91 год путч: Августовский путч 1991 года | Новости и аналитика о Германии, России, Европе, мире | DW

Содержание

Крах консерваторов. 30 лет назад случился «августовский путч»

Ровно 30 лет назад группа представителей высшего советского руководства попыталась захватить власть в СССР, чтобы остановить начавшиеся в стране преобразования. На несколько дней путчисты отстранили от власти президента Михаила Горбачева, ввели режим ЧП и сформировали новый правящий орган — Государственный комитет по чрезвычайному положению (ГКЧП). Попытка номенклатуры вернуться в прошлое потерпела неудачу. Во многом из-за того, что действия партийных чиновников не поддержали ни элиты, ни население. Те события вошли в историю России как «августовский путч» и завершились полным поражением консерваторов. Однако период политической турбулентности на этом не закончился. Всего через два года новое столкновение реформаторов и сторонников старой власти едва не закончилось гражданской войной.

Между будущим и прошлым

К концу 90-го года почти все республики СССР, в том числе и Российская Федерация, объявили о своем «суверенитете».

В те дни значение этого слова оставалось туманным, но ясно было одно — республики не желают, как прежде, подчиняться приказам из центра. Несмотря на то что на прошедшем 17 марта 1991 года всесоюзном референдуме более 76% советских граждан высказались за сохранение СССР, это не помогло остановить постепенный распад государства. 

На эту тему

Желая обеспечить хотя бы формальное единство бывших республик, Михаил Горбачев готовился заключить Союзный договор между Россией, Украиной, Белоруссией, Азербайджаном и пятью государствами Центральной Азии (так называемый формат 9+1). Другие республики СССР — Литва, Латвия, Эстония, Грузия, Армения, Молдавия — к тому моменту отказались от участия в этом процессе и взяли курс на полную независимость. 

Социалистический союз должен был превратиться в новый союз суверенных республик. Обсуждение этой трансформации проходило в резиденции Горбачева в Ново-Огареве при участии всех заинтересованных сторон.

План президента сводился к тому, чтобы превратить СССР в федерацию из равноправных и независимых государств, с сохранением единой оборонной и финансовой политики. Для этого требовалось заключить союзное соглашение, избрать центральный управляющий аппарат и его президента. 

Однако консервативное крыло партийного руководство СССР полагало, что договор приведет к окончательному распаду страны. Ведь уже первый из «основных принципов» соглашения — «Каждая республика — участник договора является суверенным государством» — выглядел в их глазах как приговор единству страны. Ничего общего с прежним Союзом это уже не имело. К тому же Горбачев якобы пошел на поводу у Ельцина — самого непримиримого своего оппонента на ново-огаревских переговорах — и согласился отправить в отставку премьер-министра СССР Валентина Павлова, заменив его Назарбаевым, а также главу КГБ Владимира Крючкова, министра внутренних дел Бориса Пуго и министра обороны Дмитрия Язова.

Союзный договор и последующие за ним перестановки фактически означали, что СССР терял управление не только экономикой и финансами, но и силовым блоком. 

18 августа, когда до первого этапа подписания документа оставалось два дня, представители консервативного лагеря посетили находившегося в Крыму Горбачева и потребовали отказаться от соглашения и ввести в стране чрезвычайное положение. Получив отказ, вице-президент СССР Геннадий Янаев подписал документы, согласно которым со следующего дня полномочия президента переходили к нему. Формальным поводом для этого стало «состояние здоровья» Горбачева. 

Военная техника на улицах Москвы во время попытки государственного переворота, 19 августа 1991 года

© Владимир Мусаэльян, Эдуард Песов/ТАСС

По одной из версий, лояльные путчистам военные насильно блокировали президента СССР в его резиденции в Форосе. Однако, как рассказал в интервью RT бывший личный охранник Горбачева генерал-майор КГБ Вячеслав Генералов, «он (президент — прим. ТАСС) самоизолировался, чтобы его никто не трогал».

Важно отметить, что в саботаже ново-огаревских соглашений были заинтересованы не только сторонники «старого» СССР, но и так называемые продемократические силы. В основном из руководства республик, которые с окончательным крахом СССР рассчитывали обрести независимость и полноту власти. В этом крыле оказался и всенародно избранный президент РСФСР Борис Ельцин, считавший, что будущее СССР — за независимой Россией.

«Августовский путч» 1991 года стал столкновением консерваторов и демократов, где в роли невольного арбитра выступил президент Горбачев, наблюдавший за исходом битвы из резиденции в Форосе. 

Как развивался мятеж

После отстранения Горбачева путчисты объявили в стране режим ЧП, ввели запрет на массовые мероприятия, а в Москву, окрестности Ленинграда, Таллин, Тбилиси и Ригу ввели войска. Несмотря на танки и бронетранспортеры, жители крупных советских городов выступили против переворота. Массовые протесты прошли в Москве, Ленинграде, Нижнем Новгороде, Свердловске, Новосибирске, Тюмени и других городах.

В Москве у Дома Советов РСФСР (Белый дом) собралось несколько тысяч «защитников демократии». 

Борис Ельцин (третий слева) у здания Верховного Совета РСФСР, 19 августа 1991 года

© Валентин Кузьмин, Александр Чумичев/ТАСС

Президент РСФСР Борис Ельцин и его единомышленники стали центром сопротивления ГКЧП. Они отказались подчиняться путчистам и объявили их действия «антиконституционными». Также Ельцин взял на себя полномочия главнокомандующего Вооруженными силами на территории России и создал Министерство обороны РСФСР. 

Выступление Ельцина на танке возле Белого дома в 1991 году стало символом сопротивления «старой власти» и рождения «новой России». Несмотря на то что военные получили команду не прибегать к силовым действиям, в столице все же пролилась кровь. В ночь на 21 августа при столкновении противников ГКЧП с войсками в центре Москвы погибли трое митингующих — Дмитрий Комарь, Владимир Усов и Илья Кричевский. Это были единственные человеческие жертвы за те несколько дней политического хаоса. 

Крах путча

Несмотря на решительные действия в самом начале, путчисты так и не смогли выработать дальнейший план действий. Представители комитета не предъявили никакой четкой экономической программы, не объяснили, как именно будут спасать страну от кризиса и нехватки продовольствия, обещая лишь навести эфемерный «порядок». Во многом провал ГКЧП связан с имиджевой неудачей. Внешний вид путчистов, манера публичных выступлений и партийная риторика напоминали гражданам о временах застоя и холодной войны. Символом тех событий стала бесконечная трансляция по центральным каналам балета «Лебединое озеро». Несмотря на то что ГКЧП взял под контроль телевидение и другие СМИ, он не смог извлечь из этого ресурса никаких преимуществ.

На эту тему

В результате ГКЧП не получил ожидаемой поддержки населения и высших военачальников СССР. Неодобрение действиям ГКЧП выразили и зарубежные политики, в том числе президент США Джордж Буш — старший и европейские лидеры. Иностранная пресса расценила действия путчистов как попытку подавить зарождающуюся советскую демократию. На третий день путча, 21 августа, министр обороны СССР Дмитрий Язов отдал приказ о выводе войск из столицы. 

Часть путчистов отправилась в Форос к Михаилу Горбачеву, чтобы найти способ совместно преодолеть кризис. Однако президент отказался от переговоров. Возглавлявший ГКЧП Геннадий Янаев 21 августа подписал указ о роспуске органа и недействительности всех его решений.

В тот же день указ об отмене распоряжений ГКЧП издал Борис Ельцин, а прокурор РСФСР Валентин Степанков вынес постановление об аресте его членов. Таким образом, попытка государственного переворота 1991 года в СССР, известная как «августовский путч», завершилась провалом.

Президент СССР Михаил Горбачев (в центре) возвращается из Фороса в Москву, 22 августа 1991 года

© Юрий Лизунов/ТАСС

В ночь на 22 августа самолет с Михаилом Горбачевым приземлился в Москве. Вскоре основные члены ГКЧП — вице-президент СССР Геннадий Янаев, председатель КГБ Владимир Крючков, министр обороны СССР Дмитрий Язов — были арестованы. В Москве у Белого дома прошел массовый «митинг победителей», на котором Борис Ельцин объявил о решении сделать государственным флагом России исторический бело-сине-красный триколор.

Из 91-го в 93-й

После провала путча в августе 1991 года члены ГКЧП были арестованы, но впоследствии амнистированы. Единственным, кто не принял амнистию и предстал перед судом, оказался замминистра обороны Валентин Варенников.

Позже его оправдали. Участвовавшие в тех событиях глава МВД СССР Борис Пуго, маршал Сергей Ахромеев и управделами ЦК КПСС Николай Кручина покончили с собой вскоре после провала путча. 

На эту тему

Союзный договор, который Михаил Горбачев пытался заключить с бывшими советскими республиками, так и не был подписан. Вскоре и сам Горбачев отказался от власти и уступил место реформаторам. Вместо Союзного договора Россия, Украина и Белоруссия заключили Беловежское соглашение, ставшее последним аккордом в существовании СССР.

Окончательный крах остатков советской власти оказался лишь вопросом времени. Кульминацией этого процесса стал конституционный кризис 1993 года, когда сторонник немедленных экономических преобразований Ельцин столкнулся с противодействием народных депутатов. 

Последние не желали расширять полномочия президента, меняя советскую конституцию, а также ратифицировать Беловежское соглашение.

С помощью указа №1400 Ельцин попытался разогнать Верховный Совет и созвать вместо него выборы в новый двухпалатный парламент — Федеральное собрание РФ. Депутаты посчитали это решение неконституционным и попытались отстранить президента. Однако Ельцина поддержали силовики. На этот раз борьба политических элит выплеснулась на улицы и в отличие от событий августа 91-го закончилась беспорядками, вооруженными столкновениями и как итог — многочисленными жертвами.

4 октября 1993 года по приказу президента после танкового обстрела войска взяли штурмом здание Белого дома, которое удерживали народные депутаты. Это стало очередной и окончательной победой Ельцина над стражами советской системы и началом новой главы в современной российской истории.

Дмитрий Беляев

Августовский путч ГКЧП. Хроника событий 19-22 августа 1991 года

Демонстранты перегородили двумя троллейбусами Тверскую улицу в районе гостиницы «Националь».

Около 14.00 собравшиеся у Белого дома начали сооружение импровизированных баррикад.

14.30. Сессия Ленсовета приняла обращение к президенту России, отказалась признать ГКЧП и вводить чрезвычайное положение.

15.30. На сторону Ельцина перешла танковая рота майора Евдокимова ‑ 6 танков без боеприпасов.

16.00. Указом Янаева в Москве вводится чрезвычайное положение.

Около 17.00 Ельцин издал Указ № 61, которым союзные органы исполнительной власти, включая силовые структуры, были переподчинены президенту РСФСР.

В 17:00 в пресс-центре МИД началась пресс-конференция Янаева и других членов ГКЧП. Отвечая на вопрос, где сейчас президент СССР, Янаев сказал, что Горбачев находится «на отдыхе и лечении в Крыму. За эти годы он очень устал, и требуется время, чтобы он поправил здоровье».

В Ленинграде прошли многотысячные митинги на Исаакиевской площади. На митинги против ГКЧП люди собирались в Нижнем Новгороде, Свердловске, Новосибирске, Тюмени и других городах России.

По только что созданному в Белом доме радио Верховного Совета РСФСР было передано обращение к гражданам, в котором их просили разобрать баррикады перед Белым домом с тем, чтобы верная российскому руководству Таманская дивизия могла подвести свои танки на позиции у здания.

20 августа

05.00. К Ленинграду выступили Витебская дивизия ВДВ КГБ СССР и Псковская дивизия МО СССР, но в город не вошли, а были остановлены под Сиверской (70 км от города).

10.00. Массовый митинг на Дворцовой площади в Ленинграде собрал около 300 тысяч человек. Военные города обещали, что армия вмешиваться не будет.

Около 11.00 редакторы 11 независимых газет собрались в редакции «Московских новостей» и договорились выпускать «Общую газету», экстренно зарегистрированную в Министерстве печати РСФСР (вышла на следующий день).

12.00. У Белого дома начался санкционированный городскими властями митинг (не менее 100 тысяч участников). Митинг у Моссовета — около 50 тысяч участников.

В связи с госпитализацией Валентина Павлова временное руководство Советом министров СССР было возложено на Виталия Догужиева.

Россия создает временное республиканское министерство обороны. Министром обороны назначается Константин Кобец.

Вечером в программе «Время» сообщено о введении в столице комендантского часа с 23.00 до 5.00.

«Бунт трясущихся рук». Как готовился августовский путч 1991 года

Ровно 30 лет назад москвичей разбудил лязг танковых гусениц на улицах столицы, а жители всей остальной страны проснулись под музыку из балета Чайковского. Полная власть в стране как минимум на несколько часов перешла к Государственному комитету по чрезвычайному положению. Это был первый в истории СССР государственный переворот, и, по иронии судьбы, страна, родившаяся в пламени революции, закончила свое существование благодаря путчу, который к тому же ставил своей целью ее спасение.

Что такое августовский путч участники тех событий даже сейчас, спустя 30 лет, не могут дать четкого ответа. Подготовка заговора начиналась 5 августа: на конспиративном объекте КГБ в Теплом стане единомышленников собирает глава советского КГБ Владимир Крючков.

В числе приглашенных представители самых влиятельных структур советской власти: Олег Шенин – секретарь ЦК КПСС, маршал Дмитрий Язов – министр обороны, Олег Бакланов – один из руководителей ВПК и Валерий Болдин – руководитель аппарата президента, заговорщик из ближнего круга Горбачева. 18 августа они отправились в Крым на встречу с президентом СССР, чтобы уговорить его ввести в стране чрезвычайное положение.

Вернувшись в Москву члены ГКЧП отправляются прямиком в Кремль. Там, в кабинете премьер-министра Павлова, принимаются необходимые документы для введения чрезвычайного положения. На утро вся страна проснется под звуки «Лебединого озера». 19 августа в столицу по приказу Язова входят 362 танка, 427 БМП и бронетранспортеров и около 4 тысяч военнослужащих.

«Когда стали вводить войска в Москву, и здесь, на Садовом кольце, появились боевые машины пехоты, все было понятно, что готовятся к штурму», – вспоминает вице-президент РСФСР Александр Руцкой.

«Это спонтанно все произошло, там механик-водитель попытался нырнуть в люк. Я наступил ему на бушлат и сказал: если нырнешь, я тебя пристрелю, сиди здесь», – рассказывает сотрудник службы безопасности президента РСФСР в 1991 году Виктор Золотов.

Эта пресс-конференция – единственное мероприятие, где члены ГКЧП появились все вместе перед телекамерами. Тогда все внимание было приковано к трясущимся рукам Янаева. «Бунт трясущихся рук» – так позже назовут этот переворот. Но именно в этих руках в те дни находилась ядерная кнопка.

В изоляции президент великой державы проведет 73 часа, если отмерять время от момента отключения связи 18 августа в 16:30 до вечера 21 августа, когда связь вернули. Вот такой аппарат как раз был в этом кабинете Горбачева. Разумеется, это не оригинал. До сих пор у участников тех событий продолжается дискуссия насчет полной изоляции президента СССР и его семьи.

«Спецсвязь, на объекте была, у меня лично была. У Горбачева в кабинете только не было, а в машине связь была. Я ему предлагал подогнать машину к даче, и чтобы он из нее разговаривал», – поясняет начальник охраны резиденции президента в Форосе Вячеслав Генералов.

Из новостей Горбачев узнает о событиях в столице, где обстановка с каждым часом накаляется. В ночь на 21 августа на съезде в тоннель в районе Нового Арбата, пытаясь остановить колонну бронетехники, погибли Дмитрий Комарь, Владимир Усов и Илья Кричевский. Они стали главным символом августа 91 года.

21 августа с разницей в 3 часа на аэродроме Бельбек приземляются два самолета. В первом – члены ГКЧП во главе с председателем КГБ Крючковым, во втором – группа депутатов и общественников во главе с вице-президентом Руцким.

Генпрокурор Степанков лично принимал участие в аресте заговорщиков. О том, что члены ГКЧП тайно прослушивали всех, начиная от Шеварднадзе и заканчивая Примаковым и Ельциным, причем разговоры фиксировались даже те, что велись в бане и на теннисном корте, Степанков узнал из стенограмм, которые обнаружили в двух огромных сейфах в Кремле, в кабинете Болдина. Отпираться было бессмысленно.

Это те самые протоколы допроса Горбачева от 14 сентября 1991 года. Сам допрос, судя по записям, длился 1 час 40 минут. В них президент СССР проходит как свидетель и подробно рассказывает о встрече с членами ГКЧП.

«Бакланов мне заявил примерно следующее: Михаил Сергеевич, да от вас ничего не требуется. Побудете здесь, мы за вас всю грязную работу сделаем, а затем вы вернетесь», – говорится в показаниях Горбачева.

Но были и те, кто не смог пережить провал ГКЧП: покончили с собой глава МВД СССР Борис Пуго и советник Горбачева маршал Ахромеев. К январю 93 года всех членов ГКЧП выпустят из Матросской тишины, а спустя год – амнистируют. Сегодня те, кто 30 лет назад пытался изменил ход истории, ушли из жизни.

«Нельзя личные отношения, личную драку за власть переносить на всю страну. Так уже упорядочить хотели отношения в Советском Союзе, что страну развалили. Это так, несколько обыденно, но в этом есть большой смысл», – говорит президент РБ Александр Лукашенко.

«Нельзя воскресить мертвого. Советский Союз сам себя изжил. Не Кравчук, Ельцин и Шушкевич и другие похоронили Советский Союз, он сам себя похоронил», – считает Леонид Кравчук, который в 1991 году занимал пост председателя Верховного Совета Украинской ССР.

Подписание в Вискулях 8 декабря юридически запустит обратный отчет существования СССР. 25 декабря 1991 года станет де-факто последним днем в истории Советского Союза, президент Михаил Горбачев объявит об отставке. Советский Союз, некогда ставший родным домом для 15 республик, просуществовал ровно 68 лет, 11 месяцев и 27 дней.

На медиаплатформе «Смотрим» доступен фильм Наили Аскер-заде «ГКЧП 30 лет спустя».

30 лет назад произошёл Августовский путч — РТ на русском

30 лет назад, 19 августа 1991 года, в Советском Союзе была предпринята попытка государственного переворота, вошедшая в историю как Августовский путч. Вице-президент СССР, главы Минобороны, КГБ и МВД, а также ряд партийных работников объявили о создании Государственного комитета по чрезвычайному положению (ГКЧП). Все они выступали против подписания Союзного договора, который фактически вёл к развалу СССР. Президент Михаил Горбачёв в это время отдыхал в Крыму. ГКЧП продержался три дня, но до сих пор не утихают споры: был ли Горбачёв насильно отстранён от власти или сделал это сам? Являлись путчисты изменниками Родины или идеалистами-неудачниками? RT пообщался с бывшими следователями прокуратуры СССР, которые вели дела против путчистов, и некоторыми участниками тех событий.

После событий августа 1991 года было возбуждено два уголовных дела: одно — генеральным прокурором СССР, второе — генеральным прокурором РСФСР. Действия путчистов квалифицировали как измену Родине: заговор, государственный переворот и антиконституционный захват власти. По делу ГКЧП работала большая группа следователей самых разных рангов, однако приговор членам Государственного комитета по чрезвычайному положению оглашён не был. Все они были амнистированы в 1994 году.

«У них не было руководителя»

Следователь по особо важным делам Генеральной прокуратуры СССР Леонид Прошкин занимался расследованием деятельности КГБ во время путча.

— Почему путчисты, сделавшие этот шаг ради спасения СССР от распада, оказались под следствием?

— Кто побеждает, тот и прав. Мой подследственный, член ГКЧП Олег Бакланов (первый заместитель председателя Совета обороны при президенте СССР. — RT), которого я арестовывал и допрашивал в «Матросской Тишине», в одном из разговоров вспомнил песню Высоцкого: «Мы не сделали скандала — нам вождя недоставало». У них не было руководителя.

Если бы руководителем был сам Бакланов, настроенный серьёзно, всё могло бы быть по-другому. Но у него не было никого в подчинении. И вообще, они все оказались слишком слабыми людьми. Все они долгое время были заместителями, всё время выполняли чьи-то решения.

  • Бывший следователь по особо важным делам прокуратуры СССР Леонид Прошкин
  • © Из личного архива

— Трудно поверить — ведь это были люди, руководившие силовыми ведомствами.

— Когда я был в Форосе со следственной группой, один из прапорщиков, который там всё время работал, рассказал, как они приехали сдаваться: «Я увидел Язова. Идёт маршал, министр обороны, но на нём китель болтается так, как болтаются кителя на нас, прапорщиках. И идёт он как прапорщик».

18 августа они посетили Горбачёва с предложением их поддержать. Михаил Сергеевич ответил им грубым словом.

Из протокола допроса помощника президента СССР Анатолия Черняева, находившегося в Форосе во время отпуска Горбачёва (27 августа 1991 года): «И мне говорит: «Я им сказал: «Вы преступники и авантюристы. Вы погубите себя — ну и чёрт с вами». Ну он выразился более крепко…»

— Почему со своей программой они не обратились к народу?

— У них и слов-то не было. Они ведь народ не призывали на свою сторону. Бакланов что-то пытался сделать, но у него не было силового ресурса. Когда они вернулись в Москву, вместо того чтобы действовать, член ГКЧП премьер-министр Павлов запил. И пока был ГКЧП, он всё время пил.

— Почему к людям, выступившим за сохранение страны, была применена статья «Измена Родине»?

— Измена Родине в форме захвата власти. По существу, они говорили о захвате власти во время их пресс-конференции, показанной по телевидению. Говорили, что исполнять обязанности президента будет Янаев в связи с болезнью Горбачёва. Когда определяют и называют главой страны другого человека, разве это не захват власти? Если бы Горбачёв заболел, то да, вице-президент исполняет обязанности главы. Но болезни-то не было.

— Какой вывод вы сделали в ходе следствия? Горбачёв был блокирован в Форосе?

— Моё мнение: Горбачёв не был с ними заодно. Связь у него была отключена. Он ни с кем не мог связаться. Запись, сделанную Горбачёвым, одна из работниц вывозила в трусах, зная, что её будут обыскивать. Горбачёва не предали только несколько молодых ребят из личной охраны. Улететь ему не давали. Ещё и медицинские документы готовили, чтобы нездоровым его показать.

  • Протокол допроса президента СССР Михаила Горбачёва по делу ГКЧП 14 сентября 1991 года
  • © Архив

— Есть мнение, что болезнь Раисы Горбачёвой стала следствием тех трёх дней в Форосе.

— Мне было очень жаль Раису Максимовну. После возвращения у неё был микроинсульт. Понимаете, Горбачёв и она верили Плеханову и Генералову, которые командовали охраной. А они их, по сути, арестовали. Привезли людей, которые не были в их постоянной охране. У Горбачёва были достаточно серьёзные основания опасаться. Трудно представить, что было бы, если бы он попытался взять и уйти оттуда. Что было бы? Их бы не пустили. А если бы он прорывался?

— Если читать материалы допросов, все свидетельствуют по-разному. Почему?

— Это легко объяснить: нужно показать себя по крайней мере не плохим человеком. Я даже не говорю слово «преступник». Предателем. Предателем самого себя, своей должности. У них же у каждого была должность — и должность серьёзная. И все они действовали вопреки своим должностям. Те же Плеханов и Генералов должны были грудью встать за Горбачёва. И если его не отпускали, то они должны были вырвать его из Фороса и привезти в Москву. Даже если был приказ Крючкова, то Горбачёв — президент, он всем командует.

Из протокола допроса дочери Горбачёва Ирины Вирганской (9 октября 1991 года): «Плеханов, приведя всех к нам в дом, тоже пошёл следом. А папа спустил его с лестницы, сказав: «А тебе вообще здесь делать нечего». Ведь если бы не Плеханов, то они бы к нам вообще не зашли. Ведь там были ребята из охраны, которые расчехлили автоматы, поняв, в чём дело. Но поскольку там был начальник управления, то впустили их».

«Президент не вышел на связь»

Владимир Созончук был командирован прокуратурой Белорусской ССР в состав следственной бригады Генпрокуратуры СССР и работал в подгруппе Леонида Прошкина. После возвращения в уже независимую Белоруссию написал о событиях августа 1991 года книгу «Президент не вышел на связь». В последнее время работал адвокатом, в 2020 году вёл дела белорусских оппозиционеров. В феврале 2021 года был лишён лицензии.

Созончук связался с RT и предложил рассказать свою версию событий в Форосе в августе 1991 года. Поводом к разговору послужило опубликованное интервью RT с Вячеславом Генераловым, который с 1985 по 1991 год был одним из руководителей охраны президента СССР, а в те три августовских дня сменил в Форосе главу личной охраны Горбачёва Владимира Медведева.

— Вы были одним из следователей группы по расследованию событий 1991 года…

— Генпрокуратура СССР разослала телеграммы, чтобы советские республики выделили следователей для участия в работе следственной группы, так как ГКЧП, естественно, касался всего Советского Союза. Откликнулись Украина и Белоруссия, больше никто не выделил. От нашей республики в Москву были направлены четыре следователя, в том числе и я.

В следственную бригаду по этому делу входили почти 150 человек. Но тех, кто работал непосредственно с арестованными, было немного. Мне было поручено работать с Вячеславом Владимировичем Генераловым. 

  • Бывший следователь прокуратуры БССР Владимир Созончук
  • © Фото из личного архива

— То есть вы с ним беседовали. Это были допросы?

— Это были все следственные действия в рамках уголовного дела: допросы в качестве подозреваемого, затем — в качестве обвиняемого, очные ставки с его участием, ознакомление с материалами дела, работа с адвокатами.

Мною были допрошены большинство лиц, находившихся в те дни в Форосе. В том числе полковник Лев Николаевич Толстой — начальник 9-го управления КГБ, начальник охраны в Крыму. Кстати, внучатый племянник писателя Толстого.

— Так Горбачёва всё-таки удерживали в Форосе или нет?

— В предисловии к своей книге я написал, что излагаю факты, а читатель сделает вывод сам. Что касается Генералова, который вам в интервью рассказывал, что предлагал Горбачёву связь и самолёт, то это, мягко говоря, неправда. Ничего у Горбачёва не было. А самолёт, который всегда во время отдыха первого лица в Форосе находился на аэродроме Бельбек, был отправлен в Москву.

Также по теме

«19 августа я был в Форосе»: Вячеслав Генералов о путче, Горбачёве и распаде СССР

Вячеслав Генералов с 1985 по 1991 год руководил охраной президента СССР Михаила Горбачёва и обеспечивал безопасность его семьи. 19…

Из книги Владимира Созончука «Президент не вышел на связь»: «Некоторые сотрудники охраны на следствии прямо говорили, что, мол, у них было такое положение, что они не знали, какие задачи они выполняют: то ли охраняют Горбачёва как президента, то ли блокируют его на объекте. Однако никто их на этот счёт не просвещал. Поэтому, неся службу, они считали, что охраняют президента. Как считал президент — это уже другой вопрос…»

— Горбачёва вывез из Фороса Руцкой. Получается, он его спас?

— Слово «спас» тут не подходит. Как было установлено в ходе следствия, когда Руцкой вылетел с Силаевым в Крым, Горбачёву уже ничто не угрожало. Другое дело, что тогда это было неизвестно, поэтому наличие группы вооружённых офицеров МВД излишним не было.

К Горбачёву же на другом самолёте вылетели и отдельные гэкачеписты. И летели они не расправляться с ним, а каяться. Прилетели они раньше, чем Руцкой. У Михаила Сергеевича к тому времени связь уже была восстановлена, и он знал, что летит второй самолёт. Он сказал им: «Не буду я с вами разговаривать». Он ждал Руцкого. Поэтому говорить, что Руцкой и его офицеры — герои, я бы не стал. Как, собственно, героями не считаю и сотрудников его личной охраны. Почему так, я детально рассказываю в своей книге.

Кстати, по поводу первого приезда гэкачепистов Михаил Сергеевич говорил: «Я их послал, как посылают русские люди, когда уже расставались». Но я думаю, тут что Михаил Сергеевич слукавил. Потому что, уезжая от него, они за руку с ним попрощались. И при этом он послал их на три буквы? Нелогично. Он сказал: «Ребята, я на эту авантюру не подписываюсь». И никто из основных гэкачепистов, которые там были, этого не оспаривает.

— Генералов рассказывал, что не было силового удержания Горбачёва в Форосе. В конце концов, Горбачёв же был под личной охраной. Здесь нет противоречий?

— Там были определённые изменения в системе охраны. Но у страха глаза велики. Тот же Анатолий Черняев, помощник Горбачёва, рассказывал, что увеличилось количество кораблей в море. Мы это проверяли, в том числе и применительно к морским пограничникам, и применительно к сухопутным. И выяснили, что ничего там не менялось в этой части. Усиления на море не было.

— На море не было усиления. А что было на самой даче?

— Генералов приказал забаррикадировать ворота, мотивируя это тем, чтобы на объект не могли прорваться возможные террористы. Но поставил с той стороны ворот, чтобы с объекта выехать было нельзя, а не наоборот.

— Вы хотели изменить меру пресечения Вячеславу Генералову. Почему?

— Да, получив соответствующее ходатайство защитников Генералова, я писал рапорт, ходил к Лисову, заместителю генерального прокурора России, и говорил, что в отношении Генералова можно изменить меру пресечения. Потому что вопрос оценки его вины и его действий очень неоднозначный. В том плане, что человек и приказ выполнял, и Горбачёв не пострадал.

Из протокола допроса президента СССР Михаила Горбачёва (14 сентября 1991 года): «Генералов же на все попытки «пробить брешь» отвечал, что это всё решено в Москве, его задача — выполнять».

Плюс в своём рапорте я поднимал вопрос о несогласии с подходом руководителей следственной бригады квалифицировать действия членов ГКЧП отдельно как заговор с целью захвата власти или же как измену Родине. Я доказывал, что измены Родине в их действиях не было.

Эпизод изоляции Горбачёва не исследовался, через суд не прошёл. Дело было прекращено и легло в архив. Было постановление об амнистии. Его не подписал только генерал Варенников. Он не шарахался из стороны в сторону, как тот же Крючков.

Когда Варенников второй раз отказался от применения к нему амнистии, то в отношении него состоялся отдельный суд. И там Горбачёва допрашивали, и он никаких претензий к охране — к Генералову и к Плеханову — не имел.

— Горбачёв понимал, что они выполняют приказ?

— Из материалов дела видно, что Генералов не мог не понимать, что происходит беззаконие применительно к вопросу отстранения Горбачёва от власти. Но он человек военный, выполняет приказы своего начальства. И тут возникает вопрос. Есть же общее правило, что военные имеют право не выполнять заведомо преступный приказ. Но одно дело, когда военным говорят: «Стреляйте в мирных демонстрантов». Понятно, что это заведомо преступный приказ. А вот когда ему сказали: «Ты охраняй Горбачёва — и чтобы ни один волос не упал с его головы», то это можно назвать заведомо преступным приказом? Очень неоднозначный и сложный вопрос. Я это понимал и, будучи ещё достаточно молодым, 30-летним следователем, вёл речь о том, что изменение ему меры пресечения никак не повлияет на ход и результаты следствия.

«Они боялись моих показаний»

В конце беседы Владимир Созончук попросил узнать у своего бывшего подследственного Вячеслава Генералова, известно ли тому о рапорте. RT связался с Вячеславом Владимировичем, чтобы прояснить этот вопрос и ещё раз вспомнить о событиях 30-летней давности. По словам Генералова, о рапорте он ничего не знал, а следователь задавал много вопросов о деятельности Комитета госбезопасности.

— Я сказал ему: «Задавайте вопросы, которые имеют отношение к нашему разговору, а не те, которые вы хотите прояснить через меня». Я ему доказывал, что выполнял присягу — и всё. Он очень долго не мог понять, почему я так вёл себя. Потом были ещё три следователя.

  • Рапорт следователя прокуратуры Владимира Созончука об освобождении из-под стражи обвиняемого по делу ГКЧП Вячеслава Генералова.
  • © Из архива Созончука

— В рапорте Созончук писал, что у вас больна жена, есть дети.

— Да, у неё была инвалидность. Она тоже работала в КГБ, и её уволили по состоянию здоровья. У меня два сына: один взрослый уже был, а младшему в 1991-м было 11 лет.

— Они выбрали другую специальность, не связанную с вашей?

— Они категорически сказали: «Мы не пойдём по этой линии». Хотя сын старший тоже работал в КГБ. Но за то, что меня арестовали, его сразу же уволили.

— Тем не менее вы смогли восстановиться на службе.

— Я судился насчёт восстановления, и Крючков судился, а Плеханов отказался. И нам вернули всё. И вернули все деньги за прожитые в тюрьме годы. Мне дали отпуск четыре месяца за три года. Восстановили в звании, в должности. А так нас же без сохранения званий, должностей и наград увольняли. После восстановления я отработал несколько месяцев и ушёл в отставку, хотя мне и предлагали остаться. Я говорю: «Нет, тут не с кем работать просто-напросто».

  • Вячеслав Генералов
  • © Фото из личного архива Вячеслава Генералова

— Ваши допросы записывались на видео?

— Нет, ни разу.

— Почему? Всех же записывали.

— Я вам скажу. Они боялись моих показаний, чтобы их вообще обнародовать. Потому что у меня что ни показание — оно соответствует или уставным взаимоотношениям, или исполнению своего служебного долга. А за это судить — как об этом громко говорить, понимаете? Ведь они же как говорили? Что якобы я там две дивизии ещё снаружи поставил, окружил объект, чтобы изолировать, и так далее, утечки чтобы не было. Но ничего же ведь не подтвердилось.

— И всё же была у Горбачёва связь? Вы говорили, что у него не было связи в кабинете. Но при этом связаться с родными, близкими у него была возможность?

— Родные все у него под боком были.

— А с тем же Крючковым, с Янаевым?

— Крючков к нему приезжал, он его не принял. Зачем ему связываться? Так что здесь однозначно можно сказать, что он самоизолировался. Что ему было сказать в глаза тому же самому Крючкову, например, Бакланову или Болдину? Да ничего он не мог сказать. Они ему бы тут же всё парировали, понимаете. Он их боялся.

— А как вы вернулись из Фороса?

— В тот же день, вместе с ними. Я Горбачёва в колонне проводил до Бельбека, где стоял президентский самолёт. Но ему Руцкой сказал: «Ни в коем случае не садитесь в свой самолёт, они вас угонят в другую сторону. Поэтому полетели на нашем Ту-134». Руцкой высадил из Ту-134 всех своих, посадил туда Горбачёва с семьёй, охрану и сказал, чтобы ещё и Крючкова туда взяли, чтобы не сбили самолёт. Вроде подстраховаться. Раз Крючков будет там лететь, значит, точно не собьют. А я как раз остальных забрал в Ил-62, кого высадили из Ту-134. И все члены ГКЧП тоже летели этим самолётом. Сели через 15 минут после Ту-134 во Внукове.

«Вас никто не арестовывал»

Александр Руцкой в августе 1991 года был вице-президентом РСФСР. Глава республики Борис Ельцин отправил его за президентом СССР Михаилом Горбачёвым в Форос.

— Когда вы только прилетели туда, как добрались до Горбачёва?

— Когда я туда прилетел, мне комендант аэродрома дал пазик, куда сел спецназ, и уазик, куда сел я. Со мной были Примаков Евгений Максимович и Дунаев Андрей Фёдорович. Дунаев — это мой друг, бывший министр внутренних дел России. И когда мы подъехали туда, смотрю: около забора, левее входа, стоят Язов, Крючков и Лукьянов. Я подошёл, поздоровался. Говорю: «А что вы не заходите к Горбачёву?» Они говорят: «Нас туда не пускают». Я говорю: «Минуточку, а он же арестован». — «Александр Владимирович, кто его арестовывал? Нас туда просто не пускают. Иди, может быть, тебя пропустят». Я подошёл. Выходит начальник службы безопасности Горбачёва: «Здравствуйте, Александр Владимирович. Ваших орлов я не пущу, конечно, а вот Примакова и Дунаева — пожалуйста, заходите».

  • Александр Руцкой и Михаил Горбачёв перед началом гражданской панихиды в день траура по погибшим во время путча, 24 августа 1991 года
  • РИА Новости
  • © Алексей Бойцов

Когда я зашёл на дачу, первое, что мне начал Горбачёв рассказывать, — что ему связь отключили, он арестован… Я говорю: «Ну по поводу «арестован» я уже разобрался, Михаил Сергеевич, вас никто не арестовывал». А что касается связи — я подхожу к телефону. Телефон стоит на столе. Снимаю трубку, девочка отвечает, коммутатор. Я говорю: «Здравствуйте. Можно меня соединить с Ельциным?» Она говорит: «А кто вы такой?» Я говорю: «Руцкой Александр Владимирович». — «Одну минутку». И соединяет меня с ним. И я говорю Ельцину: «Борис Николаевич, я в Форосе, рядом со мной Горбачёв, никто его тут не арестовывал. Вы будете с ним разговаривать?» Но он уже был на взводе и говорит: «Давай грузи его в самолёт и вези в Москву». Вот такие дела.

Из протокола допроса президента СССР Михаила Горбачёва (14 сентября 1991 года): «Я уже решил, что принимать буду россиян. И Борис Николаевич советовал: «Не принимайте никого, пока они не прилетят…» Крючков меня очень добивался. Потом уже, когда прибыли россияне — Руцкой, Силаев, депутаты, я принял Лукьянова и Ивашко в присутствии Руцкого и Силаева».

— Почему именно Крючкову вы предложили сесть в ваш самолёт, возвращаясь с Горбачёвым из Фороса?

— С Владимиром Александровичем Крючковым у меня были дружеские отношения. Уважительные, взаимные друг к другу. Всё начиналось с того, когда меня вытаскивали из плена (в Афганистане. — RT). Он активно занимался лично этим вопросом. Как я могу бросить непонятно в какой обстановке человека, которого глубоко уважаю и который мне помог? Ну невозможно, да? Я его забрал с собой.

Также по теме

«Страна впала в оцепенение»: первый и единственный вице-президент России Александр Руцкой — о распаде СССР

Генерал-майор авиации Александр Руцкой в июне 1991-го на первых всенародных выборах был избран вице-президентом РСФСР, входившей тогда…

А кроме этого, когда мы шли к самолёту, я ему говорю: «Владимир Александрович, вот вы умный, последовательный человек, прошедший жизнь, школу серьёзную. Мы же будем лететь в салоне с Горбачёвым, в присутствии его жены. Давайте ему объясним, что нельзя жевать сопли дальше, всё хреново закончится». Он говорит: «Александр Владимирович, никаких проблем». Я говорю: «Ну тогда полетите в моём самолёте или с Дунаевым — там, где будут Язов и Лукьянов?» Он говорит: «Нет, я с вами полечу». Вот и всё.

Из протокола допроса президента СССР Михаила Горбачёва (14 сентября 1991 года): «Из тактических соображений я поручил Крючкова отправить самолётом, в котором летел и сам, сказав, что с ним я по дороге побеседую. В самолёте он всё время «подавал сигналы»: мол, Михаил Сергеевич обещал побеседовать. Но мы посоветовались, и делать этого я не стал».

«Остались одни копии»

Бывший следователь Генпрокуратуры СССР по особо важным делам Владимир Калиниченко поделился с RT своим мнением о событиях августа 1991 года и рассказал, почему не подключился тогда к расследованию этого дела.

— Каково ваше отношение к этим событиям спустя 30 лет?

— Все эти события — грандиозная авантюра, которую санкционировал Михаил Сергеевич. Наблюдая, чем это закончится, чисто в своей манере.

  • Бывший следователь по особо важным делам при генеральном прокуроре СССР Владимир Калиниченко
  • © СК РФ / youtube.com

— Почему вы не присоединились к следствию по этому делу?

— Их обвиняли по статье 64 — «Измена Родине». Если эту статью внимательно прочитать, никакого заговора там не было. Все эти люди были при власти: первый вице-президент и другие.

Я был в отъезде. Когда приехал, Фролов (начальник следственной части Генпрокуратуры СССР. — RT) мне сказал, что дело возбудили по (статье об. — RT) измене Родине. Я говорю: «Что же ты делаешь? Ты же знаешь, что они не изменники Родины».

Можно было силовых министров привлечь за превышение служебных полномочий. Да, такой состав преступления у них был. Они были при власти. Но был живой президент, они эти полномочия превысили — вот и всё. Их бы осудили, никаких бы проблем не было. Если бы не было политической составляющей в отношении всех.

— Но до суда ведь так и не дошло?

— Конечно, нашли компромиссы, чтобы до суда дело не дошло. Но там же с самого начала, помните, какая некрасивая история была. Мы, когда проводили следственные действия, специально взяли на эту работу людей, которые фиксировали допросы с помощью видеозаписи. Когда гэкачепистов арестовали, их писали на видео.

А потом случился скандал — записи продали в «Шпигель». После этого, когда дело отправляли в суд, я просмотрел записи. И вот идёт запись допроса. Потом вдруг она прерывается, секунд на 30—40. На видео — фильм, который был раньше, то есть все подлинники ушли в Германию.

Это было, конечно, безобразие огромное. Заниматься таким делом — и при этом торговать самыми важными вещественными доказательствами.

— То есть были проданы оригиналы, а перед этим были сделаны копии?

— Да. Знаете, если делалась видеозапись и возникали сомнения, что это подлинная плёнка, то назначали экспертизу, чтобы установить, был ли монтаж. Потому что эта видеозапись уже доказательством по делу не могла быть. А тут даже экспертизу не надо проводить. Просто я сам это всё смотрел. Прерывается — идёт кусочек фильма, потом снова запись возобновляется. Короче, когда её переписывали, что-то помешало, какой-то был технический сбой — и стало ясно, что остались одни копии.

  • Валентин Павлов / Владимир Крючков
  • © Канал о войне, оружии и истории / youtube.com

— Вы не скрывали от коллег вашего отношения к делу ещё на стадии следствия.

— У меня с ними несогласие — с тем, что они делают, с той квалификацией дела, которую они приняли от Бориса Николаевича Ельцина.

Члены ГКЧП не изменники Родины. Преступление совершили — превысили власть. За это и должны были ответить те, кто этой властью обладал. Я имею в виду силовых министров: министра обороны, министра внутренних дел и Крючкова. И Янаева, потому что он вице-президент. А остальных трогать не надо было, это всё глупость была.

А они пошли по пути заговора. Какой там заговор? Они все были при власти, им власть нечего было захватывать. Для этого они создали коллективный орган — ГКЧП. Вот и всё. Поэтому это превышение власти, злоупотребление властью, но не измена Родине.

Я тогда ещё, когда шло следствие, Фролову говорил: «Саша, ну ты как-то прорвись к Борису Николаевичу и объясни ему, что он совершает глупейшую ошибку». Захотелось соорудить большое дело. А нужно было дать трезвую правовую оценку и ничего не выдумывать. Поэтому, когда Фролов предлагал, чтобы я подключился, я сказал: «В эту кашу, в эту грязь не полезу, потому что время пройдёт — и всё встанет на свои места». Так оно и получилось.

«Где эта кнопка?»

Даже сейчас, спустя 30 лет, не утихают споры о том, у кого эти три дня находился ядерный чемоданчик. В протоколе допроса от 27 августа 1991 года Анатолия Черняева, помощника Михаила Горбачёва, который с начала отпуска президента СССР находился рядом с ним в Форосе, есть рассказ об этом. Черняев сумел договориться с Генераловым о возвращении в Москву на самолёте вечером 19 августа своего секретаря Тамары Алексеевны Александровой:

«Да, он мне при этом сказал, что самолёт военный идёт с грузом аппаратуры связи и связистами, которые эту связь обслуживают. Вот когда меня теперь допрашивают: «Где эта кнопка?», я не знаю, кнопка там или не кнопка, это вне моей компетенции, я вообще никакого отношения к этой кнопке не имел. Почему надо было вывозить всю эту аппаратуру оттуда — это меня тоже очень насторожило, и я, в частности, заподозрил, что эту кнопку там вывезли. Потому что я исключаю, что система ядерного управления была где-то в другом месте. Наверное, она была на даче».

  • Слева направо: госсекретарь США Джеймс Бейкер, помощник президента США по безопасности Брент Скоукрофт, супруга президента СССР Раиса Горбачёва, помощник президента СССР Анатолий Черняев , президент СССР Михаил Горбачёв. Ново-Огарёво, Московская область, 1 августа 1991 года
  • © Фото из личного фонда А.С. Черняева (РГАСПИ)

Первый генпрокурор России Валентин Степанков — об Августовском путче 1991 года

«Они были убеждены, что потеряют свои посты»

Газета.Ru: В апреле 1991 года на пленуме ЦК КПСС уже звучали призывы ввести чрезвычайное положение, на что Михаил Горбачев явно не хотел идти. Почему в Советском Союзе тогда обсуждался вопрос о ЧП?

Валентин Степанков: Вообще в самом появившемся вопросе о чрезвычайном положении ничего страшного нет.

Историческая справка

Валентин Георгиевич Степанков — первый Генеральный прокурор Российской Федерации (с 28 февраля 1991 по 5 октября 1993). В августе 1991 года он, не ожидая официального решения прокуратуры СССР, возбудил уголовное дело в отношении членов Государственного комитета по чрезвычайному положению (ГКЧП). 22 августа того года Степанков лично принимал участие в их аресте.

Читать дальше

Вот сейчас, например, у нас может возникнуть необходимость ввести чрезвычайное положение из-за пожаров в Якутии или в связи с пандемией коронавируса. Но при этом в Советском Союзе до 1990 года не было законов о ЧП. Первым стал публичный закон «О правовом режиме чрезвычайного положения».

После этого, даже если Горбачев как президент давал поручение разработать механизм реализации введения ЧП, то это совсем не значит, что он был сторонником чрезвычайных мер. Это была его обязанность. И это совсем не то, когда [премьер-министр СССР Валентин] Павлов говорил: «Дайте чрезвычайные полномочия».

Когда мы расследовали дело о ГКЧП, то поняли, что одну из активных ролей в нем играл Александр Тизяков, президент Ассоциации госпредприятий и объединений промышленности, строительства, транспорта и связи СССР. Это человек крайне реакционных взглядов. Мы у него изъяли наработки указов. которые он разрабатывал еще задолго до ГКЧП. А уже после объявления о нем Тизяков пытался обсуждать их с другими ГКЧПистами.

Согласно плану Тизякова, все законные местные органы прекращают деятельность, запрещаются забастовки, увольнения, рабочий день — 12 часов, на улицах должны вводиться военные патрули с правом расстрела на месте за преступления. Вот с такими мыслями люди входили в ГКЧП.

Но толчком стало согласование девятью республиками нового Союзного договора, разработанного в Ново-Огарево. Но он не создавал подобие СССР, это была бы уже конфедерация. Но это компромисс, который искал Горбачев, и на которой согласилась даже Россия.

close

100%

Сторонники президента СССР Михаила Сергеевича Горбачева и председателя Верховного Совета РСФСР Бориса Николаевича Ельцина во время митинга на Дворцовой площади в поддержку демократии после объявления о введении в стране чрезвычайного положения, 20 августа 1991 года

Юрий Белинский, Беркетов Николай/ТАСС

— Вы считаете, тогда еще были реальные шансы, что Союзный договор поможет сохранить СССР как единое пространство, пусть и с расширенным суверенитетом республик?

— Союзный договор в тот момент был единым правовым рамочным документом, который позволял сохранять связи между республиками.

И Горбачев, и все остальные понимали, что Прибалтика — отрезанный ломоть.

Понятно было, что с теми же Украиной, Молдавией и Грузией еще придется вести сложные диалоги о будущем устройстве. Но хотя бы появлялась правовая основа.

Знаете, это как после кровавого кризиса 1993 года, в котором можно обвинять Ельцина. Но вынесение на всенародной референдум Конституции было серьезным шагом по возращению страны в правовое поле.

Так и здесь. А вот те, кто был против Союзного договора, исповедовали только силовое разрешение конфликта. Не хочет что-то там Прибалтика — заставим. Не хочет другая республика платить налоги — введем войска и заставим, сменим руководство и пересмотрим отношения.

Павлов, [председатель КГБ СССР Владимир] Крючков, [министр обороны СССР Дмитрий] Язов другие руководители КПСС понимали, что единства в СССР уже больше не будет при новом устройстве.

И кроме того, они понимали, что лишатся своих постов. Мы установили, что у них были диалоги вроде «А ты знаешь, что тебя скоро уволят»? Они были убеждены, что потеряют свои посты.

— А что было главной мотивацией членов ГКЧП — личные интересы или желание сохранить страну? Вряд ли все они мыслили одинаково?

— Не надо примитивно думать, что ими двигала только боязнь за собственное кресло. Нет, это была совокупность и их видение разрешения масштабного кризиса в стране. Это были силовые методы, а не переговоры.

Например, Павлов был негативно настроен крайне в отношении Союзного договора и не показывал его проект министерствам, несмотря на такую обязанность. Только 15 августа документ был опубликован в центральной прессе. А первое заседание Совета министров по вопросу о Союзном договоре Павлов провел за два дня до ГКЧП.

— Вы можете подтвердить, что не все члены ГКЧП принимали участие в его подготовке? Кто присоединился в последний момент?

— Мотором и идеологом ГКЧП был Крючков. Он в силу своей профессии имел доступ к информации о первых лицах государства еще задолго до августа. Он, грубо говоря, прощупывал Горбачева и его отношение по многим вопросам, в том числе о Союзном договоре. Крючков имел полную картину о будущих членах ГКЧП и об их взглядах и их позициях.

Когда Горбачев улетел в отпуск 4 августа, Союзный договор уже был готов. Нет ответа, почему он ушел в отпуск, несмотря на кризисную ситуацию.

Но известно, что он в Крыму продолжал работать, тот же [Председатель Верховного Совета Украинской ССР Леонид] Кравчук к нему прилетал туда. Рядом с президентом были и помощники, которые много работали. Обратно Горбачев должен был прилететь 19 августа, чтобы на следующий день подписывать договор. Но ГКЧПисты боялись его присутствия в Москве.

А 5 августа Крючков уже собрал первый раз ГКЧПистов. И это была тайная встреча на секретном объекте на окраине Москвы с указанием не брать выездную охрану. Язову рекомендовали переодеться в гражданскую одежду. Крючков уже тогда, проводя полулегальную встречу, понимал, что он замышляет что-то такое, о чем могут донести Горбачеву.

— А [вице-президент СССР Геннадий] Янаев был на первой встрече?

— Нет, его они поставили в известность за два дня до ГКЧП. Вот так инициаторы — Крючков, Павлов, [первый зампред Совета обороны СССР Олег] Бакланов, [секретарь ЦК КПСС Олег] Шенин к нему относились. Они знали, что если на Янаева надавить, то он выполнит их требования и возьмет на себя незаконно обязанности президента.

[Министр внутренних дел СССР Борис] Пуго же был в отпуске. Ему позвонили, сказали прибыть, и они знали, что он к ним присоединится без сомнений.

[Председатель Верховного Совета СССР Анатолий] Лукьянов же лавировал, Крючков его очень долго прощупывал. Дело в том, что Лукьянов дружил с Горбачевым с детства, они учились и жили вместе в одном общежитии студентов.

И предательство Лукьянова — самая большая рана на сердце Горбачева после этих событий.

Затем до 17 числа шли постоянные встречи по 2-3 человека. Более того, в КГБ уже тогда готовили целую серию документов от лица ГКЧП. Крючков даже создал рабочую группу для выработки рекомендаций о ЧП. Его два помощника вместе с [командующим Воздушно-десантными войсками СССР Павлом] Грачевым изучили ситуацию и написали, что оснований для введения чрезвычайного положения нет. Крючков это прочитал, отложил в сторону и стал действовать дальше.

«Американцы предупреждали Горбачева»

— Известно, что представители ГКЧП 18 августа прилетели к Горбачеву в Крым. Они еще пытались уговорить Горбачева присоединиться к ним?

— Тогда у них уже была совсем другая цель, потому что к тому моменту они уже объединились и выработали алгоритм действий. Думаете, они приехали и сказали ему, что все плохо, давайте вводить ЧП? Нет. Перед поездкой у них было три проработанных сценария.

Первое — подготовленная в КГБ бумага об отречении Горбачева от должности по состоянию здоровью. Это было обращение к съезду, где он просит снять его с поста. Сегодня не все знают, что президент СССР ведь не избирался всенародно, а утверждался Съездом народных депутатов. Тогда полномочия перешли бы к Янаеву по Конституции, а если он бы не смог, третьим был Лукьянов, председатель Верховного Совета.

Второе — Горбачев своим указом вводит ЧП согласно закону 1990 года. При этом он дальше по здоровью тоже устраняется и передает временно полномочия вице-президенту.

Третий вариант — по Крючкову, сценарий звучал как «будем действовать самостоятельно».

Стали решать, кому ехать. Язов прямо отказался. Потом на допросах он признавался, что чувствовал себя предателем, и не хотел предстать в этом лице перед президентом. Поэтому он послал в Форос своего заместителя Валентина Варенникова, твердого противника политики Горбачева.

Крючков тоже не поехал, и послал вместо себя начальника службы охраны Юрия Плеханова. Крючков переподчинил ему — фактически человеку, занимавшемуся хозяйственными вопросами, два воинских подразделения — Балаклавскую бригаду сторожевых кораблей и бригаду морской пехоты Крымского пограничного отряда.

Также два дня они отрабатывали схему отключения связи в Форосе. То есть склонялись к тому, что Горбачева уговорить не удастся.

Представители ГКЧП прилетели на аэродром Бельбек в Севастополе. Затем они пошли обедать, а Плеханов отслеживал, как отключается связь у Горбачева. И когда они приехали к президенту СССР в Форос, то связи у него уже не было.

close

100%

Возвращение Президента СССР Михаила Горбачева из Фороса, 22 августа 1991 года

Лизунов Юрий/ТАСС

— Такое развитие ситуации удивило Горбачева?

— У него было не удивление, а потрясение. Ему потребовалось время, чтобы прийти в себя. Он встретился с ними только через 45 минут, и был крайне раздражен. А увидев среди приехавших представителей ГКЧП Плеханова, Горбачев грубо выгнал его из комнаты.

— Но ведь Горбачев сказал в 2011 году, что его предупреждали, что путч готовится.

— Такая информация была от американцев. В частности, ее передал госсекретарь Джеймс Бейкер нашему министру иностранных дел Александру Бессмертных. Горбачев же внешне не придавал этому значение, говорил, что разберется. Он считал, что недовольство в партии не столь серьезное, чтобы кто-то пошел на радикальные шаги.

— Что сказал Горбачев приехавшим к нему представителям ГКЧП?

Приехав в Крым, путчисты были убеждены, что они защищены и прикрыты. Но Горбачев отказался идти на их ультиматум. В итоге он сказал, что если все так далеко зашло, то пусть съезд решает вопрос о введении ЧП.

Горбачеву некуда было деваться, его семья становилась заложником. Представьте, что вся группа офицеров Генштаба с ядерным чемонданчиком слушает не его, а КГБшников, разворачивает его самолет и улетает. Атрибуты власти увезли, телефоны отключили.

— Почему ГКЧПисты не захотели действовать законно через съезд, получив на это согласие Горбачева?

— Не думаю, что съезд бы ввел чрезвычайное положение. Кроме того, за этим ЧП уже просматривалось покушение на суверенитет, потому что он должен был вводиться в отдельных местностях.

Варенников на следующий день после поездки к Горбачеву ультимативно заявлял Кравчуку. Он говорил, что у вас на западной Украине нет советской власти, а у нас войска готовы навести там порядок, разогнать движение «Рух».

По Прибалтике были изданы приказы планы для групп спецназа КГБ, которые 19 августа утром вылетели туда. Они ждали возможного приказа нейтрализовать руководство этих республик.

30 сентября 09:46

— О чем говорили путчисты после возвращения посланцев из Крыма?

Руководитель аппарата Президента СССР Валерий Болдин сказал Янаеву, Крючкову, Язову, Павлову, что Горбачев этого не простит. И что они уже все повязаны, никто не может отойти в сторону.

Интересные показания дал Варенников, который всю жизнь грубо выражался с солдатами. Так вот, он был удивлен, что Горбачев послал членов ГКЧП в нецензурной форме. Для себя он это объяснил тем, что среди ГКЧПистов были близкие президенту люди.

И только тогда с загородной встречи с друзьями выдернули Янаева и вызвали в Кремль. Его поставили перед фактом, что Михаил Сергеевич болеет. Янаев всячески пытался отказаться, переводя стрелки на Лукьянова, и просил заключение врачей. Янаеву в ответ сказали, что оно будет завтра.

Кстати, врачей ломали через колено, без всякого обследования велели писать самые тяжелые диагнозы. Плеханов вообще сказал врачам, что Горбачев плох, и их заключение поможет его спасти от тюрьмы.

— И что врачи написали в заключении?

— Они взяли историю болезни Горбачева и просто написали обострение всех имеющихся у него болезней. Их было не так много, вроде радикулита. Вписали еще переутомленность, невралгию, возможную сердечную недостаточность.

— Что было дальше?

— Лукьянов же, приехав к заговорщикам, сказал, что не может быть ГКЧПистом, потому что ему надо будет проводить их действия через решения Верховного Совета. В итоге его вычеркнули из списка ГКЧП. Но Лукьянов согласился помочь им с обращением. Он писал его ночью, и утром в 6 утра его зачитали по радио и ТВ перед оглашением других документов.

На той же встрече окончательно был утвержден состав ГКЧП и первые его указы. Но еще не было подписи Тизякова и Стародубцева. Их вызвали, и они тоже подписались. Потом все разъехались.

Крючков поехал к своим подчиненным проводить заседание в два часа ночи. Он им сразу объявил, что Горбачев тяжело болен, Янаев завтра будет его сменщиком. Механизм был запущен.

«В КГБ недооценили Ельцина»

— Что делал в эту ночь Ельцин?

— Ельцина не было накануне в Москве, он был в Алма-Ате, где он встречался с первым секретарем ЦК КП Казахстана Нурсултаном Назарбаевым. За российским президентом была слежка.

Вопрос его нейтрализации был проработан Крючковым без привлечения к этому других путчистов. Еще 18 августа провели рекогносцировку в Архангельском, где была дача Ельцина. Перед «Альфой» была поставлена задача обеспечить охрану переговоров советского руководства с Ельциным.

Было решено, что рано утром 19 числа рано утром к Ельцину приедут Павлов, Язов и Бакланов. Они должны были объяснить ему, что такое ГКЧП и постараться его политически нейтрализовать. У них было ощущение, что Ельцин и Горбачев антагонисты, и что первый не бросится защищать второго.

Но после того, как Крючков уехал, в кабинете остались Янаев, Плеханов и Павлов, которые продолжили выпивать. Последний допился к утру до того, что у него случился гипертонический криз. Врач, который приехал в семь утра к нему домой, увидел, что Павлов сильно пьяный, в тяжелом физическом состоянии. И из-за этого встреча с Ельциным сорвалась.

close

100%

Митинг защитников демократии у Дома Советов РСФСР после провала попытки государственного переворота, 22 августа 1991 года

Андрей Соловьев /ТАСС

— А Ельцин знал, что к нему должны пожаловать гости?

— Нет. Его разбудила жена и дочь, когда уже была трансляция о создании ГКЧП. Сообщение о болезни Горбачева, передаче полномочий Янаеву и первых указах началось в 6 утра. В Архангельском же были и [первый заместитель председателя Верховного Совета РСФСР Руслан] Хасбулатов, [государственный секретарь РСФСР Геннадий] Бурбулис, [председатель Совета Министров] РСФСР Иван Силаев. Они стали сразу готовить обращение гражданам России. Оно было рукописным в нескольких вариантах.

При этом вокруг дачи Ельцина была «Альфа», у которой не было приказа о захвате. Был приказ охранять возможные переговоры.

При этом у Крючкова был и альтернативный план. К даче Ельцина подогнали «Чайку», на которой в случае неудовлетворительных переговоров его могли бы увезти в Завидово. Там его хотели содержать.

— Речь идет об аресте?

— Фактически — да. Но это было бы незаконно, потому что президента арестовать нельзя.

— Но ведь раз переговоры не состоялись, дальше, по идее, путчистам надо было реализовывать план Б?

— Там уже счет шел на часы и минуты. Крючков ведь не мог прямо снять трубку и приказать командиру «Альфы» Виктору Карпухину взять Ельцина. Он должен быть дать поручение, которое не сразу можно было исполнить. А там уже ГКЧП вступало во власть, стало не до этого.

Кроме того, к утру Крючков увидел лояльность Лукьянова, который мог помочь закрепить легитимность ГКЧП. И Крючков, конечно, недооценил Ельцина.

Ельцин и его команда поехали в Белый дом. Сначала поехал Силаев, который сообщил, что люди в камуфляже стоят, но его пропустили. Потом поехал Ельцин. Затем он заручился поддержкой депутатов Верховного Совет РСФСР. В 12 часов Ельцин огласил несколько указов, отменяя указы ГКЧП.

— А имел ли он на это право? И вообще, почему российские власти решили, что могут встревать в разборки в руководстве Союза? Вот, например, если рассмотреть ваш пример. Был генпрокурор СССР Николай Трубин, который признал ГКЧП законным. Вы же, по сути, шли против него.

— Я, хотя и был утвержден Съездом российских депутатов, по действовавшему тогда законодательству подчинялся союзному прокурору.

Трубин был тогда на Кубе, он мог не понимать всех реалий. Его фразу можно трактовать по-разному, он сказал, что есть закон о чрезвычайном положении и разберется по приезде. Но оставшийся за него первый зампрокурора Алексей Васильев направил в республики и области телеграмму с требованием подчиниться ГКЧП. В том числе в регионы России — через мою голову.

Этого я уже не стерпел, и мы своим указанием запретили выполнять советские указания в части деятельности ГКЧП, который хотел присвоить всю полноту власти. Мы сказали, что этот орган неконституционный.

Это ведь была узурпация власти со стороны ГКЧП, что понимали и в союзных республиках. Но там просто заняли выжидательную позицию. В Киргизии и Армении смотрели на Ельцина на танке, и ждали, чем это закончится. Но возврата назад нигде уже не хотели, там хотели суверенитета, чтобы решать важные вопросы самим.

Я потом тоже поехал в Белый дом. Это сюрреалистическая картина. Дождь, люди шли на работу, женщины в ярких платьях под зонтами. Танки же останавливаются на светофорах Арбата. Это вообще что такое? Кого они пугали? Не Ельцина и депутатов же.

Это был сигнал народу: а ну все назад, на кухню! Но Горбачев уже приучил к гласности, люди привыкли обсуждать это и на радио, и на телевидении, и на митингах. И москвичи показали, что это их город. Какими бы глубокими аналитиком Крючков и его люди не были, они просчитались. Все решили жители Москвы.

Ну а Ельцин как президент обязан был защищать суверенитет России и ее жителей.

close

100%

Митинг москвичей в поддержку демократии у здания Верховного Совета РСФСР. Президент РСФСР Борис Ельцин и государственный секретарь РСФСР Геннадий Бурбулис (справа от Ельцина) на трибуне во время митинга, 22 августа 1991 года

Бабушкин Андрей/ТАСС
«Все побежали каяться перед Горбачевым»

— Можно считать, что страна под названием Советский Союз прекратила свое существование именно в этот момент?

— Да. Это то, чего ГКЧПисты не хотели признать.

У них же за душой ничего не было. Это был сплошной популизм, вроде того, что снизить цены на товары и не призывать студентов в армию. При этом даже министры, когда их собрал Павлов (которого откачали после криза), стали выступать против ГКЧП.

Я думаю, что действия ГКЧП придали процессу распаду СССР необратимый процесс.

— Можно сказать, что выходившие в Москве люди больше не верили в демократию в СССР, хотя, условно, с 1987 года в стране было что-то похожее — гласность, свободные выборы? Почему их надежды на лучшее в августе 1991 года были связаны уже только с Россией?

— Те люди, которые выходили к Белому дому и строили баррикады, мерзли ночью под дождем, не хотели развалить Советский Союз. Они просто понимали логику и мысли ГКЧПистов и не хотели возврата к прошлому.

Думаю, они не допускали мыслей, что поддержка Ельцина приведет к тому, что Советского Союза скоро не станет. Они просто хотели движения вперед.

Я тоже уже понимал, что прежнего Советского Союза больше не будет в любом случае.

Кстати, я уехал из Белого дома, когда произошло столкновение людей с солдатами в Чайковском тоннеле у Арбата в ночь с 20 на 21 августа, где погибли три человека. Военная прокуратура СССР туда отказалась ехать, поэтому я понял, что надо действовать. Тогда еще все там догорало. Мы расследовали это дело, и приняли решение прекратить его против солдат-срочников. Их просто подставили, дав команду на незаконный ввод войск.

Кроме того, на них напали. Они стреляли в воздух, защищая военную технику с боеприпасами и фактически свою жизнь. И, к сожалению, в результате этого от огнестрельного ранения погиб Владимир Усов.

close

100%

Баррикады у здания Верховного Совета РСФСР, 20 августа 1991 года

Соловьев Андрей/ТАСС

— Когда стало окончательно понятно, что ГКЧП проиграет?

— В ночь с 20 на 21 августа. Хотя план штурма Белого дома был разработан.

Но офицеры среднего уровня спецподразделений, начиная от «Альфы», отказались выполнять все незаконные требования. После событий Вильнюса все требовали письменных приказов, но их тут тоже не давали. Все начинали понимать, что ГКЧПисты нарушают закон.

И тогда Язов отказался ехать на заседание ГКЧП по призыву Крючкова и сказал, что выводит войска. Это члены ГКЧП пытались остановить. Даже Лукьянов вместе с ними.

Но Язов почувствовал поддержку коллегии Минобороны и собрался лететь к Горбачеву. Собрался в итоге и Лукьянов, потом к ним присоединились заместитель Генерального секретаря ЦК КПСС Владимир Ивашко, первый заместитель Председателя Совета обороны при Президенте СССР Олег Бакланов, Крючков.

Вскоре об этом узнали в российском руководстве, и там тоже решили лететь к Горбачеву. Но Ельцина не пустили, мол, еще не все понятно. Полетели Руцкой, Евгений Примаков и еще несколько министров. Но прилетели позже первых.

При этом Горбачев отказался принимать членов ГКЧП. Он попросил восстановить связь. Когда это случилось, он стал разговаривать и с Ельциным, и с руководителями республик. По-моему, был разговор и с американским президентом Джорджем Бушем-старшим.

И уже потом приехал Руцкой, который позвонил и доложил Ельцину о прекращении изоляции Горбачева.

Горбачев только через пять часов поговорил с Лукьяновым и Ивашко. Лукьянов вообще всячески показывал, что он, мол, не с ГКЧПистами. Но разговор был короткий и жесткий. Горбачев считал, что Лукьянов его предал.

И ведь после проигрыша ГКЧП никто из его участников не положил заявление на стол Горбачеву. Никто! Зато все побежали к самолету перед ним каяться.

— Какой главный итог тех событий, по вашему мнению?

— К сожалению, историки и политологи часто делают выводы из событий августа 1991 года, опираясь на недостоверные факты. Преступные действия ГКЧП не получили своей оценки в рамках процессуального расследования, а главное — в суде. Суд не проанализировал собранные нами доказательства, уголовное дело было прекращено в связи с актом амнистии.

В то же время расследование показало, что созданная в советское время мощная спецслужба КГБ сумела вопреки всем законам (при отсутствии должного прокурорского и какого-либо общественного контроля) нейтрализовать, изолировать и фактически взять под стражу президента. Она сумела лишить его полномочий, присвоить их неконституционному органу и обеспечить его функционирование на несколько дней, покуситься на суверенитет России и других союзных республик.

Избранные членами ГКЧП методы нарушали как действовавшую Конституцию, так и уголовные законы. Но надо помнить главное — люди, прежде всего, в Москве не хотели, чтобы в их мирном городе на улицах стояли танки, а к законно избранному президенту и парламенту применялись какие-либо силовые действия.

Люди тогда были готовы отстаивать и свою свободу, и те демократические принципы, которые стали зарождаться в 1990-х. Именно их активная позиция сначала отрезвила голову военных, «альфовцев» и других, которые открыто заявили о несогласии участвовать в пагубных и преступных действиях. Путч сорвался, желание членов ГКЧП навести силовыми методами порядок в обществе не было поддержано.

Последние герои СССР. Во время путча погибли трое защитников Белого дома. Их оплакивала вся страна, а теперь все забыли: Общество: Россия: Lenta.ru

Ровно 30 лет назад, 21 августа 1991 года, в тоннеле под нынешним Новым Арбатом погибли трое защитников Белого дома — Владимир Усов, Дмитрий Комарь и Илья Кричевский. Они стали единственными жертвами Августовского путча, а их смерть — апогеем противостояния ГКЧП и сторонников Бориса Ельцина. Комаря, Усова и Кричевского хоронили как героев, спасших Россию от гражданской войны. Но теперь они практически забыты, а для части россиян — ненавидимы. Как именно погибли защитники демократии и почему память о них стала угасать — в материале «Ленты.ру».

***

«Сегодня очередное — последнее? — преступление военных бонз следом за матерями пришла оплакать Москва — огромная, вобравшая страну. Господи, помилуй вас, безгрешных, Илья, Дмитрий, Владимир, свободные люди. Господи помилуй грешных нас. Спаси и сохрани», — писал журнал «Огонек» в августе 1991 года.

Сейчас, листая старые подшивки, тон этих статей кажется неуместно пафосным и пронзительным на грани истерии, словно причитания блаженной. Неуместными кажутся и постоянные упоминания бога и православной церкви, противопоставляемых бездуховным и дряхлым коммунистам, которые завели страну в тупик.

В перестроечные же времена тираж «Огонька» составлял до 4,5 миллиона экземпляров, читали его практически всей страной, не испытывая неловкости от подобных покаянных воззваний.

На похороны Дмитрия Комаря, Илья Кричевского и Владимира Усова, погибших в Чайковском тоннеле на проспекте Калинина (ныне — Новый Арбат) действительно собралась огромная толпа людей. Многие из них только недавно ночевали на улицах, куда вышли после того, как гэкачеписты ввели в стране чрезвычайное положение, попытавшись взять власть в свои руки. Для них провал путчистов был большой победой, открывающей путь в настоящее светлое будущее, а эти молодые люди — практически святыми мучениками, погибшими за свободу, которую страна ждала почти целый век.

Комарю, Кричевскому и Усову были посмертно присвоены звания героев СССР, а также медали «Защитнику свободной России», колодку которых украшает лента, наполовину голубая, наполовину «георгиевская». На одной из ее сторон изображен Белый дом, а на другой — святой Георгий, поражающий змея, и надпись «21 августа 1991 года».

Траурный митинг 24 августа 1991 года. Крест из живых цветов на месте гибели защитников Дома Советов

Фото: Александр Чумичев / ТАСС

Спустя 30 лет после их смерти куда чаще в соцсетях можно найти не слова благодарности защитникам Белого дома, а совсем наоборот — посты о Комаре, Кричевском и Усове практически всегда сопровождают комментарии пользователей, которые обвиняют молодых людей в развале СССР, а их награду называют «паскудной», не забывая подметить, что в народе ее называли «засранкой».

Даже непосредственные участники событий — люди, которые вышли на улицы в те дни, в большинстве своем не считают Комаря, Кричевского и Усова героями. Скорее, к ним испытывают жалость, а кто-то вообще полагает, что они стали жертвами провокации.

Все события в тоннеле за 30 лет перемешались: никто уже не помнит, когда протестующие (или как их называли в прессе того времени, «ополченцы») начали кидать в бронетранспортер бутылки с зажигательной смесью, кто и зачем полез с брезентом на транспортер, стреляли или не стреляли солдаты из табельного оружия. А главное — какая мотивация была у последних героев СССР.

Как именно погибли эти трое — тоже большой вопрос. Если верить официальной версии, которой придерживалась прокуратура, все они умерли ненасильственной смертью. Однако если взглянуть в материалы уголовного дела, которое было закрыто за отсутствием состава преступления, а также обратиться к репортажу корреспондента «Коммерсанта», который был очевидцем этих событий, перед глазами предстает совершенно другая картина.

Выстрелы в тоннеле

Дело 18/6214-91 в 144 томах посвящено расследованию деятельности ГКЧП. Есть в нем и часть, посвященная смерти Комаря, Кричевского и Усова.

По его материалам, в ночь на 21 августа 1991 года командиру Таманской дивизии Марченкову было поручено обеспечить в условиях комендантского часа патрулирование столицы на выездах с Садового кольца в центр города. Командир первого батальона Суровикин с 14 БМП направлялся к назначенному его подразделению посту и на пересечении Садового кольца с проспектом Калинина обнаружил баррикаду.

Доложив о препятствии командованию, он сказал, что его, в принципе, можно объехать, и получил разрешение продолжить путь. Однако ополченцы начали закидывать машины камнями, бутылками и всем, что попадалось под руку, к тому же впереди оказалась еще одна, более мощная баррикада. Обратно выехать уже не представлялось возможным, и Суровикин дал приказ продвигаться вперед. В результате из двух колонн, которые шли по правой и левой стороне Садового кольца, удалось пробиться только правой колонне, в которой была машина командира.

Фото: Сергей Мамонтов / ТАСС

Одна из машин, БМП под номером 536, потеряв в результате повреждения антенны связь с командиром, приняла решение продолжать движение. Как следует из материалов дела, в это время протестующие начали забираться на БМП, пытаясь брезентовыми тентами закрыть обзор экипажу. В результате машина 536 врезалась во время маневрирования в колонну тоннеля, и у нее открылся правый люк десанта.

По этой версии, именно через него в машину проник Комарь с ломиком в руках и попытался ударить рядового Баймуратова, который предупредил его о том, что будет вынужден стрелять. По его показаниям, выстрел был предупредительным, и пуля не попала в Комаря, однако тот выпал из люка и разбил голову об асфальт, что якобы и повлекло его смерть

Затем Баймуратов произвел еще несколько выстрелов в воздух, причем одна из пуль попала в «незафиксированную кормовую дверь», из-за чего осколками оболочки пули получили ранения несколько других протестующих. Среди них был Усов, который «получил смертельное ранение в голову и уже мертвым был раздавлен гусеницами БМП».

Только после этого, как указано в материалах дела, люди начали кидать в БМП бутылки с зажигательной смесью. Машина загорелась, и ее экипаж попытался эвакуироваться в другую, «продолжая делать предупредительные выстрелы в воздух». В этот момент Кричевский, оказавшийся рядом, кинул в БМП камень, после чего упал замертво.

«Был неустановленным лицом убит выстрелом в голову»

Из материалов дела 18/6214-91

Получается, что, если верить официальным документам, по крайней мере двое из троих погибших были убиты в результате стрельбы, которую солдаты вели из табельного оружия.

«Нетрезвая блондинка»

Репортаж корреспондента «Коммерсанта» Михаила Каменского, находившегося на месте событий, с одной стороны, рисует несколько другую картину. Вероятно, так все и выглядело с точки зрения людей, которые защищали баррикаду.

По этим свидетельствам, Кричевский погиб в тот момент, когда БМП 536 пыталась пробить баррикаду, «бодая» один из троллейбусов — из них были сложены укрепления. «При первом же ударе свалился под гусеницы и погиб, затянутый траком, находившийся на броне ополченец», — писал Каменский.

После этого, в момент, когда люди пытались набросить на смотровые щели машины ее штатный брезент, внезапно появляется новый персонаж — «нетрезвая блондинка», которая бегала вокруг машины и «пыталась броситься под гусеницы». По словам корреспондента, она оказалась за БМП, когда машина начала резко сдавать назад, а женщина, «с явно суицидальным намерением» попыталась броситься под ее траки. Тут появляется Усов, который, по мнению журналиста, оттолкнул женщину, но сам «споткнулся и был расплющен гусеницей».

Фото: Сергей Мамонтов / ТАСС

Дальше описывается эпизод с поджогом протестующими БМП, однако здесь они не кидают бутылки с зажигательной смесью. Как отмечает Каменский, «экспроприировав» из багажника стоящего рядом автомобиля канистру и бутылки с бензином, люди запрыгнули на броню машины, облили ее горючим и подожгли.

И наконец, вполне однозначно описывается смерть Кричевского. И по репортажу Каменского получается, что скорее всего его застрелил командир экипажа БМП 536:

Из открывшегося люка выпрыгнул командир. Выхватив из кобуры пистолет, с истерическими криками: «Я не убийца, а офицер, я не хочу больше жертв, отойдите от машин, солдаты выполняют приказ!» — он бросился к стоящему рядом БМП, стреляя на ходу в воздух. Так, по всей видимости, непреднамеренно был ранен еще один ополченец

Из репортажа корреспондента «Коммерсанта» Михаила Каменского

На этом все закончилось. Протестующие, словно опомнившись, начали помогать тушить горящую машину. Вскоре подъехали пожарные, а за ними — и военный комендант столицы генерал-лейтенант Николай Смирнов.

По его словам, которые приводит Каменский, у солдат вообще не должно было быть боекомплектов. Офицер пообещал «разобраться», откуда у них взялись патроны. Однако, как пояснил корреспонденту «другой высокопоставленный военный», который пожелал остаться неназванным, это утверждение не соответствовало действительности, ведь некоторым подразделениям было приказано выдвигаться на учения в Гороховецкий учебный центр, что в Нижегородской области, и потому им было выдано «по трети штатного боекомплекта».

«Кого в последний раз оплакивала Москва так искренне!»

После четырех месяцев следствия был оправдан и экипаж БМП 536, и их командиры. Протестующим также не было предъявлено обвинение. Никто ни в чем не виноват.

Хоронили Владимира Усова, Дмитрия Комаря и Илью Кричевского 24 августа 1991 года. Попрощаться с этими людьми, не знавшими при жизни друг друга, пришло огромное количество людей. С траурной трибуны у Белого дома выступили Борис Ельцин, Александр Руцкой, Михаил Горбачев.

Прощание с Дмитрием Комарем. У гроба — родители погибшего, Любовь и Алексей Комарь. 24 Августа 1991 года

Фото: Геннадий Хамельянин / ТАСС

Ельцин каялся перед родителями погибших, что «не смог уберечь» их сыновей. Московский градоначальник Гавриил Попов использовал трибуну, чтобы обратиться к москвичам с призывом «после победы брать молотки и строиться». А Михаил Горбачев кланялся от всей страны перед отцами и матерями молодых людей, «отдавших жизни, вставших на пути тех, кто хотел вернуть страну в мрачные времена тоталитаризма, столкнуть в пропасть, привести к кровавой бойне».

Публика соглашалась. Люди, вышедшие в те три дня на улицы, были действительно готовы стоять до последнего ради того, чтобы вырваться из тягучей атмосферы затянувшегося межвременья, чистилища. Они почувствовали, что советский период наконец пройден, поставлена жирная точка. И эти три молодых человека были символом грядущих перемен, которые теперь уже неизбежны.

Кого в последний раз оплакивала Москва так искренне! С кем прощалась так скорбно! Когда собирала по доброй воле столько сотен тысяч в похоронной процессии! Никто не знал этих троих парней еще неделю назад, кроме родителей, родных, друзей. А сейчас их имена известны миру. Их хоронит не только Родина — все честные люди Земли. Они стали трагическим символом бесстрашного, беззаветного сопротивления насилию

Эти слова открывали новостную заметку в газете «Известия», описывающую похороны Комаря, Усова и Кричевского. В то время мало кто писал о гибели этих ребят обыденным тоном.

***

Однако восприятие обществом личностей трех — во многом случайных — жертв путча было завязано именно на этом моменте условной победы всего хорошего над всем плохим. Эйфория победы над ГКЧП быстро улетучилась, уступив место тревоге за то, как жить дальше. Уже через полгода были подписаны Беловежские соглашения, окончательно решившие судьбу Советского Союза.

Насколько быстро и власть, и люди забыли о том, кем были Комарь, Усов и Кричевский и какую роль сыграли в новейшей истории России, можно отследить хотя бы по тому, что последовало за объявлением их героями СССР. Золотые Звезды их родным вручили только в феврале 1992 года. И это при том, что до своей отставки Горбачев успел вручить медали космонавтам, а вот про защитников демократии почему-то забыли.

Дело по факту их гибели определенно хотели замять как можно быстрее — ведь дотошное разбирательство не было выгодно никому, кроме их родных, которые просто хотели докопаться до правды.

В ноябре 1992 года мать Дмитрия Комаря Любовь Комарь пыталась обжаловать постановление прокуратуры, указывая, что оно «находится в скандальном противоречии с фактами, выявленными следствием»

Она не была согласна с версией о том, что ее сын просто выпал через открытый люк БМП, выражала сомнение в том, что ее сын мог получить «открытый многооскольчатый перелом свода и основания черепа, грубые повреждения вещества головного мозга», как об этом свидетельствовала медэкспертиза, упав с высоты в 69 сантиметров.

«Вскоре ей позвонили и сказали, чтобы она на эксгумации не настаивала, так как у нее есть еще двое детей, и она должна о них думать. Намек мать поняла, поэтому 10 лет просила меня об этом никому не говорить», — рассказывал информпорталу фонда Дмитрия Комаря «афганец» Сергей Чурин, с которым Комарь, который также отслужил в Афганистане, познакомился на баррикадах.

В течение 13 лет власть исправно раз в год поминала героев новой России, присылая в знак памяти венки на их могилы от президента, потом — перестали. В 2011 году Любовь Комарь в интервью газете «Взгляд» говорила о тех, кто ежегодно в знак памяти о жертве ее сына возлагает цветы к памятному знаку «Защитникам демократии России», следующее: «Народу, конечно, с каждым годом меньше. Тогда, в 1991 году, было много народу, но было много любопытных. Как? Что? Зачем? Почему? А сейчас число людей убыло в геометрической прогрессии».

Люди, вышедшие протестовать в 1991 году против путча, отмечают 30-летие событий. Москва, 19 августа 2021 года

Фото: Александр Земляниченко / AP

С каждой памятной датой все более мягкими становятся и портреты троицы, которые рисуют их родственники. Не произносится больше слов о защите демократии. Мать Комаря в 2016 году в интервью ТАСС называла сына «аполитичным», а вышел он на улицу, дескать, только потому, что Руцкой, в то время вице-президент РСФСР, призвал всех «афганцев» выходить к Белому дому. Все пошли — и он пошел. И мать Усова утверждает, что ее сын там оказался для того, чтобы оказывать помощь женщинам и детям, а вовсе не ради какой-либо идеи.

«Время другое. Прошло целых 20 лет, сменилось не одно поколение уже взрослых людей… За эти 20 лет каждодневно происходят какие-то новые события, которые затмевают прежние», — рассказывал десять лет назад радио «Комсомольская правда» отец Ильи Кричевского Марат Кричевский.

О том, как теперь относятся к изменившим ход истории событиям августа 1991-го года, красноречиво говорит опрос, проведенный социологами ВЦИОМ уже в августе 2021 года. 43 процента что-то слышали, но не знают деталей о путче ГКЧП, 16 процентов впервые о нем услышали. Среди тех, кто слышал о путче, больше всего людей сказали, что это был «просто эпизод борьбы за власть в высшем руководстве страны».

Про погибших защитников демократии в исследовании ВЦИОМ не говорится ни слова.

Августовский путч 1991 года был трагедией для страны, полагают россияне

Большинство россиян по-прежнему воспринимают путч 1991 г. как трагическое событие, имевшее гибельные последствия для страны, выяснил «Левада-центр». 32% опрошенных считают это эпизодом борьбы за власть в руководстве страны и только 10% – победой демократии над властью КПСС. В 1994 г. о трагедии говорили лишь 27% респондентов, а о переделе власти – 53%. При этом число россиян, полагающих, что после путча страна пошла в правильном направлении, достигло максимума за 12 лет – 34%, хотя тех, кто считает этот путь неправильным, все еще больше (37%).

События прошлого оцениваются через настоящее, поясняет замдиректора «Левада-центра» Алексей Гражданкин: «Два года идет конфликт на юго-востоке Украины, и это событие в значительной степени россияне связывают с распадом СССР и событиями 1991 г., когда все пошло наперекосяк, поэтому путч все больше людей оценивают как трагедию». Последний всплеск позитивных ответов о выборе пути был в 2008 г., когда Россия находилась в похожей ситуации – был конфликт с Грузией, напоминает социолог: «Люди интерпретируют вопросы через призму текущих событий – если они считают, что сейчас все делается правильно, то это отношение проецируется на прошлое, так что это в какой-то степени оценка нынешнего курса страны». Но это лишь один из факторов – кто-то оценивает эти события сами по себе, глядя на проблемы и достижения страны, а кто-то через призму настоящего, резюмирует Гражданкин.

События 1991 г. – это первая оранжевая революция, полагает депутат Госдумы от КПРФ Сергей Обухов. Все эти годы россияне считают, что после 1991 г. страна пошла по неправильному пути, что она была разрушена, – ностальгия по СССР проявляется в том числе и в этом, говорит коммунист. За последние 15 лет тех, кто поддерживает путчистов, стало больше, констатирует председатель партии «Яблоко» Сергей Митрохин: «Сначала на это повлияли реформы 1990-х, вызвавшие отторжение идей демократии и европейского пути развития, потом добавилась пропаганда, которая стала выступать за другой, антизападный курс развития». В России не провели десоветизацию общественного сознания, образование и телевизионная политика продолжают поддерживать образ светлого прошлого, который соответствует «уникальному пути развития», не имеющему ничего общего с западными ценностями и теми ценностями, которыми граждане руководствовались в августе 1991 г., когда отвергли коммунистический режим, полагает Митрохин. Поэтому последствия реформ и консервативная политика нынешнего времени оказывают серьезное воздействие на массовое сознание, подчеркивает лидер «Яблока»: «Хотя я удивлен, что треть поддерживает противников ГКЧП, – это в основном образованные слои, интеллигенция, те, кто является залогом для цивилизованного развития страны».

Когда россияне говорят о трагедии, они вспоминают Бориса Ельцина, а когда о правильном направлении – говорят о Владимире Путине, отсюда такое противоречие, полагает политолог Алексей Макаркин: «Все-таки трагедия трагедией, но куда-то мы пришли – россияне считают, что, загуляв в 1990-е гг. , мы пришли к великой стране, вернули Крым, у нас выросло самосознание». Главное отношение к любому историческому событию в нашей стране – это полное незнание обстоятельств этого события, люди отвечают вслепую в соответствии с тем, что им говорят об этом на федеральных каналах, считает член президентского Совета по правам человека историк Николай Сванидзе. «Путч был 24 года назад, с тех пор миновало одно поколение, многие люди и тогда не поняли, что произошло, а сейчас они уже совершенно об этом забыли. Если спросить содержательно, что было 19 августа 1991 г., в лучшем случае один человек из тысячи скажет что-то толковое, так что никакого отношения к путчу нет в принципе», – категоричен Сванидзе.

Советский Союз начинает переворот против Горбачева

18 августа 1991 года президент СССР Михаил Горбачев помещен под домашний арест во время переворота, совершенного высокопоставленными членами его собственного правительства, вооруженными силами и полицией.

Став лидером Союза Советских Социалистических Республик (СССР) в 1988 году, Горбачев проводил комплексные реформы советской системы. Сочетая перестройку («реструктуризацию») экономики — включая больший упор на политику свободного рынка — и гласность («открытость») в дипломатии, он значительно улучшил отношения СССР с западными демократиями, особенно с Соединенными Штатами.Тем временем, однако, в СССР Горбачев столкнулся с сильными критиками, включая консервативных, бескомпромиссных политиков и военных чиновников, которые думали, что он ведет Советский Союз к его краху и превращает его во второсортную державу. С другой стороны, были еще более радикальные реформаторы, особенно Борис Ельцин, президент самой могущественной социалистической республики, России, которые жаловались, что Горбачев работает недостаточно быстро.

Августовский переворот 1991 года был совершен сторонниками жесткой линии в администрации самого Горбачева, а также руководителями Советской армии и КГБ или тайной полиции.Задержанный на даче в Крыму, его поместили под домашний арест и заставили подать заявление об отставке, от чего он отказался. Заявив, что Горбачев болен, лидеры переворота во главе с бывшим вице-президентом Геннадием Янаевым объявили чрезвычайное положение и попытались взять под контроль правительство.

Затем вмешались Ельцин и его сторонники из российского парламента, призвав русский народ к забастовке и протесту против переворота. Когда солдаты попытались арестовать Ельцина, они обнаружили, что путь к зданию парламента заблокирован вооруженными и невооруженными гражданскими лицами.Сам Ельцин забрался на борт танка и выступил в мегафон, призвав войска не выступать против народа и осудив переворот как «новый террор». Солдаты отступили, некоторые из них решили присоединиться к сопротивлению. После того, как тысячи людей вышли на демонстрации, переворот провалился всего через три дня.

Горбачев был освобожден и отправлен в Москву, но его режиму был нанесен смертельный удар. В течение следующих нескольких месяцев он распустил Коммунистическую партию, предоставил независимость прибалтийским государствам и предложил остальным республикам создать более свободную и основанную на экономике федерацию. В декабре 1991 года Горбачев ушел в отставку. Ельцин извлек выгоду из своего поражения от переворота, выйдя из обломков бывшего Советского Союза как самая влиятельная фигура в Москве и лидер недавно образованного Содружества Независимых Государств (СНГ).

Августовский переворот – семнадцать моментов советской истории

Тексты     Изображения     Видео     Аудио

 

Тематическое эссе: Льюис Сигельбаум

Как в 1917 г., когда генерал Лавр Корнилов попытался повернуть вспять волну революции, предприняв неудачный переворот, так и в августе 1991 г. группа из восьми высокопоставленных советских чиновников объявила себя Государственным комитетом по делам Чрезвычайное положение и попытка захватить бразды политической власти.В обоих случаях неспособность свергнуть существующее правительство пошло не на пользу ему, а силам, которые были более убедительны в своем стремлении взять на себя ответственность за подавление переворота. В 1917 г. это были красногвардейцы, мобилизованные большевиками; в 1991 году это был Борис Ельцин, президент Российской Федерации, чье демонстративное сопротивление перевороту усилило его народную поддержку.

Августовский путч 1991 года был приурочен к недопущению подписания нового Союзного договора, коренным образом перекроившего отношения между центром и республиками в пользу последних, и был назначен на 20 августа.18 августа группа из пяти военных и государственных чиновников прибыла в президентский дом отдыха Горбачева в Форосе на крымском побережье, чтобы попытаться убедить его одобрить объявление чрезвычайного положения. Гневный отказ Горбачева сделать это был первым признаком того, что заговорщики просчитались. Руководителями переворота, восемью членами Госкомитета, опубликовавшими декларацию, были Олег Бакланов, горбачевский замглавы Совбеза и важнейший представитель военно-промышленного комплекса в руководстве Владимир Крючков (глава КГБ ), Дмитрий Язов (министр обороны), Валентин Павлов (премьер-министр), Борис Пуго (министр внутренних дел), Геннадий Янаев (вице-президент), Василий Стародубцев (глава Крестьянского союза, группы политического давления, выступавшей против демонтажа колхозов) и Александр Тизяков, ведущий представитель госпромышленности. Таким образом, среди них было несколько человек, которых Горбачев назначил и к которым он обращался за советом и советом, особенно во время своего «поворота вправо» зимой 1990-91 годов.

Пока Горбачев находился фактически в плену, Государственный комитет приказал танкам и другой военной технике выйти на улицы столицы и объявил по телевидению, что они должны принять меры, потому что Горбачев болен и недееспособен. Некоторые лидеры республик поддержали переворот; другие заняли выжидательную позицию.Некоторые объявили переворот неконституционным. Среди них был Ельцин, который пробрался к Белому дому, зданию российского парламента и под включенными камерами CNN оседлал подбитый танк, чтобы сплотить сторонников демократии. Солдаты и элитные подразделения КГБ, которым Госкомитет приказал выйти на улицы, отказались стрелять по демонстрантам или разгонять их. К 21 августа лидеры переворота сдались. Измученный Горбачев вернулся в Москву и обнаружил, что она полностью преобразилась. Когда он посетил российский парламент, оплот Ельцина, он был унижен Ельциным и насмехался над депутатами. С неохотой он согласился на предложенный Ельциным роспуск Коммунистической партии, которая была признана ответственной за переворот, и ушел с поста генерального секретаря партии. После этого Ельцин приступил к упразднению или захвату институтов ныне умирающего Советского Союза.

Коллективные действия, рациональный выбор и демократические ценности в бывшем Советском Союзе на JSTOR

Абстрактный

Попытка государственного переворота в августе 1991 года стала лакмусовой бумажкой того, зарождается ли в бывшем Советском Союзе демократическая политическая культура.В данной статье рассматривается гипотеза о том, что активное сопротивление перевороту отчасти было результатом привязанности к демократии. Эта гипотеза, в значительной степени опирающаяся на более ранние модели коллективных действий и основанная на опросе общественного мнения 1992 года во всех республиках, проверяется в рамках более широкой теории рационального выбора и теории ожидания. В целом создается впечатление, что реакция на переворот не основывалась на строго рациональных расчетах, а базовые обязательства перед коллективным благом демократии мотивировали сопротивление.Мой общий вывод таков: в России возникла массовая культура, питающая демократию. Переворот 1991 года продемонстрировал, что для многих жителей бывших советских республик не существует альтернативы демократической политике.

Информация о журнале

Американское обозрение политических наук (APSR) является самым продолжительным публикация Американской ассоциации политических наук (APSA). АПСР, впервые опубликовано в ноябре 1906 г. и выходит ежеквартально. выдающийся политологический журнал в США и на международном уровне.В APSR представлены исследования из всех областей политической науки и содержит обширный раздел рецензий на книги дисциплина. Раньше APSR также охватывала личные и кадровые вопросы профессии, как и ее предшественница, Труды АПСА.

Информация об издателе

Американская ассоциация политических наук, основанная в 1903 г. , является крупнейшим профессиональным общество для лиц, занимающихся изучением политики и управления.АПСА объединяет политологов из всех областей науки, регионов и профессиональные усилия. Хотя большинство членов APSA являются учеными, которые преподают и проводят исследования в колледжах и университетах в США и за рубежом, четверть работает вне академических кругов в правительстве, исследованиях, организациях, консалтинговых фирмах, средства массовой информации и частные предприятия. Для получения дополнительной информации об APSA см. публикации и программы см. на веб-сайте APSA.

сторонников жесткой линии коммунистов устроили переворот против Горбачева – архив, 1991 г. | Россия

Борис Ельцин, президент России и самый популярный политик, прошлой ночью решительно сопротивлялся начавшемуся на заре перевороту, свергнувшему президента Горбачева.Действия сторонников жесткой линии коммунистов угрожали положить конец самому продолжительному и наиболее успешному периоду демократического развития в бурной истории страны.

Сообщается, что танки и бронетранспортеры, лояльные Ельцину, прибыли к российскому парламенту, чтобы защищать его. Говорят, что толпа, окружавшая здание за самодельными баррикадами из автобусов и грузовиков, приветствовала прибывшие танки.

В Вашингтоне президент Буш осудил переворот как «незаконный» и заявил, что экономическая помощь США будет прекращена, «если продолжится соблюдение внеконституционных мер».США будут «всеми возможными способами избегать действий, которые придали бы легитимность или поддержку» перевороту, сказал он, требуя восстановления в должности г-на Горбачева, который, как полагают, находится под домашним арестом. Великобритания также приостановила помощь.

Днем ранее Ельцин обратился к вооруженным силам: «Солдаты, офицеры и генералы, над всей страной сгущаются тучи террора и диктатуры. Нельзя позволить им принести вечную ночь». Он призвал к всеобщей забастовке, чтобы помешать ГКЧП, объявившему о захвате власти.

Комитет, состоящий из восьми человек во главе с вице-президентом СССР Геннадием Янаевым, вчера вечером намекнул, что не будет приказывать никаких военных действий против российского парламента.

Он обвинил Ельцина в «прямом подстрекательстве к противоправным действиям». Но при этом добавил, что комитет «отображает. . . стремление к конструктивному сотрудничеству» ограничится «на этот раз предостережением от безответственных, бессмысленных шагов».

В столице Латвии Риге советские войска застрелили водителя микроавтобуса и ранили его пассажира, сообщило республиканское радио.Спецназ захватил телестанцию.

В Москве новая власть вывела на улицы танки в знак демонстрации силы. Ранее комитет запретил все демонстрации и забастовки и ввел чрезвычайное положение там, в Ленинграде и в других частях страны. Он взял под свой контроль национальное телевидение и все радиостанции в Москве. По его словам, сегодня будут издаваться только девять прокоммунистических газет. Но сообщений о массовых задержаниях не поступало.

В советских республиках была неоднозначная реакция.Войска захватили телевизионную станцию ​​в Каунасе, втором по величине городе Литвы. В Украине президент Леонид Кравчук выступил с двусмысленным призывом к спокойствию и сдержанности. Он не осудил и не поддержал переворот. Аналогичное заявление сделал президент важнейшей среднеазиатской республики Казахстан Нурсултан Назарбаев.

В число лидеров переворота входят главы трех вооруженных сил, министр обороны маршал Дмитрий Язов, министр внутренних дел генерал Борис Пуго и глава КГБ Владимир Крючков.В обращении к советской общественности они утверждали, что действуют во избежание дальнейшего коллапса экономики, что их меры носят временный характер, «и никоим образом не означают отказа от курса на глубокие реформы во всех сферах».

FILE — В этот понедельник, 19 августа 1991 г., фотография из архива, Борис Ельцин, президент Российской Федерации, произносит речь перед зданием российского парламента в Москве, Россия, 19 августа 1991 г. Фотография: AP

г-н Янаев, 54-летний член Коммунистического союза молодежи и давний член партийного аппарата отказался назвать Горбачева свергнутым.На пресс-конференции он заявил, что находится «в отпуске и проходит лечение в Крыму» и может вернуться к своим обязанностям после выздоровления. Прямые президентские выборы состоятся «по мере нормализации ситуации».

Г-н Янаев обратился к правительствам мира с призывом понять действия ГКЧП и заявил, что Советский Союз выполнит все свои международные обязательства, включая вывод советских войск из Германии.

Принятые вчера меры он охарактеризовал как «вынужденные и продиктованные жизненной необходимостью спасти экономику от разорения, а страну от голода, предотвратить угрозу масштабного гражданского конфликта с непредсказуемыми последствиями».

Первые новости о перевороте появились около 6.30 утра, вместе с кратким сообщением официального информационного агентства ТАСС о том, что г-н Янаев принял на себя обязанности президента из-за плохого состояния здоровья г-на Горбачева.

Попытки г-на Янаева унять тревогу во всем мире малоэффективны, поскольку западные лидеры осудили эту акцию.

Анатолий Лукьянов, спикер советского парламента, объявил, что парламент будет созван в следующий понедельник для утверждения чрезвычайного положения. Он дал понять, что недоволен окончательным текстом союзного договора, который должен был быть подписан сегодня. Договор дал бы республикам гораздо больше власти.

Церемония подписания, несомненно, стала фактором, побудившим сторонников жесткой линии переехать. Они боялись, что в стране образуется вакуум власти, как выразился на прошлой неделе премьер-министр Валентин Павлов. Г-н Павлов является членом нового руководства.

Попытки Янаева придать легитимность своим действиям путем созыва сессии Верховного Совета могут иметь неприятные последствия.Совсем не ясно, поддержат ли переворот советские депутаты, хотя парламент более консервативен, чем российский.

Лидеры переворота явно рассчитывают на общественное недовольство плачевным положением экономики, побуждающее людей поддерживать их. Обещали снизить цены на товары народного потребления и продукты питания.

AP БЫЛО ТАМ: Советский переворот 1991 года

В августе 1991 года группа бескомпромиссных партийных чиновников попыталась отстранить советского лидера Михаила Горбачева от власти. Этот шаг вызвал шок во всем мире, опасавшемся отказа от реформ Горбачева и его усилий по прекращению холодной войны. Путч провалился через три дня, когда толпы демонстрантов вышли на улицы Москвы. События резко ослабили власть Горбачева и ускорили распад 74-летнего Советского Союза примерно через четыре месяца.

Корреспондент Ассошиэйтед Пресс Энн Имс освещала неудавшийся переворот. Тридцать лет спустя AP публикует версию ее истории с фотографиями.

Советские сторонники жесткой линии захватили власть у Горбачева

Автор ANN IMSE

Associated Press Writer

МОСКВА (AP) — Сторонники жесткой линии, поддерживаемые танками и войсками, сегодня захватили власть у президента Михаила С. Горбачева в результате переворота, который угрожал реформы, которые он использовал в течение шести лет, чтобы преобразовать Советский Союз и положить конец холодной войне.

Вице-президент Геннадий Янаев заявил, что вступает в должность исполняющего обязанности президента в условиях чрезвычайного положения при поддержке комитета из восьми человек, в который входят представители КГБ, а также высшие военные и полицейские чины.

Горбачева задержали на даче в Крыму, сообщил пресс-секретарь президента Российской республики Борис Ельцин.

Ельцин быстро выдвинулся в авангарде сопротивления поглощению. Он приказал советским солдатам, полиции и агентам КГБ следовать его команде на территории обширной российской республики, в которую входит и Москва.

В столице, где тысячи демонстрантов столкнулись с солдатами на танках и бронетранспортерах, Ельцин взобрался на одну военную машину и призвал россиян дать отпор немедленной всеобщей забастовкой.

«Я не собираюсь приказывать своим войскам расстреливать Бориса Ельцина», — сказал один военачальник.

Было неясно, приведут ли столкновения к крупномасштабному сопротивлению перевороту.

В ходе протестов сразу не сообщалось о раненых или погибших.

Сегодня поздно вечером официальное советское информационное агентство ТАСС сообщило об осуждении Ельциным переворота и его призыве ко всеобщей забастовке, шаг, который может отражать вражду между сторонниками и противниками переворота в агентстве.

Ельцин также получил поддержку руководителей республик Казахстана и Украины.

Когда президент Буш вместе с другими западными лидерами осудил переворот, появились также сообщения о новых репрессиях в отколовшихся прибалтийских республиках.

Янаев (произносится как йах-НЕЙЕ-йефф) на своей первой пресс-конференции после переворота осудил возглавляемое Ельциным сопротивление как «опасное и безответственное… чреватое потенциалом вооруженного конфликта».

Но добавил: «Мы сделаем все возможное, чтобы не применять силу против мирных жителей.Янаев утверждал, что Горбачев «сейчас находится в отпуске» в неназванном «безопасном месте».

«Он очень устал после всех этих лет, и ему нужно время, чтобы прийти в себя. Мы надеемся… он снова вступит в должность», — сказал он журналистам.

Чрезвычайный указ, объявляющий о поглощении сегодня рано утром, гласил, что 60-летний Горбачев не может выполнять свои обязанности по состоянию здоровья. Однако в последнее время не было никаких признаков того, что он был болен.

Горбачев должен был вернуться сегодня в Москву для подписания во вторник договора, против которого выступали сторонники жесткой линии, который дал бы непокорным республикам больше власти за счет коммунистического центрального правительства.

В Москве сотни бронемашин высыпали на улицы, длинные колонны танков взбивали мостовую. Десятки бронетехники окружили здание Российской Федерации.

Позже машины отъехали на несколько сотен ярдов, а пространство между ними заполнили сотни проельцинских демонстрантов. Они использовали баррикады из грузовиков, автобусов и кирпичей, чтобы защитить здание и Ельцина внутри.

Ближе к вечеру большая часть бронетехники вокруг российского штаба уехала.

Российские депутаты сообщили, что 38 000 экземпляров обращения Ельцина к народу России отпечатано и распространено в аэропортах и ​​на вокзалах.

Более сотни депутатов российской законодательной власти собрались у российского парламента и решили разделиться на группы и поговорить с солдатами по всей Москве, надеясь убедить их не поддерживать переворот.

На мокрых от дождя улицах центра Москвы многие протестующие вступили в перепалку с советскими солдатами.

«Мы этого не потерпим!» — воскликнул москвич Александр Мужин.

«Это наша армия. Они поддержат нас», — сказал Гаша Колчин, 20-летний студент-медик МГУ, когда он ехал на танке по улице в центре города, сжимая красно-бело-синий дореволюционный российский флаг.

«Мы не боимся. Мы уверены, что демократия победит в нашей стране», — сказал он.

Президент Буш, прервавший отпуск в штате Мэн, чтобы вернуться в Вашингтон, приостановил оказание помощи Советскому Союзу и призвал западных союзников сделать то же самое.Он резко критиковал свержение Горбачева «очень жесткой группой», заявив, что это нарушило Конституцию СССР.

«Перевороты могут потерпеть неудачу», — сказал Буш. «О чем еще не было слышно, так это о народе Советского Союза».

Западные лидеры заявили, что ожидают от Москвы соблюдения международных обязательств в области контроля над вооружениями и других вопросах. Всего несколько недель назад Буш и Горбачев подписали исторический Договор о контроле над стратегическими вооружениями о сокращении ядерных вооружений.

В сообщениях говорится, что некоторые внутренние аэропорты по всей стране были закрыты, хотя авиакомпании заявили, что в международном аэропорту Москвы работа, по-видимому, шла нормально.

Сообщается о боевых действиях в других советских республиках. По словам латвийских официальных лиц, советский военачальник в Прибалтике сообщил правительствам трех республик, что он берет на себя управление, и им грозит арест, если они окажут сопротивление.

Сообщается, что советские военные корабли заблокировали главную гавань Эстонии, а войска заставили замолчать литовское телевидение и радио.

«Если нужно, я положу голову на плаху, потому что мы не можем отступить», — сказал президент Эстонии Арнольд Рюйтель.

Бывший министр иностранных дел Эдуард Шеварднадзе, главный архитектор реформаторской международной политики Горбачева, заявил, что Запад должен поддержать реформаторов в Советском Союзе.

«Запад должен проявить солидарность с реформаторскими движениями в стране. То, что сейчас происходит, — трагедия для Запада, для Советского Союза и для Востока в том числе», — сказал он Associated Press.

Некоторые независимые советские СМИ были вынуждены замолчать, а информация о поглощении поступила из официальных источников, таких как информационное агентство ТАСС.

Новый правящий комитет объявил о принятии чрезвычайных полномочий сегодня в 6 часов утра (11 часов вечера по восточноевропейскому времени в воскресенье). Янаев, занявший пост исполняющего обязанности президента, сказал, что изменения были временными и не означали отказа от реформ и не затрагивали международных обязательств Советского Союза.

Несмотря на это, поглощение поставило под сомнение политику Горбачева по созданию рыночной экономики, предоставлению автономии национальным республикам и выполнению соглашений о контроле над вооружениями с Соединенными Штатами.

Пока неясно, 53-летний Янаев, малоизвестный провинциальный чиновник, когда Горбачев выбрал его своим заместителем в декабре, обладал главной властью или он был просто подставным лицом.

В указе запрещались деструктивные демонстрации и забастовки, а также говорилось, что деятельность непослушных выборных должностных лиц и политических партий будет приостановлена. В нем говорилось, что будет создан комитет для установления контроля над СМИ и что может потребоваться введение комендантского часа.

Новому Союзному договору, который Горбачев должен был подписать во вторник, противостояли сторонники жесткой линии, которые заявили, что он фактически ограничит власть центрального правительства и передаст власть республикам.Сторонники жесткой линии заявили, что 15 республик будут подчиняться национальным законам.

Источники сообщают, что переворот велся с пятницы. В тот день бывший помощник Горбачева и реформатор Александр Яковлев публично заявил, что сталинские сторонники жесткой линии замышляют государственный переворот. Он также вышел из партии.

Сторонники жесткой линии также выступили против реформистов в Подмосковье. Дикторы ленинградского телевидения прочитали сообщение ТАСС и сообщили, что мэр Ленинграда-реформатор Анатолий Собчак отстранен от должности.

В 1991 году советские граждане видели лебедей по телевизору… и знали, что это означает беспорядки: NPR

19 августа 1991 года русские проснулись от того, что по советскому государственному телевидению зацикливались видеоролики Чайковского «Лебединое озеро » — верный признак того, что произошло что-то сейсмическое.

АЙЛСА ЧАНГ, ХОЗЯИН:

Сегодня исполняется 30 лет со дня драматических политических событий в России — неудавшегося государственного переворота 1991 года, положившего начало распаду Советского Союза.Но, как сообщает из Москвы Чарльз Мейнс, отношение к тому времени меняется.

ЧАРЛЬЗ МЕЙНС, ПОДПИСКА: 19 августа 1991 года, когда танки и войска вошли в Москву, советское государственное телевидение показало другую картину — «Лебединое озеро» Чайковского в цикле.

(ЗВУКОВОЙ ФАЙЛ ПЕТРА ИЛЬИЧА ЧАЙКОВСКОГО «ЛЕБЕДИНОЕ ОЗЕРО»)

MAYNES: Советские граждане знали, что это нехорошо.

(ЗВУК КОЛОКОЛЬНОГО ЗВОНКА)

MAYNES: Советские лидеры также транслировали этот материал, когда выбирали нового лидера после смерти советского премьера Леонида Брежнева…

(ЗВУКОВОЙ ФАЙЛ АРХИВНОЙ ЗАПИСИ)

НЕИЗВЕСТНОЕ ЛИЦО №1: (Говорит по-русски).

MAYNES: …Затем его преемнику Константину Черненко, а затем его преемнику Юрию Андропову.

(ЗВУКОВОЙ ФАЙЛ АРХИВНОЙ ЗАПИСИ)

НЕИЗВЕСТНОЕ ЛИЦО №2: (Говорит по-русски).

MAYNES: Андрей Милов, в то время студент московского университета, вспоминает, как думал, что кто-то, должно быть, умер.

АНДРЕЙ МИЛОВ: Минут через 15-20 начали объяснять, что происходит.Они сказали, что взяли власть. И ни один из них не был избран.

(ЗВУКОВОЙ ФАЙЛ АРХИВНОЙ ЗАПИСИ)

НЕИЗВЕСТНОЕ ЛИЦО №3: (Говорит по-русски).

MAYNES: Сторонники жесткой линии коммунистов устроили переворот против советского лидера Михаила Горбачева, арестовав Горбачева во время отпуска в последней отчаянной попытке повернуть время вспять демократических реформ, только они допустили одну серьезную ошибку. Им не удалось победить демократического соперника Горбачева Бориса Ельцина.

(ЗВУКОВОЙ ФАЙЛ АРХИВНОЙ ЗАПИСИ)

НЕИЗВЕСТНОЕ ЛИЦО №4: (Говорит по-русски).

MAYNES: Вскоре Ельцин пробрался к российскому Белому дому в центре Москвы, лихо поднялся на борт танка и издал указ, призывающий Советы сопротивляться и бороться за свою свободу.

(ЗВУК ТОЛПЫ КРИЧИТ)

MAYNES: Тысячи людей бросились к нему, возводя баррикады возле здания в драматическом трехдневном противостоянии с армией. В первую ночь погибли трое протестующих, но приказа армии штурмовать баррикады так и не поступило.К 21 августа заговорщики смягчились, и Горбачев был освобожден. Ельцин и, казалось бы, демократия победили.

(ЗВУКОВОЙ СВИСТ, МУЗЫКА)

MAYNES: Когда у здания КГБ на Лубянской площади собралась толпа, чтобы отпраздновать это событие, Мосгордума вскоре приняла решение убрать памятник Железному Феликсу Дзержинскому, основателю КГБ. Через четыре месяца Советский Союз ушел вместе с ним. Эти драматические события когда-то ознаменовали рождение новой демократической России, но в последующие десятилетия взгляды изменились.Новый опрос, проведенный независимым Левада-центром, показал, что рекордные 43% россиян считают победу Ельцина в 1991 году катастрофой. Лишь 10% видят в событиях победу демократических ценностей.

АНДРЕЙ КОЛЕСНИКОВ: В первую очередь все дело в непонимании собственной истории, смысла одного из важнейших и значимых событий в истории России.

MAYNES: Андрей Колесников из Московского Центра Карнеги. Он утверждает, что многие россияне сейчас ностальгируют по Советскому Союзу.

КОЛЕСНИКОВ: Все дело в империализме в первую очередь и в империалистическом мышлении.

MAYNES: Преемник Ельцина, президент Владимир Путин, за 20 лет пребывания у власти отвоевал территории на соседней Украине и в некоторых частях Грузии. Но его критики говорят, что Путину еще предстоит подготовить преемника или построить демократические институты, чтобы определить, кто может однажды сменить его в Кремле, а это означает, что каким бы ни было мнение россиян о неудавшемся перевороте 1991 года, всегда существует риск того, что лебеди Чайковского могут снова танцевать.

Чарльз Мейнс, NPR News, Москва.

(ЗВУКОВОЙ ФАЙЛ ПЕТРА ИЛЬИЧА ЧАЙКОВСКОГО «ЛЕБЕДИНОЕ ОЗЕРО»)

Copyright © 2021 NPR. Все права защищены. Посетите страницы условий использования и разрешений нашего веб-сайта по адресу www.npr.org для получения дополнительной информации.

Стенограммы

NPR создаются в кратчайшие сроки Verb8tm, Inc., подрядчиком NPR, и производятся с использованием запатентованного процесса транскрипции, разработанного с NPR. Этот текст может быть не в своей окончательной форме и может быть обновлен или пересмотрен в будущем.Точность и доступность могут отличаться. Официальной записью программ NPR является аудиозапись.

Неудавшийся переворот, подведший Россию Нина Л. Хрущева

В течение 20 лет пребывания у власти президента России Владимира Путина смысл заговора советских сторонников жесткой линии в августе 1991 года с целью свержения реформистского правительства Михаила Горбачева изменился на противоположный. Теперь попытка государственного переворота изображается как попытка российских сил сохранить государство, которому помешали антисоветские настроения.

МОСКВА. Тридцать лет назад в этом месяце группа сторонников жесткой линии коммунистов захватила Москву и поместила советского лидера Михаила Горбачева под домашний арест в его загородном доме в Крыму. Они выступали против экономических и политических реформ Горбачева — перестройки и гласности — и стремились свергнуть его правительство. Однако через три дня переворот провалился. К концу того же года то же самое произошло и с Советским Союзом.

  1. Путинская украинская трясина Михаил Светлов / Getty Images

За 20 лет пребывания у власти президента России Владимира Путина значение этого подрывного акта было перевернуто.Теперь попытка государственного переворота изображается как попытка российских сил сохранить государство, которому помешали антисоветские настроения. Согласно недавнему опросу, только 50% россиян помнят те неспокойные дни, когда Москва была захвачена войсками на танках, а «Лебединое озеро» крутили по телевидению. А поскольку Кремль ничего не делает для того, чтобы подбодрить их воспоминания, только 7% теперь считают, что это была «победа демократии».

Безусловно, каждый год отмечается так называемый День флага — годовщина дня, когда государственный переворот был официально подавлен и красно-бело-синий флаг Российской Федерации заменили красный советский.Но празднования возглавляют либеральные партии, правозащитники и горстка оставшихся оппозиционеров — тех, кто хочет почтить память борьбы за свободную Россию. Путин никогда не участвовал.

На самом деле можно сказать, что поражение переворота потерпело такую ​​же неудачу, как и сам переворот. В конце концов, сегодняшняя Россия далеко не свободна. Тем, кто пишет или публикует что-то, что может быть сочтено антипутинским, антиправительственным или антицерковным, грозит арест. Если вам есть, что сказать Путину, кроме «спасибо за наше счастливое существование», вас, скорее всего, заклеймят пятой колонной, иностранным агентом или опасным экстремистом.Гражданскому обществу едва хватает места для дыхания. Яростно независимый телеканал «Дождь», например, был назван «иностранным агентом», хотя он никогда не брал ни копейки из-за рубежа.

Конечно, Путин — не Сталин: сегодня людей не преследуют массово , как это было в 1937 году. Но при Горбачеве допускалось больше оппозиционных голосов, чем сейчас. Просто спросите Алексея Навального, адвоката по борьбе с коррупцией и видного критика Путина, который сейчас томится в тюрьме по сфабрикованным обвинениям. Вы также можете спросить любого, кто работал в его Фонде борьбы с коррупцией, который был вынужден распустить после того, как его назвали «экстремистской группой», или любого, кто даже жертвовал деньги организации, поскольку их вполне могла посетить полиция.

Тем не менее, большинство россиян мало что сделали для сопротивления, что, возможно, не должно вызывать шока. Но тенденция превозносить стабильность и даже жертвовать ради нее некоторой свободой долгое время воспринималась как ответ на неопределенность и лишения советской и постсоветской эпохи. Сегодня россияне наслаждаются относительным благополучием и комфортом. Многим еще никогда не было так хорошо. Так почему же так многие по-прежнему убеждены, что для их руководства нужен сильный человек?

Подпишитесь на синдикаты проекта

Подписаться на проект Syndicate

Наш новейший журнал, Предстоящий 2022 год: расчеты уже здесь.Чтобы получать печатную копию с доставкой в ​​любую точку мира, подпишитесь на PS менее чем за 9 долларов в месяц .

В качестве подписчика PS вы также получите неограниченный доступ к нашему пакету первоклассного длинного контента On Point, интервью с авторами Say More, тематическим коллекциям The Big Picture и полному архиву PS .

Подпишись сейчас

Правда, Россия все еще не та сверхдержава, какой была когда-то. Но его жители не особо уязвимы для внешних угроз. И усилия Путина по «восстановлению» статуса великой державы России, включая его аннексию Крыма и вмешательство в выборы в других странах, не укрепляют безопасность и процветание простых россиян. На самом деле они делают как раз наоборот.

Тем не менее россияне продолжают капитулировать перед путинизмом. Когда в прошлом году Навального арестовали, я повесил плакат «Свободу Навальному» в окно маминой московской квартиры. Вскоре ее соседи — немолодые интеллигенты — попросили меня ее снять.«Мы не хотим лишнего внимания здесь», — сказали они.

В качестве компромисса я заменил надпись на более мягкую, эвфемистическую версию: «Свободный не-Путин». Они вернулись и вежливо пригрозили вызвать полицию, хотя уверяли меня, что они на моей стороне. Если мы на одной стороне, — ответил я, — то по всему зданию должны быть вывешены плакаты в поддержку Навального. В конце концов, заметил я, они не могут арестовать нас всех. Мои соседи отказались. Когда я попытался заручиться поддержкой, звоня в дверные звонки людей, меня встретили дальнейшими угрозами вызвать полицию.

Чеслав Милош, лауреат Нобелевской премии по литературе, рассмотрел это явление в своем эссе 1953 года Плененный разум . Книга начинается с обсуждения романа Станислава Игнация Виткевича 1930 года « Ненасытность », в котором недавно покоренному польскому народу давали так называемые пилюли Мурти-Бинг в качестве «лекарства» от независимого мышления.

Наркотик, как и марксистско-ленинская идеология, приносит удовлетворенность и послушание, вызывая своего рода когнитивный диссонанс, который в конечном итоге приводит к раздвоению личности.Они не так уж отличаются от московских соседей моей мамы, которые заявляют о своем согласии с Навальным, хотя и угрожают вызвать полицию на любого, кто публично поддержит его.

Милош отмечает, что те, кто жил при тоталитарном правлении, считали западные демократии слишком свободными и полагали, что это, вместе с применением верховенства закона к государственным деятелям, сделало эти страны нестабильными и неуправляемыми. Включите сегодня российское телевидение, и вы услышите точно такое же сообщение.

В конечном счете, отмечает Милош, люди подчиняются репрессивному правлению не только из страха. Они также мотивированы «внутренним стремлением к гармонии и счастью», и авторитарные мастера умеют этим пользоваться. Путин точно есть. Проблема в том, что эти лидеры на самом деле не обеспечивают лучшую жизнь, которую обещают.

Если России когда-нибудь удастся вырваться из затруднительного положения с Путиным, русским придется снова и снова отказываться от своих доз Мурти-Бинга. Мы не можем ждать, пока кто-то вроде Горбачева или Навального придет и на мгновение встряхнет россиян, чтобы снова погрузиться в спячку спустя недели или месяцы.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.