1993 захват белого дома: Стало известно о барже трупов после столкновений у Белого дома в 1993 году: Политика: Россия: Lenta.ru

Содержание

кто есть кто :: Политика :: РБК

В конце сентября — начале октября 2013г. Россия вспоминает один из самых драматичных эпизодов ее становления как государства — разгон Съезда народных депутатов и Верховного совета РФ, также известный как обстрел Белого дома или октябрьский путч.

Фото: ИТАР-ТАСС

Эти события, причиной которых стал конституционный кризис, с которым столкнулась молодая страна, сделали Россию президентской республикой. Москва вновь превратилась в поле для революционных экспериментов, что уже происходило в 1991г., но в этот раз все закончилось намного трагичнее, хотя действующей власти удалось не только сохранить, но и закрепить свое положение.

РБК вспоминает главных действующих лиц этой драмы, произошедшей в столице России 20 лет назад.

Борис Ельцин — первый президент Российской Федерации. Стал ключевым действующим лицом октябрьского путча. Вместе с главой правительства Виктором Черномырдиным и мэром Москвы Юрием Лужковым противостоял председателю Верховного совета РФ Руслану Хасбулатову и вице-президенту Александру Руцкому, которых поддержала большая часть народных депутатов.

10 декабря 1992г., на следующий день после того, как Съезд народных депутатов обвинил Егора Гайдара в провале экономических реформ и не утвердил его кандидатуру на пост председателя правительства, Б.Ельцин попытался сорвать работу Съезда и фактически спровоцировал конституционный кризис 1992-1993гг.

Именно Б. Ельцин 20 марта 1993г. выступил с телевизионным обращением к народу, в котором заявил о приостановке действия Конституции и введения «особого порядка управления страной», однако через несколько дней выяснилось, что президент подписал совсем другой указ. Это спасло Б.Ельцина от импичмента, поскольку настоящий текст указа не содержал грубых нарушений Конституции.

25 апреля 1993г. состоялся Всероссийский референдум, запомнившийся жителям страны по рекламному слогану «Да — да — нет — да». По его итогам выяснилось, что большинство россиян поддерживают Б.Ельцина, одобряют его социально-экономическую политику, не хотят проведения досрочных выборов президента и не хотят проведения досрочных выборов народных депутатов.

21 сентября 1993г. конфликт Б.Ельцина с законодательными органами власти перешел в финальную стадию. Президент подписал указ №1400 «О поэтапной конституционной реформе в Российской Федерации», который прекращал работу Верховного совета и Съезда народных депутатов, вводил временную систему органов власти и назначал на 11-12 декабря выборы в Государственную думу.

Читайте на РБК Pro

Конституционный суд вынес заключение о неконституционности действий Б.Ельцина, на основании чего Верховный совет принял решение о прекращении его президентских полномочий и их переходе к вице-президенту А.Руцкому.

Противостояние Б.Ельцина и народных депутатов достигло апогея 3-4 октября 1993г. После захвата сторонниками Верховного совета здания мэрии Москвы на Новом Арбате и попытки захвата телецентра в Останкино Б.Ельцин ввел в столице чрезвычайное положение. Именно первый президент России принял решение о штурме Белого дома с использованием танков.

Борис Ельцин
Фото: ИТАР-ТАСС

После захвата Белого дома Р.Хасбулатов, А.Руцкой и ряд других лидеров Верховного совета были задержаны и помещены в СИЗО «Лефортово», однако в феврале 1994г. они были амнистированы (хотя суд над ними так и не состоялся) новоизбранной Госдумой.

После своей победы Б.Ельцин начал масштабную реформу российской политической системы, подписав указ «О правовом регулировании в период поэтапной конституционной реформы» и фактически наделив себя самого функциями законодателя. 12 декабря состоялось всенародное голосование по новой Конституции России, а также выборы в Госдуму и Совет Федерации.

С последующей деятельностью Б.Ельцина связаны, прежде всего, чеченский конфликт, президентские выборы 1996г. и предвыборная кампания под лозунгом «Голосуй или проиграешь», деноминация рубля, кризис 1998г., понятия «семья» и «семибанкирщина» и столь любимое нынешней властью выражение «лихие 90-е».

В мае 1999г. Госдума безуспешно пыталась поставить вопрос об отстранении Б.Ельцина от должности, однако 31 декабря 1999г. первый президент сам покинул пост, произнеся знаменитое «Я устал, я ухожу» и назначив своим преемником Владимира Путина. Экс-премьер в тот же день подписал указ, гарантирующий Б.Ельцину защиту от судебного преследования.

12 июня 2001г. Б.Ельцин был награжден орденом «За заслуги перед Отечеством» I степени. По утверждению Бориса Немцова, находясь в отставке, Б.Ельцин был крайне раздражен тем, что при В.Путине стала сворачиваться свобода слова и уничтожаться институт выборов, хотя он и не высказывался об этом публично.

Б.Ельцин скончался 23 апреля 2007г. в возрасте 76 лет, а 25 апреля был похоронен на Новодевичьем кладбище с воинскими почестями.

Александр Руцкой — первый и последний вице-президент РФ. Изначально вместе с Р.Хасбулатовым поддерживал политику, проводимую Б.Ельциным и даже 11 марта 1991г. подписал письмо, направленное против группы членов президиума Верховного совета РСФСР, составивших Б.Ельцину оппозицию и предложивших ему покинуть пост председателя Совета.

12 июня 1991г. он был избран вице-президентом в паре с президентом РФ Б.Ельциным. Конфликт с главой государства возник у А.Руцкого после того, как он открыто раскритиковал «шоковую терапию» Е.Гайдара, назвав его кабинет «мальчиками в розовых штанишках». Кроме того, А.Руцкой выступил против упразднения СССР, раскритиковал Беловежское соглашение, сравнив его с Брест-Литовским договором 1918г. Тогда же он встретился с Михаилом Горбачевым и убеждал его арестовать Б.Ельцина, Леонида Кравчука и Станислава Шушкевича. В итоге раздраженный Б.Ельцин подписал указ о переходе ряда структур, подчинявшихся вице-президенту, в ведение правительства.

В ходе конституционного кризиса 1993г., 1 сентября, Б.Ельцин своим указом отстранил А.Руцкого от исполнения всех обязанностей, однако Верховный совет направил в Конституционный суд ходатайство с просьбой проверить соответствие этого указа Конституции РФ. По мнению депутатов, Б.Ельцин вторгся в сферу полномочий судебных органов власти. До рассмотрения дела в КС действие указа было приостановлено.

После того как 21 сентября Б.Ельцин подписал указ №1400, а КС вынес заключение о неконституционности действий главы государства, Верховный совет принял постановление о прекращении президентских полномочий Б.Ельцина и их переходе к А.Руцкому. Тот приступил к исполнению обязанностей в ночь на 22 сентября и отменил антиконституционный указ Б.Ельцина.

Одним из первых указов А.Руцкого стало назначение силовых министров. Министром обороны стал Владислав Ачалов, министром безопасности — Виктор Баранников, и.о. министра внутренних дел — Андрей Дунаев. 3 октября А.Руцкой с балкона Белого дома призвал идти на штурм мэрии Москвы и «Останкино». Впоследствии он признал, что решение отправить людей на штурм телецентра было неверным: «Конечно, это была ошибка. Я не хотел крови, но нервы-то в комке». В этот же день Б.Ельцин подписал указ об освобождении А.Руцкого от должности вице-президента России.

4 октября А.Руцкой руководил защитой Белого дома. Рано утром он на автомобиле Mercedes объехал Дом советов с инспекцией вверенных ему сил. Когда по Белому дому открыли огонь танки, один из снарядов попал в кабинет А.Руцкого. «Первый снаряд попал в зал заседаний, второй — в кабинет Р.Хасбулатова, третий — в мой. Причем били фугасными снарядами, а не болванками, как утверждают сегодня. От болванок здание гореть не будет. Я сидел у себя в кабинете, когда снаряд прошил окно и взорвался в правом углу. К счастью, стол у меня стоял в левом. Выскочил оттуда очумевший. Что меня спасло — не знаю», — рассказывал бывший вице-президент.

Александр Руцкой
Фото: ИТАР-ТАСС

Вечером того же дня А.Руцкой, Р.Хасбулатов и Альберт Макашов были арестованы и доставлены в СИЗО «Лефортово». Бывший начальник службы безопасности Б.Ельцина Александр Коржаков рассказывал, что у него была задача «кокнуть» А.Руцкого и Р.Хасбулатова, однако сделать это было невозможно, поскольку они спрятались в толпе депутатов. Вместе с другими участниками октябрьского путча А.Руцкой был амнистирован в феврале 1993г.

Позже он так объяснял свое поведение во время «ельцинского переворота»: «Надеюсь, что он к концу жизни все же понял, что на самом деле случилось тогда, в 1993г. Я ведь восстал не против него, а против команды, против людей, которые тогда окружали Б.Ельцина. Я хочу верить в то, что он знал это. Спустя какое-то время после тех событий он все же уволил тех, кто в то время был вокруг него: Е.Гайдара, Г.Бурбулиса, М.Полторанина… Потом и А.Коржакова».

После выхода на свободу А.Руцкой уже не участвовал в борьбе за высшие государственные посты, однако в 1996г. был избран губернатором Курской области и занимал этот пост в течение четырех лет. В настоящее время он живет в Одинцово и является председателем совета директоров цементного завода, расположенного в Воронежской области.

Руслан Хасбулатов с 29 октября 1991г. — председатель Верховного совета РФ. Еще до возникновения конституционного кризиса предлагал Б.Ельцину уволить правительство Е.Гайдара, однако в тот момент большинство народных депутатов его не поддержали. После того как президент 21 сентября 1993г. подписал указ о конституционной реформе и распустил Верховный совет и Съезд народных депутатов, Р.Хасбулатов созвал заседание президиума ВС и констатировал прекращение полномочий Б.Ельцина и их переход к вице-президенту А.Руцкому.

Позже действия президента были квалифицированы Р.Хасбулатовым и его сторонниками-депутатами как попытка государственного переворота. 23 сентября Съезд народных депутатов назначил на март 1994г. досрочные выборы президента вопреки результатам референдума.

Во время путча Р.Хасбулатов вместе с А.Руцким и другими лидерами Верховного совета руководил обороной Белого дома. 1 октября была предпринята попытка мирных переговоров между сторонниками Б.Ельцина и Верховного совета при посредничестве патриарха Московского и всея Руси Алексия II. В результате было подписано соглашение о проведении учета и сдачи на хранение всего оружия, находившегося у лиц, оборонявших Дом советов. После подписания «протокола №1» в здание было подано электричество и пропущены журналисты, а также смягчен пропускной режим, однако из-за вмешательства Р.Хасбулатова Съезд народных депутатов денонсировал это соглашение, и переговоры были прекращены.

3 октября Р.Хасбулатов призывал российских солдат «штурмом взять Кремль с узурпатором — бывшим преступником Ельциным», заявив, что Б.Ельцин должен быть заключен в «Матросскую тишину». После октябрьских событий его вместе с А.Руцким обвиняли в организации захвата мэрии Москвы, однако комиссия Госдумы позже пришла к выводу, что захват был осуществлен до того, как прозвучали их призывы, и произошел стихийно. Кроме того, Р.Хасбулатов открестился от обвинений в организации штурма телецентра. По его словам, он призывал «расположить всех людей как в августе 91-го, по периметру Верховного совета», однако «провокаторы» повели их на взятие «Останкино».

Когда 4 октября начался обстрел Белого дома, один из снарядов попал в кабинет Р.Хасбулатова, однако глава Верховного совета не пострадал. После того как сторонники Б.Ельцина взяли Дом советов, генерал Михаил Барсуков принес президенту в качестве трофея личную курительную трубку Р.Хасбулатова, которую Б.Ельцин разбил об стену. А.Руцкой о роли Р.Хасбулатова в октябрьских событиях отзывается так: «Если бы на месте Р.Хасбулатова был другой человек, возможно, все пошло бы по-другому. Он сидел тогда, забившись в угол — не видно и не слышно. Это он сейчас щеки надувает».

Руслан Хасбулатов
Фото: ИТАР-ТАСС

После победы сторонников Б.Ельцина Р.Хасбулатов был арестован и помещен в СИЗО «Лефортово». Ему предъявили обвинение в организации массовых беспорядков, однако в феврале 1994г. он был освобожден по амнистии Госдумы. В октябре 2010г. Р.Хасбулатов сообщил, что группа российских депутатов готовит обращение в Международный суд по поводу событий октября 2010г.

После освобождения Р.Хасбулатов стал заведующим кафедрой мировой экономики Российской академии им.Плеханова. В том же году он попытался выполнить «миротворческую миссию профессора Хасбулатова», поставив перед собой задачу организовать мирные переговоры между лидером чеченских сепаратистов Джохаром Дудаевым и антидудаевской коалицией, а также российскими властями. Однако эта инициатива оказалась провальной. После того как в Чечне начались боевые действия, Р.Хасбулатов вернулся в Москву, где продолжил работу в институте. В 2003г. он заявил, что намерен принять участие в выборах президента Чечни и в состоянии одержать победу в первом туре, однако своего обещания не сдержал.

Валерий Зорькин — председатель Конституционного суда РФ в 1991-1993гг. и с 2003г. В период конституционного кризиса 1992-1993гг., который предшествовал разгону Верховного совета РФ, активно участвовал в переговорах представителей ветвей власти. В частности, по его инициативе в декабре 1992г. прошли переговоры президента России Б.Ельцина и председателя Верховного совета Р.Хасбулатова.

Когда 20 марта 1993г. Б.Ельцин выступил с телеобращением к народу, в котором объявил о приостановке действия Конституции и введении «особого порядка управления страной», Конституционный суд РФ признал его действия неконституционными и усмотрел наличие оснований для отстранения от должности. 21-22 сентября 1993г. КС под председательством В.Зорькина вынес заключение о неконституционности действий президента. Это позволило Верховному совету принять постановление о прекращении полномочий президента Б.Ельцина с момента издания знаменитого указа №1400.

Валерий Зорькин
Фото: ИТАР-ТАСС

После обстрела Белого дома, 7 октября 1993г., В.Зорькин под угрозой уголовного преследования по обвинению в «правовом обеспечении конституционного переворота» ушел в отставку с поста председателя КС, сохранив полномочия судьи. Лишь 21 марта 2003г. он вновь был избран председателем Конституционного суда. До настоящего времени он продолжает исполнять свои обязанности.

В.Зорькин негативно отреагировал на демонстрации в защиту честных выборов, состоявшиеся в Москве и других крупных города России после массовых фальсификаций на выборах в Госдуму в декабре 2011г. Председатель КС уверен, что «митинговые страсти подогревались из-за рубежа», как и в 1993г., а РФ больше подходят люди, которые будут не «бичевать пороки», а «терпеливо работать». Российскую оппозицию он при этом сравнил с Чацким из грибоедовского «Горя от ума».

Егор Гайдар — одна из самых противоречивых фигур российской политики, первый министр финансов России, идеолог масштабных реформ, которые позволили стране осуществить переход к рыночной экономике.

Отказ Съезда народных депутатов утвердить Е.Гайдара в должности главы Совета министров в декабре 1992г. стал одной из причин возникновения политического кризиса в РФ. Позже он так описывал сложившуюся ситуацию: «Все говорит о том, что конституционные ресурсы исчерпаны. У народа на референдуме спросили, однозначный ответ получили, и теперь вопреки его мнению коалиция коммунистов, националистов и просто проходимцев требует убрать президента, которого еще совсем недавно убедительно поддержала Россия».

После публикации указа №1400 и отказа Верховного совета и Съезда народных депутатов распускаться Е.Гайдар стал одним из инициаторов установления блокады Белого дома, отключения в нем электричества и канализации, а также запрета выхода А.Руцкого, Р.Хасбулатова и их сторонников в телевизионный эфир.

Когда сторонники путча организовали штурм мэрии Москвы и телецентра, Е.Гайдар принял решение обратиться к москвичам за поддержкой. Вечером 3 октября он выступил по телевидению, заявив, что «в этот час недостаточно полагаться только на силы милиции и службы безопасности», и призвав «всех россиян, которым дороги демократия и свобода», собраться у здания Моссовета.

После этого обращения к зданию Моссовета, которое находилось под контролем Министерства безопасности РФ, пришли тысячи сторонников Б.Ельцина. На Тверской и прилегающих улицах были построены баррикады. Из добровольцев формировались отряды самообороны, которые использовались, в частности, для охраны ряда объектов, в том числе радиостанции «Эхо Москвы». Тогда же Е.Гайдар получил от председателя Госкомитета по чрезвычайным ситуациям Сергея Шойгу гарантию того, что в случае необходимости демонстрантам, поддерживающим президента, будет роздано оружие. Позже Е.Гайдар отмечал, что лишь после этих мер, около 02:00 мск 4 октября военные стали исполнять приказы Б.Ельцина, и войска двинулись в Москву, на штурм Белого дома.

Егор Гайдар
Фото: ИТАР-ТАСС

После победы президента Б.Ельцина в противостоянии с Верховным советом Е.Гайдар, который являлся председателем избирательного блока «Выбор России», объединившего сторонников продолжения рыночных реформ, возглавил список кандидатов на выборах в Госдуму. Предвыборные плакаты с его портретом сопровождались лозунгом: «Говорят все… Делает он». Однако на выборах блок получил лишь 15% голосов, проиграв ЛДПР.

На посту первого замглавы правительства и и.о. министра экономики РФ Е.Гайдар продолжил свой курс на сокращение инфляции, а также ужесточение бюджетной и денежной политики. Однако в новом составе правительства, по его словам, возможности проводить такую политику были «весьма ограниченны». В январе 1994г. В.Черномырдин объявил об экономических решениях, связанных с очередным увеличением бюджетных расходов и риском инфляции. Е.Гайдар даже не был поставлен об этом в известность. 13 января 1994г. он написал Б.Ельцину письмо, отметив, что не может находиться одновременно в правительстве и в оппозиции к нему, и спустя семь дней ушел в отставку.

В 1996-1999гг. Е.Гайдар был членом совета директоров ОАО «ВымпелКом», с 1994 по 2001гг. являлся председателем партии «Демократический выбор России». Для участия в парламентских выборах 1999г. был сформирован демократический блок «Союз правых сил», в который вошла и партия Е.Гайдара. Позже «СПС» был преобразован в партию, а Е.Гайдар стал ее сопредседателем вместе с Сергеем Кириенко и Ириной Хакамадой.

Он настоял на том, чтобы «СПС» поддержал В.Путина на президентских выборах 2000г. В Госдуме (1999-2003гг.) он входил в комитет по бюджету и налогам. По его словам, самыми успешными реформами, в которых он принимал участие, были налоговая реформа, реформа бюджетного федерализма, а также создание Стабилизационного фонда. Е.Гайдар открыто выступал против «дела ЮКОСа». По его мнению, «более сильного хода, направленного на то, чтобы остановить экономический рост в России, давно не случалось».

24 ноября 2006г. во время международной конференции в Дублине, на которой Е.Гайдар презентовал свою книгу «Гибель империи: уроки для современной России», он был госпитализирован в одну из городских больниц с симптомами тяжелого отравления. Анатолий Чубайс выразил мнение, что это связано с убийством А.Политковской и А.Литвиненко: «Чудом не завершившаяся смертельная конструкция Политковская — Литвиненко — Гайдар была бы крайне привлекательна для сторонников неконституционных силовых вариантов смены власти в России». Схожим образом высказался и сам Е.Гайдар: «За произошедшим стоит кто-то из явных или скрытых противников российских властей».

В последние годы Е.Гайдар много писал о необходимости построения в России действующей демократии. «Как вы думаете, что чувствуешь, когда тебе кажется, что ты уже вытащил свою страну из трясины, а потом видишь, как ее снова туда затягивает?», — отмечал он в одном из интервью.

Экс-министр финансов РФ, президент — председатель правления банка ВТБ24 Михаил Задорнов отмечал, что «люди плохо знали, насколько серьезным было влияние Е.Гайдара на принятие экономических решений в России — даже в последние годы, когда он не занимал никаких постов».

Е.Гайдар умер 16 декабря 2009г. в возрасте 53 лет. В Москве в здании Высшей школы экономики (ГУ-ВШЭ) на Покровском бульваре был открыт памятник бывшему министру финансов.

… и другие

Столпами ельцинского лагеря в 1993г. были председатель Совета министров Виктор Черномырдин, министр обороны Павел Грачев, его заместитель Константин Кобец, глава МВД Виктор Ерин, мэр Москвы Юрий Лужков, руководитель службы безопасности президента РФ Александр Коржаков, глава Администрации президента РФ Сергей Филатов, а также генерал Валерий Евневич, чьи войска непосредственно вели обстрел Белого дома и разгоняли Верховный совет.

Виктор Черномырдин
Фото: ИТАР-ТАСС
Павел Грачев
Фото: ИТАР-ТАСС
Александр Коржаков
Фото: РБК
Александр Коржаков
Фото: РИА Новости
Валерий Евневич
Фото: ИТАР-ТАСС, РИА Новости

Ключевыми фигурами в стане путчистов, помимо А.Руцкого и Р.Хасбулатова, являлись генералы Владислав Ачалов, Альберт Макашов и Виктор Баранников, лидер «Трудовой России» Виктор Анпилов, основатель и руководитель националистического движения «Русское национальное единство» Александр Баркашов, первый зампред Верховного совета Юрий Воронин, член ВС и сопредседатель «Фронта национального спасения» Илья Константинов, его коллега Сергей Бабурин, зампред националистической партии «Российский общенародный союз» Виктор Алкснис, председатель Совета национальностей Верховного совета РФ Рамазан Абдулатипов, помощник В.Ачалова подполковник Станислав Терехов и другие.

Альберт Макашов
Фото: ИТАР-ТАСС

По данным Генеральной прокуратуры РФ, в результате массовых беспорядков в Москве с 21 сентября по 4 октября 1993г. были задержаны более 6 тыс. человек. Вечером 4 октября, после победы коалиции Б.Ельцина, были арестованы российский вице-президент А.Руцкой, лидер «Союза офицеров» Альберт Макашов и председатель Верховного Совета Р.Хасбулатов. Позднее были задержаны еще несколько известных участников противостояния.

В отношении них и других участников событий было возбуждено уголовное дело. В состав следственной группы вошли более двух сотен человек, были расследованы несколько эпизодов, в том числе штурм телецентра в Останкино, однако составить реальную картину происходившего оказалось крайне сложно. Основными обвиняемыми по делу проходили Р.Хасбулатов, А.Руцкой, В.Ачалов, В.Баранников, а также А.Макашов и несколько его подчиненных. Все они в день победы Б.Ельцина были доставлены в следственный изолятор «Лефортово». Там они провели несколько месяцев, вплоть до тюремной амнистии, которую объявили в феврале 1994г. Обвиняемые вышли на свободу, производство по делу было прекращено.

Согласно заключению комиссии Госдумы России по расследованию событий сентября-октября 1993г., то обстоятельство, что участники октябрьского путча избежали уголовного преследования, лишило возможности пострадавших в ходе беспорядков получить какое-либо возмещение ущерба здоровью или имуществу.

После объявления амнистии, в марте 1994г. руководитель Администрации президента Сергей Филатов, желая наказать противников Б.Ельцина, составил, по сути, черный список депутатов, которые не вышли из состава Верховного совета вплоть до 3 октября 1993г. В нем оказался 151 человек. Никакие социальные льготы в отношении этих персон больше не действовали. Такая мера, впрочем, проработала недолго — в апреле того же года указом президента действие черного списка было отменено. Почти все главные герои политической арены осени 1993г. нашли свое место в политике или бизнесе.

Первый замглавы ВС Юрий Воронин, состоявший в КПРФ, несколько раз избирался в Госдуму. Работал аудитором Счетной палаты, однако от должности был отстранен по достижении 65 лет — максимального возраста пребывания на госслужбе. Сейчас Ю.Воронин возглавляет организацию по поддержанию связи россиян с соотечественниками, оставшимися за рубежом «Российское отечество». Является членом Академии технологических наук России.

Сергей Бабурин, ранее возглавлявший комитет ВС по экономической реформе, до прошлого года являлся ректором Российского государственного торгово-экономического университета (РГТЭУ). В 2012г. он был уволен министром образования Дмитрием Ливановым, по одной из версий, за то, что студенты выступили резко против слияния их вуза с Российской экономической академией им.Плеханова, по другой, из-за слабых результатов и высокой коррумпированности вуза. После событий осени 1993г. С.Бабурин неоднократно избирался в Госдуму. В настоящее время возглавляет политическую партию «Российский общенародный союз».

Народный депутат и председатель исполкома «Фронта национального спасения» ВС Илья Константинов после 1993г. занялся общественной деятельностью, в 2008г. вступил в «Справедливую Россию», однако вскоре вышел из нее из-за идеологических разногласий с политикой партии. Позже вступил в партию «Российский общенародный союз» С.Бабурина. В 2012г. И.Константинов участвовал в «Русском марше» в Москве.

Еще один яркий представитель политической арены октября 1993г. — генерал-полковник Альберт Макашов. Тогда он был руководителем обороны Белого дома. После освобождения из «Лефортово» неоднократно избирался в депутаты Госдумы, разрабатывал законодательство в области военной реформы. Среди парламентариев стал известен своими антисемитскими высказываниями. В 2005г. примкнул к подписантам резонансного «Письма 5000».

После освобождения из «Лефортово» Виктор Баранников скончался от инсульта. Владислав Ачалов баллотировался в Госдуму и долгое время возглавлял «Союз десантников России». В 2011г. генерал умер.

Назначенный в дни октябрьских событий 1993г. помощником министра обороны России лидер «Союза офицеров» Станислав Терехов дважды баллотировался в Госдуму, однако избран не был. Занял пост сопредседателя ультраправой Национально-державной партии России (НДПР). В 2012г. участвовал в «Русском марше».

Александр Баркашов
Фото: ИТАР-ТАСС

Лидер «Русского национального единства» Александр Баркашов, который в 1993г. выступил в поддержку Верховного совета, после обстрела Белого Дома баллотировался в Госдуму, но его организация была запрещена. В 2005г. в СМИ появилась информация о том, что А.Баркашов принял монашеский постриг в «Истинно-православной церкви». Его религиозные последователи организовали свое движение, которое назвали именем политика — «Александр Баркашов».

Станислав Терехов
Фото: ИТАР-ТАСС, РИА Новости

Активный участник беспорядков октября 1993г. Виктор Анпилов по результатам разгона Верховного совета также был арестован, но не 4 октября, а спустя несколько дней у себя на даче. Его тоже ждало заключение в изоляторе «Лефортово», где он пробыл вплоть до освобождения по амнистии в феврале следующего года. В.Анпилов баллотировался в Госдуму, правда, неудачно. В 1999г. вступил в незарегистрированную национал-большевистскую партию Эдуарда Лимонова «Другая Россия». В 2006г. принимал участие в одном из «Маршей несогласных». В настоящее время возглавляет исполком движения «Другая Россия».

Виктор Алкснис, который являлся заместителем председателя националистической партии «Общероссийский народный союз», был депутатом Госдумы III и IV созывов. В настоящее время является мэром поселка Тучково Московской области.

Рамазан Абдулатипов, который в сентябре-октябре 1993г. представлял Верховный совет на переговорах между президентом и парламентом, к настоящему времени достиг наибольшего успеха среди тех, кто входил в лагерь путчистов — он является главой Дагестана.

Как говорится в заключении комиссии Госдумы по расследованию событий сентября-октября 1993г., тяжесть последствий происшедшего и до сегодняшнего дня всех внутригосударственных правовых средств в отношении лиц, действия которых привели к указанным последствиям, не позволяют относиться к событиям 21 сентября — 5 октября 1993г. как к перевернутой странице российской истории.

«Окончательное и справедливое решение вопросов, связанных с последствиями событий 21 сентября — 5 октября 1993г., возможно только при условии привлечения к установленной законом ответственности лиц, чьи действия, связанные с превышением должностных полномочий, стали исходной причиной указанных событий», — отмечается в документе.

Расстрел Белого дома: историческая правда России от РВИО

ПУТЬ К РАССТРЕЛУ

Одной из главных проблем правительства Б.Н. Ельцина к 1993 году стали взаимоотношения с оппозицией. Развивалась конфронтация с главным организатором и центром оппозиции — российским съездом народных депутатов и Верховным Советом. Эта война законодательной и исполнительной власти заводила и без того хрупкую российскую государственность в тупик.  

Конфликт между двумя ветвями власти, определивший развитие российской политики в 1993 году и завершившийся кровавой драмой начала октября, имел ряд причин. Одна из главных заключалась в усугублявшихся разногласиях по вопросу социально-экономического и политического курса развития России. Среди законодателей утвердились сторонники регулируемой экономики и национально-государственного направления, а защитники рыночных преобразований оказались в явном меньшинстве. Смена у руля правительственной политики Е.Т. Гайдара  В.С. Черномырдиным только на время примирила законодательную власть с исполнительной.

Важной причиной антагонизма дух ветвей власти являлось и отсутствие у них опыта взаимодействия в рамках системы разделения властей, которой Россия практически не знала. По мере ожесточения борьбы с президентом и правительством, законодательная власть, пользуясь правом изменять конституцию,  стала отодвигать исполнительную на второй план. Законодатели наделили себя самыми широкими полномочиями, в том числе и теми, которые, согласно системе разделения властей в любом ее варианте, должны были быть прерогативой исполнительных и судебных органов. Одна из поправок к Конституции наделяла Верховный Совет правом «приостанавливать действие указов и распоряжений президента Российской Федерации, отменять распоряжения Совета министров республик в составе Российской Федерации в случае их несоответствия законам Российской Федерации».

В этом смысле вынесение на суд избирателей вопроса об основах конституционного строя представлялось хоть каким-то выходом из сложившейся драматической ситуации.  Однако восьмой съезд народных депутатов России, проходивший с 8 по 12 марта 1993 года,  наложил вето на проведение любых референдумов, а во взаимоотношениях двух властей закреплялся статус-кво в соответствии с принципами действовавшей тогда конституции. В ответ, 20 марта, в обращении к гражданам России, Ельцин объявил о подписании им указа об особом порядке управления до преодоления кризиса и назначении на 25 апреля референдума о доверии президенту и вице-президенту Российской Федерации, а также по вопросу  о проекте новой конституции и выборах нового парламента. Фактически в стране, вплоть до вступления в силу новой Конституции вводилось президентское правление. Это заявление Ельцина вызвало резкий протест Р. Хасбулатова, А. Руцкого, В. Зорькина и секретаря российского совбеза Ю. Скокова, а через три дня после выступления Ельцина Конституционный суд РФ признал ряд его положений противозаконными. Собравшийся внеочередной съезд народных депутатов, предпринял попытку объявления президенту импичмента, а после ее неудачи согласился на проведение референдума, но с формулировками вопросов, утвержденными самими законодателями. В прошедшем 25 апреля референдуме приняло участие 64% избирателей. Из них за доверие президенту высказалось 58,7%, социальную политику президента и правительства одобрило 53%. Референдум отклонил идею досрочных перевыборов, как президента, так и законодателей.

 

УДАР ЕЛЬЦИНА

Российский президент нанес удар первым. 21 сентября указом 1400 он объявил о прекращении полномочий Съезда народных депутатов и Верховного Совета.  На  11-12 декабря назначались выборы в Государственную думу. В ответ Верховный Совет привел к присяге в качестве президента Российской Федерации вице-президента А. Руцкого. 22 сентября служба охраны Белого дома начала раздачу оружия гражданам. 23 сентября в Белом доме начался десятый съезд народных депутатов.  В ночь с 23-на 24 сентября вооруженные сторонники Белого дома во главе с подполковником В. Тереховым предприняли неудачную попытку захватить штаб Объединенных вооруженных сил СНГ на Ленинградском проспекте, в результате чего пролилась первая кровь.

27-28 сентября началась блокада Белого дома, окруженного нарядами милиции и ОМОНОМ. 1 октября в результате переговоров, блокада была смягчена, однако в следующие два дня диалог зашел в тупик, а 3 октября Белый дом предпринял решительные действия по отстранению от власти Б.Н. Ельцина.  Вечером того же дня по призыву Руцкого и генерала А. Макашова было захвачено здание московской мэрии. Вооруженные защитники Белого дома двинулись к студиям Центрального телевидения в Останкино. В ночь с 3 на 4 октября там произошли кровавые стычки. Указом Б.Н. Ельцина в Москве было введено чрезвычайное положение, в столицу начался ввод правительственных войск, а действия сторонников Белого дома были названы президентом «вооруженным фашистско-коммунистическим мятежом».

Утром 4 октября правительственные войска начали осаду и танковый обстрел здания российского парламента. К вечеру того же дня он был взят, а его руководство во главе с Р. Хасбулатовым и А. Руцким было арестовано.

Трагические события, в ходе которых по официальным оценкам погибло более 150 человек, и сегодня по разному воспринимаются различными силами и политическими течениями Российской Федерации. Часто эти оценки взаимоисключают друг друга.  23 февраля 1994 года Государственная дума объявила амнистию участникам событий сентября-октября 1993 года. Большая часть руководителей Верховного совета и народных депутатов, находившихся в Доме Советов во время штурма  4 октября, нашли себе место в действующей политике, науке, бизнесе и на государственной службе.

 

ЧЕЛОВЕК ЕЛЬЦИНА: СЛИШКОМ МНОГО КОМПРОМИССА

«Я рассматриваю период с лета 1991 года по осень 1993 года как радикальную фазу великой буржуазной русской революции конца 20 века, условно говоря. Или — эта формулировка принадлежит Алексею Михайловичу Соломину, он еще говорил — Первая великая революция постиндустриальной эпохи. Собственно, этими событиями эта радикальная фаза завершилась, дальше пошел другой исторический период — это первое. 

Второе — если спуститься на более мелкий уровень, мне кажется, что это было следствием слишком компромиссной позиции Ельцина. Моя точка зрения, что он должен был распускать Съезд и Верховный совет весной 1993 года, после того, как фактически действия Верховного совета вошли в буквальное противоречие с результатами референдума. Надо сказать — это теперь известно — Ельцин носил с мая 1993 года во внутреннем кармане пиджака проект такого роспуска, который менялся все это время. Как я сказал — Верховный совет дал для этого поводы. И тогда был максимум популярности, тогда была опора на решение референдума, можно было бы действовать, и это не привел бы к таким трагическим и кровавым событиям. 

Ельцин пошел по компромиссному пути, что на самом деле ему свойственно — это мы считаем его таким брутальным и решительным, на самом деле он всегда искал компромисс сначала и пытался всех затащить в конституционный процесс. Итог этого конституционного процесса, естественно, не понравился тем, кто ему политически противостоял, потому что он предусматривал исчезновение тех главных органов, которые действовали по старой Конституции, они себя защищали, и эта защита заключалась в подготовке атаки на Ельцина, в подготовке съезда, где его предполагалось отрешить от должности, в концентрации оружия в Парламентском центре на Трубной, и так далее». 

Г.Сатаров, помощник президента России Бориса Ельцина

 

ЧТО РАССТРЕЛЯЛИ В ОКТЯБРЕ 93-ГО?

«В октябре 1993 года в России была расстреляна демократия. С тех пор это понятие в России дискредитировано, на него у народа аллергия. Расстрел Верховного Совета привел к автократическому мышлению в стране».

Р.Хасбулатов, председатель Верховного Совета в 1993 году

Три черных дня у Белого дома. Что произошло в октябре 1993-го

После распада СССР Россия пыталась жить по-новому, но эти попытки порой приводили к кризисным ситуациям. А в октябре 1993 года — даже к гражданской войне. Три страшных дня: сторонники РСФСР против проельцинских демократов, бои в центре Москвы. О том, как президент Борис Ельцин пытался остановить братоубийство, и о событиях, которые происходили четверть века назад, рассказал корреспондент «МИР 24» Роман Никифоров.

4 октября 1993-го. Танк прямой наводкой бьет по Белому дому. Три залпа, чтобы оглушить защитников Верховного Совета и вынудить их сдаться. Третьи сутки короткой, но настоящей гражданской войны. Десятки человек уже убиты и ранены.

Страшные кадры повергли в шок всю Россию. Непримиримость сторонников президента и Верховного Совета вылилась на улицы Москвы настоящей кровью.

В здании продолжает оставаться вице-президент Александр Руцкой. И депутаты во главе с Русланом Хасбулатовым. Бориса Ельцина они объявили отстраненным от должности. А под окнами тысячи оппозиционеров всех политических цветов и убеждений. Центр Москвы в баррикадах и уличных столкновениях.

Как считают участники той драмы, этого противостояния просто невозможно было избежать. Так бывает в любой стране, где воцаряется двоевластие. С одной стороны зарождающаяся буржуазная демократическая республика, с другой – могущество Верховного Совета. Буквально за неделю до тех событий президент Борис Ельцин в специальном обращении обнародовал только что подписанный указ.

«Полномочия народных депутатов Российской Федерации прекращаются», – сказал он.

Ельцин объявил о конституционных реформах и роспуске привычной законодательной и исполнительной власти. Верховный Совет тут же обращается в Конституционный суд. Тот объявляет указ вне закона. По правилам Ельцин должен быть отстранен, а его кресло автоматически переходит второму человеку в стране — вице-президенту Руцкому.

«Были правы и те, кто был на той стороне, и те, кто на этой стороне. Просто каждый хотел для России сделать лучше по-своему», – отметил руководитель Службы безопасности Бориса Ельцина в 1991-1996 гг. Александр Коржаков.

Ни та, ни другая сторона на компромиссы не идут. Ельцин и парламент по разные стороны баррикад. И у того, и у другого лагеря достаточно решительно настроенных людей. Первую кровь 3 октября проливают сторонники Верховного Совета.
Проведя несколько дней в заблокированном Белом доме на Краснопресненской набережной, противники Ельцина решают перейти в контратаку. И прямо с балкона Руслан Хасбулатов и Александр Руцкой открыто призывают массы идти на штурм Кремля и остальных значимых объектов.

«Молодежь, боеспособные мужчины! Вот здесь в левой части строиться! Формировать отряды, и надо сегодня штурмом взять мэрию и «Останкино», – призвал Руцкой.

Через несколько часов на Смоленской площади вооруженная чем попало толпа прорывает милицейский кордон и захватывает мэрию Москвы.

«Я прошу народ оставаться здесь, сколько можно. Вооружиться, чем можно. И наша народная революция по свержению контрреволюции продолжается», – звучал призыв из громкоговорителя.

Натиск был ошеломляющий, милиция была не способна противостоять такой волне. Да и руководил этим мятежом человек военный — генерал Макашов.

«Мэрию взял не я со своими офицерами, мэрию взял народ. Когда эта толпа, эта лавина, это цунами со Смоленской площади свалились на это здание», – рассказал генерал-полковник, сторонник Верховного Совета Альберт Макашов.

К тому времени с обеих сторон есть уже убитые и раненые. Вся страна на волоске от полномасштабной гражданской войны. Колонна грузовиков с вооруженными людьми едет захватывать телецентр «Останкино» — «штурмовать эфир» и всенародно объявить о свержении ельцинской власти. И их тогда некому было остановить.

«Я жалею об одном. То, что погибли тогда люди. И в 91-м погибли трое ребят, и в 93-м 230 человек погибли. Почему люди оказались здесь и погибли? Они просто хотели одного. Они не власти хотели, они хотели жить достойно», – признался исполняющий обязанности президента Российской Федерации (22.09 – 04.10.1993 г.) Александр Руцкой.

Но вечером 3 октября никто из противников не думал о смерти. Телецентр протаранили грузовиком. После того, как в фойе бросили гранату, отряд спецназна «Витязь», охранявший гособъект, защищался с оружием в руках, а демонстранты расстреливали здание прямо с тротуара.

«Они тоже в нас стреляли. Вы видите, что дырки – это внешнее поражение. Значит, стреляли в нас эти мирные люди, у которых, как вы говорите, были буквари и глобусы», – вспомнил командир ОСН «Витязь» в 1993 году Игорь Чекуолаев.

В телецентре пожар и стрельба. Чтобы не дать захватить эфир, руководство выводит из строя вещание Первого канала. У страны гаснут экраны. При штурме погибло почти 40 человек.

4 октября Борис Ельцин вводит чрезвычайное положение. Танки и БТР на улицах. Но координация у сторонников президента, мягко сказать, хромает. «Дружественный» огонь открывают дзержинцы по «афганцам», мотострелки-таманцы мстят им очередями из БТР-ов. Итог: десяток бойцов, поддержавших Ельцина, застрелены. За всеми этими баталиями и взятием Дома Советов наблюдают тысячи зевак.

«Конечно, это была ужасная картина. Даже картина ужасная не потому, что там стреляли пушками. После каждого выстрела на мосту стояла масса людей, которая аплодировала. Это был позор. Это была трагедия», – отметил председатель Совета национальностей Верховного совета России в 1990-1993 гг. Рамазан Абдулатипов.

Через несколько часов все кончено. После выстрелов из танка большая часть сторонников Верховного Совета ушла из здания по подземным коммуникациям, прихватив оружие. В Белом Доме остался отстраненный Ельциным от полномочий вице-президент Александр Руцкой и председатель когда-то всевластного Верховного Совета Руслан Хасбулатов.

В ходе октябрьских событий, по официальным данным, погибли 157 человек, сотни получили ранения. Верховный Совет и Съезд народных депутатов перестали существовать. Система государственных органов, оставшаяся с советских времен, ликвидирована. От коммунистической идеи остались только символы с атрибутами, а вся полнота власти оказалась в руках президента.

«Стреляла третья сила»: ветераны «Альфы» раскрыли тайны октября 1993-го

«В те дни опробовался вариант «цветной революции»

— В ночь на 4 октября 1993 года командиров силовых подразделений разного уровня по приказу Бориса Ельцина собрали в четырнадцатом корпусе Кремля, где размещался аппарат президентской администрации, — рассказывает Владимир Келехсаев. — Ранним утром нас провели в зал заседаний. Мы уже знали, что планируются мероприятия по прекращению сопротивления защитников Белого дома. В зал зашел Борис Николаевич Ельцин, обратился к нам с вопросом: «Готовы ли вы выполнить приказ?» Понятно было, что реализация этого плана предусматривает крайние меры со стороны вооруженных подразделений.

В зале стояла гробовая тишина. Офицеры сидели с каменными лицами. Наше подразделение было предназначено для борьбы с терроризмом и организованной преступностью. Естественно, что возникло недопонимание.

Всем памятны были события в Вильнюсе в январе 1991-го, когда подразделение послали в Литву, чтобы разблокировать здание телевизионного центра, а потом предали. На штурм группа «А» шла с холостыми патронами. При попытке проникнуть на объект погиб лейтенант, 20-летний Виктор Шатских. Ему подло выстрелили с крыши в спину. Ни одно силовое ведомство в течение пяти дней не признавало его своим офицером. Ни КГБ, ни ВДВ, ни МВД… Президент СССР Михаил Горбачев заявил, что ничего не знал об этой операции, никакого приказа не отдавал. И отказался лично вручать родителям погибшего лейтенанта орден Красного Знамени, сославшись на то, что это должен сделать председатель КГБ СССР Владимир Крючков.

— Неприятно, когда с тобой играют втемную, — говорит Владимир Ильич. — Помню слова начальника Главного управления охраны Михаила Барсукова: либо вы выполните приказ, либо я буду вынужден подписать приказ о расформировании и разоружении подразделения. Наши руководители ответили, что это нецелесообразно. Выдвигаясь к Белому дому, мы руководствовались одним: надо как-то предотвратить взаимное кровопролитие.

Прибыв на место, расположились около зоопарка. Приняли меры безопасности, на всех высотках посадили наших бойцов. Вся местность просматривалась, но полной картины мы все равно не знали, многое было непонятно. Стрельба шла отовсюду.

Сейчас, по прошествии времени, я могу сказать, что в те октябрьские дни опробовался вариант «цветной революции». Потому как провокаторы стреляли в одних, убегали, а потом стреляли в других. Для них было главное — пролить как можно больше крови. Развязать гражданскую войну…

В тот день, 4 октября, на двух БМП мы дважды обогнули Белый дом. Нам нужно разведать обстановку. На втором круге я увидел милиционера, младшего сержанта, который стоял на площади перед зданием правительства и по мегафону поочередно общался то с защитниками Белого дома, то с теми, кто находился на площади и готов был ринуться штурмовать здание. Позже я узнал, что того сержанта, ставшего общественным парламентером, что стоял с планшетом через плечо, звали Геннадий Сорокин. А тогда подумал, что вот через него мы и зайдем в Белый дом.

Когда остановились, я спросил: «Кто со мной?» Вызвались десять человек, потом присоединились и остальные.

— Сознательно ставили себя под удар, не думали, что вас могут расстрелять?

— Но не расстреляли ведь. Такое же подразделение в Киеве в 2014 году не смогло принять самостоятельного решения в рамках исполнения Конституции. В результате Украина была залита кровью. Представляете, что тогда могло произойти в масштабе нашей страны?..

Группа «Альфа», как называют нас в народе, выполнила свою задачу. Мы не допустили братского кровопролития. На нас нет крови. А это главное.

Полковник Управления «А» Виталий Демидкин. Фото: Светлана Самоделова

«Сынок, аккуратнее, не застрелись»

— Расскажите, как входили в здание.

— Я поднял кусок колючей проволоки, вытащил индивидуальный перевязочный пакет, разорвал его, обмотал проволоку стерильным марлевым бинтом. С этим импровизированным белым флагом и пошли вместе с моим подчиненным, Сергеем Кузьминым, к центральному подъезду. Чтобы бескровно покончить с противостоянием, решили вступить в переговоры с руководителями обороны российского парламента.

— По вам стреляли?

— Когда шли, прямо перед нами щелкали пули: было пять выстрелов. Стреляли из здания мэрии (СЭВ), которое выполнено в виде книжки. Кто-то преграждал нам путь…

— Как думаете, кто?

— Подобные тем, кто стрелял в Киеве на Майдане и по своим, и по чужим. Третья сила… Когда входили в Белый дом, я еще не знал, что погиб наш боец — младший лейтенант Геннадий Сергеев. Они объезжали здание на второй БМП. Увидев раненного в бедро солдата, который лежал на земле, Юрий Николаевич Торшин и Гена Сергеев попытались занести его внутрь БМП и попали под огонь снайперов. Гену смертельно ранили: пуля попала ему в незащищенную бронежилетом часть тела. Но стреляли не из Белого дома. Огонь велся со стороны гостиницы «Украина». Подразделение явно хотели спровоцировать на штурм.

— В котором часу зашли в Дом Советов?

— Было около трех часов дня. Около центрального подъезда мы встали лицом к Белому дому. Положили на ступеньки оружие. Единственное, я оставил себе три гранаты РГД-5: в правом кармане две и в левом — одну. Свел у них на всякий пожарный случай «усики»: в плен ведь никто сдаваться не собирался…

Сержант милиции по нашей просьбе сообщил в мегафон, что на переговоры идет подполковник группы «Альфа». И попросил, чтобы к нам вышел кто-то из представителей обороны Белого дома.

— Какая обстановка была в вестибюле?

— Как только зашли в здание, увидели внизу казака, который лежал за тумбой, прямо перед нами. В глаза бросилась папаха с красной ленточкой. Рядом с ним лежал паренек. Прямо на нас был наставлен автомат. Подняв голову вверх, я увидел на балкончике Альберта Макашова (был назначен Александром Руцким заместителем министра обороны. — Авт.) и Виктора Павловича Баранникова (был назначен Руцким министром безопасности России. — Авт.). Макашов спросил: «Кто такие?» Я представился, сказал, какое подразделение представляю.

Казак, как только услышал про группу «А», сразу положил автомат. Я понял, что надо ковать железо, пока горячо. Когда стали подниматься по лестнице, нам встретился молодой человек в берете. В руках у него был пистолет Макарова с взведенным курком. Проходя мимо, я поставил пистолет на предохранитель и сказал: «Сынок, аккуратнее, не застрелись». Он тихо заметил: «Спасибо».

Мне все стало понятно про защитников Белого дома. Там были офицеры, казаки, штатские. Обычные люди, которые не вызывали какой-то агрессии или тревоги. Видел и убитых — их было человек пять.

— Как пытались договориться?

— Пока шли, меня спрашивали, как дальше будут развиваться события. Я сказал, что, возможно, будут выборы. У меня была задача, чтобы нас не выставили, чтобы начался диалог. Рассказал про нашего руководителя, Геннадия Николаевича Зайцева, сказал, что мы — военнослужащие, а не политики, и предложил подумать, как сохранить жизни людей. Меня поддержал Виктор Павлович Баранников. К нам присоединился благообразный мужчина, депутат Иона Андронов. Он предложил прервать полемику и пройти в зал Совета национальностей, чтобы обратиться к депутатам. Иона настаивал, что надо наконец самому парламенту предоставить право решать свою судьбу.

План был такой: поговорить с депутатами. Если они решат, что надо покинуть здание, мы поднимемся к руководству и доведем до них это решение. А дальше пусть сами думают, как поступать. Так и сделали.

— Каким увидели зал, где укрывались депутаты?

— Впечатление было немного угнетающим. Человек четыреста сидели в темном зале со свечками в руках. Я подошел к трибуне, меня представили как подполковника группы «А». Я заметил, что перед столь высоким собранием выступаю впервые. Что нас для переговоров никто не посылал, что мы сами решились на этот шаг. Рассказал, что перед нашим подразделением поставлена задача овладеть Белым домом. Но суть «Альфы» — это борьба с террористами и оргпреступностью, и подразделение призвано прежде всего защищать. Сказал, что мы не хотим убивать безоружных людей. А их все равно атакуют. Предложил сдаваться, выйти из Белого дома, а мы обеспечим коридор безопасности.

Баррикады у здания Дома Советов. Фото: ru.wikipedia.org

Кто-то крикнул из зала: «А какие гарантии, что мы выйдем отсюда живыми?» Я сказал: «Слово офицера». И мне поверили. Помню, ко мне подошла белокурая женщина, обняла, сказала: «Спасибо». Уже позже понял, что это была депутат Сажи Умалатова.

В сопровождении Виктора Павловича Баранникова мы поднялись на 5-й этаж, в кабинет, где находился Руцкой, потом подошел Хасбулатов. Они все спрашивали, как моя фамилия. Я сказал: «Давайте ограничимся именем». Меня поддержал генерал Баранников, сославшись на специфику работы спецслужб. В результате они довольствовались моим званием.

После переговоров было принято решение о сдаче Белого дома. Написали, что «подполковник Владимир провел последнюю сессию Верховного Совета». Виктор Павлович Баранников на листе бумаги А4 начертил план местности около 4-го подъезда, где я должен был их забрать на БМП, что я и сделал.

— Выход защитников Белого дома проходил без эксцессов?

— Условие было одно: все выходят и складывают оружие в вестибюле. Некоторые офицеры поднимали руки — я говорил: «Руки-то отпустите…»

Когда я спустился вниз, началась стрельба. Это была провокация. Расчет был на то, чтобы нас там внутри всех порешили. Пришлось подождать, после чего я поехал за автобусами. Потом мы встали цепью, выстроили живой коридор из своих бойцов. С набережной хлынула толпа. Я дал команду дослать патроны в патронники, привести оружие в боевую готовность. И по мегафону объявил: кто подойдет ближе чем на пять метров к сотруднику подразделения или создаст опасность для жизни выходящих из здания людей — будем стрелять без предупреждения. Все атакующие разбежались.

Мы по максимуму вывели из здания всех защитников Верховного Совета. Только потом узнали, что в подъездах близлежащих домов сидели милиционеры, которые жестоко избивали всех выходящих из Белого дома людей, в том числе и депутатов…

— Вас как-то отметили?

— О награждении мы и не думали, потому что хоть и выполнили приказ президента, но в лоб, на штурм не пошли, выдвинули свой, альтернативный вариант ликвидации конфликта — бескровный. Потом решался вопрос: расформировать группу «А» или нет. «Вымпел» передали МВД. Наши руководители сделали все, чтобы наше подразделение не было подвергнуто анафеме и осталось в структуре. Нас четверых из подразделения наградили орденом «За личное мужество», в том числе и меня.

— Со дня расстрела Белого дома прошло 25 лет. Восприятие тех трагических событий со временем не изменилось?

— Тогда мне было 35 лет, сейчас — 60. Мы действовали не только как офицеры, но и как граждане своей страны. По прошествии лет понимаю, что руководствовались тогда Божьим помыслом. Нас что-то вело. У подразделения был единый, мощный внутренний духовный стержень. Конечно, мы рисковали. Нас могли арестовать, уволить, разогнать, убить… Но крови мы не пролили. В сложнейшей ситуации, когда, казалось, выбора не было, смогли вывести людей из здания под свои гарантии.

А достойно ли мы были оценены? Тяжело об этом говорить. Как оценила страна, так и оценила. Мы же не выбираем… Я 20 лет отслужил в группе «А». 10 лет был начальником отдела. Самые счастливые годы были те, что провел на службе.

«Увидели в горящем здании школьников: учитель с периферии привез на защиту Верховного Совета целый класс»

Легенда спецназа, полковник спецподразделения ФСБ России «Альфа» Виталий Демидкин был в 1993 году заместителем начальника отделения и хорошо помнит, как подразделение 4 октября буквально прошло по лезвию бритвы, предотвратив гражданскую войну.

— Когда нас вызвали по боевой тревоге в Кремль, почему-то предупредили, чтобы мы никакие личные документы с собой не брали, — рассказывает Виталий Демидкин. — Это сразу вызвало недоумение. Потом стало понятно, что планируется штурм Белого дома. Мы стали роптать. Ввязываться в политическую борьбу нам не хотелось. Окружение Бориса Ельцина считало, что стоит «Альфе» появиться в касках около Белого дома, и защитники Верховного Совета капитулируют. Этого не произошло.

Офицеры «Альфы» вступили с защитниками Верховного Совета в переговоры. На переднем плане — подполковник Владимир Келехсаев (c «белым флагом» ) и младший сержант Геннадий Сорокин. Фото: ТАСС

Помню, командир нашего отделения, Анатолий Иванович, пригласил нас в автобус, на котором мы приехали, и сказал: «Товарищи офицеры, поставлена задача. Если вы решите большинством голосов, что мы идем к Белому дому, я пойду первым. Если же решите, что мы не пойдем на штурм или зачистку, то мы не будем выдвигаться». Только с годами я понял, какую ответственность он тогда брал на себя. Было принято решение войти в Белый дом.

Мы подходили к зданию со стороны парка, где был стадион. Когда спустились под мост, обнаружили там двух ребят, которым удалось выскочить из здания. Нам они сказали, что оказались там случайно. Посмотрели, что у них находится в пакете и мешке, ничего подозрительного, ни оружия, ни взрывчатки не обнаружили — и отпустили их с миром.

Огонь велся со всех сторон. Рядом били фонтанчики от пуль, тарахтели БТРы. Были силы, которые хотели спровоцировать большую бойню. Кто-то ведь стрелял и по нам, и по солдатикам, которые стояли в охране…

Штурма как такового не было. Но мы шли в боевых порядках — двойками, тройками, соблюдая дистанцию. Заходили между двумя строениями. В глубине было что-то наподобие зимнего сада, оттуда кто-то махал нам рукой: типа идите сюда! Но интуиция подсказывала, что там опасность. Призыв проигнорировали.

Недалеко от входа в здание лежал убитый парень. В Белый дом заходили с торца, выдавив в двери стекло запасного выхода. Стали подниматься по лестнице. Навстречу нам, в районе третьего-четвертого этажа, спускались… подростки, школьники лет 14–15. Какой-то учитель с периферии привез в Москву, защищать Белый дом, целый класс. Я был просто поражен. Если бы началась крупномасштабная штурмовая операция — они могли все погибнуть.

По лестнице вниз спускались женщины, технические сотрудники Дома Советов. Встретили старика, который ковылял с костылем. И таким пожилых людей в здании было достаточно много.

Стали подниматься на более высокие этажи, где забаррикадировались ветераны из Союза офицеров России. Подойдя к закрытому помещению, провели с ними переговоры. Стали убеждать: «Ребята, ну что вы сопротивляетесь, у нас приказ, мы все равно зайдем. Не откроете дверь — будут потери с обеих сторон». Они спросили, будем ли мы стрелять. Мы уверили: «Ни в коем случае». Кто-то из наших ребят зашел к ним в помещение без оружия.

Стрельбы никакой не было, провокаций в отношении нас не предпринималось. Мы, конечно, здорово рисковали: в любое время кто-то из защитников мог выстрелить. У людей просто могли сдать нервы. Защитники Белого дома были очень напряженными, глаза у всех шальные, — по всей видимости, они ожидали, что мы будем расстреливать всех направо и налево…

В здании вооруженных людей было совсем немного. Они выходили, складывали в вестибюле оружие. Там уже была небольшая гора автоматов и пистолетов. Мы относились к ним доброжелательно, говорили: пожалуйста, проходите сюда, кого-то досматривали, похлопав по карманам.

Слава Богу, выполнили задачу, никого не уничтожив, но потеряли Гену Сергеева, младшего лейтенанта. Я частенько прохожу, смотрю на его фотографию, иногда с ним разговариваю. Парень ведь в октябре 1993-го был в отпуске, приехал по команде пейджера, когда в подразделении была объявлена тревога… Больших трудов стоило, чтобы ему было присвоено звание Героя России — посмертно.

4 октября ветераны и действующие сотрудники «Альфы» традиционно соберутся около могилы Геннадия Сергеева на Николо-Архангельском кладбище. Кто убил младшего лейтенанта — узнать так и не удалось. Не была даже проведена баллистическая экспертиза. Рана была слепая, не имела выходного отверстия. Но, по воспоминаниям «альфовцев», судмедэксперты в морге, потупив взгляд, сказали, что пулю не нашли. Она, по всей видимости, потерялась не случайно. Ведь по ней можно было определить оружие, из которого стрелял снайпер, и «пробить» этот «ствол» по картотеке.

Всей правды о событиях горячей осени 1993-го, мы, похоже, так и не узнаем.

хронология событий 4 октября 1993 года — РТ на русском

Ровно 20 лет назад, 4 октября 1993 года, Белый дом в Москве, где находились сторонники Верховного Совета РСФСР во главе с Русланом Хасбулатовым, был взят штурмом. Так завершился один из острейших политических кризисов в современной истории России, длившийся в общей сложности около двух недель. Период «двоевластия» закончился столкновениями, жертвами которых стали более 100 человек.

Опираясь на все открытые источники информации, мы попытались выяснить с точностью до нескольких минут, что происходило в центре Москвы 20 лет назад.

4 октября 1993 года

16:00 МСК. Мужчина в камуфляжной форме заявил журналистам. Что он – боец спецподразделения «Альфа» и войдет в Белый дом, чтобы начать переговоры о капитуляции его защитников.

15:50 МСК. Похоже, противостояние подошло к концу. По Белому Дому раскиданы листовки под названием «Завещание защитников Белого дома». В послании говорится: «Сейчас, когда вы читаете это письмо, нас уже нет в живых. Наши изрешечённые пулями тела горят в стенах Белого дома».

«Мы по-настоящему любили Россию и желали восстановления порядка в стране. Чтобы у всех людей были равные права и обязанности, чтобы нарушать закон запрещено было всем, независимо от должности. У нас не было планов побега за границу».

«Простите нас. Мы тоже прощаем всех, даже мальчиков-солдат, которых послали стрелять в нас. Это не их вина. Но мы никогда не простим эту дьявольскую банду , которая села на шею России. Мы верим, что в конце концов нашу Родину освободят от этого бремени».

15:30 МСК. Верные президенту Ельцину войска возобновили обстрел Белого дома.

15:00 МСК. Спецподразделения «Альфа» и «Вымпел» получили приказ штурмовать Белый дом. Однако командование заявляет, что еще какое-то время будет вести переговоры, пытаясь убедить защитников здания сдаться.

14:57 МСК. Защитники Белого дома утверждают, что не имеют понятия о том, что за снайперы засели на крыше.

По словам бывшего первого замминистра внутренних дел РСФСР Андрея Дунаева, на его глазах офицер милиции был застрелен снайпером. «Мы побежали на крышу, откуда послышался выстрел, но там уже никого не было. Судя по тому, как всё произошло, виноваты в этом не были ни КГБ, ни министерство внутренних дел. Это совершил кто-то ещё, может быть, даже агент иностранной разведки», — предположил Дунаев.

14:55 МСК. Один из офицеров группы «Альфа» убит снайпером.

«Погиб один из наших бойцов, молодой лейтенант Геннадий Сергеев. Его группа подъехала к Белому дому на БМП. На асфальте лежал раненный солдат, его надо было эвакуировать. Однако в этот самый момент снайпер выстрелил Сергееву в спину. Но выстрел был не из Белого дома – это точно. Это позорное убийство имело только одну цель – спровоцировать «Альфу», чтобы бойцы ворвались в здание и поубивали там всех», — рассказал командир группы «Альфа» Геннадий Зайцев.

14:50 МСК Неизвестные снайперы без разбора палят по толпе вокруг Белого дома. Мишенями для выстрелов становятся и сторонники Ельцина, и милиционеры, и обычные люди. Погибли двое журналистов и женщина, двое солдат ранены.

14:00 Короткое затишье у Белого дома. Несколько защитников здания вышли, чтобы сдаться.

13:00: По словам бывшего народного депутата Вячеслава Котельникова, на разных этажах Белого дома в Москве уже было множество жертв.

«Когда я шёл с одного этажа здания на другой, меня сразу же поразило, как много было везде крови, мёртвых и изуродованных тел. Некоторые из них были обезглавлены, у других были оторваны конечности. Эти люди погибли, когда по Белому дому начали стрелять из танков. Впрочем, довольно скоро эта картина перестала шокировать меня, потому что я должен был выполнять свою работу».

12:00: Фонд «Общественное мнение» организовал телефонный опрос москвичей. Как выяснилось, 72% респондентов поддерживали президента Ельцина, 9% были на стороне парламента. 19% респондентов на вопросы отвечать отказались.

11:40: Из-за неслаженных действий милицейских оградительных кордонов, нескольким подросткам удалось прорваться на парковку перед Белым домом. Агрессивно настроенная молодежь попыталась завладеть оружием, брошенным ранеными. Об этом объявил командующий Таманской дивизией. Было также угнано несколько машин.

11:30: Помощь медиков потребовалась 192 пострадавшим. 158 из них были госпитализированы, 19 впоследствии скончались в больницах.

11:25: Перед зданием возобновилась ожесточённая перестрелка. Договорённость о прекращении огня была нарушена. При этом в Белом доме оставались люди.

11:06: На Смоленской набережной и на Новом Арбате собрались толпы людей, желавших посмотреть на штурм Верховного Совета. Разогнать зевак милиции не удалось. По словам фотографа Дмитрия Борко, в толпе было много подростков и женщин с детьми. Они стояли в непосредственной близости от здания и, казалось, совсем не заботились о своей безопасности. 11:00: Объявлено о прекращении огня, чтобы здание Белого дома могли покинуть женщины и дети.

10:00: Защитники Белого дома заявили, что в здании множество погибших в результате танкового обстрела.

«Когда начали стрелять танки, я был на 6 этаже, — рассказал один из очевидцев событий. — Там было множество гражданских лиц. Все безоружные. Я думал, что после обстрела солдаты ворвутся в здание и попытался найти какое-нибудь оружие. Я открыл дверь комнаты, где недавно разорвался снаряд, но войти не смог: все было залито кровью и усыпано фрагментами тел».

09:45: Сторонники президента Ельцина с помощью мегафонов убеждают защитников Белого дома прекратить сопротивление. «Бросьте оружие. Сдавайтесь. Иначе вы будете уничтожены». Эти призывы раздаются снова и снова.

09:20: Танки обстреливают верхние этажи Белого дома с Калининского моста (ныне Новоарбатский мост). Шесть танков Т-80 дали по зданию 12 залпов.

«Первый залп разрушил конференц-зал, второй — кабинет Хасбулатова, третий — мой кабинет, — рассказывал бывший вице-президент и один из лидеров защитников Белого дома Александр Руцкой. — Я находился в помещении, когда в окно влетел снаряд. Он разорвался в правом углу комнаты. К счастью, мой стол стоял в левом углу. Я выбежал в полном шоке. Я не знаю, как вообще остался жив».

9:15: Верховный Совет полностью оцеплен войсками, верными президенту Ельцину. Они также заняли несколько соседних зданий. Здание постоянно обстреливают из автоматов.

09:05: В эфир вышло телеобращение президента Бориса Ельцина, в котором он назвал события, происходящие в Москве, «запланированным переворотом», организованным коммунистическими реваншистами, фашистскими главарями, частью бывших депутатов, представителей Советов».

«Те, кто размахивает красными флагами, вновь обагрили Россию кровью. Они надеялись на внезапность, на то, что их наглость и беспримерная жестокость посеют страх и растерянность», — сказал Ельцин.

Президент заверил россиян, что «вооруженный фашистско-коммунистический мятеж в Москве будет подавлен в самые кратчайшие сроки. Для этого у российского государства есть необходимые силы».

09:00: Защитники Белого дома ответили огнём на выстрелы со стороны сторонников президента. В результате обстрела на 12 и 13 этажах здания начался пожар.

08:00: БМП открыли прицельный огонь по Белому дому.

07:50: В парке, прилегающем к Белому дому, началась перестрелка.

07:45: Получившие ранения защитники Белого дома и тела погибших перенесены в один из вестибюлей здания.

«Я видел около 50 раненых. Они рядами лежали на полу в вестибюле. Скорее всего, там же были и тела погибших. Лица лежавших в первых рядах были закрыты», — вспоминал Николай Григорьев, хирург и бывший министр здравоохранения Чувашии, который фактически руководил импровизированной медсанчастью осажденного Верховного Совета.

07:35: Сотрудников службы безопасности Белого дома призывают покинуть здание.

07:25: Пять БМП разрушили баррикады, сооружённые защитниками Белого дома и заняли позиции на Площади Свободной России — непосредственно перед зданием.

07:00: У Белого дома продолжается перестрелка. Смертельно ранен капитан милиции Александр Рубан, который снимал всё происходящее с балкона гостиницы «Украина».

06:50: У здания Белого дома в центре Москвы слышны первые выстрелы.

«Нас подняли по тревоге в 06:45. Ещё заспанные, мы выбежали из здания и тут же попали под огонь. Мы легли на землю. Пули и снаряды свистели всего в десяти метрах от нас», — рассказала одна из защитниц Белого Дома Галина Н.

27 лет штурму Белого дома — Teletype

Сегодня уже все привыкли, что Госдума – это не место для дискуссий, а собрание артистов, спортсменов, разнообразных заслуженных и не очень людей, которые послушно жмут кнопки по команде сверху. Если депутаты чем-то и запоминаются людям, то уж точно не своей законотворческой деятельностью. Вспомните, например, как на прошлой неделе Алексей Журавлёв в эфире государственного телеканала с пеной у рта рассказывал, что в Дании можно изнасиловать черепаху в борделе, – вот это уровень депутатов современной Госдумы.

Бесполезность и дороговизна имитации демократического института сегодня очевидна всем. Однако так было не всегда. В октябре 1993 года российские парламентарии представляли собой независимую от президента силу.

После распада СССР в новом государстве реально существовали законодательная и исполнительная ветви власти. Однако взгляды Верховного Совета РСФСР и президента Бориса Ельцина на реформы и методы строительства государства разошлись. Конституционный кризис развивался с 1992 года. 21 сентября 1993 года Борис Ельцин издаёт указ №1400 «О поэтапной конституционной реформе в Российской Федерации». Верховный Совет был объявлен «штабом неконструктивной оппозиции, занимающимся политической борьбой» и, согласно указу, распускался. В ответ на это президиум Верховного Совета объявил о прекращении полномочий президента и постановил, что Указ №1400 не подлежит исполнению. Через три дня, 24 сентября, о прекращении полномочий президента заявил чрезвычайный (внеочередной) Съезд народных депутатов и оценил указ №1400 как государственный переворот. Одной из главных причин конфликта называют нежелание идти на компромисс главы Верховного Совета Руслана Хасбулатова и Бориса Ельцина.

23 сентября 1993 по распоряжению правительства в здании Верховного Совета (ВС) отключается электричество и связь. Для охраны здания формируются отряды добровольцев, которые получили оружие из запасов департамента охраны ВС. 27 сентября здание было окружено сплошным кольцом из сотрудников милиции и военнослужащих внутренних войск. Пропуск людей внутрь зоны оцепления был запрещён. Несколько дней шли переговоры сторон.

Днём 3 октября на Октябрьской площади начался митинг сторонников оппозиции. Десятки тысяч человек прорвали заслоны ОМОНа и разблокировали Белый дом. Около четырёх часов дня сторонник Верховного Совета вице-президент Александр Руцкой призвал взять штурмом мэрию и телецентр «Останкино». К 17:00 были штурмом взяты несколько этажей мэрии. Ночной штурм телецентра не увенчался успехом.

В 22:00 Борис Ельцин озвучивает указ о чрезвычайном положении в Москве, и в город начинают входить войска. 4 октября в 7:30 начался штурм Белого дома. В 10:00 здание было обстреляно танками. К вечеру с сопротивлением было покончено. Лидеры были арестованы, но уже через несколько месяцев получили амнистию от недавно созданной Госдумы РФ.

В ходе событий 21 сентября – 5 октября 1993 года по разным оценкам погибло от 124 до 187 человек и от 368 до 437 человек было ранено. Комиссия Госдумы оценила число погибших в 158 человек (130 гражданских и 28 силовиков), число раненых – в 423 человека.

12 декабря 1993 года была принята новая Конституция РФ. Началось неудержимое усиление президентской власти.

01. Валерия Новодворская с политическим лозунгом

02. С гармошкой против Ельцина. Антиельцинский митинг у Белого дома.

03. Необычное сочетание флагов и разобранная брусчатка

04. Костры на баррикадах 2 октября

05.

06.

PerfectStranger

«До расстрела ещё около 2-х дней. А это одно из первых крупных столкновений демонстрантов и сил ОМОНА на части Садового Кольца от Смоленской площади до Нового Арбата,которое произошло 2-го октября 1993 года».

07. Митинг 3 октября. Организаторы: КПРФ, «Трудовая Россия», Фронт национального спасения. Сторонники блокированного правительственными силами Верховного Совета России организовали сразу три массовых митинга: на Калужской и Смоленской площадях и на Крымском Валу. Число участников этих акций, по разным данным, составляло от 10 000 до 30 000 человек. После того как милиции не удалось пресечь несанкционированные акции, манифестанты двинулись по направлению к зданию Верховного Совета и в итоге прорвали оцепление, что положило начало открытому вооружённому противостоянию сторонников и противников президента Бориса Ельцина.

08. Прорыв милицейских кордонов демонстрантами

09. Октябрь-1993: охотники и жертвы

10.

Фото: «Коммерсантъ»

11. Новинский бульвар

12. Начало штурма АСК-3 Останкино. Вечер 3 октября 1993 года.

13.

«Возле «Останкино» генерал Альберт Макашов потребовал от охранявших здание военных сдать оружие, начался штурм. Диктор телецентра объявил о прекращении вещания, все телеканалы на время прервали передачи. Сторонники Верховного Совета попытались силой прорваться внутрь, разбив двери студии программы «Время» грузовиком. Сразу после этого (по официальной версии – после выстрела из гранатомёта кем-то из атакующих) началась перестрелка, в которой, по официальным данным, погибли 46 человек, в основном нападавших».

«Коммерсант»

14. Калининский проспект, 4 октября. Бронетехника двигается к зданию Генштаба.

15. Тверская. Проезд полностью блокирован несколькими поперечными линиями, состоящими из большегрузных автомобилей. Вопреки ожиданиям, в районе Красной площади ничего особенного не происходит.

16. 4 октября 1993 года, Новый Арбат

Олег Белайчук

«Улица непривычно пустынна, автомобильное движение отсутствует, хотя серьезных кордонов нет. В районе пересечения с Садовым кольцом скопление милиции и армейских подразделений».

17.

Олег Белайчук

«Здесь явно неспокойно – на асфальте россыпи гильз. Судя по всему, откуда-то работает снайпер – выстрелов сейчас не слышно, но многие на всякий случай стараются укрыться».

18. 4 октября 1993 года возле Белого дома

Олег Белайчук

«Проход к Белому дому по Новому Арбату перекрыт кордоном милиции, впрочем, обойти его кварталом левее не составляет труда. Подъезды блокированы поливальными машинами, но для пешеходов преград нет».

19. У Белого дома

20. Пересечение Калининского проспекта (Новый Арбат) и Садового кольца.

Владислав Павлюк

«С противоположной стороны Калининского проспекта только утих пулемет отрабатывавший окна высотки над нами. Там якобы находились «снайперы Руцкого». Народ абсолютно спокоен. Никто не осознает ужас происходящего».

21. Обгорелый троллейбус у здания Дома Советов Российской Федерации

22. На Новоарбатском мосту

23. Кутузовский проспект

24. Танки Т-80УД на набережной Тараса Шевченко

25.

yur6363

«Была прекрасная для начала октября погода. Были на даче между Нарой и Кубинкой. Всю ночь на шоссе гудели танки, по радио настоятельно советовали не выходить из дома. Было не по себе… Да и просто страшно».

26.

27. Расстрел Дома Советов

28.

29.

30.

foton

«Нет, не очевидец. Смотрел телевизор о происходящих там событиях, тогда мне было 7 лет. Моя покойная мама из-за этого, не смогла попасть на работу. Она села на поезд в сторону Александровского сада, затем было объявлено – «По техническим причинам станции метро Фили, Кутузовская, Студенческая, Киевская, Смоленская, Арбатская и Александровский сад закрыты в связи со штурмом Белого дома. Приносим глубочайшие извинения за доставленные неудобства». Моя покойная мама вернулась домой и позвонила на работу – ей простили уважительную причину отсутствия на работе».

31.

32. Проспект Калинина (Калининский). Наименее опасная сторона.

33. Зрители расстрела Дома Советов

Сергей Пахмутов

«На моих глазах одному такому скучающему прямиком в лобешник прилетело… Кровища, мозги по асфальту… А человек просто под огнем полез гильзы стреляные собирать….»

34. Белый дом после обстрела, 4 октября

Kombrig

«Верхние этажи ещё не выгорели. Это ещё день 4 октября, обстрел продолжался до вечера, а здание горело всю ночь на 5 октября».

35. Возле Белого дома

36. Кутузовский проспект

Kay999

«Вроде под какой-то фоткой уже говорил, что когда танки начали стрелять, то по набережной перед Белым домом не успела проехать фура с 20т контейнером с ипонскими …)… телевизорами. Водила испугался и убежал. Вояки утащили это себе как трофей ..)..»

37. Кутузовский проспект. Танк Т-80УД, команда «Товсь!»

38.

npocmop

«Вот где реально полно зевак было,так это на Кутузовском перед Новоарбатским мостом и на самом мосту. Толпы несметные. Был по каким-то делам в районе гостиницы Украина и просто обалдел от количества любопытных идиотов. Перестрелка идёт, танк с моста по БД палит, а эти кретины «ловят исторический момент». Стрельба стихает – народ поближе бежит поглазеть на дымящийся Парламент. Перестрелка возобновляется — все наперегонки подальше несутся. Особенно поразили дебилы на мосту. Сотнями стоят вдоль парапета, на пожар пялятся. Стрельба начинается – ПО НИМ стрельба – они не с моста бегут, а к противоположному парапету, ведь там безопаснее».

39.

Владислав Павлюк

«Несмотря на периодически слышимую автоматную стрельбу, вокруг довольно много народа – его никто особо не сдерживает. Сверху за событиями наблюдает не только CNN (о прямом репортаже которой я еще не знал) – крыши буквально переполнены зрителями».

Apin

«Попадание в «цель», то бишь в кого-то из толпы, сопровождалось радостным улюлюканием. Хлеб либерализация цен, вроде, дала. Не хватало зрелищ. В эти дни я осознал, что мы безропотное самодовольное стадо, отруби нам руку, обхлопочемся в добывании немецкого протезаи даже возрадуемся, если в его опциях будет открывалка или хотя бы отвёртка».

40. Возле Белого дома

Владислав Павлюк

«Невозможно понять, откуда ведется огонь. Бродят слухи про снайперов на крышах. Стрельба редкая, но шальная пуля может подстеречь любого – на моих глазах пострадали двое гражданских».

41.

42.

Владислав Павлюк

«Прячемся за гранитным парапетом, рядом с занявшими позицию молодыми ребятами-десантниками. Десантники никаких активных действий не предпринимают, ждут указаний под наблюдением фотографов-любителей».

43. Прямо перед Белым домом изобилие бронетехники средней тяжести, но огонь она не ведёт. Танки стоят на мосту и на противоположной стороне реки.

44. Танки уже отстрелялись, и в пока ещё белом Доме Советов разгорается пожар. Некоторые наблюдатели решаются преодолеть простреливаемую зону и перебегают непосредственно к стенам здания.

45. Пересечение Калининского проспекта (Новый Арбат) и Садового кольца.

Владислав Павлюк

«Только прекратился обстрел из автоматов верних этажей здания «книжки» и зеваки стараются передислоцироваться в безопасные места. Кто-то подбирает «артефакты» на память – осколки разорвавшихся пуль».

46.

Владислав Павлюк

«Боец внутренних войск. Черных масок тогда ещё не было. Но понимание, что лицо лучше прятать, уже было».

47. Бойцы группы «Альфа» у Белого дома

Alx52

«Одного из «Альфа»-вцев в спину подстрелят, причем не из Белого дома. «Погиб наш альфовец, младший лейтенант Геннадий Сергеев… Они подъехали на бэтээре к «Белому дому». На асфальте лежал раненый солдат-десантник. И они решили вывезти его. Спешились с бэтээра, и в это время снайпер в спину Сергеева и поразил. Но это не из «Белого дома» был выстрел, однозначно заявляю».

48.

49.

50.

51. Операция завершена

52. Боковая стена Белого дома. Здесь ещё нет сплошного оцепления, любопытные стараются что-нибудь разглядеть. Обсуждают версию «именно здесь в здание проникла Альфа».

53. Стрельба стихает, и ранее державшаяся на почтительном расстоянии толпа зрителей подходит вплотную. Десантники получают указание перекрыть подходы к зданию.

54. Из Белого дома начинают массово выводить людей. Некоторых сразу отпускают, другим предстоит давать объяснения.

55. Офицер Таманской дивизии рвёт снятый с Белого дома советский флаг

56. Ближе к центральному входу рассаживают разоруженных защитников. На переднем плане – выведенные из здания милиционеры внутренней охраны.

57. Арестованные милиционеры из охраны Верховного Совета

58. Белый дом после расстрела

59.

Ziatz

«Я это тоже видел и сам был среди гуляющих, держа в руке авоську с помидорами. (Я был ближе к вечеру, но ещё когда светило солнце, сильно раньше этого фото. Шла стрельба из стрелкового оружия, танки вроде не стреляли).

Опасно было на том берегу, у СЭВа, а мы гуляли возле «Украины». Картинка CNN не вполне отражала действительность. Народ вальяжно гулял и ждал, чем всё кончится».

Marc5

«Страшное время, страшные события. Волею судьбы оказался в БД через три дня после штурма. Очень жалею, что не догадался взять с собой фотоаппарат. Изрешеченные пулями стены, окровавленные бинты, кровавые следы человеческих ладоней на белом мраморе, вспучившиеся стены от взрыва т.н. танковых «болванок», застрявшие стальные сердечники пуль в стенах и дверях кабинетов. И тяжелый запах гари, полы усеянные документами с подписями Ельцина, Хасбулатова, Руцкого, Баранникова, Ачалова и др., затоптанный китель с погонами адмирала флота вместо тряпки о которую вытирают ноги и повсюду следы жизнедеятельности человека».

60. Краснопресненская набережная 5 октября

61.

62.

West

«Как же, помню. Многие, кому гильз не досталось, тогда на память кусочки колючей проволоки отламывали – типа «символ победившей свободы». Хотя такого добра везде можно было насобирать».

63. 5 октября, около 11 дня. Баррикада защитников Верховного Совета на Дружинниковской улице.

64. 5 октября, около 12 часов. БТР в проёме стадиона «Красная Пресня».

65. Последствия штурма Дома Советов

66. Подземный переход недалеко от телецентра «Останкино» (АСК-3). 5 октября.

67. Телецентр 5 октября

68. 9 дней после расстрела Верховного Совета

Октябрьский путч кратко

Октябрьский путч (расстрел белого Дома) – внутриполитический конфликт в Российской Федерации между представителями старой и новой власти, который вылился в государственный переворот и штурм Белого Дома, где заседало правительство.

Октябрьский путч проходил с 21 сентября по 24 октября 1993 года и вошел в историю, как один из самых жестоких государственных переворотов в современной истории. Вызванные непорядками в рядах правительства, по всей Москве начались митинги, вооруженные столкновения и беспорядки, которые унесли немало жизней, много человек также было ранено. При штурме Белого Дома пострадало несколько десятков депутатов. Из-за того, что в штурме принимали участие танки и вооруженные силы, события позднее были названы «Расстрелом белого Дома».

Причины октябрьского путча

Октябрьские события стали результатом длительного кризиса во власти, который начал развиваться еще в 1992 году после августовского путча 1991 года и смены строя. После развала СССР и прихода к власти Ельцина, его администрация хотела полностью реорганизовать систему управления, избавившись от всех пережитков Советского Союза, однако Верховный Совет и Съезд народных депутатов не одобряли такую политику. Кроме того, реформы, проводимые Ельциным, вызывали много вопросов и не только не спасли страну от кризиса, но во многом и усугубили его. Последней каплей стали столкновения по вопросам Конституции, которую никак не могли принять. В результате внутренний конфликт дорос до того, что был созван совет, на котором решались вопросы доверия действующему президенту и Верховному Совету. Внутренние конфликты в правительстве с каждым месяцев все ухудшали положение в стране.

В результате в конце сентября произошло открытое столкновение между старой властью и новой. На стороне новой был президент Ельцин, его поддерживало правительство во главе с Черномырдиным и ряд депутатов. Старую власть представлял Верховный Совет во главе с Русланом Хасбулатовым и вице-президент Александр Руцкой.

Ход событий октябрьского путча

21 сентября 1993 года президент Борис Ельцин издал знаменитый указ 1400, в котором сообщалось о роспуске Верховного Совета и Съезда народных депутатов. Данный указ нарушал действующую на тот момент Конституцию, поэтому сразу после издания Верховный Совет лишил Ельцина поста президента, ссылаясь на действующие законодательные нормы и признал указ 1400 недействительным. Действия, произведенные Ельциным, были расценены как государственный переворот. Однако, несмотря на свой юридический статус, Ельцин продолжал исполнять обязанности президента и не принимал решение Верховного Совета.

22 сентября Верховный Совет продолжа свою работу, место президента занял Руцкой, который отменил решение о роспуске Верховного Совета уже официально и собрал чрезвычайный Съезд. На этом Съезде был принят ряд важных решений и уволены многие действующие министры и члены ельцинской администрации. Также были внесены поправки в уголовный кодекс Российской Федерации, согласно которым государственный переворот считался уголовным преступлением. Таким образом, Ельцин был объявлен Верховным Советом не только бывшим президентом, но еще и уголовным преступником.

23 сентября Верховный Совет продолжает заседания. Ельцин же, не обращая внимание на тот факт, что его отстранили от должности, принимает ряд указом, одним из которых становится указ о досрочных президентских выборах. В этот же день совершают первое нападение на здание объединенного командования Вооруженных сил СНГ. Конфликт становится все более серьезным, в него вступают вооруженные силы, идет усиление контроля за деятельностью Верховного Совета.

24 сентября заместитель министра обороны предъявляет членам Верховного Совета ультиматум – он требует, чтобы они немедленно закрыли Съезд, сдали все имеющееся оружие, сложили с себя полномочия и немедленно покинули здание. Верховный Совет отказывается подчиняться этому требованию.

С 24 сентября значительно возрастает количество митингов и вооруженных столкновений на улицах Москвы, постоянно происходят беспорядки и стачки сторонников новой и старой власти. Депутатам Верховного Совета запрещается покидать белый Дом, вокруг которого начинается строительство баррикад.

1 октября ситуация становится критической и для ее разрешения начинаются переговоры между двумя сторонами под патронажем патриарха Алексея 2. Переговоры проходят относительно успешно, баррикады начинают снимать, однако уже 2 октября Верховный Совет отказывается от всех ранее сделанных заявлений и переносит переговоры на 3 число. Из-за участившихся митингов переговоры так и не возобновляются.

4 октября Ельцин принимает решение о вооруженном штурме Белого Дома, который заканчивается свержением Верховного Совета.

7 октября объявляется днем траура.

Значение и итоги октябрьского путча

Эти кровавые события однозначно трактуются, как государственный переворот, однако историки расходятся в оценках. Одни говорят о том, что Ельцин силой захватил власть и буквально уничтожил Верховный Совет, следую своей прихоти, другие отмечают, что из-за глубокого конфликта другого варианта развития событий не было. Несмотря на это, октябрьский путч окончательно уничтожил следы старой власти и СССР и превратил Российскую Федерацию в президентскую республику с новым правительством.

упреков в Белом доме 4 в перестановке в бюро путешествий

Единственными наказаниями, вынесенными четырем сотрудникам Белого дома, виновным в этих ошибках, были письма с выговором; потери в оплате не будет.

Лидер республиканцев в Сенате Боб Доул из Канзаса раскритиковал эту дисциплину как слишком мягкую, заявив: «Кого-то следует больше, чем просто сделать выговор». Г-н Доул также повторил свой призыв к независимому расследованию дела.

Четверо сотрудников Белого дома, получивших выговор, были: Дэвид Уоткинс, директор администрации и управления; Уильям Кеннеди, помощник советника Белого дома; Джефф Эллер, директор по связям со СМИ, и Кэтрин Корнелиус, нынешний руководитель бюро путешествий.

Г-жа Корнелиус, 25-летняя дальняя родственница г-на Клинтона, будет переведена на другую работу, сказал г-н Макларти. По указанию мистера Уоткинса, мисс Корнелиус копировала и тайно вывозила документы из туристического офиса в процессе создания дела против семи старых сотрудников, говорится в сообщении. После увольнений она возглавила офис. Роль продюсера подвергается сомнению

В отчете также ставится под сомнение роль, которую сыграл Гарри Томасон, голливудский продюсер и близкий друг Клинтонов с его собственным пропуском в Белый дом, который консультировал Белый дом по организации президентских мероприятий.В отчете говорилось, что из-за беспокойства о президенте г-н Томасон взял на себя ответственность разобраться в делах туристического бюро и задаться вопросом, почему его партнеры в сфере авиаперевозок не могут участвовать в торгах на бизнес Белого дома. В отчете говорилось, что это «явно выходит за рамки того, что его изначально просили сделать», и что он и его друзья «выиграют» от реорганизации офиса.

Г-н Макларти лично извинился перед семью сотрудниками бюро путешествий за то, что уволил их без должной деликатности или осторожности.Он сказал, что пятеро, не участвовавшие в финансовых операциях в офисе, вернутся на правительственные должности в других департаментах. Еще один сотрудник вышел на пенсию, и дело последнего еще не принято.

Несмотря на бесчисленные ошибки Белого дома, г-н Макларти и г-н Панетта настаивали на том, что основная причина, по которой они заглянули в туристический офис, в первую очередь действительна, и что новые процедуры, введенные там, приведут к экономии для налогоплательщиков и передвижная пресса.

Ельцин в осаде — октябрьский конституционный кризис 1993 года

Для россиян это была еще одна драматическая конфронтация, которая разыгралась на улицах Москвы и ознаменовала растущее недовольство многих людей своим избранным президентом. Конституционный кризис 1993 года был политическим противостоянием между президентом России Борисом Ельциным и российским парламентом, которое было разрешено военной силой. Отношения между президентом и парламентом в течение некоторого времени ухудшались.

Конституционный кризис достиг критической точки 21 сентября 1993 года, когда Ельцин намеревался распустить законодательный орган страны (Съезд народных депутатов и его Верховный совет), хотя президент не имел на это конституционных полномочий. Ельцин использовал результаты апрельского референдума 1993 года для оправдания своих действий.

В ответ парламент объявил решение президента недействительным, объявил Ельцину импичмент и объявил вице-президента Александра Руцкого исполняющим обязанности президента.Ситуация еще больше ухудшилась 3 октября, когда демонстранты сняли полицейские кордоны вокруг парламента, захватили мэрию и попытались штурмовать телецентр «Останкино».

Армия, изначально заявившая о своем нейтралитете, по приказу Ельцина штурмовала здание Верховного Совета рано утром 4 октября и арестовала лидеров сопротивления. Десятидневный конфликт стал самым смертоносным событием уличных боев в истории Москвы после революции 1917 года.По оценкам правительства, 187 человек были убиты и 437 ранены, в то время как по оценкам из неправительственных источников число погибших достигло 2000 человек.

Уэйн Мерри, который был назначен в посольство в Москве во время кризиса, обсуждает природу и роль этого решающего момента для постсоветской России. Он вспоминает о своем разочаровании снисходительным тоном администрации Клинтона по отношению к России, расстрелом американского морского пехотинца, удивительным отсутствием внимания Вашингтона к кризису и критикует руководство в Вашингтоне за непонимание отсутствия поддержки Ельцина и реформ со стороны народа. .Чарльз Стюарт Кеннеди брал у него интервью, начиная с февраля 2010 года. Читайте также о перевороте в августе 1991 года против Михаила Горбачева, пожаре в посольстве в Москве и его разогреве в микроволновой печи.

«Ельцин всегда был великим борцом, но не терпеливым политическим борцом»

МЕРРИ: Я был в Москве, и моя работа заключалась в том, чтобы информировать Вашингтон посредством репортажей и общения с посетителями из Вашингтона, будь то официальные посетители, журналисты или кто-то еще.…

Моя проблема как руководителя отдела политических / внутренних дел заключалась в том, чтобы сообщить, что Ельцин был лишь частью более широкой политической динамики в России, которая, как ни странно, все еще оставалась демократической политической динамикой. Законодательная власть, возможно, была пережитком советских времен, но это была выборная законодательная власть, так же как и сам Ельцин был избран демократическим путем.

Эта политическая динамика отражала плюрализм и множество противоречивых интересов в российском обществе, часто не приверженных Ельцину как лидеру или его политике.

Новая администрация Клинтона занималась бездумной, некритичной поддержкой «Бориса» — даже не Ельцина, она просто стала «старым добрым Борисом». Вашингтон хотел, чтобы Россия была демократической, но чтобы ее лидер правил декретом. Я подумал, что это не очень изощренный или тонкий подход к отношениям с Россией, которая столкнется с очень серьезными внутриполитическими трудностями.
Одна вещь, которую я нашел в подходе Клинтона любопытной и отталкивающей, — это использование имен для обозначения президента России по имени.

По-русски его можно было бы называть Борисом Николаевичем, что вполне респектабельно. Вы можете называть его президентом Ельциным или просто Ельциным. Но называть его просто «Борисом» и делать это открыто и публично было явно снисходительным. Клинтон была склонна снисходительно относиться к России, чего не делал Буш. Публичные выступления Клинтона в Москве заставили меня вздрогнуть.

Он также сообщил, что люди в Вашингтоне не понимали, что Ельцин не был Россией.Соединенным Штатам необходимо поддерживать отношения с более широким спектром российских политических деятелей, чем только с теми, кто связан с Ельциным. Меня это все больше беспокоило. Имейте в виду, что у новой администрации США было много других дел, поэтому они, как правило, реагировали на события в России.…

В начале года Ельцин был в депрессивном состоянии. Ельцин как личность определенно был маниакально-депрессивным и у него были периодические депрессивные периоды, но он, как правило, выходил из них с приступами маниакальной энергии.Это произошло в конце зимы, когда его оппоненты в Верховном Совете попытались объявить ему импичмент. Это была интересная концепция. В русском языке нет даже слова «импичмент». Они использовали английское слово и понятие импичмент, потому что подобное не имело прецедентов в российской истории. Представление о том, что глава государства может быть отстранен от должности законным путем, явно не очень русское.

Это противостояние между президентом и парламентом переросло в март и очень легко могло перерасти в насилие — действительно, я ожидал, — но этого не произошло по двум причинам.Во-первых, оппозиция в реальном страхе отступила от открытой и прямой конфронтации с Ельциным, которую они знали, что проиграют. Голосование за импичмент президенту провалилось; хотя невозможно сказать, что бы произошло, если бы это прошло.

Во-вторых, Ельцин придумал альтернативу. По телевидению он предложил провести всенародный референдум по четырем вопросам. Этот апрельский референдум был посвящен направлению национальной политики и власти президента, и правительство продвигало его под лозунгом «Да, Да, Нет, Да», что означает, что они хотели, чтобы люди голосовали «Да, да, нет, да »по четырем вопросам.Идея референдума, состоящего из четырех частей, заключалась в том, чтобы создать общественное давление и импульс для конституционного собрания, чтобы переписать конституцию Российской Федерации из пережитка советского периода, который все еще оставался правовой основой страны.

Я подумал, что это был блестящий ход Ельцина. Он избежал того, что в противном случае могло бы стать очень разрушительной конфронтацией; будь то попытка импичмента Верховным Советом или прямое правление самого Ельцина. У него было то преимущество, что он вернулся к народу, превзошел существующую конституционную структуру через прямую демократию на общенациональном референдуме.Изначально схема работала неплохо. Оппозиция была взволнована и не могла объединиться для тактического ответа.

Правительство выиграло голосование с достаточным большинством, чтобы заслужить доверие к собранию по проекту конституции, которое началось в начале лета. Затем, что характерно для Ельцина после драки, импульс замедлился, и его руководство потеряло динамизм. Всякий раз, когда Ельцин участвовал в открытой конфронтации, будь то в конце 1992 года или ранее в 91-м, или позже в 93-м, или в этом конкретном противостоянии в феврале и марте 1993 года, когда Ельцин участвовал в битве, он был в своей стихии.Но в завершение — подробные политические усилия, необходимые для конституционного собрания, чтобы создать новый основной закон и привести его в действие — его внимание отвлеклось, и все это летом потеряло импульс. Ельцин всегда был отличным борцом, но не терпеливым и детальным политическим борцом.

«Люди не знали, будут ли что-нибудь стоить их деньги»

Это обеспокоило меня, потому что я сказал Вашингтону в своей телеграмме от ноября прошлого года, что основной политический кризис в России должен быть разрешен либо путем переформулирования конституционных структур мирными средствами, либо путем насильственной конфронтации.Дилемма не могла продолжаться в течение длительного периода.

Рассеяние внимания в середине 93-го вызывало тревогу. Это усугубилось в конце лета ужасно опрометчивой денежной реформой, когда российское правительство изъяло из обращения огромное количество денег. Это вызвало общественную панику в разгар сезона летних каникул, когда люди не знали, будут ли их деньги чего-нибудь стоить, смогут ли они оплатить свои праздничные счета.

Это было сделано таким образом, чтобы донести до россиян, что чиновники, которые занимаются политикой, безразличны к влиянию своих действий на повседневную жизнь людей, что это все еще авторитарное государство сверху вниз.Эта акция резко контрастировала с весенними общенациональными референдумами, на которых говорилось: «Здесь правит народ». В конце лета крайне деспотичная и ненужная денежная реформа показала людям, насколько мало они на самом деле имеют значение…

К середине 1993 года русские начали чувствовать, что они прошли через худшее, что они уже достигли отметки, когда ситуация начала улучшаться, и люди начали видеть то, что можно было бы назвать светом в конце туннеля. Затем последовали эти меры по макроэкономической стабилизации, которые просто лишили поддержки основных средств к существованию большей части городской рабочей силы.На мой взгляд, в этом не было необходимости и, конечно, очень глупо с политической точки зрения. Ельцин уже ожидал проведения еще одного всенародного референдума по новой конституции и выборов в новый законодательный орган.

Спровоцировать серьезное ухудшение уровня жизни рабочего класса в рамках подготовки к таким выборам продемонстрировало высокомерие и политическую слепоту многих так называемых западников и экономических реформаторов.

Я останавливаюсь на этом, потому что многие люди думают, что противостояние между Ельциным и его парламентской оппозицией в конце сентября — начале октября было связано с личностями и возникло из ниоткуда.Вашингтон рассматривал противостояние как моральную игру хороших парней против плохих. Это неправда.

Противостояние имело долгий и глубокий контекст. Ельцин всегда был неоднозначной фигурой, даже в свои лучшие дни в 1991 году, но это противостояние повлекло за собой цепь событий, включая истечение его чрезвычайных полномочий в конце ноября 1992 года; его капитуляция по крупным элементам политики перед Верховным Советом в декабре 1992 года; замена большей части его правительства; его решение, принятое в феврале 1993 года, снова оспорить законодательный орган; последовавшая неудачная попытка импичмента; весеннее противостояние, результатом которого стал четырехчастный всенародный референдум; процесс разработки конституции и потеря его динамики; денежная реформа и меры по ужесточению налогово-бюджетной политики.

Все это создало среду, в которой основная дилемма конституционного устройства России достигла апогея во второй половине сентября 1993 года.

«Насилие можно было избежать, но нельзя было элементарной политической конфронтации»

Мир помнит кадры по CNN ожесточенной конфронтации в Москве в начале октября, но это было кульминацией, если хотите, чего-то, что происходило более года и было более или менее неизбежным в течение нескольких месяцев.Я думаю, что насилия можно было избежать, но нельзя было избежать элементарной политической конфронтации.

Было много историй — включая, конечно же, личные истории участников — так что в конце сентября собственный вице-президент Ельцина Александр Руцкой оказался по ту сторону баррикады.

Спикер парламента Руслан Хасбулатов находился по ту сторону баррикады. По ту сторону баррикады находился председатель Конституционного суда Зорькин.По ту сторону баррикады оказались люди, которые летом очень усердно работали над пересмотром конституции, такие как Олег Румянцев. Все они раньше были союзниками Ельцина.

Шаг, вызвавший окончательную конфронтацию, был ельцинским. Он стал разочарованным, нетерпеливым, сытым по горло тем, что он считал отсутствием прогресса в конституционной реформе. После ряда политических маневров Ельцин решил приостановить работу законодательной власти. У него не было на это юридических полномочий, но он все равно сделал это.Он выступил по телевидению и распустил законодательный орган с призывом к новым выборам, а также с написанием новой конституции и референдумом по ней, к чему они и так теоретически стремились. Но 21 сентября он решил замкнуть процесс, который, как он видел, не идет туда, куда он хотел, или так быстро, как он хотел.

К удивлению Ельцина, я уверен, что оппозиция, если я могу использовать этот широкий термин, решила взять листок из собственной книги Бориса Ельцина за август 1991 года, сплотив свои силы в том же месте, где он собрал свои силы тогда, а именно Белый дом России, резиденция российского парламента.Верховный Совет проголосовал за объявление Ельцина предателем, а Руцкого исполняющим обязанности президента.

Руцкой, Хасбулатов и другие, под знаменем конституционной легитимности и законности, созвали всех, кто был против того, что пытался сделать Ельцин. Сюда входил очень широкий спектр людей, от самых ультранационалистических, антисемитских и порочных людей, которых вы можете себе представить, до многих, я бы сказал, либеральных, прогрессивных, прозападных, демократизирующихся людей в стране.…

Способность оппозиции сплотить большое количество людей в российском Белом доме с его важной символикой с августа 1991 года очень застала Ельцина врасплох. Толпы вокруг Белого дома в 1993 году не были молодежью 1991 года, но они были более или менее того же масштаба.

Он сдерживался, используя ОМОН или войска, надеясь, что его противники упадут духом или потеряют лицо или, по крайней мере, будут искать с ним компромисс. Ничего из этого не произошло. Антиельцинские силы оставались стойкими и даже росли численно и решительно.Они увидели в этом моменте возможность либо отвергнуть ориентированную на Запад политику правительства, либо установить подлинную конституционную легитимность, в зависимости от их точки зрения. Компромисс не витал в воздухе. Было много политической риторики, не очень продуктивной, которая длилась с 21 сентября до начала октября….

«На этот раз мы были гораздо менее активными»

На этот раз мы были гораздо менее активистами и, конечно, не считались друзьями в Белом доме.Действительно, наступил момент, когда даже наши обычные контакты стало трудно поддерживать из-за общей враждебности, с которой мы столкнулись. Посольство находилось в очень небезопасном месте, потому что оно было обращено прямо к российскому Белому дому, и для защиты использовалась только низкая стена здания.

В отличие от августа 1991 года, в толпе было много людей с разными видами оружия… Наш доступ к знающим контактам во время этого российского кризиса был лишь малой частью того, что у нас было в 1991 году с обеих сторон.Кремль не особо много говорил, отчасти потому, что действительно не знал, как все может развиваться. У нас были люди, прикрывающие толпу за пределами Белого дома и разговаривающие с контактами внутри, но это должно было быть рискованно.

Разговоры с американцами не были популярны в Белом доме, поскольку было ясно, что Соединенные Штаты поддерживают Ельцина. Настроение толпы иногда было довольно уродливым и потенциально угрожающим для сотрудников посольства. В какой-то момент я оттащил некоторых людей обратно для их же безопасности.Мне часто было не о чем сообщать, кроме слухов, но это отражало тот факт, что реальных новостей с обеих сторон было мало. Противники разговаривали друг с другом, и оба пытались переждать друг друга. Московская общественность сидела в сторонке, надеясь на мирный исход.

По прошествии десяти дней у нас были первые выходные октября, и, по крайней мере, казалось, что все идет к разрешению. Русский Патриарх [Православной Церкви] Алексий был в поездке в Соединенные Штаты, когда случился кризис, и вскоре вернулся в Москву.Затем он стал посредником в политических переговорах на высоком уровне в Даниловом монастыре.

Этот процесс посредничества был действительно первым лучом надежды на мирное завершение кризиса, поскольку обе стороны, по крайней мере, были готовы принять в нем участие, учитывая престиж и статус патриарха. Я очень уважал Алексия и знал, что ни одна из сторон не захочет появиться, чтобы дать отпор его миротворческим усилиям. Таким образом, казалось, что все еще может уладиться или, по крайней мере, оставаться спокойным во время переговоров о посредничестве, но поскольку из Данилова монастыря поступало мало новостей, посольству или мне оставалось мало что делать, кроме как ждать….

Беспорядки 3 октября

Мы подошли к 3 октября 1993 года, очень драматичному дню в современной России. Фактически, это было одно из немногих событий в постсоветский период в России, которое, я думаю, может законно соответствовать такому часто используемому термину — историческому. Это была дата, когда страна действительно столкнулась с критическим моментом.…

Это было воскресенье и день, когда конфронтация предположительно была приостановлена ​​из-за посреднических усилий, и мне показалось, что это хороший день, чтобы пойти домой, сменить одежду и позаботиться о некоторых личных вещах.Это тоже был мой день рождения. Я подумал: «Последние 10 дней я работал по 18 часов в сутки; может, в это воскресенье я смогу взять выходной и поехать домой ». Ну, так не вышло.

Моя квартира находилась в многоэтажном доме с видом на Октябрьскую площадь, одну из главных транспортных развязок Москвы, а также, в ее центре, место самого большого памятника Ленину в Москве. Представители обеих сторон участвовали в посреднических усилиях, в то время как Ельцин и другие высокопоставленные члены правительства решили сделать то же самое, что и я, а именно взять выходной в это воскресенье, поскольку они в основном были на своих дачах.

Поскольку с обеих сторон никто не руководил, люди на улицах взяли события в свои руки. На Октябрьской площади перед памятником Ленину была запланирована акция протеста против Ельцина. В принципе, это должно было быть нормальным мирным проявлением политической оппозиции власти, и это могло быть.

Проблема была двоякой: во-первых, многие люди, пришедшие на эту демонстрацию, были в очень плохом настроении после 10 дней конфронтации.Многие из них разбили лагерь возле Белого дома в течение нескольких дней, если не неделю или больше, а некоторые искали драки. К сожалению, они получили это из-за второго фактора. МВД повело себя глупо. Вместо того, чтобы позволить этой демонстрации состояться и дать людям выплеснуть свой гнев, они решили послать омоновцев, чтобы ее разогнать. Они прислали группу молодых, неопытных, полуобученных омоновцев, которые действительно не знали, что делают.

Так получилось, что моя кухня смотрела прямо на площадь и на демонстрацию.У меня была панорама крушения мира. ОМОН вместо того, чтобы стоять в стороне, чтобы дать возможность провести демонстрацию, или удерживать ее там, где она не будет мешать движению транспорта, окружили ее со всех сторон. Они подавили демонстрантов, что было невероятной глупостью. Они не пытались оттолкнуть их в одном направлении. Они действительно продвигались с разных сторон.

Многие демонстранты были пожилыми людьми, а у пожилых россиян довольно тонкая кожа из-за того, что молодежь подталкивала их в лучшие времена.В какой-то момент сжатие привело к человеческому взрыву, и демонстранты вырвались наружу и ворвались прямо через омоновцев, которые в основном были детьми и не знали, что делают. Эффективного руководства не было, и демонстранты практически попрали эти символы государственной власти. Потом было: «Кэти, закрой дверь».

У меня не было ни малейшего представления о том, что это относительно локальное событие, свидетелем которого я стал, привело к краху политического мира в целом.Если бы это было так, я бы немедленно вернулся в посольство, а не просто сообщил бы о том, что увидел по телефону. Мне и в голову не приходило, что это событие зажжет других и приведет к потере государственного контроля над большей частью центральной части города, но именно это и произошло.

Демонстрация — теперь, на мой взгляд, полномасштабный бунт — начала двигаться по улице, так называемому Садовому кольцу, группами к площади перед парком Горького, через мост через Москву-реку, а затем по направлению к они пришли из Белого дома в России.По дороге они проявляли все больший уровень насилия, особенно когда они вышли на площадь перед Министерством иностранных дел.

К тому времени, когда они вернулись в Российский Белый дом и, конечно же, в американское посольство, полицейские силы на улице распались и по большей части просто бежали в целях собственной безопасности. В это воскресенье днем ​​полиции явно не хватало руководства и организованности. Большинство старших людей были на дачах. Некоторым из российских полицейских, которые обеспечивали безопасность у входов в наше посольство, на самом деле пришлось укрыться внутри, чтобы их не избила толпа.

«Российское общество либо жестко контролируется, либо анархия»

В этот воскресный полдень большая часть центра Москвы принадлежала оппозиции. Это было действительно грязно. Это проиллюстрировало одну из тех вещей, о которых вам постоянно говорят русские: российское общество либо строго контролируется, либо это анархия.

Русские, особенно русские из элиты, часто оправдывают авторитарный характер российского правительства тем, что без сильной руки русские просто погрузятся в хаос.

В этом случае анализ был действительным. Я видел, как это произошло, хотя не утверждаю, что это было исключительно русским поведением. В течение дня исчез какой-либо организованный государственный контроль. Демонстранты захватили часть города с центром в Белом доме России. В их руках было большинство главных улиц этого района.

Они решили конфисковать машины и отправиться на север, в Останкино, где расположена главная телебашня и производственные студии.В Останкино произошло ожесточенное столкновение с полицией, но власть никогда не теряла контроль над эфиром, что было очень важно. К тому времени правительство начало собираться и направило силы на телекомплекс.

Я сообщил в посольство по телефону о том, что происходит — потому что моя кухня была отличным местом — и узнал, что дела обстоят намного хуже, чем я думал. Посольство столкнулось с реальной проблемой безопасности, потому что комплекс посольства, в который входило около 155 резиденций семей с детьми, находился прямо в центре этой городской зоны боевых действий.

Стена по внешнему периметру была намеренно построена не очень высокой, чтобы не пугать. Он был всего около восьми футов в высоту, максимум девять футов, и энергичные атлетические демонстранты могли перелезть через эту стену. Если, что почти наверняка представлялось, надвигалась крупномасштабная битва между правительственными силами и силами оппозиции, посольство оказалось бы прямо в ее центре, гораздо больше, чем в августе 1991 года.

В 1991 году никто не стал бы нацеливаться на американцев, тогда как в 1993 году большинство оппозиционных сил считали Соединенные Штаты глубоко связанными с Ельциным, как главную внешнюю поддержку Ельцина.

Враждебность по отношению к Соединенным Штатам со стороны некоторых оппозиционных деятелей была весьма острой. Так что существовала реальная вероятность того, что посольство может оказаться в опасности или даже физически захвачено, что было бы несложно.

Посол Пикеринг ранее имел опыт в сопоставимых ситуациях — это был его седьмой посол, и в предыдущих назначениях он видел политическое насилие в больших масштабах — и был в своей стихии. Он всех усадил на корточки. Всех в посольстве, не выполняющих важные обязанности, перевели в большой подземный спортзал, который был самым безопасным местом на территории.Никому не разрешалось находиться в своих домах…

Смотрели русское телевидение вечером и ночью. Два оборонных атташе, у которых была машина, знали, где искать подразделения с тяжелым вооружением, которые правительство ввело в город. Они нашли их на окраине Москвы в ночлеге в палатках на ночь. Было совершенно ясно, что правительство не собирается противостоять оппозиции до рассвета.…

Самым худшим моментом этого периода для меня было сообщение по нашей радиосети о том, что один из морских пехотинцев был застрелен.Мы не знали, насколько он плох, но тот факт, что один из наших морских пехотинцев был ранен, вызвал у меня мурашки по коже. Я отчетливо помню то чувство, которое у меня было в тот момент. Тем не менее, мы сделали свою работу, сообщив, что значительные вооруженные силы находятся на окраинах Москвы и появятся в значительной степени с первыми лучами солнца.

После того, как мы должным образом пообщались с послом Пикерингом и Вашингтоном, мне показалось, что разумным решением было бы немного поспать. Я пытался побудить всех членов команды делать то же самое.Я не мог заставить их лечь спать, потому что во время этих событий они были просто приклеены к телевизору.

Для меня я решил, что это были уже полторы долгих недели, и Бог знает, каким будет завтра и дни после этого. Итак, я пошел в одну из гостевых спален и лег спать, сразу пошел спать. Подозреваю, что, возможно, я был единственным взрослым в посольстве, который хорошо выспался той ночью.

Что разбудило меня, так это отзвуки первого выстрела из 120-миллиметровой танковой пушки по верхним этажам российского Белого дома.… Это была длинноствольная танковая пушка. В любом случае, эхолот 120-миллиметрового танкового орудия, выпущенного почти с расстояния двух миль, сотряс окна Спасо-Хауса [резиденция посла США, справа]. Вот что меня разбудило. Я узнал, что происходит, имел достаточно здравого смысла, чтобы принять душ, прежде чем одеться, зная, что это будет долгий день, и тогда нам нечего было делать, кроме как смотреть по телевизору то, что мир смотрел по CNN.

Помните, наша работа в Спасо заключалась в том, чтобы быть резервным посольством, а не заниматься освещением событий и репортажами о них.Инструкции посла Пикеринга о нашей роли удерживали нас в Спасо-Хаусе, даже несмотря на то, что наши склонности были выброшены на улицу. Камеры CNN находились по ту сторону главного моста, на котором были размещены армейские танки, которые вели огонь по российскому Белому дому с юга.…

Мир видел только очень ограниченную часть происходящего. Хотя визуальные изображения того дня представляют собой танки, стреляющие по верхним этажам здания российского парламента, настоящие бои остались вне поля зрения камер.На улицах города шла масштабная битва между правительственными силами и оппозицией. Эта зона боевых действий была довольно обширной, около двух с половиной миль в ширину и, может быть, на полторы мили в глубину.

Центр сражения находился на северной стороне Белого дома России, в районе, частично между Белым домом России и стеной по периметру комплекса американского посольства. К северу от Белого дома и через главную улицу от нашего комплекса есть большой парк и футбольное поле.Вот где происходила самая большая битва. Правительственные силы использовали футбольное поле в качестве плацдарма для штурма здания.

Посольство США в опасности

Танки вели огонь с юга в верхние этажи Белого дома, чтобы подавить огонь снайперов и автоматического оружия из окон на северной стороне. Танки находились примерно в четверти мили на другой стороне и стреляли осколочно-фугасными снарядами по верхним этажам башни российского Белого дома, чтобы подавить этот огонь.

Башня Белого дома в России широкая с востока на запад, но довольно мелкая с севера на юг. Его глубина может быть всего 80 или 100 футов. Если бы они использовали бронебойные снаряды, снаряды прошли бы через здание и вылетели с другой стороны.

Танки обстреляли здание в рамках более крупного сражения на другой стороне, которое мир не видел, потому что камеры CNN не могли это показать. Эта битва происходила буквально перед американским посольством.…

По мере того как правительственные силы приближались к Белому дому России, различные оппозиционные элементы отступали в других направлениях. Создав дополнительное посольство в резиденции посла, мы сделали себя, если уж на то пошло, потенциально более уязвимыми, чем люди в комплексе посольства, потому что резиденция посла была широко открытым участком собственности без каких-либо мер безопасности. У нас не было морской пехоты. Ворота были открыты.

Вскоре по саду передвигались вооруженные фигуры.Трудно было сказать, кто есть кто, потому что, когда вы видите парня, одетого во все черное, с лыжной маской и автоматом, вы понятия не имеете, кто он такой, черт возьми. Американский флаг развевался на флагштоке перед зданием. Мне жаль, что у меня не хватило ума снять это ночью, но я не подумал об этом, и это сделало нас довольно заметными. Также были снайперы, действующие с балконов высотных домов в этом районе.

В какой-то момент мы собрались в убежище в подвальном помещении, когда несколько парней в черных лыжных масках начали смотреть через окно в эту подвальную комнату.Мы быстро переместили наше убежище на чердак этого здания 1912 года постройки. Я сомневаюсь, что больше чем горстка людей когда-либо бывала на чердаке резиденции посла в Москве. Но какое-то время это казалось самым безопасным местом.

Измельчение засекреченных материалов при подстреле капрала морской пехоты

К 1993 году у оппозиции было достаточно оружия. С обеих сторон не было недостатка в огневой мощи стрелкового оружия. В этот момент мы в резиденции посла фактически подвергались большей физической опасности, чем люди в главном посольстве.Это была неприятная ирония. Урок заключался в том, что нам следовало разместить дополнительное посольство на так называемой «ближней даче», небольшом месте для уик-эндов, которое у нас есть внутри Москвы, но достаточно далеко, чтобы мы не подвергались никакому риску.

Когда битва отошла от Белого дома, посольство вынуждено было нас эвакуировать, как будто у них не было более чем достаточно поводов для беспокойства. Автомобиль посла был бронированным лимузином, и наш сотрудник региональной службы безопасности приехал нас спасти.Это был превосходный парень, который приехал в Москву из командировки в Бейруте и очень хорошо знал сложные ситуации с безопасностью. Машине пришлось сделать три поездки, чтобы нас всех вывезти.

Пикеринг (на фото) первым приехал за вещами, но вскоре вернулся в посольство. Я точно не помню, сколько нас было, но чтобы всех нас вытащить, потребовалось три поездки. После первой поездки силы оппозиции в этом районе поняли, что происходит, что идет эвакуация.Во втором заходе, в котором я был с Амбассадором, по воротам стреляли из автоматического оружия. Изначально не могли выйти за ворота на улицу.

После разговора по рации с посольством, а затем с властями, российские силы безопасности поблизости применили автоматическое оружие для подавления вражеского огня у ворот. Мы вытащили педаль ворот до металла, через площадь, вниз по улице и, наконец, в посольство, которое было окружено чем-то вроде зоны боевых действий.Горящие здания, горящие автомобили и горящие обломки — обломки городской битвы.

Мы все благополучно покинули резиденцию посла, которая, к счастью, не пострадала. Затем я узнал, что посольство накануне вечером начало то, о чем мы никогда не думали в отношении Москвы: экстренное уничтожение секретных материалов. Предполагается, что наиболее уязвимые посольства хранят относительно небольшое количество секретных материалов, поэтому экстренное уничтожение может быть выполнено в течение определенного периода времени.

Посольство в Москве, мягко говоря, никогда не соответствовало этим стандартам, потому что во время холодной войны всегда шутили, что если американское посольство в Москве уничтожит секретные материалы, то термоядерная боеголовка США сделает это. работа. У нас были годы архивных файлов. Когда они начали процесс разрушения, он быстро превратился в хаос. Уничтожители бумаги застряли.…

Гораздо более серьезным было ранение одного из наших морских пехотинцев обстрелом.Капрал [Макклейн] Белл, молодой морской пехотинец, был очень популярным парнем, очень любимым детьми посольства, которые считали его коллективным старшим братом.

Он находился на наблюдательном пункте наверху нового офисного здания, которое все еще оставалось незанятым. Он был ранен в шею, возможно, одним из правительственных сил, которые понятия не имели, во что они стреляют. На территории не было ничего, что могло бы идентифицировать это как американское посольство. У нас не было флага. Большинство войск, введенных правительством, не знали города Москвы.

Это было просто еще одно здание, и они увидели парня в шлеме и форме на крыше здания, и кто-то выстрелил в него. Его чуть не убили. О нем позаботился врач нашего посольства, и мы получили, я рад сказать, хорошее сотрудничество со стороны российских властей в его эвакуации в российскую больницу и спасении его жизни. Несмотря на происходящие вокруг нас чрезвычайно важные политические события, я подозреваю, что для многих участвовавших в этом американцев расстрел капрала Белла — самое болезненное воспоминание тех дней.

Посольство не особо сделало что-либо в отношении отчетности в тот день, потому что посол Пикеринг отдал приказ накануне, чтобы все, кто не находился на территории посольства — а большинство сотрудников посольства жили где-то в другом месте — должны были оставаться в своих резиденциях. Людям не разрешалось выходить и наблюдать за происходящим. Они не должны были участвовать в репортажной деятельности. Люди должны были держаться подальше от зоны боевых действий.

Некоторые сотрудники не подчинились этому приказу, считая, что это серьезный политический кризис, и мы были там как репортеры, и это то, что мы должны были делать.Я сам чувствовал себя некомфортно из-за ограничений на нашу репортерскую деятельность. Оглядываясь назад, я понимаю, почему посол Пикеринг сделал то, что он сделал. Он был человеком, который уже несколько раз за свою карьеру видел подобное насилие. Он пришел к выводу, что никакое сообщение не стоит того, чтобы кого-то убили. В конечном итоге, конечно, это был его авторитет, это его решение…

По прошествии нескольких часов я поддерживал связь с Вашингтоном, что в основном означало рассказывать людям то, что они уже должны были знать, неоднократно отвечая на очевидные вопросы.Единственное ценное, что я внес — кроме того, что кто-то должен был дежурить в ту ночь, — это мое беспокойство о капрале Белле. После того, как стало ясно, что он вне опасности, я попытался уговорить кого-нибудь в Вашингтоне на высоком уровне позвонить его овдовевшей матери. Это оказалось трудным, потому что эти события в Москве совпали с так называемыми событиями «Падения Черного ястреба» в Могадишо, когда было убито несколько рейнджеров армии США. Непосредственное внимание Вашингтона было сосредоточено не на России, а на Сомали.

Белый дом, Государственный департамент и Министерство обороны рассматривали кризис в Москве как проблему второго уровня, которую в интересах американской общественности затмила битва в Могадишо, знаменитый или печально известный инцидент «Падение Черного Ястреба».Президент, вице-президент, государственный секретарь и министр обороны звонили семьям солдат, которые были убиты или ранены в Могадишо. Я пытался, не помню, как долго, в течение нескольких часов, чтобы кто-нибудь позвонил матери нашей жертвы. Наконец, это сделал Строуб Тэлботт в качестве заместителя госсекретаря, что я очень ценил.

Меня поразило то, что внимание высокопоставленных лиц в Вашингтоне было обращено не на кризис в России, который мы, естественно, считали самым важным событием, происходящим в мире, а на события, которые привлекли больший интерес внутри США — и, конечно же, Внимание американских СМИ — это были боевые действия в Могадишо.Это место было далеко не таким важным, как Россия, но в нем погибли американцы…

Пиррова победа — катастрофа для реформ в России

Сразу после этих событий большинство лидеров оппозиции были арестованы и отправлены в Лефортовскую колонию (слева). Правительство России начало операции по очистке, включая восстановление Белого дома. В Вашингтоне считали, что Ельцин победил, и это хорошо.

Это была точка зрения, с которой я категорически не согласен.Я признал, что когда дело дошло до настоящей перестрелки между Ельциным и оппозицией, было необходимо, чтобы Ельцин победил. Однако администрация Клинтона увидела победу Бориса Ельцина как победу реформ в России, что экономическая шоковая терапия, за которую мы выступали, теперь будет проведена, и все будет замечательно.

Я считал, что конфронтация обернулась катастрофой для реформ в России и для способности Ельцина сохранять подлинную политическую легитимность. До этого люди в России гордились тем, что не было политического насилия, подобного тому, что они видели в Тбилиси или Таджикистане.Россия не была похожа на Румынию, но теперь она была такой. Русские, независимо от того, на чьей они стороне и были ли они вообще, чувствовали настоящий стыд и разочарование из-за того, что их страна была понижена до статуса своего рода третьего мира, из-за перестрелки с участием танков и войск посреди войны. столица. Я очень твердо чувствовал, что этот эпизод стал огромным провалом для руководства Ельцина и большим препятствием для развития верховенства закона в России.

Напротив, Вашингтон почти кипел от того, что оппоненты Ельцина теперь сидят в тюрьме, а те, кто нам нравится, оказываются в выигрыше; следовательно, политика, за которую мы выступаем, будет проводиться.Могу сказать вам, что мое мнение о том, что эта победа была пирровой, не приветствовалось ни в Вашингтоне, ни даже в некоторых частях посольства. Люди, приезжавшие в Москву, которые слышали от меня эту точку зрения, были недовольны. Им также не понравилось слышать, что имидж Ельцина среди его соотечественников, среди россиян был непоправимо запятнан его выбором открытой конфронтации.

Не было никаких сомнений в том, что коренные проблемы российского конституционного правительства нуждались в разрешении, но в середине сентября Ельцин сделал выбор в пользу нарушения закона, использования внеконституционных средств, которые возложили бремя кризиса на него, а не на его оппонентов.Решив отказаться от медленного процесса политического компромисса, он нес ответственность за то, что последует потом. То, что люди из оппозиции фактически инициировали насилие и грабежи, на мой взгляд, не устраняет того факта, что Ельцин подготовил для этого почву.

Кроме того, во время кризиса правительство Ельцина было довольно неэффективным в борьбе с ним. Они просто ждали, пока оппозиция устанет и уйдет домой, чтобы либо сдаться, либо пойти на компромисс. В воскресенье они были застигнуты врасплох и отреагировали не лучше, чем боевые танки.То, что конфронтация может бросить вызов целостности правительства Ельцина, я думаю, не очень хорошо понимали в Кремле. Неэффективность подхода Ельцина была продемонстрирована тем фактом, что он проявил инициативу со стороны Патриарха, чтобы даже начать процесс обсуждения, которое могло привести к мирному урегулированию. Удалось ли это Патриарху Алексию или нет, мы никогда не узнаем, но только он один имел престиж и легитимность, чтобы даже попытаться; Ельцин — нет.…

Ельцинская конституция и растущее народное разочарование

После очень драматических событий начала октября российское правительство назначило на середину декабря общенациональные выборы, чтобы включить референдум по новой конституции, которая будет написана полностью людьми Ельцина, а не отражать широкий спектр точек зрения и политических взглядов. силы.

То, что стало известно как «Конституция Ельцина», было смесью российской и западной моделей, но по своей сути было скопировано с конституции Пятой Французской республики, написанной для де Голля. Также будут выборы в новый парламент, как верхнюю, так и нижнюю палаты, которые будут созданы конституцией.

Нижняя палата, Государственная Дума, была создана по образцу Бундестага Германии: половина мест избиралась по округам, а половина — по национальным партийным спискам. Выборы предполагали, что конституционный референдум пройдет и получит 50-процентное участие, необходимое для того, чтобы быть действительным.

Итак, россияне в один день собирались проголосовать за двух членов верхней палаты, двух членов нижней палаты и конституционный референдум. В некоторых случаях также будут региональные и местные выборы. Это должны были быть очень большие выборы.

Вашингтон полагал, что выборы станут большим триумфом для Ельцина, отражающим его победу в начале октября, и создадут почву для новой огромной волны реформ, за которые выступают Соединенные Штаты.

Моя работа в ноябре и начале декабря заключалась в том, чтобы попытаться убедить Вашингтон в том, что такие ожидания ошибочны.Для меня довольно рано стало очевидно, как из анекдотических свидетельств, так и из данных опросов, что партия во главе с Гайдаром, называемая «Выбор России» и, по сути, партия Ельцина, не собирается легко добираться до победы на выборах. Частично это отражало общественное отвращение к тому, что имело место в начале октября, но, в большей степени, это было связано с недовольством общества экономической политикой правительства.

Одновременно с политической конфронтацией министр финансов Борис Федоров ввел в действие очень жесткую программу макроэкономической стабилизации, которая привела к серьезному ужесточению внутренней экономики России.В то время как внешний мир был сосредоточен на очень заметных политических событиях, большинство россиян более остро осознавали резкое ухудшение своего экономического положения и, в частности, то, что программа макроэкономической стабилизации привела к массовой потере средств к существованию для городских рабочих.

Это ужесточение экономической политики было начато в тот момент, когда россияне думали, что ситуация начинает немного улучшаться. Российские семьи пережили серию экономических травм в эпоху позднего Горбачева, во время распада Советского Союза и впоследствии.К середине 1993 года люди почувствовали, что худшее позади, и теперь дела будут постепенно улучшаться. Действительно, правительство Ельцина обещало им, что дела пойдут на поправку.

Осенью 1993 года политика правительства снова вернула многих людей в экономический кризис. Особенно это касалось городских «синих воротничков» мужчин. Уровень разочарования россиян в отношении их правительства по поводу экономической политики был в основном невидимым для внешнего мира. В разговоре с гостями из Вашингтона меня поразило то, что они даже не имеют отношения к политическому процессу.Они предполагали, что
россиянин проголосует за конституцию Ельцина и за партию Ельцина, потому что Ельцин выиграл политическое противостояние на улицах Москвы — победил с огневой мощью, но выиграл.

Они совершенно упустили из виду тот факт, что большинство россиян, не только в Москве, но и по всей этой огромной стране, беспокоились, так это их средства к существованию и страх, что они вступят в очередной период экономической напряженности. Шли недели, и тем более ощутимым было это чувство страха, настоящего страха.Это было то, чего я не видел в 1991 или 1992, но сделал в конце 1993 года.

Зверь из Белого дома | Ярмарка тщеславия

Сегодня утром у Ди Ди Майерс ничего нет на нафта.

«Возможно, у вас будет что-нибудь для нас позже в тот же день», — умоляет репортер.

«Возможно», — парирует пресс-секретарь с трибуны брифинга.

«Как вы думаете, у вас может быть что-то

«Если нам есть что сказать, мы выложим его сегодня днем.

Федеральный судья только что постановил, что для выполнения Североамериканского соглашения о свободной торговле необходимо дождаться заявления о воздействии на окружающую среду, и корреспонденты с нетерпением ждут реакции президента.

Сара МакКлендон, самый грубый член прессы Белого дома, начинает хрипло мычать в поисках талона Белого дома. «Вы можете привести сюда мистера Нуссбаума и провести здесь брифинг прямо сейчас? Нам, , нужно », — требует грубоватый 83-летний корреспондент Тайлер (Техас) Courier-Times.

«Нет, сейчас он недоступен».

Еще пять репортеров перефразируют тот же вопрос еще пять раз. «Я не знаю, сколько еще способов я могу сказать это», — говорит Майерс, сопротивляясь раздражению. «Мы не готовы к дальнейшим комментариям на данный момент».

«Ди Ди, не могли бы вы ускорить нашу реакцию?»

Вспыхивает смех. В конце концов они отказываются от нафта и начинают беспокоиться о предстоящей поездке президента в Токио, которая обещает стать логистическим кошмаром.Они начинают ныть.

«Можно ли сфотографировать делегацию США?»

«Как насчет списка имен?»

«Какое расписание брифингов на саммите? Можете ли вы дать нам это сейчас? »

«Почему у нас не может быть пятницы?»

«Суббота?»

«В субботу у нас есть тысяча дел».

«У нас пачки. »

« Почему ты не можешь приехать в пятницу? »

«Если сегодня суббота, можем ли мы хотя бы получить настоящих раньше?»

Майерс, которая начала брифинг в одном из своих фирменных монохромных костюмов (сегодня это красный по телевизору), выглядела четкой и пуленепробиваемой, начинает изнуряться.Мара Лиассон из Национального общественного радио жалуется, что люди в задней части тесной комнаты для брифингов Белого дома не слышат вопросов, и спрашивает, почему у репортеров нет микрофонов. Это старая проблема. Кто-то другой предлагает поменять места, золотые таблички с именами отражают давно установившуюся иерархию среди примерно 100 репортеров, которые регулярно приходят на ежедневные брифинги. Аплодисменты раздаются из задней части театра, где обитают представители низшего звена журналистской пищевой цепи.

«Я вас не слышу», — кричит репортер в первом ряду.Комната распадается.

Между тем МакКлендон кричит о ФБР. режиссер Уильям Сешнс. «Эти репортеры, кажется, настаивают на выходе Сессиона, и мне интересно — я понимаю, что Сешнс брал свою жену в некоторые поездки, и она заплатила за них. Аспин брал свою девушку с собой в поездки, и она за это платила. Но Аспин заставил налогоплательщиков терять деньги, заставляя сотрудников ждать, пока он свяжется со своей девушкой… »

« Сара, я думаю… »

« Не могли бы вы повторить вопрос? » (Взрывы смеха.)

«Ди Ди!» — кричит репортер, размахивая рукой, словно ему нужно в туалет.

«Ди Ди!» умоляет другого.

«ДИ ДИ!»

«… дайте нам отчет о потерях налогоплательщиков во время поездки Аспина в Венецию? Но это кажется намного хуже, чем сеансы… »

Остальным надоел хриплый монолог МакКлендона, хроническое раздражение. На недавнем брифинге около пяти часов вечера. крайний срок, Томас Л. Фридман из The New York Times крикнул Макклендону, чтобы он «заткнулся.Брит Хьюм из ABC предложила сеть, чтобы увести ее. Но безрезультатно. Сегодня Фридман где-то еще, а Хьюм ушел в отставку, листая журнал.

Кертис Уилки из The Boston Globe однажды назвал пресс-центр Белого дома «единственным детским садом в Америке, который Рональд Рейган не упразднил». Ежедневные крики репортеров, которые освещают Белый дом и следят за президентом, куда бы он ни пошел, не вызывают в памяти ничего, кроме школьного автобуса с 10-летними детьми, которые ехали домой после долгой пыльной однодневной экскурсии.Можно ожидать, что мячи начнут летать, как это произошло в конференц-зале в Токио в прошлом месяце, когда британец Хьюм больше не мог принимать ежедневный отчет советника Белого дома Дэвида Гергена о действиях Билла Клинтона на саммите G-7. И вы можете представить пресс-секретаря в виде измученной учительницы, как выглядела Ди Ди Майерс в другой раз, когда она пригрозила: «Класс, вас ждет задержание, если вы не придете к порядку».

Атмосферу школьных дней усиливают неофициальная форма, синие пиджаки для мальчиков и эффектные платья для девочек.Есть даже после школы присутствие звезды телешоу Джун Локхарт. По корпусу ходят легенды о том, зачем она здесь. Некоторые говорят, что она просто «фанатка прессы». Другие говорят, что она влюблена в Марлина Фицуотера. Один хихикает. «Она« потерялась в космосе »». Фактически, она получила верительные грамоты у дружественного пресс-секретаря во время администрации Эйзенхауэра. В начале срока президентства Клинтона пресс-секретарь Стив «Скуп» Коэн потребовал ее места. Коэн, которому 24 года, был слишком молод, чтобы узнать маму Лесси. Недавно репортер, прочитавший на брифинге USA Today , заметил, что Локхарту исполнилось 68 лет.Конференция завершилась бодрым хором «С Днем Рождения».

Локхарт является частью кружка чудаков, которые обитают в комнате для брифингов, создавая карнавальную атмосферу в стиле Феллини. Есть еще один парень, который точно знает Джорджа Буша. Он ходит, делая фотографии сотрудников Белого дома в Instamatic и пытаясь узнать их имена.

Еще есть «дамы с сумками», как их недоброжелательно называют, вдовы умерших корреспондентов Белого дома. Они тоже фотографы, а также писатели, хотя они любезно уклоняются от вопроса о том, где можно найти их работы.Они сидят безмолвно, разыгрывая то, что один корреспондент назвал «ритуалом Кабуки, прикрывающим Белый дом». Наоми Новер, чей муж Барнет Новер был известным репортером несколько десятилетий назад, на голову ниже министра труда Роберта Райха. Но она может яростно толкаться и владеет подлой тростью. Один репортер вспоминает, как она бросила восемь беспомощных мексиканцев в канаву во время заграничной поездки.

«Правило пресс-службы — никогда не смотреть в глаза этим людям», — говорит Адам Нагурни из USA Today. «Никогда. Никогда. Никогда.» Никто точно не знает, как эти персонажи попали туда. И никого не беспокоит избавление от них. Кажется, что после того, как желанный «трудный проход» получен, каждый получает право на вечные привилегии пресс-службы.

Добро пожаловать в самый большой разрыв между восприятием и реальностью в журналистике, бит Белого дома. Теоретически это верхушка профессиональных достижений репортера, жизненно важный канал, через который президент общается с общественностью, а общественность привлекает к ответственности исполнительную власть.На практике это сборище избалованных и талантливых людей, которые ходят по тесному, плохо освещенному коридору в ожидании, когда несчастный правительственный чиновник выразит свое разочарование.

«Пресс-служба Белого дома похожа на эту большую неблагополучную семью», — говорит Рут Маркус из * The Washington Post. «Это странно. Это ненормально. Половину времени, когда я нахожусь в Белом доме, я придерживаюсь такой позиции: никто бы этому не поверил ».

В 1940-х годах пресс-служба Белого дома была небольшой и достаточно безопасной, чтобы сидеть без дела Ф.Стол Д.Р. в Овальном кабинете. Во времена Дж.Ф.К. журналисты все еще были настолько покорны, что Роберт Пирпойнт из CBS ни разу не сообщил, что видел президента на месте преступления с молодой женщиной в лимузине Белого дома. Однако с появлением телевидения размер группы увеличился, а после убийства Кеннеди освещение стало гораздо более интенсивным, ежедневным «телесным дежурством». Тем не менее, они были преданной командой до тех пор, пока не возникли пробелы в авторитете Вьетнама и Уотергейта, самой большой истории, которую когда-либо упускало пресс-служба Белого дома.В этих двух катаклизмах зародилось взаимное недоверие, которое сейчас характеризует отношения.

Но после выхолащивания Джимми Картера, который, как и Клинтон, казалось, презирал репортеров, этот назойливый молодой выводок был приручен Рональдом Рейганом и его имиджмейкерами. Управление связи по фото оп. Благодаря ему школьные автобусы ходили вовремя и каждый получил шоколадный батончик на обед. Участники лагеря были если не счастливы, то по крайней мере довольны сложившимися обстоятельствами и оставались послушными на протяжении большей части президентства Джорджа Буша.

Однако вскоре после инаугурации Билла Клинтона пресс-служба Белого дома перешла в состояние открытого восстания. Четыре месяца после прихода к власти новой администрации отношения между президентом и СМИ достигли того, что, возможно, было их минимумом после Уотергейта. Даже консерваторы, воспринимающие предвзятость либеральных СМИ как символ веры, спрашивали, почему пресса была так враждебна сейчас, когда в Белом доме появился демократ.

Если это не была гражданская война, то это было похоже на кровавую стычку, которая привела к ней.Освещение президента становилось все более жестким. В июне Клинтон размером с большой палец появилась на обложке Time как «Невероятно сокращающийся президент». Невероятно уменьшающийся в размерах один ответил огнем, публично высмеяв британца Хьюма, который задал нежелательный вопрос в Розовом саду.

Что случилось? По сути, президент налетел на большое животное, «Чудовище», как его любил называть советник Джордж Стефанопулос, прежде чем оно откусило ему ногу. Зверь — это существо с множеством голов, но с одним разумом, которое прячется в клетке в 100 футах от Овального кабинета.Клинтон думал, что сможет приручить Зверя, как его предшественники, казалось, делали без особых усилий. Он не понимал, что им правят его аппетиты и наследственные инстинкты. Он не стал кормить его и игнорировал его давно установившиеся модели поведения. В результате Зверь пронесся через Белый дом, опрокинув лампы и опрокинув мебель. С тех пор его заколдовали обратно в клетку, но он фыркает и лапает землю, ожидая, когда снова начнется ярость.

Вначале отношения Клинтона с репортерами были легендой.Он усердно ухаживал за ними, обращаясь за советом к Джо Клейну из Newsweek и Э. Дж. Дионну из The Washington Post, , которых он называл «моим другом». Он обзвонил других дома, соблазняя их своим подробным воспоминанием об их статьях. Он относился к журналистам как к интеллектуальным коллегам.

Они ответили лестно, что помогло сделать Клинтон лидером от Демократической партии до того, как проголосовали какие-либо избиратели. Это был период Великого Обморока, когда Хендрик Герцберг мог написать в The New Republic, «Настоящая причина, по которой такие представители прессы, как Клинтон, просты и удивительно нециничны: они думают, что он сделает хорошее , возможно, великий президент.Некоторые сказали мне, что они убеждены, что Клинтон — самый талантливый кандидат в президенты, с которыми они когда-либо сталкивались, включая Джона Кеннеди ».

Однако прежде, чем эти слова высохли на странице, отношения рухнули на камнях-близнецах Дженифер Флауэрс и черновика. Обе стороны чувствовали себя использованными. Репортеры, освещавшие праймериз в Нью-Гэмпшире, думали, что они отступили, чтобы быть справедливыми по отношению к Клинтон. Они проигнорировали самый разрушительный аспект истории Флауэрса, записи, под предлогом того, что их подлинность не может быть проверена.Но даже Клинтон признал, что это был записан его голос, когда он позвонил Марио Куомо, чтобы извиниться за комментарий, который он сделал, сравнив губернатора Нью-Йорка с мафиози. Пресса никогда не обращала особого внимания на то, что Клинтон говорил Флауэрсу лгать об их связях. Как говорит Нагурни: «Никто не преследовал этого. Ты мог бы взять эти кассеты и поехать в город ».

Клинтон, однако, затаил обиду. «Он думает, что пресса чуть не убила его в Нью-Гэмпшире», — говорит Марк Миллер, которому был предоставлен исключительный доступ в рамках освещения избирательной книги Newsweek .В Нью-Гэмпшире Хьюм нашел кандидата «гениальным, действительно обаятельным парнем. Это было «Эй, Брит, как твои дела?» ». Но потом,« когда я добрался до Литл-Рока в конце кампании, я особо не думал об этом, но я более или менее ожидал, что он сказал бы «Привет» Ничего. И я расспрашивал о таких вещах, и все репортеры говорили мне, что во время кампании он просто полностью отказался от средств массовой информации на личной основе ».

То, что было верно в отношении Билла, было более верно в отношении его жены.«Хиллари была действительно разочарована и рассержена», — говорит Миллер. «Она с большим подозрением относилась к прессе, чем он». После публикации Джеффом Гертом серии расследований The New York Times об инвестициях Клинтонов Хиллари заявила, что больше не будет читать Times . Она сказала Миллеру, что «поняла, что отец сказал ей правильно, что пресса является частью истеблишмента, а истеблишмент всегда будет защищать свои интересы.

Некоторые представители предвыборной прессы также почувствовали, что Клинтон все больше и больше ими манипулирует. Согласно Strange Bedfellows, новой книге Тома Розенстила из Los Angeles Times, Джим Вутен из ABC наедине противостоял Клинтону из-за письма полковника Холмса, в котором Клинтон поблагодарил R.O.T.C. чиновник за «спасение меня от сквозняка». Клинтон попробовал свое обычное мягкое мыло: «Джим, ты всегда был очень справедлив со мной, и я любил тебя за это». Вутен думал, что Клинтон лжет, как и Марк Гальперин, другой репортер ABC, после того, как выяснилось, что Клинтон, несмотря на утверждения об обратном, получил уведомление о введении в должность.«Это оставило глубокое чувство предательства», — говорит Миллер. «Репортеры чувствовали, что их обманули».

То, что многим из тех, кто следил за предвыборной кампанией, было за 30, и освещение своей первой президентской гонки еще больше усугубило их страдания. Молодые журналисты никогда не чувствовали себя использованными Рейганом и Бушем, потому что никогда не верили в них. Но разрыв с Клинтоном имел привкус испорченного романа.

Хотя они и являются конкурентами, выпускники кампании образуют узкую субкультуру в пресс-корпусе Белого дома.Уставными членами этой группы являются Нагурни, 38, из USA Today, Гальперин, 28, из ABC, Мэтью Купер, 30, из US News & World Report, , Дэвид Лаутер, 35, из Los Angeles Times, Гвен Ифилл, 37 лет, из The New York Times, Джефферен Бирнбаум, 36, из The Wall Street Journal, и Рут Маркус, 35, из The Washington Post. Маркус не освещал кампанию, но был частью клики с тех пор, как она освещала переходный период.Она и Ифилл — соседи и близкие друзья со времен Ифилла в Post. Маркус жил в том же общежитии, что и Лаутер на первом курсе Йельского университета.

В политическом отношении все они либеральны и, несмотря на эмоциональные раны кампании, гораздо более симпатизируют Клинтону, чем пресса в целом. В профессиональном плане они поклоняются святыне Морин Дауд из The New York Times, мастеру смертоносных деталей («Она Бог», — говорит Нагурни). Члены этой группы проводят регулярные ужины воссоединения в Вашингтоне, во время которых Купер производит свое веселое впечатление Клинтона, а Гальперин имитирует Гора.Также продолжается обсуждение кастинга на роли Клинтон: Фильм, с Ником Нолти в роли президиума, Кристофером Ривом в роли Эла, Мелани Гриффит в роли Типпера и так далее.

С момента прибытия в Белый дом эта группа вызвала неприязнь со стороны завсегдатаев. В то время как команда предвыборной кампании сетовала на то, что доступ к ним достиг пика, высокопоставленные члены пресс-службы жаловались, что у них вообще нет доступа. Никто не ответил на их звонки. «Когда в конце концов у нас были пресс-конференции, Клинтон увидел в толпе знакомые лица и сказал« да »Дэвиду Лаутеру или Марку Гальперину, — говорит Маркус.Многие из «взрослых» чувствовали нарушение трудового стажа.

Ифилл сравнивает постоянный пресс-корпус Белого дома с государственными служащими, которые думают, что знают лучше, чем политические назначенцы. «Это угрюмая группа людей, потому что они переживают большинство администраций», — говорит она. «И они гордятся тем, что живут в этом здании». Их позиция такова: «Мы знаем это место, а вы — нет».

Это остается большой разрыв между репортерами в зале для брифингов. Большинство из тех, кто освещал администрацию Буша — группа, в которую входят Карл Лейбсдорф, 55 лет, из The Dallas Morning News, , его жена, Сьюзан Пейдж, 42 года, из Newsday, , и Джордж Кондон, 45 лет, из Copley News Service , глава Ассоциации корреспондентов Белого дома — думают, что репортеры Клинтона страдают клиентитом.«Произошло что-то важное, — говорит 73-летняя Хелен Томас из UPI, — и репортеры продолжали пытаться добраться до Клинтона, и они сказали:« О нет, он не собирается говорить об этом, потому что сообщение — это что-то остальное. »Весь ад вырвался наружу, но он не собирался об этом говорить. Я умер от смеха. Репортер Белого дома никогда бы не позволил ему сойти с рук. Что вы имеете в виду, сообщение дня? Не давай мне этого.

С момента прибытия в Белый дом молодые репортеры старательно избегали писать и не говорить ничего, что могло бы показаться им отстойным.«Вы должны войти сюда, готовые сучиться», — говорит Ифилл. «В обычном разговоре недопустимо выражать восхищение президентом. Вы начинаете выглядеть так, как будто находитесь в танке. И ни один репортер не хочет так выглядеть ».

«Если люди стоят вокруг машины с кока-колой и кветчут, у них нет стимула начинать перечислять хорошие качества Билла Клинтона», — соглашается Мэтт Купер. «Это как если бы ты находился на детской площадке, и люди жаловались на директора, тебе не хотелось бы внезапно вмешиваться, что он на самом деле подарил тебе хорошую стойку для велосипедов в прошлом году.

В пресс-центре тон задает Томас, диаконисса корпуса, которая традиционно задает первый вопрос на пресс-конференциях и завершает их своей подписью: «Спасибо, господин президент». Эта привилегия проистекает из трудового стажа. Томас освещал Белый дом с 1961 года, когда доминировала писательская пресса, а не телевидение; Клинтон — ее восьмой президент. Она сохраняет свое положение, несмотря на то, что ее компания, U.P.I., уже много лет балансирует на грани исчезновения.

Там, где младшие уважают изобретательность и литературное чутье, старшие ценят агрессию. Томас время от времени обнажает зубы, но она не входит в тройку нынешних претендентов на должность главного питбуля. Это: Андреа Митчелл из NBC, Брит Хьюм и Энн Деврой из The Washington Post.

Когда она хочет рассказать историю, Митчелл движется так быстро, что вы можете пропустить ее, если моргнете. В один душный июньский день репортеры окружили лидеров Конгресса, вышедших после встречи с Клинтоном.Роберт Доул, Боб Мишель и Ньют Гингрич вышли первыми, и их быстро окружила толпа. Один Митчелл заметил, когда через несколько минут вышли лидеры демократов. Она была на них, как фокстерьер, монополизировав спикера Палаты представителей Тома Фоули на несколько минут, прежде чем другие репортеры даже это заметили. Когда Фоули сказал, что интервью окончено, Митчелл погнался за ним до машины, задав еще несколько вопросов.

«Андреа», — восхищенно говорит Хьюм, — «полагается на такой подход, направленный прямо вперед и таран.Он вспоминает, как она «жестоко толкнула» ее во время недавней поездки в Чикаго, когда Клинтон подошла к веревке, на которой стояли репортеры. «Она просто увидела, что он идет, и ей нужно было встать впереди, и все, что было на пути, должно было двигаться. Это было прекрасно.» Сама Митчелл вспоминает, как однажды ползла на четвереньках, чтобы добраться до Рейгана. «Я люблю погоню», — просто говорит она.

Такое поведение не смогло полюбить ее многих, включая съемочную группу NBC, которая работает с ней.Но Митчелл заслужила восхищение большинства своих коллег. «Когда я впервые встретил ее, у меня было действительно плохое отношение», — говорит один корреспондент. «Я думал, что она была самым голодным человеком, которого я когда-либо видел. Но я действительно полюбил ее. Я очень уважаю то, как усердно она работает ». Митчелл, которая встречается с председателем Федеральной резервной системы Аланом Гринспеном, имеет хорошие связи, но именно из-за суматохи она получила львиную долю сенсаций в Белом доме, включая близкое назначение Кимбы Вуд, уход Лани Гинье и найм Дэвида Гергена.

Она менее впечатляет на президентских пресс-конференциях, на которых она забивает микрофон многословными вопросами о том, какой у вас вопрос. Конечно, не только она продолжает трепаться. Причина этого явления, как объясняет один репортер, заключается в том, что «требуется семь секунд, чтобы поднять кайроны». Хироны — это наложенные друг на друга видео-идентификаторы, которые сообщают 40 миллионам человек имя и принадлежность человека, который беседует с президентом.

Брит Хьюм не может быть пойман на погоне за политиком.«Это дерьмо», — шепчет он, когда Ллойд Бентсен без всяких новостей сообщает в пресс-центре. Молодые журналисты отмечают, что 50-летний Хьюм много времени проводит за разгадыванием кроссвордов, но компенсирует это своими колючими репортажами. В этом он меньше конкурирует с Митчеллом, чем с остроумной Сьюзен Спенсер из CBS. Но CBS не уделяет столько внимания Белому дому, как другие телеканалы, поэтому Хьюм получает больше эфирного времени и помогает задать тон освещению событий Клинтона. Уроженец Вашингтона, Хьюм не особо впечатлился новой командой из Арканзаса.

Хьюм был известен своим преследованием Стефанопулоса в брифинге; Говорят, что он и Майерс в частном порядке обвиняют Хьюма в разжигании истории о волосах Клинтона. Люди Клинтона считают это политическим — Юм — консерватор, пишет для правого крыла American Spectator — но другие утверждают, что его язвительность носит темпераментный характер. Хьюм тоже был суров с Бушем, по крайней мере, ближе к концу. «У Буша было несколько жестких обещаний», — объясняет Хьюм. «У Клинтона, с другой стороны, был огромный список абсолютно конкретных обещаний, и он начал их нарушать еще до приведения к присяге — и не только самые маленькие.Он нарушил обещание о снижении налогов для среднего класса, обещание о половинном дефиците, обещание гаитянских лодочников. Это были вещи, на которые он возмутился во время той кампании, и это убило его медовый месяц. Вот что это сделало.

Другой проклятие коммуникационного офиса — Энн Деврой из The Washington Post, «Везувий репортера», как ее называет один коллега. В свои 44 года Деврой — единственный сертифицированный гигантский убийца в резиденции, ускорив, если не вызвав кончину Джона Сунуну, несмотря на ее погоню за его скандалом о путешествии.»Ты лжец! Все ваши истории — ложь! Все, что вы пишете, — ложь! »- однажды крикнул ей злобный руководитель администрации Буша после многолюдной церемонии Розового сада. (Она только что написала на первой полосе статью, в которой обвиняет Сунуну в падении фондовой биржи на 120 пунктов.) «Я думал, что ее освещение Буша временами было ужасно несправедливым», — говорит Хьюм. «Я думаю, что ее освещение Клинтона было столь же жестким».

В Post, крутой, курящий Деврой известен тем, что кричит на источники по телефону.По словам одного из коллег, она имеет репутацию «съедающей» коллег-репортеров Post . Сначала она помогла Джону Яну выбиться из ритма; он уехал, чтобы стать корреспондентом в Лос-Анджелесе. После избрания Клинтона Деврой наложил вето на то, что газета «Пост» выбрала Майкла Исикоффа, одного из самых талантливых следователей газеты, чтобы тот поделился своим мнением. В конце концов она остановилась на Рут Маркус, более нежной душе, но часто вспыхивают ссоры, и эти двое не всегда разговаривают. Ранее в этом году Post пропустил поездку Клинтона в Милуоки из-за нарушения связи.Эд Уолш, руководитель бюро Post в Чикаго, получил звуковой сигнал с предложением спешить на мероприятие.

Стариков не позабавило, когда новички попытались изменить правила сразу же по прибытии. При поддержке Нагурни, Лауэра и Маркуса Ифилл потребовал, чтобы брифинги для прессы были записаны. Дочь американского методистского епископального священника Ифилл известна своей смелостью. Освещая Джесси Джексона в 1988 году, она слыла темнокожим журналистом, который лучше всех сопротивлялся давлению кандидата с его стороны.На пресс-конференции в Лос-Анджелесе, где Джексон, одетый в значок против наркотиков, появился с жителями жилищного проекта, Ифилл спросил одного дорогостоящего молодого человека: «Почему ты носишь пейджер?» Клинтониты тоже восхищались ею; они рассматривали возможность сделать ее представителем в Государственном департаменте.

Оспаривая предысторию брифингов, Ифилл нарушил древнее табу. Эти мероприятия, на которых «высокопоставленный чиновник администрации» отвечает на вопросы из стаи, являются заветной формой кормления с ложечки.Чиновникам нравится защита от ответственности. Репортерам нравится инсайдерское кольцо. «Вчера высокопоставленный чиновник администрации сказал» звучит намного лучше, чем «Заместитель министра торговли сказал 100 репортерам». Высокопоставленные представители прессы выступили против изменений, и восстание прекратилось.

В комнате для совещаний правят динозавры. И именно эту группу клинтонисты мало понимали, о чем свидетельствует решение Стефанопулоса закрыть верхний офис прессы, часть пространства между Овальным кабинетом и комнатой для брифингов, где проживают директор по коммуникациям и пресс-секретарь.Вскоре репортеры стали называть это «бесполетной зоной».

Агитационистов это мало беспокоило. У них были источники, и они могли получить ответ на свои звонки. Они не понимали, почему каждый должен иметь право вмешиваться в Стефанопулоса по своему желанию. Однако старожилы чувствовали, что с ними обращаются как с изгоями. И высокомерный ребенок.

Чтобы понять остроту их реакции, необходимо представить себе пресс-центр Белого дома, брюхо Зверя. Это мрачная дуплексная камера, где репортеры сидят локтем к локтю в своих тележках или зажаты в клаустрофобных подземных радиобудках.Вы не можете позвонить или набрать предложение, пока ваши соседи и конкуренты не уловят вашу сенсацию. Лунник соединен узким коридором с залом для брифингов, и когда через громкоговоритель звучит объявление, репортеры протискиваются сквозь него, как песчанки через Habitrail. В нерабочее время репортеры обращались в верхнюю пресс-службу с вопросами. Но они не ограничивались «нижним отделом прессы», заполненным 24-летними молодыми людьми с такими прозвищами, как Селди и Скуп, которые редко что-либо знали.«Путь к офису пресс-секретаря никогда не должен закрываться», — настаивает Томас. Для нее запрет Стефанопулоса был свидетельством того, что клинтонисты пришли «с чипом на плече против рабочей прессы».

Серьезными раздражителями стали и другие вещи. Отмененные встречи были обычным явлением. «Тебя вроде как дёргали днем», — говорит Мэтт Купер. «И казалось, что у людей никогда не было даже скромного раскаяния, которого вы ожидаете». Опоздание было хуже. «На полдень был назначен брифинг.В 11:58 по громкоговорителю прозвучало объявление, что он будет в 1. В два часа дня будет четыре часа дня. брифинг. И в прессе разразился дикий смех. Вы знаете, у людей крайний срок — четыре и пять часов ».

Сам Клинтон спровоцировал Зверя, съев закусочную на Air Force One, когда он приземлился, и на базе ВВС Эндрюс после долгой однодневной поездки. Репортеры были в восторге от того, что их заставляют ждать. Они даже добились того, что разрекламировали «Хергейт» — историю о том, что самолеты держали на взлетно-посадочной полосе в аэропорту Лос-Анджелеса, в то время как президент сделал стрижку за 200 долларов от Кристофа.Фактически, согласно последующему отчету, ни один рейс не задерживался, за исключением зафрахтованного самолета прессы.

«Когда брифинг откладывается, они становятся такими враждебными и злыми, — говорит Марк Миллер. «Они изливают свое разочарование на более короткое время, потому что у них такая несчастная жизнь».

Во время избирательной кампании 29-летний Миллер олицетворял близость журналистов к Клинтон. Он был единственным репортером, получившим эмалированную «булавку», которую носит Секретная служба, позволяя ему идти куда угодно и когда угодно.Он часами играл с Клинтонами в червы и джин-рамми, бегал трусцой и тренировался с кандидатом. Миллер, который является гомосексуалистом, также помог привлечь внимание Клинтон к проблеме прав геев. В одном анекдоте Миллера, Клинтона и советников Брюса Линдси и Ричарда Минца везут из аэропорта Лас-Вегаса солдат штата Невада. Кто-то указал на привлекательную женщину в другой машине, и все повернули головы. «Боже, интересно, есть ли у нее брат», — сказал Миллер. На лице солдата промелькнуло пораженное выражение.Клинтон взорвался.

Однако после инаугурации Миллер оказался в несчастливом положении. «В течение 15 месяцев я знал, что они делают, что планируют, каковы их цели», — говорит он. «Внезапно я оказался в темноте». Он был потрясен и корреспондентами Белого дома. «Они настолько эгоцентричны — чрезвычайно эгоистичны. Ощущение, что все вращается вокруг них, довольно глубокое ».

Редакторы Newsweek требовали от Миллера жесткости в отношении администрации.Но чиновники Белого дома были расстроены, когда он был. «Когда я написал, что Стефанопулос презирает прессу, ему было очень больно. Это было неприятно для нашей дружбы. Я не хотел писать что-то подобное, — говорит Миллер, попросивший, чтобы меня отвлекли и перевели в бюро журнала в Лос-Анджелесе.

Для Time, Newsweek, и U.S. News самая большая проблема с Клинтоном заключалась в том, что Белый дом не раскрыл те виньетки, которые являются основным продуктом их освещения.И когда это происходило, наггетсы часто раздавались всем троим, как в анекдоте о Клинтоне, который ел вишневый пирог в солярии Белого дома после того, что сейчас считается кульминацией его президентства — его обращения к Конгрессу 17 февраля.

Для сетей самым большим раздражением было нежелание президента быть прикрытым. Клинтон часто настаивает на том, чтобы бродить в толпе без телевизионного репортера, который мог бы уловить неловкие подробности. «Существует давняя традиция иметь хотя бы одного корреспондента, представляющего сети, обеспечивающие защитное покрытие, — говорит Андреа Митчелл.«И эти люди еще не приняли этот принцип». Съемочные группы часто заканчивали тем, что заталкивали спички с сотрудниками Белого дома, пытаясь удержать их за веревочными канатами. Некоторые мероприятия просто объявили запрещенными. Сотрудники Белого дома были в ярости на Ричарда Берка, репортера New York Times , который с тех пор покинул ритм, за освещение похорон отца Хиллари Клинтон, хотя мероприятие было открытым для публики.

Позицию Клинтонов нетрудно понять. Дома и в дороге они чувствовали себя окруженными врагами, особенно после того, как начали распространяться слухи, приписываемые недружелюбным членам домашнего персонала и секретной службы.Когда Newsweek опубликовал репортаж о рассказах о проклятиях и бросании ламп, журнал поместили в глубокую заморозку, несмотря на то, что корреспондент Элеонора Клифт, как говорит Хьюм, находится «в резервуаре».

Положение усугублялось безразличием лагеря Клинтона к жалобам СМИ. Во время кампании они обходили средства массовой информации, используя спутниковое вещание, городские собрания и выступления на телеканале Larry King Live , чтобы избежать пристального внимания национальных корреспондентов.После инаугурации Джефф Эллер из отдела коммуникаций попробовал ту же стратегию. «Знаешь, почему я могу запугать тебя на пресс-конференциях?» — риторически спросила Клинтон на мартовском ужине Ассоциации корреспондентов радио и телевидения. «Потому что Ларри Кинг освободил меня от вас, передав меня напрямую американскому народу».

Репортеры посмеялись над этой идеей. «Я не боялась, — говорит Хелен Томас. «Я знал, что мы им нужны. Знаете, пусть созовут городское собрание, если в два часа ночи у них будет какое-то важное объявление, что мы идем на войну.Но в глубине души корреспонденты были обеспокоены. Не то, чтобы пресса исчезла, но то, что функция ночного наблюдения корреспондентов Белого дома на самом деле могла быть заменена электромагнетизмом. Все, чего бы не хватало, — это хватки.

Поскольку 100 и более репортеров физически не могут присутствовать на президентских мероприятиях, освещение должно быть объединенным. Группа, состоящая из одного репортера от каждого средства массовой информации — ежедневной печати, радио, телевидения, телеграммы, еженедельных газет — представляет весь пресс-центр, делясь своими результатами с классом.Освещение пула означает, что практически невозможно получить эксклюзивные или экстренные новости, когда президент в дороге. Это также означает, что репортеры проводят большую часть своего времени, записывая события, о которых сообщают другие или которые просматриваются по замкнутому телевидению в центрах хранения документов. Считается этичным писать рассказы так, как если бы они были представлены самим. Одна из самых разрушительных историй о Джордже Буше, о том, что он не распознал сканер супермаркета, была написана Эндрю Розенталем из The New York Times на основе видеозаписей в прямом эфире и наводящего на размышления репортажа Грега Макдональда из Houston. Хроника. Ни Розенталь, ни кто-либо из множества газет, которые впоследствии подхватили эту историю, не видели, чтобы это произошло. «Я стоял в 10 футах от меня», — говорит Джим Миклашевски, корреспондент шоу Today , работающий вне пресс-центра. «Это никогда не происходило.»

Репортажи из пула олицетворяют самооценку пресс-корпуса Белого дома: половина тех, кого нельзя обмануть так легко, мачо из заядлых полицейских репортеров и половина невозмутимого цинизма городских кинокритиков. Ссылки на «potus» (президент Соединенных Штатов), «flotus» (первая леди Соединенных Штатов) и «президент, Билл Клинтон» имеются в большом количестве.Пресс-секретарь, над которым во время праймериз в Нью-Йорке высмеивали, называя «полубутылочной блондинкой», прозвали Ди «Блич» Майерс.

Чувствуется разочарование умных людей, выполняющих механическую работу. «Репортеры, как и большинство профессионалов, способных к продвижению вверх, всегда думают:« Какой будет моя следующая работа? » говорит один из их числа. «Они годами замышляли свергнуть репортера Белого дома и приехать сюда. Попав сюда, вы поймете, насколько это жалко. И это действительно почти тупик.А это приводит к большому скуку ».

Вероятно, Стефанопулос неизбежно стал мишенью для разочарованных репортеров. «Чтобы быть короче, вы должны уметь болтать с прессой, понимать, как они думают», — говорит Миллер. «Джордж так и не научился искусству ничего не говорить с юмором». Его отношения с журналистами превратились в символическую неприязнь. Убежденные, что он не любит их, они обращались с ним — и с администрацией — все более и более жестко. Испытывая тонкость их работы, он стал более пренебрежительным.

Конфликт между прессой и президентом обострился 19 мая, когда Клинтон объявила об увольнении семи сотрудников бюро путешествий Белого дома. Это было похоже на обезглавливание курицы на глазах у цыплят; командировщики — защитники прессы. Именно они следят за мальчиками и девочками в автобусе, следя за тем, чтобы никто не остался в отеле в качестве наказания за опоздание; они следят за соблюдением установленной иерархии на рейсах Белого дома, чтобы The New York Times не сидела рядом с Сарой МакКлендон.И они следят за тем, чтобы бокал винтажного шампанского ждал репортеров в пресс-хартии, чтобы их сумки были доставлены в их гостиничные номера, а их зарубежные покупки были доставлены обратно в Вашингтон.

Слухи о командировочных увольнениях и о намерении Клинтона продвинуть своего дальнего 25-летнего двоюродного брата на пост главы офиса просочились, когда Стефанопулос собирал награду из своей альма-матер, Колумбия. Ди Ди Майерс вошла в комнату для брифингов, чтобы объявить о переезде; ее засыпали 161 вопросом, причем больше, чем о Боснии, которая была настоящими новостями дня.Скандал с тревел-офисом был редкостью, появившейся после брифинга. Когда Стефанопулос вернулся, Хьюм и Деврой безжалостно его поджаривали, и он ускользнул от того, что ФБР. «Для кого-то, кто какое-то время был в Вашингтоне, Белый дом использует ФБР. в каком-то политическом смысле, я имею в виду, это просто попахивает скандалом », — говорит Хьюм. «И я говорил себе, Господи Иисусе, как этот парень мог не знать, и после Уотергейта. И я подумал про себя: «Погоди минутку — когда случился Уотергейт, ему было 12 лет.

Частично причиной увольнений было желание найти в Белом доме еще несколько дефицитных рабочих мест для людей, которые хорошо служили Клинтону во время кампании, и, как указывает внутренний отчет Белого дома, это был голливудский приятель Клинтона Гарри Томасон. кто инициировал расследование, приведшее к обстрелам. Но репортеры восприняли это как личное оскорбление. «Они явно думали, что эта группа тревел-офиса была кучкой наших приятелей, от которых нужно избавиться по общим принципам», — говорит Хьюм.На доске объявлений в пресс-службе появилось объявление о привлечении пожертвований в фонд правовой защиты уволенных сотрудников.

«Чтобы Клинтон выглядел одновременно и Арканзасом, и слишком Голливудским одновременно, это было пируэтом в масштабе Барышникова», — говорит Мэтт Купер. Но это была не просто катастрофа П.Р. После скандала с туристическим офисом отношения между репортерами и Стефанопулосом подошли к полному краху. Обычно спокойный Стефанопулос, наконец, выглядел перегретым. «Когда вы начинаете есть лед, дни сочтены», — говорит Томас.«Все пресс-секретари начинают есть лед, когда для них все кончено. Для меня это небольшой сигнал.

Когда Клинтон послал свой SOS Дэвиду Гергену, одним из условий Гергена было поручить ему улучшить отношения с прессой, что он мастерски сделал в качестве директора по связям с общественностью Рональда Рейгана. Клинтон согласился, и Герген и Марк Геран, которые перешли от заместителя главы администрации к директору по коммуникациям, немедленно открыли запретную для полетов зону. Герген начал подбрасывать репортеров в Овальный кабинет для эксклюзивных интервью, уделяя особое внимание коллегам-экспертам, особенно тем, которые были менее чем дружелюбны с администрацией: Фред Барнс, Морт Кондрак и Бен Ваттенберг были первыми, кого пригласили к боссу.

И Герген начал кормить Зверя в прямом и переносном смысле. Он послал высокопоставленных чиновников, таких как Леон Панетта и Ллойд Бентсен, чтобы проинформировать прессу. И начал устраивать бесплатные обеды. Десятки репортеров и редакторов уже посетили интимные, неофициальные ужины в доме Билла. Гергену также удалось организовать пикник 13 июня на лужайке Белого дома, хотя он был запланирован еще до его приезда. Прибыло более 400 журналистов со своими свиданиями и семьями. Среди огромных лотков чипсов, сальсы и гуакамоле они стояли в очереди, чтобы обменяться рукопожатием с Первой парой и сфотографироваться.Клинтон восхищался ожерельем Рут Маркус. Он похвалил другого репортера за ее серьги. Затем он сел за стол мастодонтов: Карла Лейбсдорфа, Сьюзан Пейдж, Джорджа Кондона, Терри Ханта из AP и Джина Гиббонс из Reuters. Присутствовал также Вольф Блитцер из CNN, новичок в этой битве. Беседа была не для записи, но, по словам одного репортера, сидящего за столом, Клинтон пытался объяснить, как он был удивлен тем, что такие мелкие проблемы, как стрижка и бюро путешествий, вышли из-под контроля.

Заместитель директора по связям с общественностью Дэвид Драйер возглавил отдел по связям с общественностью в шутливой версии «Маргаритавилля», сделав легкий упор на прошлые разногласия.(«Снова крутимся в комнате для брифингов / Ищем последний вопрос сегодня / Некоторые люди говорят, что виноват президент Клинтон / Но я знаю… это чужая вина».) Но веселье было несколько вынужденным. «Это напомнило мне семейное воссоединение, на которое никто не хотел идти», — сказал Майкл Даффи из Time, , который разделяет ритм с Маргарет Карлсон. «Он не хотел быть там, репортеры не хотели быть там, персонал не хотел быть там».

«Клинтон выглядел жалким», — соглашается Адам Нагурни.«Несчастный, мрачный и несчастный. Ему просто не нравится пресса, и это реальность. И они могут делать все, что захотят. Приведите нас в Белый дом — неважно. Это просто реальность отношений «.

То, что Клинтон не очень любил подлизываться к репортерам, стало ясно днем ​​позже в Розовом саду, когда он взорвался в Brit Hume за вопрос о «зигзагообразности» в выборе администрацией Рут Бадер Гинзбург в качестве кандидата в Верховный суд. «Как вы могли задать такой вопрос после того, как она только что сделала заявление, — не могу я», — парировал президент.»До свидания. Спасибо.» Некоторые думали, что это могло быть постановкой нападения, но никто из репортеров этому не верит. Они узнали настоящего Клинтона. «Я знаю этот взгляд в его глазах», — говорит Нагурни. «Он был зол». Хьюм считает, что Клинтон, возможно, затаил на него особую злобу за то, что он транслировал смущающий эпизод, в котором президент огрызнулся на своего помощника, надев нательный микрофон.

Когда Клинтон отклонился от сообщения, на лице Гергена промелькнуло выражение ужаса. Позже Хьюму успокаивающе позвонили Майерс, Мэк Макларти и заместитель директора по связям с общественностью Рики Сейдман.Герген также позвонил, сказав, что он смотрел последующий выпуск новостей с Хиллари, и поблагодарил Хьюма за то, что он сделал прямую статью и упустил шанс «выстрелить в нас».

На следующий день Клинтон вернулся с программой на импровизированной пресс-конференции. «Знаешь, из-за чего я действительно расстроен? У тебя медовый месяц, а у меня нет, — пошутил он молодоженам Хьюму. Было слышно, как Герген шептал Майерсу: «Это было прекрасно», как гордый отец.

На этой неделе было множество пресс-конференций — больше, чем Клинтон провел за свои первые пять месяцев вместе взятых.Герген признает, что Клинтон, никогда не знающий ответа, великолепен на этих мероприятиях, и что репортеры тоже любят их, особенно те, которые проходят в прайм-тайм в богато украшенном Восточном зале. В церкви воскресенье, когда корреспонденты моются и надевают свои лучшие одежды. («Я не могу попасть в ванную», — пошутила одна журналистка. «Все мальчики красятся».) Они могут произвести впечатление на своих редакторов, когда президент обращается к ним по имени и поражает друзей своими проницательными вопросами. .

Выступление 17 июня было чистым Гергеном.Клинтон появился с диаграммами Рейганита и указателем. Когда он позвонил Джину Гиббонсу из Reuters, одному из тех, с кем у него были бурные отношения, он похвалил Гиббонса за галстук с Микки Маусом, который он носил. «Извини, это отличный галстук. Я просто потерял это на мгновение. Я бы хотел, чтобы американский народ увидел этот галстук ». После того, как вопросы закончились и Клинтон покинул комнату, Майерс получил галстук от Гиббонса. Клинтон снова появился в нем, чтобы сфотографироваться с бывшим владельцем. На следующий день галстуки Микки Мауса были распроданы у трех продавцов по 10 долларов на К-стрит возле Белого дома.

Единственная ошибка Гергена заключалась в том, что он не смог добиться возвращения Клинтона в двух из трех сетей. После этого он прилетел в Нью-Йорк, чтобы заранее уговорить высшее руководство для следующего раза. (Это была стратегия Джеймса Бейкера, блестящего манипулятора прессы, когда он был главой администрации Рональда Рейгана. Герген говорил в интервью, что он часто спрашивает себя: «Что бы Бейкер сделал в этой ситуации?»)

Медвежий настрой Клинтона Объятия репортеров, безусловно, неискренни, и большинство из них это понимают.«Отвратительно», — сказал один журналист после выступления Клинтона с галстуком. Но это не значит, что это будет иметь неприятные последствия. Напротив, это следует правилу обозревателя New Republic Майкла Кинсли, согласно которому неискренняя лесть даже более лестна, чем искренняя лесть, поскольку она демонстрирует признание того, что получатели — влиятельные люди, которых нужно целовать.

На следующий день Мэтт Купер производил впечатление Клинтона в пресс-службе, подходил к репортерам и кричал: «Это отличный галстук.Делая вид, что отрезает его воображаемыми ножницами, он продолжал: «Дай мне посмотреть на эту штуку. Это отличный галстук. Я люблю эту штуку, чувак. Извините, я только что потерял его. Это отличный галстук ». Другие репортеры теперь носят пронзительные галстуки в надежде оказаться на вершине грандиозного выступления. (Во времена Рейгана женщины носили красный цвет, любимый цвет президента, чтобы привлечь его внимание.)

Обеды стали еще эффективнее. Хелен Томас оживляется, когда говорит о своем приглашении в Белый дом.Она сидела рядом с президентом. «Он замечательный хозяин, — говорит она. «Весь вечер прошел спокойно, тепло, дружелюбно… Он показал нам верхние помещения».

Через несколько недель после прибытия Гергена весь характер отношений изменился. Рейтинг одобрения Клинтона все еще застопорился на уровне 45 процентов, но внезапно журналисты заявили, что Белый дом, похоже, собирает свои силы. Частично это была необходимость изменить расхожее мнение; репортеры не могли продолжать писать, что администрация лажает.Но в значительной степени это было результатом успешной программы ухода за детьми.

Немногие журналисты признались, что с нетерпением ждали поездки Клинтон в Токио. Отставание после энергичного президента означает тяжелые часы и сжатые сроки в самых лучших обстоятельствах, а с 13-часовой разницей во времени корреспондентам часто приходится работать всю ночь. Многие до сих пор вздрагивают, вспоминая турне Джорджа Буша по Азии в 1992 году, завершившееся государственным ужином, на котором президента вырвало на колени премьер-министру Японии Киити Миядзаве.Загадочный вирус, который вызвал оплошность Буша в цветовой гамме, пронесся и по прессе; на самом деле, большинство полагает, что Буш поймал это, когда по пути в лазарет Air Force One пожал руку Грегу Макдональду.

Журналисты также сохранили плохие воспоминания о том, как с ними обращались агрессивные японские силы безопасности. А традиционная ночь в Республике Корея, которая включала посещение демилитаризованной зоны строгого режима между Севером и Югом, казалась абсурдным препятствием для сотрудников Клинтона, испытывающих трудности с материально-техническим обеспечением.«Это новое бюро путешествий потеряло фургон, чтобы доставить нас к вокзалу в Филадельфии», — усмехнулась Андреа Митчелл за несколько дней до поездки в Японию. «Как они собираются обращаться с демилитаризованной зоной?»

Но вместо предсказанной катастрофы президент пришел домой, чтобы получить восторженные отзывы. Приглушенным тоном репортеры даже признались, что получили удовольствие. Основной причиной нового отношения было доминирующее присутствие Дэвида Гергена. Он оправдал свое звание советника и руководил работой прессы как роскошным летним лагерем.На длительный рейс новое бюро путешествий заказало просторный Боинг 747 Northwest Orient вместо обычного правительственного Боинга 727. Это означало, что для самых важных корреспондентов были много миль и места первого класса в носовой части. Экипаж из 20 человек вместо обычных 12 выполнял все их прихоти. «Мы приложили очень много усилий для этого», — сказал Марк Гиран. «Мы очень, очень понимали, что во всем, от неудобного матраса до плохой погоды, винят бюро путешествий».

Более важным был постоянный поток информации, который Герген передавал в пресс-центр модно-минималистского отеля Okura, где репортеры работали круглосуточно, питаясь печеньем, кофе и суши в номер.Он выступил с припевом из важных администраторов — Ллойда Бентсена, Уоррена Кристофера, Микки Кантора, Сэнди Бергера, Строуба Тэлботта и Питера Тарноффа — чтобы болтать как для записи, так и вне ее.

Герген стоял рядом, как кукловод, пока высшие должностные лица администрации продвигали то, что он любит называть «повествованием». Майерс был отодвинут на второй план, став очевидной жертвой снежного человека Гергена. Но вряд ли это походило на силовую игру, поскольку Герген, как всегда, был душой приюта. «Мы будем работать над этим.Это хороший аргумент, — сказал он репортерам, отвечая на различные требования. Он считает, что журналисты очень любезны, помогая ему лучше выполнять свою работу.

Сам Герген снова и снова возвращался в комнату для брифингов, чтобы подбросить репортеров, а затем отправился с ними за суши и еще раз покушать. («Жемчуг раньше свиней», — сказал один репортер, рассказывающий о множестве анекдотов.) Президент провел «потрясающую встречу с Миядзавой». На японцев «произвело впечатление» выступление президента в университете Васэда.Герген дошел до того, что сказал одному репортеру, что Клинтон «сблизился» с президентом Европейского сообщества Жаком Делором (по телефону, поскольку Делора не было на месте из-за болезни).

Каждый день Герген трубил об очередном достижении. Сначала это было «прорывное» соглашение по производственному сектору Уругвайского раунда Гатт. «У нас будет кто-то здесь в 5:30, чтобы дать вам кое-что, чтобы дополнить ваше произведение», — сказал он Андреа Митчелл. Он выполнил: президент материализовался как раз к крайнему сроку NBC, сорвав встречу с Джоном Мейджором и нарушив протокол, поговорив с прессой до того, как было опубликовано окончательное коммюнике.Он оставался там ровно настолько, чтобы обеспечить визуальную основу для истории, которую Герген хотел в сети в тот вечер. Часть стратегии Гергена заключается в том, чтобы президент сделал шаг вперед, чтобы получить признание за каждое достижение, чтобы, как выразился Геран, «завершить» сюжетную линию. На второй день саммита, когда слабое заявление по Боснии угрожало доминировать в новостях, Герген добился скорейшего объявления о пакете российской помощи на сумму 3 миллиарда долларов.

К третьему дню в рядах назревала негативная реакция против Гергена.Там, где репортеры презирали Стефанопулоса за то, что он раздавал слишком мало информации, они начали насмехаться над Гергеном за то, что он подавлял их. Между корреспондентами сети разгорелся спор о том, должен ли Герген вернуться после обеда для своего обычного «чтения». Митчелл сказала, что ей нужен один, чтобы у нее было что-то для вечерних новостей, чего еще не было на шоу Today . Хьюм сказал, что уже достаточно. «Люди склонны недооценивать фактор выживания на таком мероприятии, — сказал мне Хьюм.«Если нужно еще четыре часа поспать, я заберу стенограмму позже».

В 7:30 Герген снова поднялся на подиум. «Они собираются проинструктировать нас до смерти», — простонал Хьюм. «Этот парень — месть Клинтона… Попрощайся, Дэвид… Стой. Иисус. ОСТАНАВЛИВАТЬСЯ!» Наконец Герген закончил, сказав, что не видит особой причины возвращаться после обеда. «Слышу, слышу!» Хьюм обрадовался. Но Герген, рецидивист, вернулся в третий раз в тот день в 11:30, чтобы сообщить, что президент хорошо пообедал.

Официальная пресс-конференция Клинтона в его последний вечер в Токио стала еще одной вехой в улучшении отношений с прессой. Это была прекрасная ночь в залитом светом саду виллы американского посла. Клинтон звонил репортерам по имени и, очевидно, без необходимости изучать фотографии и схему рассадки, как Герген подготовил Рейгана. После этого Клинтон обошла якоря сети для интервью один на один. «Я не знаю, испытывать отвращение или благоговение, — сказал Хьюм.«Они диктуют условия саммита».

Герген снова вел брифинг почти до часу ночи, а утром первым делом приступил к разработке торгового соглашения между США и Японией. На заднем плане он сообщил журналистам, что накануне поздно вечером члены японской делегации чуть не подрались в холле отеля, обсуждая, стоит ли им подписывать соглашение. Послание было ясным: сделка была невероятно выгодной для США. Герген даже отказался от полета на Air Force One, чтобы сделать больше P.Р. на пресс-плоскости. Когда он подошел к Майклу Даффи, корреспондент Time отмахнулся от него. «Это запретная зона», — заявил Даффи. (Позднее репортеры придумали универсальный символ «запретной зоны» — подиум с красной чертой.)

В тот день в Голубом доме, резиденции президента Южной Кореи, члены пула с трудом могли держать глаза открытыми, поскольку они сопровождали Клинтонов из комнаты в комнату. «Я так рада быть здесь с миссис Ким в этом прекрасном доме», — сказала миссисСказал Клинтон, когда ставни щелкнули и зажужжали. «Что вы думаете о резкой реакции японских мужчин и женщин на ваш визит?» — спросила Хелен Томас. flotus ответила, что она «не особо об этом думала».

Вернувшись в коридор, Томас и Митчелл были потрясены. «На наших глазах она превращается в Нэнси Рейган», — сказал Митчелл. «Только Нэнси Рейган ответила на вопросы более предметно».

«Кем она себя считает, — спросил Томас, — королевской семьи?»

В Национальной ассамблее Кореи собравшиеся наблюдали, как Клинтон треплет спикера Ли Ман Супа, который похвалил инаугурационную речь Клинтона.«Фраза, которую я запомнил больше всего, была ваша фраза« изменить нашего друга, а не нашего врага ». Это клише Клинтона было слишком много для Митчелл, которая зажала рот рукой, но не могла сдержать истерический смех. Клинтон пошутил, что некоторые члены прессы смеялись, потому что они «уже год пытались забыть мои выступления». Митчелл, явно обрадованный, рассказал эту историю остальной прессе.

Несмотря на усталость всех и тот факт, что Корея в июле, как сказал Митчелл, «страна с плохими волосами», корреспонденты прекрасно провели время.Белый дом организовал производственную экскурсию, чтобы весь корпус, а не только группа, мог посетить демилитаризованную зону. С камерами в руках репортеры окружили сувенирный магазин в лагере Бонифас, как толпа изголодавшихся по сувенирам туристов, скупающих памятные бейсболки.

Поездка закончилась тем, что репортеры бездельничали вокруг пляжа Вайкики во время трехдневной остановки на Гавайях, в леях, глупых шляпах и ярких рубашках, пили май-тай и шутили о том, что «дежурили у бассейна». Казалось, что все согласны с тем, что президентство Клинтона повернуло за угол.

Может быть, у Потуса все-таки будет медовый месяц. Конечно, он тот же президент, с тем же персоналом, проводящий ту же политику. Изменилось общепринятое мнение, социальное выражение журналистского группового мышления. Зверь согрелся к нему.

Естественно, согласно железному закону стадной журналистики, через некоторое время все снова обратится вспять. Но по крайней мере сегодня погода солнечная. Новое настроение было уловлено Майклом Даффи в его репортаже о единственном реальном событии гавайских праздников — визите Клинтонов в Перл-Харбор.«Катер для прессы, следовавший немного позади и по правому борту катера« Президент », был явно расположен в идеальном месте, чтобы сфотографировать и заснять этот момент. Сцена была великолепной, — заключил его рассказ, — с кораблями, гаванью и горами вдали, окруженными низкими облаками. Единственное, чего не хватало, так это вращения Гергена ».

Сопровождение президентства в историю

Роль NARA в переходном периоде в Белом доме

Зима 2008 г., Том. 40, вып.4

Нэнси Кеган Смит

Завершился длинный сезон президентских праймериз, осенние кампании промчались, и избиратели решили, кто станет следующим президентом Соединенных Штатов.

В то время как новая президентская администрация готовится к своей инаугурации 20 января, Национальное управление архивов и документации (NARA) занято еще одной из своих неожиданных задач — планированием передачи сотен миллионов текстовых, электронных и аудиовизуальных записей. и десятки тысяч президентских и вице-президентских подарков.

Это происходит каждые четыре или восемь лет, а иногда и тогда, когда этого меньше всего ожидают.

NARA помогает в переходном периоде президентских полномочий, обеспечивая безопасную, беспрепятственную и своевременную передачу президентских и вице-президентских архивов и артефактов из уходящей администрации Джорджа Буша-младшего в законное хранилище Национального архива ровно в 12 часов дня 20 января. 2009.

Именно тогда NARA завершит свою работу по безопасному перемещению и отслеживанию этих исторических предметов из Вашингтона, округ Колумбия.C., во временное помещение, которое арендует НАРА, которое находится недалеко от последнего места библиотеки уходящего президента. В случае президента Джорджа Буша библиотека будет построена в кампусе Южного методистского университета в Далласе, штат Техас.

NARA не перемещает личные вещи президента и первой леди. Скорее, NARA перемещает множество материалов, документирующих внутреннюю работу правительства на самом высоком политическом уровне, которые историки будут копить десятилетиями, когда они пишут и оценивают историю нашего времени.

НАРА хранит в президентских библиотеках записи о трагедиях, проблемах, успехах и эволюции политики, которая повлияла на страну и мир во время президентской администрации. Перемещаемые президентские коллекции отражают самые личные и личные мысли и чувства президента к самым формальным внешнеполитическим меморандумам о принятии президентских решений. Записи включают в себя секретные файлы Совета национальной безопасности, а также файлы, в которых документируются бытовые проблемы, аудиовизуальные файлы и файлы первой леди.

Президентские подарки, которые принимаются от имени Соединенных Штатов, являются частью переезда и включают в себя ряд предметов, которые были получены от иностранных правительств или американского народа и иностранных граждан. Начиная с президентства Рейгана, NARA также перемещает электронные записи, что означает передачу сотен миллионов документов, хранящихся во многих различных электронных системах, в электронные системы NARA.

NARA не всегда может позволить себе месяцы или даже годы планирования этого важного перехода.Первым президентам, которые не смогли выиграть переизбрание, неинтересно говорить о переходном периоде, когда они планируют пробыть в Белом доме еще четыре года. Когда происходит неожиданное событие, такое как убийство президента Джона Ф. Кеннеди или отставка президента Ричарда М. Никсона с поста президента и последующий захват его бумаг правительством, процесс перехода становится еще более сложным.

Хотя успешный перенос президентских и вице-президентских архивов и артефактов кажется простым на первый взгляд, это сложная работа, которая действительно начинается в самом начале нового президентства.Содействие плавной передаче владений уходящей президентской администрации в NARA, чтобы их можно было сохранить для потомков, требует тщательного планирования и координации со многими различными агентствами.

Смена власти — уход одного президента

В то время как NARA является агентством, которому поручено перемещать документы и артефакты действующего президента, другие правительственные агентства оказывают помощь и работают на различных этапах передачи. Этот шаг осуществляется в тесном сотрудничестве и сотрудничестве со многими сотрудниками и офисами Белого дома и вице-президента, а также с Министерством обороны (DoD).Поскольку все записи и артефакты, перемещаемые до окончания президентского срока, по-прежнему находятся под контролем президента или вице-президента, NARA должен получить одобрение Белого дома, чтобы начать перемещение записей как можно раньше.

Планирование переезда является наиболее чувствительным, когда президент терпит поражение после одного срока. Президент, баллотирующийся на переизбрание, не заинтересован в том, чтобы его сотрудники работали с NARA над планированием перехода. После поражения осталось менее трех месяцев, чтобы завершить переезд.В случае ухода с поста президента на два срока, мы можем начать перемещение документов, как только временная библиотека будет готова принять записи, что обычно происходит поздней осенью перед выборами. Крайне важно, чтобы NARA при содействии Министерства обороны США начало эти шаги на несколько месяцев вперед, потому что объем и сложность этих действий не могут быть обработаны за последние несколько дней или недель президентской администрации.

NARA работает с Советами Белого дома и вице-президента, Управлением делопроизводства Белого дома, Советом национальной безопасности, Управлением подарков Белого дома и другими офисами Белого дома и Офисом вице-президента, чтобы получить разрешение на ранний переезд и координировать то, какие записи и артефакты могут перемещаться и когда.Кроме того, во всей президентской администрации эти офисы работали над установлением первоначального контроля и организации над записями и артефактами, предоставлением предварительных описаний на уровне папки, коробки или артефакта и подготовкой этих материалов для последующей передачи в NARA.

В начале президентской администрации NARA начинает подготовку к возможному перемещению документов, предлагая Белому дому бесплатное хранилище для артефактов и записей, которые не нужно физически хранить на территории Белого дома.Вежливое хранение, предлагаемое президентам и вице-президентам, означает, что записи находятся в физическом владении NARA до тех пор, пока законное хранение не будет передано архивариусу США. Действующий президент и вице-президент осуществляют юридический контроль над записями и артефактами в течение срока своих полномочий.

Пока записи находятся в любезно хранящемся хранилище, сотрудники NARA по материалам президента предоставляют справочные услуги действующему президенту и по запросу возвращают записи в Белый дом в течение часа, 24 часа в сутки.Записи, подарки и исторические материалы, находящиеся на бесплатном хранении, предоставляются только Белому дому по запросу указанных ведомств для справки. Ящики с текстовыми записями, находящиеся в бесплатном хранилище, остаются запечатанными, пока находятся в физическом владении NARA. Кураторские сотрудники NARA по материалам президента хранят артефакты, следят за тем, чтобы музейные стандарты соблюдались, и помогают Белому дому в предоставлении артефактов в кредит. Вежливое хранение записей и артефактов NARA значительно сокращает объем материалов, которые необходимо передать из Белого дома в последние месяцы администрации.

Начало участия NARA в президентских шагах

До основания Национального архива в 1934 году президентские коллекции (которые до 1981 года были личной частной собственностью президента) перемещались различными способами. Иногда значительные части этих коллекций продавались или рассыпались.

Самые ранние коллекции были довольно небольшими. Когда президент Джордж Вашингтон покинул свой пост, несколько повозок отвезли его документы в Маунт-Вернон, где он мог просмотреть их в своем кабинете.1

Роль NARA в перемещении президентских коллекций началась в 1939 году, когда Конгресс принял в дар Франклина Делано Рузвельта не только землю и первое здание президентской библиотеки, но также его президентские документы и другие исторические материалы для создания Библиотеки Франклина Д. Рузвельта. в Гайд-парке, Нью-Йорк. В обмен на подарок Национальный архив, который был основан всего пятью годами ранее, согласился укомплектовать библиотеку и управлять ею, а также сделать эти материалы доступными для общественности.

Хотя в NARA есть президентская библиотека президента Герберта Гувера, Национальный архив не участвовал в первоначальном перемещении документов и артефактов Гувера. Гувер передал свои президентские документы либо в свой офис в Институте Гувера в Стэнфордском университете в Калифорнии, либо в свой офис в Нью-Йорке. В 1960 году Гувер решил передать свои документы в Национальный архив, и агентство помогло переместить его президентские материалы из обоих мест в его новую библиотеку в Вест-Бранч, штат Айова.2

В 1955 году Конгресс принял Закон о президентских библиотеках (с поправками 1986 года), который кодифицировал систему президентских библиотек. Сегодня существует 12 библиотек, которые являются частью Национального архива и находятся в ведении Управления президентских библиотек NARA, от Гувера до президента Уильяма Дж. Клинтона, с будущей библиотекой Джорджа Буша, которая вскоре присоединится к этой системе.

Закон о президентских архивах 1978 года изменил юридическое владение официальными документами президента и вице-президента с частного на публичное (начиная с 1981 года после инаугурации президента Рональда Рейгана) и определил, что архивариус принимает на себя законное владение, хранение и хранение. и ответственность за эти записи немедленно по окончании последнего срока администрации.

Передача власти — уход одного президента

Каждый перенос президентских архивов и артефактов отличается как из-за постоянно растущих объемов и сложности типов записей, так и из-за того, как и когда президент покидает свой пост. Постоянным во всех президентских шагах является то, что NARA тщательно контролирует, упаковывает и инвентаризирует эти записи и артефакты во время передачи, чтобы эти материалы можно было быстро найти, если они понадобятся до окончания администрации.

Передача бумаг и артефактов Рузвельта началась в середине его президентства, потому что его библиотека была завершена летом 1940 года. Первая отправка началась 14 августа 1940 года и включала некоторые из его бумаг и подарков Белого дома. (Действительно, Рузвельт использовал свой кабинет в библиотеке всякий раз, когда он был в своем доме в Гайд-парке с 1940 года до своей смерти.) В этот ранний период материалы Белого дома даже отправлялись в Национальный архив для фумигации (явное указание на то, что У Белого дома была проблема с вредителями до реконструкции Трумэна!), А затем его упакуют в ящики и отправят в Гайд-парк.Крупные партии отправлялись грузовиками, а небольшие партии часто отправлялись президентским поездом.

После смерти Рузвельта Белый дом переместил остальные файлы Рузвельта (за исключением файлов Картографической комнаты, которые касались Второй мировой войны и были необходимы президенту Гарри С. Трумэну) в Национальный архив, где они хранились. в то время как наследство FDR и юридическое распоряжение бумагами были решены. Национальный архив начал передавать документы в Гайд-парк в декабре 1946 года.К концу 1947 года все файлы Рузвельта, состоящие примерно из 17 миллионов страниц, находились в библиотеке; документы Картографической комнаты появились в 1951 году по особому распоряжению Трумэна3.

В январе 1953 года собственные бумаги Трумэна были упакованы в 12 армейских грузовиков и доставлены на безопасное хранение в Канзас-Сити, штат Миссури. Поскольку в то время президентские документы считались частной собственностью президента, Трумэн не сразу передал свои документы правительству, но заявил о своем намерении сделать это после того, как будет построена библиотека Трумэна.По запросу Трумэна правительство назначило нескольких архивистов для работы с его материалами. В 1957 году Трумэн официально подарил свои документы Национальному архиву для хранения в новой библиотеке Трумэна4.

Переезд президента Дуайта Д. Эйзенхауэра Документы и артефакты происходили в несколько этапов. Все его бумаги покинули Белый дом в январе 1961 года. Армейская охрана и грузовики с президентской коллекцией прибыли в Абилин, штат Канзас, к библиотеке Эйзенхауэра в конце января.Бумаги, обозначенные Эйзенхауэром как его личная коллекция, отправлялись в его офис в Геттисберге, штат Пенсильвания, до тех пор, пока он не закончил использовать их в своих мемуарах. Эти документы позже были отправлены в библиотеку в Абилине. Некоторые президентские артефакты были отправлены в музей (в то время находившийся в частной собственности Фонда Эйзенхауэра) во время его президентства, причем большая часть была отправлена ​​грузовиком в конце администрации. Музей стал частью Национального архивного центра Эйзенхауэра в 1966 году.5

Самый неожиданный и трагический шаг президента произошел с убийством президента Кеннеди.После смерти президента все записи администрации Кеннеди были перемещены в здание Национального архива в центре Вашингтона. Персонал «Библиотеки Кеннеди» был нанят и работал из Управления Президентских библиотек. Генеральный прокурор Роберт Кеннеди, работавший в здании Министерства юстиции через дорогу от Архива, был директором библиотеки де-факто. Сотрудники библиотеки Кеннеди и документы администрации были переведены в Бостон более чем через два года, а аудиовизуальные коллекции не были переведены до 1980 года.6

Президент Линдон Б. Джонсон объявил в 1965 году, что его президентская библиотека будет находиться в Техасском университете. Соответственно, перемещение материалов Джонсона началось за несколько месяцев до того, как он должен был покинуть офис, и большая часть материалов была перемещена в январе 1969 года до дня инаугурации. Несмотря на то, что это был запланированный шаг, Архивы столкнулись с общей и постоянной проблемой, с которой они все еще сталкиваются сегодня: поскольку сотрудники Белого дома чувствуют потребность в немедленном доступе к своим файлам, они не решаются вывезти эти материалы из района Вашингтона. до последнего момента.Следовательно, один раз в ночь, с 21:00. к часу или двум ночи к Белому дому подъезжал грузовик, чтобы собрать и перевезти в общей сложности примерно 35 миллионов страниц7.

Очень необычный шаг произошел, когда президент Никсон ушел в отставку в августе 1974 года. Когда он ушел в отставку, его президентские бумаги, по оценкам, состояли примерно из 42 миллионов страниц. Вскоре после отставки Конгресс принял Закон о сохранении записей и материалов президента, чтобы изъять его президентские материалы, в частности ленты Уотергейта, и поместить их в Национальный архив.Никсон подал в суд на правительство, утверждая, что это его частная собственность, как это было с каждым предыдущим президентом, начиная с Джорджа Вашингтона. Продолжающийся судебный процесс по поводу того, кто владел и контролировал материалы Никсона, был окончательно разрешен в пользу правительства в 1977 году Верховным судом.

Материалы Белого дома были перемещены на склад под лестницей Старого административного здания (OEOB) и оставались там в течение многих месяцев, но почти ничего не делали. Мало кто из сотрудников Белого дома Форда даже догадывался, что материалы Никсона на самом деле хранились в OEOB.Наконец, в 1975 году материалы были перевезены в военном караване в Суитленд, штат Мэриленд, а затем снова перевезены на 18-й уровень здания Национального архива, когда оно было сочтено достаточно безопасным для их хранения8.

Материалы Никсона сейчас находятся как в Библиотеке Никсона в Йорба Линда, штат Калифорния, которую Национальный архив принял от частного фонда в прошлом году, так и в Национальном архиве в Колледж-Парке, штат Мэриленд, где все материалы Никсона хранились до тех пор, пока NARA не взяла на себя управление. объект Йорба Линда.В конце концов, вся коллекция Никсона будет перемещена в калифорнийскую библиотеку.

Планирование переезда бумаг президента Форда началось только 14 декабря 1976 года, когда президент Форд подписал дарственный акт на свои документы и объявил о своем намерении построить библиотеку. Поскольку Белый дом Форда занимался вопросами документов Никсона с самого начала своего президентства, Архив не имел активного присутствия в Белом доме до самого конца администрации.

Только в первую неделю января сотрудники Архивов смогли поработать в комплексе Белого дома с персоналом Центрального архива Белого дома, чтобы изучить офисы на предмет объема материалов, установить зоны хранения, начать сбор, укладку на поддоны и вывоз. материалов.В течение двух недель грузовики были загружены поддонами с президентскими материалами и доставлены на базу ВВС Эндрюс, где они были припаркованы и содержались под охраной. Последний грузовик с документами Совета национальной безопасности был загружен 19 января. Конвой, состоящий из девяти полуприцепов, выехал с авиабазы ​​Эндрюс в сопровождении военного сопровождения 20 января 1977 года и прибыл вечером в Анн-Арбор, штат Мичиган, на место происшествия. Библиотека Форда 9

Еще один трудный шаг был сделан в 1980 году. Когда президент Джимми Картер потерпел поражение после одного срока, Архивы не знали, где и где будет построена президентская библиотека, и когда мы сможем начать перемещение материалов.Поскольку у Архивов есть всего около 77 дней на то, чтобы завершить переезд одного президента из Белого дома до прихода нового главы исполнительной власти, время имеет существенное значение. Наконец, в середине декабря Архивы получили разрешение на переезд и узнали, что в Атланте будет построена президентская библиотека. Это был также последний переход президента, который полностью перемещался на грузовиках.

Движение рекордов Рейгана вперед

Переход Рейгана в 1989 г. был первым, охватываемым Законом о президентских записях 1978 г.Архиву больше не нужно будет ждать, пока президент пожертвует свои документы. Теперь законное хранение дел президента автоматически передается НАРА в полдень последнего дня работы администрации. Президентство Рейгана также было первым полным президентством за два срока за 30 лет, в результате чего было перемещено самое большое количество записей и артефактов, которые когда-либо были перемещены — примерно 43 миллиона страниц, включая примерно 8 миллионов страниц секретных записей и десятки тысяч артефактов. Администрация Рейгана также была первой, кто использовал электронную почту, большая часть которой была создана в строго засекреченной системе Совета национальной безопасности.

Смена президента на два срока дала NARA больше времени для планирования и обеспечения лучшего архивного контроля, чем в предыдущих шагах. Архивы также инициировали использование компьютерной системы для отслеживания перемещения записей и артефактов. Эта система смогла контролировать каждую коробку во время передачи и предварительно назначить каждую коробку на полку в месте назначения на временной площадке проекта в Калифорнии.

Во время переезда изменился и вид транспорта. Из-за большого количества перемещаемых записей и артефактов и расстояния, на которое они должны были пройти, было решено, что лучше всего будет использовать воздушный транспорт, поскольку он минимизирует время и упростит безопасность.

NARA организовало для Федеральной службы охраны и Калифорнийского дорожного патруля охрану грузовиков, которые доставляли материалы на авиабазы ​​и обратно, а персонал NARA обеспечивал прикрытие материалов во время транспортировки. Артефакты были отправлены в Национальный архивный центр федеральных архивов в Лагуна Нигуэл, а записи — во временную библиотеку в Западном Лос-Анджелесе10.

Движение Рейгана установило модель, которой следовали при перемещении президентских архивов и артефактов Джорджа Х.Администрации У. Буша и Клинтона. И Буш, и Клинтон использовали комбинацию грузовиков и транспортных самолетов C-5.

Перемещение записей президента Джорджа Буша, как и Форда и Картера, было сделано в очень сжатый период времени, потому что он не смог выиграть переизбрание. NARA использовала солдат из Форт-Худ, штат Техас, чтобы складывать записи во временное сооружение, переоборудованный боулинг, примерно в трех милях от постоянного места в кампусе Техасского университета A&M.Многие из солдат служили в Desert Shield и Desert Storm и с энтузиазмом помогали перемещать архивы бывшего президента. Первые партии (два грузовых самолета C-5 с записями и артефактами) достигли библиотеки Буша 15 января 1993 г., пройдя через несколько небольших техасских городков, где местный маршал стоял на страже и следил за тем, чтобы движение не задержало конвой. 4 часа утра. К середине утра все записи были разложены должным образом, все все без исключения, и группы солдат мчались друг к другу, чтобы увидеть, кто сможет отложить на полку больше всего.Весь процесс был повторен 21 января, через день после окончания администрирования11.

Ход Клинтона был крупнейшим за всю историю и включал примерно 75 миллионов страниц, примерно 75 000 артефактов и миллионы аудиовизуальных материалов. Этот переход также включал большое количество систем электронных записей, и в результате сотрудники NARA, занимающиеся информационными технологиями, все больше и больше становились ключевой частью президентского шага. Поскольку это было президентство в два срока, планирование началось рано.Впервые NARA наняла сотрудников библиотеки Клинтона задолго до перехода, начиная с ноября 1997 года, чтобы обеспечить обучение персонала к моменту передачи документов в NARA.

Несмотря на то, что это был запланированный шаг, NARA столкнулась с традиционной нерешительностью президента и его сотрудников отказаться от своих материалов. Тем не менее, первый C-5 улетел в Литл-Рок в конце ноября 2000 года. К тому времени, когда он был закончен, сотрудники NARA, работающие с Пентагоном, перевезли примерно 67 000 футов материала (общим весом 835 тонн) во временный объект в г. Маленький камень.Эти усилия повлекли за собой восемь полетов самолетов C-5 и бесчисленные часы укладки на поддоны, погрузки, разгрузки и укладки ящиков персоналом NARA и Министерства обороны в комплексе Белого дома, Национальном архиве, базе ВВС Эндрюс, авиакомпании Little Rock Air. Force Base и библиотека Клинтона.

И снова в этот последний год после двух сроков правления сотрудники NARA при поддержке Министерства обороны работают над президентским ходом. Пока готовятся инаугурационные балы, очень много преданных своему делу сотрудников Белого дома, NARA, DOD и других агентств объединяются, работая до поздней ночи и рано утром, чтобы облегчить плавную передачу власти от одного президента к другому. следующий и сохранить историю уходящей президентской администрации.


Нэнси Кеган Смит — директор Управления материалов президента в Национальном управлении архивов и документации. С 1973 года по настоящее время она работала в Национальном управлении архивов и документации. Она начала работать архивариусом в Библиотеке Линдона Бейнса Джонсона, а в 1989 году переехала в Вашингтон, округ Колумбия, чтобы работать в Управлении президентских библиотек, а затем в Управлении главного юрисконсульта по вопросам доступа президента.


Банкноты

1.Брюс Одес, От президента: Секретные файлы Ричарда Никсона (Нью-Йорк: Harper & Row, 1989), стр. xvii.

2. Разговор с Тимом Уолчем, директором библиотеки Гувера, 14 октября 2008 г.

3. Электронное письмо от Роберта Кларка, ответственного архивариуса библиотеки FDR, автору, 8 сентября 2008 г.

4. Электронное письмо от Рэя Гезельбрахта, архивариуса библиотеки Трумэна, автору, 8 сентября 2008 г. Поскольку к тому времени Архивы были объединены в Управление общих служб, дарственный акт Трумэна был принят генеральным администратором. Сервисы вместо архивариуса США.

5. Телефонный разговор с Джоном Викманом, бывшим директором библиотеки Эйзенхауэра, 14 октября 2008 г.

6. Электронное письмо от Джона Фосетта, бывшего главы Управления президентских библиотек, автору, 11 сентября 2008 г.

7. Электронное письмо от Тины Хьюстон, помощника директора библиотеки Джонсона, автору, 8 сентября 2008 г.

8. «Слушания в Комитете по правительственным операциям Сената США», 94-й Конгресс, первая сессия, 13 мая 1975 г., публикация GPO, стр.92 и 263. Дополнительная информация пришла из электронного письма, отправленного автору 22 сентября 2008 г. Стивеном Гарфинкелем, бывшим главным юрисконсультом Национального архива.

9. Электронное письмо Дэвида Хоррокса, ответственного архивариуса библиотеки Форда, автору, 9 октября 2008 г.

10. Биндер «Переход президента Рональда Рейгана к власти, 1989», 28 апреля 1989 г., записка Джона Фосетта, помощника архивариуса президентских библиотек, о передаче документов президента Рейгана из Вашингтона в Калифорнию, предметный файл Управления делопроизводства Белого дома, FG001-04, Переходный период президента.

11. Электронное письмо от Уоррена Финча, директора библиотеки Буша, автору, 16 октября 2008 г.

Статьи, опубликованные в Прологе , не обязательно отражают точку зрения NARA или любого другого агентства правительства США.

Приобрести этот выпуск

Управление политики в области науки и технологий

Перейдите по этому разделу

Выбирать Кабинет директора Национальный совет по науке и технологиям Агентство перспективных исследовательских проектов в области здравоохранения (ARPA-H) Комната для брифингов События и вебинары Юридический Связаться с OSTP

Конгресс учредил Управление по политике в области науки и технологий Белого дома (OSTP) в 1976 году.OSTP консультирует президента и других сотрудников Исполнительного аппарата президента по научным, инженерным и технологическим аспектам экономики, национальной безопасности, национальной безопасности, здравоохранения, международных отношений и окружающей среды.

OSTP возглавляет усилия федерального правительства по разработке и реализации разумной научно-технической политики и бюджетов и работает с частным и благотворительным секторами, правительствами штатов, местными, племенными и территориальными органами, исследовательскими и академическими сообществами и другими странами в этом направлении. конец.

OSTP также помогает Управлению по управлению и бюджету с ежегодным обзором и анализом федеральных исследований и разработок в бюджетах и ​​служит источником научного и технологического анализа и суждений для Президента в отношении основных политик, планов и программ Федеральное правительство.

Утвержденный Сенатом директор OSTP может также выполнять функции помощника президента по науке и технологиям. Директор является сопредседателем Совета советников президента по науке и технологиям (PCAST) и поддерживает Национальный совет по науке и технологиям на уровне кабинета министров (NSTC), который возглавляет президент.


15 января 2021 г. избранный на тот момент президент Байден направил следующее письмо доктору Эрику С. Ландеру, своему назначенному советником президента по науке и кандидату на пост директора Управления по политике в области науки и технологий, с поручением ему: и его коллеги, широко и прозрачно работая с разнообразным научным руководством американского общества и вовлекая более широкую американскую общественность, чтобы обновить и активизировать нашу национальную стратегию в области науки и технологий. Письмо ставит пять больших вопросов.

Джордж Х. У. Буш — Ключевые события

Война в Персидском заливе, получившая кодовое название Операция «Буря в пустыне», начинается с массированного воздушного нападения на Ирак под руководством США.

Рано утром 17 января 1991 года силы коалиции во главе с США нанесли авиаудары по Ираку. Эти удары ознаменовали начало военной фазы войны в Персидском заливе.

В августе 1990 года Ирак вторгся в соседнюю страну Кувейт. Лидер Ирака Саддам Хусейн долгое время спорил с Кувейтом по поводу прав на некоторые богатые нефтью земли.Он готовился к вторжению в Кувейт в течение нескольких недель, но когда произошло нападение — 2 августа 1990 года — оно, тем не менее, удивило большую часть мира. Несколько стран Ближнего Востока заверили Соединенные Штаты, что Хусейн собирает свои войска только для того, чтобы обманом заставить Кувейт выполнить его требования. Когда иракский лидер послал 140 000 солдат штурмовать столицу Кувейта и быстро захватить ее, президент Джордж Х.В. Буш ответил.

США быстро вмешались по ряду причин.Вторгнувшись в Кувейт, Саддам Хусейн получил контроль над огромным объемом мировых запасов нефти, что дало ему возможность нанести ущерб энергетической политике США и ценам на нефть. Буш также провел яркие параллели между Саддамом Хусейном и Адольфом Гитлером в 1930-х годах: решительный и ранний удар по империалистическим амбициям Саддама, как полагал президент, предотвратит еще один «Мюнхен», предотвратив позднее вспышку более серьезного кризиса. Наконец, политические и военные теоретики посчитали, что спектакль У.Военная решимость повысила бы международный авторитет Америки — особенно в этот первый крупный кризис эпохи после холодной войны — и повысила бы уверенность в вооруженных силах, все еще пытающихся избавиться от наследия войны во Вьетнаме.

Президент Буш и его административная команда были необычайно активны и чрезвычайно успешны в создании международной коалиции для противодействия иракской агрессии. Возможно, самым впечатляющим достижением международной дипломатии была способность президента Буша либо нейтрализовать, либо напрямую заручиться поддержкой традиционно враждебных Китая и России, а также многих стран Ближнего Востока.Он также убедил Израиль не входить в коалицию, что дало возможность странам Ближнего Востока присоединиться, не создавая видимости объединения с Израилем.

Организация Объединенных Наций впервые одобрила использование санкций и оборонительную позицию под руководством США, призванную удержать Саддама Хусейна от дальнейшего продвижения и убедить его уйти из Кувейта. В ноябре Совет Безопасности ООН принял резолюцию 678, разрешающую государствам-членам использовать «все необходимые средства» для вывода Ирака из Кувейта, если Ирак не выведет все свои силы к 15 января 1991 года.План США по насильственному выводу иракских войск из Кувейта был назван операцией «Буря в пустыне» и включал эффективное сочетание авиации и подавляющих наземных сил, включая использование 500000 американских военнослужащих. Когда крайний срок истек, и Ирак не ушел из Кувейта, возглавляемая США коалиция быстро одолела иракских вооруженных сил, и 28 февраля коалиция объявила о прекращении огня.

Когда война закончилась, президент Буш имел очень высокие рейтинги одобрения его ведения войны и его успехов в создании коалиции.Однако он подвергся критике за то, что не смог отстранить Саддама Хусейна от власти и уничтожить иракские вооруженные силы. Эта позиция оставила симпатизировавших Соединенным Штатам курдов и шиитов во власти мстительного иракского правительства, но президент Буш, очевидно, опасался последствий неизвестной замены Саддама Хусейна — и геополитически дестабилизированного региона — даже больше, чем сам Саддам.

президентских записей, цифровое издание

ROTUNDA

Связанные электронные книги от UVA Press и Президентской программы звукозаписи Миллер-центра

Miller Center Studies on the Presidency — новая серия оригинальных работ, автором которых является некоторые из ведущих ученых, работающих сегодня.Одна грань серии — это эссе, Оригиналы электронных книг. Опираясь на разговоры в широко известных Президентская программа звукозаписи, эти работы ознаменуют и прольют новый свет на знаменательные юбилеи в современной американской истории. Начиная с дебюта публикация, Звонок войны: ленты LBJ и американизация Вьетнамская война , все названия из этой серии будут включены в президентский рейтинг . Записи Цифровое издание .

Звонок войны

Ленты LBJ и американизация войны во Вьетнаме
Джордж К. Херринг

Летом 1965 года президент Джонсон принял мучительное решение. Общий Уэстморленд явился к нему с «разорванной» просьбой о добавлении 150 000 военнослужащих в Вьетнам. LBJ, который хотел, чтобы его запомнили как великого реформатора, а не как военного президента, увидели предложенную эскалацию тем, чем она была — поворотным моментом для американского участия во Вьетнаме.Это одна из самых обсуждаемых глав современной президентской истории. но Джордж Херринг, признанный декан историков войны во Вьетнаме, нашел новый увлекательный способ рассказать эту историю — благодаря замечательному наследию записанных на пленку LBJ телефонные разговоры. Краткий взгляд изнутри на семь критических недель в 1965 г. — представлена ​​в виде электронной книги Rotunda со ссылками на стенограммы и аудиофайлы оригинальные президентские записи — «War Bells Have Rung» предлагает студентам и ученым яркий и доступный взгляд на решение, на котором будет развиваться президентство LBJ и что изменит современную американскую историю.

Читать онлайн

В погоне за тенями

Ленты Никсона, Дело Шено и истоки Уотергейт
Кен Хьюз

Взлом в Уотергейте и последующее сокрытие отставка президента Ричарда М. Никсона, вызвавшая политическую ударную волну, которая отразилась и по сей день.Но беспрецедентное расследование секретов Кена Хьюза президентские записи позволили ему раскрыть схему действий Никсона. задолго до 1972 года, в последние месяцы жизни Джонсона. администрация. Хьюз определяет четкую линию повествования, которая начинается во время кампания 1968 года, когда Никсон обеспокоен влиянием своего президентского предложение парижских мирных переговоров с вьетнамцами, тайно подорвало переговоры через республиканского сборщика средств по имени Анна Шено, и история выходит далеко за рамки того, что мы думаем, что знаем об Уотергейте.

Просмотр записей

Роковая политика

Ленты Никсона, война во Вьетнаме и жертвы Переизбрание
Кен Хьюз

В Fatal Politics эксперт по президентским записям Кен Хьюз переходит в финал лет войны и попытки Никсона переизбраться в 1972 году, чтобы разоблачить президентские самый темный секрет.Хотя публично президент Ричард М. Никсон обещал держать американские войска в Вьетнам только до тех пор, пока южновьетнамцы не смогут занять их место, в частном порядке он согласился со своими советниками, что Сайгон никогда не смог бы выжить без американских сапоги на земле. Ставить свое переизбрание выше жизней американцев солдат, однако, Никсон удерживал Америку в войне на четвертый год своего президентство.В то же время он тайно заключил приличную временную сделку. с коммунистами. Fatal Politics рассказывает историю политических манипуляций и предательство, которое изменит то, как американцы помнят Вьетнам.

Просмотр записей .

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.