Экономика в россии начала 20 века: Экономическое развитие России в начале XX века. Видеоурок. История России 9 Класс

Содержание

Профессор Андрей Маркевич об экономике Российской империи начала XX века и причинах революций 1905 и 1917 годов

О причинах революций 1905 и 1917 годов и об одном сомнительном утверждении Леонида Млечина «Газете.Ru» в преддверии своей лекции в Политехническом музее рассказал профессор Российской экономической школы Андрей Маркевич.

БИОГРАФИЯ

Андрей Маркевич — профессор РЭШ. Область профессиональных интересов: экономическая история, политическая экономика диктатур

— В среду вы выступаете в Политехническом музее с лекцией на тему «Экономика Российской империи и русская революция 1917 года». В аннотации к ней написано, что, в частности, речь пойдет о том, насколько успешным было экономическое развитие Российской империи после отмены крепостного права. Являлось ли оно неким тормозом в экономике страны или нет?

— В лекции в Политехническом музее сама экономика крепостного права напрямую не обсуждается — обсуждаются последствия его отмены. Конечно, крепостное право оказало огромное влияние на экономическое развитие России. Во-первых, это влияние на стимулы у экономических агентов, в данном случае крестьян. Во-вторых, оно повлияло на распределение ресурсов в экономике. Потому что крестьяне были ограничены в выборе того, где жить, что производить и где работать.

Эти два механизма оказывали негативное влияние на экономическое развитие России.

Почему крепостное право существовало? Государство решало проблему внутреннего управления империей, создания и финансирования армии. Оно было выгодно дворянству, которое пользовалось благами этой системы.

— И вот крепостное право отменили. Как это сказалось на экономическом развитии Российской империи?

— Для ответа на этот вопрос нужно описать механизм реформы отмены крепостного права. Ведь произошло не то, что крестьяне немедленно стали свободными и каждый из них мог делать то, что хочет, в экономической сфере. Важно отметить несколько главных пунктов: реформа об отмене крепостного права сохранила институт русской общины, то есть институт коллективной собственности на землю, периодических переделов земли между крестьянскими домохозяйствами, чересполосицу (

расположение земельных участков одного хозяйства полосами вперемежку с чужими участками; чересполосица возникала в России при регулярных переделах общинной земли) и ограничения на мобильность. Конечно, крестьяне стали более свободными, но сохранение этих пережитков (института общины, социальных ограничений) оказывало сдерживающее влияние на экономическое развитие. В частности, переделы земли между крестьянами оказывали негативное влияние на стимулы обработки земли. Если у вас есть земля, которая в будущем будет поделена между вашими соседями, у вас есть стимул эту землю истощить, потому что в будущем вы её не получите. У крестьян не было свободы передвижения, они должны были получать паспорта из-за того, что существовала круговая порука — круговая ответственность в выплате налогов: община регулировала миграцию, чтобы иметь связь со всеми крестьянами, которые состоят в общине, чтобы их налоги не ложились бременем на других.

Положительный эффект от отмены крепостного права в том, что мы можем видеть увеличение урожайности в русской деревне во второй половине XIX века. Но ограничения, о которых я говорил выше, остались, что ограничивало экономическое развитие русской деревни.

— Многие пишут, что промышленность в России в начале XX века испытала серьезный рост...

— Это правда. Он был бурным и быстрым, особенно в последние 20–25 лет перед первой мировой войной. Экономический рост в Российской империи был высоким и в абсолютных цифрах, и в подушевых оценках. Промышленность играла важную роль в этом росте. Здесь я должен сослаться на расчёты Пола Грегори, который рассчитал чистый национальный продукт Российской империи. Это те оценки, которые приняты в экономической истории и которыми все пользуются.

18 сентября 12:58

— Почему же тогда произошли революции? Какие у них были экономические предпосылки?

— Рост был, но если сравнить, то доля промышленного сектора ВВП страны росла не так быстро, как в других странах. Сельскохозяйственный сектор доминировал вплоть до 1917 года. Промышленность сталкивалась с проблемой нехватки инвестиций.

Бедная крестьянская страна, нехватка внутренних инвестиций, которую правительство пыталось преодолеть за счет железнодорожного строительства, иностранных инвестиций, привлечения иностранных инвестиций путем введения золотого стандарта, который фиксировал бы курс рубля и защищал иностранных предпринимателей от рисков колебания обменных курсов.

Это были важные аспекты, которые способствовали росту, но нехватка инвестиций все равно ощущалась. Бюрократичность Российской империи оставалась, что и сдерживало промышленное развитие. Но самое важное — это аграрный вопрос, проблемы в сельском хозяйстве, которые оставались и после отмены крепостного права, потому что страна оставалась крестьянской: большинство населения — более 70% — жило в деревне. При этом ВВП, который шёл из деревни, составлял около 50%. Подушевое производство в деревне сильно меньше, чем в городе. Ситуация менялась медленно, хотя, казалось бы, если есть возможность получать большие доходы в городе, возникает миграция. Бедность деревни, то, что рынок земли и рынок труда были неразвиты, невозможность перейти к оптимальному распределению ресурсов — всё это сдерживало развитие деревни. Хотя рост, конечно, был. Наличие роста и бедность не противоречат друг другу: относительная бедность и абсолютный рост — это то, что может существовать одновременно. При этом производительность сельского хозяйства тоже повышалась. Расширились экспортные рынки (это как раз то время, когда складывается единый мировой рынок зерна, где Россия активно участвовала), что вызывало повышение цен на сельскохозяйственную продукцию и создало стимулы для перехода к новым экспортным культурам. Этим, в первую очередь, пользовались те, кто владел землей. Потому что миграция ограничена, в деревне избыток людских ресурсов — соответственно, те, кто получают выгоду от новой ситуации, это не владельцы труда как фактора производства — это те, кто владеет землей. И, говоря о том, кто и как владел землей, мы возвращаемся к отмене крепостного права.

Крестьяне получили только половину той земли, которая принадлежала помещикам.

Наделы крестьян в каких-то регионах были совсем маленькими, в некоторых больше, но в среднем это чуть больше минимальной площади, необходимой при технологическом уровне того времени. Это была бы не проблема, если бы можно было применять новые технологии в деревне, так как важно не то, сколько у вас земли, а то, насколько она производительна. Но, поскольку был институт общины с переделом земли и чересполосицей, применение новых технологий было ограничено. Таким образом, у многих крестьян возникала проблема выживания. Кроме того, большая часть земли осталась у помещиков. Этот конфликт, требование передела земли, и есть то, что привело к аграрным волнениям 1905–1906 годов. Конечно, был еще и рабочий вопрос, и национальный, а также вопрос о политических свободах, но наибольшие волнения происходили в деревнях.

— Какие меры были приняты правительством после революции 1905 года?

— Оно пыталось реализовать программу, состоящую из трех частей. Первое – это военное подавление всяких волнений, использование войск в деревне, введение военно-полевых судов, вплоть до смертных приговоров: главное — вернуть ситуацию в мирное русло. Второе — политические уступки: «Манифест 17 октября», введение гражданских свобод, введение политического представительства в стране. Третье, самый важный аспект с точки зрения аграрного вопроса, — Столыпинская реформа 1906 года, которая преследовала две цели, политическую и экономическую. Политическая заключалась в том, чтобы создать широкий институт частных собственников, которые бы стали, наряду с помещиками, опорой правительства в русской деревне, — позволить крестьянам выходить из общины и приватизировать землю. Экономический аспект данной реформы заключался в том, чтобы преодолеть бедность деревни, убрать те ограничения, которые оставались после реформы и отмены крепостного права, способствовать развитию рыночных отношений и таким образом добиться стабильности. Реформа предполагала возможность выхода из общины (т. е. приватизацию земли), консолидацию участков земли к одному месту, что должно было решить проблему маленьких участков (чересполосицы), на которых было невозможным использование сельскохозяйственных машин, а также перераспределение людских ресурсов внутри страны (убрать перенаселенность русской деревни) между центром и окраиной, между городом и деревней.

Реформа решила часть этих задач: внутренняя миграция увеличилась, крестьяне получили возможность приватизировать и продавать свои участки и финансировать за счет этого свой переезд.

То есть для того, чтобы переселиться в Сибирь, где было много свободных земель, нужны средства. При ограниченном доступе к кредиту (в силу степени развития кредитной системы в начале XX века) возможность продать землю и получить за это деньги была очень важна — мы наблюдаем рост переселения в Сибирь в годы после столыпинской реформы.

Что касается роста производительности в сельском хозяйстве, то мы видим корреляцию между выходом из общины и урожайностью в русской деревне, но видим ее в первую очередь там, где из общины выходила вся деревня. Фактически совместный выход означает согласие между крестьянами и отсутствие конфликтов. Там, где были конфликты, история более сложная и неоднозначная. Традиционная оценка, которая доминирует в историографии по отношению к столыпинской реформе, — реформа была неуспешной и неудачной именно из-за роста конфликтности вокруг земли, причём не только конфликтов между помещиками и крестьянами, но и между крестьянами. Это вопрос, который требует, на мой взгляд, дальнейшего исследования, так как строгих свидетельств в пользу этой интерпретации нет, но она имеет право на существование.

Другая проблема столыпинской реформы — нехватка людей на ее реализацию, а именно агрономов и землемеров: чтобы грамотно разделить землю, нужны землемеры.

Таким образом, не хватило образованных людей для реализации реформы. Когда критикуют реформу, сморят на число выходов из общины (около четверти всех крестьянских дворов), но заявок на выход из общины было гораздо больше. Реформа не была завершена, а начавшаяся Первая мировая война окончательно её прекратила. Столыпин говорил, что нам нужно 20 лет спокойствия — и будет великая Россия. Этих двадцати лет не было — с начавшейся войной эта возможность исчезла.

— И привела к революциям 1917 года?

— Россия была одной из самых бедных стран, участвовавших в этой войне. Война привела к нескольким эффектам. Было мобилизовано огромное количество крестьян. Произошла переориентация экономики на войну. Далее, кормят армию крестьяне. Но, во-первых, мужское население русской деревни резко уменьшилось. Во-вторых, крестьяне теряют стимулы торговать с городом и государством, потому что промышленность выпускает военную форму и пушки, а не ситец и плуги, которые хотели бы покупать крестьяне, — создается проблема. Плюс к этому правительство финансирует войну за счет инфляции. Инфляция бьет по тем, кто живет на зарплату, — соответственно, их жизненный уровень падает. В городах к 1916/17 году возникает нехватка продовольствия, особенно в конкретных регионах. Хлеб неравномерно распределялся по стране, но железнодорожная система имела огромные нагрузки, и доставить его было проблемой. Итог — падение жизненного уровня в городах и февральская революция, начавшаяся как волнения в очередях за хлебом в Петрограде. К этой революции присоединились солдаты.

Леонид Млечин в книге «Ленин. Соблазнение России», которая вошла в шорт-лист премии научно-популярной литературы «Просветитель», пишет: «Февраль избавил страну от архаичной системы управления. Если бы установилась буржуазная демократическая республика, Россия стала бы крупнейшей мировой индустриальной державой, не заплатив такой страшной цены, которую ее заставили заплатить большевики». Как бы вы прокомментировали это утверждение? Действительно ли Россия могла стать крупнейшей мировой индустриальной державой, если бы не большевики и не Октябрьская революция?

— Это очень гипотетическое утверждение, которое невозможно проверить. Я хотел бы высказать два соображения. Трудно рассматривать февраль как устойчивую альтернативу: не было никакого устойчивого периода с февраля по октябрь 1917 года, за восемь месяцев было пять правительственных кризисов, постоянные волнения на фронте. Альтернативу трудно описать. И в этом смысле февраль и октябрь разделять нельзя, и с этой точки зрения надо говорить о революциях 1917 года как о едином историческом феномене. Альтернатива была в предшествующем развитии. Я говорил о развитии экономики Российской империи: там был рост, но существовали и трудности, которые пытались преодолеть в рамках реформ. Точно сказать о том, каким было бы это развитие в долгосрочной перспективе, вряд ли возможно. Но позитивная динамика, несмотря на проблемы, там была.

— Последний вопрос, выходящий за рамки лекции, но все-таки: насколько успешной или неудачной была экономическая политика, которую проводили большевики после прихода к власти? А если говорить об СССР в целом?

— Я бы попробовал ответить на ваш вопрос, обсудив долгосрочное экономическое развитие в XX веке в целом. Если мы говорим о цене революции 1917 года, цене Первой мировой и Гражданской войн, она была очень большой, так как ВВП упал до 40 процентов от уровня 1913 года — не случайно случился голод в 1921/22 годах. В дальнейшем в рамках НЭПа большевики смогли восстановить экономику.

Но если мы смотрим на долгосрочный тренд развития в XX веке, убирая все шоки и восстановление после шоков, то в долгосрочной перспективе он несильно отличается от того, что видим в последние 30 лет развития Российской империи.

Конечно, в ХХ веке был экономический рост. Можно предложить два критерия для сравнения успешности этого роста: первый – рост относительно развития Российской империи и второй — рост СССР относительно других стран. И если мы посмотрим на то, каким был уровень экономического развития СССР относительно США, лидера по ВВП на душу населения в XX веке, то на протяжении всего ХХ века он колебался вокруг 30 процентов от уровня США.

Социально-экономическое развитие России в начале 20-го века

К концу 19-го в. ведущие мировые державы вступили в империалистическую стадию своего развития. Основные черты империализма: смена свободной конкуренции в экономике господством монополий, образование финансового капитала и финансовой олигархии, вывоз капитала за границу, формирование мировой капиталистической системы хозяйства, обострение борьбы за рынки сбыта.

Россия, вступившая на путь капиталистических преобразований с большим опозданием, стремительно ликвидировала отставание (реформы 60-х гг., ускорение темпов роста экономики и промышленности).

Государственная политика финансирования крупных предприятий, интенсивное строительство железных дорог, повышенный спрос на металл, уголь, древесину свидетельствуют о начавшемся в 1893 г. экономическом подъеме. Производство в стране выросло в полтора раза, а производство средств производства утроилось.

Основная черта крупной российской промышленности — высокая концентрация производства. Активно шло акционирование предприятий, создавались предпринимательские и торговые союзы и объединения, которые в начале века выросли в мощные монополии — картели и синдикаты.

Шла концентрация банковского капитала. Всего пять российских банков контролировали практически все финансовые потоки в стране. Банкиры вкладывали деньги в развитие промышленности, что вело к сращиванию финансового и промышленного капиталов; зарождалась финансовая олигархия.

В конце 1899 г. в России начался экономический кризис, затронувший в основном тяжелую промышленность. Обострение конкуренции послужило причиной разорения более 3 тыс. мелких предприятий и привело к укреплению монополий. Огромные картели и синдикаты типа «Продуголь», «Продвагон» и т.п. господствовали на рынке. Значительно укрепили свои позиции ведущие российские банки: Петербургский международный, Азовско-Донской, Русско-Азиатский.

Особенностью империалистической стадии развития государства стало отсутствие фактов вывоза капитала за рубеж. Представители крупной российской буржуазии в подавляющем большинстве предпочитали вкладывать деньги в отечественную промышленность и освоение огромных провинций и окраин Российской империи. Это объясняется наличием военно-феодальных устремлений царизма, направленных на укрепление центральной власти.

Несмотря на высокие темпы экономического развития, Россия в начале 20-го в. представляла собой в сравнении с передовыми европейскими державами аграрно-индустриальную страну с ярко выраженной многоукладностью в экономике.

Наряду с высшими формами капиталистической индустрии существовали раннекапиталистические и полуфеодальные формы хозяйствования — мануфактурная и мелкотоварная.

В деревне сохранились все пережитки крепостнических отношений, патриархальность, община и эксплуатация крестьянского труда. Низкая производительность крестьянского труда в аграрном секторе была результатом надельного крестьянского земледелия, малоземелья и чересполосицы.

Нельзя отрицать определенный прогресс в российском сельском хозяйстве: увеличились посевные площади, повысилась урожайность и техническое оснащение сельскохозяйственных предприятий.

Однако в целом отставание аграрного сектора от темпов развития промышленности принимало форму острого противоречия, что говорило о необходимости полного преодоления феодальных пережитков в российской деревне.

Эти противоречия прослеживались в социально-классовой структуре российского общества. С одной стороны, формировались буржуазия и пролетариат, с другой — продолжало существовать сословное деление, характерное для эпохи феодализма, -дворянство, мещанство, купечество и крестьянство.

Сохранялась основная социальная опора царизма — дворянство, которое играло роль главенствующего класса, имея значительную экономическую и политическую силу.

Социально-экономическое развитие России в начале 20 века

Конец 19 в. ознаменовался вступлением большинства развитых мировых держав империалистическую стадию развития. Основными чертами ее являются: формирование финансового капитала и господство в экономической сфере олигархии и монополий, которые пришли на смену свободной конкуренции. Именно в этот период сформировалась мировая капиталистическая система хозяйства. Усилилось соперничество за рынки сбыта.

Россия в начале 20 века заметно отставала в своем развитии от ведущих держав. Но, несмотря на то, что преобразования в стране начались с заметным опозданием, экономика России в начале 20 века благодаря реформам 60-х показала значительное ускорение темпов роста. Увеличение потребности в металле угле, дереве, строительство железных дорог явно свидетельствуют об экономическом подъеме в стране, начавшемся в 1893 году. Государственная политика того времени предусматривала финансирование крупнейших предприятий.

Отличительной чертой российской промышленности стала высокая концентрация производства. Торговые и предпринимательские союзы эволюционировали в мощнейшие синдикаты и картели. Социально экономическое развитие России в начале 20 в характеризовалось, так же, концентрацией банковского капитала. Финансовые потоки в стране контролировались всего 5-ю крупнейшими банками. Финансовый и промышленный сектора сращивались, поскольку банкиры вкладывали серьезные средства в развитие самых разных предприятий. Так, зарождалась финансовая олигархия.

Кризис 1988 года привел к усилению позиций крупнейших банков России: Русско-Азиатского, Петербургского международного, Азовско-Донского. Исчезли и около 3 тыс. мелких и средних предприятий, что привело к монополизации производства. Стоит отметить, что развитие России в начале 20 века отличалось практически полным отсутствием фактов вывоза за рубеж капитала. Деньги вкладывались в освоение российских провинций и окраинных земель, в промышленность. Но, несмотря на высочайшие темпы развития в сравнении с ведущими государствами Европы Россия заметно проигрывала, обладая многоукладностью в экономической сфере и, все еще, оставаясь аграрно-индустриальной страной.

В стране продолжали существовать полуфеодальные и раннекапиталистические формы хозяйства – мелкотоварная и мануфактурная. Все пережитки крепостнических отношений на селе сохранялись (общинность, патриархальность, эксплуатация труда крестьян). Крестьянский труд отличался крайне низкой производительностью в силу малоземелья, чересполосицы, надельного крестьянского землевладения. Некоторый прогресс достигался только за счет увеличения обрабатываемых площадей и улучшения технического оснащения крупных сельхозпредприятий. Сильное отставание в аграрной сфере требовало окончательного преодоления пережитков феодализма.

Явные противоречия можно отметить в социально-классовой структуре общества. Сословное деление было характерно для феодальной эпохи: существовали крестьянство, мещанство, купечество и дворянство. Но, с другой стороны, уже началось формирование пролетариата и буржуазии. Дворянство по-прежнему, играло роль главенствующего и наиболее привилегированного класса в стране. Оно являлось серьезной экономической и политической силой, представляло собой основную социальную опору царской власти.

Доклад об экономике России

Тенденции экономического развития

Пандемия COVID-19 поставила под угрозу с трудом завоеванные достижения в области сокращения бедности во всем мире: как ожидается, к концу 2021 года в результате пандемии более 100 млн человек окажутся в состоянии крайней бедности. Пандемия оказала длительное и глубокое воздействие на рост производительности и потенциальный объем производства, поскольку снижение предпринимательской уверенности ведет к дальнейшему ослаблению инвестиционной активности и замедлению формирования человеческого капитала, что обусловлено ухудшением состояния здоровья населения, продолжительным закрытием школ и затянувшейся безработицей.

В первом квартале 2021 года отмечался рост цен практически на все сырьевые товары, что отражало сохранение тенденции к заметному росту цен, начавшемуся в середине 2020 года. Больше всего подорожали энергоресурсы, что имеет особое значение для российского экспорта топливо-энергетических товаров.

Экономика двух крупнейших торговых партнеров России – стран еврозоны и Китая – демонстрирует разнонаправленные тенденции. Экономическая активность в еврозоне по-прежнему чувствительна к повторным всплескам заболеваемости COVID-19, а в Китае, втором по величине торговом партнере России, продолжается процесс циклического восстановления экономики.

ВВП России сократился в 2020 году на 3,0%; при этом мировая экономика сократилась на 3,8%, экономика развитых стран – на 5,4%, а экономика стран EMDE, которые являются экспортерами сырьевых товаров – на 4,8%. Есть несколько факторов, которые помогли России добиться относительно более высоких результатов: в последние годы Россия провела большую работу по обеспечению макрофискальной стабильности, что привело к улучшение положения в налогово-бюджетной сфере. Широкомасштабная расчистка банковского сектора наряду с совершенствованием банковского регулирования и надзора привела к увеличению буферных резервов капитала и ликвидности.

В 2020 году показатели российского бюджета ухудшились, но в первом квартале 2021 года ситуация стала лучше.

Банковский сектор России до сих пор демонстрировал устойчивость к потрясениям, однако среднесрочные последствия еще не видны. Медленное восстановление экономики и государственные программы льготного кредитования способствовали росту кредитования.

Занятость в России по-прежнему ниже допандемического уровня, однако в конце 2020 года на рынке труда стали появляться некоторые признаки улучшения ситуации.

В 2019-2020 годах средний размер реальной заработной платы в России вырос на 1,7%, но за этой цифрой скрываются существенные различия между видами экономической деятельности: в секторах, где произошло наибольшее сокращение занятости, также отмечалось наибольшее снижение реальной заработной платы. Реальная заработная плата выросла в сельском хозяйстве, секторе связи и здравоохранении, но при этом сократилась в таких секторах, как индустрия гостеприимства, строительство, сфера культуры, спорта и досуга, а также торговля.

Рост реальной заработной платы не может компенсировать падение располагаемых доходов на душу населения, уровень которых в течение трех последних кварталов 2020 года был ниже, чем за аналогичные периоды прошлого года, на 7,9%, 5,3% и 1,7%, соответственно.

При том, что кризис, вызванный COVID-19 продолжает по-разному сказываться на экономических показателях регионов, в 2020 году в большинстве регионов отмечался отрицательный рост промышленного производства и розничной торговли. Ухудшилась ситуация с задолженностью регионов: в результате кризиса 57 регионов исполнили свой бюджет с дефицитом (по сравнению с 34 регионами в 2019 году).

Экономический прогноз

Согласно прогнозу, темпы роста глобального ВВП достигнут 4% в 2021 году и снизятся до 3,8% в 2022 году. Однако пандемия COVID-19 продолжает подавлять экономическую активность во всем мире, значительно повышая неопределенность прогнозов в отношении ВВП.

Согласно базовому сценарию, рост ВВП России в 2021, 2022 и 2023 годах составит 3,2%, 3,2% и 2,3% соответственно. Базовый сценарий предполагает постепенное снижение числа новых случаев заболеваний COVID-19. Как ожидается, оживлению экономики России, опирающемуся на рост потребления домохозяйств и государственные инвестиции, будут способствовать восстановление мировой экономики, повышение цен на нефть и мягкие денежно-кредитные условия на внутреннем рынке в 2021 году.

Долгосрочные экономические перспективы России будут зависеть от ускорения потенциального роста за счет стимулирования диверсификации экономики, создания единых «правил игры» для частного сектора, повышения качества управления государственными предприятиями (ГП) и более тесной интеграции в глобальные цепочки создания добавленной стоимости. «Зеленый» переход может создать серьезные трудности для российской экономики, если правительство не предпримет упреждающих шагов в направлении декарбонизации.

Специальная тема: снижение бедности в два раза за счет повышения экономической эффективности систем социального обеспечения

Россия объявила одной из своих национальных целей снижение бедности в два раза (до 6,6%) к 2030 году. Однако без повышения адресности содействия бедным и уязвимым гражданам эту цель будет трудно достигнуть даже при самом оптимистическом сценарии роста ВВП. При том, что комплекс российских систем социальной поддержки играет важную роль в сокращении бедности, он является весьма затратным: страна расходует на программы социальной поддержки более 3% ВВП или 30 млрд долларов США.Это в два раза выше мирового уровня расходов на социальную поддержку, составляющего 1,5% ВВП, и больше уровня расходов в регионе Европы и Центральной Азии.

Мощным инструментом, способствующим экономически эффективному достижению целей снижения бедности, может стать национальная целевая программа финансовой помощи тем, кто оказался ниже черты бедности. Стоимость программы МГД составила бы в четыре раза меньше стоимости расширения существующей системы социальной поддержки в России. Однако эта оценка в огромной степени зависит от принятых допущений, таких, как отсутствие утечки средств и поведенческих реакций, а также обоснованный уровень административных затрат. Для этого потребуется целый ряд дополнительных мер, включая введение единых стандартов, создание ключевых систем на федеральном уровне и укрепление различных элементов программы.

Скачать полный текст доклада (PDF)

Социально-экономическое развитие России в начале 20 века

Категория: Билеты по Отечественной Истории на государственный экзамен.

Поможем написать любую работу на похожую тему

Получить выполненную работу или консультацию специалиста по вашему учебному проекту

Узнать стоимость

Вступление российской экономики в XX столетие было отмечено началом серьезного кризиса 1900—1903 гг. Экономический застой продолжался до 1909 г., когда он сменился новым подъемом. Неверно считать кризис начала века доказательством экономической отсталости России или неразрешимости стоявших перед ней проблем. Достижения и успехи в экономике были, и немалые. Впрочем, острые проблемы и трудности тоже были.

Сначала об успехах. Россия в начале XX в. была страной со средним уровнем развития капитализма. Отмена крепостного права в 1861 г., реформы 60—70-х гг. не прошли бесследно: капиталистическая промышленность росла высокими темпами (первое место в мире), возникли новые отрасли (нефтедобывающая, химическая, машиностроение) и новые промышленные районы (в первую очередь Донбасс-Криворожский). Важные изменения происходили на транспорте: железные дороги связали Центр с окраинами и стимулировали экономическое развитие страны (в конце XIX в. вступила в строй первая очередь Транссибирской магистрали). В годы кризиса (1900—1903) ускорился процесс создания крупных промышленных монополий — картелей и синдикатов: «Продамет» (1902), «Продвагон» (1902), «Продуголь» (1904) и др. Производство, особенно в тяжелой промышленности, концентрировалось на крупных и крупнейших предприятиях. По уровню концентрации российская экономика опережала экономику других стран. В области банковского дела и финансов также произошли значительные сдвиги. Возникли крупные банки, тесно связанные с промышленностью, — Петербургский международный коммерческий банк (1896), Азовско-Донской банк (1871), Русско-Азиатский банк (1910). Финансовая система после проведенной в 1897 г. министром финансов С. Ю. Витте реформы (введение золотого обеспечения рубля и свободный размен бумажных денег на золото) была одной из самых устойчивых в мире.

Россия вошла в пятерку наиболее развитых промышленных стран. Она встала на путь экономической модернизации, т. е. изживания остатков крепостничества, развития промышленности, создания основ индустриального общества, в котором промышленность преобладает над сельским хозяйством, а городское население — над сельским. Модернизация в России имела свои особенности:

приходилось догонять вырвавшиеся вперед индустриальные державы;

огромное влияние на экономический рост оказывало государство. Государственные субсидии, заказы, высокие таможенные пошлины, содержание за счет казны заводов, фабрик, железных дорог были призваны поддержать и ускорить развитие современной на тот период промышленности;

в финансировании промышленного роста заметную — но не решающую — роль играл иностранный капитал: немецкий, французский и др.

Задача модернизации была тем вызовом, который России бросило само время. Ее решение было сопряжено с трудными, даже тяжкими проблемами. Назовем некоторые из них.

Российская экономика была многоукладной. Наряду с динамично развивавшимися частнокапиталистическим, монополистическим и государственно-монополистическим укладами существовали уклады, не охваченные модернизацией, — патриархальный, полукрепостнический, мелкотоварный.

Высокие количественные показатели (темпы роста, уровень концентрации, объемы производства) сочетались с довольно низкими качественными. Низкой была производительность труда. По уровню производства промышленной продукции на душу населения и технической оснащенности предприятий Россия далеко отставала от ведущих индустриальных стран.

Развитие экономики было крайне неравномерным по отраслям и районам страны.

Чрезвычайную остроту приобрел в начале XX в. аграрный вопрос. Историки называют сельское хозяйство ахиллесовой пятой тогдашней России. Крупное помещичье землевладение сочеталось с крестьянским малоземельем. Община, сохраненная реформой 1861 г., поощряла уравнительные настроения, весьма сильные в крестьянской среде, и с осуждением относилась к успехам «крепких хозяев». Большинство помещичьих хозяйств жили по старинке: сдавали землю крестьянам в полукабальную аренду, а те обрабатывали ее собственным примитивным инвентарем. Применение наемного труда, передовой агротехники, сельскохозяйственных машин в начале XX в. было явлением едва ли не исключительным.

Экономическая модернизация начала оказывать некоторое влияние на социальную структуру страны. Заметнее становилось несоответствие между традиционным делением населения (126 млн человек) по сословиям (потомственное и личное дворянство, почетные граждане, купечество I, II, III гильдий, мещане, крестьяне, казаки и др.) и делением на классы (буржуазия, пролетариат и др.).

Дворянство (1% населения) оставалось привилегированным, политически господствующим сословием, но его экономическое положение постепенно ухудшалось. Оскудение дворянских усадеб, с сочувствием описанное И. А. Буниным и А. П. Чеховым, было примечательным явлением эпохи. Дворянство медленно, но неуклонно размывалось, его представителей можно было встретить среди предпринимателей, служащих, интеллигенции.

Буржуазия, приобретавшая серьезное экономическое значение, не была единой: рядом со старой московской и провинциальной буржуазией (в основном формировавшейся из купеческих родов, в свою очередь восходивших к дореформенному крепостному крестьянству) росла новая петербургская буржуазия, тесно связанная с государством, банками и передовыми отраслями промышленности.

Крестьянство (более 80% населения) страдало от малоземелья, пережитков крепостничества, оставалось приверженным общинным ценностям коллективизма и равенства. Крестьяне мечтали о «черном переделе», разделе помещичьей земли между общинниками. Равенства в крестьянской среде при этом не было, расслоение деревни на бедноту, середняков и кулаков зашло довольно далеко.

Положение рабочего класса (менее 10% населения) в начале XX в. было тяжелым. Длинный рабочий день, плохие бытовые условия, низкая зарплата, сочетавшаяся с изощренной системой штрафов, бесправие — таковы причины, вызывавшие недовольство рабочих.

Особыми социальными группами являлись чиновничество, духовенство и интеллигенция.

Социальные отношения отличались высокой конфликтностью: основания для недовольства имели все крупные социальные группы. Добавим сюда проблемы, связанные с многонациональностью и многоконфессиональностью России. «Тюрьмой народов» наша страна не была, но отношения между населявшими ее народами, говорившими на разных языках, исповедовавшими разную веру (православие как государственная религия, много последователей имели ислам, католицизм, протестантизм и др.), требовали продуманной и взвешенной национальной политики.

нecмoтpя нa знaчитeльныe cдвиги вo вcex cфepax poccийcкoгo oбщecтвa кoнцa XIX — нaчaлa XX в., Poccия знaчитeльнo oтcтaвaлa oт paзвитыx дepжaв. Hecooтвeтcтвия мeждy oбъeктивными пoтpeбнocтями и cyщecтвoвaвшим ypoвнeм экoнoмичecкoгo, пoлитичecкoгo и кyльтypнoгo paзвития cтpaны нacтoятeльнo тpeбoвaли oт влacти paдикaльнoгo oбнoвлeния, мoдepнизaции Poccии.

К началу века модернизация практически не затронула политическую сферу. В системе центральных органов власти никаких изменений не произошло (Государственный совет, Сенат, Синод, Комитет министров и Совет министров, министерства, губернаторы на местах). Россия оставалась самодержавной (абсолютной) монархией. Вступивший на престол в 1894 г. Николай II был убежден в том, что ограничение прав самодержца, внедрение представительных институтов и конституции приведет Россию к краху. «Я буду охранять начала самодержавия», — обещал он в начале царствования.


Внимание!

Если вам нужна помощь в написании работы, то рекомендуем обратиться к профессионалам. Более 70 000 авторов готовы помочь вам прямо сейчас. Бесплатные корректировки и доработки. Узнайте стоимость своей работы.

История социально-экономической мысли в России в XX веке. Чаянов и Кондратьев. Часть первая

История социально-экономической мысли в России в XX веке. Чаянов и Кондратьев. Часть первая

ЭКОНОМИКА И ЭКОНОМИЧЕСКОЕ ЗНАНИЕ В РОССИИ В КОНЦЕ XIX – НАЧАЛЕ XX ВЕКА

У реальной экономики и до 1917-го, и после 1917 года была масса проблем. Об этом свидетельствует, например, тот факт, что русская экономика не выдержала Первую мировую войну, а гражданская война отбросила страну далеко назад.

20-е годы – это пример того, как вера в науку, в просвещение и политическая воля закладывают основание долговременного успешного развития социально-экономических дисциплин. И, конечно, здесь надо говорить о том, что большевики, работая с теми, кто остался в 20-е годы, – с представителями профессорско-академической, земской среды – опирались на очень длительную традицию просвещения собственного народа и развития первоклассного знания, причём на нескольких уровнях общества. До 1917 года, например, три поколения земских социологов, статистиков, врачей и учителей упорно работают над тем, чтобы появились хотя бы какие-то первые ростки стабильного развития великой крестьянской страны России. Хотя если мы почитаем русскую литературу второй половины – конца XIX века, то увидим и пессимистические настроения: одно, другое поколение земской интеллигенции работает только на то, чтобы в третьем, в четвёртом поколении вдруг появились какие-то плоды. И эти плоды, надо сказать, приходят в 1910-е годы, когда начинается бурное развитие российской кооперации.

В начале XX века практически любой крупный экономист России – молодой, средних лет, достигший профессорского знания – год-два стажировался в европейских университетах, и прежде всего в Германии. Эти учёные в совершенстве владеют немецким, достаточно хорошо говорят и по-французски, и по-английски, их кругозор широк. Советская власть с большим уважением относилось к остаткам этой великой культуры пореформенной России, предоставляла возможности для развития, для работы.

Здесь важна и уникальность ситуации. К началу XX века действительно осознаётся, что особенности крестьянского развития России, особенности её экономики невозможно изучать стандартными методами экономической науки. Особенно это становится ясно после 1917 года, когда происходит огосударствление страны, когда огромное значение имеет государственный сектор в экономике России. Это время экспериментов, это время в хорошем смысле утопии, когда ставятся великие задачи построить первоклассную, процветающую страну. И этот пафос строительства новой страны был характерен не только для большевиков. Они умели им заразить и так называемых сочувствующих, кто говорил: «Я скептически или даже с неприязнью отношусь к основным постулатам марксистско-большевистской доктрины, но я отношусь с уважением к стремлению вытащить страну из невежества, грязи, отсталости, реально модернизировать её».

Опять же были иллюзии в то время, что сама по себе советская власть может смягчаться, эволюционировать. Это были иллюзии НЭПа. Но я, например, сторонник того, что 1929 год в сталинской версии не был фатальным для России, возможно, были другие варианты развития.

Виктор Петрович Данилов, наш замечательный российский историк, аграрник, выступал в Кёльнском университете на тему «Были ли альтернативы НЭПу?». Там его поразил один очень пожилой немец, который просто тихо сидел в течение всего круглого стола и молчал, но при этом было видно, как он переживает. И Данилов про себя думал: «Может быть, он сам был свидетелем этих 20-х годов и в Германии, и в России». И только уже когда круглый стол закрывался, этот немец взял слово и сказал: «Вы знаете, я думаю, там, где есть ГПУ, там нет никаких альтернатив». С этой точкой зрения можно поспорить, но в конечном счёте она, к сожалению, победила.

Андрей Маркевич на #ЛекторийРЭШ рассказал об экономике Российской империи в конце XIX – начале XX веков

25 июня профессор РЭШ, содиректор Совместного бакалавриата РЭШ и ВШЭ Андрей Маркевич прочитал лекцию «Экономика Российской империи накануне революции» в рамках Экономического лектория РЭШ. В своем выступлении он ответил на некоторые из ключевых вопросов об этом периоде истории, опираясь на собственные исследования и работы других авторов.

Говоря о том, какой была Российская империя накануне революции, Андрей Маркевич отметил, что она была средней по богатству страной по мировым стандартам того времени. ВВП на душу населения в 1900 г. у России составлял 1237 долларов США (на 1990 г.), что было существенно меньше, чем во всех крупнейших европейских странах (Великобритания – 4492, Германия – 2985, Франция – 2876). В то же время, ее доход на душу населения был практически равен среднемировому – 1261.

Далее профессор Андрей Маркевич, опираясь на данные собственного исследования, показал, что внутри империи существовали значительные различия в экономическом развитии регионов. Например, анализ номинального ВРП на душу населения на 1897 год показал, что наиболее богатыми и развитыми регионами были северо-запад страны (Санкт-Петербург, юг Финляндии и Прибалтика), центральный промышленный регион (Москва, Владимир), Польша (Варшава, Лодзь), причерноморские губернии (Екатеринослав, Одесса), Баку, а также – несколько более неожиданно – Дальний Восток, Восточная Сибирь и Фергана. Наиболее бедными были, напротив, центральный черноземный регион и степной край.

Проанализировав различия в развитии регионов, профессор Андрей Маркевич пришел к выводу, что существенная их часть объясняется тремя факторами: наличием выхода к морю в каждой из губерний, отсутствием природных ресурсов, а также отсутствием наследия крепостного права.

Реформы, которые начало царское правительство, могли ускорить развитие Российской империи и сократить неравенство в развитии регионов. Например, этому могли поспособствовать политика поощрения строительства железных дорог, Столыпинские реформы, переселенческая политика, развитие крестьянского кредита и распространение начального образования. Однако реализовать все эти планы в полной мере власти не успели.

Призыв привел к недостатку рабочих рук в деревне – за годы войны в армию было мобилизовано около 15 млн мужчин, около 44% мужчин трудоспособного возраста. По оценкам экономистов того времени, это не должно было оказаться так критично, так как в деревне были «лишние» рабочие руки. Однако на практике оказалось иначе. В одной из работ Андрей Маркевич и Пол Дауэр показали, что на уровне уездов была положительная связь между сокращением посевных площадей и долей призванных среди деревенских мужчин.

По предположению профессора, крестьяне в ситуации войны стали предпочитать натуральное хозяйство торговле с городом, в результате количество производимого зерна сильно снизилось. Царское и Временное правительство не понимали ситуации – они думали, что недостаток зерна вызван проблемами логистики, что нужно больше контролировать рынок. В реальности у крестьян было мало стимулов к тому, чтобы продавать хлеб – только в сентябре 1917 года заготовительные цены, по которым у них покупалось зерно, были кардинально повышены. Но было уже поздно. Таким образом, проблемы в экономике усугубили революционный кризис 1917 года.

Презентацию профессора Андрея Маркевича можно скачать по ссылке. Фото с лекции – по ссылке. 

Видеозапись лекции: 

 

ХХ век - революция, коммунисты, СССР, сталинская индустриализация

Первая половина 20 века была неспокойным временем для России.

Политическая система была радикально и насильственно трансформирована, произошел взрыв авангардного искусства, а затем Сталин провел страну через жестокий период индустриализации.

Многие считают, что именно в это время Россия набрала достаточно сил и ресурсов, чтобы победить нацистов во Второй мировой войне.

Первая мировая война началась в 1914 году, Россия была в союзе с Великобританией и Францией и воевала против Германии, Австро-Венгерской империи и Турции.

Эта война полностью изменила карту Европы и привела к краху Российской Империи. Император Николай Второй передал власть Временному правительству 27 февраля 1917 года.

Временное правительство пыталось установить контроль над страной, но его поддержали только буржуа.

Этой ситуацией воспользовались большевики, завоевавшие популярность среди солдат и рабочих из-за своих народнических лозунгов и харизматичного лидера Владимира Ленина.

Большевики восстали 25 октября 1917 года. Большевикам потребовалось еще четыре года Гражданской войны, чтобы получить контроль над всей Россией.

К концу этого периода Российская республика была полностью опустошена.

Миллионы людей погибли, промышленность рухнула, начался голод, Россия потеряла контроль над Польшей, Финляндией, Литвой, Эстонией и Латвией.

В то же время у России был уникальный шанс заново изобрести себя при коммунизме.

Многие художники-авангардисты, поэты и писатели внезапно оказались идеологически связаны с высшими государственными чиновниками и получили высокие посты в новой иерархии.

Какое-то время вся страна была одержима трансформацией. Коммунисты даже допустили короткий период Новой экономической политики (НЭП), в течение которого люди могли свободно заниматься малым бизнесом, а экономика процветала.

Знаменитые советские плакаты Родченко и Маяковского происходят из той эпохи. Великие российские кинематографисты, такие как Эйзенштейн и Джига Вертов, создали в это время свои лучшие работы.

Русский футуризм переживает подъем.

Иосиф Сталин возглавил Коммунистическую партию и государство в 1922 году, сразу после смерти Ленина.Вскоре было провозглашено новое государство - Союз Советских Социалистических Республик.

При Сталине в Советском Союзе развиты тяжелая промышленность, наука, ядерные технологии. Сталин превратил слабую и разоренную аграрную страну в мощное индустриальное государство.

Принудительная индустриализация потребовала высокой цены. Большая часть населения жила в нищете, миллионы крестьян погибли, потому что государство конфисковало все их запасы, чтобы прокормить рабочих.

Многие миллионы людей, критиковавших систему, были заключены в тюрьмы и умерли в тюрьмах.

Другой особенностью советской индустриализации была ориентация на тяжелую промышленность. Сталин считал, что для государства важнее всего мощная армия, поэтому возникла тяжелая промышленность.

Однако в легкой промышленности наблюдался застой. Еды в стране тоже не хватало.

Service, Роберт: 9780674403482: Amazon.com: Книги

В своем свежем и живом обзоре новейшей истории России Роберт Сервис охватывает всю эпоху от подъема коммунизма в первом десятилетии этого века до последствий его краха в 1991 году.Это гораздо больше, чем исчерпывающий обзор установленных фактов, и он представляет собой введение в результаты западных и российских исследований. ( The Economist )

[ История России двадцатого века ], без сомнения, является одним из наиболее удовлетворительных трактовок советской истории, которой мы располагаем. И следует подчеркнуть, что предметом обсуждения г-на Сервиса является советский опыт, а не российский опыт как таковой ... Более того, его внимание сосредоточено на политике и практике режима; общество вовлекается в историю только эпизодически и в зависимости от действий партии-государства.Но это именно то, что нам нужно ... При коммунизме движущей силой был не народ; это была партия. Соответственно, те историки, которые придавали причинный приоритет социальным процессам, искажали происходящее. Таким образом, взгляд г-на Сервиса, ориентированный на режим, прямо противоречит устоявшимся советологическим фантазиям. (Мартин Малиа Wall Street Journal )

Россия в 20-м веке, по словам Сервиса, была субъектом с меняющимися границами и населением, лишь слабо и периодически заинтересованным в том, чтобы быть `` русским '', включенным в состав многонациональных государств, чье отношение лидеров к Русскость со временем менялась.Сильная сторона службы - политическая история в традиции, заложенной Э. Х. Карром в его многотомнике История Советской России , где политика означает процесс, а не идеологию, приправленная щедрыми частями экономического и международного контекста и некоторыми украшениями общества и общества. культура. (Шейла Фицпатрик, , Лондонский обзор книг, )

В огромном томе Роберта Сервиса есть много достоинств. Он привносит в эту задачу свой опыт во внутренней работе Коммунистической партии Советского Союза и как биограф ее основателя [Ленина]...История сервиса будет широко оценена как в классе, так и за его пределами. История доведена до 1996 года, и не последней из ее достоинств является двусмысленный вердикт, вынесенный в годы Ельцина: Россия еще не достигла стабильности, и ее социальная структура на самом деле не так уж отличается от того, что было в советские времена. (John Keep Slavic Review )

[] отличная книга ... Сервис проверил множество источников ... [и] убедительно демонстрирует ограниченность советских лидеров, почти все они концептуально неспособны ни ко всему, кроме организационных комитетов и изобретать институты, которым поручено заниматься различными проблемами или продвигать теоретические программы.(Меир Роннен, Jerusalem Post )

Сервис освещает свою тему всесторонне, начиная с последних лет царского режима и продолжая подъемом большевиков, террором сталинских лет и медленным, неравномерным распадом, который завершился реформы, инициированные Михаилом Горбачевым и расчленение Советского Союза. Он также включает послесловие, в котором оценивается будущее посткоммунистической России ... Эта книга, написанная чисто и с легким юмором, обязательно станет справочником, который немногие библиотеки и исследователи российской политики 20-го века будут хочу быть без.( Publishers Weekly, )

Это история, которая развивается - быстро, драматично и жестоко, - когда Сервис повествует о маловероятных событиях, в результате которых большевики захватили власть, или о мрачном идеологическом подстрекательстве коллективизации и чисток в 1930-х годах. усугубляется колоссальными дипломатическими и военными ошибками Сталина в преддверии Второй мировой войны ... Проницательная и разумная оценка выгодно сочетается с «Краткой историей русской революции » Ричарда Пайпса , которая является краеугольным камнем в любой библиотечной коллекции.(Гилберт Тейлор Список книг )

Сервис рассматривает русскую революцию как часть всей истории 20-го века, а не как отдельное событие ... Он ясно объясняет конкурирующие революционные партии, показывает истоки сталинской паранойи и продолжает связная сюжетная линия через распад Советской Империи. (Гарри В. Виллемс Библиотечный журнал )

Сбалансированная и вдумчивая ... история России в этом веке, сосредоточенная на советской эпохе ...Прямой и умелый анализ в тексте, приятно свободном от академического жаргона. ( Kirkus Reviews )

Синтез западных и российских исторических сочинений Робертом Сервисом дает сбалансированную оценку взаимодействия политического руководства с российским обществом от последнего царя до Бориса Ельцина ... Подробная и хорошо написанная книга Сервиса служит надежным справочным пособием как для широкой публики, так и для историков. (Изабель А. Тирадо, , Американское историческое обозрение, )

В своем свежем и живом обзоре новейшей истории России Роберт Сервис охватывает всю эпоху от подъема коммунизма в первом десятилетии этого века до последствий его краха в 1991 году.Это гораздо больше, чем исчерпывающий обзор установленных фактов, и он представляет собой введение в результаты западных и российских исследований. - Экономист

Об авторе

Роберт Сервис - член Британской академии и профессор русской истории Оксфордского университета.

Экономика, Царская | Encyclopedia.com

Экономика Российской Империи в начале ХХ века представляла собой сложный гибрид традиционного крестьянского земледелия и современной промышленности.Быстро растущее население империи (126 миллионов в 1897 году, почти 170 миллионов к 1914 году) было преимущественно сельским. Лишь около 15 процентов населения проживало в городах, и менее 10 процентов работали в промышленности. Сельское хозяйство, крупнейший сектор экономики, обеспечивало средствами к существованию 80 процентов населения, в нем преобладали крестьяне, чьи традиционные домашние хозяйства были крайне неэффективны по сравнению с сельским хозяйством в Западной Европе или Соединенных Штатах. Но небольшие островки современного индустриального капитализма, порожденные государственной политикой, сосуществовали с примитивной сельской экономикой.Всплески быстрой индустриализации в 1890-х годах и в годы перед Первой мировой войной привели к высоким темпам экономического роста и увеличению национального богатства, но также привели в движение дестабилизирующие социальные изменения. Несмотря на островки современности, Российская империя сильно отставала от развитых капиталистических стран, таких как Великобритания и Германия, и была неспособна выдержать экономические тяготы Первой мировой войны

Сельскохозяйственная отсталость страны коренится в экономических и культурных последствиях крепостного права. , и это было усилено консервативной политикой правительства до революции 1905 года.Закон об освобождении 1861 года, номинально освобождая крестьянство от кабалы, стремился ограничить изменения, поддерживая деревенские общины. В большинстве мест коммуны продолжали контролировать количество земли, выделяемой каждому дому. Земельные наделы были разделены на отдельные участки и подлежали периодическому перераспределению в зависимости от количества рабочих в каждом домохозяйстве; Крестьянам-одиночкам было очень трудно полностью покинуть общину и переехать в другую сферу экономики, хотя все большее их число работало сезонными рабочими за пределами своих деревень ( отходников, ).Быстрый рост населения только ухудшил ситуацию, поскольку по мере увеличения количества крестьян размер земельных наделов уменьшался, создавая ощущение земельного голода.

Большинство крестьян жили так же, как их предки, на уровне прожиточного минимума или около него. Производительность сельского хозяйства сдерживалась нехваткой капитала и знаний у крестьянства или его склонностью использовать современные технологии и оборудование; большинство из них по-прежнему сеют, собирают урожай и обмолачивают вручную, а половина использовала примитивный деревянный плуг. В 1901 г. у трети крестьянских дворов не было лошади.Бедность была широко распространена в деревне. Такие предметы, как мясо и растительное масло, редко можно было увидеть на столе в типичном крестьянском доме.

После революции 1905 года правительство Петра Столыпина (министр внутренних дел, позже премьер) приняло ряд законов, направленных на реформирование сельского хозяйства путем уменьшения власти деревенских общин: отдельным крестьянам, главам семей, разрешалось выходить из коммуны. и претендовать на частную собственность на свою надельную землю; принудительный передел земли был отменен, и крестьяне могли ходатайствовать об объединении своих разрозненных участков земли в единое владение.Однако бюрократические процессы продвигались медленно. Когда началась Первая мировая война, только около четверти крестьян получили индивидуальную собственность на свои наделы и только 10% консолидировали свои участки. В то время как эти изменения позволили некоторым крестьянам (так называемым кулакам) перенять современные методы работы и стать зажиточными, российское сельское хозяйство оставалось отсталым, а неполная занятость в сельской местности оставалась правилом. Крестьяне все чаще брали паспорта на сезонные работы, многие из них выполняли неквалифицированную работу в промышленности.

Индустриализация ускорилась в 1890-х годах благодаря обширному государственному вмешательству под руководством министра финансов Сергея Витте. Он использовал субсидии и прямые инвестиции для стимулирования развития тяжелой промышленности, ввел высокие налоги и тарифы и ввел в Россию золотой стандарт, чтобы привлечь крупные иностранные инвестиции. Хотя этот процесс замедлился с 1900 года по революцию 1905 года, вскоре он возобновился и был очень сильным с 1910 года до начала войны.По оценкам, темпы роста в 1890-е годы составляли впечатляющие 8 процентов в год. Хотя темпы роста после 1910 г. были немного ниже (около 6%), процесс экономического развития был шире, а роль правительства уменьшилась.

Строительство железных дорог, имеющих столь важное значение для экономического развития, значительно увеличилось к концу девятнадцатого века, когда была построена Транссибирская железная дорога, а затем выросло еще на 20 процентов с 1903 по 1914 год. Хотя количество миль пути на квадратную милю и на душу населения был самым низким в Европе, бум в строительстве железных дорог стимулировал значительный рост в смежных отраслях черной металлургии, угля и машиностроения.

Промышленное производство сконцентрировалось на крупных предприятиях, построенных в период быстрой индустриализации. В 1914 году 56 процентов рабочих в обрабатывающей промышленности работали на предприятиях, на которых было занято пятьсот и более рабочих, и 40 процентов - на заводах, на которых работало 1000 и более рабочих. В столь крупномасштабном производстве зачастую используются самые современные технологии. В ряде ключевых отраслей производство было сосредоточено в нескольких крупных олигополиях.

Начиная с конца 1890-х годов иностранные инвестиции стали важным фактором экономики.В 1914 г. он составлял треть всех капитальных вложений в российскую промышленность, в основном в горнодобывающую, металлургическую, банковскую и текстильную промышленность. Франция, Англия и Германия были основными источниками иностранного капитала. Во внешней торговой политике преобладал протекционизм. Тарифы накануне войны в среднем составляли от 30 до 38 процентов совокупной стоимости импорта, что в 2-6 раз выше, чем в наиболее развитых странах мира. Как и ожидалось, это привело к росту цен.

Россия сильно зависела от западного импорта промышленных товаров, в основном из Германии.Сырье, такое как хлопок, шерсть, шелк и цветные металлы, составляло около 50 процентов всего импорта. В экспорте преобладали зерновые и другие продукты питания (55% от общего объема). Россия была крупнейшим в мире экспортером зерна, поставляя в Западную Европу около одной трети импорта пшеницы и около 50 процентов других зерновых.

Производительность труда была чрезвычайно низкой из-за недостаточного капитала в расчете на одного работника. В 1913 году количество лошадиных сил на одного промышленного рабочего в России составляло около 60 процентов от мощности на одного рабочего в Англии и одну треть от уровня, приходящегося на американского рабочего.Кроме того, многие промышленные рабочие все еще были связаны со своими деревнями и часть своего времени проводили за сельским хозяйством. Из-за этих факторов себестоимость продукции в российской промышленности была значительно выше, чем в Западной Европе.

Российские рабочие сталкиваются с ужасными условиями труда и долгим рабочим днем ​​без социальной защиты. Заработная плата была настолько низкой, что практически весь доход семьи уходил на оплату предметов первой необходимости. Жилое пространство было скудным и жалким, а возможностей для получения образования было мало, если вообще было вообще.Перед лицом этих обстоятельств некоторые обратились к самопомощи, и кооперативное движение быстро продвинулось вперед. Многие рабочие начали организовываться, несмотря на ограничения для профсоюзов, даже после революции 1905 года. Рабочее движение возобновило свои усилия в предвоенные годы, сочетая политические и экономические требования. С 1912 года забастовки резко возросли, пока в первой половине 1914 года забастовало почти 1,5 миллиона рабочих.

Царская экономика рухнула под натиском Первой мировой войны, сдерживаемой политическими, а также экономическими ограничениями для удовлетворения требований всеобщей экономической мобилизации и подорванной плохой фискальной политикой, которая привела к разрушительной инфляции.Но отчасти этот крах уходит корнями в довоенные корни. Главным из них было до сих пор нерешенное наследие старой крепостной системы: сельскохозяйственная система, которая была неэффективной и негибкой, не имела капитала и технологий, облагалась высокими налогами и, как следствие, не могла обеспечить разумный уровень жизни для быстро растущего населения. численность населения. Почти не менее важное значение имели последствия быстрой индустриализации за два десятилетия до войны. Индустриализация создала возможность выхода за пределы сельскохозяйственной системы, но способ ее проведения возложил большую часть затрат на простых людей и изгнал крестьян из старого общества до того, как были созданы институты и политика нового общества.

См. Также: сельское хозяйство; торговля зерном; кулаки; индустриализация, стремительная; крестьянство; столыпин петр аркадьевич; профсоюзы; Витте, Сергей Юльевич

библиография

Добб, Морис Х. (1948). Советское экономическое развитие с 1917 года. Нью-Йорк: Международное издательство.

Гершенкрон, Александр. (1962). Экономическая отсталость в исторической перспективе. Кембридж, Массачусетс: Издательство Гарвардского университета.

Грегори, Пол Р.(1994). Перед командованием: экономическая история России от освобождения до первой пятилетки. Princeton, NJ: Princeton University Press.

Моссе, Вернер Э. (1996). Экономическая история России, 1856–1914. Лондон: Таврическая.

Кэрол Гейл Уильям Москофф

История России в начале 20 века в удивительных цветных фотографиях ~ Vintage Everyday

С начала 20 века экономические проблемы России неуклонно обострялись.С 1900 по 1915 год страна переживала фактический экономический коллапс, и промышленность переходила в кризис за кризисом.

Обострялась нехватка материалов и товаров, даже армии не хватало припасов и оружия. Каждый раз, когда император Романовых Николай II отважился на войну - например, в 1904 году против Японии и в 1914 году против Германии - миллионы фермеров были мобилизованы в армию, что приводило к серьезной нехватке рабочей силы на фермах и падению производства продуктов питания.

Первая мировая война, начавшаяся в 1914 году, полностью изменила карту Европы и привела к распаду Российской Империи.Император Николай II передал власть Временному правительству 27 февраля 1917 года.

Этой ситуацией воспользовались большевики, получившие популярность среди солдат и рабочих из-за своих народнических лозунгов и харизматичного лидера Владимира Ленина.

Большевики восстали 25 октября 1917 года. Большевикам потребовалось еще четыре года Гражданской войны, чтобы получить контроль над всей Россией.

К концу этого периода Российская республика была полностью опустошена.

Эти невероятные фотографии от Вачеслава Перегудова раскрашены нулевым цветом планеты, отображая часть истории России начала 20 века.

Чаепитие, Россия, 1904

Горки, Пирогов, Репин, Стасов, 1905 9017 9017 Льва Толстого, 1908

Магазин граммофонов и фонографов, Санкт-Петербург, 1910

Шаляпин и Александр Куприн, 1911

9016 1-я армия Распутин сфотографирован в 1916 году, в год его смерти 9 0171
Император Николай II посетил 1-ю армию, 1916

Портрет Веры Холодной, российской актрисы немого кино, 1916 г.
Адмирал Колчак, около 1918 г.

Николай Романов с сыном Алексеем, Тобольск, 1918
Леон
9008 9008 телохранители в Гражданской войне, Россия, 1919 год
Красная Армия, 1919

Советская 9017 9017 Солдаты на отдыхе

9017 1
Владимир Ленин и другие советские лидеры празднуют вторую годовщину Октябрьской революции на Красной площади, Москва, 1919

Ленин разговаривает с войсками Красной армии, уходящими на фронт, Москва , 5 мая 1920 года

Владмир Ленин и Иосиф Сталин в Горках, 1922 год

[Литовские фармацевты в России в начале ХХ века: практика и национально-патриотическая деятельность]

Важную роль в формировании современного литовского общества сыграли фармацевты, которые в начале 20 века были одной из самых многочисленных частей литовской интеллигенции.Они выбрали работу в аптеке не как жизненную миссию, а по политическим, социальным и экономическим причинам. Большинство фармацевтов составляли дети крестьян, отказавшихся слушаться родителей и учиться в духовной семинарии. Фармацевтами также стали те люди, которых выгнали из гимназий за антикаристскую деятельность или те, кто не закончил школу из-за отсутствия денег. Молодые люди, выбравшие способ самоподдержки, уехали в крупнейшие города России и начали практику подмастерьев в аптеке.Позже они сдали экзамены, чтобы стать ассистентом фармацевта, а после двух лет обучения в университете, наконец, сдавали экзамены фармацевта. Получив диплом, они обычно не возвращались на родину, потому что была большая сеть аптек; таким образом, условия ведения бизнеса, конечно, были тяжелее. Чаще всего они открывали аптеки в различных регионах России, и предполагается, что только 10% литовских фармацевтов работали в своей стране. Однако, живя и работая в русской среде, они воплощали национально-патриотические идеи, были активными участниками общественной деятельности, издали литовскую профессиональную газету «Фармаштуу рейкалай» (перевод «Дела фармацевтов») и пытались объединить всех литовцев, живущих в России. царской России, чтобы бороться против разгосударствления, чтобы побудить людей вернуться на родину и работать на ее благо.В статье рассматриваются пути карьеры литовских фармацевтов в царской России и их национально-патриотическая деятельность.

Иран и Россия в XIX и XX веках: война, дипломатия, экономические отношения и культура (1) | Ассоциация иранских исследований (AIS)

Географическая промежуточность российского Кавказа как сухопутного моста между Черным и Каспийским морями и регионом Восточного Средиземноморья отражена в его истории как перекресток между империями, Востоком и Западом.Кавказ был включен в состав Персидской, Арабской, Монгольской, Османской, Российской и Советской империй на разных этапах своей истории, но при этом оставался периферией этих империй. Долгая история многоэтнического, многоконфессионального и многоязычного существования располагала регион как к миру, так и к конфликтам, разделению и единству - на первый взгляд парадоксальным тенденциям. Как центр восприятия и передачи культуры, особенно в конце девятнадцатого и начале двадцатого веков, Кавказ был площадкой и полем битвы социалистических и националистических революционных идей, которые пронизывали как Иран, так и Османскую Анатолию.В этом смысле управляемый русскими Кавказ служил связующим звеном, связывающим и соединившим три революции (русскую - 1905 г., иранскую - 1905-1911 гг., Османскую - 1908 г.) и стал рассадником революционных идей.

Эта презентация будет посвящена важности и вкладу Кавказа в иранскую конституционную революцию (1905-1911 гг.), Исследуя Кавказ в его глобальном, региональном и местном контексте. Основываясь на армяноязычных биографиях, мемуарах и архивных документах ведущей армянской политической партии Кавказа и Ирана начала двадцатого века, этот доклад будет посвящен циркуляции армянских революционеров и идей.Армянские революционеры и интеллектуалы, перемещающиеся между Кавказом и Ираном, являются идеальными предметами для изучения по многим причинам: они готовились к российской, иранской и османской революциям, участвовали в них и участвовали в них; они часто пересекали имперские границы в пределах Кавказа, иранского региона и за его пределами; и они приняли, интерпретировали, адаптировали и приняли участие в распространении таких влиятельных и глобальных идеологий, как социализм и конституционализм, с Кавказа (и Европы) в Иран.Они были местными и региональными игроками, имеющими глобальные связи с большими идеями и идеологиями. Таким образом, армянские революционеры и идеи, которые они несут, становятся вполне подходящим способом изучения российского Кавказа как революционного гнезда, давая крылья революционным идеям и бродячим революционерам.

О России, ее революциях, развитии и настоящем

| 13 →

1. О русской революции 1917 года

Уровень зрелости России

Традиционные концепции российской истории, все еще актуальные в историографии сегодня, указывают на Освободительную реформу 1861 года, которая отменила крепостное право, как начало полутора лет. -век экономических, социальных и политических перемен.Эта реформа, однако, не была следствием крестьянского переворота; скорее, он возник в результате унизительного поражения России в Крымской войне 1853–1856 годов. Война обнажила пропасть в развитии, существовавшую между Россией и такими странами, как Великобритания и Франция. Это было очевидно в экономике, транспорте и в армии. Но особенно это было очевидно в сфере образования, культуры и общественной жизни.

Суть поражения, которое потерпела страна, вскоре была омрачена новыми событиями.К ним относятся австро-прусская война 1866 года, которая значительно ослабила Австрию, и франко-прусскую войну 1870–1871 годов. Последний ограничил мощь Франции, в процессе расчистив путь Пруссии для создания современной Германской империи. Таким образом возникло совершенно новое созвездие держав, характеризовавшееся сигнальным подъемом немцев и временно скрывающее падение мощи и влияния России. Эта потеря репутации вскоре отразилась в катастрофическом поражении России в войне с Японией (1904–1905) и в резкой утрате влияния в Европе, особенно на Балканах.

Как заметил Дитрих Гейер в превосходной для того времени монографии о русском империализме, свобода, предоставленная русским крестьянам, была далека от достаточной для модернизации российской жизни. 5 Дело не только в том, что реформа эмансипации зашла недостаточно далеко; отсутствовали и другие предпосылки для развития современной рыночной экономики и общества. К ним относятся стабильная конвертируемая валюта; сбалансированный государственный бюджет; зрелая банковская сеть; возможности для получения кредитов; адекватная правовая основа для создания рыночной экономики; готовность населения принять новый образ жизни и играть активную роль на рынке; развитая железнодорожная сеть; водный транспорт; и другие факторы.Но то, что происходило в России во второй половине девятнадцатого и начале двадцатого века, не было рождением рыночной экономики. Скорее, это был переход от системы, в которой крепостное право и аристократия были ← 13 | 14 → связаны так же тесно, как сообщающие сосуды, с государством, в котором доминирует многосекторная экономика. Со временем рыночные отношения постепенно набирали силу и охват, но они все еще не позволяли продвигаться к модернизации, жизненно важной для формирования экономики, а также для социальной и образовательной организации населения.Об этом свидетельствовала низкая численность населения и неадекватная для современного общества социальная сегментация. Населению также не хватало политического опыта и организованности. Между тем доля России в мировой экономике была исчезающе мала по сравнению с другими сверхдержавами того времени: США, Англией, Германией, Францией и Австро-Венгерской империей. Казалось бы, логический вывод состоит в том, что основные компоненты современного общества не смогли развиться в России до 1917 года. Но это может быть подтверждено только дальнейшими исследованиями, поскольку эти реквизиты частично существовали в ведущих городах Санкт-Петербурга.В Петербурге и Москве, а также в городах средней полосы России, центрального водораздела Волги, Урала, Киева, Харькова и Одессы. Это по-прежнему оставляет от семидесяти до восьмидесяти процентов населения, нуждающегося в адекватном развитии.

Именно в этом контексте мы должны подойти к ленинскому тезису о созревании России для социалистической революции, концепции, которая занимала видное место в коммунистической и левой литературе двадцатого века и подверглась серьезной критике.Ленин основал свой тезис о зрелости, прежде всего, на политических аргументах, оставив в стороне тонкости социальных вопросов и экономики. Первоначально он ссылался на «отсутствие революционного духа» со стороны российской буржуазии, что позволило бы сформировать союз между крестьянами и пролетариатом и привести к «диктатуре пролетариата» и «построению социализма». Но Троцкий, вероятно, имел большую часть правды. Он отметил, что несоответствие интересов рабочих и крестьян позволит им править совместно только при поддержке победоносных революций в развитых странах, потенциал возникновения которых он сильно переоценил.На практике ленинская концепция с самого начала подавляла политическую независимость крестьянства. 6

Его представление о рабочем, полностью охваченное советской историографией, требует внимательного изучения. Имеющиеся данные показывают, что число промышленных рабочих в дореволюционной России было значительно меньше десяти миллионов, а во время гражданской войны 1920 года эта цифра упала еще более резко - по оценке Троцкого, до семисот или восьмисот тысяч. 7 До революции большинство ← 14 | 15 → промышленные рабочие поддерживали прочные связи с деревней и находились в социальном положении на полпути между фабрикой и полем.Последняя партия хлынула в города незадолго до Первой мировой войны в результате реформ Столыпина. 8 Уже неоспоримо присутствие промышленных рабочих в крупных промышленных и городских центрах, таких как Санкт-Петербург, Москва, Донбасс и Баку. Но многих в городском нижнем эшелоне лучше было бы классифицировать как городских плебеев : помимо промышленной рабочей силы, неквалифицированные и сезонные рабочие, ремесленники, бизнесмены и транспорт, рядовые и второстепенные интеллектуалы также играли важную роль.Во время Первой мировой войны этот слой был усилен присутствием солдат в гарнизонных городах, моряков и женщин, а также молодых людей, которые заменили солдат на некоторых промышленных предприятиях. Многие из этих людей были частично неграмотными, некоторые - полностью, и их понимание политики было минимальным. Когда мы говорим об этом нижнем слое городских жителей как об значительной силе в русской революции 1917 года, мы должны понимать их как плебеев, а революцию как плебейскую революцию, без уничижительного названия.

Русская революция 1917 года и ее причины. Русский марксизм и большевики как политическая партия

Исследования непосредственных причин революции 1917 года в старой литературе были сильно окрашены политическими и идеологическими потребностями того времени. Сегодня нет сомнений в том, что революция возникла спонтанно из-за обиды солдат и рабочих в Санкт-Петербурге, к которым присоединились солдаты и рабочие других городов и регионов, Балтийский флот, а затем и солдаты на передовой.Несмотря на эту реальность, советские историки изображали революцию как хорошо спланированный результат большевистской политики, позволяя спонтанности лишь второстепенную роль. Даже либеральная и левая историография, которая не была откровенно большевистской и подчеркивала спонтанность самого революционного взрыва, приписывала его последующую радикализацию действиям большевиков. Некоторые указывали на немцев и «немецкие» деньги, поставляемые большевикам. 9 Консервативные российские историки причастны к масонам - кодовое слово для либеральных политиков внутри и ← 15 | 16 → вне Думы - и приписывали революцию и ее радикализацию внешней политике, враждебной «России».

Эти интерпретации подвергаются сомнению, когда кто-то исследует события того времени более глубоко. Как уже отмечалось, политика правительства вызвала недовольство рабочих и солдат, которые послужили очагом возгорания революции; деспотическое отношение владельцев Путилова, крупнейшего петербургского механического завода, и дефицит хлеба в магазинах рабочих районов города. Даже здесь есть место для большей точности. Помимо вышеупомянутых причин, неудачное ведение войны подорвало потенциал страны.К 1917 году значительная часть российского общества знала, что Россия уже проиграла войну и что даже потенциальная победа союзников не принесет обещанной прибыли и не приведет к восстановлению России до ее довоенного географического положения. Поскольку продолжать борьбу не имело смысла, русские убедились, что только быстрое заключение перемирия и мира спасет страну от катастрофы. Это дает некоторое представление о том, почему временное правительство России сопротивлялось сепаратным мирным переговорам с Германией.Союзники отвергли мир с Германией и Тройственным союзом на любом основании, кроме поражения последнего. Временное правительство не могло справиться с такой позицией, но, решив уважать ее, в конце концов, лишилось возможности существенно влиять на внутриполитические события. 10

Эти факты не совсем решающие для оценки природы русской революции. Как мы уже отмечали, Россия была страной, в которой отсутствовала экономическая и социальная структура, достаточная для создания индустриального общества.На этой же основе не может укорениться политическая демократия, основанная на гражданских свободах. Революция не улучшила эту ситуацию; действительно, это усугубило ее во многих отношениях, особенно когда дело дошло до уровня жизни и уважения гражданских прав. С марксистской точки зрения, даже в российском воплощении, это означало долгосрочный приоритет задач, которые русские марксисты еще до революции определили как «буржуазно-демократические». Социализм стал реальной целью только после того, как были созданы предпосылки для преодоления капитализма «на уровне общественной производительности труда».Ожидание выполнения этих предпосылок, как мы теперь знаем, растянулось на более чем столетие. «Социалистические концепции» могли повлиять и действительно влияли на способ и методы решения проблем в России. Но они не могли принципиально изменить свое содержание. Радикализация революции и захват власти большевиками не изменили основных задач страны ← 16 | 17 → пришлось решить; скорее, результатом стала ошибочная оценка экономической и социальной реальности и возможностей для инициирования изменений. 11

Это ключ к пониманию событий 1917 года. Мартовская революция не была отправной точкой буржуазной революции, которая «переросла в» социалистическую революцию, как считала советская идеология. Напротив, это было слияние гражданской и плебейской революций, руководящие идеи которых определили уровень развития экономики, образование граждан и социальные отношения между ними. Эти два революционных потока были разделены тем, что разные социальные слои сформулировали свои цели, а также различными идеями и методами, которые использовались для их достижения.

Поскольку русский капитализм и его социальные структуры были недостаточно развиты, гражданский поток вступил в революцию относительно слабым. Его социальная и политическая база была узкой, а национальный состав фрагментированным. Его влияние оказывалось главным образом на уровне городов и национальных регионов и лишь в незначительной степени за пределами этих границ. С самого начала плебейское течение революции было более широким и радикальным, чем гражданское. Его члены, как уже отмечалось, были рабочими или происходили из аморфных низших классов городов, или из рядов солдат в городских гарнизонах, или из моряков, служивших на флоте.Движение было сосредоточено вокруг городских советов и характеризовалось радикализмом, которого оно требовало от членов, радикализмом, который все меньше и меньше заботился о текущем положении дел в стране. Он также отличался размытой направленностью и недолговечностью своих интересов. Интересы, выраженные представителями нижних слоев города, резко отличались от интересов села, что отражалось на структуре советов. Были рабочие и солдатские советы, были советские советы.Возникли два центра, каждый независимый, каждый охватывающий всю страну. Эти два центра изначально могли сотрудничать, потому что в каждом из них было сильное присутствие умеренных социалистов, готовых работать с либералами. Их поддержка выросла из первоначального настроения солдат и мелкой городской интеллигенции.

Радикальное течение состояло из большевиков, но не исключительно. Они стремились закрепить свое влияние на промышленных рабочих и городских плебеях. В Санкт-Петербурге они также разыскивали моряков, работающих на Балтийский флот, и солдат в гарнизонных частях.Они отличались от умеренных социалистов своей оппозицией войне, с которой они не могли добиться прогресса в союзе с либералами или с военными союзниками России, как уже обсуждалось. ← 17 | 18 → поэтому умеренные социалисты не смогли дистанцироваться от военной политики либералов, что привело к их поражению в Советах и ​​в самой революции.

Осенью 1917 года, после неудачной попытки военного переворота Лавра Григорьевича Корнилова, направленного на подавление революции в ключевом центре Петербурга.В Петербурге гражданскую революцию сменила плебейская революция. Власть возглавил новый сегмент общества, который не понимал перспектив и возможностей революции, полностью лишился опыта и не обладал знаниями или фактической квалификацией, необходимыми для ведения войны или управления страной. Его сила была укреплена его жестокостью, массовым террором, который он применял против противников, реальных или воображаемых, рвением, с которым он сбросил бремя войны, даже ценой потери его, и разогнал старую, теперь уже распавшуюся армию.Это было подкреплено также снятием взрывоопасной крестьянской проблемы. Правительство немедленно начало делить фермы, независимо от его влияния на урожай или рынок продуктов питания, и преследовать более зажиточных крестьян - «кулаков». Он также обошел национальный вопрос, разрешив или, по крайней мере, не заблокировав возникновение новых национальных государств в пределах бывшей империи. Это ослабило предыдущие ограничения и позволило стране сформироваться как единая общенациональная держава и выиграть гражданскую войну над своими противниками, власть которых находилась строго в приграничных регионах государства.

Но русскую революцию нельзя обсуждать просто с точки зрения процессов и событий, которые к ней привели. Помимо того, что он привел к власти социалистическую партию - как бы мы ни оценивали ее бренд «социализм» - это также примечательно тем, что это первая революция, произошедшая в отсталой стране, далекой от социальной и образовательной структуры индустриального общества. Оглядываясь назад, можно сказать, что дискуссия о «буржуазном» и «социалистическом» обществе в ту эпоху и позже была вне времени.Это затемнило реальную суть дела: родился новый тип революции, типичный для слаборазвитых стран, в которых отсутствовали предпосылки для современного гражданского общества. Именно в таких странах, как эта, было устранено неравенство между развитием и отсутствием развития, между развитым миром и слаборазвитым миром, и это оказалось определяющим для поворотного века.

Русская революция как плебейская революция

Победа плебейской революции в России в 1917 году не изменила долгосрочных задач, стоящих перед страной, но она привела к радикальным преобразованиям в социальной среде и идеология и методы решения этих задач.Связи России с внешним миром также радикально изменились, как и отношения внутри отдельных регионов страны. Его западная часть, где проживает 30 миллионов человек ← 18 | 19 → люди с европейской ориентацией - русские, Польша, Прибалтика и Финляндия - погибли. Санкт-Петербург, как продукт, так и источник европеизации России, был лишен роли административного и культурного центра. Большинство центров силы и культуры страны были удалены от Европы как в социальном плане, так и в том, как люди думали о нем, а также в плане пространства и транспорта.Со своей стороны, недавно созданные государства на западной границе России не были заинтересованы в сохранении влияния Советской России, теперь угрожая их существованию на свободном европейском пространстве. Это усилило провинциальный фон, традиционную культуру и влияние образа жизни азиатского населения России. Возникли новые препятствия на пути к быстрому экономическому развитию и модернизации, которые позже, в конце 1920-х - начале 1930-х годов, стали причиной острого кризиса в советской системе.

Изменения в социальной власти имели решающее значение, и в том, что сделало невозможным создание политической и социальной системы, подобной той, что существует на Западе, гражданские политики обвиняли большевиков.Но на самом деле корни раскола существовали до ноября 1917 года. Они лежали в слабости и незрелости гражданского общества, о чем свидетельствует поражение этих держав в гражданской войне, которое нельзя было предотвратить даже при поддержке. от союзников. Задолго до того, как пришлось принимать решения о гражданской войне, большинство известных гражданских политиков покинули страну. Таким образом, остается неясным, изменился бы исход, если бы противники большевиков выиграли войну. То, что возникший режим был авторитарным, не было исключительно российским вопросом; это также проистекало из нестабильности длинной череды государств-преемников России, Австро-Венгерской империи и Германии на востоке, в центре и на юге Европы.

Сами большевики изначально осознавали слаборазвитость России, и это понимание послужило основанием для Зиновьева, Каменева, Рыкова и других представителей большевиков, чтобы выступить против исключительно большевистского правительства и вместо этого стремиться к созданию коалиции социалистических партий в ноябре 1917 года. Ленин также отметил «буржуазное содержание» революции на VIII съезде большевиков при обсуждении мер, принятых постреволюционным советским правительством, 12 , и эта тема также поднималась в ряде заявлений, сделанных им в 1921 году, оправдывающих необходимость за введение нэпа. 13

Его размышления по этому вопросу не были спонтанными. Он был построен на предшествующем курсе русского революционного движения, сформулировавшем свои цели ← 19 | 20 → с точки зрения марксистской идеологии без учета слаборазвитости страны. С самого своего зарождения в конце девятнадцатого и начале двадцатого веков этот вид марксизма существенно отличался от европейской версии. Сначала было заявление Ленина, утверждающее, что капитализм является основой российской экономики, 14 , тем самым открывая возможность изобразить конкретные события и явления, вызванные неразвитостью страны, как характерные проявления капитализма.На Западе марксисты утверждали, что все варианты капиталистического развития должны быть исчерпаны, прежде чем социализм сможет утвердиться. Они считали, что это невозможно сделать в рамках одной страны, а только после того, как большинство развитых капиталистических стран перейдут на новый уровень развития. В случае с Россией Ленин был удовлетворен тем, что капитализм, или «рынок», стал преобладающим компонентом экономики, принимая это как доказательство зрелости страны.

Европейские социалисты считали, что прежде чем рабочее правительство сможет прийти к власти, рабочие должны стать доминирующим компонентом общества.Но в России социальная база была слишком узкой, чтобы приспособиться к этой концепции рабочего правительства. По состоянию на март 1917 года у большевиков было примерно 40 000 членов, и они настаивали на избирательности партии, 15 , и их концепция партии была де-факто национальной концепцией, которая видела в партии ассоциацию «избранных». Ленин подчеркивал позицию интеллигенции, отводя ей роль творца и носителя социалистических идей, от которых он отказывался от рабочих. 16 Концепция партии была увенчана понятием «демократического централизма», принципом, который помещал «носителей социализма» в иерархию, которая подчиняла нижние органы высшим органам и обязывала эти нижние органы безоговорочно выполнять требования выше.Иерархия должностей и людей является фактором большинства политических партий. Но его большевистская концепция не гарантировала места для принятия решений демократическими партиями. Многие решения строго засекречивались, часто даже от членов партии, и не всегда в связи с незаконными действиями. Затем был отмечен конфликт между идеологией и социальной реальностью. Это стало повсеместным элементом большевистского мышления, оставив попытки разрешить определенные социальные ситуации без средств. Парадоксально, но ← 20 | 21 → Большевики создали социалистическое видение, не создавая социалистических отношений в повседневной практике.

Давайте рассмотрим в этом контексте особые характеристики социальных структур, выросших в результате большевистской революции. Они были типичны как для России, так и для других слаборазвитых стран, взявших за образец русскую революцию. Во всех этих случаях власть захватывали представители плохо структурированных низших слоев общества. Армия и ее офицерский корпус играли активную роль в некоторых из этих революций, что является важным исключением. У корпуса была своя собственная структура, построенная на организационном опыте и дисциплине, хотя она и была однонаправленной, которая была перенесена на социальную структуру.На высшем уровне обычно стояли революционеры, функционеры и революционные организации. Эти люди не обязательно принадлежали к низшим социальным слоям, но, как и их предшественники в революционной России, им не хватало знаний и опыта, необходимых для решения социальных и фактических вопросов, связанных с управлением. 17

Отрицательным моментом развития России было то, что те немногие представители образованного класса страны были исключены из массового участия, оставлены только с «вспомогательной ролью» вместо возможности участвовать в управлении государством. города как экономические и социальные лидеры.Осталась лишь горстка «экспертов» и художников, желающих прислушаться к мнению партии о том, как им следует действовать профессионально и творчески. Но даже при этом партия создавала худшие условия для их проживания, снабжения и их личной безопасности. Он подвергал их деспотическому правлению как на центральном, так и на местном уровнях, ограничивал пространство, доступное для их художественной или научной работы, и часто ограничивал образование младших членов их семей. В целом это резко снизило влияние образованных в советском государстве после 1917 года.

Вместо этого новый источник власти опирался на плебейское общество, которое не имело никакой структуры. Это превратилось в основу власти, которая была достаточно широкой, но нуждалась в структуре и поэтому была плохо подготовлена ​​к управлению. В таких условиях вертикальные слои российского общества опирались не на активы или знания, а в основном на власть. Они развивались на основе иерархии властных, экономических и социальных функций, структурным скелетом которой была сильно децентрализованная, часто милитаризованная государственная система.Опора на плебейские слои была предпочтительной, и это сильно отразилось на политической культуре. Никакие социальные обычаи, никакая унаследованная культура управления не принимались во внимание; это наследство произошло в любом случае ← 21 | 22 → из самодержавного государства. Вместо этого была тенденция к насильственным решениям и диктату власти. Развитые страны избегали сотрудничества с властями в решении экономических, социальных и культурных проблем.

Если мы говорим конкретно о Советской России и социальных моделях, которые она породила, мы обнаруживаем, что вертикальное расслоение общества почти полностью основывалось на положении отдельных лиц и групп внутри властной структуры, то есть на их положении в обществе. администрация.Ключевым моментом в этом было ранжирование партийных функций. Партия стояла над всеми другими образованиями и организациями в Советском государстве и в этом отношении с самого начала была партийным государством. Подавляющее большинство членов новой социальной элиты на самом деле были плебеями, которые не приобретали и не стремились приобретать частные активы. Их недавно завоеванное социальное положение основывалось на коллективном праве управлять государственным или другим общественным имуществом. Способность людей использовать эти активы соответствовала их положению в иерархии власти и социальных функций.Это сделало вертикаль власти базой для социального расслоения в постреволюционном обществе, что укрепилось, когда Сталин и Молотов начали выстраивать партийную вертикаль как бюрократическую вертикаль. Действия и общественное положение ее нижних чинов полностью зависели от партийных органов. Любая потеря функций приводила к резкому падению социального положения, и это было верно не только для тех, кто находился на более низких уровнях рейтинговой системы. Это относилось также и к тем представителям верхних эшелонов властной иерархии, которые во время разногласий часто падали со своего места наверху до уровня обычных граждан или заключенных или даже оказывались перед расстрельной командой.Это была судьба, постигшая в СССР тех, кто выступал против Коммунистической партии или впал в немилость со Сталиным.

Этот тип общества, выросший из плебейской революции, несомненно, с самого начала был предназначен для возникновения авторитарных и тоталитарных структур власти. Социальный слой, который сейчас контролирует правительство, не имел корней ни в одном традиционном аналоге. Скорее, он построил свою позицию в основном, если не полностью, контролируя пирамиду власти и ее отдельные уровни.Первоначально в этой пирамиде можно было увидеть модернизацию вертикальной социальной структуры, поскольку она действительно позволяла движение и изменения в ее составе. Эта модернизация соединила правящий слой с вертикальными сетями социальных групп и групп по интересам, но она была во многих отношениях негативной и имела множество негативных результатов.

Новое правительство сделало невозможным существование «небольшевистских» политических партий и коммунистических «уклонов», не оставив никого в оппозиции, но не забыло о существовании основанных на интересах, профессиональных или других общественных организаций.Члены правящей партии помогали создавать и управлять этими организациями в прошлом. Таким образом, они могли почувствовать свой социальный потенциал ← 22 | 23 → роль, и использовал их, чтобы закрепить свое влияние в обществе. Таким образом, сеть, состоящая из этих организаций, стала своеобразной заменой истинного «гражданского общества», взяла на себя некоторые из его функций и привязала значительную часть граждан к существующим властям, сделав их организованным «резервным» ресурсом. Постреволюционные организации этого типа функционировали в обществе как дальнейшие агенты «модернизации» авторитарных властных структур, создавая инструменты для массового влияния на значительную часть населения в масштабах, недоступных для прежних авторитарных систем и режимов.В век, характеризующийся массовыми политическими движениями, это приобрело исключительное значение. Современная историография и политология справедливо подчеркивают конфликт между советской моделью общества и интересами широких слоев населения.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *