главный герой Романа — бывший фронтовик. Костоглотов (или, как его называют товарищи по несчастью — Оглоед) попал в тюрьму, а затем был приговорен к вечной ссылке в Казахстане. Костоглотов не считает себя умирающим.Не доверяет «научной» медицине, предпочитает народные средства … Оглоеду 34 года. Когда-то он мечтал стать офицером и получить высшее образование. Однако ни одно из его желаний не сбылось. Его не приняли в офицеры, и он больше не будет поступать в институт, так как считает себя слишком старым, чтобы учиться. Костоглотову нравятся доктор Вера Гангарт (Вега) и медсестра Зоя. Дебил полон желания жить и все брать от жизни.

Информатор Русанов

До того, как попасть в больницу, пациент по имени Русанов занимал «ответственную» должность.Он был сторонником сталинской системы и за свою жизнь высказал не один разоблачение. Русанов, как и Оглоед, умирать не намерен. Мечтает о достойной пенсии, которую заработал своим упорным «трудом». Бывшему осведомителю не нравится больница, в которой он находится. Такой человек, как он, считает Русанов, должен лечиться в лучших условиях.

Дёмка — один из самых маленьких пациентов в палате. За 16 лет мальчику удалось многое пережить. Его родители расстались, потому что его мать «заболела».Воспитывать Дёмку было некому. Он стал сиротой при живых родителях. Мальчик мечтал встать на ноги, получить высшее образование. Единственной радостью в жизни Демки был футбол. Но это был его любимый вид спорта, который отнял у него здоровье. После удара мячом по ноге у мальчика развился рак. Пришлось ампутировать ногу.

Но и это не могло сломить сироту. Демка продолжает мечтать о высшем образовании … Потерю ноги он воспринимает как благо.Ведь теперь ему не нужно тратить время на спорт и танцпол. Государство будет выплачивать мальчику пожизненную пенсию, а значит, он сможет учиться и стать писателем. Свою первую любовь, Асеньку, Демка встретил в больнице. Но и Асенька, и Демка понимают, что за стенами «ракового» дома это чувство не продлится. Девушке ампутировали грудь, и жизнь потеряла для нее всякий смысл.

Ефрем Поддуваев

Ефрем работал строителем. Однажды страшная болезнь уже его «отпустила».Поддуваев уверен, что на этот раз все будет хорошо. Незадолго до смерти он прочитал книгу Льва Толстого, которая заставила его задуматься о многом. Ефрем выписан из больницы. Через некоторое время его не стало.

Вадим Зацырко

Жажда жизни велика и у геолога Вадима Зацырко. Вадим всегда боялся только одного — бездействия. И вот уже месяц лежит в больнице. Зацырко 27 лет. Он слишком молод, чтобы умереть. Сначала геолог пытается не обращать внимания на смерть, продолжая работать над методом определения наличия руд из радиоактивных вод.Затем уверенность в себе начинает постепенно покидать его.

Алексей Шулубин

Библиотекарь Шулубин успел многое рассказать в своей жизни. В 1917 году он стал большевиком, потом участвовал в гражданской войне … Друзей у него не было, жена умерла. У Шулубина были дети, но они давно забыли о его существовании. Болезнь была для библиотекаря последним шагом к одиночеству. Шулубин не любит говорить. Ему гораздо больше интересно слушать.

Прототипы персонажей

У некоторых персонажей в романе были прототипы.Прототипом врача Людмилы Донцовой стала заведующая радиационным отделением Лидия Дунаева. В романе «Вера Гангарт» автор назвал лечащего врача Ирину Мейке.

Здание «Рак» объединило огромное количество разных людей с непохожими судьбами. Возможно, они бы никогда не встретились за стенами этой больницы. Но потом появилось то, что их объединяло — болезнь, от которой не всегда можно вылечиться даже в прогрессивный XX век.

Рак уравнял людей разного возраста с разным социальным статусом … Болезнь ведет себя одинаково и у высокопоставленного Русанова, и у бывшего заключенного Оглоеда. Рак не щадит тех, кого судьба уже обидела. Оставшись без попечения родителей, Дёмка теряет ногу. Забытый близкими библиотекарь Шулубин не ждет счастливой старости. Болезнь избавляет общество от старых и слабых, никого не нужных людей … Но зачем же тогда она забирает молодых, красивых, полных жизни и планов на будущее? Почему молодой ученый-геолог должен покинуть этот мир, не дожив до тридцати лет, не успев дать человечеству то, что он хотел? Вопросы остаются без ответа.

Только оказавшись вдали от суеты повседневной жизни, обитатели «ракового» дома наконец получили возможность задуматься о смысле жизни. Всю жизнь эти люди к чему-то стремились: мечтали о высшем образовании, о семейном счастье, о том, как успеть что-то создать. Некоторые пациенты, например Русанов, не слишком разборчивы в методах достижения своих целей. Но настал момент, когда все успехи, достижения, печали и радости перестали иметь значение.На грани смерти мишура бытия теряет свой блеск. И только тогда человек понимает, что главным в его жизни была сама жизнь.

И зря потратила время на нелепые препирательства с упорным Костоглотовым! — методичное баловство. Даже во время разговора мастера дважды заглядывали в дверь, проводя дополнительную правку на гамма-инсталляции. Донцовой хотели доказать необходимость какой-то работы, не предусмотренной сметой, и чтобы она подписала акт на эти работы и убедила главврача.Сейчас ее туда затащили, а до этого в коридоре сестра прислала ей телеграмму. Телеграмма была из Новочеркасска — от Анны Зацырко. Пятнадцать лет они не виделись и не переписывались, но это был ее старый добрый друг, с которым они вместе учились в акушерском училище в Саратове, еще до мединститута, в 1924 году. Анна телеграфировала, что ее старший сын Вадим поедет сегодня-завтра в поликлинику к Люсе из геологической экспедиции, а она просит дружеского внимания к нему, и честно ей напишет, что O с ним.Людмила Афанасьевна разволновалась, ушла от мастеров и пошла просить старшую сестру отдать Вадиму Зацырко место Азовкина до конца дня. Старшая сестра Мита, как всегда, носилась по клинике, и найти ее было не так-то просто. Когда ее нашли и пообещали место для Вадима, она озадачила Людмилу Афанасьевну тем, что лучшую сестру их радиационного отдела Олимпиаду Владиславовну потребовали на десять дней на городском семинаре профсоюзных сокровищниц — и на десять дней у нее потребовали быть замененным кем-то.Это было настолько неприемлемо и невозможно, что вместе с Митой Донцовой она тут же решительным шагом пошла по многим комнатам в ЗАГС — позвонить в райком профсоюза и отбить его. Но телефон был занят сначала с той стороны, потом с той, потом кидали звонить в обком профсоюза, а оттуда удивлялись их политической невнимательности и неужели они предполагают, что профсоюзный фонд можно оставить? на собственные устройства. Ни райкома, ни райкома, ни себя, ни родственников — видимо, больше никого не укусила опухоль и, как они думали, укусить не будет.При этом позвонив в общество радиологов, Людмила Афанасьевна поспешила попросить заступничества главврача, но он сидел с незнакомыми людьми и обсуждал плановый ремонт одного флигеля их дома. Так что все оставалось неопределенным, и она поехала к себе на рентгенодиагностику, где сегодня не работала. Был перерыв, результаты зафиксировали на красный свет, и сразу Людмиле Афанасьевне доложили, что рассчитали запасы пленки и при текущем расходе больше трех недель не хватит, а значит уже ДТП, потому что меньше месяца не было заявки на фильм.выполнять. Отсюда Донцовой стало понятно, что надо сегодня-завтра свести провизора и главврача, а это непросто, и заставить их подать заявку.

Рассказ Александра Солженицына «Раковый дом» был написан в тяжелые времена, когда строго следовали идеям и взглядам, которые нашли отражение в произведении. Писатель затрагивал идеологию, темы жизни и смерти, вопросы морали, но в 60-е годы 20 века невозможно было абсолютно свободно выражать свои мысли, поэтому рассказ не был опубликован.Однако на Западе он был издан на русском языке, а также переведен на иностранные языки … И это стало настоящим событием в литературе, за роман писатель получил Нобелевскую премию.

События романа происходят в «онкологическом корпусе» — это отделение больницы в Ташкенте, где лечился сам Солженицын. Перед читателями предстают разные герои, персонажи которых четко прописаны до мелочей. Все они совершенно разные, но всех их объединяет одно — всем им приходится бороться с болезнью.А смерть совершенно не имеет значения, кто ты, сколько у тебя денег и какое положение занимаешь в обществе. Неважно, каких взглядов вы придерживаетесь и кому поклоняетесь.

Пациенты могут уйти умирать, кого-то выписывают с улучшениями, а кто-то проходит длительное лечение, не зная, каков будет исход. Они спорят об идеологии. Это время, когда умер Сталин и в обществе начали происходить изменения. Как жить тем, кто верил в лидера народов? Во что верить тем, кто начинает с чистого листа? Герои романа проходят этап переосмысления жизни.Болезнь заставляет задуматься о морали и вере. И здесь тоже у каждого свое мнение.

Помимо отношений между людьми, писатель уделил внимание медицинской составляющей произведения. Он поднимает моральные и этические вопросы, методы лечения и поведение врачей, когда они заранее знают результат. Можно ли угостить человека обещаниями или лучше сразу сказать правду, не теряя надежды … Писатель задает в этом рассказе неоднозначные и сложные вопросы, заставляя читателей надолго задуматься.

На нашем сайте вы можете бесплатно и без регистрации скачать книгу Александра Солженицына «Раковый корпус» в формате fb2, rtf, epub, pdf, txt, прочитать книгу онлайн или купить книгу в интернет-магазине.

Лечение Александра Солженицына от онкологии в Ташкенте в 1954 году нашло отражение в романе «Онкологическая палата».

Роман получил известность благодаря самиздату и зарубежным изданиям на русском языке и в переводах в западных издательствах.

Роман стал одной из причин присуждения Солженицыну Нобелевской премии.«Новый Мир» опубликовал работу только в 1990 году.

Сюжетная линия и главные герои произведения

Действие происходит в стенах 13-го онкологического корпуса городской больницы при Ташкентском медицинском институте.

Страшная судьба решает судьбу главных героев, отправляя одних умирать, других вроде бы выписывают из больницы с улучшением или переводят в другие отделения.

Перед судьбой все равны, и школьник Демка, мальчик с взрослой внешностью, и Костоглотов, бывший пленник на фронте, и Павел Русанов, служащий, кадровый офицер и негласный осведомитель.

Главное событие в книге — противостояние героев самого писателя, выведенных в произведении под именем Олега Костоглотова, и бывшего доносчика Русанова, оба на грани смерти и одновременно борющиеся за жизнь. когда рушится, казалось бы, нерушимая сталинская машина.

Вадим Зацырко стоит на пороге между жизнью и смертью и, несмотря ни на что, работает над научной работой, результат всей своей жизни, хотя месяц больничной койки уже не дает ему уверенности в том, что он может умереть героем, который свершил подвиг.

Одинокий библиотекарь Алексей Шубин, презирающий собственную тихую жизнь, но тем не менее отстаивающий социалистические идеи морали в споре с Костоглотовым и другими, казалось бы, совершенно простыми людьми, размышляющими о своей жизни и собственном нравственном поведении. Все они находятся в постоянном споре и борются друг с другом и с болезнью, со своей моралью и душой.

Главное в книге

История ужасная, необычайно острая, герои буквально балансируют на грани будней и собственного отчаяния.Неважно, когда и где происходит действие, важно то, что творится в головах больничных пациентов, находящихся на грани смерти, что происходит в душе, как мучают тело и как с этим справиться. со всем этим. В центре внимания автора — переживания героев, их страхи перед судьбой, в которой почти не гаснет надежда на чудо, на выздоровление. А что дальше, вот и все — дело, конец судьбы героев придумывает сам читатель.

Прочитав эту книгу, я хочу ее уничтожить, чтобы не навлечь на себя те несчастья, которые царят в работе над собой и своими близкими, и, наверное, лучше вообще не трогать страшную книгу … В Помимо всего этого, в книге есть второе дно, работа делает резкое сравнение обреченности больных раком с теми, кто попал под следствие, жертвами. А вроде бы излеченная болезнь и внезапно обретенная свобода может обернуться для человека и болезни неожиданной стороной, а арест вместе с расследованием — вернуться.

Помимо всего этого, казалось бы, безнадежного, болезненного морального опыта, книга не забывает тему любви, любви мужчины к женщине, доктора за его тяжелую работу для своих пациентов. Автор своих героев, таких узнаваемых и неординарных. История проясняет смысл жизни, поднимает вопросы о добре и зле, правде и лжи. Книга учит понятию ценности жизни, учит нести ответственность.

Почему Александр Солженицын мотивирует меня как писателя и почему он должен мотивировать вас | Глен Хайнс

Я изучал Александра Солженицына в бакалавриате, как по литературе, так и по классам политологии.Скажем так. Наиболее краткое описание этого парня заключается в том, что он был набожным коммунистом и, судя по всему, выдающимся артиллерийским офицером Красной Армии во время Второй мировой войны, который был арестован за «преступления против государства» за незначительную критику военной стратегии, когда он был на службе. линия фронта против немцев.

Его отправили обратно в Москву, где он был «осужден» и первоначально приговорен к 8 годам лишения свободы, затем был освобожден и отправлен в «внутреннюю ссылку» в Казахстан. Он проведет остаток жизни Советской Империи, философски разбирая советское государство, с такими произведениями, как Один день из жизни Ивана Денисовича, Онкологическая палата и Архипелаг ГУЛАГ .В конечном итоге он переживет сам Советский Союз на 17 лет.

Но до сегодняшнего дня я ни разу не слышал об одной из его первых работ, Дороженка, в грубом переводе, « The Trail ». Он описывает, как Солженицын превратился из закрашенного в шерсть коммуниста в человека, который стал одним из его самых яростных противников; Вспоминая свою военную службу против нацистов и зверства, совершенные во имя Советской Империи, он писал: «Ничто так не способствует пробуждению в нас всеведения, как настойчивые мысли о собственных проступках, ошибках, ошибках.После сложных циклов таких размышлений на протяжении многих лет, всякий раз, когда я упоминал бессердечие наших высокопоставленных бюрократов, жестокость наших палачей, я вспоминаю себя в погонах своего капитана и передовой марш моей батареи через Восточную Пруссию, окутанный окутанной землей. огонь, и я говорю: «Так что, мы стали лучше?» »

« След » — автобиографическая эпическая поэма, написанная между 1947 и 1952 годами, состоящая из более 7000 строк и не опубликованная до 1999 года. Стихотворение при худших обстоятельствах: как узник Советского государства и без ручки и бумаги .Верно; он «написал» 7000 строк В СВОЕЙ ГОЛОВЕ.

Сочиняя стихотворение, он запоминал его, используя приемы, памятно описанные в третьем томе книги «Архипелаг ГУЛАГ». Используя специально разработанные четки в качестве мнемонического средства, Солженицын накопил 12 000 строк стихов за время пребывания в Особом (Трудовом) лагере. Этот замечательный подвиг запоминания был героической попыткой Солженицына удержать тот опыт, который решающим образом сформировал его в годы, предшествовавшие его аресту и заключению в тюрьму в феврале 1945 года.

Лишь несколько отрывков «Следа» были переведены на английский язык, однако эти отрывки безжалостно и жестко описывают ужасы войны, и они делают это, сохраняя при этом некоторое подобие размера и рифмы — после того, как они были переведены на английский язык. Английский (понятия не имею, как ему это удалось).

Считайте, что это было «написано» и запомнилось в голове писателя в течение 5 лет (следуют несколько из 7000 строк):

«Грубый, этот плацдарм у Юрковичей-Шерстина.

Многих мальчиков мы оставили там после него,

Рядом с ним быстро срубили саженцы осины,

Рядом с его домами, совершенно разорены.

Мины разорвут наш единственный мост, нашу единственную непрочную

Артерию. . . .

Каждый день мы выпрямлялись и штурмовали полнокровные

Только для того, чтобы промыть норы и отступить.

Темной осенней ночью, отрезанные от нашей армии,

Нас били, толкали и давили в эту черную реку —

Операция по расширению плацдарма! —

Кто может понять вашу тоску и ваш страх?

Вся земля открыта, мертва, изуродована, разорвана кратерами.. .

Все выкопано, все, все, что можно выкопать,

Ни бревна, ни пня, ни скругленного куска дерева

Чтобы заделать траншею над головой.

Днем и ночью они бьют, они бьют, они бьют

Наша человеческая масса,

И ни одна шальная ракета не упадет и не пролетит

. . . .

Ясень, бледные лица из красной глины;

Земля слишком мокрая — наши лопаты не могут ее придать.

Здесь в ловушке! Какой жалкий, жалкий кусок дерна,

Немного больше одной квадратной мили земли.

Нас клюют и клюют с самолетов наверху,

Нас вырубают, рубят тяжелыми минометами,

Когда шестерки шипят и шипят, пищалки лают и лают —

Обними землю! Они тоже нацелены на нас! . . .

День и ночь наши саперы ремонтируют мост,

А наши связисты в воде ловят свои тросы

Пока немцы наливают, наливают на мост,

А с моста струится розоватая вода. . . .

Как только линии исправлены, затем с материка

Залейте и вылейте все ругательства, известные человеку:

«Я застрял, да

Плохие мешки для мусора?

Каждый офицер и солдат

ДОЛЖЕН! А !! — ОТВЕТ !!! »

.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.