Поэты конца 19 века начала 20 века: КОНЕЦ 19 ВЕКА – НАЧАЛО 20 ВЕКА • Большая российская энциклопедия

Содержание

Русская литература в конце XIX — начале XX века

Федор Михайлович Достоевский. Портрет работы В. Г. перова. 1872 год.

Конец XIX и начало XX в.— исключительно важный этап в развитии русской литературы. В этот период она оказывает наибольшее влияние на литературы других стран как запада, так и востока, а в ней самой резко обостряется борьба двух культур и закладываются основы будущей, качественно новой литературы социалистического реализма.

Освободительные идеи находят отражение в творчестве все большего числа художников. «Великое народное море, взволновавшееся до самых глубин», определяет высокий гражданский пафос русских писателей и их неослабный интерес к вопросам общественной жизни. В тесной связи русской литературы с жизнью народных масс кроется в конечном счете источник ее художественного новаторства и секрет успеха ее в читательских кругах всего мира.

Русская литература конца XIX в. обязана своим всемирно-историческим значением прежде всего творчеству Л. Н. Толстого и Ф. М. Достоевского. В 70-е годы Толстой создает свой второй большой роман — «Анна Каренина», а к началу 80-х годов, мучимый социальными и нравственными вопросами, переживает перелом в мировоззрении и становится, по его же словам, «адвокатом стомиллионного земледельческого населения России». Его художественный метод, все его художественные средства подчиняются теперь главной цели — обличению самодержавного государства («Хаджи Мурат», 1904 г.), царской администрации, суда, казенной церкви («Воскресение», 1899 г.), буржуазной семьи («Смерть Ивана Ильича», 1886 г.). Как необходимое средство обличения появляется сатира (комедия «Плоды просвещения», 1889 г.). В творчество писателя органически входит публицистика; строже становится отбор деталей. Резко возрастает идейная и художественная «емкость» произведений Толстого.

Лев Николаевич Толстой. Портрет работы Н. Н. Ге. 1884 год.

В «Воскресении» Нехлюдов проходит через круги ада самодержавной России, наблюдая и сравнивая жизнь различных слоев общества: барски-бюрократический Петербург, нищая деревня, тюрьма и ссылка. К концу романа в умственном кругозоре Нехлюдова и читателя возникают «сотни и тысячи жертв» — вся Россия, все ее нелепое общественное устройство, от величественного Сената и до грязного сибирского полу-этапа, «от Петропавловской крепости до Сахалина», вся система насилия и угнетения «от пристава до министра».

Великий художник далеко раздвинул рамки реализма; это особенно сказалось в способах психологического анализа. Как никто до него, Толстой погружается во внутренний мир отдельной личности, как бы вводит читателя в глубь сознания своих героев; скрытая, незаметная извне работа мысли, законы и формы психического процесса, «диалектика души» становятся специальным предметом его художественного внимания. В то же время Толстой создает эпические картины невиданной ранее широты и масштабности. Умение нарисовать картину целого общества, создать обобщенный образ народа и вместе с тем умение проследить под художественным микроскопом мельчайшие оттенки душевных движений персонажей — такое соединение было новаторским в масштабах не только русской, но и всей мировой литературы.

Толстой ввел в литературу понятие «текучести» характера; человеческий характер для него не есть что-то всегда равное самому себе; он беспрерывно «течет» под воздействием жизненных впечатлений, требующих осмысления и переработки. Никто до Толстого не умел с такой силой и убедительностью показать, что человек «бывает часто совсем непохож на себя, оставаясь все, между тем, одним и самим собою» («Воскресение»). «Люди как реки»,— говорит писатель. В Анне Карениной, какой она является в конце романа, глубоко несчастной, подозрительной, неуравновешенной, раздражительной, полуобезумевшей от горя и отчаяния, трудно узнать ту ровную и спокойную, гордую и счастливую своей царственной красотой, изящную, веселую и оживленную Анну, которой любуется Кити Щербацкая на балу, описанном в первых главах книги. Кажется, что перед нами две разные женщины. Однако столь разительная перемена говорит именно о неумолимой последовательности развития характера Анны, отдавшейся захватившему ее чувству и испытавшей все его трагические последствия.

Открытия в области человеческого характера идут у Толстого рука об руку с открытиями в народной жизни, в жизни общества. «Как эпический писатель Толстой — наш общий учитель»,— говорил Анатоль Франс. Проявляя исключительный интерес к каждому отдельному человеку, Толстой умел органически включить его с деталями его психологии и судьбы в большие события и процессы, захватывающие миллионы людей, разные классы общества, народные массы.

Значение творчества Толстого для мирового искусства огромно. Целая эпоха развития России, по словам В. И. Ленина, «выступила, благодаря гениальному освещению Толстого, как шаг вперед в художественном развитии всего человечества».

Михаил Евграфович Салтыков-Щедрин. Портрет работы И. Н. Крамского. 1879 год.

Ф. М. Достоевский в рассматриваемый период написал свои последние большие романы, самые противоречивые свои произведения — «Бесы» (1871—1872 гг.) и «Братья Карамазовы» (1879—1880 гг.), в которых рядом с резкой критикой дворянства, сатирическим обличением бюрократии и вылинявших либералов содержались выпады против революционеров и проповедь религиозного смирения.

Достоевский внес в реализм значительный вклад. Он создал новую художественную манеру, особый вид соединения напряженной интриги, восходящей к Бальзаку, с психологическим самораскрытием персонажей, обилием исповедей, словесных поединков, лихорадочных признаний. Творчество писателя выросло на почве «переворотившейся» пореформенной русской действительности. Атмосфера его романов — «хаос и разложение», как определил сам автор тему романа «Подросток» (1875 г.), жизнь в них — неустойчивое, готовое обрушиться состояние, чреватое катастрофами и взрывами. Недаром столь излюблено писателем слово «вдруг»: оно выражает его ощущение действительности. Отсюда же проистекает изобилие неожиданностей, загадок, тайн и внезапностей как в развитии сюжета, особенно в развязках, так и в раскрытии характеров действующих лиц. Герои Достоевского — носители противоречивых, сталкивающихся сил; при этом психологическое противоречие в душе героя, в его характере писатель обычно стремится воплотить в образах пары самостоятельных персонажей (система двойников).

Так, в «Братьях Карамазовых» Иван беседует с чертом, который оказывается воплощением одной стороны характера самого Ивана, всего низкого в нем. Того же Ивана Карамазова сопровождает в качестве «двойника» Смердяков, осуществляющий практически идею, «теоретиком» которой является Иван.

Достоевский намного расширил границы художественного изображения характера, но в его методе создания человеческого образа таилась и возможность разрушения характера, призванного совмещать несоединимое, опасность утраты им определенности и цельности. В характерах Достоевского «берега сходятся.., все противоречия вместе живут»; люди предстают в крайних точках, предельных возможностях, и переход из одной в другую совершается катастрофически. Для Достоевского «широкость» его героев (по выражению самого писателя) полна противоречивого смысла: с одной стороны, она отображает освобождение человека от рамок сословной узости и замкнутости, но одновременно содержит опасность аморализма, потери нравственного критерия, стремление к безудержному индивидуализму с его принципом «все позволено» (образы Ставрогина, Ивана Карамазова). «Широк человек, слишком даже широк, я бы сузил», — восклицает Дмитрий Карамазов. Спасения от «широты» аморализма Достоевский ищет в «сужении» человека на почве добровольного религиозного смирения, и в этом сказывается реакционная тенденция его творчества.

Романы Достоевского насыщены трагизмом; обнажая кризис и противоречия, художник не находит выхода и оставляет их в катастрофической напряженности.

Антон Павлович Чехов. Фотография 1899 года.

В 70—80-е годы создавал свои основные произведения гениальный сатирик М. Е. Салтыков-Щедрин. В это время им были написаны «История одного города» (1869—1870 гг.), «Дневник провинциала в Петербурге» (1872 г.), «Благонамеренные речи» (1872—1876 гг.), «Господа Головлевы» (1875—1880 гг.), «За рубежом» (1880— 1881 гг.), «Письма к тетеньке» (1881—1882 гг.), «Современная идиллия» (1877— 1883 гг.), наконец, большая часть «Сказок».

Диапазон сатиры Щедрина исключительно широк; явления русской жизни предстают у него в собирательных сатирических типах, самые наименования которых стали нарицательными: глуповские градоначальники и помпадуры, представляющие самодержавие и царскую бюрократию; «чумазый» — Колупаев и русский капиталист-первонакопитель Разуваев; «пенкосниматели» — буржуазные интеллигенты-газетчики; «торжествующая свинья» — собирательный образ реакции. Как и великие его предшественники — Свифт, Вольтер,— Щедрин богато использовал сатирическую фантастику, гиперболу и гротеск. Но в отличие, например, от Свифта фантастика Щедрина сращена с богатством конкретных деталей, и фантастическое заострение вырастает из множества реальных подробностей русского быта и злободневных политических фактов. По замечанию Горького, Щедрин «превосходно улавливал политику в быте». Политическое обобщение появляется у Щедрина, например, в образе русского либерала, который никак не мог решить, чего он желает: «севрюжины с хреном» или конституции. Пользуясь для обхода цензуры «эзоповским языком», Щедрин сумел эту вынужденную необходимость обратить в средство обогащения сатирического искусства, ибо, как он сам писал, благодаря эзоповскому иносказанию приобретается «возможность показывать некоторые перспективы, куда запросто и с развязностью военного человека войти не всегда бывает удобно». Оригинальным приемом сатиры Щедрина было использование литературных типов прошлого; в его произведениях действуют Молчалин, Ноздрев, Скотинин, Расплюев, перенесенные в современную ему общественную обстановку и соответственным образом переосмысленные. Органической чертой щедринского стиля была высокая патетика, утверждение «идеалов будущего»; патетическая струя особенно усилилась в последних произведениях писателя.

Выдающееся место в развитии русского реализма конца XIX в. принадлежит А. П. Чехову, широко отразившему жизнь русского общества в период реакции и накануне общедемократического подъема. Начав свой путь как блестящий юморист, Чехов приходит к сатирическому отрицанию уродливых социальных явлений царской России.

Последовательная критика иллюзий, связанных с переустройством действительности (толстовства в «Моей жизни», теории «малых дел» в «Доме с мезонином», народнических упований на «мужика» в повестях «Мужики» и «В овраге»), свидетельствовала о необычайной трезвости и внутренней свободе Чехова как художника. Центральные мотивы его творчества — протест против равнодушия к человеческому страданию, борьба с духовным омертвением в «серых сумерках» реакции — звучали приговором всему общественному укладу («Человек в футляре», «Ионыч», «Палата № 6»). Проза Чехова с ее сдержанным лиризмом и художественной лаконичностью во многом принадлежит уже новому, XX веку. Примером новаторского реализма Чехова служит его лирическая повесть «Степь».

По определению Л. Н. Толстого, Чехов «создал совершенно новые для всего мира формы письма», преимущественно в жанре рассказа, завершив поиски, начатые В. Г. Короленко в его психологических очерках и особенно В. М. Гаршиным в его новеллах. С неменьшей силой сказалось новаторство Чехова и в области драматургии («Чайка», 1896 г.; «Дядя Ваня», 1897 г.; «Три сестры», 1901 г.; «Вишневый сад», 1904 г.), где писатель разрушает каноны сценической условности, максимально сближая действие с обыденным течением жизни и подспудно, во «втором плане», давая свою оценку происходящему. Чеховский театр оказал огромное воздействие на мировую драматургию.

К началу нового столетия в русской литературе оформились новые течения. Вступление России в фазу империализма, буржуазная реакция на широкий общественный подъем подготовили почву для появления первых русских декадентов. Выступив с ревизией реализма, они провозгласили, что реализм изжил себя, и демонстративно заявили об отходе от общественной тематики. Русское декадентство с его эстетским аморализмом, индивидуализмом, погружением в мистические сны оказало значительное влияние на новые, так называемые модернистские направления этого времени.

В середине 90-х годов, с появлением стихотворных сборников К. Д. Бальмонта и изданных В. Я. Брюсовым трех выпусков «Русских символистов» (1894—1895 гг.), сложился как особое литературное направление русский символизм.

Александр Александрович Блок. Фотография 1907 года.

В творчестве так называемых старших символистов (К. Бальмонт, В. Брюсов, 3. Гиппиус, Ф. Сологуб, И. Анненский) отразилась попытка выйти «за пределы предельного», чтобы найти новые изобразительные средства искусства, новые формы постижения «сущности» бытия.

Виртуозная инструментовка стиха в отличие от беззаботного отношения к форме со стороны поэтов-народников не могла, однако, скрыть реакционного существа философии символизма. В начале 900-х годов внутри символизма произошли изменения, связанные с появлением «младших» символистов— А. Блока, А. Белого (В. Н. Бугаев), Вяч. Иванова, С. Соловьева. В отличие от «старших» символистов, испытавших сильное воздействие философии Ницше, Шопенгауэра, поэзии французских символистов Бодлера, Верлена, Маллармэ, «младшие» символисты во многом ориентировались на идеи славянофильства, воспринятые через философа Вл. Соловьева. Отсюда проистекали их интерес к русской истории, религиозно-мистически преломленная идея народности, вера в особую миссию России.

Крупнейший русский поэт начала XX в. Александр Блок быстро перерос рамки символизма. Начав с мистических стихов о Прекрасной Даме, он уже в стихах 1903— 1904 гг. ищет новые пути (цикл «Распутья»), а в своей первой лирической пьесе «Балаганчик» (1906 г.) подвергает сокрушительному осмеянию соловьевскую мистику. После революции 1905 г., нашедшей непосредственное отражение в поэзии Блока («Сытые», «Митинг», «Ее прибытие»), тема народного восстания становится для него одной из ведущих. Расцвет творчества Блока приходится на 1907—1912 гг. Трагедия современного человека, чувство гражданственности и общественной ответственности, сатирическое обличение уродливого капиталистического мира — такова тематика зрелого Блока. В цикле «Ямбы», в поэме «Возмездие» Блок продолжает традиции русского классического стиха (Пушкина, Тютчева, Некрасова). В этих произведениях раскрывается, говоря словами самого поэта, «громадный личный мир художника».

Поэзия Блока полна глубоких противоречий, в ней соседствуют радость и отчаяние, мистицизм и взволнованно-романтический рассказ о современности, «и отвращение от жизни, и к ней безумная любовь». «Безумно люблю жизнь, с каждым днем больше»,— записывает поэт в своем дневнике, называя символизм «мутной водой».

Далеко за рамки символизма вышло также творчество одного из основоположников этого направления В. Я. Брюсова. Уже в пятой книге стихов (всего их вышло шестнадцать), озаглавленной «Urbi et orbi» («Граду и миру», 1901—1903 гг.), он запечатлевает в мощных и четких строфах жизнь города, предваряя этим Маяковского. Тема созидательного труда проходит через все последующие произведения Брюсова. Его литературная деятельность отличалась исключительным разнообразием. Поэт, романист, драматург, переводчик, критик, теоретик литературы и исследователь стиха, Брюсов был, по словам Горького, «самым культурным человеком на Руси».

В это время даже писатели, захваченные декадентством, передают в своих наиболее значительных произведениях отвращение к общественным условиям царской России. Так, А. Белый создал полную скорби о народе книгу стихов «Пепел» (1909 г.) и свой лучший роман «Петербург» (1913—1916 гг.) с гротескно-сатирическим изображением дворянской бюрократии. Ф. Сологуб, оклеветавший революционеров в романе «Навьи чары», явился в то же время автором «Мелкого беса» — сатиры на общественную реакцию 80-х годов, олицетворением которой выступает Передонов, этот, по выражению В. И. Ленина, «тип учителя шпиона и тупицы» х.

В начале 1910-х годов на смену символизму пришло новое течение модернистской литературы — акмеизм (от греческого «акмэ» — высшая степень чего-нибудь, расцвет). Группу акмеистов образовали М. Кузмин, Н. Гумилев, А. Ахматова, О. Мандельштам, С. Городецкий. В противовес туманному иррациональному символизму акмеисты стремились создать ясное, гармоничное искусство. Однако в основе этой гармонии было принятие буржуазной действительности. К акмеистам примыкала группка футуристов, называвшая себя «эгофутуристами».

Собственно футуристическое направление в русском искусстве представляли «кубофутуристы» (Д. Бурлюк, В. Хлебников, А. Крученых, А. Каменский). В их произведениях отразился анархический протест против капиталистического мира и вместе с тем нигилистическое отношение к прошлой культуре.

К футуристам примыкал и молодой В. В. Маяковский. Однако в его ранней лирике, в поэмах «Облако в штанах», «Флейта-позвоночник», «Война и мир» ярко сказалась гуманистическая направленность, выводящая его за пределы этого течения. В этих произведениях выражен протест против калечащего личность, некоронованного «повелителя всего» — капитала. Творчество Маяковского носило тогда во многом еще экспериментальный характер, но было пронизано предчувствием революционной ломки; это ощущение сказалось на всем художественном строе его стиха — от необычного расположения строки «лесенкой» до атакующей «взрывной» рифмы — и повлияло на пути дальнейшего развития русской поэзии.

Русский реализм в 900-е годы представляла плеяда талантливых писателей, выдвинувшихся в конце предыдущего века: А. Куприн, В. Вересаев, А. Серафимович, Н. Телешов, И. Шмелев, С. Гусев-Оренбургский. Они объединялись вокруг демократического издательства «Знание», в котором с начала нового столетия ведущую роль стал играть М. Горький. А. Куприн в «Молохе» и «Поединке», Л. Андреев в пьесе «К звездам», Д. Айзман в «Терновом кусте», А. Серафимович в романе «Город в степи», С. Гусев-Оренбургский в «Стране отцов» и «Рыцаре Ланчелоте», И. Шмелев в «Гражданине Уклейкине» и «Человеке из ресторана» отражают наступивший в стране революционный подъем, выступают союзниками и попутчиками великого пролетарского писателя.

Выдающийся мастер реалистической прозы — И. А. Бунин, продолживший традиции И. С. Тургенева и Л. Н. Толстого, выступил как создатель философско-психологического и лирического рассказа, особенной, музыкальной прозы. Равнодушие к общественной тематике, «власть воспоминаний» породили в творчестве Бунина на грани нового века элегию в прозе, поэтично рисующую угасание усадебного дворянства, картины среднерусской природы («Антоновские яблоки», 1900 г.; «Золотое дно», 1903 г.). Расцвет творчества Бунина относится к 1910 годам, когда он обращается к темам о России, преимущественно о России деревенской («Деревня», 1910 г.; «Ночной разговор», 1912 г.; «Веселый двор», 1912 г.; «Игнат», 1912 г.; «Захар Воробьев», 1912 г.), обличает колониализм и буржуазное общественное устройство («Братья», «Господин из Сан-Франциско»). Как поэт Бунин был продолжателем «серебряного» века русской поэзии (Ф. Тютчев, А. Фет).

Крайней противоречивостью отличалось творчество незаурядного прозаика и драматурга Л. Андреева, сочетавшего в своих произведениях традиции реализма и веяния декадентства, интерес к общественным вопросам и мрачный пессимизм в их оценке, чистоту художественного впечатления и манерность, вычурность, внезапную утрату вкуса. Его ранние рассказы («Баргамот и Гараська», «Петька на даче», «Ангелочек», «Гостинец») проникнуты гуманизмом, в 1905 г. в пьесе «К звездам» он клеймит душителей свободы, а в пору реакции создает произведения антиреволюционной направленности («Тьма», «Царь голод», «Мои записки», «Сашка Жегулев»). Постепенно складывается своеобразная художественная манера Андреева. Ей присущи рационалистическая символика, нарочитый схематизм в построении характеров, нагромождение таинственных и ужасных событий — стиль, рожденный анархическим неприятием буржуазного мира («Жизнь человека», «Анатэма», «Жизнь Василия Фивейского»),

В период реакции влияние модернизма испытывают многие видные писатели, а выдвинувшиеся на сенсационных темах натуралисты (М. П. Арцыбашев, А. Каменский) ожесточенно клевещут на революцию или разрабатывают проблемы «бездны пола».

К 1912—1914 гг. заявляют о себе новые писатели-реалисты: А. Н. Толстой, в гротескных тонах изобразивший провинциальное дворянство (цикл «Заволжье»), М. М. Пришвин, любовно воссоздавший мир нетронутой человеком природы («В краю непуганых птиц», «Колобок»), Е. Замятин, нарисовавший сатиру на царскую военщину («На куличках»).

Основоположником качественно нового этапа в литературе — социалистического реализма — явился великий пролетарский писатель Максим Горький (А. М. Пешков). Раннее творчество Горького, его произведения 90-х годов («Песня о Соколе», «Старуха Изергиль», «Песня о Буревестнике») отмечены поисками положительного героя, человека-борца. «Настало время нужды в героическом»,— заявлял молодой писатель, обращаясь к А. П. Чехову. В романтических рассказах 90-х годов нарисованы сильные и независимые люди, всей своей жизнью утверждающие, что «в жизни всегда есть место подвигам». Героические образы ранних рассказов рождали в читателе «те смелые, сильные, свободные чувства и мысли, которые неизбежно сопутствуют всякому революционному перевороту, без которых психологически немыслима революция» (В. В. Воровский). Внимание Горького привлекают люди из народа, «выламывающиеся» из косных условий существования. Эти люди «с беспокойством в сердце»— Григорий Орлов, Коновалов, Ленька — живут смутной мечтой об иной жизни, но не умеют найти путь к ее осуществлению, судьба их поэтому трагична.

Трагична и судьба героев повестей Горького «Фома Гордеев» (1899 г.) и «Трое» (1900—1901 гг.). Фома Гордеев, этот «нетипичный купец», и Илья Лунев — «белые вороны» в своей социальной среде. Появление таких исключительных фигур указывало на непрочность буржуазного порядка, предвещало его крушение. «Боюсь я! — жалуется старик Бессеменов, «зажиточный мещанин», герой пьесы «Мещане» (1902 г.).— Время такое…страшное время! Все ломается, трещит… волнуется жизнь!» Миру мещан противостоит машинист Нил, первый в мировой литературе образ революционного рабочего.

Горьковская драматургия сочетала в себе преемственность классических традиций со смелым новаторством, проявившимся, в частности, в острой идеологичности, насыщенности философски-полемическими диалогами, афористическом строе речи действующих лиц. Это сказывается и в «Мещанах», и в драме «На дне», посвященной жертвам буржуазного строя, и в цикле пьес об интеллигенции («Дачники», «Варвары», «Дети солнца»).

Необычайный подъем творчества Горького падает на революционные 1905— 1907 гг., когда писатель выступает с сатирическими фельетонами «Мои интервью», очерками «В Америке», создает пьесу «Враги» (1906г.) и роман «Мать» (1906 г.). В двух последних произведениях главное содержание составляет революционная борьба пролетариата под руководством рабочей партии против самодержавияи буржуазии. На первый план здесь выступают образы пролетарских революционеров, руководителей массового движения: большевик Синцов («Враги»), Павел Власов, Андрей Находка («Мать»).

Творчество Горького в 1907—1917 гг. развивается под знаком осмысления итогов первой русской революции. В это время особый интерес для писателя приобретает историческое прошлое народной жизни. В «Жизни Матвея Кожемякина» (1910—1911гг.), в автобиографических повестях «Детство» (1913—1914 гг.) и «В людях» (1916 г.) художественное изображение прошлого служило для Горького обоснованием органичности революции, ее исторической необходимости. Осмысление опыта революции 1905—1907 гг. раздвинуло горизонты художественного мышления писателя и вызвало к жизни горьковскую эпопею — жанр, образцом которого явилась автобиографическая трилогия (завершенная уже в советское время «Моими университетами»). В ней сочетаются эпопейная широта освещения мира во всех кричащих его противоречиях и углубленный анализ внутренней духовной жизни центрального героя — Алеши Пешкова, формирующегося в сопротивлении окружающей среде. Автобиографический герой трилогии и цикла рассказов «По Руси» (1912— 1917 гг.) — это новый, «непрерывно растущий человек»; его характер выступает как высшее выражение зреющей в массах революционной энергии и воли к преобразованию общества.

Русская литература конца 19 - начала 20 века Серебряный век русской поэзии Разное :: Litra.RU :: Только отличные сочинения


/ Сочинения / Разное / Серебряный век русской поэзии / Русская литература конца 19 - начала 20 века

    Поэзия конца 19 века получила название "поэтического ренессанса" или "серебряного века".

    Постепенно термин "серебряный век" стали относить к той части художественной культуры России,которая была связана с символизмом, акмеизмом, "неокрестьянской" и частично футуристической литературой.

    

    Литературные направления :

    1.Реализм - продолжает развиваться (Л.Толстой,Чехов,Горький и др.)

    2.Модернизм - от фр. слова "новейший,современный".Модернисты верили в божественную преобразующую творящую роль искусства.

    Символизм-литературное художественное направление,которое считало целью искусства интуитивное постижение мирового единства через символы.

    Это первое и самое крупное течение модернизма.Начало самоопределению было положено Д.С.Мережковским (1892 год).Он назвал мистическое содержание,символы и расширение художественной впечатлительности.

    Лидером символизма стал стал В.Брюсов.НО символизм оказался неоднародным течением,внутри него оформилось несколько самостоятельных группировок. В русском символизме принято выделять 2 основных группы поэтов : "старшие" символисты (Брюсов,Бальмонт,Сологуб,Кузмин,Мерликовский,Гиппиус) и "младшие" символисты(Блок,Белый,Иванов).

    

    В издательской жизни символистов существовали две группы : петербургские и московские.Это перешло в конфликт.

    Московская группа (Либер Брюсов) считали главным принципом литературы - "искусство для искусства".

    Петербургская (Мережковский,Зиппиус) отстаивали приоритет религиозно-филосовских поисков в символизме.Они считали себя подлинными символистами и своих оппонентов считали декадентами.

    

    Символ : центральная эстетическая категория символизма.

    Характерно:

    многозначность

    полноценная значимость предметного плана образа

    сосредоточение абсолютного в единичном

    Музыка : вторая по значимости эстетическая категория символизма

    Отношения между поэтом м его аудиторией : поэт обращался не ко всем,а к читателю-творцу.

    

    Акмеизм - модернистское течение (от греч. острие,вершина,высшая степень,ярко выраженные качества).Это течение декларировало конкретно чувственное восприятие внешнего мира,возврат слову его изначального не символического смысла.

    Вначале своег пути акмеисты были близки к символистам,затем появились объединения : 1911 год - Цех поэтов.


53517 человек просмотрели эту страницу. Зарегистрируйся или войди и узнай сколько человек из твоей школы уже списали это сочинение.


/ Сочинения / Разное / Серебряный век русской поэзии / Русская литература конца 19 - начала 20 века

Литература периода конца XIX — начала XX века (1890—1916)

Последнее десятилетие XIX века открывает в русской, да и в мировой культуре новый этап. В течение примерно четверти века — с начала 1890-х годов до октября 1917-го — радикально изменились буквально все стороны жизни России — экономика, политика, наука, технология, культура, искусство. По сравнению с общественным и в некоторой степени литературным застоем 1880-х годов новая стадия историко-культурного развития отличалась стремительной динамикой и острейшим драматизмом. По темпам и глубине перемен, а также по катастрофичности внутренних конфликтов Россия в это время опережала любую другую страну.

Поэтому переход от эпохи классической русской литературы к новому литературному времени сопровождался далеко не мирным характером общекультурной и внутрилитературной жизни, неожиданно быстрой — по меркам XIX века — сменой эстетических ориентиров, кардинальным обновлением литературных приемов. Особенно динамично в это время развивалась русская поэзия, вновь — после пушкинской эпохи — вышедшая на авансцену общекультурной жизни страны. Позднее поэзия этой поры получила название «поэтического ренессанса» или «серебряного века». Возникнув по аналогии с понятием «золотой век», традиционно обозначавшим пушкинский период русской литературы, это словосочетание поначалу использовалось для характеристики вершинных проявлений поэтической культуры начала XX века — творчества А. Блока, А. Белого, И. Анненского, А. Ахматовой, О. Мандельштама и других блестящих мастеров слова. Однако постепенно термином «серебряный век» стали определять ту часть всей художественной культуры России конца XIX — начала XX века, которая была связана с символизмом, акмеизмом, «неокрестьянской» и частично футуристической литературой. Сегодня многие литературоведы сделали из определения «серебряный век» синоним понятия «культура рубежа веков», что, разумеется, неточно, так как ряд существенных явлений рубежа веков (прежде всего связанных с революционными теориями) вряд ли может быть сопоставим с тем, что изначально называлось искусством серебряного века.

Новым по сравнению с XIX веком было на рубеже двух веков прежде всего мироощущение человека. Крепло понимание исчерпанности предшествующей эпохи, стали появляться прямо противоположные оценки социально-экономических и общекультурных перспектив России. Общим знаменателем мировоззренческих споров, разгоревшихся в стране к концу XIX века, было определение новой эпохи как эпохи пограничной: безвозвратно уходили в прошлое прежние формы быта, труда, политической организации общества, решительно пересматривалась сама система духовных ценностей. Кризисность — ключевое слово эпохи, кочевавшее по страницам публицистических и литературно-критических статей (часто использовались и близкие по значению слова «возрождение», «перелом», «перепутье» и т. п.).

В обсуждение актуальной проблематики быстро включилась художественная литература, традиционно для России не стоявшая в стороне от общественных страстей. Ее социальная ангажированность проявилась в характерных для той эпохи заголовках произведений. «Без дороги», «На повороте» — называет свои повести В. Вересаев; «Закат старого века» — вторит ему заголовком романа-хроники А. Амфитеатров; «У последней черты» — откликается своим романом М. Арцыбашев. Осознание кризисности времени, однако, не означало признания его бесплодности.

Напротив, большая часть мастеров слова ощущала свою эпоху как время небывалых свершений, когда значение литературы в жизни страны резко возрастает. Потому столь большое внимание стало уделяться не только собственно творчеству, но и мировоззренческой и общественной позиции писателей, их связям с политической жизнью страны.

При всей разнице позиций и взглядов было в мировосприятии писателей рубежа веков нечто общее, что блестяще уловил в свое время выдающийся знаток литературы профессор Семен Афанасьевич Венгеров в предисловии к задуманной им трехтомной «Истории русской литературы XX века» (1914). Ученый отметил, что объединяющим общественника М. Горького и индивидуалиста К. Бальмонта, реалиста И. Бунина, символистов В. Брюсова, А. Блока и А. Белого с экспрессионистом Л. Андреевым и натуралистом М. Арцыбашевым, пес-симиста-декадента Ф. Сологуба и оптимиста А. Куприна был вызов традициям обыденщины, «устремление в высь, в даль, в глубь, но только прочь от постылой плоскости серого прозябания».

Другое дело, что пути развития новой литературы писатели представляли себе по-разному. В XIX веке русская литература обладала высокой степенью мировоззренческого единства. В ней сложилась довольно четкая иерархия писательских дарований: на том или ином этапе нетрудно выделить мастеров, служивших ориентирами для целого писательского поколения (Пушкин, Гоголь, Некрасов, Толстой и т. д.). А вот наследие рубежа XIX—XX веков не ограничивается творчеством одного-двух десятков значительных художников слова и логику литературного развития той поры нельзя свести к единому центру или простейшей схеме сменяющих друг друга направлений. Это наследие являет собой многоярусную художественную реальность, в которой индивидуальные писательские дарования, сколь бы выдающимися они ни были, оказываются лишь частью грандиозного целого.

Приступая к изучению литературы рубежа веков, не обойтись без краткого обзора социального фона и общекультурного контекста этого периода (контекст — окружение, внешняя среда, в которой существует искусство).

Урок 7. возникновение различных литературных течений в конце xix- начале xx века.

«испепеляющие годы» - Литература - 11 класс

Литература

11 класс

Урок № 7

Возникновение различных литературных течений в конце XIX-начале XX века. «Испепеляющие годы»

Перечень вопросов, рассматриваемых в теме

1. Художественные открытия поэтов «нового времени»;

2. Новые формы, способы лирического самовыражения;

Тезаурус

Акмеизм – это одно из модернистских направлений русской поэзии, которое сформировалось в начале ХХ века как искусство совершенно точных и взвешенных слов.

Символизм – направление в европейском искусстве 1870 – 1910-х годов; одно из модернистских течений в русской поэзии на рубеже XIX – XX веков. Сосредоточено преимущественно на выражении посредством символа интуитивно постигаемых сущностей и идей, смутных, часто изощрённых чувств и видений.

Метафора – оборот речи, состоящий в употреблении слов и выражений в переносном смысле на основе какой-нибудь аналогии, сходства, сравнения.

Футуризм – новое направление в литературе, которое отрицало русский синтаксис, художественное и нравственное наследие.

«Центрифуга» – московская литературная группа, возникшая в 1913 году.

Список литературы

Основная литература:

1. Лебедев Ю. В. Русский язык и литература. Литература. 10 класс. Учебник для общеобразовательных организаций. Базовый уровень. В 2 ч. Ч. 1. М.: Просвещение, 2016. — 367 с.

Дополнительная литература:

1. Маханова Е. А., Госсман А. Ю. Краткий пересказ. Русская литература. 9-11 классы. Р.-на-Д. Феникс. 2017. — 95 с.

Теоретический материал для углубленного изучения

«Серебряный век» в русской поэзии тесным образом связан с европейскими культурными трендами на рубеже веков. Модернизм, вобравший в себя новые течения, стал доминировать на всём культурном пространстве. В русской литературе этот период ознаменовался ярчайшим творческим взрывом, определившим весь ход последующего литературного процесса в стране.

Термин «серебряный век» возник по аналогии с «золотым веком», веком Пушкина, Лермонтова, Гоголя, Тургенева и других классиков. Наследуя традиции, поэты новой волны вырабатывали поэтический язык, актуальный для своего времени. Многочисленные художественные течения, творческие школы, новаторские концепции подарили миру плеяду звёзд. Бальмонт, Блок, Гумилёв, Ахматова, Маяковский, Мандельштам, Северянин и многие другие – их имена известны всему миру. Александр Блок пишет о своём времени: «Испепеляющие годы! Безумья ль в вас, надежды ль весть?».

Искусство начала XX века претендует не только на открытие новых форм, но и на формирование нового мировоззрения. Главными направлениями, оказавшими влияние на всю литературу XX века, становятся символизм, футуризм и акмеизм.

Символизм как литературное течение зарождается во Франции в 80-х гг. XIX века. Основой художественного метода становится чувственность. Символисты воспроизводят действительность как поток ощущений. Поэзия приобретает характер импровизации, фиксирует «чистые впечатления», избегает обобщений и ищет нечто индивидуальное, единственное в своём роде.

В Россию символизм приходит в 90-х годах XIX века. Русскими символистами первой волны становятся Константин Бальмонт, Валерий Брюсов, Александр Добролюбов, Иннокентий Анненский, Андрей Белый, Александр Блок, Дмитрий Мережковский и ряд других.

Отечественные писатели, в отличие от французов, стремятся преодолеть пессимизм и пассивную покорность судьбе. Они провозглашают лозунг действенного искусства, преобладание творчества над познанием. Материальный мир в их поэтике рисуется как маска, сквозь которую просвечивает потустороннее.

Символисты избегают логического раскрытия темы, они стремятся показать, что мир полон тайн, которые открыть невозможно.

Эта лирика драматична и нередко приобретает эпические черты, раскрывая строй «общезначимых» символов, переосмысливая образы античной и христианской мифологии. Главное место в поэзии отводится звучанию слова, а не его значению. Вот как звукопись филигранно воплощается у Константина Бальмонта:

Вечер. Взморье. Вздохи ветра.

Величавый возглас волн.

Близко буря. В берег бьётся

Чуждый чарам чёрный челн.

В начале XX века символизм выступает как первое крупное модернистское направление в России. С его зарождением и связывают начало Серебряного века русской литературы. Под его влияние попадают почти все новые поэтические школы.

Другое модернистское течение, акмеизм, появляется в русской поэзии как противопоставление крайнему символизму. Слово «akme», в переводе с греческого, означает высшую степень, расцвет и зрелость.

Если для символистов главным является звучание слова, образность мысли, то акмеисты большое значение придают форме и предметности. Они осознанно отказываются от художественной образности, выступая за реалистичный взгляд в поэзии.

Основоположники акмеизма – Николай Гумилёв и Сергей Городецкий. В 1912 году вместе с Осипом Мандельштамом, Владимиром Нарбутом, Анной Ахматовой, Михаилом Зенкевичем и некоторыми другими поэтами они объединяются в кружок «Цех поэтов».

Акмеисты называют своё творчество высшей точкой достижения художественной правды. Они возвращают литературу к жизни, к вещам, к человеку, к природе, без критики или попытки объяснить их тайный смысл. Анна Ахматова, «Песня последней встречи»:

Так беспомощно грудь холодела,

Но шаги мои были легки.

Я на правую руку надела

Перчатку с левой руки.

Это песня последней встречи.

Я взглянула на тёмный дом.

Только в спальне горели свечи

Равнодушно-жёлтым огнём.

В отличие от символизма и футуризма, акмеизм – это сугубо русское течение. Как литературное направление оно просуществовало недолго – около двух лет, но стало абсолютно знаковым явлением в отечественной поэзии. Николай Гумилёв, Осип Мандельштам, Анна Ахматова стали величайшими поэтами в мировой культуре.

Пожалуй, самыми радикальными модернистскими реформаторами выступают футуристы. Литературное течение приходит в Россию из Италии. Футуристы достаточно категорично определяют границы между настоящим и будущим, и ставят перед собой цель разрушить старую художественную традицию и сформировать новую эстетику.

Перенимая опыт символистов, футуристы ставят человека в центр мира, при этом они отказываются от недосказанности, образности и мистицизма. Они первыми в отечественной культуре провозглашают «искусство для масс».

Первый футуристический сборник «Садок Судей» выходит в 1910 году. Среди авторов – Давид и Николай Бурлюки, Велимир Хлебников и Василий Каменский. Авторы «расшифровывали» заглавие так: поэты будущего пока загнаны в клетку (садок), но в будущем именно они станут законодателями (судьями) поэтического вкуса. Книгу печатают на оборотной стороне обоев. По воспоминаниям Каменского, она «с оглушительным грохотом разорвалась… на мирной дряхлой улице литературы».

Футуристы экспериментируют и с формой, и с содержанием поэзии. Они подвергают деформации грамматику языка. Особо активно революционными преобразованиями в области русского языка занимается Велимир Хлебников.

Вечер. Тени.

Сени. Лени.

Мы сидели, вечер пья.

В каждом глазе - бег оленя

В каждом взоре - лет копья.

И когда на закате кипела вселенская ярь,

Из лавчонки вылетел мальчонка,

Провожаемый возгласом:"Жарь!"

И скорее справа, чем правый,

Я был более слово, чем слева.

Если слов для поэтического языка не хватает, поэт придумывает новые:

Усадьба ночью, чингисхань!

Шумите, синие березы.

Заря ночная, заратустрь!

А небо синее, моцарть!

И, сумрак облака, будь Гойя!

Среди разных футуристических направлений как наиболее крупное можно выделить кубофутуристов (Велимир Хлебников, Владимир Маяковский, Давид Бурлюк) и эгофутуристов во главе с Игорем Северяниным.

Кубофутуристы выступают на защиту слова как такового, «слова выше смысла», «заумного слова». А эгофутуристы обогащают словарный запас большим количеством иностранных слов и новообразований.

Таким образом, все виды искусств этого времени пересекаются в едином порыве поиска нового смысла слова и формы художественного воплощения.

Примеры и разборы решения заданий тренировочного модуля

Единичный выбор.

Что акмеисты называли высшей точкой достижения художественной правды?

Творчество;

Реальность;

Общение.

Правильный вариант ответа:

Творчество.

Если для символистов главным является звучание слова, образность мысли, то акмеисты большое значение придают форме и предметности. Они осознанно отказываются от художественной образности, выступая за реалистичный взгляд в поэзии.

Основоположники акмеизма – Николай Гумилёв и Сергей Городецкий. В 1912 году вместе с Осипом Мандельштамом, Владимиром Нарбутом, Анной Ахматовой, Михаилом Зенкевичем и некоторыми другими поэтами они объединяются в кружок «Цех поэтов». Акмеисты называют своё творчество высшей точкой достижения художественной правды.

Единичный выбор

Кто автор этих строчек?

«Испепеляющие годы!

Безумья ль в вас, надежды ль весть?

От дней войны, от дней свободы -

Кровавый отсвет в лицах есть»

Варианты:

А. Блок

А. Ахматова

В. Маяковский

Правильный ответ:

А. Блок

Термин «серебряный век» возник по аналогии с «золотым веком», веком Пушкина, Лермонтова, Гоголя, Тургенева и других классиков. Наследуя традиции, поэты новой волны вырабатывали поэтический язык, актуальный для своего времени. Многочисленные художественные течения, творческие школы, новаторские концепции подарили миру плеяду звёзд. Бальмонт, Блок, Гумилёв, Ахматова, Маяковский, Мандельштам, Северянин и многие другие – их имена известны всему миру. Александр Блок пишет о своём времени: «Испепеляющие годы! Безумья ль в вас, надежды ль весть?».

Шедевры мировой поэзии в нашем фонде

 

1. Абу-ль-Фарадж Аль-Исфахани.
 Книга песен: пер.  с араб. / Абу-ль-Фарадж Аль-Исфахани. - М.: Наука, 1980. - 671с. 

2. Английская поэзия в русских переводах. ХIV - XIX века = English Verse in Russian Translation. 14th - 19th Centuries (на англ. и рус.яз.): сборник / сост.: М.П. Алексеев и др. - М.: Радуга, 1984.

3. Антокольский Павел Григорьевич.
 Стихотворения и поэмы / Антокольский Павел Григорьевич. - 2-е изд. - Ленинград: Советский писатель, 1982. - 783с. - (Библиотека поэта. Большая серия). 

4. Антология кубинской поэзии XIX-XX веков=Antologia de la poesia cubana.Siglos XIX-XX: пер. с исп. - М.: Худож. лит., 1982. - 367с.: ил. 

5. Антология английской поэзии / Ред.Н.Гумилев. - М.: АРТ-ФЛЕКС, 2000. - 287с. 

6. Антология новой английской поэзии. - [Переизд. 1937г.]. - М.: Захаров, 2002. - 400с.

7. Анненский Иннокентий Федорович.
 Стихотворения и трагедии / Анненский Иннокентий Федорович. - Ленинград: Советский писатель.Ленингр.отд-ние, 1990. - 640с.: 8 ил.,1л.портр. - (Библиотека поэта. Большая серия: 3-е изд.). 

8. Астафьева Наталья.
 Польские поэты ХХ века: Антология. Т.1 / Астафьева Наталья, В. Британишский. - СПб.: Алетейя, 2000. - 464с. 

9. Астафьева Наталья.
 Польские поэты ХХ века: Антология. Т.2 / Астафьева Наталья, В. Британишский. - СПб.: Алетейя, 2000. - 464с.

10. Ахмадулина Белла.
 Избранное: стихи / Ахмадулина Белла. - Москва: Советский писатель, 1988. - 480с.: ил.

11. Ахмадулина Белла Ахатовна.
 Вишневый сад: [стихотворения] / Ахмадулина Белла Ахатовна. - Москва: АСТ: Астрель, 2011. - 352с. - (Стихи о любви). 

12. Ахмадулина Белла.
 Нечаяние.1996-1999: Стихи, дневник / Ахмадулина Белла. - М.: Подкова, 2000. - 216с.: [8]л.ил.

13. Ахмадулина Белла Ахатовна.
 Стихотворения / Ахмадулина Белла Ахатовна. - М.: Профиздат, 2001. - 304с. - (Поэзия XX века)

14. Ахматова Анна Андреевна.
 Сочинения. В 2т. Т.1 : Стихотворения и поэмы / Ахматова Анна Андреевна. - М.: Правда, 1990. - 447с.: ил. - (Б-ка "Огонек").

15. Ахматова Анна Андреевна.
 Сочинения. В 2т. Т.2 : Проза. Переводы / Ахматова Анна Андреевна. - 2-е изд.; испр. и доп. - М.: Худож.лит., 1990. - 494с.: ил.

16. Ахматова Анна Андреевна.
 Дыхание песни: кн. переводов / Ахматова Анна Андреевна; сост. и примеч. В. Бояринова. - Москва: Советская Россия, 1988. - 320с. 

17. Ахматова Анна Андреевна.
 Поэма без героя. Ахматовские зеркала: комментарий актрисы / Ахматова Анна Андреевна, Демидова Алла Сергеевна. - М.: ПРОЗАиК, 2009. - 400с.: ил., фот.

18. Ахматова Анна Андреевна.
 Стихотворения и поэмы / Ахматова Анна Андреевна. - М.: Профиздат, 2001. - 304с. - (Поэзия XX века). 

19. Ахматова Анна Андреевна.
 Стихотворения. Поэмы. Автобиографическая проза / Ахматова Анна Андреевна. - М.: Слово/Slovo, 2000. - 768с. - (Пушкинская библиотека). 

20. Багровое светило: стихи зарубежных стран / под ред. П. Антокольского. - М.: Прогресс, 1974. - 216с. - (Мастера поэтического перевода)

21. Бамбук в снегу: корейская лирика YIII-ХIХ веков. - М.: Наука, 1978. - 327с.

22. Баратынский Евгений Абрамович.
 Поэзия. Проза. Публицистика / Боратынский Евгений Абрамович, Ф. И. Тютчев; Гл. ред. Д.В. Тевекелян; Сост. С.Г.Бочаров. - М.: Слово/Slovo, 2001. - 680с. - (Пушкинская библиотека)

23. Баратынский Евгений Абрамович.
 Стихотворения / Баратынский Евгений Абрамович. - М.: Прогресс-Плеяда, 2001. - 400с.: ил. - (Библиотека моих детей. Русские поэты)

24. Басе Мацуо.
 Великое в малом: Пер. с яп., старояп. / Басе Мацуо. - 2-е изд.; испр.и доп. - СПб.: Кристалл, 2000. - 544с. - (Библиотека мировой литературы. Восточная серия). 

25. Басё Мацуо.
 Хайку: пер. с яп. / Басё Мацуо. - Москва: Фортуна ЭЛ, 2009. - 128с.: ил.

26. Батюшков Константин Hиколаевич.
 Стихотворения / Батюшков Константин Hиколаевич. - Москва: Советская Россия, 1979. - 303с.: ил. - (Поэтическая Россия).

27. Беранже Пьер Жан.
 Песни: Пер.с фр. / Беранже Пьер Жан. - М.: Молодая гвардия, 1987. - 128с.: илл. - (Школьная библиотека). 

28. Берггольц Ольга Федоровна.
 Собрание сочинений. В 3т. Т.1 : Стихотворения 1924-1941; Проза 1930-1941 / Берггольц Ольга Федоровна. - Л.: Худож. лит. Ленингр. отд-ние, 1988. - 678с.: ил. 

29. Берггольц Ольга Федоровна.
 Собрание сочинений. В 3т. Т.2 : Стихотворения и поэмы, 1941-1953; Проза, 1941-1954 / Берггольц Ольга Федоровна. - Л.: Худож. лит. Ленингр. отд-ние, 1989. - 429с.: ил. 

30. Берггольц Ольга Федоровна.
 Собрание сочинений. В 3т. Т.3 : Стихотворения и поэма. Пьесы. Проза (1954-1975) / Берггольц Ольга Федоровна. - Л.: Худож.лит., 1990. - 528с. 

31. Бернс Роберт.
 Джон Ячменное Зерно: сборник / Бернс Роберт. - М.: Зеркало-М, 1998. - 224с. - (Имена).

32. Блейк Уильям .
 Избранное : Пер. с англ. / Блейк Уильям .  - М.: ОЛМА-Пресс, 2000. - 176с.: ил. - (Английская поэзия в переводах С. Маршака)

33. Блейк Уильям.
 Песни Невинности и опыта: На англ. и рус. яз. / Блейк Уильям. - СПб.: Азбука, 2000. - 272с. - (Азбука-классика) 

34. Блок Александр Александрович.
 Избранное / Блок Александр Александрович. - М.: АСТ: Олимп, 1996. - 528с. - (Школа классики).

35. Браунинг Роберт.
 Стихотворения: пер. с англ. / Браунинг Роберт. - М.: Худож. лит.Ленигр. отд-ние, 1981. - 184с. 

36. Бродский Иосиф.
 Перемена империи: Стихотворения 1960-1996 / Бродский Иосиф. - М.: Независимая газета, 2001. - 654с. - (Поэзия)

37. Бродский Иосиф Александрович.
 
Стихотворения. Поэмы / Бродский Иосиф Александрович. - М.: Слово/Slovo, 2001. - 718с. - (Пушкинская библиотека)

38. Бродский Иосиф.
 Часть речи: избранные стихи 1962-1989 / Бродский Иосиф. - М.: Худож.лит., 1990. - 528с. 

39. Бунин Иван Алексеевич.
 Ливни золотые: стихотворения / Бунин Иван Алексеевич. - Москва: Эксмо-Пресс, 1998. - 400с.: фот. - (Домашняя библиотека поэзии).

40. Бунин Иван Алексеевич.
 Стихотворения / Бунин Иван Алексеевич. - М.: Профиздат, 2000. - 256с. - (Поэзия XX века).

41. Бунин Иван Алексеевич.
 Стихотворения и переводы / Бунин Иван Алексеевич. - М.: Современник, 1986. - 528с. - (Классическая библиотека "Современника").

42. Бунин Иван Алексеевич.
 Тропами потаенными: Стихотворения / Бунин Иван Алексеевич. - М.: ООО Изд.дом"Летопись-М", 1999. - 464с. - (Мир поэзии).

43. Великое Древо: поэты Востока в переводах Сергея Северцева / отв. ред. Г.Ю. Алиев. - Москва : Наука, 1984. - 608с.

44. Венгерская поэзия. ХХ век: на венг. и русс. языках. - М.: Худож.лит., 1982. - 560с. - (Европейская поэзия.ХХ век).

45. Венок Hеруде. - М.: Худож.лит., 1974. - 480 с.: ил.

46. Венок России Кобзарю: стихи российских поэтов о Т.Г. Шевченко / сост.: В.Г. Крикуненко, Ю.А. Саенко. - Москва: Советская Россия, 1989. - 320с.

47. Верлен Поль.
 Калейдоскоп: Стихотворения: Пер.с фр. / Верлен Поль. - М.: Летопись, 1999. - 288с. - (Мир поэзии). 

48. Верлен Поль.
 Романсы без слов: Пер.с фр. / Верлен Поль. - СПб.: Терция:Кристалл, 1999. - 448с. - (Библиотека мировой литературы. Малая серия)

49. Ветви ивы: Китайская классика: Пер. с кит. - М.: Летопись-М, 2000. - 576с.: ил. - (Мир поэзии).

50. Вийон Франсуа.
 Сочинения: пер. с фр. / Вийон Франсуа. - М: Летопись, 1998. - 376с. - (Мир поэзии).

51. Вийон Франсуа.
 Завещание: пер. с фр. / Вийон Франсуа. - Харьков : Фолио, 2009. - 288с. 

52. Вознесенский Андрей Андреевич.
 Собрание сочинений. В 3т. Т.1 : Стихотворения; Поэмы; Мне четырнадцать лет; Рифмы прозы / Вознесенский Андрей Андреевич. - М.: Худож. лит., 1983. - 464с.: ил.

53. Вознесенский Андрей Андреевич.
 Собрание сочинений. В 3т. Т.2 : Стихотворения и поэмы; Структура гармонии; Рифмы прозы / Вознесенский Андрей Андреевич. - М.: Худож. лит., 1984. - 544с.

54. Вознесенский Андрей Андреевич.
 Собрание сочинений. В 3т. Т.3 : Стихотворения и поэмы; Рифмы прозы / Вознесенский Андрей Андреевич. - М.: Худож. лит., 1984. - 496с. 

55. Вознесенский Андрей Андреевич.
 Лирика / Вознесенский Андрей Андреевич. - М.: Эксмо, 2005. - 352с.: ил.

56. Вольная русская поэзия XVIII-XIX веков: Сборник стихотворений. - М.: Худож.лит., 1975. – 624 с.

57. Восемьдесят звезд из галактики Тютчева = Eighty Stars from Tyutchev`s galaxy: оригиналы и переводы на английский язык / авт. пер., вступ. ст. и примеч. А. Покидов. - Москва: ПолиграфАтельеПлюс, 2003. - 304с. - (Лирическая Россия=Lyric Russia).

58. Вяземский Петр Андреевич.
 Стихотворения / Вяземский Петр Андреевич. - 3-е изд. - Ленинград: Советский писатель. Ленингр.отд-ние, 1986. - 544с. - (Библиотека поэта: Большая серия). 

59. Гамзатов Расул Гамзатович.
 Берегите матерей: поэма : пер. с авар. / Гамзатов Расул Гамзатович. - Москва: Советская Россия, 1982. - 72с. 

60. Гамзатов Расул Гамзатович.
 Мой Дагестан / Гамзатов Расул Гамзатович. - М.: Известия, 1977. - 432с. - (Б-ка "Дружбы народов"). 

61. Гамзатов Расул Гамзатович.
 Четки лет: Лирика: Пер. с авар. / Гамзатов Расул Гамзатович. - М.: Худож. лит., 1986. - 399с.: ил. - (Классики и современники. Поэтич. б-ка).

62. Гарсиа Лорка Федерико.
 Избранные произведения. В 2т.: Пер.с исп. Т.1 : Стихи;Театр;Проза / Гарсиа Лорка Федерико; Сост.Л.Осповата. - М.: Худож. лит., 1986. - 478с.: ил. 

63. Гарсиа Лорка Федерико.
 Избранные произведения. В 2т.: Пер.с исп. Т.2 : Стихи;Театр;Проза / Гарсиа Лорка Федерико. - М.: Худож.лит., 1986. - 478с.: ил.

64. Гарсиа Лорка Федерико.
 Романс обреченного / Гарсиа Лорка Федерико. - М.: Зеркало-М, 1998. - 256с. - (Имена).

65. Гете Иоганн Вольфганг.
 Собрание сочинений. В 10т.: пер. с нем. Т.1 : Стихотворения / Гете Иоганн Вольфганг. - М.: Худож.лит., 1975. - 524с.

66. Гете Иоганн Вольфганг.
 Жизнь все же хороша: Сто стихотворений: На рус. и нем.яз. / Гете Иоганн Вольфганг. - М.: Текст, 2000. - 384с. 

67. Гете Иоганн Вольфганг.
 Стихотворения: пер. с нем. / Гете Иоганн Вольфганг. - М.: Худож.лит., 1979. - 382с. - (Классики и современники. Поэтическая библиотека). 

68. Гильен Николас.
 Третья молодость: стихи: пер. с исп. / Гильен Николас. - М.: Худож.лит., 1972. - 223с.

69. Гимн любви: Трехтомное изд. избр. лирики поэтов мира. Т.1 : Лирика русских поэтов. - М.: Молодая гвардия, 1991. - 544с.: ил. 

70. Гимн любви: Трехтомное изд. избр. лирики поэтов мира. Т.2 : Лирика поэтов народов СССР. - М.: Молодая гвардия, 1991. - 640с.: ил.

71. Голос яшмовой флейты: Из китайской классической поэзии в жанре ЦЫ / ред. Г. Ярославцев. - М.: Худож. лит., 1988. - 424с.

72. Голоса вещей: послевоенная японская поэзия: пер. с яп. - М.: Радуга, 1988. - 256с.

73. Гумилев Николай Степанович.
 Сочинения. В 3т. Т.1 : Стихотворения и поэмы / Гумилев Николай Степанович. - М.: Худож. лит., 1991. - 592с.

74. Для жизни рожденные: Стихи итальянских поэтов / Сост. Д.Фьюмара, М.Милани, В.Палаццо. - М.: Радуга, 1986. - 240с. 

75. Донн Джон.
 Песни и песенки.Элегии.Сатиры: На англ.и рус.яз. / Донн Джон. - СПб.: Симпозиум, 2000. - 672с. - (Symposium).

76. Донн Джон.
 Стихотворения / Донн Джон. - М.: Худож.лит., 1973. – 168 с.

77. Ду Фу.
 Сто печалей: Стихотворения / Ду Фу. - СПб.: Кристалл, 2000. - 576с. - (Библиотека мировой литературы. Малая серия).

78. Есенин Сергей Александрович.
 Стихотворения и поэмы / Есенин Сергей Александрович. - М.: Профиздат, 2006. - 288с. - (Поэзия XX века). 

79. Есенин Сергей Александрович.
 Стихотворения. Поэмы / Есенин Сергей Александрович. - М.: Слово/Slovo, 2001. - 680с. - (Пушкинская библиотека).

80. Жасминовая песнь. Из тамил. поэзии эпохи Сангама (III-IVвв.): сборник: пер. с тамил. / сост. А. Ибрагимова. - М.: Худож. лит., 1982. - 157с.: ил.

81. Жуковский Василий Андреевич.
 Поэзия / Жуковский Василий Андреевич, К. Н. Батюшков. - М.: Слово/Slovo, 2000. - 672с. - (Пушкинская библиотека).

82. Жуковский Василий Андреевич.
 Стихотворения / Жуковский Василий Андреевич. - Москва: Советская Россия, 1974. - 303с. - (Поэтическая Россия).

83. Жуковский Василий Андреевич.
 Стихотворения, поэмы / Жуковский Василий Андреевич. - 3-е изд. - Ленинград: Советский писатель, 1958. - 475с. - (Библиотека поэта. Малая серия). 

84. Зарубежная поэзия в переводах В.А. Жуковского. В 2т. Т.1 / сост. А.А. Гугнина. - М.: Радуга, 1985. - 606с.: ил.

85. Зарубежная поэзия в переводах В.А. Жуковского. В 2т. Т.2 / сост. А.А. Гугнин. - М.: Радуга, 1985. - 606с.: ил.

86. Зарубежная поэзия в русских переводах. От Ломоносова до наших дней. - М.: Прогресс, 1968. - 400с. 

87. Зиедонис Имантс Янович.
 Не считай шаги, путник: пер. с латыш. / Зиедонис Имантс Янович. - М.: Молодая гвардия, 1989. - 240с.: ил. - (Отечество.Старое.Hовое.Вечное). 

88. Зиедонис Имантс Янович.
 . ..обе двери открыты...: стихи и поэмы : пер. с латыш. / Зиедонис Имантс Янович. - Москва: Советский писатель, 1990. - 256с.

89. Из каталонской поэзии: пер. с каталан. / сост.: З. Плавскина, В. Багно. - Л.: Худож.лит., 1984. - 231с.: ил.

90. Издревле сладостный союз: антология поэзии пушкинской поры. Кн.2 / сост. В. Журавлева. - Москва: Советская Россия, 1984. - 348с. 

91. Как сердцу высказать себя...: Стихи русских поэтов в XIX в. / Сост.М.П.Громова. - М.: Молодая гвардия, 1986. 

92. Как слово наше отзовется...: Избр. лирика. - М.: Правда, 1986. - 701с.: ил. 

93. Капля росы: Японские пятистишия. Пер.с яп. - М.: ООО Изд.дом"Летопись-М", 1999. - 396с. - (Мир поэзии).

94. Китайская пейзажная лирика. Т.1 / Сост., ред. И.С.Лисевич. - М.: Муравей-Гайд, 1999. - 319с.

95. Китайская пейзажная лирика. Т.2 / Сост., ред. И.С.Лисевич. - М.: Муравей-Гайд, 1999. - 240с. 

96. Китайская поэзия: пер. с кит. - М.: Наука, 1982. - 239с.

97. Китс Джон.
 Стихотворения.Поэмы: Пер.с англ. / Китс Джон. - М.: РИПОЛ КЛАССИК, 1998. - 416с. - (Бессмертная библиотека.Зарубежные классики). 

98. Классическая японская поэзия: пер. с яп. / [ред.-сост. О.В. Константинова]. - Москва: Дом Славянской книги, 2013. - 320с.: ил., [8] л. цв. ил.

99. Клюев Николай.
 Последний Лель: проза поэтов есенинского круга / Клюев Николай, П. Карпов; сост. С.С. Куняев. - М.: Современник, 1989. - 574с.

100. Клюев Н.А.
 Стихи: сборник / Н. А. Клюев, С. А. Клычков, П. В. Орешин. - М.: Синергия, 1997. - 448с.: ил. - (Новая школьная библиотека)

101. Клюев Николай Алексеевич.
 Стихотворения и поэмы / Клюев Николай Алексеевич. - Ленинград: Советский писатель, 1977. - 560с. 

102. Книга песен: из европейской лирики 13-16 веков. – М.: Московский рабочий, 1986. - 638с. - (Однотомники классической литературы).

103. Колесо фортуны. Ваганты / Сост.В.Б.Муравьев. - М.: Летопись, 1998. - 512с. - (Мир поэзии).

104. Колесо фортуны: из европейской поэзии 17 века : сборник. - Москва: Московский рабочий, 1989. - 638с. - (Однотомники класической литературы ). 

105. Кохановский Ян.
 Стихотворения: пер. с пол. и лат. / Кохановский Ян. - М.: Худож.лит., 1980. - 191с. 

106. Лермонтов Михаил Юрьевич.
 Поэзия; Драматургия; Проза / Лермонтов Михаил Юрьевич. - М.: Слово/SLOVO, 2000. - 638с. - (Пушкинская библиотека). 

107. Ли Цин-Чжао.
 Строфы из граненой яшмы: пер. с кит. / Ли Цин-Чжао. - Москва: Худож.лит., 1974.- 101с.

108. Лирика Вагантов: Колесо фортуны: Немецкая народная поэзия в переводах / Сост.Н.Р.Малиновская. - М.: Зеркало-М, 1998. - 192с. - (Имена).

109. Лиры и трубы: русская поэзия XVIII века. - Киев: Веселка, 1981. - 335с.

110. Лонгфелло Генри.
 Песнь о Гайавате. Стихотворения и поэмы: пер. с англ. / Лонгфелло Генри, У. Уитмен. - М.: Худож.лит., 1976. - 527с.: ил. - (Библиотека всемирной литературы, Т.119. Серия 2-я).

111. Майков Аполлон Николаевич.
 Румяный парус: стихотворения / Майков Аполлон Николаевич. - М.: Дет.лит., 1981. - 112с.: ил. - (Школьная библиотека). 

112. Мандельштам Осип Эмильевич.
 "И ты, Москва, сестра моя, легка. ..": Стихи, проза, воспоминания, материалы к биографии; Венок Мандельштаму / Мандельштам Осип Эмильевич. - Москва: Московский рабочий, 1990. - 560с. - (Московский Парнас). 

113. Маяковский Владимир.
 Стихотворения; Поэмы; Пьесы / Маяковский Владимир. - М.: Худож.лит., 1969. - 736с.: ил. - (Библиотека всемирной литературы. Литература XX века, Т.168. Серия 3-я).

114. Мей Л.А.
 Избранные произведения / Л. А. Мей. - Москва-Ленинград: Советский писатель, 1962. - 483с. - (Библиотека поэта).

115. Мицкевич Адам.
 Лирика: пер. с пол. / Мицкевич Адам. - М.: Худож.лит., 1963. - 198с. 

116. Мицкевич Адам.
 Сонеты / Мицкевич Адам. - Л.: Наука.Ленингр.отд-ние, 1976. - 344с. - (Литературные памятники).

117. Мицухару Канэко.
 Из современной японской поэзии: сборник: пер. с яп. / Мицухару Канэко, Тацудзи Миёси. - М.: Прогресс, 1981. - 200с. - (Из национальной поэзии).

118. Мориц Юнна Петровна.
 Лицо: стихотворения,поэмы / Мориц Юнна Петровна. – М.: Русская книга, 2000. -544с.: ил. - (Поэтическая Россия)

119. "Мы жили тогда на планете другой...". В 4кн.: антология поэзии русского зарубежья.1920-1990 (Первая и вторая волна). Кн.1 / сост. Е.В. Витковского. – М.: Московский рабочий, 1995. - 496с. 

120. "Мы жили тогда на планете другой...". В 4кн.: антология поэзии русского зарубежья. 1920-1990 (Первая и вторая волна). Кн.2 / сост. Е.В. Витковского. – М.: Московский рабочий, 1994. - 464с.

121. "Мы жили тогда на планете другой...". В 4кн. : антология поэзии русского зарубежья. 1920-1990 (Первая и вторая волна). Кн.3 / сост. Е.В. Витковского. – М.: Московский рабочий, 1994. - 400с.

122. "Мы жили тогда на планете другой...". В 4кн.: антология поэзии русского зарубежья. 1920-1990 (Первая и вторая волна). Кн.4 / сост. Е.В. Витковского. - Москва: Московский рабочий, 1997. - 384с. 

123. Начало света: страницы зарубежной поэзии ХХ века / Сост.М.Курганцева. - М.: Правда, 1990. - 480с. 

124. Наше время. Антология современной поэзии: стихотворения, биограф. ст., библиогр. / сост. Б. Лукин. - Москва: Литературный ин-т им.А.М.Горького; Нижний Новгород: Вертикаль.XXI век: Литературный фонд"Дорога жизни", 2009. - 416с. - (Наше время). 

125. Некрасов Николай Алексеевич.
 Стихотворения; Поэмы / Некрасов Николай Алексеевич. - М.: АСТ: Олимп, 1996. - 688с. - (Школа классики).

126. Немецкая поэзия XVII века. - М.: Худож.лит., 1976. - 205с. 

127. Низами.
 Семь красавиц: поэма: пер. с перс. / Низами. - М.: Худож.лит., 1959. - 394с.: ил.

128. Низами. - Ленинград: Советский писатель.Ленингр.отд-ние, 1981. - 791с. -
 (Библиотека поэта. Большая серия: 2-е изд.).

129. Новые голоса: стихи современных французских поэтов. - М.: Прогресс, 1981. - 432с. 

130. Огума Хидэо.
 Из современной японской поэзии: пер. с яп. / Огума Хидэо, Кондо Ёсими; сост.
 Мамонов А. - М.: Прогресс, 1971. - 223с.

131. Ода о драконах, летящих к небу: пер. со среднекорейского / стихотвор. переложение Е.Н. Кондратьевой; вступ. ст., пер. с ханмуна, примеч. Е.Н. Кондратьевой, О.М. Мазо. - Москва: Восточная литература РАН, 2011. - 240с. - (Orientalia et Classica. Труды Института восточных культур и античности, Вып. 37. Восток и античность в классических текстах # 3). - Библиогр.: с. 233-236. - Парал. тит. л. 

132. Осенняя хризантема: Стихотворения Тао Юань-мина (IV-Vвв.): Пер.с кит. - СПб.: Петербургское Востоковедение, 2000. - 224с.: ил. - (Драгоценные строфы китайской поэзии, Кн.3).

133. Петефи Шандор.
 Лирика: пер. с венг. / Петефи Шандор. - М.: Худож.лит., 1973. - 190с. 

134. Племя младое...: стихи русских поэтов. - Благовещенск: Амурское отделение Хабаровского книжного изд-ва, 1984. - 511с. 

135. По Эдгар Аллан.
 Ворон: полн. собр. стихотворений / По Эдгар Аллан. - СПб.: Терция: Кристалл, 1999. - 448с. - (Библиотека мировой литературы. Малая серия).

136. По Эдгар Аллан.
 Стихотворения; Рассказы; Эссе / По Эдгар Аллан. - М.: РИПОЛ КЛАССИК, 1999. - 832с.: ил. - (Бессмертная библиотека).

137. Польская романтическая поэма XIX века: пер. с пол. - М.: Худож.лит., 1982. - 343с. Содерж.авт.:А.Мицкевич,А.Мальчевский,С.Гощинский,Ю.Словацкий,Г.Зелинский, Р.Бервинский. 

138. Польские поэты: пер. с пол. - М.: Худож.лит., 1978. - 365с. Астафьева Наталья.
 Польские поэты ХХ века: Антология. Т.1 / Астафьева Наталья, В. Британишский. - СПб.: Алетейя, 2000. - 464с. 

139. Потье Эжен.
 Песни. Стихи. Поэмы / Потье Эжен. - М.: Наука, 1966. - 287с. 

140. Поэзия английского романтизма XIX века: Вильям Блейк, Вальтер Скотт, Сэмюель Тэйлор Кольридж, Вильям Вордсворт, Роберт Саути, Томас Мур, Джордж Гордон Байрон, Перси Биши Шелли, Джон Китс: пер. с англ. - М.: Худож.лит., 1975. - 671с.: ил. - (Библиотека всемирной литературы, серия вторая; Т.125).

141. Поэзия второй половины XIX века / Гл.ред.Д.В.Тевекелян;Сост.Е.Иванова. - М. : Слово/Slovo, 2001. - 648с. - (Пушкинская библиотека).

142. Поэзия испанского Возрождения: пер. с исп. / сост. В. Столбова. - М.: Худож.лит., 1990. - 591с.

143. Поэзия Латинской Америки: пер. с исп.; порт.; фр. - М.: Худож.лит., 1975. - 720с.: ил. - (Библиотека всемирной литературы, серия третья; Т.170).

144. Поэзия Микеланджело: пер. с итал. / сост. Б.Н. Дудочкин. - М.: Искусство, 1992. - 144с.

145. Поэзия народов СССР IV - XVIII веков. - М.: Худож.лит., 1972. - 863с.: ил. - (Библиотека всемирной литературы, серия первая; Т.55).

146. Поэзия народов СССР XIX - начала XX века. - М.: Худож.лит., 1977. - 832с.: ил. - (Библиотека всемирной литературы, серия вторая; Т.102).

147. Поэзия русского зарубежья / Гл.ред.Д.В.Тевекелян;Сост.О.И.Дарк. - М.: Слово/Slovo, 2001. - 799с. - (Пушкинская библиотека). 

148. Поэзия США: сборник: пер. с англ. / сост. А. Зверева. - М.: Худож.лит., 1982. - 831с. - (Библиотека литературы США).

149. Поэзия трубадуров. Поэзия миннезингеров. Поэзия вагантов. - М.: Худож.лит., 1974. - 576с.: ил. - (Библиотека всемирной литературы, серия первая; Т.23).

150. Поэзия Франции. Век XIX: пер. с фр. - М.: Худож.лит., 1985. - 464с. 

151. Поэзия ЧССР. XX век: пер. с чеш. - М.: Худож.лит., 1983. - 592с. - (Европейская поэзия).

152. Поэты 18 века. В 2т. Т.1. - Ленинград: Советский писатель.Ленингр.отд-ние, 1972. - 623с. - (Библиотека поэта. Большая серия: 2-е изд)

153. Поэты 18 века. В 2т. Т.2. - Ленинград: Советский писатель.Ленингр.отд-ние, 1972. - 588с. - (Библиотека поэта.  Большая серия: 2-е изд.)

154. Поэты - лауреаты Нобелевской премии: антология / Прюдом Сюлли, Ф. Мистраль, Кардуччи Дж. и др.; ред.-сост. О. Жданко. - М.: Панорама, 1997. - 608с. - (Библиотека"Лауреаты Нобелевской премии"). - В содерж.авт.: Хименес, Квазимодо, Перс,Сеферис,Закс,Неруда,Монтале,Алейсандре,Элитис,Милош,Сейферт,Бродский,Пас,Уолкотт,Хини,Шимборская.

155. Поэты начала 19 века. - 3-е изд. - Ленинград: Советский писатель, 1961. - 658с. - (Библиотека поэта. Малая серия).

156. Поэты пушкинского круга / сост. В.В. Кунина. - М.: Правда, 1983. - 686с.

157. Поэты-радищевцы / сост. П.А. Орлова. - Ленинград : Советский писатель.Ленингр.отд-ние, 1979. - 588с. - (Библиотека поэта. Большая серия: 2-е изд.).

158. Поэты революционного народничества. - Л.: Худож.лит., 1967. - 264с.: ил. 

159. Поэты Северной Англии. - М.: Радуга, 1988. - 206с.

160. Поэты 1820-1830-х годов. В 2т. Т.1. - Ленинград: Советский писатель.Ленингр.отд-ние, 1972. - 792с.: ил. - (Библиотека поэта. Большая серия: 2-е изд.).

161. Поэты 1820-1830-х годов. В 2т. Т.2. - Ленинград: Советский писатель.Ленингр.отд-ние, 1972. - 766с. - (Библиотека поэта. Большая серия: 2-е изд.)

162. Поэты 1840-1850-х годов. - Ленинград: Советский писатель.Ленингр.отд-ние, 1972. - 540с. - (Библиотека поэта. Большая серия: 2-е изд.).

163. Поэты 1880-1890-х годов. - Ленинград: Советский писатель.Ленингр.отд-ние, 1972. - 724с. - (Библиотека поэта. Большая серия: 2-е изд.).

164. Поэты тютчевской плеяды / сост.: В. Кожинов, Е. Кузнецова. - Москва: Советская Россия, 1982. - 400с. : ил. 

165. Прозрачная тень: Поэзия эпохи Мин (XIV-XVIIвв.): Сб.: Пер.с кит. / Ред.-сост. И.С.Смирнов. - СПб.: Петербургское Востоковедение, 2000. - 352с.: ил. - (Драгоценные строфы китайской поэзии, Кн.2 ). 

166. Пушкин Александр Сергеевич.
 Золотой том: Собрание сочинений / Пушкин Александр Сергеевич; Ред. Б. Томашевского. - Изд. испр. и доп. - М.: Корона-принт, 1999. - 976с.: ил. 

167. Пушкин Александр Сергеевич.
 Стихотворения; Поэмы; Сказки / Пушкин Александр Сергеевич. - М. : Худож.лит., 1977. - 784с.: ил. - (Библиотека всемирной литературы). - (серия вторая; Т.103).

168. 500 жемчужин всемирной поэзии. - Симферополь: Квадранал; Ростов н/Д: Феникс, 1999. - 416с. - (Всемирная библиотека поэзии).

169. Рейн Евгений Борисович.
 Арка над водой: сб. стихов / Рейн Евгений Борисович. - М.: Олимп: Астрель: АСТ, 2000. - 368с. 

170. Рембо Артюр.
 Стихотворения: пер. с фр. / Рембо Артюр; предисл. Ж. Мартена ; сост., послесл. и коммент. М. Яснова. - Москва: Текст, 2011. - 320с.

171. Родник жемчужин: персидско-таджикская классическая поэзия / сост. М.-Н.О. Османов. - Москва: Московский рабочий, 1979. - 512с.

172. Ронсар Пьер де.
 О вечном: избранная лирика: пер. с фр. / Ронсар Пьер де. - М.: ООО Изд.дом"Летопись-М", 1999. - 288с. - (Мир поэзии). 

173. Рубцов Николай Михайлович.
 Стихотворения / Рубцов Николай Михайлович. - Москва: Профиздат, 2007. - 304с. - (Поэзия XX века).

174. Русская любовная лирика: От Державина до Бродского: субъективная антология / сост. В.П. Кочетов. - М.: Согласие, 2000. - 480с.

175. Русская поэзия середины 19 века. - Москва: Московский рабочий, 1985. - 400с. - (Школьная библиотека).

176. Русский сонет: 18-начала 20 века / сост. В.С. Совалина. – М.: Московский рабочий, 1986. - 557с. - (Однотомники классической литературы). 

177. Русский сонет: Сонеты русских поэтов начала 20 века и советских поэтов / сост. Б. Романова. - Москва: Советская Россия, 1987. - 608с. 

178. Руставели Шота.
 Витязь в тигровой шкуре: пер. с груз. / Руставели Шота. - М.: Худож.лит., 1969. - 368с.: ил. - (Библиотека всемирной литературы, серия первая; Т.27).

179. Самойлов Давид.
 Из последних стихов / Самойлов Давид. - Таллинн: Александра, 1992. - 78с.

180. Самойлов Давид Самойлович.
 "Мне выпало все...": Стихотворения, поэмы / Самойлов Давид Самойлович. - М.: Время, 2000. - 624с. - (Поэтическая библиотека). 

181. Светлый источник: средневековая поэзия Китая, Кореи, Вьетнама / сост. Е.М. Дьяконова. - М.: Правда, 1989. - 480с.

182. Слуцкий Борис.
 Записки о войне: Стихотворения, баллады / Слуцкий Борис. - СПб.: LOGOS, 2000. - 352с.: ил. 

183. Слуцкий Борис Абрамович.
 Странная свобода: Книга стихов / Слуцкий Борис Абрамович. - Москва: Русская книга, 2001. - 335с. - (Поэтическая Россия).

184. Слуцкий Борис Абрамович.
 Я историю излагаю... / Слуцкий Борис Абрамович. - М.: Правда, 1990. - 478с. - (Библиотека журнала "Знамя) 

185. Сонет серебряного века. Русский сонет конца XIX-начала XX века: [сборник] / [сост. О.И. Федотова]. - 2-е изд., испр. и доп. - М.: Флинта: Наука, 2005. - 800с. - Содерж.: авт.: И. Анненский, А. Ахматова, С. Городецкий и др.

186. Стихи норвежских поэтов.  XIXвек. - М.: Худож.лит., 1984. - 206с. 

187. Сто стихотворений ста поэтов: Старинный изборник японской поэзии VII-XIIIвв.: Пер. с яп. - 4-е изд., испр. - М.: Летний Сад; СПб.: Журнал "Нева", 1999. - 288с.

188. Страницы избранной зарубежной лирики / сост. Г. Фролов. - М.: Молодая гвардия, 1989. - 288с.: ил. 

189. Су Дун По.
 Стихи; Мелодии; Поэмы: пер. с кит. / Су Дун По; сост. И. Голубев. - М.: Худож.лит., 1975. - 288с.

190. Сухой тростник: Поэзия эпохи Тан (VII-Xвв.): Пер.с кит. / Ред.-сост. И.С.Смирнов. - СПб.: Петербургское Востоковедение, 1999. - 256с.: ил. - (Драгоценные строфы китайской поэзии, Кн.1 ).

191. Тагор Рабиндранат.
 Золотая ладья: избранные произведения: пер. с бенг. / Тагор Рабиндранат. - М.: Дет.лит., 1989. - 239с.: ил.

192. Тагор Рабиндранат.
 Искры: поэтические афоризмы и миниатюры: пер. с бенг. / Тагор Рабиндранат. - М.: Худож.лит., 1970. - 194с. 

193. Тарковский Арсений Александрович.
 Стихотворения и поэмы / Тарковский Арсений Александрович. - М.: Профиздат, 2000. - 384с. - (Поэзия XX века).

194. Толстой Алексей Константинович.
 Стихотворения / Толстой Алексей Константинович; сост. Е.Н. Лебедев. - Москва: Советская Россия, 1977. - 336с. - (Поэтическая Россия). 

195. Три века русской поэзии XVIII-XX века: Хрестоматия. - М.: ОЛМА-ПРЕСС, 2003. - 894с. - В содерж.: Ломоносов М., Державин Г., Пушкин А., Лермонтов М., Блок А, Ахматова А., Пастернак Б., Евтушенко Е. 

196. Три века русской поэзии / сост. Н.В. Банников. - 3-е изд. - М.: Просвещение, 1986. - 750с.: ил.

197. Тувим Юлиан.
 Цветы Польши: фрагменты поэмы: пер. с пол. / Тувим Юлиан. - М.: Худож.лит., 1971. - 91с.: ил. 

198. Тычина Павел Григорьевич.
 Стихотворения и поэмы / Тычина Павел Григорьевич. - Ленинград: Советский писатель.Ленингр.отд-ние, 1975. - 710с.: ил.,порт. - (Библиотека поэта. Большая серия: 2-е изд.). 

199. Уитмен Уолт.
 Листья травы / Уитмен Уолт. - М.: Худож.лит., 1982. - 495с. 

200. Уткин Иосиф Павлович.
 Стихотворения и поэмы / Уткин Иосиф Павлович. - 2-е изд. - Москва-Ленинград: Советский писатель, 1966. - 382с. - (Библиотека поэта. Большая серия). 

201. Фет Афанасий Афанасьевич.
 Стихотворения / Фет Афанасий Афанасьевич. - М.: ОЛМА-ПРЕСС, 2000. - 528с.: ил. - (Библиотека классической поэзии).

202. Фет Афанасий Афанасьевич.
 Стихотворения / Фет Афанасий Афанасьевич. - М.: Худож.лит., 1976. - 238с. 

203. Фирдоуси.
 Шах-наме. Лейли и Меджнун. Витязь в тигровой шкуре. Фархад и Ширин.: поэмы: пер. с фарси; груз; староузб. / Фирдоуси, Низами. - М.: Дет.лит., 1985. - 734с.: ил.

204. Французские стихи: в переводе русских поэтов XIX-XX в.в.: на фр. и рус. языках / сост. Е. Эткинда. - М.: Прогресс, 1969. - 614с.

205. Хайку: японская поэзия XVI-XVII веков: Пер.с яп. - СПб.:Нева;М.: ОЛМА-ПРЕСС, 2000. - 384с.: ил.

206. Хикмет Назым.
 Избранное / Хикмет Назым. - М.: Худож.лит., 1974. - 496с. 

207. Ходасевич Владислав Фелицианович.
 Стихотворения / Ходасевич Владислав Фелицианович. - М.: Молодая гвардия, 1991.

208. Хосров Дехлеви Амир.
 Восемь райских садов / Хосров Дехлеви Амир. - М.: Худож.лит., 1975. - 256с. - 224с. - (ХХ век: поэт и время, Вып.17).

209. Цветаева Марина Ивановна.
 Стихи; Проза / Цветаева Марина Ивановна. - Иркутск: Вост.-Сиб.кн.изд-во, 1991. - 624с.

210. Цветаева Марина Ивановна.
 Стихотворения, поэмы / Цветаева Марина Ивановна. - Ленинград: Советский писатель, 1990. - 800с. - (Библиотека поэта. Большая серия).

211. Цветаева Марина Ивановна.
 Стихотворения, поэмы / Цветаева Марина Ивановна. - М.: Молодая гвардия, 1989. - 237с. - (XX век: поэт и время). 

212. Цветаева Марина Ивановна.
 Стихотворения, поэмы, проза / Цветаева Марина Ивановна. - Владивосток: Изд-во Дальнев.ун-та, 1990. - 848с

213. Цветаева Марина Ивановна.
 Поэзия; Проза; Драматургия / Цветаева Марина Ивановна. - М.: Слово/SLOVO, 2000. - 568с. - (Пушкинская библиотека). 

214. Цветы Ямабуки: Шедевры поэзии хайку "серебряного века" (конец XIX-начало XX вв.):Пер.с яп. / Отв.ред.С.В.Смоляков. - 2-е изд.,доп. - М.: ОЛМА-ПРЕСС, 2000. - 256с. - (Японская классическая библиотека).

215. Чавчавадзе Илья Григорьевич.
 Стихотворения и поэмы / Чавчавадзе Илья Григорьевич. - Ленинград: Советский писатель. Ленингр. отд-ние, 1979. - 317с.: ил. - (Библиотека поэта. Большая серия: 3-е изд.)

216. Чудное мгновенье. В 2кн.: любовная лирика русских поэтов. Кн.1. - М.: Худож.лит., 1988. - 447с.

217. Чудное мгновенье. В 2кн.: любовная лирика русских поэтов. Кн.2. - М.: Худож.лит., 1988. - 431с.

218. Шевченко Тарас Григорьевич.
 Лирика / Шевченко Тарас Григорьевич. - М.: Худож.лит., 1971. - 207с. 

219. Шедевры китайской поэзии 10-17 веков / сост. , авт. предисл. и коммент. И. Смирнов. - Москва: Эксмо, 2010. - 480с. - (Всемирная библиотека поэзии).

220. Шекспир Уильям.
 Сонеты / Шекспир Уильям; пер. с англ. С. Маршака. - М.: АСТ: Хранитель, 2007. - 160с.

221. Шекспир Уильям.
 Сонеты: Пер.с англ. / Шекспир Уильям. - Хабаровск: Кн.изд-во, 1987. - 224с.: ил.

222. Шекспир Уильям .
 Сонеты: пер. с англ. / Шекспир Уильям . - М.: Радуга, 1984. - 368с. 

223. Элиот Томас Стернс.
 Стихотворения и поэмы: На англ.и рус.яз. / Элиот Томас Стернс. - М.: Радуга, 2000. - 400с.

224. Юэфу: из древних китайских песен. - М.-Л.: Худож.лит., 1959. - 406с. 

225. Японская классическая поэзия: пер. со старояп. / [отв. ред. В.А. Суханова]. - Смоленск: Русич, 2003. - 528с. - (Библиотека поэзии).

писатели XIX — XX века, не пользующихся читательским вниманием


В этой рубрике рассказываем о писателях XIX — XX века, не пользующихся сейчас читательским вниманием. Наша задача — показать, чем каждый из них выделяется и может быть интересен широкому кругу читателей. Мы постарались выбрать для обзора произведения, легко доступные в интернете или в букинистических изданиях, чтобы при желании с ними можно было бы сразу же познакомиться.

Писатели, представленные в рубрике, работали в разное время. Строго говоря, не всех их можно назвать забытыми: многие вспомнят, например, «Очерки бурсы» Помяловского, «Лягушку-путешественницу» Гаршина, «Гуттаперчевого мальчика» Григоровича или «Севастопольскую страду» Сергеева-Ценского. Основной критерий отбора — отсутствие авторов в школьной программе (тут мы, впрочем, сделали исключение для Гаршина) и относительная «заброшенность» в настоящее время. Надеемся, что читатель откроет для себя в нашем рубрике новые имена.

 

Лекция Владимира Сперантова о пролетарской поэзии — поэзии, предназначенной для рабочего класса, явлении молодой советской культуры 1920–1930-х гг..

Лекция Владимира Сперантова о том, как советский поэт Дмитрий Кедрин перенял язык русской лирики XIX в. и передал на нём темы и настроения, актуальные для контекста 1920--40-х гг. 

Лекция Владимира Сперантова о поэте и сатирике Дмитрии Минаеве, в которой рассматриваются его «перепевы» известных стихотворений, литературные пародии и эпиграммы.

Лекция Владимира Сперантова о не-хрестоматийном поэте XVIII века Василии Петрове с анализом стихотворений и введением в исторический и литературный контекст его творчества.

Григорий Недетовский – писатель, псевдоним которого О.Забытый (то есть отец Забытый) оказался «пророческим».

Сергей Сергеев-Ценский – писатель, прошедший в своем творчестве сложную эволюцию. Его ранние произведения, относящиеся к первому десятилетию XX века, отличаются предельно насыщенным стилем, своего рода «наслоениями» образов и метафор.

Василий Слепцов – один из писателей-«шестидесятников» XIX века, показавший себя как превосходный наблюдатель и мастер анализа человеческих взаимоотношений.

Основное произведение сибирского писателя Ивана Кущевского — «Николай Негорев, или Благополучный россиянин» (1871) — один из романов, открывающих новую страницу в истории русской литературы.

Георгий Шилин – один из немногих писателей, которые уже в советское время смогли ввести в «поле зрения» литературы целую новую область: он написал роман о жизни прокаженных.

Сибирский писатель Иннокентий Омулевский наиболее известен своим романом «Шаг за шагом» (1870; первоначальное название - «Светлов, его взгляды и деятельность»). Это один из наиболее ярких романов о «новых людях» 1860-х годов, написанных под влиянием «Что делать?» Чернышевского и публицистики Писарева.

О писателе Якове Буткове – скромном представителе «натуральной школы» 1840-х годов – известно очень немногое. Не установлена даже дата его рождения – она относится к 1820-21 годам.

Шеллер-Михайлов - один из писателей-«шестидесятников», выделяющийся своей необычной судьбой: если большинство из них, поставленных в условия буквально постоянной борьбы за существование, не выдерживали, спивались и умирали примерно к 30 годам, то Шеллер прожил больше 60, до 1900 года. На протяжении всей своей литературной деятельности он отличался «железобетонной» приверженностью идеям 60-х годов.

Николай Успенский (двоюродный брат Глеба Успенского, также включенного в нашу подборку) — писатель, чья биография в какой-то степени даже интереснее его творчества. В литературу он вошел прежде всего как автор рассказов о крестьянах, написанных конце 1850-х - в начале 60-х годов, по поводу которого Чернышевский написал свою программную статью «Не начало ли перемены?».

Характер творчества Федора Решетникова ярко иллюстрирует отзыв о нем Глеба Успенского, написавшего его биографию: «Несколько лет тому назад мне пришлось перечитать решительно все, что написал Решетников - и вот что могу сказать по совести: бока, ребра, печенка, селезенка, подоплека, решительно все суставы и все то, что в суставах и под суставами, - все у меня с тех пор треснуло, расселось, болит, ноет, скрежещет и вопиет. Окончив работу, я упал в обморок».

Дмитрий Григорович — писатель, принадлежащий к «натуральной школе» 1840-х годов, представители которой изображали в своем творчестве преимущественно жизнь социальных низов - мещан, крестьян и мелких чиновников.

Творческое наследие Всеволода Гаршина невелико — основу его составляют около двух десятков рассказов и сказок; вместе с тем, Гаршин был в свое время известным писателем, и Тургенев даже рассматривал его как своего «литературного наследника».

На рубеже художественных эпох (О русской литературе конца XIX – начала XX века)

Русская литература порубежной эпохи («серебряный век») уже давно стала одной из горячих точек мировой литературной науки и одним из ведущих читательских приоритетов. На пороге XXI столетия ясно видно ее значение своего рода модели, предвещавшей будущее. Здесь рождались новые типы творческих взаимосвязей, новые образные возможности. Особенно перспективной оказалась своеобразно посредническая миссия, которую исполнила отечественная литература этого времени: итог классической эпохи русской литературы и – вместе – исток ряда важных процессов и явлений в дальнейшей русской (двух ее ипостасях – советской и зарубежной) и всемирной литературе.

Окончательно утвердиться в неоспоримой истине нашему литературоведению долго мешали живучие предрассудки. Сменяющая их ныне концепция еще не достроена. Но от самих предрассудков почти не осталось следа: от хорошо знакомых представлений о социалистической литературе как единственно перспективном направлении, упадке «старого» реализма, реакционности модернистского движения и отсюда устойчивой версии (пусть и с оговорками высказываемой) об отступлении русского литературного процесса рубежа веков от заветов и традиций, разрыве в цепи поступательного художественного развития и пр. Между тем «серебряный век» – не только одна из самых обновленных эпох в истории отечественной словесности, но и (что еще недавно показалось бы парадоксальным) одна из самых традиционных. Ибо поистине огромен диапазон художественного опыта, который становится в это время объектом рецепции. Трансформация образных языков различных эпох, явление стилизации – характерная черта русского литературного процесса на грани столетий. Но это – лишь особенно зримое, броское выражение общей тенденции, имевшей и более глубинные подтверждения. Объяснение – в свойственном крупнейшим русским писателям начала XX века проницательном осознании рубежа веков как начала новых путей искусства. Отсюда стремление к широкому подведению итогов – что принять и от чего отказаться в художественном прошлом, восприятие которого в литературе той поры отличалось поэтому не только особой интенсивностью, но и целокупностью. Это прежде всего относится к классическому XIX веку русской литературы. А. Блок писал в 1908 году: «…нет сейчас, положительно нет ни одного вопроса среди вопросов, поднятых великой русской литературой прошлого века, которым не горели бы мы. Интересно решительно все, не только выпуклое, но и плоское, не только огненное, но и то, в чем нет искры огня»  . Характерно, что эти демонстративные слова вышли из литературного движения, которому – по упомянутой версии – подобало быть отрицателем заветов.

Предстоит вообще окончательно отказаться от привычного толкования литературы рубежа веков лишь в категориях конфронтации и взаимоотчуждения – как состояния войны между реализмом и модернизмом. Думается, что самая важная задача сегодня – уяснение феномена «серебряный век» в его собирательном опыте, сложной художественной целостности, не исключающей, разумеется, серьезных противостояний внутри себя. И эта идея уже укореняется и в отечественных и в зарубежных исследованиях. Сошлюсь, например, на статью Е. Эткинда «Единство «серебряного века»» – из материалов неаполитанского симпозиума по истории русской литературы XX столетия . Правда, в ней рассмотрено главным образом сложное единство разных поэтических течений в модернизме. Но проблему можно толковать и более расширительно, оценивая под этим знаком весь литературный процесс порубежной эпохи. Его наиболее крупные обретения не замыкаются в границах литературных лагерей. И то, в чем обычно видели монополию отдельного направления, было нередко обязано совокупным творческим усилиям.

Так, русский модернизм «нагружен» традициями столь же, сколь и реализм. Преодоление влияния позитивистской философии и ее художественного спутника – натурализма связывали прежде всего с символистами. Между тем, вопреки версии о натуралистическом перерождении русского реализма в начале XX столетия, в наиболее значимых явлениях он подчеркнуто антипозитивистичен. Еще в 80-е годы В. Короленко внушительно отделил свою эстетическую концепцию от концепции И. Тэна. Активизация образного мышления, усиление личностного начала, субъективного фактора и в мысли, и в стиле, противостояние натуралистическому фетишу среды, поглощающей индивидуальность, становятся общим достоянием русского литературного процесса. Эмпиризму позитивистского художественного опыта русский символизм противопоставил пафос философичности, субстанциальных вопросов бытия. Но в огромной степени утверждению этого пафоса содействовало и творчество Чехова с его скепсисом к общественным идеологиям и «переориентацией» с идеологического на бытийное, антропологическое, что сказалось особенно явственно в неореализме конца 900-х – 10-х годов (И. Бунин, М. Пришвин, Б. Зайцев, С. Сергеев-Ценский и др.). Напомним о знаменитых словах писателя из письма А. Плещееву: «Я не либерал, не консерватор, не постепеновец, не монах, не индифферентист… Фирму и ярлык я считаю предрассудком. Мое святая святых – это человеческое тело, здоровье, ум, талант, вдохновение, любовь и абсолютнейшая свобода…»

И наконец, обмен художественными ценностями, перемещение образных средств из одной художественной системы в другую. Модернисты черпают из стилевого арсенала реализма, щедро используя, например, изобразительную стихию, освященную традицией. А реалисты обращаются к «чужому» стилевому опыту, воспринимая новые выразительные возможности в символистской, импрессионистской, экспрессионистской поэтике.

При всем том литературные оппоненты часто бывали весьма запальчивы и чрезмерно нетерпимы по отношению друг к другу. Журнальные баталии свидетельствовали о реальных различиях «сторон» и, однако, не отражали всю сложность процесса. Она осознавалась постепенно. Уже в 10-е годы запальчивость начинает постепенно уступать место позитивному диалогу. Но позднейшее отечественное литературоведение снова развело оппонентов по враждующим лагерям, постулировав неустранимый антагонизм между ними. Пришла пора вернуться (и это, как сказано, уже происходит) к истине о «серебряном веке», важнейшая черта которого – чрезвычайная амбивалентность художественных состояний, переплетенность путей.

Подтверждения того, о чем шла речь только что – о посреднической миссии литературы «серебряного века», характерном сближении внутри нее различных образных систем, – многочисленны. Один из выразительных примеров – проза Федора Сологуба.

«…Кто имеет большее право на название декадента…»  – писал о нем известный критик А. Горнфельд. И однако, уже реакция на главное сочинение Сологуба, роман «Мелкий бес», осложнила устойчивую и, конечно, основательную репутацию. Одни критики увидели в нем социально-злободневный смысл, приобщающий роман к традициям отечественного реализма. Другие (среди них Р. Иванов-Разумник, Анастасия Чеботаревская, жена писателя) категорически не согласились с «историко-гражданственной» (Чеботаревская) точкой зрения, отстаивая взгляд на это сочинение как целиком надбытное, метафизическое, символико-философское. Характерно, что подобный разброс мнений остается по сей день. И это понятно, если напомнить, например, высказывание самого писателя: «наиболее законной формой символического искусства является реализм»  .  Новое искусство, возникавшее на философско-метафизической основе, заявляет о своей приверженности к традиционным формам образности. Подобное решительное суждение было возможным, пожалуй, именно на русской почве. Ибо к концу века только в России реалистическая традиция в лице Достоевского, Толстого сохраняла столь сильное воздействие.

Но приверженность к ней не ограничивалась «формой». В «Мелком бесе» соприкасаются два измерения мысли. Одно – отвлеченно метафизическое. Другое, историчное, – в русле романного мышления реалистической классики, того ее направления, которое Д. Овсянико-Куликовский характеризовал как литературу эксперимента, в отличие от литературы наблюдения, и которое Достоевский – применительно к своему творчеству – назвал «фантастическим реализмом».

Хотите продолжить чтение? Подпишитесь на полный доступ к архиву.

американской литературы | Хронология, история и факты

Американская литература , совокупность письменных произведений, выпущенных на английском языке в Соединенных Штатах.

Популярные вопросы

Когда началась американская литература?

Литература существует в Америке с тех пор, как люди, которые там жили, рассказывали истории. У индейских культур есть богатая история устной литературы. Книги майя известны еще с V века, и считается, что майя начали записывать вещи за несколько столетий до этого.Как особая дисциплина, рассматриваемая через призму европейской литературы, американская литература зародилась в начале 17 века с прибытием англоговорящих европейцев на территории, которая впоследствии стала Соединенными Штатами.

Кто некоторые важные авторы американской литературы?

Каковы периоды американской литературы?

Американская литература часто делится на пять основных периодов:

  • Колониальный и ранний национальный период (17–1830 гг. )
  • Романтический период (1830–1870 гг.)
  • Реализм и натурализм (1870–1910 гг.)
  • Период модернизма (с 1910 по 1945 год)
  • Современный период (с 1945 по настоящее время)

Как и другие национальные литературы, американская литература формировалась под влиянием истории страны, которая ее создала.В течение почти полутора веков Америка была просто группой колоний, разбросанных вдоль восточного побережья североамериканского континента, - колониями, из которых несколько стойких душ пробно отправились на запад. После успешного восстания против Родины Америка стала Соединенными Штатами, нацией. К концу XIX века эта нация простиралась на юг до Мексиканского залива, на север до 49-й параллели и на запад до Тихого океана. К концу XIX века он также занял свое место среди мировых держав - его состояния были настолько взаимосвязаны с состояниями других наций, что он неизбежно оказался втянутым в две мировые войны, а после этих конфликтов - в проблемы Европа и Восточная Азия.Между тем, рост науки и промышленности, а также изменения в образе мышления и чувств повлекли за собой множество изменений в жизни людей. Все эти факторы в развитии Соединенных Штатов сформировали литературу страны.

В этой статье прослеживается история американской поэзии, драмы, художественной литературы, социальной и литературной критики с начала 17 века до начала 21 века. Для описания устной и письменной литературы коренных народов Америки, см. Литература коренных американцев.Хотя в этой статье обсуждается вклад афроамериканцев в американскую литературу, см. афроамериканской литературы для более глубокого изучения. Для получения информации о литературных традициях, связанных с американской литературой на английском языке, а иногда и частично совпадающей с ней, см. Английская литература и канадская литература: канадская литература на английском языке.

10 лучших американских поэтов XIX века, исследующих поэзию из

Работая в основном в 1800-х годах, эти писатели использовали свое совершенно разное происхождение и личный опыт, чтобы изобразить свои миры такими, какими они их знали. От Уолта Уитмена до Луизы Мэй Олкотт, писатели в этом списке - одни из величайших американских поэтов XIX века. Погрузитесь глубже в некоторые из величайших стихов, когда-либо написанных в нашей десятке лучших.

Лучшие американские поэты XIX века