1905 год это какой век: История Государственной Думы

Содержание

Старый Новый год: история праздника

Отмечать Новый год в России принято долго и с размахом — в январе мы отдыхаем больше недели. Однако праздничное настроение сохраняется и после окончания официальных каникул, ведь в ночь с 13 на 14 января вся страна отмечает старый Новый год. О том, когда и как появился праздник с таким противоречивым названием, рассказывает «Культура.РФ».

Константин Сомов. Новый и старый год. Обложка табель-календаря на 1905 год (фрагмент). 1904. Государственная Третьяковская галерея, Москва

Старый Новый год пришел в нашу культуру вместе со старым стилем летоисчисления.

В 1918 году большевистское правительство решило поменять календарь. Царская Россия жила по юлианскому календарю, а Европа — по григорианскому. Первый был создан в Римской империи и основывался на древнеегипетской астрономии. Григорианский календарь же был более точным, его создали в XVI веке с учетом новейших знаний об устройстве вселенной. Разница между двумя системами исчисления составляла 13 дней и создавала неудобства для ведения международных политических и экономических дел и приводила к забавным казусам в повседневной жизни. Например, по датам на почтовых штемпелях выходило, что телеграмму получили в Европе на несколько дней раньше, чем отправили в России.

Переход на западноевропейский календарь произошел 14 февраля 1918 года. Согласно декрету, главной целью всего проекта было «установление в России одинакового почти со всеми культурными народами исчисления».

Появился и необычный праздник — старый Новый год, то есть Новый год по старому стилю, который не был забыт в народе. Однако праздновали старый Новый год не так масштабно, как ночь с 31 декабря на 1 января.

Русское духовенство не согласилось с переходом на новый стиль и не отказалось от юлианского календаря. Но это было не так важно для большевиков, которые уже подписали Декрет об отделении церкви от государства и школы от церкви. Старый стиль стал неофициальным.

Сегодня Русская православная церковь до сих пор использует юлианский календарь. Поэтому Рождество в нашей стране празднуется 7 января, а в католических государствах — 25 декабря. Новый год, а точнее «новолетие», православная церковь отмечает 14 сентября (1 сентября по старому стилю) — не от Рождества Христова, а от сотворения мира. В период светских новогодних праздников верующие держат Рождественский пост.

Непосредственно 1 января поминают святого мученика Вонифатия, которому следует молиться, чтобы избавиться от пьянства (недуг винопития).

Читайте также:

Вопреки расхожему мнению, традиция отмечать старый Новый год существует не только в нашей стране. Подобные праздники есть в странах бывшего СССР, а также в Греции, Сербии, Черногории, Алжире, Тунисе и многих других странах. Во всех государствах появление необычной даты связано с переходами на разные календари, но в каждой стране существуют свои традиции. В немецкоязычных регионах Швейцарии, например, 13 января отмечают старый День святого Сильвестра, наряжаются в маскарадные костюмы и поздравляют друг друга с Новым годом. В Македонии в Новый год по старому календарю устраивают карнавалы. Аналог нашего праздника есть в Уэльсе — фестиваль Хен Галан. Он тоже означает наступление Нового года по юлианскому календарю, и в этот день дети могут «колядовать» — ходить по домам и получать сладкие подарки.

В России старый Новый год по статистике отмечают около половины населения страны, собираясь за праздничным столом. А целый ряд музеев и культурных организаций посвящает празднику тематические выставки.

«На площади 1905 года — наша»: как на Урале делают искусственные ёлки, которые покупает и заграница

Миллионы людей будут праздновать Новый год дома в кругу семьи. Обстоятельства заставили отказаться от вечеринок в клубах и больших компаний. Но праздника от этого хочется не меньше, может быть, даже больше. Поэтому спрос на новогодние ёлки в этом году больше, чем в прошлом. Идти на рынок за живой — прошлый век, а в лес за дикорастущей — варварство. Поэтому сегодня всё чаще в ход идут искусственные деревья. Сегодня мы отправились на их производство и узнаем, как рождаются ёлочки, которые покупает все страна и за рубеж.


Ёлки круглый год

— Сейчас сезон, но делаем мы ёлки круглый год, чтобы закрыть все запросы, но все равно не успеваем, надо делать больше, — Алексей Глазырин ведёт нас на второй этаж своего небольшого цеха. — Обычно здесь все заставлено ёлками, но сейчас делаем и сразу отправляем.


Сейчас на импровизированном складе лишь пара десятков искусственных деревьев. Но за год компания Алексея производит 20 000 ёлок. Цифру предприниматель считает маленькой. В планах увеличить показатель «минимум в несколько раз».

Начинался бизнес буднично. Алексей и его партнёр по делу Руслан покупали и продавали хозяйственные товары, потом и искусственные деревья. Но цены на закупку стали расти, поэтому мужчины задумались о собственном производстве. А так как на дворе была зима, то и взялись за «сезонный товар» — новогодние ёлки.


На вкус и цвет

— Мы не хотели делать много позиций, но люди любят большой ассортимент. Да и нет никаких трендов, никогда не угадаешь, что будет популярно в этом году. Поэтому каждый сезон мы добавляли новые позиции. Сегодня у нас 30 наименований, и в каждом свой размерный ряд.


Если в прошлом году на ура шли белые деревья, то сегодня всё чаще покупают бело-голубой вариант. На неё даже игрушки вешать не нужно, она сама украсит любой интерьер. Под заказ компания может сделать ёлку любого цвета. Руслан показывает красные и оранжевые ветки — ёлки таких необычных цветов уже уехали к заказчикам. А в прошлом году бутик элитной одежды из Москвы заказывал чёрные. Часто в ветки вплетают блестящую мишуру.


Экспериментируют предприниматели и с формами. Иголки на каждой ветке можно оформить нужным образом. Например, верхушка ёлки может быть тупой или закругленной. При желании можно добавить ягоды или шишки. Да и ёлке необязательно быть конусом, например, можно сделать «ёлочный цилиндр»



— Мы поставили оборудование — полуавтоматы. Можно было и автоматы. Но на них не любую ёлку можно сделать, и они некрасивые получаются. А мы можем сделать любое количество веток, любое количество рядов, любой диаметр и длину веток, — объясняет Алексей.



Главная ёлка города

Свои ёлки Алексей и Руслан продают по всей России, много заказов было из Москвы и Сибири, на Дальний Восток было лишь несколько доставок.

Но главный потребитель, конечно, Уральский регион. На вопрос о том, стоят ли их ёлки в известных местах, предприниматели улыбаются.


— Ветки ёлки на площади 1905 года сделаны нами. Там особая технология — ветки на трубочке, а внутри неё светодиод, который светится. К сожалению, в этом году, насколько знаем, не будут обновлять ветки.

Сейчас компания принимает заказы от оптовиков уже на следующий год. Это обычная практика, как и заказы летом. Но частный заказ на одну ёлочку могут взять и в сезон — сделают за пару дней.


Спрос на ёлки в этом году был непредсказуем. Предприниматели боялись, что покупать никто не будет: не до праздника. Однако искусственные деревья сейчас берут ничуть не хуже, чем год назад. А у коллег в Москве продажи выросли в восемь раз — там публичные праздники запретили, вот все и украшают свои дома.

Вышли на экспорт

В этом году компания стала выходить на новые рынки. Впервые плотно занялись продажей в розницу — ёлки хорошо идут в соцсетях. Но это только начало. Бизнесмены планируют построить собственное производство. Для этого нужны были новые показатели. Впервые мужчины решили обратиться за помощью.


— Несколько лет назад мы услышали про Свердловский областной фонд поддержки предпринимательства и Центр поддержки экспорта. Но я тогда подумал: зачем он нам? У нас всего хватало. Но в этом году хотим расширяться. Вот и подумали, вдруг помогут. А они делают то, о чём вы даже не думали. Нам помогли выйти на международный рынок, — вспоминает Алексей.

Сами бизнесмены признаются: думали о зарубежных рынках, но «в вялотекущем режиме». В Центре же к задаче подошли основательно.


— Зарубежный рынок огромен, и в нём очень легко потеряться. У специалистов Центра поддержки экспорта есть необходимые знания и инструменты. Ведётся поиск иностранных партнёров с сопровождением переговоров, размещение на международных торговых площадках, перевод и подготовка презентационных материалов, модернизация сайтов, международная сертификация товаров и систем менеджмента и другое.

Благодаря консультациям и иной помощи нашего Центра с начала года 84 компании смогли заключить экспортные контракты на общую сумму 21,5 млн долларов США, — комментирует директор Свердловского областного фонда поддержки предпринимательства Валерий Пиличев.

Первым делом бизнесмены отправились на консультацию. Там им обещали помочь, но предупредили, что и самим придется приложить усилия. Центр помог найти потенциальных покупателей, с которыми Алексей заключил первый экспортный контракт. Ёлки на полмиллиона отправились в Казахстан.


— Центр выступил в роли менеджера — искал потенциальных клиентов, а мы связались с ними и уговорили, чтобы они взяли ёлки не в Китае, а у нас. И еще на будущее есть хороший задел — два новых клиента в ближнем зарубежье. Сам ты не можешь начать продавать на экспорт — не в Гугле же искать покупателей. А у Центра есть связи, наработанные базы по странам. Да и их рекомендации — тоже плюс.

Сейчас на производстве горячая пора. Работа идёт круглосуточно. Мужчины признаются: ёлки даже снятся. И хотя за год они привыкают к своей продукции, к концу года праздника всё равно хочется.

— У меня дома стоит наша ёлка, но семья каждый год просит новую. Что делать, приходится менять, — делится Алексей.

Эксперты признали неравенство в России сопоставимым с 1905 годом — РБК

Таким образом, на 10% наиболее богатых россиян в 2016 году приходилось 45,5% национального дохода. Для сравнения: в Европе для верхнего дециля доля национального дохода составила 37%, в Китае — 41%. Но в Северной Америке (США и Канада) самые богатые 10% концентрируют еще больше дохода — 47%, в Индии и Бразилии и вовсе 55%. ​Самый высокий уровень неравенства зафиксирован на Ближнем Востоке, где верхние 10% аккумулировали 61% национального дохода.

Читайте на РБК Pro

1,15 млн россиян (1%) располагают в среднем по €470 тыс. в год

11,5 тыс. человек (0,01%) располагают в среднем €12,1 млн

Примерно тысяча богатейших россиян (0,001%) располагает в среднем €58,6

млн национального дохода

Шоковая терапия

Переход от планово-административной экономики к рыночной после падения Советского Союза привел к резкому росту экономического неравенства. Если в 1990–1991 годах на долю 10% наиболее богатых граждан приходилось менее 25% национального дохода, то к 1996 году этот показатель вырос до 45%, а доля доходов «бедной» половины населения опустилась с 30 до 10%. Сейчас на долю бедных 50% приходится 17% национального дохода.

Александра Московская От выживания к развитию: почему России нужно бороться с неравенством

По оценке исследователей, самый благоприятный период с точки зрения экономического равенства страна пережила в так называемую «золотую пятилетку» (1966–1970 годы). В 1968 году на долю менее обеспеченной половины населения приходилось более 31% дохода, на долю наиболее состоятельных 10% граждан — 21,6%.

Основными бенефициарами экономического роста с 1998 по 2008 год стали богатые граждане: их доля в национальном доходе поднялась с 43 до 52%. Впрочем, мировой финансовый кризис, падение цен на нефть и экономические санкции ударили по доходам наиболее обеспеченных 10%: их доля опустилась с пика 2008 года до 45,5% в 2015 году.

​Уровень неравенства по коэффициенту Джини в 2016 году был 0,414 (показатель принимает значения от нуля в случае абсолютного равенства до единицы​ в случае абсолютного неравенства), следует из предварительных данных Росстата. В 1996 году коэффициент составлял 0,387, в 2000 году он вырос до 0,395, а в докризисном 2013 году равнялся 0,419.

Доля экономически уязвимого населения в России превышает 50% и продолжает расти, отмечал Всемирный банк в докладе, посвященном российской экономике. Население России с доходом ниже $10 в день выросло до 53,7%, при этом 13,8% россиян тратят меньше $5 в день.

Прогресс по НДФЛ

Авторы исследования указывают на эффективность прогрессивной шкалы налогообложения в борьбе с экономическим неравенством. Прогрессивная ставка не только снижает неравенство в доходах после уплаты налогов, но и дестимулирует граждан с высокими заработками добиваться еще больших зарплат и накопления имущества.

В ноябре 2016 года вице-премьер Ольга Голодец сообщила, что правительство обсуждает возможность введения элементов прогрессивной шкалы НДФЛ. По ее словам, важным шагом для преодоления бедности станет освобождение граждан «в нижней шкале», то есть чьи доходы ниже прожиточного минимума, от уплаты НДФЛ. Но в январе 2017 года премьер-министр Дмитрий Медведев заявил, что в повестке правительства не стоит вопрос перехода к прогрессивной ставке НДФЛ.

В интервью телеканалам в конце ноября глава правительства допустил, что «часть населения, наверное, способна платить несколько больший налог», чтобы освободить от нагрузки бедных людей.

«У нас есть люди с очень низкими доходами, о которых мы говорили, ну, наверное, гипотетически можно рассматривать и вариант введения каких-то льгот, когда люди с очень низкими доходами вообще налоги не платят», — сказал Медведев. При этом он отметил, что есть и люди, которые «способны платить несколько больший налог».

«Разрыв в доходах бешеный, прогрессивная шкала налогообложения все-таки нужна, но здесь необходимо действовать аккуратно, экономическими рычагами и смотреть, кому и насколько повышать, чтобы люди не теряли мотивацию. Задача состоит в том, чтобы выращивать средний класс по доходам, который сейчас составляет всего около 10% населения», — полагает профессор кафедры труда и социальной политики РАНХиГС Анатолий Бабич. По его мнению, наиболее обеспеченные граждане могли бы платить НДФЛ по повышенной ставке, в то время как людей, находящихся за чертой бедности, и пенсионеров, не имеющих накоплений, следует освободить от налогового бремени.

Век на укрепление позиций

Сегодня количество женщин — сотрудниц полиции неуклонно растёт. Представительницы прекрасного пола работают наравне с мужчинами практически во всех ведомственных подразделениях. Трудно поверить в то, что ещё несколько десятков лет назад дамы на службе были редкостью. Что уж говорить про ситуацию вековой давности…

Без доступа к секретам

Для наших соотечественниц путь на службу открыт с 1916 года. В Российской империи приём представительниц прекрасного пола был разрешён постановлением Совета министров «Об усилении полиции в 50 губерниях империи и об улучшении служебного и материального положения полицейских чинов». Женщин стали принимать на работу, не связанную с допуском к секретным документам, и на должности не выше восьмого класса Табели о рангах.

После Октябрьской революции в новой стране была создана советская милиция, провозглашено всеобщее равенство. С тех пор приём женщин на службу в правоохранительные органы теоретически ничем ограничен не был. Однако на практике дамы могли надеть погоны лишь в том случае, если штаты не удавалось укомплектовать мужчинами. Приём осуществлялся на общих основаниях. Новоиспечённых сотрудниц направляли в основном на фабрики и заводы для досмотра выходящих со смены женщин — необходимо было бороться с участившимися случаями хищений социалистической собственности. 

Профсоюз рекомендует

Инструктаж отряда петроградской женской милиции Из-за вспыхнувшей Гражданской войны к началу 1919 года в Петрограде ощущался острый недостаток рабочих рук. Это касалось и милиции. Численность столичных стражей правопорядка сократилась почти на 80 %. Уходящих на фронт мужчин пришлось заменять женщинами. В связи с этим в мае 1919 года Народный комиссариат внутренних дел принял решение об организации в Петрограде женской милиции. Было решено принимать грамотных женщин пролетарского происхождения, годных по состоянию здоровья. Но несмотря на нехватку кадров, на службу дама могла попасть только по рекомендации профсоюза или трудового коллектива. Профессиональная подготовка прошедших отбор длилась три недели.

29 мая 1919 года «Красная газета» писала: «Вчерашний день записи женщин в милицию был необычным: наплыв работниц, желающих записаться в городскую милицию, был чрезвычайно велик».

За летние месяцы 1919 года женская милиция Петрограда была укомплектована 700 сотрудницами. Часть из них распределили в райотделы, остальные пополнили сводный боевой отряд Управления городской милиции. Женщины несли патрульно-постовую службу, охраняли промышленные объекты, трудились в уголовном розыске, боролись с детской беспризорностью.

За 1919 год специальные курсы окончили 1500 дам. Все они приступили к службе. Тем не менее с окончанием Гражданской войны женская милиция Петрограда как отдельное подразделение была упразднена. Однако многие сотрудницы остались, перебазировавшись в обычные формирования, продолжив трудиться плечом к плечу с коллегами-мужчинами.  

Первая начальница

Паулина Онушонок родилась в 1892 году в Латвии, входившей тогда в состав Российской империи, в семье бедного крестьянина. В 1905 году примкнула к революционному движению, а в 1917 вступила в партию большевиков. Участвовала в штурме Зимнего дворца. С 1918 года служила в ВЧК.

В 1928-м по направлению уездного комитета партии была назначена начальником милиции Кингисеппского уезда. Возглавляемое ею подразделение в короткий срок стало одним из лучших. Это стало причиной её перевода в 1929 году в Ленинград на должность начальника 11-го отделения милиции. Подразделение обслуживало район знаменитой в криминальном отношении Лиговки. В лабиринте проходных дворов, в многочисленных «малинах» обитал цвет местного преступного мира. Лиговские бандиты держали в страхе весь город. Но уже спустя год женщина-руководитель навела порядок. Как оказалось, днём начальница погоняла подчинённых, а вечерами… перевоплощалась в бомжиху и появлялась в притонах и ночлежках, входя в доверие к бандитам. Общалась, узнавала, слушала. И приносила бесценную информацию.

Необыкновенно сильная и бесконечно добрая, так отзывались о ней сослуживцы. Внешне походила больше на мужчину. Паулина Ивановна вспоминала встречу с Серго Орджоникидзе в Москве. Тот воскликнул: «Как? Вы женщина? Молодец!»

В годы Великой Отечественной войны пережила блокаду Ленинграда. Не сумев завести своих детей, вместе с мужем вырастили шестерых приёмных.

Умерла в 1982-м в возрасте 90 лет. 

Заменили фронтовиков

С началом Великой Отечественной, в июле-августе 1941 года были сформированы 15 стрелковых дивизий НКВД, и в их составе — оперативники, следователи, пожарные (они тогда входили в состав ведомства). Те, кого не мобилизовали, записывались в добровольцы. Уже к осени 1941 года на фронт ушла половина столичных милиционеров. Их заменили женщины. Мало того, представительницам прекрасного пола приходилось совмещать службу с работой на оборонных предприятиях. Например, Елена Сагирашвили, старший лейтенант милиции, начальник Бабушкинского отдела регулировки уличного движения, после рабочего дня с 20.00 трудилась на одном из заводов.

В мирное послевоенное время на службе в органах внутренних дел насчитывалась почти четверть сотрудниц-женщин. Постепенно их становилось всё больше. И вскоре дамы в погонах перестали быть необычным явлением.

А КАК У НИХ?

В США привлечение дам на службу в полицейские организации началось с назначения их на должности надзирательниц в местах содержания арестованных женщин и несовершеннолетних. Так, ещё в 1845 году в двух тюрьмах Нью-Йорка две местные жительницы были приняты на работу надзирательницами. 
Первой, получившей должность полицейского в Департаменте полиции Чикаго, стала Мария Оуэнс. Это произошло в 1893 году. Назначение стало для неё своего рода компенсацией в связи с потерей кормильца — погибшего мужа-полицейского. 
Во Франции с опубликованием главного документа Великой революции — «Декларации прав человека и гражданина» — оказалось, что лозунг «Свобода, равенство, братство» касается исключительно мужчин. На деле путь француженок к равноправию был долог и тернист. Лишь в 1938 году там отменили правовую недееспособность замужних женщин. В 1944-м разрешили голосовать на выборах. В 1946-м зарплату уравняли с мужским жалованьем (до этого платили лишь одну треть). И только в 1965-м француженки получили право устраиваться на работу без разрешения супруга или старшего в семье мужчины. 
Французская национальная полиция впервые открыла свои двери для женщин в 1914 году: тогда 12 дам были приняты в префектуру полиции в качестве машинисток. В 1935-м двух француженок назначили на должность инспекторов по делам несовершеннолетних. В 1953 году женщины получили право становиться помощниками офицера полиции. В 1972-м — следователями-инспекторами. В 1974­-м — комиссарами полиции. В 1978-м — «охранниками мира» (по-нашему — сотрудниками ППС). В связи с этим в 1979-м в регионе Шампань, в городе Реймс, в национальной школе полиции впервые за всю историю профильных учебных заведений страны был набран женский курс: 50 красавиц, умниц и  спортсменок со всей Франции.  
В Великобритании служба столичной полиции впервые пригласила женщину на работу в 1883 году. За шесть лет число сотрудниц выросло до четырнадцати. В основном это были жёны или родственницы полицейских, их задачи сводились к защите представительниц слабого пола и детей. Первая мировая война унесла жизни многих мужчин, что и заставило Британию пересмотреть вопрос и начать уже массовый приём женщин на службу в полицию. 
В Швеции раньше других соотечественниц в ряды стокгольмской полиции вступили три дамы: Агда Халли, Мария Андерссон и Эрика Стрем. Это произошло в 1908-м благодаря примеру Германии, где подобное событие произошло пятью годами ранее. Героическая троица показала отличные результаты, на основе которых шведские власти значительно расширили женский правоохранительный штат, придумав для девушек оригинальный титул — Polissyster (полицейская-сестра).
Вернуться в раздел

«КОНЕЦ ВЕКА». 1905 / Лев Толстой

В сентябре 1905 г. Толстой записывает в Дневнике: «Совсем кончил “Конец века” и редко был так доволен тем, что написал. Это поймут меньше, чем что-либо из того, что я писал, а между тем это оставит след в сознании людей». Этой статье Толстой придавал большое значение, верил, что «хоть несколько людей, прочтя ее, задумаются над тем, что они делают и что надо делать», и стремился напечатать ее поскорее.

Статью писатель начинает с объяснения ее заглавия: «Век и конец века на евангельском языке не означает конца и начала столетия, но означает конец одного мировоззрения, одной веры, одного способа общения людей и начало другого мировоззрения, другой веры, другого способа общения». Действительно, поставленная в статье проблема мало соприкасалась с конкретной эпохой перехода от девятнадцатого к двадцатому столетию.

Толстой ощущал приближение новой эпохи в истории человечества; он видел, что время пришло. Стремительно развивающиеся события – поражение в русско-японской войне, начавшаяся революция 1905 г. – помогут всем осознать вопиющее противоречие между устройством жизни, основанном на насилии, и христианским учением любви. Переход одного века в другой чреват различными бедствиями: «Неизбежно должны будут происходить большие волнения, жестокости, обманы, предательства, всякого рода беззакония, и вследствие этих беззаконий должна охладеть любовь, самое важное и нужное для общественной жизни людей свойство».

В мае 1905 г., завершая статью «Великий грех», Толстой видел, что события совершаются стремительно, «не дают мне спокойно заниматься теми работами, которые более свойственны моему возрасту, а заставляют отзываться на совершающееся». Толстой также в статьях «Конец века» и «Правительство, революция и народ» писал о том, что события требуют немедленного отклика: «Опять буду писать о современном, хотя и не хотел больше на современные события откликаться. Разгром флота – событие, которое будет иметь, вероятно, последствием усиление революционного движения, если правительство не заключит мира, и духовный подъем». И заметил: «Но последний разгром флота вызывает ряд мыслей, которые надо высказать».

Толстому был очевиден «неизбежный переворот» в духовном сознании людей, который должен утвердить новое, истинно христианское мироощущение. Признаки «наступающего переворота» названы Толстым необычайно точно; они проявляются «в напряженной борьбе сословий во всех народах, в холодной жестокости богачей, в озлоблении и отчаянии бедных; в безумном, бессмысленном, все растущем вооружении всех государств друг против друга; в распространении неосуществимого, ужасающего по своему деспотизму и удивительного по своему легкомыслию учения социализма; в ненужности и глупости возводимых в наиважнейшую духовную деятельность праздных рассуждений и исследований, называемых наукой; в болезненной развращенности и бессодержательности искусства». Главное – «в сознательном отрицании всякой религии, в признании законности подавления слабых сильными».

Толстой убежден, что насильнические революции отжили свое время, что истинную свободу принесет революция духовная, нравственная, когда передовые люди провозгласят «новый, общий всему человечеству высший закон взаимного служения».

Статья писателя пронизана тревогой – ведь «люди, производящие теперь революцию в России, думают, что, насилием свергнув существующее правительство и насилием учредив новое», они достигнут своей цели – свободы. Толстого страшит «суетливая и недобрая деятельность, которой теперь заняты либералы и революционеры»: они стремятся лишь переменить старую форму насилия на новую, останавливают ход совершающегося подлинного переворота. С горечью Толстой размышляет о несоответствии образа жизни большинства людей христианским заповедям. Ему кажется, что это противоречие достигло наивысшей точки, что чаша зла, насилия переполнена, что ничто не остановит наступление великого переворота и что он начнется именно в России.

Писателя ужасала стремительная милитаризация государств, тратящих огромные средства на изобретение орудий убийства, «дающих возможность одному слабому человеку убивать сотни». Это, по мнению Толстого-мыслителя, «лжехристианский» закон, основанный на праве сильного, противоречащий евангельским заветам. С горьким сожалением Толстой писал о том, что «христианские народы» превратились «во вражеские войска, отдающие все свои силы на вооружения друг против друга и готовые всякую минуту растерзать друг друга». Они вооружили против себя «и ненавидящие их, и поднявшиеся против них нехристианские народы».

Но Толстой убежден: «Величайшая плотина в мире не может задержать источника живой воды. Вода неизбежно найдет себе путь или через плотину, или размыв, или обойдя ее. Дело только во времени».

Статья печаталась одновременно в Англии в изд. «Свободное слово» в декабре 1905 г., и в переводах в иностранных газетах, и в России в петербургском издательстве «Обновление» в 1906 г.; затем на всех языках в Европе и Америке.

ПСС, т. 36.

История Университета

 «Готовить для будущаго просвѣщенныхъ дѣятелей, любящих свою страну, вѣрящихъ въ ея неизсякаемыя силы и умѣющихъ въ самой будничной практической работѣ видѣть осуществленiе великаго долга».

Директор коммерческого института П. И. Новгородцев

История Российского экономического университета имени Г. В. Плеханова насчитывает более 100 лет и неразрывно связана с историей нашей страны.

​Россия вступила в XX век, переживая самый бурный за свою историю экономический и промышленный рост. Причин тому было множество. К концу XIX века усилия государства по стимулированию экономики страны, наконец, начали приносить плоды. Успешная деятельность министра финансов Российской империи графа Сергея Юльевича Витте позволила увеличить доходную часть бюджета и превратить российский рубль в стойкую конвертируемую валюту. На доходы бюджета Россия строила железные дороги невиданными ранее темпами. Только за последние десять лет XIX века было построено 22 000 километров путей — паровозы буквально стали локомотивами российской экономики. И, наконец, вот уже двадцать лет Россия не знала войн и социальных потрясений.

​Однако создание сотен новых предприятий привело к нехватке квалифицированных кадров — грамотных управленцев, экономистов, коммерческих инженеров и подобных специалистов. Это произошло потому, что таких специалистов было практически некому готовить — все, что Россия могла выставить на этом фронте, — это 10 коммерческих училищ в крупнейших городах страны.

Острее всего нехватку ощущали русские предприниматели, промышленники, купцы, то есть те, кто непосредственно был заинтересован в квалифицированных кадрах для новых предприятий. При этом они прекрасно понимали, что государство не сможет быстро утолить кадровый голод огромной империи. В итоге, в крупных городах России стали возникать Общества распространения коммерческого образования.

Появилось такое общество и в Москве. Оно объединило успешных предпринимателей и финансистов, главным образом московских — Четвериковых, Морозовых, Третьяковых и других. Почетным председателем общества был избран Сергей Витте; действующим же главой общества стал Алексей Семенович Вишняков, гласный городской думы, председатель Московского купеческого общества взаимного кредита.

Основными задачами Общества были организация и содержание образовательных учреждений экономического (по терминологии того времени — коммерческого) профиля. Общество не спонсировалось государством, и вся его деятельность осуществлялась исключительно за счет пожертвований, собранных его членами.

​В начале 1900‑х годов Московским обществом распространения коммерческого образования для строительства здания Мужского коммерческого училища — аналога современных колледжей — в Замоскворечье на пожертвования был приобретен участок земли. Мужское коммерческое училище было учреждено в 1901 году. Сначала оно ютилось в деревянных зданиях, а осенью 1903 года новое здание училища, построенное по проекту известного архитектора Александра Устиновича Зеленко, распахнуло свои двери. В 1904 году Мужское коммерческое училище было удостоено имени Цесаревича Алексея.

Годом позже Общество открыло неподалеку Женское коммерческое училище, для которого было возведено здание с домовым храмом во имя Иконы Божией Матери «Взыскание погибших». Одновременно были организованы курсы для подготовки преподавателей в эти училища. К 1907 году курсы разрослись до уровня полноценного вуза и были преобразованы в Московский коммерческий институт. Соответствующий документ был подписан министром торговли и промышленности Российской империи 19 февраля 1907 года, и именно эта дата считается днем основания первого высшего экономического учебного заведения России.

В 1911 году началось строительство институтского здания. Увы, была построена лишь первая его очередь — дальнейшему строительству помешала Первая мировая война. Во время войны более 2000 студентов сражались и работали на фронте, а в здании Женского коммерческого училища был организован госпиталь для раненых солдат. Студенты и преподаватели собирали деньги в помощь пленным и семьям погибших.

В период с 1907 года по 1917 год в Московском коммерческом институте обязательные учебные курсы читали выдающиеся​ ученые России, многие из которых одновременно являлись профессорами Московского университета и других известных вузов столицы. Философ и юрист Павел Иванович Новгородцев, первый ректор МКИ, читал лекции по философии. Курс политической экономики преподавал Александр Аполлонович Мануйлов, первый выборный ректор Московского университета. Теорию экономических учений преподавал выдающийся русский экономист, философ, теолог Сергей Николаевич Булгаков. Занятия по товароведению и технологии органических веществ вел академик Василий Робертович Вильямс, известный русский почвовед, ректор Сельхозакадемии (1922–1925 годы).

Курс теоретической механики вел один из основоположников гидроаэродинамики, ученик Николая Егоровича Жуковского, профессор Сергей Алексеевич Чаплыгин. Курс прикладной механики читал Александр Павлович Гавриленко — крупнейший инженер‑механик, с 1905 года по 1914 год являвшийся директором Московского технического училища (ныне МГТУ имени Н. Э. Баумана).

К разработке новых учебных дисциплин, не имеющих аналогов в других учебных заведениях, привлекались лучшие российские ученые, создавшие преподавательские династии в области товароведения, — Никитинские и Церевитиновы.

​​​Революционные события 1917 года положили конец первому этапу жизни института. Многие студенты коммерческого института в октябре 1917 года сражались на баррикадах, причем «по обе стороны» — пока красные студенты вместе с большевиками пытались установить контроль над центром города, белые «студенты» оборонялись в здании института от красной милиции. Однако итог этих событий известен — на смену Российской империи пришла Советская Россия. В 1918 году Московское общество распространения коммерческого образования распалось, а в 1919 году скончался и основатель института Алексей Семенович Вишняков. Институт стал государственным и получил новое название – Московский институт народного хозяйства. Изначально ему было присвоено имя Карла Маркса, однако с 1924 года вуз носит имя Георгия Валентиновича Плеханова.

В первые годы советской власти институт боролся за свое существование — в условиях разрухи не хватало топлива, ​​продовольствия, нечем было выплачивать зарплату преподавателям. Однако МИНХ смог пережить тяжелое время и вновь​ начать развиваться. В довоенные годы институтом руководили люди, игравшие важную роль в истории нашей страны, — один из ключевых участников Октябрьской революции Ивар Смилга, основатель советского общепита Артемий Халатов, овеянный зловещей славой чекист Мартын Лацис. Все они сгинули в вихре репрессий 1937 года.

В 1930‑е годы в вузе произошел ряд реорганизаций. Мясной, холодильный, сахарный, молочный и консервный факультеты были выведены из состава института. На их основе был создан ряд специализированных учебных заведений, ставших крупными самостоятельными вузами.

В результате слияния электропромышленного факультета МИНХа и электротехнического факультета МВТУ был создан Московский энергетический институт. Одновременно с электропромышленным было выделено кооперативное отделение, на базе которого возник Институт промысловой кооперации (в дальнейшем — Институт советской кооперативной торговли). На базе планово-статистического отделения МИНХа в 1930 году образовался Экономический институт Госплана СССР, преобразованный со временем в Московский государственный экономический институт.

Сороковые годы принесли стране тяжелейшее испытание — Великую Отечественную войну. В ходе войны сотни студентов и сотрудников МИНХа отправились на фронт, причем подавляющее большинство — добровольцами. Многие из них сражались в рядах 17‑й дивизии народного ополчения, в составе которой были целые «роты плехановцев». В зданиях МИНХа летом 1941 года находился штаб 17‑й дивизии. За почти четыре года войны более сотни плехановцев отдали свои жизни за свободу нашей Родины.

​Послевоенные годы — пора расцвета МИНХа. Институт стал ведущим в стране вузом торгово‑экономического профиля. Шло активное переоснащение научно‑технической базы, велись передовые экономические исследования, студенты и преподаватели МИНХа активно участвовали в мероприятиях по освоению целины, подготовке и проведению так называемых «косыгинских» реформ. В 1957 году, в честь 50‑летия и в знак признания огромных заслуг перед государством Московский институт народного хозяйства был награжден орденом Трудового Красного Знамени. В 1961 году к МИНХу имени Г. В. Плеханова был присоединен Государственный экономический институт. В этот период научная школа института была подлинной кузницей кадров ученых‑экономистов, ядром академического экономического сообщества России. В разные годы здесь учились и работали академики РАН: Л. Абалкин, А. Аганбегян, В. Маевский, Л. Гранберг, В. Макаров, П. Бунич, В. Ивантер, член‑корреспондент РАН Р. Гринберг, другие видные ученые, в числе которых член‑корреспондент РАН профессор Р. Хасбулатов, продолжающий трудиться в РЭУ и в настоящее время.

​​​​На 1960‑е годы пришелся расцвет развития товароведно‑технологических дисциплин. На соответствующих факультетах преподавали ведущие ученые отрасли: Н. Архангельский, Б. Церевитинов, А. Колесник, В. Смирнов, Н. Козин. Н. Козин был выпускником первого выпуска (1912 год) Московского коммерческого института. Он долгие годы возглавлял кафедру товароведения продовольственных товаров, являясь крупнейшим ученым‑товароведом страны и мира XX века, заслужившим международное признание. Его фото находится в почетной фото­галерее ООН, посвященной деятельности наиболее выдающихся ученых.

В 1970–1980 годах институт активно строился, были возведены новый учебный корпус, общежитие, дом культуры, столовая. МИНХ имени Г. В. Плеханова принимал активное участие в подготовке Олимпийских игр в Москве (1980 год).

В 1991 году на фоне социально‑политических изменений в стране институт снова сменил название, став Российской экономической академией имени Г. В. Плеханова. Академия шла в ногу со временем, не отставая от стремительно меняющихся реалий экономической жизни страны. В том же 1991 году в здании первого учебного корпуса была открыта первая в России «Центральная российская универсальная биржа», организован собственный РЭА‑банк. Были стремительно созданы актуальные учебные программы, адаптированные к потребностям развивающейся рыночной экономики.

XXI век Российская экономическая академия имени Г. В. Плеханова встретила новым витком развития — реорганизацией учебного процесса, появлением новых направлений подготовки, масштабными ремонтно‑строительными и реставрационными работами. В 2010 году академия была удостоена высокого статуса Университета. Так, методом последовательного приближения Московский коммерческий институт превратился в Российский экономический университет имени Г.  В. Плеханова.

В 2012–2015 годах произошло укрупнение Университета за счет присоединения к нему других вузов: Саратовского государственного социально‑экономического университета, Российского государственного торгово‑экономического университета и, наконец, Московского государственного университета экономики, статистики и информатики.

Началась новая веха в истории Университета — как одного из крупнейших экономических вузов страны.​​​

 


Собрание Древнерусской живописи Третьяковской галереи

Начало собрания древнерусской живописи в Третьяковской галерее было положено П.М.Третьяковым: в 1890 году им были приобретены иконы из собрания И.Л.Силина, выставленные в залах Исторического музея во время проведения VIII Археологического съезда в Москве.

В дальнейшем были сделаны и другие приобретения из других частных коллекций, в том числе из собрания Н.М.Постникова, С.А.Егорова, антиквара П.М.Иванова. В ее состав входили иконы новгородских, московских школ; иконы строгоновских писем (т. е. созданные в мастерских, принадлежащих богатейшим людям Строгановым). Среди этих приобретений были такие шедевры, как иконы «Царь царем» («Предста царица») XV века; «Добрые плоды учения» начала XVII века, написанная Никифором Савиным; «Алексей митрополит» XVII века. 

Павловец Н. Царь царем или Предста царица. 1676

В завещании П.М.Третьякова от 6 сентября 1896 года сказано: «Собрание древней русской живописи… передать Московской городской художественной имени братьев Третьяковых галерее». Собрание насчитывало к этому времени 62 иконы. В 1904 году оно впервые экспонировалась в Галерее на втором этаже в комнате, находившейся рядом с залами художников XVIII – первой половины XIX века. По рисункам В.М.Васнецова в Абрамцевской мастерской для икон были изготовлены специальные витрины. Для классификации коллекции Илья Семенович Остроухов (1858–1929), живописец, коллекционер, создатель Музея иконописи и живописи в Москве, член совета Третьяковской галереи (1899–1903), ее попечитель (1905–1913)  пригласил Н. П.Лихачева и Н.П.Кондакова. Работа завершилась изданием «Краткого описания икон собрания П.М.Третьякова» в 1905 году (см. изд. Антонова В.И. [Вступит. ст.] //  Каталог древнерусской живописи. Т.1: М., 1963, с. 7–8). И.Э.Грабарь, производя в 1913–1916 годах полную перестройку экспозиции музея, оставил неизменным лишь отдел иконописи.
 
До 1917 года пополнение коллекции древнерусской живописи не происходило, лишь в 1917 году Совет галереи приобретает большую икону псковской школы XV века «Избранные святые», которая  ныне находится в постоянной экспозиции. (См. изд.  Розанова Н.В. [Вступит. ст.] // Древнерусское искусство X–XV века. М., 1995, с. 10).
 
После революции 1917 года Третьяковская галерея из московской городской картинной галереи превратилась в государственную, став со временем сокровищницей русского искусства. Декретом от 5 октября 1918 года создается Национальный (позднее Государственный) музейный фонд (1919–1927), куда стекаются национализированные собрания и отдельные произведения живописи, прикладного искусства, археологические и нумизматические коллекции, затем распределявшиеся по музеям. Через Национальный музейный фонд из Московского Кремля в Галерею в 1919 году поступила икона «Церковь воинствующая».  

 
 

«Благословено воинство небесного царя…» (Церковь воинствующая). 1550-е гг.

После революции отдел древнерусского искусства (так  именовалась часть экспозиции), благополучно просуществовал до реорганизации Галереи в 1923 году. В это время по решению Главного управления научными, научно-художественными и музейными учреждениями (Главнаука), существовавшего в составе Народного комиссариата по просвещению (Наркомпрос) РСФСР (1922–1933), был создан Ученый совет, который на своем заседании 3 мая 1923 года утвердил список  11 отделов Третьяковской галереи, решив переименовать отдел древнерусского искусства в отдел древнерусской живописи. К этому времени коллекция иконописи Галереи состояла из 70 икон и одной парсуны (7 икон были  приобретены на средства самого музея). Так как объем  древнерусской коллекции был небольшим, то она входила составной частью в отдел живописи  XVIII века. Отдел живописи XVIII – первой половины XIX веков возглавил Александр Митрофанович Скворцов (1884–1948), совмещавший эту должность с должностью заместителя директора Галереи. 
 
В 1924 году по решению Наркомпроса Третьяковская галерея становится музеем живописи XVIII–XIX веков, а предметы древнерусского шитья, пластики, иконопись с середины 1920-х годов передаются в Государственный Исторический музей в отдел религиозного быта. В Историческом музее находились иконы собрания П.И.Щукина, принесенные в дар этому музею в 1905 году; произведения древнерусской живописи из коллекции графа А.С.Уварова, поступившие в 1917–1923 годах по завещанию. В 1924–1927 годах через Государственный музейный фонд в Исторический музей попадают прославленные коллекции икон С.П.Рябушинского, А.П.Бахрушина, Бобринского, А.А.Брокар, Гучкова, Жиро, Соллогуба, Харитоненко, П.П. Шибанова, Ширинского-Шихматова, О.И. и Л.Л. Зубаловых, Е.Е. Егорова, Н.М. Постникова, С.К. и Г.К.Рахмановых, А.В. Морозова, а также часть собрания христианских древностей из собрания Румянцевского музея и памятники, принадлежавшие музею Строгоновского училища.  В дальнейшем, в 1930-е годы, большая часть этих произведений будет передана в Третьяковскую галерею.
 
 В 1926 году из-за значительных поступлений пришлось закрыть устроенную И.С.Остроуховым еще в 1904 году экспозицию древнерусской живописи. Новым пополнением собрания древнерусского искусства стала часть коллекции Музея иконописи и живописи И.С.Остроухова, который после революции был присоединен к Третьяковской галерее в качестве филиала. После смерти И.С.Остроухова в 1929 году его музей был закрыт, а коллекции перемещены в Третьяковскую галерею.

Дмитрий Солунский. Мозаика. 1108-1113

Поступление коллекции И.С.Остроухова и ряд других событий (реорганизация историко-художественного антирелигиозного музея в Троице-Сергиевой Лавре в краеведческий; перестройка отдела религиозного быта в Историческом  музее; скопление значительного количества произведений в фонде Центральных государственных реставрационных мастерских; поступление икон из закрытых церквей в фонд Московского отдела народного образования при Наркомпросе; поступление  в этнографический отдел Румянцевского музея коллекции Е. Е.Егорова)  предопределили создание древнерусского отдела Третьяковской галереи на новых основах. Кроме того, начавшееся в конце 1920-х годов строительство новых корпусов Галереи позволяло надеяться, что вскоре появятся необходимые помещения и для отдела древнерусского искусства. 
 
В конце 1929 года в Главнауке Наркомпроса была создана особая комиссия. Заведующим отделом был назначен А.М.Скворцов, а его заместителем  – Алексей Николаевич Свирин (1886–1976), пришедший на работу в Галерею в том же 1929 году из музея Троице-Сергиевой Лавры,  где с 1920 года работал научным сотрудником, а в дальнейшем заведующим. В отделе древнерусского искусства Галереи в это время работал практикантом  А.П.Журов. А.Н.Свирин был командирован в Ленинград для ознакомления с экспозицией древнерусского искусства в Государственном Русском музее и антирелигиозной выставкой в Государственном Эрмитаже. Были составлены списки уникальных памятников и разосланы письма по крупнейшим музеям России с целью организации выставки древнерусского искусства в залах Третьяковской галереи. 16 апреля 1930 года методическая комиссия Главнауки Наркомпроса определила дату открытия отдела древнерусского искусства – 15 мая 1930 года, а также утвердила передачу памятников из других учреждений и организаций, одобрила план работы отдела и экспедиционный план обследования провинциальных храмов, церквей и монастырей для поиска произведений древнерусского искусства.
 
Заведующим экспозицией древнерусского искусства был назначен Ярослав Петрович Гамза (1897–1938), его заместителем И.О.Сосфенов, практиканткой – Валентина Ивановна Антонова (1907–1993). В октябре 1930-го года на заседании расширенной комиссии Наркомпроса были подведены итоги. Результаты оказались неудовлетворительными. Встал вопрос о правильно сформированном и оборудованном хранении икон, о необходимости усилить персонал отдела, о реставрации и издании отдельного каталога. А.М.Скворцов был отстранен от заведования отделом.
 
В начале 1930-х годов советское искусствознание захватило увлечение прямолинейно-социологическими концепциями, выраженными в крайней форме Ф. М.Фриче, и наглядно представленными в нашумевшей в свое время «Опытной комплексной марксистской экспозиции», развернутой в залах Третьяковской галереи в 1931 году. Она осуществлялась под руководством Алексея Александровича Федорова-Давыдова (1900–1968). В связи с этими событиями произошла перестройка в структуре отделов и их переименование. Вместо отделов появились секции феодализма, капитализма, социализма. Древнерусский отдел, как и прежде, вошел составной частью в отдел феодализма. В 1932 году Секцию феодализма возглавила Наталья Николаевна Коваленская (1892–1969). Для организации новой экспозиции, «вскрывавшей в искусстве его классовую сущность» Галерея была вынуждена привлечь материалы из других музеев, которые позволили бы представить в залах последовательное историческое развитие начального периода русского искусства. Эти экспозиционные опыты до некоторой степени побудили к систематическому пополнению древнерусского отдела. 

 Андрей Рублев. Троица. 1422-1427

В 1932 году Третьяковская галерея совместно с Центральными  государственными реставрационными мастерскими (ЦГРМ) организовала семь экспедиций по обследованию церквей, монастырей и деревень Подмосковья, Поволжья, Архангельской области, Новгорода и Пскова. В первой половине 1930-х годов в Галерею были вывезены иконы – «Успение» из Десятинного монастыря в Новгороде, «Дмитрий Солунский» из Дмитрова, костромские и белозерские памятники XIV–ХV веков, в том числе «Успение» 1497 года из Кирилло-Белозерского монастыря, части деисусного чина Ферапонтовской обители, написанного Дионисием с сыновьями, группа небольших икон ХIV–ХV веков из Загорска (Троице-Сергиев Посад) и шедевр – «Троица» Андрея Рублева. В 1931 году в Галерею поступило собрание Александра Ивановича Анисимова (1877–1939) с ранними новгородскими иконами. 
 
Планомерный характер приобрела передача вновь раскрытых памятников из ЦГРМ. Для пополнения памятников более ранних периодов были произведены изъятия первоклассных произведений из антиквариата. Так, в 1931 году, в Галерею попали произведения – «Жены мироносицы» XVI века, в 1933 году – новгородская икона  «Отечество» начала XV века из петербургского собрания М.П.Боткина, а в 1938 году – складень XV века из собрания Е.И.Силина. Таким образом, деятельное собирание обогатило Галерею в 1930–1940-е годы многими памятниками. В их числе следует упомянуть поступление в 1935–1938 годах коллекции А.И. и И.И.Новиковых из церкви Успения на Апухтинке, а также нескольких произведений из Коломны и большой группы икон из Ростова Великого и его окрестностей (отбирала и вывозила эти иконы Н.А.Демина), а в 1938 году – мозаики Дмитрия Солунского из Киева. Оплечные деисусы XII века и изображение Бориса и Глеба на конях XIV столетия, переданные вместе с некоторыми произведениями XVI–XVII веков из Государственной Оружейной палаты Московского Кремля в 1936–1940 годах, явились ценнейшими пополнениями иконного собрания Галереи. В 1935 году при распределении фондов Антирелигиозного музея искусств в Галерею поступает ряд значительных произведений московских мастеров XVI–XVII веков, происходящих, в основном, из московских храмов и монастырей –  Новодевичьего, Донского, Златоустовского, из церквей Григория Неокесарийского на Большой Полянке и Алексея-митрополита «в Глинищах». В этом же году через Антиквариат приобретается собрание Г.О.Чирикова.  Эти поступления, так же как и поступление в 1945 году иконы митрополита Алексия с житием, написанной Дионисием, связаны с участием Н.Е.Мневой в реставрационных работах, производившихся в Кремлевских соборах.   

Ушаков С.Ф. Архангел Михаил попирающий диавола. 1674

Собранию древнерусского искусства Третьяковской галереи недоставало некоторых звеньев для составления полной картины о многообразии живописи XVII века, с ее обилием мастеров. Эти  звенья были восполнены передачей коллекции Е.Е.Егорова из Государственной библиотеки имени В. И.Ленина, находившейся до этого времени в библиотечных хранилищах. Ценнейшие подписные иконы русских художников XVII века были приобретены для Галереи Государственной закупочной комиссией (ГЗК). В 1938 году была приобретена небольшая икона «Архангел Михаил, попирающий диавола», исполненная Симоном Ушаковым в 1676 году, а в 1940 году – икона «Богоматерь Вертоград заключенный», написанная около 1670 года Никитой Павловцем, и «Деисус оплечный» Андрея Владыкина, созданный в 1673 году. Так в 1940 году через ГЗК в Галерею поступило редчайшее изображение Святой Варвары, относящееся к новгородской живописи XIV века.
 
Первая  половина – середина 1930-х годов отмечена не только приобретениями. Фонды Галереи не избежали изъятий, волной прокатившихся по всем музейным и библиотечным собраниям страны. Десятки икон по распоряжению правительства были выданы в Антиквариат для продажи за границу. 

Владыкин А.Т. Богоматерь оглавная из деисусного чина. 1673

Среди многих экспозиций отдела, сменившихся на протяжении 1930-х годов, заслуживает внимания недолго просуществовавшая выставка икон, экспонированная в 1936 году в семи залах нижнего этажа Галереи. Во второй половине 1930-х годов издержки методологических установок вульгарной социологии были преодолены. В 1934 году А.А.Федоров-Давыдов ушел из Галереи. За ним последовала Н.Н.Коваленская. В ноябре 1936 года отделом был подготовлен макет реэкспозиции, в котором учитывались предложения, высказанные в 1935 году директором Галереи П.М.Щекотовым.
 
После войны во второй половине 1940-х годов продолжилась обработка памятников собрания древнерусской живописи, насчитывавшего около 4000 произведений. Эта работа была начата еще в 1930-х годах путем составления списков, карточек и первичных описаний. 
 
В 1950–1960-е годы расширились масштабы исследовательских и реставрационных работ, проводимых в крупнейших музеях и реставрационных центрах Москвы и Ленинграда. В 1958 году был издан альбом, посвященный собранию древнерусской живописи Третьяковской галереи, составленный А.Н.Свириным. Тогда же после длительного перерыва Галерея возобновляет практику устройства выставок древнерусской живописи. 
 
Систематическая экспедиционная работа отдела древнерусского искусства началась на рубеже 1950–1960-х годов. Маршруты экспедиций не были случайны, они составлялись так, чтобы охватить ранее не исследованные районы и центры, древнее искусство которых оказалось недостаточно полно изучено, либо вовсе не представлено в собрании Галереи. Это Рязанская, Нижегородская области, ряд районов Владимирской области, северные владения древних княжеств Северо-Восточной Руси. Результатом экспедиций стало пополнение коллекции древнерусского отдела такими шедеврами, как иконы «Никола Можайский» начала XVI века из села Воиново и «Симеон столпник» XVI века из Великого Устюга; характерные произведения нижегородских, костромских, ярославских, вятских иконописцев XVIII века; яркие, отличающиеся редкой иконографией и своеобразным колоритом старообрядческие иконы XIX века из Черниговской и Брянской областей; крестьянские иконы, так называемые «краснушки» и «чернушки», изучением которых занималась старейший сотрудник Галереи Е. Ф.Каменская (1902–1993).
 
Коллекция древнерусской живописи Галереи пополнялась на протяжении последних десятилетий, в том числе благодаря щедрым дарам. Среди даров наиболее значительным был дар П.Д.Корина, полученный по завещанию в 1967 году. В 1966 году В.И.Антонова издала подробное научное описание собрания П.Д.Корина, а в 1971 году Дом-музей П.Д.Корина получил статус филиала Галереи. В 1965 году ряд замечательных произведений поступил от писателя Ю.А.Арбата, среди них уникальная икона «Спас на престоле с предстоящими Иоакимом и Анной» конца XVI века из Шенкурска Архангельской области. В 1970 году после смерти дирижера Большого театра Н.С.Голованова в Галерею поступило его собрание икон. Коллекция икон, собранная В.А.Александровым и принесенная в дар Галерее его женой Н.Н.Сушкиной, экспонировалась на специально устроенной выставке в марте–апреле 1976 года.

Глава 5: Переход к новой эре, 1905–1920-е гг. — История серии международных отношений — Исторические документы

Глава 5: Переход к новой эре, 1905–1920-е годы

Уильям Б. Макаллистер

Период между 1905 г. и серединой 1920-х гг. представляет собой решающий переходный период. период в истории FRUS, потому что значительный задержки с публикацией стали фундаментальной проблемой, стоящей перед сериалом.Начало с двумя томами 1906 года, которые не публиковались до 1909 года, « Международные отношения» больше никогда не появлялись в течение года. освещаемых событий. Приложения А и В иллюстрируют «дефицит высвобождения», который возникла, особенно после того, как в 1914 г. разразилась Первая мировая война. Первоначальная причина эта задержка не была вызвана желанием официальных лиц США воздержаться от информацию от общественности, а также не потому, что иностранные правительства вмешались, чтобы предотвратить публикацию своих записей.ФРУС упал от своего первоначального стандарта почти одновременного выпуска из-за недостаточное финансирование; Конгресс не предоставил Департаменту ассигнования, достаточные для составления, редактирования и публикации томов в своевременно. Хотя многие надеялись, что ФРУС вернется своей прежней своевременности на следующий год после окончания Великой войны задержки оказались необратимыми, навсегда изменив характер и цели ряд.

На обрыве, 1906–1914 гг.

По иронии судьбы, Начиная с 1906 года, изменения в полиграфической политике правительства США вызвали первоначальный отход от валюты современности FRUS на следующий год. Другие федеральные агентства подготовили годовые отчеты для президента и Конгресса, получая взамен количество копий, установленное Конгрессом, без необходимости расходовать средства из собственных ассигнований.1 Однако Государственный департамент не представил годовой отчет; FRUS представляет собой ближайший аналог. То Департамент заплатил за собственные копии, что объясняет, почему со временем мера экономии включала покупку меньшего количества иностранных Отношения объемы, чем число, выделенное Конгрессом. Посредством В начале 1900-х Департамент заказывал всего 500–600 экземпляров каждого тома, т.к. немногим более четверти от числа закупленных в эпоху после Гражданской войны и меньше половины числа, разрешенного статутом 1895 г. (см. приложение B).Нехватка старых томов была уже стали проблемными; к 1905 году Департамент не мог даже обеспечить комплекты полных серий для новоназначенных госсекретарей, потому что «несколько объемы больше нигде не достать»2. Текущие объемы также пользовались спросом. Суперинтендант Сената Document Room не хотел, чтобы ему выделили «всего» 150 копий за 90 копий. Сенаторы и их комитеты сокращены3, а госсекретарь Элиу Рут просил, чтобы Конгресс предоставил 1000 экземпляров для использования Департаментом, но не воспользоваться.4

Эти обращения появились в контексте последнего в длинной серии попыток Конгресса контролировать расходы на печать. В В марте 1905 года Конгресс создал Комиссию по расследованию печатных работ. с сокращением федеральных публикаций, чтобы сэкономить деньги и сократить количество отходов. Перед Комиссия даже выпустила свой предварительный отчет год спустя, опубликовав ограничение стало серьезной проблемой для исполнительной власти.В январе В 1906 году президент Теодор Рузвельт поручил агентствам сократить все ненужного печатания правительственных изданий, в том числе, «для предотвращения печать максимального тиража, разрешенного законом, в то время как меньший тираж будет достаточно». Вскоре после этого Рут создал комитет Департамента, который требовал, чтобы все будущие заявки на печать представлялись начальнику Клерк.5 Однако еще в мае 1906 г. дал показания Конгрессу, исходя из предположения, что FRUS останется текущим.6

Важно отметить, что 30 июня 1906 г. Конгресс принял закон, предусматривающий, что все печать, понесенная исполнительными отделами, может быть обвинена только в их ежегодные издательские ассигнования.7 Это требование представляло особая проблема для Государственного департамента, который по-прежнему несет ответственность в начале 20-го века для выполнения определенных домашних обязанностей, в том числе публикации законы, совместные резолюции, договоры и некоторые другие документы. Обязательства по печати для Конгресса, не оплаченные законодательная ветвь, глубоко врезанная в ведомственный надел. Кроме того, Департамент часто использовал резервные фонды, предназначенные для дипломатические и консульские службы для покрытия расходов на печать этих бюро, тем самым увеличивая общий бюджет печати. Закон 1906 г. специально запретил эту практику. Отсутствие дополнительных ассигнований от конгресса, министерство не располагало достаточным количеством денег, чтобы удовлетворить все свои издательские требования.Относительно дорогой FRUS уступил место обыденным, но немедленным (и менее затратным) потребности печати, такие как паспортные книжки, таможенные формы и ведомственные фирменный бланк.8 Как в 1906 г., так и В 1907 году Конгресс отклонил просьбу Рута удвоить тираж Департамента. ассигнований.9 Он действительно обеспечил срочное финансирование дефицита в июле 1906 включая 3000 долларов на публикацию FRUS 1906 года, но это ассигнования не включали увеличения регулярной ежегодной печати бюджет.10 В последующих циклах финансирования деньги на публикацию FRUS зависели от годовых, внеочередных ассигнования Конгресса.11 Учитывая сильное давление, направленное на снижение расходов на печать, нехватка специализированных финансирование FRUS стало основной причиной отступление серии от традиционной своевременной публикации.

Именно в этот момент производство FRUS потерпело еще одну остановку, которая доказала большую более последовательным, чем в 1898–1901 гг. 12 Сборник FRUS 1906 г. документация велась нормально до марта 1907 г., когда третий помощник Секретарь Хантингтон Уилсон просмотрел рукопись. Он написал секретарю Корневые жалобы, которые много раз приходилось слышать от американских дипломатов, о том, что FRUS поделился слишком большим объемом информации, слишком рано, со слишком многих.13 Его особая забота заключалась в продолжающемся переговоры с японцами о защите интеллектуальной собственности, но он также в целом поставил под сомнение ценность публикации внешнеполитических документы вскоре после событий.Уилсон не возражал против прозрачности в принцип, но он хотел значительно уменьшить его масштабы и существенно откладывать разоблачения до тех пор, пока не возникнет никаких неудобств.14 Третий Помощник Меморандум секретаря вызвал сопротивление как его начальства, так и составление кадров. Сторонники «Современника ФРУСа» подчеркивали ценность сериала для повседневной работы Департамент и отметил, что правительства других стран, особенно Великобритании, также опубликовал последние документы внешней политики.Они отвергли предложения Вильсона о резко сократить своевременную публикацию дипломатической корреспонденции. К встретили его непосредственные возражения, они пошли на компромисс до такой степени, что предложили отсрочка публикации FRUS 1906 года на несколько месяцев.15 Несколько сохранившиеся ведомственные записи за этот период предполагают, что устное обмен произошел 5 или 6 апреля 1907 года, возможно, с участием только Ади и Рут, при этом Рут принял отсрочку до осени 1907 года.16

Затем произошло серьезное недопонимание. Прошло четырнадцать месяцев, пока, 15 июня 1908 г. Рут внезапно допросил своих сотрудников: «Почему еще не вышли «Международные отношения за 1906 г.»?»17 положение, привело к путанице в намерениях Рута. То Различия между отсрочкой, приостановлением и прекращением видимо стал размытым; частично скомпилированный том никогда не был завершенный.18 Секретарь Рут сообщил своим подчиненным: «Я никогда на мгновение задумался о прекращении публикации томов «Международных отношений». Том за 1906 г. должна была быть опубликована прошлой осенью [1907 г.], а я и понятия не имел о откладывая это дальше, чем это. Он должен быть опубликован немедленно и том за 1907 г. должен быть закончен как можно скорее.19

Этот эпизод 1907–1908 годов содержит несколько интересных фактов. идеи. Как и следовало ожидать во внутрибюрократической ссоре, спорщики сосредоточились на том, как FRUS либо способствовали или ухудшили ведение дел Департамента. Они ссылались только косвенно по отношению к значению FRUS для Конгресса, общественность и потомство.Однако реакция Рута указывает на его осведомленность. интереса этих более крупных избирателей к прозрачности.20 Хотя ни один из участников упомянул в письменной форме ограничительный режим публикации, введенный Конгрессом в 1906 году, возможно, этот фактор тяготил их умы при размышлении о время печати FRUS или даже существование сама серия. Мы также сталкиваемся с первой записью голоса составителя FRUS Маргарет Ханны, которая подала ключ аргументы в пользу продолжения сериала в установленные сроки. Ей начальство поддержало ее комментарии, и госсекретарь присоединился к с ее позицией.21 Как будет показано в последующих главах, компиляторы появились в 20-го века как самостоятельный избирательный округ, вмешиваясь в несколько моментов, когда они почувствовали угрозу целостности ряд.

Неизбранная дорога

Хэй пример быстрого исправительные действия в 1900–1901 гг. (см. главу 4) предполагает, что аналогичное применение минимальных ресурсов могло бы вернуть FRUS к валюте относительно быстро.То Департамент выпустил два тома как за 1906, так и за 1907 год, что несколько добавило к загруженности. Тем не менее, назначение одного или двух дополнительных компиляторов достаточно ускорил бы производственный процесс, чтобы вернуться к почти одновременная публикация в течение года или двух.22 Даже с учетом сравнительно небольшого бюджет федерального правительства в то время, несколько тысяч долларов могли были пощажены для наверстывания печатания.23 Нет никаких доказательств того, что политика сокрытия информации от Конгресса или общественности внезапно материализовались в исполнительной власти. Однако вместо того, чтобы вернуться к своему традиционному графику публикаций, 1910 или 1911, FRUS еще больше отстал.

Строгость печати оставалась основной причиной задержки публикации.Департамент получал 42 000 долларов в год на печать с 1906 по 1909 год, но после выделения 42 000 долларов на 1910 год в середине года Конгресс ввел 12-процентное сокращение до 37 000 долларов. Печать ассигнования оставались на этом более низком уровне в 1911 году, а затем упали до 35 000 долларов на 1912 и 1913 гг.24 В 1912–1913 гг. Конгресс принял решение ограничить расходы на печать на сокращение количества депозитарных библиотек, имеющих право на бесплатное распространение правительственных документов, а в 1914 г. урезали средства на годовые отчеты не производится вовремя.25 февраля В 1910 году Государственная типография навязала Департаменту изменение в расходы на печать увеличили расходы на целых 30 процентов26. тратить деньги на приобретение дополнительных экземпляров необходимых государственных документы в дополнение к скудным ассигнованиям, выплачиваемым из Конгресса типографские фонды.27 После сокращения в середине 1910 г. госсекретарь Фрэнк Нокс умолял сенатский комитет по ассигнованиям восстановить финансирование, потому что в противном случае Департамент не мог позволить себе издавать FRUS. Он описал иностранный Отношения как «общественная потребность» и «не только исторический интерес». но неисчислимое удобство в качестве справочной книги, которую очень искали для публичных библиотек этой страны».28 Сокращение на 2000 долларов в 1912 г. ведомству ввести «самую жесткую экономию», запретив всякую печать «не совершенно необходимо»29. В результате к 1914 г. задолженность по сериалу составила пять лет.В мае сотрудники Департамента запросили дополнительные 10 000 долларов, чтобы наверстать упущенное. Хотя том 1909 года томился некоторое время в GPO с вскоре последующим томом 1910 года Конгресс не предоставить любые дополнительные деньги на печать.30

Тем не менее, даже в 1914 г. возможно, что в следующем году сериал мог бы вернуться к своему традиционному валюта в относительно короткие сроки.Межведомственное и иностранное правительство зазоры представляли незначительные проблемы, все ключевые группы сохранялись что FRUS должен быть опубликован вскоре после событий, и очень небольшое использование федеральных ресурсов для персонала и типографии может довольно быстро устранили временной лаг. Самое главное прозрачность оставалось нормативным ожиданием всех сторон, как это было в случае более века.Исполнительная и законодательная ветви власти совместно осуществляли обязанность информировать общественность о том, что правительство сделало в имя народа, с минимальной задержкой и допуская очень мало исключений для сохранить национальную безопасность. 31

Жертва войны

Оглядываясь назад, становится ясно, что орудия августа 1914 год объявил похоронный звон по первоначальному американскому режиму прозрачности. примером является быстрый выпуск существенной внешнеполитической документации.Задолго до официального вступления Америки в Великую войну в апреле 1917 г. проблемы на каждом шагу перегружали недостаточно обеспеченный ресурсами Государственный департамент. Защищая американских граждан, собственность и интересы в мире, охваченном пламенем, представление интересов воюющих держав в столицах других воюющих сторон, маневрирование для сохранения американского нейтралитета на фоне многочисленных нарушений, продвигая мирные инициативы в слабой надежде на прекращение кровопролития, вмешательство к югу от границы, чтобы подавить нестабильность в Мексике, управляя растущие трудности глобального статуса страны-кредитора, и просто отвечая на значительно возросший объем корреспонденции, сопровождающей множество проблемные международные вопросы осаждали сравнительно небольшой, недостаточно финансируемая дипломатическая служба США. 32

Независимо от внешних обстоятельств, неадекватное ассигнования на печать оставались ключевым фактором, замедляющим выпуск серии. прогресс. Чиновники ведомства неоднократно призывали к увеличению финансирования, специально запрашивая деньги на издание ФРУСа, но они не увенчались успехом. Составление продолжалось среди всей военной работы, но завершенные рукописи пылились в типографии из-за отсутствия выделения для печати.В декабре 1916 года сенатский комитет по печати сообщил федеральным агентствам, что, поскольку стоимость бумаги «чрезвычайно увеличилась», возникла необходимость сохранить оставшиеся типографские запасы за счет временно приостанавливать или окончательно отменять любые несущественные публикации. Госсекретарь Роберт Лансинг ответил, что FRUS — единственное «издание, выходящее регулярно». что «В связи с резко возросшим объемом работы отдела компиляция «Международных отношений» была неизбежно отложенный.33 Лансинг не дал ни малейшего намека на то, что он считает FRUS несущественным, или что серия должна быть даже приостановлено до улучшения условий.34 Конгресс не одобрил увеличения бюджета Департамента на печать, что оставался стабильным на уровне 40 000 долларов с 1914 по 1919 год, несмотря на массовый всплеск общие федеральные расходы.35

Тем не менее, сотрудники отдела оставались приверженными к производству сериала, поскольку они изо всех сил пытались решить насущные проблемы и столкнулся с недостатком финансирования. Хотя нет документов, которые проливают прямо свет на производство FRUS в этот период сохраняется, кажется очевидным, что руководители Департамента несколько преуменьшили значение своевременности сборник международных отношений. Зачем посвящать драгоценные время персонала для скорейшей компиляции томов, которые, скорее всего, зачахнут из-за отсутствия издательских средств? Тем не менее, учитывая обстоятельства, Департамент поддерживал респектабельные усилия.Том 1909 года был уже в принтеры 1914 г., а том 1910 г. был отправлен в печать в 1915 г. FRUS 1911 г. не поставлялся GPO до 1917 или 1918 г. и том 1912 г. поступил в печать в 1918 или 1919 г. Последний довоенный FRUS, охватывающий 1913 г., был доставлен в типографию в 1920.36 Очень постепенное увеличение времени компиляции и даже дат публикации предполагает добросовестное стремление уважать — насколько это возможно — традиционные методы FRUS. Несмотря на мировую войну, кафедра каким-то образом собрали достаточно кадров и денег, чтобы сохранить серию только 7 или 8 лет от валюты 1920 г.

Самое главное, экономия Конгресса и чрезвычайная ситуация военного времени оказала косвенное, но, тем не менее, разрушительное воздействие на значение, приписываемое своевременности FRUS.нормативный ожидания относительно оптимальной дистанции между событиями и выпуском FRUS стали выходить за рамки традиционного цель. Еще до начала Первой мировой войны чиновники Департамента занимались в дискурсе, который тонко поддался продлению сроков. В мае 1914 г. Начальник отдела Rolls and Library Джон Тоннер охарактеризовал серию как «Обычно около двух лет позади. «Выступая за большее печатание денег, он заявил, что «иногда он отстает на несколько лет». При должном финансировании Департамент «обычно может получить его раньше, чем за два года». дом Председатель подкомитета по ассигнованиям Джон Фицджеральд (штат Нью-Йорк) спросил: «Разве это не политика иметь его немного позади? на что Тоннер ответил: «Да, в чтобы определить, что должно войти, и получить отпечатки некоторых вещей, которые мы должны иметь.37 В 1915 году, когда сериал отстал на пять лет традиционному графику выпуска, следующий показательный обмен мнениями занял место:

ПРЕДСЕДАТЕЛЬ. Как скоро должно выйти издание?

Мистер ТОННЕР. Они всегда отстают на пару лет. Мы не можем очень а также привести их в актуальное состояние за счет сопоставления материала. А много материала можно было бы напечатать за два года, но, вероятно, они не хотел бы печатать его только в настоящее время, а потому мы всегда отстаем примерно на два года.Мы стремимся наверстать упущенное год.

Мистер МОНДЕЛ. Разве их ценность не во многом уменьшается из-за того, что они не печатаются до тех пор, пока происходят события?

Мистер ТОННЕР. Нет; Думаю, нет. Они являются предметом постоянной записи. Они восходят к самому началу правления.

Мистер МОНДЕЛЛ. Есть ли какая-то политика в отношении задержки?

Мистер ТОННЕР. Сложность подборки материала, конечно и есть какой-то материал, который мог выйти через 18 месяцев после произошло то, что они, возможно, не хотели бы вставлять как раз в то время.

Мистер МОНДЕЛЛ.Это то, что я имел в виду. Это вопрос политики, а не издать книгу слишком рано?

Мистер ТОННЕР. Да; и мы никогда не были тем, к чему вы могли бы обратиться свидание с ним.38

В 1916 году Тоннер отступил еще дальше:

Мистер ТОННЕР. . . . Мы всегда отстаем на несколько лет по международным отношениям.

г.МОНДЕЛЬ. Нужно ли так далеко отставать в печати документ такого рода?

Мистер ТОННЕР. я не знаю, что нужно; но вы видите, что есть много статей, которые не могут быть опубликованы до определенного время.

Мистер МОНДЕЛЛ. Она становится древней историей до того, как ее напечатают?

г. ТОННЕР. Проблема в том, что есть материал, который нам не нужен. напечатано.

Мистер МОНДЕЛЛ. Вы хотите, чтобы это была древняя история, прежде чем она напечатано?

Мистер ТОННЕР. Да; в некоторых отношениях, я полагаю. Некоторые из них на время является конфиденциальным, но не остается конфиденциальным после период в несколько лет.

ПРЕДСЕДАТЕЛЬ. И вы не публикуете эти тома до тех пор, пока не будет достаточно время истекло, чтобы информация могла быть опубликована?

Мистер ТОННЕР. да. Конечно, все для того года не опубликованы, и он включает только те материалы, которые могут быть опубликованы. Не всегда можно определить в течение года, что должно быть опубликовано.

Мистер БОРЛАНД. Тогда это не имеет значения особенно если вы еще на год позади.

Мистер ТОННЕР. Нет; это не будет иметь большого значения, кроме как для людей заинтересовала публикация. Департамент старается не отставать. и мы бы напечатали том 1911 года, если бы не война.Несколько лет назад мы были в пределах двух лет от времени.

Мистер БОРЛАНД. В 1911 году не было ничего особенно критического, что можно было бы не опубликовать сейчас?

Мистер ТОННЕР. Нет; но война помешала людям, которые занимаются на работу, тратя на нее свое время.39

Эти обмены сигнализировали, очень тонко, что и Департамент и Конгресс обдумает отступление от традиционного Современного Крайний срок FRUS, когда предписанные объемы должны появляются через год после охватываемых событий.

Парадигмальный сдвиг

Начиная с 1920-х гг., сотрудники ведомства постепенно признал в открытых показаниях, что практические невозможности предотвратил возврат к традиционному FRUS в следующем году своевременность. Было слишком много томов для компиляции, требующих исследований охватывая быстро растущий массив записей, с возрастающим давлением для обеспечения разрешения перед публикацией информации иностранного правительства.В Глава отдела публикаций 1922 года Гайяр Хант назвал отставание «прискорбным». признался, что лучшее, на что он мог надеяться, это достичь трехлетнего line.40 В 1926 г. первый профессиональный историк, нанятый Департамент по управлению операциями FRUS, Тайлер Деннет, заявил, что даже в маловероятном случае он получил достаточно средств для выпустить все 17 томов с задержкой, такое достижение было бы по-прежнему только доводят серию до четырехлетней линии. 41 К середине 1930-х 15-летняя задержка стала ожидания.42 К середине 1950-х годов отставание увеличилось почти до 20 годы. В 1958 году помощник государственного секретаря по связям с общественностью Эндрю Бердинг свидетельствовал, что серия «никогда не будет обновлена». Его собеседники в Конгрессе не протестовали. К тому времени медленное отступление ожидания своевременности в сочетании со сложностями производства достоверное свидетельство У.S. внешняя политика прочно укрепила сериал в мимо. Тем не менее ценность подотчетности и открытости правительства оставался общепризнанным; однако трудно достичь и опоздать в исполнения, как избранные, так и назначаемые должностные лица признали, что они несут обязанность «издать эти тома»43.

Эхо прошлого

Несмотря на все более непреодолимые препятствия на пути быстрой публикации, которая стала очевидной к 1920-м годам, привлекательность Современный FRUS задержался на целое поколение. Обмены между должностными лицами Департамента и Конгрессом на протяжении 1920-х гг. признали, что серия должна «наверстать упущенное».44 Все признали, что публикация оставались ценными для деятельности Департамента, и это информировало общественность дебаты о мировых делах требовали быстрого распространения информацию насколько это возможно. Академические организации начали лоббировать более быстрое выпуск для облегчения преподавания важных международных вопросов.Продолжающиеся задержки создавали впечатление, что правительство подавляет информацию, явную угрозу авторитету, лежавшему в основе поддержки демократические институты. Как должностные лица исполнительной власти, так и избранные представители отметили, что Конгресс выиграл бы от более своевременных томов. Еще в 1928 году, через 20 лет после того, как FRUS отпал от валюте, представитель Уильям Оливер (D-AL) признал, что его собственное тело «может проявили небрежность», позволив серии просрочить задолженность, и что «было бы ошибкой не выделить средства на исправление ошибок прошлое. Он выступал за выделение достаточных ассигнований, «чтобы убедиться, что мы не придется исправлять такие ошибки в будущем, т. е. информация должна быть актуальной45.

Самый настойчивый голос, ратующий за возвращение к режимом открытости первой половины века сериала был Джон Бассетт Мур, который, соответственно, носил звание профессора Гамильтона Фиша. Международное право и дипломатия в Колумбийском университете.очень уважаемый фигурой, которая оставалась активной до середины восьмидесяти, Мур никогда не сдавался неизбежность 15-летнего лага, ставшего общепринятым норм в межвоенный период. Пока болезнь не вынудила его выйти на пенсию с национальной сцены в 1944 году Мур разглагольствовал чиновников Департамента, лоббировал коллег, опубликовал о своих опасениях,46 и запугивал Конгресс в критические моменты, чтобы остановить дальнейшую публикацию задержки. Несколько выдержек из его содержательных посланий воспроизведены здесь потому, что они ярко иллюстрируют мировоззрение, лежавшее в основе оригинального представление о роли FRUS в гражданские дела нации. Слова Мура послужат кратким завещанием, иллюстрирующий менталитет, который пронизывал Современный ФРУС.

Я не только не верю в политику секретности, но считаю, что ненужный.Это убеждение основано на том факте, что вплоть до сравнительно недавно мы никогда не позволяли себе быть скованными это уважение. До недавнего времени мы публиковали наши дипломатические переписку, не спрашивая ни у кого разрешения. Мы могли бы сделать это снова, если бы мы бы только освободились от нервных опасений того, что другие могут сказать или сделать, подкрепляемые опасениями, что мы можем быть разоблачены в том, что мы не должны делать. Секретность в дипломатии — зло, и это ненужное зло, насколько я понимаю. 47

Я верю не только в то, что народы имеют право знать, что делают их правители но также и то, что нет причин, по которым они не должны знать.48

С того момента, когда правительство начинает скрывать, что оно делает становится рабом других правительств и порабощает собственный народ.49

Смешно болтать о демократии, а потом держать народ в тьма относительно вещей, которым вы их вверяете.50

Могут быть сомнения относительно того, что такое «мировая держава», но не может быть сомневаюсь, что способность создавать и хранить секреты является квалификация. До сих пор у меня была отвага, которую я считал скорее патриотично, чем иначе, чтобы утверждать, что мы с самого начало мировой державы. Но я должен признаться, что, когда я употреблял В тот срок я не думал о способности создавать и хранить секреты как цена квалификации. Я предавался идиллическому впечатлению, что люди имели право знать, что делает их правительство.51

Отставание издания Иностранного Отношения, когда я думаю об этом, всегда заставляют меня вспомнить некоторые рисунки Хогарта, такие как «прогресс граблей», который, в свою очередь, вспомните латинскую пословицу Facilis descensus Аверно.52

Ничто не могло бы более ярко проиллюстрировать наше нисхождение в преисподнюю. диктаторского и безответственного правительства, чем прогрессивное подавление в последние годы публикации наших дипломатических переписка.. . . Очевидно, задача сделать мир «безопасным для демократия» влечет за собой доверие к разуму, добросовестность и свободу от личных амбиций правителей нации, подобных тому, что существует в откровенно тоталитарной форме. Шекспир сказал, что «роза любое другое имя пахло бы так же сладко». применимо к другим вещам, кроме роз, включая политику, домашнюю и иностранные, горькие или сладкие.53

В новую и возвышенную эпоху, в которой мы находимся, с конца так называемая Мировая война и Версальский договор, жили, там по-видимому, существовал среди партнеров правительственного фонда Trust for Freedom and Democracy, Limited, понимание того, что ни один партнер не должен публиковать свою переписку с другое без всеобщего согласия. Так погас свет, нам остается молиться о приходе избавителя, который восстановит люди их неотъемлемое право.54

Конец Древнего Режим

Однажды отставание от почти одновременных ожиданий публикации 19-го начала 20-го века стали нормативными, сползание к принятию все более длительные задержки своевременности оказались необратимыми.«Поползновение сроков» которая стала постоянной чертой Иностранного Серии отношений 1920-х годов создали наследие, которое отражается в 21 век.

Чтобы оправдать продолжение финансирования, Департамент должен был модерировать заявления о том, что тома должны быть опубликованы в установленные сроки. Если основная ценность серии зависела от своевременности передачи информации Конгрессу пяти- или десятилетнее отставание поставило под сомнение тома вообще заслуживали публикации.С практической точки зрения мало документы, касающиеся дипломатической деятельности США в отношении войны, могут быть опубликованных во время боевых действий ни в коем случае. Меньшинство дипломатических В любом случае корпус никогда особо не любил этот сериал и был бы рад см. тома, отложенные или устраненные полностью. В качестве обоснования задержанное освобождение, как охранники, так и сторонники прозрачности подчеркнул ценность всестороннего охвата.Преимущество менее своевременного публикация, по крайней мере теоретически, заключалась во включении материала, слишком чувствителен, чтобы выявить на расстоянии всего шесть месяцев или один год. 19-е исполнительно-законодательная сделка века, которая давала привилегию почти одновременным выпуск в целях облегчения ответственности, смещенной к 1920-м годам в пользу более полного охвата за счет своевременности.В некоторой степени, это представляло собой целесообразный маневр; оказалось, что, по крайней мере, в в ближайший послевоенный период объемы по-прежнему будут отставать от традиционное расписание на следующий год в любом случае. Но принимая не только факт отсроченной публикации, но стоимость отсроченной публикации представляла собой множество новых выпусков.

Однако привлекательная перспектива торговли своевременность всестороннего охвата может появиться в реферате, попытка реализовать любую цель представлялась совершенно беспрецедентной вызовы в послевоенное время. Во-первых, к 1920 году в серии было уже семь или восемь лет отставания в производстве «обычных» годовых объемов. К ликвидация разрыва потребует значительного вливания человеческих ресурсов и капитала. Ресурсы. Кроме того, в «обычных» томах 1914–1918 гг. документы о действиях США в отношении войны. Определенные типы чувствительный материал традиционно удалялся из FRUS, но с момента создания серии единственным формальным боевые действия с участием Соединенных Штатов были «великолепной маленькой войной». 1898 года.Этот конкурс длился менее восьми месяцев с момента первого выстрела до мирное соглашение, но тем не менее Департаменту понадобилось два дополнительных года, чтобы переварите этот материал и верните сериал в график. Документация с подробным описанием участия США в войне 1914–1918 годов, о котором не сообщалось. от немедленной публикации без заметной жалобы со стороны Конгресса или общественность, затмевающая на несколько порядков что-либо в сериале предыдущая история.Для хроники потребуется много дополнительных томов. этой истории, а также затянувшихся и противоречивых послевоенных переговоров 1919 года. Даже если правительство выделило очень значительные кадровые ресурсы и печатание средств для такого проекта, только компиляция и редактирование требуют многих лет для завершения. И, наконец, то множество военных времен Американские документы обязательно включали значительные обмены с иностранными правительств, часто по очень деликатным темам.Стремление к международному и двустороннее сотрудничество по нескольким направлениям в послевоенный период, США чиновники придавали большее значение оговоркам других стран относительно что опубликовал госдеп. Послевоенный производственный процесс для Объемы FRUS учитывали иностранные акции в беспрецедентная мера, которая одновременно замедлила процесс оформления и ограничила способность серии предложить действительно всесторонний охват.

В эпоху после Первой мировой войны ключевая дилемма, стоящая перед производителями и потребители международных отношений характер сериала: когда «прошлое» безопасно для раскрыть? Этот вопрос выдвинул на первый план несколько важных определений и дилеммы принятия решений. Какие критерии следует использовать для принятия решений об освобождении? Каково соответствующее количество времени, которое должно пройти между событиями и публикация документов? Когда можно рассматривать тот или иной вопрос закрыто, и поэтому подходит для разглашения? Должна ли некоторая информация никогда не раскрываться? Самое главное, кто должен решить эти вопросы, и должен ли быть какой-либо механизм обжалования?

В конечном итоге все эти вопросы сводились к вопросу о сроках. Хотя послевоенные жалобы со многих сторон порицали запоздалость серии с риторикой, выражающей желание «наверстать упущенное», или необходимость «приблизиться к настоящему», не возникло единого мнения о том, соответствующий срок выпуска должен составлять три года, или пять, или десять. Вскоре обсуждение расширило нормативные ожидания до двенадцати или пятнадцати лет. Несмотря на возражения Мура, со временем все меньше и меньше говорили о возможности или, что важно, о желательности возвращения к шестимесячной норме, которая оставалась основной ожидание (в принципе, если не в недавней практике) по крайней мере до 1914.

Десять задержек с публикацией сократили непосредственность FRUS, вызывая основную аудиторию для Международные отношения, чтобы начать отход от Конгресс и к профессиональным академикам. ФРУС никогда больше не служил одновременным помощником в принятии решений Конгрессом потому что даты публикации томов быстро сократились до десяти, а затем пятнадцать лет позади валюты.Пресса часто уделяла меньше внимания появление новых томов, поскольку они больше не давали своевременных откровений о внешней политике. Со временем историки, преподаватели международного права, политологи и ряд других академических кругов проявляли растущий интерес к продолжению публикации «Международных отношений», а также лоббировали своевременное производство, насколько это возможно.Тем не менее смысл сериала существование перешло от инструмента непосредственной публичной подотчетности к долгосрочные инвестиции в представление всеобъемлющего отчета о прошлых действия.

Хотя определенная доля контрфактического требуется экстраполяция, можно предусмотреть альтернативные пути, которые иллюстрируют глубокие последствия этого отказа от валюты.Имел серия была обновлена, том 1913 года был бы выпущен раньше, чем война началась в августе 1914 г. В силу остроты военного времени и послевоенного осложнений, серия, скорее всего, все же отступила бы от в следующем году стандарт, вероятно, навсегда. Послевоенные дискуссии о надлежащая своевременность, однако, могла быть сосредоточена на получении серии вернуться к достаточно современной трех- или пятилетней линии, а не пятнадцать лет, которые быстро стали нормой.В последующие десятилетия это вероятно, что серия отставала бы больше, но если бы «базовый уровень» для дальнейшая рецессия началась через 5 или 10, а не 15 лет, прозрачность сегодняшние ожидания могут диктовать публикацию на 20- или 25-летней линии, а не чем нынешние 30 лет. Хотя можно предположить, что независимо от других соображений, проблемы безопасности эпохи холодной войны потребовало продления срока до 30 лет, президенты Джон Ф.Кеннеди и Ричард Никсон так не думал. Кеннеди приказал опубликовать сериал. на 15-летней линии, а Никсон заказал 20-летний график производства. Только в 1985 год, ближе к концу холодной войны (как оказалось) сделал президент Рейган присоединиться к 30-летнему графику. Более того, выпуск томов журнала «Международные отношения» напрямую повлиял на политику Департамента. о том, когда архивные материалы будут доступны для общественности.То Пример Государственного департамента повлиял на общие ожидания относительно того, когда Правительство США должно открыть архивные записи. На международном уровне, публикация FRUS и открытость американских архивов практика оказала значительное влияние на нормы прозрачности. Отступление США от почти валюты позволили некоторым правительствам установить более длительные интервалы перед документами включая non-U.Акции S. могли быть напечатаны в FRUS, что, в свою очередь, повлияло на политику, регулирующую когда эти страны должны опубликовать свою собственную внешнеполитическую документацию. Некоторые другие демократические правительства со временем пришли к выводу, что они должны их собственные записи более доступны. Если бы FRUS был публикации по графику на пять или десять лет ближе к настоящему времени, чем было на самом деле, эти правительства могли быть склонны к реализации также более либеральная политика.Можно предположить, что более своевременное Сериал «Международные отношения» мог бы произвести ожидания большей прозрачности для правительств и народов за пределами США. 55

С момента своего основания в 1861 г. любые жесткие правила о международных отношениях.Конгресс не устанавливал крайних сроков для появления томов и не Президент всегда обещает доставить к определенной дате. мощный возникло ожидание, что (при отсутствии чрезвычайных обстоятельств) объемы должны быть опубликованы в течение шести месяцев после года, о котором идет речь, и оба ветви власти придерживались этой нормы без обращения к закону, Распоряжение или указ ведомства.Также не было каких-либо четких критериев для обнародовано удержание, хотя общее мнение сохраняется о том, что материал не должен быть выпущен. Уильям Хантер и Алви Ади предоставили Институциональные знания Департамента об этих нормах и практиках, охватывающие вся эпоха от Уильяма Сьюарда до Кэлвина Кулиджа. Современник FRUS 1861–1905 мало учитывал ли тома причиняли неудобства иностранным правительствам, американским дипломатам или У.С. Президенты. Эта первоначальная концепция умерла почти в тот же момент, когда Алви Ади распался в 1924 году, все еще числясь в активном списке офицеров ведомства. В виде если символизировать изменение, должность второго помощника госсекретаря Состояние истекло вместе с ним. В течение года госсекретарь Фрэнк Келлог обнародовал формальные принципы, разработанные профессиональным историком для монтаж серии «Международные отношения».Его 1925 г. Устав для серии FRUS 20-го века основан на традиция его предков следовать новым курсом в сильно изменившемся Мир.

Город

веков: Париж 1905–1915 | Тейт

Город как современность

Париж был там, где был двадцатый век… Париж был тем местом, где нужно быть
Гертруда Стайн

В начале двадцатого века Париж был непревзойденным центром мира искусства, городом, переживающим стремительную модернизацию.В 1909 году Блерио переплыл Ла-Манш, а более быстрые поезда и автомобили, казалось, ускорили темп городской жизни. Культура заново изобрела себя с помощью технологий: кино, фотография, граммофон и телеграф — вот лишь некоторые из достижений, изменивших общество. Новые научные идеи, в том числе теория относительности Эйнштейна и теория бессознательного Фрейда, переворачивали понимание реальности.

Париж притягивал множество художников, писателей, поэтов и музыкантов со всего мира. Они встречались в студиях, кафе и барах Монмартра и Монпарнаса, создавая культуру взаимного обогащения и сотрудничества. Художники-кубисты и футуристы искали визуальный язык, чтобы передать динамизм и сложность современного мира. Некоторые стали привязывать к своему творчеству обломки городской жизни, делая коллажи из газетных вырезок, полосок обоев, картона. Поэты и музыканты также изобретали новые формы, чтобы передать пульсирующие ритмы города. Это оптимистичное видение технологической современности закончилось Первой мировой войной и, для многих художников, личным опытом ее машин для убийства.

Фовизм

Фовизм был представлен в Париже в 1905 году. Фовисты шокировали салоны тем, что использовали интенсивный цвет как средство выражения, а не пытались изобразить мир натуралистически. «Когда я использую зеленый цвет, это не означает траву, — писал Анри Матисс, — когда я использую синий цвет, это не означает небо». Такие картины были классно раскритикованы как работа фовистов или «диких зверей», когда они впервые были выставлены. Хотя ядро ​​группы, в которую входили Матисс, Дерен, Марке, Вламинк и ван Донген, жили в Париже, они часто выезжали за пределы города, находя вдохновение в средиземноморской рыбацкой деревушке Коллиур или порту Гавр, например .

Интернационализм

Париж был в то время признанным центром мирового искусства. Робер Делоне отметил это культурное превосходство в своей монументальной картине «Город Париж », на которой три грации греческой мифологии изображены на изломанной городской панораме с символом технологической мощи — Эйфелевой башней.

В городе собралось международное сообщество художников. Шагал приехал из России, Купка — чешка, Бранкузи — румын.Немецких и скандинавских художников привлекала академия, основанная Матиссом. Многие изгнанники и эмигранты использовали Париж как точку обзора, с которой они заново изобретали свою родную культуру, смешивая народное искусство с модернистской чувствительностью. Кое-что из этого калейдоскопа национальностей напоминает портрет мексиканского художника Диего Риверы, написанный итальянцем Амедео Модильяни в Париже в 1914 году.

Коллажирование города

«Живописцы тщательно изучали все», — писал поэт Блез Сандрар.Пикассо и Брак были в авангарде этого процесса визуальных экспериментов. Одним из их прорывных нововведений, последовавшим за развитием кубизма, стало папье-колле. Наклеивая на холст настоящие предметы, такие как газетные вырезки и полоски обоев, они буквально включали городскую реальность в свои работы. Это была художественная форма, способная выразить беспорядок, ощущения и текстуры современной жизни, и ее охотно подхватили другие.

The Ballets Russes

Ballets Russes, основанный русским импресарио Сергеем Дягилевым, наэлектризовал Париж.В таких постановках, как «Жар-птица» , «Петрушка» и «Весна священная », новаторская модернистская музыка Игоря Стравинского сочеталась с экспериментальной хореографией, а также костюмами и декорациями, разработанными такими художниками, как Александр Бенуа и Леон Бакст. В 1912 году звезда русского балета Вацлав Нижинский поставил возмутительно эротическое представление в роли бога-козла в «Прелюдии к Послеполуденному дню фавна» Клода Дебюсси . Танец для многих писателей, музыкантов и художников того периода рассматривался как волнующий и опасный ритуал, который мог задействовать первобытные творческие силы.

Современные взгляды

Традиционные, академические стили искусства, которые доминировали в парижских салонах, были отвергнуты авангардом. Они искали новые формы, которые могли бы выразить их опыт современности. Пригородный поезд Джино Северини «Прибытие в Париж » врывается кулаком по окраинам города, разбрасывая холмы и дома. Этот футуристический энтузиазм в отношении скорости и машинной энергии начал ослабевать по мере того, как реальность войны и ее беспрецедентное механизированное насилие стали очевидными.

Создавая мир заново, художники-модернисты также обращались к своим истокам. Ранняя кубистская картина Пикассо «Три фигуры под деревом » предполагает влияние африканской резьбы на его работы. Маски и резные фигурки из незападных культур, в частности из Африки, очаровывали художников. Авангард присвоил себе формы и мотивы этих предметов и применил их к своим изображениям человеческой фигуры.

Любовь к популярным развлечениям, в том числе к музыке, театру и представлениям, отражена в многочисленных работах, таких как разноцветный, искаженный Клоун Анри Лоренса.Образы музыкальных инструментов изобилуют кубистскими работами Пикассо и Брака, их фрагментарный стиль предполагает чувство ритма и реверберации, соответствующие музыкальному сюжету. Движение было еще одной навязчивой идеей, реакцией на скорость современной жизни. Леопольд Сурваж нарисовал серию акварелей под названием «Двенадцать цветных ритмов» , которые он намеревался лечь в основу первого абстрактного цветного фильма. Артикулированная танцовщица компании Severini включает в себя движущиеся части: зритель может потянуть за ее струну, чтобы заставить танцора двигаться.Мечта о полете обитает в мифической золотой птице Бранкузи Майастре. Эта скульптура была вдохновлена ​​румынской народной сказкой, но гладкая и упрощенная форма, возвышающаяся над грубо вырезанным основанием, делает ее прежде всего современной и парижской.

1905 Century Farms Road, Бертон, Техас 77835

72,5 акра с прекрасным видом и асфальтированной дорогой. Легкий доступ с шоссе США 290. Открытые луга ведут к небольшому пруду и сезонному ручью в задней части участка, обрамленному красивыми взрослыми деревьями.Отличное расположение, всего в нескольких минутах от исторических городов Раунд-Топ, Кармин и Бертон, при этом отель удобно расположен на полпути между Хьюстоном и Остином. Тихая сельская местность, идеально подходящая для основного места жительства или загородного дома с колодцем, электричеством и забором по периметру. В настоящее время имеет освобождение от сельского хозяйства с выпасом скота на территории. Продавцы мотивированы.

Цена продажи:

627 001 $ — 717 000 $

Адрес:

1905 Сенчури Фармс Роуд

Подразделение:

ВНЕ ЗАКОНА, Л.Б.

Юридическое описание:

A0168 A0168 — OUTLAW, L.B., ТРАКТ 62, АКРЫ 71,15

Размер лота:

72,52 акра 293 473 (м²) / Оценочный округ

Внешние элементы

Описание лота:

Открытый, частично засаженный деревьями

Электрический:

Электрический В наличии

Газ:

Наличие неизвестно

Местоположение подразделения:

Открытый, частично засаженный деревьями

Дополнительная информация

Тип списка:

Эксклюзивное агентство по продаже/аренде

Финансовая информация

Учтено финансирования:

Продажа за наличные, обычная, FHA

Налоги без исключения:

$150/2019

Хранитель Века, 1905 год |

Поражение России делает Японию крупной державой
Победа Японии
2 июня: Победа Японии будет иметь далеко идущие последствия для судеб Европы и Азии.Какую роль Японии суждено сыграть в мировой политике, предсказать невозможно, потому что, хотя мы многое знаем о революции в японских институтах, мы мало или совсем ничего не знаем о том, какая революция произошла в японском мышлении. Японский дух до сих пор остается загадкой. Ее титаническая борьба с Россией обязана своим происхождением инстинкту самосохранения. Еще предстоит увидеть, разовьется ли инстинкт в идеи возвеличивания.

Погромы и революции в России


Дни террора
6 ноября: События прошлой ночью в пригородах Одессы на Молдаванке, Слободке и Бугаеке носили самый страшный характер.Огромные банды хулиганов в сопровождении полицейских вторглись во все еврейские дома и безжалостно вырезали их обитателей.

Восстание в Одессе
8 августа: В пятницу появилась эскадра адмирала Кригера. И те, кто видел его приближение и конфуз, никогда не забудут этого зрелища. Пока пять линкоров медленно плыли над голубыми, залитыми солнцем водами, флагманский корабль подал сигнал «Потемкину».

Недовольные войска
31 октября: Берлин.Сегодня вечером я получил известие от надежного русского источника, что, согласно телеграфным донесениям, полученным сторонниками революции в Западной Европе из Петербурга и других городов, правительство не может полагаться на большую часть русской армии. .

Революция?
23 января: Царь не встречался вчера с петербургскими бастующими, чтобы обсудить с ними лично «нужды их и всего русского народа.Царь остался в Царском Селе; «забастовщики двинулись со всех концов города к назначенному месту встречи на Дворцовой площади. Они часто и решительно заявляли о своих миролюбивых намерениях и, по-видимому, даже взяли с собой своих жен и детей; и они сделали все возможное, чтобы убедить царя выслушать их петицию». В пятницу вечером в Зале свободной торговли мисс Кристабель Панкхерст из Манчестера и мисс Энни Кенни, последняя дама из Олдхэма, в субботу предстали в качестве ответчиков в полицейском суде Манчестера по обвинению в нападении на полицию, а также в создании препятствий. на Южной улице.

Женщины и голосование.
15 марта: Прошлой ночью в Лондоне прошла грандиозная демонстрация женских избирательных обществ по всей стране. Зал Королевы был полон. Национальный союз, организовавший демонстрацию, представляет собой федерацию 27 женских избирательных обществ, созданных на неблаготворительной основе и работающих исключительно для расширения избирательных прав женщин.

Искусство и общество


Автобус в Лондоне
13 февраля: Как и в случае с большинством новых вещей, Лондон не торопился вводить автобусы на свои улицы.

Фабричные рабочие и современная одежда
21 февраля: Разве не Дуглас Джерролд сказал, что Ева съела яблоко специально, чтобы одеться? Во всяком случае, в вопросе внешнего убранства фабричные рабочие никогда не отступают на второй план. Они не верят в изречение, что «красота без украшений больше всего украшена». Их девиз: «Лучше быть вне мира, чем вне моды».

Книги — Куда боятся ступить ангелы
30 августа: «Куда боятся ступить ангелы» совсем не та книга, о которой говорит ее название.Это не слащаво, не сентиментально и не банально.

Смерть в паровой бане
15 марта: Прошлой ночью в купальнях Осборн-стрит в Манчестере внезапно скончался купальщик. Его звали Томас Беннетт Миллс, он был кладовщиком 53 лет, жил на Кристмас-стрит в Куинз-парке.

Проект MUSE — Британский век: политическая и социальная история, 1815-1905 (обзор)

Викторианские исследования 43.2 (2001) 338-340



[Доступ к статье в формате PDF]
Книжное обозрение

Британский век: политическая и социальная история, 1815-1905
Британский век: A1 Политическая и социальная1 1905 , В. Д. Рубинштейн ; стр. xv + 352. Оксфорд и Нью-Йорк: Издательство Оксфордского университета, 1998, 45 фунтов стерлингов, 80 долларов США, 19,95 долларов США, бумага.

Я не хочу проклясть учебник В. Д. Рубинштейна, назвав его тэтчеритским — крайне оскорбительный термин для многих ученых, но, возможно, не для самого автора.Нынешнее распространение британских учебников по истории в любом случае является ценной частью наследия Маргарет Тэтчер. Она упорно боролась за историю, как она ее понимала, в национальной учебной программе: «Фактическая информация […] в четких хронологических рамках» — так она это понимала. Она вполне могла бы одобрить British’s Century, «учебник по британской истории», заявляет автор, «который объясняет в ясной и, надеюсь, интересной форме, основные факты предмета в доступной для усвоения форме» — и, он добавляет: «без ловушки постмодернизма» (ix).Речь идет о любимом веке Тэтчер, когда Британия была главной собакой, и, хотя он не восторженно отзывается о викторианских ценностях, Рубинштейн очень сочувственно интерпретирует свою тему.

«Основные факты», которым посвящен этот учебник, носят политический характер. Три четверти текста представляет собой твердое и ясное повествование, посвященное последовательным администрациям от Ливерпуля до Бальфура, и единственной хронологической аномалией является глава, посвященная трем правительствам меньшинств между 1852 и 1867 годами, которая предшествует правительствам Абердина и Пальмерстона.Такое расположение облегчает объяснение возвышения Бенджамина Дизраэли, которому Рубинштейн отдает предпочтение перед Уильямом Юартом Гладстоном, которого «невозможно любить» (145). Он отслеживает баланс политической власти на последовательных выборах, уделяя должное внимание количеству неоспариваемых мест, которые могут серьезно исказить значение общенациональных итогов голосования — например, в 1906 году, когда семьдесят четыре из восьмидесяти трех избранных местных правителей баллотировались. на безальтернативных выборах. Он также следит за соотношением сверстников и простолюдинов в последующих кабинетах.Интересная информация поступает через обсуждение законодательства. Например, о Законе о разводе 1857 года он отмечает, что он создал современное детективное агентство.

Рассказ Рубинштейна не успокаивает. Как и подобает его научной репутации, он может предложить несколько серьезных мнений, направленных на определенное благочестие. Он описывает систему Спинхемленда в соответствии со старым Законом о бедных как «невероятно щедрую» (59). Защитники губернатора Эйра «не руководствовались расизмом или слепым империализмом», и он говорит нам, что, будучи губернатором Южной Австралии, Эйр был «известен своим гуманным обращением с аборигенами» (144).Отмечая более низкое положение женщин в Британии девятнадцатого века, Рубинштейн замечает их гораздо худшее положение «в большей части неевропейского мира, где положение женщин напоминало (и напоминает) положение животных» (317). Что касается области, в которой он написал известное исследование, он отмечает, что в Британии «не было реальной традиции антисемитизма как идеологии или укоренившейся социальной веры, и некоторые недавние историки, которые утверждают, что идентифицируют такую ​​традицию, искажают британскую действительность, чтобы больше напоминают трагическую историю евреев на континенте» (317).

Британия, вытекающая из этого текста, — это нация, перед которой извинений меньше, чем перед большинством других стран, которые имели или имеют момент своей гегемонии. В истории [End Page 338] Рубинштейна подразумевается сравнение с ведущей нацией двадцатого века. Он внимательно относится к важной теме британской дипломатии, ее постоянной готовности умиротворить Соединенные Штаты в знак признания экономических, культурных и этнических связей, которые их связывали, и, возможно, из-за намеков на вероятное господство республики в будущем.Однако меня не убеждает его новое предположение о том, что избрание Эндрю Джексона в 1828 году подготовило климат для парламентской реформы в Великобритании. Но студенты, считающие Силиконовую долину колыбелью цивилизации, могут извлечь пользу из дани Рубинштейна «чрезвычайно эффективной» почтовой системе викторианской эпохи, которая обеспечивала восемь или девять доставок в день на коммерческие адреса. Он цитирует…

человек века. . .

Это всего лишь салонная игра, но поскольку в нее играют только раз в сто лет, перед ней трудно устоять.Человек века? Журнал Time предложил Альберту Эйнштейну интересный и солидный выбор. К сожалению, это неправильно. Единственный возможный ответ — Уинстон Черчилль.

Почему? Потому что только у Черчилля есть этот абсолютно необходимый критерий: незаменимость. Без Черчилля мир сегодня был бы неузнаваем — темным, нищим, измученным.

Без Эйнштейна? Эйнштейн, безусловно, был лучшим умом века. Его trifecta 1905 года — совершенно неизвестная публикация трех статей (о броуновском движении, фотоэлектрическом эффекте и специальной теории относительности), каждая из которых произвела революцию в своей области, — вероятно, является самым концентрированным проявлением гениальности со времен изобретения оси. .(Колесо было легким, ось твердой.)

У Эйнштейна тоже была глубоко гуманная и философская душа. Я бы назвал его самым замечательным человеком века. Но самое главное? Если бы Эйнштейн не жил, идеи, которые он породил, могли бы задержаться. Но они непременно возникли бы и без него.

Действительно, к тому времени, когда он опубликовал свою статью по специальной теории относительности, Лоренц и Фицджеральд уже описали, как при скоростях, приближающихся к скорости света, время замедляется, длина сокращается, а масса увеличивается.

Правда, не поняли почему. Понадобился Эйнштейн, чтобы сделать важные выводы, составляющие специальную теорию относительности. Но задел был.

И действительно, его общая теория относительности в 1916 году необычайно оригинальна. Но, учитывая концентрацию гениальности в физическом сообществе первой половины 20-го века, трудно поверить, что и общая теория не появилась бы со временем.

С другой стороны, уберите Черчилля в 1940 году, и Британия согласилась бы с Гитлером — или того хуже.Нацизм бы победил. Гитлер добился бы того, чего не достиг ни один другой тиран, даже Наполеон: господства над Европой. Цивилизация погрузилась бы во тьму, подобной которой она никогда не знала.

Великие движения, лежащие в основе истории, — развитие науки, промышленности, культуры, социальных и политических структур — бесспорно сильны, почти определяющи. Но время от времени появляется один человек, без которого все было бы иначе.Таким человеком был Черчилль.

После того, как он в одиночку спас западную цивилизацию от нацистского варварства — Черчилля, конечно, не хватило для победы, но он был исключительно необходим — он тут же поднялся, чтобы пророчески предостеречь от родственного ему варварства, советского коммунизма.

Черчилля теперь унижают за то, что он не разделяет наши мультикультурные чувства конца 20-го века. Его неуважение к избирательному движению, его презрение к Ганди, его сопротивление деколонизации неоспоримы.Но такого рода критика сродни свержению Линкольна как величайшего из американцев 19-го века, потому что он разделял многие ужасающие предрассудки своей эпохи в отношении чернокожих.

Суть Черчилля в том, что он был человеком 19-го века, прыгнувшим с парашютом в 20-й.

Но разве это не точно? Потребовался человек 19-го века — традиционный по привычкам, рациональный по мышлению, консервативный по характеру — чтобы спасти 20-й век от самого себя. История 20-го века — это история революции, совершенной современными людьми: Гитлером, Сталиным, Мао и, прежде всего, Лениным, который изобрел тоталитаризм из загадочного и зачаточного коммунизма Маркса (и, таким образом, заработал себе второе место после Черчилля в Человек века).

И это история современных интеллектуалов, от Эзры Паунда до Жана-Поля Сартра, соблазненных этими современными политиками и гротескно служащих им.

Уникальность ХХ века не в науке, а в политике. 20-й век был не более одаренным в науке, чем 19-й, с его Гауссом, Дарвином, Пастером, Максвеллом и Менделем, — между прочим, все они вспахивали менее разрушенную научную почву, чем 20-й.

Нет. Оригинальность 20-го, несомненно, заключалась в его политике.Он изобрел полицейское государство и командную экономику, массовую мобилизацию и массовую пропаганду, механизированные убийства и рутинный террор — захватывающий дух каталог политического творчества.

А 20-й — отдельная история, потому что история сочла нужным поместить весь эпизод в один век. Тоталитаризм оказался тупиком. Оно пришло и ушло. У него есть начало и конец, 1917 и 1991 годы, 75 лет, аккуратно уложенных в этом столетии. Это наша история.

А кто герой этой истории? Кто убил дракона? Да, это был обычный человек, налогоплательщик, пехотинец, который сражался и побеждал в войнах.Да, это была Америка и ее союзники. Да, это были великие лидеры: Рузвельт, де Голль, Аденауэр, Трумэн, Иоанн Павел II, Тэтчер, Рейган. Но прежде всего для победы требовался один человек, без которого схватка с самого начала была бы проиграна. Требовался Уинстон Черчилль.

Файл: Империя и век (1905) (14761115974) .jpg

Русский:

Идентификатор : Empirecentury00Gold (Найти матчи)
Найти : Империя и век
год : 1905 (1900-е годы )
Авторы : Голдман, Чарльз Сидней Киплинг, Редьярд, 1865-1936
Субъекты : Имперская федерация
Издатель : Лондон, Джон Мюррей
Сотрудничающая библиотека 901 Университета Хилла , Университет Северной Каролины, Каролина Спонсор оцифровки : Университет Северной Каролины в Чапел-Хилл

Просмотреть страницу книги : Средство просмотра книг
Об этой книге : Запись в каталоге
Просмотреть все изображения : Все изображения из книги
Нажмите здесь, чтобы просмотреть онлайн 9025
, чтобы увидеть эту иллюстрацию в доступной для просмотра онлайн-версии этой книги.

Текст, появляющийся перед изображением:
Через тридцать миль можно увидеть храмы в Филе и пальмы Шеллала. Здесь начинается последний порог — водопад Ассуана, — теперь он перекрыт большой плотиной с пятью шлюзами для судоходства. В нескольких милях ниже по течению находится город Ассуан с его прекрасными отелями и очаровательной набережной, поскольку Нил в этом месте прошел всего 2700 миль от своего устья в Виктории Ньянза. Для 600 миль реки между Ассуаном и Каироно описание необходимо.В двенадцати милях к северу от города халифов Нил разветвляется на два рукава Розетты и Дамиетты, а между ними лежит область, известная как Дельта, столь известная своим плодородием и процветанием. В вершине дельты расположены две плотины Мугель-Бея. Расстояние от этого места до моря составляет около 160 миль, а общее расстояние между Рипонским водопадом и Средиземным морем, следовательно, составляет более 3400 миль.
Text Appearing After Image:
ИСТОРИЧЕСКАЯ РЕКА 799 Нил, совершая это путешествие, вероятно, проходит через более разнообразные условия страны, почвы и климата и дает возможность существования большему разнообразию рас, чем в случае с Нилом. любой другой среди основных водных путей мира.Подробное его описание заняло бы большой том. О нем написано много, но многое еще предстоит записать. Он должен всегда — не только из-за своих физических характеристик, но и из-за того места, которое он занимал на протяжении всей мировой истории, — быть одним из самых интересных из великих ручьев, орошающих земную поверхность. БРИТАНСКОЕ ПРАВЛЕНИЕ В СУДАНЕ СИДНИ ПИЛ Возрождение Египта после британской оккупации было основано на контроле над водами Нила.Надежная система орошения была основой всего ее растущего процветания. Сначала было достаточно работы по регулированию и распределению воды, приносимой рекой естественным путем. Но по мере того, как площадь обрабатываемых земель увеличивалась, а потребность в воде стала возрастать

Примечание об изображениях

Обратите внимание, что эти изображения извлечены из отсканированных изображений страниц, которые, возможно, были улучшены в цифровом виде для удобства чтения — цвет и внешний вид этих иллюстраций могут не совсем соответствовать оригинальной работе.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.