500 дней автор программы – 500 дней — Википедия

Конспект по истории России на тему "Программа 500 дней"

Программа "500 дней"

Программа 500 дней (другое название – «Проект Шаталина – Явлинского») – законопроект, который разрабатывался группой экономистов при поддержке Б. Ельцина о введении на территории СССР рыночной экономики. Фактически в программе говорилось о том, что все проблемы в СССР связаны с одним только фактором – плановой экономикой. Нужно перевести ее на рыночные рельс, после чего последует неминуемый рост. Сама программа реализована не была, но то, что происходило в России после распада Союза – является ничем иным, как программой «500 дней», только в немного измененной реальности. Дальше я расскажу подробнее о данной программе, ее основных положениях, этапах и ситуации в стране, которая предшествовала данному проекту.

Суть программы

Программа 500 дней базировалась на трех принципах:

  • Приватизация. Практически все предприятия (в том числе и крупные) должны были перейти в частные руки. Важный момент – стратегические предприятия предполагалось не грубо продавать, сначала переводить предприятие на форму акционерного общества, а затем уже продавать его акции. Но суть от этого не меняется.

  • Децентрализация. Государство полностью утрачивало механизмы воздействия на экономику. Плановый подход должен был полностью заменен рынком. Якобы, рынок будет сам себя регулировать. Но фокус в том, что даже в Западных странах этого нет, и рынок работает с элементами плановой экономики. А новореформаторы СССР убеждали всех, что рынок сам выведет страну из кризиса. Это, кстати, чисто торгашеская точка зрения.

  • Демонополизация. Целые отрасли, которые объединялись за счет обществ и производственных союзов, разрушались на одном только понимании – не должно быть монополии. Это, конечно, не плохо, но существуют сферы, в которых государственная монополия обязана быть. Но опять программа 500 дней всех гребла под одну гребенку – продавать и приватизировать нужно все.

Проект «Шаталина – Явлинского» говорит о том, что государственную собственность нужно распродать, избавить государство от функций регулирования рынка, от влияния на финансовую и кредитную политику, удалить государство из сельского хозяйства, ввести понятие частной собственности и защиту его законодательством.

Историческая справка

Разработчики

Авторами программы 500 дней выступили следующие люди:

  • Г.А. Явлинский

  • С.С. Шаталин

  • М.М. Задорнов

  • Н.Я. Петраков

  • А.П. Вавилов

  • С.В. Алексашенко

  • В.А. Мартынов

  • Б.Г. Федоров

  • Т.В. Ярыгина

  • А.Ю. Михайлов

  • В.М. Машиц

  • Л.М. Григорьев

  • Ю.И Баев

  • Е.Г. Ясин

Вся эта группа, с легкой руки Борис Ельцина, стала называться группой «Шаталина – Явлинского». Выбрали 2 фамилии, наиболее авторитетных людей из всего списка.

Если посмотреть на этот список, а особенно на человека, который его возглавляет, то все они объединен современным термином «либералы». Эти товарищи ругают современную власть, но забывают, что программа 500 дней хоть официально проведена и не была, но по факту события 90-х это и есть эта программа,, когда государство уходит в сторону, создаются рыночные механизмы на основе частной собственности, а экономика превращается в торгашескую «купи-продай».

Подготовка программы и поручение на ее разработку

27 июля 1990 года Горбачев и Ельцин дают поручение Шаталину разработать программу перевода экономики СССР на рыночную основу. Изначально сами идеи программы были разумными, поэтому даже консерваторы ЦК КПСС выступили с ее поддержкой. В поручении на разработку программы 500 дней Горбачев делал упор на реализацию следующих идей:

  • Право каждого гражданина на собственность. В поручении прямо говорится, что по средствам приватизации и разгосударствления отдельных сегментов экономики КАЖДЫЙ гражданин СССР должен был получать долю от богатств и ресурсов, которые есть у государства.

  • Право гражданина на экономическую деятельность.

  • Право гражданина на справедливые цены на все без исключения товары и услуги.

  • Право гражданина на увеличение его социальных гарантий, которые обеспечиваются увеличение доходов от собственности.

  • Право всех союзных республик на экономическую независимость.

В конце хочу привести цитату из работы Шаталина в период создания программы 500-от дней. Вот что в ней говорится о правах советского общества:

Советское общество должно жить хорошо прямо сейчас, а не в далеком будущем. Поэтому мы инициируем план перевода экономики СССР на рыночную основу, делая главный упор на реализацию именно этого права.

С.С. Шаталин

Очень красивые слова, которые разумны, но реализация которых была невозможна. Более того, сам проект «500 дней» полностью противоречил этим словам. Ниже мы будем говорить об этапах данного проекта, и вы это увидите.

Реализация программы

Реальная разработка программы началась сразу же после поручения поручений от Горбачева (27 июля 1990 года). Работа над программой была закончена 31 августа 1990 года. Вдумайтесь, пожалуйста, в следующую фразу – программа кардинального изменения экономики СССР, с полным ее переоснащением, с переходом на новые рельсы и с принципиально новыми элементами управления страны была разработана за 1 месяц! Нельзя в такие сроки разработать проект такой важности, чтобы он был всеобъемлющим и качественным. Поэтому есть только 2 логичных вывода: программа была недоработанной, или разрабатывалась заранее.

11 сентября 1990 года Верховный Совет РСФСР утверждает программу 500 дней и перенаправляет ее на утверждение в Верховный Совет СССР (кстати программу утвердили практически единогласно, только 1 человек проголосовал против).

Постановление № 1656-1 от 11 сентября  1990 года «О рассмотрении неотложных мер по стабилизации народного хозяйства страны и переходу к рыночной экономике» запрещает эту программу к реализации , как незавершенную! Также было решено, что программа может быть реализована только после доработки, а утверждение ее должно было состояться не ранее 1 октября.

Фактически «500 дней» были заблокированы Горбачевым, на которого довили консерваторы, имеющие большой вес в Партии, и понимающие, что эта программа ставила крест на стране, и ни какого развития она дать не могла.

Важный момент. 9 октября 1990 года Верховный Совет РСФСР обратился к гражданам с заявлением, что программа 500 дней это единственный путь к спасению страны, и если ВС СССР эту программу не поддержит, то РСФСР будет ее реализовывать самостоятельно.

Этапы и характеристика программы 500 дней

Программа предусматривал 4 основных этапа:

Рассмотрим каждый этап отдельно.

Первый этап программы 500 дней.

Первые 100 дней называются «Программа чрезвычайных мер». В момента зпуска данной программы Президент СССР подписывает основные законные, которые начнут перевод экономики СССР с плановой в рыночную:

  • Равенство физических и юридических лиц на проведение любой деятельности, не противоречащей закону.

  • Приватизация жилищного комплекса, и возможность выкупа земли у государства.

  • Полная приватизация объектов торговли, малых и средних предприятий, объектов общепита, бытового обслуживания.

  • Перевод всех крупных предприятий страны в форму акционерных обществ.

  • Гарантии прав всем гражданам на имущество. Причем в правах приравнивались граждане СССР и граждане иностранных государств.

  • Из уголовного и административного кодекса исключаются статьи о частном предпринимательстве. Государство должно направить все силы на укрепление частной собственности.

  • Денежная и финансовая политика переходит под полный контроль председателей союзных Республик, и лично Президента СССР.

Второй этап программы 500 дней

100 – 250 дней называются «Либерализация цен и введение финансовых ограничений». На этом этапе решаются следующие задачи:

  • Государство отказывается от контроля уровня цен. В программе прямо говорится о том, что это приведет к неминуемому росту цен практически на все, но в результате удастся увеличить поступления в бюджет.

  • Продолжение приватизации предприятий различного масштаба и сфер деятельности.

  • Увеличение процента по ссудам и ограничение денежной массы. Это должно было непременно привести к тому, что в стране сложился бы жесткий недостаток денежных средств, что ударило бы в первую очередь по промышленности. Программа 500 дней называла эту меру несущественной, предлагая предприятиям вводить натуральный обмен.

Важный момент, который реализовывался на данном этапе – усиление роли местного бюджета. Деньги из союзного и республиканского бюджета в массе своей перетекали в местные бюджеты. И на местах уже должны были решать как и на что тратить деньги. То есть начинался полный беспредел, когда чиновники на местах сами решали что и как делать, абсолютно не думая о государстве.

К концу данного этапа предполагалось приватизировать более 50% предприятия, а также полностью уничтожить концерны, ассоциации и прочие структуры.

Третий этап программы 500 дней

250 – 400 дней называются «Стабилизация рынка». К 400-му дню должны были быть достигнуты следующие показатели:

  • 40% промышленности СССР должно быть распродано (в том числе и в виде акционерных обществ) и отдано на приватизацию.

  • 50% строительного и автомобильного рынка должно было перейти в частные руки.

  • Более 60% объектов торговли и общественного питания.

Очень важный момент для понимания на этом этапе – план 500 дней говорил о том, что на третьем этапе должна прекратить существовать монополия. Все промышленные предприятия и производственные объединения, которые являются монополистами, должны быть уничтожены. Это является настоящим предательством, поскольку предлагалось буквально следующее – все крупные предприятия либо уничтожить, либо продать, чтобы не было монополии.

Следующий важный момент – к концу третьего периода государство должно было утратить контроль за ценами на 80% продукции и услуг! Предполагалось, что цены государство будет устанавливать на газ, нефть, некоторые сорта металлов, некоторые сорта хлеба, основные (подчеркиваю) медикаменты, учебники, масло, сахар. Также частично только сохранялся контроль за ценами транспортных компаний и коммунальных услуг.

На этом же этапе рубль должен был становиться полностью конвертируемым. Разработчики программы 500 дней аргументировали это так:

  • Развитие валютного (финансового) рынка. Появляются возможности для работы бирж, аукционов, коммерческих банков и так далее.

  • Появляется возможность ужесточить налоги и таможенные тарифы.

То есть, все то, от чего мировая экономика страдает сегодня – все это было предложено для России. Причем предлагалось это как единственный путь к спасению страны.

Четвертый, заключительный, этап программы

400 - 500 дней называются «Начало подъема».

На этом этапе продолжались процессы, которые развивались на предыдущих трех этапах. Теперь  же шла стабилизация, в результате которой в стране уже дожжен был быть заложен фундамент для дальнейших действий. Предполагалось, что по истечении 500 дней рыночная ситуация стабилизируется и экономика перейдет к стадии активного роста.

Результаты и возможности программы

Несмотря на то, что программа «500 дней» не была реализована, мы вполне можем говорить о результатах, к которым она привела в случае начала ее реализации в СССР. Дело в том, что единственный тормоз данной программы – переворот и развал Союза. Но давайте еще раз посмотрим на этапы реализации программы и на события 90-х.  Приватизация была проведена, децентрализация – проведена, продажа земель – проведена, перевод предприятия в акционерные общества и продажа – выполнено, защита права собственников – реализовано, отказ от регулирования цен – выполнено, и так далее. То есть все пункты, которые были заложены в «500 дней» были реализованы сразу после развала СССР, и примерно в те самые 500 дней.

Скажите, что Явлинский и Шаталин готовили проект для СССР, а не отдельно для России? Аргумент весьма слабый, особенно если вспомнить постановление ВС РСФСР от 9 октября 19990 года, в котором прямо говорится, что если Горбачев не даст «добро» программе,  Россия ее реализует самостоятельно.

Порыв народа России понятен и должен быть сопоставим с порывами других народов Союза. Мы надеемся, что наше начинание будет поддержано, ведь вместе всегда работать легче. В противном случае, если руководство СССР откажется от реализации данной идеи, Россия с 1 ноября 19990 года самостоятельно начать экономическую реформу, в рамках которой осуществится переход к рыночной системе.

Верховный Совет РСФСР, 9 октября 1990

infourok.ru

500 дней — Википедия. Что такое 500 дней

500 дней (программа Шаталина — Явлинского) — непринятая программа перехода плановой экономики Советского Союза на рыночную экономику в целях преодоления экономического кризиса 1990 года и реализации «прав граждан на лучшую, более достойную жизнь». По собственному утверждению академика Шаталина, программа имела «явное признание капитализма»[1].

Суть программы

Программа содержала принципиальную новую экономическую доктрину, по мнению авторов, заключавшуюся в «движении к рынку прежде всего за счет государства, а не за счет простых людей», и ставила «задачу: все, что возможно, взять у государства и отдать людям» (Введение к Программе: Человек, свобода, рынок).

В целом программа содержала следующие предложения:

Рабочая группа по созданию программы была образована по инициативе и совместным решением М. С. Горбачёва и Б. Н. Ельцина. По её признанию, программа не была бы подготовлена без их совместной поддержки.

Часто единоличное авторство программы ошибочно приписывают Григорию Явлинскому — председателю Государственной комиссии по экономической реформе, однако программа была предложена Станиславом Шаталиным и доработана его рабочей группой. Перед началом работы над проектом Горбачёв заверил Шаталина, что серьёзно относится к радикальному реформированию советской экономики.

К 1 сентября 1990 года программа «500 дней» и 20 проектов законов к ней были подготовлены, утверждены Верховным Советом РСФСР и представлены на рассмотрение Верховного Совета СССР. Одновременно, по поручению председателя Совета Министров СССР Николая Рыжкова, разрабатывался альтернативный проект — «Основные направления развития». Рыжков заявил, что в случае непринятия его он уйдёт в отставку. В качестве компромисса Михаил Горбачёв предложил объединить две программы в единую программу Президента СССР.

В своем анализе разработчики Программы опирались на информацию, полученную из министерств и ведомств по 21 запросу, подписанному академиком Шаталиным. Информацию в полном объёме представили организации СССР: банки — Промстройбанк, Сбербанк, Госбанк, Агропромбанк, Жилсоцбанк; Госкомстат СССР, МИД СССР, Госкомиссия СМ СССР по продовольствию и закупкам.

Некоторые организации её не представили (Госплан СССР, Внешэкономбанк, Министерство обороны СССР, ЦК КПСС, ЦК ВЛКСМ, ВЦСПС), представили частично (Совет Министров СССР) или представили второстепенные материалы (Министерство финансов СССР, Госкомцен СССР) (раздел V Программы).

В заключительной части «Введения» рабочая группа признала, что у «программы есть недостатки, но верит, что окончательную её доработку осуществит уже жизнь. Ограниченный месяцем срок нашей работы, отсутствие важной информации не позволили нам сделать большего».

Программа широко обсуждалась общественностью, и её основные положения — масштабные разгосударствление и приватизация государственного имущества, внешнеэкономические преобразования, реформа ЖКХ, земельная реформа и др. — были позднее, уже после распада СССР, реализованы фактически ввиду отсутствия других концепций реформирования.

Вот как описывалась процедура приватизации в Программе:

Местные Советы оценивают стоимость торговых предприятий, предприятий службы быта, местной промышленности, мелких и средних предприятий других отраслей. После проведения оценки финансового состояния этих предприятий в печати публикуются их списки с указанием сроков и условий их приватизации. Затем в условиях полной гласности о ходе приватизации начинается продажа нежилых помещений, мелких предприятий… Программа нацелена на то, чтобы люди могли использовать имеющиеся у них деньги для приобретения собственности.

Этапы

  • Первый этап программы (100 дней) предусматривал приватизацию жилья, земли, мелких предприятий, акционирование крупных предприятий. На базе Госбанка СССР создавалась Резервная система.
  • Второй этап (150 дней) — либерализация цен.
  • Третий этап (150 дней) — стабилизация рынка.
  • Четвёртый этап (100 дней) — начало подъёма.

Авторы

  • Алексашенко, Сергей Владимирович
  • Баев, Юрий Иванович
  • Вавилов, Андрей Петрович
  • Григорьев, Леонид Маркович
  • Задорнов, Михаил Михайлович
  • Мартынов, Владлен Аркадьевич
  • Машиц, Владимир Михайлович
  • Михайлов, Алексей Юрьевич
  • Петраков, Николай Яковлевич
  • Фёдоров, Борис Григорьевич
  • Шаталин, Станислав Сергеевич
  • Явлинский, Григорий Алексеевич
  • Ярыгина, Татьяна Владимировна
  • Ясин, Евгений Григорьевич

Оценки

В 2005 году в интервью «Новой газете» экономист-международник академик РАН Олег Богомолов отмечал: «программа Явлинского предусматривала экономический союз республик: единая валюта, единое законодательство, оборона. При этом ликвидировался Совмин, а экономикой управлял совет глав правительств каждой республики. Расширялась их автономия. Это было главной причиной торпедирования программы. Горбачёв пошёл на поводу советского ВПК и отказался от её поддержки»[2].

См. также

Примечания

Литература

  • Переход к рынку. Концепция и Программа. — М.: «Архангельское», 1990. — 239 с.
  • Ясин Е. Г. Российская экономика
  • Рыжков Н. И. Главный свидетель, 2009.

Ссылки

wiki.sc

ПРОГРАММА «500 ДНЕЙ». 10 безумных лет. Почему в России не состоялись реформы

ПРОГРАММА «500 ДНЕЙ»

О программе «500 дней» написано много, но все это в основном не соответствует действительности. Начиная с того, что единственным автором этой программы объявлялся С.Шаталин, и кончая ее подлинным происхождением и содержанием. Потом у многих, включая даже Е.Гайдара, сложилось впечатление, что «500 дней» являло собой нечто, с чем Г.Явлинский пришел в правительство. Это не совсем так.

Действительно, весной 1990 года Г.Явлинский и два близких ему выпускника Плехановского института М.Задорнов и А.Михайлов работали над некими предложениями, которые они условно назвали «400 дней». Они были в том же году опубликованы отдельной маленькой брошюрой. Любой пытливый читатель может взять две книги и сравнить — у них мало чего общего.

Затем Г.Фильшин вроде бы позаимствовал эти материалы всего на одну ночь для своей работы в Верховном Совете СССР (помните, как «круто» он там выступал!). А сам, по рассказам Г.Явлинского, бросился к М.Бочарову, который в то время был реальным кандидатом в российские премьеры, и предложил ему и новому российскому начальству эту программу в обмен на должность вице-премьера. При полном отсутствии конструктивных идей у абсолютного большинства советских и российских политиков, эта интрига «заиграла».

Затем М.Бочаров провалился в борьбе за прохождение в премьеры, но Г.Фильшин ловко «проскочил» в вице-премьеры и министры экономики. Там он вскоре и «сел в лужу», так как не знал, что и как надо делать.

Е.Ясин и Г.Явлинский, в свою очередь, обратились к Б.Ельцину с соответствующими разъяснениями. И, по сути, в обмен на отказ от раздувания скандала о плагиате они получили предложения войти в правительство, причем Г.Явлинский получил должность вице-премьера, а Е.Ясин после долгого, ожидания — нет. Министром экономики он стал только в 1994 году после «черного вторника».

Сразу после назначения Г.Явлинский развил кипучую деятельность и проявил недюжинный политический талант, сумев эффектно «подбить» Б.Ельцина и М.Горбачева на подписание совместного документа о создании единой экономической программы СССР и России. Г.Явлинский был, на мой взгляд, абсолютно справедливо убежден в необходимости спасения Союза и бесперспективности реформ в одной отдельно взятой республике СССР.

Я присутствовал на первой встрече в пансионате «Барвиха» в номере у С.Шаталина (тогда члена Президентского совета), где он, Г.Явлинский, Н.Петраков (как помощник Президента), Л.Абалкин (как вице-премьер правительства СССР) и я обсуждали предстоящую совместную работу. Однако Л.Абалкин, видимо уязвленный ловким маневром и напором своего бывшего ученика Г.Явлинского, с самого начала устранился от совместной работы. Это было началом конца нашего сотрудничества.

Нам выделили для работы над программой большую старую дачу в российском правительственном поселке «Архангельское» по Калужскому шоссе. Группе были созданы неплохие условия для работы. Г.Явлинский и я имели дачи как члены правительства, а всем остальным участникам дали квартиры.

В группу «500 дней» вошли многие известные ученые: Е.Ясин, его помощник или младший сотрудник С.Алексашенко, сотрудник ИМЭМО Л.Григорьев, помощник Н.Петракова А.Вавилов, В.Магциц, В.Мартынов (директор ИМЭМО). М.Задорнов, А.Михайлов и Т.Ярыгина были включены в группу от Г.Явлинского. Периодически участвовали в нашей работе и другие люди. Многие экономисты обиделись, что их не привлекли, но ядро группы было именно таким — всего несколько человек.

Г.Явлинский хотел положить в основу работы свой документ «400 дней». Однако в документе остался лишь пропагандистский принцип «дней», а все остальное писалось заново с использованием различных наработок.

Принцип «500 дней» любят сегодня критиковать и понимать буквально, но тогда он был крайне необходим политически. Я и сейчас считаю, что идея была правильная. Только в России из-за нашей традиционной неорганизованности боятся делать чего-либо по четкому графику. В стране плановой экономики никогда не работали по планам. В результате никогда и ничего нельзя проверить. Вроде и было то или иное правительство, а что сделало — неясно. Хороший пример — правительство Е.Примакова.

Были намечены разделы программы, которые писали конкретные люди. Эти разделы в значительной мере ничего не имели общего с «400 днями» Г.Явлинского. Например, я писал все, что было связано с финансами, кредитом и внешнеэкономическими связями, Л.Григорьев — раздел по приватизации, В.Мащиц — раздел об экономических отношениях внутри Союза и т. д. В моих разделах я не позволил изменить ни слова и полностью отвечаю за их содержание и сегодня.

Главная идея программы заключалась в сохранении республик в составе Союза на новых условиях, постепенной либерализации цен и рынков, последовательной и разумной приватизации через акционирование и т. д. То есть это был очень мягкий и поступательный вариант реформ, так как еще сохранялись шансы на «мягкое» вхождение в рынок. Первые 500 дней осуществления программы должны были заложить основы рыночной экономики.

По моему предложению был использован опыт нашей старой работы над первыми «100 днями» президента М.Горбачева, была сразу запланирована вторая часть программы, состоящая из более чем двух десятков законов, указов и постановлений. Часть из них пришла из сборника об акционировании и нашей весенней программы, о которых я уже рассказывал. Поэтому минимум на 90 процентов это была принципиально новая программа.

Нами запрашивались в министерствах и ведомствах материалы, чему способствовал высокий статус С.Шаталина. Как член Президентского совета он имел широкие возможности и охотно пользовался «вертушкой», выбивая информацию для нас. Так, информацию о бюджете приезжал давать тогдашний начальник управления Минфина В.Барчук (будущий министр и потом председатель Пенсионного фонда).

Однажды произошел любопытный инцидент, связанный с нашим мальчишеским отношением к жизни. Не знаю почему, но И.Нит и П.Медведев активно критиковали нас в средствах массовой информации, хотя программы они не видели. Обычная история — экономисты, которых не привлекают, тут же начинают критиковать, не читая критикуемых материалов.

И вот, однажды поздно вечером, услышав очередные колкие замечания по радио, мы экспромтом сочинили резкий ответ нашим критикам и фельдъегерем отправили его в «Аргументы и факты». Даже такие степенные люди, как Н.Петраков, Е.Ясин и С.Шаталин, подписались под более чем резкими и излишне эмоциональными словами об «экономическом шарлатанстве» наших оппонентов и т. д. Сейчас я понимаю, что делать это вряд ли следовало.

Далеко не все в программе вызывало единодушное согласие участников. Я прекрасно помню, что Г.Явлинский и Н.Петраков проповедовали идею массовой иностранной помощи (товарные интервенции, финансовые «инъекции»). На этом же потом была частично построена и «гарвардская» программа Г.Явлинского в 1991 году.

Я же выступал против опоры на помощь извне, и этот раздел удалось существенно смягчить. Бездумное наращивание внешнего. долга всегда меня отталкивало, и время подтвердило мою правоту. Я и в последующем придерживался принципа: «Реформу нельзя купить за иностранные деньги. Реформу надо делать самим».

На последнем этапе нашей работы возник вопрос о том, что будет какое-то секретное предложение к программе. Делал его Н.Ясин по согласованию с Г.Явлинским, а от меня его утаивали. Тогда я потребовал показать мне это приложение и был удивлен, что под эффективным «секретным оружием» подразумевалась тривиальная конфискационная денежная реформа. Со времен И.Сталина денежную реформу у нас всегда считали сильным методом коррекции экономической ситуации.

До сих пор я не понимаю, почему она казалась такой действенной и необходимой. Тогда мне дали поработать над этим разделом, и нам удалось его смягчить и сделать более цивилизованным. При этом мы договорились, что подобные меры могут иметь место только в условиях экономической катастрофы, которой, я надеялся, не будет.

В целом же наша концепция реформы не претендовала на особый российский «путь» или особую оригинальность. В современном мире почти все уже изобретено и опробовано. Главное отличие состояло в попытке подойти к реформе цен постепенно, с большими социальными амортизаторами для населения. Я и сейчас считаю, что этот «эволюционный» подход был тогда правильным. В тот момент, на мой взгляд, еще можно было избежать обвальной либерализации цен.

Были иногда у нас и противоречия. Г.Явлинский не слишком ладил с С.Алексашенко и А.Вавиловым. Надо признать, что у него очень хорошая интуиция. Все мы частенько «подначивали» Л.Григорьева, увлекающегося и эмоционального оратора, который к тому же в это время женился и потому несколько «витал в облаках».

Любопытна была сама обстановка на даче в Архангельском, где велась наша коллективная работа. Не было ни пьянства, ни безделья, и я рассмеялся, когда хозяйственные службы правительства попытались под шумок списать на реформаторов энное количество ящиков водки и еще чего-то.

Тот месяц был одним из самых интересных и вдохновляющих периодов в моей жизни и оставил самые добрые воспоминания. Такое не повторяется.

Г.Явлинский и С.Шаталин постоянно были где-то в высших сферах, обеспечивая нам надежное политическое прикрытие. Мне также приходилось заезжать в министерство, а самые молодые члены команды прочно укоренились в Архангельском. К концу работы группу по-хорошему объединяли общие надежды и идеи. Была какая-то внутренняя «энергия».

Г.Явлинский, как известно, несколько склонен к драматическим эффектам и всегда успешно использует средства массовой информации в политике. Работа подходила к концу, когда стали распространяться слухи о том, что программу могут похитить и уничтожить, что у ворот поселка видели подозрительную машину с вооруженными людьми и т. д.

Не знаю, насколько эти слухи были оправданны. Тем не менее Б.Ельцин дал нам охрану, которая смотрелась устрашающе — здоровенные мужики с огромными пистолетами, засунутыми прямо за пояс.

Все газеты очень интересовались тем, что происходит в «Архангельском», и Г.Явлинский талантливо поддерживал общественные страсти вокруг программы. К нам приезжали только самые доверенные журналисты, например М.Бергер и В.Гуревич.

Тогда же появилась известная статья М.Бергера, которая называлась, по-моему, «Сосны против Сосенок» (по названию местностей, где работала команда Н.Рыжкова и где работали мы). Статья наделала много шума.

Приезжали в «Архангельское» известные люди. Мне запомнились неистовый Н.Травкин, который сегодня, к сожалению, как-то сник и о нем мало что слышно. Скромно промелькнул А.Чубайс, тогда никому еще не известный экономист из Ленинграда. Приезжали к нам лидеры шахтеров.

Когда же стало ясно, что наша группа «побеждает» и М.Горбачев склоняется на нашу сторону, некоторые крупные политические деятели начали открыто заискивать и даже лебезить перед нами.

В.Щербаков, тогда всего лишь председатель Госкомтруда СССР, знаменитый своим хамством и цинизмом, просто «волчком» терся вокруг нашей дачи, заглядывал в глаза и буквально говорил следующее: «Ребята, я с вами сотрудничаю, все для вас делаю, не забудьте меня при формировании нового союзного правительства!»

Однажды в неудачной попытке «примирения» в «Архангельское» с большой помпой приехал Н.И.Рыжков, с ним был Л.Абалкин и некоторые другие члены союзного правительства. Предполагалось, что все наши дискуссии закончатся солидным совместным обедом (трапеза сближает). Однако обе стороны — российская и советская — заняли неверную позицию.

Уязвленный молодежной «конкуренцией», Л.Абалкин говорил о том, что наша программа ведет чуть ли не к развалу страны. Сегодня я согласен, что предполагалось дать слишком много полномочий республикам, но сами академики ничего не предлагали. Развал СССР уже шел полным ходом.

Мы — тогда молодые и слишком горячие — напрасно громко поучали старших товарищей, указывая на их некомпетентность в вопросах рыночной экономики (что соответствовало действительности). Сегодня я, конечно, приложил бы гораздо больше усилий для примирения, но тогда вина, как мне кажется, была обоюдной.

Несколько раз нас собирал И.Силаев, чтобы заслушать информацию о ходе работы. Устраивались небольшие ужины с дискуссиями или, скорее, лекциями по ликвидации экономической безграмотности. Но было очевидно, что он не вполне «врубается» в проблемы экономики и поэтому чувствует себя крайне неуверенно.

В конце августа начались многочасовые встречи с М.Горбачевым, которые тогда произвели на меня глубокое впечатление (с Б.Ельциным была только одна). Казалось, что он внимательно прочитал нашу программу и задает крайне осмысленные вопросы («На такой-то странице вы говорите о том-то, почему?»).

Мы тогда очень воодушевились, наше уважение к М.Горбачеву резко возросло. Однако в глубине души я, честно говоря, никогда не верил, что из этой затеи выйдет что-то путное. Слишком свежи были воспоминания о моей работе у М.Горбачева в ЦК КПСС. Предчувствия оправдались.

Наконец программа «500 дней» была завершена и направлена Б.Ельцину и М.Горбачеву. Чтобы не допустить замалчивания или ее исчезновения, второй чистовой вариант документа был направлен в издательство «Детская литература» (!), где и вышел в двух небольших томах через несколько дней. У меня хранится типографский экземпляр этого исторического издания с автографами всех счастливых авторов.

А потом начался трудный процесс приближения программы к реализации, и здесь начались проблемы. Российское правительство, например, одобрило программу, практически не читая, а позднее даже объявило о начале ее претворения в жизнь (и быстро об этом забыло).

Затем начались обсуждения в различных аудиториях, в том числе во фракциях Верховного Совета РСФСР. Маркетингом программы в основном занимался Г.Явлинский, но и я несколько раз выступал с разъяснениями, например для актива Демократической партии, в которую тогда входили Г.Бурбулис, Н.Травкин, Г.Каспаров и многие другие.

Запомнилось крупное официальное обсуждение в Кремле с представителями всех союзных республик, министерств и ведомств. Атмосфера на заседании была нервной и напряженной, было очевидно жесткое противостояние разработчиков и союзных руководителей, среди которых наиболее рьяными нашими противниками были Н.Рыжков, В.Павлов, Л.Абалкин, В.Щербаков.

Помню, как я в юношеском запале пытался объяснить проблему долларизации в СССР такой фразой:«Что же это получается, Михаил Сергеевич, наша простая советская женщина, отработав день и получив крохи, идет в пустой магазин, а валютная проститутка — в „Березку“?» М.Горбачев бросил мне: «Борис, ну ты жесток!» Смех в зале. Честно говоря, я и сегодня не понимаю, что он имел в виду.

Другое — еще более крупное — совещание происходило в старом полукруглом зале Верховного Совета СССР в Кремле в присутствии всей элиты страны. Запомнилось, что Н.Рыжков тогда буквально плакал с трибуны, зато это был звездный час покойного Стаса Шаталина.

В своей обычной манере он объяснял все проблемы с точки зрения почетного тренера «Спартака» и говорил обо всем преимущественно в спортивных терминах. Затем он вдруг заявил, что уходит в отставку в знак протеста против сопротивления нашей программе.

Когда он сел на место, мы с Г.Явлинским потребовали, чтобы он немедленно забрал свою отставку, так как он нам нужен. Шаталин встал и взял отставку обратно. М.Горбачев, как мне показалось, был весьма этому рад.

Затем, во время выступления, по-моему, В.Павлова, С.Шаталин встал, подошел к трибуне и спокойно отлил себе воды под носом удивленного министра. Потом подошел и поболтал с Бирюковой и кем-то еще.

Последний раз я разговаривал с ним перед выборами в Госдуму 1995 года, когда он позвонил мне и довольно бессвязно (у него были проблемы с речью) уговаривал снять мой антикоммунистический лозунг на Ленинском проспекте.

В кулуарах этих встреч и выступлений были и другие эпизоды. В.Павлов как-то то ли в шутку, то ли всерьез пообещал Г.Явлинскому прислать ребят его «отволтузить». Тот, как бывший боксер, тут же предложил размазать Павлова по стенке прямо не сходя с места. В.Щербаков с любопытством рассматривал кремлевские зеркала и мечтательно заметил, что неплохо бы такие в спальне на потолке иметь. И грустно и смешно.

Продолжение маркетинга программы «500 дней» произошло на сессии МВФ в том же сентябре. Г.Явлинский готовил эту поездку секретно, но, когда я узнал, кто для него это делает, постарался перевести все это дело на Дж. Сороса. Сорос в то время уже активно занимался благотворительными акциями в России и с готовностью все нам и организовал (для того времени на максимально возможном высоком уровне приема).

Любопытно то, что в Вашингтоне одновременно оказались две официальные делегации — наша и СССР во главе с В.Геращенко. Ходили мы по одному маршруту, встречались с одними и теми же людьми.

Не обходилось и без курьезов. На встречу с П.Волкером сначала пришел один Г.Явлинский, но разговора не получилось — столь разными были характеры и интересы. Могло дойти до скандала. Когда же я подоспел, старик просто кипел, пришлось долго стараться, чтобы его смягчить. Я прекрасно знал закон США о Федеральной резервной системе, и это произвело на него хорошее впечатление.

Запомнилось удивительное умение Г.Явлинского заинтриговать и очаровать собеседников. Во время обеда с будущим председателем Европейского банка реконструкции и развития Жаком Аттали он вдруг встал, закурил и продолжал говорить, прохаживаясь рядом с остолбеневшими иностранцами. Мне всегда не хватало умения так точно выбрать метод убеждения.

Увы, после поездки в Америку судьба программы «500 дней» круто пошла по нисходящей. Была сформирована компромиссная комиссия академика А.Аганбегяна для сведения воедино союзной и российской программ, пытались «скрещивать ужа и ежа». Известно, что обычно получается в результате (для непонятливых: колючая проволока). Россия, как я говорил, объявила о начале осуществления нашей программы, но сразу об этом забыла. Вроде бы ничего и не было.

Меня все это уже мало интересовало. Очередная попытка развернуть радикальную экономическую реформу провалилась, и мы бездарно потеряли еще один год. Становилось ясно, что Российское правительство абсолютно недееспособно.

Поделитесь на страничке

Следующая глава >

biography.wikireading.ru

500 дней (программа) Википедия

500 дней (программа Шаталина — Явлинского) — непринятая программа перехода плановой экономики Советского Союза на рыночную экономику в целях преодоления экономического кризиса 1990 года и реализации «прав граждан на лучшую, более достойную жизнь». По собственному утверждению академика Шаталина, программа имела «явное признание капитализма»[1].

Суть программы[ | ]

Программа содержала принципиально новую экономическую доктрину, по мнению авторов, заключавшуюся в «движении к рынку прежде всего за счет государства, а не за счет простых людей», и ставила «задачу: все, что возможно, взять у государства и отдать людям» (Введение к Программе: Человек, свобода, рынок).

В целом программа содержала следующие предложения:

Рабочая группа по созданию программы была образована по инициативе и совместному решению М. С. Горбачёва и Б. Н. Ельцина. И, по её признанию, программа не была бы подготовлена без их совместной поддержки.

Часто единоличное авторство программы ошибочно приписывают Григорию Явлинскому — председателю Государственной комиссии по экономической реформе, однако программа была предложена Станиславом Шаталиным и доработана его рабочей группой. Перед началом работы над проектом Горбачёв заверил Шаталина, что серьёзно относится к радикальному реформированию советской экономики.

К 1 сентября 1990 года программа «500 дней» и 20 проектов законов к ней были подготовлены, утверждены Верховным Советом РСФСР и представлены на рассмотрение Верховного Совета СССР. Одновременно, по поручению председля Совета Министров СССР Николая Рыжкова, разрабатывался альтернативный проект — «Основные направления развития». Рыжков заявил, что в случае непринятия его он уйдёт в отставку. В качестве компромисса Михаил Горбачёв предложил объединить две программы в единую программу Президента СССР.

В своем анализе разработчики Программы опирались на информацию, полученную из министерств и ведомств по 21 запросу, подписанному академиком Шаталиным. Информацию в полном объёме представили организации СССР: банки — Промстройбанк, Сбербанк, Госбанк, Агропромбанк, Жилсоцбанк; Госкомстат СССР, МИД СССР, Госкомиссия СМ СССР по продовольствию и закупкам.

Некоторые организации её не представили (Госплан СССР, Внешэкономбанк, Министерство обороны СССР, ЦК КПСС, ЦК ВЛКСМ, ВЦСПС), представили частично (

ru-wiki.ru

Программа 500 дней Википедия

500 дней (программа Шаталина — Явлинского) — непринятая программа перехода плановой экономики Советского Союза на рыночную экономику в целях преодоления экономического кризиса 1990 года и реализации «прав граждан на лучшую, более достойную жизнь». По собственному утверждению академика Шаталина, программа имела «явное признание капитализма»[1].

Суть программы[ | ]

Программа содержала принципиально новую экономическую доктрину, по мнению авторов, заключавшуюся в «движении к рынку прежде всего за счет государства, а не за счет простых людей», и ставила «задачу: все, что возможно, взять у государства и отдать людям» (Введение к Программе: Человек, свобода, рынок).

В целом программа содержала следующие предложения:

Рабочая группа по созданию программы была образована по инициативе и совместному решению М. С. Горбачёва и Б. Н. Ельцина. И, по её признанию, программа не была бы подготовлена без их совместной поддержки.

Часто единоличное авторство программы ошибочно приписывают Григорию Явлинскому — председателю Государственной комиссии по экономической реформе, однако программа была предложена Станиславом Шаталиным и доработана его рабочей группой. Перед началом работы над проектом Горбачёв заверил Шаталина, что серьёзно относится к радикальному реформированию советской экономики.

К 1 сентября 1990 года программа «500 дней» и 20 проектов законов к ней были подготовлены, утверждены Верховным Советом РСФСР и представлены на рассмотрение Верховного Совета СССР. Одновременно, по поручению председля Совета Министров СССР Николая Рыжкова, разрабатывался альтернативный проект — «Основные направления развития». Рыжков заявил, что в случае непринятия его он уйдёт в отставку. В качестве компромисса Михаил Горбачёв предложил объединить две программы в единую программу Президента СССР.

В своем анализе разработчики Программы опирались на информацию, полученную из министерств и ведомств по 21 запросу, подписанному академиком Шаталиным. Информацию в полном объёме представили организации СССР: банки — Промстройбанк, Сбербанк, Госбанк, Агропромбанк, Жилсоцбанк; Госкомстат СССР, МИД СССР, Госкомиссия СМ СССР по продовольствию и закупкам.

Некоторые организации её не представили (Госплан СССР, Внешэкономбанк, Министерство обороны СССР, ЦК КПСС, ЦК ВЛКСМ, ВЦСПС), представили частично (

ru-wiki.ru

Кто стал авторами программы " 500 дней " ?

Григорий явлинский Совместно с Михаилом Задорновым и Алексеем Михайловым работают над проектом реформирования экономики СССР «400 дней доверия» . Позднее эта программа под названием «500 дней» была предложена Борису Ельцину, в то время Председателю Верховного Совета РСФСР, как программа реформирования экономики России. Между руководством России и СССР достигается договорённость о разработке совместных мер по проведению экономических реформ в СССР на основе программы «500 дней» , создаётся Рабочая группа по разработке программ. Группой руководят академик Станислав Шаталин и Григорий Явлинский.

а что это за программа???? =\\\\

Кажется, несколько авторов, в том числе и Гайдар.

Ельцин, он ещё что-то на рельсы пытался положить, если не получится А Гайдар был сообщником

По-моему это Явлинский. Если я правильно поняла вопрос

Явлинский, но по-моему, не 500, а 600 дней

Шаталин, Явлинский, Абалкин...

touch.otvet.mail.ru

Почему программа 500 дней так и не была принята

30 августа 1990 года инициативная группа экономистов в лице С. Шаталина, Г. Явлинского, Н. Петракова, М. Задорнова и прочих создала документ, главной идеей которого было сохранение в составе Советского Союза республик в условиях мягкого вхождения в свободный рынок и предоставления им суверенитета. Он предлагал четырехэтапную программу преобразований:

1 этап. В течение первых 100 дней (с октября 1990 года) предполагалась приватизация государственной земли и недвижимости, акционирование предприятий и создание резервной банковской системы;
2 этап. В следующие 150 дней должна была произойти либерализация цен — государство постепенно отходит от контроля над ценами, при этом ликвидируется устаревший госаппарат;
3 этап. Еще 150 дней, в которые на фоне приватизации, свободного хождения товаров на рынке и либерализации цен должны произойти стабилизация рынка, наполнение госбюджета и повышение конвертируемости рубля;
4 этап. В последние 100 дней все предыдущие действия должны привести к подъему экономики, приходу эффективных собственников и полной перестройке госструктуры. К 18 февраля 1992 года эта программа должна была завершиться.

Итак, создатели программы планировали в течение 500 дней заложить основы рыночной экономики. Они понимали, что за такой короткий срок невозможно повернуть неповоротливую экономику огромной страны лицом к рынку поэтому создавали очень мягкий вариант реформ за счет государственных, а не частных ресурсов. Однако вместо этого граждане СССР испытали шоковую терапию. И причин тому было несколько.

1. Несогласованность политических и экономических действий. Не осознавая необходимость реализации срочных реформ, Верховный Совет СССР затянул обсуждение программы, в результате чего все запланированные до конца 1990 года мероприятия были отложены. Вместо того чтобы начать с финансового оздоровления, правительство провело реформу цен, в итоге переход к рынку пошел не через стабилизацию рубля, а через гиперинфляцию.

2. Разрушение союзных органов управления. Отсутствие единства в действиях РСФСР и других союзных республик привело к тому, что реализовать программу с участием всех хозяйствующих субъектов оказалось невозможно. Республики взяли курс на отделение и по сути бойкотировали проведение реформ и создание нового экономического союза, который бы стал полноценной заменой хозяйственных связей между частями СССР, не давая необходимой информации о реальном положении дел в стране. В результате экономисты не имели возможности разработать правильные стабилизационные мероприятия. Реализовать программу реформ «500 дней» можно было только при единодушном участии всех республик.

3. Упущение момента. Нарастание кризисных тенденций на фоне бездействия руководства страны подвело экономику к точке невозврата — уже сама ситуация диктовала необходимость решительных действий. Именно поэтому даже принятие программы уже не спасло бы экономику — время постепенных реформ было упущено.

Итак, парад суверенитетов, отпуск цен, сильнейшая инфляция, противостояние политических сил — все это не позволило реализовать мягкий переход от плановой к рыночной экономике и создать прочные связи между республиками. В результате потребовалась срочная реанимация экономики, которую назвали шоковой терапией. Однако часть наработок программы «500 дней» легла в основу дальнейших реформ.

www.kakprosto.ru

Отправить ответ

avatar
  Подписаться  
Уведомление о