Российские поэты 20 века: Главные поэты XX-го века — Левада-Центр

Содержание

Главные поэты XX-го века — Левада-Центр

Опрос проведен 20-24 июня 2013 года  по репрезентативной всероссийской выборке городского и сельского населения среди 1601 человека в возрасте 18 лет и старше в 130 населенных пунктах 45 регионов страны. Распределение ответов приводится в процентах от общего числа опрошенных вместе с данными предыдущих опросов. Статистическая погрешность данных этих исследований не превышает 3,4%.

НАЗОВИТЕ 5-6 НАИБОЛЕЕ ВЫДАЮЩИХСЯ, НА ВАШ ВЗГЛЯД, СОВЕТСКИХ И РОССИЙСКИХ ПОЭТОВ ХХ ВЕКА?

 1.С.Есенин

39

 2.В.Маяковский

27

 3.В.Высоцкий

26

 4.А.Ахматова

23

 5.М.Цветаева

19

 6. А.Блок

18

 7.Б.Окуджава

15

 8.С.Маршак

14

 9.Е.Евтушенко

13

10.Р.Рождественский

13

11.К.Чуковский

12

12.А.Твардовский

11

13.Б.Ахмадулина

10

14.А.Барто

10

15.С.Михалков

10

16.Б.Пастернак

9

17. Вознесенский

7

18.Р.Гамзатов

6

19.М.Танич

6

20.Н.Гумилев

5

21.О.Мандельштам

4

22.А.Галич

4

23.И.Бродский

4

24.А.Дементьев

3

25.Э.Асадов

3

Другие (те, кто упоминался менее 3%)

11

Затруднились ответить

20

Опрошенные женщины чаше, чем мужчины называли выдающихся поэтов ХХ века. Так среди женщин только 17% затруднилось дать ответ, тогда как среди мужчин — 23%.  Женщины больше, чем мужчины называли поэтесс: А.Ахматову (27%), М.Цветаеву (23%), Б.Ахмадулину (14%), А.Барто (13%), а так же следующих поэтов мужчин: Р.Рождественского  и Б.Окуджаву (по 17%), С.Маршака (16%), А.Вознесенского (9%), М.Танича (7%) и Н.Гумилёва (6%). Среди мужчин более популярны В.Маяковский (28%) и В.Высоцкий (27%).

Среди молодежи до 25 лет чаще назывались С.Есенин (43%), А.Блок (20%) , С.Маршак (17%), и Н.Гумилёв (7%). У россиян в возрасте 25-40 лет – В.Высоцкий (31%) и В.Маяковский (29%). У 40-55 летних – А.Ахматова (24%),  М.Цветаева (21%), С.Маршак (16%), Б.Пастернак (12%), М.Танич (7%)  и Э.Асадов (4%). Среди россиян старше 55% лет –  Б.Окуджава (17%), А.Твардовский (15%), Р.Рождественский (15%) и Б.Ахмадулина (14%),

«Я не червонец, чтобы всем нравиться» — Столица С

«Столица С» представляет подборку знаковых материалов из нашей подшивки. Сегодня мы публикуем интервью с Беллой Ахмадулиной. Материал был опубликован в газете 14 марта 1997 года.

Первый приезд Беллы Ахмудулиной в Саранск. Апрель 1998 года. Он же оказался последним. Фото: Столица С

Баловень Мгновений

В какие-то мгновения человек может ощутить себя баловнем судьбы. Иногда подобное со мной случается — я ощущаю счастье — и большего не прошу. Я прихожу в один магазин, захожу в его шикарный зал, где продают обалденную мебель, и разговариваю с попугаем — это одно. Другое — это когда тебе сопутствует благосклонность многих людей. А когда неблагосклонность других, то у отца Бунина была на это поговорка: «Я не червонец, чтобы всем нравиться». Конечно, я не могу нравиться всем, хотя… Я люблю очень многих людей.

Любовь

Мне не раз говорили: «Почему у Вас так мало стихов о любви?» Впрямую их даже практически нет. Эльдар Рязанов взял в свой фильм «Жестокий романс» мои ранние стихи «А напоследок я скажу». Я столько их слышала в разных забегаловках, практически повсюду! Это мое молодое стихотворение, я даже не знаю, где он его нашел. И он уже так делал несколько раз. Таким образом мои сочинения становились известными.

Поскольку мой брак длится уже много лет, то в посвященном этому событию стихотворении я говорю: «Любовь — и есть отсутствие былого». Это, несомненно, завершение сюжета моей жизни. Любовь никому ничего не должна.

Родословная

Мой отец — казанский татарин. Он очень рано приехал в Москву, где вынужденно обрусел, потому что жил только среди русских и никогда не говорил по-татарски — не с кем было. Когда началась война, то меня эвакуировали вместе с моей русской бабушкой — вначале в Уфу, потом в Казань. И тогда, и сейчас по языку своему, по паспорту, по ощущению себя и мира — я — русская. Мне все время приходится просить прощения, что я не говорю по-татарски. Так вот, когда мы попали в Казань, то семья матери моего отца очень нищенствовала. И мы стали у нее нахлебниками. К тому же не говорили по-татарски ни я, ни бабушка. Это всех раздражало. В конце концов я заболела от голода. В те дни моя татарская бабушка казалась мне злой и страшной. Но была она и не страшной, и не сердитой, хотя запомнилась мне как Баба-Яга — но думаю, это было не так. Просто мы попали во времена бедствия семьи и общего неблагополучия. Тогда я была ребенком, и, кажется, мне было очень легко заговорить по-татарски. Но я защищала свою русскую бабушку, ее сиротство как русской среди татар. И поэтому так и не заговорила на местном языке… От голода у меня началась дизентерия, и я начала умирать. Помню, в один из дней моя тетка по линии отца принесла мне куриное яйцо согретое в ее руке. Позже приехала мама — после телеграммы, которую кто-то из семьи отца дал ему. Смысл ее был короткий: «Беллочка умирает». Когда мама приехала, я ее не узнала, была в беспамятстве, такая прозрачная и худенькая. Вначале меня перевезли в Ставрополь, а потом уже в Москву.

…Отец по-татарски был Ахат, мама звала его по-русски — Аркадием. Перед смертью я его спросила: «Ты что-нибудь знаешь по-татарски?» Отец ответил: «Конечно, но с кем мне было говорить на родном языке?»

Мама хотела назвать меня Анной — в честь Анны Карениной, а отчеством сделать — Аркадьевна.

Думаю Анна Андреевна Ахматова была бы в ужасе от моей Анны. Дед моего отца был Ахмадула. Отсюда и пошли Ахмадулины. Потом мне объясняли, что в имени Ахмадула есть что-то религиозное или поэтическое. А дальше своих корней я не знаю.

По материнской линии девичья фамилия моей бабушки была Стопанина. В Москве есть переулок имени Стопанина. В этой фамилии — чувствуете? — есть что-то итальянское. У бабушки моей были огромные итальянские глаза. По семейным легендам, в конце первой половины прошлого века родоначальник Стопанин был странствующим музыкантом. И зачем-то из Италии перебрался в Россию, женился на русской барышне. Уже намногол позже,после революции, Стопанины пошли по партийной и комсомольской линиям.

Но в семье было все скрываемо, вплоть до гибели самого Стопанина. Он был какой-то идеалист, романтик, умер незадолго до моего рождения. И, видимо, это меня и задело. Говорят — умер не своей смертью.

Когда я была в Италии, то нечаянно вместе с местными зашла в кафе «Стопань». Мои сопровождающие сказали хозяину заведения: «Эта синьора имеет в себе кровь фамилии Стопань». Хозяин так на меня посмотрел, словно я претендовала на бесплатную чашку кофе.

Да, из России я не уехала. Меня не довели до этого. Я не знаю, что будет дальше. Кто уехал, не сумев снести обстоятельства, которые ему у нас были предложены, — ни он, ни мы не знаем, входит это в его судьбу или нет. А русская это или всемирная судьба поэтов — кто знает?

Русские художники…

Сергей Гандлевский — поэт, который намного моложе меня. Он очень тяжело жил, очень много мыкался, путался утешить себя вином. У него был товарищ, тоже поэт. Они дружили, вместе писали, утешались их умели. В конце концов товарищ Гандлевского погиб. А Сергей дожил до времени, когда получил сразу две премии: одну — «Букера», другую — «АнтиБукера». Он — абсолютно честный человек и, конечно, жил всегда бедно. «Букера» ему вручали при мне. Я очень рада была это видеть, поздравила его.

«С»: Поэзия — горькое ремесло?

Мне кажется, это было бы очень незначительное и пустое название — «ремесло». Поэты как только ни пытались определять род своих занятий. Так, есть у Пастернака: «Поэзия — соловьев поединок», есть еще что-то. Горечь не обязательно относится только к поэту, который пишет стихи. Веничка Ерофеев… — уже после его смерти я написала, что его судьбу можно считать счастливой. Но как это объяснить? Веничка был человек замечательный, а жил очень горько, бедно, и кроме того, у него была страшная болезнь (рак горла. — Ред.) Все мы, его друзья, старались быть неподалеку, хотели как-то помочь ему в лечении. Но не было даже возможности ему выехать во Францию, где хотели оказать Веничке бесплатное лечение.

…Такое счастье, как у Венички, не каждый себе возьмет. Но он другого не хотел. Он прожил сверх отпущенного ему четыре года из-за того, что его склонили к операции. Так что счастье Венички не каждому покажется лакомым. Сказать человеку, который живет нормальной жизнью: «Надо тебе «такое»?» — «Да ради Бога! Я лучше писать не буду! Дай мне быть тем, кем я сам себе прихожусь, и не надо мне никакой славы». Своей нуждой Веничка не тяготился — потому что благородство пересиливало. Он развлекал и утешал себя всевозможными напитками, никто ему в этом не отказывал — и врачи в том числе. Он работал лифтером в каком-то генеральском доме, но не был унижен тем, что мимо него ходят какие-то богатые люди.

Если бы ему предложили их богатство, их здоровье, их благоденствие — он никогда бы не согласился обменять свою судьбу. ОН БЫЛ СЧАСТЛИВ ТЕМ, ЧТО НЕ ЖЕЛАЛ СЕБЕ ДРУГОГО. Напечатан он был еще при жизни, так что слава его коснулась. Она как-то его смешила, но, я думаю, и радовала. Генералы дома, в котором он работал лифтером, его веселили, так он был и истопником, и еще кем-то — ему все это подходило. Его судьба самим же Веничкой предсказана в книге «Москва — Петушки». Он так и в жизни переговаривался со своими ангелами, о которых говорит в книге. ОН ПРЕЗИРАЛ ВСЯКИЕ ПОБЛАЖКИ СУДЬБЫ. Если бы он дожил до тех времен, когда ему дали премию… — но мы все знаем эти наши «если бы да кабы». Он совершил то, что ему было задано…

Я все говорю о грустных примерах. Горький ли это удел? Русские примеры слишком многоизвестны. И чем все кончалось в великих случаях? Сегодня, может быть, многие обрели «покой и волю», но какой ценой? И все же я знаю по пишущим людям, по тем, кто не преуспел, не стал известен, — что само писание есть их единственное утешение. Главное утешение. Воспетое страдание — есть добыча тех, кто совершенно бескорыстен, — и поэтому этот удел можно назвать счастливым. Хотя, конечно, он связан с злоключениями всей жизни.

«С»: В России поэт больше чем поэт?

Это высказывание принадлежит Евтушенко. Не надо «больше», надо — «Поэт» — это однозначно. Многие тоскуют под 60-м годам. Я — нет. Тогда от поэта ждали как бы ответа на перемены во времени. Власть предержащие создавали хулу поэту. И тем самым творили ему хвалу, создавали его славу. Эта слава становилась чьей-то защитой.

«С»: «Служенье муз» по-прежнему «не терпит суеты»?

Не сомневаюсь в этом. На своем скромном примере готова подтвердить, что суеты «не терпит». Суета любого рода страшна. У меня есть совершенно замечательные письма, но среди них есть одно, в котором описан образ Ахмадулиной, которой все приносят из гастронома домой. Конечно, это не так… Сама хожу и делаю покупки. Недалеко от моего дома есть шикарный магазин, где в одном из отделов продается обалденная мебель, и в нем продавец привык, что я прихожу к ним не мебель покупать, а поговорить с двумя попугайчиками. Перед Вашим приходом я зашла в этот магазин купить какую-то мелочь, а продавец мне сказал: «Белла Ахматовна, попугаев-то проведайте». И я пошла к ним.

«С»: У каждого Художника есть время, которое он называет бесплодным…

Это время очень тяжелое. У меня бывали такие периоды. Для нас это — наказание свыше за нашу суету. Но это и примета того, что от Поэта Бог не отвернулся. Те, кого не посещало подобное, не знают подобного ужаса. Ахматова однажды не писала 13 лет. А я в последнее время как бы навертываю упущенное. Но когда подобное случается, я воспринимаю пришедшее бесплодие как наказание.

Величие России

Сейчас положение большинства людей горестно. Самые страдающие — кроткие люди, они не лезут ни в какие разоблачения. У нас во дворе дома живет бабушка. Она не может ходить — настолько у нее больны ноги, нищенствует. И всякое подаяние человека сочувствующего принимает. Но случаются дни, когда она выходит во двор и кормит бездомных животных. Она истерзана возрастом и длительной бедной жизнью. Но не ропщет, а просто кормит бездомных кошек и собак…

Опасно вырождение народ. У тех, кто был охранником или конвоиром в стародавние времена — времена ГУЛАГов, — у них осталось большое потомство. У них было больше возможностей вырастить себе наследников. А крестьяне, как в семье Твардовского, или умерли от голода, или умерли в ссылках. Сегодня многие вспоминают о колбасе. Когда я была в Сибири, в Новокузнецке, видела людей, занятых непосильным трудом, — сталеваров. Тогда их утешение было единственным — вино и водка. И никакой колбасы не было.

Однажды у меня окотилась кошка, и один котенок от нее уехал в Париж. А получилось это так: из Франции приехала знакомая, увидела котенка и говорит: «Я хочу русскую кошечку». Я в ответ: «А как ты ее вывезешь? У тебя же нет на котенка ни документов, ни справки врача». Знакомая моя была крупная женщина, она просто посадила котенка за пазуху и благополучно с ним прошла таможенный контроль в Шереметьево. Сейчас котенок превратился в замечательного кота, который разгуливает по парижским крышам и воспроизводит потомство.

Выступления

Однажды я выступала в Алма-Ате. И вдруг погас свет — не только в театре, но и во всей округе. Это был 80-й год, мне только что разрешили выступать в провинции (разрешали «сверху» фактически не мне, а тем, кто добивался для меня разрешения). А до этого выступать запрещали. Так вот, свет погас и в тот вечер вообще не загорелся. И три часа я читала свои стихи в полной темноте. На сцене даже не горела свеча. Это запретил сделать пожарный. Я не видела зала, зал не видел меня. А темнота была — та самая азиатская, напоминавшая какой-то безвыходность. 1980 год. Война в Афганистане, первые гробы в Ташкенте. Зал был полон, и три часа я читала по памяти, вспоминала все, что давно забыла. Я даже не слышала дыхание зала. Зрители расходились в полной темноте…

Герой нашего времени

Новые русские — они, наверное, разнообразны. В чем их польза? Они возродили новую стихию анекдотов — в этом их несомненная заслуга. И как сталинские лагеря дали огромный фольклор и уголовные элементы создали свой язык, с которым возможно не считаться, — видимо, то же произойдет и с приходом в наше общество новых русских. А герой нашего времени — им был и остался Володя Высоцкий. В день его смерти, в день рождения на Ваганьковском кладбище видно огромное сборище людей — людей не только в возрасте, но и молодых.

«С»: Можно сказать: в России Художник — побирушка при толпе?

Их тех, кого я сегодня упомянула, каждый претерпел нужду, но никто из них не просил. Все — кто как — пытались зарабатывать (я, например, выступлениями), кто чем. Некоторые художники уходили в театр. Все не то что стояли с протянутой рукой, просто этой рукой они старались что-то делать. Но художником во всех смыслах спасало то, что с ними было искусство.

Распорядок дня

Когда я пишу, то сижу над листом день, потом — ночь. Это, конечно, очень сбивает с ритма. Потом уже утром с трудом приходишь в себя, но в основном работаю по ночам. Ночь (!) — это для меня целое владение, целый мир. Я ни с кем не вижусь, ни с кем не разговариваю — только работаю. Было время, когда я не курила — в те дни, когда не писалось. Скажу уже известной шуткой: «Два полушария посовещались и решили отдохнуть. Устроили передышку: «Мы уезжаем в Баден-Баден». В те дни я не пила кофе, не курила и ничего не писала. Мозг выпросил себе какую-то отдушину, но во мне уже начала нарастать мука… Не курила с необыкновенной легкостью, но как только стала писать, опять потребовались пепельница и зажигалка.

«С»: Какие сигареты Вы курили, когда страна у нас была советская?

Яву. По 30 копеек. А вначале «Дукат». Первое время организм сопротивлялся. Случились даже обмороки. А в голове был вымышленный образ поэтессы, которая с сигаретой… Что только ни удалось претерпеть моему организму! Сегодня я могу его благодарить за то, что — несмотря ни на что — он продержался и держится.

Белла и Булат

Как-то раз нам с Булатом дали ордена Дружбы народов (во время перестройки). А мы не пошли в Кремль их получать, сказали, что нас нет в Москве. Позже, когда я открывала вечер, посвященный 70-летию Булата Окуджавы, то со сцены сказала: «Десять лет назад 9 мая (а Булат — фронтовик и к тому же родился 9 мая) Окуджава сказал мне с такой тревогой, с такой опаской: «Белла, а как ты думаешь, не могут ли они мне насильно орден дать?» Я ответила: «Нет, не бойся, Булат, для ордена надо бумаги заполнять. Ты заполнял?» — «Нет». Он успокоился».

Белла и Высоцкий

Однажды мне дали черновики Володи Высоцкого и предложили исправить одну его строчку. Я не посмела. По черновику я видела, как он ищет рифму, как он работает. Но, видимо, ему надо было срочно ехать в театр на выступление или куда-то еще. И он все слова зачеркнул… Но нужного не нашел. А я нашла слово, но сказал: «Я не смею…»

Лучшие поэты всех времен

312213039485766758493
  Автор Рейтинг Число произведений, по которым рассчитан рейтинг
1Сергей Есенин59563210
2Владимир Высоцкий51954210
Александр Пушкин21914310
4Михаил Лермонтов16546710
5Александр Блок7436910
6Александр Розенбаум542642
78Валерий Тихонов483065
9Василий Лебедев-Кумач479552
10Марина Цветаева3756810
11Владимир Шандриков370661
Александр Вертинский362826
13Максим Горький362543
14Афанасий Фет3363910
15Николай Заболоцкий303247
1617Николай Некрасов2973810
18Михаил Исаковский278453
19Андрей Дементьев272093
20Расул Гамзатов2711810
Николай Рубцов2664010
22Роберт Рождественский2610610
23Евгений Евтушенко2510410
24Эдуард Асадов2509910
2526Борис Пастернак2221510
27Александр Твардовский164983
28Степан Кадашников149138
29Вероника Тушнова149082
Леонид Филатов143552
31Кондратий Рылеев139929
32Арсений Тарковский125874
33Корней Чуковский120245
3435Юлия Друнина113515
36Евгений Долматовский112051
37Алексей Фатьянов108851
38Леонид Дербенёв105061
Василий Жуковский99224
40Валентин Гафт97933
41Константин Симонов96459
42Фёдор Тютчев948710
4344Эдуард Багрицкий88842
45Сергей Павлович Алексеев830610
46Александр Широких81807
47Денис Давыдов80626
Анна Ахматова78297
49Булат Окуджава73782
50Александр Межиров72581
51Владимир Роменский69906
5253Михаил Ломоносов67263
54Федерико Гарсиа Лорка65075
55Николай Гумилёв638210
56Пётр Вяземский59338
Семён Гудзенко57251
58Иван Бунин56515
59Николай Добронравов55697
60Белла Ахмадулина54251
6162Гомер50622
63Фернандо Пессоа49824
64Лариса Рубальская49361
65Лариса Рубальская42741
Михаил Светлов40323
67Николай Верёвкин39031
68Алина Кудряшева37311
69Андрей Вознесенский35667
7071Фридрих Шиллер34692
72Татьяна Волгина33331
73Иоганн Вольфганг фон Гёте31401
74Владимир Агатов27651
Роберт Льюис Стивенсон22551
76Саша Чёрный222810
77Гавриил Державин21711
78Вергилий21091
7980Владимир Чуевский20121
81Сергей Субботин19523
82Данте Алигьери19441
83Байрон19161
Михаил Матусовский18891
85Сергей Михалков18501
86Сергей Юрский17781
87Льюис Кэрролл17221
8889Луч Тёмный16891
90Сергей Сероухов16891
91Дон Аминадо16607
92Валерий Брюсов15612
Александр Радищев14663
94Муса Джалиль14332
95Роджер Уотерс14317
96Владимир Набоков138210
9798Джим Моррисон13612
99Старчен13081
100Владислав Ходасевич127210
Страницы: 1 2

Как ислам уживается с хип-хоп-культурой? — Реальное время

Речитатив не является чем-то чуждым для мусульман

Многие религиозные объединения воспринимают хип-хоп как эффективный способ общения с молодежью. В то же время молодые рэперы сами нередко обращаются в своем творчестве к Всевышнему. Как уживаются один из самых ярких феноменов афроамериканской культуры с исламом и про раннюю связь Корана с этим движением — в своей статье для нашего издания пишет колумнист «Реального времени», эксперт Центра исследований исламского мира Карим Гайнуллин.

«Традиция взаимных отношений между мусульманами и хип-хопом»

Бисмилляхи р-рахман ир-рахим. Именно этими словами американский рэпер Мос Деф начинает свой сольный альбом «Черный с обеих сторон». Как отмечает в этой связи исследователь Суад Абдуль Хабир, «в то время как некоторые рассматривают ислам и хип-хоп как противоположные феномены, высказывание Мос Дефа — это не аномалия в хип-хоп-культуре, но она опирается на традицию взаимных отношений между мусульманами и хип-хопом».

В своем треке GZA участник легендарной хардкор-хип-хоп-группировки Wu Tang Clan исполняет такой текст: «I’m deep down in the back streets, in the heart of Medinа \
About to set off something more deep than a misdemeanor» — «Я глубоко в закоулках, в самом сердце Медины \ Готов совершить нечто более серьезное, чем проступок». Как отмечает исследователь нашего Центра Мир-Али Аскеров, «под Мединой понимается Бруклин, а под Меккой — Гарлем». «По мере того как хип-хоп продолжал развиваться в 1990-х годах, даже рэперы-немусульмане переняли «фишки» мусульман. Например, частое окончание песен словом «рeace» — «мир» — стало обыденным. А ведь это изначально использовали именно мусульмане из «Нации ислама», переводя и сокращая «ассаламу алейкум». Вот, например, Big Daddy Kane в треке Ain’t No Half-Steppin (прикрепил его вторым в списке) даже не сокращал и закончил следующими словами: «Hold up the peace sign, as-salamu alaykum».

Действительно, несмотря на то что связь между исламом и хип-хопом неочевидна, она прямо присутствует в американской культуре и восходит к корифеям жанра — таким именам, как Wu Tang Clan (включая сольные проекты — RZA, GZA), Rakim, Afrika Islam, Big Daddy Kane, Q-Tip. Аббревиатура RZA переводится как «Раким Зиг-Заг Аллах».

Wu Tang Clan. Фото wikipedia.org

Культурные корни

Хип-хоп как феномен напрямую связан с афроамериканской традицией и не отделим от религиозных и политических тенденций, которые присутствуют и присутствовали у черных американцев. Первоначально хип-хоп возник в 70-х годах в Бронксе, чему способствовало взаимное проникновение культур афроамериканцев и латиноамериканцев из Карибского бассейна. Речитатив хип-хопа — эмсиинг — уходит корнями в афроамериканский стиль «каппинг». Первоначально тематика эмсиинга, связанная с вечеринками, не касалась политической или религиозной тематики. Однако культура борьбы за права чернокожих, которая как раз обострилась в то время, очень скоро сделала хип-хоп важнейшим способом выражения своих политических чаяний у афроамериканского населения.

Стоит сказать, что речитатив не является чем-то чуждым для самого ислама. В период пророчества среди арабов существовала большая поэтическая культура, где поэты часто участвовали в поэтических «батлах». Сам Коран во многих местах обращается к этим поэтам, говоря о своей стилистической исключительности: «поэты» (шуара) — это название для целой суры Корана. Наряду с кораническими «заблудшими поэтами», которые в своих стихах нападали на Пророка, среди поэзии пророческого периода были и мусульмане, прославлявшие молодую религию. В чем-то поэзия арабов той эпохи родственна ранней хип-хоп-культуре.

С начала XX века афроамериканцы занялись поиском своей собственной идентичности. Для многих христианство стало ассоциироваться с религией белых, в то же время ислам стал видеться альтернативой — тем более из-за его распространенности в Африке, которая виделась афроамериканцам своей землей обетованной.

В 30-х годах среди афроамериканцев начал проповедовать Уоллес Фард Мухаммад, личность которого непонятна до сих пор. Существуют теории, что Уоллес Фард мог быть афроамериканцем, пакистанцем, афганцем или арабом, сам он якобы говорил, что происходит корнями из Мекки. Фард Мухаммад являлся бывшим членом «Мавританского научного храма Америки» — теософской организации, где исламские образы имели важное значение. В ней состояло множество афроамериканцев, так как она отличалась своей расовой терпимостью.

Фотография предположительно Уоллеса Фарда Мухаммада. Фото wikipedia.org

Фард основал религиозное движение «Нация ислама». «Нация» во многом ссылалась на мусульманскую религию — был провозглашен отказ от свинины, алкоголя, наркотиков, активно использовался исламский догматический словарь. Впрочем, основная догматика «Нации» далека от исламской ортодоксии, особенно после реформ ученика Фарда — Элайджи Мухаммада. Фарда стали называть пророком (в исламе Мухаммад считается последним и окончательным пророком), после его смерти он и вовсе был обожествлен. Все люди, по учению этой религии, произошли от африканской расы, а белые люди являются дьяволами (впрочем, сегодня «Нация» смягчила свою позицию).

От «Нации» произошли другие «течения» афроамериканской исламской культуры: линии Варита Дина Мухаммада (сына Элайджи Мухаммада) и Малькома Икса обратились к ортодоксальному суннитскому исламу, были созданы и более гетероортодоксальные ячейки «Нации», включая «Народ богов и земель».

Посредством соприкосновения с общеисламской культурой образы из исламской догматики и истории стали входить в тексты хип-хоп-композиций.

Логотип «Народа богов и земель». Фото wikimedia.org

У истоков хип-хопа

Влияние идеологии псевдоисламских и, как развитие, исламских групп на черную культуру в целом и хип-хоп в частности было огромным. Достаточно сказать, что один из пионеров жанра, Afrika Bambaataa, происходил из семьи членов группы «Нация ислама». Как об этом пишет Rüdiger Lohlker, профессор исламоведения университета Вены, среди хип-хоп-исполнителей, изучавших учение «Народа богов и земель», дочки «Нации ислама», числятся: Jay-Z, Nas, Rakim, Busta Rhymes, Wu-Tang Clan, Brand Nubian, Poor Righteous Teachers, Gangstarr, Big Daddy Kane, LL Cool J, Big Pun; Erykah Badu, the Digable Planets — это все мастодонты жанра.

Естественно, учение секты «Народа богов и земель», где под богами имеются в виду черные мужчины, а под землями — черные женщины, далеко от ортодоксального ислама. Эта секта создала причудливую идею о наличии «высшей математики», нумерологической доктрины, где посредством чисел адепт должен был достичь высшей точки самосознания. Эта система, как и внешние отсылки к исламской доктрине, прочно вошли в тексты эмси того периода, включая тех, кто не был напрямую ассоциирован с «Народом». Так, например, в песне «Jigga my nigga» Jay-Z поет: «Бог отправит вас обратно на землю, из которой вы пришли», что является отсылкой к женщинам и для понимающих теологию «Народа» имеет двоякое значение.

Впрочем, влияние не ограничивалось псевдоисламскими группами — некоторые бывшие члены «Нации ислама» обратились в ортодоксальный, суннитский ислам. Самым известным примером здесь является Mos Def, кроме него есть примеры Loon (после обращения — Amir Muhadith), Scarface, Freeway, Q-Tip, Brother Ali, Ali Shaheed Muhammad, Lupe Fiasco.

Среди групп, которые больше связаны именно с исламской тематикой, стоит упомянуть коллектив Native Deen, основанный в начале 90-х, но в своем конечном виде сформированный в 2000 году. От других мусульманских рэперов их отличает отказ от использования музыкальных инструментов — только перкуссии. Дело в том, что игра на музыкальных инструментах считается запретной у большинства исламских богословов — считается, что это развивает страсти в человеке, в то время как разум верующего должен быть спокойным и стабильным.

Исламские образы продолжают появляться и сегодня. Так, в известной композиции «Plain Jane» A$AP Ferg часто повторяет фразу «Альхамдулиллях». По этому поводу он сам говорит: «Я не мусульманин. Мой дед был мусульманином, но я не мусульманин. Это лишь другой способ, чтобы сказать «вся хвала Богу». В конце концов, есть только один Бог, правильно? Есть только одна энергия».

По мере общей популяризации хип-хопа, когда этот жанр начал представлять из себя мировой феномен, появилось множество исполнителей из Турции, Ближнего Востока. Отдельный феномен представляют из себя хип-хоп-исполнители из общин мигрантов в Европе и Америке. Например, исламские образы в своем творчестве активно используют турецко-немецкие рэперы Massaka и Kodes, творчество которых вдохновлено андеграунд-культурой и турецкими мигрантскими группировками в Германии.

Некоторые хип-хоп-исполнители, принимая ислам, уходили в радикальные и экстремистские течения. Пример такого — печально известный немецкий рэпер Desp Dogg, ставший в итоге пропагандистом запрещенного псевдоисламского государства ИГИЛ*.

Несмотря на популярность жанра, в том числе среди этнических мусульман, в России хип-хоп не принял той политической и культурной значимости, которую он имеет на Западе. Это же касается этнических мусульман — даже при наличии популярных артистов, «мусульманский рэп» остается в андеграунде и непопулярен среди массового слушателя.

*ИГИЛ — террористическая организация, запрещена в России.

Карим Гайнуллин

Справка

Мнение автора может не совпадать с позицией редакции «Реального времени».

ОбществоКультураИстория Татарстан

ВЦИОМ. Новости: Россия — страна поэтов

МОСКВА, 10 февраля 2021 г. Всероссийский центр изучения общественного мнения (ВЦИОМ) представляет данные опроса о том, какие поэты для россиян самые любимые. Опрос приурочен ко Дню памяти А.С. Пушкина, который отмечается ежегодно 10 февраля.

Самые великие поэты мира

Самые великие поэты мира, по мнению россиян: Александр Пушкин (78%), Михаил Лермонтов (43%) и Сергей Есенин (37%).

Вышеуказанные поэты также лидируют в ответах на вопрос «кого из русских или советских поэтов вы могли бы назвать самыми великими в мире?» — Александр Пушкин (39%), Сергей Есенин (20%) и Михаил Лермонтов (16%). Компанию им составили Владимир Маяковский (15%) и Анна Ахматова (7%).

Они же относятся и к любимым поэтам-классикам наших соотечественников: Александр Пушкин (31%), Сергей Есенин (20%), Михаил Лермонтов (17%).

Известные стихи

Из предложенных четверостиший абсолютное большинство россиян (89%) назвали автора строк «Я помню чудное мгновенье…» — Александра Сергеевича Пушкина. Реже правильный ответ давали молодые 18-24-летние россияне (83%).

«Послушайте! Ведь, если звезды зажигают — значит — это кому-нибудь нужно? Значит — кто-то хочет, чтобы они были?» — автора этих известных строк, Владимира Маяковского, назвали 13% россиян, чаще самые молодые — 18-24-летние — 23%.

Известное четверостишье Анны Ахматовой «Сжала руки под темной вуалью… “Отчего ты сегодня бледна?” — Оттого что я терпкой печалью Напоила его допьяна» определили 10% россиян, но чаще россияне относили его перу Сергея Есенина (19%).

«Ночь, улица, фонарь, аптека…» — авторство Александра Блока узнали 28% россиян, более половины затруднились назвать создателя этих строк.

Каждый пятый россиянин (22%) назвал имя творца строк «Ты течешь, как река. Странное название! И прозрачен асфальт, как в реке вода. Ах, Арбат, мой Арбат, ты — мое призвание. Ты — и радость моя, и моя беда» — Булата Окуджаву.

Произведения А.С. Пушкина

Самые часто вспоминаемые произведения Александра Сергеевича Пушкина для россиян: «Евгений Онегин» (40%), «Руслан и Людмила» (32%), «Капитанская дочка» (22%) и «Сказка о царе Салтане» (21%).

Любимые произведения россиян гения русской литературы: стихотворение «Я помню чудное мгновенье…», обращенное к А. Керн, «Евгений Онегин» и отрывок «У лукоморья дуб зеленый»  из поэмы «Руслан и Людмила» (9%).

Расстрельный список. Русские поэты, убитые в годы Большого террора | Новости | ОТР

В начале августа 1921 года по сфабрикованному делу о заговоре против советской власти был расстрелян поэт Николай Гумилев. В то время казнь одного из первейших поэтов Серебряного века казалась хоть и вопиющей, но единичной ошибкой ВЧК. Однако во времена сталинских репрессий, подобные дела стали массовым явлением. К сожалению, имена многих поэтов убитых в годы Большого террора остаются неизвестными для широкой публики. Интернет-редакция ОТР решила напомнить о судьбе некоторых из них.

Владимир Нарбут

Владимир Нарбут родился в 1888 году на хуторе Нарбутовка Есманской волости Глуховского уезда Черниговской губернии. В 1906 году вместе со своим старшим братом Григорием он тайно сбежал в Санкт-Петербург, чтобы погрузиться в яркую жизнь столицы. Вскоре мечтательных юношей обокрали. Возможно, они бы оказались без денег на улице, если бы не художник Иван Билибин, который приютил их у себя. 

Владимир Нарбут

Нарбут учился в Петербургском университете, но так его и не закончил. Больше, чем знания и карьера его волновала поэзия. В 1910 году он опубликовал свой первый сборник «Стихи», затем вышел «Цех поэтов», организованный Николаем Гумилевым и Сергеем Городецким.  

В следующем году он выпустил сборник «Аллилуиа», который принес ему скандальную славу. Цензура признала книгу, намеренно напечатанную церковно-славянским шрифтом, чрезмерно «земной» по содержанию и приказала уничтожить ее тираж. Чтобы избежать суда за издание сборника, Нарбут уехал на пять месяцев с экспедицией в Абиссинию и Сомали. Вернувшись, жил в Петербурге, затем в Глухове, где работал в страховой конторе и писал новые стихи.

О обманувшая любовь!..
Я не постиг заветной тайны,
Но ты, язык, не суесловь:
Ах, как заржавленная кровь,
Лежат цветы в пыли случайной!..

Строчки из стихотворения В. Нарбута «Под вечер уходить люблю» 

После революции 1917 года поэт примкнул к большевикам, с 1919 года жил в Киеве, участвовал в издании ряда журналов. В 1922 году он выпустил сборник «Александра Павловна», ставший одним из самых значительных в его поэтическом наследии.

После этого поэзия ушла из его жизни на второй план — Нарбут стал делать карьеру в партии, сосредоточился на издательской деятельности. Однако в 1928 году его исключили из партии и уволили с редакторских постов. Причина — доклад ЧК, в котором указывалось, что в 1919 году, Нарбут, попав в плен к белым, заявил, что начал сотрудничество с советской власти из-за страха и безденежья…

Начался один из самых тяжелых периодов жизни поэта — приходилось перебиваться от одного случайного заработка к другому. В 1933 году он вернулся к стихам и стал разрабатывать жанр так называемой «научной поэзии».

В 1936 году, в период очередной волны сталинских репрессий, Нарбута арестовывали по так называемому «делу переводчиков с украинского» и причислили к членам «группы украинских националистов», которая якобы занималась антисоветской агитацией. Поэта отправили на Колыму и дали пять лет лагерей. 2 апреля 1938 года против Нарбута возбудили новое уголовное дело по обвинению в контрреволюционном саботаже. 14 апреля поэт был расстрелян в карантинно-пересыльном пункте № 2 треста «Дальстрой».

Николай Бруни

Николай Александрович Бруни был не только поэтом, но и известным летчиком, музыкантом, художником. Он родился в 1891 году в Петербурге, в 1913 году окончил Петербургскую консерваторию по классу фортепиано, выступал как пианист. С тем же творческим энтузиазмом Бруни играл в первой петербургской футбольной команде. В 1911—1914 годах юноша входил в Цех поэтов Гумилева. Его стихи печатались в литературных журналах Петербурга. 

Николай Бруни

После начала Первой мировой войны добровольно ушел на фронт санитаром. В окопах были написаны его первые рассказы «Лесник», «Кузьма-тележка» и другие. В 1917 году Бруни сдал экзамены в Севастопольской военной авиационной школе и получил диплом военного летчика. В сентябре того же года он был сбит в воздушном бою под Одессой, где получил тяжелые ранения. После окончания войны вступил в Красную армию, но уже в 1919 году был списан по состоянию здоровья.

И в складках юбки я лицо зарыл,
— Да замолчи же! Смерть бежит! — кричал я няне,
Но пол куда то медленно поплыл
И утонуло все в рассеянном тумане.

 Строчки из стихотворения Николая Бруни «Смерть сестры» 

В июле 1919 года Николай Бруни стал священником. В 1921 году именно он отслужил панихиду по Александру Блоку в церкви Николы-на-Песках в Москве. После снятия с себя сана в 1928 году Бруни работал переводчиком в Институте гражданской авиации, с 1932 года служил в Московском авиационном институте (МАИ) в качестве авиаконструктора, стал профессором. Здесь Бруни разработал новую кинематическую схему автомата перекоса несущего винта вертолета, которая до сих пор используется во всем мире.

На следующий день после убийства Кирова, 2 декабря 1934 года Бруни вслух произнес фразу, которая стоила ему жизни: «Теперь свой страх они зальют нашей кровью». На инженера тут же донесли. Последовал арест. Бруни обвинили в связи с французской разведкой — незадолго до описываемых событий в Москву приезжал французский летчик Жан Пуантисс и Бруни был его гидом и переводчиком. 23 марта 1935 года Бруни осудили на 5 лет исправительно-трудовых лагерей и отправили в Ухтпечлаг в поселок Чибью. 25 ноября 1937 года его обвинили в «контрреволюционной агитации» и через несколько дней приговорили к смертной казни. 29 января 1938 года Николай Бруни был расстрелян в лагпункте Ухтарка. Родственникам сообщили, что он умер от воспаления легких.

Бенедикт Лившиц

Поэт родился в Одессе в 1887 году. Его ранние стихи печатались в журнале «Аполлон», в издании Николая Гумилёва «Остров». Первый поэтический сборник Лившица «Флейта Марсия» (1911 год) был почти полностью уничтожен цензурой.

Бенедикт Лившиц

Особое влияние на стилистику поэта оказали французские «проклятые»: Артюр Рембо, Тристан Корбьер. После окончания Киевского университета Лившиц служил вольноопределяющимся в Российской армии. Во время Первой мировой войны был ранен на фронте, награждён Георгиевским крестом за храбрость.

Некоторое время Лившиц был увлечен футуризмом, но затем отошел от этого течения. В 1914 — 1918 годах сформировалась одна из главных тем в творчестве поэта: метафизический образ Петербурга. В бывшую столицу российской империи он переехал в 1922 году из Киева. В этом же году вышел его поэтический сборник «Из топи блат». В 1928 году вышла итоговая книга поэта «Кротонский полдень», куда вошли все стихи, написанные им до 1927 года.

Мне ль не знать, что слово бродит
Тем, чего назвать нельзя,
И вовнутрь вещей уводит
Смертоносная стезя…
И лечу — отныне камень,
Позабывший о праще,
Отдаю последний пламень
Тайной сущности вещей.

Строчки из стихотворения Б. Лившица «Мне ль не знать, что слово бродит»

В 1933 году Бенедикт Лившиц вновь обратился к эпохе футуризма, уже как мемуарист, и опубликовал книгу воспоминаний «Полутораглазый стрелец», считающуюся одним из лучших произведений, посвященных 1910-м годам. Кроме того, поэт работал над сборником стихов «Картвельские оды», который так и остался незавершенным.

 

РИА Новости

Владимир Владимирович Маяковский среди футуристов. Бенедикт Лившиц (справа на втором плане) 

В октябре 1937 года Лившиц был арестован по ленинградскому «писательскому делу» вместе с другими поэтами Юрием Юркуном, Вильгельмом Зоргенфреем и Валентином Стеничем. Им инкриминировалось участие в вымышленной «антисоветской право-троцкистской террористической писательской организации». 21 сентября 1938 все четверо были расстреляны. Власти заявляли, что Лившиц умер в 1939 году от сердечного приступа.

Сергей Колбасьев

Сергей Адамович Колбасьев, как и Бенедикт Лившиц, был родом из Одессы. Он родился в 1899 году в семье коллежского асессора. Благодаря своей матери, уроженки Мальты, он уже в детстве выучил четыре языка: английский, французский, немецкий и итальянский.

Сергей Колбасьев с дочерью

Учился в петербургской гимназии Лентовской, затем в Морском кадетском корпусе. В 1917 году участвовал в боевых действиях на черноморье против турецкого флота. В 1921 году Колбасьев в Севастополе познакомился с Николаем Гумилевым. Вскоре после этого он переехал в Петроград, где Гумилев познакомил его с цветом творческой интеллигенции города. В 1922 году Колбасьев стал членом группы «Островитяне», выпустил поэму «Открытое море». После чего переключился на прозу и практически перестал писать стихи.

В 1923 служил переводчиком в советском посольстве в Кабуле, затем был направлен в торговое представительство СССР в Хельсинки, где проработал до 1928 года. В Финляндии он увлекся джазом и собрал уникальную коллекцию пластинок с записью джазовой музыки.

Увлечение джазом карательные органы не раз использовали против поэта в попытке обвинить его в работе на западные спецслужбы. В декабре 1933 года и в 1934 году Колбасьева дважды арестовывали как «сотрудника иностранных разведорганов», однако оба раза ему удалось вырваться из клещей НКВД. 

В третий раз Колбасьев был арестован в ночь на 11 апреля 1937 года по обвинению в антисоветской пропаганде и измене родины. Поэта приговорили к смертной казни и 30 октября 1937 года расстреляли. По другим данным, расстрел произошел 21 января 1938 года. Также существует версия, что в этот день поэт «убыл из тюрьмы» в неизвестном направлении и умер на лесоповале в Талнахе.

Запад раскалённый докрасна
И с востока красная Луна.
Сани распластались и свистят;
Может не воротимся назад
Полем прилетит издалека
Снежные закрутит облака
Опрокинет сани на лету
В дымно-розовую высоту
Сладко будет крикнуть и лететь,
Сладко в этот вечер умереть
Револьвер заряжен и легка
Точная послушная рука

Сергей Колбасьев, 1921 год

Самые любимые поэты России

Каких поэтов больше всего любят в России? Пушкин – по-прежнему наше все? Редакция газеты «Культура» анализирует, чьи стихотворения больше всего нравятся нашим соотечественникам, и приводит рейтинг популярности поэтов.

Для составления рейтинга использовались оценки на литературных сайтах, результаты социальных опросов, уровень популярности книг авторов в российских книжных магазинах, частота прослушивания произведений поэтов на стриминговых аудиосервисах, количество поисковых запросов в интернете и количество стихотворений каждого поэта, включенных в российскую школьную программу.

По каждой из категорий был составлен топ-10 поэтов, которым присвоили баллы за каждый критерий. После этого эксперты суммировали полученные баллы и составили итоговый рейтинг популярности.

Самым популярным поэтом у россиян по итогам опроса сервиса MyBook стал Сергей Есенин. На втором месте в рейтинге MyBook Александр Пушкин, на третьем – Анна Ахматова.

При этом в опросе «Левада-центра» тройка лидеров распределилась иначе. Пушкин стал лидером, Есенин занял второе место, третье место досталось Лермонтову, Ахматова оказалась на шестом месте.

По результатам народного онлайн-голосования за «100 лучших стихотворений всех времен» на первое место вышел снова Сергей Есенин, на втором месте оказался Владимир Высоцкий, на третьем Пушкин. 

По итогам опроса «Русская поэзия и читатель» медиапортала Prosodia самым популярным оказался Иосиф Бродский, следом идет Пушкин, на третьем месте Марина Цветаева.

Обобщив эти и другие критерии анализа, эксперты вывели сводный рейтинг. Первое место в нем занял Александр Пушкин, набравший в сумме 88 баллов. На втором месте оказался народный поэт Сергей Есенин с 71 баллом, на третьем – Марина Цветаева. 

В итоговый топ-10 вошли три поэта XIX века (Пушкин, Лермонтов и Некрасов), семь поэтов XX века (Есенин, Цветаева, Маяковский, Блок, Ахматова, Бродский и Высоцкий) и одна представительница современной поэзии – Вера Полозкова, разделившая 10-ю строку с Владимиром Высоцким.

Зарубежные поэты в первую десятку по итогам опросов не вошли. Шекспир, Гомер, Гёте и Данте заняли с 13-го по 15-е места. 

Источник: Антонова В. Самые любимые поэты России. Результаты опросов // Культура. – 2021. – 27 мая. – С. 12-13.

Знакомство с серебряным веком русской поэзии

Маяковский (третий справа) среди друзей-литераторов | © Wikimedia Commons

Термин «Серебряный век поэзии» в России относится к концу XIX — началу XX века. Золотой век поэзии пришелся на то время, когда самые выдающиеся русские поэты, такие как Пушкин и Лермонтов, делали первые большие шаги в русской поэзии. Серебряный век был продуктивным временем для поэтического мира, который стал свидетелем появления новых литературных течений и талантливых писателей, их создавших.

Следуя по стопам Франции, Россия адаптировала идею символизма в искусстве, привнеся новые и оригинальные идеи в собственное художественное движение. Появление символики также ознаменовало начало Серебряного века и вдохновило на формирование других литературных тенденций. В широком смысле основная идея символизма — замена логики красотой. Поэты ищут эстетику повседневной жизни. Первое поколение русских символистов, среди которых были В. Брюсов и К. Бальмонт, восприняли это движение с подозрением, как и любую новую тенденцию.Настоящий подъем символизма произошел со вторым поколением поэтов, сочинявших произведения в первом десятилетии 20 века. Тогдашним лидером движения был Александр Блок. В его стихах красота противопоставлялась мрачной реальности революционной России. В какой-то мере со смертью Блока Серебряный век вообще закончился.

Александр Блок | © Wikimedia Commons

Прямыми потомками движения символизма были поэты-акмеисты. Эти поэты пропагандировали точность языка, точность изображений и идеальный подбор слов.Движение было сосредоточено вокруг группы поэтов, которые собирались встретиться в знаменитом петербургском литературном кафе Dog Stray, где это движение было впервые публично провозглашено. Среди учредителей были выдающиеся русские поэты А. Ахматова, Н. Гумилев и О. Мандельштам. Акмеизм был предложен как альтернатива борющемуся тогда символизму, который не получил должного признания в первом поколении поэтов. Ахматова и компания написали стихи и эссе в поддержку своей работы. В течение нескольких лет они издали ежемесячный журнал поэзии акмеистов.

Гумилев и Ахматова с сыном | © Wikimedia Commons

Следуя примеру манифеста Маринетти 1910 года, призывающего к культурному обновлению, группа московских поэтов из литературной группы Гилея опубликовала собственный манифест под названием «Пощечина общественному вкусу». Их звали Д. Бурлюк, В. Каменский, В. Хлебников, А. Крученых, В. Маяковский. В отличие от предыдущих движений, этот манифест отверг любые предыдущие эстетические ценности и порвал с существующей литературной традицией.Русские футуристы придают значение не только значению, но и внешнему виду текста. Они расположили слова на странице так, чтобы они образовывали фигуры, не обращая внимания на пунктуацию и синтаксис. Поэтам не хватало новых слов, которые они придумывали сами, часто без всякого смысла, просто для их звучания. Хотя группа имела успех, после смерти крупных поэтов движение быстро прекратилось.

Владимир Маяковский в 1930 году | © Wikimedia Commons

Эти поэты не называли себя и не создавали единую платформу или союз для развития своего ремесла.Название им дано за общий предмет их творчества — отсылки к деревне. Большинство поэтов сами приехали из сельской России, писали в своих стихах оды Родине и оплакивали жизнь в большом городе. Этот жанр связан с известным поэтом С. Есениным, наряду с Н. Клюевым, С. Клычковым, П. Орешиным. Их продуктивность достигла пика в начале 19-х годов, но постепенно интерес к ним спал. Есенин покончил жизнь самоубийством в 1925 году, а остальные трое были сняты с полок во время репрессий 1930-х годов.Спустя 30 лет их поэзия получила признание после перестройки 80-х годов.

Николай Клюев и Сергей Есенин | © Wikimedia Commons

Поэтов Серебряного века

В честь той загадочной императрицы Осени, которая неизменно прибывает каждый год, одетая в мягкие ноготки, гранат, бронзу и медитативную меланхолию, мы расширили нашу библиотеку русской поэзии Серебряного века недавно переведенными произведениями из еще один набор неподражаемо возвышенных винтажных гениев. Самая королевская из них, конечно, великая Анна Ахматова, эта блестяще-скорбная мерцающая провидица.Мы также представили недавно переведенные произведения вечно юного русского мечтателя в Париже Бориса Поплавского, а также русского раннего Нового Вильона Сергея Есенина. Просто зайдите в раздел «Поэзия и поэты» и нажмите на один из портретов знаменитых версификаторов в рамке, чтобы открыть соответствующие страницы. Великие поэтические сердца, содержащиеся на этом сайте, находятся в нескольких кликах от этой публикации! Ой, но это еще не все! Не проторенной верстой!

Наконец-то открылись наши разделы Андрея Белого и Александра Блока, в которых представлены биографические / аналитические тексты об этих двух великих символистах (и знаменитых «заклятых друзьях»), а также подробные репрезентативные коллекции их самых почитаемых шедевров (включая Двенадцать Блока и Незнакомец ) и более малоизвестные поэтические изыскания.

Кроме того, вы можете пощекотать тщеславие своих гордых хозяев, проверив наш раздел «Оригинальная поэзия», расположенный под вкладкой меню «Другие наши проекты». Сейчас он наполнен многочисленными стихотворными произведениями вашего покорного слуги, некоторые юношеские (даже мрачно-подростковые, хотя вряд ли юные), а другие более свежие и сморщенные. Между тем, раздел «Музыка и прочее» теперь включает ссылки на наши звуковые и даже кинематографические работы, которые некоторым из вас могут понравиться!

Не будем скрывать, что даже сейчас у нас за плечами гораздо больше контента.Мы рады поделиться с вами еще больше, когда придет время. Мы не просим многого взамен: просто для того, чтобы вы выделили нам крошечный кусочек своей памяти и позволили ему напомнить вам, что, если вы продолжите посещать наш сайт, вы, безусловно, будете находить все новые и новые интересные переводы, вдохновляющие или трагические истории, а также биографии (и мини-воспоминания!) великих русских версификаторов. Достаточно скоро вы также начнете находить недавно переведенные или написанные рассказы, более загадочные старые картинки, более свежие оригинальные стихи, песни и, по сути, многое другое, что заставляет некоторых из нас визжать и хихикать от глубокой радости заботы о наших сердцах и умах! Наконец, если вам нравится то, что мы делаем, пожалуйста, не стесняйтесь и не пренебрегайте распространением информации о нас через социальные сети или репостами нашей работы для ваших друзей, членов семьи, партнеров, наставников и абсолютно всех остальных! Так почему бы вам не остаться с нами, пока мы расширяем наш кругозор во все уголки вечного Серебряного века России, а затем и далеко за его пределы ?!

— Алексей Кальвин Цуканов

Аллея русских поэтов в Гловер-парке

Вы могли пройти мимо нее на детской площадке Центра отдыха Гая Мейсона и даже не заметить. В Гловер-парке находится мемориал достижений русской культуры под названием Аллея русских поэтов. Дорожка расположена на северной стороне спортивного центра рядом с баскетбольными площадками и обрамлена деревом над каждым из десяти мраморных маркеров, напоминающих надгробия, на каждом из которых выгравировано имя и даты известного русского поэта.

Ули Зислин, музыкант российского происхождения, автор песен и собиратель / хранитель истории русской культуры, придумал эту идею два десятилетия назад; и с помощью благотворителей его мечта стала реальностью в 2003 году.Ули, которому сейчас 90, также содержит музей русской поэзии и музыки в своем доме в Роквилле, штат Мэриленд, и до сих пор приветствует посетителей для частных экскурсий по своей сокровищнице. Он считал важным сохранить здесь историю русской культуры на благо русских американцев, особенно учитывая притеснение и подавление таких художников и произведений искусства в России в течение десятилетий коммунизма.

На Аллее русских поэтов чествуют десять художников. Пятеро из них — представители Серебряного века русской литературы — деятели ХХ века, пострадавшие за свое ремесло в условиях деспотического режима.Среди этих поэтов: Борис Пастернак, Марина Цветаева, Осип Мандельштам, Анна Ахматова и Николай Гумилев. Гумилев был казнен в 1921 году; Сестра Цетаевой Анастасия (писательница) была заключена в тюрьму на 22 года и тайно вывезла роман из тюрьмы, а ее муж был казнен; Мадельштам умер в ГУЛАГе; Поэзия Ахматовой была запрещена на 20 лет. Западная сторона пути олицетворяет золотой век — 19 век, когда стали популярны романтизм и символизм, и эти пять известных лириков выразили себя через стихи: Александр Пушкин, Михаил Лермонтов, Федор Тютчев, Афанасий Фет и Александр Блок.

В 2006 году Ули установил на Аллее памятник русским композиторам из красного гранита. Имена Чайковского, Рахманинова, Стравинского, Шостаковича и Прокофьева покоятся в тени десяти крупных европейских грабов. Мемориал стал возможным благодаря пожертвованиям и усилиям благотворителей, включая Chesapeake Monuments в Балтиморе, Марка Лейбсона, друзей Гая Мейсона, президента Американского университета в Москве Эдварда Лозанского, Департамента парков и отдыха округа Колумбия и других.

Борис Пастернак (Жизнь моей сестры, Доктор Живаго)

Марина Цветаева (Вехи, разлука)

Осип Мандельштам (Вечер акмеизма, Камень)

Анна Ахиемова (Рек. )

Николай Гумилев (Колчан, Гондла)

Александр Пушкин (Медный всадник, Зимнее утро)

Михаил Лермонтов (Ангел, Гусар)

Федор Тютентьев Как в земном шаре в объятиях океана)

Афанасий Фет (На стоге сена южной ночью я пришел к вам в восторге)

Александр Блок (Фабрика, Город)

Примечание редактора 5/12 / 2021:

Расширенный мемориал теперь более уместно называется «Аллея русского искусства» и включает памятник русским художникам, добавленный в 2011 году: Кандинскому, Рериху, Малевичу, Бурю. Люк и Шагал.В 2019 году сегмент был посвящен русским писателям: Тургеневу, Толстому, Достоевскому, Горгию и Чехову.

Крис Джонс

Источники: Ули Зислин

Вашингтонский музей русской поэзии и музыки

Radio Free Europe, Ричард Солаш

Музейные исследования за рубежом, Кристин Торрес

Граничные проблемы в трех русских поэтах двадцатого века (Мандельштам, Аронзон, Шварц)

dc .identifier.citation Редко, Филип Леон.2019. Граничные проблемы в трех русских поэтах ХХ века (Мандельштам, Аронзон, Шварц). Докторская диссертация, Гарвардский университет, Высшая школа искусств и наук. dc.description.abstract В диссертации исследуются произведения трех русских поэтов двадцатого века, в которых построение, разборка, пересечение и стирание границ играет важную роль. Границы понимаются по-разному — как личные, политические и формальные конструкции — и все три поэта взаимодействуют с границами в ситуациях, когда их поэзия косвенно комментирует себя как поэзию.Их взаимодействие с границами привлекает внимание к вопросам поэтического творчества и восприятия и драматизирует процессы и отношения, которые в противном случае оставались бы полностью скрытыми, такими как процесс письма, циркуляция текстов, идей и изображений, а также формирование и деформация традиций. Внимательное чтение отдельных стихотворений сосредоточено на поэтическом и культурном обмене, встречах с различными формами инаковости, переговорах между абстрактными и материальными аспектами поэтического языка и отношениях между поэтической традицией и исторической реальностью.Первая глава прослеживает концепции Осипа Мандельштама о поэтическом образе в трех группах стихов, написанных в конце 1933 — начале 1934 года; Мандельштам ценит изображения, которые являются динамичными, мимолетными и наклонными, и показывает, как эти виды изображений сопротивляются деформации, когда произведение поэта становится частью культурного ландшафта. Во второй главе рассматриваются приемы оформления и межхудожественный дискурс в поэзии Леонида Аронзона и показано, как Аронзон использует как классические, так и маргинальные стороны русской поэтической традиции для создания домотканого личного канона, предназначенного для небольшой аудитории друзей.В третьей главе сравниваются две работы Елены Шварц, в которых главные герои занимаются формами творчества, не связанными с художественным производством или смежными с ним; Эти внелитературные творческие практики отмечены интенсивным взаимодействием с понятиями самости, авторитета и ответственности и затрагивают вопрос об исключительности поэта, а также о взаимоотношениях между творческим гением и силой. Все три поэта писали на задворках советского литературного истеблишмента; играя с границами, их работа ставит под сомнение доминирующие культурные парадигмы и противостоит им, а также исследует стратегии отрыва чего-то от власти, уклонения от нее или даже принятия ее мантии. dc.title Границы в трех русских поэтах ХХ века (Мандельштам, Аронзон, Шварц)

Arc Publications — Книги

Двуязычное англо-русское издание

Русские поэты о русских поэтах — Антология
Выбрано, переведено с русского, представлено и отредактировано Питером Орамом

Часть нашей серии «Антологии в переводе» под редакцией Жана Боас-Байера

В этой уникальной антологии великие деятели «серебряного века» России — Ахматова, Цветаева, Мандельштам , Пастернак, чтобы назвать его самые яркие звезды — показывает, как они, несмотря на огромные географические и социальные расстояния, которые часто разделяли их, поддерживали близкий, почти метафизический, вид контакта друг с другом через стихи, написанные в честь (или даже в память из) одного поэта другим.

Стихи варьируются от эпиграмматических миниатюр до развернутых баллад, и некоторые из них впервые появляются здесь на английском языке. Они дают читателю возможность по-новому взглянуть на один из самых плодотворных периодов литературной истории России и паутину взаимоотношений поэтов, лежащих в его основе.

«… этот сборник отражает и подтверждает неугасаемую жизненность русской поэтической жизни и непоколебимую веру русского поэта в письменное слово». Питер Орам (во вступлении)

Параллельный текст, русский / английский

В «Паж» и «Огонь» великие русские поэты ХХ века ведут прекрасный диалог друг с другом.Блок, Бродский, Ахматова, Пастернак, Маяковский, Цветаева и другие раскрывают искреннее восхищение в страстно-романтических стихах.

В «Последнем ответе Анны Ахматовой Марине Цветаевой » поэт напоминает о московской метели , стоная / хрипя, скрывая наши следы . Сборник полон скорбных штрихов, много горьких оплакиваний самоубийства Маяковского.

Натали Уиттл, Financial Times Weekend Magazine, 1 сентября 2007 г.

Мягкая обложка
154 страницы
ISBN Мягкая обложка 978 1904614 42 5
Переплет 978 1904614 67 8
Опубликовано в июле 2007 г.

»О Питере Ораме

Прочтите…

Неожиданное возрождение для любимого русского поэта: параллели: NPR

Анна Ахматова, жившая с 1889 по 1966 год, была маяком художественного мужества перед лицом репрессий советских времен. Ее работа теперь привлекает новое внимание. Fine Art Images / Наследие изображения / Getty Images скрыть подпись

переключить подпись Fine Art Images / Наследие изображения / Getty Images

Анна Ахматова, жившая с 1889 по 1966 год, была маяком художественной отваги перед лицом репрессий советских времен. Ее работа теперь привлекает новое внимание.

Fine Art Images / Наследие изображения / Getty Images

Возникает всплеск интереса к творчеству русской поэтессы ХХ века Анны Ахматовой. Он частично вдохновлен американской певицей и автором песен в стиле кантри и фолк Ирис Демент, у которой есть приемная дочь из России, и она переложила некоторые произведения поэта на музыку в новом альбоме The Trackless Woods .

Ахматова, 1889 года рождения, была свидетельницей бурных лет Русской революции и пережила ужасы репрессий Иосифа Сталина.Она выжила как светоч артистической смелости.

Один из способов увидеть поэт сегодня — через петербургскую квартиру, где она жила около 30 лет.

Сейчас это музей, где гид Мария Нисникова показывает памятные вещи о женщине, которая до революции вращалась в гламурных художественных кругах и столкнулась с безжалостными преследованиями в советское время.

Здание фактически является флигелем одного из красивейших особняков Санкт-Петербурга — Шереметевского дворца.

Ахматова происходила из аристократии и знала великолепие дворца в дореволюционные дни — когда он был, как говорит Нисникова, «своего рода сокровищницей с образцами западноевропейского искусства, древнерусскими иконами, доспехами и т. Д. древние рукописи «.

Ахматова, урожденная Анна Горенко, происходила из семьи русского и татарского дворянства. Псевдоним, который она выбрала для себя, происходит от предка, который был татарским ханом или вождем.

Муза для художников

Она была красивая, темноволосая, угловатая, с выдающимся крючковатым носом.Художники любили рисовать ее в профиль, и считается, что существует не менее 200 ее портретов, в том числе более десятка, выполненных итальянским художником Амедео Модильяни, который влюбился в нее в Париже в начале 20 века.

Она была сенсацией, знаменитостью модернистской поэзии в так называемом «Серебряном веке», до русской революции 1917 года.

Дважды вышла замуж и дважды разведена, Ахматова была известна скупыми, проницательными стихами о двусмысленности любви. .На новом альбоме Демента она поет версию короткого стихотворения Ахматовой The Last Toast , которая включает в себя следующие слова:

«Я пью за дом, уже разрушенный, за всю свою жизнь, слишком ужасно, чтобы сказать».

To одиночество, которым мы наслаждались вместе, ну, я тоже пью за тебя «.

В музее Ахматовой Нисникова показывает выцветшую фотографию молодого человека в военной форме — последнюю известную фотографию Николая Гумилева, первого мужа Ахматовой.

«Его арестовали третьего августа 1921 года, — говорит Нисникова, — поместили в тюрьму, а через три недели тайно казнили».

К тому времени пара была в разводе почти четыре года, но у них родился сын. Нисникова говорит, что Ахматова узнала о смерти Гумилева только тогда, когда прочитала в газете список осужденных и убитых большевистской тайной полицией.

Жертвы Сталина

Гумилев, также одаренный поэт, был лишь одним из многих близких и друзей Ахматовой, которых расстреляли, отправили в трудовые лагеря или отправили в ссылку, начиная с лет Русской революции через Сталинская эпоха.

В 20-е годы прошлого века Ахматова переехала в квартиру, которая впоследствии стала ее музеем. Она жила со своим возлюбленным, Николаем Пуниным, известным педагогом и искусствоведом. К тому времени это была коммунальная квартира, рассчитанная на несколько семей и небольшую площадь.

Недалеко от входа Нисникова указывает на маленькое окошко с видом на подъезд. Это окно бывшей ванной. Когда в дверях появлялись неожиданные незнакомцы, взрослые в квартире просили своих детей залезть в ванну, выглянуть в окно и описать посетителей.

Это, по словам Нисникова, «реальное свидетельство тотального страха, который жил в сердцах людей в нашем городе в очень жестокий период массового террора, сталинских репрессий».

Было опасение, что странные посетители могут оказаться тайной полицией, которая пришла кого-нибудь забрать.

Этот страх реализовался, когда Пунин был арестован и заключен в тюрьму вместе с сыном Ахматовой, Львом Гумилевым. Поэт стал одним из тех женщин, которые ждали под Ленинградом (ныне Санкт-Петербург).Петербург), чтобы увидеть своих близких или принести им хлеб.

Позже она писала об этом опыте, который дал ей новую художественную цель: быть свидетелем истории. Она провела 17 месяцев в тюремных очередях.

Однажды к ней подошел кто-то.

«В этот раз позади меня стояла женщина с посиневшими от холода губами, которая, конечно, никогда в жизни не слышала моего имени», — вспоминает Ахматова. «А потом она спросила меня:« Можно ли когда-нибудь описать это? »Я ответил:« Могу ».'»

Ахматова сдержала свое обещание, выполнив цикл стихотворений» Реквием «. Она сочинила его тайно, а в какой-то момент даже боялась сохранить рукопись. Она записывала отрывки для своих друзей, которые их запоминали. осколки потом сожгли. «Это было похоже на ритуал, — вспоминала ее подруга Лидия Чуковская. — Руки, спички, пепельница. Ритуал красивый и горький ».

« Реквием »был опубликован в Советском Союзе более чем через 20 лет после смерти Ахматовой, но он стал хорошо известен среди ее друзей и почитателей.

Она посвятила «Реквием» жертвам сталинского террора. Он включает в себя такие строки:

«(И если когда-нибудь в этой стране
Они решат поставить мне памятник,

Я согласен на эту честь
При этих условиях — что он стоит

Ни у моря, где я родился:
Моя последняя связь с морем оборвана,

Ни в царском саду у заветного соснового пня,
Где безутешная тень смотрит на меня,

Но вот, где я простоял триста часов,
И где мне никогда не открывали двери).»

Анна Ахматова и ее сын пережили Сталина и многих его приспешников, и она получила признание поколений молодых поэтов, пришедших после нее.

Она умерла от сердечного приступа в 1966 году, когда ей было 76 лет. Сорок годы спустя в Санкт-Петербурге, напротив тюрьмы, где она и множество других ждали, был установлен ее памятник.

Одной надеждой меньше: Очерки русских поэтов ХХ века.

Страница / Ссылка:

URL страницы: HTML-ссылка:

Навигация по записям

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *