А болонский биография поэт: в болонском образовательном стандарте нет никакой жесткости

Содержание

в болонском образовательном стандарте нет никакой жесткости

Одним прекрасным летним днем молодой поэт Иван Подушкин приехал в столицу своей любимой родины из прекрасной рязанской деревни на чугунном, быстроногом поезде с целью посмотреть на жизнь городских людей, полюбоваться красотой многих музеев великой Москвы, а также встретиться с известным на то время поэтом Болонским, который в своих стихах прославлял царство любви и красоты. Иван хотел прочесть ему некоторые свои стихотворения и услышать о них мнение человека довольно много знающего в области поэзии и искусства. От мнение Болонского зависела его творческая судьба. Он решил, что если Болонский похвально отзовется о его творчестве, то он и дальше будет продолжать сочинительством стихов, станет поэтом любящим свой родимый край, будет гореть в огне пламенных, поэтических чувств, если же нет, то тогда прощай чарующий мир поэзии, океан сочетания божественных звуков и слов. Для творческой личности витающей в заоблачной стране фантазий нет ничего лучше, чем слышать шум океана звуков и слов, который полностью заполняют душу, и ты не можешь спокойно заснуть, пока не выплеснешь все, что чувствуешь на белом листе бумаги, который служит поэту явным другом в момент его духовных озарений

Иван приехал в Москву всего лишь на несколько дней. Он становился на ночлег в одной старенькой привокзальной гостинице, которая очаровывала его стариной. Увидев, ее Иван сказал про себя: «Наша жизнь действительно коротка. Кажется, что человек живет на этой земле всего лишь считанные минуты, а не многие года. Да так оно и есть. Когда-то в этой гостинице жили люди, которых давно нет в этом мире. Живут они лишь только в памяти своих друзей и родственников. Они тоже о чем-то мечтали, влюблялись, страдали, смеялись и мыслили. Одним словом жили. Были такими же людьми, как и мы. Некоторые из них своим талантом, любовью ко всему миру, проповедованием идеалов добра покали нам, что этот мир прекрасен, и они навсегда вошли в нашу жизнь как люди, чей альтруизм не знал границ. Я тоже хочу всю свою жизнь прожить с любовью к людям и к этому бездонному бесконечному небу, по которому плывут, как корабли по глади морской, белоснежные облака. Я люблю этот мир с зелеными лугами, густыми лесами, веселыми ручьями, желтыми полями и широкими степями. Я люблю Русь! Я буду ей вечно служить!”
Его комната располагалась на втором этаже ветхой гостиницы. Из окон открывался вид на вокзал и радостное летнее небо. В комнате было очень чисто и уютно, несмотря на убогость всего внутреннего убранства. Ивану она понравилась. Он оставил свой чемодан в комнате и сразу же отправился на столичном метро в гости к Болонскому, который жил неподалеку от Красной площади. Адрес он узнал из большой телефонной книги своего старого и доброго деда Афанасия. По дороге он очень нервничал, ведь решалась его поэтическая судьба. Он также боялся, что не застанет его дома или он уехал куда-нибудь странствовать. Иван никого не замечал, он находился в мире тревог и переживаний. Он надеялся, что его стихи понравиться великому поэту России и он сможет продолжать творить. Ведь он жить не может без поэзии.
Наконец он уже стоял у двери квартиры поэта и никак не набирался смелости позвонить в дверь. Но все же через несколько минут он смог пересилить себя и нажал на дверной звонок. Теперь ему оставалось только ждать. И ожидание было недолгим. Ему открыл дверь человек, стихи которого он обожал и которым восхищался. В коридоре стоял мужчина на вид 32 лет среднего роста, с небесно голубыми глазами, довольно худощавый и явно не спортивного телосложения. Звали его Николаем Болонским. На нем был надет длинный домашний халат, в правой руке он держал небольшой томик стихов Пушкина.
Проходите, пожалуйста, молодой поэт! Буду рад вас считать своим гостем - сказал Болонский
Как вы узнали, что я хочу быть поэтом?- спросил с удивлением Иван
Я вижу насквозь человеческую душу - ответил Болонский и еще раз пригласил его зайти в квартиру.
Покорно вас благодарю - сказал Иван и зашел, наконец, в квартиру. Он выглядел очень растерянно.
Болонский закрыл входную дверь и пригласил молодого человека пройти в гостиную. Иван последовал за ним. Сердце его начало биться еще быстрее, он весь дрожал, как трусливый заяц. Ему даже казалось, что он вот-вот потеряет сознание. Несчастный Иван очень сильно переживал.
Болонский уселся в своем любимом кресле, томик стихов положил на маленький столик, стоявший рядом с креслом. Иван сел на деревянный стул напротив его. В большой и светлой комнате стояла тишина. Они смотрели в глаза друг друга и молчали. Две поэтические души встретились в мире, где правят, к сожалению, деньги и жестокость.
Первым заговорил Болонский. Иван по- прежнему находился в состоянии нервного страха и не мог даже сказать слово.
Я бы хотел услышать ваши стихи мой милый друг. Пожалуйста, прочитайте мне что – нибудь - ласковым и нежным голосом сказал Болонский. Он понимал, в каком состоянии находится его брат по перу.
После этих слов у Ивана загорелся огонь в груди. Его страх исчез. Он встал со стула, достал из кармана пиджака скомканный листок бумаги, поднес его к своим глазам и перед тем как начать читать сказал: «Стих называется Звезды. Я написал его в одну лунную, звездную ночь. Я восхищаюсь красотой звезд сияющих на небе. Я обожаю красотою природы и не понимаю, как многие люди на земле любуются шикарными машинами и дорогими домами и совсем не обращают внимание на первозданную красоту нашей матери природы. Обывательщина часто захватывает в свои сети жителей земли, и они часто не могут выбраться из однообразной рутины жизни. В наше время промышленность и техника развивается стремительными темпами, но мир поэзии, философии, искусства мало кого, к сожалению, волнует. Так вот в своем стихе я хотел показать людям красу звезд, который для меня являются светоносными лучами счастья и добра. Извините меня многоуважаемый Николай Болонский за мою долгую речь. Теперь я прочитаю вам свой стих”
Иван начал читать свой стих с большой любовью к своему творению. Он читал его с душой, которая искренне любит природу и человека, как неотделимую и важную часть природы. Вот собственно его стих:
Вечные странники неба ночного
Радуют множество жителей мира
Яркостью света родного, святого
В круге движений живого эфира.

Звездные лучики ночью холодной
Странствуют в космосе полном загадок
Зная, что в жизни своей превосходной
Им ничего кроме счастья не надо.

Звезды любимые, звезды немые
Дышат свободою милой, прекрасной.
Звезды любимые, звезды немые
Смотрят на землю с любовью страстной

Болонский слушал его очень внимательно. Следил за интонацией его голоса, прислушивался к ритму стиха, смотрел в глаза Ивана, в которых видна была радость и счастье. Болонский понял, что Иван сможет стать хорошим поэтом, если будет трудиться непрестанно. Ведь в нашем мире без приложения усилий, труда добиться своей цели невозможно.
После того как Иван закончил читать свой стих, Болонский сказал:
Мне понравился ваш стих, но чтобы стать настоящим поэтом вы должны еще много трудиться. Я думаю, что вам не стоит бросать писать стихи. Мой друг у вас есть потенциал, и быть может однажды, вы станете великим стихотворцем и прославитесь на веке. Вы добрый человек. Оставайтесь таким на всю жизнь.

Спасибо вам большое. Знайте, что я был и всегда буду поклонником вашего таланта. Еще раз покорно вас благодарю - радостно проговорил Иван
В этот момент радости и счастья молодого поэта в другой комнате зазвонил телефон. Болонский неохотно встал с кресла, и пошел отвечать на телефонный звонок. Иван не слышал о чем он с кем-то говорит, так его это совершенно не интересовала. Он видел перед собой новые стихи, которые он собирался написать в недалеком будущем. Иван пребывал в состоянии, которое знакомо лишь творческим личностям с очень тонкой, чувственной душой. Для поэта главнее всего это его чувства. Человек без чувств всего лишь черствый сухарь.
Болонский снова вернулся к Ивану и сказал, что к нему едут гости и молодому поэту придется покинуть его. На прощания стройный, кареглазый, красивый деревенский парень обнял его крепко. Еще раз поблагодарил, пожал руку на прощание и отправился в свою привокзальную гостиницу. На улице уже начало темнеть, подул легкий разбойник ветерок, воздушный цари птицы еще летали по небу, природа дышала свежестью и тишиной. На душе Ивана было светло. Болонский не разбил его надежды в пух и прах, а наоборот помог ему приблизиться к своей самой драгоценной мечте стать настоящим певцом природы, добра и красоты, Поэт всегда чувствует свою связь с окружающим миром, он является частью его и поэтому не может не отражать в своих стихах то, что интересует людей своей родной страны и всего земного шара.
Через несколько лет Иван Подушкин стал известным поэтом. Его стихи раскупались не только в России, но и за рубежом. Вся его поэзия проникнута гуманизмом, любовью к природе и таинственному, голубоглазому небу. Он отразил в ней то, что интересует и заботит каждого жителя земли.
Он стал самым настоящим поэтом с чутким сердцем и очень доброй душой. Ивана Подушкина человечество не забудет никогда. Он вечно будет сиять людям своим лучезарным светом доброты. Он стал звездой, которая всегда будет гореть на небосклоне нашей жизни. Его мечта осуществилась. Теперь Иван Подушкин может с гордостью называть себя поэтом.

Ноябрь - последний месяц осени. Пожалуй, он самый дождливый и самый депрессивный для природы. Во всяком случае, в России так. В Тольятти, например, так, где я живу.

Говорят, что все поэты относятся к осени по-особенному, поэты грустят, но при этом могут много писать о дожде, о лужах, о том, что видят, и что перекликается с их нежными душами, которые способны выдать миру красоту в слове.

Я и сам пишу стихи, как многие знают уже. К осени отношусь хорошо: не так жарко, как может быть летом, не так холодно, как бывает в наших самарских краях в январе и феврале. Я не грущу особо в это время года, не хандрю, а всё время повторяю песенку про то, как «у природы нет плохой погоды», поэтому стараюсь не стареть и не гнать лето жизни к своему логическому завершению.

Думаю, это устойчивый общественный стереотип - хандрить по осени, а зимой впадать в спячку, чтобы весной очнуться, согнать с себя весь жир и летом раздеться до возможного приличия (зависит от местности), и - на пляж. Ещё люди любят по лесам бродить, по полям, на курорты ездить. Наконец, есть такое понятие как дачники , которые всегда позитивны, готовы, пока есть тепло, ковыряться в грядках, сидеть под деревом в теньке и сливаться с природой.

Так вот, осень. Ноябрь. До следующего лета ещё далековато, но стихи всё равно пишутся, люди переживают по этому поводу и недовольны осадками и хмурым, как им кажется небом. Гуляя по всемирной паутине Интернет, я, большой любитель поэзии, случайно наткнулся на одного русскоязычного поэта, точнее поэтессу, которая меня заинтересовала. Прочитайте следующее стихотворение, ноябрьское - оно мне показалось очень актуальным.

Светлана Моисеева

Плачет Ноябрь...

Плачет Ноябрь, как бездомная кошка,

С лета живущая в тёмном подвале,

Лапой озябшей скребётся в окошко -

Всё безнадёжно: откроют едва ли...

Глухо задраены рамы тройные,

Шторы как плотно закрытые веки,

И переулки, как миска, пустые...

Как обманулся Ноябрь в человеке!

Золото листьев стелил на дорожки,

Мудро лечил первым снегом усталость -

Гонят теперь. Он бродячею кошкой

Мёрзнет в подвале. Недолго осталось...

И вот моё читательское мнение по стихотворению поэтессы Светланы Моисеевой . Не скажу, что мне не понравилось оно. Не хочу также писать банальные хвалительные комментарии, лучше честно и по-существу. Думаю, автор меня поймёт.

Несколько раз прочёл приведённые выше грустные строки, даже продекламировал их вслух, потому что только так можно услышать музыку поэзии. Представилась мне грязная голодная кошка с табличкой сбоку: «Ноябрь». Она бегает по опустевшему городу, но её никуда не пускают. Вот летом ей было получше: жила себе в тёмном подвале и, видимо, радовалась жизни.

Теперь у неё полная безнадёга, точнее у кота этого по имени Ноябрь. Холодно, голодно, человек не хочет пускать в дом. И кот разочарован людьми, он жестоко обманут. И мёрзнет в подвале. Последняя фраза - как выстрел в висок бедолаге коту: «Недолго осталось...»

Вот такая картина маслом , как говорил Марк Гоцман в телесериале «Ликвидация». Я не против того, что автор скорбит по поводу плохой погоды, я просто не понимаю, зачем это осеннее отчаяние выражать в стихах и делиться им с читателями? Очень зацепила эта мысль. Ведь у поэтов, если даже и печаль в стихах, то она всегда светлая! Может, я что-то и не понимаю, но рассуждаю сейчас не как поэт, но как простой читатель, который пришёл к колодцу напиться в жару, а поднял в ведре протухшую воду.

Последнее четверостишие меня особенно «порадовало». Одни вопросы... Ну, во-первых, словосочетание «золото листьев», оно настолько часто встречается в стихах у всех кому не лень (а ведь кто-то когда-то его сочинил, интересно кто?), что здесь, мне кажется, можно было придумать что-нибудь своё, оригинальное.

И это ладно ещё, это не так страшно, как и использование классической рифмы «кошка - окошко». Фраза «Мудро лечил первым снегом усталость» - совсем сбила с толку: что автор имеет в виду? Кот-ноябрь мудро первым снегом лечит усталость человека, а тот его гонит с порога. Эх, действительно грустно…

Ну, ничего. Главное, ребята сердцем не стареть. Просто вот задели стихи эти за живое. Ноябрь всё-таки, скоро зима. Кошек после прочтения стало ещё жальче. У нас во дворе одна пожилая женщина, видимо очень одинокая, по утрам и вечерам прикармливает бездомных кошек, они к ней сбегаются с радостными визгами и рычанием, завидя тяжёлую походку ещё издали.

Александр Тененбаум

​В результате реформы образования мы потеряли некую фундаментальность, считает член ученого совета НИУ ВШЭ, глава Школы востоковедения Алексей Маслов.

Двухуровневая система образования максимально заточена под рынок. Но есть вещи, которые нельзя продать сразу. Великобритании, Германии, Франции в рамках Болонского процесса удалось сохранить баланс между фундаментальным и прикладным, нам - нет.

- Алексей Александрович, Россия присоединилась к Болонскому процессу, чтобы вписаться в мировое образовательное пространство. Насколько у нас это получилось?

Начать нужно с того, что вписывались мы не в международное пространство вообще, а именно в европейское, потому что есть и гигантское азиатское пространство - очень неравномерное, есть американское. На тот момент для нас было очень важно европейское.

Что мы получили? Во-первых, транспарентную систему образования. Теоретически, наши студенты могли начинать обучение в России, а доучиваться в любой из стран Европы.

- Но на практике это уже есть?

Конечно. Например, многие наши студенты, получив звание бакалавра, едут в зарубежную магистратуру. Если бы не двухуровневая система, было бы не совсем понятно, что делать со странным пятилетним образованием, которое в эту канву не очень вписывается.

Во-вторых, многие университеты получили возможности двойных дипломов, и реализуют ее довольно активно по принципу: "2 + 2" (два года обучения в России, два - в зарубежном вузе - для бакалавриата) или "1 + 1" - для магистратуры.

Немало способствует интеграции введение кредитных единиц. Их можно получить практически в любом университете мира, и они будут зачтены в рамках российского диплома. И наоборот. Таким образом, мы получили возможность привлекать иностранных студентов. Например, у меня на занятиях сидят студенты, которые приехали из Европы на один семестр, или даже на один курс - лично на мой. Они получают соответствующие кредиты (мой курс стоит четыре кредита), получают соответствующую справку, и это им засчитывается в рамках их диплома.

Нам пришлось приводить в порядок наши программы, чтобы они соответствовали мировым стандартам. Перейдя на Болонскую систему, мы начали соответствовать основным мировым тенденциям. Например, Китай, не являясь формально частью Болонской системы, обучает по принципу "4 + 2" или "3 + 1", то есть, три года - бакалавр, один год - магистр. Точно такая же система действует в Гонгконге, где формально нет Болонской системы, но есть двухступенчатая высшая школа. Сегодня, благодаря кредитам, мы можем засчитывать дипломы не только европейские, но, например, китайские, японские, гонгконгские.

- Скептики говорят, что теоретически возможность появилась, но у них бакалавриат - три года, а у нас - четыре. И что приезжает к нам иностранный бакалавр, а взять его в магистратуру мы не можем. Насколько критичны такие шероховатости?

Россия почему-то уверовала в жесткость болонского стандарта, но никакой жесткости нет. В одной и той же стране может встречаться бакалавриат сроком и три, и четыре года - в зависимости от необходимого уровня подготовки. У нас все жестко: "4 + 2".

Нужно понимать, что в рамках одного стандарта, одного этого болонского соглашения, действует множество подсистем. Например, в Германии мы имеем классическую систему "4 + 2", а на Мальте, которая совсем близко от Германии, - "3 + 1". Потому что, в силу исторических условий, она связана с некогда сформировавшимися британскими стандартами. При этом в той же самой Мальте на ряде специальностей все же действует формат "4 + 2".

То есть, не нужно жестко соответствовать. Если ученый совет или методическая комиссия считают, что нужно увеличить срок обучения или, напротив, уменьшить, нужно это делать. Должна быть вариативность. К примеру, ВШЭ со следующего года будет готовить востоковедов по пятилетнему бакалаврскому стандарту.

Приведу другой пример. В Китае долгое время существовала система "4 + 2", но оказалось, что люди не хотят так долго учиться в университете, хотят сразу идти работать. Тогда появилась еще одна ступень высшего образования - специалист, 3 года. Для некоторых специальностей 4 года, действительно, слишком много, поэтому они ввели три, и нормально с этим живут. К слову, после трех лет люди могут ехать доучиваться в Англию или во Францию - в магистратуру.

- И все же, насколько распространена у нас эта практика не в масштабе отдельно взятой Вышки, а в масштабах страны? Как часто наши студенты едут учиться в Европу? Приезжают ли к нам?

Если мы берем только включенное образование, когда человек, скажем, учится три года в России, а на четвертый год едет в Англию, - оно, к сожалению, у нас не очень развито. Есть объективные причины. Во-первых, в России пока не так много менеджеров образовательного процесса, которые могут точно и хорошо договориться с зарубежными университетами. Это лежит на плечах студентов, которые иногда договариваются, иногда - нет. Во-вторых, у нас нет достаточного количества менеджеров учебных процессов, которые согласовывали бы оценки. Редко встречается, чтобы программы целиком совпадали. Например, курс макроэкономики и курс институциональной экономики могут заменить друг друга или нет? Ведь формально это разные курсы, и соотнести их - особое мастерство. У нас не так много людей, которые могут этим заниматься.

Помимо всего прочего, нужно понимать, что обучение за рубежом - не прогулка. Как правило, в европейских вузах жесткие требования. Многие российские студенты с ними не знакомы. Они рассчитывают просто съездить отдохнуть, что-то послушать, и нередко возвращаются раньше времени.

Сейчас довольно широко практикуются такие инклюзивные поездки в Китай, где очень мало требуют от студентов. При этом страны, где все довольно жестко, например, Великобритания, где, к тому же, нужно платить за это, не слишком популярны.

Есть смысл ехать в другую страну в первую очередь на те курсы, которые по каким-то причинам в России хуже представлены. И наоборот. Например, я читаю курс "Россия в Азии". Очевидно, что в России он читается лучше, чем в любой другой стране. То есть, чаще всего в страну едут на конкретного преподавателя или курс. Но дело в том, что у нас где-то на подкорке заложено, что образование - это абсолютно бесплатная вещь. Платить за месяц или за полгода образования в другой стране многие не готовы даже не столько финансово, сколько психологически.

Кроме того, люди, которые обучались не только в России, но и в других странах мира, почти не имеют конкурентных преимуществ на российском рынке. Тогда возникает вопрос: зачем тратить деньги и время на поездку в Германию, если это вряд ли добавит конкурентоспособности. В то же время в Великобритании или Франции такие вещи ценятся довольно высоко, и играют роль как при устройстве на работу, так и при поступлении из бакалавриата в магистратуру.

- Есть ли какие-то цифры: как много студентов сегодня пользуются возможностями, которые дал Болонский процесс?

Все зависит от специальности и от университета. Больше всего ездят востоковеды: 40-50% студентов выезжают за рубеж на год. Почти постоянно студенты ездят на короткие сроки: месяц, полгода. Довольно широко распространены такие поездки для международных отношений, и вообще для гуманитарных специальностей. Чуть меньше мобильны науки социального плана, например, экономика. И совсем мало выезжают представители научно-технического сектора.

- С чем это связано?

Возможно, закрытость технических наук досталась нам со времен Советского Союза. Но есть исключения. Некоторые российские вузы стимулируют студентов на международные вылазки. Это ВШЭ, из технических - Бауманка и МИСиС. Но за пределами Москвы и Питера только 10% студентов, а то и меньше, получают возможность инклюзивного образования. Дело в том, что процесс этот обоюдный, однако Россия сама крайне мало приглашает иностранных студентов, если речь идет не о столичных университетах. У нас есть блестящие вузы с высоким уровнем подготовки и инфраструктуры, о которых, к сожалению, в мире не знают - Дальневосточный федеральный университет, Сибирский федеральный университет . Они, на мой взгляд, недооценены мировыми рынками, поэтому система обмена студентами там не работает.

- Насколько открытость образовательного пространства сказалась на утечке мозгов?

Сказалась. В последние годы количество студентов, которые уехали учиться за границу и остались там, выросло на 10-15%. Мы должны понимать, что человек, который едет учиться за рубеж, в дальнейшем рассчитывает найти себе более перспективную работу. И вопрос утечки мозгов - не про открытость образования, а скорее про привлекательность рынка труда.

- Из нашего с вами разговора можно сделать вывод, что кое-что в плане интеграции в международную систему образования у нас получилось. Теперь давайте поговорим о том, какой ценой?

На мой взгляд, в результате реформы образования мы потеряли некую фундаментальность. В целом, двухуровневая система образования настроена на максимальную подстройку под рынок, что очень правильно. Так человеку проще получить хорошую работу. Но есть вещи, которые нельзя продать сразу - все, что связано с фундаментальной математикой, физикой, и вообще, точными науками, с изучением филологии или истории. Сохранить баланс между фундаментальными и прикладными науками сложно, но есть страны, которые в рамках Болонского процесса удачно с этим справились: Великобритания, Германия, Франция. Что касается России, у нас появились облегченные требования, и фундаментальность мы потеряли.

Во время реформы в некоторых университетах переход с пятилетки на систему "4 + 2" проходил механически. По сути, на первых порах реформы это была советская система образования, которую просто распилили на две части. То есть - брали и "отрезали" от программы первые четыре года, что для устойчивой системы подготовки по целому ряду наук, особенно технических, было невозможно. Сейчас Минобр исправляет ошибки, принимаются новые стандарты "3++". Но мы должны понимать, что на начальном этапе по этим стандартам обучались сотни тысяч людей, и кто-то, конечно, остался недоучен.

- Мы говорим о реформе образования как о Болонском процессе, но ведь ЕГЭ - тоже часть этой реформы. Часто критика обрушивается именно на нее. Говорят, за границей все получилось, а у нас - нет. Что мы сделали не так?

Давайте посчитаем, как давно ЕГЭ введен за рубежом! Во многих странах система действует десятилетия, там давно успели набить свои шишки. Когда на Тайване начинался этот процесс, там, по сути, были такие же перекосы. Хотя, Европа, конечно, подходила к ЕГЭ очень плавно.

Еще один момент, за который критикуют ЕГЭ - натаскивание вместо обучения. На самом деле, такая практика есть во многих странах, только она вынесена в отдельный пласт. Например, в Китае, если ребенок хочет поступить в университет, он учится 11 классов, если нет - 10. В Англии тоже есть нечто похожее - так называемый уровень "А", в рамках которого школьников готовят к такому экзамену. Когда же мы говорим о том, что детей просто тренируют отвечать на вопросы, это скорее недостаток подготовки учителей, а не ЕГЭ.

Наконец, посмотрите, как изменились вопросы экзамена, как усовершенствовалась система. Я, впрочем, уверен, что можно было бы избежать всех этих недостатков. Просто в то время система была отдана на откуп нескольким группам, которые буквально на коленке что-то слепили. Сейчас идет ее корректировка. Из-за масштабов нашей страны я не вижу никакого иного пути, кроме как оттачивать ЕГЭ до совершенства.

- Очевидно, в Минобре тоже приходят к этому. В ведомстве готовы вернуть специалитет по ряду направлений подготовки, о чем заявила министр Ольга Васильева. Те же метаморфозы происходят с ЕГЭ: уход от тестов, возвращение сочинений, устного экзамена по ряду предметов. Все это - попытка откатиться назад?

Сейчас, я так понимаю, об отмене сложившейся системы речи не идет. Нужно развиваться в существующих рамках.

В России система образования, в отличие от западной, всегда была очень "зарегулирована". Раз кто-то сказал "4 + 2", то никак иначе быть не может. Однако сейчас идет переход на более гибкие позиции. И именно это в конечном счете даст результат.

- Вот эта гибкость, о которой вы говорите, откуда берется?

У нас есть группа университетов - это федеральных вузы и НИИ, которые могут самостоятельно определять стандарты обучения для своих студентов. Это распространяется, в том числе, на МГУ и СПбГУ. Кроме того, большую гибкость имеют федеральные вузы, которые могут принимать свои внутренние стандарты. Для всех остальных есть единый образовательный стандарт. Он разрабатывается учебно-методическими объединениями, которые работают в тесном контакте с Минобром. По традиции, все госстандарты у нас должны быть "причесаны" под единый объем часов, кредитов. Но чем дальше, тем меньше в этих стандартах прописывается обязательного. Например, раньше все курсы прописывались от и до, теперь же появилось много вариативных - по выбору университета. И, кроме того, прописываются уже не названия курсов, а направления подготовки, в рамках которых эти курсы читаются.

С формальной точки зрения сейчас уже все отработано. Нужно заниматься именно контентом образования, постепенно восстанавливать научные школы, причем, не обязательно это должна быть математика или физика. Не нужно измерять образование только нынешними потребностями рынка. Важно понимать, что человек, который приходит к вам учиться, выйдет через пять, шесть, а то и восемь лет, а за это время многое может измениться.

Кроме того, я считаю, что нужно отказаться от совершенно бессмысленной гонки за международными рейтингами, публикациями в Web of Science и Scopus. Она лишь изматывает университеты, при этом совершенно не отражает реального положения в науке. Правильнее было бы стимулировать создание совместных российско-зарубежных исследований, совместных журналов, в которых Россия играла бы важную роль. Это и будет та самая интеграция, к которой мы стремимся.

Анна Семенец

  • Мария Кудинова: Китай - это целая вселенная

    Заместитель директора Центра языка и культуры Китая ГИ НГУ, преподаватель кафедры востоковедения Мария Кудинова в шутку называет себя «ненастоящим археологом», говорит, что любит собак и именно это помогло ей получить возможность поступить в докторантуру Пекинского университета.

  • Два вектора международного сотрудничества Северо-Восточного федерального университета

    ​Ежегодно более 200 студентов и аспирантов СВФУ принимают участие в программах межвузовского обмена. В новом учебном году в Северо-Восточном федеральном университете в Якутске работают 50 приглашенных преподавателей и исследователей.

  • Евгений Ваганов: нам приходится менять парадигму представлений о вузе

    ​Десять лет назад был создан Сибирский федеральный университет (СФУ). Фактически это стало первым опытом объединения нескольких вузов с целью создания университета федерального уровня. Сегодня СФУ - это 20 институтов и три филиала, около 40 тыс.

  • Как развивается российско-китайское сотрудничество в сфере образования: интервью с Людмилой Огородовой

    Окно в мировое образование Отвечая на вопросы журналиста «Гуанмин Жибао», заместитель министра образования и науки РФ Людмила Огородова подчеркнула, что отношения партнерства между российскими и китайскими вузами поднялись на новую ступень развития как в сфере обучения, так и в сфере научных исследований.

  • Предлагаю Вам подборку стихов про осень для детей . Они расскажут детям о красоте природы и ее изменениях в это время года. Стихи при осень очень красивые, они способны передать осеннее настроение и детям и взрослым. Вы найдете стихи про каждый осенний месяц — сентябрь, октябрь и ноябрь. В этом собрании стихи представлены достаточно длинные, для деток постарше. А для малышей можно подобрать стихотворение из . Также для знакомства с осенью деткам можно предложить и .

    Осень

    Жёлтой краской кто-то

    Выкрасил леса,

    Стали отчего-то

    Ниже небеса,

    Ярче запылали

    Кисточки рябин.

    Все цветы увяли,

    Лишь свежа полынь.

    Я спросил у папы:

    — Что случилось вдруг?

    И ответил папа:

    — Это осень, друг.

    (Н. Антонова)

    Осень

    Осенние денёчки,

    в саду большие лужи.

    Последние листочки

    холодный ветер кружит.

    Вон листочки жёлтые,

    вон листочки красные.

    Соберём в кошёлку

    мы листочки разные!

    Будет в комнате красиво,

    скажет мама нам спасибо.

    (О. Высотская)

    В школу

    Листья желтые летят,
    День стоит веселый.
    Провожает детский сад
    Ребятишек в школу.

    Отцвели цветы у нас,
    Улетают птицы.
    — Вы идете в первый раз
    В первый класс учиться.

    Куклы грустные сидят
    На пустой террасе.
    Наш веселый детский сад
    Вспоминайте в классе.

    Вспоминайте огород,
    Речку в дальнем поле…
    Мы ведь тоже через год
    Будем с вами в школе.

    Дачный поезд отошел,
    Мимо окон мчится…
    — Обещали хорошо,
    Лучше всех учиться!

    (З. Александрова )

    Осеннее утро

    Жёлтый клён глядится в озеро,
    Просыпаясь на заре.
    За ночь землю подморозило,
    Весь орешник в серебре.

    Запоздалый рыжик ёжится,
    Веткой сломанной прижат.
    На его озябшей кожице
    Капли светлые дрожат.

    Тишину вспугнув тревожную
    В чутко дремлющем бору,
    Бродят лоси осторожные,
    Гложут горькую кору.

    Улетели птицы разные,
    Смолк их звонкий перепев.
    А рябина осень празднует,
    Бусы красные надев.

    (О. Высотская)

    В лесу

    Кружат листья над дорожкой.
    Лес прозрачен и багрян…
    Хорошо бродить с лукошком
    Вдоль опушек и полян!

    Мы идём, и под ногами
    Слышен шорох золотой.
    Пахнет влажными грибами,
    Пахнет свежестью лесной.

    И за дымкою туманной
    Вдалеке блестит река.
    Расстелила на полянах
    Осень жёлтые шелка.

    Через хвою луч весёлый
    В чащу ельника проник.
    Хорошо у влажных ёлок
    Снять упругий боровик!

    На буграх красавцы клёны
    Алым вспыхнули огнём…
    Сколько рыжиков, опёнок
    За день в роще наберём!

    По лесам гуляет осень.
    Краше этой нет поры…
    И в лукошках мы уносим
    Леса щедрые дары.
    (А. Болонский)

    Осень

    Кроет уж лист золотой
    Влажную землю в лесу…
    Смело топчу я ногой
    Вешнюю леса красу.

    С холоду щеки горят;
    Любо в лесу мне бежать,
    Слышать, как сучья трещат,
    Листья ногой загребать!

    Нет мне здесь прежних утех!
    Лес с себя тайну совлек:
    Сорван последний орех,
    Свянул последний цветок;

    Мох не приподнят, не взрыт
    Грудой кудрявых груздей;
    Около пня не висит
    Пурпур брусничных кистей;

    Долго на листьях лежит
    Ночи мороз, и сквозь лес
    Холодно как-то глядит
    Ясность прозрачных небес…

    Листья шумят под ногой;
    Смерть стелет жатву свою…
    Только я весел душой
    И, как безумный, пою!

    Знаю, недаром средь мхов
    Ранний подснежник я рвал;
    Вплоть до осенних цветов
    Каждый цветок я встречал.

    Что им сказала душа,
    Что ей сказали они —
    Вспомню я, счастьем дыша,
    В зимние ночи и дни!
    Листья шумят под ногой…
    Смерть стелет жатву свою!
    Только я весел душой —
    И, как безумный, пою!

    (А. Майков )

    Зайчик

    Маленькому зайчику
    На сырой ложбинке
    Прежде глазки тешили
    Белые цветочки…

    Осенью расплакались
    Тонкие былинки,
    Лапки наступают
    На жёлтые листочки.

    Хмурая, дождливая
    Наступила осень,
    Всю капустку сняли,
    Нечего украсть.

    Бедный зайчик прыгает
    Возле мокрых сосен,
    Страшно в лапы волку
    Серому попасть…

    Думает о лете,
    Прижимает уши,
    На небо косится –
    Неба не видать…

    Только б потеплее,
    Только бы посуше…
    Очень неприятно
    По воде ступать!

    (А. Блок )

    Осень

    Дождь, дождь
    Целый день
    Барабанит в стекла.
    Вся земля,
    Вся земля
    От воды размокла.

    Воет, воет
    За окном
    Недовольный ветер.
    Хочет двери он сорвать
    Со скрипучих петель.

    Ветер, ветер, не стучи
    В запертые сени;
    Пусть горят у нас в печи
    Жаркие поленья.

    Руки тянутся к теплу,
    Стекла запотели.
    На стене
    И на полу
    Заплясали тени.

    Собирайтесь у меня
    Слушать сказку
    У огня!

    (Я. Аким )

    Что нам осень принесет?

    Что нам осень принесет?
    Что нам осень принесет?
    — Яблоки румяные, сладкий мед,
    Яблоки румяные, сладкий мед!

    Что нам осень принесет?
    Что нам осень принесет?
    Разных овощей полный огород,
    Разных овощей полный огород!

    Что нам осень принесет?
    Что нам осень принесет?
    Золотого хлебушка на весь год,
    Золотого хлебушка на весь год!

    (Л. Некрасова )

    Шуточка про Шурочку

    Листопад, листопад,
    Все звено примчалось в сад,
    Прибежала Шурочка.

    Листья (слышите?) шуршат:
    Шурочка, Шурочка…

    Ливень листьев кружевной
    Шелестит о ней одной:
    Шурочка, Шурочка…

    Три листочка подмела,
    Подошла к учителю:
    - Хорошо идут дела!
    (Я тружусь, учтите, мол,
    Похвалите Шурочку,
    Шурочку, Шурочку…)

    Как работает звено,
    Это Шуре все равно,
    Только бы отметили,
    В классе ли, в газете ли,
    Шурочку, Шурочку…

    Листопад, листопад,
    Утопает в листьях сад,
    Листья грустно шелестят:
    Шурочка, Шурочка…

    (Агния Барто )

    Несжатая полоса

    Поздняя осень. Грачи улетели,
    Лес обнажился, поля опустели,

    Только не сжата полоска одна…
    Грустную думу наводит она.

    Кажется, шепчут колосья друг другу:
    «Скучно нам слушать осеннюю вьюгу,

    Скучно склоняться до самой земли,
    Тучные зерна купая в пыли!

    Нас, что ни ночь, разоряют станицы
    Всякой пролетной прожорливой птицы,

    Заяц нас топчет, и буря нас бьет…
    Где же наш пахарь? чего еще ждет?

    Или мы хуже других уродились?
    Или недружно цвели-колосились?

    Нет! мы не хуже других — и давно
    В нас налилось и созрело зерно.

    Не для того же пахал он и сеял
    Чтобы нас ветер осенний развеял?..»

    Ветер несет им печальный ответ:
    — Вашему пахарю моченьки нет.

    Знал, для чего и пахал он и сеял,
    Да не по силам работу затеял.

    Плохо бедняге — не ест и не пьет,
    Червь ему сердце больное сосет,

    Руки, что вывели борозды эти,
    Высохли в щепку, повисли, как плети.

    Как на соху, налегая рукою,
    Пахарь задумчиво шел полосою.

    (Н. Некрасов )

    Осень

    Как грустный взгляд, люблю я осень.
    В туманный, тихий день хожу
    Я часто в лес и там сижу -
    На небо белое гляжу
    Да на верхушки темных сосен.
    Люблю, кусая кислый лист,
    С улыбкой развалясь ленивой,
    Мечтой заняться прихотливой
    Да слушать дятлов тонкий свист.
    Трава завяла вся… холодный,
    Спокойный блеск разлит по ней…
    И грусти тихой и свободной
    Я предаюсь душою всей…
    Чего не вспомню я? Какие
    Меня мечты не посетят?
    А сосны гнутся, как живые,
    И так задумчиво шумят…
    И, словно стадо птиц огромных,
    Внезапно ветер налетит
    И в сучьях спутанных и темных
    Нетерпеливо прошумит.

    (И. Тургенев)

    Осенью

    Как были хороши порой весенней неги —
    И свежесть мягкая зазеленевших трав,
    И листьев молодых душистые побеги
    По ветвям трепетным проснувшихся дубрав,
    И дня роскошное и теплое сиянье,
    И ярких красок нежное слиянье!
    Но сердцу ближе вы, осенние отливы,
    Когда усталый лес на почву сжатой нивы
    Свевает с шепотом пожолклые листы,
    А солнце позднее с пустынной высоты,
    Унынья светлого исполнено, взирает…
    Так память мирная безмолвно озаряет
    И счастье прошлое и прошлые мечты.

    (Н. Огарев )

    Осенней позднею порою

    Осенней позднею порою
    Люблю я царскосельский сад,
    Когда он тихой полумглою,
    Как бы дремотою, объят

    И белокрылые виденья
    На тусклом озера стекле
    В какой-то неге онеменья
    Коснеют в этой полумгле…

    И на порфирные ступени
    Екатерининских дворцов
    Ложатся сумрачные тени
    Октябрьских ранних вечеров -

    И сад темнеет, как дуброва,
    И при звездах из тьмы ночной,
    Как отблеск славного былого,
    Выходит купол золотой…
    (Ф. Тютчев)

    Славная осень

    Славная осень! Здоровый, ядреный
    Воздух усталые силы бодрит;
    Лед неокрепший на речке студеной
    Словно как тающий сахар лежит;

    Около леса, как в мягкой постели,
    Выспаться можно – покой и простор!
    Листья поблекнуть еще не успели,
    Желты и свежи лежат, как ковер.

    Славная осень! Морозные ночи,
    Ясные, тихие дни…
    Нет безобразья в природе! И кочи,
    И моховые болота, и пни –

    Всё хорошо под сиянием лунным,
    Всюду родимую Русь узнаю…
    Быстро лечу я по рельсам чугунным,
    Думаю думу свою…

    (Н. Некрасов)

    Осень

    Настала осень; непогоды
    Несутся в тучах от морей;
    Угрюмеет лицо природы,
    Не весел вид нагих полей;
    Леса оделись синей тьмою,
    Туман гуляет над землёю
    И омрачает свет очей.
    Всё умирает, охладело;
    Пространство дали почернело;
    Нахмурил брови белый день;
    Дожди бессменные полились;
    К людям в соседки поселились
    Тоска и сон, хандра и лень.
    Так точно немочь старца скучна;
    Так точно тоже для меня
    Всегда водяна и докучна
    Глупца пустая болтовня.

    (А. Кольцов)

    Задрожали листы, облетая

    Задрожали листы, облетая,
    Тучи неба закрыли красу,
    С поля буря ворвавшися злая
    Рвет и мечет и воет в лесу.

    Только ты, моя милая птичка,
    В теплом гнездышке еле видна,
    Светлогруда, легка, невеличка,
    Не запугана бурей одна.

    И грохочет громов перекличка,
    И шумящая мгла так черна…
    Только ты, моя милая птичка,
    В теплом гнездышке еле видна.
    (А. Фет)

    Ласточки пропали…

    Ласточки пропали,
    А вчера зарей
    Всё грачи летали
    Да, как сеть, мелькали
    Вон над той горой.

    С вечера все спится,
    На дворе темно.
    Лист сухой валится,
    Ночью ветер злится
    Да стучит в окно.

    Лучше б снег да вьюгу
    Встретить грудью рад!
    Словно как с испугу
    Раскричавшись, к югу
    Журавли летят.

    Выйдешь – поневоле
    Тяжело – хоть плачь!
    Смотришь – через поле
    Перекати-поле
    Прыгает, как мяч.

    (А. Фет)

    Устало все кругом

    Устало все кругом: устал и цвет небес,
    И ветер, и река, и месяц, что родился,
    И ночь, и в зелени потусклой спящий лес,
    И желтый тот листок, что наконец свалился.

    Лепечет лишь фонтан средь дальней темноты,
    О жизни говоря незримой, но знакомой…
    О ночь осенняя, как всемогуща ты
    Отказом от борьбы и смертною истомой!
    (А. Фет)

    Листопад

    Лес, точно терем расписной,
    Лиловый, золотой, багряный,
    Веселой, пестрою стеной
    Стоит над светлою поляной.

    Березы желтою резьбой
    Блестят в лазури голубой,
    Как вышки, елочки темнеют,
    А между кленами синеют
    То там, то здесь в листве сквозной
    Просветы в небо, что оконца.
    Лес пахнет дубом и сосной,
    За лето высох он от солнца,
    И Осень тихою вдовой
    Вступает в пестрый терем свой…

    (И. Бунин)

    Октябрьский рассвет

    Ночь побледнела, и месяц садится
    За реку красным серпом.
    Сонный туман на лугах серебрится,
    Черный камыш отсырел и дымится,
    Ветер шуршит камышом.

    Тишь на деревне. В часовне лампада
    Меркнет, устало горя.
    В трепетный сумрак озябшего сада
    Льется со степи волнами прохлада…
    Медленно рдеет заря.
    (И. Бунин)

    Осень

    Поспевает брусника,
    Стали дни холоднее,
    И от птичьего крика
    В сердце стало грустнее.

    Стаи птиц улетают
    Прочь, за синее море.
    Все деревья блистают
    В разноцветном уборе.

    Солнце реже смеется,
    Нет в цветах благовонья.
    Скоро Осень проснется
    И заплачет спросонья.

    (К. Бальмонт)

    Осенью

    Осень наступила,

    Высохли цветы,

    И глядят уныло

    Голые кусты.

    Вянет и желтеет

    Травка на лугах,

    Только зеленеет

    Озимь на полях.

    Туча небо кроет,

    Солнце не блестит;

    Ветер в поле воет;

    Дождик моросит.

    Воды зашумели

    Быстрого ручья,

    Птички улетели

    В тёплые края.

    (А. Плещеев)

    Скучная картина

    Скучная картина!
    Тучи без конца,
    Дождик так и льется,
    Лужи у крыльца…
    Чахлая рябина
    Мокнет под окном,
    Смотрит деревушка
    Сереньким пятном.
    Что ты рано в гости,
    Осень, к нам пришла?
    Еще просит сердце
    Света и тепла!..
    (А. Плещеев)

    Нивы сжаты, рощи голы

    Нивы сжаты, рощи голы,
    От воды туман и сырость.
    Колесом за сини горы
    Солнце тихое скатилось.

    Дремлет взрытая дорога.
    Ей сегодня примечталось,
    Что совсем-совсем немного
    Ждать зимы седой осталось.

    Ах, и сам я в чаще звонкой
    Увидал вчера в тумане:
    Рыжий месяц жеребенком
    Запрягался в наши сани.
    (С. Есенин)

    Закружилась листва золотая

    Закружилась листва золотая
    В розоватой воде на пруду,
    Словно бабочек легкая стая
    С замираньем летит на звезду.

    Я сегодня влюблен в этот вечер,
    Близок сердцу желтеющий дол.
    Отрок-ветер по самые плечи
    Заголил на березке подол.

    И в душе и в долине прохлада,
    Синий сумрак как стадо овец,
    За калиткою смолкшего сада
    Прозвенит и замрет бубенец.

    Я еще никогда бережливо
    Так не слушал разумную плоть,
    Хорошо бы, как ветками ива,
    Опрокинуться в розовость вод.

    Хорошо бы, на стог улыбаясь,
    Мордой месяца сено жевать…
    Где ты, где, моя тихая радость,
    Все любя, ничего не желать?
    (С. Есенин)

    Золотая осень

    Осень. Сказочный чертог,
    Всем открытый для обзора.
    Просеки лесных дорог,
    Заглядевшихся в озера.

    Как на выставке картин:
    Залы, залы, залы, залы
    Вязов, ясеней, осин
    В позолоте небывалой.

    Липы обруч золотой -
    Как венец на новобрачной.
    Лик березы - под фатой
    Подвенечной и прозрачной.

    Погребенная земля
    Под листвой в канавах, ямах.
    В желтых кленах флигеля,
    Словно в золоченых рамах.

    Где деревья в сентябре
    На заре стоят попарно,
    И закат на их коре
    Оставляет след янтарный.

    Где нельзя ступить в овраг,
    Чтоб не стало всем известно:
    Так бушует, что ни шаг,
    Под ногами лист древесный.

    Где звучит в конце аллей
    Эхо у крутого спуска
    И зари вишневый клей
    Застывает в виде сгустка.

    Осень. Древний уголок
    Старых книг, одежд, оружья,
    Где сокровищ каталог
    Перелистывает стужа.

    (Б. Пастернак)

    Бабье лето

    Наступило бабье лето -
    Дни прощального тепла.
    Поздним солнцем отогрета,
    В щелке муха ожила.

    Солнце! Что на свете краше
    После зябкого денька?..
    Паутинок легких пряжа
    Обвилась вокруг сучка.

    Завтра хлынет дождик быстрый,
    Тучей солнце заслоня.
    Паутинкам серебристым
    Жить осталось два-три дня.

    Сжалься, осень! Дай нам света!
    Защити от зимней тьмы!
    Пожалей нас, бабье лето:
    Паутинки эти - мы.

    (Д. Кедрин)

    Осень

    Был поздний ветер дюж,
    Нес пепел листьев прелых
    И муть, как из тарелок,
    Выплескивал из луж.

    Рябины рдела гроздь.
    А лес, густой недавно,
    Листвой блиставший славно,
    Стал виден всем насквозь.

    Он был как близкий дом,
    Где содраны обои,
    Нет ламп над головою,-
    Узнаешь, да с трудом.

    В различные концы,
    Сложив свои гардины
    И сняв свои картины,
    Разъехались жильцы.

    Струился дождь из мглы,
    Тянулся запах прели,
    И словно обгорели
    Намокшие стволы.

    О, милые дома!..
    Напрасно сердцу грустно:
    Все выправит искусно,
    Все выбелит зима.
    (К. Ваншенкин)

    Осень

    Любви возвышенной истоки
    леса и пажити хранят.
    Незримо Пушкинские строки
    вплелись в осенний листопад.

    И среди чуткого молчанья
    в купели золотого сна
    Душа полна очарованья
    И светлых дум она полна.

    Родной поэзии свобода
    объяла так и даль и высь,
    что где тут Пушкин, где природа,
    пойди попробуй разберись…

    (Н. Рачков)

    Ути-ути

    Под берёзой,
    Под осиной,
    Шевелясь едва-едва,
    Будто выводок утиный,
    По реке плывёт листва.

    – Не забудьте, не забудьте
    Возвратиться к нам весной!..
    – Ути-ути!.. Ути-ути…
    Утихает мир лесной.

    И стоят деревья-мамы,
    И тревожно шелестят,
    И глядят на самых-самых
    Жёлтых
    маленьких
    листят…

    (М. Яснов)

    Осень

    На кусте-кусточке –
    Жёлтые листочки,
    Виснет тучка в просини, –
    Значит, дело к осени!

    В красных листьях бережок.
    Каждый листик – как флажок.
    Стал наш парк осенний строже.
    Бронзой весь покроется!

    Осень, кажется мне, тоже
    К октябрю готовится…
    В красных листьях бережок.
    Каждый листик – как флажок!

    (И. Демьянов)

    Праздник урожая

    Осень скверы украшает
    Разноцветною листвой.
    Осень кормит урожаем
    Птиц, зверей и нас с тобой.
    И в садах, и в огороде,
    И в лесу, и у воды.
    Приготовила природа
    Всевозможные плоды.
    На полях идёт уборка —
    Собирают люди хлеб.
    Тащит мышка зёрна в норку,
    Чтобы был зимой обед.
    Сушат белочки коренья,
    запасают пчёлы мёд.
    Варит бабушка варенье,
    В погреб яблоки кладёт.
    Уродился урожай —
    Собирай дары природы!
    В холод, в стужу, в непогоду
    Пригодится урожай!

    (Т. Бокова)

    Осенью

    В журавлином небе
    Ветер тучи носит.
    Шепчет верба вербе:
    «Осень. Снова осень!»

    Листьев желтый ливень,
    Солнце ниже сосен.
    Шепчет ива иве:
    «Осень. Скоро осень!»

    На кустарник иней
    Белый плащ набросил.
    Шепчет дуб рябине:
    «Осень. Скоро осень!»

    Шепчут елям ели
    Средь лесного бора:
    «Скоро заметелит
    И завьюжит скоро!»

    (А. Ефимцев)

    Осени приметы

    Тонкая берёзка
    В золото одета.
    Вот и появилась осени примета.

    Птицы улетают
    В край тепла и света,
    Вот вам и другая
    Осени примета.

    Сеет капли дождик
    Целый день с рассвета.
    Этот дождик тоже
    Осени примета.

    Горд мальчишка, счастлив:
    Ведь на нём надета
    Школьная рубашка,
    Купленная летом.

    Девочка с портфелем.
    Каждый знает: это –
    Осени идущей
    Верная примета.

    (Л. Преображенская)

    Посмотри, как день прекрасен

    Посмотри, как день прекрасен,
    И как ясен небосклон,
    Как горит под солнцем ясень,
    Без огня пылает клен.

    И кружится над поляной,
    Как жар-птица, лист багряный.

    И багряны, как рубины,
    Рдеют ягоды рябины
    В ожидании гостей —
    Красногрудых снегирей…

    А на взгорке, в рыжих листьях,
    Словно в пышных шубах лисьих,
    Величавые дубы
    С грустью смотрят на грибы –

    Старые и малые
    Сыроежки алые
    И пурпурный мухомор
    Посреди кротовых нор…

    День меж тем к концу подходит,
    В красный терем спать уходит
    Солнце красное с небес…
    Гаснут листья.
    Меркнет лес.
    (И. Мазнин)

    Осеннее награждение

    Закачались,
    Зашумели
    В тёмной чаще
    Сосны, ели!
    Встрече с ветром
    Очень рады:
    Он вручает им
    Награды!
    Прикрепляет
    «Орден Клёна»
    На мундир
    Сосне зелёной.
    Орден красный,
    Вырезной,
    С золотистою
    Каймой!
    И по пригоршне
    Медалей
    Каждой ели
    Ветры дали!
    Золотых
    Да розовых –
    «Осиновых»,
    «Берёзовых»!

    (А. Шевченко)

    Собрались и полетели

    Собрались и полетели
    Утки в дальнюю дорогу.
    Под корнями старой ели
    Мастерит медведь берлогу.
    Заяц в мех оделся белый,
    Стало зайчику тепло.
    Носит белка месяц целый
    Про запас грибы в дупло.
    Рыщут волки ночью темной
    За добычей по лесам.
    Меж кустов к тетерке сонной
    Пробирается лиса.
    Прячет на зиму кедровка
    В старый мох орехи ловко.
    Хвою щиплют глухари.
    Зимовать к нам прилетели
    Северяне-снегири.

    (Е. Головин)

    Осень в лесу

    Осень лесу каждый год
    Платит золотом за вход.
    Поглядите на осину –
    Вся одета в золото,
    А сама лепечет:
    «Стыну…» –
    И дрожит от холода.

    А берёза рада
    Жёлтому наряду:
    «Ну и платье!
    Что за прелесть!»
    Быстро листья разлетелись,
    Наступил мороз внезапно.
    И берёзка шепчет:
    «Зябну!…»

    Прохудилась и у дуба
    Позолоченная шуба.
    Спохватился дуб, да поздно
    И шумит он:
    «Мёрзну! Мёрзну!»
    Обмануло золото –
    Не спасло от холода.

    (Из А. Гонтаря в переводе В. Берестова)

    Скоро белые метели

    Скоро белые метели
    Снег поднимут от земли.
    Улетают, улетели,
    Улетели журавли.

    Не слыхать кукушки в роще,
    И скворечник опустел.
    Аист крыльями полощет –
    Улетает, улетел!

    Лист качается узорный
    В синей луже на воде.
    Ходит грач с грачихой черной
    В огороде по гряде.

    Осыпаясь, пожелтели
    Солнца редкие лучи.
    Улетают, улетели,
    Улетели и грачи.
    (Е. Благинина)

    Лист

    Тихая, тёплая, нежная осень
    листья увядшие всюду разносит,
    красит в лимонный, оранжевый цвет
    свет.
    На тротуары, газоны, аллеи
    их она сыплет, ничуть не жалея, –
    вот над окном в паутине повис
    лист.
    Настежь окно. И доверчивой птицей
    мне на ладонь, покружившись, садится,
    лёгок и холоден, нежен и чист
    лист.
    Ветра порыв. Лист взлетает с ладони,
    вот он уже на соседнем балконе,
    миг – и, минуя широкий карниз,
    вниз!
    (А. Стариков)

    Наступила осень

    Осень наступила,
    Начались дожди.
    До чего ж уныло
    Выглядят сады.

    Потянулись птицы
    В тёплые края.
    Слышится прощальный
    Клёкот журавля.

    Солнышко не балует
    Нас своим теплом.
    Северным, морозным
    Дует холодком.

    Очень уж печально,
    Грустно на душе
    От того, что лето
    Не вернуть уже.
    (Е. Арсенина)

    Урок листопада

    И парами, парами следом за нею,
    За милой учительницей своею
    Торжественно мы покидаем село.
    А в лужи с лужаек листвы намело!

    «Глядите! На ёлочках тёмных в подлеске
    Кленовые звёзды горят, как подвески.
    Нагнитесь за самым красивым листом
    В прожилках малиновых на золотом.

    Запомните все, как земля засыпает,
    А ветер листвою её засыпает».
    А в роще кленовой светлей и светлей.
    Всё новые листья слетают с ветвей.

    Играем и носимся под листопадом
    С печальной, задумчивой женщиной рядом.

    (В. Берестов)

    Осенние заботы зайца

    Что у зайца на уме?
    Подготовиться к зиме.

    Раздобыть не в магазине
    Пуховик отменный зимний.

    Белой-белой белизны,
    Чтоб в нём бегать до весны.

    Прежний стал холодноват,
    Да и – сер, и – маловат.

    Он зимою вражьей своре,
    Как мишень на косогоре.

    Безопасней будет в новом,
    Не заметней псам и совам.

    Белый снег и белый мех –
    И теплей и краше всех!

    (Т. Уманская)

    Осенние задания

    С утра в лесу
    Над нитью серебристой
    Хлопочут паучки –
    Телефонисты.
    И вот уже от елки
    До осинки,
    Как провода, сверкают
    Паутинки.
    Звенят звонки:
    – Внимание! Внимание!
    Послушайте осенние
    Задания!
    – Алло, медведь!
    – Я слушаю! Да, да!
    – Уже не за горами
    Холода!
    Пока зима не подошла
    К порогу,
    Вам нужно срочно
    Подыскать берлогу!
    Звенят звонки
    У белок и ежей,
    От верхних
    И до нижних этажей:
    – Проверьте поскорей
    Свои кладовки –
    Хватает ли припасов
    Для зимовки.
    Звенят звонки
    У старого болота:
    – У цапель все готова
    Для отлета?
    – К отлету все готово!
    – В добрый путь!
    Не забывайте снова
    Заглянуть!
    Звенят звонки у липы
    И у клена:
    – Алло! Скажите,
    Кто у телефона?
    – Алло! У телефона
    Муравьи!
    – Закройте
    Муравейники свои!
    – Скажите, это речка?
    – Речка, речка!
    – А почему для раков
    Нет местечка?
    И речка отвечает:
    – Это враки!
    Я покажу вам,
    Где зимуют раки!
    – Алло, ребята!
    Добрый день, ребята!
    На улице уже
    Холодновато!
    Пора для птиц
    Вывешивать кормушки –
    На окнах, на балконах,
    На опушке!
    Ведь птицы –
    Ваши верные друзья,
    А про друзей нам
    Забывать нельзя!

    (В. Орлов)

    От рассвета до заката

    Превращаются леса
    В расписные паруса.
    Снова осень,
    Снова листья
    Без начала, без конца
    За рекой
    И у крыльца.

    Вот они плывут куда-то —
    То назад,
    А то вперёд.
    От рассвета до заката
    Ветер их на части рвёт.

    Целыё день
    Дожди косые
    Тянут нити сквозь леса,
    Словно чинят расписные
    Золотые паруса…

    (В. Степанов)

    До будущего лета

    Уходит тихо Лето,
    одетое в листву.
    И остается где-то
    во сне иль наяву:
    серебряная мушка
    в сетях у паука,
    невыпитая кружка
    парного молока.
    И ручеёк стеклянный.
    И теплая земля.
    И над лесной поляной
    жужжание шмеля.

    Приходит тихо Осень,
    одетая в туман.
    Она дожди приносит
    из зарубежных стран.
    И листьев желтый ворох,
    и аромат лесной,
    и сырость в темных норах.

    А где-то за стеной
    будильник до рассвета
    стрекочет на столе:
    «До бу-ду-ще-го ле-та,
    до бу-ду-ще-го ле-…»

    (Тим Собакин)

    Осень в танце тихо плачет

    Распустила осень косы
    Полыхающим костром.
    Чаще иней, реже – росы,
    Дождь – холодным серебром.

    Оголила осень плечи,
    В декольте все дерева –
    Скоро бал, прощальный вечер…
    Уж вальсирует листва.

    Хризантемы дивным мехом
    Красят осени наряд.
    Ветер балу не помеха –
    Громче музыка в сто крат!

    Распустила осень косы,
    Ветер треплет шёлк волос.
    Чаще иней, реже – росы,
    Слаще запах поздних роз.

    Осень в танце тихо плачет,
    Губы в шёпоте дрожат.
    В лужах взгляд печальный прячет.
    Птицы жалобно кружат.

    Протянув листок, как руку,
    Машет грустное «Прощай»…
    Осень, чувствуя разлуку,
    Шепчет слёзно: «Вспоминай…»
    (Н. Самоний)

    Осыпаются сливы в саду…

    Осыпаются сливы в саду,
    Угощение знатное осам…
    Жёлтый лист искупался в пруду
    И приветствует раннюю осень.

    Он представил себя кораблём,
    Ветром странствий его раскачало.
    Вот и мы вслед за ним поплывём
    К неизведанным в жизни причалам.

    И ведь знаем уже наизусть:
    Через год будет новое лето.
    Отчего же вселенская грусть
    В каждой строчке в стихах у поэтов?

    Оттого ль что следы на росе
    Смоют ливни и выстудят зимы?
    Оттого ль что мгновения все
    Мимолётны и неповторимы?

    (Л. Кузнецова)

    Осень

    Осень. Тишина в поселке дачном,
    И пустынно-звонко на земле.
    Паутинка в воздухе прозрачном
    Холодна, как трещина в стекле.

    Сквозь песочно-розовые сосны
    Сизовеет крыша с петушком;
    В легкой, дымке бархатное солнце —
    Словно персик, тронутый пушком.

    На закате, пышном, но не резком,
    Облака чего-то ждут, застыв;
    За руки держась, исходят блеском
    Два последних, самых золотых;

    Оба к солнцу обращают лица,
    Оба меркнут с одного конца;
    Старшее – несет перо жар-птицы,
    Младшее – пушинку жар-птенца.
    (Н. Матвеева)

    Жалуется, плачет

    Жалуется, плачет
    Осень за окном,
    И слезинки прячет
    Под чужим зонтом…

    Пристаёт к прохожим,
    Докучает им, –
    Разным, непохожим,
    Сонным и больным…

    То изводит нудной
    Ветреной тоской,
    То дыхнёт простудной
    Влагой городской …

    Что же Тебе надо,
    Странная мадам?
    А в ответ – досадный
    Хлёст по проводам…
    (А. Травяная)

    Приближение осени

    Постепенно холодает
    И короче стали дни.
    Лето быстро убегает,
    Стаей птиц, мелькнув вдали.

    Уж рябины покраснели,
    Стала жухлою трава,
    На деревьях появилась
    Ярко-желтая листва.

    По утру туман клубится,
    Неподвижный и седой,
    А к полудню солнце греет
    Будто летом в жаркий зной.

    Но едва подует ветер
    И осенняя листва
    Замелькает в ярком танце
    Будто искры от костра.
    (И. Бутримова)

    Листопад

    Опавшие листья шуршат под ногами,
    Всю землю, укрыв разноцветным ковром,
    И клёнов осенних холодное пламя
    Сверкает на солнце прощальным костром.

    А ветер играет рябиновой веткой
    И гроздья мелькают в осенней листве.
    В народе давно существует примета,
    Что много рябины — к холодной зиме.

    Последних ромашек глазки золотые
    Напомнили вновь об ушедшем тепле
    И капли росы, словно слёзы живые,
    С их белых ресничек текут на заре.

    А ветер всё гонит опавшие листья
    И клином печальным летят журавли.
    Мне поезд, из лета умчавшийся в осень,
    Билетиком желтым помашет вдали.
    (И. Бутримова)

    Сентябрь нарядный…

    В сапожках красных, в костюме жёлтом,
    Сентябрь вышел в наряде модном.
    В пшеничный локон, на зависть девам,
    Рубин калины вплетён умело.

    Шагает франтом по травам луга,
    Несёт подарки своим подругам.
    Осинки в роще, в лесу берёзы
    Ждут цвет медовый и злато в косы.

    Раздал все краски Сентябрь щедрый,
    Но не хватило сосне и кедру,
    И липе с дубом их маловато…
    Зовёт Сентябрь на помощь брата.

    В янтарном фраке, под звоны струек,
    В садах и парках Октябрь пирует,
    И злато сыплет различной пробы.
    Ноябрь, весь в белом, уже в дороге.

    Болонский поэт в лесу имя. Красивые стихи про осень. Булонский лес на видео

    Здесь подборка длинных стихотворений про осень. Короткие стихи про осень вы можете посмотреть тут

    Осень

    Необъятно яркими цветами,
    Прекрасный взор окутал дивный лес,
    Пронзая ветер сердце, голосами,
    Завет в свою страну чудес.

    Еще не спит ручей журчащий,
    И только сыпется листва,
    Тот самый лист, в лесу парящий,
    Летит к ручью едва.

    А утром лес, дня прекрасней,
    В легком, туманном сне,
    Блестит в росе листва контрастней,
    Мечтая снова о весне.

    И все пышней то одеяло,
    Все меньше хлопот и тревог,
    Неожиданно вдруг тише стало,
    Упал последний лепесток.

    Королева Осень

    Царскою походкой вновь приходит осень.
    Королева-Осень ни о чём не просит.

    Гордая осанка, взгляд небесной сини.
    Золотое платье, тонкий стан богини.

    Паутинка кружев, взгляд из-под вуали,
    И смолкают звуки в королевском зале.

    Вздохи восхищения — кавалеры-клёны,
    Рдея, наклонили головы в поклоне.

    Реверанс берёзки делают, смущаясь,
    Золотистым веером робко прикрываясь.

    Кружевной платочек в воздухе кружится,
    На плечо, доверчиво, сам ко мне садится.

    Золотой листочек, я тебя не трону,
    Лишь поправлю бережно Осени корону

    О.Фомичева

    Осень. Чащи леса…

    Осень. Чащи леса.
    Мох сухих болот.
    Озеро белесо.
    Бледен небосвод.
    Отцвели кувшинки,
    И шафран отцвёл.
    Выбиты тропинки,
    Лес и пуст, и гол.
    Только ты красива,
    Хоть давно суха,
    В кочках у залива
    Старая ольха.
    Женственно глядишься
    В воду в полусне —
    И засеребришься
    Прежде всех к весне.
    В вихре осени золотой
    Догорает закат свечой.

    И.Бунин

    Воздух свежий и прозрачный,
    Пролетает желтый лист,
    Нет жары, и запах смачный
    Трав осенних… Ветра свист.
    Осень, радуя прохладой,
    Влажной поступью идет,
    После жарких дней усладой
    Капля влаги упадет.
    Журавлиный клин по небу
    Устремился в даль, на юг,
    Нам свою даруя негу,
    В деревеньке сделав крюк.
    Осень, бережно снимая
    Разноцветный сарафан,
    Пред зимой совсем нагая
    Дивный свой представит стан.

    О.Варникова

    Октябрь

    Изменчива погода в октябре…
    Не балует нас теплыми деньками,
    Но, все же, как прекрасно во дворе –
    Деревья все укрыты кружевами…

    Цветами кроны пестрыми горят,
    И ветер теребит на башнях флаги…
    И птицы в теплый край уже летят,
    И небо не скупится нам на влагу…

    Так хорошо под вечер под окном
    Сидеть в тепле подальше от народа
    И любоваться тем осенним сном,
    Которым засыпает вся природа,

    Изменчива осенняя погода,
    Готовясь отдаваться в зимний плен,
    Чтоб подарить душе полет свободы…
    В надежде обновленных перемен…

    А.Рязанцев

    Осеннее утро

    Жёлтый клён глядится в озеро,
    Просыпаясь на заре.
    За ночь землю подморозило,
    Весь орешник в серебре.

    Запоздалый рыжик ёжится,
    Веткой сломанной прижат.
    На его озябшей кожице
    Капли светлые дрожат.

    Тишину вспугнув тревожную
    В чутко дремлющем бору
    Бродят лоси осторожные,
    Гложут горькую кору.

    Улетели птицы разные,
    Смолк их звонкий перепев
    А рябина осень празднует,
    Бусы красные надев.

    О.Высотская

    Добродушен и ласков осенний пригрев,
    Холодов ещё край не почат.
    Лишь тускнеет усталая зелень дерев,
    Глухо оземь орехи стучат.
    Мы живём, упиваясь последним теплом,
    Подбирая сухие плоды –
    И приемлем душой переход, перелом,
    В коем нет ощущенья беды.
    Мы живём, принимая дары октября,
    И не ропщем. И нежно храним
    Память лета, которое было не зря,
    Как и всё, что приходит за ним.
    …Я не знаю, что есть неопознанный Бог,
    Где он – в нас, или, может, вовне,
    Лишь гляжу, как кружит отлетевший листок,
    На плечо опускаясь, ко мне.
    Упаси меня, Боже, от суетных дел,
    Дай мне жить, ближним зла не творя,
    Дай мне счастье шагнуть за последний предел
    С ощущением: было не зря…

    Л.Сирота

    Ранней осени подарок…

    Ранней осени подарок -
    Голубой, прозрачный день…
    Полдень блещущий не жарок;
    Не нужна густая тень.

    Близ пути, под дикой грушей,
    На траве скамья стоит;
    «Сядь сюда! Смотри да слушай!»
    Мне как будто говорит.

    Сел. Смотрю кругом и внемлю.
    Долго, кажется, сижу…
    То на небо, то на землю
    С благодарностью гляжу.

    Нет болтливого народу…
    Тишина… Лишь мошек рой
    Всё про ясную погоду
    Распевает надо мной…

    А.Жемчужников

    Осень

    И снова, как в милые годы
    тоски, чистоты и чудес,
    глядится в безвольные воды
    румяный редеющий лес.

    Простая, как Божье прощенье,
    прозрачная ширится даль.
    Ах, осень, мое упоенье,
    моя золотая печаль!

    Свежо, и блестят паутины…
    Шурша, вдоль реки прохожу,
    сквозь ветви и гроздья рябины
    на тихое небо гляжу.

    И свод голубеет широкий,
    и стаи кочующих птиц —
    что робкие детские строки
    в пустыне старинных страниц…

    В.Набоков

    В лесу

    Кружат листья над дорожкой.
    Лес прозрачен и багрян…
    Хорошо бродить с лукошком
    Вдоль опушек и полян!

    Мы идём, и под ногами
    Слышен шорох золотой.
    Пахнет влажными грибами,
    Пахнет свежестью лесной.

    И за дымкою туманной
    Вдалеке блестит река.
    Расстелила на полянах
    Осень жёлтые шелка.

    Через хвою луч весёлый
    В чащу ельника проник.
    Хорошо у влажных ёлок
    Снять упругий боровик!

    На буграх красавцы клёны
    Алым вспыхнули огнём…
    Сколько рыжиков, опёнок
    За день в роще наберём!

    По лесам гуляет осень.
    Краше этой нет поры…
    И в лукошках мы уносим
    Леса щедрые дары.

    А.Балонский

    Обняла природу осень,
    В руки кисти взяв и холст,
    Чтоб раскрасить ветви-косы
    Статных клёнов и берёз.

    Живописными мазками
    Краски лета изменить,
    Разноцветными коврами
    Землю влажную покрыть.

    Под звенящий шум прибоя,
    Гомон чаек, ветра свист
    Обновить палитру моря,
    Как художник-маринист.

    В синеву небес лучистых
    Серых красок подмешать,
    Акварелью серебристой
    Первый снег разрисовать.

    Смело, быстро, виртуозно
    Написать живой пейзаж,
    И гостей, пока не поздно,
    Пригласить на вернисаж.

    Обняла природу осень,
    В руки кисти взяв и холст…

    Л.Зеленский

    Золотая осень

    Осень. Сказочный чертог,
    Всем открытый для обзора.
    Просеки лесных дорог,
    Заглядевшихся в озера.

    Как на выставке картин:
    Залы, залы, залы, залы
    Вязов, ясеней, осин
    В позолоте небывалой.

    Липы обруч золотой -
    Как венец на новобрачной.
    Лик березы - под фатой
    Подвенечной и прозрачной.

    Погребенная земля
    Под листвой в канавах, ямах.
    В желтых кленах флигеля,
    Словно в золоченых рамах.

    Где деревья в сентябре
    На заре стоят попарно,
    И закат на их коре
    Оставляет след янтарный.

    Где нельзя ступить в овраг,
    Чтоб не стало всем известно:
    Так бушует, что ни шаг,
    Под ногами лист древесный.

    Где звучит в конце аллей
    Эхо у крутого спуска
    И зари вишневый клей
    Застывает в виде сгустка.

    Осень. Древний уголок
    Старых книг, одежд, оружья,
    Где сокровищ каталог
    Перелистывает стужа.

    Б.Пастернак

    Листья

    Плачет осень. Слезами недужными
    Стынут капли на сером стекле.
    Листья, ставшие к сроку ненужными,
    Умирают на мокрой земле.

    Обесценены прежние ценности,
    И с увенчанных сняты венцы…
    О, извечная формула бренности —
    Обречённость начал на концы!

    Мы взираем на мир озадаченно,
    И сбегает улыбка с лица,
    Словно в осени нам предназначено
    Осознать неизбежность конца.

    Но летя через ветры гудящие
    И вплетаясь в ковёр ноября,
    Нам расскажут листы уходящие,
    Что свой век отшумели не зря.

    Отлетевшие, всеми забытые,
    Нам расскажут, надеждой согрев,
    Что недаром в ладони раскрытые
    Свет ловили для отчих дерев.

    И спокойно уходят, уверены,
    Что грядущие листья вберут
    Не сочтённый никем, не измеренный
    Их надёжный, их солнечный труд.

    Любовь Сирота-Дмитрова

    Вот и осень опять на дворе.
    Летних дней пожелтевших шуршанье.
    Пенье птиц на продрогшей заре,
    Вносит в утро иное звучанье.

    Грустно солнышко смотрит с небес,
    Наливаясь в смущенье румянцем
    И ласкает зардевшийся лес,
    Наши взоры янтарным багрянцем.

    Мы пройдемся с тобой по тропе,
    По которой шатается осень,
    Затерявшейся в пестрой толпе
    Среди елей,березок и сосен.

    Гроздья алые тонких рябин,
    Обожгут наши души пожаром
    И коснется,вдруг,трепет осин
    Нас листвою с карминным загаром.

    Вновь прощальный полет журавлей,
    Улетающих в теплую даль,
    Грустным сном сиротливых полей,
    Легкой дымкой навеет печаль.

    Э.Венц

    Осень

    Пал туман на море синее,
    Листопада первенец,
    И горит в алмазах инея
    Гор безлиственный венец.

    Тяжко ходят волны хладные,
    Буйно ветр шумит крылом.
    Только вьются чайки жадные
    На помории пустом.

    Только блещет за туманами,
    Как созвездие морей,
    Над сыпучими полянами
    Стая поздних лебедей.

    Только с хищностью упорною
    Их медлительный отлет
    Над твердынею подзорною
    Дикий беркут стережет.

    Всё безжизненно, безрадостно
    В померкающей дали,
    Но страдальцу как-то сладостно
    Увядание земли.

    Как осеннее дыхание
    Красоту с ее чела,
    Так с души моей сияние
    Длань судьбины сорвала.

    В полдень сумраки вечерние —
    Взору томному покой,
    Общей грустью тупит терние
    Память родины святой!

    Вей же песней усыпительной,
    Перелетная метель,
    Хлад забвения мирительный
    Сердца тлеющего цель.

    Между мною и любимого
    Безнадежное «прости!».
    Не призвать невозвратимого,
    Дважды сердцу не цвести.

    Хоть порой улыбка нежная
    Озарит мои черты,
    Это — радуга наснежная
    На могильные цветы!

    А.Бестужев

    Осень

    Пора туманов, зрелости полей,
    Ты с поздним солнцем шепчешься тайком,
    Как наши лозы сделать тяжелей
    На скатах кровли, крытой тростником,
    Как переполнить сладостью плоды,
    Чтобы они, созрев, сгибали ствол,
    Распарить тыкву в ширину гряды,
    Заставить вновь и вновь цвести сады,
    Где носятся рои бессчетных пчел, —
    Пускай им кажется, что целый год
    Продлится лето, не иссякнет мед!

    Твой склад — в амбаре, в житнице, в дупле.
    Бродя на воле, можно увидать
    Тебя сидящей в риге на земле,
    И веялка твою взвевает прядь.
    Или в полях ты убираешь рожь
    И, опьянев от маков, чуть вздремнешь,
    Щадя цветы последней полосы,
    Или снопы на голове несешь
    По шаткому бревну через поток.
    Иль выжимаешь яблок терпкий сок
    За каплей каплю долгие часы…

    Где песни вешних дней? Ах, где они?
    Другие песни славят твой приход.
    Когда зажжет полосками огни
    Над опустевшим жнивьем небосвод,
    Ты слышишь: роем комары звенят
    За ивами — там, где речная мель,
    И ветер вдаль несет их скорбный хор.
    То донесутся голоса ягнят,
    Так выросших за несколько недель,
    Малиновки задумчивая трель
    И ласточек прощальный разговор!

    Предлагаю Вам подборку стихов про осень для детей . Они расскажут детям о красоте природы и ее изменениях в это время года. Стихи при осень очень красивые, они способны передать осеннее настроение и детям и взрослым. Вы найдете стихи про каждый осенний месяц — сентябрь, октябрь и ноябрь. В этом собрании стихи представлены достаточно длинные, для деток постарше. А для малышей можно подобрать стихотворение из . Также для знакомства с осенью деткам можно предложить и .

    Осень

    Жёлтой краской кто-то

    Выкрасил леса,

    Стали отчего-то

    Ниже небеса,

    Ярче запылали

    Кисточки рябин.

    Все цветы увяли,

    Лишь свежа полынь.

    Я спросил у папы:

    — Что случилось вдруг?

    И ответил папа:

    — Это осень, друг.

    (Н. Антонова)

    Осень

    Осенние денёчки,

    в саду большие лужи.

    Последние листочки

    холодный ветер кружит.

    Вон листочки жёлтые,

    вон листочки красные.

    Соберём в кошёлку

    мы листочки разные!

    Будет в комнате красиво,

    скажет мама нам спасибо.

    (О. Высотская)

    В школу

    Листья желтые летят,
    День стоит веселый.
    Провожает детский сад
    Ребятишек в школу.

    Отцвели цветы у нас,
    Улетают птицы.
    — Вы идете в первый раз
    В первый класс учиться.

    Куклы грустные сидят
    На пустой террасе.
    Наш веселый детский сад
    Вспоминайте в классе.

    Вспоминайте огород,
    Речку в дальнем поле…
    Мы ведь тоже через год
    Будем с вами в школе.

    Дачный поезд отошел,
    Мимо окон мчится…
    — Обещали хорошо,
    Лучше всех учиться!

    (З. Александрова )

    Осеннее утро

    Жёлтый клён глядится в озеро,
    Просыпаясь на заре.
    За ночь землю подморозило,
    Весь орешник в серебре.

    Запоздалый рыжик ёжится,
    Веткой сломанной прижат.
    На его озябшей кожице
    Капли светлые дрожат.

    Тишину вспугнув тревожную
    В чутко дремлющем бору,
    Бродят лоси осторожные,
    Гложут горькую кору.

    Улетели птицы разные,
    Смолк их звонкий перепев.
    А рябина осень празднует,
    Бусы красные надев.

    (О. Высотская)

    В лесу

    Кружат листья над дорожкой.
    Лес прозрачен и багрян…
    Хорошо бродить с лукошком
    Вдоль опушек и полян!

    Мы идём, и под ногами
    Слышен шорох золотой.
    Пахнет влажными грибами,
    Пахнет свежестью лесной.

    И за дымкою туманной
    Вдалеке блестит река.
    Расстелила на полянах
    Осень жёлтые шелка.

    Через хвою луч весёлый
    В чащу ельника проник.
    Хорошо у влажных ёлок
    Снять упругий боровик!

    На буграх красавцы клёны
    Алым вспыхнули огнём…
    Сколько рыжиков, опёнок
    За день в роще наберём!

    По лесам гуляет осень.
    Краше этой нет поры…
    И в лукошках мы уносим
    Леса щедрые дары.
    (А. Болонский)

    Осень

    Кроет уж лист золотой
    Влажную землю в лесу…
    Смело топчу я ногой
    Вешнюю леса красу.

    С холоду щеки горят;
    Любо в лесу мне бежать,
    Слышать, как сучья трещат,
    Листья ногой загребать!

    Нет мне здесь прежних утех!
    Лес с себя тайну совлек:
    Сорван последний орех,
    Свянул последний цветок;

    Мох не приподнят, не взрыт
    Грудой кудрявых груздей;
    Около пня не висит
    Пурпур брусничных кистей;

    Долго на листьях лежит
    Ночи мороз, и сквозь лес
    Холодно как-то глядит
    Ясность прозрачных небес…

    Листья шумят под ногой;
    Смерть стелет жатву свою…
    Только я весел душой
    И, как безумный, пою!

    Знаю, недаром средь мхов
    Ранний подснежник я рвал;
    Вплоть до осенних цветов
    Каждый цветок я встречал.

    Что им сказала душа,
    Что ей сказали они —
    Вспомню я, счастьем дыша,
    В зимние ночи и дни!
    Листья шумят под ногой…
    Смерть стелет жатву свою!
    Только я весел душой —
    И, как безумный, пою!

    (А. Майков )

    Зайчик

    Маленькому зайчику
    На сырой ложбинке
    Прежде глазки тешили
    Белые цветочки…

    Осенью расплакались
    Тонкие былинки,
    Лапки наступают
    На жёлтые листочки.

    Хмурая, дождливая
    Наступила осень,
    Всю капустку сняли,
    Нечего украсть.

    Бедный зайчик прыгает
    Возле мокрых сосен,
    Страшно в лапы волку
    Серому попасть…

    Думает о лете,
    Прижимает уши,
    На небо косится –
    Неба не видать…

    Только б потеплее,
    Только бы посуше…
    Очень неприятно
    По воде ступать!

    (А. Блок )

    Осень

    Дождь, дождь
    Целый день
    Барабанит в стекла.
    Вся земля,
    Вся земля
    От воды размокла.

    Воет, воет
    За окном
    Недовольный ветер.
    Хочет двери он сорвать
    Со скрипучих петель.

    Ветер, ветер, не стучи
    В запертые сени;
    Пусть горят у нас в печи
    Жаркие поленья.

    Руки тянутся к теплу,
    Стекла запотели.
    На стене
    И на полу
    Заплясали тени.

    Собирайтесь у меня
    Слушать сказку
    У огня!

    (Я. Аким )

    Что нам осень принесет?

    Что нам осень принесет?
    Что нам осень принесет?
    — Яблоки румяные, сладкий мед,
    Яблоки румяные, сладкий мед!

    Что нам осень принесет?
    Что нам осень принесет?
    Разных овощей полный огород,
    Разных овощей полный огород!

    Что нам осень принесет?
    Что нам осень принесет?
    Золотого хлебушка на весь год,
    Золотого хлебушка на весь год!

    (Л. Некрасова )

    Шуточка про Шурочку

    Листопад, листопад,
    Все звено примчалось в сад,
    Прибежала Шурочка.

    Листья (слышите?) шуршат:
    Шурочка, Шурочка…

    Ливень листьев кружевной
    Шелестит о ней одной:
    Шурочка, Шурочка…

    Три листочка подмела,
    Подошла к учителю:
    - Хорошо идут дела!
    (Я тружусь, учтите, мол,
    Похвалите Шурочку,
    Шурочку, Шурочку…)

    Как работает звено,
    Это Шуре все равно,
    Только бы отметили,
    В классе ли, в газете ли,
    Шурочку, Шурочку…

    Листопад, листопад,
    Утопает в листьях сад,
    Листья грустно шелестят:
    Шурочка, Шурочка…

    (Агния Барто )

    Несжатая полоса

    Поздняя осень. Грачи улетели,
    Лес обнажился, поля опустели,

    Только не сжата полоска одна…
    Грустную думу наводит она.

    Кажется, шепчут колосья друг другу:
    «Скучно нам слушать осеннюю вьюгу,

    Скучно склоняться до самой земли,
    Тучные зерна купая в пыли!

    Нас, что ни ночь, разоряют станицы
    Всякой пролетной прожорливой птицы,

    Заяц нас топчет, и буря нас бьет…
    Где же наш пахарь? чего еще ждет?

    Или мы хуже других уродились?
    Или недружно цвели-колосились?

    Нет! мы не хуже других — и давно
    В нас налилось и созрело зерно.

    Не для того же пахал он и сеял
    Чтобы нас ветер осенний развеял?..»

    Ветер несет им печальный ответ:
    — Вашему пахарю моченьки нет.

    Знал, для чего и пахал он и сеял,
    Да не по силам работу затеял.

    Плохо бедняге — не ест и не пьет,
    Червь ему сердце больное сосет,

    Руки, что вывели борозды эти,
    Высохли в щепку, повисли, как плети.

    Как на соху, налегая рукою,
    Пахарь задумчиво шел полосою.

    (Н. Некрасов )

    Осень

    Как грустный взгляд, люблю я осень.
    В туманный, тихий день хожу
    Я часто в лес и там сижу -
    На небо белое гляжу
    Да на верхушки темных сосен.
    Люблю, кусая кислый лист,
    С улыбкой развалясь ленивой,
    Мечтой заняться прихотливой
    Да слушать дятлов тонкий свист.
    Трава завяла вся… холодный,
    Спокойный блеск разлит по ней…
    И грусти тихой и свободной
    Я предаюсь душою всей…
    Чего не вспомню я? Какие
    Меня мечты не посетят?
    А сосны гнутся, как живые,
    И так задумчиво шумят…
    И, словно стадо птиц огромных,
    Внезапно ветер налетит
    И в сучьях спутанных и темных
    Нетерпеливо прошумит.

    (И. Тургенев)

    Осенью

    Как были хороши порой весенней неги —
    И свежесть мягкая зазеленевших трав,
    И листьев молодых душистые побеги
    По ветвям трепетным проснувшихся дубрав,
    И дня роскошное и теплое сиянье,
    И ярких красок нежное слиянье!
    Но сердцу ближе вы, осенние отливы,
    Когда усталый лес на почву сжатой нивы
    Свевает с шепотом пожолклые листы,
    А солнце позднее с пустынной высоты,
    Унынья светлого исполнено, взирает…
    Так память мирная безмолвно озаряет
    И счастье прошлое и прошлые мечты.

    (Н. Огарев )

    Осенней позднею порою

    Осенней позднею порою
    Люблю я царскосельский сад,
    Когда он тихой полумглою,
    Как бы дремотою, объят

    И белокрылые виденья
    На тусклом озера стекле
    В какой-то неге онеменья
    Коснеют в этой полумгле…

    И на порфирные ступени
    Екатерининских дворцов
    Ложатся сумрачные тени
    Октябрьских ранних вечеров -

    И сад темнеет, как дуброва,
    И при звездах из тьмы ночной,
    Как отблеск славного былого,
    Выходит купол золотой…
    (Ф. Тютчев)

    Славная осень

    Славная осень! Здоровый, ядреный
    Воздух усталые силы бодрит;
    Лед неокрепший на речке студеной
    Словно как тающий сахар лежит;

    Около леса, как в мягкой постели,
    Выспаться можно – покой и простор!
    Листья поблекнуть еще не успели,
    Желты и свежи лежат, как ковер.

    Славная осень! Морозные ночи,
    Ясные, тихие дни…
    Нет безобразья в природе! И кочи,
    И моховые болота, и пни –

    Всё хорошо под сиянием лунным,
    Всюду родимую Русь узнаю…
    Быстро лечу я по рельсам чугунным,
    Думаю думу свою…

    (Н. Некрасов)

    Осень

    Настала осень; непогоды
    Несутся в тучах от морей;
    Угрюмеет лицо природы,
    Не весел вид нагих полей;
    Леса оделись синей тьмою,
    Туман гуляет над землёю
    И омрачает свет очей.
    Всё умирает, охладело;
    Пространство дали почернело;
    Нахмурил брови белый день;
    Дожди бессменные полились;
    К людям в соседки поселились
    Тоска и сон, хандра и лень.
    Так точно немочь старца скучна;
    Так точно тоже для меня
    Всегда водяна и докучна
    Глупца пустая болтовня.

    (А. Кольцов)

    Задрожали листы, облетая

    Задрожали листы, облетая,
    Тучи неба закрыли красу,
    С поля буря ворвавшися злая
    Рвет и мечет и воет в лесу.

    Только ты, моя милая птичка,
    В теплом гнездышке еле видна,
    Светлогруда, легка, невеличка,
    Не запугана бурей одна.

    И грохочет громов перекличка,
    И шумящая мгла так черна…
    Только ты, моя милая птичка,
    В теплом гнездышке еле видна.
    (А. Фет)

    Ласточки пропали…

    Ласточки пропали,
    А вчера зарей
    Всё грачи летали
    Да, как сеть, мелькали
    Вон над той горой.

    С вечера все спится,
    На дворе темно.
    Лист сухой валится,
    Ночью ветер злится
    Да стучит в окно.

    Лучше б снег да вьюгу
    Встретить грудью рад!
    Словно как с испугу
    Раскричавшись, к югу
    Журавли летят.

    Выйдешь – поневоле
    Тяжело – хоть плачь!
    Смотришь – через поле
    Перекати-поле
    Прыгает, как мяч.

    (А. Фет)

    Устало все кругом

    Устало все кругом: устал и цвет небес,
    И ветер, и река, и месяц, что родился,
    И ночь, и в зелени потусклой спящий лес,
    И желтый тот листок, что наконец свалился.

    Лепечет лишь фонтан средь дальней темноты,
    О жизни говоря незримой, но знакомой…
    О ночь осенняя, как всемогуща ты
    Отказом от борьбы и смертною истомой!
    (А. Фет)

    Листопад

    Лес, точно терем расписной,
    Лиловый, золотой, багряный,
    Веселой, пестрою стеной
    Стоит над светлою поляной.

    Березы желтою резьбой
    Блестят в лазури голубой,
    Как вышки, елочки темнеют,
    А между кленами синеют
    То там, то здесь в листве сквозной
    Просветы в небо, что оконца.
    Лес пахнет дубом и сосной,
    За лето высох он от солнца,
    И Осень тихою вдовой
    Вступает в пестрый терем свой…

    (И. Бунин)

    Октябрьский рассвет

    Ночь побледнела, и месяц садится
    За реку красным серпом.
    Сонный туман на лугах серебрится,
    Черный камыш отсырел и дымится,
    Ветер шуршит камышом.

    Тишь на деревне. В часовне лампада
    Меркнет, устало горя.
    В трепетный сумрак озябшего сада
    Льется со степи волнами прохлада…
    Медленно рдеет заря.
    (И. Бунин)

    Осень

    Поспевает брусника,
    Стали дни холоднее,
    И от птичьего крика
    В сердце стало грустнее.

    Стаи птиц улетают
    Прочь, за синее море.
    Все деревья блистают
    В разноцветном уборе.

    Солнце реже смеется,
    Нет в цветах благовонья.
    Скоро Осень проснется
    И заплачет спросонья.

    (К. Бальмонт)

    Осенью

    Осень наступила,

    Высохли цветы,

    И глядят уныло

    Голые кусты.

    Вянет и желтеет

    Травка на лугах,

    Только зеленеет

    Озимь на полях.

    Туча небо кроет,

    Солнце не блестит;

    Ветер в поле воет;

    Дождик моросит.

    Воды зашумели

    Быстрого ручья,

    Птички улетели

    В тёплые края.

    (А. Плещеев)

    Скучная картина

    Скучная картина!
    Тучи без конца,
    Дождик так и льется,
    Лужи у крыльца…
    Чахлая рябина
    Мокнет под окном,
    Смотрит деревушка
    Сереньким пятном.
    Что ты рано в гости,
    Осень, к нам пришла?
    Еще просит сердце
    Света и тепла!..
    (А. Плещеев)

    Нивы сжаты, рощи голы

    Нивы сжаты, рощи голы,
    От воды туман и сырость.
    Колесом за сини горы
    Солнце тихое скатилось.

    Дремлет взрытая дорога.
    Ей сегодня примечталось,
    Что совсем-совсем немного
    Ждать зимы седой осталось.

    Ах, и сам я в чаще звонкой
    Увидал вчера в тумане:
    Рыжий месяц жеребенком
    Запрягался в наши сани.
    (С. Есенин)

    Закружилась листва золотая

    Закружилась листва золотая
    В розоватой воде на пруду,
    Словно бабочек легкая стая
    С замираньем летит на звезду.

    Я сегодня влюблен в этот вечер,
    Близок сердцу желтеющий дол.
    Отрок-ветер по самые плечи
    Заголил на березке подол.

    И в душе и в долине прохлада,
    Синий сумрак как стадо овец,
    За калиткою смолкшего сада
    Прозвенит и замрет бубенец.

    Я еще никогда бережливо
    Так не слушал разумную плоть,
    Хорошо бы, как ветками ива,
    Опрокинуться в розовость вод.

    Хорошо бы, на стог улыбаясь,
    Мордой месяца сено жевать…
    Где ты, где, моя тихая радость,
    Все любя, ничего не желать?
    (С. Есенин)

    Золотая осень

    Осень. Сказочный чертог,
    Всем открытый для обзора.
    Просеки лесных дорог,
    Заглядевшихся в озера.

    Как на выставке картин:
    Залы, залы, залы, залы
    Вязов, ясеней, осин
    В позолоте небывалой.

    Липы обруч золотой -
    Как венец на новобрачной.
    Лик березы - под фатой
    Подвенечной и прозрачной.

    Погребенная земля
    Под листвой в канавах, ямах.
    В желтых кленах флигеля,
    Словно в золоченых рамах.

    Где деревья в сентябре
    На заре стоят попарно,
    И закат на их коре
    Оставляет след янтарный.

    Где нельзя ступить в овраг,
    Чтоб не стало всем известно:
    Так бушует, что ни шаг,
    Под ногами лист древесный.

    Где звучит в конце аллей
    Эхо у крутого спуска
    И зари вишневый клей
    Застывает в виде сгустка.

    Осень. Древний уголок
    Старых книг, одежд, оружья,
    Где сокровищ каталог
    Перелистывает стужа.

    (Б. Пастернак)

    Бабье лето

    Наступило бабье лето -
    Дни прощального тепла.
    Поздним солнцем отогрета,
    В щелке муха ожила.

    Солнце! Что на свете краше
    После зябкого денька?..
    Паутинок легких пряжа
    Обвилась вокруг сучка.

    Завтра хлынет дождик быстрый,
    Тучей солнце заслоня.
    Паутинкам серебристым
    Жить осталось два-три дня.

    Сжалься, осень! Дай нам света!
    Защити от зимней тьмы!
    Пожалей нас, бабье лето:
    Паутинки эти - мы.

    (Д. Кедрин)

    Осень

    Был поздний ветер дюж,
    Нес пепел листьев прелых
    И муть, как из тарелок,
    Выплескивал из луж.

    Рябины рдела гроздь.
    А лес, густой недавно,
    Листвой блиставший славно,
    Стал виден всем насквозь.

    Он был как близкий дом,
    Где содраны обои,
    Нет ламп над головою,-
    Узнаешь, да с трудом.

    В различные концы,
    Сложив свои гардины
    И сняв свои картины,
    Разъехались жильцы.

    Струился дождь из мглы,
    Тянулся запах прели,
    И словно обгорели
    Намокшие стволы.

    О, милые дома!..
    Напрасно сердцу грустно:
    Все выправит искусно,
    Все выбелит зима.
    (К. Ваншенкин)

    Осень

    Любви возвышенной истоки
    леса и пажити хранят.
    Незримо Пушкинские строки
    вплелись в осенний листопад.

    И среди чуткого молчанья
    в купели золотого сна
    Душа полна очарованья
    И светлых дум она полна.

    Родной поэзии свобода
    объяла так и даль и высь,
    что где тут Пушкин, где природа,
    пойди попробуй разберись…

    (Н. Рачков)

    Ути-ути

    Под берёзой,
    Под осиной,
    Шевелясь едва-едва,
    Будто выводок утиный,
    По реке плывёт листва.

    – Не забудьте, не забудьте
    Возвратиться к нам весной!..
    – Ути-ути!.. Ути-ути…
    Утихает мир лесной.

    И стоят деревья-мамы,
    И тревожно шелестят,
    И глядят на самых-самых
    Жёлтых
    маленьких
    листят…

    (М. Яснов)

    Осень

    На кусте-кусточке –
    Жёлтые листочки,
    Виснет тучка в просини, –
    Значит, дело к осени!

    В красных листьях бережок.
    Каждый листик – как флажок.
    Стал наш парк осенний строже.
    Бронзой весь покроется!

    Осень, кажется мне, тоже
    К октябрю готовится…
    В красных листьях бережок.
    Каждый листик – как флажок!

    (И. Демьянов)

    Праздник урожая

    Осень скверы украшает
    Разноцветною листвой.
    Осень кормит урожаем
    Птиц, зверей и нас с тобой.
    И в садах, и в огороде,
    И в лесу, и у воды.
    Приготовила природа
    Всевозможные плоды.
    На полях идёт уборка —
    Собирают люди хлеб.
    Тащит мышка зёрна в норку,
    Чтобы был зимой обед.
    Сушат белочки коренья,
    запасают пчёлы мёд.
    Варит бабушка варенье,
    В погреб яблоки кладёт.
    Уродился урожай —
    Собирай дары природы!
    В холод, в стужу, в непогоду
    Пригодится урожай!

    (Т. Бокова)

    Осенью

    В журавлином небе
    Ветер тучи носит.
    Шепчет верба вербе:
    «Осень. Снова осень!»

    Листьев желтый ливень,
    Солнце ниже сосен.
    Шепчет ива иве:
    «Осень. Скоро осень!»

    На кустарник иней
    Белый плащ набросил.
    Шепчет дуб рябине:
    «Осень. Скоро осень!»

    Шепчут елям ели
    Средь лесного бора:
    «Скоро заметелит
    И завьюжит скоро!»

    (А. Ефимцев)

    Осени приметы

    Тонкая берёзка
    В золото одета.
    Вот и появилась осени примета.

    Птицы улетают
    В край тепла и света,
    Вот вам и другая
    Осени примета.

    Сеет капли дождик
    Целый день с рассвета.
    Этот дождик тоже
    Осени примета.

    Горд мальчишка, счастлив:
    Ведь на нём надета
    Школьная рубашка,
    Купленная летом.

    Девочка с портфелем.
    Каждый знает: это –
    Осени идущей
    Верная примета.

    (Л. Преображенская)

    Посмотри, как день прекрасен

    Посмотри, как день прекрасен,
    И как ясен небосклон,
    Как горит под солнцем ясень,
    Без огня пылает клен.

    И кружится над поляной,
    Как жар-птица, лист багряный.

    И багряны, как рубины,
    Рдеют ягоды рябины
    В ожидании гостей —
    Красногрудых снегирей…

    А на взгорке, в рыжих листьях,
    Словно в пышных шубах лисьих,
    Величавые дубы
    С грустью смотрят на грибы –

    Старые и малые
    Сыроежки алые
    И пурпурный мухомор
    Посреди кротовых нор…

    День меж тем к концу подходит,
    В красный терем спать уходит
    Солнце красное с небес…
    Гаснут листья.
    Меркнет лес.
    (И. Мазнин)

    Осеннее награждение

    Закачались,
    Зашумели
    В тёмной чаще
    Сосны, ели!
    Встрече с ветром
    Очень рады:
    Он вручает им
    Награды!
    Прикрепляет
    «Орден Клёна»
    На мундир
    Сосне зелёной.
    Орден красный,
    Вырезной,
    С золотистою
    Каймой!
    И по пригоршне
    Медалей
    Каждой ели
    Ветры дали!
    Золотых
    Да розовых –
    «Осиновых»,
    «Берёзовых»!

    (А. Шевченко)

    Собрались и полетели

    Собрались и полетели
    Утки в дальнюю дорогу.
    Под корнями старой ели
    Мастерит медведь берлогу.
    Заяц в мех оделся белый,
    Стало зайчику тепло.
    Носит белка месяц целый
    Про запас грибы в дупло.
    Рыщут волки ночью темной
    За добычей по лесам.
    Меж кустов к тетерке сонной
    Пробирается лиса.
    Прячет на зиму кедровка
    В старый мох орехи ловко.
    Хвою щиплют глухари.
    Зимовать к нам прилетели
    Северяне-снегири.

    (Е. Головин)

    Осень в лесу

    Осень лесу каждый год
    Платит золотом за вход.
    Поглядите на осину –
    Вся одета в золото,
    А сама лепечет:
    «Стыну…» –
    И дрожит от холода.

    А берёза рада
    Жёлтому наряду:
    «Ну и платье!
    Что за прелесть!»
    Быстро листья разлетелись,
    Наступил мороз внезапно.
    И берёзка шепчет:
    «Зябну!…»

    Прохудилась и у дуба
    Позолоченная шуба.
    Спохватился дуб, да поздно
    И шумит он:
    «Мёрзну! Мёрзну!»
    Обмануло золото –
    Не спасло от холода.

    (Из А. Гонтаря в переводе В. Берестова)

    Скоро белые метели

    Скоро белые метели
    Снег поднимут от земли.
    Улетают, улетели,
    Улетели журавли.

    Не слыхать кукушки в роще,
    И скворечник опустел.
    Аист крыльями полощет –
    Улетает, улетел!

    Лист качается узорный
    В синей луже на воде.
    Ходит грач с грачихой черной
    В огороде по гряде.

    Осыпаясь, пожелтели
    Солнца редкие лучи.
    Улетают, улетели,
    Улетели и грачи.
    (Е. Благинина)

    Лист

    Тихая, тёплая, нежная осень
    листья увядшие всюду разносит,
    красит в лимонный, оранжевый цвет
    свет.
    На тротуары, газоны, аллеи
    их она сыплет, ничуть не жалея, –
    вот над окном в паутине повис
    лист.
    Настежь окно. И доверчивой птицей
    мне на ладонь, покружившись, садится,
    лёгок и холоден, нежен и чист
    лист.
    Ветра порыв. Лист взлетает с ладони,
    вот он уже на соседнем балконе,
    миг – и, минуя широкий карниз,
    вниз!
    (А. Стариков)

    Наступила осень

    Осень наступила,
    Начались дожди.
    До чего ж уныло
    Выглядят сады.

    Потянулись птицы
    В тёплые края.
    Слышится прощальный
    Клёкот журавля.

    Солнышко не балует
    Нас своим теплом.
    Северным, морозным
    Дует холодком.

    Очень уж печально,
    Грустно на душе
    От того, что лето
    Не вернуть уже.
    (Е. Арсенина)

    Урок листопада

    И парами, парами следом за нею,
    За милой учительницей своею
    Торжественно мы покидаем село.
    А в лужи с лужаек листвы намело!

    «Глядите! На ёлочках тёмных в подлеске
    Кленовые звёзды горят, как подвески.
    Нагнитесь за самым красивым листом
    В прожилках малиновых на золотом.

    Запомните все, как земля засыпает,
    А ветер листвою её засыпает».
    А в роще кленовой светлей и светлей.
    Всё новые листья слетают с ветвей.

    Играем и носимся под листопадом
    С печальной, задумчивой женщиной рядом.

    (В. Берестов)

    Осенние заботы зайца

    Что у зайца на уме?
    Подготовиться к зиме.

    Раздобыть не в магазине
    Пуховик отменный зимний.

    Белой-белой белизны,
    Чтоб в нём бегать до весны.

    Прежний стал холодноват,
    Да и – сер, и – маловат.

    Он зимою вражьей своре,
    Как мишень на косогоре.

    Безопасней будет в новом,
    Не заметней псам и совам.

    Белый снег и белый мех –
    И теплей и краше всех!

    (Т. Уманская)

    Осенние задания

    С утра в лесу
    Над нитью серебристой
    Хлопочут паучки –
    Телефонисты.
    И вот уже от елки
    До осинки,
    Как провода, сверкают
    Паутинки.
    Звенят звонки:
    – Внимание! Внимание!
    Послушайте осенние
    Задания!
    – Алло, медведь!
    – Я слушаю! Да, да!
    – Уже не за горами
    Холода!
    Пока зима не подошла
    К порогу,
    Вам нужно срочно
    Подыскать берлогу!
    Звенят звонки
    У белок и ежей,
    От верхних
    И до нижних этажей:
    – Проверьте поскорей
    Свои кладовки –
    Хватает ли припасов
    Для зимовки.
    Звенят звонки
    У старого болота:
    – У цапель все готова
    Для отлета?
    – К отлету все готово!
    – В добрый путь!
    Не забывайте снова
    Заглянуть!
    Звенят звонки у липы
    И у клена:
    – Алло! Скажите,
    Кто у телефона?
    – Алло! У телефона
    Муравьи!
    – Закройте
    Муравейники свои!
    – Скажите, это речка?
    – Речка, речка!
    – А почему для раков
    Нет местечка?
    И речка отвечает:
    – Это враки!
    Я покажу вам,
    Где зимуют раки!
    – Алло, ребята!
    Добрый день, ребята!
    На улице уже
    Холодновато!
    Пора для птиц
    Вывешивать кормушки –
    На окнах, на балконах,
    На опушке!
    Ведь птицы –
    Ваши верные друзья,
    А про друзей нам
    Забывать нельзя!

    (В. Орлов)

    От рассвета до заката

    Превращаются леса
    В расписные паруса.
    Снова осень,
    Снова листья
    Без начала, без конца
    За рекой
    И у крыльца.

    Вот они плывут куда-то —
    То назад,
    А то вперёд.
    От рассвета до заката
    Ветер их на части рвёт.

    Целыё день
    Дожди косые
    Тянут нити сквозь леса,
    Словно чинят расписные
    Золотые паруса…

    (В. Степанов)

    До будущего лета

    Уходит тихо Лето,
    одетое в листву.
    И остается где-то
    во сне иль наяву:
    серебряная мушка
    в сетях у паука,
    невыпитая кружка
    парного молока.
    И ручеёк стеклянный.
    И теплая земля.
    И над лесной поляной
    жужжание шмеля.

    Приходит тихо Осень,
    одетая в туман.
    Она дожди приносит
    из зарубежных стран.
    И листьев желтый ворох,
    и аромат лесной,
    и сырость в темных норах.

    А где-то за стеной
    будильник до рассвета
    стрекочет на столе:
    «До бу-ду-ще-го ле-та,
    до бу-ду-ще-го ле-…»

    (Тим Собакин)

    Осень в танце тихо плачет

    Распустила осень косы
    Полыхающим костром.
    Чаще иней, реже – росы,
    Дождь – холодным серебром.

    Оголила осень плечи,
    В декольте все дерева –
    Скоро бал, прощальный вечер…
    Уж вальсирует листва.

    Хризантемы дивным мехом
    Красят осени наряд.
    Ветер балу не помеха –
    Громче музыка в сто крат!

    Распустила осень косы,
    Ветер треплет шёлк волос.
    Чаще иней, реже – росы,
    Слаще запах поздних роз.

    Осень в танце тихо плачет,
    Губы в шёпоте дрожат.
    В лужах взгляд печальный прячет.
    Птицы жалобно кружат.

    Протянув листок, как руку,
    Машет грустное «Прощай»…
    Осень, чувствуя разлуку,
    Шепчет слёзно: «Вспоминай…»
    (Н. Самоний)

    Осыпаются сливы в саду…

    Осыпаются сливы в саду,
    Угощение знатное осам…
    Жёлтый лист искупался в пруду
    И приветствует раннюю осень.

    Он представил себя кораблём,
    Ветром странствий его раскачало.
    Вот и мы вслед за ним поплывём
    К неизведанным в жизни причалам.

    И ведь знаем уже наизусть:
    Через год будет новое лето.
    Отчего же вселенская грусть
    В каждой строчке в стихах у поэтов?

    Оттого ль что следы на росе
    Смоют ливни и выстудят зимы?
    Оттого ль что мгновения все
    Мимолётны и неповторимы?

    (Л. Кузнецова)

    Осень

    Осень. Тишина в поселке дачном,
    И пустынно-звонко на земле.
    Паутинка в воздухе прозрачном
    Холодна, как трещина в стекле.

    Сквозь песочно-розовые сосны
    Сизовеет крыша с петушком;
    В легкой, дымке бархатное солнце —
    Словно персик, тронутый пушком.

    На закате, пышном, но не резком,
    Облака чего-то ждут, застыв;
    За руки держась, исходят блеском
    Два последних, самых золотых;

    Оба к солнцу обращают лица,
    Оба меркнут с одного конца;
    Старшее – несет перо жар-птицы,
    Младшее – пушинку жар-птенца.
    (Н. Матвеева)

    Жалуется, плачет

    Жалуется, плачет
    Осень за окном,
    И слезинки прячет
    Под чужим зонтом…

    Пристаёт к прохожим,
    Докучает им, –
    Разным, непохожим,
    Сонным и больным…

    То изводит нудной
    Ветреной тоской,
    То дыхнёт простудной
    Влагой городской …

    Что же Тебе надо,
    Странная мадам?
    А в ответ – досадный
    Хлёст по проводам…
    (А. Травяная)

    Приближение осени

    Постепенно холодает
    И короче стали дни.
    Лето быстро убегает,
    Стаей птиц, мелькнув вдали.

    Уж рябины покраснели,
    Стала жухлою трава,
    На деревьях появилась
    Ярко-желтая листва.

    По утру туман клубится,
    Неподвижный и седой,
    А к полудню солнце греет
    Будто летом в жаркий зной.

    Но едва подует ветер
    И осенняя листва
    Замелькает в ярком танце
    Будто искры от костра.
    (И. Бутримова)

    Листопад

    Опавшие листья шуршат под ногами,
    Всю землю, укрыв разноцветным ковром,
    И клёнов осенних холодное пламя
    Сверкает на солнце прощальным костром.

    А ветер играет рябиновой веткой
    И гроздья мелькают в осенней листве.
    В народе давно существует примета,
    Что много рябины — к холодной зиме.

    Последних ромашек глазки золотые
    Напомнили вновь об ушедшем тепле
    И капли росы, словно слёзы живые,
    С их белых ресничек текут на заре.

    А ветер всё гонит опавшие листья
    И клином печальным летят журавли.
    Мне поезд, из лета умчавшийся в осень,
    Билетиком желтым помашет вдали.
    (И. Бутримова)

    Сентябрь нарядный…

    В сапожках красных, в костюме жёлтом,
    Сентябрь вышел в наряде модном.
    В пшеничный локон, на зависть девам,
    Рубин калины вплетён умело.

    Шагает франтом по травам луга,
    Несёт подарки своим подругам.
    Осинки в роще, в лесу берёзы
    Ждут цвет медовый и злато в косы.

    Раздал все краски Сентябрь щедрый,
    Но не хватило сосне и кедру,
    И липе с дубом их маловато…
    Зовёт Сентябрь на помощь брата.

    В янтарном фраке, под звоны струек,
    В садах и парках Октябрь пирует,
    И злато сыплет различной пробы.
    Ноябрь, весь в белом, уже в дороге.

    Осень – «Унылая пора…», любимое время года поэтов, философов, романтиков и меланхоликов. Стихи про осень «закружат» словами-ветрами, «моросят» строфами-дождями, «пестрят» эпитетами-листьями… Почувствуйте дыхание осени в осенних стихах для детей и взрослых.

    См. также

    Осенние стихи для детей, стихи Пушкина, Есенина, Бунина об осени

    Стихи про осень: А. С. Пушкин

    Унылая пора! Очей очарованье!
    Приятна мне твоя прощальная краса -
    Люблю я пышное природы увяданье,
    В багрец и в золото одетые леса,
    В их сенях ветра шум и свежее дыханье,
    И мглой волнистою покрыты небеса,
    И редкий солнца луч, и первые морозы,
    И отдаленные седой зимы угрозы.

    ОСЕНЬ

    (отрывок)

    Октябрь уж наступил — уж роща отряхает
    Последние листы с нагих своих ветвей;
    Дохнул осенний хлад — дорога промерзает.
    Журча еще бежит за мельницу ручей,
    Но пруд уже застыл; сосед мой поспешает
    В отъезжие поля с охотою своей,
    И страждут озими от бешеной забавы,
    И будит лай собак уснувшие дубравы.

    Уж небо осенью дышало,
    Уж реже солнышко блистало,
    Короче становился день,
    Лесов таинственная сень
    С печальным шумом обнажалась.
    Ложился на поля туман,
    Гусей крикливых караван
    Тянулся к югу: приближалась
    Довольно скучная пора;
    Стоял ноябрь уж у двора.

    Стихи про осень:

    Агния Барто

    ШУТОЧКА ПРО ШУРОЧКУ

    Листопад, листопад,
    Все звено примчалось в сад,
    Прибежала Шурочка.

    Листья (слышите?) шуршат:
    Шурочка, Шурочка…

    Ливень листьев кружевной
    Шелестит о ней одной:
    Шурочка, Шурочка…

    Три листочка подмела,
    Подошла к учителю:
    - Хорошо идут дела!
    (Я тружусь, учтите, мол,
    Похвалите Шурочку,
    Шурочку, Шурочку…)

    Как работает звено,
    Это Шуре все равно,
    Только бы отметили,
    В классе ли, в газете ли,
    Шурочку, Шурочку…

    Листопад, листопад,
    Утопает в листьях сад,
    Листья грустно шелестят:
    Шурочка, Шурочка…

    Стихи про осень:

    Алексей Плещеев

    Скучная картина!
    Тучи без конца,
    Дождик так и льется,
    Лужи у крыльца…
    Чахлая рябина
    Мокнет под окном,
    Смотрит деревушка
    Сереньким пятном.
    Что ты рано в гости,
    Осень, к нам пришла?
    Еще просит сердце
    Света и тепла!..

    ОСЕННЯЯ ПЕСЕНКА

    Миновало лето,
    Осень наступила.
    На полях и в рощах
    Пусто и уныло.

    Птички улетели,
    Стали дни короче,
    Солнышка не видно,
    Темны, темны ночи.

    ОСЕНЬ

    Осень наступила,
    Высохли цветы,
    И глядят уныло
    Голые кусты.

    Вянет и желтеет
    Травка на лугах,
    Только зеленеет
    Озимь на полях.

    Туча небо кроет,
    Солнце не блестит,
    Ветер в поле воет,
    Дождик моросит..

    Зашумели воды
    Быстрого ручья,
    Птички улетели
    В теплые края.

    Стихи про осень:

    Иван Бунин

    ЛИСТОПАД

    Лес, точно терем расписной,
    Лиловый, золотой, багряный,
    Веселой, пестрою стеной
    Стоит над светлою поляной.

    Березы желтою резьбой
    Блестят в лазури голубой,
    Как вышки, елочки темнеют,
    А между кленами синеют
    То там, то здесь в листве сквозной
    Просветы в небо, что оконца.
    Лес пахнет дубом и сосной,
    За лето высох он от солнца,
    И Осень тихою вдовой
    Вступает в пестрый терем свой…

    В полях сухие стебли кукурузы,

    Следы колес и блеклая ботва.
    В холодном море - бледные медузы
    И красная подводная трава.

    Поля и осень. Море и нагие
    Обрывы скал. Вот ночь, и мы идем
    На темный берег. В море - летаргия
    Во всем великом таинстве своем.

    «Ты видишь воду?» - «Вижу только ртутный
    Туманный блеск…» Ни неба, ни земли.
    Лишь звездный блеск висит под нами - в мутной
    Бездонно-фосфорической пыли.

    Стихи про осень:

    Борис Пастернак

    ЗОЛОТАЯ ОСЕНЬ

    Осень. Сказочный чертог,
    Всем открытый для обзора.
    Просеки лесных дорог,
    Заглядевшихся в озера.

    Как на выставке картин:
    Залы, залы, залы, залы
    Вязов, ясеней, осин
    В позолоте небывалой.

    Липы обруч золотой -
    Как венец на новобрачной.
    Лик березы - под фатой
    Подвенечной и прозрачной.

    Погребенная земля
    Под листвой в канавах, ямах.
    В желтых кленах флигеля,
    Словно в золоченых рамах.

    Где деревья в сентябре
    На заре стоят попарно,
    И закат на их коре
    Оставляет след янтарный.

    Где нельзя ступить в овраг,
    Чтоб не стало всем известно:
    Так бушует, что ни шаг,
    Под ногами лист древесный.

    Где звучит в конце аллей
    Эхо у крутого спуска
    И зари вишневый клей
    Застывает в виде сгустка.

    Осень. Древний уголок
    Старых книг, одежд, оружья,
    Где сокровищ каталог
    Перелистывает стужа.

    Стихи про осень:

    Николай Некрасов

    НЕСЖАТАЯ ПОЛОСА

    Поздняя осень. Грачи улетели,
    Лес обнажился, поля опустели,

    Только не сжата полоска одна…
    Грустную думу наводит она.

    Кажется, шепчут колосья друг другу:
    «Скучно нам слушать осеннюю вьюгу,

    Скучно склоняться до самой земли,
    Тучные зерна купая в пыли!

    Нас, что ни ночь, разоряют станицы1
    Всякой пролетной прожорливой птицы,

    Заяц нас топчет, и буря нас бьет…
    Где же наш пахарь? чего еще ждет?

    Или мы хуже других уродились?
    Или недружно цвели-колосились?

    Нет! мы не хуже других — и давно
    В нас налилось и созрело зерно.

    Не для того же пахал он и сеял
    Чтобы нас ветер осенний развеял?..»

    Ветер несет им печальный ответ:
    — Вашему пахарю моченьки нет.

    Знал, для чего и пахал он и сеял,
    Да не по силам работу затеял.

    Плохо бедняге — не ест и не пьет,
    Червь ему сердце больное сосет,

    Руки, что вывели борозды эти,
    Высохли в щепку, повисли, как плети.

    Как на соху, налегая рукою,
    Пахарь задумчиво шел полосою.

    Стихи про осень:

    Агния Барто

    Мы не заметили жука
    И рамы зимние закрыли,
    А он живой, он жив пока,
    Жужжит в окне,
    Расправив крылья…
    И я зову на помощь маму:
    -Там жук живой!
    Раскроем раму!

    Стихи про осень:

    В. Степанов

    ВОРОБЕЙ

    Заглянула осень в сад —
    Птицы улетели.
    За окном с утра шуршат
    Жёлтые метели.
    Под ногами первый лёд
    Крошится, ломается.
    Воробей в саду вздохнёт,
    А запеть –
    Стесняется.

    Стихи про осень:

    Константин Бальмонт

    ОСЕНЬ

    Поспевает брусника,
    Стали дни холоднее,
    И от птичьего крика
    В сердце стало грустнее.

    Стаи птиц улетают
    Прочь, за синее море.
    Все деревья блистают
    В разноцветном уборе.

    Солнце реже смеется,
    Нет в цветах благовонья.
    Скоро Осень проснется
    И заплачет спросонья.

    Стихи про осень:

    Аполлон Майков

    ОСЕНЬ

    Кроет уж лист золотой
    Влажную землю в лесу…
    Смело топчу я ногой
    Вешнюю леса красу.

    С холоду щеки горят;
    Любо в лесу мне бежать,
    Слышать, как сучья трещат,
    Листья ногой загребать!

    Нет мне здесь прежних утех!
    Лес с себя тайну совлек:
    Сорван последний орех,
    Свянул последний цветок;

    Мох не приподнят, не взрыт
    Грудой кудрявых груздей;
    Около пня не висит
    Пурпур брусничных кистей;

    Долго на листьях, лежит
    Ночи мороз, и сквозь лес
    Холодно как-то глядит
    Ясность прозрачных небес…

    Листья шумят под ногой;
    Смерть стелет жатву свою…
    Только я весел душой
    И, как безумный, пою!

    Знаю, недаром средь мхов
    Ранний подснежник я рвал;
    Вплоть до осенних цветов
    Каждый цветок я встречал.

    Что им сказала душа,
    Что ей сказали они —
    Вспомню я, счастьем дыша,
    В зимние ночи и дни!

    Листья шумят под ногой…
    Смерть стелет жатву свою!
    Только я весел душой —
    И, как безумный, пою!

    Осенние листья по ветру кружат,

    Осенние листья в тревоге вопят:
    «Всё гибнет, всё гибнет! Ты черен и гол,
    О лес наш родимый, конец твой пришел!»

    Не слышит тревоги их царственный лес.
    Под темной лазурью суровых небес
    Его спеленали могучие сны,
    И зреет в нем сила для новой весны.

    Стихи про осень:

    Николай Огарев

    ОСЕНЬЮ

    Как были хороши порой весенней неги —
    И свежесть мягкая зазеленевших трав,
    И листьев молодых душистые побеги
    По ветвям трепетным проснувшихся дубрав,
    И дня роскошное и теплое сиянье,
    И ярких красок нежное слиянье!
    Но сердцу ближе вы, осенние отливы,
    Когда усталый лес на почву сжатой нивы
    Свевает с шепотом пожолклые листы,
    А солнце позднее с пустынной высоты,
    Унынья светлого исполнено, взирает…
    Так память мирная безмолвно озаряет
    И счастье прошлое и прошлые мечты.

    Стихи про осень:

    Александр Твардовский

    НОЯБРЬ

    В лесу заметней стала елка,
    Он прибран засветло и пуст.
    И оголенный, как метелка,
    Забитый грязью у проселка,
    Обдутый изморозью золкой,
    Дрожит, свистит лозовый куст.

    Меж редеющих верхушек

    Показалась синева.
    Зашумела у опушек
    Ярко-жёлтая листва.
    Птиц не слышно. Треснет мелкий
    Обломившийся сучок,
    И, хвостом мелькая, белка
    Лёгкий делает прыжок.
    Стала ель в лесу заметней,
    Бережёт густую тень.
    Подосиновик последний
    Сдвинул шапку набекрень.

    Стихи про осень:

    Афанасий Фет

    ОСЕНЬЮ

    Когда сквозная паутина
    Разносит нити ясных дней
    И под окном у селянина
    Далекий благовест слышней,

    Мы не грустим, пугаясь снова
    Дыханья близкого зимы,
    А голос лета прожитого
    Яснее понимаем мы.

    Стихи про осень:

    Федор Тютчев

    Есть в осени первоначальной
    Короткая, но дивная пора -
    Весь день стоит как бы хрустальный,
    И лучезарны вечера…
    Пустеет воздух, птиц не слышно боле,
    Но далеко еще до первых зимних бурь
    И льется чистая и теплая лазурь
    На отдыхающее поле…

    Стихи про осень:

    Сергей Есенин

    Нивы сжаты, рощи голы,
    От воды туман и сырость.
    Колесом за сини горы
    Солнце тихое скатилось.
    Дремлет взрытая дорога.
    Ей сегодня примечталось,
    Что совсем-совсем немного
    Ждать зимы седой осталось…

    Детские стихи про осень

    Е. Трутнева

    Утром мы во двор идем -
    Листья сыплются дождём,
    Под ногами шелестят
    И летят… летят… летят…

    Пролетают паутинки
    С паучками в серединке,
    И высоко от земли
    Пролетели журавли.

    Всё летит! Должно быть, это
    Улетает наше лето.

    А. Берлова

    НОЯБРЬ
    Руки мерзнут в ноябре:
    Холод, ветер на дворе,
    Осень поздняя несет
    Первый снег и первый лед.

    СЕНТЯБРЬ
    Осень достала краски,
    Ей много покрасить нужно:
    Листья – желтым и красным,
    Серым – небо и лужи.

    ОКТЯБРЬ
    Дождь льет с самого утра,
    Льет как будто из ведра,
    И как крупные цветы
    Распускаются зонты.

    ****
    М. Исаковский
    ОСЕННЕЕ
    Жито убрано, скошено сено,
    Отошли и страда и жара.
    Утопая в листве по колено,
    Снова осень стоит у двора.

    Золотистые копны соломы
    На токах на колхозных лежат.
    И ребята дорогой знакомой
    На занятия в школу спешат.

    ****
    А. Балонский
    В ЛЕСУ
    Кружат листья над дорожкой.
    Лес прозрачен и багрян…
    Хорошо бродить с лукошком
    Вдоль опушек и полян!

    Мы идём, и под ногами
    Слышен шорох золотой.
    Пахнет влажными грибами,
    Пахнет свежестью лесной.

    И за дымкою туманной
    Вдалеке блестит река.
    Расстелила на полянах
    Осень жёлтые шелка.

    Через хвою луч весёлый
    В чащу ельника проник.
    Хорошо у влажных ёлок
    Снять упругий боровик!

    На буграх красавцы клёны
    Алым вспыхнули огнём…
    Сколько рыжиков, опёнок
    За день в роще наберём!

    По лесам гуляет осень.
    Краше этой нет поры…
    И в лукошках мы уносим
    Леса щедрые дары.

    Ю. Каспарова

    НОЯБРЬ
    В ноябре лесные звери
    Закрывают в норках двери.
    Бурый мишка до весны
    Будет спать и видеть сны.

    СЕНТЯБРЬ
    Полетели в небе птицы.
    Что им дома не сидится?
    Просит их сентябрь: «На юге
    Спрячьтесь вы от зимней вьюги».

    ОКТЯБРЬ
    Нам октябрь принёс подарки:
    Расписал сады и парки,
    Стали листья словно в сказке.
    Где же взял он столько краски?

    И. Токмакова

    СЕНТЯБРЬ
    Кончается лето,
    Кончается лето!
    И солнце не светит,
    А прячется где-то.
    И дождь-первоклассник,
    Робея немножко,
    В косую линейку
    Линует окошко.

    Ю. Каспарова
    ОСЕННИЕ ЛИСТОЧКИ
    Листочки танцуют, листочки кружатся
    И ярким ковром мне под ноги ложатся.
    Как будто ужасно они занятые,
    Зелёные, красные и золотые…
    Листья кленовые, листья дубовые,
    Пурпурные, алые, даже бордовые…
    Бросаюсь я листьями вверх наугад -
    Я тоже устроить могу листопад!

    ОСЕННЕЕ УТРО
    Жёлтый клён глядится в озеро,
    Просыпаясь на заре.
    За ночь землю подморозило,
    Весь орешник в серебре.

    Запоздалый рыжик ёжится,
    Веткой сломанной прижат.
    На его озябшей кожице
    Капли светлые дрожат.

    Тишину вспугнув тревожную
    В чутко дремлющем бору
    Бродят лоси осторожные,
    Гложут горькую кору.

    ****
    М. Садовский
    ОСЕНЬ
    Берёзы косы расплели,
    Руками клёны хлопали,
    Ветра холодные пришли,
    И тополи затопали.

    Поникли ивы у пруда,
    Осины задрожали,
    Дубы, огромные всегда,
    Как будто меньше стали.

    Всё присмирело. Съёжилось.
    Поникло. Пожелтело.
    Лишь ёлочка пригожая
    К зиме похорошела
    ****
    О. Высотская
    ОСЕНЬ
    Осенние денечки,
    В саду большие лужи.
    Последние листочки
    Холодный ветер кружит.

    Вон листочки желтые,
    Вон листочки красные.
    Соберем в кошелку
    Мы листочки разные!

    Будет в комнате красиво,
    Скажет мама нам «спасибо»!

    ****
    З. Александрова
    В ШКОЛУ

    Листья желтые летят,
    День стоит веселый.
    Провожает детский сад
    Ребятишек в школу.

    Отцвели цветы у нас,
    Улетают птицы.
    — Вы идете в первый раз,
    В первый класс учиться.

    Куклы грустные сидят
    На пустой террасе.
    Наш веселый детский сад
    Вспоминайте в классе.

    Вспоминайте огород,
    Речку в дальнем поле.
    Мы ведь тоже через год
    Будем с вами в школе.

    КГУ «Централизованная библиотечная система» г.Павлодара

    7 апреля 2021 года в Центральной детской библиотеке им. М. Жаманбалинова провели в онлайн формате литературный вернисаж «Первый учитель казахской степи», посвященный 180-летию И. Алтынсарина. Цель мероприятия познакомить с биографией, и творчеством великого просветителя  И. Алтынсарина, расширить представления о писателе, учителе. Ибрай Алтынсарин…

    Подробнее

    Центральная детская библиотека

    19 апреля ЦДБ им. М.Жаманбалинова представила для подписчиков Инстаграмм и Фэйсбук информ-дайджест «Творчество доброе и солнечное», посвящённый творчеству писателя-натуралиста, писавшего для детей Виталия Валентиновича Бианки. Виталий Валентинович родился 11 февраля 1894 года в Петербурге. Отец его был учёным-орнитологом, и работал хранителем коллекций Зоологического…

    Подробнее

    Центральная детская библиотека

    50 лет со дня объявления «Гусиного перелета» памятником природы республиканского значения.

    Подробнее

    Центральная городская библиотека

    В этом году 30-летнему юбилею Независимости РК в рамках акции «Одна страна-одна книга» нашим читателям были  предложены 30 книг разного жанра литературы. Мы, библиотекари, призываем наших читателей читать книги, привлекать в процесс чтения наших детей. Чтение ведь помогает нашему юному  поколению стать разносторонними, …

    Подробнее

    Детская библиотека №2, Одна страна - Одна книга

    На информационном стенде «Тәуелсіздік ел тілегі», посвященном 30-летию Независимости РК, рассказывается о трудных днях и достижениях, которые страна пережила за годы становления независимости. В информации повествуется о горьких днях«Ақтабан шұбырында, Алқакөл сұлама» 1723 года, национально-освободительном восстании 1916 года, Гражданской войне 1917 года, репрессиях…

    Подробнее

    Массовая библиотека №4, Путь к успеху

    КГУ «Централизованная библиотечная система города Павлодар» организовала среди работников культуры эстафету «Асқақтай бер, айбынды Қазақстан!». Дом культуры села Кенжеколь принял данную эстафету от работников Дома культуры имени Жаяу Мусы. Эстафету чтения стихов Дом культуры села Кенжеколь передал коллективу ГККП Детского культурно-досугового центра «Колос».

    Подробнее

    Ленинский

    Ноябрьские капризульки. Ноябрьские капризульки Болонский в лесу биография имя

    Ноябрь - последний месяц осени. Пожалуй, он самый дождливый и самый депрессивный для природы. Во всяком случае, в России так. В Тольятти, например, так, где я живу.

    Говорят, что все поэты относятся к осени по-особенному, поэты грустят, но при этом могут много писать о дожде, о лужах, о том, что видят, и что перекликается с их нежными душами, которые способны выдать миру красоту в слове.

    Я и сам пишу стихи, как многие знают уже. К осени отношусь хорошо: не так жарко, как может быть летом, не так холодно, как бывает в наших самарских краях в январе и феврале. Я не грущу особо в это время года, не хандрю, а всё время повторяю песенку про то, как «у природы нет плохой погоды», поэтому стараюсь не стареть и не гнать лето жизни к своему логическому завершению.

    Думаю, это устойчивый общественный стереотип - хандрить по осени, а зимой впадать в спячку, чтобы весной очнуться, согнать с себя весь жир и летом раздеться до возможного приличия (зависит от местности), и - на пляж. Ещё люди любят по лесам бродить, по полям, на курорты ездить. Наконец, есть такое понятие как дачники , которые всегда позитивны, готовы, пока есть тепло, ковыряться в грядках, сидеть под деревом в теньке и сливаться с природой.

    Так вот, осень. Ноябрь. До следующего лета ещё далековато, но стихи всё равно пишутся, люди переживают по этому поводу и недовольны осадками и хмурым, как им кажется небом. Гуляя по всемирной паутине Интернет, я, большой любитель поэзии, случайно наткнулся на одного русскоязычного поэта, точнее поэтессу, которая меня заинтересовала. Прочитайте следующее стихотворение, ноябрьское - оно мне показалось очень актуальным.

    Светлана Моисеева

    Плачет Ноябрь...

    Плачет Ноябрь, как бездомная кошка,

    С лета живущая в тёмном подвале,

    Лапой озябшей скребётся в окошко -

    Всё безнадёжно: откроют едва ли...

    Глухо задраены рамы тройные,

    Шторы как плотно закрытые веки,

    И переулки, как миска, пустые...

    Как обманулся Ноябрь в человеке!

    Золото листьев стелил на дорожки,

    Мудро лечил первым снегом усталость -

    Гонят теперь. Он бродячею кошкой

    Мёрзнет в подвале. Недолго осталось...

    И вот моё читательское мнение по стихотворению поэтессы Светланы Моисеевой . Не скажу, что мне не понравилось оно. Не хочу также писать банальные хвалительные комментарии, лучше честно и по-существу. Думаю, автор меня поймёт.

    Несколько раз прочёл приведённые выше грустные строки, даже продекламировал их вслух, потому что только так можно услышать музыку поэзии. Представилась мне грязная голодная кошка с табличкой сбоку: «Ноябрь». Она бегает по опустевшему городу, но её никуда не пускают. Вот летом ей было получше: жила себе в тёмном подвале и, видимо, радовалась жизни.

    Теперь у неё полная безнадёга, точнее у кота этого по имени Ноябрь. Холодно, голодно, человек не хочет пускать в дом. И кот разочарован людьми, он жестоко обманут. И мёрзнет в подвале. Последняя фраза - как выстрел в висок бедолаге коту: «Недолго осталось...»

    Вот такая картина маслом , как говорил Марк Гоцман в телесериале «Ликвидация». Я не против того, что автор скорбит по поводу плохой погоды, я просто не понимаю, зачем это осеннее отчаяние выражать в стихах и делиться им с читателями? Очень зацепила эта мысль. Ведь у поэтов, если даже и печаль в стихах, то она всегда светлая! Может, я что-то и не понимаю, но рассуждаю сейчас не как поэт, но как простой читатель, который пришёл к колодцу напиться в жару, а поднял в ведре протухшую воду.

    Последнее четверостишие меня особенно «порадовало». Одни вопросы... Ну, во-первых, словосочетание «золото листьев», оно настолько часто встречается в стихах у всех кому не лень (а ведь кто-то когда-то его сочинил, интересно кто?), что здесь, мне кажется, можно было придумать что-нибудь своё, оригинальное.

    И это ладно ещё, это не так страшно, как и использование классической рифмы «кошка - окошко». Фраза «Мудро лечил первым снегом усталость» - совсем сбила с толку: что автор имеет в виду? Кот-ноябрь мудро первым снегом лечит усталость человека, а тот его гонит с порога. Эх, действительно грустно…

    Ну, ничего. Главное, ребята сердцем не стареть. Просто вот задели стихи эти за живое. Ноябрь всё-таки, скоро зима. Кошек после прочтения стало ещё жальче. У нас во дворе одна пожилая женщина, видимо очень одинокая, по утрам и вечерам прикармливает бездомных кошек, они к ней сбегаются с радостными визгами и рычанием, завидя тяжёлую походку ещё издали.

    Александр Тененбаум

    Одним прекрасным летним днем молодой поэт Иван Подушкин приехал в столицу своей любимой родины из прекрасной рязанской деревни на чугунном, быстроногом поезде с целью посмотреть на жизнь городских людей, полюбоваться красотой многих музеев великой Москвы, а также встретиться с известным на то время поэтом Болонским, который в своих стихах прославлял царство любви и красоты. Иван хотел прочесть ему некоторые свои стихотворения и услышать о них мнение человека довольно много знающего в области поэзии и искусства. От мнение Болонского зависела его творческая судьба. Он решил, что если Болонский похвально отзовется о его творчестве, то он и дальше будет продолжать сочинительством стихов, станет поэтом любящим свой родимый край, будет гореть в огне пламенных, поэтических чувств, если же нет, то тогда прощай чарующий мир поэзии, океан сочетания божественных звуков и слов. Для творческой личности витающей в заоблачной стране фантазий нет ничего лучше, чем слышать шум океана звуков и слов, который полностью заполняют душу, и ты не можешь спокойно заснуть, пока не выплеснешь все, что чувствуешь на белом листе бумаги, который служит поэту явным другом в момент его духовных озарений
    Иван приехал в Москву всего лишь на несколько дней. Он становился на ночлег в одной старенькой привокзальной гостинице, которая очаровывала его стариной. Увидев, ее Иван сказал про себя: «Наша жизнь действительно коротка. Кажется, что человек живет на этой земле всего лишь считанные минуты, а не многие года. Да так оно и есть. Когда-то в этой гостинице жили люди, которых давно нет в этом мире. Живут они лишь только в памяти своих друзей и родственников. Они тоже о чем-то мечтали, влюблялись, страдали, смеялись и мыслили. Одним словом жили. Были такими же людьми, как и мы. Некоторые из них своим талантом, любовью ко всему миру, проповедованием идеалов добра покали нам, что этот мир прекрасен, и они навсегда вошли в нашу жизнь как люди, чей альтруизм не знал границ. Я тоже хочу всю свою жизнь прожить с любовью к людям и к этому бездонному бесконечному небу, по которому плывут, как корабли по глади морской, белоснежные облака. Я люблю этот мир с зелеными лугами, густыми лесами, веселыми ручьями, желтыми полями и широкими степями. Я люблю Русь! Я буду ей вечно служить!”
    Его комната располагалась на втором этаже ветхой гостиницы. Из окон открывался вид на вокзал и радостное летнее небо. В комнате было очень чисто и уютно, несмотря на убогость всего внутреннего убранства. Ивану она понравилась. Он оставил свой чемодан в комнате и сразу же отправился на столичном метро в гости к Болонскому, который жил неподалеку от Красной площади. Адрес он узнал из большой телефонной книги своего старого и доброго деда Афанасия. По дороге он очень нервничал, ведь решалась его поэтическая судьба. Он также боялся, что не застанет его дома или он уехал куда-нибудь странствовать. Иван никого не замечал, он находился в мире тревог и переживаний. Он надеялся, что его стихи понравиться великому поэту России и он сможет продолжать творить. Ведь он жить не может без поэзии.
    Наконец он уже стоял у двери квартиры поэта и никак не набирался смелости позвонить в дверь. Но все же через несколько минут он смог пересилить себя и нажал на дверной звонок. Теперь ему оставалось только ждать. И ожидание было недолгим. Ему открыл дверь человек, стихи которого он обожал и которым восхищался. В коридоре стоял мужчина на вид 32 лет среднего роста, с небесно голубыми глазами, довольно худощавый и явно не спортивного телосложения. Звали его Николаем Болонским. На нем был надет длинный домашний халат, в правой руке он держал небольшой томик стихов Пушкина.
    Проходите, пожалуйста, молодой поэт! Буду рад вас считать своим гостем - сказал Болонский
    Как вы узнали, что я хочу быть поэтом?- спросил с удивлением Иван
    Я вижу насквозь человеческую душу - ответил Болонский и еще раз пригласил его зайти в квартиру.
    Покорно вас благодарю - сказал Иван и зашел, наконец, в квартиру. Он выглядел очень растерянно.
    Болонский закрыл входную дверь и пригласил молодого человека пройти в гостиную. Иван последовал за ним. Сердце его начало биться еще быстрее, он весь дрожал, как трусливый заяц. Ему даже казалось, что он вот-вот потеряет сознание. Несчастный Иван очень сильно переживал.
    Болонский уселся в своем любимом кресле, томик стихов положил на маленький столик, стоявший рядом с креслом. Иван сел на деревянный стул напротив его. В большой и светлой комнате стояла тишина. Они смотрели в глаза друг друга и молчали. Две поэтические души встретились в мире, где правят, к сожалению, деньги и жестокость.
    Первым заговорил Болонский. Иван по- прежнему находился в состоянии нервного страха и не мог даже сказать слово.
    Я бы хотел услышать ваши стихи мой милый друг. Пожалуйста, прочитайте мне что – нибудь - ласковым и нежным голосом сказал Болонский. Он понимал, в каком состоянии находится его брат по перу.
    После этих слов у Ивана загорелся огонь в груди. Его страх исчез. Он встал со стула, достал из кармана пиджака скомканный листок бумаги, поднес его к своим глазам и перед тем как начать читать сказал: «Стих называется Звезды. Я написал его в одну лунную, звездную ночь. Я восхищаюсь красотой звезд сияющих на небе. Я обожаю красотою природы и не понимаю, как многие люди на земле любуются шикарными машинами и дорогими домами и совсем не обращают внимание на первозданную красоту нашей матери природы. Обывательщина часто захватывает в свои сети жителей земли, и они часто не могут выбраться из однообразной рутины жизни. В наше время промышленность и техника развивается стремительными темпами, но мир поэзии, философии, искусства мало кого, к сожалению, волнует. Так вот в своем стихе я хотел показать людям красу звезд, который для меня являются светоносными лучами счастья и добра. Извините меня многоуважаемый Николай Болонский за мою долгую речь. Теперь я прочитаю вам свой стих”
    Иван начал читать свой стих с большой любовью к своему творению. Он читал его с душой, которая искренне любит природу и человека, как неотделимую и важную часть природы. Вот собственно его стих:
    Вечные странники неба ночного
    Радуют множество жителей мира
    Яркостью света родного, святого
    В круге движений живого эфира.

    Звездные лучики ночью холодной
    Странствуют в космосе полном загадок
    Зная, что в жизни своей превосходной
    Им ничего кроме счастья не надо.

    Звезды любимые, звезды немые
    Дышат свободою милой, прекрасной.
    Звезды любимые, звезды немые
    Смотрят на землю с любовью страстной

    Болонский слушал его очень внимательно. Следил за интонацией его голоса, прислушивался к ритму стиха, смотрел в глаза Ивана, в которых видна была радость и счастье. Болонский понял, что Иван сможет стать хорошим поэтом, если будет трудиться непрестанно. Ведь в нашем мире без приложения усилий, труда добиться своей цели невозможно.
    После того как Иван закончил читать свой стих, Болонский сказал:
    Мне понравился ваш стих, но чтобы стать настоящим поэтом вы должны еще много трудиться. Я думаю, что вам не стоит бросать писать стихи. Мой друг у вас есть потенциал, и быть может однажды, вы станете великим стихотворцем и прославитесь на веке. Вы добрый человек. Оставайтесь таким на всю жизнь.
    Спасибо вам большое. Знайте, что я был и всегда буду поклонником вашего таланта. Еще раз покорно вас благодарю - радостно проговорил Иван
    В этот момент радости и счастья молодого поэта в другой комнате зазвонил телефон. Болонский неохотно встал с кресла, и пошел отвечать на телефонный звонок. Иван не слышал о чем он с кем-то говорит, так его это совершенно не интересовала. Он видел перед собой новые стихи, которые он собирался написать в недалеком будущем. Иван пребывал в состоянии, которое знакомо лишь творческим личностям с очень тонкой, чувственной душой. Для поэта главнее всего это его чувства. Человек без чувств всего лишь черствый сухарь.
    Болонский снова вернулся к Ивану и сказал, что к нему едут гости и молодому поэту придется покинуть его. На прощания стройный, кареглазый, красивый деревенский парень обнял его крепко. Еще раз поблагодарил, пожал руку на прощание и отправился в свою привокзальную гостиницу. На улице уже начало темнеть, подул легкий разбойник ветерок, воздушный цари птицы еще летали по небу, природа дышала свежестью и тишиной. На душе Ивана было светло. Болонский не разбил его надежды в пух и прах, а наоборот помог ему приблизиться к своей самой драгоценной мечте стать настоящим певцом природы, добра и красоты, Поэт всегда чувствует свою связь с окружающим миром, он является частью его и поэтому не может не отражать в своих стихах то, что интересует людей своей родной страны и всего земного шара.
    Через несколько лет Иван Подушкин стал известным поэтом. Его стихи раскупались не только в России, но и за рубежом. Вся его поэзия проникнута гуманизмом, любовью к природе и таинственному, голубоглазому небу. Он отразил в ней то, что интересует и заботит каждого жителя земли.
    Он стал самым настоящим поэтом с чутким сердцем и очень доброй душой. Ивана Подушкина человечество не забудет никогда. Он вечно будет сиять людям своим лучезарным светом доброты. Он стал звездой, которая всегда будет гореть на небосклоне нашей жизни. Его мечта осуществилась. Теперь Иван Подушкин может с гордостью называть себя поэтом.

    Предлагаю Вам подборку стихов про осень для детей . Они расскажут детям о красоте природы и ее изменениях в это время года. Стихи при осень очень красивые, они способны передать осеннее настроение и детям и взрослым. Вы найдете стихи про каждый осенний месяц — сентябрь, октябрь и ноябрь. В этом собрании стихи представлены достаточно длинные, для деток постарше. А для малышей можно подобрать стихотворение из . Также для знакомства с осенью деткам можно предложить и .

    Осень

    Жёлтой краской кто-то

    Выкрасил леса,

    Стали отчего-то

    Ниже небеса,

    Ярче запылали

    Кисточки рябин.

    Все цветы увяли,

    Лишь свежа полынь.

    Я спросил у папы:

    — Что случилось вдруг?

    И ответил папа:

    — Это осень, друг.

    (Н. Антонова)

    Осень

    Осенние денёчки,

    в саду большие лужи.

    Последние листочки

    холодный ветер кружит.

    Вон листочки жёлтые,

    вон листочки красные.

    Соберём в кошёлку

    мы листочки разные!

    Будет в комнате красиво,

    скажет мама нам спасибо.

    (О. Высотская)

    В школу

    Листья желтые летят,
    День стоит веселый.
    Провожает детский сад
    Ребятишек в школу.

    Отцвели цветы у нас,
    Улетают птицы.
    — Вы идете в первый раз
    В первый класс учиться.

    Куклы грустные сидят
    На пустой террасе.
    Наш веселый детский сад
    Вспоминайте в классе.

    Вспоминайте огород,
    Речку в дальнем поле…
    Мы ведь тоже через год
    Будем с вами в школе.

    Дачный поезд отошел,
    Мимо окон мчится…
    — Обещали хорошо,
    Лучше всех учиться!

    (З. Александрова )

    Осеннее утро

    Жёлтый клён глядится в озеро,
    Просыпаясь на заре.
    За ночь землю подморозило,
    Весь орешник в серебре.

    Запоздалый рыжик ёжится,
    Веткой сломанной прижат.
    На его озябшей кожице
    Капли светлые дрожат.

    Тишину вспугнув тревожную
    В чутко дремлющем бору,
    Бродят лоси осторожные,
    Гложут горькую кору.

    Улетели птицы разные,
    Смолк их звонкий перепев.
    А рябина осень празднует,
    Бусы красные надев.

    (О. Высотская)

    В лесу

    Кружат листья над дорожкой.
    Лес прозрачен и багрян…
    Хорошо бродить с лукошком
    Вдоль опушек и полян!

    Мы идём, и под ногами
    Слышен шорох золотой.
    Пахнет влажными грибами,
    Пахнет свежестью лесной.

    И за дымкою туманной
    Вдалеке блестит река.
    Расстелила на полянах
    Осень жёлтые шелка.

    Через хвою луч весёлый
    В чащу ельника проник.
    Хорошо у влажных ёлок
    Снять упругий боровик!

    На буграх красавцы клёны
    Алым вспыхнули огнём…
    Сколько рыжиков, опёнок
    За день в роще наберём!

    По лесам гуляет осень.
    Краше этой нет поры…
    И в лукошках мы уносим
    Леса щедрые дары.
    (А. Болонский)

    Осень

    Кроет уж лист золотой
    Влажную землю в лесу…
    Смело топчу я ногой
    Вешнюю леса красу.

    С холоду щеки горят;
    Любо в лесу мне бежать,
    Слышать, как сучья трещат,
    Листья ногой загребать!

    Нет мне здесь прежних утех!
    Лес с себя тайну совлек:
    Сорван последний орех,
    Свянул последний цветок;

    Мох не приподнят, не взрыт
    Грудой кудрявых груздей;
    Около пня не висит
    Пурпур брусничных кистей;

    Долго на листьях лежит
    Ночи мороз, и сквозь лес
    Холодно как-то глядит
    Ясность прозрачных небес…

    Листья шумят под ногой;
    Смерть стелет жатву свою…
    Только я весел душой
    И, как безумный, пою!

    Знаю, недаром средь мхов
    Ранний подснежник я рвал;
    Вплоть до осенних цветов
    Каждый цветок я встречал.

    Что им сказала душа,
    Что ей сказали они —
    Вспомню я, счастьем дыша,
    В зимние ночи и дни!
    Листья шумят под ногой…
    Смерть стелет жатву свою!
    Только я весел душой —
    И, как безумный, пою!

    (А. Майков )

    Зайчик

    Маленькому зайчику
    На сырой ложбинке
    Прежде глазки тешили
    Белые цветочки…

    Осенью расплакались
    Тонкие былинки,
    Лапки наступают
    На жёлтые листочки.

    Хмурая, дождливая
    Наступила осень,
    Всю капустку сняли,
    Нечего украсть.

    Бедный зайчик прыгает
    Возле мокрых сосен,
    Страшно в лапы волку
    Серому попасть…

    Думает о лете,
    Прижимает уши,
    На небо косится –
    Неба не видать…

    Только б потеплее,
    Только бы посуше…
    Очень неприятно
    По воде ступать!

    (А. Блок )

    Осень

    Дождь, дождь
    Целый день
    Барабанит в стекла.
    Вся земля,
    Вся земля
    От воды размокла.

    Воет, воет
    За окном
    Недовольный ветер.
    Хочет двери он сорвать
    Со скрипучих петель.

    Ветер, ветер, не стучи
    В запертые сени;
    Пусть горят у нас в печи
    Жаркие поленья.

    Руки тянутся к теплу,
    Стекла запотели.
    На стене
    И на полу
    Заплясали тени.

    Собирайтесь у меня
    Слушать сказку
    У огня!

    (Я. Аким )

    Что нам осень принесет?

    Что нам осень принесет?
    Что нам осень принесет?
    — Яблоки румяные, сладкий мед,
    Яблоки румяные, сладкий мед!

    Что нам осень принесет?
    Что нам осень принесет?
    Разных овощей полный огород,
    Разных овощей полный огород!

    Что нам осень принесет?
    Что нам осень принесет?
    Золотого хлебушка на весь год,
    Золотого хлебушка на весь год!

    (Л. Некрасова )

    Шуточка про Шурочку

    Листопад, листопад,
    Все звено примчалось в сад,
    Прибежала Шурочка.

    Листья (слышите?) шуршат:
    Шурочка, Шурочка…

    Ливень листьев кружевной
    Шелестит о ней одной:
    Шурочка, Шурочка…

    Три листочка подмела,
    Подошла к учителю:
    - Хорошо идут дела!
    (Я тружусь, учтите, мол,
    Похвалите Шурочку,
    Шурочку, Шурочку…)

    Как работает звено,
    Это Шуре все равно,
    Только бы отметили,
    В классе ли, в газете ли,
    Шурочку, Шурочку…

    Листопад, листопад,
    Утопает в листьях сад,
    Листья грустно шелестят:
    Шурочка, Шурочка…

    (Агния Барто )

    Несжатая полоса

    Поздняя осень. Грачи улетели,
    Лес обнажился, поля опустели,

    Только не сжата полоска одна…
    Грустную думу наводит она.

    Кажется, шепчут колосья друг другу:
    «Скучно нам слушать осеннюю вьюгу,

    Скучно склоняться до самой земли,
    Тучные зерна купая в пыли!

    Нас, что ни ночь, разоряют станицы
    Всякой пролетной прожорливой птицы,

    Заяц нас топчет, и буря нас бьет…
    Где же наш пахарь? чего еще ждет?

    Или мы хуже других уродились?
    Или недружно цвели-колосились?

    Нет! мы не хуже других — и давно
    В нас налилось и созрело зерно.

    Не для того же пахал он и сеял
    Чтобы нас ветер осенний развеял?..»

    Ветер несет им печальный ответ:
    — Вашему пахарю моченьки нет.

    Знал, для чего и пахал он и сеял,
    Да не по силам работу затеял.

    Плохо бедняге — не ест и не пьет,
    Червь ему сердце больное сосет,

    Руки, что вывели борозды эти,
    Высохли в щепку, повисли, как плети.

    Как на соху, налегая рукою,
    Пахарь задумчиво шел полосою.

    (Н. Некрасов )

    Осень

    Как грустный взгляд, люблю я осень.
    В туманный, тихий день хожу
    Я часто в лес и там сижу -
    На небо белое гляжу
    Да на верхушки темных сосен.
    Люблю, кусая кислый лист,
    С улыбкой развалясь ленивой,
    Мечтой заняться прихотливой
    Да слушать дятлов тонкий свист.
    Трава завяла вся… холодный,
    Спокойный блеск разлит по ней…
    И грусти тихой и свободной
    Я предаюсь душою всей…
    Чего не вспомню я? Какие
    Меня мечты не посетят?
    А сосны гнутся, как живые,
    И так задумчиво шумят…
    И, словно стадо птиц огромных,
    Внезапно ветер налетит
    И в сучьях спутанных и темных
    Нетерпеливо прошумит.

    (И. Тургенев)

    Осенью

    Как были хороши порой весенней неги —
    И свежесть мягкая зазеленевших трав,
    И листьев молодых душистые побеги
    По ветвям трепетным проснувшихся дубрав,
    И дня роскошное и теплое сиянье,
    И ярких красок нежное слиянье!
    Но сердцу ближе вы, осенние отливы,
    Когда усталый лес на почву сжатой нивы
    Свевает с шепотом пожолклые листы,
    А солнце позднее с пустынной высоты,
    Унынья светлого исполнено, взирает…
    Так память мирная безмолвно озаряет
    И счастье прошлое и прошлые мечты.

    (Н. Огарев )

    Осенней позднею порою

    Осенней позднею порою
    Люблю я царскосельский сад,
    Когда он тихой полумглою,
    Как бы дремотою, объят

    И белокрылые виденья
    На тусклом озера стекле
    В какой-то неге онеменья
    Коснеют в этой полумгле…

    И на порфирные ступени
    Екатерининских дворцов
    Ложатся сумрачные тени
    Октябрьских ранних вечеров -

    И сад темнеет, как дуброва,
    И при звездах из тьмы ночной,
    Как отблеск славного былого,
    Выходит купол золотой…
    (Ф. Тютчев)

    Славная осень

    Славная осень! Здоровый, ядреный
    Воздух усталые силы бодрит;
    Лед неокрепший на речке студеной
    Словно как тающий сахар лежит;

    Около леса, как в мягкой постели,
    Выспаться можно – покой и простор!
    Листья поблекнуть еще не успели,
    Желты и свежи лежат, как ковер.

    Славная осень! Морозные ночи,
    Ясные, тихие дни…
    Нет безобразья в природе! И кочи,
    И моховые болота, и пни –

    Всё хорошо под сиянием лунным,
    Всюду родимую Русь узнаю…
    Быстро лечу я по рельсам чугунным,
    Думаю думу свою…

    (Н. Некрасов)

    Осень

    Настала осень; непогоды
    Несутся в тучах от морей;
    Угрюмеет лицо природы,
    Не весел вид нагих полей;
    Леса оделись синей тьмою,
    Туман гуляет над землёю
    И омрачает свет очей.
    Всё умирает, охладело;
    Пространство дали почернело;
    Нахмурил брови белый день;
    Дожди бессменные полились;
    К людям в соседки поселились
    Тоска и сон, хандра и лень.
    Так точно немочь старца скучна;
    Так точно тоже для меня
    Всегда водяна и докучна
    Глупца пустая болтовня.

    (А. Кольцов)

    Задрожали листы, облетая

    Задрожали листы, облетая,
    Тучи неба закрыли красу,
    С поля буря ворвавшися злая
    Рвет и мечет и воет в лесу.

    Только ты, моя милая птичка,
    В теплом гнездышке еле видна,
    Светлогруда, легка, невеличка,
    Не запугана бурей одна.

    И грохочет громов перекличка,
    И шумящая мгла так черна…
    Только ты, моя милая птичка,
    В теплом гнездышке еле видна.
    (А. Фет)

    Ласточки пропали…

    Ласточки пропали,
    А вчера зарей
    Всё грачи летали
    Да, как сеть, мелькали
    Вон над той горой.

    С вечера все спится,
    На дворе темно.
    Лист сухой валится,
    Ночью ветер злится
    Да стучит в окно.

    Лучше б снег да вьюгу
    Встретить грудью рад!
    Словно как с испугу
    Раскричавшись, к югу
    Журавли летят.

    Выйдешь – поневоле
    Тяжело – хоть плачь!
    Смотришь – через поле
    Перекати-поле
    Прыгает, как мяч.

    (А. Фет)

    Устало все кругом

    Устало все кругом: устал и цвет небес,
    И ветер, и река, и месяц, что родился,
    И ночь, и в зелени потусклой спящий лес,
    И желтый тот листок, что наконец свалился.

    Лепечет лишь фонтан средь дальней темноты,
    О жизни говоря незримой, но знакомой…
    О ночь осенняя, как всемогуща ты
    Отказом от борьбы и смертною истомой!
    (А. Фет)

    Листопад

    Лес, точно терем расписной,
    Лиловый, золотой, багряный,
    Веселой, пестрою стеной
    Стоит над светлою поляной.

    Березы желтою резьбой
    Блестят в лазури голубой,
    Как вышки, елочки темнеют,
    А между кленами синеют
    То там, то здесь в листве сквозной
    Просветы в небо, что оконца.
    Лес пахнет дубом и сосной,
    За лето высох он от солнца,
    И Осень тихою вдовой
    Вступает в пестрый терем свой…

    (И. Бунин)

    Октябрьский рассвет

    Ночь побледнела, и месяц садится
    За реку красным серпом.
    Сонный туман на лугах серебрится,
    Черный камыш отсырел и дымится,
    Ветер шуршит камышом.

    Тишь на деревне. В часовне лампада
    Меркнет, устало горя.
    В трепетный сумрак озябшего сада
    Льется со степи волнами прохлада…
    Медленно рдеет заря.
    (И. Бунин)

    Осень

    Поспевает брусника,
    Стали дни холоднее,
    И от птичьего крика
    В сердце стало грустнее.

    Стаи птиц улетают
    Прочь, за синее море.
    Все деревья блистают
    В разноцветном уборе.

    Солнце реже смеется,
    Нет в цветах благовонья.
    Скоро Осень проснется
    И заплачет спросонья.

    (К. Бальмонт)

    Осенью

    Осень наступила,

    Высохли цветы,

    И глядят уныло

    Голые кусты.

    Вянет и желтеет

    Травка на лугах,

    Только зеленеет

    Озимь на полях.

    Туча небо кроет,

    Солнце не блестит;

    Ветер в поле воет;

    Дождик моросит.

    Воды зашумели

    Быстрого ручья,

    Птички улетели

    В тёплые края.

    (А. Плещеев)

    Скучная картина

    Скучная картина!
    Тучи без конца,
    Дождик так и льется,
    Лужи у крыльца…
    Чахлая рябина
    Мокнет под окном,
    Смотрит деревушка
    Сереньким пятном.
    Что ты рано в гости,
    Осень, к нам пришла?
    Еще просит сердце
    Света и тепла!..
    (А. Плещеев)

    Нивы сжаты, рощи голы

    Нивы сжаты, рощи голы,
    От воды туман и сырость.
    Колесом за сини горы
    Солнце тихое скатилось.

    Дремлет взрытая дорога.
    Ей сегодня примечталось,
    Что совсем-совсем немного
    Ждать зимы седой осталось.

    Ах, и сам я в чаще звонкой
    Увидал вчера в тумане:
    Рыжий месяц жеребенком
    Запрягался в наши сани.
    (С. Есенин)

    Закружилась листва золотая

    Закружилась листва золотая
    В розоватой воде на пруду,
    Словно бабочек легкая стая
    С замираньем летит на звезду.

    Я сегодня влюблен в этот вечер,
    Близок сердцу желтеющий дол.
    Отрок-ветер по самые плечи
    Заголил на березке подол.

    И в душе и в долине прохлада,
    Синий сумрак как стадо овец,
    За калиткою смолкшего сада
    Прозвенит и замрет бубенец.

    Я еще никогда бережливо
    Так не слушал разумную плоть,
    Хорошо бы, как ветками ива,
    Опрокинуться в розовость вод.

    Хорошо бы, на стог улыбаясь,
    Мордой месяца сено жевать…
    Где ты, где, моя тихая радость,
    Все любя, ничего не желать?
    (С. Есенин)

    Золотая осень

    Осень. Сказочный чертог,
    Всем открытый для обзора.
    Просеки лесных дорог,
    Заглядевшихся в озера.

    Как на выставке картин:
    Залы, залы, залы, залы
    Вязов, ясеней, осин
    В позолоте небывалой.

    Липы обруч золотой -
    Как венец на новобрачной.
    Лик березы - под фатой
    Подвенечной и прозрачной.

    Погребенная земля
    Под листвой в канавах, ямах.
    В желтых кленах флигеля,
    Словно в золоченых рамах.

    Где деревья в сентябре
    На заре стоят попарно,
    И закат на их коре
    Оставляет след янтарный.

    Где нельзя ступить в овраг,
    Чтоб не стало всем известно:
    Так бушует, что ни шаг,
    Под ногами лист древесный.

    Где звучит в конце аллей
    Эхо у крутого спуска
    И зари вишневый клей
    Застывает в виде сгустка.

    Осень. Древний уголок
    Старых книг, одежд, оружья,
    Где сокровищ каталог
    Перелистывает стужа.

    (Б. Пастернак)

    Бабье лето

    Наступило бабье лето -
    Дни прощального тепла.
    Поздним солнцем отогрета,
    В щелке муха ожила.

    Солнце! Что на свете краше
    После зябкого денька?..
    Паутинок легких пряжа
    Обвилась вокруг сучка.

    Завтра хлынет дождик быстрый,
    Тучей солнце заслоня.
    Паутинкам серебристым
    Жить осталось два-три дня.

    Сжалься, осень! Дай нам света!
    Защити от зимней тьмы!
    Пожалей нас, бабье лето:
    Паутинки эти - мы.

    (Д. Кедрин)

    Осень

    Был поздний ветер дюж,
    Нес пепел листьев прелых
    И муть, как из тарелок,
    Выплескивал из луж.

    Рябины рдела гроздь.
    А лес, густой недавно,
    Листвой блиставший славно,
    Стал виден всем насквозь.

    Он был как близкий дом,
    Где содраны обои,
    Нет ламп над головою,-
    Узнаешь, да с трудом.

    В различные концы,
    Сложив свои гардины
    И сняв свои картины,
    Разъехались жильцы.

    Струился дождь из мглы,
    Тянулся запах прели,
    И словно обгорели
    Намокшие стволы.

    О, милые дома!..
    Напрасно сердцу грустно:
    Все выправит искусно,
    Все выбелит зима.
    (К. Ваншенкин)

    Осень

    Любви возвышенной истоки
    леса и пажити хранят.
    Незримо Пушкинские строки
    вплелись в осенний листопад.

    И среди чуткого молчанья
    в купели золотого сна
    Душа полна очарованья
    И светлых дум она полна.

    Родной поэзии свобода
    объяла так и даль и высь,
    что где тут Пушкин, где природа,
    пойди попробуй разберись…

    (Н. Рачков)

    Ути-ути

    Под берёзой,
    Под осиной,
    Шевелясь едва-едва,
    Будто выводок утиный,
    По реке плывёт листва.

    – Не забудьте, не забудьте
    Возвратиться к нам весной!..
    – Ути-ути!.. Ути-ути…
    Утихает мир лесной.

    И стоят деревья-мамы,
    И тревожно шелестят,
    И глядят на самых-самых
    Жёлтых
    маленьких
    листят…

    (М. Яснов)

    Осень

    На кусте-кусточке –
    Жёлтые листочки,
    Виснет тучка в просини, –
    Значит, дело к осени!

    В красных листьях бережок.
    Каждый листик – как флажок.
    Стал наш парк осенний строже.
    Бронзой весь покроется!

    Осень, кажется мне, тоже
    К октябрю готовится…
    В красных листьях бережок.
    Каждый листик – как флажок!

    (И. Демьянов)

    Праздник урожая

    Осень скверы украшает
    Разноцветною листвой.
    Осень кормит урожаем
    Птиц, зверей и нас с тобой.
    И в садах, и в огороде,
    И в лесу, и у воды.
    Приготовила природа
    Всевозможные плоды.
    На полях идёт уборка —
    Собирают люди хлеб.
    Тащит мышка зёрна в норку,
    Чтобы был зимой обед.
    Сушат белочки коренья,
    запасают пчёлы мёд.
    Варит бабушка варенье,
    В погреб яблоки кладёт.
    Уродился урожай —
    Собирай дары природы!
    В холод, в стужу, в непогоду
    Пригодится урожай!

    (Т. Бокова)

    Осенью

    В журавлином небе
    Ветер тучи носит.
    Шепчет верба вербе:
    «Осень. Снова осень!»

    Листьев желтый ливень,
    Солнце ниже сосен.
    Шепчет ива иве:
    «Осень. Скоро осень!»

    На кустарник иней
    Белый плащ набросил.
    Шепчет дуб рябине:
    «Осень. Скоро осень!»

    Шепчут елям ели
    Средь лесного бора:
    «Скоро заметелит
    И завьюжит скоро!»

    (А. Ефимцев)

    Осени приметы

    Тонкая берёзка
    В золото одета.
    Вот и появилась осени примета.

    Птицы улетают
    В край тепла и света,
    Вот вам и другая
    Осени примета.

    Сеет капли дождик
    Целый день с рассвета.
    Этот дождик тоже
    Осени примета.

    Горд мальчишка, счастлив:
    Ведь на нём надета
    Школьная рубашка,
    Купленная летом.

    Девочка с портфелем.
    Каждый знает: это –
    Осени идущей
    Верная примета.

    (Л. Преображенская)

    Посмотри, как день прекрасен

    Посмотри, как день прекрасен,
    И как ясен небосклон,
    Как горит под солнцем ясень,
    Без огня пылает клен.

    И кружится над поляной,
    Как жар-птица, лист багряный.

    И багряны, как рубины,
    Рдеют ягоды рябины
    В ожидании гостей —
    Красногрудых снегирей…

    А на взгорке, в рыжих листьях,
    Словно в пышных шубах лисьих,
    Величавые дубы
    С грустью смотрят на грибы –

    Старые и малые
    Сыроежки алые
    И пурпурный мухомор
    Посреди кротовых нор…

    День меж тем к концу подходит,
    В красный терем спать уходит
    Солнце красное с небес…
    Гаснут листья.
    Меркнет лес.
    (И. Мазнин)

    Осеннее награждение

    Закачались,
    Зашумели
    В тёмной чаще
    Сосны, ели!
    Встрече с ветром
    Очень рады:
    Он вручает им
    Награды!
    Прикрепляет
    «Орден Клёна»
    На мундир
    Сосне зелёной.
    Орден красный,
    Вырезной,
    С золотистою
    Каймой!
    И по пригоршне
    Медалей
    Каждой ели
    Ветры дали!
    Золотых
    Да розовых –
    «Осиновых»,
    «Берёзовых»!

    (А. Шевченко)

    Собрались и полетели

    Собрались и полетели
    Утки в дальнюю дорогу.
    Под корнями старой ели
    Мастерит медведь берлогу.
    Заяц в мех оделся белый,
    Стало зайчику тепло.
    Носит белка месяц целый
    Про запас грибы в дупло.
    Рыщут волки ночью темной
    За добычей по лесам.
    Меж кустов к тетерке сонной
    Пробирается лиса.
    Прячет на зиму кедровка
    В старый мох орехи ловко.
    Хвою щиплют глухари.
    Зимовать к нам прилетели
    Северяне-снегири.

    (Е. Головин)

    Осень в лесу

    Осень лесу каждый год
    Платит золотом за вход.
    Поглядите на осину –
    Вся одета в золото,
    А сама лепечет:
    «Стыну…» –
    И дрожит от холода.

    А берёза рада
    Жёлтому наряду:
    «Ну и платье!
    Что за прелесть!»
    Быстро листья разлетелись,
    Наступил мороз внезапно.
    И берёзка шепчет:
    «Зябну!…»

    Прохудилась и у дуба
    Позолоченная шуба.
    Спохватился дуб, да поздно
    И шумит он:
    «Мёрзну! Мёрзну!»
    Обмануло золото –
    Не спасло от холода.

    (Из А. Гонтаря в переводе В. Берестова)

    Скоро белые метели

    Скоро белые метели
    Снег поднимут от земли.
    Улетают, улетели,
    Улетели журавли.

    Не слыхать кукушки в роще,
    И скворечник опустел.
    Аист крыльями полощет –
    Улетает, улетел!

    Лист качается узорный
    В синей луже на воде.
    Ходит грач с грачихой черной
    В огороде по гряде.

    Осыпаясь, пожелтели
    Солнца редкие лучи.
    Улетают, улетели,
    Улетели и грачи.
    (Е. Благинина)

    Лист

    Тихая, тёплая, нежная осень
    листья увядшие всюду разносит,
    красит в лимонный, оранжевый цвет
    свет.
    На тротуары, газоны, аллеи
    их она сыплет, ничуть не жалея, –
    вот над окном в паутине повис
    лист.
    Настежь окно. И доверчивой птицей
    мне на ладонь, покружившись, садится,
    лёгок и холоден, нежен и чист
    лист.
    Ветра порыв. Лист взлетает с ладони,
    вот он уже на соседнем балконе,
    миг – и, минуя широкий карниз,
    вниз!
    (А. Стариков)

    Наступила осень

    Осень наступила,
    Начались дожди.
    До чего ж уныло
    Выглядят сады.

    Потянулись птицы
    В тёплые края.
    Слышится прощальный
    Клёкот журавля.

    Солнышко не балует
    Нас своим теплом.
    Северным, морозным
    Дует холодком.

    Очень уж печально,
    Грустно на душе
    От того, что лето
    Не вернуть уже.
    (Е. Арсенина)

    Урок листопада

    И парами, парами следом за нею,
    За милой учительницей своею
    Торжественно мы покидаем село.
    А в лужи с лужаек листвы намело!

    «Глядите! На ёлочках тёмных в подлеске
    Кленовые звёзды горят, как подвески.
    Нагнитесь за самым красивым листом
    В прожилках малиновых на золотом.

    Запомните все, как земля засыпает,
    А ветер листвою её засыпает».
    А в роще кленовой светлей и светлей.
    Всё новые листья слетают с ветвей.

    Играем и носимся под листопадом
    С печальной, задумчивой женщиной рядом.

    (В. Берестов)

    Осенние заботы зайца

    Что у зайца на уме?
    Подготовиться к зиме.

    Раздобыть не в магазине
    Пуховик отменный зимний.

    Белой-белой белизны,
    Чтоб в нём бегать до весны.

    Прежний стал холодноват,
    Да и – сер, и – маловат.

    Он зимою вражьей своре,
    Как мишень на косогоре.

    Безопасней будет в новом,
    Не заметней псам и совам.

    Белый снег и белый мех –
    И теплей и краше всех!

    (Т. Уманская)

    Осенние задания

    С утра в лесу
    Над нитью серебристой
    Хлопочут паучки –
    Телефонисты.
    И вот уже от елки
    До осинки,
    Как провода, сверкают
    Паутинки.
    Звенят звонки:
    – Внимание! Внимание!
    Послушайте осенние
    Задания!
    – Алло, медведь!
    – Я слушаю! Да, да!
    – Уже не за горами
    Холода!
    Пока зима не подошла
    К порогу,
    Вам нужно срочно
    Подыскать берлогу!
    Звенят звонки
    У белок и ежей,
    От верхних
    И до нижних этажей:
    – Проверьте поскорей
    Свои кладовки –
    Хватает ли припасов
    Для зимовки.
    Звенят звонки
    У старого болота:
    – У цапель все готова
    Для отлета?
    – К отлету все готово!
    – В добрый путь!
    Не забывайте снова
    Заглянуть!
    Звенят звонки у липы
    И у клена:
    – Алло! Скажите,
    Кто у телефона?
    – Алло! У телефона
    Муравьи!
    – Закройте
    Муравейники свои!
    – Скажите, это речка?
    – Речка, речка!
    – А почему для раков
    Нет местечка?
    И речка отвечает:
    – Это враки!
    Я покажу вам,
    Где зимуют раки!
    – Алло, ребята!
    Добрый день, ребята!
    На улице уже
    Холодновато!
    Пора для птиц
    Вывешивать кормушки –
    На окнах, на балконах,
    На опушке!
    Ведь птицы –
    Ваши верные друзья,
    А про друзей нам
    Забывать нельзя!

    (В. Орлов)

    От рассвета до заката

    Превращаются леса
    В расписные паруса.
    Снова осень,
    Снова листья
    Без начала, без конца
    За рекой
    И у крыльца.

    Вот они плывут куда-то —
    То назад,
    А то вперёд.
    От рассвета до заката
    Ветер их на части рвёт.

    Целыё день
    Дожди косые
    Тянут нити сквозь леса,
    Словно чинят расписные
    Золотые паруса…

    (В. Степанов)

    До будущего лета

    Уходит тихо Лето,
    одетое в листву.
    И остается где-то
    во сне иль наяву:
    серебряная мушка
    в сетях у паука,
    невыпитая кружка
    парного молока.
    И ручеёк стеклянный.
    И теплая земля.
    И над лесной поляной
    жужжание шмеля.

    Приходит тихо Осень,
    одетая в туман.
    Она дожди приносит
    из зарубежных стран.
    И листьев желтый ворох,
    и аромат лесной,
    и сырость в темных норах.

    А где-то за стеной
    будильник до рассвета
    стрекочет на столе:
    «До бу-ду-ще-го ле-та,
    до бу-ду-ще-го ле-…»

    (Тим Собакин)

    Осень в танце тихо плачет

    Распустила осень косы
    Полыхающим костром.
    Чаще иней, реже – росы,
    Дождь – холодным серебром.

    Оголила осень плечи,
    В декольте все дерева –
    Скоро бал, прощальный вечер…
    Уж вальсирует листва.

    Хризантемы дивным мехом
    Красят осени наряд.
    Ветер балу не помеха –
    Громче музыка в сто крат!

    Распустила осень косы,
    Ветер треплет шёлк волос.
    Чаще иней, реже – росы,
    Слаще запах поздних роз.

    Осень в танце тихо плачет,
    Губы в шёпоте дрожат.
    В лужах взгляд печальный прячет.
    Птицы жалобно кружат.

    Протянув листок, как руку,
    Машет грустное «Прощай»…
    Осень, чувствуя разлуку,
    Шепчет слёзно: «Вспоминай…»
    (Н. Самоний)

    Осыпаются сливы в саду…

    Осыпаются сливы в саду,
    Угощение знатное осам…
    Жёлтый лист искупался в пруду
    И приветствует раннюю осень.

    Он представил себя кораблём,
    Ветром странствий его раскачало.
    Вот и мы вслед за ним поплывём
    К неизведанным в жизни причалам.

    И ведь знаем уже наизусть:
    Через год будет новое лето.
    Отчего же вселенская грусть
    В каждой строчке в стихах у поэтов?

    Оттого ль что следы на росе
    Смоют ливни и выстудят зимы?
    Оттого ль что мгновения все
    Мимолётны и неповторимы?

    (Л. Кузнецова)

    Осень

    Осень. Тишина в поселке дачном,
    И пустынно-звонко на земле.
    Паутинка в воздухе прозрачном
    Холодна, как трещина в стекле.

    Сквозь песочно-розовые сосны
    Сизовеет крыша с петушком;
    В легкой, дымке бархатное солнце —
    Словно персик, тронутый пушком.

    На закате, пышном, но не резком,
    Облака чего-то ждут, застыв;
    За руки держась, исходят блеском
    Два последних, самых золотых;

    Оба к солнцу обращают лица,
    Оба меркнут с одного конца;
    Старшее – несет перо жар-птицы,
    Младшее – пушинку жар-птенца.
    (Н. Матвеева)

    Жалуется, плачет

    Жалуется, плачет
    Осень за окном,
    И слезинки прячет
    Под чужим зонтом…

    Пристаёт к прохожим,
    Докучает им, –
    Разным, непохожим,
    Сонным и больным…

    То изводит нудной
    Ветреной тоской,
    То дыхнёт простудной
    Влагой городской …

    Что же Тебе надо,
    Странная мадам?
    А в ответ – досадный
    Хлёст по проводам…
    (А. Травяная)

    Приближение осени

    Постепенно холодает
    И короче стали дни.
    Лето быстро убегает,
    Стаей птиц, мелькнув вдали.

    Уж рябины покраснели,
    Стала жухлою трава,
    На деревьях появилась
    Ярко-желтая листва.

    По утру туман клубится,
    Неподвижный и седой,
    А к полудню солнце греет
    Будто летом в жаркий зной.

    Но едва подует ветер
    И осенняя листва
    Замелькает в ярком танце
    Будто искры от костра.
    (И. Бутримова)

    Листопад

    Опавшие листья шуршат под ногами,
    Всю землю, укрыв разноцветным ковром,
    И клёнов осенних холодное пламя
    Сверкает на солнце прощальным костром.

    А ветер играет рябиновой веткой
    И гроздья мелькают в осенней листве.
    В народе давно существует примета,
    Что много рябины — к холодной зиме.

    Последних ромашек глазки золотые
    Напомнили вновь об ушедшем тепле
    И капли росы, словно слёзы живые,
    С их белых ресничек текут на заре.

    А ветер всё гонит опавшие листья
    И клином печальным летят журавли.
    Мне поезд, из лета умчавшийся в осень,
    Билетиком желтым помашет вдали.
    (И. Бутримова)

    Сентябрь нарядный…

    В сапожках красных, в костюме жёлтом,
    Сентябрь вышел в наряде модном.
    В пшеничный локон, на зависть девам,
    Рубин калины вплетён умело.

    Шагает франтом по травам луга,
    Несёт подарки своим подругам.
    Осинки в роще, в лесу берёзы
    Ждут цвет медовый и злато в косы.

    Раздал все краски Сентябрь щедрый,
    Но не хватило сосне и кедру,
    И липе с дубом их маловато…
    Зовёт Сентябрь на помощь брата.

    В янтарном фраке, под звоны струек,
    В садах и парках Октябрь пирует,
    И злато сыплет различной пробы.
    Ноябрь, весь в белом, уже в дороге.

    Бродскому – 80 лет: подборка книг любимого поэта

    24 мая 80 лет исполнилось бы Иосифу Бродскому – великому поэту, переводчику, драматургу, лауреату Нобелевской премии по литературе (1987). В честь юбилея собрали в одном посте лучшие издания произведений Бродского и книги, посвященные его жизни и творчеству.



    Книги Бродского:


    Иосиф Бродский "Стихотворения и поэмы в двух томах"

    Наиболее полное за последние 10 лет собрание стихотворений и поэм Иосифа Бродского. В его основу положены шесть поэтических сборников, подготовленных при непосредственном участии автора и опубликованных в американском издательстве "Ардис" в 1970-1990-е гг.

    Иосиф Бродский "Собрание сочинений в шести томах"

    Сборники стихотворений Иосифа Бродского (1940-1996) «Остановка в пустыне» (1970), «Конец прекрасной эпохи» (1977), «Часть речи», «Новые стансы к Августе» (1983), «Урания» (1987) и «Пейзаж с наводнением» (1996).

    Иосиф Бродский "Письма римскому другу. Избранное"

    В настоящее издание вошли избранные стихотворения лауреата Нобелевской премии по литературе. Стихи разных лет дают представление о направлении развития творчества автора и о темах, которые с начала 1960-х годов были важнейшими для Бродского-мыслителя.

    Иосиф Бродский "Полторы комнаты"

    Одно из самых известных эссе Иосифа Бродского, в котором автор вспоминает о родителях, о своем детстве и юности, о знаменитом доме на углу Литейного проспекта в Ленинграде... В настоящее издание этот текст вошел в новом переводе с английского, блестяще выполненном Максимом Немцовым.

    Иосиф Бродский "Рождественские стихи"

    Почти каждый год Бродский писал стихотворение к Рождеству. С начала 1960-х годов поэтом было создано почти двадцать рождественских текстов. В эту книгу они вошли с иллюстрациями, на которых представлены гравюры западноевропейских мастеров XV-XVII веков из собрания Государственного Эрмитажа. 

    Иосиф Бродский "Ночной полет"

    В книгу "Ночной полет" вошли стихотворения 1962-1972 годов, в том числе - не включенные автором в сборники.

    Иосиф Бродский "Полдень в комнате"

    В книгу "Полдень в комнате" вошли стихотворения 1972-1986 годов, в том числе - не включенные автором в сборники, опубликованные в знаменитом американском издательстве "Ардис" и ставшие классическим наследием великого поэта.

    Иосиф Бродский "Вид с холма"

    В книгу "Вид с холма" вошли стихотворения 1986-1996 годов.

    Книги Бродского для детей:


    Иосиф Бродский "Баллада о маленьком буксире"

    «Баллада о маленьком буксире» — одно из детских стихотворений Иосифа Бродского, ставшее благодаря публикации в 1962 году в журнале «Костёр» первым его стихотворением, увидевшим свет в СССР. Иллюстрации к этой книге сделал Игорь Олейников — художник и мультипликатор, лауреат Болонской книжной выставки.

    Иосиф Бродский "Откуда к нам пришла зима"

    Живописные работы выдающегося артиста Сергея Дрейдена, представленные на его юбилейной выставке, по мнению искусствоведов, стали событием в мире искусства и… удивительно совпали со знаменитыми строками Иосифа Бродского.

    Иосиф Бродский "Самсон, домашний кот"

    Стихотворений для детей у Иосифа Бродского совсем немного, из них лишь часть была опубликована при жизни автора. Иллюстрации Тинатин Чхиквишвили оживляют истории, придуманные поэтом, и открывают нам мир, увиденный глазами ребенка.

    Иосиф Бродский "Кто открыл Америку?"

    В шуточном стихотворении "Кто открыл Америку" мешаются эпохи, времена, события, кипят споры, бушуют страсти. 

    Иосиф Бродский "Рабочая азбука"

    Бродский написал стихотворение "Рабочая азбука", когда ему было немногим более двадцати лет. Как и многие другие его стихи для детей, оно учит ценить разнообразие жизни и радоваться самым простым, повседневным вещам. Иллюстрации к этой книге сделал Игорь Олейников.


    Книги о Бродском: 


    Валентина Полухина "Словарь цвета поэзии Иосифа Бродского"

    Цель «Словаря» — дать по возможности наиболее полное представление о цветовой палитре поэзии Бродского. «Словарь» позволит исследовать цветообразы в разных поэтических жанрах Бродского и облегчит ответ на вопросы о генезисе цветовой палитры поэта, о причинах ее эволюции в английских стихах, о традиционности и новаторстве в цветовой символике поэта.

    "Иосиф Бродский. Фотолетопись 1980-1990-е"

    В настоящем издании представлены изображения подлинных документов, негативов и фотографий Иосифа Бродского, хранящихся в фондах Музея Анны Ахматовой в Фонтанном Доме.

    Владимир Бондаренко "Иосиф Бродский. Русский поэт"

    Критик и историк литературы Владимир Бондаренко сумел написать неожиданную и спорную биографию Бродского, высветив в ней моменты, которые многие не замечают. В этой книге поэт, часто изображаемый космополитом и оторванным от жизни эстетом, предстает как наследник не только великой русской культуры, но и советской цивилизации, как человек, неразрывно связанный с Россией и ее народом.

    Эльжбета Тоша "Состояние сердца. Три дня с Иосифом Бродским"

    В книге нашли отражение факты, которые способствовали приезду И. Бродского в Катовице, письма, переписка как таковая, признания людей, которые инициировали его визит.  Значительная часть материалов — это записи встреч поэта с публикой, с читателями и журналистами; книгу завершают беседы и высказывания участников этого праздничного мероприятия. 

    Сувениры с Бродским: 


    Значок эмалированный "Иосиф Бродский"

    Открытка "Иосиф Бродский"

    Пьер Паоло Пазолини (Pier Paolo Pasolini) (Актер, Режиссер): фото, биография, фильмография, новости

    Пьер Паоло Пазолини (Pier Paolo Pasolini) – итальянский режиссер, поэт и прозаик, известный своими картинами по классическим и античным произведениям «Медея, «Царь Эдип», «Декамерон», «Кентерберийские рассказы» и т.п. В творчестве Пьера Паоло Пазолини (Pier Paolo Pasolini) сочетались марксистские и коммунистические убеждения с религией и проявлениями сексуальности.

    Биография Пьера Паоло Пазолини / Pier Paolo Pasolini

    Пьер Паоло Пазолини родился 5 марта 1922 года в итальянском городе Болонья. Он рос в католической семье, однако у него сформировались атеистические и коммунистические убеждения, он, не стесняясь, критиковал Римско-Католическую Церковь. Будущий великий кинорежиссер окончил Болонский университет. Получив высшее образование, Пьер Паоло преподавал фриуланскую литературу и язык на своей «второй родине» со стороны матери во Фриули.

    Пазолини стал известен в Италии сначала как поэт, часто отзывающийся на острые, проблемные ситуации в стране. Впервые он начал писать в 17 лет. Первый сборник стихов, «Стихи в Казарсе», был напечатан во Фриули, где он преподавал, в 1942.

    После Второй мировой войны Пазолини вступил в коммунистическую партию, откуда через некоторое время был исключён. Формально его обвинили в развращении малолетних, но фактическая причина связана с его нескрываемой гомосексуальной ориентацией. Невзирая на официальное исключение из партии, коммунистическо-марксистские взгляды Пазолини отстаивал до конца жизни. Провокационные стихи, участие в акциях и четкая политическая и гражданская позиция также стали причиной своего рода «известности» режиссера, но в правоохранительных органах. В 1963 году Пазолини был арестован за участие в съёмках фильма «РоГоПаГ» и приговорён к условному заключению.

    В начале семидесятых годов XX века Пазолини путешествовал по странам Востока (Ирану, Йемену, Непалу). Цель путешествия состояла в том, чтобы собрать материал для кинематографической «Трилогии жизни». По итогам поездки, увидев другие страны, Пазолини сделал неутешительный вывод:

    Реальная Италия — это ужасное место. Все, что нужно, чтобы осознать этот факт, — съездить за границу. Сегодняшняя Италия уничтожена, как была раздавлена в 1945 году. В действительности даже хуже, потому что мы живем не среди руин разрушенных зданий, но среди погибших ценностей, общественных и общечеловеческих.

    Тело жестоко убитого и изувеченного Пьера Паоло Пазолини было найдено 2 ноября 1975 года в Остии близ Рима. Был арестован и осужден за убийство 17-летний Джузеппе Пелози, пойманный за лихачество на машине убитого режиссера, но через 30 лет он отказался от своего признания. Вновь было возобновлено следствие. По следственным данным, режиссер был убит группой из четверых молодых людей. Однако многие друзья и коллеги утверждали, что в убийстве замешана политика, так как режиссер публично обвинял в коррупции и связи с фашистами итальянскую верхушку, ранее получал угрозы от фашистов во время работы над скандальной и провокационной картиной «Сало или 120 дней содома». Одной из самых скандальных версий является теория одного из друзей Пазолини, Джузеппе Дзигайна: он утверждает, что мастер сам срежиссировал свое убийство.

    В одном из своих интервью Пазолини сказал: «Кино очень схоже с нашей реальностью. В каждом из нас с самого рождения и до самого конца заложена скрытая и невидимая кинокамера. Она работает всю нашу жизнь — без остановки, без дублей, без каскадеров. Этот бесконечный фильм прекращается только вместе с нами, в момент смерти, которая играет роль монтажера в кинематографе. Только после смерти наша жизнь, наше кино, будучи до этого неоднозначными и непонятными, обретают долгожданный смысл».

    Творчество Пьера Паоло Пазолини / Pier Paolo Pasolini

    Творческая карьера Пазолини начал как поэт. Будущий режиссер признавался, что поэзия – его первая любовь. Он начал писать в юном возрасте, в 19 был напечатан его первый сборник. В 1957 году сборник стихов «Пепел Грамши» удостоился премии Виареджо. В современной Италии стихи Пазолини не только знамениты и почитаемы, но и входят в школьную программу.

    Кинокарьера режиссера началась того, что он дорабатывал диалоги в сценариях других людей. Первая его собственная картина, «Аккатоне», вышла в 1961 году и была основана на его собственном романе «Жестокая жизнь». Снятый в духе неореализма, фильм повествует о жизни итальянских трущоб и является своего рода экспериментом. Позднее Пазолини разочаровался в изначально выбранной теме.

    Мои фильмы — не для массового потребления. Не могу представить ничего худшего, чем уподобляться многим и снимать кино для широкого круга зрителей.

    В дальнейших киноработах Пазолини в основном использовал классические литературные произведения («Евангелие от Матфея», «Царь Эдип», «Декамерон», «Кентерберийские рассказы», «Медея», «Сало, или 120 дней Содома»). При этом, приглашая на главные роли знаменитых актеров как Мария Каллас, Нинетто Даволи, Тото, Анна Маньяни и другие, сам Пазолини играл в своих картинах эпизодические роли и привлекал к работе непрофессиональных артистов, родных и друзей. Так Деву Марию в «Евангелии от Матфея» сыграла мать режиссёра.

    После своего восточного путешествия Пазолини начала снимать «Трилогии жизни», самую неполитическую часть творчества, картины «Декамерон» (1971), «Кентерберийские рассказы» (1972), «Цветок 1001 ночи» (1974). В этих фильмах Пазолини пытался, по его словам, противостоять излишней политизации и утилитаризму левых партий, а также нереальности массовой культуры, создавая произведения, где можно начти естественное, физическое начало человека, утраченное ранее.

    Последнее, самое, пожалуй, скандальное творение Пазолини, картина «Сало или 120 дней Содома», в которой режиссер проехался по фашистам Муссолини, вышло в прокат после смерти режиссера и тут же было запрещено.

    Библиография Пьера Паоло Пазолини / Pier Paolo Pasolini:

    • «Пьер Паоло Пазолини: Стихи» (двуязычное англо-итальянское издание)
    • «Шпана» / Ragazzi di vita
    • «Теорема»
    • «Жестокая жизнь» / Una vita violenta (роман)
    • «Петролио» (роман)
    • «Письма. 1940-54»
    • «Почти завещание. Три текста 1975 года»
    • ««Компартия — молодёжи!» Стихотворения 1968 года и дискуссия о нём».
    • «Избранное. Стихи»

    Фильмография Пьера Паоло Пазолини / Pier Paolo Pasolini:

    • Художественные фильмы:
    • 1961 — Аккатоне / Accattone
    • 1962 — Мама Рома / Mamma Roma
    • 1963 — Разговоры о любви / Comizi d'amore
    • 1963 — Ярость / La rabbia
    • 1964 — Евангелие от Матфея / Il Vangelo secondo Matteo
    • 1966 — Птицы большие и малые / Uccellacci e uccellini
    • 1967 — Царь Эдип / Edipo re
    • 1968 — Теорема / Teorema
    • 1969 — Свинарник / Porcile
    • 1969 — Медея / Medea
    • 1971 — Декамерон / Il Decameron
    • 1972 — Кентерберийские рассказы / Racconti di Canterbury
    • 1974 — Цветок тысяча одной ночи / Il fiore delle mille e una notte
    • 1975 — Сало, или 120 дней Содома / Salò o le 120 giornate di Sodoma
    • Эпизоды в киноальманахах:
    • 1963 — РоГоПаГ / Ro.Go.Pa.G. (эпизод «Овечий сыр» / «La Ricotta»)
    • 1967 — Ведьмы / Le Streghe (эпизод «Земля, увиденная с луны» / «La terra vista dalla luna»)
    • 1968 — Каприз по-итальянски / Capriccio all'italiana (эпизод «Что за облака?» / «Che cosa sono le nuvole?»)
    • 1969 — Любовь и гнев / Amore e rabbia (эпизод «История с бумажным цветком» / «La sequenza del fiore di carta»)
    • Документальные:
    • 1963 — Гнев / La Rabbia (первая часть)
    • 1964 — Стены Саны / Le mura di Sana
    • 1965 — Il Padre selvaggio
    • 1965 — Comizi d'amore
    • 1965 — Выбор натуры в Палестине для «Евангелия от Матфея» / Sopraluoghi in Palestina per il vangelo secondo Matteo
    • 1968 — Заметки к фильму об Индии / Appunti per un film sull'India (телевизионный)
    • 1970 — Наброски романа о нечистотах / Appunti per un romanzo dell'immondeza
    • 1970 — Заметки в поисках африканского Ореста / Appunti per un'Orestiade africana
    • 1972 — 12 декабря / 12 dicembre

    Биография Данте :: Litra.RU :: Лучшие биографии




    Есть что добавить?

    Присылай нам свои работы, получай litr`ы и обменивай их на майки, тетради и ручки от Litra.ru!


    / Биографии / Данте А.

    -Вариант 1
    -Вариант 2
    -Вариант 3

        Изучение литературы итальянского Возрождения следует начать с рассмотрения творчества великого предшественника Ренессанса, флорентийца Данте Алигьери (Dante Alighieri, 1265—1321) , первого по времени из великих поэтов Западной Европы. По всему характеру своего творчества Данте — поэт переходного времени, стоящий на рубеже двух великих исторических эпох.
        Италия была самой передовой страной европейского средневековья. Ее благоприятное географическое положение в центре Средиземноморского бассейна обеспечило ей раннее развитие посреднической торговли между Западной Европой и восточными странами. Эти торговые сношения с Востоком вызывали быстрый рост цветущих городов, которые первыми в Европе освободились от власти феодальных сеньоров и образовали самоуправляющиеся коммуны с республиканским образом правления. Номинально итальянские города-государства обычно признавали над собой власть папы или германского императора, но фактически им удавалось добиться независимости и обеспечить себе полную политическую самостоятельность. Образование городских коммун начинается на севере Италии в XI в. и заканчивается уже в XIII в..
        Свободные города-республики Италии становятся первичными центрами товарно-денежного хозяйства. В них рано начинает развиваться производство, рассчитанное на внешний сбыт, которое принимает в некоторых городах северной Италии (Флоренция, Милан) уже в XIV в. капиталистический характер.
        Особенно остро и напряженно протекала политическая борьба в торгово-промышленной Флоренции — главном культурном центре Италии XIII—XIV вв., явившемся родиной ее величайшего поэта Данте напряженность политической борьбы во Флоренции была обусловлена успехами ее раннего буржуазного развития, крайне обострявшими борьбу между гвельфами и гибеллинами.
        Несмотря на разгром гибеллинов, политическая идеология гибеллинизма продолжала оказывать значительное влияние на происходившую во Флоренции в конце XIII и в начале XIV в. политическую борьбу. Эта борьба развертывалась теперь уже внутри гвельфской партии, разбившейся после разгрома гибеллинов на две фракции — Белых и Черных. Между Белыми и Черными гвельфами происходила не менее жестокая борьба” чем раньше между гвельфами и гибеллинами.
        Все изложенные обстоятельства общественной жизни Флоренции теснейшим образом связаны с жизнью и деятельностью Данте, который был не только поэтом, но и активным политическим деятелем Флоренции. Поэтическое творчество Данте развивалось в тесном взаимодействии с его политической деятельностью.
        Данте родился во Флоренции в 1265 г. Поэт происходил из старинного " дворянского рода. Однако семья Данте давно утеряла феодальный облик; уже отец поэта принадлежал, как и он сам, к партии гвельфов. Достигнув совершеннолетия, Данте записался в 1283 г. в цех аптекарей и врачей, который включал также книгопродавцев и художников и принадлежал к числу семи “старших” цехов Флоренции. Данте получил образование в объеме средневековой школы, которое сам признавал скудным, и стремился восполнить его изучением французского и провансальского языков, открывших ему доступ к лучшим образцам иностранной литературы.
        Однако наряду со средневековыми поэтами молодой Данте внимательно изучал также античных поэтов и в первую очередь Вергилия, которого он избрал, по его собственному выражению, своим “вождем, господином и учителем” .
        Главным увлечением молодого Данте была поэзия. Он рано начал писать стихи и уже в начале 80-х годов XIII в. написал много лирических стихотворений, почти исключительно любовного содержания. В возрасте 18 лет он пережил большой психологический кризис—любовь к Беатриче, дочери флорентийца Фолько Портинари, друга его отца, впоследствии вышедшей замуж за дворянина и умершей в 1290 г. Историю своей любви к Беатриче Данте изложил в маленькой книжке “Новая жизнь” , которая принесла ему литературную славу.
        “Божественная комедия” :
        Средь ангельского празднества - стояла,
        Ко мне чрез реку обратясь лицом.
        Хотя опущенное покрывало,
        Окружено минервиной листвой,
        Ее открыто видеть не давало,
        Но с царственно взнесенной головой,
        Она промолвила, храня обличье
        Того, кто гнев удерживает свой:
        "Взгляни смелей! Да, да, я - Беатриче.
        Как соизволил ты взойти сюда,
        Где обитают счастье и величье? "
        Глаза к ручью склонил я, но когда
        Себя увидел, то, не молвив слова,
        К траве отвел их, не стерпев стыда.
        Так мать грозна для сына молодого,
        Как мне она казалась в гневе том:
        Горька любовь, когда она сурова.
        Она умолкла; ангелы кругом запели
        После смерти Беатриче поэт занялся усиленным изучением теологии, философии и астрономии, а также усвоил все тонкости средневековой схоластики. Данте стал одним из ученейших людей своего времени, однако его ученость носила типично средневековый характер, так как подчинялась богословским догматам.
        Политическая деятельность Данте началась очень рано. Едва достигнув совершеннолетия, он принимает участие в военных предприятиях флорентийской коммуны и сражается на стороне гвельфов против гибеллинов. В 90-х годах Данте заседает в городских советах и выполняет дипломатические поручения, а в июне 1300 г. избирается членом правившей Флоренцией коллегии шести приоров. После раскола гвельфской партии он примыкает к Белым и энергично борется против ориентации на папскую курию. После того как Черные были побеждены Белыми, в их борьбу вмешался папа Бонифаций VIII, призвавший на помощь французского принца Карла Валуа, который вступил в город в ноябре 1301 г. и учинил расправу над сторонниками партии Белых, обвинив их во всевозможных преступлениях. В январе 1302 г. удар пал и на великого поэта.
        Данте был приговорен к большому штрафу по вымышленному обвинению во взяточничестве. Опасаясь худшего, поэт бежал из Флоренции, после чего все его имущество было конфисковано. Все остальные годы своей жизни Данте провел в изгнании, скитаясь из города в город, вполне узнал, “как горек хлеб чужой” , и никогда больше не увидел дорогой его сердцу Флоренции — “прекрасной овчарни, где спал ягненком” .
        Жизнь в изгнании значительно изменила политические убеждения Данте. Полный гнева против Флоренции, он пришел к выводу, что ее горожане еще не доросли до самостоятельной защиты своих интересов. Первое время Данте надеялся на то, что Белым удастся силой отбить Флоренцию у Черных, для чего он вступил в союз с изгнанными гибеллинами, ни в коей мере не разделяя их дворянских предрассудков. Но вскоре Данте разочаровывается в своих политических союзниках, презрительно называет их “сбродом извергов, глупцов” и гордо заявляет, что он один составляет свою партию. Все более и более поэт склоняется к убеждению, что только императорская власть может умиротворить и объединить Италию, дав решительный отпор папской власти. Надежду на осуществление этой программы он возлагал на императора Генриха VII, явившегося в 1310 г. в Италию якобы для наведения “порядка” и ликвидации междоусобной распри итальянских городов, фактически же с целью их ограбления. Но Данте видел в Генрихе желанного “мессию” и усиленно агитировал за него, рассылая во все стороны латинские послания. Однако Генрих VII умер в '1313 г., не успев занять Флоренцию.
        Теперь последние надежды Данте возвратиться на родину рухнули. Флоренция дважды вычеркнула его имя из списка амнистированных, ибо видела в нем непримиримого врага. Сделанное же ему в 1316 г. предложение вернуться во Флоренцию под условием унизительного публичного покаяния Данте решительно отверг. Последние годы жизни поэт провел в Равенне у князя Гвидо да Полента, племянника воспетой им Франчески да Римини. Она была дочерью Гвидо да Палента старшего, сеньора Равенны. Ее выдали замуж обманом за хромого и уродливого синьора Римини по политическим расчетам. На бракосочетании вместо хромого Римини присутствовал его брат Паоло, молодой и красивый. Франческа и Паоло полюбили друг друга. Синьор Римини убил обоих.
        Здесь он работал над завершением своей великой поэмы, написанной за годы изгнания. Он надеялся, что поэтическая слава доставит ему почетное возвращение на родину, но не дожил до этого. Данте скончался 14 сентября 1321 г. в Равенне. Впоследствии Флоренция неоднократно делала попытки вернуть себе прах великого изгнанника, но Равенна всегда отвечала ей отказом, Данте начал свою литературную деятельность как лирический поэт, выступивши и продолжателем провансальских трубадуров и их итальянских подражателей. Чтобы достойно оценить вклад, внесенный Данте в разработку этого рода поэзии, необходимо вкратце познакомиться с развитием итальянской поэзии до него.
        Ранняя итальянская поэзия развивалась под непосредственным влиянием провансальской лирики. Многие провансальские трубадуры еще в XII в. переселились в северную Италию, где нашли себе итальянских подражателей. Итальянские трубадуры подражали провансальским сначала на их языке, а затем по-итальянски. Впервые такие подражания провансальской поэзии на итальянском языке имели место в Сицилии при дворе Фридриха II (1194—1250) , так как провансальский язык здесь не был распространен.
        Будучи поэтом, Фридрих сгруппировал вокруг себя так называемую сицилийскую школу поэтов. Поэты воспевали возвышенную рыцарскую любовь, В центре этой поэзии стоит образ “мадонны” : это жестокая повелительница, воплощение абстрактной красоты, которая доводит покойного ей влюбленного “вассала” своей холодностью до смерти; но он благословляет эти мучения во имя “достойнейшей” .
        В середине XIII в. сицилийская лирика переносится в города Тосканы, где она находит широкое распространение в патрицианских кругах. В новой городской обстановке рыцарское служение даме постепенно сменяется поклонением живой, реальной женщине, принадлежащей к той же среде, к которой принадлежит и поэт; соответственно этому понятие вассала сменяется понятием человека.
        В Болонье, обладавшей знаменитым университетом, который был центром развития философских и юридических знаний, создается ученая, философская лирика, в которой абстрактная идея изображается под покровом женского образа. Любовь получает возвышенный, спиритуальный характер, а “мадонна” становится символом истины и добродетели. Новая школа лирики получает наименование школы “сладостного нового стиля” . Ее основателем является болонский поэт Гвидо Гвиницелли (Ошс1о ОштгеШ, 1240—1276) , которого Данте считал своим учителем. Двойное смысловое содержание своей поэзии Гвиницелли выражает в известной фразе: “Любовь ищет себе место в благородном сердце, как птица в листве” , Молодой Данте вырос в атмосфере этих идей и стал одним из самых ярких представителей “сладостного нового стиля” . Он усвоил все условности этой школы, присущую ей философичность. К этому присоединяется его своеобразная склонность к эстетизму, увлечение всем прекрасным, пышным, “благородным” — черта, характерная для верхов флорентийского общества, в частности для его поэтической молодежи. В то же время Данте обнаруживает необычную глубину и искренность лирической эмоции, преодолевающие абстрактность концепции и вносящие уже в его юношеские стихи элементы реализма, которые впоследствии усилились в “Божественной комедии” .
        “Новая жизнь” начинается с рассказа о первой встрече девятилетнего поэта с его ровесницей Беатриче. Уже при этой первой встрече душа поэта “содрогнулась” . Еще более сильное волнение вызвала в нем вторая встреча, которая произошла ровно через девять лет. На этот раз Беатриче приветливо поклонилась поэту, и этот поклон наполнил его душу неизъяснимым блаженством. Потрясенный поэт уединяется и видит сон, который он описал в своем первом сонете. Он показывает здесь бога любви, несущего в руках его возлюбленную и дающего ей отведать его сердце. Этот образ девушки, Вкушающей сердце влюбленного в нее юноши, показался странным друзьям поэта, которые его высмеяли и объявили больным.
        Нескромные, лукавые расспросы друзей побуждают Данте скрывать свою любовь к Беатриче и притворяться влюбленным в другую женщину, которую он называет, следуя провансальской традиции, “дамой-ширмой” .
        Притворство поэта удается так хорошо, что Беатриче, убежденная в его неверности, перестает кланяться ему. Опечаленный поэт отправляется в уединение и проливает горькие слезы. Однажды, очутившись в большом женском обществе, он вынужден был объяснить дамам, почему он избегает общества любимой женщины. Поэт говорит им, что видит высшее блаженство “в тех словах, что славят мою госпожу” . На эту тему он пишет знаменитую канцону, начинающуюся словами “О донны, вам, что смысл любви познали...” Преодолевая условности поэзии трубадуров и их итальянских подражателей, Данте создает здесь новую поэтическую манеру, необычайно искренне и задушевно выражая свои чувства. Он много раз на протяжении “Новой жизни” рассказывает об облагораживающем воздействии, которое оказывает на него и на всех других людей Беатриче. Она распространяет вокруг себя как бы атмосферу добродетели, и любовь, которую она вызывает в людях, сама оказывается путем к добродетели. Облагораживающее воздействие Беатриче особенно усиливается после ее смерти, которая является главным переломным событием в “Новой жизни” , Рассказ, о смерти Беатриче подготовлен рассказом о кончине ее отца и о вызванном ею горе Беатриче. Поэта охватывает предчувствие, что вскоре умрет и его возлюбленная. Он видит женщин с распущенными волосами, которые говорят ему о смерти Беатриче. Тускнеет солнце, дрожит земля, птицы стремглав падают на землю. Поэту представляется, что он видит Беатриче, покрытую белым саваном. Мало-помалу он приходит в себя и успокаивается. Вдруг вбегает один из его друзей, восклицающий; “Что ты делаешь? Ты не знаешь, что произошло? Умерла твоя возлюбленная, которая была так прекрасна!” В этих простых словах проявилось замечательное умение Данте набросать несколькими штрихами большую, волнующую картину.
        После смерти Беатриче отчаяние поэта не знает границ. Первые стихи, написанные после ее смерти, дышат исключительной глубиной и искренностью чувства.
        Унынье слез, неистовство смятенья Так неотступно следуют за мной, — • Что каждый взор судьбу мою жалеет. Какой мне стала жизнь с того мгновенья, Как отошла мадонна в мир иной, — Людской язык поведать не сумеет.
        После нескольких лет тоски поэт встречает какую-то “сострадательную даму” , жалеющую его, и на время увлекается ею. Но вскоре поэта охватывает раскаяние; он решается отныне всецело отдаться воспеванию Беатриче. Но для этого нужно долгое ученье. Он будет накапливать знания для того, чтобы сказать о своей возлюбленной нечто такое, чего еще не было сказано ни об одной женщине. Так, конец “Новой жизни” содержит намек на “Божественную комедию” , которая представляется ему начинанием, предпринятым для прославления Беатриче. Образ возлюбленной продолжает вдохновлять поэта в течение всей его жизни, поддерживая в нем великую идею. Эта мысль Данте имеет большое культурное значение. Ее отзвуки мы находим у многих выдающихся писателей нового времени.
        Так, в конце “Новой жизни” намечается переход к очень напоминающей ее по форме и содержанию второй книге Данте — к “Пиру” , После смерти Беатриче Данте ищет утешения в научных и философских занятиях, которые были для него, по его собственным словам, одновременно лекарством от скорби о Беатриче и подвигом в ее честь. Особенно большое значение для него имело чтение знаменитого трактата Боэция “Об утешении философией” . От Боэция он перешел к изучению блаженного Августина и классиков схоластической философии. В то же время он занялся расширением своих познаний в области античной литературы. Итогом всех этих занятий явился морально-философский трактат “Пир” , написанный Данте в первые годы изгнания (1307—1308) .
        Данте написал свою книгу на итальянском языке, тогда как в его время все ученые произведения писались только по-латыни. Мотивировал он это своим желанием обратиться к широким кругам читателей, не причастных к науке, но алчущих знания. Именно поэтому книга и названа “Пиром” . Данте сравнивает ее с “ячменным хлебом, которым насытятся тысячи” .
        Заложив основу итальянского литературного языка своими первыми двумя книгами, Данте предпринимает специальное исследование вопроса о языке, имеющее целью защитить права народного языка против латыни. Эта книга носит название “О народной речи” (“De vulgari еloquentia” , около 1305 г.) . Она написана по-латыни и является первым трудом по романскому языкознанию, в котором затронуты также вопросы поэтики и стихосложения. Данте обсуждает здесь вопрос о различии романских языков, дает их классификацию и устанавливает их отношение к латыни, которую он считает условным языком письменности, изобретенным “по взаимному соглашению многих народов” . Рассматривая и отвергая с точки зрения их приемлемости для литературы все многочисленные диалекты итальянского языка, Данте выдвигает мысль о необходимости создания единого национального языка, общего для всех местностей Италии и возвышающегося над всеми ее наречиями. Защищая идею общеитальянского литературного языка, Данте защищал идею национального единства Италии, впервые пробудившуюся в передовой Флоренции.
        Основное произведение Данте, на котором в первую очередь основана его мировая слава, —это “Божественная комедия” . Поэма не только является итогом развития идейно-политической и художественной мысли Данте, но дает грандиозный философско-художественный синтез всей средневековой культуры” одновременно перекидывая от нее мост к культуре Возрождения. Именно как автор “Божественной комедии” Данте является в одно и то же время “последним поэтом средних веков и первым поэтом нового времени” .
        Наименование поэмы нуждается в разъяснении. Сам Данте назвал ее просто “Комедия” , употребив это, слово в чисто средневековом смысле: в тогдашних поэтиках трагедией называлось всякое произведение с благополучным началом и печальным концом, а комедией—всякое произведение с печальным началом и благополучным, счастливым концом. Таким образом, в понятие “комедии” во времена Данте не входила установка обязательно вызывать смех. Что касается эпитета “божественная” в заглавии поэмы, то он не принадлежит Данте и утвердился не раньше XVI в., притом не с целью обозначения религиозного содержания поэмы, а исключительно как выражение ее поэтического совершенства.
        Как и другие произведения Данте, “Божественная комедия” отличается необыкновенно четкой, продуманной композицией. Поэма делится на три большие части (“кантики” ) , посвященные изображению трех частей загробного мира, согласно учению католической церкви, — ада, чистилища и рая.
        Задачей средневековых “видений” являлось отвлечь человека от мирской суеты, показать ему греховность земной жизни и побудить его обратиться мыслями к загробной жизни. Данте же использует форму “видений” с целью наиболее полного отражения реальной, земной жизни; он творит суд над человеческими преступлениями и пороками не ради отрицания земной жизни как таковой, а с целью ее исправления, чтобы заставить людей жить, как следует. Данте не уводит человека от действительности, а, наоборот, погружает человека в нее.
        Изображая ад, Данте показывает в нем целую галерею живых людей, наделенных различными страстями. Он едва ли не первый в западноевропейской литературе делает предметом поэзии изображение человеческих страстей, причем для нахождения полнокровных человеческих образов спускается в загробный мир. В отличие от средневековых “видений” , дававших самое общее, схематическое изображение грешников, Данте конкретизирует и индивидуализирует их образы.
        Фантастическая по своему общему замыслу, поэма Данте построена целиком из кусков реальной жизни. Так, при описании мучения лихоимцев, брошенных в кипящую смолу, Данте вспоминает морской арсенал в Венеции, где конопатят суда в растопленной смоле (“Ад” , песнь XXI) . При этом бесы следят за тем, чтобы грешники не всплывали наверх, и сталкивают их крюками в смолу, как повара “топят мясо вилками в котле” . В других случаях Данте иллюстрирует описываемые мучения грешников картинами природы. Так, например, он сравнивает предателей, погруженных в ледяное озеро, с лягушками, которые “выставить ловчатся, чтобы поквакать, рыльца из пруда” (песнь XXXII) . Наказание лукавых советчиков, заключенных в огненные языки, напоминает Данте долину, наполненную светляками, в тихий вечер в Италии (песнь XXVI) . Чем более необычны описываемые Данте предметы и явления, тем более он стремится наглядно представить их читателю, сопоставляя с хорошо известными вещами.
        Так, “Аду” присущ мрачный колорит, густые зловещие краски, среди которых господствуют красная и черная. На смену им приходят в “Чистилище” более мягкие, бледные и туманные цвета — серо-голубой, зеленоватый, золотистый, это связано с появлением в чистилище живой природы — моря, скал, зеленеющих лугов и деревьев. Наконец, в “Рае” ослепительный блеск и прозрачность, лучезарные краски, рай—обитель чистейшего света, гармоничного движения и музыки сфер.
        Особенно выразителен один из самых страшных эпизодов поэмы — эпизод с Уголино, которого поэт встречает в девятом круге ада, где наказывается величайшее с его точки зрения преступление— предательство Уголино яростно грызет шею своего врага, архиепископа Руджери, который, несправедливо обвинив его в измене, запер его с сыновьями в башне и уморил голодом Рассказ Уголино о муках, испытанных им в ужасной башне, где на его глазах умерли от голода один за другим его четыре сына и где он, в конце концов, обезумевший от голода, набросился на их трупы.
        Большое значение имеет аллегоризм.
        Так, например, в первой песни своей поэмы Данте рассказывает, как “на середине своего жизненного пути” он заблудился в дремучем лесу и чуть не был растерзан тремя страшными зверями — львом, волчицей и пантерой. Из этого леса его выводит Вергилий, которого послала к нему Беатриче. Вся эта первая песнь поэмы — сплошная аллегория. В религиозно-моральном плане она истолковывается следующим образом дремучий лес — земное существование человека, полное греховных заблуждений, три зверя — три главных порока, губящие человека (лев — гордость, волчица — алчность, пантера—сладострастие) , Вергилий, избавляющий от них поэта, —земная мудрость (философия, наука) , Беатриче—небесная мудрость (теология) , которой подчинена земная мудрость (разум - преддверие веры) Все грехи, наказываемые в аду, влекут за собой форму наказания, аллегорически изображающую душевное состояние людей, охваченных данным пороком Например, сладострастные осуждены вечно кружиться в адском вихре, символически изображающем вихрь их страсти. Столь же символичны наказания гневных (они погружены в смрадное болото, в котором ожесточенно борются друг с другом) , тиранов (они барахтаются в кипящей крови) , ростовщиков (у них на шее висят тяжелые кошельки, пригибающие их к земле) , колдунов и прорицателей (их головы вывернуты назад, так как при жизни они кичились мнимой способностью знать будущее) , лицемеров (на них надеты свинцовые мантии, позолоченные сверху) , изменников и предателей (они подвергнуты различным пыткам холодом, символизирующим их холодное сердце) Такими же моральными аллегориями переполнены чистилище и рай. В чистилище пребывают, согласно учению католической церкви, те грешники, которые не осуждены на вечные муки и могут еще очиститься от совершенных ими грехов. Внутренний процесс этого очищения символизируется семью буквами Р (начальная буква латинского слова peccatum—“грех” ) , начертанными мечом ангела на лбу поэта и обозначающими семь смертных грехов; эти буквы стираются по одной по мере прохождения Данте кругов чистилища. Путеводителем Данте по чистилищу является по-прежнему Вергилий, читающий ему длинные наставления о тайнах божественного правосудия, о свободной воле человека и т.д. Поднявшись с Данте по уступам скалистой горы чистилища к земному раю, Вергилий покидает его, потому что дальнейшее восхождение ему, как язычнику, недоступно. На смену Вергилию приходит Беатриче, которая становится водительницей Данте по небесному раю, ибо для созерцания божественной награды, даруемой праведникам за их заслуги, земная мудрость уже недостаточна: необходима небесная, религиозная мудрость — богословие, олицетворяемое в образе возлюбленной поэта. Она возносится с одной небесной сферы на другую, и Данте летит за ней, увлекаемый силой своей любви. Его любовь очищается теперь от всего земного, греховного. Она становится символом добродетели и религии, и конечной целью ее является лицезрение бога, который сам есть “любовь, движущая солнцем и другими звездами” . Помимо морально-религиозного смысла, многие образы и ситуации “Божественной комедии” имеют политический смысл. С политической точки зрения дремучий лес символизирует анархию, царящую в Италии и порождающую три указанных выше порока Данте проводит сквозь всю свою поэму мысль о том, что здешняя, земная жизнь есть подготовка к будущей, вечной жизни. С другой стороны, он обнаруживает страстный интерес к земной жизни и пересматривает с этой точки зрения целый ряд церковных догматов и предрассудков. Так, например, внешне солидаризируясь с учением церкви о греховности плотской любви и помещая сладострастных во втором круге ада, Данте внутренне протестует против жестокого наказания, постигшего Франческу да Римини, обманом выданную замуж за Джанчотто Малатеста, уродливого и хромого, вместо его брата Паоло, которого она любила. Данте критически пересматривает аскетические идеалы церкви также и в других отношениях. Временами соглашаясь с церковным учением о суетности и греховности стремления к славе и почестям, он в то же время устами Вергилия восхваляет стремление к славе. Он превозносит и другое свойство человека, столь же сурово осуждаемое церковью, — пытливость ума, жажду знания, стремление выйти за пределы узкого круга обычных вещей и представлений. Яркой иллюстрацией этой тенденции является замечательный образ Улисса (Одиссея) , казнимого в числе других лукавых советчиков. Улисс рассказывает Данте о своей жажде “изведать мира дальний кругозор” . Он описывает свое путешествие и так передает слова, которыми он ободрял своих усталых спутников: О братья, —так сказал я, —на закат Пришедшие дорогой многотрудной, Тот малый срок, пока еще не спят Земные чувства их остаток скудный. Отдайте постиженью новизны, Чтоб солнцу вслед увидеть мир безлюдный! Подумайте о том, чьи вы сыны Вы созданы не для животной доли, Но к доблести и к знанью рождены В XIX песни “Ада” , повествуя о наказании пап, торгующих церковными должностями, Данте сравнивает их с блудницей Апокалипсиса и гневно восклицает: Сребро и злато—ныне бог для вас; И даже те, кто молится кумиру, Чтят одного, — вы чтите сто зараз. Принятая народом, для которого она была написана, поэма Данте стала своеобразным барометром итальянского народного самосознания: интерес к Данте то возрастал, то падал соответственно колебаниям этого самосознания. Особенным успехом “Божественная комедия” пользовалась в годы национально-освободительного движения XIX в. (“Рисорджименто” ) , когда Данте начали превозносить как поэта-изгнанника, мужественного борца за дело объединения Италии, видевшего в искусстве могучее орудие борьбы за лучшее будущее человечества. Такое отношение к Данте разделяли также Маркс и Энгельс, причислявшие его к величайшим классикам мировой литературы. Точно так же и Пушкин относил поэму Данте к числу шедевров мирового искусства, в которых “план обширный объемлется творческою мыслию” .


    Добавил: nan3

    / Биографии / Данте А.


    Смотрите также по Данте:


    Giosuè Carducci | Итальянский поэт

    Джозуэ Кардуччи , (родился 27 июля 1835 года, Валь-ди-Кастелло, недалеко от Лукки, Тоскана [ныне Италия] - умер 16 февраля 1907 года, Болонья, Италия), итальянский поэт, лауреат Нобелевской премии по Литератур 1906 г. и один из самых влиятельных литературных деятелей своего времени.

    Сын республиканского сельского врача Кардуччи провел детство в дикой местности Маремма на юге Тосканы. Он учился в Пизанском университете и в 1860 году стал профессором итальянской литературы в Болонье, где читал лекции более 40 лет.Он стал пожизненным сенатором в 1890 году и был почитаем итальянцами как национальный поэт.

    В юности Кардуччи был центром группы молодых людей, решивших ниспровергнуть господствующий романтизм и вернуться к классическим образцам. Джузеппе Парини, Винченцо Монти и Уго Фосколо были его учителями, и их влияние очевидно в его первых сборниках стихов ( Rime, 1857; позже собраны в Juvenilia [1880] и Levia gravia [1868]; и серьезные стихи »]).Он продемонстрировал свою великую силу как поэта и силу своего республиканского, антиклерикального чувства в своем гимне Сатане «Inno a Satana» (1863 г.) и в его Giambi ed epodi (1867–69; «Ямбики и эподы»). »), Вдохновленный в основном современной политикой. Его жестокий, горький язык отражает мужественный, бунтарский характер поэта.

    Rime nuove (1887; The New Lyrics ) и Odi barbare ( 1877; Barbarian Odes ) содержат лучшее из поэзии Кардуччи: вызывание пейзажа Мареммы и воспоминания детства; оплакивание потери единственного сына; изображение великих исторических событий; и амбициозные попытки вспомнить славу римской истории и языческое счастье классической цивилизации.Энтузиазм Кардуччи по поводу классики в искусстве побудил его адаптировать латинскую просодию к итальянским стихам, и его Odi barbare написаны в метрах, имитирующих Горация и Вергилия. Его исследования в области итальянской литературы были подогреты его поэтическим воображением и стилем, а его лучшие прозаические произведения не уступали его поэзии.

    Получите подписку Britannica Premium и получите доступ к эксклюзивному контенту. Подпишитесь сейчас

    Якопо-да-Болонья | Биография и история

    Итальянский композитор и теоретик Якопо да Болонья оказал глубокое влияние на основных деятелей итальянской музыки четырнадцатого века (известной как музыка Треченто).Ему смело можно отнести 34 вокальных сочинения, в том числе самые ранние из известных трехголосных неканонических итальянских мадригалов. Его мадригал Non al suo amante - единственное сохранившееся музыкальное оформление стихотворения великого Петрарки (1304–1374) современника. Якопо также является автором трактата о мензуральной нотации во французском стиле L'arte del biscanto misurato secondo el maestro Jacopo da Bologna.

    Хотя он занимал важные должности в влиятельных судах, никаких биографических документов не сохранилось.Из упоминаний о живых людях и событиях в его песнях можно почерпнуть лишь самую скудную информацию. Очевидно, он работал в семье Висконти в Милане с 1339 по 1360 год, за исключением короткого периода, проведенного при дворе Мастино II делла Скала в Вероне, около 1350 года. Он не оставил никаких следов после 1360 года, хотя суд Арагона в Испании использовал одноименный танцевальный мастер с 1378 по 1386 год.

    Тексты песен Якопо изображают куртуазные дела и события.Некоторые из его современников, в первую очередь Джованни да Кашиа и Пьеро, писали песни с почти идентичным сюжетом (композиторы явно соревновались друг с другом за придворные услуги!). Обильные ссылки на живых людей, найденные в нем, устанавливают довольно надежную хронологию работ Якопо.

    Якопо сочинял в то время, когда полифонические техники только зарождались. Его музыкальные настройки демонстрируют явную стилистическую эволюцию на протяжении многих лет, что свидетельствует о сознательных усилиях по развитию и совершенствованию своего мастерства.Ранние мадригалы, в основном состоящие из двух частей, характерны для «примитивной» полифонии: квазиимпровизационного письма, содержащего множество совершенных созвучий поверх медленного тенора, в основном длинных нот. Трехчастное письмо этого периода в лучшем случае является рудиментарным, с двумя верхними голосами, движущимися параллельно над тенором. Полифония его более поздних работ демонстрирует гораздо больший контроль и изысканность. Голоса более уравновешенные и независимые, мотивированно связанные с помощью улучшенных имитационных техник.Также больше внимания уделяется общей форме произведения с тщательно проработанными формальными делениями, подчеркивающими текст.

    Рукописные свидетельства указывают на то, что его работы широко распространялись в северной Италии и Тоскане и высоко ценились еще долгое время после его смерти. Его идеал мелодической учтивости, утонченное артистизм и теоретическая наука оказали огромное влияние на протяжении четырнадцатого века.

    Тур Болонья-Италия - Болонья с поэтами

    История, искусство и литература, чтобы почувствовать город


    Данте Алигьери, главный итальянский поэт и автор комедии (Божественная комедия), всемирно известной как одно из величайших стихотворений мировой литературы, приехал в Болонью, чтобы учиться в университете. Болонский университет - старейший в западном мире. Он писал сонеты для Болоньи и в своем стихотворении упоминает башню Гаризенда, самую наклонную в Италии.Пока мы гуляем по центру города, я расскажу вам историю Болоньи словами Данте, Петрарки и других великих поэтов, которые посещали город на протяжении веков. Завершим тур посещением дома Джозу Кардуччи, самого известного поэта Италии в 19 веке. Он был преподавателем Болонского университета (мы увидим его аудиторию) и стал первым итальянцем, получившим Нобелевскую премию по литературе. Я покажу вам места, где поэты черпали вдохновение, и места их встреч, такие как старейшая библиотека и университет.

    Маршрут

    Piazza Maggiore
    Archiginnasio
    Базилика Санто-Стефано
    Две башни
    Дом Кардуччи
    Университетская библиотека

    Место встречи + продолжительность тура

    Варианты места встречи: Рекомендовано гидом: забрать из отеля, если он расположен в центре города, я приспособлю маршрут к месту встречи

    Продолжительность: 3 часа 30 мин.

    Транспорт

    Ходьба

    Что включено

    • Услуги гида
    • Входные билеты

    Другое: кофе-брейк

    Предполагаемая потребность в местных денежных средствах

    Для этого тура наличные деньги не требуются

    Что еще нужно

    • Личные расходы
    • Сувениры
    • Билеты на общественный транспорт
    Недавний обзор этого тура

    Прекрасный день с Micol.Gentile et soppratutto comptente. У нее есть ответ практически на любой вопрос. Мы можем ее порекомендовать. Мы чувствовали ее привязанность к городу и ее участие в работе в качестве проводника.
    Анджеле Бегелин

    Прочитать больше отзывов об этом туре

    Джозуэ Кардуччи - Биографические данные - NobelPrize.org

    Джозуэ Кардуччи (1835–1907) родился в Валь-ди-Кастелло, небольшом городке недалеко от Пизы. Его рано привлекли греческие и римские авторы; кроме того, он добросовестно изучал итальянских классиков: Данте, Тассо, Альфьери.В возрасте двадцати лет он окончил Пизанский университет со степенью философии и литературы. После нескольких трудных лет, в течение которых он преподавал в различных средних школах, он был назначен на кафедру итальянской литературы в Болонском университете, и занимал эту должность до выхода на пенсию в 1904 году.

    Вдохновленный как своим временем, так и изучением классических и итальянских поэтов, Кардуччи начал писать стихи еще в детстве. Первыми двумя сборниками его стихов были Rime (1857) [ Rhymes ] и Levia Gravia (1868) [ Light and Heavy ].Оба показывают его энтузиазм и подражание древним, а также сильную революционную тенденцию. Inno a Satana (1865) [ Гимн Сатане ], за который Кардуччи считался «печально известным восхваляющим Сатану», является полным выражением его свободной мысли и современных идей, изобретений и революций. Giambi ed epodi (1882) [ Iambics and Epodes ], сборник сатирических стихов политического характера, выражает возмущение Кардуччи его соотечественниками.В поэзии Nuove (1873) [ New Poems ] завершаются три сборника Оди Барбэра (1877, 1882 и 1889) [ The Barbarian Odes ], его поэтические формы достигают совершенства.

    Кардуччи был также прекрасным переводчиком, и лирика Гете и Гейне оказала большое влияние на развитие его собственной поэзии.

    Помимо своей славы поэта, он был известным историком литературы и выдающимся оратором. Он проводил исследования во всех областях литературы и красноречиво выразил свои выводы в Studi letterati (1874) [ Literary Studies ], Bozetti critical e discorsi letterari (1876) [ Critical Sketches and Literary Discussigns ] и многих других. другие работы.

    Кардуччи, кроме того, вел активную политическую жизнь. После того, как он был назван почетным гражданином Болоньи, он был избран в Сенат в 1890 году; короткое время занимал должность депутата Палаты представителей. Поэзия Кардуччи вдохновляла его соотечественников в войне за независимость Италии, и он пользовался огромной популярностью как дома, так и за рубежом. Проявив во всех своих начинаниях ученую и динамичную личность, он является величайшим итальянским литературным деятелем второй половины девятнадцатого века.

    Из Нобелевских лекций, литература 1901-1967 гг. , редактор Хорст Френц, издательство Elsevier Publishing Company, Амстердам, 1969 г.

    Эта автобиография / биография была написана на момент награждения и первый опубликована в книжной серии Les Prix Nobel . Позже он был отредактирован и переиздан в Нобелевских лекциях . Чтобы цитировать этот документ, всегда указывайте источник, как показано выше.

    Джозуэ Кардуччи умер 16 февраля 1907 года.

    © Нобелевский фонд, 1906 г.

    Для цитирования этого раздела
    MLA style: Giosuè Carducci - Биографический. NobelPrize.org. Nobel Media AB 2021. Вс. 25 апреля 2021 г.

    Вернуться наверх Вернуться к началу Возвращает пользователей к началу страницы

    Данте - книги, стихи и божественная комедия

    Данте был средневековым итальянским поэтом и философом, чья поэтическая трилогия «Божественная комедия» произвела неизгладимое впечатление как на литературу, так и на богословие.

    Кем был Данте?

    Данте был итальянским поэтом и философом-моралистом, наиболее известным благодаря эпической поэме Божественная комедия , которая включает разделы, представляющие три уровня христианской загробной жизни: чистилище, рай и ад. Это стихотворение, великое произведение средневековой литературы и считающееся величайшим литературным произведением на итальянском языке, представляет собой философское христианское видение вечной судьбы человечества. Данте считается отцом современного итальянца, и его работы процветали до его смерти в 1321 году.

    Ранние годы

    Данте Алигьери родился в 1265 году в семье с историей участия в сложной флорентийской политической сцене, и этот сеттинг станет характерной чертой его Inferno лет спустя. Мать Данте умерла всего через несколько лет после его рождения, и когда Данте было около 12 лет, было решено, что он женится на Джемме Донати, дочери друга семьи. Приблизительно в 1285 году пара поженилась, но Данте был влюблен в другую женщину - Беатрис Портинари, которая оказала огромное влияние на Данте и чей персонаж лег в основу «Божественной комедии » Данте.

    Данте познакомился с Беатрис, когда ей было всего девять лет, и он, очевидно, испытал любовь с первого взгляда. Пара была знакома много лет, но любовь Данте к Беатрис была «изысканной» (что можно было назвать выражением любви и восхищения, обычно издалека) и безответной. Беатрис неожиданно умерла в 1290 году, а пятью годами позже Данте опубликовал Vita Nuova ( The New Life ), в котором подробно описывается его трагическая любовь к Беатриче. Помимо того, что это первая книга стихов Данте, «Новая жизнь» примечательна тем, что была написана на итальянском языке, тогда как большинство других произведений того времени вышло на латыни.

    Примерно во время смерти Беатрис Данте начал с головой погрузиться в изучение философии и махинаций флорентийской политической сцены. В то время Флоренция была неспокойным городом, фракции, представлявшие папство и империю, постоянно враждовали, а Данте занимал ряд важных государственных постов. Однако в 1302 году он впал в немилость и был изгнан на всю жизнь лидерами черных гвельфов (среди которых был Корсо Донати, дальний родственник жены Данте), политической фракции, находившейся у власти в то время и состоявшей в союзе. с Папой Бонифаций VIII.(Папа, а также бесчисленное множество других деятелей флорентийской политики, находит место в аду, созданном Данте в Inferno - и очень неприятном.) Данте, возможно, был изгнан из Флоренции, но это было бы началом из его наиболее продуктивного художественного периода.

    Изгнание

    В изгнании Данте путешествовал и писал, задумав Божественную комедию , и отказался от любой политической деятельности. В 1304 году он, кажется, поехал в Болонью, где начал свой латинский трактат «De Vulgari Eloquentia» («Красноречивый народный язык»), в котором он призывал этот придворный итальянский язык, используемый для любительского письма, обогатить аспектами каждой разговорной речи. диалект, чтобы сделать итальянский серьезным литературным языком.Созданный язык был бы одним из способов попытаться объединить разделенные итальянские территории. Работа осталась незавершенной, но, тем не менее, имела большое значение.

    В марте 1306 года флорентийские изгнанники были изгнаны из Болоньи, а к августу Данте оказался в Падуе, но с этого момента местонахождение Данте не известно в течение нескольких лет. По сообщениям, он иногда бывал в Париже между 1307 и 1309 годами, но его визит в город не может быть подтвержден.

    В 1308 году Генрих Люксембургский был избран императором как Генрих VII.Полный оптимизма по поводу изменений, которые эти выборы могут принести в Италию (фактически, Генрих VII смог, наконец, восстановить мир на своем императорском троне и в то же время подчинить свою духовность религиозному авторитету), Данте написал свой знаменитый труд о монархии. , De Monarchia , в трех книгах, в которых он утверждает, что власть императора не зависит от папы, а нисходит к нему непосредственно от Бога. Однако популярность Генриха VII быстро угасла, а его враги набрались сил, угрожая его восхождению на престол.Эти враги, как это видел Данте, были членами флорентийского правительства, поэтому Данте написал обличительную речь против них и был незамедлительно включен в список тех, кому навсегда запрещен въезд в город. Примерно в это же время он начал писать свою самую известную работу The Divine Comedy .

    «Божественная комедия»

    Весной 1312 года Данте, казалось, отправился с другими изгнанниками на встречу с новым императором в Пизе (рост Генриха был поддержан, и он был назван императором Священной Римской империи в 1312 году). но опять же, его точное местонахождение в этот период неизвестно.Однако к 1314 году Данте завершил Ад , сегмент Божественной комедии , действие которого происходило в аду, а в 1317 году он поселился в Равенне и там завершил Божественную комедию (незадолго до своей смерти в 1321 году).

    Божественная комедия - это аллегория человеческой жизни, представленная как визионерское путешествие по загробной христианской жизни, написанная как предупреждение коррумпированному обществу, чтобы оно встало на путь праведности: «удалить живущих в этой жизни из мира сего». состояние несчастья, и привести их к состоянию блаженства.«Поэма написана от первого лица (с точки зрения поэта) и повествует о путешествии Данте через три христианских царства мертвых: ад, чистилище и, наконец, рай. Римский поэт Вергилий ведет Данте через ад ( Inferno ) и чистилище. ( Purgatorio ), в то время как Беатрис ведет его через небеса ( Paradiso ). Путешествие длится с ночи перед Страстной пятницей до среды после Пасхи весной 1300 года (помещая его перед фактическим изгнанием Данте из Флоренции, которое вырисовывается повсюду. Inferno и служит скрытым течением в путешествии поэта).

    Структура трех сфер загробной жизни следует общей схеме из девяти стадий плюс дополнительный, первостепенный десятый: девять кругов ада, за которыми следует уровень Люцифера внизу; девять колец чистилища, на вершине которого находится Эдемский сад; и девять небесных тел, за которыми следует эмпирей (высшая ступень неба, где пребывает Бог).

    Поэма состоит из 100 песнь, написанных в такте, известном как terza rima (таким образом, божественное число 3 появляется в каждой части стихотворения), которые Данте изменил по сравнению с его популярной формой, чтобы его можно было рассматривать как его собственное изобретение.

    Вергилий ведет Данте через ад и феноменальное множество грешников в их различных состояниях, а Данте и Вергилий останавливаются по пути, чтобы поговорить с разными персонажами. Каждый круг ада предназначен для тех, кто совершил определенные грехи, и Данте не жалеет художественных затрат на создание карающего пейзажа. Например, в девятом круге (предназначенном для тех, кто виновен в предательстве) обитатели закопаны в лед до подбородка, грызут друг друга и не подлежат искуплению, навеки обречены на свою новую судьбу.В последнем круге не с кем поговорить, поскольку сатана похоронен по пояс во льду, плачет своими шестью глазами и жуя Иуду, Кассия и Брута, трех величайших предателей в истории, по подсчетам Данте, и дуэт переходит в чистилище.

    В Purgatorio Вергилий ведет Данте в долгий подъем на гору Чистилище, через семь уровней страданий и духовного роста (аллегория семи смертных грехов), прежде чем достичь земного рая наверху.Путешествие поэта здесь представляет христианскую жизнь, в которой Данте должен научиться отвергать земной рай, который он видит, ради ожидающего небесного.

    Беатрис, олицетворяющая божественное просвещение, ведет Данте через Paradiso вверх через девять уровней небес (представленных в виде различных небесных сфер) в настоящий рай: эмпиреи, где обитает Бог. По пути Данте встречает тех, кто на земле был гигантом интеллектуализма, веры, справедливости и любви, таких как Фома Аквинский, царь Соломон и собственный прапрадед Данте.В последней сфере Данте сталкивается лицом к лицу с самим Богом, который представлен в виде трех концентрических кругов, которые, в свою очередь, представляют Отца, Сына и Святого Духа. Здесь путешествие заканчивается истинным героическим и духовным исполнением.

    Наследие

    Божественная комедия Данте процветала более 650 лет и считалась главным произведением с тех пор, как Джованни Боккаччо написал биографию Данте в 1373 году. К 1400 году уже было написано как минимум 12 комментариев по поводу смысла стихотворения. и значение.Произведение является основной частью западного канона, и Т.С. Элиот, на которого большое влияние оказал Данте, поместил Данте в один ряд с еще одним поэтом современного мира, Шекспиром, заявив, что они «разделяют современный мир между собой». Третьего не дано."

    Поэт, переводчик, художник, прозаик, актер и режиссер Пьер Паоло Пазолини родился 5 марта 1922 года в Болонье. - Итальянское художественное общество

    Жан-Мари Кэри

    Поэт, переводчик, художник, прозаик, актер и режиссер Пьер Паоло Пазолини родился 5 марта 1922 года в Болонье.Хотя биография Пазолини часто преломляется через ее непристойные подробности - его последний фильм 1975 года, печально известный и часто запрещенный Salò или 120 дней Содома , жестокая адаптация каталога унижений и пыток маркиза де Сада, был выпущен всего за несколько недель до этого. режиссер был убит в пригороде Рима - таланты и политические обязательства Пазолини превзошли его чутье на полемику и скандалы.

    Отступивший в отставку католик, придерживавшийся моралистического теологического мировоззрения и пожизненный марксист, исключенный из коммунистической партии за то, что был геем, Пазолини обратился к своим противоречиям в своих многочисленных кинематографических и литературных произведениях, напрямую занимаясь идеями о «эффектном авторстве», критикой СМИ и осознание того, как рецепция создает новые формы смысла вместе с развитием постструктуралистской мысли в 1960-х годах.Пазолини разделял некоторые из основных проблем постмодернизма - определение того, как интеллектуалы могут действовать против власти и не поддаваться ей.

    Пазолини также написал множество сценических работ, в том числе I Turcs tal Friúl (Турки во Фриули), , в 1944 году на фриульском диалекте, в память о своем брате, убитом в Сопротивлении, и Nel 46! (1946) упражнение в аллегории и абстрактной аргументации. В 1960 году он перевел фильм Эсхила Орестея , но его желание переосмыслить греческий миф более полно продемонстрировали такие фильмы, как Эдип (1967) и Медея (1970).Древняя Греция является местом действия для Пилад , одной из шести трагедий, написанных им в 1966 году. Его «Манифест для нового театра » (1968) пропагандировал театр слова и идей.

    Пазолини также рисовал, фотографировал и делал эскизы декораций и костюмов.

    Ссылка: Джозеф Фаррелл. «Пазолини, Пьер Паоло». В Оксфордская энциклопедия театра и перформанса : Oxford University Press, 2003. http://www.oxfordreference.com/view/10.1093 / acref / 9780198601746.001.0001 / acref-9780198601746-e-3017.


    Пьер Паоло Пазолини ок. 1953. Фото © Герберт Лист / Magnum Photos.

    Автопортрет , 1947. Gabinetto scientifico letterario G.P. Вье, Флоренция.

    Accattone , фильм все еще показывает Франко Читти и Франку Пасут на окраине города, 1961 год. Общество прав художников, Нью-Йорк, Рим, © 2008.

    Teorema , 1968. Общество прав художников, Нью-Йорк, Рим, © 2008.

    Мальчик , 1943 год. Целлофан, масло. Gabinetto scientifico letterario G.P. Вье, Флоренция.

    Пейзаж возле Касарсы , 1944. Общество прав художников, Нью-Йорк, Рим, © 2008.


    Дополнительная литература: Пьер Паоло Пазолини и Вальтер Сити. Истории из города Божьего: очерки и хроники Рима, 1950-1966 гг. . Нью-Йорк: Handsel Books, 2003.

    .

    Джан Мария Аннови. Пьер Паоло Пазолини: Авторство исполнения .Нью-Йорк: Columbia University Press, 2017.

    .

    Теги: 1960-е, 20-й век, искусство, история искусства, художники, авторство, кино, коммунизм, коммунистическая партия, фильм, кинорежиссер, история, гомосексуальность, итальянское кино, Италия, Италия, смешанная техника, кинокартины, фильмы, остия, отд, живопись, Картины в картинах, Пазолини, Пьер Паоло Пазолини, поэт, политические обязательства, политика, Портреты, постструктурализм, Римско-католическая церковь, Рим, скандал, автопортрет, эффектное авторство, теорема, театр

    Джованни Пасколи - Биография Джованни Пасколи

    Джованни Пасколи был итальянским поэтом и классиком.

    Жизнь

    Джованни Пасколи родился в Сан-Мауро-ди-Романья (в 1932 году переименован в Сан-Мауро-Пасколи) в обеспеченной семье. Он был четвертым из десяти детей Руджеро Пасколи и Катерины Винченци Аллокателли. Его отец был управляющим имением фермерских земель принцев Торлония, на которых жила семья Пасколи.

    Вечером 10 августа 1867 года, когда Руджеро Пасколи возвращался домой с рынка в Чезене в карете, запряженной черно-белой кобылой (una cavalla storna), он был застрелен наемным убийцей, прятавшимся в канаве. у дороги.Кобыла медленно продолжила свой путь и принесла домой тело своего убитого хозяина. Убийцу так и не задержали.

    У Джованни Пасколи было трагическое детство, пораженное убийством своего отца и ранней смертью его матери, сестры и двух братьев, а также последующим финансовым упадком семьи. Убийство отца отозвалось, в частности, в одном из его самых популярных стихотворений "La cavallina storna". Вся его первая работа, Myricae (1891), отражает его несчастное детство.

    В 1871 году он переехал в Римини с шестью братьями. Здесь он подружился с Андреа Коста и начал участвовать в социалистических демонстрациях. Это привело к другому ключевому событию в жизни Пасколи - его кратковременному тюремному заключению в Болонье после протеста против ареста анархиста Джованни Пассаннанте.

    Пасколи учился в Болонском университете, где его учителем и наставником был Джозуэ Кардуччи. Он получил высшее образование в 1882 году и начал преподавать в средних школах Матеры и Масса.Он жил рядом со своими сестрами Идой и Марией, пытаясь возродить первоначальную семью, построив «гнездо» (как он это называл) для сестер и себя. Хотя он был почти женат, предполагается, что он этого не сделал из-за незрелых и, возможно, неоднозначных отношений со своими сестрами.

    Тем временем он начал сотрудничать с журналом Vita nuova, который опубликовал его первые стихи, позже собранные в Myricae. В 1894 году Пасколи был вызван в Рим для работы в Министерстве народного просвещения, и там он опубликовал первую версию Poemi conviviali.Позже он переезжал между городами, живущими в Болонье, Флоренции и Мессине, но всегда оставался психологически привязанным к своему изначальному, идеализированному крестьянскому происхождению.

    В 1895 году он и его сестра Мария переехали в дом в Кастельвеккьо, недалеко от Барги, в Тоскане, купленный на деньги, полученные от литературных наград. Политические и социальные потрясения начала 20-го века, которые должны были привести к участию Италии в Первой мировой войне и появлению фашизма, еще больше усилили неуверенность и пессимизм Пасколи.

    С 1897 по 1903 год он преподавал латынь в Мессинском университете, а затем в Пизе. Когда Кардуччи ушел на пенсию, Пасколи заменил его на посту профессора итальянской литературы в Болонском университете. В 1912 году Джованни Пасколи, уже заболевший циррозом печени (от злоупотребления алкоголем), умер от рака печени в возрасте 56 лет в Болонье. Атеист, он был погребен в часовне, примыкающей к его дому в Кастельвеккьо, где также будет похоронена его любимая сестра Мария.

    Поэтика

    Его ранние стихи кажутся простыми, и в них особое внимание уделяется домашней жизни и природе.Однако Пасколи даже в тот период позитивизма и сциентизма считал жизнь загадкой; только символические ассоциации, обнаруженные в скромных вещах природы, могут привести человека к тому, чтобы уловить проблеск истины, скрывающейся за простыми явлениями.

    Его более поздние стихи разделяют схожие темы, но являются более экспериментальными и отражают его знания о классической древности. Они оказали большое влияние на более поздних итальянских поэтов, которые включили его меланхолические темы в свои произведения. Он писал и на итальянском, и на латыни; он также переводил английские стихи.Его многочисленные стихи на латыни получили множество международных наград.

    В 1897 году Пасколи дал подробное определение своей поэтической позиции, которую он назвал poetica del fanciullino («поэтика ребенка») и которая показала влияние Салли и фон Хартманна. Поэзия, согласно Пасколи, была бы непрекращающейся способностью ошеломлять мир, типичной для детства, вторично связанной с выразительными способностями пожилых людей. Отвергая и классицизм, и романтизм, Пасколи выступал против отказа от самоанализа и отказа от эгоцентричной точки зрения в пользу полуиррационального комфорта, который поэт дает себе через поэзию.

    Поэзия Пасколи обнаруживает интересное сходство с европейской символикой, даже если прямое влияние невозможно продемонстрировать. Широкое использование аналогий и синестезии, очень тонкая музыкальность, лексика, открытая как для иностранных языков, так и для народных или ономатопических голосов, - главные признаки литературного исследования, ориентированного на современный поэтический язык.

    Добавить комментарий

    Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *