1938 мюнхенский сговор: Историография «Мюнхенского сговора» 1938 года

Содержание

Историография «Мюнхенского сговора» 1938 года

«Мюнхенский сговор» 1938 года – одно из ключевых событий, предшествовавших Второй мировой войне. 80 лет назад (30 сентября 1938 г.) на конференции глав правительств Великобритании (Н.Чемберлен), Франции (Э.Даладье), Германии (А.Гитлер) и Италии (Б.Муссолини) было подписано соглашение о присоединении Судетской области Чехословакии к Германии.

Германские нацисты использовали в своих целях стремление части судетских немцев воссоединиться с этнической родиной, а Великобритания и Франция решили, что для предотвращения войны достаточно будет убедить правительство Чехословакии предоставить Судетской области автономию. Таким образом, решающую роль в определении европейской политики сыграли западные державы, обладавшие достаточной силой, чтобы остановить новый мировой конфликт, однако они пошли путём уступок агрессору. Соглашение, подписанное в Мюнхене, было ярким проявлением политики «умиротворения», которая проводилась Лондоном и Парижем с целью добиться сговора с Германией за счёт стран Центральной и Юго-Восточной Европы, отвратить от себя гитлеровскую агрессию и направить её на Восток, против Советского Союза.

Оно стало шагом к самой разрушительной в истории человечества войне.

Значимость этого события привлекает к себе внимание учёных. Ему посвящено множество документальных публикаций и исследований, в том числе российских историков. Краткая реконструкция событий и их оценки приведены в обобщающих работах[1]. Крупнейшие советские специалисты-международники, следуя единой концепции подхода к данной проблеме, на основе опубликованных и архивных материалов анализировали характер предвоенных событий, разоблачали инициаторов политики «умиротворения агрессора» и раскрывали позицию советского руководства и его попытки избежать кризиса. Мюнхенское соглашение они рассматривали как заговор Великобритании и Франции против Советского Союза, а его цель – направить агрессию Гитлера на Восток. Однако этот тезис напрямую практически не высказывался, а просто подчеркивалось, что СССР – единственное государство, сохранившее верность политике коллективной безопасности, в то время как Франция и Великобритания попустительствовали агрессору[2]. В статье О.Павленко, опубликованной в сборнике «Мюнхенское соглашение 1938 года: история и современность», было дано определение советской концепции: «Общая картина разрабатывалась в условиях холодной войны, поэтому с самого начала образ Мюнхена в советской историографии имел выраженную идеологическую направленность. Он был призван заслонить последующие события 1939 г.»[3].

Общая концепция получила развитие в исследованиях, написанных в СССР в 1960-80-х годах уже на основе привлечённых советскими историками многочисленных источников из архивов Германии, Чехословакии и других стран. Это работы Р.С.Овсянникова, В.Г.Полякова, В.Т.Трухановского, Г.Цветкова, И.Д.Овсяного, Ф.Д.Волкова, С.А.Стегаря, С.Г.Десятникова, В.Я.Сиполса, Г.Н.Севостьянова, А.Г.Иванова, сборник статей «Мюнхен – преддверие войны»[4].

Трактовка результатов Мюнхенской конференции в отечественной историографии претерпела изменения в связи с распадом СССР и изменениями, предполагавшими деполитизированный подход к освещению истории. Интерес к Мюнхенскому соглашению в постсоветской России даже усилился, а концепции в 1990-е гг. стали корректироваться благодаря рассекречиванию архивов, причём определенную роль в изменении трактовок сыграло особое внимание к пакту Риббентропа–Молотова и появление принципиально новой для российской историографии точки зрения, противоречащей предыдущей о «блестящем шаге советской дипломатии».

С другой стороны, на активность исследователей влияло принижение рядом политологов и историков роли СССР в защите мира перед Второй мировой войной и мифологизация политики его бывших союзников. Вновь была поднята тема секретных протоколов[5]. В ходе дискуссий о пакте появились и новые интерпретации Мюнхенского соглашения - были поставлены вопросы о том, все ли возможности использовали Москва и западноевропейские державы, чтобы избежать «позора Мюнхена», какую роль в этих событиях сыграли «малые» государства Европы[6].

Определённый вклад в формирование нового подхода к изучению международной обстановки в 1938 г. внесла коллективная работа «Восточная Европа между Гитлером и Сталиным. 1939-1941 гг.»[7]. В сборнике были систематизированы различные позиции, наверное, впервые подвергнут сомнению тезис о том, что СССР оказался в дипломатической изоляции после Мюнхена, и показана необходимость рассматривать позиции не только СССР, Германии и западноевропейских держав, но и «малых» государств Центральной Европы – Польши, Венгрии, стран Балканского полуострова. Один из авторов, Волков, подчёркивал: «Особенно чувствительно реагировали на общеевропейские встряски малые и средние страны, становившиеся в той или иной форме объедками сделок Великих держав».

Не рассматривавшиеся ранее аспекты этой непростой проблемы стали темой монографии С.В.Кретинина «Судетские немцы: Народ без родины в 1918-1945 гг.»,[8] посвящённой малоизученной истории политической борьбы в Судетах, а также С.В.Морозова «Польско-чехословацкие отношения. 1933-1939. Что скрывалось за политикой «равноудаленности» министра Ю.Бека»[9], где рассматривается генезис взаимоотношений Польши и Чехословакии в этот сложный период.

На рубеже 2000-х гг. произошло некое подведение итогов предыдущих исторических дискуссий. В публикациях В.Волкова, Л.Безыменского, Д.Наджафова[10] ещё прослеживалось жёсткое осуждение Советского Союза, но в более поздних исследованиях ощущается частичный возврат к советской концепции истории Мюнхена. М.И.Мельтюхов утверждал, в частности: «Каждое государство имеет право проводить любую внешнюю политику. СССР намеренно провоцировал международные конфликты, когда они отвечали его интересам, но его внешняя политика была сугубо реалистичной и была ориентирована на СССР, и только на СССР»[11].

70-летие Мюнхена стало толчком к изучению проблемы на новом уровне. Исследователи, используя ранее недоступные материалы – документы органов разведки, архивы стран, вовлечённых в сговор, и его жертв – попытались взглянуть на проблему с новых позиций и разработать не затрагивавшиеся по разным причинам темы и аспекты событий. В подаче материала образовалось несколько течений.

Ряд исследователей расширил представления о «Мюнхенском сговоре». Новые архивные материалы позволили историку и политологу А.И.Уткину в своей статье[12] воссоздать довольно полную картину мюнхенских событий 1938 г., уделив особое внимание переговорам Гитлера и Чемберлена по Судетскому вопросу, обсуждению сговора соратников Черчилля, выступавших за привлечение Москвы к решению европейского конфликта, а также действиям СССР в этом направлении. Анализу позиции Чемберлена посвящена и работа Н.К.Капитоновой, показывающая невозможность остановить агрессора в случае предоставления Великобританией гарантий малым странам Европы[13].

Любопытна и версия М.Крысина о том, что Восточный пакт мог стать альтернативой Мюнхенскому сговору и остановить войну[14]. В статьях В.В.Марьиной[15], подготовленных на материалах архивов Чехословацкой Республики, подтверждается, что раздел Чехословакии был очередным шагом к развязыванию Второй мировой войны, а с точки зрения советско-чехословацких отношений Мюнхен означал фактическую денонсацию их договора о взаимной помощи 1935 года.

Публикации новых документов из архивов Службы внешней разведки подогрели интерес к теме Мюнхена как пролога ко Второй мировой войне. Так, в 2008 г. сразу после рассекречивания некоторых материалов СВР почти одновременно вышли статьи Л.Ф.Соцкова[16] и Н.А.Нарочницкой[17]. Эти авторы говорили о планах западных держав стравить СССР и Германию вполне открыто, причём если раньше о Мюнхене писали как о сговоре, сопутствовавшем пакту Риббентропа–Молотова, то они трактовали его как основное событие, приведшее к мировой войне. Нарочницкая назвала его «первым абсолютным сломом всей системы международных отношений и началом крупномасштабного передела европейских границ».

Эту же линию продолжает Л.Н.Анисимов, отмечая, что именно «Мюнхенский сговор» стал рубежом к активной подготовке к войне Германии, а также на основе рассекреченных документов СВР он показывает причастность Польши к разделу Чехословакии. Автор проводит параллель между теми печальными событиями и поддержкой рядом европейских стран агрессивных действий США против Югославии в 1999 г. и размещением американских элементов ПРО на территории европейских стран, создающем потенциальную угрозу европейской безопасности на современном этапе[18].

Появились и новые направления. И в этом плане особенно интересна статья В.С.Христофорова «Мюнхенское соглашение - пролог Второй мировой войны»[19]. Документальную основу статьи составили материалы ЦА ФСБ и АП РФ по истории «Мюнхенского сговора», содержащие сведения об обстановке на границах Польши и Румынии, недостатках в боевой подготовке Красной армии, информация резидентов НКВД о положении в Берлине, Лондоне, Париже, Праге, сведения советской контрразведки о позиции политиков и военных других стран, дипломатическая переписка организаторов конференции и заинтересованных государств.

Эти материалы позволили автору существенно дополнить уже известные сведения о Мюнхенском соглашении. В частности, он смог показать, что благодаря успешной работе советской разведки и контрразведки Сталин был полностью осведомлен о том, как проходил «Мюнхенский сговор», а также пошагово проследить действия Москвы в этот период. Интересны материалы, обосновывающие вывод автора о возможностях Чехословакии успешно вести оборонительные действия против Германии.

Юридическая сторона проблемы также привлекла внимание международников. В статьях Л.Н.Анисимова и А.Д.Шутова ставится вопрос о правомерности «Мюнхенского сговора»[20], а к.ю.н. А.В.Нефедов проводит параллели между Мюнхеном и односторонним провозглашением независимости автономного края Косово, что привело к разделу Сербии. Он подчёркивает, что пренебрежение устоявшимися нормами права может привести к не менее трагичным последствиям в настоящее время[21]. Продолжаются исследования роли стран Восточной и Юго-Восточной Европы в «Мюнхенском сговоре», причём особое внимание уделяется роли Польши.

Таким образом, представляется, что формирование концепций российской историографии Мюнхенского соглашения еще не закончено. Наблюдаются тенденции к появлению новых доктрин и направлений в изучении данной проблемы.

Зарубежная историография «Мюнхенского сговора» ещё более обширна и разнопланова. Надо отметить, что идеологическое противостояние изначально сильно повлияло на формирование позиций советских, германских, английских, американских, польских, чешских и др. историков и политологов, коренное различие их оценок итогов конференции в развязывании войны и позиций участников. Подход к анализу проблемы в значительной степени зависел от национально-исторического и политического подхода в освещении истории своего государства, разных возможностей представить общую картину международной обстановки в Европе в 1938 г.

Вплоть до 1980-х гг. в западной историографии в целом господствовало убеждение, что Мюнхенское соглашение представляло собой попытку избежать войны любой ценой[22]. Затем в британских и французских исследованиях появился тезис о «трагической ошибке» западноевропейских держав, которые не совсем верно рассчитали стратегию по сохранению мира в Европе[23]. Но в последние десятилетия стали писать о неизбежности этого договора. Так, английский исследователь Д.Фабер к 70-летию «Мюнхенского сговора» подготовил большое исследование[24], в котором, не выходя за рамки традиционного подхода в оценке этих соглашений, делает акцент на противоречиях и взаимном недоверии между Англией и Францией, с одной стороны, и Советский Союзом – с другой. Он подчёркивает, что именно это недоверие сделало возможными Мюнхенские соглашения, а после их подписания достигло апогея. Такая постановка вопроса, по мнению М.В.Александрова (МГИМО), позволяет поднять вопрос о неизбежности, а возможно, и необходимости «сговора»[25]. Историческая дискуссия о «Мюнхенском кризисе», похоже, ещё не закончена.

Германская историография имеет существенные особенности - до 1970–80-х гг. ни в ФРГ, ни в ГДР практически не было написано ни одного исследования, посвященного конкретно «Мюнхенскому сговору». В период холодной войны соглашение упоминалось только в контексте исследований, посвященных Второй мировой войне и её предпосылкам[26]. А историография ГДР в этот период полностью следовала советской концепции[27]. В западногерманских исследованиях проблема Мюнхена освещалась без упоминания составляющих конфликта – пограничных спорах между Германией и Чехословакией, позиций Польши и Венгрии, а соглашение рассматривалось как роковое решение Великобритании и Франции.

На рубеже 1970–80-х гг. в историографии ФРГ происходят изменения. После обобщения чехословацких и германских исследований, посвящённых отношениям двух государств[28], к 50-й годовщине Мюнхенского соглашения был подготовлен сборник «Мюнхен 1938 год. Конец старой Европы»[29] – первое западногерманское комплексное исследование соглашения 1938 г., причём в статьях были показаны предпосылки конфликта и рассмотрена проблема Судетской области. Авторы сборника пришли к выводу, что дискриминация судетских немцев в Чехословакии имела место и претензии Гитлера были теоретически обоснованы[30]. Но авторы не оправдывали германскую политику, что характерно для всей западной историографии второй половины XX в., поскольку юридическое осуждение нацизма не позволяло иметь подобные концепции.

Разница между исследователями ГДР и ФРГ состояла в том, что первые писали, что претензии Гитлера были беспочвенны и немецкие национальные группы чувствовали себя в Чехословакии полноправно, а в западногерманской историографии возобладала противоположная точка зрения. В статьях западногерманских историков П.Хоймоса и Р.Хильфа особо важной представляется попытка взглянуть на сложившуюся ситуацию с позиций разных стран, в том числе Чехословакии и Польши, а также с позиции немцев – жителей Судетской области[31]. Упоминаются факты, ранее не афишировавшиеся, а также даётся трактовка Мюнхенского соглашения как «трамплина германской экспансионистской политики на Восток». Общие выводы Р.Хильфа сводятся к тому, что все участники соглашения по-своему виноваты и в расчленении Чехословакии, и в том, что войны избежать не удалось[32]. Германские исследователи тоже стали уделять внимание роли Польши и Венгрии в Мюнхенском соглашении, выставивших свои территориальные претензии к Чехословакии и оказывавших на неё давление[33].

Существует много других направлений исследований кануна Второй мировой войны. И как справедливо отметил В.П.Смирнов (МГУ), несмотря на многочисленные публикации документов, наличие обширной научной литературы на разных языках, споры вокруг этих событий не прекращаются. Прежде всего это касается оценок Мюнхенской конференции. Они часто носят болезненный характер, потому что во многом определили судьбу ряда стран и народов, оказали глубокое воздействие на их историческую память, национальное самосознание, чувство национальной гордости[34].

Таким образом, очевидно, что в последние десятилетия сделано много для изучения периода, предшествовавшего Второй мировой войне в целом и Мюнхенского соглашения, в частности. Разработка темы продолжается, чему способствует более глубокое изучение архивных материалов, привлечение новых групп источников, обсуждение накопленного опыта на конференциях и круглых столах.

Юрий Петров

 


[1] История международных отношений и внешней политики СССР 1917-1939 гг. Т. 1. М., 1961; История дипломатии. Т. 3. М., 1965; История второй мировой войны 1939-1945 гг. т. 2. М., 1974; История международных отношений и внешней политики СССР. Т. 1. 1917-1945. М., 1986.

[2] Панкратова А.М. Захват Австрии и расчленение Чехословакии // История дипломатии / под ред. В.П. Потемкина. Т. 3. Гл. 24. М.; Л., 1945. С. 645–646.

[3] Павленко О.В. Историографический образ «Мюнхена 1938 года» и проблемы исторической памяти // Мюнхенское соглашение 1938 года: История и современность: материалы Междунар. науч. конф. Москва, 15–16 октября 2008 г. М., 2008. С. 388–408.

[4] Фальсификаторы истории. М., 1948; Матвеев А.А. Провал мюнхенской политики (1938– 1939 гг.). М., 1955; Поляков В.Г. Англия и мюнхенский сговор (март – сентябрь 1938 г.). М., 1960. Овсянников Р.С. За кулисами политики «невмешательства» М., 1959; Трухановский В.Т. Внешняя политика Англии на первом этапе общего кризиса капитализма 1918-1939. М., 1962; Цветков Г. Политики США в отношении СССР накануне второй мировой войны. Киев, 1973; Овсяный И.Д. Тайна, в которой война рождалась (как империалисты подготовили и развязали вторую мировую войну). М., 1975; Волков Ф.Д. Тайны Уайтхолла и Даунинг-стрит. М., 1980; Стегарь С.А. Дипломатия Франции перед второй мировой войной. М., 1980; Десятников С.Г. Формирование английской политики попустительства и поощрения агрессора. 1931-1940. М., 1983; Сиполс В.Я. Дипломатическая война накануне второй мировой войны. М., 1988. «Мюнхен – преддверие войны». Под ред. В.К. Волкова. М., 1988; Севостьянов Г.Н. Мюнхен и дипломатия США.// Новая и новейшая история. 1987, № 4; Иванов А.Г. Великобритания и мюнхенский сговор (в свете архивных документов).// Новая и новейшая история. 1988. № 6.

[5] Оглашению подлежит: СССР – Германия. 1939–1941: Документы и материалы / сост. Ю. Фельштинский. М., 1991; Хавкин Б. К истории публикации советских текстов советско-германских секретных документов 1939–1941 гг. // Форум новейшей восточноевропейской истории и культуры. Русское издание. 2007. № 1.

[6] Чубарьян А. Была ли возможность создать антигитлеровскую коалицию раньше? // Проблемы мира и социализма. 1989. № 8. С. 30–34; Волков В.К. Мюнхен: и сговор, и капитуляция // 1939 год: Уроки истории. М., 1990. С. 108–145.

[7] Восточная Европа между Гитлером и Сталиным. 1939–1941 гг. / под ред. В.К. Волкова, Л.Я. Гибианского. М., 1999.

[8] Кретинин С.В. Судетские немцы: Народ без родины в 1918-1945 гг., Воронеж: ВГУ, 2000.

[9] Морозов С.В. Польско-чехословацкие отношения. 1933-1939. Что скрывалось за политикой «равноудалености» министра Ю. Бека. М., 2004.

[10] Наджафов Д.Г. СССР в послемюнхенской Европе: октябрь 1938 – март 1939 г. // Отечественная история. 2000. № 2. С. 80.

[11] Мельтюхов М.И. Упущенный шанс Сталина. СССР и борьба за Европу: 1939–1941 (документы, факты, суждения). Изд. 2-е. М., 2002. С. 14.

[12] Уткин А.И. На пути к войне. Мюнхен 1938 год. // Свободная мысль. 2008. № 8. С. 121-134.

[13] Капитонова Н.К. Политика Великобритании от Мюнхена до пакта Риббентропа-Молотова: от умиротворения к политике гарантий?//Вестник МГИМО университета. 2009. % 54. С. 81-96.

[14] Крысин М. Мюнхенское соглашение 1938 года спровоцировало Вторую мировую войну.//Информационное агентство «PenzaNews». 30.09.2013[Электронный ресурс]. – Пенза, 2013.

[15] Марьина В.В. Еще раз о Мюнхене (новые документы чешских архивов) // Война. Народ. Победа : материалы международной научной конференции, Москва, 15-16 марта 2005 года / ИВИ РАН. М., 2008. С. 19-50; Она же. Еще раз о «Мюнхенском сговоре» (Новые документы из чешских архивов) // Славяноведение. 2006. № 3;

[16] Соцков Л. Цель мюнхенского сговора – повернуть Гитлера на восток // Известия. 2008. 30 сент. С. 1–2.

[17] Наталия Нарочницкая: «Запад не хотел, чтобы после Мюнхена Гитлер остановился». 10.10.2008 г. //URL Экспертное издание фонда исторической перспективы «Звенья» Мюнхенский сговор. Исторические аспекты и современные аналогии. К 70-летию англо-франко-германо-итальянского соглашения 1938 г. Серия международные отношения 2009. № 1. С.3-25

[18] Анисимов Л.Н. Мюнхенский сговор 1938 г. и современные реалии и угрозы европейской безопасности.// Московский журнал международного права. 2009. № 2. С.119-135. Он же. Мюнхенский сговор 1938 г. как трагический рубеж начала второй мировой войны и современные реалии. Международные отношения. 2013 г. № 4. С. 530-538; Он же. The Scientist. 2013. № 11. С. 63-80.

[19] Христофоров В.С. (д.ю.н., руководитель центра публикаций источников по истории XX в. ИРИ РАН) Мюнхенское соглашение - пролог Второй мировой войны (на основе архивных материалов ФСБ России)// Новая и новейшая история. 2009 г. № 1. С.21-47.

[20] Шутов А.Д. Мюнхенский сговор 1938 г. - приглашение к блицкригу.// Мир и политика. 2009. № 9. С. 5-19; Он же. Мюнхенский сговор 1938 г. и Польша // Дипломатическая служба. 2009. № 4. С. 57-62.

[21] Нефедов А.В. Мюнхен и Косово: исторические параллели. // Научно-аналитический журнал Обозреватель. 2008. № 6. С. 71-78.

[22] Gatzke H. European Diplomacy between Two Wars, 1919-1939. Chicago, 1972; Gilbert M. Roots of Appeasement. N.Y,, 1966; Eubank К. Munich. Norman, 1963; Ripka H. Munich: Before and After. N.Y,, 1969; Haigh R.H. Defence Policy Between the Wars, 1919-1938, Culminating in the Munich Agreement of September 1938. Manhattan, 1979;

[23] Henig R. The Origins of the Second World War 1933-1939. L. - N.Y., 1985; Gilbert T. Treachery at Munich. London, 1988; Leibovitz C. Chamberlain-Hitler Deal. Edmonton, 1993; Lacaze Y. France and Munich: a Study of Decision Making in International Affairs. Boulder, 1995; The Munich Crisis, 1938. Prelude to World War II. London, 1999; Kitchien M. Europe between the Wars. New York, 1988; The Origins of the Second World War Reconsidered: AJ.P. Taylor and the Historians. London, N.Y., 1999.

[24] Faber D. Munich: The 1938 Appreasement Crisis. London, 2009, 518 p.

[25] Александров А.М. Faber D. Munich: The 1938 Appreasement Crisis. //Журнал российских и восточноевропейских исследований. 2014. № 1. С.178-183.

[26] Picard M. Hitler in uns selbst. Erlenbach – Zürich, 1946; Meinecke F. Die deutsche Katastrophe. Wiesbaden, 1947; Winkler H.A. Mittelstand, Demokratie und Nationalsozialismus. Köln, 1972.

[27] См., напр.: Штерн Л. Главные тенденции реакционной историографии второй мировой войны // Проблемы истории второй мировой войны. М., 1959; Далем Ф. Накануне второй мировой войны. 1938 – август 1939. Воспоминания. Т. 1. М., 1982.

[28] Bruegel J.W. Tschechen und Deutsche 1918–1938. Muenchen, 1967; Letzter Versuch zum deutsch-tschechischen Ausgleich. Muenchen, 1987.

[29] Muenchen 1938. Das Ende des alten Europa. Hrsg. Von Peter Glotz, Karl-Heinz Pollok, Karl Schwarzenberg. Essen, 1990.

[30] Hilf Rudolf. Der Stellenwert von “Muenchen” in Geschichte und Gegenwart // Muenchen 1938. Das Ende des alten Europa. S. 445–463.

[31] Heumos P. Struktur der Ersten Tschechoslowakischen Republik im Verhaeltnis zur Grundidee der westlichen Demokratie // Muenchen 1938. Das Ende des alten Europa. S. 1– 27.

[32] Hilf R. Ibid. S. 458, 461.

[33] Habel F.-P. Eine politische Legende: Die Massenvertreibung von Tschechen. München, 1996. Mueller K. General Ludwig Beck. Studien und Dokumente zur politischmilitaerischen Vorstellungsweit und Taetigkeit des Generalstabschefs des deutschen Heres 1933–1938. Boppard, 1980.

[34] Смирнов В.П. Мюнхенская конференция и советско-германский пакт о ненападении в дискуссиях советских историков. // Вестник МГИМО университета. 2009. № 54. С. 185-203.

 

80-летие Мюнхенского соглашения 1938 года

«Мюнхенский сговор» 1938 года – одно из ключевых событий, предшествовавших Второй мировой войне. 80 лет назад (30 сентября 1938 г.) на конференции глав правительств Великобритании (Н.Чемберлен), Франции (Э.Даладье), Германии (А.Гитлер) и Италии (Б.Муссолини) было подписано соглашение о присоединении Судетской области Чехословакии к Германии.

Германские нацисты использовали в своих целях стремление части судетских немцев воссоединиться с этнической родиной, а Великобритания и Франция решили, что для предотвращения войны достаточно будет убедить правительство Чехословакии предоставить Судетской области автономию. Таким образом, решающую роль в определении европейской политики сыграли западные державы, обладавшие достаточной силой, чтобы остановить новый мировой конфликт, однако они пошли путём уступок агрессору. Соглашение, подписанное в Мюнхене, было ярким проявлением политики «умиротворения», которая проводилась Лондоном и Парижем с целью добиться сговора с Германией за счёт стран Центральной и Юго-Восточной Европы, отвратить от себя гитлеровскую агрессию и направить её на Восток, против Советского Союза. Оно стало шагом к самой разрушительной в истории человечества войне.

НОВОСТИ ПРОЕКТА:


 

На телеканале «Спас» состоялся показ документального фильма «Мюнхенский сговор». Фильм выпущен продюсерским центром «Арт Фикшн» при поддержке фонда «История Отечества».

Фильм «Мюнхенский сговор» посвящён историческому событию, которое стало спусковым механизмом Второй мировой войны, – подписанию лидерами ведущих европейских держав соглашения о передаче Судетской области Чехословакии фашистской Германии в сентябре 1938 года.

«Мюнхенский сговор» 1938 года – одно из ключевых событий, предшествовавших Второй мировой войне. 80 лет назад (30 сентября 1938 г.) на конференции глав правительств Великобритании (Н. Чемберлен), Франции (Э. Даладье), Германии (А. Гитлер) и Италии (Б. Муссолини) было подписано соглашение о присоединении Судетской области Чехословакии к Германии.

Почему раздел Чехословакии ничему не научил «европейские демократии»? Хотели ли они заключить военный союз с СССР и остановить гитлеровскую агрессию, а если нет – то почему? И наконец, главный вопрос: почему в 1939 году провалилась антигитлеровская коалиция?

К чему привёл Мюнхенский сговор и можно ли было предотвратить подписание соглашения, ставшего, по сути, прологом ко Второй мировой войне?.. Эти и другие вопросы обсудили российские и европейские учёные в ходе круглого стола, организованного в Совете Европы при участии фонда «История Отечества».

В Музее современной истории России состоялся круглый стол «“Мюнхенский сговор” глазами “Кембриджской пятёрки”», посвящённый истории подписания Мюнхенского соглашения.

Вторая мировая война стала поворотным пунктом в истории XX века, поэтому столько копий сломано историками и политологами по поводу этих событий. В последние годы полемика вышла далеко за пределы научных дискуссий, и теперь приходится полемизировать, не только приводя новые красноречивые факты и документы, но и развенчивая саму парадигму, т.е. мировоззренческую раму, логику, в которой западные специалисты исследуют события и свидетельства 1930–1940-х годов.

30 сентября 1938 года премьер-министр Великобритании Невилл Чемберлен, возвратившись в Лондон после окончания Мюнхенской конференции четырёх держав, был встречен восторженными толпами жителей города и, считая результаты своей поездки в Мюнхен триумфом английской дипломатии, заявил о том, что привез из Германии почётный мир для целого поколения.

Личные вещи Сталина, форма офицера вермахта, награды Третьего рейха и, главное, более чем 200 документов и архивных фотографий, рассказывающих о ключевых событиях «мюнхенского сговора», представлены на открывшейся в Москве выставке.

В Интернете заработал портал «Накануне и после Мюнхена. Архивные документы рассказывают. К 80-летию «мюнхенского сговора». Презентация проекта состоялась в Доме Российского исторического общества в ходе круглого стола, посвящённого истории подписания соглашения, ставшего, по сути, прологом к началу Второй мировой войны.

30 сентября 1938 года представителями Англии, Франции, Германии и Италии в Мюнхене было подписано соглашение, получившее в историографии печально известное название «Мюнхенского сговора».

«Мюнхенский сговор» 1938 года – одно из ключевых событий, предшествовавших Второй мировой войне. 80 лет назад (30 сентября 1938 г.) на конференции глав правительств Великобритании (Н.Чемберлен), Франции (Э.Даладье), Германии (А.Гитлер) и Италии (Б.Муссолини) было подписано соглашение о присоединении Судетской области Чехословакии к Германии.

Мюнхенское соглашение 1938 года. Справка

Судеты относились к наиболее промышленно развитым районам Чехословакии. В регионе 3,3 млн. населения составляли компактно проживающие этнические, так называемые судетские немцы. Гитлер с самого начала своей политической деятельности требовал их воссоединения с Германией, неоднократно предпринимал попытки осуществить это требование.

В марте 1938 года без какого-либо противодействия со стороны западных держав Германия осуществила насильственный захват (аншлюс) Австрии. После этого резко усилился германский нажим на Чехословакию. 24 апреля 1938 года фашистская Судето немецкая партия (СНП) Конрада Генлейна по указанию Гитлера выдвинула требование предоставить Судетской области автономию.

Правительство СССР заявило о готовности выполнить свои обязательства по советско чехословацкому договору 1935 года, который предусматривал оказание Советским Союзом помощи Чехословакии в случае агрессии против неё при условии одновременного оказания такой помощи Францией.

13 сентября гитлеровское руководство инспирировало мятеж судетских фашистов, а после его подавления чехословацким правительством стало открыто угрожать Чехословакии вооруженным вторжением. 15 сентября на встрече с Гитлером в Берхтесгадене премьер министр Великобритании Чемберлен согласился с требованием Германии передать ей часть чехословацкой территории. Через два дня английское правительство одобрило «принцип самоопределения», как была названа германская аннексия Судетской области.

19 сентября 1938 года чехословацкое правительство передало Советскому правительству просьбу дать как можно скорее ответ на вопросы: а) окажет ли СССР, согласно договору, немедленную действительную помощь, если Франция останется верной и тоже окажет помощь; б) поможет ли СССР Чехословакии как член Лиги наций.

Обсудив 20 сентября этот запрос, ЦК ВКП(б) счел возможным дать на оба эти вопроса положительные ответы. 21 сентября советский посол в Праге подтвердил готовность Советского Союза оказать такую помощь. Однако, подчиняясь англо-французскому давлению, чехословацкое правительство капитулировало, дав согласие удовлетворить берхтесгаденские требования Гитлера.

22-23 сентября Чемберлен вновь встретился с Гитлером, который еще более ужесточил требования к Чехословакии и сроки их выполнения.

Воспользовавшись моментом, свои территориальные притязания высказали Польша и Венгрия. Это позволило Гитлеру оправдать аннексию Судет «международным» характером требований к Чехословакии. В этой ситуации по инициативе Муссолини 29-30 сентября 1938 года было проведено совещание представителей Англии, Франции, Германии и Италии в Мюнхене, на котором 30 сентября без участия представителей Чехословакии было подписано Мюнхенское соглашение (датировано 29 сентября).

Согласно этому соглашению, Чехословакия должна была в период с 1 по 10 октября очистить Судетскую область со всеми укреплениями, сооружениями, путями сообщений, фабриками, запасами оружия и т.д. Также Прага обязалась в течение трех месяцев дать удовлетворение территориальным претензиям Венгрии и Польши. Дополнительно была принята декларация, в которой Великобританией и Францией давались гарантии новым границам Чехословакии.

Правительство Чехословакии подчинилось принятому в Мюнхене соглашению, и 1 октября 1938 года части вермахта оккупировали Судеты. В результате Чехословакия потеряла около 1/5 своей территории, около 5 млн. населения (из них 1,25 млн. чехов и словаков), а также 33% промышленных предприятий. Присоединение Судет стало решающим шагом на пути к окончательной ликвидации государственной самостоятельности Чехословакии, последовавшей в марте 1939 года, когда Германия захватила всю территорию страны.

Суверенитет и территориальная целостность чехословацкого государства были восстановлены в результате разгрома фашистской Германии во Второй мировой войне. Согласно Договору о взаимных отношениях 1973 года Чехословакия и Федеративная Республика Германия признали Мюнхенское соглашение, «имея в виду свои взаимные отношения в соответствии с настоящим договором, ничтожным».

Материал подготовлен на основе информации открытых источников.

«МЮНХЕНСКИЙ СГОВОР» — информация на портале Энциклопедия Всемирная история

Мюнхенское соглашение, Чехословацкий кризис.

Мюнхенское соглашение 1938 г. (известное также как «Мюнхенский сговор») - соглашение, подписанное 30 сентября 1938 г. главами правительств Германии, Италии, Великобритании и Франции. Подразумевало отторжение от Чехословакии пограничной Судетской области с преобладающим немецким населением и передачу ее Германии. Считается одним из важнейших событий, предшествовавших и способствовавших началу Второй мировой войны. 

Чехословакия.

События 1938 г. стали следствием итогов Первой мировой войны. Одним из ее следствий стало образование Чехословацкой республики, на территории которой по переписи населения 1930 г. проживало свыше 3,5 млн немцев. В ряде пограничных с Германией и Австрией районов Чехии, получивших название Судетская область, немцы составляли большинство населения. Немцы имели право получать образование на своем языке, имели собственные политические партии.

Чехословакия, располагавшая сильной армией, возвела на границе с Германией мощные военные укрепления. В 1935 г. она получила гарантии безопасности от СССР и Франции. Согласно им, в случае соответствующего обращения чехословацких властей Советский Союз должен прийти на помощь Чехословакии в том случае, если таким образом поступит Франция. В марте 1938 г. Гитлер разработал «зеленый» план войны с Чехословакией, который не был претворен в жизнь.

Первый судетский кризис.

После прихода в 1933 г. к власти в Германии среди чехословацких немцев усилились усилились сепаратистские настроения. Их выразителем стала Судетско-немецкая партия (называемая также «генлейновской» по имени ее руководителя К.Генлейна). Она открыто взяла курс на выход Судетской области из состава Чехословакии и присоединение ее к Третьему рейху. Партия пользовалась открытой поддержкой вождя Германии А.Гитлера, который в феврале 1938 г. заявил об ужасающем положении немцев в Чехословакии.

После аншлюса Австрии в марте 1938 г. Судетско-немецкая партия перешла к дальнейшим шагам. 24 апреля она приняла Карлсбадскую программу, потребовав широкой автономии Судетской области. Представители партии также объявили подготовку к референдуму о присоединении Судетской области к Германии. На 22 мая «генлейновцы» наметили путч, а германская армия была стянута к чехословацкой границе. Это спровоцировало Первый Судетский кризис.

В ответ чехословацкое правительство объявило частичную мобилизацию, стянуло в Судетскую область войска и не позволило организовать путч. Протест по поводу действий Германии выразили СССР, Франция и Италия. Президент Чехословакии Э.Бенеш выразил готовность пойти на ряд уступок, но не на отказ от Судетской области в пользу Германии. Советский Союз подтвердил свое желание оказать Чехословакию военную помощь, однако сделать это было тяжело ввиду отсутствия общей границы и отказа Польши пропустить Красную армию через свою территорию. В противном случае польские власти пригрозили СССР войной.

По окончании Первого Судетского кризиса начались переговоры между властями Чехословакии и Судетско-немецкой партией, поддерживаемой Германией. Роль посредника в них взяла на себя Великобритания, направившая в Чехословакию свою миссию во главе с лордом У.Ренсименом. Миссия продлилась с 3 августа по 16 сентября 1938 г. В ходе переговоров представители судетских немцев отвергли идею уступок и широкой автономии. В итоге Ренсимен склонился к идее об отторжении от Чехословакии районов с преобладанием немецкого населения.

Второй судетский кризис.

В сентябре 1938 г. разразился Второй Судетский кризис. В Судетской области возобновились столкновения между отрядами местных немцев и чехословацкой армией. 7 сентября К.Генлейн прервал переговоры с правительством Чехословакии. В тот же день, следуя своим обязательствам, Франция объявила призыв резервистов. Но 11 сентября Франция вместе с Великобританией дала понять, что поддержит Чехословакию в случае войны. Однако если Германия не развяжет войну, ее требования удовлетворят.

12 сентября А.Гитлер на съезде НСДАП в Нюрнберге заявил о готовности оказать судетским немцам военную помощь, если власти Чехословакии не прекратят их притеснение. В тот же день в Судетской области вспыхнул новый мятеж, К.Генлейн потребовал вывода чехословацких войск и передачи охраны порядка местным отрядам. Чехословакия подавила путч к 15 сентября.

15 сентября А.Гитлер сообщил прибывшему в Германию премьер-министру Великобритании Н.Чемберлену о готовности начать войну с Чехословакией из-за Судетской области. Но оговорился, что войны можно избежать, если чехословацкие власти согласятся передать Судеты Германии. Н.Чемберлен согласился. 18 сентября в ходе британо-французских переговоров в Лондоне свое согласие на отторжение Судетской области дала Франция.

19 сентября президент Э.Бенеш получил от СССР гарантии того, что Советский Союз готов прийти на помощь Чехословакии даже в том случае, если того же не сделает Франция, и если Польша и Румыния откажутся добровольно пропустить советские войска через свою территорию. 23 сентября в ходе выступления на заседании Лиги Наций в Женеве готовность помочь Чехословакии подтвердил нарком иностранных дел СССР М.М.Литвинов. Советский Союз также привел в боевую готовность ряд своих подразделений.

19 сентября правительства Великобритании и Франции передали правительству Чехословакии свое совместное заявление. В нем говорилось, что ради обеспечения безопасности в Европе и безопасности самой Чехословакии она должна передать Третьему рейху области, в которых большинство населения составляют немцы. Передача может осуществляться прямым путем либо с помощью плебесцита, который, по мнению англичан и французов, провести крайне трудно. Великобритания и Франция также выразили готовность гарантировать в дальнейшем безопасность Чехословакии.

Одновременно Великобритания и Франция блокировали предложения СССР обсудить в Лиге Наций вопрос о коллективной поддержке Чехословакии. Правительство последней первоначально не согласилось с предложением Лондона и Парижа. Однако 21 сентября британский и французский послы в Чехословакии заявили, что страна не сможет рассчитывать на помощь, если не выполнит англо-французское предложение. В итоге чехословацкое правительство согласилось с планом западных держав.

22 сентября 1938 г. претензии на Тешинскую область на севере Чехословакии предъявила Польша. В ответ Советский Союз пригрозил разорвать пакт о ненападении с ней в том случае, если польские войска вторгнутся в Чехословакию. В тот же день на новой встрече с Н.Чемберленом А.Гитлер потребовал передать Судеты Германии до 28 сентября. Он также настаивал на передаче Польше Тешинской Силезии, а Венгрии – южной части Словакии с преобладанием венгерского населения.

23 сентября Чехословакия объявила всеобщую мобилизацию. Спустя четыре дня Гитлер в беседе с послами Великобритании и Франции вновь заявил о готовности начать войну, если его требования не будут без промедления выполнены. На следующий день Чемберлен заверил вождя Третьего рейха, что он может получить требуемое и без войны.

Мюнхенское соглашение

29 сентября 1938 г. в Мюнхене прошла встреча А.Гитлера, Н.Чемберлена, главы правительства Франции Э.Даладье и руководителя Италии Б.Муссолини. Представителей Чехословакии на обсуждение будущего соглашения не допустили. СССР участия в заседании также не принял. Итоговый документ подписали около часа ночь 30 сентября, после чего в зал для ознакомления с ним допустили чехословацкую делегацию.

Согласно документу, Чехословакия в период с 1 по 10 октября обязывалась передать Германии районы с преобладанием немецкого населения. Соглашение предусматривало возможность обмена населением между двумя странами. В ряде спорных районов в течение полугода предстояло провести плебисциты под надзором международной комиссии в составе представителей Германии, Великобритании, Франции и Италии.

Великобритания и Франция заявили о своих гарантиях новых границ Чехословакии. Германия и Италия также готовы были предоставить свою гарантию безопасности после того, как будет решен вопрос с передачей части территорий Польше и Венгрии. Решить вопрос с польским и венгерским меньшинством Чехословакия должна была в течение трех месяцев – в противном случае вопрос также передавался в ведение совещания четырех держав, подписавших документ.

Распад Чехословакии

30 сентября президент Чехословакии Э.Бенеш согласился с предложенным соглашением. С 1 октября Германия и Польша ввели войска в Судетскую и Тешинскую область соответственно. На территории Судетской области образовалась административная единица Третьего рейха – Судетенланд. 2 ноября по решению Первого Венского арбитража Венгрия заняла Южную Словакию. Чехословакия потеряла свыше трети территории и населения, около 40% промышленного потенциала и мощные военные укрепления вдоль немецкой границы.

Внутри Чехословакия также усилились центробежные тенденция. 7-8 октября 1938 г. власти в Праге предоставили широкую автономию Словакии и Подкарпатской Руси. Страна получила название Чехо-Словакия, или вторая Чехо-Словацкая республика. Она существовала до 14 марта 1939 г., когда руководство Словацкой автономии после посещения Берлина провозгласило образование независимого государства.

15 марта 1939 г. германские войска заняла оставшуюся часть Чехии, спустя день на ее территории образовался протекторат Богемия и Моравия, подчиненный Третьему рейху. Вопреки своим обязательствам по Мюнхенскому соглашению, Великобритания и Франция не отправили свои войска на защиту Чехословакии и Чехии. Это дало основание многим историкам говорить о провале политики западных держав на «умиротворение агрессора», а сами события получили наименование «Мюнхенский сговор».

Советский Союз в сентябре 1938 г. привел свои войска на западной границе в полную боевую готовность, и в таком состоянии они находились до 25 октября 1938 г. СССР официально открестился от поддержки Мюнхенского соглашения, а 19 марта 1939 г. отказался признавать оккупацию Чехии.

Великобритания отозвала свою подпись под Мюнхенским соглашением 5 августа 1942 г. Об отзыве подписи Франции объявил 29 сентября 1942 г. руководитель французского сопротивления генерал Ш. Де Голль. Италия отказалась от своей подписи в 1944 г. СССР 9 июня 1942 г. объявил о необходимости восстановить прежние границы Чехословакии. Впоследствии к тому же склонились представители западных держав.

После Второй мировой войны отторгнутая Судетская область вернулась в состав Чехословакии, местное немецкое население было выселено в Германию и Австрию. Окончательную черту под Мюнхенским соглашением Чехословакия и ФРГ подвели в договоре 11 декабря 1973 г., в котором оно было названо «ничтожным». 

Мюнхенский сговор 1938 года. Почему Запад решил играть с Гитлером в «умиротворение»?

https://www.znak.com/2019-09-30/myunhenskiy_sgovor_1938_goda_pochemu_zapad_reshil_igrat_s_gitlerom_v_umirotvorenie

2019.09.30

Недавно историки, политологи, публицисты снова обсуждали вопрос, на ком лежит ответственность по развязыванию Второй мировой войны. 80 лет тому назад 17 сентября Красная армия вступила на территорию Польши. 28 сентября был заключен германо-советский договор о дружбе и границе. Это стало результатом пакта Молотова — Риббентропа, заключенного в августе того же года. Этот пакт остается неудобной правдой для России. В советское время о нем просто умалчивали, сегодня российские чиновники оправдывают его. Так, член Совета безопасности и председатель попечительского совета Российского военно-исторического общества (РВИО) Сергей Иванов предложил гордиться этим документом. «Мы хотели начать войну с Германией в 40 км от Минска или в 100 км от Ленинграда? Где бы мы остановили немцев — за Уралом? Самое главное — это национальные интересы», — обосновал он свою позицию. 

Адольф Гитлер приветствует британского премьер-министра Невила ЧемберленаBundesarchiv, Bild 183-h22478 / Unknown / CC-BY-SA 3.0

И если для нынешней России, наследницы СССР, темным пятном на исторической репутации является пакт Молотова — Риббентропа, то для Запада это Мюнхенский сговор. Сегодня, 30 сентября, очередная годовщина с того дня, когда было заключено это соглашение между Третьим рейхом и ведущими странами Запада. Для российских историков и публицистов державно-патриотического толка это соглашение лишний раз дает возможность обвинить Запад в коварстве и создать образ врага. Безусловно, это событие стало символом провала западной дипломатии и ее позором. Но вряд ли сегодня на Западе кому-то на высшем уровне приходит в голову гордиться этим документом, как некоторые российские чиновники гордятся пактом Молотова — Риббентропа, пытаясь выставить сталинскую дипломатию в выгодном свете, а самому Сталину придать ореол мудрого провидца. 

Ни Мюнхенский сговор, ни пакт Молотова — Риббентропа нельзя рассматривать по отдельности. Они оба укладываются в одну цепочку событий и объясняют, как рухнул мир на европейском континенте. Поэтому утверждение, что один сговор с нацистами — это провал и позор, зато второй, заключенный менее чем через год, — успех дипломатии, — сомнительно. Сегодня Znak.com вспоминает те события и приводит их разные оценки. Читатель вправе сам определить, как ему относиться к тем событиям. Однако все равно остается вопрос: как колыбель либерализма Англия и родина просвещения Франция пошли на уступки Гитлеру и поверили ему? Точного ответа на этот вопрос до сих пор нет. Но из поиска ответа можно извлечь урок для настоящего и будущего. 

«Мы ни при каких обстоятельствах не можем позволить вовлечь Британскую империю в войну»

Подкованные в истории читатели наверняка хорошо помнят основные события, которые привели к Мюнхенскому соглашению. Но все же напомним, как это стало возможным и каковы последствия. 

Мюнхенскому сговору предшествовало событие, вошедшее в историю как Аншлюс. Так называлась аннексия Австрии Германией в 1938 году. Она произошла бескровно и при попустительстве других государств. Все выглядело так, будто бы австрийцы этого сами хотят. Некоторые политики в Европе посчитали, что такова цена политики умиротворения Гитлера, то есть лучше отделаться малой кровью, чем разозлить зверя. Но, зверь, вкусив крови одной жертвы, уже не может остановиться на своем пути.

«Мюнхенскому сговору» предшествовал Аншлюс. Австрия якобы добровольно присоединилась к Германии. На фото ее жители радостно встречают немецкие войскаBundesarchiv, Bild 137-049271 / CC-BY-SA 3.0

Следующим территориальным требованием нацистской Германии стала Судетская область Чехословакии. Это государство появилось на карте вследствие распада Австро-Венгерской империи. На тот момент оно было одним из процветающих государств Европы и обладало развитой промышленностью. Видимо, это и послужило одной из причин, почему она вызвала аппетит у растущего Третьего рейха. Повод нашелся — якобы защита интересов судетских немцев. Как и всякий осколок империи, Чехословакия получила в наследство от нее многонациональность. В условиях, когда над Европой носился призрак войны из-за территориальных претензий, эта многонациональность ставила государственность Чехословакии под угрозу. По данным доктора исторических наук Олега Будницкого, на конец 30-х годов прошлого века в стране чехов насчитывалось менее половины — 46%, немцы были вторым по численности этносом — 28%, затем шли словаки — 13% и венгры — 8%. Подавляющая часть немцев проживала в Судетской области и составляла там большинство. Но говорить о том, что их положение было невыносимым, вряд ли возможно. У них даже была своя партия, которая в 1935 году набрала больше голосов на выборах в парламент, чем «чехословацкие» партии. 

Но все это не помешало нацистам заявить о том, что чехи притесняют немцев и тем срочно нужно помочь. На съезде нацистской партии в Нюрнберге 12 сентября 1938 года фюрер Третьего рейха Адольф Гитлер заявил о судетских немцах следующее: «Чешское государство пытается их уничтожить. Я обращаюсь к представителям западных демократий: мы озабочены положением судетских немцев. Если этим людям откажут в справедливости и помощи, они получат и то и другое от нас. Немцев в Судетах есть кому защитить! Я сторонник мира, но в этой ситуации я не стану колебаться». В самой Германии шла пропаганда о притеснении немцев по этническому признаку. Одновременно с этим в Судетах нашлись сторонники Гитлера. Они получали прямые указания из Берлина и делали все, чтобы ситуация обострялась. Закончилось все вооруженным мятежом, который был подавлен чехословацкими войсками. Причем не обошлось без человеческих жертв. Итак, эту проблему уже нельзя было игнорировать. Перед европейскими государствами встал вопрос: либо продолжать «умиротворять» Гитлера, либо остановить его. 

Чемберлен (слева) и Гитлер на встрече 23 сентября 1938 годаBundesarchiv, Bild 183-h22751 / CC-BY-SA 3.0

Стоит отметить, что если бы Гитлер решил напасть на Чехословакию, то Германию неминуемо ждал бы разгром. Как отмечает Олег Будницкий, военные силы рейха были ничтожны даже по сравнению с армией одной Франции, имевшей договор о взаимопомощи с Чехословакией. А ведь были еще Англия и Советский Союз, подписавший перекрестное соглашение о взаимопомощи с Францией и Чехословакией. И хотя Советы открыто заявили о своей поддержке Чехословакии, но между ними и этой страной лежала Польша, которая вела свою игру в той ситуации и не собиралась предоставлять коридор для Красной армии. К тому же позицию СССР не рассматривали всерьез. Заявление советского наркома иностранных дел Максима Литвинова в Лиге Наций 21 сентября о готовности СССР выполнить свои обязательства по франко-советско-чехословацкому пакту было проигнорировано. Но проблема лежала глубже — многие европейские политики видели в большевистской России большую угрозу, чем в нацистской Германии. 

И все же идеологом уступок Гитлеру в вопросе Судетов выступила в первую очередь Великобритания, премьер-министром которой на тот момент был Невилл Чемберлен. Британцам очень не хотелось воевать, и они были готовы пойти на любые заигрывания с агрессором. Вот как описывает отношение к проблеме среди политической элиты Британии историк Леонид Млечин. 

Посол Чехословакии в Лондоне, сын первого президента страны Ян Масарик, горько шутил, что его главная задача состояла в том, чтобы объяснять англичанам, что Чехословакия — это страна, а не экзотическая болезнь. «В палате общин так мало депутатов, которые знают, где находится Чехословакия, — сетовал дипломат. — Во время беседы с влиятельными политиками я показал им на карте нашу страну. Один из них глубокомысленно заметил: „Какая забавная форма у вашего государства. Можно подумать, что перед тобой большая сосиска“».

Невил Чемберлен на аэродроме в Англии после возвращения из Мюнхена, 1938 годMinistry of Information official photographer / Wikipedia

А вот известные слова премьер-министра Великобритании, обращенные к своим коллегам: «Подумайте, есть ли у нас оправдание для того, чтобы начать войну? Я думаю, нет. Этим утром я летел над Темзой и с ужасом представил себе, что в нашем небе может появиться немецкий бомбардировщик. У нас нет выбора. Нам придется позволить Германии оккупировать Судеты, потому что у нас нет сил этому помешать». 

Выступая по радио, он высказался в том же духе: «Как ужасно, что мы должны рыть окопы из-за столкновения в далекой от нас стране между народами, о которых мы почти ничего не знаем. Как бы мы ни симпатизировали маленькой стране, столкнувшейся с большой и мощной державой, мы ни при каких обстоятельствах не можем позволить вовлечь Британскую империю в войну только по этой причине. Война — это кошмар». 

Правда, не стоит думать, что Чемберлен как-то реально симпатизировал Гитлеру. В отчете перед кабинетом о встрече с Гитлером он назвал фюрера «ординарнейшей шавкой». 

Зато в среде английской аристократии витали симпатии к нацистскому режиму. Например, король Великобритании Эдуард VIII даже состоял в переписке с Гитлером. Правда, он отрекся от престола еще в 1936 году и стал герцогом Виндзорским.

Итак, ставки были сделаны. Британия поставила на одну чашу весов мир в своей стране, а на другую — разборки в Восточной Европе, до которой ей не было особого дела. Тем более что Гитлер уверял, что это его «последнее территориальное притязание в Европе». Почти 70-летнему Чемберлену так хотелось в это верить. В общем, вспоминается известный лозунг брежневской эпохи: «Лишь бы не было войны». В том же русле мыслила политическая элита Франции, хотя у нее и был договор с Чехословакией. Но, кажется, уставшие от Первой мировой войны Франция и Англия хотели только одного — жить в свое удовольствие и ни с кем не драться. Или, по крайней мере, оттянуть войны на как можно дальний срок и успеть побольше вооружиться. 

Так была подготовлена почва для Мюнхенского соглашения. Оно было подписано в ночь с 29 на 30 сентября. Его главный смысл: все согласны с тем, что Судеты переходят Германии. Проект соглашения был представлен главой фашистской Италии Муссолини. Однако на самом деле он был представлен накануне соратниками Гитлера — Германом Герингом и другими. Подписали документ Чемберлен, Гитлер, Муссолини и французский премьер Эдуар Даладье. Как отмечает Олег Будницкий, сопровождавший премьера французский посол в Берлине Андре Франсуа-Понсе заметил: «Вот так Франция обращается с единственными союзниками, которые остались ей верны». Цинично выглядело и то, что чехов на подписание соглашения вообще не допустили. Их пригласили только на оглашение результатов переговоров и поставили перед фактом. Советский Союз вообще не был приглашен. 

Невил Чемберлен и Бенито МуссолиниBundesarchiv, Bild 183-R99301 / CC-BY-SA 3.0

30 сентября между Великобританией и Германией была подписана декларация о взаимном ненападении. Как вспоминал Иоахим фон Риббентроп в своих мемуарах, написанных незадолго до казни, это соглашение несомненно разрядило напряженную атмосферу в отношениях между Англией и Германией. «В этом дополнительном соглашении между Англией и Германией обе стороны договаривались о том, что договор о военно-морских флотах должен оставаться прочным как символ решимости обоих наших народов никогда не воевать друг против друга», — писал бывший министр иностранных дел Третьего рейха. 

Чемберлен по прибытии в Лондон предъявил экземпляр Мюнхенского соглашения, заявив, что он привез «мир для нашего поколения». Правда, такой ход событий понравился не всем. Черчилль расценил Мюнхенское соглашение так: «Мы потерпели полное и абсолютное поражение». Первый лорд адмиралтейства Дафф Купер подал в отставку со словами: «Премьер-министр считает, что к Гитлеру нужно обращаться на языке вежливого благоразумия. Я полагаю, что он лучше понимает язык бронированного кулака…» Тем не менее парламент одобрил политику правительства подавляющим большинством голосов. Ну а ликующий фюрер не стал затягивать с аннексией Судет и поспешил направить туда вермахт. Не прошло и года, как началась Вторая мировая война — с нападения Германии на Польшу 1 сентября 1939 года.

«Прогоняйте их. Пусть испытают на себе, что значит господство над другими»  

Сапог немецкого солдата вступил на судетскую землю 1 октября 1938 года. Так образовался Судетский округ Рейха. По данным, которые приводит кандидат исторических наук Вадим Трухачев, на этой территории проживало порядка 4 млн человек, из которых порядка четверти составляли этнические чехи. По его словам, после аннексии они не получили никаких национальных прав: им даже запрещалось иметь начальные школы. Те, кто не имел «явных славянских черт», подлежали онемечиванию. Гитлер был горд своими делами, говоря: «Я привел миллионы глубоко несчастных немцев, оторванных от нас, на родину. Я восстановил тысячелетнее историческое единство германского жизненного пространства».

Но, как мы знаем, на этом дело не остановилось. Заявление Гитлера о «последнем территориальном притязании в Европе» оказалось пустыми словами. Нацист номер один заявлял: «Чешское государство зародилось во лжи. Нет никакой чехословацкой нации! Есть чехи, и есть словаки. И словаки не желали иметь ничего общего с чехами. Тогда чехи их просто аннексировали». Уже через неделю под прессингом фюрера Прага согласилась на автономию Словакии и Подкарпатской Руси. 

К концу октября в Берлине решили судьбу Чехословакии. 14 марта 1939 года нацисты добились, чтобы словацкое правительство объявило о независимости. Согласно мемуарам Риббентропа, еще в феврале лидер словаков профессор Тука обратился к Гитлеру со словами: «Я отдаю судьбу моего народа в ваши руки, мой фюрер; мой народ ожидает от вас своего полного освобождения». 15 марта президент первой Словацкой республики Йозеф Тисо направил Гитлеру прошение взять Словацкое государство под свою защиту, договор ратифицирован 23 марта. 

Wikipedia

Немецкие войска вошли в Прагу. 16 марта 1939 года на территории Чехии создали протекторат — Богемия и Моравия. Формально у него был чешский президент Эмил Гаха, но реальная власть принадлежала протектору из Берлина. Этнические немцы стали гражданами Рейха, а чехи — второсортными обладателями паспортов протектората. В дальнейшем некоторых чехов ждало онемечивание, а сам протекторат должен был войти в состав рейха. Единственная помощь, которую оказала в этой ситуации Великобритания, заключалась в том, что президент Чехословакии Эдвард Бенеш вместе с правительством перебрались в Лондон.

Стоит не забывать, что Гитлер получил в свои руки чешское машиностроение. Оно стало работать на военную машину Третьего рейха. Нацистский блицкриг против СССР начался именно на легких чешских танках LT vz.38. И уже потом, когда стало ясно, что «молниеносной войны» не получится, немецкий ВПК начал делать «Тигры» и «Пантеры».

Дурной пример заразителен: если можно одним, то почему нельзя другим? В игре тут же активизировалась Польша со своими аппетитами. 1 октября польские войска заняли Тешинскую область Чехословакии. Еще с 1918 года поляки имели виды на оставшуюся в соседней стране часть Тешинской Силезии. Все эти годы Польша готовилась к тому, чтобы оторвать территорию от Чехословакии.

Полакомилась в этом пиршестве и Венгрия. На юге Словакии и в Закарпатье жили этнические мадьяры, которые давно ждали воссоединения. Венгрия получила юг Словакии, а также главные центры Закарпатья — Ужгород, Мукачево и Берегово. В марте 1939 года Венгрия, уже став союзницей Германии, заняла остатки Закарпатья.

Граница Германии и Чехии, приветственный плакатBundesarchiv, Bild 146-2005-0177 / CC-BY-SA 3.0

Что было дальше, мы знаем. Почти год европейские страны плели одна против другой интриги, не доверяя друг другу, кто пытался выжать для себя минимум потерь, кто — максимум выгоды. Но ни о какой системы международной безопасности всерьез уже не могло быть и речи. Бог войны окутал Европу и приготовился принять великую жертву во имя себя. Следующим соглашением стал пакт Молотова — Риббентропа. Как заявил в интервью Znak.com доктор исторических наук Андрей Зубов, он был «не пактом о сохранении мира, а пактом о расширении территории» и, соответственно, неизбежно привел к развязыванию Второй мировой войны. 

Стоит также отметить, что подписавшие Мюнхенский сговор державы в конечном счете признали его позором для себя. 5 августа 1942 года свою подпись под этим соглашением отозвала Великобритания. 22 августа 1944 года то же самое сделала Франция. Спустя несколько дней ее примеру последовала Италия (Бенито Муссолини тогда уже был отстранен от власти). Германия признала документ недействительным в декабре 1973 года.

Польша признала границу с Чехословакией под нажимом СССР в 1958 году. А свои извинения за участие в разделе Чехословакии президент Лех Качиньский принес только 1 сентября 2009 года. Венгрия вернулась в прежние границы, хотя вопрос о положении соплеменников в Словакии стоит и по сию пору.

Интересно отметить, как сложилась судьба тех самых судетских немцев, которые поверили Гитлеру и приветствовали его политику по расчленению Чехословакии. Когда война уже шла к концу и Красная армия вытесняла из Судетской области вермахт, для них настал настоящий «судный день». 

Как пишет Леонид Млечин, тогда глава компартии Чехословакии Клемент Готвальд пообещал, что чехи будут последовательно изгонять немцев из республики и заселять приграничье чехами и словаками. «Мы должны избавиться от „пятой колонны“» — заявил он. Летом 1945 года премьер-министр Чехословакии Зденек Фирлингер встретился в Москве со Сталиным и Молотовым. Был в том числе поднят вопрос о судьбе судетских немцев. «Мы мешать вам не будем. Прогоняйте их. Пусть испытают на себе, что значит господство над другими» — обозначил свою позицию Иосиф Сталин.

По декрету президента Эдварда Бенеша судетские немцы лишались чехословацкого гражданства и подлежали депортации из страны. Немцам давали 24 часа на сборы, имущества разрешали брать не больше пятидесяти килограммов. Вместе с изгнанием начались расправы. Порой весьма жестокие, похожие на те, которые учиняли сами нацисты на оккупированных территориях: расстрелы, изнасилования, грабежи. 

Заместитель наркома внутренних дел Иван Серов докладывал Лаврентию Берии: «У населения отбирают все личные вещи и деньги… Чехословацкие офицеры и солдаты ночью открывают стрельбу по городу. Немецкое население, перепугавшись, выбегает из домов, бросая имущество, и разбегается. После этого солдаты заходят в дома, забирают ценности и возвращаются в свои части».

В мае 1945 года начальник политотдела 4-й танковой армии Николай Кладовой так описывал события в Праге в своем докладе: «Местное население свою злобу и ненависть к немцам выражало в самых разнообразных, подчас довольно странных, необычных для нас формах». Как поясняет историк Олег Будницкий, «необычными формами» было сожжение немцев на кострах, расстрел из мелкокалиберной винтовки одного за другим, подвешивание за ноги на столбах. «В районе техникума жители города, раздев по пояс 15 немок и вымазав их краской, заставили работать по исправлению мостовой, при большом скоплении народа. После этого немки были выведены за город и расстреляны… Злоба и ненависть к немцам настолько велики, что нередко нашим офицерам и бойцам приходится сдерживать чехословацкое население от самочинных расправ над гитлеровцами» — говорилось в докладе Кладового. 

Всего в 1945–1946 годах из Чехословакии было депортировано более 3 млн человек, их собственность конфисковали. Так закончился дипломатический «успех» Гитлера. 

«Мы можем маневрировать, подталкивать одну сторону против другой, чтобы лучше разодрались»

Особо стоит сказать про роль СССР в этой истории. Естественно, Советы, будучи оплотом коммунизма и идеологическим врагом фашизма, были против планов Гитлера насчет Чехословакии. Однако, несмотря на обещанную поддержку, помогать ей не спешили. Как сообщает публицист Марк Солонин, еще 28 сентября 1938 года, накануне подписания Мюнхенского сговора, Бенеш через посла в Москве передал запрос на немедленную посылку авиации. Из недавно опубликованных документов известно, что запрос был получен и изучен, есть докладная записка Ворошилова, датированная тем же 28 сентября: «Подготовляются и могут быть отправлены 30.09 следующие авиачасти». И перечисляет: 302 истребителя, 246 бомбардировщиков… То есть была и техническая возможность, и организационная готовность к немедленной переброске авиации на чешские аэродромы. Однако вместо самолетов Бенеш получил из Москвы сообщение: «Процедура обсуждения вопроса в Лиге Наций может быть короткой, как только будут найдены державы, готовые противостоять агрессору».

Утром 30 сентября Бенеш позвонил советскому послу и спросил: «У чехов есть союзник — или они остались один на один с Гитлером?» Ответ советского правительства поступил в Прагу через 62 часа после того, как президент Чехословакии принял условия мюнхенского диктата, и через 36 часов после того, как чехословацкая армия открыла границу.

«Немцы не обслуживаются, пока Гитлер не вернет Чехословакию!» — плакат, помещенный в окне одного ресторана в США хозяином-чехом в марте 1939-гоAssociated Press / Wikipedia

Уже когда вовсю шел раздел Чехословакии, Советский Союз несколько изменил свою позицию по отношению к ситуации. Леонид Млечин, ссылаясь на документы руководителя Исполкома Коминтерна Отто Куусинена, пишет, что советские руководители не возражали против раздела Чехословакии и присоединения Судет к Германии. Вот как там отнеслись к произошедшему: «Чехословакия является вассалом Франции и помощником ее в деле охраны Версальской системы в Средней Европе. Эта роль Чехословакии угрожает народам Чехословакии тем, что они помимо своей воли могут быть втянуты французским империализмом в войну как против СССР, так и против Германии. Мы требуем права на самоопределение как для народов Чехословакии, так и для всех других народов, права на отделение и объединение с любым другим государством по воле самого народа».

Позже, уже после подписания пакта Молотова — Риббентропа, Сталин в газете «Правда» от 1 декабря 1939 года вообще заявил, что не Германия напала на Англию и Францию, а наоборот. И формально он был прав. Но объявили они ей войну как раз по той причине, что Гитлер наплевал на условия Мюнхенского соглашения, ведь они касались только присоединения Судетской области. Как поясняет Олег Будницкий, то выступление Сталина было в русле изменившегося вектора пропаганды. Во второй половине 1939-го произошел резкий разворот в советской внешней политике. Антифашистскую риторику свернули. Сталин был заинтересован в том, чтобы война шла подальше от границ СССР. 

Об этом же говорит и Марк Солонин. В 1997 году в Болгарии были опубликованы дневники секретаря Исполкома Коминтерна Георгия Димитрова. Он встречался со Сталиным 7 сентября в Кремле, а потом записал: «Сталин: Война идет между двумя группами капиталистических стран… Мы не прочь, чтобы они подрались хорошенько и ослабили друг друга… Гитлер, сам того не понимая и не желая, расстраивает, подрывает капиталистическую систему… Мы можем маневрировать, подталкивать одну сторону против другой, чтобы лучше разодрались».

Здесь же стоит вспомнить, что и политическая элита Англии была не против, если бы Третий рейх столкнулся с СССР на поле боя и они бы изнурили друг друга, а лучше всего уничтожили. Даже тот же Черчилль, который встретил в штыки Мюнхенский сговор, известен своими резкими заявлениями в адрес Советской России. Согласно книге Франсуа Бедарида «Черчилль», английский политик не скупился на красноречие, когда разговор касался большевизма. «Большевистская тирания — самая страшная в истории человечества, самая разрушительная и постыдная» — писал Черчилль, Ленина он называл «чудовищем, карабкающимся по пирамиде, сложенной из черепов». Смысл внешней политики большевиков он так характеризовал: «Они ведут бесконечную войну против цивилизации. Их цель — уничтожить все институты власти, все правительства, все государства, существующие в мире. Они стремятся создать международный союз нищих, преступников, бездарностей, бунтовщиков, больных, дебилов и дураков, который охватит весь мир. В этой войне, как Ленин справедливо заметил, не может быть ни перемирий, ни компромиссов». Неудивительно, почему Англия не объединилась с Советским Союзом в борьбе с нацизмом, несмотря на явную угрозу пострадать самой. 

Не получилось объединиться и позже, когда стало ясно, что Гитлеру верить нельзя и он с легкостью забывает про все договоренности ради достижения своих целей. Одной из главных причин провала переговоров было нежелание лидеров Великобритании и Франции лично встречаться с Иосифом Сталиным. «Примечательно, что неприязненное отношение к Сталину выказывали люди, которые в сентябре 1938 года по первому „свистку“ Гитлера бросали все свои дела, мчались на встречу с рейхсканцлером, радостно жали ему руку» — замечает кандидат исторических наук Олег Назаров. 

Премьер-министр Франции Эдуард Даладье и Риббентроп. 1938 годBundesarchiv, Bild 183-h23007 / CC-BY-SA 3.0

Марк Солонин объясняет провал интригами самого Сталина. В апреле 1939 года нарком иностранных дел СССР Литвинов предложил начать тройственные переговоры о создании военно-политического союза Великобритании, Франции и Советского Союза против гитлеровской Германии. Советский маршал заявил, что готов обрушить 136 дивизий, 10 тысяч танков, 5 тысяч самолетов на нацистскую Германию. Но для этого Красной армии надо пройти через Польшу. После такого поворота англо-французы заявили примерно следующее: «Политические переговоры велись несколько месяцев. За все это время Москва ни разу не поднимала вопрос о пропуске войск Красной Армии через Польшу. И нам непонятно, почему этот сугубо политический вопрос, да еще и касающийся страны, не участвующей в наших переговорах, поставлен перед военными экспертами». Тогда Ворошилов, дословно цитируя сталинскую инструкцию, зачитал: «Предварительным условием наших переговоров и совместного договора между тремя государствами является пропуск наших войск на польскую территорию через Виленский коридор и Галицию и через румынскую территорию. Без этого условия соглашение невозможно». Как говорится, вот и поговорили. 

Как пишет Марк Солонин, это был ключевой элемент гарантированного срыва переговоров. Все заранее понимали, учитывая крайне недружественные советско-польские взаимоотношения, в мирное время поляки никогда не согласятся на нахождение Красной армии на их территории.  

Оценки Мюнхенского сговора сегодня

По словам кандидата исторических наук Вадима Трухачева, сегодня в Чехии не любят вспоминать те события, ведь страна — член НАТО и ЕС. Конечно, неприятно вспоминать, как нынешние союзники скормили твою страну «ординарнейшей шавке». Согласно опросу, проведенному весной 2018 года компанией NMS Market Research, почти половина чехов не смогла вспомнить, что же случилось с их страной в сентябре 1938 года. Среди молодых людей до 25 лет таких набралось 60%. Руководители страны не делают 30 сентября никаких заявлений о необходимости «помнить прошлое и защищать свободу». Как это, например, происходит, когда речь идет о событиях 1968 года. 

Сам историк считает, что в России следует почаще напоминать о тех событиях в Мюнхене. И не только о них — например, о пактах о ненападении с Германией, которые еще до СССР заключили Великобритания, Франция и Польша. «Иначе даже очевидные факты постараются предать забвению и вывернуть их наизнанку, представив Советский Союз соавтором Второй мировой войны. Как будто он не последним подписал с нацистской Германией договор о ненападении», — подчеркивает он. 

Этот договор продолжает играть важную роль в информационно-идеологической войне российских «патриотов» с западной цивилизацией. «В 1930-х годах Запад, страдающий от затяжной экономической депрессии, испугался бурного экономического роста СССР, испугался развала западной экономической системы и колониальной системы… Мюнхенский сговор — это очередной этап реализации стратегии, проводимой западным капиталом и его обслугой, по созданию из Германии Третьего рейха и направления его агрессии на Восток, в конечном итоге — против русских» — пишет автор патриотической газеты «Завтра» Александр Тюрин.

О чем сегодня молчит МИД РФ. К 80-летию договора «О дружбе и границе» между СССР и нацистской Германией

В противовес такой точке зрения выступает доктор исторических наук Андрей Зубов: «Я подчеркиваю, — заявлял он в интервью Znak.com, — что альтернативой пакту Молотова — Риббентропа был пакт с Англией и Францией. Мы не должны забывать этот момент, когда пытаемся осмыслить те дипломатические отношения. Если бы Сталин тогда отказался от своих территориальных притязаний и пошел бы на договор с Англией и Францией, то я даю полную гарантию, что Гитлер бы никогда не напал на Советский Союз. И Третий рейх, как недозревший нарыв, постепенно бы сам иссох». 

Что касается Мюнхенского сговора, то Андрей Зубов видит в нем ключевое различие от пакта Молотова — Риббентропа. Англичане и французы не делили с нацистами территории других стран, а пытались сделать все, чтобы самим не ввязаться в войну. «А вот что касается переговоров Третьего рейха и Советского Союза, то очевидно, что между ними шел торг за территории. Причем за каждый километр. Сначала Германия категорически отказывалась передать Советскому Союзу Прибалтику, объявляя ее своей исторической зоной влияния. Потом советская сторона добилась того, что Германия отказывалась от Прибалтики к северу от Даугавы, а Советский Союз, в свою очередь, отказался от Южной Латвии и Литвы», — полагает Андрей Зубов.

80 лет пакту Молотова—Риббентропа. Невыученные уроки истории

Для Марка Солонина также очевидно значение Мюнхенского соглашения. Его реализация смогла произойти в том числе и благодаря косвенной роли СССР. «Разумеется, Советский Союз, то есть тов. Сталин, не собирался спасать Чехословакию, „давать отпор фашистской агрессии“ и т. п. — пишет историк. — Продолжать повторять эти благоглупости можно лишь в состоянии острого идеологического отравления. Но еще более ошибочным, на мой взгляд, является тезис о том, что Сталин якобы решил ограничиться ролью „наблюдателя, выжидающего дальнейшего развития событий“… Геополитический план сентября 1938 года по целям и задачам, по основным механизмам его реализации ничем не отличался от плана августа 1939 года. Цель — война в Западной Европе, кровопролитная разрушительная война, по пепелищу которой Сталин поведет свои танковые колонны».

Каждый читатель вправе сам выбрать, какого толкования тех событий следует ему придерживаться. В любом случае эта история вызывает некие аналогии с происходящим в наше время. Любая аннексия ставит государство в уязвимое положение, каким бы сильным оно ни было в данный момент и какой бы эффективной ни была его пропаганда. Изменится руководитель, изменится режим, изменится международная обстановка, — и вопрос возврата присоединенной территории обязательно всплывет на поверхность. Могли ли знать ликующие судетские немцы осенью 1938 года, как сокрушительно и унизительно закончится их судьба? Вопрос риторический. 

В подготовке материала использованы следующие источники:

«Как победители Первой мировой проиграли в Мюнхене», Олег Будницкий. «Ведомости», 28.08.18;

«Как Советский Союз победил в войне», Марк Солонин, «Яуза-каталог», 2018;

«Мы можем подталкивать одну сторону против другой, чтобы лучше разодрались», Ирина Тумакова, «Новая газета», 04.09.19;

«Мюнхен-1938. Глупость или измена?», Леонид Млечин, «Новая газета», 26.08.16;

«Мюнхен-1938. Падение в бездну Второй мировой». Сборник статей под общей ред. В.Ю. Крашенинниковой, «Кучково поле», 2018;

«Неприятные уроки „Мюнхенского сговора“», Вадим Трухачев, EADaily, https://eadaily.com, 27.08.18.

«От Мюнхена до Москвы: почему не удалось создать антигитлеровскую коалицию в 1939 году», Олег Назаров, Фонд «Историческая память», http://historyfoundation.ru;

«Черчилль», Франсуа Бедарида, Молодая гвардия, 2009.

Хочешь, чтобы в стране были независимые СМИ? Поддержи Znak.com

© Информационное агентство "Znak"

Шеф-редактор Плюснина М.А., [email protected]
Учредитель: Панова О.Р.

Свидетельство о регистрации СМИ № ФС77-53553 от 04 апреля 2013 года.
Выдано Федеральной службой по надзору в сфере связи, информационных технологий и массовых коммуникаций (Роскомнадзор)

Адрес редакции: 620026, г. Екатеринбург, ул. Мамина-Сибиряка, 126
Тел.: +7 (343) 385-84-82, e-mail: [email protected]

Мнение редакции может не совпадать с мнением отдельных авторов.При использовании материалов сайта ссылка обязательна.

Для лиц старше 18 лет.

Когда было подписано Мюнхенское соглашение

30 сентября 1938 года было подписано Мюнхенское соглашение 1938 года, также известное как «Мюнхенский сговор».

Мюнхенский сговор — соглашение, составленное в Мюнхене 29 сентября 1938 года и подписанное на следующий день — 30 сентября — премьер-министрами Великобритании — Невиллом Чемберленом, Франции — Эдуардом Даладье, Италии — Бенито Муссолини и рейхсканцлером Германии Адольфом Гитлером.

В результате данного соглашения участниками соглашения было санкционировано начало захвата Чехословакии фашистской Германией. А точнее, договор предусматривал передачу Германии Судетской области Чехословакии (со всеми сооружениями и укреплениями, фабриками, заводами, запасами сырья, путями сообщения), а также удовлетворение за счет Чехословакии территориальных притязаний Венгрии и Польши.

Чехословацкие представители не были допущены к обсуждению данного соглашения. СССР также было отказано в участии во встрече. Чемберлен и Даладье приняли условия Гитлера и совместно оказали давление на чехословацкое правительство. В результате президент Бенеш без согласия Национального собрания принял к исполнению мюнхенский диктат.

Навязанное Чехословакии силой, в нарушение норм международного права и законов страны, отторжение Судетской области стало только началом процесса расчленения страны. Уже в марте 1939 года германские войска заняли Прагу, завершив поглощение Чехословакии.

Мюнхенское соглашение стало одним из наиболее ярких проявлений «политики умиротворения» Гитлера, проводимой накануне Второй мировой войны правительствами Великобритании и Франции, с целью добиться сговора с нацистской Германией за счет стран Центральной и Юго-Восточной Европы, отвратить гитлеровскую агрессию от Англии и Франции, направив ее на Восток, против Советского Союза.

Но данные действия привели к тому, что Гитлер использовал эти страны для усиления Германии, которая уже в следующем году оккупировала всю территории Европы, и развязала войну. И именно Мюнхенское соглашение стало важной вехой в подготовке Второй мировой войны.

Уже в послевоенные годы Чехословакия, поддержанная СССР и другими социалистическими странами, поставила вопрос о признании противоправного Мюнхенского сговора недействительным. Согласно договору между ЧССР и ФРГ, заключенному в 1973 году, его участники считают Мюнхенское соглашение, «… имея в виду свои взаимные отношения в соответствии с настоящим договором, ничтожным».

О чем договорился Гитлер с британцами и французами в 1938 году? | Культура и стиль жизни в Германии и Европе | DW

В марте 1938 года Адольф Гитлер (Adolf Hitler), начав внедрять в жизнь свои амбициозные планы за пределами "рейха", осуществил "аншлюс", включив в состав Германии свою родину - Австрию. Вскоре он пригрозил вторжением Чехословакии, якобы озаботившись проблемой дискриминации судетских немцев. Британские и французские политики боялись войны, которая может охватить всю Европу, и пытались проводить "политику умиротворения", надеясь, что Гитлер успокоится, получив часть территории Чехословакии. Такой версии событий придерживается в наши дни большая часть западных историков.

В соглашении, подписанном в Мюнхене 30 сентября 1938 года премьер-министром Великобритании Чемберленом, премьер-министром Франции Даладье, лидером фашистской Италии Муссолини и лидером нацистской Германии Гитлером, было закреплено присоединение Судетской области к Германии. Чехословакию, к которой эта область относилась до 30 сентября, на подписание не пригласили. Не участвовал в переговорах и Советский Союз.

Как сегодня, с высоты прошедших 80 лет, можно оценить то, что произошло тогда? Можно ли было в тот момент предотвратить экспансию "рейха"? Почему советская (и российская) историография видит именно в Мюнхенском соглашении начало развязывания Второй мировой войны? В то время как Польша и страны Балтии уверены, что толчок развертыванию военных действий дал Советский Союз с его договором о ненападении 1939 года… За ответами на эти и другие вопросы мы обратились к доктору исторических наук, преподавателю Боннского университета Екатерине Махотиной (Dr. Ekaterina Makhotina).

DW: Почему советская (а теперь и российская) историография называет соглашение "мюнхенским сговором"? Есть ли разница в трактовках тех событий на Западе и Востоке?

Екатерина Махотина: Для Советского Союза этот договор означал кульминацию изоляции Москвы на европейской арене. Негативная оценка этого договора была изначально ясна и остается таковой до сих пор. В Советском Союзе "Мюнхен-38" интерпретировали еще и с позиции идеологической войны: действия Англии и Франции рассматривались как сговор капиталистов-империалистов против коммунистического СССР.

В сегодняшней России принято рассматривать германо-советский договор о ненападении от 23 августа 1939 года ("пакт Молотова - Риббентропа") как логичное последствие Мюнхена. В то же время современная немецкая историография рассматривает Мюнхен как импульс для Сталина найти общий язык с Гитлером.

Для России "Мюнхен-38" - это начало процесса развязывания Второй мировой войны. И это - реакция современной исторической политики в России на распространенное в Восточной Европе определение "пакта Молотова - Риббентропа" как основного импульса для начала военных действий. При этом Польша и страны Балтии видят себя жертвами двух тоталитарных режимов, сталинских и нацистских преступлений. Россия в своей официальной политике активно противостоит этой интерпретации прошлого.

- К чему в итоге привело соглашение, подписанное в Мюнхене?

- В западной историографии до сих пор ведутся дискуссии, чем было это соглашение. Было ли оно необходимой последней попыткой предотвратить войну? Или же оно было заведомо безнадежным маневром, имевшим тяжелые последствия, шагом, на который не следовало идти? Однозначны историки в оценке последствий мюнхенского соглашения: это был решающий удар по Версальской системе, разрушивший порядок, установившийся на европейском континенте после завершения Первой мировой войны. "Мюнхен-38" - это провал политики коллективной безопасности в Европе, и он имел последствия не только для Чехословакии, он означал усиление влияния нацистской Германии на страны Восточной Европы и на отношение к национальным меньшинствам. Последние полностью лишились права на защиту, и более того, само существование национальных меньшинств было поставлено под вопрос.

Разрушение целостности Чехословакии - единственного государства в межвоенной Европе с мультикультурным, толерантным, демократическим, а не с авторитарным режимом - привело к созданию Словакии, союзной с нацистской Германией, сделало возможным аннексию регионов другими странами из-за реального или вымышленного доминирования в нем "своей" нации. Тешинская область была отделена от Чехии и занята Польшей, Венгрия смогла частично реализовать свои территориальные посягательства и заняла части Украины и южной Словакии, Мемельский край был занят немцами...

Для национальных меньшинств это означало следующее: изгнание, переселение, дискриминация. А для евреев Чехословакии нацистская политика означала самую радикальную форму репрессий: лишение прав, погромы, а затем и физическое уничтожение. В первую очередь жертвами "политики умиротворения" стали евреи и противники нацистского режима в Чехословакии и Германии: социал-демократы, коммунисты.

Фотография из архива: жители Судетской области приветствуют Гитлера в октябре 1938 года

- Чемберлен, вернувшись из Мюнхена в Лондон, у трапа самолета заявил, что "привез мир нашему поколению". Могла ли "политика умиротворения" действительно привести к сохранению мира?

- Англия и Франция подозревали, что Судетская область - не "последнее территориальное требование" Гитлера в Европе. Но они пошли на этот шаг, видимо, оттягивая войну. Великобритания не хотела рисковать военным конфликтом, а Франция, понесшая огромное число жертв в Первой мировой войне, но вышедшая из нее победительницей, не собиралась снова ввязываться в войну и не видела в себе сил помогать Чехословакии по союзному договору 1935 года. Так как осенью 1938 года Европа жила ожиданием и опасением войны, соглашение, ее теоретически предотвратившее, действительно было встречено обществом Англии и Францией с облегчением и даже эйфорией.

- Как сегодня в Чехии, Словакии, возможно, в Польше принято оценивать Мюнхенское соглашение и его последствия?

- В центре чешской дискуссии стоит вопрос, почему чехи не оказали сопротивление немцам в марте 1939 года, когда Гитлер занял остатки чехословацкой территории (ту часть, которая осталась после аннексии Судетской области). Почему они не сражались, как поляки? Тут чешские историки указывают на то, что Чехословакия, лишенная поддержки союзников - Франции и Советского Союза (который действовал бы только вместе с Францией), - отдавала себе отчет в том, что попытка вооруженного сопротивления была обречена на провал.

В Польше историки говорят о том, что присоединение к ней Тешинской области с согласия "третьего рейха" только ослабило польское государство. Тема мюнхенского договора, бенефициаром которого была Польша, однако, не является горячо обсуждаемой в Польше. Гораздо большее значение там имеет дискуссия вокруг "пакта Молотова - Риббентропа", германо-советского договора о ненападении от 23 августа 1939 года, который в исторической памяти польского общества фактически является "четвертым разделом" Польши ее "историческими врагами" - Германией и Россией.

Смотрите также:

  • Сталин и Гитлер: как началась и чем кончилась дружба

    Подписание

    Иоахим фон Риббентроп (слева), Иосиф Сталин (второй слева) и Вячеслав Молотов (ставит подпись, сидит справа). Со стороны СССР договор был подписан наркомом по иностранным делам Молотовым, со стороны Германии - ее министром иностранных дел Риббентропом. Договор часто называют "пактом Молотова-Риббентропа".

  • Сталин и Гитлер: как началась и чем кончилась дружба

    Молотов и Гитлер

    Стороны соглашения обязывались воздерживаться от нападения друг на друга и соблюдать нейтралитет в случае, если одна из них становилась объектом военных действий третьей стороны. К договору прилагался секретный дополнительный протокол о разграничении сфер обоюдных интересов в Восточной Европе. С ответным визитом в Берлине был Молотов. На снимке он слева с Гитлером и переводчиком.

  • Сталин и Гитлер: как началась и чем кончилась дружба

    Гитлер о пакте и позиции Сталина

    "Наши враги рассчитывали на то, что Россия станет нашим противником после завоевания Польши... Я был убежден, что Сталин никогда не примет предложения англичан. Только безоглядные оптимисты могли думать, что Сталин настолько глуп, что не распознает их истинной цели. Россия не заинтересована в сохранении Польши… Теперь... путь солдатам открыт", - Адольф Гитлер (1939 год).

  • Сталин и Гитлер: как началась и чем кончилась дружба

    "Вероломный изверг" по фамилии Гитлер

    "...как могло случиться, что советское правительство пошло на заключение пакта о ненападении с такими вероломными людьми и извергами, как Гитлер и Риббентроп? Не была ли здесь допущена со стороны советского правительства ошибка? Конечно, нет! Пакт о ненападении есть пакт о мире между двумя государствами", - из выступления Сталина (1941 год, после нападения Гитлера на СССР).

  • Сталин и Гитлер: как началась и чем кончилась дружба

    Предыстория

    Договор был подписан после периода очень серьезного охлаждения советско-германских отношений, вызванного приходом Гитлера к власти, и вооруженных конфликтов, в которых СССР противостоял гитлеровской коалиции: Германии и Италии в Испании, Японии на Дальнем Востоке. Договор стал неожиданностью не только для третьих стран, но и для населения СССР и Германии.

  • Сталин и Гитлер: как началась и чем кончилась дружба

    Результаты

    1 сентября 1939 года Германия начала вторжение в Польшу, а 17 сентября 1939 года на территорию Польши вошли советские войска. Территориальный раздел страны был завершен 28 сентября 1939 года подписанием договора о дружбе и границе между Советским Союзом и Германией. Позже к СССР были присоединены страны Прибалтики, Бессарабия и Северная Буковина, а также часть Финляндии.

  • Сталин и Гитлер: как началась и чем кончилась дружба

    Начало Второй мировой

    Польская кампания вермахта - военная операция, в результате которой территория Польши была полностью оккупирована, а ее части аннексированы "третьим рейхом" и СССР. В ответ на агрессию Гитлера Великобритания и Франция объявили войну Германии, что ознаменовало начало Второй мировой войны. Датой ее начала ринято считать 1 сентября 1939 года - день вторжения в Польшу.

  • Сталин и Гитлер: как началась и чем кончилась дружба

    Раздел Польши

    Германские войска нанесли поражение вооруженным силам Польши. 17 сентября на территорию Польши вошли советские войска - как сообщалось официально, с целью присоединения к СССР Западной Белоруссии и Западной Украины. Территория Польши была поделена между Германией и Советским Союзом в соответствии с секретными протоколами к договорам о ненападении и о дружбе и границе, а также Литвой и Словакией.

  • Сталин и Гитлер: как началась и чем кончилась дружба

    Совместный парад в Бресте

    14 сентября 1939 года немецкий 19-й моторизованный корпус атаковал Брест-на-Буге (тогда польский город) и занял его. 22 сентября Брест был передан 29-й танковой бригаде Красной армии во время импровизированного парада. Парад принимают: в центре - генерал Гудериан (командующий 19-й моторизованным корпусом), справа - командир 29-й легкотанковой бригады РККА, комбриг Семен Кривошеин.

  • Сталин и Гитлер: как началась и чем кончилась дружба

    Город-символ

    Город Брест вошел в состав СССР как центр новообразованной Брестской области Белорусской ССР. По реке Западный Буг пролегла советско-германская демаркационная линия. И именно этот город 22 июня 1941 года одним из первых подвергся атаке германских войск. Оборона Брестской крепости стала символом стойкости, мужества и воинской доблести. На фото - парад при передаче города Красной армии в 1939 году.

  • Сталин и Гитлер: как началась и чем кончилась дружба

    Чем кончилась дружба

    После нападения Германии на Советский Союз 22 июня 1941 года "пакт Молотова-Риббентропа", так же как и все остальные советско-германские договоры, утратил силу. В 1989 году Съезд народных депутатов СССР осудил секретный дополнительный протокол к договору и признал его недействительным с момента подписания. Сегодня 23 августа - День памяти жертв сталинизма и нацизма.

    Автор: Дарья Брянцева


Подписание Мюнхенского пакта - ИСТОРИЯ

Премьер-министры Великобритании и Франции Невилл Чемберлен и Эдуард Даладье подписывают Мюнхенский пакт с нацистским лидером Адольфом Гитлером. Соглашение предотвратило начало войны, но отдало Чехословакию немецкому завоеванию.

Весной 1938 года Гитлер начал открыто поддерживать требования немецкоязычных жителей Судетской области Чехословакии о более тесных связях с Германией. Гитлер недавно присоединил Австрию к Германии, и завоевание Чехословакии было следующим шагом в его плане создания «великой Германии».Чехословацкое правительство надеялось, что Великобритания и Франция придут ему на помощь в случае немецкого вторжения, но премьер-министр Великобритании Чемберлен намеревался предотвратить войну. Он совершил две поездки в Германию в сентябре и предложил Гитлеру выгодные соглашения, но фюрер продолжал повышать свои требования.

22 сентября Гитлер потребовал немедленной передачи Судетской области Германии и эвакуации чехословацкого населения до конца месяца. На следующий день Чехословакия отдала приказ о мобилизации войск.Война казалась неизбежной, и 24 сентября Франция начала частичную мобилизацию. Чемберлен и премьер-министр Франции Даладье, не подготовленные к началу военных действий, отправились в Мюнхен, где 30 сентября уступили требованиям Гитлера.

Даладье ненавидел положения Мюнхенского пакта. Умиротворение нацистов, но Чемберлен был в восторге и даже остался в Мюнхене, чтобы подписать одностраничный документ с Гитлером, который, по его мнению, обеспечил будущее англо-германского мира. Позже в тот же день Чемберлен вылетел домой в Великобританию, где он обратился к ликующей толпе в Лондоне и похвалил Мюнхенский пакт за то, что он принес «мир с честью» и «мир в наше время».На следующий день Германия аннексировала Судеты, и чехословацкое правительство предпочло подчинение уничтожению со стороны немецкого Вермахта . В марте 1939 года Гитлер аннексировал остальную Чехословакию, и страна перестала существовать.

1 сентября 1939 года 53 дивизии немецкой армии вторглись в Польшу, несмотря на угрозы Великобритании и Франции вмешаться от имени страны. Два дня спустя Чемберлен торжественно призвал к объявлению Британией войны Германии, и началась Вторая мировая война.После восьми месяцев безуспешного руководства во время войны Чемберлен был заменен на посту премьер-министра Уинстоном Черчиллем.

Мюнхенское соглашение - архив, сентябрь 1938 г. | Вторая мировая война

30 сентября 1938 года Германия, Великобритания, Франция и Италия достигли соглашения, разрешившего немецкую аннексию Судетской области в западной Чехословакии. В этом районе проживало около трех миллионов человек немецкого происхождения, а в мае 1938 года стало известно, что Гитлер и его генералы планируют оккупировать страну.

Чехословацкое правительство надеялось, что Великобритания и Франция придут ему на помощь в случае вторжения, но премьер-министр Великобритании Чемберлен намеревался предотвратить войну. С 15 по 30 сентября он трижды ездил в Германию, чтобы увидеться с Гитлером. Последний в Мюнхене привел к тому, что большая часть Чехословакии попала под власть нацистов. Великобритания и Франция не поддержали бы чешское сопротивление.

Вернувшись из Мюнхена, Чемберлен сказал взволнованной толпе в аэропорту Хестон: «Это мир для нашего времени», и помахал рукой соглашению, которое он подписал с Гитлером.Это был апогей политики умиротворения. Шесть месяцев спустя Гитлер нарушил свои обещания и приказал своим армиям выступить в Прагу. В течение года Великобритания и Франция находились в состоянии войны с Германией.

Manchester Guardian охватил все аспекты истории - от деталей соглашения, появления Чемберлена на балконе Букингемского дворца до беспокойства среди других наций. В редакционной статье лист бумаги, которым он размахивал по возвращении в Великобританию, считался почти бесполезным.

Manchester Guardian, 1 октября 1938 г.

Новые силы Гитлера: Чехословакия в его власти

Наш дипломатический корреспондент
1 октября 1938 г.

Лондон, пятница
Мюнхенское соглашение дает Гитлеру все, что он хочет (для начала), за исключением того, что, возможно, не совсем позволить ему получить его так же быстро, как он сделал бы это в соответствии с необузданным ультиматумом Годесберга. Завтра он начнет вторжение в Чехословакию точно так, как он угрожал сделать в своей речи 12 сентября. Он может свободно оккупировать все регионы, где судетские немцы составляют большинство, и делать это быстрыми этапами.

Все страдания и возмущение, которые последовали за немецкой оккупацией Вены, теперь наверняка последуют за немецкой оккупацией Судетской области. Прага даже сейчас начала заполняться беженцами - судетскими немцами-социалистами, евреями, не говоря уже о чехах, - что вполне естественно, учитывая, что в течение нескольких месяцев немецкие газеты, радио и сам Гитлер относились к чехам в терминах. это было одно длительное подстрекательство к актам насилия и угнетения.

К 10 октября Гитлер аннексирует обширную территорию с огромными природными и промышленными богатствами, и ему даже не придется платить компенсацию за чешскую собственность, частную или государственную.Он будет хозяином главной обороны Чехословакии, и ничто не помешает ему со временем стать хозяином всей Чехословакии.

Плебисцит
Чтобы дать ему контроль над регионами, где судетские немцы составляют меньшинство, был использован плебисцит (который был отклонен англо-французскими предложениями). Спрашивали ли г-н Чемберлен и г-н Даладье Гитлера, для чего был проведен плебисцит и как он мог без запугивания надеяться на большинство в судетских немцах в регионах, где они, как известно, составляют меньшинство? Выборы и плебисциты, проведенные при Гитлере, предлагают множество примеров того, как ими можно манипулировать.

Невилл Чемберлен прибывает в аэропорт Обервизенфельда по пути на встречу с Адольфом Гитлером, 28 сентября 1938 года. Фотография: Хьюго Йегер / The LIFE Picture Collection / Getty Images

Районы, выбранные для плебисцита, не совсем такие же, как в Годесберге. ультиматум. Например, промышленный город и железнодорожный узел Брно не включен. Но немцы будут так близко к этому городу, что он окажется в их власти. Кроме того, в нем есть небольшое немецкое меньшинство (около 12 процентов всего населения), которое под давлением Гитлера станет его реальными администраторами.Любая деревня или поселок с немецким большинством (а таких много разбросано по Чехословакии и прямо в Карпатскую Малороссию) в регионах, где чехи составляют подавляющее большинство, с помощью плебисцита можно превратить в оплот Германии, доминируя над ней. Окружающая местность похожа на замок средневекового барона-разбойника. С помощью плебисцита Гитлер может получить контроль над заводами, железными дорогами и стратегическими пунктами. За короткое время он может стать хозяином Чехословакии без войны и без серьезного сопротивления со стороны западных держав.

Вопрос о плебисците был единственной серьезной заминкой в ​​Мюнхене. «Большая четверка» не смогла договориться о том, где будет проходить плебисцит. Вопрос был передан комиссии, состоящей из послов Великобритании, Франции и Италии в Берлине, чешского чиновника и г-на фон Вайцзеккера из министерства иностранных дел Германии. Немецкие требования и требование, безусловно, будут удовлетворены - чтобы все лица, проживавшие в районе, назначенном для плебисцита в октябре 1918 года, имели право голоса.Таким образом, большое количество бывших австрийских должностных лиц и жителей могут быть привлечены в эти районы и, таким образом, помогут превратить меньшинства в большинство.

«Гарантии»
Германия и Италия будут «гарантировать» чехословацкий нейтралитет только тогда, когда претензии Венгрии и Польши будут удовлетворены, то есть их гарантия будет дана, если вообще будет, когда раздел Чехословакия добилась дальнейшего прогресса. Следует опасаться, что к тому времени все гарантии, будь то немецкие и итальянские, французские и британские, потеряют всякий смысл, который они когда-то предполагали иметь.

Экономические последствия Мюнхенского соглашения неизбежно будут очень тяжелыми для Чехословакии. Потеря промышленных предприятий, железнодорожных станций, узловых станций и т. Д. Не может не привести к серьезным потерям в торговле и безработице. Не может быть никаких сомнений в том, что Чехословакия станет для Германии объектом квазиколониальной эксплуатации.

Невилл Чемберлен возвращается из Германии по Мюнхенскому соглашению, сентябрь 1938 года. YouTube.

Два дня спустя все редакционные статьи были посвящены Мюнхену, включая следующие о цензуре.

От редакции: В темноте

3 октября 1938 г.

Один аспект огромного волнения последних двух недель должен поразить любого, кто задумывается о его истории. В трех самых могущественных государствах Центральной и Восточной Европы народам не разрешалось знать, что говорится и делается за их пределами. В России, кажется, было очень мало новостей. В Германии и Италии новости преднамеренно фальсифицировались, когда они не подавлялись. Немецкому народу не разрешили узнать о послании президента Рузвельта.Итальянский народ был убежден, что Чемберлен был согласен с Гитлером и хотел только оказать давление на Бенеша. Об одном из его выступлений была дана ложная версия.

Если вы посмотрите на население Европы, то обнаружите, что почти половина его оставалась в неведении или обманом. Из четырех держав, представленных в Мюнхене, Франция и Великобритания имеют население около девяноста миллионов человек, а Германия и Италия - сто пятнадцать человек.Народ Франции и Великобритании знал все, а народ Германии и Италии - очень мало.

Раньше говорили, что первая жертва на войне - это правда; но есть страны, в которых правду убивают задолго до начала войны. Во время войны между Россией и Японией нам говорили, как яркое свидетельство полного невежества русского крестьянина, что есть деревни, в которых никто не знает, что идет война; это приводилось как иллюстрация первобытного состояния русской цивилизации.Сегодня наиболее тревожным фактом является невежество наиболее образованных народов, невежество, которое является результатом сознательной политики со стороны их правителей.

Любопытно подумать, что это внезапное возвращение к искусству сокрытия и подавления происходит в то время, когда рост демократических идей и триумфы изобретательства, казалось, способствовали распространению всеобщего просвещения. Президент Вильсон, который придумал фразы, которые привели к столь печальным результатам, говорил на Мирной конференции об открытых заветах, заключенных открыто, полагая, что справедливость и мир обеспечат успех, если люди будут жить при полном свете дня.Когда Бриджес писал свое «Завещание красоты», он думал, что беспроводная связь сделала войну гораздо менее вероятной. Он утверждал, что «заглушенный голос истины, окутанный скоростью света» распространится над сушей и морем,

Посредством войны, превратившейся из жестокости в братоубийство,
Из трубящей тщеславной славы в плачущий позор,
Сталкет теперь с проклятием на лбу.

Без сомнения, радио имело большое влияние за последние две недели, поскольку контраст между агрессивностью Германии и умеренностью лидеров других стран, включая, в частности, Чехословакию, произвел большое впечатление здесь, в Соединенных Штатах и ​​в других странах. все нейтральные страны.Но что касается стран-диктаторов, о внешнем мире было известно гораздо меньше, чем было бы известно полвека назад. Механизм подавления теперь усовершенствован, и когда он используется на полную мощность, немного света может пробиться сквозь него. Таким образом, великие войны могут развязаться в темноте народами, которые не знают ничего, кроме того, что их правители сообщают им. Таким образом, на общую жизнь мира влияет состояние нескольких его народов, и потеря свободы любого из них становится угрозой для мира.

Советский Союз не был включен в мюнхенскую дискуссию, что подчеркивается в карикатуре Лоу.

Manchester Guardian, 1 октября 1938 года.

Мюнхенская конференция | История Сегодня

Гитлер ранее начал перевооружение Германии в нарушение Версальского договора, повторно оккупировал Рейнскую область в 1936 году и аннексировал Австрию в 1938 году. Теперь он был полон решимости захватить Судетскую область, которая находилась в Чехословакии, но имела значительное немецкое население и важные промышленные ресурсы.Было ясно, что он сделает это силой, если понадобится, и что чехи сами по себе не имели ни малейшей надежды противостоять ему. В мае он сказал своим генералам, что намерен «в ближайшем будущем разгромить Чехословакию военными действиями», хотя у некоторых из его приближенных сложилось впечатление, что в данный момент он не хочет всеобщей войны.

Чемберлен дважды в сентябре ездил в Германию, чтобы обсудить ситуацию с Гитлером, в Берхтесгадене, а затем в Бад-Годесберге, где Гитлер требовал не только скорейшей немецкой аннексии Судетской области, но и того, чтобы всем немцам в других частях Чехословакии было разрешено присоединиться к ним. Третий рейх.20-го он сказал премьер-министру Венгрии, что уверен, что англичане и французы не сделают ничего эффективного, и был прав.

Как почти все в Европе, включая большинство немцев, Чемберлен считал, что практически все предпочтительнее повторения войны 1914-18 годов. Он неправильно понял Гитлера, которого, как он считал, можно успокоить подходящими уступками, и ни он, ни французы не видели веских причин для войны за сохранение Чехословакии, которая была создана только в 1918 году.В то же время, если поиски мира потерпят неудачу, Британии нужно будет выиграть время для перевооружения, хотя это неизбежно означало, что у Германии будет больше времени для продолжения перевооружения.

Ни один представитель Чехии на конференцию не был приглашен. Чемберлен попросил, чтобы чешский посол в Берлине приехал в Мюнхен в качестве советника, но ему не разрешили находиться в одной комнате с Гитлером. Ночью 28 сентября в заявлении чешского правительства говорилось о передаче чешской территории, где 50 или более процентов населения составляли немцы, но выражался протест против требования проведения плебисцита в районах без немецкого большинства.

В Мюнхене Гитлер добился того, чего хотел, - господства в Центральной Европе - и в ночь на 1 октября немецкие войска вошли в Судетскую область. Накануне чешское правительство приняло Мюнхенский пакт. Генерал Сировый, чешский премьер, сказал своим людям по радио, что он пережил самый трагический момент своей жизни: «Я выполняю самый мучительный долг, который когда-либо мог выпасть на меня, - долг хуже смерти ... ... силы, настроенные против нас, вынуждают нас признать их превосходство и действовать соответственно.В Германии Йозеф Геббельс сказал: «Мы все прошли по тонкому канату над головокружительной бездной ... Мир наполнен безумием радости. Престиж Германии чрезвычайно вырос. Теперь мы снова действительно мировая держава ».

В рамках Мюнхенского соглашения все преимущественно немецкие территории в Чехословакии должны были быть переданы к 10 октября. Польша и Венгрия оккупировали другие части страны, и через несколько месяцев Чехословакия перестала существовать, а то, что осталось от Словакии, стало немецким марионеточным государством.

Когда Чемберлен уезжал из Мюнхена, Гитлер, как сообщается, сказал: «Если когда-нибудь этот глупый старик снова вмешается здесь со своим зонтиком, я сброшу его с лестницы». Однако французские и британские премьер-министры с триумфом улетели домой, и их народы встретили бурный прием и почувствовали огромное облегчение оттого, что новой европейской войны удалось избежать. Чемберлен направился прямо в Букингемский дворец, где он появился на балконе с Георгом VI и королевой Елизаветой под аплодисменты толпы внизу, а затем на Даунинг-стрит, где он сказал восхищенной толпе: «Я считаю, что это мир для нашего времени».Вскоре это оказалось одним из самых известных заблуждений в истории.

Как англичане и французы видели Мюнхенское умиротворение 1938 года

Апологеты умиротворения утверждали, что общественное мнение, будь то британская или французская сторона, не было готово к войне в 1938 году. Это, как показали недавние исследования, спорно. Премьер-министр Великобритании Невилл Чемберлен получил 20 000 писем и телеграмм с благодарностью за предотвращение войны в Мюнхене. Безумные сцены приветствия Чемберлена и премьер-министра Франции Эдуара Даладье по их возвращении свидетельствуют о готовности многих приветствовать мир, принесший в жертву Чехословакию.Тем не менее, явное облегчение от того, что им не пришлось сражаться или терпеть опасности и невзгоды войны, особенно после того, как они оказались так близко, должно было объяснить большую часть этого энтузиазма.

Когда государственные деятели вернулись, все подробности Мюнхенского соглашения, которым они позволили Германии отобрать территорию Судетской области у Чехословакии, в неудачной попытке избежать того, что переросло в Вторую мировую войну -, еще не были известны, и выглядело так, будто они добились реальных уступок от Гитлера и, по крайней мере, сохранили лицо.Эта общественная поддержка Чемберлена после Мюнхена была обязана как рефлексу облегчения, так и уверенности в его политике, подтверждается всесторонним анализом историка Дэниела Хакера, который пришел к выводу, что «во многих отношениях« поворотный момент »для общественного мнения не был Пражский переворот [немецкое вторжение в марте 1939 года], но само Мюнхенское соглашение ».

В 1938 году опросы общественного мнения делали первые шаги. Британский опрос, проведенный сразу после Мюнхенской конференции, показал, что 57% удовлетворены Чемберленом, 33% недовольны и 10% затруднились ответить.Однако, когда их спрашивали о перевооружении или о будущих отношениях с нацистской Германией, респонденты были более воинственными, предполагая гораздо больше сомнений в справедливости или долговечности мира: 72% высказались за увеличение расходов на оборону. 57%, возможно, и не было таким подавляющим большинством, если учесть пропагандистскую ценность челночной дипломатии Чемберлена и ее якобы триумфальный результат. По общему признанию, менее статистически надежный опрос, проведенный так называемой системой массового наблюдения, по состоянию на сентябрь дал 40% «возмущенно настроенных против Чемберлена» и только 22% в поддержку.20.

Французский опрос общественного мнения, проведенный в начале октября 1938 года, показал, что 57% респондентов поддерживают политику Даладье, 37% - против и 6% затрудняются ответить, что очень похоже на данные Великобритании после Мюнхена. Но также 70% ответили, что любым дальнейшим требованиям Гитлера необходимо сопротивляться. Тень Великой войны означала, что паника охватила в сентябре, непосредственно накануне Мюнхена. Однако во время кризиса мнение французов было непостоянным.

В обеих странах сторонники умиротворения и противники разделились между левыми и правыми.Как и в Великобритании, неполное понимание национальных и стратегических вопросов Чехословакии сочетается с симпатией к союзнику, который также был неудачником, неприязнью к нацизму и стремлением предотвратить войну, хотя в Великобритании негативное мнение о Версальском урегулировании также помогло создать вид умиротворения. более респектабельный.

Другой фактор, характерный для Британии, заключался в том, что доминионы, участие которых считалось важным в любой будущей войне, крайне неохотно сражались от имени Чехословакии.Южная Африка и Канада стремились избежать каких-либо обязательств со стороны Европы. Верховный комиссар Новой Зеландии в Лондоне был более агрессивным, но его австралийский коллега поддержал аншлюс и отказ от Судетской области. Когда Чемберлен вернулся из Берхтесгадена, «аплодисменты раздались во всех уголках содружества». Тем не менее, внутри страны, по крайней мере, было место для более решительного руководства, чтобы сформировать двойственное мнение в пользу сопротивления Гитлеру. Историк Ивон Лаказ пишет о Франции: «Предпочтение рабства войне не составляло основы общественного мнения.[…] Считать французский пацифизм непреодолимым препятствием на пути к твердой позиции - значит заниматься политической риторикой; стремление к миру, нормальное стремление масс не следует путать с пораженчеством некоторых ». То же самое можно было сказать о Великобритании.

Получите исправление своей истории в одном месте: подпишитесь на еженедельную рассылку TIME History

Именно к этому международному мнению чехословаки отчаянно пытались апеллировать.В последние дни июня ПЕН-клуб, лондонская ассоциация писателей, основанная для защиты свободы слова и взаимопонимания между культурами, провела свой ежегодный конгресс в Праге. На этой конференции французский писатель Жюль Ромэн, президент клуба, счел необходимым опровергнуть жалобы на то, что ПЕН-клуб занимается политикой, назвав эти жалобы «наивными» и «лицемерными». В то время это вызвало споры, особенно с предшественником Ромена на посту президента Х.Дж. Уэллс, который был убежденным пацифистом (именно Уэллс придумал фразу «война, чтобы положить конец войне» в 1914 году).

Это сделало еще более примечательным и, возможно, острым, что Уэллс теперь присоединился, в сентябре и, поскольку война фактически нависла, к рядам литературных личностей, чтобы публично высказаться в пользу Чехословакии. Бертольд Брехт послал телеграмму президенту республики с единственной фразой: «Сражайтесь, и те, кто сомневается, присоединятся к борьбе с вами.Британские писатели, среди наиболее известных имен которых были Х. Дж. Уэллс, У. Х. Оден, Эрик Амблер и А. А. Милн, заявили, что «Нападениям подвергаются не только Чехословакия, но и демократия, мир и цивилизация во всем мире. Это сама основа культуры. Вот почему мы, писатели, считаем оправданным опубликовать этот призыв в защиту этих ценностей и их представителей, находящихся под угрозой исчезновения, а также в защиту чехословацкого народа ». Томас Манн стал одновременно и пером, и кафедрой, защищая свою суррогатную родину, заявляя о своей гордости за то, что он гражданин Чехословакии, и восхваляя достижения республики.Он напал на «Европу, готовую к рабству», написав, что «чехословацкий народ готов вступить в борьбу за свободу, которая превосходит его собственную судьбу». 26 сентября лауреат Нобелевской премии обратился к восторженной публике в Мэдисон-Сквер-Гарден в Нью-Йорке: «Британскому правительству уже слишком поздно спасать мир. Они потеряли слишком много возможностей. Теперь очередь за народами. Гитлер должен пасть! Только это может сохранить мир! »

Между поездками Чемберлена в Берхтесгаден и Годесберг оба лидера Британской Либеральной партии сэр Арчибальд Синклер и Лейбористской партии Клемент Эттли публично выступили против любого дальнейшего умиротворения Гитлера.Черчилль выступил с одновременным предупреждением. «Раздел Чехословакии под давлением Англии и Франции равносилен полной капитуляции западных демократий перед нацистской угрозой применения силы», - сказал он. «Под угрозой находится не только Чехословакия, но также свобода и демократия всех наций».

Неделю спустя, когда страх войны достиг пика, Чемберлен выступал по радио и произносил в рамках краткой речи, подводящей итоги ситуации, строки, которые стали печально известными: «Как это ужасно, фантастично, невероятно. что мы должны рыть окопы и примерять противогазы из-за ссоры в далекой стране между людьми, о которых мы ничего не знаем.

Честно говоря, Чемберлен также сказал, что он понимает причины, по которым чехословацкое правительство отклонило последние требования Гитлера, и говорит о симпатиях британского народа к «маленькой стране, противостоящей большому и могущественному соседу». Тем не менее, в Чехословакии презрение к этим людям, о которых Чемберлен, как утверждал Чемберлен, знает так мало, поразило меня, а также неверие в то, что британский премьер все еще не признает, что поставлено на карту. Под заголовком «Маленькая нация?» газета Národní politika попыталась ответить:

На моральном, культурном, экономическом или социальном уровне мы находимся так же хорошо, как и великие демократии мира, и мы гордимся этим.Соответственно, защита нашего государства должна быть достойна этого морального и культурного уровня, тем более что мы создаем плотину против насилия и беззакония, которые угрожают моральному и правовому порядку в мире. Размер страны не имеет решающего значения: на весах стоят правда и справедливость, идеалы, о которых британский премьер-министр должен думать в первую очередь, если он хочет говорить о демократических обязанностях своей прославленной страны.

Выдержка из Колокол измены: Мюнхенское соглашение 1938 года в Чехословакии , П.Э. Каке, опубликовано Other Press.

Получите наш исторический бюллетень. Поместите сегодняшние новости в контекст и посмотрите основные моменты из архивов.

Спасибо!

В целях вашей безопасности мы отправили письмо с подтверждением на указанный вами адрес.Щелкните ссылку, чтобы подтвердить подписку и начать получать наши информационные бюллетени. Если вы не получите подтверждение в течение 10 минут, проверьте папку со спамом.

Свяжитесь с нами по [email protected]

Кризис Мюнхенского соглашения: битва за умиротворение

В сентябре 2018 г. исполнилось 80 лет печально известному Мюнхенскому соглашению. Он был достигнут в ответ на требование нацистской Германии аннексировать приграничные районы соседней Чехословакии, где проживают 3 миллиона этнических немцев.Гитлер угрожал просто перебросить свои войска через границу и захватить спорную территорию, Судетскую область. Казалось вероятным, что Великобритания, Франция и Советский Союз будут втянуты в дело, если разразится конфликт.

В течение сентября Чемберлен занялся неистовой дипломатией, трижды посетив Германию, чтобы найти мирное решение. 29 сентября в Мюнхене он согласился на включение Судетской области в состав Рейха, одновременно добившись признания Гитлером независимости остальной части чешского государства.Премьер-министр выразил надежду, что это ознаменует начало новой эры европейской стабильности.

Тем не менее, Мюнхен быстро стал символом опасности умиротворения агрессивных правительств. Соглашение было разорвано, и Гитлер захватил остальную часть Чехословакии в марте 1939 года, что стало решающим этапом на пути ко Второй мировой войне. В настоящее время Мюнхен занимает в народном воображении место как момент, когда был упущен шанс организовать сопротивление Гитлеру, и как пример безрассудства доверия беспринципным.

Демонстрация людей против британских уступок Гитлеру, Уайтхолл, 22 сентября 1938 г. (Фото Imagno / Getty Images)

Что, возможно, менее знакомо, так это глубокий политический кризис в Великобритании, спровоцированный планами Гитлера в отношении Судетской области. Дипломатия Чемберлена вызвала бунт в правящей Консервативной партии - и даже в его собственном кабинете. Вестминстер был охвачен интригами, и казалось, что премьер-министр вполне может пасть. Несмотря на вероятность европейской войны, политики по-прежнему обычно рассматривали ситуацию через призму своих собственных интересов и перспектив.И эта политическая борьба также оказала большое влияние на британскую дипломатию.

Политические катастрофы

В центре кризиса оказался министр иностранных дел лорд Галифакс. На первый взгляд это кажется странным. Галифакс был так же ответственен, как и Чемберлен, за направление британской внешней политики и давнишний сторонник удовлетворения амбиций Германии путем уступок. Однако к сентябрю 1938 года Галифакс был встревоженным человеком. Он почувствовал, что общественное мнение устало от неэффективного примирения за границей.Позволить Великобритании выглядеть слабой перед лицом Гитлера может оказаться политически катастрофическим на всеобщих выборах, которые состоятся в ближайшие два года.

Правительство потеряло несколько мест в парламенте на дополнительных выборах в начале года, в то время как оппозиционная Лейбористская партия и растущее число газет быстро привлекли внимание к своим трудностям за рубежом. Это усугублялось критиками из консервативной части палаты общин, в первую очередь Уинстоном Черчиллем.Как будто этого было недостаточно, сам Чемберлен производил впечатление напыщенного и саркастичного.

Галифакс опасался, что правительство «потеряло связь с плавающим голосованием». Он решил, что с политической точки зрения необходимо исправить распространенное мнение о вялости во внешней политике. Когда 7 сентября стало очевидно, что немецкое вторжение в Чехословакию неминуемо, Галифакс воспользовался возможностью дистанцироваться от Чемберлена - и политики, архитектором которой он сам был.Он сравнил себя с «бредом в темноте, как слепой, пытающийся найти дорогу через болото». Указывая на новую готовность противостоять Германии, министр иностранных дел потребовал от Чемберлена послать Гитлеру послание с угрозой войны из-за Чехословакии. Премьер-министр был зол и считал, что Галифакс «сходит с ума», но не мог позволить себе изолироваться из-за разлада со своим ближайшим союзником.

Чемберлен также осознавал, что «многие другие», включая Черчилля, выстраивались в очередь, чтобы воспользоваться кризисом.Тем не менее, он был полон решимости, что он один будет определять британскую политику. Поэтому он придумал идею, от которой, по его словам, «у Галифакса перехватило дыхание»: он полетит в Германию, чтобы встретиться с Гитлером лицом к лицу. Чемберлен вернулся в Лондон 16 сентября с согласием Гитлера провести плебисцит в Судетской области, чтобы проверить, хотят ли жители присоединиться к Рейху.

Мятежники лейбористов и консерваторов кричали против «позорной капитуляции» Чемберлена.

Чемберлен признался, что ему «наплевать», где живут судетские немцы; он просто стремился избежать войны.Несколько членов кабинета были недовольны тем, что Великобритания была вовлечена в разделение демократического государства, и выразили желание проводить «другую» политику. Однако когда Чемберлен холодно спросил: «И что это за политика?», Они не ответили.

Проблемы возникли, когда Чемберлен вернулся в Германию 22 сентября. Ободренный готовностью премьер-министра подчиниться его требованиям, Гитлер передумал и настоял на немедленном поглощении Судетской области. В панике Чемберлен просил фюрера проявить разумность: он «взял свою политическую жизнь в свои руки» в погоне за сделкой, и общественное мнение обратится против него.Мольбы Чемберлена не трогали Гитлера.

«Мы благодарим нашего лидера», - гласит немецкая пропагандистская открытка, посвященная победе нацистов в Судетах, декабрь 1938 года. (Фото Майкла Николсона / Corbis via Getty Images)

Тем временем в Лондоне сомнения Галифакса продолжали грызть его. Марш протеста 22 сентября привлек тысячи людей на улицы Вестминстера. Были требования, что «Чемберлен должен уйти». Газеты были настроены враждебно, в то время как и лейбористская партия, и консервативные повстанцы кричали, предупреждая против «позорной капитуляции».Депутат Гарольд Николсон взбесился: «Это ад. Это конец Британской империи ». Наедине Уинстон Черчилль был взволнован, зная, что единственный способ, которым его когда-либо пригласят вернуться в офис, - это «навязать нам новое правительство», если «внешняя ситуация померкнет». Как отметил один из депутатов, даже лояльные консерваторы были «потрясены силой мнения».

Все это произвело сильное впечатление на Галифакс. Когда он услышал, что Чемберлен ответил на непримиримость Гитлера предложением ему еще большей чешской территории, он послал телеграмму премьер-министру, в которой сказал, что он «глубоко встревожен».Он сообщил Чемберлену, что «большая масса» мнения как в парламенте, так и в стране считает, что «мы дошли до предела уступок». Он хотел, чтобы Чехословакия мобилизовала свою армию и чтобы премьер-министр предупредил Гитлера, что Великобритания будет сражаться.

Сторонник Чемберлена заявил, что Галифакс обладал «качествами угря» и способностью к «возвышенному предательству».

Государственные служащие Галифакса в министерстве иностранных дел признали, что по «внутриполитическим причинам» британская стратегия должна быть радикально изменена.Более того, как отмечает его биограф Эндрю Робертс, Галифакс должен был быть «сверхчеловеком», чтобы хотя бы не думать о том, что сопротивление Чемберлену может привести к тому, что он сам станет премьер-министром.

Чемберлен через пару дней помчался домой в Лондон, чтобы сразиться со своим кабинетом. Все было готово для схватки между премьер-министром и министром иностранных дел. Галифакс пережил бессонную ночь, прежде чем решил выступить против Чемберлена. На решающем заседании кабинета на следующий день он осторожно объяснил, что «не совсем уверен», что он и Чемберлен «все еще работают как одно целое».Он также ясно выразил свое несогласие с политикой премьер-министра. Это была ручная политическая граната, брошенная на колени Чемберлену, который посетовал на это как на «ужасный удар».

Галифакс утверждал, что, если чехи решили сопротивляться Германии, Великобритания и Франция должны сражаться с ними. Его позиция, вероятно, была больше связана с политикой - беспокойством по поводу того, как правительство воспринимается дома, - чем стратегическими разногласиями с Чемберленом. Он считал, что в Восточной Европе вырисовывается противостояние между Германией и Советским Союзом, от которого Великобритании следует держаться подальше.Однако теперь он заявил, что «конечной целью» политики должно быть «уничтожение нацизма». Циники сочли это довольно оппортунистическим. Один из друзей Чемберлена пришел к выводу, что Галифакс обладал «качествами угря» и способностью к «возвышенному предательству». Тем не менее, это была обстановка, в которой несколько министров кабинета подумывали об отставке, а закулисные критики, включая Черчилля и другого будущего премьер-министра, Гарольда Макмиллана, готовились настаивать на новом правительстве, если «Чемберлен снова начнет крысы».

Невилл Чемберлен (в центре) и министр иностранных дел Германии Иоахим фон Риббентроп (справа) в Мюнхене. Дипломатическая почва, которую премьер-министр уступил во время своих визитов в Германию, потрясла многих его коллег на родине. (Фото Ann Ronan Pictures / Print Collector / Getty Images)

Премьер-министр почувствовал себя «повсюду» и, не видя альтернативы, согласился послать Гитлеру строгое предупреждение. Были мобилизованы вооруженные силы, среди гражданского населения были розданы противогазы, а в центре Лондона были размещены зенитные орудия.Затем Чемберлен отправил своего самого надежного помощника, государственного служащего сэра Горация Вильсона, в Германию, чтобы встретиться с Гитлером от его имени. Вильсон предупредил фюрера, что «ситуация в Англии» «чрезвычайно серьезна» и новое правительство может объявить войну. Возникновение крупного конфликта казалось вероятным - и за границей, которую немногие в Британии считали жизненно важным национальным интересом. Это была экстраординарная ситуация. В значительной степени это было результатом политического конфликта в Вестминстере.

Тлеющий вулкан

Днем 28 сентября Чемберлен пошел в палату общин, чтобы объяснить свою политику. Он знал, что его будущее поставлено на карту. Черчилль планировал нанести ему открытый удар, и другие, вероятно, поступили бы так же. Пока премьер-министр говорил в течение часа, Черчилль сидел на задних скамьях, тлея, как вулкан. Так много депутатов передали ему записки с призывом к нападению на правительство, что ему пришлось связать их все вместе резинкой.

Однако ближе к концу выступления Чемберлена появилась еще одна записка.Сложенный лист бумаги, поспешно переданный премьер-министру по скамейке, содержал новое предложение Гитлера. Фюрер созывал конференцию, которая должна была состояться на следующий день в Мюнхене. Один наблюдатель заметил, что, прочитав его, Чемберлен «все лицо, все его тело, казалось, изменились ... он выглядел на 10 лет моложе и торжествующе».

Задумавшись на минутку, премьер передал эту новость в палату. Гитлер отступил. Облегчение было ощутимым. Депутаты по обе стороны дома внезапно разразились спонтанными аплодисментами.Гарольд Николсон подумал, что это «один из самых драматических моментов, который я когда-либо видел». Когда премьер-министр занял свое место, «весь дом поднялся, как человек, чтобы отдать дань уважения». Чемберлен сказал своей сестре, что это «драма, которую никогда не превзошла ни одна художественная литература». Черчилль, напротив, «выглядел очень расстроенным».

Жители города Судетской области приветствуют немецкие войска в октябре 1938 года. Согласно Мюнхенскому соглашению Великобритания дала согласие на поглощение нацистами немецкоязычных районов Чехословакии.(Фото Getty Images)

Мчась в Мюнхен, чтобы встретиться с Гитлером в третий - и последний - раз, 29 сентября, Чемберлен вступил в 14-часовые переговоры, завершившиеся посреди ночи. Согласно соглашению, немецкоязычные районы Судетской области должны были быть включены в состав Рейха, а международная комиссия будет наблюдать за плебисцитами в других местах вдоль границы. Чемберлен и Гитлер также подписали англо-германскую декларацию, подтверждающую «желание наших двух народов никогда больше не воевать».Премьер вернулся домой национальным героем.

Чемберлен избежал ловушки, которую расставили для него его политические соперники. Как и следовало ожидать, многие из них интерпретировали Мюнхенское соглашение с точки зрения того, что оно означает для их собственных перспектив. Некоторые опасались, что Чемберлен объявит досрочные всеобщие выборы, на которых он одержит победу. В панике Черчилль изучал возможность создания союза с лейбористами, либералами и мятежными консерваторами, предлагая, чтобы приверженность Лиге Наций и «коллективной безопасности» могла стать основой для совместной кампании.Когда Макмиллан возразил: «Это не наш жаргон», Черчилль взревел в ответ: «Это жаргон, который нам всем, возможно, придется выучить!»

Выбор зла

Эффектный триумф премьер-министра оказался скоротечным. Через несколько недель мюнхенское урегулирование рухнуло. Плебисциты никогда не проводились, и Гитлер просто поглотил спорные территории. Некоторые предсказывали это с самого начала. В самом деле, Галифакс едва ли решительно поддержал Мюнхен, когда он публично назвал соглашение просто лучшим «из ужасного выбора зол».Черчилль предсказал: «Это только начало расплаты».

В марте 1939 года Чехословакия была присоединена к Рейху. После этого Галифакс вынудил ослабленного Чемберлена установить серию военных растяжек в виде британских гарантий Польши, Греции и Румынии. Галифакс снова подсчитал, что демонстрация британской силы была необходима - как для мира за рубежом, так и для политической стабильности внутри страны. Эти гарантии подготовили почву для объявления войны в сентябре 1939 года и падения Чемберлена восемь месяцев спустя (к концу 1940 года он был мертв).

Мюнхенское соглашение навсегда осталось в памяти народа как дипломатическая катастрофа и источник долговременных уроков на будущее. Политический кризис в Великобритании, спровоцированный амбициями Гитлера в отношении Судетской области, менее известен. И все же это был один из самых значительных событий века. Он подчеркивает, что даже в моменты большой опасности политики, естественно, будут заботиться о себе. Однако это также напоминает нам о необходимости уделять пристальное внимание взаимодействию между внешней и внутренней политикой.Чаще, чем мы можем себе представить, эти двое переплетаются.

Роберт Кроукрофт - старший преподаватель современной истории в Эдинбургском университете.

Эта статья была впервые опубликована в выпуске журнала BBC History Magazine за октябрь 2018 г.

The Avalon Project: Munich Pact 9/29/38

Мюнхенский пакт 29 сентября 1938 г.


Соглашение, заключенное в Мюнхене 29 сентября 1938 года между Германией, Великобританией, Францией и Италией

ГЕРМАНИЯ, Великобритания, Франция и Италия, принимая во внимание уже достигнутое принципиальное соглашение о передаче Германии территории Судетской Германии, согласовали следующие положения и условия, регулирующие указанную уступку и меры. в соответствии с этим соглашением, и каждый из них считает себя ответственным за шаги, необходимые для его выполнения:

(1) Эвакуация начнется 1 октября.

(2) Соединенное Королевство, Франция и Италия соглашаются, что эвакуация территории будет завершена к 10 октября без уничтожения каких-либо существующих сооружений, и что ответственность за проведение эвакуации будет возложена на правительство Чехословакии. без повреждения указанных установок.

(3) Условия эвакуации будут подробно изложены международной комиссией, состоящей из представителей Германии, Великобритании, Франции, Италии и Чехословакии.

(4) Поэтапная оккупация немецкими войсками территории, преимущественно немецкой, начнется 1 октября. Четыре территории, отмеченные на прилагаемой карте, будут оккупированы немецкими войсками в следующем порядке:

Территория, обозначенная № I 1 и 2 октября; 2 и 3 октября территория обозначена № II; 3, 4 и 5 октября территория, обозначенная № III; 6 и 7 октября территория обозначена № IV.Оставшаяся территория преимущественно немецкого характера будет немедленно определена вышеупомянутой международной комиссией и будет занята немецкими войсками к 10 октября.

(5) Международная комиссия, указанная в параграфе 3, будет определять территории, на которых будет проводиться плебисцит. Эти территории будут оккупированы международными организациями до завершения плебисцита. Та же комиссия установит условия проведения плебисцита, взяв за основу условия Саарского плебисцита.Комиссия также назначит не позднее конца ноября дату проведения плебисцита.

(6) Окончательное определение границ будет осуществляться международной комиссией. Комиссия также будет иметь право рекомендовать четырем державам, Германии, Соединенному Королевству, Франции и Италии, в некоторых исключительных случаях, незначительные изменения в строго этнографическом определении зон, которые должны быть переданы без плебисцита.

(7) Будет предоставлено право опциона на въезд и выезд на переданные территории, опцион, который будет реализован в течение шести месяцев с даты настоящего соглашения. Германо-чехословацкая комиссия определит детали варианта, рассмотрит способы облегчения перемещения населения и решит принципиальные вопросы, возникающие в связи с указанным перемещением.

(8) Правительство Чехословакии освободит в течение четырех недель с даты настоящего соглашения из своих вооруженных сил и полиции всех судетских немцев, которые могут пожелать быть освобожденными, и правительство Чехословакии в течение того же периода освободит Судет. Немецкие заключенные, отбывающие наказание за политические преступления.

Мюнхен, 29 сентября 1938 г.
АДОЛЬФ ГИТЛЕР,
Невилл Чемберлен,
ЭДУАР ДАЛАДЬЕР,
БЕНИТО МУССОЛИНИ.



уроков истории: Мюнхенское соглашение

Мюнхенское соглашение - одно из самых критикуемых дипломатических соглашений в истории. В 1938 году Адольф Гитлер обратил свои взоры на присоединение Судетской области, той части Чехословакии, где преобладали этнические немцы, к Германии. В связи с ростом напряженности премьер-министр Великобритании Невилл Чемберлен в сентябре отправился в Германию для переговоров о сохранении мира на континенте.Не посоветовавшись с чехословацкими лидерами, он согласился на требование Гитлера, решение, которое в конечном итоге было оформлено, когда Германия, Великобритания, Франция и Италия подписали Мюнхенское соглашение 30 сентября. Чемберлен вернулся из Мюнхена, заявив, что он достиг «мира для нашего времени». " Он был не прав. Менее чем через год немецкие войска вторглись в Польшу. Началась Вторая мировая война.

Подробнее от наших экспертов

Джеймс М. Линдсей, старший вице-президент и директор по исследованиям CFR, подчеркивает урок, извлеченный из Мюнхенского соглашения: удовлетворение требований противника может разрядить кризис, но оно также может повысить шансы войны, воодушевив противника требовать большего.Чемберлен думал, что, если Германия получит Судеты, Гитлер, наконец, будет удовлетворен статус-кво в Европе. Но Гитлер вместо этого рассматривал Мюнхен как подтверждение своей уверенности в том, что у Великобритании и Франции не хватает воли, чтобы остановить германскую экспансию. Линдсей предлагает своей аудитории подумать о том, в каком вопросе или конфликте Соединенные Штаты могут повторить ошибку Чемберлена.

Подробнее на:

Германия

Политическая история и теория

Дипломатия и международные институты

Это видео является частью серии «Уроки истории», посвященной изучению исторических событий и исследованию их значения в контексте современных международных отношений.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *