Внешняя политика в начале 20 века: Внешняя политика России в начале 20-го века

Содержание

Внешняя политика России в начале 20-го века

Одним из наиболее значимых событий начала 20-го в. для России стала война с Японией 1904-1905 гг. В конце 19-го — начале 20-го в. страна серьезно усилила свое присутствие в районе Дальнего Востока. На Ляодунском полуострове появились военные базы, были созданы Транссибирская магистраль и Маньчжурская КВЖД. Это не могло не вызвать серьезную обеспокоенность у активно развивающейся Японии. Но не только территориальные интересы России и Японии послужили причиной конфликта. Правительство России полагало, что «маленькая победоносная война» позволит улучшить ситуацию внутри страны. Начало 20-го в. в России ознаменовалось ростом революционных настроений среди широких народных масс.

Но в силу отсутствия современного технического оснащения армии, во многих случаях бездарности и даже предательства интересов страны царскими генералами, практически полной дипломатической изоляции России было нанесено сокрушительное поражение. Как следствие, России пришлось не только оставить Порт-Артур, Ляодун и половину острова Сахалин, но и отказаться от своих интересов в Корее. Положение России на международной арене оказалось крайне сложным.

В то же время продолжала накаляться международная обстановка. В противовес Тройственному союзу (Германия, Италия, Австро-Венгрия), целью стран — участниц которого стало достижение господства в мире, был создан блок Антанта (Россия, Англия, Франция). Несмотря на наличие серьезных противоречий между странами Антанты (в частности, России и Англии на Среднем Востоке, России и Франции на Балканах), Антанта все же являлась серьезным сдерживающим фактором для действий Тройственного союза. Был подписан договор между Россией и Великобританией о разделе сфер влияния в Тибете, Иране, Афганистане. Стоит отметить, что окончательно оформился блок Антанта только с началом Первой мировой войны.

Внешняя политика России, в начале 20-го в. утратившей часть своего влияния, была вынужденно осторожной. В силу поражения в Русско-японской войне и необходимости стабилизации ситуации внутри страны российские дипломаты стремились избегать любых внешнеполитических конфликтов. Однако вскоре России пришлось, несмотря на сложную внутреннюю ситуацию, вступить в Первую мировую войну. Германия объявила войну России 21 июля 1914 г. в ответ на начатую в стране всеобщую мобилизацию. К тому моменту военная реформа, начатая после поражения в Русско-японской войне, была еще далека от завершения.

Внешняя политика России в начале XX века

История рубежа XIX-XX веков характеризуется беспрецедентными масштабами динамики взаимодействия и взаимовлияния стран и народов мира. Окончательно формируется империалистический и колониальный миропорядок. Конкуренция и противоборство ведущих европейских держав при разделе сфер влияния привели к первой Мировой войне. В итоге разрушилась «старая, добрая Европа» и кардинально изменился весь миропорядок.

Альтернативы внешней политики Российской империи в начале XX века

В конце XIX начале XX века завершился колониальный раздел мира, и началась подготовка к большой войне за новый передел. В Европе сформировались два враждебных военно-политических блока. Война должна была установить новый баланс сил и новый формат международных отношений. Место России в этих условиях определилось не сразу. Естественный союз императоров (России, Германии и Австро-Венгрии) развалили австро-германские интриги.

Россия вошла в содружество с Францией и позже с Англией (Антанта). Однако России европейская война была не нужна, Николай II желал перевести вектор внешней политики на Дальний Восток. В 1898 году он инициировал международный форум по ограничению вооружений. На следующий год, в Гааге мирная конференция состоялась. О разоружении не договорились, но приняли запреты метания бомб с аэростатов, снарядов с газами и пуль «дум-дум».

Влияние внутренней политики на международные отношения

На политику Николая II сильно влияли: ретроград К. П. Победоносцев и «придворная камарилья». Они определяли почти всю внутреннюю и внешнюю политику страны. Жёсткая реакция предыдущего царя в отношении социальных движений была продолжена. Нерешённый аграрный вопрос, острые социальные противоречия и отказ от всяких реформ грозили социальным взрывом. Клевреты царя считали, что проблему снимет маленькая победоносная война.

«Восточный вопрос» и Русско-японская война

К концу XIX века Восточный вопрос на Кавказе и в Средней Азии стабилизировался. Надо было решать проблемы Сибири и особенно Дальнего Востока. Строительство Транссибирской магистрали вызвало экономический бум и превратило «Восточный вопрос» в Большую азиатскую программу. Она и стала ключом внутренней и внешней политики России конца XIX начала XX веков.

Участие в разделе Китая и на сферы влияния и «безобразовские» концессии в Корее привели к русско-японской войне. Япония, пользуясь негласной поддержкой западных держав, напала на российскую крепость Порт-Артур в 1904 году. В морских и сухопутных сражениях русская армия терпела поражения и это накаляло социальную обстановку в стране. Общее недовольство императором и правительством привело к революции 1905-1907 годов.

Влияние на внешнюю политику революционного фактора

Военно-политическое поражение от Японии подорвало внутренний и международный авторитет царской власти. Во внешней политике России в годы революции наметилось стремление сгладить острые противоречия с западными странами. Российское правительство имело возможность выбрать своё место в любом из противоборствующих блоков или остаться нейтральной. Отечественная дипломатия не смогла безупречно решить проблему «Буриданова осла».

В условиях революции Россия нуждалась в международной поддержке своих усилий по подавлению революции. Царское правительство не могло обострять отношения со странами, откуда полулегально шла поддержка революционерам. Поэтому Россия вынуждена была «продавать» своё участие в том или ином союзе империалистических держав в обмен на лояльность к правительству.

Отношения с Германией и сближение с Антантой

Подпитку революционеров извне можно было ограничить согласием на присоединение к какому-либо военно-политическому блоку. Сначала Николай II и Вильгельм II встретились на яхте кайзера у острова Бъёрк и подписали договор о ненападении. Это обескуражило проанглийских министров Витте и Ламздорфа, убедивших царя отказаться от обязательств. Такой поворот сильно подпортил отношения с Германией.

Понимание того, большая война неизбежна, привело Россию к альянсу с Англией. Россия урегулировала с Альбионом противоречия на Среднем Востоке, Иране и Тибете. Основным смыслом русско-британского договора 1907 года было присоединение к Антанте – антигерманской коалиции. В тот же год Россия законсервировала дальневосточные проблемы, заключив договор с Японией о статус-кво.

Внешняя политика России в преддверии I Мировой войны

Перед первой Мировой войной международные конфликты следовали один за другим. Англо-бурская и русско-японские войны, два Марокканских и Боснийский кризисы, англо-турецкая и балканские войны предвещали большую мировую войну. Россия, сознавая свою неготовность к войне, боясь новой революции, всячески оттягивала столкновение с Германией и её союзниками.

Положение усугублялось тем, что втянув Россию в Антанту, Англия и в определённой мере Франция отказывались связывать себя серьёзными обязательствами. В случае военного конфликта Россия могла рассчитывать только на возможность получения контроля над черноморскими проливами. Этот «приз» не стоил большой войны, но российские власти не захотели отказаться от участия в мировой бойне.

Оценка качества дипломатических мероприятий российской власти

В начале XX века целью русской дипломатии было приспособление к вызовам международной политики, учитывая рост вражды между Антантой и Тройственным союзом. Главную роль в области внешней политики играло Министерство иностранных дел (МИД).  Однако общая бюрократическая неповоротливость и косность мышления, не позволяли быстро и адекватно реагировать на изменения во внешнеполитической обстановке.

События в канун первой Мировой войны потребовали активизации деятельности МИДа. Главной задачей внешнеполитического ведомства стало обеспечение благоприятной международной обстановки для подготовки к войне. В идеале российская дипломатия должна была удержать Россию от вступления в войну. Но этой задачей отечественное внешнеполитическое ведомство не занималось.

Итоги и последствия внешней политики России в начале XX века

Отличительными чертами внешней политики царствования Николая II был поддержание:

  • отношений дружбы и сотрудничества с Францией;
  • уважения, но без доверия с Германией;
  • стабильных отношений с Австро-Венгрией;
  • прохладных, но доброжелательных отношений с Великобританией.

Миролюбивая европейская политика Николая II заложила основы ныне действующего гуманитарного права, которое определяет порядок разрешения международных конфликтов.

В начале XX века влияние на Балканах, контроль над проливами Босфор и Дарданеллы, поддержание общеевропейского баланса сил лежали в основе внешней политики России. Их решение затягивало страну в серьёзные военные авантюры. Вдобавок к этому в начале XX века ареной важнейших внешнеполитических событий стал российский Дальний Восток.


Литература:

  1. Россия: международное положение и военный потенциал в середине XIX — начале XX в.: очерки / Рыбаченок И. С. (отв. ред.) и др. М.: ИРИ РАН, 2003.
  2. Ревякин А.В. История международных отношений в новое время: Учебное пособие. М.: РОССПЭН, 2004.
  3. История за 11-ый класс — Н.В. Загладин, С.И. Козленко. История России. XX-начало XXI века. 11-ый класс. Учебник. ООО «ТИД Русское слово-РС» 2007г.

Урок 18. внешняя политика россии в конце xix - начале xx века - Россия в мире - 11 класс

Конспект урока № 18

по предмету «Россия в мире» для «11» класса

Тема: Внешняя политика России в конце XIX – начале XX в.

Вопросы по теме:

1. Общая характеристика внешней политики России в конце XIX – начале XX в.

2. Обострение противоречий с Германией.

3. Ослабление российского влияния на Балканах.

4. Сближение России с Францией.

5. Политика России в Средней Азии.

6. Политика России на Дальнем Востоке.

7. Русско-японская война 1904–1905 гг.

8. Сближение России с Англией. Антанта.

Тезаурус:

Аннексия – насильственное присоединение государством всей или части территории другого государства в одностороннем порядке.

Гегемония – политическое, экономическое, военное первенство, превосходство, контроль одного государства над другим.

Контрибуция – это сумма, взимаемая государством-победителем с государства, проигравшего войну.

Теоретический материал для самостоятельного изучения:

На рубеже XIX–XX вв. международная обстановка значительно изменилась. Это было вызвано борьбой великих держав за передел мира, усилением тенденции к прямой аннексии различных территорий и превращению их в колонии.

Германская империя, созданная в 1871 г. и пропустившая этап первоначального раздела мира между капиталистическими государствами, стремилась наверстать упущенное. В связи с этим, резко обострились её противоречия с Великобританией и Францией. Кроме того, на мировой арене начали более активно действовать США и Япония, желавшие расширить сферы своего экономического и политического влияния.

Российская империя превратилась к концу XIX в. в мощную евроазиатскую державу, обладавшую весомым международным авторитетом. Её внешняя политика определялась географическим положением, геополитическими, стратегическими и экономическими интересами. Однако в выборе союзников и определении приоритетных направлений внешней политики было много противоречивого. С одной стороны, часть правящей верхушки (С. Ю. Витте, а впоследствии П. А. Столыпин) понимала опасность вооруженных конфликтов для внутренней модернизации страны. Поэтому они настаивали на разрешении противоречий мирными дипломатическими средствами. Россия проявляла мирные инициативы в вопросах разоружения, войны и мира (Гаагская конференция 1899 г.). С другой стороны, часть правящих кругов занимала экспансионистские позиции, выступала за дальнейшие территориальные приобретения (А. М. Безобразов («Безобразовская клика»), А. П. Извольский, С. Д. Сазонов, В. К. Плеве).

В период правления Александра III (1881–1894) резко изменился внешнеполитический курс России по отношению к Германии, которую в России привыкли считать самым надёжным союзником в Европе. Однако, она стала постепенно превращаться в опаснейшего противника. Завершив в 1871 г. объединение, Германия сразу начала борьбу за расширение своего влияния в мире. Вскоре её интересы столкнулись с интересами России. Германия быстро нашла себе верного союзника – Австро-Венгрию, традиционного противника России на Балканах. В 1882 г. Германия и Австро-Венгрия, к которым присоединилась Италия, заключили между собой договор, получивший название Тройственного союза. Изначально этот договор имел не антироссийскую, а антифранцузскую направленность. Однако сближение Германии и Австро-Венгрии привело также и к их совместным действиям на Балканах, откуда они в равной степени хотели потеснить Россию.

На Балканах главным приложением усилий противников России была Болгария, где после освобождения царём был избран Александр Баттенберг – молодой немецкий офицер, племянник супруги Александра II, участник русско-турецкой войны 1877–1878 гг. Через него русское правительство надеялось влиять на болгарскую политику. Однако Баттенберг управлял чрезвычайно неудачно – деспотично и в то же время легкомысленно; поскольку же он считался русским ставленником, подобное правление подрывало престиж России в глазах болгар. В 1886 г. в Болгарии произошёл переворот, в результате которого царём стал австрийский офицер Фердинанд Кобург, подчинивший внешнюю и внутреннюю политику Болгарии интересам Германии и Австро-Венгрии. Подобное развитие событий знаменовало дипломатическое поражение России, резко ослабив её позиции на Балканах.

«Союз трёх императоров», который не принёс никакой выгоды России, окончательно распался. Более того, прикрываясь «Союзом», Австро-Венгрия существенно укрепила свои позиции на Балканах, а Германия установила тесные отношения с Турцией и всеми силами стремилась столкнуть в военном конфликте Россию с Англией. Окончательный разлад в отношениях между Россией и Германией произошёл в 1887 г., когда Россия отказалась поддержать Германию в развязывании новой войны против Франции. Соперничество между Россией и Германией на Балканах усугублялось разгоравшимися всё сильнее экономическими противоречиями. Русское правительство, стремясь защитить свою промышленность от иностранной конкуренции, в 1880-е гг. постоянно повышало таможенные пошлины на ввозимую из-за рубежа продукцию. Больше всего от этого страдали немецкие предприниматели, которые буквально рвались на русский рынок. В свою очередь, Германия несколько раз повышала пошлины на сельскохозяйственную продукцию, ввозимую в основном из России, что вызывало недовольство русских помещиков. В начале 1890-х гг. это противостояние переросло в таможенные войны.

В условиях обострения отношений с Германией и Австро-Венгрией Александр III усиленно искал нового союзника. В результате произошло постепенное сближение России с Францией. Франция, разгромленная Германией в 1870–1871 гг., потерявшая в результате этой войны важные в промышленном отношении районы, жаждала отмщения и в то же время боялась нового германского нападения. Вести борьбу с Германией в одиночку было делом безнадёжным, поэтому Россия с её огромными материальными и военными силами воспринималась Францией как идеальный союзник сначала в сдерживании Германии, а в будущем, возможно, и в борьбе с ней. Сближение облегчалось ещё и экономическими отношениями: если Германия пыталась ввозить в Россию товары, подрывавшие тем самым её промышленность, то Франция ввозила капиталы, вкладывая их в развитие, прежде всего, русской металлургии, что благоприятствовало экономике России. Кроме того, с конца 1880-х гг. русское правительство начало брать во Франции большие займы.

Подготовка к заключению русско-французского союза началась с 1891 г. В этом году французские военные корабли совершили дружественный визит в Россию. В Кронштадте на торжественной встрече эскадры присутствовал сам Александр III. Прошли переговоры начальников генеральных штабов и дипломатов обеих стран. В начале 1893 г. русско-французский союз был заключён. Обе стороны брали на себя конкретные взаимные обязательства на случай нападения на одну из них держав Тройственного союза. Таким образом, к концу XIX в. практически все великие державы, за исключением Англии, занявшей выжидательную позицию, разошлись по двум враждебным друг другу союзам. Это временно укрепило мир, но грозило в будущем новыми столкновениями.

Основной внешнеполитической задачей России на азиатском направлении было окончание войны в Средней Азии и установление твёрдых границ с Афганистаном, являвшимся протекторатом Англии.

В Средней Азии непокорёнными оставались земли полукочевых туркменских племён. После взятия в январе 1881 г. Геок-Тепе и Ашхабада, в 1882 г. была образована Закаспийская область с центром в Ашхабаде. Но русские войска продолжили своё продвижение к афганской границе, которое закончилось в 1885 г. взятием Мервского оазиса и Кушки. Это вызвало резкое недовольство Англии, но все её попытки сколотить антирусскую коалицию в Европе закончились провалом. В 1885 г. между Англией и Россией было подписано соглашение о создании англо-русских военных комиссий для установления русско-афганской границы. Работа комиссий была завершена в 1895 г. документальным оформлением окончательных границ России с Афганистаном. На этом расширение границ Российской империи и включение в её состав новых земель в Средней Азии закончилось.

Уладив дела в Европе и в Средней Азии, Александр III был вынужден обратить внимание на Дальний Восток. Оторванность этой территории от центра страны, отсутствие хороших дорог, слабость военных сил вынуждали Россию избегать международных осложнений в данном регионе. В то же время японские и американские промышленники, пользуясь незащищённостью морских границ, хищнически грабили природные ресурсы этого богатейшего края. Столкновение интересов России и Японии на Дальнем Востоке становилось неминуемым.

Покончив с феодализмом и внешней изоляцией, быстроразвивающаяся Япония, разгромив в 1894 г. Китай, стала ускоренными темпами готовиться к войне с Россией. С помощью Германии была создана современная армия. Англия и США помогали Японии создавать военно-морской флот.

Агрессивная политика Японии на Дальнем Востоке заставила русское правительство начать сооружение Великого Сибирского пути – Транссибирской железной дороги (с 1891 г.), что не только способствовало освоению природных богатств, но и имело стратегическое значение.

В 1896 г. Россия и Китай заключили секретный договор об оборонительном союзе. Китай разрешил России проложить через свою территорию Китайско-Восточную железную дорогу (КВЖД). Она была построена в 1897–1903 гг. и соединила Забайкалье с Владивостоком. Китайско-русское сближение ревностно встретили в европейских столицах. Оно подхлестнуло захват китайских территорий другими странами. В 1897 г. Германия взяла под свой контроль порт Циндао. Россия не только не поддержала Китай, но и, в свою очередь, решила приобрести незамерзающий порт в Жёлтом море.

Военное присутствие России в Китае вызвало резкое неприятие со стороны Японии. Тайную поддержку ей оказывали США и Англия, не заинтересованные в усилении российских позиций на Дальнем Востоке. Они предоставили Японии кредиты, организовали поставки металла, нефти, оружия, военных судов, всячески подталкивая её к войне с Российской империей.

В 1902 г. при дипломатической поддержке Англии и США японское правительство предложило России заключить конвенцию о разграничении сфер влияния на Дальнем Востоке. Длительные российско-японские переговоры закончились безрезультатно.

В царском окружении отсутствовало единое мнение о дальнейших действиях. С. Ю. Витте и министр иностранных дел В. Н. Ламздорф выступали сторонниками мирного усиления российского влияния на Дальнем Востоке. Статс-секретарь А. М. Безобразов, министр внутренних дел В. К. Плеве предлагали действовать с применением силы. Их поддерживал и Николай II. Войны избежать не удалось.

24 января 1904 г. Япония официально объявила о разрыве дипломатических отношений с Россией. В тот же день эскадра адмирала Того взяла курс на Порт-Артур. В ночь на 27 января 1904 г. без объявления войны японские корабли атаковали русскую эскадру, стоявшую на внешнем рейде Порт-Артура. Два броненосца и один крейсер получили серьёзные повреждения.

Утром того же дня в нейтральном корейском порту Чемульпо японская эскадра в составе 14 кораблей напала на крейсер «Варяг» и канонерскую лодку «Кореец». Завязался неравный бой. Сильные пробоины и начавшийся на судне пожар помешали «Варягу» пробиться в Порт-Артур. Не желая спустить боевой флаг перед врагом, русские моряки потопили крейсер, а канонерскую лодку взорвали.

Японский план войны предусматривал в качестве основной задачи добиться превосходства на море. Её решение гарантировало успех операций по высадке десанта на суше и последующему захвату территорий Маньчжурии, Приморского и Уссурийского краёв.

В феврале в Порт-Артур прибыл новый командующий Тихоокеанским флотом вице-адмирал С. О. Макаров, который развернул активные боевые действия. Но 31 марта случилась трагедия: в бою наскочил на мину флагманский броненосец «Петропавловск». Вместе с адмиралом Макаровым погиб весь его штаб, 29 офицеров и 652 матроса, а также знаменитый художник-баталист В. В. Верещагин.

В феврале 1904 г. 1-я японская армия высадилась в Корее и в середине апреля перешла границу Маньчжурии. В неравном бою у города Тюренчена русские войска потерпели поражение и отступили к городу Ляояну.

В апреле на Ляодунском полуострове, в тылу Порт-Артура, десантировалась 2-я японская армия. Противник захватил порт Дальний, превратив его в плацдарм для наступательных операций на Порт-Артур.

В августе 1904 г. японские войска нанесли форсированный удар по Порт-Артуру, но встретили упорное сопротивление. Потеряв треть своего состава, они прекратили штурм и перешли к осаде крепости. Началась осада Порт-Артура, длившаяся с июля по декабрь 1904 г.

Японское командование решило направить основные силы на разгром русских сухопутных войск в районе Ляояна. В августе 1904 г. три японские армии атаковали русские позиции, но натолкнулись на ожесточённое сопротивление и понесли огромные потери. Командующий Маньчжурской армией А. Н. Куропаткин решил перейти в наступление на восточном фланге. Если бы он осуществил это намерение, то японской армии, возможно, было бы нанесено поражение. Однако в последний момент Куропаткин решил не рисковать и отдал приказ об отступлении на север, к городу Мукдену.

В октябре 1904 г. Из Балтийского моря на помощь осаждённым в Порт-Артуре вышла 2-ая Тихоокеанская эскадра под командованием адмирала З. П. Рожественского. Ей предстояло обогнуть Африку и Азию и пробиться к Порт-Артуру или Владивостоку.

В ответ японцы активизировали свои действия в районе Порт-Артура. Героизм, мужество, упорство русских защитников вызывали восхищение даже у японцев. В декабре погиб начальник сухопутной обороны крепости талантливый генерал Р. И. Кондратенко. Командующий войсками генерал А. М. Стессель созвал Совет обороны крепости. Большинство членов Совета высказались за продолжение обороны, считая, что имеются как материальные, так и людские ресурсы, а самое главное – высокий патриотический подъём солдат и матросов, готовность стоять до конца. Но 20 декабря 1904 г. Стессель сдал крепость японцам.

С падением Порт-Артура японские части были переброшены под Мукден. В феврале 1905 г. преимущество и инициатива полностью оказались на стороне японской армии, которая попыталась осуществить двусторонний охват русских войск. После ожесточённых боёв возникла угроза полного окружения русской армии. 22 февраля Куропаткин отдал приказ о немедленном отступлении. 25 февраля 1905 г. японцы заняли Мукден.

Между тем 2-я Тихоокеанская эскадра совершала свой беспримерный поход. 14 мая 1905 г. русские корабли вошли в Цусимский пролив. Здесь их поджидал отремонтированный и переоснащённый современными приборами и артиллерией японский флот. В завязавшемся бою сразу же обнаружилось превосходство противника. Менее чем через час вышел из строя флагманский броненосец, Рожественский получил тяжёлое ранение в голову. К концу дня русская эскадра потеряла четыре броненосца и один крейсер, остальные корабли были повреждены. Миноносец «Бедовый», на борту которого находился раненый адмирал, захватили японцы. 15 мая погибли ещё шесть русских кораблей. Семь броненосцев, пять крейсеров и четыре эсминца были затоплены своими командами. Русский флот фактически был уничтожен. Цусима стала героической, но в то же время трагической страницей русской военной истории, больно ударившей по национальной гордости народа.

После оглушительного поражения на море на всём фронте наступило затишье, ненадолго прерванное в июне 1905 г., когда японцы высадили на острове Сахалине две дивизии. Регулярных русских войск здесь было мало. На помощь им пришли добровольные ополчения, сформированные из каторжан. Неравная борьба за остров продолжалась два месяца.

Необходимость заключения мира стали осознавать не только страны, втянутые в войну, но и все мировые державы. В России разгоралась революция, катализатором которой стали военные поражения. Правительство всё больше нуждалось в помощи армии для подавления революционных выступлений.

Японии победы дались слишком большой ценой: страна находилась на грани экономического истощения и не могла продолжить войну. Европейские державы и США были обеспокоены чрезмерным усилением Японии на Дальнем Востоке. Они считали недопустимым и дальнейшее ослабление России. Сильный соперник в Тихом океане им был не нужен ни в лице России, ни в лице Японии.

Посредником в переговорах о мире по настойчивой просьбе Японии выступил президент США Т. Рузвельт. Переговоры проходили в небольшом приморском городке Портсмуте (США). Главой русской делегации был назначен С. Ю. Витте.

23 августа 1905 г. Россия и Япония подписали Портсмутский мирный договор. Россия признала Корею сферой японских интересов. Обе стороны обязались вывести свои войска из Маньчжурии.

Россия уступала Японии южную часть острова Сахалина и права на аренду Порт-Артура. Она обязалась предоставить японцам право рыболовства вдоль русских берегов в Японском, Охотском и Беринговом морях.

Россия потерпела в войне с Японией поражение. Оно было обусловлено её неподготовленностью к войне, трудностями переброски войск и снаряжения на Дальний Восток. Самым отрицательным образом на ходе военных действий сказались и недооценка сил соперника, и ошибки командования. Россия оказалась в дипломатической изоляции. Англия и США заняли прояпонскую позицию, Франция провозгласила нейтралитет и не поддержала своего союзника – Россию.

После подписания Портсмутского мира центр внешней политики Российской империи вновь переместился в Европу. Перемены в первую очередь затронули англо-российские отношения.

Политика «блестящей изоляции» была прервана Англией в 1904 г. заключением «сердечного согласия» с Францией, союзницей России. Столь радикальный шаг был вызван усилением Германии, особенно её курсом на создание мощного военно-морского флота.

Англия начала искать пути сближения с Россией. Переговоры закончились подписанием в августе 1907 г. в Петербурге соглашения о разграничении интересов в Иране, Афганистане и Тибете. Этот договор окончательно закрепил раскол Европы на два противостоящих военно-политических блока: Тройственное согласие, или Антанту (Россия, Франция, Англия), и Тройственный союз (Германия, Австро-Венгрия, Италия).

В конце XIX – начале XX в. сохранялись традиционные для России направления. Главным оставалось ближневосточное направление. Балканские народы продолжали видеть в России свою покровительницу и союзницу. Это приводило к напряжённости в отношениях со странами Европы.

На европейском направлении традиционные союзнические отношения с центрально-европейскими державами (Германия и Австро-Венгрия) все больше охлаждались. Наметилось сближение России с Францией и Англией.

На рубеже XIX–XX вв. во внешней политике России происходит усиление внимания к дальневосточному направлению. Но последствия этой политики носили противоречивый характер. Поражение России в русско-японской войне стало одной из предпосылок назревания внутриполитического кризиса в стране.

Теоретический материал для углублённого изучения:

Адмирал Макаров. Гений русского флота.

31 марта (13 апреля) 1904 года, 114 лет назад, погиб адмирал Степан Макаров. Россия знала много талантливых флотоводцев, побеждавших врага в морских сражениях, но Макаров был не просто героическим офицером, а блестящим теоретиком – новатором, во многом опережавшим свое время.

Степан Осипович Макаров был потомственным морским офицером. В 1865 году он окончил Мореходное училище в Николаевске-на-Амуре, где готовили кадры для Корпуса флотских штурманов.

После окончания Мореходного училища два года прослужил Макаров на корветах – сначала на корвете «Варяг», затем на корвете «Аскольд». В 1867 г. его произвели в гардемарины Морского кадетского корпуса и только в 1869 году присвоили первое офицерское звание мичмана российского флота. Уже в то время молодой мичман не просто нёс службу, как большинство других морских офицеров, а стремился совмещать её с научно-исследовательской работой.

Первое офицерское плавание на броненосной лодке «Русалка» закончилось трагически. Она напоролась на подводный камень, и только благодаря счастливому стечению обстоятельств её удалось посадить на мель. За частным случаем молодой мичман увидел проблему всего флота – неподготовленность кораблей и экипажей к действиям при повреждении корпуса. Макаров засел за книги, провел сложные расчеты. Результатом стал труд – статья «Броненсоная лодка «Русалка». Исследования плавучести лодки и средства, предлагаемые для устранения этого качества». В ней мичман предложил разделять корабли непроницаемыми перегородками, что позволило бы сохранить их плавучесть даже в случае затопления отдельных отсеков судна. Кроме того, с помощью стационарной системы откачки воды экипаж получал возможность максимально быстро удалять воду, которая проникала на корабль через поврежденный корпус.

Дальнейшая служба Макарова была связана с многочисленными войнами, которые вела Российская империя. Во время русско-турецкой войны 1877–1878 гг. морское министерство мобилизовало для военных нужд гражданские пароходы, один из них – «Великий князь Константин» – получил под свое командование лейтенант Макаров. Он произвел масштабное переоборудование судна, превратив его в базу для минных катеров. Именно пароход «Великий князь Константин» после начала войны первым вышел для выполнения боевых задач в Черное море. Во время боевых действий в декабре 1877 – январе 1878 гг. в районе Батума Макаров успешно использовал преимущества парохода, в том числе и минные катера, впервые применив самодвижущиеся мины – торпеды. Войну Макаров закончил капитаном II ранга, кавалером нескольких боевых орденов, в том числе – Святого Георгия 4 степени, и золотого оружия «За храбрость».

В 1880–1881 гг. Россия предприняла знаменитую Ахал-Текинскую экспедицию с целью покорения воинственного туркменского племени текинцев. Под командой Макарова более сотни малотоннажных судов и широкий круг задач – от организации перевозок до создания портов и баз на берегах Каспийского моря. С новыми обязанностями Макаров справился блестяще. О его большом вкладе в успех военной экспедиции свидетельствует то, что на прощание М. Д. Скобелев, который руководил экспедицией, поменялся с ним орденами Святого Георгия.

Участие в русско-турецкой войне, в Ахал-Текинской экспедиции, технические изобретения позволили Макарову сделать быструю карьеру. В 1881–1882 гг. он командовал пароходом «Тамань», а в 1885 – фрегатом «Князь Пожарский», затем в 1886–1889 гг. командовал корветом «Витязь», совершив кругосветное плавание.

Участие Макарова в кругосветном плавании – еще одна замечательная страница жизни легендарного моряка. В 1886 году, получив под командование корвет «Витязь», он повел его в кругосветное путешествие через Атлантический океан, затем обогнул Южную Америку и прибыл в Иокогаму, а далее, спустя почти год плавания, прибыл во Владивосток. Во время кругосветного путешествия экипажем корабля были осуществлены бесценные океанографические и другие исследования.

После кругосветного путешествия, во время которого Морское министерство получило огромный объем ценнейшей информации, авторитет капитана 1 ранга Макарова и на флоте, и в научной среде вознесся на небывалую высоту. Заслуги выдающегося офицера оценили по достоинству. Уже в 1890 году его произвели в контр-адмиралы и назначили младшим флагманом Балтийского флота. Макарову был всего 41 год. Спустя год службы в должности младшего флагмана Балтийского флота, Степана Макарова перевели на должность главного инспектора морской артиллерии. Это было очень серьезное назначение – артиллерия всегда играла ключевую роль в морских сражениях, а Макарову предстояло отвечать за боеспособность и повышение эффективности всей морской артиллерии российского флота. И он с этим заданием с честью справился, внеся и личный вклад в укрепление флотской артиллерии. Например, именно Степаном Макаровым были разработаны, так называемые, «макаровские колпачки» – наконечники для бронебойных снарядов, которые флот принял на вооружение уже после гибели адмирала. Прослужив около двух лет главным инспектором морской артиллерии, контр-адмирал Макаров в 1894 году принял командование эскадрой в Средиземном море, а в следующем году был во главе эскадры переведен на Тихий океан. 

В 1896 году С. О. Макарова вновь перевели в Европейскую часть России – на Балтийское море, где Макаров был назначен командующим Практической эскадрой Балтийского флота, а в 1899 году получил назначение на должность главного командира Кронштадтского порта и губернатора Кронштадта. Это была, прежде всего, административная должность, но и с такой работой адмирал прекрасно справлялся, не забывая о научных исследованиях. В 1896 году Степану Макарову было присвоено звание вице-адмирала флота.

Ещё в 1895 году адмирал Макаров разработал русскую семафорную азбуку, которая вплоть до настоящего времени применяется на флоте.

Примечательно, что именно адмирал Макаров стал одним из наиболее горячих сторонников развития Северного морского пути, о котором передовые умы русского флота говорили всё чаще и чаще. Путешественник и флотоводец, Степан Макаров понимал, что именно обход через северные моря является наиболее быстрым и наиболее безопасным с военно-политической точки зрения морским путем с Балтийского моря на Тихий океан. Однако, для открытия Северного морского пути требовались особые условия в прохождении кораблей сквозь льды, и Макаров приступил к активной разработке теории ледокольных судов. Он принимал самое активное участие в руководстве строительством ледокола «Ермак», а в 1901 году, находясь на этом ледоколе, совершил экспедицию на острова Земли Франца-Иосифа.

В должности главного командира Кронштадтского порта вице-адмирал Макаров прослужил более четырех лет – до февраля 1904 года. В начале февраля он составил аналитическую записку, в которой подчеркивал, что через несколько дней Япония начнет войну против Российской империи. Как оказалось, вице-адмирал действительно был прав. 27 января (9 февраля) 1904 года началась Русско-японская война. Морское министерство сразу же вспомнило о «гении русского флота» – вице-адмирале Степане Макарове, командовавшем Кронштадтским портом. Как ценнейшего специалиста, его перевели на Дальний Восток – 1 (14) февраля 1904 года вице-адмирал Макаров был назначен командующим Тихоокеанской эскадрой. 24 февраля (8 марта) 1904 года он прибыл в Порт-Артур – на одну из главных баз русского флота на Тихом океане. 

Степан Макаров буквально вдохнул новую жизнь в русские экипажи, дислоцировавшиеся в Порт-Артуре. Он сразу же приступил к организации регулярной боевой подготовки экипажей – начали проводиться учебные выходы в море, маневрирование и стрельбы, постановка мин, траление мин. Степан Макаров сумел убедить русских морских офицеров и матросов в возможности победы над японским флотом, хотя прежде в экипажах господствовали достаточно пессимистичные настроения. Два раза флот под командованием Макарова предотвращал попытки японского адмирала Того блокировать русские корабли на внешнем рейде и начать блокаду Порт-Артура. Вице-адмирал требовал от Морского министерства прислать по железной дороге в Порт-Артур 8 миноносцев и 40 миноносок в разобранном виде, но руководство министерства так и не удовлетворило требования адмирала. Флагманским кораблем вице-адмирала Макарова стал броненосец «Петропавловск», на котором Степан Макаров лично участвовал в боевых действиях. 

30 марта 1904 года вице-адмирал Макаров выслал отряд миноносцев в разведывательный рейд, а утром 31 марта узнал, что миноносец «Страшный» вступил в неравное сражение с японскими кораблями. Командующий выслал на помощь «Страшному» крейсер «Баян», а затем решил отправиться на помощь миноносцу и сам. Командующий эскадрой вышел в море на флагманском броненосце «Петропавловск» и сумел отогнать японские корабли, но вскоре столкнулся с главными силами японского флота. Уходя от превосходящего по силам противника, броненосец «Петропавловск» повернул в сторону Порт-Артурской гавани, но в двух с половиной милях от берега флагманский корабль подорвался на якорной мине. От взрыва мины детонировал боезапас в носовом артиллерийском погребе. Броненосец «Петропавловск» затонул. С других кораблей, экипажи которых наблюдали взрыв «Петропавловска», спустили спасательные шлюпки. Удалось подобрать 80 человек, среди которых были командир «Петропавловска» капитан 1-го ранга Н. М. Яковлев и начальник военно-морского отдела штаба командующего флотом на Тихом океане капитан 2-го ранга Великий князь Кирилл Владимирович (двоюродный брат императора Николая II). Но вице-адмирала Степана Макарова не нашли – он пропал без вести. Гениальный русский флотоводец погиб вместе с 10 штабными офицерами, 17 или 18 корабельными офицерами и 650 или 652 матросами броненосца «Петропавловск». Трагическая гибель 55-летнего вице-адмирала Макарова, который мог ещё долго служить России и внести ещё больший вклад в развитие русского флота, стала колоссальной потерей для страны. Источник: (https://topwar.ru/138952-admiral-makarov-geniy-russkogo-flota.html)

Тренировочные задания:

1. Расположите события внешней политики России конца XIX – начала XX в. в хронологической последовательности:

1) Гаагская международная конференция по разоружению.

2) Русско-французский договор о военно-политическом сотрудничестве.

3) Договор России и Китая о безвозмездной аренде Россией на 25 лет Ляодунского полуострова и Порт-Артура.

А

Б

В

    ‌‌‍‍

    ‌‌‍‍

    ‌‌‍‍

Правильный ответ:

Разбор задания:

1) Гаагская международная конференция по разоружению – 1899 г.

2) Русско-французский договор о военно-политическом сотрудничестве – 1893 г.

3) Договор России и Китая о безвозмездной аренде Россией на 25 лет Ляодунского полуострова и Порт-Артура – 1898 г.

2. Выберите из списка три события, относящихся к русско-японской войне, и запишите номера, под которыми они указаны, в таблицу.

1) сражение в порту Чемульпо

2) Брусиловский прорыв

3) сражение на р. Халхин-Гол

4) Цусимское сражение

5) сражение в Синопской бухте

6) оборона Порт-Артура

Правильный ответ:

1) сражение в порту Чемульпо

4) Цусимское сражение

6) оборона Порт-Артура

Разбор задания:

1) сражение в порту Чемульпо – ДА, верно (1904 г.).

2) Брусиловский прорыв – НЕТ, неверно, состоялся в 1916 г. во время Первой мировой войны

3) сражение на р. Халхин-Гол – НЕТ, неверно (1939 г.).

4) Цусимское сражение – ДА, верно (1905 г.).

5) сражение в Синопской бухте – НЕТ, неверно, в период Крымской войны в 1853 г.

6) оборона Порт-Артура – ДА, верно (1904 г.).

Основная литература по теме урока:

  1. Волобуев О. В. История. Всеобщая история. 10 класс. Базовый уровень / О. В. Волобуев, М. В. Пономарев, А. А. Митрофанов. М.: Дрофа, 2018. 277 с.
  2. Пономарев М. В. История. Всеобщая история. 10 класс. Рабочая тетрадь / М. В. Пономарев. М.: Дрофа, 2018. 144 с.
  3. Уколова В. И. . История. Всеобщая история. 10 класс. Базовый уровень / В. И. Уколова, А. В. Ревякин. М.: Просвещение, 2018. 366 с.
  4. Сахаров А. Н. История с древнейших времён до конца XIX века. Базовый уровень. 10 класс / А. Н. Сахаров, И. В. Загладин. М.: Русское слово, 2017. 448 с.

Дополнительная литература по теме урока:

  1. Герасимов Г. И. История России. Учебное пособие. М.: ИЦ РИОР, 1013. 315 с.
  2. Данилов А. А. История России с древнейших врмён до наших дней в вопросах и ответах. М.: Проспект, 2007. 320 с.
  3. Земцов Б. Н. История России. IX – начало XXI. М.: Изд-во Университетская книга, 2012. 552с.
  4. Орлов А. С. История России. Учебник для вузов. М.: Проспект, 2008. 528 с.
  5. Скворцова Е. М. История Отечества. Учебник для вузов. М.: ЮНИТИ-ДАНА, 2008. 845 с.

§ 6. ВНЕШНЯЯ ПОЛИТИКА РОССИИ В КОНЦЕ XIX – НАЧАЛЕ XX в

§ 6. ВНЕШНЯЯ ПОЛИТИКА РОССИИ В КОНЦЕ XIX – НАЧАЛЕ XX в

Международное положение страны. В первые годы царствования Николай II продолжил внешнеполитический курс Александра III на сближение с Францией. В соответствии с военной конвенцией (ратифицирована в 1893 г.) обе державы обязывались оказывать военную помощь друг другу в случае нападения Германии или

Австро-Венгрии на Россию, Германии или Италии на Францию. Союзников связывали и финансовые интересы. Франко-российскому союзу противостоял Тройственный – военно-политический блок Германии, Австро-Венгрии и Италии, оформившийся в 1879-1882 гг. Сложившееся равновесие сил было неустойчивым.

В конце XIX в. в связи с дальнейшим ослаблением Османской империи обострился кризис на Ближнем Востоке. Англия и Австро-Венгрия стремились укрепить своё влияние в этом регионе. Англию не устраивало, что российский военный флот имел право прохода через черноморские проливы. Обстановка накалялась. В окружении царя были сторонники военного решения проблемы черноморских проливов, к чему склонялся и Николай II. Однако угроза общеевропейского конфликта заставила его быть более осторожным.

Россия выступила инициатором проведения Гаагской мирной конференции (май-июль 1899 г.) для обсуждения проблем ограничения вооружений и сокращения военных бюджетов. Однако участники конференции не смогли прийти к единому решению. Единственным практическим результатом стало создание Гаагского международного суда.

Дальневосточная политика. Строительство Великой Сибирской магистрали не только способствовало освоению природных богатств Сибири, но имело и стратегическое значение. Рост влияния России на Дальнем Востоке вызывал беспокойство Японии. Последняя вытеснила из Кореи Китай, затем, добившись в войне с ним успеха, получила по Симоносекскому договору (1895) Ляодунский полуостров, на котором находился Порт-Артур. Россия вместе с Германией и Францией военными угрозами заставили Японию отказаться от территориальных приобретений.

Россия вела активные переговоры с Китаем и получила право на строительство в Маньчжурии Китайско-Восточной железной дороги (КВЖД) и арендовала на 25 лет Порт-Артур (ныне Люйшунь) и Таляньвань (ныне Далянь). Дипломатические успехи России вызвали возмущение правительства Японии, которая стала готовиться к войне.

Притязания Японии росли по мере успешного осуществления программы перевооружения армии и флота. В 1902 г. при дипломатической поддержке Англии и США японское правительство предложило России заключить конвенцию о разграничении сфер влияния на Дальнем Востоке. Длительные российско-японские переговоры закончились безрезультатно. В царском окружении отсутствовало единое мнение о дальнейших действиях. С. Ю. Витте и министр иностранных дел В. Н. Ламздорф выступали сторонниками мирного усиления российского влияния на Дальнем Востоке. Статс-секретарь А. М. Безобразов, министр внутренних дел В. К. Плеве предлагали действовать с применением силы. Их поддерживал и Николай II. Войны избежать не удалось. 24 января 1904 г. Япония официально объявила о разрыве дипломатических отношений с Россией. В тот же день эскадра адмирала Того взяла курс на Порт-Артур.

Русско-японская война. Россия оказалась плохо подготовленной к войне. На огромной территории от Читы до Владивостока и от Благовещенска до Порт-Артура находилось около 110 тыс. войск. Доставка подкреплений, боевых и продовольственных запасов была затруднена низкой пропускной способностью железной дороги. Строительство укреплений Порт-Артура шло медленно. Назначенный главнокомандующим военный министр А. Н. Куропаткин не отличался решительностью.

Морские силы Японии превосходили российский Тихоокеанский флот по боевым качествам. Почти все японские суда были новыми, построенными на английских верфях. Япония имела подготовленный личный состав, оборудованные морские базы, эффективно действовавшую разведку.

В ночь с 26 на 27 января 1904 г. российскую эскадру, стоявшую на внешнем рейде Порт-Артура, атаковали неприятельские миноносцы. Они вывели из строя крейсер и два броненосца. На следующий день серьёзные повреждения получил ещё один броненосец. Одновременно японцы высадили десант в бухте Чемульпо и блокировали стоявшие на рейде крейсер «Варяг» и канонерку «Кореец». Российские моряки вступили в неравный бой. Они не сдались врагу, несмотря на тяжёлые повреждения судов. Капитан крейсера В. Ф. Руднев принял решение потопить оба судна, чтобы они не достались неприятелю.

Нападение японцев на российский флот. 26 января 1904 г.

Медаль, учреждённая в честь боя «Варяга» и «Корейца»

Новый командующий Тихоокеанской эскадрой, талантливый флотоводец вице-адмирал С. О. Макаров развернул активные боевые действия, но 31 марта его флагманский броненосец «Петропавловск» наскочил на мину. Погиб весь экипаж во главе с С. О. Макаровым. После того как на мине подорвался ещё один броненосец, командование перешло к оборонительной тактике.

Военные успехи и превосходство на море позволили Японии высадить десант в Южной Маньчжурии. Одновременно её войска наступали в районе Порт-Артура.

В августе 1904 г. под Ляояном началось одно из крупнейших сухопутных сражений. После трёх дней кровопролитных боёв А. Н. Куропаткин приказал отступать. В сентябре российские войска предприняли наступление на реке Шахе, которое закончилось поражением. В июне началась осада Порт-Артура. Обороной руководил Р. И. Кондратенко, опытный и храбрый генерал.

Попытка российской эскадры прорваться из осаждённой крепости во Владивосток закончилась неудачей. Из судов Балтийского флота была сформирована 2-я Тихоокеанская эскадра под командованием адмирала З. П. Рожественского, перед которой стояла задача: дойти до района боевых действий, совершив почти кругосветное путешествие.

Адмирал С. О. Макаров

Война вступила в решающую стадию. С сентября по ноябрь японцы предприняли три штурма Порт-Артура, но, несмотря на большие потери в рядах его защитников, им не удалось взять крепость. Во время боёв погиб Р. И. Кондратенко. 20 декабря 1904 г. генерал А. М. Стессель сдал крепость противнику, хотя возможности обороны не были исчерпаны. Впоследствии военный суд приговорил генерала к расстрелу, но царь помиловал А. М. Стесселя. Падение Порт-Артура вызвало широкий резонанс внутри страны и за рубежом.

В феврале 1905 г. под Мукден обе стороны стянули по 300 тыс. войск. В ходе сражения японцы не добились цели окружить и уничтожить российские войска. Однако на море Япония одержала убедительную победу. 14 мая в Цусимском проливе, несмотря на мужество российских моряков, эскадра З. П. Рожественского была разгромлена.

Победы, доставшиеся Японии дорогой ценой, истощили её людские и материальные ресурсы, а Англия и США отказали в новых займах. Россия также находилась в тяжёлом положении – в стране полыхал революционный пожар. Обе страны были заинтересованы в мире.

27 июля 1905 г. в американском городе Портсмут начались переговоры. Российскую делегацию возглавил С. Ю. Витте. Он был склонен уступить Японии Сахалин и выплатить большую контрибуцию, но твёрдая позиция Николая II в последнем вопросе позволила российской делегации отвергнуть непомерные японские притязания.

23 августа воюющие стороны заключили Портсмутский мирный договор. Россия признавала японские интересы в Корее, передавала Японии права на Ляодунский полуостров с крепостью Порт-Артур и торговым портом Дальний, а также Южный Сахалин с прилегающими островами.

Российская дипломатия. Поражение в войне и революция повлекли за собой изменение внешней политики. Её проводниками стали энергичный и способный министр иностранных дел А. П. Извольский и премьер-министр П. А. Столыпин. Оба понимали необходимость мирной передышки для успокоения страны, проведения реформ и возрождения военной мощи.

В марте 1904 г. Англия и Франция объединились в союз, получивший название Антанта («сердечное согласие»). Реакция Николая II на это известие была сдержанной: «Нам к этому соглашению присоединяться не следует, так как оно нас не касается непосредственно».

Россию как возможного союзника стремились привлечь на свою сторону Англия и Германия. В июле 1905 г. император Николай II и кайзер Вильгельм II в обстановке секретности подписали договор, обязывающий государства «оказывать друг другу поддержку». Однако позиция Франции, выступавшей против союза с Германией, привела к тому, что этот договор не вступил в силу.

Усилиями российских дипломатов был укреплён союз с Францией, устранены острые разногласия с Японией, стабилизировано положение России на Дальнем Востоке. Этому способствовало подписание в 1907 г. соглашения с Англией, урегулировавшее споры двух стран в отношении Афганистана, Персии, Тибета.

Январь 1904 г. – август 1905 г. – русско-японская война.

Вопросы

Данный текст является ознакомительным фрагментом.

Продолжение на ЛитРес

Внутренняя политика в начале XX века

Во внутренней политике правительство Николая последовательно боролось с любыми проявлениями общественной жизни и свободомыслия. В международных делах на первое место выдвинулось дальневосточное направление, где столкнулись интересы правящих кругов России и Японии. «Маленькой победоносной войной» окружение Николая надеялось разрешить внутренние проблемы. Однако поражения от японцев под Порт-Артуром, Ляоляном, Цусимой вызвали всеобщее недовольство и ускорили революцию.

Первая русская революция заставила Николая пойти на уступки. 17 (30) октября 1905 царь подписал знаменитый манифест «Об усовершенствовании государственного порядка» : народу даровались свободы слова, печати, личности, совести, собраний, союзов, в качестве законодательного органа создавалась Государственная Дума. Спустя два дня в письме матери император объяснил подписание манифеста тем, что «ни на кого не мог опереться… исхода другого не оставалось, как перекреститься и дать то, что все просят» . Вскоре, в условиях спада революции, Николай отказался от многих конституционных обещаний. Первая и вторая Государственные думы были распущены, в избирательное законодательство внесены изменения. Любопытно оправдание этих изменений, содержавшееся в манифесте Николая от 3 (16) июня 1907: «Только власти, даровавшей первый избирательный закон, исторической власти русского царя, довлеет право отменить оный и заменить его новым» .

Николай не жаловал людей, превосходивших его умом и твердостью характера. Так, вместо дружеской поддержки нового председателя Совета министров и министра внутренних дел П. А. Столыпина он тяготился его присутствием. Преемник П. А. Столыпина на посту председателя Совета министров В. Н. Коковцов писал: «Император рассудителен, умен, трудолюбив. Его идеи большей частью здравы. У него возвышенное представление о своей роли и полное сознание своего долга. Но его образование недостаточно, и величие задач, решение которых составляет его миссию, слишком часто выходит из пределов досягаемости его понимания. Он не знает ни людей, ни дел, ни жизни. Его недоверие к себе самому и к другим заставляет его остерегаться всякого превосходства. Таким образом, он терпит возле себя лишь ничтожества» .

В цепи неудач и бедствий царствования Николая роковую роль сыграла Первая мировая война. Урок, извлеченный из военного поражения от Японии, убеждал – война может породить новую революцию. Об этом же предупреждал «друг семьи» Григорий Распутин. Осторожная политика России в период Балканских войн 1912–1913 была направлена на оттягивание мирового конфликта.

5.2. Внешняя политика России в конце XIX – начале ХХ в.

5.2. Внешняя политика России в конце XIX – начале ХХ в.

 

1. Отношение России со странами Европы, Ближнего и Среднего Востока.

2. Обострение международных отношений на Дальнем Востоке. Русско-японская война.

3. Россия и Франция в 1905-1914 гг.

4. Англо-русский союз 1907 г.

5. Русско-германские отношения в 1905-1907 гг.

6. Боснийский кризис 1908-1909 гг. и Россия.

7. Россия и Балканские войны 1912-1913 гг.

 

На рубеже ХIХ-ХХ вв. произошло значительное изменение международной обстановки. Это было вызвано борьбой великих держав за передел мира, усилением тенденции к прямой аннексии различных территорий и превращению их в колонии. На международной арене возросло влияние Германской империи, созданной в 1870 г. В связи со стремлением Германии участвовать в переделе мира, резко обострились ее противоречия с Великобританией и Францией. Объясните почему? Кроме того, начали более активно действовать США и Япония, желавшие расширить сферы своего экономического влияния.

В конце ХIХ-начале XX вв. Российская империя являлась одной из ведущих стран мира. Роль России на международной арене определялась географическим положением, геополитическими, стратегическими и экономическими интересами, а также ее военным потенциалом и богатейшей ресурсной базой.

В выборе союзников и определении приоритетных направлений внешней политики наблюдались противоречивые тенденции. С одной стороны, часть правящей верхушки (С.Ю. Витте, П.А. Столыпин) понимала опасность вооруженных конфликтов для внутренней модернизации страны. Они настаивали на разрешении противоречий мирными дипломатическими средствами. В вопросах разоружения, войны и мира (Гаагская конференция 1899 г.) в этом плане Россия проявляла особую настойчивость. С другой стороны, часть правящих кругов занимала экспансионистские позиции, выступала за новые территориальные приобретения ( А.М. Безбородко, А.И. Никольский, С.Д. Сазонов).

Во внешней политике России можно выделить следующие направления:

1) западное направление - отношения с Англией, Францией, Германией. С конца 1880-х годов союзником России в Европе стала Франция.

2) южное направление - отношения с Турцией, Ираном.  Россия вела борьбу за черноморские проливы и старалась укрепить свое экономическое и политическое влияние в Азии. Покажите конкретные шаги российской дипломатии.

3) дальневосточное направление — отношения с Китаем, Японией. Особенно активными становятся действия русской дипломатии с начала 1890-х годов. Это было связано с обострением борьбы великих держав за сферы влияния  в Китае. В 1891 году было принято решение о строительстве Транссибирской железной дороги, имевшей стратегическое значение. В 1896 году был подписан договор о строительстве КВЖД, позднее - о сдаче Китаем России в аренду Порт-Артура и Дайрена (Дальнего). Эти договоры сделали Россию опасным соперником Японии и Англии в Китае.

Россию, как и другие страны, интересовали зоны влияния на Дальнем Востоке. В 1895 году был учрежден Русско-китайский банк, в 1896 году между Россией и Китаем был заключен оборонительный союз против Японии, началось строительство Китайско-восточной железной дороги (КВЖД). В 1898 году Россия получила в аренду у Китая часть Ляодунского полуострова с Порт-Артуром. Военно-морское присутствие России в бухте Циньхуандо позволяло ей проводить активную политику как в Китае, так и на корейском полуострове. В 1900 году русские войска были введены в Манчжурию. Русско-японские переговоры 1903 года о судьбах Манчжурии и Кореи зашли в тупик, так как обе стороны стремились к полному господству в Манчжурии.

Борьба Японии и России за влияние в Северном Китае, Манчжурии и Корее вылилась в русско-японскую войну 1904-1905 гг. В 1902 году Япония и Англия заключили договор, направленный против России. Этим была завершена дипломатическая подготовка к войне. Военную и экономическую помощь оказывали Японии Англия и Соединенные Штаты Америки.

По вопросу о войне с Японией в российском руководстве не было единого мнения. Министр финансов С.Ю. Витте занимал осторожную позицию, говоря о желательности компромисса с противоположной стороной. Группа А.М. Безобразова и министр внутренних дел В.К.Плеве полагал, что России нужна «маленькая победоносная война. Сам царь колебался, не желая вступать в войну. В результате страна вступила в войну плохо подготовленной:

- ее флот состоял из различных типов судов;

- силы флота были рассредоточены между Порт-Артуром и Владивостоком;

- не имелось четких планов военных действий, силы противника недооценивались.

В свою очередь, Япония, готовясь к войне, с помощью английских и американских советников перевооружила армию и флот. Были тщательно разработаны планы кампании, составлены карты театра военных действий, собраны подробные разведданные о противнике. Исходя из целей обеих сторон (России и Японии) определите характер войны. Выделите основные этапы.

27 января, отклонив ответ России на свой ультиматум, японская сторона начала военные действия, напав на порт-артурскую эскадру и находившийся в нейтральном порту Чемульпо крейсер «Варяг». Затем четыре японские армии развернули наступление на суше, попытавшись перерезать железнодорожное сообщение с Порт-Артуром и взять его штурмом. Ход войны сразу же стал складываться не в пользу России. Русская эскадра оказалась блокированной в Порт-Артуре. Сухопутная армия потерпела поражение в битве под Ляопином (август 1904 г.), в декабре 1904 г. Порт-Артур капитулировал. В феврале 1905 года Россия потерпела сокрушительное поражение в битве под Мукденом , а в мае русская эскадра была разбита в Цусимском проливе.

Война, совпавшая по времени с экономическим кризисом в стране, стала важным революционизирующим фактором. Либеральные круги стали критиковать самодержавие. Считая своей главной задачей подавление начавшейся в стране революции, правительство С.Ю.Витте согласилось на посредничество американского президента Т.Рузвельта в подписании мирного договора с Японией. 23 августа 1905 года в Портсмуте (США) русская делегация во главе с Витте подписала мирный договор с Японией. Несмотря на горечь военных поражений, условия Портсмутского мира были не слишком обременительны для России. В этом проявилось дипломатическое искусство Витте, умело игравшего на противоречиях между Японией и США. Россия уступала Японии Порт-Артур и Южный Сахалин (за что Витте получил прозвище «граф Полусахалинский»). Было отвергнуто требование Японии и контрибуции.

Причинами поражения России в войне стали:

- экономическая и военно-техническая отсталость страны;

- бездарность и ошибки ряда царских военачальников;

- помощь Японии со стороны Англии и США;

- предательство Родины ее внутренними врагами (некоторыми представителями социал-демократии и так называемой «либеральной» буржуазии).

Таким образом, в результате поражения в войне влияние России на Дальнем Востоке было значительно подорвано. В этой войне, несправедливой и захватнической с обеих сторон, Россия и Япония понесли огромные финансовые затраты и людские потери. Война показала неспособность самодержавия управлять страной и привела страну к революции. Поражение России в войне с Японией оказало серьезное влияние на расстановку сил империалистических держав не только на Дальнем Востоке, но и в Европе.

Ослабление России в результате русско-японской войны и необходимость внутренней стабилизации заставили русских дипломатов избегать внешних осложнений, вести осторожную политику. Она была направлена на укрепление международного положения страны и противодействие агрессии центрально-европейских государств на Балканах, Ближнем и Среднем Востоке.

В 1907 году Россия и Англия подписали соглашение о разделе сфер влияния в Иране, Афганистане и Тибете. Вслед за соглашением Франции и Англии в 1904 году, русско-английское соглашение соглашение привело к оформлению русско-франко-английского союза (Антанта). Европа окончательно раскололась на два враждебных лагеря - Тройственный союз (Германия, Австро-Венгрия, Италия) и Тройственное согласие (Антанта).

На протяжении 1908-1913 годов продолжались Балканские кризисы. В 1908-1909 гг. разразился Балканский кризис. Австро-Венгрия, опираясь на поддержку Германии, используя ослабление Османской империи, вызванное турецкой революцией и поднявшимся освободительным движением на Балканах, в 1908 г. аннексировала Боснию и Герцеговину.

Аннексия этих стран вызвала сплочение балканских народов и новый подъем национально-освободительной борьбы. Османская империя потеряла фактически всю европейскую часть территории. Однако в 1913 году между балканскими государствами - Болгарией, Сербией и Грецией - разгорелся конфликт из-за территориальных споров, подогреваемый интригами австрийских и германских дипломатов. Россия не смогла предотвратить распад Балканского союза между бывшими союзниками. Мирная конференция в Бухаресте, завершившая балканскую войну, не только не сняла противоречия, но и усилила их. Особенно острыми они были между Болгарией, которую начала поддерживать Германия, и Сербией, на стороне которой выступала Россия. Балканы стали «горячей точкой» Европы.

 

Источники и литература

 

Россия и национально-освободительная борьба на Балканах. 1875-1878.: Сб. договоров. М., 1978.

Сборник договоров России с другими государствами. 1856-1917 / Сост. И. К. Козьменко. М., 1952.

Хрестоматия по истории СССР. 1861-1917: Учеб. пособие для пединститутов / Сост. В. А. Антонов и др.; Под ред. В. Г. Тюкавкина. М., 1990. С. 213-236.

Болховитинов Н. Н. Русско-американские отношения и продажа Аляски. 1834-1867 гг. М, 1990.

Виноградов В. И. Русско-турецкая война 1877-1878 гг. и освобождение Болгарии. М., 1978.

Восточный вопрос во внешней политике России. Конец XVIII - начало XX в. М., 1978.

Дебидур А. Дипломатическая история Европы. 1814-1878 / Пер. с фр.: В 2 т. Т. 2. Ростов н/Д., 1995.

История внешней политики России. Вторая половина XIX века. М., 1997. История дипломатии: В 4 т. Т. 2. М., 1993.

Киняпина Н. С. История внешней политики России второй половины XIX в. М., 1974.

Манфред А. 3. Образование русско-французского союза. М., 1975. Международные отношения на Балканах. 1856-1878 гг. М., 1986. Международные отношения на Дальнем Востоке. Кн. 1 (С конца XVI в. До 1917 г.). М., 1973.

Нарочицкая Л. И. Россия и национально-освободительное движение на Балканах. 1875-1878 гг. М., 1979.

Нарочицкая Л. И. Россия и отмена нейтрализации Черного моря. 1856-1871 гг. К истории Восточного вопроса. М., 1989.

Россия и Черноморские проливы (XVПI-XX столетия). М., 1999. Русско-турецкая война 1877-1878 гг. М., 1977.

Рыбаченок И. С. Союз с Францией во внешней политике России в конце XIX в. М., 1993.

Халфин Н. А. Присоединение Средней Азии к России (60-90-е гг. XIX в.). М., 1965.


 

Боханов А. «Руссий Бисмарк» // Родина, 1996, № 3.

Деревянко И.В. Как сдали Порт-Артур // ВИИС, 1990.- № 1.

Игнатьев А.В. С.Ю.Витте – дипломат. – М., 1989.

История внешней политики России. Конец Х1Х-начало XX века (от русско-французского союза до Октябрьской революции). – М., 1997.

История русско-японской 1904-1905 г.-М., 1977.

Кинякина М.С. Болгария в балканской политике России (1886-1996) // ОИ., 1992, № 2.

Павлов Д.Б. Российская контрразведка в годы русско-японской войны //ОИ., 1996.-№1.

Романов Б.А. Очерки дипломатической истории русско-японской войны. 1895-1907.-М., Л., 1955.

Сметанин А.И. Оборона Порт-Артура. – М., 1991.


 

Извольский А.П. Воспоминания.- М., 1995.

Сазонов С.Д. Воспоминания. - М., 1991.

Сборник договоров России с другими государствами. 1856-1917. / Сост.И.К.Козьменко. - М., 1952.

Астафьев И.И. Русско-германские дипломатические отношения. 1906-1910 гг.-М., 1961.

Бестужев И.В. Борьба в России по вопросам внешней политики. 1906-1910 гг.-М., 1961.

Бовыкин В.И. Из истории возникновения первой мировой войны. Отношения России и Франции в 1905-1912 гг. - М., 1961.

«Русский Бисмарк» // Родина, 1996, № 3.

Виноградов К.Б. Боснийский кризис 1908-1909 гг. - пролог первой мировой войны.- М., 1964.

Игнатьев А.В. Русско-английские отношения накануне первой мировой войны (1908-1914 гг.) .- М., 1962.

История внешней политики России. Конец Х1Х-начало XX века (От русско-французского союза до Октябрьской революции). - М., 1997.

Россия и мир - внешняя политика и безопасность империи в конце XIX– начале ХХ веков

Внешняя политика и безопасность – это как две стороны одной медали. Главной целью внешней политики любого суверенного государства является его безопасность. А от того, насколько эта цель достигнута, судят о результативности внешней политики.

Внешняя безопасность, которая и является предметом моего доклада, – сложное явление. Она включает много составляющих. Так много, что и перечислить их не берусь. Затруднительно даже очертить круг явлений, которые относятся к области внешней безопасности. По непредсказуемому стечению обстоятельств любая мелочь может приобрести критическое значение.

В докладе я остановлюсь лишь на некоторых предпосылках и факторах внешней безопасности России, носивших объективный характер, т.е. не зависевших от личных предпочтений людей, которые руководили внешней политикой и дипломатией. Разные это были люди по темпераменту, способностям, склонностям – как самодержцы Александр IIи III, Николай II, так и восьмеро министров от А.Н. Горчакова до С.Д. Сазонова включительно. Но они руководствовались государственными интересами России (конечно – своими представлениями об этом, но ведь всё, чем бы мы ни занимались, мы делаем в меру нашего разумения и ответственности). Именно потому, что они во главу угла ставили государственные интересы, мы говорим сегодня не о внешней политике Александра или Николая, не о дипломатии А.П. Извольского или С.Д. Сазонова, а о русскойвнешней политике и русскойдипломатии.

Начну с замечания о том, что роль и влияние государства в международных делах – величина переменная. Впервые Россия добилась ведущей роли в европейской политике на волне победы над наполеоновской Францией в начале XIX в. Затем она постепенно начала сдавать позиции. А в конце Первой мировой войны и во время революции 1917 г. страна, можно сказать, рухнула в пропасть и на некоторое время с ней почти перестали считаться на международной арене. Но затем Россия, уже как Советский Союз, восстановила силы, а в результате победы в Великой Отечественной войне вернула себе лидирующую роль – теперь в мировой политике.

На рубеже столетий Россия находилась в мире не на самом видном месте. Реализации честолюбивых планов мешала относительно слабая экономика. По уровню экономического, прежде всего промышленного развития она отставала от основных держав, где раньше началась промышленная революция, а, стало быть, и получила развитие машинная индустрия – основа могущества современного государства. Россия бесспорно развивалась, но долгое время медленнее своих основных международных партнеров и соперников. Рубеж в 1-2% среднегодового экономического роста другие развитые страны уверенно перешагнули еще в первые десятилетия XIX в., Россия же – только в последние десятилетияXIX в. Причем, основной вклад в национальный доход вносила не промышленность, а сельское хозяйство. Накануне Первой мировой войны Россия была крупнейшим производителем сельскохозяйственных товаров в Европе, но по выпуску промышленной продукции уступала даже Австро-Венгрии. Зато ускорение темпа экономического роста в среднем до 3,3% в год давало возможность в обозримом будущем наверстать упущенное. Как утверждает американский историк П. Грегори, книга которого переведена на русский язык, в начале ХХ в. «по среднему темпу экономического роста Россия выдерживала сравнение с другими странами… Российская экономика росла так же быстро или даже быстрее, чем британская, германская, норвежская и итальянская», хотя и уступала по этому показателю экономике США, Японии и некоторых других стран[1].

Довольно медленно осуществлялись в России реформы, направленные на вовлечение более широких слоев населения в управление государством. Например, в отличие от западноевропейских государств, где парламентаризм стал нормой политической жизни еще в первой половине XIX в., в России основа для этого появилась лишь в начале ХХ в. Почему об этом важно напомнить? Да потому что от того, насколько граждане причастны к управлению государством, напрямую зависит прочность политической системы общества.

Слабая экономика в сочетании с управленческой рутиной, которая была отчасти связана с традициями самодержавия, привели к ряду чувствительных внешнеполитических неудач. Самые известные среди них – поражение в Крымской войне в 1856 г., пересмотр Берлинским конгрессом в неблагоприятную для России сторону итогов войны 1877-1878 гг. с Турцией, поражение в русско-японской войне 1904-1905 гг., последствия Боснийского кризиса 1908 г., не без оснований прозванного «дипломатической Цусимой». Современный исследователь И.С. Рыбачёнок в одной из своих недавних публикаций не без оснований утверждает: «Россия как субъект международных отношений всё больше проигрывала своим соперникам и конкурентам…»[2]

Тем не менее несмотря на трудности своего развития, Россия на рубеже XIX-XX вв. по-прежнему воспринималась современниками как одно из самых могущественных государств мира, от позиции которого подчас решающим образом зависела международная политика.

Такого мнения придерживались прежде всего сами россияне. В подавляющем большинстве они и представить себе не могли, что монархия в скором времени может пасть, а огромное государство – развалиться на части. В общественных кругах споры вызывал главным образом вопрос о том, что больше отвечает благу страны – сохранение самодержавия или его превращение в парламентскую монархию? Национальные движения в Прибалтике, на Украине, в Закавказье и других провинциях империи вполне довольствовались лозунгом автономии, выступая в поддержку единой российской государственности. Лишь политические маргиналы, каковыми являлись революционеры крайнего толка, делали ставку на ниспровержение основ государственного строя России.

Далеко не случайно, что многие зарубежные страны добивались сближения с Россией. На протяжении ряда лет Германия пыталась спасти Союз трех императоров, в известной мере навязанный России Бисмарком в 1873 г. Зато не было предела радости французов, когда Россия отказалась от продления этого союза и заключила с Францией в 1891-1893 г. сначала консультативный договор, а затем и военную конвенцию, направленную против Германии. Спешила перевернуть страницу в отношениях с Россией и Япония. Уже в 1907 г., т.е. всего лишь через два года после окончания русско-японской войны, между ними был подписан взаимовыгодный договор о сохранении статус-кво на Дальнем Востоке. В том же году решительный шаг к преодолению разногласий с Россией сделала Великобритания, ее давний геополитический соперник в Азии. Оба государства заключили соглашение о разграничении сфер своего влияния на Ближнем Востоке и в Центральной Азии. В 1911 г. Россия договорилась с Италией о взаимном признании своих интересов на Балканах и Ближнем Востоке.

Особенно примечательно то, что иностранные правительства стремились к сближению с Россией иногда вопреки общественному мнению своих стран. Причины недоброжелательного отношения к России за рубежом были разными. Большое значение имели межгосударственные споры и противоречия по тому или иному конкретному вопросу, которые часто сопровождались всплеском эмоций. Разумеется, играли роль также давние, исторические споры и обиды. На них же накладывалось представление о неизбывной реакционности русского самодержавия, которое якобы представляло перманентную угрозу парламентскому и либеральному строю западных государств. Иногда подобная русофобия граничила с расизмом, а именно с домыслами в том, что русские и православные христиане в целом якобы застряли где-то на более низкой ступени цивилизационного развития по сравнению с западно-христианскими народами.

Но какие недостатки ни приписывали бы России и русским зарубежные недоброжелатели, фактом остается, что к сотрудничеству с ней стремились самые влиятельные страны мира. Трудно не усмотреть в этом признания ими – не на словах, а на деле – могущества Российской империи, а также прочности ее положения в международных делах.

По сравнению с другими державами Россия действительно обладала рядом важных преимуществ. Прежде всего, она занимала огромную территорию в самом центре Евразии, а именно ту ее часть, которую британский географ и основоположник геополитики Х. Маккиндер в самом начале ХХ в. определил как «Хартленд», т.е. сердцевину земли. Кто контролирует Хартленд, утверждал он, тот командует всем восточным полушарием – Европой, Азией, Африкой. Пусть оценки Маккиндера и выглядят преувеличенными, но с общим ходом его рассуждений трудно не согласиться.

Россия смогла обеспечить себе выгодное географическое положение не в последнюю очередь благодаря целеустремленной внешней политике русских государей. Вероятно, каждый из них мог бы довольствоваться тем, чем владел, ибо лучшее – враг хорошего. Но они ставили перед собой и решали сложнейшие задачи, связанные сначала с воссоединением западных и южных русских земель, затем с завоеванием выхода к Балтийскому и Черному морям, с присоединением Крайнего Севера, Сибири, дальневосточных территорий и Средней Азии. Их стараниями за два-три столетия Московское княжество превратилось в огромную империю, вобравшую в свои границы десятки разных народов.

Протяженной территорией трудно управлять, еще труднее ее защищать. Но из крупных приобретенийXVIII-XIX вв. удержать за собой Россия не смогла лишь Аляску с прилегающими островами, главным образом именно по причине ее крайней удаленности и обособленности. Прислушаемся к выводам современного отечественного историка Н.И. Никитина, специалиста по истории освоения Сибири и Дальнего Востока: «…Российские владения в Новом Свете были практически беззащитны перед лицом военной активности более сильных держав. В исторической перспективе явно прослеживалась неизбежность утраты Аляски, поэтому правительство Александра IIсочло за благо продать ее США…»[3]. Зато Сибирь, Средняя Азия и Дальний Восток к началу ХХ в. были надежно связаны с европейской частью страны железнодорожным сообщением. Благодаря этому большая, протянувшаяся через две части света территория перестала быть уязвимым местом империи, а, наоборот, превратилась в существенный фактор ее безопасности. Снова сошлюсь на мнение упомянутого историка: «В ходе продвижения в глубины Азии Россия укрепила свое стратегическое положение…, повысила свой авторитет и вес на международной арене… За Россией были закреплены богатейшие природные ресурсы, без обладания которыми она не выстояла бы в годы тяжелейших испытаний… и вряд ли может сохраниться как суверенное государство в будущем»[4].

К началу ХХ в. Россия была одной из немногих стран, даже единственной, которую хотя и можно было победить в войне с ограниченными целями, наподобие Крымской или русско-японской, но завоевать которую, т.е. подвергнуть продолжительной военной оккупации, было практически невозможно. У потенциального противника, будь то отдельно взятая держава или военная коалиция, не хватило бы для этого ресурсов. Разумеется, большая протяженность сухопутных и морских границ являлась для империи фактором риска. Но и опасность враждебного окружения была скорее мнимой, чем реальной, поскольку граничившие с Россией страны и народы объединяло между собой только то, что им выпало быть ее соседями.

Другая причина заинтересованности зарубежных стран в сотрудничестве с Россией связана с особенностями международного порядка в XIX в. В общих чертах он сложился еще по завершении Наполеоновских войн. Накануне Венского конгресса 1814-1815 гг. четыре главные союзные державы – Россия, Пруссия, Австрия и Великобритания – договорились, что право решения вопросов политического устройства Европы будет принадлежать только им, тогда как остальные страны получат лишь возможность высказывать свои пожелания[5]. В дипломатической переписке и литературе этот клуб избранных получил название «европейского концерта», или «концерта великих держав». Со временем в его состав вошли Франция и объединенная Италия (место Пруссии перешло к объединенной Германии). Особый статус этих государств был закреплен как в международных договорах, так и в дипломатическом протоколе. Великие державы обменивались между собой чрезвычайными и полномочными послами, тогда как остальные государства – только посланниками.

Великие державы играли ведущую роль в международной политике. Все вместе они составляли своего рода ареопаг, высшую судебную инстанцию Европы, которая на протяжении целого столетия ведала разрешением споров и конфликтов между отдельными странами. Их коллективные решения автоматически становились нормой международного права, обязательной для исполнения остальными членами международного сообщества. Соответственно, отменить или пересмотреть эти решения могли тоже только сами великие державы.

Они активно пользовались этим преимуществом в собственных интересах, в том числе и для поддержки тех стран, которых считали своими друзьями и клиентами. К помощи России в разное время прибегали не только мелкие немецкие княжества или итальянские государства, но и некоторые великие державы – Франция, Австрия, Пруссия. В особенности же Россия опекала православные народы Балканского полуострова. Во многом, если не в решающей мере, благодаря ее усилиям Греция, Сербия, Черногория, Болгария и Румыния добились независимости.

Изначально предполагалось, что великие державы сосредоточатся на миротворческой деятельности, пресекая конфликты между европейскими странами. Но в середине XIX в. они сами перессорились и подняли оружие друг против друга: сначала вспыхнула Крымская война, за которой последовали итало-франко-австрийская, австро-прусская и наконец франко-прусская войны. Из-за острых противоречий механизм европейского концерта на некоторое время перестал работать. Но никому тогда и в голову не приходило, что великую державу под каким бы то ни было предлогом можно лишить ее особого статуса. Примечательно, что завершение Крымской войны было оформлено в 1856 г. решением Парижского конгресса. Мирный договор с Россией подписали все великие державы, в том числе Австрия и Пруссия, не участвовавшие в войне. Пересмотра Парижского мира (отмены его военных статей) Россия добилась в 1871 г. также с согласия великих держав. С этой целью в разгар франко-прусской войны в Лондоне была созвана конференция, на которую даже Франция и Пруссия прислали своих представителей. Она и приняла искомое решение.

С точки зрения международного права Россия вела себя безукоризненно и в сложной международной обстановке, возникшей после русско-турецкой войны 1877-1878 гг. Стороны конфликта заключили тогда Сан-Стефанский мирный договор, который вполне соответствовал как освободительным целям России, так и масштабу ее победы. Но Австрия и Великобритания, опасавшиеся русского влияния на Балканах, отказались его признать. Демонстрируя выдержку и благоразумие, Россия согласилась передать вопрос о мире с Турцией на усмотрение великих держав. Собрался Берлинский конгресс, который в итоге подготовил новую, компромиссную версию мирного договора (т.н. Берлинский трактат). Своими подписями его скрепили представители не только России и Турции, но и других великих держав. Решения Берлинского конгресса вызвали в России взрыв возмущения славянофильской общественности. Насколько была оправдана эта эмоциональная реакция? Очевидно, лишь отчасти. В одном из своих последних, итоговых трудов В.Н. Виноградов писал: «Россия на [Берлинском] конгрессе похоронила всё, что оставалось вредного и унизительного от Парижского мира 1856 года, вернула себе Южную Бессарабию, округлила свои владения в Закавказье за счет Карса, Ардагана и Батума»[6]. Согласимся – неплохой результат.

Щепетильность русского правительства в вопросах международного права нередко удивляла зарубежных государственных деятелей. В частности, Бисмарк язвительно отзывался о действиях русской дипломатии, направленной на отмену военных статей Парижского мира 1856 г.: «Если бы она была смышленее, то совершенно разорвала бы Парижский трактат»[7]. Сам Бисмарк считал эти положения, ограничивавшие право России на военную деятельность в Черном море, «самыми неудачными постановлениями Парижского мира» и «для великой державы невыносимым унижением»[8]. Политический подтекст его замечаний понятен, учитывая, что ни сама Пруссия, ни выступавшее в союзе с ней Сардинское королевство – инициаторы войн за объединение Германии и Италии – даже не помышляли о том, чтобы по примеру России представить на утверждение великих держав подписанные ими мирные договоры. С предложениями о созыве с этой целью международного конгресса к ним неоднократно обращались правительства России и Франции, но всякий раз безуспешно по причине, как подчеркивал В.Н. Виноградов, «полного раздора между предполагаемыми участниками»[9]. Правовой цинизм руководителей Германии и Италии в долгосрочной перспективе дорого обошелся обоим государствам.

Миролюбивая внешняя политика и приверженность международному праву, без сомнения, укрепили авторитет России. Отсюда успех двух «конференций мира» (имеется в виду: направленных на укрепление мира), которые состоялись по инициативе Николая IIв Гааге в 1899 и 1907 гг. Во второй из них, самой представительной, приняли участие 44 государства. И хотя главная цель этих конференций – ограничение вооружений – не была достигнута, они внесли вклад в гуманизацию способов ведения войны, а также в совершенствование механизмов предотвращения вооруженных конфликтов. В частности, решениями конференций была образована Постоянная палата Третейского суда, правомочная рассматривать международные споры, а также разработаны принципы ее деятельности.

Международное положение России заметно ухудшилось после того, как в 1879 г. Германия и Австро-Венгрия подписали оборонительный договор, к которому в 1882 г. во многом по тактическим соображениям присоединилась Италия. Возник Тройственный союз, направленный не только против Франции, давнего недруга Германии, но и против России. С тех пор обе державы стали систематически подвергаться грубому давлению и даже военному шантажу со стороны Германии и Австро-Венгрии. Участившиеся в конце XIX– начале ХХ вв. международные кризисы на Балканах и в Северной Африке (Болгарский, Боснийский, Танжерский, Агадирский и т.д.) были звеньями одной цепи.

Тройственный союз оказал также разрушительное воздействие на европейский концерт как форму равноправного и уважительного сотрудничества великих держав. Он противоречил обычаям европейской дипломатии XIX в., когда было не принято, чтобы в мирное время одни великие державы заключали военные союзы против других великих держав. Ведь изначально предполагалось, что все они должны были совместно заботиться о поддержании мира и безопасности. Фактически Бисмарк воспользовался Тройственным союзом, чтобы обеспечить Германии политическое преобладание в Европе. Таким образом, в конце XIX в. Россия, а вместе с ней Франция и Великобритания столкнулись с угрозой снижения своей роли и авторитета в международных делах.

Негативным тенденциям Россия сумела противодействовать, заключив в начале 90-х годов XIX в. оборонительный союз с Францией. Это был своего рода симметричный ответ на недружественную политику Германии и Австро-Венгрии. В тексте русско-французской конвенции прямо говорилось, что она будет действовать лишь до тех пор, пока существует Тройственный союз. Но череда международных кризисов заставила союзников теснее сплотить свои ряды. После одного из них, связанного с восстаниями христианского населения Крита, Македонии и Армении против Османской империи, в 1899 г. Россия и Франция уточнили свои союзные обязательства. Во-первых, они отказались от привязки военной конвенции 1893 г. к Тройственному союзу. Русско-французский союз фактически становился бессрочным. И, во-вторых, целью военной конвенции отныне объявлялось поддержание не только «всеобщего мира», но и «равновесия европейских сил»[10]. Как считают авторитетные французские историки, эта формула означала, что Франция была готова поддержать политику России на Балканах в том случае, если Австро-Венгрия попытается нарушить там статус-кво, и что в ответ она рассчитывала на поддержку России в болезненном для себя вопросе об Эльзасе и Лотарингии (двух французских провинциях, аннексированных Германией по результатам франко-прусской войны в 1871 г.)[11].

Русско-французский союз заметно укрепил международные позиции России, которая могла не выдержать соперничества сразу с несколькими сильными державами. Вместе с тем он явился катализатором перегруппировки сил на международной арене, благодаря которой было восстановлено «европейское равновесие», нарушенное ранее созданием Тройственного союза. Слабое звено последнего, Италия, уже в скором времени подписала сначала с Францией, а затем и с Россией тайные соглашения, которые обесценивали ее обязательства по отношению к Германии и Австро-Венгрии. Постепенно изменила курс внешней политики и Великобритания, которая во второй половине XIX в. рассматривала не только Россию, но и Францию своими основными соперниками в мировой политике.

Британцы считали, что присоединение Центральной Азии к России угрожает их владениям в Индии. С французами у них сталкивались колониальные интересы в Африке и Юго-Восточной Азии. Под влиянием острого Фашодского кризиса, связанного с колониальным разделом Восточной Африки, генеральные штабы России и Франции подписали протокол, в котором они впервые зафиксировали взаимные обязательства в случае их войны не только с Германией и Австро-Венгрией, но и с Великобританией. Согласно этому документу, если бы Великобритания напала на Россию, то Франция развернула бы на побережье Ла-Манша группировку войск численностью 150 тыс., угрожая вторжением на Британские острова. А если бы нападению подверглась Франция, то Россия предприняла бы военную демонстрацию в Туркестане, угрожая границам Индии. В 1901 г. эти договоренности между русскими и французскими военными были одобрены правительствами обеих стран. Франция также предоставила России кредит размером в 425 млн фр., чтобы ускорить строительство стратегических железных дорог в Туркестане[12].

К счастью, опасения русского и французского правительств оказались преувеличенными. Понимание угрозы, которую Германия стала представлять морским, торговым и колониальным интересам Великобритании, побудило ее растопить лёд в отношениях с обеими державами. В 1904 г. компромиссное соглашение по колониальным вопросам она подписала с Францией, а в 1907 г. – с Россией. Благодаря этим соглашениям возникла Тройственная Антанта (иначе – Тройственное Согласие) – не военный союз, как ошибочно утверждают некоторые авторы[13], а группировка государств, объединенных общими целями и задачами внешней политики. И главная из них заключалась в сдерживании Германии по всей линии противостояния – в политике, дипломатии, на суше, на море, в колониях. Тройственное Согласие станет военным союзом уже с началом Первой мировой войны. Это произойдет 5 сентября 1914 г., когда Россия, Франция и Великобритания подпишут соглашение о незаключении сепаратного мира.

Но до тех пор Тройственная Антанта представляла собой причудливую конструкцию. Ее основой являлся русско-французский союз, а надстройкой – партнерские, в основном неформальные отношения, с одной стороны, между Россией и Великобританией, а с другой – между Францией и Великобританией. Причем, ни Россия, ни Франция не слишком доверяли своему партнеру. Свои планы оборонительной войны против Германии и Австро-Венгрии они разрабатывали без оглядки на Великобританию.

Задним числом некоторые авторы как у нас, так и за рубежом подвергают сомнению целесообразность заключения союза с Францией. Дескать, встав на сторону этой державы, Россия вопреки своим интересам была втянута в войну с Германией, что в свою очередь привело к революции, гражданской войне и т.д. Сказанное мной – почти точная цитата из известной книги американского дипломата и историка Дж. Кеннана «Роковой альянс: Франция, Россия и начало Первой мировой войны»[14]. Думается, автор допустил известную логическую ошибку, ибо «после» не значит «вследствие». Русско-французский союз сам по себе не предрешил Первую мировую войну, как и сама эта война – революцию. И война, и революция были обусловлены не одной, не двумя, а великим множеством самых разнообразных причин и предпосылок, в сложном переплетении которых пытаются разобраться историки-исследователи. Можно допустить, что при другом стечении этих обстоятельств история могла бы сложиться иначе.

Россия, что доподлинно установлено исследованиями, не стремилась к войне с Германией и Австро-Венгрией – ни в 1893 г., когда подписывала военную конвенцию с Францией, ни в 1914 г., когда Июльский кризис поставил ее перед трудным выбором. Но перед лицом недружественной, а со временем и откровенно враждебной политики Германии и Австро-Венгрии русское правительство не могло сидеть сложа руки. Руководствуясь государственными интересами, оно действовало рационально: последовательно принимало дипломатические и военные меры, направленные на укрепление внешней безопасности страны. Если же усилия России в конечном счете оказались недостаточными, то это, как говорится, уже другая история.

В заключение позволю себе высказать оценочное суждение. Почему, спрашивается, Россия, будучи могущественной державой и занимая прочное положение в мире, – в чем мы все убеждены – не выдержала испытания Первой мировой войны? Как нам представляется потому, что ей не хватало запаса прочности – ни в экономике, ни в политике, ни в социальной и военной сферах. Недостаточно прочными оказались также и ее связи с союзниками. Россия сравнительно успешно завершила военную кампанию 1914 г., но дальше трудности и неудачи стали нарастать как снежный ком: «снарядный голод», «великое отступление», политический, транспортный, продовольственный кризисы, наконец, кризис доверия в отношениях с Францией и Великобританией. В ретроспективе именно недостаточный запас прочности представляется нам Ахиллесовой пятой, самым уязвимым местом Российской империи в конце XIX– начале ХХ в.


[1]Грегори П. Экономический рост Российской империи (конец XIX– начало ХХ в.): Новые подсчеты и оценки. М.: РОССПЭН, 2003. С. 25.

[2]Рыбачёнок И.С. Закат великой державы. Внешняя политика России на рубеже XIX– XXвв.: цели, задачи и методы. М.: РОССПЭН, 2012. С. 566.

[3]Никитин Н.И. Формирование восточных границ России (конец XVI– начало ХХ вв.) // Формирование территории Российского государства XV– начало ХХ в. (границы и геополитика) / Отв. ред. Е.П. Кудрявцева. М.: Ун-т Дмитрия Пожарского, 2015. С. 215.

[4]Там же. С. 241.

[5]Зак Л.А. Монархи против народов: дипломатическая борьба на развалинах наполеоновской империи. М.: Международные отношения, 1966. С. 53.

[6]Виноградов В.Н. Двуглавый российский орел на Балканах. 1683-1914. М.: Индрик, 2010. С. 419.

[7]Татищев С.С. Император Александр II. Его жизнь и царствование. Т. 2. СПб.: Издание А.С. Суворина, 1903. С. 79.

[8]Бисмарк О. Мысли и воспоминания. Т. 2. М.: ОГИЗ; Гос. соц.-эк. изд-во, 1940. С. 99.

[9]Виноградов В.Н. Балканская эпопея князя А.М. Горчакова. М.: Наука, 2005. С. 124, 155, 174.

[10]Рыбачёнок И.С. Союз с Францией во внешней политике России в конце XIXв. М., 1993. С. 304.

[11]Histoire des relations internationales / Sous la dir. de P. Renouvin. T. III. P. : Hachette, 1994. P. 163.

[12]Ibidem.

[13]Например, на сайте Историко-документального департамента МИД России (страничка озаглавлена «Русско-английское соглашение о разделе сфер влияния 1907 года») можно прочитать следующее: «В практическом плане оно привело к окончательному оформлению военно-политического союза Англии, России и Франции (т.н. Тройственного согласия — «Антанта»)» // https://idd.mid.ru/-/russko-anglijskoe-soglasenie-o-razdele-sfer-vliania-1907-goda 

[14]Кеннан писал: «…По причине союза с Францией на свою погибель Россия была втянута в конфликты между западноевропейскими странами начала текущего (т.е. двадцатого. – А.Р.) столетия. Поэтому закономерно, что очередное недоразумение на Балканах, которое произошло в 1914 г., было раздуто до размеров общеевропейской войны. В свою очередь именно участие России в великой войне… фатальным образом прервало процесс модернизации ее социальной и политической системы и привело к революции со всеми ее роковыми последствиями как для России, так и для остального мира». // KennanG. TheFatefulAlliance: France, RussiaandtheComingoftheFirstWorldWar. N.Y.: PantheonBooks, 1984. P. XIII-XIV.

Американская внешняя политика в новом веке

11 сентября ознаменовало конец эпохи геополитики и наступление новой эпохи - эпохи глобальной политики. Задача, стоящая сегодня перед политиками США, состоит в том, чтобы признать это фундаментальное изменение в мировой политике и использовать непревзойденную военную, экономическую и политическую мощь Америки для создания международной среды, отвечающей ее интересам и ценностям.

На протяжении большей части 20 века геополитика определяла внешнюю политику США.Сменявшие друг друга президенты стремились помешать какой-либо отдельной стране доминировать в центрах стратегической силы в Европе и Азии. С этой целью Соединенные Штаты вели две мировые войны и продолжали четырехлетнюю холодную войну с Советским Союзом. Распад советской империи положил конец последнему серьезному вызову территориальному господству над Евразией. Основная цель американской внешней политики была достигнута.

В 1990-е годы внешняя политика США была сосредоточена на закреплении своего успеха.Вместе со своими европейскими союзниками Соединенные Штаты намеревались создать впервые в истории мирную, неделимую и демократическую Европу. Эти усилия сейчас почти завершены. Европейский Союз, который охватит большую часть Европы с ожидаемым присоединением 10 новых членов в 2004 г., стал центром европейской политики по широкому кругу вопросов. Организация Североатлантического договора превратилась из альянса коллективной обороны в главный институт безопасности Европы. Налаживаются новые отношения с Россией.

В Азии прогресс был более медленным, хотя и значительным. Отношения США с двумя ключевыми региональными партнерами, Японией и Южной Кореей, остаются основой региональной стабильности. Демократия укореняется в Южной Корее, Филиппинах, Индонезии и Тайване. Взаимодействие США с Китаем постепенно привязывает экономически растущий Пекин к мировой экономике.

Успех американской политики за последнее десятилетие означает, что ни одна держава - ни Россия, ни Германия, ни объединенная Европа, ни Китай или Япония - сегодня не представляет гегемонистской угрозы Евразии.В эту новую эпоху американская внешняя политика больше не будет зависеть от географии. Вместо этого он будет определяться сочетанием непревзойденной власти Америки в мировых делах и обширной и растущей глобализации мировой политики.

Единственная глобальная держава

Соединенные Штаты сегодня - единственная по-настоящему глобальная держава. Его военная досягаемость - на суше, на море или в воздухе - простирается до любой точки земного шара. Его экономическая мощь питает мировую торговлю и промышленность.Его политическая и культурная привлекательность - то, что Джозеф Най назвал мягкой силой - настолько обширна, что большинство международных институтов отражают американские интересы. Положение Америки в мире уникально - ни одна другая страна в истории никогда не приближалась.

Но устойчиво ли высокое положение Америки? В военном отношении огромный разрыв между Соединенными Штатами и всеми остальными увеличивается. В то время как расходы на оборону в большинстве других стран падают, расходы на оборону США быстро растут. Запрошенное в этом году увеличение расходов на оборону превышает весь оборонный бюджет Китая.Примечательно то, что Америка может позволить себе тратить больше. Расходы на оборону составляют меньшую долю валового внутреннего продукта США, чем десять лет назад, и даже прогнозируемое администрацией Буша увеличение бюджета приведет к общему бюджету, равному лишь примерно 3,5 процента ВВП, что составляет примерно половину максимума времен холодной войны. У какой-либо страны или группы стран мало шансов выделить ресурсы, необходимые для начала военной конкуренции с Соединенными Штатами, не говоря уже о том, чтобы превзойти их.

В экономическом отношении Соединенные Штаты не могут расширить свое преимущество над конкурентами, но и вряд ли они отстанут.Экономика США зарекомендовала себя, по крайней мере, столь же искусно, как и ее основные конкуренты, в реализации повышения производительности, которое стало возможным благодаря информационным технологиям. Европа и Япония сталкиваются с серьезными демографическими проблемами, поскольку их население быстро стареет, что, вероятно, создает нехватку рабочей силы и серьезное бюджетное давление. Китай быстро модернизируется, и Россия, возможно, уже свернула за угол, но их экономики сегодня сопоставимы по объему производства с экономиками Италии и Бельгии - и им еще предстоит разработать политическую инфраструктуру, которая могла бы поддерживать устойчивый экономический рост.

Это подводит нас к вопросу о том, как превратить эту неоспоримую власть в влияние. Без умелого использования военное и экономическое превосходство Америки может вызвать недовольство даже среди ее друзей. Растущее понимание того, что Вашингтон заботится только о своих интересах и готов использовать свои силы, чтобы добиться своего, усилило тревожный разрыв между отношениями США и Европы. Европейские элиты все чаще критикуют Соединенные Штаты за их моральную, социальную и культурную ретроградность, особенно за их предполагаемое принятие смертной казни, хищнического капитализма, фаст-фуда и массовых развлечений.Европа также начала проявлять дипломатическую мощь в международных учреждениях и на других аренах, стремясь создать новые международные режимы, призванные ограничить использование Америки своей жесткой силой.

Устойчивость американской мощи в конечном итоге зависит от того, в какой степени, по мнению других, она используется не только в интересах США, но и в их интересах. После победы во Второй мировой войне Соединенные Штаты возглавили усилия по созданию не только новых институтов безопасности, таких как Организация Объединенных Наций и НАТО, но и новых режимов, способствующих экономическому восстановлению, развитию и процветанию, таких как план Маршалла, денежная система Бреттон-Вудса и Генеральное соглашение о торговле и тарифах для содействия свободной торговле.Эти институты и соглашения сохранили и расширили американскую мощь - но так, чтобы это пошло на пользу всем, кто участвовал. Перед Соединенными Штатами стоит задача сделать то же самое сегодня.

Глобализация

Глобализация - это не только экономическое явление, но и политическое, культурное, военное и экологическое. Глобализация не нова; сети взаимозависимости, охватывающие континенты, быстро росли за десятилетия до Первой мировой войны, поскольку паровой двигатель и телеграф снижали стоимость транспортировки и информации.Сегодня глобализацию отличает скорость и объем трансграничных контактов.

Пророки глобализации возвещали о ее преимуществах, в частности о том, как увеличивающийся поток товаров, услуг и капитала через границы может повысить экономическую активность и повысить благосостояние. В течение 1990-х годов более глобализированные экономики росли в среднем на 5 процентов в год, в то время как менее глобализированные экономики сокращались в среднем на 1 процент в год. Распространение идей и информации через Интернет и другие глобальные средства массовой информации расширило культурные горизонты и дало возможность людям во всем мире бросать вызов автократическим правителям и продвигать дело прав человека и демократии.Глобализация может даже уменьшить вероятность войны. Опасаясь, что война с Пакистаном разрушит их связи с базирующимися в США транснациональными корпорациями, мощный электронный сектор Индии в середине 2002 года успешно оказал давление на Нью-Дели с целью деэскалации конфликта с Пакистаном.

Но глобализация также несет с собой новые ужасные опасности. Горстка людей со всего мира может угнать четыре коммерческих авиалайнера и врезать их в ключевые символы американской мощи, убив тысячи людей. Компьютерный хакер на Филиппинах может отключить Интернет и нарушить электронную коммерцию за тысячи миль.Спекулянты могут спровоцировать нашествие тайской валюты, ввергнув Россию и Бразилию в рецессию, лишив американских экспортеров рынков и лишив американцев рабочих мест. Парниковые газы, накапливающиеся в атмосфере в странах с быстро развивающейся экономикой, могут повысить глобальную температуру, возможно, затопив прибрежные равнины и превратив горные луга в пустыни.

Что еще хуже для Соединенных Штатов, так это то, что их мощь делает их магнитом для терроризма. Как утверждал Ричард Беттс, сила Америки «вдохновляет как цели террористов, так и их выбор тактики…».Политическая и культурная власть делает Соединенные Штаты мишенью для тех, кто винит их в своих проблемах. В то же время американская экономическая и военная мощь не позволяет им сопротивляться Соединенным Штатам или принимать ответные меры на их собственных условиях. Чтобы сокрушить единственную сверхдержаву, требуются нетрадиционные методы применения силы и тактики, [которые] дают надежду слабым на то, что они смогут реализовать свою волю, несмотря на общий дефицит власти ». Что еще хуже, другие слабые страны могут решить купить свою безопасность, закрывая глаза на террористическую деятельность на своей территории, тем самым увеличивая риск для Соединенных Штатов.

Американисты против глобалистов: полезность силы

Большая часть внешнеполитических дебатов в Соединенных Штатах сегодня вращается вокруг оценок фундаментальной важности американского превосходства и глобализации. Американисты, названные так потому, что они подчеркивают американское превосходство, видят мир, в котором Соединенные Штаты могут использовать свою доминирующую мощь, чтобы добиться своего, независимо от того, чего хотят другие. Они считают, что Соединенные Штаты должны проявить волю к тому, чтобы действовать в одиночку, если это необходимо.Глобалисты делают упор на глобализацию. Они видят мир, который бросает вызов односторонним решениям США и вместо этого требует международного сотрудничества. Они предостерегают от мысли, что Америка может справиться в одиночку.

Американисты видят в главенстве Америки две великие добродетели. Во-первых, это позволяет Соединенным Штатам ставить собственные цели внешней политики и достигать их, не полагаясь на других. В результате предпочтение отдается односторонним действиям, не связанным международными соглашениями или институтами, которые в противном случае ограничили бы способность Америки действовать.Как выразился Чарльз Краутхаммер: «Беспрецедентно доминирующие Соединенные Штаты… находятся в уникальном положении, поскольку они могут определять свою собственную внешнюю политику. После десяти лет игры Прометеем в роли пигмея, первая задача новой администрации [Буша] состоит именно в том, чтобы восстановить свободу действий Америки ». Взгляды, предпочтения и интересы союзников, друзей или кого-либо еще не должны иметь никакого влияния на действия Америки.

Во-вторых, поскольку американская мощь позволяет Соединенным Штатам преследовать свои интересы, как им заблагорассудится, американская внешняя политика должна быть направлена ​​на сохранение, расширение и укрепление этой относительной позиции силы.Как сказал президент Буш курсантам, окончившим обучение в Вест-Пойнте в июне прошлого года, «Америка имеет и намерена сохранить непреодолимую военную мощь, тем самым делая бессмысленной дестабилизирующую гонку вооружений в другие эпохи и ограничивая соперничество торговлей и другими стремлениями к миру». Другими словами, Соединенные Штаты могут наилучшим образом достичь своих политических целей, если они смогут помешать другим обрести силу, необходимую для эффективного противодействия им в случае столкновения интересов. Это самое хорошее определение того, из чего можно составить американскую империю.

Напротив, глобалисты подчеркивают, как глобализация ограничивает и трансформирует способность Америки использовать свою силу для влияния на события за рубежом. По сути, вызовы и возможности, созданные силами глобализации, не восприимчивы к Америке, действующей в одиночку. Борьба с распространением инфекционных заболеваний, предотвращение распространения оружия массового уничтожения, борьба с терроризмом, обеспечение доступа к открытым рынкам, защита прав человека, продвижение демократии и сохранение окружающей среды - все это требует сотрудничества со стороны других стран.Как лаконично выразился премьер-министр Великобритании Тони Блэр после терактов 11 сентября, «теперь мы все интернационалисты».

Но, утверждают глобалисты, дело не просто в том, что природа проблем, возникающих в результате глобализации, ограничивает досягаемость американской мощи и вынуждает к международному сотрудничеству. Глобализация трансформирует саму природу власти. Никто не занимался этой проблемой более вдумчиво, чем Джозеф Най в своей последней книге « Парадокс американской мощи» .Как объясняет Най, «сегодня власть распределяется между странами по схеме, напоминающей сложную трехмерную шахматную игру». Одно из измерений - это военная мощь, в которой Соединенные Штаты обладают неоспоримым преимуществом, и поэтому распределение власти является однополярным. Второе измерение - экономическое, где власть между США, Европой и Японией распределяется более равномерно. Третье измерение - это транснациональные отношения, в которых власть широко рассредоточена и по сути неподконтрольна правительству.Это сфера негосударственных субъектов - от транснациональных компаний и управляющих деньгами до террористических организаций и преступных синдикатов, неправительственных организаций и международных средств массовой информации. «Те, кто рекомендует гегемонистскую [или основанную на силе] американскую внешнюю политику, - заключает Най, - полагаются на крайне неадекватный анализ. Когда вы находитесь в трехмерной игре, вы проиграете, если сосредоточитесь на межгосударственном военном табло и не заметите другие доски и вертикальные связи между ними.”

Кто прав?

И американисты, и глобалисты во многом правы. Возьмем сначала американистов. Несмотря на глобализацию, власть остается главной монетой в международной политике. Пять десятилетий согласованных усилий США и их союзников, возможно, превратили Европу в кантианскую зону вечного мира, где восторжествовал верховенство закона, но в большей части остального мира военная мощь продолжает господствовать. Конечно, ни одна страна, даже Китай, не представляет геостратегической угрозы Соединенным Штатам, как сначала Германия, а затем Советский Союз в прошлом веке.Тем не менее, существует множество угроз меньшего порядка, от Пхеньяна до Тегерана и Багдада, и потребуется военная и экономическая мощь США, чтобы сдержать, если не погасить, их. В более широком смысле верховенство закона требует большего, чем просто кодификации правил поведения. Это также требует готовности и способности обеспечивать их соблюдение. Но это требование, как много лет назад продемонстрировал Манкур Олсон, наталкивается на фундаментальную проблему коллективных действий: если потенциальные затраты на действия велики и выгоды широко распределяются, немногие будут готовы нести затраты.Вот где решающее значение имеют подавляющая сила и сопутствующая готовность и способность обеспечивать глобальные общественные блага. Так что без американского превосходства - или чего-то подобного - вряд ли удастся сохранить верховенство закона.

Мудрое применение американского превосходства может способствовать продвижению ценностей и интересов США. Использование (или угроза) американской военной мощи вытеснило иракские войска из Кувейта, убедило военную хунту Гаити отказаться от власти, положило конец сербским зверствам в Косово и сломало контроль Аль-Каиды над Афганистаном.При этом американское превосходство продвигает не только интересы и ценности США. Как единственная страна, желающая и способная выйти из тупиков и тупиковых ситуаций, мешающих продвижению по вопросам от содействия миру на Балканах, в Северной Ирландии и на Ближнем Востоке до сохранения финансовой стабильности во всем мире, Соединенные Штаты часто продвигают интересы большинства других демократических государств. также. Часто Соединенные Штаты - это именно то, о чем говорила Мадлен Олбрайт, - незаменимая нация, которая позволяет мобилизовать мир на эффективные действия.

И Соединенные Штаты действительно отличаются от других стран. Он уникален среди гегемонов прошлого тем, что не стремится расширить свою власть за счет территориальных завоеваний, а также уникален среди своих современников. Его первенство и глобальные интересы побуждают других как обращаться к нему за помощью в решении своих проблем, так и возмущаться за вмешательство в их дела. Неоднозначность, которую мир испытывает к американскому участию, а также его уникальный характер, заставляют Соединенные Штаты не ошибочно принимать внешнюю политику за борьбу за популярность.Правильные поступки не всегда могут быть популярными, но, тем не менее, это жизненно важно.

Но глобалисты правы в том, что Америка сильна, но не всемогуща. Она гораздо более способна, чем большинство стран, защитить себя от пагубных последствий глобализации, но отнюдь не неуязвима. Некоторые важные проблемы не поддаются одностороннему решению. Глобальное потепление, пожалуй, самый очевидный случай, но другие включают прекращение распространения оружия массового уничтожения и борьбу с глобальным терроризмом.В других случаях, таких как защита американской родины от террористических атак, односторонние действия могут снизить, но не устранить риски.

Точно так же односторонней американской мощи может быть недостаточно для поддержания выгод глобализации. Глобализация не является необратимой. Первая мировая война, русская революция и Великая депрессия вместе задушили экономические и социальные взаимодействия, возникшие в начале 20 века. Сегодня экономическая глобализация опирается на сложную сеть международных торговых и финансовых институтов.Расширение, развитие и улучшение этих институтов требует сотрудничества других. Без этого преимущества глобализации, которые помогают укрепить американскую мощь, могут исчезнуть.

Глобализация значительно расширила внешнеполитическую повестку дня Америки. Инфекционные болезни, бедность и плохое управление не только оскорбляют наши моральные устои, но и представляют собой новые потенциальные угрозы безопасности. Несостоятельные и несостоятельные государства подвергают опасности не только своих граждан, но и американцев. Если Соединенные Штаты не могут найти способов поощрения процветания и надлежащего управления, они рискуют увидеть, как увеличиваются угрозы их безопасности.В конечном итоге он может пострадать не от медведей в лесу, а от стаи крошечных вредителей.

Наконец, сотрудничество может продлить жизнь американскому первенству. Работа с другими может распределять затраты на действия между более широким кругом участников, позволяя Соединенным Штатам делать больше с меньшими затратами. Создавая международные режимы и организации, Вашингтон может воплощать свои интересы и ценности в институты, которые будут формировать и сдерживать страны на протяжении десятилетий, независимо от превратностей американской мощи.А сотрудничество может укрепить связи с другими странами, уменьшая шансы культурной и политической тактики, которая с годами может подорвать мощь США.

Последствия для внешней политики США

И американисты, и глобалисты понимают основные истины о современном мире. Власть по-прежнему имеет значение, но одной только силы часто бывает недостаточно для достижения наших целей. Прагматичный американский интернационализм признал бы, что нам не нужно выбирать между этими двумя истинами.Оба должны направлять американскую внешнюю политику.

Но чего Америка должна стремиться достичь за границей? Бесспорной первой целью должно быть защита и укрепление нашей свободы, безопасности и процветания. Вопрос в том, как это сделать. В новую эпоху глобальной политики лучший способ достичь этих целей - продвигать международный порядок, основанный на демократии, правах человека и свободном предпринимательстве, - расширять зону мира и процветания, которую Соединенные Штаты помогли установить в Европе, до каждого другой регион мира.Иными словами, Соединенным Штатам необходимо интегрировать неимущих в глобализованный Запад. Достижение этой цели - не благотворительность. Создание международного порядка, в котором больше людей будут свободными и процветающими, глубоко отвечает личным интересам Америки. В мире рыночных демократий Америка и американцы, вероятно, будут более процветающими и более защищенными. В таком мире мы, скорее всего, осознаем перспективы глобализации, сведя к минимуму ее опасности.

Обеспечение победы приверженности демократии и открытым рынкам в глобальном масштабе предполагает четыре широкие стратегии.Во-первых, необходимо поддерживать и укреплять основы американской мощи. Это, прежде всего, требует обеспечения того, чтобы основы экономики страны оставались прочными. Важно не тратить сегодня то, что может понадобиться стране завтра. Это также требует сохранения американского военного превосходства, как в технологическом плане, так и с точки зрения общей способности применять силу в то время и в месте, которое Америка выберет сама. И от Вашингтона требуется постоянное дипломатическое взаимодействие, чтобы продемонстрировать понимание того, что происходящее за границей и имеет значение для других, также может иметь глубокое влияние на безопасность и процветание дома.

Во-вторых, политика США должна быть направлена ​​на расширение и адаптацию проверенных международных институтов и механизмов. Недавняя трансформация НАТО - яркий тому пример. В течение 1990-х годов организация коллективной обороны, которая защищала территориальную целостность своих членов от Советского Союза в течение четырех десятилетий, постепенно взяла на себя новую роль: обеспечение безопасности каждого государства и его граждан на постоянно расширяющейся территории Северной Атлантики. Взяв на себя инициативу по стабилизации охваченных конфликтами регионов, таких как Балканы, а также открыв свои двери для новых членов, НАТО начала делать для востока Европы то же, что и для запада Европы.Мировая торговая система также созрела для изменений. Барьеры на пути свободного движения товаров, капитала и услуг с годами неуклонно устраняются, и все больше и больше стран присоединяются к режиму свободной торговли. Пришло время снизить самые пагубные барьеры, особенно для сельскохозяйственных товаров, и включить бедные страны в мировую экономическую систему.

В-третьих, политика США должна обеспечивать соблюдение существующих международных соглашений и укреплять способность учреждений контролировать и принуждать к соблюдению.Слишком многие выступают за переговоры о новых наборах правил или новых институтах ради самих себя, и слишком немногие обращают внимание на то, чтобы новые правила соблюдались и новые институты функционировали эффективно. Показательный пример - Ирак. Даже если кто-то считает, что Ирак можно сдерживать и сдерживать, и поэтому насильственная смена режима не является ни необходимой, ни целесообразной, отказ Багдада выполнять резолюции Совета Безопасности ООН (включая критические условия резолюции о прекращении огня в связи с войной в Персидском заливе) означает, что угроза и возможное применение силы должно иметь место.Готовность применить силу, несомненно, необходима (хотя и не достаточна), чтобы убедить Саддама Хусейна позволить инспекторам ООН повторно войти в Ирак и позволить им выполнять мандат международного сообщества. Если он откажется, Соединенные Штаты должны быть готовы к применению силы, желательно с другими, но, если необходимо, в одиночку, чтобы добиться согласия. Плохое поведение, не имеющее последствий, подражают.

Наконец, политика США должна играть ведущую роль в создании эффективных международных институтов и механизмов для решения новых проблем, особенно тех, которые возникают в результате обратной стороны глобализации.Соединенные Штаты должны возглавить не только потому, что только они могут помочь международному сообществу преодолеть его проблемы коллективных действий, но и потому, что бездействие, скорее всего, нанесет им ущерб. Например, международная система отчетности и мониторинга исследований опасных патогенов может обеспечить раннее предупреждение, если биотехнологи намеренно или случайно создают такие патогены.

Как ясно из этих стратегий, продвижение международного порядка, основанного на рыночных демократиях, потребует от Соединенных Штатов как лидерства, так и слушания, как отдавать, так и брать.Утверждать, что американская внешняя политика должна быть либо односторонней, либо многосторонней, значит постулировать ложный выбор, а также путать средства с целями. Односторонность может быть использована как в хороших, так и в плохих целях. Ошибка в решении администрации Буша о выходе Соединенных Штатов из Киотского договора заключалась не столько в том, что Вашингтон пошел своим путем - хотя безапелляционный способ выхода максимизировал негативные эмоции, - но в том, что он не смог предложить лучшую стратегию действий. с повышением глобальной температуры, которое признают его собственные ученые EPA.В этом случае нужен не больший многосторонний подход, а больше односторонних действий со стороны Соединенных Штатов по сокращению выбросов парниковых газов. Точно так же многосторонность может привести к современному Договору Келлогга-Бриана так же легко, как она создает коалицию войны в Персидском заливе или Всемирную торговую организацию.

Может ли внешняя политика США способствовать установлению либерального мирового порядка в новую эпоху глобальной политики? Во многих отношениях у него нет другого выбора. Пагубные последствия глобализации, которые позволяют крошечным группам людей наносить тяжкий вред, делают необходимым создание мирового сообщества, разделяющего американские ценности.Но есть также веские основания полагать, что Соединенным Штатам удастся интегрировать остальной мир в западный мировой порядок. Сразу после Второй мировой войны Соединенные Штаты заключили серию смелых политических, экономических и военных соглашений, которые сделали бывших врагов союзниками и подготовили почву для победы в эпоху геополитики. В то время политики США широко рассматривали интересы Америки и понимали, что их усилия будут напрасными, если партнеры Америки не будут рассматривать их как отвечающие интересам всех.Политики США в эпоху глобальной политики должны поступить так же.

Развитие внешней политики - Краткая история - История кафедры

Развитие внешней политики

Первые 50 лет существования нации дипломаты руководствовались идеей что Соединенные Штаты должны соблюдать политическую изоляцию от европейских державы в мирное время и сохранять строгий нейтралитет в периоды война.За много лет до этого Бенджамин Франклин резюмировал это момент, когда он написал: «Девственное государство должно сохранять свою девственность. характер и не уходить в женихи для союзов, но ждать с приличным достоинство для других ».

Отрывок из чернового варианта президентской книги Джорджа Вашингтона 1796 года Прощальный адрес

Прощание 1796 года В своем обращении президент Вашингтон утверждал: «Главное правило поведения по отношению к иностранным государствам - это иметь с собой как можно меньше политических [в отличие от коммерческих] подключение по возможности.«Европа, - продолжил он, - имела свой собственный набор интересов, и эти интересы сильно отличались от интересов Соединенные Штаты. К счастью, состояние международных отношений склонялось к наделяют нацию свободой действий. «Зачем отказываться от преимуществ столь своеобразной ситуации? Почему, переплетая нашу судьбу с этим любой части Европы, опутайте наш мир и процветание тяжелым трудом Европейские амбиции, соперничество, интерес, юмор или каприз? » Следовательно, заключил Вашингтон, "наша истинная политика - избегать постоянного союзы с любой частью иностранного мира, я имею в виду, пока мы теперь вольны делать это.”

Хотя политические взгляды Томаса Джефферсона были в отличие от Вашингтона, Джефферсон согласился с тем, что изоляция и нейтралитет был самым выгодным курсом для Соединенных Штатов. В его Джефферсон говорил о первой инаугурационной речи (1801 г.) «Мир, торговля и честная дружба со всеми народами, запутывать союзы ни с кем.”

Внешняя политика: что теперь? [ushistory.org]

Американское правительство 1. Природа правительства а. Цели правительства b. Типы правительства c. Что такое демократия? d. Демократические ценности - свобода, равенство, справедливость 2. Основы американского правительства а. Колониальный опыт б. Независимость и статьи Конфедерации c. Создание Конституции d. Билль о правах 3.Федерализм а. Основатели и федерализм б. Склонение чаши весов к национальной мощи c. Отношения между федерацией и государством сегодня: возвращение к правам штатов? 4. Американские политические взгляды и участие а. Американская политическая культура б. Какие факторы формируют политические взгляды? c. Измерение общественного мнения d. Участие в правительстве e. Голосование: забытая привилегия? 5. Как граждане связываются со своим правительством? а. Политические партии b. Кампании и выборы c. Группы интересов d.СМИ e. Интернет в политике 6. Конгресс: Народная ветвь? а. Полномочия Конгресса b. Лидерство в Конгрессе: это партийное дело c. Важность комитетов d. Кто в Конгрессе? е. Как законопроект становится законом 7. Президентство: ветвь руководства? а. Эволюция президентства б. Все мужчины и женщины президента c. Выбор и преемственность президента d. Работа президента e. Президентский характер 8. Бюрократия: реальное правительство а.Развитие бюрократии б. Организация бюрократии c. Кто такие бюрократы? d. Реформирование бюрократии 9. Судебная власть а. Создание федеральных судов б. Структура федеральных судов c. Верховный суд: что он делает? d. Как выбираются судьи и судьи e. Полномочия федеральных судов 10. Гражданские свободы и гражданские права а. Права и обязанности граждан б. Права на Первую поправку c. Преступление и надлежащее судебное разбирательство d.Гражданские права 11. Формирование политики: политические взаимодействия а. Внешняя политика: что теперь? б. Оборонная политика c. Экономическая политика d. Социальная и нормативная политика 12. Государственные и местные органы власти a. Государственные и местные органы власти: демократия в действии? б. Финансирование государства и местного самоуправления c. Кто платит за образование? 13. Сравнительные политические и экономические системы а. Сравнение правительств b. Сравнение экономических систем c. Маленький, маленький мир?
Соединенные Штаты осуществляют свою внешнюю политику посредством экономической помощи.Например, помощь голодающим в Северной Корее предоставляет не только гуманитарную помощь, но и является плацдармом для развития демократических идеалов и институтов.

Прощальное обращение Джорджа Вашингтона в 1789 году содержало один важный совет стране относительно отношений с другими странами: «избегайте запутывания союзов». Эти слова более века определяли внешнюю политику Соединенных Штатов.

Сегодня некоторые американцы думают, что слова Вашингтона по-прежнему мудры и что Соединенным Штатам следует по возможности уйти от мировых дел.На самом деле, однако, Соединенные Штаты были втянуты в мировую политику на протяжении всего ХХ века, и в результате внешняя политика отнимает у правительства много времени, энергии и денег.

Если изоляционизм устарел, какой внешней политике придерживаются Соединенные Штаты? В годы после Второй мировой войны Соединенные Штаты в основном руководствовались принципом сдерживания - политикой предотвращения распространения коммунизма за пределы стран, уже находящихся под его влиянием. Политика применялась к миру, разделенному холодной войной, борьбой между Соединенными Штатами и Советским Союзом.

С распадом Советского Союза в 1991 году сдерживание больше не имело смысла, поэтому в последние десять лет Соединенные Штаты пересмотрели свою внешнюю политику. Каковы его обязанности, если таковые имеются, перед остальным миром теперь, когда у него нет стимула переманивать их на американскую «сторону» в холодной войне? Нужны ли еще США союзники? Какие действия следует предпринять, если таковые имеются, когда вспыхнет «горячая точка», причиняющая страдания людям, живущим в соответствующих странах? Ответить непросто.


Экономическая сторона сдерживания: план Маршалла был разработан, чтобы предотвратить коммунистический захват европейских стран путем перекачивания американской помощи в больную экономику и инфраструктуру Западной Европы.

Цели внешней политики

Для исследования характера текущей внешней политики Соединенных Штатов логическим источником является Государственный департамент, задача которого - определять и направлять ее. Цели внешней политики включают следующее:

  • Сохранение национальной безопасности США
  • Содействие миру во всем мире и безопасной глобальной окружающей среде
  • Поддержание баланса сил между странами
  • Работа с союзниками для решения международных проблем
  • Поощрение демократических ценностей и прав человека
  • Развитие кооперативной внешней торговли и глобального участия в международных торговых организациях

Тщательное изучение этих целей показывает, что они основаны на сотрудничестве с другими странами, хотя «сохранение национальной безопасности Соединенных Штатов» подразумевает возможную конкуренцию и конфликт.

Кто определяет внешнюю политику?


Генри Киссинджер работал советником по национальной безопасности и государственным секретарем при президентах Никсоне и Форде. Он был ключевой фигурой в формулировании внешней политики США во время холодной войны.

Как и в любой другой политике, многие люди и организации участвуют в определении внешней политики Соединенных Штатов. Основная цель внешней политики - использовать дипломатию - или разговаривать, встречаться и заключать соглашения - для решения международных проблем. Они стараются не допустить перерастания проблем в конфликты, требующие военного урегулирования.

Президент почти всегда несет главную ответственность за формирование внешней политики. Президенты или их представители встречаются с лидерами других стран, чтобы попытаться решить международные проблемы мирным путем. Согласно Конституции, президенты подписывают договоры с другими странами с «совета и согласия» Сената. Таким образом, Сенат и, в меньшей степени, Палата представителей также участвуют в формировании внешней политики.

Государственный секретарь и многие другие должностные лица Государственного департамента играют важную роль в определении внешней политики.Государственный секретарь обычно является главным советником президента по внешней политике и главным координатором всех действий правительства, влияющих на отношения с другими странами.

Дипломатическая служба состоит из послов и других официальных представителей в более чем 160 странах. Послы и их сотрудники открывают посольства в странах, признанных Соединенными Штатами, и служат в качестве американского представительства за рубежом. Посольства являются частью Государственного департамента, они защищают американцев за рубежом и несут ответственность за гармоничные отношения с другими странами.


Президенты могут играть важную роль в формировании внешней политики, выступая посредником в переговорах между спорящими сторонами. Здесь президент Клинтон встречается с президентом Палестины Ясиром Арафатом и премьер-министром Израиля Ицхаком Рабином.

Совет национальной безопасности, входящий в состав Администрации президента, помогает президенту решать вопросы внешней, военной и экономической политики, влияющей на национальную безопасность. В его состав входят президент, вице-президент, государственный секретарь, министр обороны и другие лица, назначаемые президентом.Советник по национальной безопасности, который координирует работу Совета, иногда имеет такое же влияние, как и государственный секретарь, в зависимости от его или ее отношений с президентом.

Центральное разведывательное управление (ЦРУ), одно из самых известных агентств, которое определяет внешнюю политику, собирает, анализирует и передает информацию из других стран, которая может иметь важное значение для безопасности нации. Хотя ЦРУ печально известно своим участием в «шпионской» работе и «совершенно секретных» расследованиях, большая часть его работы является публичной и рутинной.Директор ЦРУ назначается президентом и утверждается Сенатом.

Внешняя политика Соединенных Штатов резко изменилась со времен Джорджа Вашингтона. Хотя американцы всегда обращают внимание на советы своего уважаемого основателя, мир, конечно, не тот. Многие люди, которые сегодня определяют американскую внешнюю политику, признают тот факт, что Соединенные Штаты являются членом мирового сообщества, которое не может позволить себе игнорировать важность ладить.

История американской внешней политики

Изоляционизм

Изоляционизм или невмешательство было традицией во внешней политике Америки в течение первых двух столетий.

Цели обучения

Объясните исторические причины американского изоляционизма во внешней политике

Основные выводы

Ключевые моменты
  • Президент Джордж Вашингтон в своем прощальном обращении заявил о невмешательстве, и эту политику продолжил Томас Джефферсон.
  • Политика невмешательства Соединенных Штатов сохранялась на протяжении большей части девятнадцатого века. Первым значительным иностранным вмешательством Соединенных Штатов была испано-американская война, в результате которой они оккупировали и контролировали Филиппины.
  • После Первой мировой войны неинтервенционистские тенденции внешней политики США проявили себя в полную силу. Во-первых, Конгресс Соединенных Штатов отверг самое заветное условие президента Вудро Вильсона по Версальскому договору - Лигу Наций.
  • Почти полное унижение Германии после Первой мировой войны заложило основу для голодного немецкого народа, который поддержал приход к власти Адольфа Гитлера. Невмешательство в конечном итоге способствовало приходу Гитлера к власти в 1930-х годах.
Ключевые термины
  • невмешательство : невмешательство, дипломатическая политика, посредством которой нация стремится избегать союзов с другими странами, чтобы избежать втягивания в войны, не связанные с прямой территориальной самообороной, имеет долгую историю в Соединенных Штатах. Состояния.
  • детище : творение, оригинальная идея или нововведение, обычно используются для обозначения создателей
  • изоляционизм : Политика или доктрина изоляции одной страны от дел других стран путем отказа от заключения союзов, внешнеэкономических обязательств, внешней торговли, международных соглашений и т. Д..

Фон

В течение первых 200 лет истории Соединенных Штатов национальной политикой были изоляционизм и невмешательство. Прощальное обращение Джорджа Вашингтона часто цитируется как закладывающее основу традиции американского невмешательства: «Великое правило поведения для нас по отношению к иностранным государствам - это расширение наших торговых отношений, чтобы иметь с ними как можно меньшую политическую связь. насколько возможно. У Европы есть набор основных интересов, которые для нас не имеют никакого отношения или имеют очень отдаленное отношение.Следовательно, она должна быть вовлечена в частые споры, причины которых по сути чужды нашим интересам. Следовательно, поэтому с нашей стороны должно быть неразумно вовлекать себя с помощью искусственных связей в обычные превратности ее политики или обычные комбинации и столкновения ее дружбы или вражды ».

Никаких запутанных союзов в девятнадцатом веке

Президент Томас Джефферсон расширил идеи Вашингтона в своей инаугурационной речи 4 марта 1801 года: «Мир, торговля и честная дружба со всеми народами, ни с кем не связывая союзы.Фразу Джефферсона «сплетение союзов», кстати, иногда неправильно приписывают Вашингтону.

Невмешательство продолжалось на протяжении всего девятнадцатого века. После того, как царь Александр II подавил январское восстание 1863 года в Польше, французский император Наполеон III попросил Соединенные Штаты «присоединиться к протесту против царя». Государственный секретарь Уильям Х. Сьюард отказался, «защищая« нашу политику невмешательства - прямолинейную, абсолютную и своеобразную, как это может показаться другим странам »», и настаивал на том, что «американский народ должен довольствоваться тем, чтобы рекомендовать причину человеческий прогресс благодаря мудрости, с которой они должны осуществлять полномочия самоуправления, воздерживаясь всегда и всеми способами от иностранных союзов, вмешательства и вмешательства.”

Политика невмешательства Соединенных Штатов сохранялась на протяжении большей части девятнадцатого века. Первым значительным иностранным вмешательством Соединенных Штатов была испано-американская война, в результате которой Соединенные Штаты оккупировали и контролировали Филиппины.

Невмешательство ХХ века

Администрации Теодора Рузвельта приписывают подстрекательство к Панамскому восстанию против Колумбии с целью обеспечения прав на строительство Панамского канала, начатого в 1904 году.Президент Вудро Вильсон, выиграв переизбрание под лозунгом «Он не позволил нам вступить в войну», был, тем не менее, вынужден объявить войну Германии и таким образом вовлечь страну в Первую мировую войну, когда была обнаружена Telegram Циммермана. И все же невмешательство оставалось; Конгресс США отказался одобрить Версальский договор или Лигу Наций.

Невмешательство в период между мировыми войнами

После Первой мировой войны невмешательства У.Внешняя политика С. велась в полную силу. Во-первых, Конгресс Соединенных Штатов отверг самое заветное условие президента Вудро Вильсона по Версальскому договору - Лигу Наций. Многие американцы чувствовали, что они не нуждаются в остальном мире и что они могут принимать решения относительно мира самостоятельно. Несмотря на то, что политика «против Лиги» была политикой нации, частные лица и дипломаты низшего уровня либо поддерживали, либо соблюдали Лигу Наций. Этот квази-изоляционизм показывает, что Соединенные Штаты были заинтересованы во внешней политике, но боялись, что, пообещав полную поддержку Лиге, они потеряют способность действовать во внешней политике так, как им заблагорассудится.

Просыпайся, Америка! : На заре Первой мировой войны такие плакаты призывали Америку отказаться от своей изоляционистской политики.

Хотя Соединенные Штаты не желали вступать в Лигу Наций, они были готовы заниматься иностранными делами на своих условиях. В августе 1928 года 15 стран подписали Пакт Келлога-Бриана, детище государственного секретаря США Фрэнка Келлогга и министра иностранных дел Франции Аристрид Бриан. Этот пакт, объявивший войну вне закона и продемонстрировавший приверженность Соединенных Штатов международному миру, имел семантические изъяны.Например, он не заставлял Соединенные Штаты выполнять условия каких-либо существующих договоров, он по-прежнему предоставлял европейским странам право на самооборону и заявлял, что, если одна нация нарушит пакт, другие подписавшие стороны должны будут обеспечить его соблюдение. Это. Пакт Келлога-Бриана был скорее признаком добрых намерений со стороны Соединенных Штатов, чем законным шагом к поддержанию мира во всем мире.

Невмешательство приняло новый оборот после краха 1929 года. В условиях экономической истерии Соединенные Штаты начали сосредотачиваться исключительно на налаживании своей экономики в пределах своих границ и игнорировали внешний мир.Пока мировые демократические державы были заняты налаживанием своей экономики в пределах своих границ, фашистские державы Европы и Азии выдвинули свои армии в позицию, чтобы начать Вторую мировую войну. С военной победой пришла и военная добыча - очень драконовское подчинение Германии посредством Версальского мирного договора. Это почти полное унижение Германии после Первой мировой войны, поскольку договор возлагал единственную вину за войну на нацию, заложило основу для голодного немецкого народа, который поддержал приход к власти Адольфа Гитлера.

Первая мировая война и Лига Наций

Лига Наций была создана как международная организация после Первой мировой войны.

Цели обучения

Объясните исторический взлет и падение Лиги Наций после Первой мировой войны

Основные выводы

Ключевые моменты
  • Лига Наций была предложена в 14 очках Уилсона.
  • В функции Лиги Наций входили арбитраж и поддержание мира. Однако у него не было армии для принуждения к власти.
  • Лига Наций была предшественницей Организации Объединенных Наций.
Ключевые термины
  • арбитраж : процесс, посредством которого две или более сторон используют арбитра или арбитра (беспристрастную третью сторону) для разрешения спора.
  • Всемирная торговая организация : международная организация, созданная ее основателями для надзора и либерализации международной торговли
  • разоружение : сокращение или упразднение вооруженных сил и вооружений нации и ее способности вести войну
  • межправительственные : относящиеся к двум или более правительствам или с их участием

Ранняя попытка создания международной организации

Лига Наций была межправительственной организацией, основанной в результате Парижских мирных переговоров, положивших конец Первой мировой войне.Форма и идеалы в некоторой степени были заимствованы из 14 пунктов президента США Вудро Вильсона. Лига была первой постоянной международной организацией, основной миссией которой было поддержание мира во всем мире. Ее основные цели, как указано в ее Пакте, включают предотвращение войн посредством коллективной безопасности и разоружения, а также урегулирование международных споров путем переговоров и арбитража. Другие вопросы в этом и связанных с ним договорах включали условия труда, справедливое обращение с коренными жителями, торговлю людьми и наркотиками, торговлю оружием, глобальное здравоохранение, военнопленных и защиту меньшинств в Европе.На пике своего развития, с 28 сентября 1934 года по 23 февраля 1935 года, в него входило 58 стран-участниц.

Карта Лиги Наций : Страны на карте представляют страны, входившие в Лигу Наций.

Отсутствие кредитного плеча

Дипломатическая философия Лиги представляет собой фундаментальный сдвиг по сравнению с предыдущим столетием. Лиге не хватало собственной вооруженной силы, и она зависела от великих держав в обеспечении выполнения ее резолюций, соблюдении своих экономических санкций или предоставлении армии, когда это было необходимо.Однако великие державы часто не хотели этого делать. Санкции могли навредить членам Лиги, поэтому они не хотели их соблюдать.

Провал Лиги

После ряда заметных успехов и некоторых ранних неудач в 1920-х годах Лига в конечном итоге оказалась неспособной предотвратить агрессию держав Оси. В 30-е годы из Лиги вышла Германия, Япония, Италия, Испания и другие страны. Начало Второй мировой войны показало, что Лига не смогла выполнить свою главную задачу - предотвратить будущую мировую войну.Организация Объединенных Наций (ООН) заменила его после окончания войны и унаследовала ряд агентств и организаций, основанных Лигой.

Вторая мировая война

Хотя изоляционисты годами удерживали США от участия во Второй мировой войне, интервенты в конце концов добились своего, и США объявили войну в 1941 году.

Цели обучения

Сравните и сопоставьте аргументы сторонников интервенции и невмешательства в отношении участия США во Второй мировой войне

Основные выводы

Ключевые моменты
  • Фашизм становился все более опасным в Соединенных Штатах, и после вторжения Германии в Польшу многие задавались вопросом, следует ли вмешиваться США.
  • Многие известные общественные деятели призывали к изоляционизму, такие как профессора и даже Чарльз Линдбург.
  • Программа ленд-лиза была способом ослабить интервенционизм, хотя США оставались в стороне в военном отношении.
Ключевые термины
  • Закон о нейтралитете : Закон о нейтралитете был принят Конгрессом Соединенных Штатов в 1930-х годах и был направлен на то, чтобы США больше не втягивались в внешние конфликты.

По мере того как в конце 1930-х Европа приближалась к войне, Конгресс Соединенных Штатов делал все возможное, чтобы предотвратить ее.Между 1936 и 1937 годами, к большому разочарованию пробританского президента Рузвельта, Конгресс принял законы о нейтралитете. В заключительном Законе о нейтралитете американцы не могли плавать на судах, плавающих под флагом воюющей страны, или торговать оружием с воюющими странами, что является потенциальной причиной вступления США в войну.

1 сентября 1939 года Германия вторглась в Польшу, а Великобритания и Франция впоследствии объявили войну Германии, что ознаменовало начало Второй мировой войны. В обращении к американскому народу два дня спустя президент Рузвельт заверил нацию, что сделает все возможное, чтобы уберечь его от войны.Однако он также сказал: «Когда мир где-либо нарушен, мир всех стран во всем мире находится в опасности. ”

Германия вторгается в Польшу : Вторжение Германии в Польшу заставило Соединенные Штаты пересмотреть свое вмешательство.

Война в Европе разделила американский народ на две отдельные группы: сторонников невмешательства и интервентов. Основным принципом аргументации интервенционистов был страх немецкого вторжения. К лету 1940 года Франция пала перед немцами, и Великобритания была единственным оплотом демократии между Германией и Соединенными Штатами.Интервенционисты боялись мира после этой войны, мира, в котором им придется сосуществовать с фашистской мощью Европы. В своей речи 1940 года Рузвельт утверждал: «Некоторые, действительно, до сих пор придерживаются очевидного ныне заблуждения о том, что мы ... можем безопасно позволить Соединенным Штатам стать одиноким островом ... в мире, где доминирует философия силы. Национальный опрос показал, что летом 1940 года 67% американцев считали, что немецко-итальянская победа поставит под угрозу Соединенные Штаты, что, если такое событие произойдет, 88% поддержали «вооружение до зубов любой ценой, чтобы будьте готовы к любым неприятностям », и что 71% высказались за« немедленное введение обязательной военной подготовки для всех молодых людей.”

В конечном счете, разрыв между идеалами Соединенных Штатов и целями фашистских держав - вот что лежало в основе аргументации интервенционистов. «Как мы могли сидеть сложа руки, наблюдая за войной против самих себя? - спросил писатель Арчибальд Маклиш. Причина, по которой интервенты говорили, что мы не можем сосуществовать с фашистскими державами, была связана не с экономическим давлением или недостатками наших вооруженных сил, а скорее с тем, что целью фашистских лидеров было разрушить американскую идеологию демократии.В обращении к американскому народу 29 декабря 1940 года президент Рузвельт сказал: «… страны оси не просто признают, но заявляют, что не может быть окончательного мира между их философией управления и нашей философией управления».

Однако было еще много тех, кто придерживался извечных принципов невмешательства. Хотя они и составляли меньшинство, они были хорошо организованы и широко представлены в Конгрессе. Сторонники невмешательства основывают значительную часть своих аргументов на историческом прецеденте, ссылаясь на такие события, как прощальное обращение Вашингтона и провал Первой мировой войны.В 1941 году действия администрации Рузвельта сделали все яснее и яснее, что Соединенные Штаты находятся на пути к войне. Этот сдвиг в политике, инициированный президентом, состоял из двух этапов. Первый произошел в 1939 году с принятием Четвертого закона о нейтралитете, который разрешал Соединенным Штатам торговать оружием с воюющими странами, если эти страны приезжали в Америку, чтобы забрать оружие и заплатить за него наличными. Эту политику быстро окрестили «Наличными и несущими». Вторым этапом стал Закон о ленд-лизе начала 1941 года.Этот акт позволил президенту «одалживать, сдавать в аренду, продавать или обменивать оружие, боеприпасы, продукты питания или любые« оборонные изделия »или любую« оборонную информацию »правительству любой страны, защиту которой президент считает жизненно важной для защиты своей страны. Соединенные Штаты ». Он использовал эти две программы, чтобы экономически поддержать британцев и французов в их борьбе с нацистами.

7 декабря 1941 года Япония атаковала американский флот в Перл-Харборе, Гавайи. Атака была задумана как превентивная акция, чтобы удержать U.Южно-Тихоокеанский флот от вмешательства в военные действия Японской империи в Юго-Восточной Азии против заморских территорий Великобритании, Нидерландов и США. На следующий день Соединенные Штаты объявили войну Японии. Внутренняя поддержка невмешательства исчезла. Тайная поддержка Британии сменилась активным союзом. Последующие операции США побудили Германию и Италию объявить войну США 11 декабря, на что США ответил взаимностью.С. в тот же день.

На завершающем этапе Второй мировой войны в 1945 году Соединенные Штаты провели атомные бомбардировки городов Хиросима и Нагасаки в Японии. Эти два события представляют собой единственное на сегодняшний день применение ядерного оружия в войне.

Интервенционизм

После Второй мировой войны внешняя политика США характеризовалась интервенционизмом, что означало, что США были непосредственно вовлечены в дела других государств.

Цели обучения

Дайте определение интервенционизму и его отношению к американской внешней политике

Основные выводы

Ключевые моменты
  • В период между Первой и Второй мировой войнами внешняя политика США характеризовалась изоляционизмом, что означало, что они предпочитали изолироваться от дел других стран.
  • Идеологические цели фашистских держав в Европе во время Второй мировой войны и растущая агрессия Германии заставили многих американцев опасаться за безопасность своей нации и, таким образом, призвали положить конец политике изоляционизма США.
  • В начале 1940-х годов политика США, такая как Программа Cash and Carry и Закон о ленд-лизе, оказывала помощь союзным державам в их борьбе против Германии. Это растущее участие США ознаменовало отход от изоляционистских тенденций к интервенционизму.
  • После Второй мировой войны США стали полностью интервенционистами. Интервенционизм США был мотивирован в первую очередь целью сдерживания влияния коммунизма и, по сути, означал, что США теперь являются лидером в области глобальной безопасности, в экономических и социальных вопросах.
Ключевые термины
  • изоляционизм : Политика или доктрина изоляции одной страны от дел других стран путем отказа от заключения союзов, внешнеэкономических обязательств, внешней торговли, международных соглашений и т. Д..
  • интервенционизм : политическая практика вмешательства в дела суверенного государства.

Отказ от изоляционизма

По мере того, как мир быстро втянулся во Вторую мировую войну, изоляционистская политика Соединенных Штатов сменилась большим интервенционизмом. Частично этот сдвиг во внешней политике был вызван евро-американскими отношениями и общественным страхом.

1 сентября 1939 года Германия вторглась в Польшу; Впоследствии Великобритания и Франция объявили войну Германии, положив начало Второй мировой войне.В обращении к американскому народу два дня спустя президент Рузвельт заверил нацию, что сделает все возможное, чтобы не допустить их к войне. Однако, несмотря на то, что он был нацелен на нейтралитет как на официальную политику Соединенных Штатов, он все же повторял, насколько опасно не участвовать в этой войне. Он также предупредил американский народ не позволять своему желанию избежать войны любой ценой преобладать над безопасностью нации.

Война в Европе разделила американский народ на две отдельные группы: сторонников невмешательства и интервентов.Обе стороны спорили о причастности Америки к этой Второй мировой войне. Основным принципом аргументации интервенционистов был страх немецкого вторжения. К лету 1940 года Франция пала перед немцами, и Великобритания была единственным оплотом демократии между Германией и Соединенными Штатами. Сторонники интервенции опасались, что в случае падения Британии их безопасность как нации немедленно упадет. Национальный опрос показал, что летом 1940 года 67% американцев считали, что немецко-итальянская победа поставит под угрозу Соединенные Штаты, и что, если такое событие произойдет, 88% поддержали «вооружение до зубов любой ценой, чтобы защитить себя». готовы к любым неприятностям », и этот 71% высказался за« немедленное введение обязательной военной подготовки для всех молодых людей ».

В конечном счете, идеологический разрыв между идеалами Соединенных Штатов и целями фашистских держав - вот что составило основу аргументации интервенционистов.

На пути к войне

Когда 1940 год стал 1941 годом, действия администрации Рузвельта сделали все более очевидным, что Соединенные Штаты встали на путь войны. Этот сдвиг в политике, инициированный президентом, состоял из двух этапов. Первый произошел в 1939 году с принятием Четвертого закона о нейтралитете, который разрешал Соединенным Штатам торговать оружием с воюющими странами, если эти страны приезжали в Америку, чтобы забрать оружие и заплатить за него наличными.Эту политику быстро окрестили «наличными и носи». Второй фазой стал Закон о ленд-лизе в начале 1941 года. Этот закон позволял президенту «одалживать, сдавать в аренду, продавать или обменивать оружие, боеприпасы, продукты питания или любые« предметы защиты ». "или любую" оборонную информацию "" правительству любой страны, защиту которой президент считает жизненно важной для защиты Соединенных Штатов ". Он использовал эти две программы, чтобы экономически поддержать британцев и французов в их борьбе против нацистов.

Президент Рузвельт подписал Закон о ленд-лизе : Закон о ленд-лизе позволил Соединенным Штатам на цыпочках отказаться от изоляционизма, оставаясь при этом нейтральным в военном отношении.

Политика интервенционизма

После Второй мировой войны Соединенные Штаты взяли курс на интервенционизм, чтобы сдержать коммунистическое влияние за рубежом. Такие формы интервенционизма включали оказание помощи европейским странам в восстановлении, активное участие в действиях ООН, НАТО и полиции по всему миру, а также участие ЦРУ в нескольких переворотах в Латинской Америке и на Ближнем Востоке. США не были просто изоляционистами (то есть США не просто отказались от политики изоляционизма), но активно вмешивались и руководили мировыми делами.

План Маршалла и интервенционизм США : После Второй мировой войны внешняя политика США характеризовалась интервенционизмом. Например, сразу после окончания войны США предоставили Европе денежную помощь в надежде бороться с влиянием коммунизма в уязвимой, ослабленной войной Европе. Этот ярлык был размещен на упаковках Marshall Aid.

Холодная война и сдерживание

Политика сдерживания Трумэна была первой крупной политикой во время холодной войны и использовала многочисленные стратегии для предотвращения распространения коммунизма за рубежом.

Цели обучения

Обсудить доктрину сдерживания и ее роль во время холодной войны

Основные выводы

Ключевые моменты
  • Сдерживание было предложено дипломатом Джорджем Кеннаном, который горячо предлагал Соединенным Штатам подавить коммунистическое влияние в Восточной Европе и Азии.
  • Одним из способов добиться этого было создание НАТО, чтобы западноевропейские страны имели защиту от коммунистического влияния.
  • После Вьетнама и разрядки президент Джимми Картер сосредоточился не столько на сдерживании, сколько на борьбе с холодной войной, продвигая права человека в странах с горячими точками.
Ключевые термины
  • сдерживание : Действия, предпринимаемые государствами или союзами наций против союзов равной мощи для предотвращения враждебных действий
  • откат : вывод войск.

Холодная война и сдерживание

Джордж Ф. Кеннан: Джордж Ф. Кеннан был дипломатом, стоявшим за доктриной сдерживания.

Сдерживание было политикой Соединенных Штатов, в которой использовались многочисленные стратегии для предотвращения распространения коммунизма за границу.Эта политика, составляющая часть холодной войны, была ответом на серию шагов Советского Союза по расширению своей коммунистической сферы влияния в Восточной Европе, Китае, Корее и Вьетнаме. Это была золотая середина между разрядкой и откатом.

Основа доктрины была сформулирована в телеграмме дипломата Соединенных Штатов Джорджа Ф. Кеннана в 1946 году. Как описание внешней политики США, это слово произошло из отчета, который Кеннан представил министру обороны США в 1947 году - отчета, который позже был использован в журнальной статье.

Слово «сдерживание» наиболее прочно ассоциируется с политикой президента США Гарри Трумэном (1945–53), включая создание Организации Североатлантического договора (НАТО), пакта о взаимной обороне. Хотя президент Дуайт Эйзенхауэр (1953–61) играл с конкурирующей доктриной отката назад, он отказался вмешиваться в Венгерское восстание 1956 года. Президент Линдон Джонсон (1963–69) сослался на сдерживание как на оправдание своей политики во Вьетнаме. Президент Ричард Никсон (1969–74), работая со своим главным советником Генри Киссинджером, отказался от сдерживания в пользу дружественных отношений с Советским Союзом и Китаем; эта разрядка или ослабление напряженности предполагала расширение торговых и культурных контактов.

Президент Джимми Картер (1976–1981) делал упор на права человека, а не на антикоммунизм, но отказался от разрядки и вернулся к сдерживанию, когда Советский Союз вторгся в Афганистан в 1979 году. Президент Рональд Рейган (1981–89) осудил советское государство как «зло». империя », обострила холодную войну и способствовала откату в Никарагуа и Афганистане. Центральные программы, начатые в рамках сдерживания, включая НАТО и ядерное сдерживание, оставались в силе даже после окончания войны. Слово сдерживание наиболее прочно ассоциируется с политикой президента США Гарри Трумэна (1945–53), включая создание Организация Североатлантического договора (НАТО), пакт о взаимной обороне.Хотя президент Дуайт Эйзенхауэр (1953–61) играл с конкурирующей доктриной отката назад, он отказался вмешиваться в Венгерское восстание 1956 года. Президент Линдон Джонсон (1963–69) сослался на сдерживание как на оправдание своей политики во Вьетнаме. Президент Ричард Никсон (1969–74), работая со своим главным советником Генри Киссинджером, отказался от сдерживания в пользу дружественных отношений с Советским Союзом и Китаем; эта разрядка или ослабление напряженности предполагала расширение торговых и культурных контактов.

Разрядка и права человека

Разрядка была периодом в отношениях США и Советского Союза, когда напряжение между двумя сверхдержавами ослабло.

Цели обучения

Объяснить значение Хельсинкских соглашений для истории прав человека в 20 веке и определить доктрину разрядки и ее использование Соединенными Штатами во время холодной войны

Основные выводы

Ключевые моменты
  • Разрядка была попыткой сверхдержав ослабить напряженность в период холодной войны.
  • Администрации Никсона и Брежнева начали политику разрядки, обсуждая мировые проблемы и подписывая такие договоры, как ОСВ-1 и Договор по противоракетной обороне.
  • Администрация Картера провозгласила разрядку правозащитным компонентом, критикуя плохую репутацию СССР в области прав человека. В ответ СССР критиковал США за их собственные права человека и за вмешательство во внутренние дела СССР.
  • При администрации Картера Совещание по безопасности и сотрудничеству в Европе подписало Хельсинкские соглашения, которые касались прав человека в СССР.
  • Разрядка закончилась в 1980 году советским вмешательством в Афганистане, бойкотом США Московской Олимпиады 1980 года и избранием Рейгана.
Ключевые термины
  • Варшавский договор : Пакт (долгосрочный договор о союзе), подписанный 14 мая 1955 года Советским Союзом и его коммунистическими военными союзниками в Европе.
  • Détente : по-французски «расслабление», разрядка - это ослабление напряженных отношений, особенно в политической ситуации. Этот термин часто используется в отношении общего ослабления геополитической напряженности между Советским Союзом и США, которое началось в 1971 году и закончилось в 1980 году.
  • Хельсинкские соглашения : Декларация о попытке улучшить отношения между коммунистическим блоком и Западом. Хельсинкские соглашения, разработанные в Европе, призывали к улучшению положения с правами человека в СССР.

Разрядка

Détente, что по-французски означает «расслабление», - это международная теория, которая относится к ослаблению напряженных отношений, особенно в политической ситуации. Этот термин часто используется в отношении общего ослабления отношений между Советским Союзом и Соединенными Штатами в 1971 году, потепления в период примерно в середине холодной войны.

Договоры о мире

Наиболее важные договоры о разрядке были разработаны, когда администрация Никсона пришла к власти в 1969 году. Политический консультативный комитет Варшавского договора направил Западу предложение, призывая провести саммит по «безопасности и сотрудничеству в Европе». Запад согласился, и начались переговоры о фактических ограничениях ядерных возможностей двух сверхдержав. В конечном итоге это привело к подписанию договора в 1972 году. Этот договор ограничивал ядерные арсеналы каждой державы, хотя он быстро устарел в результате разработки нового типа боеголовки.В том же году, когда была подписана ОСВ I, были также заключены Конвенция о биологическом оружии и Договор по противоракетной обороне.

Последующий договор, ОСВ-2, обсуждался, но так и не был ратифицирован Соединенными Штатами. Среди историков ведутся споры о том, насколько успешным был период разрядки в достижении мира. Две сверхдержавы договорились установить прямую горячую линию между Вашингтоном и Москвой, так называемый «красный телефон», что позволит обеим странам быстро взаимодействовать друг с другом в критический момент.Пакт ОСВ-2 в конце 1970-х годов основывался на работе переговоров об ОСВ-1, обеспечивая дальнейшее сокращение вооружений Советским Союзом и США.

Никсон и Брежнев : Президент Никсон и премьер Брежнев возглавляют период разрядки, подписывая такие договоры, как ОСВ I и Хельсинкские соглашения.

Хельсинкские соглашения и права человека в СССР

Хельсинкские соглашения, в которых Советы обещали предоставить свободные выборы в Европе, были расценены Советами как серьезная уступка для обеспечения мира.Хельсинкское соглашение было разработано Конференцией по безопасности и сотрудничеству в Европе, широкий ряд соглашений по экономическим, политическим вопросам и вопросам прав человека. СБСЕ было инициировано СССР, в нем участвовали 35 государств Европы.

Среди других вопросов, одной из самых распространенных и обсуждаемых после конференции были нарушения прав человека в Советском Союзе. Советская Конституция прямо нарушила декларацию прав человека, принятую Организацией Объединенных Наций, и этот вопрос стал заметной точкой диссонанса между Соединенными Штатами и Советским Союзом.

Поскольку администрация Картера поддерживала правозащитные группы внутри Советского Союза, Леонид Брежнев обвинил администрацию во вмешательстве во внутренние дела других стран. Это вызвало интенсивную дискуссию о том, могут ли другие страны вмешиваться, если нарушаются основные права человека, такие как свобода слова и религии. Основные различия между философией демократии и однопартийного государства не позволили урегулировать этот вопрос.Более того, Советский Союз продолжал защищать свою внутреннюю политику в области прав человека, нападая на поддержку США таких стран, как Южная Африка и Чили, которые, как известно, нарушали многие из тех же проблем с правами человека.

Разрядка закончилась после советского вмешательства в Афганистан, которое привело к бойкоту Америки на Олимпийских играх 1980-х годов в Москве. Избрание Рональда Рейгана в 1980 году, основанное на кампании по борьбе с разрядкой, ознаменовало завершение разрядки и возврат к напряженности времен холодной войны.

Олимпийские игры 1980 года в Москве : После советского вторжения в Афганистан многие страны бойкотировали Олимпийские игры 1980 года, проходившие в Москве.На этой фотографии запечатлены олимпийские бегуны на Играх 1980 года перед собором Василия Блаженного в Москве.

Внешняя политика после холодной войны

Эпоха после холодной войны была ознаменована оптимизмом, и баланс сил сместился исключительно в пользу Соединенных Штатов.

Цели обучения

Объясните истоки и элементы Нового мирового порядка после окончания холодной войны

Основные выводы

Ключевые моменты
  • В эпоху после холодной войны Соединенные Штаты были единственным лидером в мировых делах.
  • Холодная война установила стандарт для военно-промышленных комплексов, который, хотя и слабее, чем во время холодной войны, является наследием, которое продолжает существовать.
  • Новый мировой порядок, теоретически сформулированный Бушем и Горбачевым, принес странам оптимизм и демократизацию.
Ключевые термины
  • Война с террором : Война с террором - это термин, обычно применяемый к международной военной кампании, начатой ​​Соединенными Штатами и Соединенным Королевством при поддержке других стран после террористических атак 11 сентября 2001 года.
  • новый мировой порядок : термин новый мировой порядок использовался для обозначения любого нового периода истории, свидетельствующего о драматических изменениях в мировой политической мысли и балансе сил. Несмотря на различные толкования этого термина, он в первую очередь связан с идеологическим понятием глобального управления только в смысле новых коллективных усилий по выявлению, пониманию или решению глобальных проблем, которые выходят за рамки возможностей отдельных национальных государств решить. Наиболее широко обсуждаемое применение этой фразы в последнее время пришло к концу холодной войны.
  • военно-промышленный комплекс : Вооруженные силы страны вместе с предприятиями, поставляющими их оружие и материальные средства.

Внешняя политика после окончания холодной войны

Введение

С распадом Советского Союза на отдельные нации и возрождением нации России, мира проамериканских. и просоветские союзы распались. Возникли различные вызовы, такие как изменение климата и угроза ядерного терроризма.Региональные влиятельные лица в Ираке и Саддам Хусейн бросили вызов миру, внезапно напав на маленькое государство Кувейт в 1991 году.

Президент Джордж Х.В. Буш организовал коалицию союзных и ближневосточных держав, которые успешно отбросили силы вторжения, но не смогли вторгнуться в Ирак и захватить Хусейна. В результате диктатор мог причинять вред еще двенадцать лет. После войны в Персидском заливе многие ученые, такие как Збигнев Бжезинский, утверждали, что отсутствие нового стратегического видения для У.Внешняя политика С. привела к упущению многих возможностей для ее внешней политики. Соединенные Штаты в основном сократили свой внешнеполитический бюджет, а также оборонный бюджет времен холодной войны в 1990-х годах, который составлял 6,5% ВВП, сосредоточив внимание на внутреннем экономическом процветании при президенте Клинтоне, которому удалось добиться профицита бюджета на 1999 и 2000 годы

Последствия холодной войны продолжают влиять на мировые дела. После распада Советского Союза мир после холодной войны широко рассматривался как однополярный, с единственной оставшейся сверхдержавой США.Холодная война определила политическую роль Соединенных Штатов в мире после Второй мировой войны: к 1989 году США заключили военные союзы с 50 странами и разместили 526 000 военнослужащих за границей в десятках стран, из которых 326 000 - в Европе (две трети из них в Западной Германии) и около 130 000 в Азии (в основном Япония и Южная Корея). Холодная война также ознаменовала расцвет военно-промышленных комплексов мирного времени, особенно в Соединенных Штатах, и крупномасштабное военное финансирование науки. Эти комплексы, хотя их происхождение может быть обнаружено еще в 19, и веках, значительно выросли во время холодной войны.Военно-промышленные комплексы оказывают огромное влияние на их страны и помогают формировать их общество, политику и международные отношения.

Новый мировой порядок

Концепция, определявшая мировую державу после холодной войны, была известна как новый мировой порядок. Наиболее широко обсуждаемое применение этой фразы в последнее время пришло к концу холодной войны. Президенты Михаил Горбачев и Джордж Х.В. Буш использовал этот термин, чтобы попытаться определить природу эпохи после холодной войны и дух сотрудничества великих держав, который, как они надеялись, может материализоваться.Историки оглянутся назад и скажут, что это было не обычное время, а определяющий момент: беспрецедентный период глобальных изменений и время, когда одна глава закончилась и началась другая.

Буш и Горбачев : Буш и Горбачев помогли сформировать теории международных отношений после холодной войны.

Война с терроризмом

Концепция, определявшая мировую державу после холодной войны, была известна как новый мировой порядок. Наиболее широко обсуждаемое применение этой фразы в последнее время пришло к концу холодной войны.Президенты Михаил Горбачев и Джордж Х.В. Буш использовал этот термин, чтобы попытаться определить природу эпохи после холодной войны и дух сотрудничества великих держав, который, как они надеялись, может материализоваться. Историки оглянутся назад и скажут, что это было не обычное время, а определяющий момент: беспрецедентный период глобальных изменений и время, когда одна глава закончилась и началась другая.

Кроме того, когда после военного завоевания Ирака оружия массового уничтожения не было обнаружено, во всем мире возник скептицизм по поводу того, что война велась для предотвращения терроризма, а продолжающаяся война в Ираке имела серьезные негативные последствия для общественного мнения для имиджа страны. Соединенные Штаты.

Многополярный мир

Большим изменением за эти годы стал переход от биполярного мира к многополярному. В то время как Соединенные Штаты остаются сильной державой в экономическом и военном отношении, растущие страны, такие как Китай, Индия, Бразилия и Россия, а также объединенная Европа бросили вызов их господству. Аналитики внешней политики, такие как Нина Харчигиан, предполагают, что шесть новых великих держав разделяют общие интересы: свободная торговля, экономический рост, предотвращение терроризма и усилия по пресечению распространения ядерного оружия.И если им удастся избежать войны, ближайшие десятилетия могут быть мирными и продуктивными при условии отсутствия недопонимания или опасного соперничества.

Война с терроризмом

Война с террором - это международная военная кампания, начатая США и Великобританией после террористических атак 11 сентября.

Цели обучения

Определите основные элементы внешней политики США во время войны с террором

Основные выводы

Ключевые моменты
  • Официальной целью кампании было уничтожение «Аль-Каиды» и других боевых организаций, а двумя основными военными операциями, связанными с войной с террором, были операция «Несокрушимая свобода в Афганистане» и операция «Свобода Ираку» в Ираке.
  • Администрация Буша и западные СМИ использовали этот термин для обозначения глобальной военной, политической, правовой и идеологической борьбы, нацеленной как на организации, признанные террористическими, так и на режимы, обвиняемые в их поддержке.
  • 20 сентября 2001 г., сразу после терактов 11 сентября, Джордж Буш поставил ультиматум афганскому талибскому правительству: выдать Усаму бен Ладена и лидеров «Аль-Каиды», действующих в стране, в противном случае.
  • В октябре 2002 года значительное двухпартийное большинство в Конгрессе Соединенных Штатов разрешило президенту использовать силу, если это необходимо, для разоружения Ирака, чтобы «вести войну с терроризмом».Война в Ираке началась в марте 2003 года с воздушной кампании, за которой сразу же последовало наземное вторжение США.
Ключевые термины
  • Исламист : человек, исповедующий исламские фундаменталистские верования.
  • Война с террором : Война с террором - это термин, обычно применяемый к международной военной кампании, начатой ​​Соединенными Штатами и Соединенным Королевством при поддержке других стран после террористических атак 11 сентября 2001 года.
  • терроризм : умышленное совершение акта насилия с целью вызвать эмоциональную реакцию через страдания жертв во исполнение политической или социальной повестки дня.

Введение

Война с террором - термин, обычно применяемый к международной военной кампании, начатой ​​Соединенными Штатами и Соединенным Королевством при поддержке других стран после террористических атак 11 сентября 2001 года. Официальной целью кампании было уничтожение «Аль-Каиды» и других боевых организаций.Двумя основными военными операциями, связанными с войной с террором, были операция «Несокрушимая свобода в Афганистане» и операция «Свобода Ираку» в Ираке.

Атаки 11 сентября на Всемирный торговый центр : северная стена Всемирного торгового центра Two (южная башня) сразу после удара рейса 175 United Airlines.

Фраза «Война с террором» была впервые использована президентом США Джорджем Бушем 20 сентября 2001 года. Администрация Буша и западные СМИ с тех пор использовали этот термин для обозначения глобальной военной, политической, правовой и идеологической борьбы против организаций. признаны террористическими, а режимы обвиняются в их поддержке.Обычно он использовался с особым вниманием к «Аль-Каиде» и другим воинствующим исламистам. Хотя этот термин официально не используется администрацией президента США Барака Обамы, он по-прежнему широко используется политиками, в средствах массовой информации и официально некоторыми органами власти, такими как медаль службы США за глобальную войну с терроризмом.

Предшественник атак 9/11

Истоки «Аль-Каиды» как сети, вдохновляющей терроризм по всему миру и обучающей боевиков, можно проследить до советской войны в Афганистане (декабрь 1979 г. - февраль 1989 г.).Соединенные Штаты поддержали исламистских партизан моджахедов против вооруженных сил Советского Союза и Демократической Республики Афганистан. В мае 1996 года группа Всемирного исламского фронта джихада против евреев и крестоносцев (WIFJAJC), спонсируемая Усамой бен Ладеном и позже преобразованная в Аль-Каиду, начала формировать крупную базу операций в Афганистане, где находился исламистский экстремистский режим Талибана. захватил власть в том же году. В феврале 1998 года Усама бен Ладен, как глава Аль-Каиды, подписал фетву, объявляющую войну Западу и Израилю, а позже, в мае того же года, Аль-Каида выпустила видео, объявляющее войну Соединенным Штатам.С. и Запад.

Военное реагирование США (Афганистан)

20 сентября 2001 года, сразу после терактов 11 сентября, Джордж Буш поставил ультиматум талибскому правительству Афганистана, чтобы выдать Усаму бен Ладена и лидеров «Аль-Каиды», действующих в стране, в случае нападения. Талибан потребовал доказательства причастности бен Ладена к терактам 11 сентября и, если такие доказательства потребовали судебного разбирательства, они предложили провести такое судебное разбирательство в исламском суде. США отказались предоставить какие-либо доказательства.

Впоследствии, в октябре 2001 года, войска США вторглись в Афганистан, чтобы свергнуть режим талибов. 7 октября 2001 года официальное вторжение началось с того, что британские и американские войска провели авиаудары по вражеским целям. Кабул, столица Афганистана, пал к середине ноября. Оставшиеся остатки «Аль-Каиды» и «Талибана» отступили к суровым горам восточного Афганистана, главным образом к Тора-Бора. В декабре силы коалиции (США и их союзники) воевали в этом регионе. Считается, что Усама бен Ладен сбежал в Пакистан во время боя.

Военные ответы США (Ирак)

Ирак был включен в список государств-спонсоров терроризма США с 1990 года, когда Саддам Хусейн вторгся в Кувейт. Ирак также был в списке с 1979 по 1982 год; он был удален, чтобы США могли оказать материальную поддержку Ираку в его войне с Ираном. Режим Хусейна оказался постоянной проблемой для ООН и соседей Ирака из-за применения им химического оружия против иранцев и курдов.

В октябре 2002 года значительное двухпартийное большинство в Конгрессе Соединенных Штатов разрешило президенту применить силу, если это необходимо, для разоружения Ирака, чтобы «вести войну с терроризмом».Не сумев преодолеть сопротивление Франции, России и Китая резолюции СБ ООН, санкционирующей применение силы против Ирака, и до того, как инспекторы ООН по вооружениям завершили свои инспекции, США сформировали «Коалицию желающих», состоящую из страны, заявившие о поддержке его политики смены режима в Ираке.

Война в Ираке началась в марте 2003 года с воздушной кампании, за которой сразу же последовало наземное вторжение под руководством США. Администрация Буша заявила, что вторжение стало «серьезными последствиями», о которых говорится в резолюции 1441 СБ ООН.Администрация Буша также заявила, что война в Ираке была частью войны с террором, и это утверждение позже было подвергнуто сомнению.

Багдад, столица Ирака, пал в апреле 2003 года, и правительство Саддама Хусейна быстро распалось. 1 мая 2003 года Буш объявил об окончании основных боевых действий в Ираке. Однако восстание поднялось против коалиции под руководством США и недавно созданных иракских вооруженных сил и постсаддамовского правительства. Повстанческое движение, в которое вошли группы, связанные с «Аль-Каидой», привело к гораздо большим потерям коалиции, чем вторжение.Бывший президент Ирака Саддам Хусейн был схвачен войсками США в декабре 2003 года. Он был казнен в 2006 году.

История иностранных дел

УИЛЬЯМ БАНДИ был редактором журнала Foreign Affairs с 1972 по 1984 год. Он занимал внешнеполитические должности в администрациях Эйзенхауэра, Кеннеди и Джонсона, а с 1964 по 1969 год он работал помощником государственного секретаря по делам Восточной Азии и Тихого океана. После выхода из журнала он преподавал в Принстонском университете и опубликовал историю внешней политики в администрации Никсона.Он написал этот счет в 1994 году.

Введение

НАСТОЯЩИЕ ЗАПИСИ СОЗДАНЫ В ОБЛАСТИ ВЫСТАВКИ В Библиотеке Файерстоун Принстонского университета осенью 1993 года из материалов, относящихся к Совету по международным отношениям и его журналу Foreign Affairs . Опираясь на материалы из библиотек Принстона, относящиеся к таким выпускникам университета, как Вудро Вильсон, Гамильтон Фиш Армстронг и Аллен В. Даллес, эта выставка стала замечательным визуальным представлением истории Совета примерно до 1960 года с частыми ссылками на . Министерство иностранных дел и один отсек, посвященный событиям после 1960 года.В нем были показаны основные моменты увлекательной и уникальной истории частной инициативы, направленной на улучшение понимания общественностью вопросов внешней политики и передачу полезного мышления сменяющим друг друга правительствам США.

Выступая на открытии этой выставки, я говорил об истории Совета, уделяя должное внимание Foreign Affairs , но также много и о других мероприятиях и проектах, осуществляемых в Совете, стремясь не повторять, а скорее украсить и придать красочность и красочность. человек касается содержания экспоната в действии, программных примечаниях.Поскольку выставка была основана в основном на бумагах людей, которых больше нет с нами, она в основном касалась периода с 1922 по 1960 год, и мои замечания были сосредоточены на этом периоде, с коротким последним разделом о годах, прошедших с тех пор.

Позвольте мне прежде всего подчеркнуть фундаментальный момент. С самого начала Совет рассматривал свою функцию как предоставление возможности для отдельных идей и письменных работ, а также для дискуссий и дебатов. Он никогда как орган никогда не занимал какой-либо позиции по вопросам внешней политики. Его четко выраженные члены никогда не были более чем частью целого, никогда не заявляли, что говорят от его имени, и как Совет, так и журнал с самого начала подчеркивали, что расхождения во мнениях неизбежны и их следует приветствовать.

Начало
Уместно, что история, рассказанная на выставке, началась с Вудро Вильсона, президента Принстона до того, как он стал президентом Соединенных Штатов. Его лидерство, идеалы и красноречие нашли отклик у многих американцев, и когда в январе 1919 года он прибыл на Парижскую мирную конференцию, он унес с собой пылкие надежды не только американцев, но и большинства стран мира на справедливость и справедливость. прочный мир может установиться с помощью соответствующей международной организации, которая поможет в его достижении.

Тем не менее, к той весне, в истории, рассказанной совсем недавно в превосходной однотомной биографии Августа Хекшера, эти большие надежды уже потускнели. Таким образом, среди преданного ядра британских и американских делегаций и вспомогательного персонала выросло сильное чувство, что, каким бы ни была конференция, возникла новая и важная потребность в том, чтобы частные учреждения постоянно и неуклонно работали над расширением понимания проблем. в этом поле. Вкратце, они имели в виду совместное англо-американское учреждение, но эта идея вскоре испарилась перед очевидными практическими трудностями, хотя и сегодня сохраняются дружеские чувства между Советом и Британским Королевским институтом международных отношений, названным Chatham House в честь чудесного особняк Уильяма Питта, в котором он до сих пор проживает в Лондоне.Вместо этого американская группа в течение 1920 и 1921 годов приступила к созданию в Нью-Йорке того, что стало Советом по международным отношениям. В него вошли 75 первоначальных членов в основном из двух групп: академических и профессиональных экспертов, в основном из университетов, которые участвовали в так называемом расследовании в Париже, стремясь разработать наилучшую возможную фактическую основу и предложить Вильсону советы и рекомендации, и публично настроенные бизнесмены и банкиры с международным участием, почти все из самого Нью-Йорка.После некоторой поддержки и наполнения эти две группы объединились в концепции относительно небольшой организации, члены которой активно участвовали в программе встреч и групповых обсуждений, призванных расширить понимание участников, но как можно чаще приводить к общению. опубликованный вывод.

Когда Совет начал действовать, встречи не представляли проблемы. С самого начала его способность собрать серьезную и ответственную аудиторию, многие из которых имели большой опыт, привлекла ведущих докладчиков как из общественной жизни, так и из всех призваний, имеющих отношение к международным делам.Очень ранняя демонстрация этого произошла, когда бывший премьер-министр Франции Жорж Клемансо приехал в Нью-Йорк осенью 1922 года и выбрал Совет в качестве места для своей важной речи. В течение следующего десятилетия этому примеру последовали многие другие высокопоставленные лица, и традиция встреч продолжается и по сей день.

Однако в сознании основателей этого явно было недостаточно. Они хотели охватить гораздо более широкую аудиторию, чем просто посещать собрания, так что создание ежеквартального журнала для серьезных индивидуальных эссе быстро превратилось в центральный проект, главный и краеугольный камень.Чтобы стать его первым редактором, директора Совета обратились к профессору Арчибальду Кэри Кулиджу из Гарварда, активному участнику исследования до и во время Парижской конференции. Только в течение последнего десятилетия Кулидж наконец-то получил великолепную биографию профессора Роберта Бирнса из Индианы. В некоторой степени строгий, он был пионером в Америке на рубеже веков исследований России и Восточной Европы, а также международных исследований в целом. Какое-то время директор Гарвардской библиотеки Widener, он всю свою жизнь был ненасытным путешественником и инквизитором, а также скрупулезным знатоком документов.В какой-то момент, в 1914 году, имея за плечами старое состояние Boston China Trade, он погасил свои долги за гостеприимство в Германии, где он получил докторскую степень, официальным обедом на 100 человек в знаменитом отеле Adlon в Берлине. Он также заявил, что будет выступать против любого назначения в Гарвард, связанного с европейской историей, если кандидат не владеет хотя бы французским, немецким и русским языками.

Тогда 57, его уговорили согласиться на должность редактора на полставки, при условии, что Совет найдет квалифицированного молодого человека, который будет работать в Нью-Йорке полный рабочий день и выполнять всю механическую работу по выпуску журнала, одновременно участвуя в нем. полностью в редактировании.

Итак, второй главный герой вышел на сцену, где он останется до конца моих выступлений. Руководители Совета проконсультировались с Эдвином Ф. Гаем, одним из первых директоров, а затем выдающимся редактором New York Evening Post. Гей настоятельно рекомендовал человека, который был одним из его репортеров в Европе, Гамильтона Фиша Армстронга, с которым Кулидж встретился однажды, решительно излагая точку зрения, расходящуюся с официальной ортодоксальностью. Армстронг, окончивший Принстон в 1916 году, которому тогда было только под тридцать, Армстронг провел годы войны, покрывая опасные фронты, особенно на Балканах, был в военной форме исполняющим обязанности военного атташе в Белграде, находился в Париже и был прикомандирован к американской делегации. , а затем много путешествовал по Европе в качестве репортера «Ивнинг Пост», посвященного войне и миру.Он также был одним из юниоров, активно участвовавших в создании Совета.

Сразу же Хэм Армстронг - я не разговариваю и не знаком, просто использую ярлык, который все привыкли использовать для обозначения знаковой фигуры - принял почту и вернулся в июне 1922 года, уже набрав две важные статьи от ведущих европейских государственных деятелей. По договоренности, Кулидж остался в Бостоне, где продолжал преподавать в Гарварде и вести свою научную работу, а Армстронг руководил нью-йоркским офисом, решая все окончательные проблемы публикации.Он также отвечал за особый формат журнала, выбор очень особенной голубой бумажной обложки (от замечательного итальянского производителя бумаги), логотип человека на лошади, созданный его сестрой Маргарет, и надписи другой сестры. Хелен. Это было типично для чувства стиля, которое Армстронг, сын художника, Старого Нью-Йорка и долины Гудзона до кончиков пальцев, привнес в это и во все остальное на протяжении всей своей жизни.

С самого начала, Foreign Affairs представлял собой практическую операцию, без внешних рецензентов, редакторы могли обращаться за советом в любой квартал (с редакционным консультативным советом, который консультировался индивидуально по вкусу, но редко собирался вместе в большинстве редакций), но в конец полностью отвечает за все решения по содержанию.Директоров Совета, никогда не слишком слабых или не имеющих твердых взглядов, должны были часто отталкивать напечатанные статьи, но никто ни на мгновение не вмешивался, или, насколько мне известно, никогда не думал об этом.

Порядок работы двух редакторов, несомненно, уникален в истории американских журналов. Они общались не по телефону, а с помощью ежедневных писем, которые в те дни отправлялись к пяти часам дня, а другие доходили до девяти утра следующего дня! (Комментировать это излишне.В бумагах Армстронга, которые являются центральным элементом и изюминкой коллекций Принстонской библиотеки Мадда - как и на выставке Совета и Министерства иностранных дел - особой чертой являются полные оригиналы, в основном рукописные, писем обоих мужчин во время время они работали вместе. Хотя документы Кулиджа были переданы в библиотечную систему Гарварда, для этих писем было сделано исключение, чтобы собрать весь файл в одном месте.

Очень разные по внешнему виду, общительный и живой Армстронг и более уравновешенный и сдержанный Кулидж разделяли не только тягу к путешествиям и знакомству с вещами и людьми из первых рук, но и широкий круг интересов, навязчивую заботу о внимании и аккуратности. открытость взглядов, стремление к анонимности и предоставление авторам возможности говорить так, как они сами хотят.Короче говоря, они были отличными редакторами.

Собственные бумаги Армстронга охватывают все, что находится под солнцем. Как старый работающий репортер, он ежедневно делал длинные заметки о том, что он видел и делал, он писал и получал письма со всех уголков страны и мира, почти не пользуясь телефоном, насколько можно судить, и он редактировал и работал над статьями с большой интенсивностью. (Многие файлы по отдельным статьям остаются в Совете, помимо статей в Принстонских газетах.) И практически во всем, что инициировал сам Совет, за исключением Foreign Affairs , он был источником вдохновения, оводом, заядлым участником, и часто записывающее, как все произошло.

Первоначальный выпуск, опубликованный в сентябре 1922 года, имел еще одну стойкую торговую марку, разборчивый 12-точечный шрифт, в то время от шрифта Caslon, который теперешний редактор Джеймс Хог принес в 1993 году в современной версии. Но, конечно, содержание было настоящим испытанием. Передовая статья была написана старшим государственным деятелем и бывшим госсекретарем Элиху Рутом, содержательное эссе на тему о том, что Америка стала мировой державой и отчаянно нуждалась в гораздо более информированной общественности, чтобы следить за международными делами и работать в правительстве.Это была гораздо более оригинальная и поразительная мысль, чем может показаться сегодня: факт заключался в том, что внешняя политика, за редкими исключениями, сильно зависела от президентов и Белого дома, которые слишком мало учитывали общественное мнение, пока им не пришлось представить Готовый проект Конгрессу и общественности. После отказа от Лиги Наций к 1922 году стало очевидно, что этот метод выработки политики устарел и почти обречен на провал, хотя последующим президентам приходилось постоянно извлекать урок, и столь же очевидно, что внутри требовался гораздо более профессиональный подход. в правительстве, в прессе и в частных кругах в целом.

Между прочим, Рут был первым из одиннадцати государственных секретарей, прошлых, настоящих или будущих на момент написания, которые написали статьи для Foreign Affairs . В одном выпуске, за январь 1963 года, фактически было три таких статьи: две - прошлых секретарей (Дина Ачесона и Кристиана Гертера), а третья - Генри Киссинджера, чей день еще не наступил.

Другие статьи в том первом номере были написаны высокопоставленными европейскими государственными деятелями того времени, в одной статье восходящего юриста Нью-Йорка по имени Джон Фостер Даллес указывалось на трудности ситуации с репарациями.Сам Кулидж написал первую из многих статей по советским вопросам, используя различные буквенные инициалы, а не свое имя - прием, конечно, совершенно прозрачный, но отражающий стремление не допускать, чтобы журнал выглядел просто как отдушина для его редакторов. Ему незачем волноваться.

Часть усилий этих двух мужчин в первые годы была направлена ​​на то, чтобы сделать журнал популярным, но не с помощью современных усилий по связям с общественностью, а просто путем рассылки экземпляров влиятельным людям, которых затем можно было убедить внести свой вклад или привлечь других.Поэтому Кулидж через друга, работавшего в Москве во время войны в Москве, отправил копию этого номера Карлу Радеку, мозговому тресту Ленина, который Радек в должное время вернул, сообщив, что передал его Ленину для ознакомления. , и что последний разметил его. Тот экземпляр, который хранится сегодня в скромном деревянном ящике в приемной Совета на первом этаже, на самом деле сильно помечен, с отдельными комментариями, написанными Радеком, и значительными отступлениями в другой руке, предположительно Ленина.Любопытно, что это отводится на второй план не в статье Кулиджа о советской политике, а в оценке Даллесом экономических трудностей Европы.

Уильям Хайланд, редактор с 1984 по 1992 год, рассказывает, что, когда он показал проблему в своем случае Михаилу Горбачеву, выступая в 1989 году на Совете, Горби быстро отреагировал на упоминание Радека о том, что «он был предателем». Призрак Сталина продолжает жить. То же самое и с акцентом Кулиджа на статьях о России. За следующие 45 лет, как с гордостью отметил Армстронг в своих мемуарах «Мир и противодействие», журнал напечатал не менее 248 таких статей, что несомненно намного больше, чем любое другое неспециализированное издание на Западе.

В том же самом первом выпуске два редактора изложили свое кредо словами, которые с тех пор присутствуют в каждом номере журнала. Он не должен был представлять «какой-либо консенсус убеждений» (и не должен был быть домашним органом для работы, проводимой в Совете). Резких разногласий между участниками было вполне ожидаемо, и следовало избегать «простых капризов». По существу:

Foreign Affairs может сделать больше для информирования американского общественного мнения, оказывая широкое содействие различным идеям, чем отождествляя себя с одной школой.

Можно, конечно, спорить, всегда ли журнал соответствовал этому высокому идеалу. Но первоначальные редакторы, безусловно, много работали в этом направлении. Например, хотя они и были встревожены поражением Лиги Наций, они, не колеблясь, пригласили двух ведущих противников Лиги и сторонников изоляционизма, сенаторов Генри Кэбота Лоджа и Уильяма Э. Бора, для написания статей в 1924 г. и 1934 г. соответственно. Когда несколько консервативных высокопоставленных членов Совета возражали против приглашения выступить с речью, адресованному другому изоляционисту, сенатору Смиту Брукхарту от Айовы, Армстронг вскипел, говоря, по сути, как вы могли бы бороться с аргументами человека, если не понимаете их, и почему кто-нибудь боится услышать с другой точки зрения?

В частном порядке Кулидж выступал за признание Советского Союза Америкой, утверждая, что эта реальность вряд ли скоро исчезнет, ​​но из-за его сдержанности он никогда не высказывал этот аргумент напрямую и не печатал противоположные взгляды.Сам он всегда видел советскую систему больше с точки зрения российской истории, чем коммунистической идеологии, хотя последняя не использовала его и никогда не поддавался модным ярким отчетам, подготовленным Уэббами, Х.Г. По сути, и его, и Армстронга сегодня можно было бы назвать реалистами с определенными идеалами, но с твердым чувством постоянной необходимости четко судить о том, что происходит и почему, и что это означает в краткосрочной и среднесрочной перспективе.

С самого начала, верный своему кредо, журнал проявил гостеприимство к авторам, которых, возможно, не считали мейнстримом.Одним из них, личным другом Армстронга, был выдающийся афроамериканский интеллектуал У. Дюбуа, чья первая из пяти статей Foreign Affairs в 1925 году, определил «Цветную линию» как ключевую проблему 20-го века. Кулидж был в восторге от этой статьи, комментируя (как вспоминал Армстронг в своих мемуарах), что это произошло отчасти потому, что она заставила его «корчиться от выводов». Часто затрагивались и другие вопросы расы и колониализма.

Женщины-авторы не спешили появляться, хотя некоторые из них стали заметными в конце 1930-х годов (Дороти Томпсон) и после Второй мировой войны (особенно Барбара Уорд Джексон).С самого начала, в то время как «высокая политика» была в центре внимания множества статей в журнале, экономика и торговля имели большую долю, а такие социальные вопросы, как народонаселение, стали заметными примерно с 1944 года, в основном благодаря профессору Фрэнку Нотштейну из Принстона. .

Особую озабоченность с самого начала, особенно для ученого Кулиджа, вызывал раздел рецензирования на книгу. Чтобы взять на себя ответственность за это, Кулидж после нескольких неудачных экспериментов пригласил младшего коллегу из Гарварда, который должен быть третьим в нашей вербальной портретной галерее.

Уильям Л. Лангер, приехавший в Гарвард из Роксбери через бостонскую латынь, затем служивший в армии в качестве рядового, стал призовым учеником Кулиджа и фактическим преемником в области европейской истории. Мало кто из тех, кто посещал его лекции, как я, когда был аспирантом, забудет его гнусавость, скрупулезную подготовку, из-за которой его лекции заканчивались в самый разгар следующего часа, или обнаружив его за обедом позже, чаще всего в угол жирной ложки на Гарвардской площади.По-настоящему застенчивый, чрезвычайно сконцентрированный, с трудом подступивший или узнав, он был в сущности теплым и сострадательным человеком, с взаимной преданностью армии бывших учеников и коллег.

Лангер преобразовал раздел Книжного обозрения и определил его форму на следующие семьдесят лет, как попытку кратко, но критически отметить почти все важные книги, появившиеся по международным вопросам, первоначально на самых разных языках. По этому поводу он разделял точку зрения Кулиджа и прославился тем, что ответил, когда один из студентов умолял, что он не изучал определенные материалы, потому что они были на чешском языке, что в библиотеке действительно есть чешские грамматики и словари!

Исследования подтверждают легенду о том, как действовал Лангер.За месяц до того, как должны были быть опубликованы обзоры, офис журнала собирал всех кандидатов для проверки, более 100 за раз, упаковывал их в большой ящик и отправлял Лангеру в Кембридж. Примерно через две недели вернутся обзоры, сделанные им в одиночку.

Спешу добавить, что к концу 1930-х это было уже невозможно, и раздел рецензирования был объединен в тематические разделы, редактировавшиеся сначала главным редактором, а затем отдельным редактором рецензирования книг. Он остался краеугольным камнем журнала, способствуя развитию науки и общепринятого мнения, сочетая в себе широту и в большинстве случаев краткость.

В начале своего первого десятилетия, в то время, когда было выпущено множество нью-йоркских журналов (особенно Time и The New Yorker), была создана и процветала Foreign Affairs . К 1927 году тираж поднялся с начальных 1500 или около того до респектабельного уровня в 11000 экземпляров. Затем, в 1928 году, Кулидж умер слишком рано и довольно внезапно, и Армстронг взял на себя обязанности редактора, не упуская ни секунды. Осенью того же года он представил парные статьи, в которых излагались точки зрения противоборствующих политических партий; писателем от демократов был тогдашний губернатор Нью-Йорка Франклин Рузвельт.

1930-е годы
В 1932 году рецензии на книги были собраны в книгу в твердом переплете, что продолжалось еще три десятилетия и, наконец, завершилось массивной Foreign Affairs 50-летней библиографией (1972), в которой были собраны все еще важные опубликованные книги. за этот период и их тщательная переоценка. Это был проект, которому особенно посвятил себя Хэм Армстронг, и это еще один из его памятников.

Но, конечно, к 1933 году сам мир был в ужасных бедах: депрессия, приход Гитлера и укрепление сталинского правления в Советском Союзе.Естественно, что идеализм первого десятилетия Foreign Affairs с не менее чем 30 статьями, посвященными работе Лиги Наций, и 32 статьями о проблемах разоружения, уступил место неуклонно растущему беспокойству и решению по поводу угрозы, особенно со стороны Нацистская Германия.

Сам Армстронг был в авангарде этой трансформации. Всегда внимательно следивший за европейской политикой, он сумел побывать в Германии весной 1933 года и взять интервью у большого количества людей, включая длинный монолог самого Адольфа Гитлера.По возвращении он написал небольшую книгу о своих ужасных впечатлениях. Подводя итог в своих мемуарах, он написал:

Я самым пессимистическим образом подверг сомнению как надежду на то, что Гитлер, вооруженный, откажется от окончательного испытания воли, так и тезис многих о том, что его правление окажется всего лишь вспышкой в ​​кастрюле. По трезвой и ужасной правде люди исчезли.

Эти впечатления быстро переросли в убеждение, что после перевооружения Германия будет огромной угрозой миру в Европе и самим США.

К этому времени Армстронг возобновил дружбу со времен Принстона с ведущим персонажем № 4, Алленом В. Даллесом, который попробовал себя на дипломатической службе и стал адвокатом в Нью-Йорке. Позже его много критиковали за решения, принятые в последние годы в качестве главы ЦРУ и в качестве члена Комиссии Уоррена, Аллена Даллеса 1930-х и 1940-х годов, а также 1950-х годов, когда я имел честь работать под его руководством над общенациональными оценками. Сторона Агентства была в ключевых отношениях, таких как Армстронг, общительной, разносторонней, открытой для новых идей и людей и беспристрастной.То, что он был в свое время, полагал, что перед лицом сталинского Советского Союза (а до этого - гитлеровской Германии) использование тайных методов было моральным и необходимым, не исключает, я надеюсь, справедливого суждения о его жизни и службе.

Как бы то ни было, Аллен Даллес был чрезвычайно активным руководителем в делах Совета с конца 1920-х по 1930-е годы и снова в ранний послевоенный период, прежде чем он вошел в ЦРУ во время Корейской войны. С 1927 по 1947 год он написал одиннадцать статей для журнала Foreign Affairs .Его документы также находятся в Принстоне и являются бесценным источником для Совета и Министерства иностранных дел, , а также для множества официальных лиц.

В конце 1930-х Армстронг и Аллен Даллес вместе написали книгу под названием «Может ли Америка оставаться нейтральной?». Это был короткий аргумент, сосредоточенный на проблеме нейтралитета и, как следует из названия, фактически утверждал, что это быстро становилось неприемлемой позицией для Соединенных Штатов перед лицом политики Гитлера. В течение следующих трех лет журнал как никогда близко подошел к тому, чтобы стать убежденным сторонником определенной школы мысли - интервенционизма в развивающейся европейской войне, формально разразившейся в сентябре 1939 года.В журнале « Foreign Affairs » появилось несколько изоляционистских статей, и там разразился громкий огонь ярких статей об опасностях Гитлера, особенно знаменитого обозревателя Дороти Томпсон.

Одновременно, как показало исследование немецкого ученого Майкла Вала, очень много людей, которые были членами Совета, также были ведущими фигурами в интервенционистских организациях, сначала в Комитете по защите Америки путем помощи союзникам, а затем, начиная с начала 1941 года, Комитет «Борьба за свободу», призывающий Соединенные Штаты принять прямое военное участие в войне против Германии и быть готовыми к борьбе с милитаристской Японией.Сам Армстронг никогда не вступал ни в одну из этих организаций, но его недавний соратник Аллен Даллес был заметным членом комитета «Борьба за свободу», и те, кто знал Армстронга, почти не сомневались в его симпатиях. Однако, как мы вскоре увидим, его основная деятельность после начала войны в Европе в сентябре 1939 года была в другом направлении.

В период 1930-х годов сам Совет существенно расширил как круг своих публикаций, так и свою деятельность за пределы Нью-Йорка.Начиная с конца 1920-х и до тридцатых годов Совет издавал Политический справочник мира, составленный главным образом исполнительным директором того периода Уолтером Мэллори. Это давало полную текущую информацию о правительствах и ключевых фигурах во всем мире и в течение многих лет было ведущим справочным источником для журналистов и других лиц.

Вторая важная серия публикаций была учреждением непосредственных ежегодных обзоров прошлого года, снова начатых в конце двадцатых годов, но выведенных на новый уровень в тридцатых годах.К тому времени ежегодные обзоры, публикуемые Chatham House в Лондоне и написанные великим историком Арнольдом Тойнби, стали особенными, и усилия Совета были в этом общем направлении. В начале тридцатых годов три первых ежегодных обзора были написаны лично известным редактором и обозревателем Вальтером Липпманном, и работа продолжалась до тех пор, пока ее не прервала война.

В годы, полные событий после войны, эти ежегодные обзоры под названием «Соединенные Штаты и мировые дела» были выпущены необычайно быстро после конца года, параллельно с томами, содержащими ключевые публичные документы в течение года.Тома писали в течение нескольких лет Джон Кэмпбелл, еще один видный интеллектуальный деятель Совета. Затем работа перешла к Ричарду Стеббинсу, пока она не была приостановлена ​​после 1970 года, поскольку ее было слишком сложно производить своевременно. (С 1978 по 1993 год специальный выпуск журнала Foreign Affairs , посвященный «Америке и миру», частично заполнил пробел.) Кэмпбелл, как и Стеббинс, ученик Лангера, более сорока лет был столпом исследований. Программа и рецензент книг по множеству предметов для Foreign Affairs в общем разделе, посвященном Советскому Союзу и Восточной Европе, и особенно Ближнему Востоку, где его диапазон и объективность были особенно очевидны.

С другой стороны, в конце 1930-х годов директора Совета убедили, что создание более мелких организаций по образцу Совета в как можно большем количестве сообществ по всей стране послужит общественным целям. Первоначально организованный Фрэнсисом П. Миллером, результатом стало создание на средства, предоставленные корпорацией Карнеги, первых тринадцати комитетов по международным отношениям в городах от Портленда, Орегон, до Хьюстона, Денвера и Де-Мойна. Правило заключалось в том, что каждый местный комитет должен быть полностью самоуправляемым, стремясь привлечь широкий спектр занятий и интересов в сообществе и его окрестностях.Совет просто обязался тесно сотрудничать с комитетами в предоставлении привлекательных ораторов, включая членов собственного персонала Совета.

С самого начала эта рыхлая федеративная структура работала исключительно хорошо. Комитеты укрепились и незаметно превратились в силы внутри своих сообществ для более широкого понимания международных дел. Со временем первоначальные 13 были постоянно расширены, и сегодня их стало 37, которые также отправляют делегатов на оживленную ежегодную конференцию в штаб-квартире Совета в Нью-Йорке.По моему опыту из нескольких поездок, местные комитеты всегда придерживались той же широты взглядов и взглядов, которых сам Совет добивался от своих членов, и при этом высокой степени открытости.

Таким образом, в 1930-е годы Совет неуклонно расширял сферу своей деятельности как в плане публикаций, так и в плане выхода за пределы своих границ. Исследовательский состав Совета под руководством Перси Бидуэлла в течение 20 лет, а затем Филипа Э. Мозли из Российского института в Колумбии также расширил свою деятельность и усовершенствовал технику объединения групп экспертов, заквашенных с мирянами, иногда просто для обсуждения и просвещения, часто для подготовки отчетов назначенного автора, которые были распространены, по крайней мере, среди членов Совета и несколько раз опубликованы.

Именно эта методика и опыт группы по изучению были применены, когда разразилась Вторая мировая война осенью 1939 года, в рамках самого амбициозного исследовательского проекта Совета.

1939-45
Это был проект «Война и мир», начатый в конце 1939 года и действовавший до конца войны в 1945 году. Как и многое другое в истории Совета, идея такого проекта, похоже, имела был тем из самого Хэма Армстронга. В некотором смысле, это восходит к корням Совета, выражавшимся в глубоком недовольстве участников расследования 1917-1919 годов недостаточной глубиной знаний и понимания, которые были доступны президенту Вильсону и американскому правительству в целом. тот послевоенный период.

Во всяком случае, буквально через неделю после начала войны в начале сентября 1939 года Армстронг и его сильная правая рука Уолтер Мэллори были в Вашингтоне, предлагая использовать организационные способности Совета и способность отбирать хороших людей для работы на правительство. . Четыре исследовательские группы были сформированы и профинансированы Фондом Рокфеллера для оценки того, как война может развиваться, куда она уйдет в мире, и особенно в Соединенных Штатах, и какие анализы будут полезны для планирования действий в чрезвычайных ситуациях.

В декабре 1939 года Государственный департамент, у которого в те простые дни буквально не было ни отделов планирования, ни исследований, ни возможностей, ни денег на их оплату, в любом случае ухватился за это предложение и установил связь с исследовательскими группами. Они приступили к работе, встречаясь раз в месяц в Нью-Йорке, сначала с шестью или около того членами каждый, а затем с большим количеством членов по экономическим, финансовым, безопасности и территориальным проблемам, с дополнительной группой, сформированной позже для обсуждения мирных целей.

Два года спустя, конечно, Соединенные Штаты вступили в войну, и сотрудничество усилилось.Несколько секретарей групп перешли работать непосредственно на госслужбу. Но импульс исходил все время от участников, которые скинули поток документов, в конечном итоге около 700. Те, кто занимался экономическими вопросами, подчеркнули фундаментальную важность экономического сотрудничества между Соединенными Штатами и Великобританией, а территориальная группа расширила сферу своей деятельности, включив в нее вопросы возможных будущих границ, опеки и демографических тенденций. Пятая группа, касающаяся возможных целей мира, особо отметила обширное исследование взглядов и проблем оккупированных стран через их правительства в изгнании.

Было мудро сказано, что планы на случай непредвиденных обстоятельств никогда не принимаются в том виде, в каком они написаны, но что это упражнение часто имеет неоценимое значение для выявления вопросов, с которыми необходимо столкнуться. Я уверен, что это было для этого экстраординарного упражнения. В личном плане эффект от этого был огромен: участники поддерживали связь с правительством, были установлены всевозможные связи, которые позволили выявить более поздние таланты, и некоторые из участников, включая Армстронга, оказались на исторической конференции в Сан-Франциско 1945 года. прямое сотрудничество с правительством, я полагаю, это был самый дальний север не только для Совета, но и для любой частной организации в любой момент в истории Америки.

Еще один человек, который играет большую роль в истории Совета, сыграл большую роль в проекте «Война и мир». Рабочая лошадка в группе по изучению экономики, Уильям Диболд стал членом избранной гильдии экономистов мирового класса, рецензентом экономических книг в журнале Foreign Affairs , автором нескольких книг и постоянным подстрекателем и проводником Совета по вопросам экономики. разнообразные проекты в своей области.

Послевоенные исследовательские группы
Таким образом, метод групповых исследований широко использовался в послевоенный период, когда всем было очевидно, что Организация Объединенных Наций не может обеспечить мир и что сохраняется глубокая нестабильность.По подсчетам Майкла Валы, в неспокойные послевоенные годы Совет изобиловал учебными и дискуссионными группами 27 за первые пять послевоенных лет. Многие из исследовательских групп занимались проблемами Европы, в том числе одна под председательством Дуайта Эйзенхауэра, тогдашнего президента Колумбии, но Япония и группа учреждений ООН приняли на себя полную.

По всей вероятности, эти группы внесли, по крайней мере, общий вклад в основу мышления, лежащую в основе Плана Маршалла и НАТО, хотя я не верю, что что-либо, организованное Советом, сыграло сколько-нибудь значительную роль в разработке самого Плана.Трое из первоначальных ключевых фигур в его составлении, Дин Ачесон, Уилл Клейтон и Джордж Кеннан, были членами Совета, как и многие из тех, кто в нем работал, но Ачесон, Клейтон и Кеннан в то время не участвовали в деятельности Совета. .

Конечно, среди членов Совета преобладали симпатии и поддержка этих начинаний. Когда в июне 1947 года госсекретарем Джорджем Маршаллом была запущена программа восстановления Европы, при полном сотрудничестве правительства был быстро создан ряд общественных организаций для поддержки этого начинания.Самый известный из них, Комитет по плану Маршалла (CMP), имел в своем составе большое количество членов Совета. В соответствии со своими основополагающими принципами сам Совет никогда не занимал какой-либо позиции по этим вопросам, но затем, как и в последний период перед началом Второй мировой войны, среди отдельных членов Совета были очень сильные настроения, и это нашло отражение в их действия.

Между весной 1947 года и весной 1948 года, несомненно, произошли кардинальные изменения в отношении населения и Конгресса к Плану, так что, хотя большинство опрошенных поначалу было против, Конгресс, наконец, принял и полностью профинансировал План Маршалла весной 1948 г.Что сделали активные члены Совета, так это продвинули идею и помогли ее распространению среди американского народа в целом, что всегда было важной функцией, которую Совет стремился выполнить. В любом случае, я считаю, что почти каждая историческая школа признала, что план Маршалла был одновременно самым великодушным и самым мудрым шагом Соединенных Штатов в послевоенную эпоху.

Той же насыщенной событиями весной 1947 года страна нашла обоснование своей основной политики в отношении Советского Союза в статье, опубликованной в журнале Foreign Affairs .История статьи Джорджа Кеннана «Икс» давно вошла в историю. В этом эпизоде ​​Джеймс Форрестол просил Кеннана заново изложить свое видение Советского Союза, следуя общим линиям, изложенным им в знаменитой «длинной телеграмме» от февраля 1946 года; Кеннан написал такую ​​статью и изложил ее суть на заседании Совета; Джордж Франклин, исполнительный директор Совета, сразу же привлек внимание Хэма Армстронга к заседанию; и Армстронг быстро организовал публикацию полученной статьи в июльском номере 1947 года, неохотно признав весьма временную анонимность автора, который только что взял на себя роль планирования политики в государстве.Этот июльский выпуск 1947 года остается предметом коллекционирования, и переиздания статьи со значительным отрывом все еще находятся на вершине тиража переизданий Совета, при этом спрос остается на стабильном уровне.

Истории Лангера
Еще один проект 1940-х годов заслуживает упоминания здесь, хотя он не был освещен на выставке в Принстоне. В 1945 году Комитет по исследованиям Совета посчитал, что существует большая потребность в наиболее авторитетном и сбалансированном анализе дипломатического фона, стоящего за вступлением Соединенных Штатов во Вторую мировую войну, и их дипломатии военного времени.Я уверен, что они имели в виду не только обычную потребность в хорошей истории решающего периода, но и память о бесконечных и разрушительных спорах конца 1920-х и 1930-х годов о том, как Соединенные Штаты оказались в противоречиях Первой мировой войны. у которого не было общей базы авторитетной информации, и он во многом парализовал американскую политику в 1930-е годы. Более того, они почувствовали, что, какие бы предубеждения и особые интересы ни играли роль в 1917 году, в период с 1937 по 1941 год, а затем и до конца войны, все было по-другому.

Уильям Лангер, только что вернувшийся в Гарвард после службы в оценочной и аналитической части Управления стратегических служб, и все еще декан дипломатических историков, с высокой репутацией добросовестных и честных людей, был естественным выбором для этой должности, которую он был принят на работу, которая сначала считалась четырехлетней. Но поскольку Лангер был отозван на государственную службу в 1950 году для создания Управления национальных оценок в ЦРУ, двойные тома не публиковались до 1953 года, и даже тогда они не могли полностью охватить фактические годы войны.

Соглашения Совета с Государственным департаментом, одобренные наверху, заслуживают здесь особого упоминания. Лангер и его коллеги должны были иметь доступ ко всем соответствующим документам при соблюдении двух условий. Один из них, естественно, навязанный правительством, заключался в том, что любой документ, который он желает использовать, должен быть одобрен в целях безопасности - условие, которое после окончания войны можно было бы интерпретировать со значительной гибкостью. Второй, на котором он и Совет настаивали, заключался в том, что любой документ, на который он ссылался (в том, что превратилось в массивные сноски), после публикации исследования должен быть рассекречен и полностью доступен другим историкам.

Я останавливаюсь на этом втором условии, которое, я думаю, было введено впервые в проекте Лангера. Позже Дин Ачесон в своих мемуарах настаивал на идентичных условиях для любого документа, который он использовал и цитировал. Хотя мемуары президента всегда были самостоятельным законом, мне кажется прискорбным, что государственные секретари и советники по национальной безопасности не всегда следовали прецеденту Лангера / Ачесона.

Два тома, выпущенные в рамках проекта Лангера, по-прежнему, я считаю, стандартным справочником по этому вопросу, общепринятым как честный и полный.И никогда не было повторения ожесточенных споров 1930-х годов, если не считать естественного уровня критики и ревизионизма в отношении довоенной политики Рузвельта. Я бы сказал, что проект Лангера был крупной и малоизвестной общественной службой.

1950-е годы
В администрации Эйзенхауэра два давних активных члена, Джон Фостер и Аллен Даллес, занимали руководящие должности в качестве государственного секретаря и директора Центральной разведки соответственно. Более того, как только что было отмечено, сам Эйзенхауэр, когда он был в Колумбии, проявил интерес к Совету и возглавил одну исследовательскую группу, прежде чем он был отозван для командования НАТО.Таким образом, его администрация, я полагаю, была апогеем с точки зрения действительно активных членов Совета, занимающих руководящие должности в правительстве.

Однако поразительно, что это никоим образом не мешало Совету спонсировать проекты, которые стали критичными по отношению к политике администрации Эйзенхауэра. Это особенно верно в отношении центрального вопроса, обсуждаемого в правительстве и в обществе в этот период, - вопроса о ядерном оружии и национальной политике.

Именно на заседании Совета в январе 1954 года секретарь Даллес впервые дал полное описание того, что стало называться доктриной «массированного возмездия», удерживая угрозу ядерного оружия или более широких военных действий в качестве сдерживающего фактора для экспансивных или агрессивных действий. действия коммунистов или других.Впоследствии эта речь была переработана в статью в Foreign Affairs , которая остается авторитетным объяснением политики.

Практически сразу же Исследовательский комитет Совета решил, что предмет нуждается в лучшем изучении, которое он мог бы получить, если бы проблемы с безопасностью и классификацией могли быть преодолены. Собралась значительная группа соответствующих экспертов, которые вскоре пришли к выводу, что на уровне общей политики ядерное оружие действительно может быть оценено без серьезных проблем с безопасностью.В связи с важной ролью секретаря этой группы, ответственной за руководство ее работой и составление полного отчета, Армстронг и Джордж Франклин были ответственны за выбор молодого профессора Гарварда, рекомендованного Артуром Шлезингером, Макджорджем Банди и Уильямом Янделлом Эллиоттом, чьи изображения варьировались от либеральных до жестких. Результатом стало появление Генри Киссинджера как важной фигуры на национальной арене.

Присоединившись к проекту после того, как он уже был в стадии реализации, он постепенно взял на себя ответственность и превратил его, по сути, в операцию в поддержку своего собственного написания книги, которая в лучшем случае примерно соответствовала зарождающемуся направлению мысли внутри самой группы.Киссинджер приступил к работе в Совете в 1955/56 учебном году, а в следующем году опубликовал книгу «Ядерное оружие и внешняя политика», которая на несколько месяцев попала в списки бестселлеров и привлекла огромное внимание. Все согласились с тем, что анализ был блестящим, но с течением времени все больше скептически относились к обоснованности самого поразительного вывода о том, что существует такая вещь, как «ограниченная ядерная война», для которой Соединенные Штаты должны были способность и воля.

Полдюжины лет спустя, в книге, написанной другой группой Совета по безопасности Западной Европы, Киссинджер должен был перевернуть поле зрения и сделать вывод, что в реальном мире не было осуществимого противопожарного барьера после того, как было начато применение ядерного оружия, следовательно нет реальной возможности «ограниченного» ядерного конфликта. Тем не менее, вне всякого сомнения, его первая публикация и работа исследовательской группы во многом способствовали серьезному обсуждению этих жизненно важных вопросов.

Естественно, Киссинджер с этого момента стал постоянным членом Совета, опубликовав не менее двенадцати статей в журнале Foreign Affairs за период до своего прихода в правительство в 1969 году.Почти столь же плодотворным был другой выдающийся академик, получивший образование в Гарварде, Збигнев Бжезинский, написавший восемь статей об этом общем периоде пятидесятых и шестидесятых годов.

1960-е годы
В это десятилетие снова было много высокопоставленных чиновников, которые были активными членами Совета, особенно Дин Раск и Макджордж Банди, в то время как Джон Кеннеди написал для Foreign Affairs в 1950-х годах. В самом деле, Майкл Вала говорит мне, что проведенное одним социологом численное исследование биографии избранных высокопоставленных должностных лиц обнаружило, что более высокая доля из них были членами Совета при Кеннеди и Джонсоне, чем при Эйзенхауэре (40 процентов при Эйзенхауэре, 42 процента при Кеннеди и высокий процент). 57 процентов при Джонсоне).Мне такие невзвешенные подсчеты людей кажутся в лучшем случае очень приблизительными показателями, и я записываю свое личное впечатление от работы во всех трех администрациях, что степень того, что можно было бы назвать «сознанием Совета», на самом деле была значительно меньше при Кеннеди и Джонсон, чем при Эйзенхауэре. Конечно, ни JFK, ни LBJ не обратили внимания на Совет.

Самым ярким событием этого десятилетия, с точки зрения Совета, была пара крупномасштабных исследовательских проектов с множеством публикаций, одна из которых была посвящена будущему Западной Европы, а другая - проблеме Китая, которую тогда в значительной степени игнорировали.Отношения США с Китаем были заморожены на долгие годы, и общая картина, сложившаяся в умах многих, представляла собой картину непримиримой и стойкой враждебности, из-за чего трудно представить себе любую оттепель в обозримом будущем.

Под руководством бывшего государственного служащего с обширным опытом работы в Азии Роберта Блюма китайский проект Совета начался с предпосылки, что этот прогноз не является неизменным и что в любом случае Китай необходимо изучить гораздо более тщательно, чем это делалось с точки зрения ее важных для политики аспектов.Начав работу, Блюм привлек не только экспертов по Китаю, но и других, следящих за общественным мнением. В самом деле, возможно, самым важным из томов, вышедших в результате этого проекта, был самый первый - анализ американского общественного мнения по отношению к Китаю, сделанный первоклассным газетчиком Арчем Стилом. К некоторому удивлению как Исследовательского комитета, так и многих читателей, книга Стила пришла к выводу, что враждебное отношение к «коммунистическому Китаю» отнюдь не было столь сильным или широко распространенным, как предполагалось в политическом мире, что очень многие американцы даже не подозревали об этом режим в Китае был коммунистическим, и что в любом случае от крайних чувств, которые возникли, когда к власти пришел коммунистический режим в 1948-1919 годах, а также после разрушительного вмешательства китайских войск в Корейскую войну в конце 1950 года, осталось не так уж и много.

Таким образом, книга Стила сама по себе внесла значительный вклад. За ним последовали другие тома анализа Китая, которые, так сказать, перенесли его в реальный и обсуждаемый мир в такой степени, какой не было в 1950-х годах.

Последний том этой серии, опубликованный в 1967 году, был начат Блюмом, который, к сожалению, умер, и доведен до конца уже известным более молодым китаистом А. Доаком Барнеттом. Этот том заканчивался на очень сильной ноте, что для Соединенных Штатов было ужасно важно наладить отношения с Китаем и что это следует искать и реализовывать, как только беспокойство в Китае и его потенциально агрессивное поведение, казалось, утихнут это острый период культурной революции.Хотя эффект таких писаний невозможно измерить, у меня сложилось бы впечатление, что серия материалов Совета по Китаю оказала очень важное глубинное влияние, сделав Китай предметом серьезного обсуждения и продвигая к более реалистичной политике по отношению к нему.

Я останавливаюсь здесь, чтобы отметить еще одну связанную с Советом публикацию, вокруг которой выросла значительная мифология, а именно статью Ричарда Никсона, опубликованную в журнале Foreign Affairs в октябре 1967 года, на которую он и другие позже указали, как ясно предвещающую Визит Киссинджера в 1971 г. и общее открытие Китая в то время.При ближайшем рассмотрении этот миф не имеет под собой реальных оснований. В статье в целом совершенно солидный и респектабельный анализ ситуации в Восточной Азии в то время, когда обсуждение Китая ведется в подавляющем большинстве с точки зрения угрозы, которую он представляет, и необходимости новых группировок для сдерживания Китая, только с одним очень поздним абзацем. предполагая, что, конечно, Китай не может оставаться вне досягаемости до бесконечности. Что касается тома Блюма / Барнетта, то это вряд ли было в том же прогнозном режиме, скорее, это все еще было в 1950-х годах.Хотя в юбилейном 70-м выпуске Foreign Affairs в 1992 г. было сказано, что статья Никсона произвела «сенсацию», анализ отклика на нее в публичной прессе не показывает ничего подобного.

Это были основные моменты исследовательской работы Совета, за десятилетие, которое, конечно, перешло от незначительных к серьезным потрясениям в связи с войной во Вьетнаме.

Я бы сказал, как человек, который нечасто приходил в Совет, если бы не хорошо запомнившиеся собрания по этому вопросу, что преобладающее мнение в Совете в период с 1965 по 1968 годы перешло от принятия к вопрошанию к критическому и резко критическому.Это, несомненно, прогресс в сознании самого Хэма Армстронга, который после публикации нескольких в целом поддерживающих статей, опубликовал в июле 1969 года сильную статью Кларка Клиффорда, призывающую к скорейшему уходу, а затем в своем собственном последнем номере 1972 года выразил глубокие и эмоциональные сожаления. влияние войны на репутацию Соединенных Штатов за рубежом, а также на внутреннее настроение. Больше душевной статьи в журнале не появлялось.

Короче говоря, на какое-то время Совет был расколот и потрясен.Если и был положительный момент, то он заключался в значительной мере переосмысления, что нашло отражение в решении принять женщин в качестве членов (примерно в соответствии с тем, что тогда делали несколько университетов), в новом проекте по привлечению более молодых «семенных» членов. инициированный в 1970 году, больший упор на вашингтонский офис Совета, который под руководством Альтона Фрая должен был развиться в крупную деятельность, и в 1971 году переход к постоянному оплачиваемому президенту Совета, а не к старшим государственным деятелям, которые служили в этой роли. без оплаты в предыдущие периоды.

1970-е и 1980-е
В этот период спектр исследований и другой деятельности Совета был слишком широк, чтобы кратко резюмировать, за исключением того, что нужно отметить, что одно крупное начинание, начатое в 1973 году, так называемый «Проект 1980-х», было в своем роде повторение опыта 1920-х годов, когда деятельность Совета была в значительной степени сосредоточена на возможных международных организациях и усилиях. После войны во Вьетнаме казалось, что подобный поворот может быть тем направлением, в котором политика и общественные интересы могут и должны принять, и проект 1980-х годов произвел значительный перечень продуманных и далеко идущих идей.Однако вскоре страна вернулась в режим холодной войны, и у этого проекта не было особых шансов на практическое применение.

Что касается журнала Foreign Affairs , редактором которого я был с 1972 по 1984 год, статьи Уолтера Леви и Джеймса Акинса по вопросам нефтяной и энергетической политики до войны на Ближнем Востоке 1973 года и первого нефтяного кризиса вызывали тревогу, к которой не прислушивались. Когда разразился кризис, Foreign Affairs уделяли ему постоянный высокий приоритет, наряду со многими статьями о его финансовых и экономических последствиях, но опять же без особого влияния на медленные и непродуманные национальные ответные меры.В целом, экономические вопросы были гораздо более актуальными в 1970-х и начале 1980-х годов, когда вряд ли американское лидерство и политика находились отдаленно на уровне плана Маршалла.

С середины 80-х годов прошлого века журнал вернулся к политическим и стратегическим вопросам под руководством Уильяма Хайленда, редактора с большим опытом работы в этих областях. И теперь, когда у руля большой опыт Джеймса Хоге, более широкий спектр статей и новый формат дают ответы на разнообразные проблемы, которые заменили упрощающее влияние холодной войны на политические дебаты.

Тем не менее, журнал остается верным своему кредо, публикуя авторов с широко расходящимися взглядами, ищущих объединяющие темы и принципы в эпоху, когда их особенно трудно найти. В условиях жесткой конкуренции его аудитория неуклонно росла, и в настоящее время тираж составляет почти 110 000 экземпляров, что намного превышает тираж любого другого издания, посвященного в основном внешней политике в широком смысле.

В целом, по мере приближения к своему 75-летнему юбилею Совет, его учебная программа и Министерство иностранных дел все еще находятся в авангарде серьезных дискуссий о мире и роли Соединенных Штатов в нем.Менее, чем в любом другом учреждении того же возраста в нашем обществе, основатели были бы удивлены тому, что происходит и предпринимаются попытки в организации, которую они создали.

Библиография

Армстронг, Гамильтон Фиш. Мир и противодействие: от Вильсона до Гитлера; Воспоминания Г.Ф.А. Нью-Йорк: Харпер и Роу, 1971.

Армстронг, Гамильтон Фиш и Аллен В. Даллес. Можем ли мы быть нейтральными? Нью-Йорк: Harper & Brothers для Совета по международным отношениям, 1936.

Вызов изоляции, 1937-1940 гг. Нью-Йорк: Совет по международным отношениям, 1952 г.

Блюм, Роберт. США и Китай в мировой политике. Отредактированный Доаком Барнеттом. Нью-Йорк: МакГроу-Хилл, для Совета по международным отношениям, 1966 г. (том из серии «Соединенные Штаты и Китай в мировой политике».)

Бирнс, Роберт. Пробуждение американского образования к миру: роль Арчибальда Кэри Кулиджа, 1866-1928 гг. Нотр-Дам: University of Notre Dame Press, 1982.

Хайленд, Уильям Г., " Foreign Affairs at 70", Foreign Affairs , Fall 1992, стр. 171-193.

Лангер, Уильям Л. и Эверетт Глисон. Необъявленная война 1940-1941 гг. Нью-Йорк: Харпер, Совет по международным отношениям, 1952 г.

Перлофф, Джеймс. Тени власти: Совет по международным отношениям и упадок Америки. Аплтон, Висконсин: Западные острова, 1989.

Санторо, Карло Мария. Неуверенность и амбиции: интеллектуальные источники внешней политики США.Боулдер: Westview Press, 1992.

Шульцингер, Роберт Д. Мудрецы Иностранных дел : История Совета по международным отношениям. Нью-Йорк: Издательство Колумбийского университета, 1984.

Шепардсон, Уитни Х. Ранняя история Совета по международным отношениям. Стэмфорд, штат Коннектикут: The Overbrook Press, 1960.

Шуп, Лоуренс Х. и Уильям Минтер. Imperial Brain Trust: Совет по международным отношениям и внешней политике США. Нью-Йорк: издательство Monthly Review Press, 1977.

Стил, A.T. Американский народ и Китай. Нью-Йорк: МакГроу-Хилл, для Совета по международным отношениям, 1966 г. (том из серии «Соединенные Штаты и Китай в мировой политике».)

Вала, Майкл. Совет по международным отношениям и внешней политике США в начале холодной войны. Providence, R.I .: Berghahn Books: 1994.

.

Авторские права © 1994 Уильям П. Банди

Глава 14: Внешняя политика и демократия

План исследования главы

Введение

Достижение коллективных действий во имя «национальных интересов» имеет важное значение при разработке внешней политики.Учитывая угрозы, присущие международной системе, у американцев есть старая пословица, что «политика останавливается у кромки воды», что означает, что нация должна объединиться для достижения общих целей во внешней политике. Помимо концепции национального интереса, историческая память играет ключевую роль во внешней политике. Давным-давно Джордж Вашингтон утверждал, что Америка должна иметь «как можно меньше политических связей» с иностранными государствами. Хотя этот старейший принцип внешней политики Америки все еще присутствует в нашей политической культуре, Америка, тем не менее, стала важной мировой державой, которая неизбежно и стратегически связана с миром.В этой главе рассматриваются цели американской внешней политики, соответствующие участники внешней политики, инструменты американской внешней политики и роль Америки в мире.

  1. Цели внешней политики
    Каковы цели американской внешней политики? Как эти цели конкурируют и усиливают друг друга?
    • Безопасность, процветание и создание лучшего мира - три важнейшие цели американской внешней политики.
    • Безопасность, защита интересов и граждан Америки - это постоянная забота, но на протяжении всей своей долгой истории Америка пыталась добиться безопасности разными способами.
      • В девятнадцатом веке во внешней политике США доминировала политика, известная как изоляционизм, при которой Америка стремилась избегать участия в делах других стран.
      • В течение двадцатого века две мировые войны и последующая холодная война изменили расчеты американской внешней политики.Обязательно взаимодействуя с миром, Америка перешла от изоляционизма к более активной политике сдерживания, при которой нация будет поддерживать сильную армию, чтобы препятствовать иностранным атакам.
      • Внешняя политика снова изменилась в конце двадцатого и начале двадцать первого века, когда распад Советского Союза снизил актуальность сдерживания, а новые угрозы со стороны государств-изгоев и терроризма заставили администрацию Джорджа Буша-младшего пойти на уступки. переход к политике упреждения (то есть готовность нанести удар первым, чтобы предотвратить атаку противника).
    • Экономическое процветание, достигаемое в основном за счет торговой политики, является второй важной целью американской внешней политики. Расширение занятости в Соединенных Штатах, поддержание доступа к иностранным источникам энергии, содействие иностранным инвестициям в Соединенных Штатах и ​​снижение цен для американских потребителей - все это цели американской внешнеэкономической политики.
    • Продвижение международной гуманитарной политики таким образом, чтобы сделать мир лучше, является третьей целью американской внешней политики.Такие цели, как продвижение международной экологической политики, отстаивание прав человека и поддержание мира между странами, подпадают под эту категорию.

  2. Кто определяет американскую внешнюю политику?
    Кто являются основными игроками, которые определяют, влияют и реализуют американскую внешнюю политику? Какие роли играют эти разные актеры и как они взаимодействуют друг с другом?
    • Президент и его главные советники - главные архитекторы U.S. внешняя политика, хотя другие участники (например, Конгресс, суды, партии, группы интересов и торговые ассоциации) также важны для разработки внешней политики.
    • Президент во многом определяет внешнюю политику; президент является главнокомандующим, который ведет переговоры по договорам и принимает иностранных послов, назначает послов Америки в другие страны и заключает исполнительные соглашения.
    • Внешнеполитическая бюрократия включает в себя государственные департаменты, министерства обороны, казначейства и внутренней безопасности, а также Объединенный комитет начальников комиссий, Совет национальной безопасности и Центральное разведывательное управление; главы этих различных ведомств и агентств служат ключевыми советниками президентов по внешней политике.После 11 сентября эти различные институциональные субъекты играли все более заметную роль в формировании внешней политики США
    • Конгресс имеет конституционные полномочия объявлять войну, а Сенат должен утверждать договоры; Наиболее важными участниками Конгресса на внешнеполитической арене являются комитеты Сената по международным отношениям, вооруженным силам, национальной безопасности и правительственным делам, а также комитеты Палаты представителей по иностранным делам, внутренней безопасности и вооруженным силам.
    • Группы интересов - экономического, этнического или национального происхождения, а также группы по правам человека и «зеленые» группы - становятся все более важными игроками во внешней политике.
    • Президент доминирует в разработке внешней политики; Помимо президента, влияние игроков варьируется в зависимости от проблемы. Во время кризиса президентское господство еще больше, и в принятии решений участвует наименьшее количество игроков.

  3. Инструменты современной американской внешней политики
    Какие инструменты используют американские правительственные чиновники для достижения своих внешнеполитических целей? Как дипломатия, экономическая мощь и военная мощь используются для продвижения американских интересов в мире?
    • Дипломатия - это представительство правительства перед правительствами других стран с целью продвижения национальных ценностей или интересов мирными средствами.
      • Хотя Закон Роджерса 1924 года установил начальную основу для профессионального персонала дипломатической службы в Америке, только после Второй мировой войны и Закона о дипломатической службе 1946 года Америка создала профессиональный дипломатический корпус.
      • Учитывая высокие ставки внешней политики и очевидную ответственность президента за успех или неудачу, многие президенты неохотно перекладывают основные обязанности на дипломатов в Государственном департаменте.
      • В 2008 году кандидаты в президенты от обеих партий критиковали администрацию Буша за неудачи в области международной дипломатии.
    • Организация Объединенных Наций, организация наций, основанная в 1945 году, служит институциональным каналом для переговоров и средством мирного урегулирования международных споров.
      • Генеральная Ассамблея ООН является высшим органом организации и состоит из одного представителя от каждого из 192 государств-членов; Совет Безопасности ООН, постоянным членом которого являются Соединенные Штаты, является исполнительным комитетом ООН.
      • Организация Объединенных Наций может быть полезным форумом для международных дискуссий и многосторонних действий.
    • Международная валютная структура, включая Всемирный банк и Международный валютный фонд, была создана в 1944 году для стабилизации мировой экономики, в основном путем предоставления займов странам.
    • Посредством экономической помощи, а иногда и использования экономических санкций, Соединенные Штаты влияют на действия других стран, предоставляя стимулы для поощрения некоторых типов поведения и антистимулы, чтобы отговорить страны от участия в нежелательном поведении.
    • После Второй мировой войны Соединенные Штаты активизировали усилия по заключению соглашений о коллективной безопасности с другими странами; многосторонние договоры, такие как Организация Североатлантического договора (НАТО), и двусторонние договоры с отдельными странами используются для укрепления отношений и поддержания безопасности.
    • Военная сила - наиболее заметный инструмент внешней политики, и в настоящее время Соединенные Штаты имеют большие, подготовленные постоянные вооруженные силы и массовое наращивание вооружений, которые они используют для сдерживания иностранных нападений и иного влияния на международные результаты.
    • Иногда международные споры подлежат арбитражу в международных трибуналах.

  4. Роль Америки в мире
    Какую роль сейчас играет Америка? Как его внешняя политика соотносится с его историей и идеалами?
    • Британский государственный деятель лорд Пальмерстон сказал знаменитую фразу: «У народов нет постоянных друзей или союзников; у них есть только постоянные интересы ». Этот «реалистический» взгляд на внешнюю политику демонстрирует резкую рациональность и реальность внешней политики, которую лидеры вряд ли будут поддерживать публично.
    • Тем не менее, действия многих президентов трудно объяснить, кроме таких мотивов, и эти противоречия могут уменьшить способность Америки обретать власть в мировой системе через приверженность своим историческим идеалам.

Теодор Рузвельт: Международные отношения | Миллер Центр

Теодор Рузвельт унаследовал формирующуюся империю, когда вступил в должность в 1901 году. После испано-американской войны в 1898 году Испания уступила Соединенным Штатам Филиппины, Пуэрто-Рико и Гуам.Кроме того, Соединенные Штаты установили протекторат над Кубой и аннексировали Гавайи. Впервые в своей истории Соединенные Штаты приобрели заморскую империю. В качестве президента Рузвельт хотел увеличить влияние и престиж Соединенных Штатов на мировой арене и сделать страну мировой державой. Он также считал, что распространение американских ценностей и идеалов облагораживает мир. Дипломатическая максима Т.Р. заключалась в том, чтобы «говорить мягко и носить большую палку», и он утверждал, что главный исполнительный директор должен быть готов применить силу, когда это необходимо, практикуя искусство убеждения.Поэтому он стремился создать мощную и надежную защиту Соединенных Штатов, чтобы избежать конфликтов с врагами, которые могли бы использовать слабость. Рузвельт вслед за Мак-Кинли положил конец относительному изоляционизму, господствовавшему в стране с середины 1800-х годов, агрессивно действуя во внешних делах, часто без поддержки или согласия Конгресса.

Филиппины

Одной из ситуаций, которые Рузвельт унаследовал после вступления в должность, было управление Филиппинами, островным государством в Азии.Во время испано-американской войны Соединенные Штаты взяли под свой контроль архипелаг у Испании. Когда Рузвельт назначил Уильяма Говарда Тафта первым гражданским губернатором островов в 1901 году, Тафт рекомендовал создать гражданское правительство с выборным законодательным собранием. Администрация Тафта смогла провести переговоры с Конгрессом о законопроекте, который включал генерал-губернатора, независимую судебную систему и законодательное собрание.

Панамский канал

Самой яркой внешнеполитической инициативой Рузвельта было создание Панамского канала.В течение многих лет военно-морские лидеры США мечтали построить проход между Атлантическим и Тихим океанами через Центральную Америку. Во время войны с Испанией американским кораблям в Тихом океане приходилось облетать южную оконечность Южной Америки в двухмесячных рейсах, чтобы присоединиться к флоту США у берегов Кубы. В 1901 году Соединенные Штаты вели переговоры с Великобританией о поддержке контролируемого американцами канала, который будет построен либо в Никарагуа, либо через полосу земли - Панаму - принадлежащую Колумбии. В расцвете маневров за закрытыми дверями Сенат одобрил маршрут через Панаму при условии одобрения Колумбии.Когда Колумбия не согласилась с условиями соглашения, Соединенные Штаты поддержали панамскую революцию деньгами и военно-морской блокадой, последняя из которых помешала колумбийским войскам высадиться в Панаме. В 1903 году договор Хай-Бунау-Варилла с Панамой предоставил Соединенным Штатам бессрочный контроль над каналом за 10 миллионов долларов и ежегодный платеж в 250 тысяч долларов.

Когда он посетил Панаму в 1906 году, чтобы понаблюдать за строительством канала, Рузвельт стал первым президентом США, покинувшим страну в течение срока его полномочий.Он хотел увидеть это зрелище, которое стало известно как один из величайших инженерных достижений в мире. Около 30 000 рабочих трудились по 10 часов в день в течение десяти лет, чтобы построить канал стоимостью 400 миллионов долларов, за это время американские официальные лица смогли противодействовать эпидемии желтой лихорадки, разорившей большое количество рабочих канала. Панамский канал был окончательно завершен в 1914 году; к 1925 году более 5000 торговых судов ежегодно пересекали сорок миль шлюзов. После ввода в эксплуатацию он сократил путь от Сан-Франциско до Нью-Йорка более чем на 8000 миль.Процесс строительства канала привел к развитию технологий и инженерных навыков США. Этот проект также превратил зону Панамского канала в главный плацдарм для американских вооруженных сил, сделав Соединенные Штаты доминирующей военной державой в Центральной Америке.

Следствие Рузвельта

Латинская Америка потребила изрядное количество времени и энергии Рузвельта во время его первого президентского срока. Венесуэла оказалась в центре его внимания в 1902 году, когда Германия и Великобритания отправили корабли для блокады береговой линии этой страны.Европейские страны предоставили Венесуэле ссуды, которые венесуэльский диктатор отказался возвращать. Хотя и Германия, и Великобритания заверили американцев, что у них нет никаких территориальных планов в отношении Венесуэлы, Рузвельт почувствовал себя обиженным их действиями и потребовал, чтобы они согласились на арбитраж для разрешения спора. Санто-Доминго (ныне Доминиканская Республика) также столкнулся с проблемами с европейскими странами. И снова европейские инвесторы обратились к своим правительствам с призывом собрать деньги у обремененного долгами латиноамериканского государства.После того, как правительство Доминиканской Республики обратилось к Соединенным Штатам, Рузвельт приказал американскому коллекционеру взять на себя контроль над таможней и взимать пошлины, чтобы избежать возможных военных действий Европы.

Во время кризиса в Санто-Доминго Рузвельт сформулировал то, что стало известно как следствие Рузвельта из доктрины Монро. Доктрина Монро, изданная в 1823 году, гласила, что Соединенные Штаты не согласятся с европейским вмешательством в Америку. Рузвельт понимал, что если страны Западного полушария продолжат иметь хронические проблемы, такие как неспособность выплатить внешний долг, они станут объектами европейских изобретений.Чтобы упредить такие действия и сохранить региональную стабильность, президент сформулировал свое следствие: Соединенные Штаты будут вмешиваться в любую латиноамериканскую страну, в которой проявляются серьезные экономические проблемы. Следствие гласило, что Соединенные Штаты будут выполнять роль «полицейского» в Западном полушарии, политика, которая в конечном итоге вызвала большое недовольство в Латинской Америке.

Миротворец

Рузвельт, хотя его часто признавали за агрессивность своей внешней политики, был также миротворцем.Его самая успешная попытка усадить воюющие державы за стол переговоров была связана с кризисом, разразившимся в Восточной Азии. В 1904 году после нападения Японии на русский флот в Порт-Артуре начались боевые действия между Россией и Японией. Поскольку русско-японская война бушевала со многими японскими победами, Рузвельт обратился к обеим странам с просьбой выступить посредником в мирных переговорах. Президент мечтал о мире, в котором страны будут обращаться к арбитражу вместо войны для урегулирования международных споров, и он предложил свои услуги с этой целью.Хотя Россия и Япония поначалу отказались от его предложения, в конце концов они приняли его «добрые услуги», чтобы помочь в переговорах о мире, встретившись с Рузвельтом в 1905 году в Портсмуте, штат Нью-Гэмпшир. За свою роль посредника Рузвельт получил Нобелевскую премию мира, став первым президентом США, сделавшим это. Рузвельт также выступил арбитром в споре между Францией и Германией по поводу раздела Марокко. Великобритания признала контроль Франции над Марокко в обмен на признание Францией британского контроля над Египтом. Германия чувствовала себя исключенной из этого соглашения и оспаривала роль Франции в Марокко.Хотя у французов были слабые претензии к Марокко, Соединенные Штаты не могли отклонить их, не отвергнув также претензий Великобритании. Урегулирование, достигнутое в 1906 году в Альхесирасе, Испания, спасло лицо Германии, но дало Франции бесспорный контроль над Марокко; это также проложило путь британскому контролю над Египтом. Некоторые историки считают, что вмешательство Рузвельта в эти две горячие точки предотвратило боевые действия, которые могли охватить всю Европу и Азию в мировой войне. В любом случае действия Рузвельта значительно укрепили англо-французские связи с США.

Великий Белый Флот

Рузвельт считал, что крупный и мощный флот был важным компонентом национальной обороны, поскольку он служил сильным сдерживающим фактором для врагов Америки. За время своего пребывания на посту президента он превратил ВМС США в один из крупнейших в мире, убедив Конгресс добавить к флоту линкоры и увеличив его количество военнослужащих. В 1907 году он предложил отправить флот в кругосветное путешествие. Причин у него было много: показать «Великий Белый флот» и впечатлить У.С. военно-морская мощь; дать возможность ВМФ получить опыт путешествий по всему миру; и заручиться поддержкой своей военно-морской программы внутри страны. В декабре 1907 года флот из шестнадцати линкоров покинул Хэмптон-Роудс, штат Вирджиния, и совершил кругосветное путешествие, вернувшись домой четырнадцать месяцев спустя в феврале 1909 года.

.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *