Произведения русских писателей 18 века: Ой! Страница не найдена :(

100 русских писателей

Видит теперь все ясно текущее поколение, дивится заблужденьям, смеется над неразумием своих предков, не зря, что небесным огнем исчерчена сия летопись, что кричит в ней каждая буква, что отовсюду устремлен пронзительный перст на него же, на него, на текущее поколение; но смеется текущее поколение и самонадеянно, гордо начинает ряд новых заблуждений, над которыми также потом посмеются потомки.

Литература — язык, выражающий всё, что страна думает, чего желает, что она знает и чего хочет и должна знать.


Алексей Константинович Толстой (1817 -1875)
И всюду звук, и всюду свет,
И всем мирам одно начало,
И ничего в природе нет,
Что бы любовью не дышало.

 Иван Сергеевич Тургенев (1818 — 1883)
Во дни сомнений, во дни тягостных раздумий о судьбах моей родины, — ты один мне поддержка и опора, о великий, могучий, правдивый и свободный русский язык! Не будь тебя — как не впасть в отчаяние при виде всего, что совершается дома? Но нельзя верить, чтобы такой язык не был дан великому народу!
Стихотворения в прозе, «Русский язык»


Афанасий Афанасьевич Фет (1820 — 1892)
Так, заверша беспутный свой побег,
С нагих полей летит колючий снег,
Гонимый ранней, буйною метелью,
И, на лесной остановясь глуши,
Сбирается в серебряной тиши
Глубокой и холодною постелью. Николай Алексеевич Некрасов (1821 — 1878)
Послушай: стыдно!
Пора вставать! Ты знаешь сам,
Какое время наступило;
В ком чувство долга не остыло,
Кто сердцем неподкупно прям,
В ком дарованье, сила, меткость,
Тому теперь не должно спать…
«Поэт и гражданин»


Федор Михайлович Достоевский (1821 — 1881)
Неужели и тут не дадут и не позволят русскому организму развиться национально, своей органической силой, а непременно безлично, лакейски подражая Европе? Да куда же девать тогда русский-то организм? Понимают ли эти господа, что такое организм? Отрыв, «отщепенство» от своей страны приводит к ненависти, эти люди ненавидят Россию, так сказать, натурально, физически: за климат, за поля, за леса, за порядки, за освобождение мужика, за русскую историю, одним словом, за всё, за всё ненавидят.  
Апполон Николаевич Майков (1821 — 1897)

Весна! выставляется первая рама —
И в комнату шум ворвался,
И благовест ближнего храма,
И говор народа, и стук колеса…
Александр Николаевич Островский (1823 — 1886)
Ну, чего вы боитесь, скажите на милость! Каждая теперь травка, каждый цветок радуется, а мы прячемся, боимся, точно напасти какой! Гроза убьет! Не гроза это, а благодать! Да, благодать! У вас все гроза! Северное сияние загорится, любоваться бы надобно да дивиться премудрости: «с полночных стран встает заря»! А вы ужасаетесь да придумываете: к войне это или к мору. Комета ли идет, — не отвел бы глаз! Красота! Звезды-то уж пригляделись, все одни и те же, а это обновка; ну, смотрел бы да любовался! А вы боитесь и взглянуть-то на небо, дрожь вас берет! Изо всего-то вы себе пугал наделали. Эх, народ!
«Гроза»
Михаил Евграфович Салтыков-Щедрин (1826 — 1889)
Нет более просветляющего, очищающего душу чувства, как то, которое ощущает человек при знакомстве с великим художественным произведением.
Лев Николаевич Толстой (1828 — 1910)
Мы знаем, что с заряженными ружьями надо обращаться осторожно. А не хотим знать того, что так же надо обращаться и со словом. Слово может и убить, и сделать зло хуже смерти.
Григорий Петрович Данилевский (1829 — 1890)
Известна проделка американского журналиста, который, для поднятия подписки на свой журнал, стал печатать в других изданиях самые резкие, наглые на себя нападки от вымышленных лиц: одни печатно выставляли его мошенником и клятвопреступником, другие вором и убийцей, третьи развратником в колоссальных размерах. Он не скупился платить за такие дружеские рекламы, пока все не задумались — да видно же любопытный это и недюжинный человек, когда о нем все так кричат! — и стали раскупать его собственную газету.
«Жизнь через сто лет»
Николай Семенович Лесков (1831 — 1895)
Я… думаю, что я знаю русского человека в самую его глубь, и не ставлю себе этого ни в какую заслугу. Я не изучал народа по разговорам с петербургскими извозчиками, а я вырос в народе, на гостомельском выгоне, с казанком в руке, я спал с ним на росистой траве ночного, под тёплым овчинным тулупом, да на замашной панинской толчее за кругами пыльных замашек…
Елена Петровна Блаватская (1834 — 1891)
Между этими двумя столкнувшимися титанами – наукой и теологией – находится обалдевшая публика, быстро теряющая веру в бессмертие человека и в какое-либо божество, быстро спускающаяся до уровня чисто животного существования. Такова картина часа, освещенного сияющим полуденным солнцем христианской и научной эры!
«Разоблаченная Изида» Алексей Николаевич Апухтин (1840 — 1893)
Садитесь, я вам рад. Откиньте всякий страх
И можете держать себя свободно,
Я разрешаю вам. Вы знаете, на днях
Я королем был избран всенародно,
Но это всё равно. Смущают мысль мою
Все эти почести, приветствия, поклоны…
«Сумасшедший»


Глеб Иванович Успенский (1843 — 1902)
— Да что же тебе за границей-то надо? — спросил я его в то время, когда в его номере, при помощи прислуги, шла укладка и упаковка его вещей для отправки на Варшавский вокзал.
— Да просто… очувствоваться! — сказал он растерянно и с каким-то тупым выражением лица.
«Письма с дороги» Николай Гергиевич Гарин-Михайловский (1852 — 1906)
Разве в том дело, чтобы пройти в жизни так, чтобы никого не задеть? Не в этом счастье. Задеть, сломать, ломать, чтоб жизнь кипела. Я не боюсь никаких обвинений, но во сто раз больше смерти боюсь бесцветности.
Владимир Галактионович Короленко (1853 — 1921)

Стих — это та же музыка, только соединенная со словом, и для него нужен тоже природный слух, чутье гармонии и ритма. Всеволод Михайлович Гаршин (1855 — 1888)
Странное чувство испытываешь, когда лёгким нажатием руки заставляешь такую массу подниматься и опускаться по своему желанию. Когда такая масса повинуется тебе, чувствуешь могущество человека…
«Встреча»
Василий Васильевич Розанов (1856 — 1919)
Чувство Родины – должно быть строго, сдержанно в словах, не речисто, не болтливо, не «размахивая руками» и не выбегая вперед (чтобы показаться). Чувство Родины должно быть великим горячим молчанием.
«Уединенное»
Иннокентий Федорович Анненский (1856 — 1909)
И в чем тайна красоты, в чем тайна и обаяние искусства: в сознательной ли, вдохновенной победе над мукой или в бессознательной тоске человеческого духа, который не видит выхода из круга пошлости, убожества или недомыслия и трагически осужден казаться самодовольным или безнадежно фальшивым.
«Сентиментальное воспоминание» Антон Павлович Чехов (1860 — 1904)
С самого рождения я живу в Москве, но ей-богу не знаю, откуда пошла Москва, зачем она, к чему, почему, что ей нужно. В думе, на заседаниях, я вместе с другими толкую о городском хозяйстве, но я не знаю, сколько вёрст в Москве, сколько в ней народу, сколько родится и умирает, сколько мы получаем и тратим, на сколько и с кем торгуем… Какой город богаче: Москва или Лондон? Если Лондон богаче, то почему? А шут его знает! И когда в думе поднимают какой-нибудь вопрос, я вздрагиваю и первый начинаю кричать: «Передать в комиссию! В комиссию!» Фёдор Кузьмич Сологуб (1863 — 1927)
Всё новое на старый лад:
У современного поэта
В метафорический наряд
Речь стихотворная одета.

Но мне другие — не пример,
И мой устав — простой и строгий.
Мой стих — мальчишка-пионер,

Легко одетый, голоногий.
1926

Дмитрий Сергеевич Мережковский (1865 — 1941)
Под влиянием Достоевского, а также иностранной литературы, Бодлера и Эдгара По, началось моё увлечение не декадентством, а символизмом (я и тогда уже понимал их различие). Сборник стихотворений, изданный в самом начале 90-х годов, я озаглавил «Символы». Кажется, я раньше всех в русской литературе употребил это слово. Вячеслав Иванович Иванов (1866 — 1949)
Бег изменчивых явлений,
Мимо реющих, ускорь:
Слей в одно закат свершений
С первым блеском нежных зорь.
От низовий жизнь к истокам
В миг единый обозри:
В лик единый умным оком
Двойников своих сбери.
Неизменен и чудесен
Благодатной Музы дар:
В духе форма стройных песен,
В сердце песен жизнь и жар.
«Мысли о поэзии» Константин Дмитриевич Бальмонт (1867 — 1942)
У меня много новостей. И все хорошие. Мне «везёт». Мне пишется. Мне жить, жить, вечно жить хочется. Если бы Вы знали, сколько я написал стихов новых! Больше ста. Это было сумасшествие, сказка, новое. Издаю новую книгу, совсем не похожую на прежние. Она удивит многих. Я изменил своё понимание мира. Как ни смешно прозвучит моя фраза, я скажу: я понял мир. На многие годы, быть может, навсегда.
К. Бальмонт — Л. Вилькиной


Максим Горький (Алексей Максимович Пешков) (1868 — 1936)
Человек — вот правда! Всё — в человеке, всё для человека! Существует только человек, всё же остальное — дело его рук и его мозга! Чело-век! Это — великолепно! Это звучит… гордо!

«На дне»

Зинаида Николаевна Гиппиус (1869 — 1945)
Мне жаль создавать нечто бесполезное и никому не нужное сейчас. Собрание, книга стихов в данное время — самая бесполезная, ненужная вещь… Я не хочу этим сказать, что стихи не нужны. Напротив, я утверждаю, что стихи, нужны, даже необходимы, естественны и вечны. Было время, когда всем казались нужными целые книги стихов, когда они читались сплошь, всеми понимались и принимались. Время это – прошлое, не наше. Современному читателю не нужен сборник стихов!
Александр Иванович Куприн (1870 — 1938)

Язык — это история народа. Язык — это путь цивилизации и культуры. Поэтому-то изучение и сбережение русского языка является не праздным занятием от нечего делать, но насущной необходимостью.
Иван Алекеевич Бунин (1870 — 1953)
Какими националистами, патриотами становятся эти интернационалисты, когда это им надобно! И с каким высокомерием глумятся они над «испуганными интеллигентами»,- точно решительно нет никаких причин пугаться,- или над «испуганными обывателями», точно у них есть какие-то великие преимущества перед «обывателями». Да и кто, собственно, эти обыватели, «благополучные мещане»? И о ком и о чем заботятся, вообще, революционеры, если они так презирают среднего человека и его благополучие?
«Окаянные дни»

Леонид Николаевич Андреев (1871 — 1919)
В борьбе за свой идеал, который состоит в „свободе, равенстве и братстве“, граждане должны пользоваться такими средствами, которые не противоречат этому идеалу.
«Губернатор»


Кузмин Михаил Алексеевич (1872 — 1936)
«Пусть ваша душа будет цельна или расколота, пусть миропостижение будет мистическим, реалистическим, скептическим, или даже идеалистическим (если вы до того несчастны), пусть приемы творчества будут импрессионистическими, реалистическими, натуралистическими, содержание – лирическим или фабулистическим, пусть будет настроение, впечатление – что хотите, но, умоляю, будьте логичны – да простится мне этот крик сердца! – логичны в замысле, в постройке произведения, в синтаксисе».
Искусство рождается в бездомье. Я писал письма и повести, адресованные к далекому неведомому другу, но когда друг пришел — искусство уступило жизни. Я говорю, конечно, не о домашнем уюте, а о жизни, которая значит больше искусства.
«Мы с тобой. Дневник любви»
Валерий Яковлевич Брюсов (1873 — 1924)
Художник не может большего, как открыть другим свою душу. Нельзя предъявлять ему заранее составленные правила. Он — ещё неведомый мир, где всё ново. Надо забыть, что пленяло у других, здесь иное. Иначе будешь слушать и не услышишь, будешь смотреть, не понимая.
Из трактата Валерия Брюсова «О искусстве»


Алексей Михайлович Ремизов (1877 — 1957)
Ну и пусть отдохнет, измаялась — измучили ее, истревожили. А чуть свет подымется лавочница, возьмется добро свое складывать, хватится одеялишка, пойдет, вытащит из-под старухи подстилку эту мягкую: разбудит старуху, подымет на ноги: ни свет ни заря, изволь вставать. Ничего не поделаешь. А пока — бабушка, костромская наша, мать наша, Россия!»

«Взвихренная Русь»

Максимилиан Александрович Волошин (1877 — 1932)
Искусство никогда не обращается к толпе, к массе, оно говорит отдельному человеку, в глубоких и скрытых тайниках его души. Михаил Андреевич Осоргин (Ильин) (1878 — 1942)
Как странно /…/ Сколько есть веселых и бодрых книг, сколько блестящих и остроумных философских истин,- но нет ничего утешительнее Экклезиаста.
Саша Черный (Александр Михайлович Гликберг) (1880 — 1932)
Бабкин смел, — прочёл Сенеку
И, насвистывая туш,
Снес его в библиотеку,
На полях отметив: «Чушь!»
Бабкин, друг, — суровый критик,
Ты подумал ли хоть раз,
Что безногий паралитик
Легкой серне не указ?..
«Читатель»
Андрей Белый (Борис Николаевич Бугаев) (1880- 1934)
Слово критика о поэте должно быть объективно-конкретным и творческим; критик, оставаясь ученым, – поэт.

«Поэзия слова»



Александр Александрович Блок (1880 — 1921)
Только о великом стоит думать, только большие задачи должен ставить себе писатель; ставить смело, не смущаясь своими личными малыми силами. Борис Константинович Зайцев (1881 — 1972)
«Верно, тут есть и лешие, и водяные, – думал я, глядя перед собой, – а может быть, здесь живет и еще какой дух… Могучий, северный дух, который наслаждается этой дикостью; может, и настоящие северные фавны и здоровые, белокурые женщины бродят в этих лесах, жрут морошку и бруснику, хохочут и гоняются друг за дружкой».
«Север»
Александр Грин (Александр Степанович Гриневский) (1881 — 1932)
Нужно уметь закрывать скучную книгу…уходить с плохого фильма…и расставаться с людьми, которые не дорожат тобой!
Аркадий Тимофеевич Аверченко (1881 — 1925)
Из скромности я остерегусь указать на тот факт, что в день моего рождения звонили в колокола и было всеобщее народное ликование. Злые языки связывали это ликование с каким-то большим праздником, совпавшим с днём моего появления на свет, но я до сих пор не понимаю, при чём здесь ещё какой-то праздник? Алексей Николаевич Толстой (1882 — 1945)
То было время, когда любовь, чувства добрые и здоровые считались пошлостью и пережитком; никто не любил, но все жаждали и, как отравленные, припадали ко всему острому, раздирающему внутренности.
«Хождение по мукам»


Корней Иванович Чуковский (Николай Васильевич Корнейчуков) (1882 — 1969)
— Ну что плохого, — говорю я себе, — хотя бы в коротеньком слове пока? Ведь точно такая же форма прощания с друзьями есть и в других языках, и там она никого не шокирует. Великий поэт Уолт Уитмен незадолго до смерти простился с читателями трогательным стихотворением “So long!”, что и значит по-английски — “Пока!”. Французское a bientot имеет то же самое значение. Грубости здесь нет никакой. Напротив, эта форма исполнена самой любезной учтивости, потому что здесь спрессовался такой (приблизительно) смысл: будь благополучен и счастлив, пока мы не увидимся вновь.
«Живой как жизнь»
Александр Романович Беляев (1884 — 1942)
Швейцария? Это горное пастбище туристов. Я сама объездила весь свет, но ненавижу этих жвачных двуногих с Бэдэкером вместо хвоста. Они изжевали глазами все красоты природы.
«Остров погибших кораблей»
Николай Алексеевич Клюев (1884 — 1937)
Всё, что писал и напишу, я считаю только лишь мысленным сором и ни во что почитаю мои писательские заслуги. И удивляюсь, и недоумеваю, почему по виду умные люди находят в моих стихах какое-то значение и ценность. Тысячи стихов, моих ли или тех поэтов, которых я знаю в России, не стоят одного распевца моей светлой матери. Евгений Иванович Замятин (1884 — 1937)
Я боюсь, что у русской литературы одно только будущее: её прошлое.
Статья «Я боюсь»
Велимир Хлебников (Виктор Владимирович Хлебников) (1885 — 1922)
Мы долго искали такую, подобную чечевице, задачу, чтобы направленные ею к общей точке соединенные лучи труда художников и труда мыслителей встретились бы в общей работе и смогли бы зажечь обратить в костер даже холодное вещество льда. Теперь такая задача — чечевица, направляющая вместе вашу бурную отвагу и холодный разум мыслителей, — найдена. Эта цель — создать общий письменный язык…
«Художники мира»
Николай Степанович Гумилев (1886 — 1921)
Поэзию он обожал, в суждениях старался быть беспристрастным. Он был удивительно молод душой, а может быть и умом. Он всегда мне казался ребёнком. Было что-то ребяческое в его под машинку стриженой голове, в его выправке, скорее гимназической, чем военной. Изображать взрослого ему нравилось, как всем детям. Он любил играть в «мэтра», в литературное начальство своих «гумилят», то есть маленьких поэтов и поэтесс, его окружавших. Поэтическая детвора его очень любила.
Ходасевич, «Некрополь»


Владислав Фелицианович Ходасевич (1886 — 1939)
Я, я, я. Что за дикое слово!
Неужели вон тот — это я?
Разве мама любила такого,
Желто-серого, полуседого
И всезнающего, как змея?
Ты потерял свою Россию.
Противоставил ли стихию
Добра стихии мрачной зла?
Нет? Так умолкни: увела
Тебя судьба не без причины
В края неласковой чужбины.
Что толку охать и тужить —
Россию нужно заслужить!
«Что нужно знать»
Анна Андреевна Ахматова (Горенко) (1889 — 1966)
Я не переставала писать стихи. Для меня в них — связь моя с временем, с новой жизнью моего народа. Когда я писала их, я жила теми ритмами, которые звучали в героической истории моей страны. Я счастлива, что жила в эти годы и видела события, которым не было равных.
Борис Леонидович Пастернак (1890 — 1960)
Все люди, посланные нам -это наше отражение. И посланы они для того, чтобы мы, смотря на этих людей, исправляли свои ошибки, и когда мы их исправляем, эти люди либо тоже меняются, либо уходят из нашей жизни.
Михаил Афанасьевич Булгаков (1891 — 1940)
На широком поле словесности российской в СССР я был один-единственный литературный волк. Мне советовали выкрасить шкуру. Нелепый совет. Крашеный ли волк, стриженый ли волк, он всё равно не похож на пуделя. Со мной и поступили как с волком. И несколько лет гнали меня по правилам литературной садки в огороженном дворе. Злобы я не имею, но я очень устал…
Из письма М. А. Булгакова И. В. Сталину, 30 мая 1931 года.
Осип Эмильевич Мандельштам (1891 — 1938)
Когда я умру потомки спросят моих современников: «Понимали ли вы стихи Мандельштама?» — «Нет, мы не понимали его стихов». «Кормили ли вы Мандельштама, давали ли ему кров?» — «Да, мы кормили Мандельштама, мы давали ему кров». — «Тогда вы прощены». Илья Григорьевич Эренбург (Элиягу Гершевич) (1891 — 1967)
Может быть, пойти в Дом печати – там по одному бутерброду с кетовой икрой и диспут – «о пролетарском хоровом чтенье», или в Политехнический музей – там бутербродов нет, зато двадцать шесть молодых поэтов читают свои стихи о «паровозной обедне». Нет, буду сидеть на лестнице, дрожать от холода и мечтать о том, что все это не тщетно, что, сидя здесь на ступеньке, я готовлю далекий восход солнца Возрождения. Мечтал я и просто и в стихах, причем получались скучноватые ямбы.
«Необычайные похождения Хулио Хуренито и его учеников»
Марина Ивановна Цветаева (1892 — 1941)
«Единственный справочник: собственный слух и, если уж очень нужно — теория словесности Саводника: драма, трагедия, поэма, сатира».
«Единственный учитель: собственный труд».
«И единственный судья: будущее».
Константин Георгиевич Паустовский (1892 — 1962)
В детстве и юности мир существует для нас в ином качестве, чем в зрелые годы. В детстве горячее солнце, гуще трава, обильнее дожди, темнее небо и смертельно интересен каждый человек… Поэтическое восприятие жизни, всего окружающего нас – величайший дар, доставшийся нам от детства. Ощущение жизни как непрерывной новизны – вот та плодородная почва, на которой расцветает и созревает искусство.
«Золотая роза»
Владимир Владимирович Маяковский (1893 — 1930)
Я хочу быть понят родной страной,
а не буду понят —
        что ж?!
По родной стране
        пройду стороной,
как проходит
        косой дождь. Георгий Владимирович Иванов (1894 — 1958)
Русский читатель никогда не был и, даст Бог, никогда не будет холодным эстетом, равнодушным «ценителем прекрасного», которому мало дела до личности поэта.
«Петербургские зимы»
Юрий Николаевич Тынянов (1894 — 1943)
Тогда начали мерить числом и мерой, судить порхающих отцов; отцы были осуждены на казнь и бесславную жизнь.
Случайный путешественник-француз, пораженный устройством русского механизма, писал о нем: «империя каталогов», и добавлял: «блестящих».
Отцы пригнулись, дети зашевелились, отцы стали бояться детей, уважать их, стали заискивать. У них были по ночам угрызения, тяжелые всхлипы. Они называли это «совестью» и «воспоминанием».
И были пустоты.
«Смерть Вазир-Мухтара»
Исаак Эммануилович Бабель (1894 — 1940)
— У писателя на полке должно стоять немного книг. Всего десять-пятнадцать.
— Какие? — заорали молодые писатели.
— О! Для этого надо прочесть тысячи книг.
Михаил Михайлович Зощенко (1895 — 1958)

Здесь кроется обычная ошибка философов, литераторов, поэтов. Свои чувства и домыслы они нередко отождествляют с чувствами «всего человечества». Л. Н. Толстой считал, что «непротивление злу» спасает людей от множества бед. Быть может, это спасало Толстого. Но эта идея была абсолютно чуждой людям. В русском народе Гончаров увидел Обломовых. Быть может, обломовщина была характерна для писателя, но она отнюдь не характеризовала русский народ.
«Деньги. Любовь. Неудачи»

Сергей Александрович Есенин (1895 — 1925)
У собратьев моих нет чувства родины во всем широком смысле этого слова, поэтому у них так и несогласованно все. Поэтому они так и любят тот диссонанс, который впитали в себя с удушливыми парами шутовского кривляния ради самого кривляния.
Статья «Быт и искусство»
Анатолий Борисович Мариенгоф (1897 — 1962)
Гога — милый и красивый мальчик.  Ему девятнадцать лет.  У него всегда обиженные  розовые губы, голова  в золоте топленых сливок от степных коров и большие зеленые несчастливые глаза.
— Пойми, Ольга, я люблю свою родину.
Ольга  перестает  дрыгать  ногами, поворачивает к  нему лицо  и говорит серьезно:
— Это все оттого, Гога, что ты не кончил гимназию.
«Циники»


Валентин Петрович Катаев (1897 — 1986)
Писатели восемнадцатого века — да и семнадцатого — были в основном повествователи. Девятнадцатый век украсил голые ветки повествования цветными изображениями. Наш век — победа изображения над повествованием. Изображение присвоили себе таланты и гении, оставив повествование остальным. Метафора стала богом, которому мы поклоняемся. В этом есть что-то языческое. Мы стали язычниками. Наш бог — материя… Вещество… Но не пора ли вернуться к повествованию, сделав его носителем великих идей?
«Алмазный мой венец»
Владимир Владимирович Набоков (1899 — 1977)
Говорили, единственное, что он в мирe любит, это – Россия. Многие не понимали, почему он там не остался. На вопросы такого рода Мун неизменно отвечал: «Справьтесь у Робертсона» (это был востоковeд) «почему он не остался в Вавилонe». Возражали вполнe резонно, что Вавилона уже нет. Мун кивал, тихо и хитро улыбаясь.

«Подвиг»

Андрей Платонович Платонов (Климентов) (1899 — 1951)
Искусство должно умереть — в том смысле, что его должно заменить нечто обыкновенное, человеческое; человек может хорошо петь и без голоса, если в нём есть особый, сущий энтузиазм жизни.
Николай Алексеевич Заболоцкий (1903 — 1958)
Я закрываю глаза и вижу стеклянное здание леса.
Стройные волки, одетые в лёгкие платья,
преданы долгой научной беседе.
Вот отделился один,
подымает прозрачные лапы,
плавно взлетает на воздух,
ложится на спину.
Ветер его на восток над долинами гонит.
Волки внизу говорят:
«Удалился философ,
чтоб лопухам преподать геометрию неба.»
Даниил Иванович Хармс (Ювачёв) (1905 — 1942)
Всё крайнее сделать очень трудно. Средние части даются легче. Самый центр не требует никаких усилий. Центр — это равновесие. Там нет никакой борьбы.
«Пейте уксус, господа!»
Михаил Александрович Шолохов (1905 — 1984)
Жизнь заставит разобраться, и не только заставит, но и силком толкнет на какую-нибудь сторону.
«Тихий Дон»
Варлам Тихонович Шаламов (1907 — 1982)
Сейчас было так наглядно, так ощутимо ясно, что вдохновение и было жизнью; перед смертью ему дано было узнать, что жизнь была вдохновением, именно вдохновением.
«Колымские рассказы»
Арсений Александрович Тарковский (1907 — 1989)
Порой по улице бредешь —
Нахлынет вдруг невесть откуда
И по спине пройдет, как дрожь,
Бессмысленная жажда чуда.
1946

НАВЕРХ

Тест. Произведения русских писателей XVIII века (6 класс)

Тест. Произведения русских писателей XVIII века

 

№ 1. Какой жанр художественной литературы имеет следующее определение: «Краткий иносказательный рассказ поучительного характера. Действующими лицами часто выступают животные, предметы, в которых проявляются человеческие качества»?

а) сказка; б) басня; в) загадка; г) пословица.

 

№ 2. Как называется выражение отвлеченной, абстрактной мысли с помощью конкретного образа (например, хитрости – через образ лисы)?

а) аллегория; б) метафора; в) эпитет; г) олицетворение.

 

№ 3. С чьим именем связывается возникновение басни как жанра литературы?

а) Эзоп; б) Гораций; в) Лафонтен; г) И. А. Крылов.

 

№ 4. Чьи басни в России стали вершиной развития этого жанра?

а) А. П. Сумарокова; б) И. И. Хемницера; в) И. И. Дмитриева; г) И. А. Крылова.

 

№ 5. Кто из баснописцев дослужился до чина полковника?

а) А. П. Сумароков; б) И. И. Хемницер; в) И. И. Дмитриев; г) И. А. Крылов.

 

№ 6. Кем работал И. А. Крылов?

а) библиотекарем; б) учителем; в) врачом; г) писарем.

 

№ 7. В какой басне И. А. Крылова есть следующая мораль: «Избави Бог и нас от этаких судей»?

а) «Свинья под дубом», б) «Лебедь, Щука и Рак», в) «Лев и ягненок», г) «Осел и Соловей».

 

№ 8. Как осел обращается к Соловью (басня И. А. Крылова «Осел и Соловей»)?

а) голубчик; б) дружище; в) товарищ; г) господин.

 

№ 9. В басне И. А. Крылова «Осел и Соловей» есть строки: «Услыша суд такой, мой бедный Соловей / Вспорхнул – и полетел за тридевять земель».

Какое числительное в старинном счете девятками обозначает слово «тридевять»?

а) 3; б) 9; в) 12; г) 27.

 

№ 10. В басне И. А. Крылова «Листы и Корни» есть строки: «В прекрасный летний день, / Бросая по долине тень, / Листы на дереве с зефирами шептали, / Хвалились густотой, зеленостью своей».

Что означает слово «зефиры» в данном тексте?

а) насекомое; б) птицы; в) теплые летние ветры; г) солнечные лучи.

 

Ключ к тесту:

№ 1. б.

№ 2. а.

№ 3. а.

№ 4. г.

№ 5. в.

№ 6. а.

№ 7. г.

№ 8. б.

№ 9. г.

№ 10. в.

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Тест. Произведения русских писателей XVIII века

№ 1. Какой жанр художественной литературы имеет следующее определение: «Краткий иносказательный рассказ поучительного характера. Действующими лицами часто выступают животные, предметы, в которых проявляются человеческие качества»?

а) сказка; б) басня; в) загадка; г) пословица.

№ 2. Как называется выражение отвлеченной, абстрактной мысли с помощью конкретного образа (например, хитрости – через образ лисы)?

а) аллегория; б) метафора; в) эпитет; г) олицетворение.

№ 3. С чьим именем связывается возникновение басни как жанра литературы?

а) Эзоп; б) Гораций; в) Лафонтен; г) И. А. Крылов.

№ 4. Чьи басни в России стали вершиной развития этого жанра?

а) А. П. Сумарокова; б) И. И. Хемницера; в) И. И. Дмитриева; г) И. А. Крылова.

№ 5. Кто из баснописцев дослужился до чина полковника?

а) А. П. Сумароков; б) И. И. Хемницер; в) И. И. Дмитриев; г) И. А. Крылов.

 

—————————————————————————————————————————————————————————————————————————————

 

Тест. Произведения русских писателей XVIII века

№ 1. Какой жанр художественной литературы имеет следующее определение: «Краткий иносказательный рассказ поучительного характера. Действующими лицами часто выступают животные, предметы, в которых проявляются человеческие качества»?

а) сказка; б) басня; в) загадка; г) пословица.

№ 2. Как называется выражение отвлеченной, абстрактной мысли с помощью конкретного образа (например, хитрости – через образ лисы)?

а) аллегория; б) метафора; в) эпитет; г) олицетворение.

№ 3. С чьим именем связывается возникновение басни как жанра литературы?

а) Эзоп; б) Гораций; в) Лафонтен; г) И. А. Крылов.

№ 4. Чьи басни в России стали вершиной развития этого жанра?

а) А. П. Сумарокова; б) И. И. Хемницера; в) И. И. Дмитриева; г) И. А. Крылова.

№ 5. Кто из баснописцев дослужился до чина полковника?

а) А. П. Сумароков; б) И. И. Хемницер; в) И. И. Дмитриев; г) И. А. Крылов.

—————————————————————————————————————————————————————————————————————————————

 

Тест. Произведения русских писателей XVIII века

№ 1. Какой жанр художественной литературы имеет следующее определение: «Краткий иносказательный рассказ поучительного характера. Действующими лицами часто выступают животные, предметы, в которых проявляются человеческие качества»?

а) сказка; б) басня; в) загадка; г) пословица.

№ 2. Как называется выражение отвлеченной, абстрактной мысли с помощью конкретного образа (например, хитрости – через образ лисы)?

а) аллегория; б) метафора; в) эпитет; г) олицетворение.

№ 3. С чьим именем связывается возникновение басни как жанра литературы?

а) Эзоп; б) Гораций; в) Лафонтен; г) И. А. Крылов.

№ 4. Чьи басни в России стали вершиной развития этого жанра?

а) А. П. Сумарокова; б) И. И. Хемницера; в) И. И. Дмитриева; г) И. А. Крылова.

№ 5. Кто из баснописцев дослужился до чина полковника?

а) А. П. Сумароков; б) И. И. Хемницер; в) И. И. Дмитриев; г) И. А. Крылов.

—————————————————————————————————————————————————————————————————————————————

 

Тест. Произведения русских писателей XVIII века

№ 1. Какой жанр художественной литературы имеет следующее определение: «Краткий иносказательный рассказ поучительного характера. Действующими лицами часто выступают животные, предметы, в которых проявляются человеческие качества»?

а) сказка; б) басня; в) загадка; г) пословица.

№ 2. Как называется выражение отвлеченной, абстрактной мысли с помощью конкретного образа (например, хитрости – через образ лисы)?

а) аллегория; б) метафора; в) эпитет; г) олицетворение.

№ 3. С чьим именем связывается возникновение басни как жанра литературы?

а) Эзоп; б) Гораций; в) Лафонтен; г) И. А. Крылов.

№ 4. Чьи басни в России стали вершиной развития этого жанра?

а) А. П. Сумарокова; б) И. И. Хемницера; в) И. И. Дмитриева; г) И. А. Крылова.

№ 5. Кто из баснописцев дослужился до чина полковника?

а) А. П. Сумароков; б) И. И. Хемницер; в) И. И. Дмитриев; г) И. А. Крылов.

—————————————————————————————————————————————————————————————————————————————

 

 

 

 

 

 

№ 6. Кем работал И. А. Крылов?

а) библиотекарем; б) учителем; в) врачом; г) писарем.

№ 7. В какой басне И. А. Крылова есть следующая мораль: «Избави Бог и нас от этаких судей»?

а) «Свинья под дубом», б) «Лебедь, Щука и Рак», в) «Лев и ягненок», г) «Осел и Соловей».

№ 8. Как осел обращается к Соловью (басня И. А. Крылова «Осел и Соловей»)?

а) голубчик; б) дружище; в) товарищ; г) господин.

№ 9. В басне И. А. Крылова «Осел и Соловей» есть строки: «Услыша суд такой, мой бедный Соловей / Вспорхнул – и полетел за тридевять земель».

Какое числительное в старинном счете девятками обозначает слово «тридевять»?

а) 3; б) 9; в) 12; г) 27.

№ 10. В басне И. А. Крылова «Листы и Корни» есть строки: «В прекрасный летний день, / Бросая по долине тень, / Листы на дереве с зефирами шептали, / Хвалились густотой, зеленостью своей».

Что означает слово «зефиры» в данном тексте?

а) насекомое; б) птицы; в) теплые летние ветры; г) солнечные лучи.

 

 

—————————————————————————————————————————————————————————————————————————————

 

№ 6. Кем работал И. А. Крылов?

а) библиотекарем; б) учителем; в) врачом; г) писарем.

№ 7. В какой басне И. А. Крылова есть следующая мораль: «Избави Бог и нас от этаких судей»?

а) «Свинья под дубом», б) «Лебедь, Щука и Рак», в) «Лев и ягненок», г) «Осел и Соловей».

№ 8. Как осел обращается к Соловью (басня И. А. Крылова «Осел и Соловей»)?

а) голубчик; б) дружище; в) товарищ; г) господин.

№ 9. В басне И. А. Крылова «Осел и Соловей» есть строки: «Услыша суд такой, мой бедный Соловей / Вспорхнул – и полетел за тридевять земель».

Какое числительное в старинном счете девятками обозначает слово «тридевять»?

а) 3; б) 9; в) 12; г) 27.

№ 10. В басне И. А. Крылова «Листы и Корни» есть строки: «В прекрасный летний день, / Бросая по долине тень, / Листы на дереве с зефирами шептали, / Хвалились густотой, зеленостью своей».

Что означает слово «зефиры» в данном тексте?

а) насекомое; б) птицы; в) теплые летние ветры; г) солнечные лучи.

—————————————————————————————————————————————————————————————————————————————

 

№ 6. Кем работал И. А. Крылов?

а) библиотекарем; б) учителем; в) врачом; г) писарем.

№ 7. В какой басне И. А. Крылова есть следующая мораль: «Избави Бог и нас от этаких судей»?

а) «Свинья под дубом», б) «Лебедь, Щука и Рак», в) «Лев и ягненок», г) «Осел и Соловей».

№ 8. Как осел обращается к Соловью (басня И. А. Крылова «Осел и Соловей»)?

а) голубчик; б) дружище; в) товарищ; г) господин.

№ 9. В басне И. А. Крылова «Осел и Соловей» есть строки: «Услыша суд такой, мой бедный Соловей / Вспорхнул – и полетел за тридевять земель».

Какое числительное в старинном счете девятками обозначает слово «тридевять»?

а) 3; б) 9; в) 12; г) 27.

№ 10. В басне И. А. Крылова «Листы и Корни» есть строки: «В прекрасный летний день, / Бросая по долине тень, / Листы на дереве с зефирами шептали, / Хвалились густотой, зеленостью своей».

Что означает слово «зефиры» в данном тексте?

а) насекомое; б) птицы; в) теплые летние ветры; г) солнечные лучи.

—————————————————————————————————————————————————————————————————————————————

 

№ 6. Кем работал И. А. Крылов?

а) библиотекарем; б) учителем; в) врачом; г) писарем.

№ 7. В какой басне И. А. Крылова есть следующая мораль: «Избави Бог и нас от этаких судей»?

а) «Свинья под дубом», б) «Лебедь, Щука и Рак», в) «Лев и ягненок», г) «Осел и Соловей».

№ 8. Как осел обращается к Соловью (басня И. А. Крылова «Осел и Соловей»)?

а) голубчик; б) дружище; в) товарищ; г) господин.

№ 9. В басне И. А. Крылова «Осел и Соловей» есть строки: «Услыша суд такой, мой бедный Соловей / Вспорхнул – и полетел за тридевять земель».

Какое числительное в старинном счете девятками обозначает слово «тридевять»?

а) 3; б) 9; в) 12; г) 27.

№ 10. В басне И. А. Крылова «Листы и Корни» есть строки: «В прекрасный летний день, / Бросая по долине тень, / Листы на дереве с зефирами шептали, / Хвалились густотой, зеленостью своей».

Что означает слово «зефиры» в данном тексте?

а) насекомое; б) птицы; в) теплые летние ветры; г) солнечные лучи.

—————————————————————————————————————————————————————————————————————————————

Русская литература XVIII – начала XIX века

Русская литература XVIII – начала XIX века

Итак, вы теперь знаете уже очень многое о развитии западноевропейской литературы, о таких явлениях в ней, как Возрождение, классицизм, барокко, сентиментализм… А что же происходило в это время в литературе русской? В ней происходили важные процессы и изменения. Особенно существенным для становления и развития русской литературы стал XVIII век. К началу этого столетия русская литература серьезно отставала от литературы Западной Европы. Но за несколько десятилетий этот разрыв свелся практически к нулю, и в XIX век русская литература вступила уже как равная в семье европейских литератур. Объяснение этому явлению следует, конечно, искать в интенсивном развитии всей русской истории XVIII века, начатом петровскими реформами (вспомните, пожалуйста, что вы о них знаете). В XVIII столетии нашему народу, а вместе с ним и литературе удалось, по выражению А. С. Пушкина, «в просвещении стать с веком наравне».

В это время складывается так называемая новая русская литература. Вы, естественно, пожелаете узнать, почему она новая и чем отличается от старой. Вообще-то отличий много, но мы остановимся на одном, самом главном. До XVIII века литература так или иначе «обслуживала» какие-то насущные потребности общества – гражданские, религиозные, бытовые. В XVIII же веке литература впервые проявила себя как особая, самостоятельная форма общественного сознания, и на первый план выдвинулось эстетическое значение литературных произведений. Соответственно появляются первые профессиональные писатели и поэты, для которых литература становится если не самым главным, то одним из основных занятий.

Русская литература этого периода обогащается развитой системой художественных средств и приемов, постепенно создается литературный язык, формируется разветвленная система литературных жанров (вспомните, что такое жанр и какие жанры вы знаете): ода, элегия, трагедия, слезная драма, высокая комедия, поэма. Многое из того, чем прославилась на весь мир русская классическая литература XIX столетия, зародилось именно в XVIII веке – идеи гуманизма, просвещения, патриотизма, художественный психологизм, высокая стихотворная культура.

В XVIII веке в русской литературе сложилась такая художественная система, как классицизм. Вы уже знакомы с произведениями писателей-классицистов в зарубежной литературе, поэтому вам будет легче справиться с изучением классицизма русского. Дело в том, что русский и европейский классицизм имели много общего. Общей была ориентация на культ разума, на подражание античным образцам и облагороженной природе, строгость в соблюдении поэтических правил и законов, нормативность поэтики, устойчивая жанровая структура. Но у русского классицизма были и свои оригинальные черты. Важнейшие из них – внимание к конкретной российской действительности и остросатирическая направленность. В отличие от своих западных коллег литература русского классицизма предпочитала брать сюжеты не из античной мифологии, а из реальной действительности своего времени или из русской истории, что особенно сказалось в творчестве А. Д. Кантемира, М. В. Ломоносова, Д. И. Фонвизина, Г. Р. Державина, И. А. Крылова. Соответственно в русском классицизме большое место заняло обличение пороков, которые наблюдали писатели и поэты в современной им действительности, и меньшее – проповедь морально-нравственных идеалов.

Через школу классицизма прошли практически все выдающиеся писатели и поэты XVIII века. К тем, кого я уже назвал, можно добавить имена В. К. Тредиаковского, А. П. Сумарокова, В. П. Петрова, И. И. Дмитриева.

Философской и идеологической основой классицизма служили идеи Просвещения (с общими чертами этой философии вы уже знакомы по западноевропейской литературе). Но и здесь национальное своеобразие русской литературы проявилось достаточно ярко. Просветители считали коренным пороком общества невежество и горячо выступали в защиту идей образования, правильного воспитания, полагая, что разумный и просвещенный человек составляет основу гармонического общества, лишенного внутренних противоречий. Кроме того, просветители полагали, что просвещенная личность не способна приносить зло обществу и другому человеку, то есть в просвещении и воспитании они видели средство исправления общественных нравов. Но если европейские просветители ориентировались в основном на «третье сословие», то есть главным образом на буржуазию, то Просвещение русское выдвинуло на первый план образ просвещенного дворянина-патриота, особенно настаивая на идее просвещенной монархии (оды М. В. Ломоносова, комедии Д. И. Фонвизина).

Другой отличительной чертой русского национального Просвещения стало обращение к жизни крестьян, к проблеме крепостного права, которое, с точки зрения большинства русских просветителей, было несовместимо ни с просвещенностью, ни с гуманностью, ни с разумом (эта черта ярко отразилась в произведениях Н. И. Новикова, А. Н. Радищева). К национальному своеобразию русского Просвещения надо отнести еще и его патриотическое звучание, стремление не отстать от Европы в деле цивилизации, культуры, демократии. И это понятно, так как именно в XVIII веке Россия из державы преимущественно азиатской превращается в великое европейское государство.

Новое содержание требовало для себя и новых форм воплощения. До середины XVIII века русская литература переживала достаточно серьезные проблемы, которые выражались в неразработанности национального литературного языка, в недостатках силлабической системы стихосложения. Требовались коренные реформы, и начал их выдающийся литератор XVIII века В. К. Тредиаковский. Начал он с реформы литературного языка. До Тредиаковского литература в основном создавалась на церковнославянском языке. Тредиаковский коренным образом изменил это положение, стараясь создавать свои произведения на чисто русском языке, без примеси «словенщины».

Почему Тредиаковский предпочитал исконно русский язык церковнославянскому? По трем причинам. Первая состояла в том, что церковнославянский язык был, с точки зрения Тредиаковского, не пригоден для выражения светского, мирского содержания. «Язык словенский у нас есть язык церковный», – писал Тредиаковский. Вторая причина – непонятность «словенского» языка для широкого круга читателей, для которого и писал Тредиаковский. Наконец, третья причина – чисто эстетическая: Тредиаковский считал «словенский язык» слишком жестким и художественно невыразительным. В то же время он решительно восставал против использования в художественных произведениях низкой, простонародной лексики, в чем отличался от Ломоносова, шедшего в реформе языка дальше своего предшественника.

Другим важнейшим достижением Тредиаковского стала реформа русского стихосложения, хотя и не доведенная им до конца. До Тредиаковского в русском стихосложении господствовала так называемая силлабическая система. В этой системе важно было одинаковое количество слогов во всех строчках, а ударения в них располагались как попало. Эта система была заимствована русскими стихотворцами А. Кантемиром, С. Медведевым из польского языка, но для языка русского она оказалась непригодной, поскольку не давала стиху четкого ритма: ударения в строке, располагавшиеся хаотично, не создавали определенного ритмического рисунка.

Проще говоря, стих выглядел немузыкальным, мало чем отличался от прозы. В силлабо-тонической системе принцип организации стиха несколько другой: в ней ударение падает либо на каждый второй (хорей, ямб), либо на каждый третий (дактиль, амфибрахий, анапест) слог.

Вспомните, пожалуйста, что вам известно о перечисленных стихотворных размерах и об основах стихосложения.

Пытался Тредиаковский реформировать и русскую прозу, однако не добился здесь значительных успехов. Вообще надо сказать, что многое из того, что было начато Тредиаковским, получило законченное воплощение в теории и практике более поздних литераторов – М. В. Ломоносова, Г. Р. Державина, H. М. Карамзина и особенно А. С. Пушкина.

Данный текст является ознакомительным фрагментом.

Продолжение на ЛитРес

Бестселлеры XVIII века • Arzamas

Интимная переписка со знатной девушкой, путешествие на летающий остров, критика правления Петра Великого и другие хиты, которыми зачитывалась Европа три столетия назад и которые и сегодня могут поразить читателя

Составил Кирилл Осповат

На начало XVIII века пришлось становление массового книгопечатания, книжного рынка и возникновение самого феномена бестселлера — книги, выходящей большими тиражами и благодаря своему коммерческому успеху встающей (хотя бы на время) в один ряд с классическими текстами старых времен. Такие книги, перепечатывавшиеся в оригинале и быстро изготовленных переводах, приобретали общеевропейскую славу и формировали публику как инстанцию, способную обсуждать и критиковать политические, общественные и нравственные установления Старого порядка. Состав бестселлеров XVIII века отражал круг интересов этой публики: любовные, приключенческие и политические романы и их сатирические перепевы, политические и философские трактаты, популярные драмы и зарождающаяся журналистика.


Франсуа Фенелон. «Приключения Телемака» (1699) Иллюстрированное издание «Приключений Телемака». 1717 год © Bibliothèque nationale de France

Аллегорический роман о древней и современной политике, написанный благочестивым наставником французского наследника, запрещенный во Франции к печати и получивший благодаря этому скандальную известность во всей Европе. Богиня мудрости Минерва под видом наставника Ментора сопровождает Телемака, сына Одиссея, в поисках отца и на разных примерах объясняет ему обязанности и опасности королевского правления. За греческими именами читатели могли угадывать критику современных обстоятельств. В русском переводе роман был издан по личному приказу императрицы Елизаветы, после того как переводчик (Андрей Хрущев) был казнен при Анне Иоанновне по ложному обвинению.

 «Чрез меру сильная власть всегда бывает пред великим падением, подобна луку крепко натянуту, который вскоре переломится, ежели не будет ослаблен, но кто смеет ослабити? Идоменей весь сею лестною властию упоен был, лишился бы престола своего, но исцелился. Боги послали нас избавити его от ослепленной и чрезмерной власти, которая человекам неприлична, и еще чудотворением очи его отворилися».


Журнал «Зритель» (1711–1712) Журнал «Зритель». Обложка выпуска 1788 года © Wikimedia Commons

Одна из вех европейской журналистики — английский журнал Джозефа Аддисона и Ричарда Стиля, десятилетиями читавшийся, переводившийся и переиздававшийся в Англии и других странах Европы. Если в романах рассуждения о современной политике и культуре были одним из элементов вымышленного сюжета, то в новом формате журнала с короткими выпусками читатель получал доступ к размышлениям на серьезные темы, необременительно кратким и написанным легким слогом светского разговора. Одним из первых журнал предлагал своим разрозненным читателям роль общества, уполномоченного судить о политике и обо всем остальном.

«Так я живу в мире, скорее как наблюдатель человечества, чем как его член; я сделался философским политиком, солдатом, купцом и ремесленником, никогда не мешаясь ни в одно практическое дело. Я очень хорошо знаком с теорией мужа или отца и могу различить заблуждения в хозяйстве, делах и развлечениях других лучше, чем они сами, — как наблюдатели видят слабые места в игре, ускользающие от игроков. Я никогда не брал сторону ни одной партии со страстью и намерен сохранять точный нейтралитет между вигами и тори, если только боевые действия с одной из сторон не заставят меня выбирать между ними. Короче, я всегда действовал в своей жизни как созерцатель и намерен выдержать эту роль в настоящем издании».


Даниэль Дефо. «Робинзон Крузо» (1719) Первое издание «Робинзона Крузо». 1719 год © Wikimedia Commons

Хрестоматийный роман представляет собой утопию капиталистической экспансии, освоения неевропейского мира европейцем-хозяином, строителем и дельцом. Выброшенный на необитаемый остров рабовладелец и работорговец отстраивает хозяйство — прообраз цивилизации из остатков корабельной утвари и местных материалов, а вслед за тем и естественное для него господство над «туземцами», обоснованное в колониальной риторике романа долгом благодарности. Популярность романа была связана не только с увлекательным сюжетом, но и с насущностью его тем, отзывавшихся главными вопросами общественного существования образованных классов в XVIII веке.

«Покидают отчизну в погоне за приключениями, сказал он, или те, кому нечего терять, или честолюбцы, жаждущие создать себе высшее положение; пускаясь в предприятия, выходящие из рамок обыденной жизни, они стремятся поправить дела и покрыть славой свое имя; но подобные вещи или мне не по силам, или унизительны для меня; мое место — середина, то есть то, что можно назвать высшею ступенью скромного существования, которое, как он убедился на многолетнем опыте, является для нас лучшим в мире, наиболее подходящим для человеческого счастья, избавленным как от нужды и лишений, физического труда и страданий, выпадающих на долю низших классов, так и от роскоши, честолюбия, чванства и зависти высших классов».


Джонатан Свифт. «Путешествия Гулливера» (1726) Первое издание «Путешествий Гулливера». 1726 год © Wikimedia Commons

Еще один роман о заморских путешествиях — опровержение капиталистического оптимизма Дефо. Английского путешественника выбрасывает раз за разом не на пустынные острова, а в диковинные цивилизации: придворную монархию лилипутов, простое общество великанов, на летающий остров ученых чиновников и, наконец, в нравственную утопию говорящих коней. Своеобычные в своих достоинствах и недостатках, эти миры не позволяют сделать вывода о благотворности прогресса и колонизации, но ставят под сомнение достоинства европейского политико-экономического строя, цивилизации и даже человеческой природы как таковой. Образец путешествия, в котором путешественник (и его читатель) должен прежде всего вопрошать себя и свой собственный мир, точнее — европейский строй XVIII века с его контрастом между архаическим общественным устройством и духом интеллектуальной и нравственной критики.

«Мой краткий исторический очерк нашей страны за последнее столетие поверг короля в крайнее изумление. Он объявил, что, по его мнению, эта история есть не что иное, как куча заговоров, смут, убийств, избиений, революций и высылок, являющихся худшим результатом жадности, партийности, лицемерия, вероломства, жестокости, бешенства, безумия, ненависти, зависти, сластолюбия, злобы и честолюбия».


Аббат Прево. «История кавалера де Грие и Манон Леско» (1731) «История кавалера де Грие и Манон Леско». Издание 1756 года © Bibliothèque nationale de France

Любовный роман — от «Принцессы Клевской» Мадам де Лафайет до «Опасных связей» Шодерло де Лакло — был едва ли не главным жанром, формировавшим культурный автопортрет предреволюционной Франции и востребованным ее читательской публикой. В романе Прево изображаются похождения двух молодых людей веселой эпохи Регентства, сделавших любовную страсть (а не устойчивые амплуа традиционного общества) стержнем своего существования. Читательская симпатия к аморальным героям заставляет поставить под вопрос саму идею нравственности как набора запретов.

«Размышляя о нравственных правилах, нельзя не дивиться, видя, как люди в одно и то же время и уважают их, и пренебрегают ими; задаешься вопросом, в чем причина того странного свойства человеческого сердца, что, увлекаясь идеями добра и совершенства, оно на деле удаляется от них».


Александр Поуп. «Опыт о человеке» (1734) «Опыт о человеке». 1734 год © pinterest.com

Философская поэма, рискованный опыт сочетания поэтической выразительности с абстрактно-философской темой, оправданием Бога и мирового порядка. Сочетая отзвуки различных изводов философского оптимизма (Шефтсбери, Лейбниц), Поуп вписывает их в поэтическую форму, с тем чтобы обнаружить в философских истинах непосредственную апелляцию к читателю, его личному нравственному и эмоциональному опыту. «Опыт о человеке» остается поэтому поэзией, улавливающей и задающей эмоциональный тон эпохи, мимолетные, но живо ощущаемые оттенки вечного вопроса, как быть человеком. Поэма была популярна в Англии и континентальной Европе, ее русский перевод был выполнен и напечатан по инициативе Ломоносова.

О счастье, наших цель желаний и конец!
Покой, довольство ли, приятность ли сердец,
Какое бы тебе название ни было,
Для одного тебя житье нам наше мило,
Для одного мечи, тиранства, му́ки, глад
И смерти самыя нимало не страшат.
Не знаем твоего ни имени, ни свойства,
Что ты за вещь, что в нас рождаешь беспокойства.
Всегда ты близко нас, далеко завсегда,
Где нет, тут все тебя мы ищем без плода.


Жан-Жак Руссо. «Юлия, или Новая Элоиза» (1761) «Юлия, или Новая Элоиза». 1761 год © Wikimedia Commons

Eдва ли не самая популярная книга XVIII века, роман в письмах из швейцарской жизни, рассказывающий о любви нанятого учителя Сен-Пре и его высокородной ученицы Юлии д’Этанж. Брак их по общественным условиям невозможен, так что переписка героев становится лабораторией новой интимности, существующей вне, точнее в тени, традиционной семьи и вдали от привычного великосветского адюльтера. Это был не только литературный эксперимент: роман оказался столь точен, что читатели требовали от Руссо настоящих имен его героев. 

«Целомудренная девица романов не читает, я же предварил сей роман достаточно ясным заглавием, дабы всякий, открывая книгу, знал, что перед ним такое. И если вопреки заглавию девушка осмелится прочесть хотя бы страницу — значит, она создание погибшее; пусть только не приписывает свою гибель этой книге: зло свершилось раньше. Но раз она начала чтение, пусть уж прочтет до конца: терять ей нечего».


Иоганн Вольфганг фон Гете. «Гец фон Берлихинген» (1773) «Гец фон Берлихинген». 1773 год © www.friedel-schardt.de

Один из первых опытов драматической разработки национальной исторической памяти по шекспировскому образцу. Пьеса разрушала устоявшиеся правила классицистической драмы и выводила на сцену бунт рыцаря старого покроя против законов нового, постфеодального порядка. Пьеса Гете приобрела моментальный успех: зарождавшийся интерес к национальной истории сочетался в ней с вполне современными проблемами — как и в других жанрах и произведениях этого времени, монархическая государственность и обеспеченный ею гражданский мир служит точкой отсчета для осмысления дилемм личной воли, одновременно притягательной и разрушительной. 

«Мне сдаться? На гнев и милость? Ты с кем говоришь? Что я — разбойник? Скажи твоему начальнику, что к его императорскому величеству я, как всегда, чувствую должное уважение. А он, скажи ему, он может лизать меня в жопу».


Иоганн Вольфганг фон Гете. «Страдания юного Вертера» (1774) «Страдания юного Вертера». 1774 год © Wikimedia Сommons

Снова эпистолярный роман, отклик на Руссо и исповедь героя, который, подобно Сен-Пре во второй части «Новой Элоизы», ищет себе места рядом с возлюбленной и ее мужем. Не умея смириться с отказом женщины и общественной неполноценностью плебея, герой кончает с собой. Литературное изобретение, или открытие, современного человека, неспособного найти себя в своей общественной роли и мировом порядке и строящего свою личность вокруг саморазрушительного средоточия уязвленной чувствительности. Роман сразу же приобрел огромную популярность, создал моду на меланхолию и положил начало литературным успехам жизнерадостного и благополучного Гете.

«„Что ты сделал, несчастный!“ — крикнул Вертер, бросаясь к арестованному. Тот посмотрел на него задумчиво, помолчал и наконец отчеканил невозмутимым тоном: „Не бывать ей ни с кем и с ней никому не бывать!“ Его ввели в харчевню, а Вертер поспешил прочь. Это страшное, жестокое впечатление произвело в нем полный переворот, на миг стряхнуло с него грусть, уныние, тупую покорность. Жалость властно захватила его, он решил во что бы то ни стало спасти того человека. Он так понимал всю глубину его страдания, так искренне оправдывал его даже в убийстве, так входил в его положение, что твердо рассчитывал внушить свои чувства и другим».


Вольтер. «Кандид, или Оптимизм» (1759) Вольтер. Рукопись «Кандида» © Bibliothèque nationale de France

Шарж на приключенческий роман, иронический обзор пестрого и исполненного конфликтами политического мира XVIII века — раздробленная Германия, религиозная Испания, известный большинству читателей Вольтера только из литературы путешествий Новый Свет. «Кандид» мгновенно приобрел известность благодаря своей иронии, хорошему тону умного человека, а подтрунивающего над любой ортодоксией, твердой верой в политический и метафизический порядок. Знаменитый проповедник этой веры, философ Панглосс, пародирует философию Лейбница и Поупа и произносит в финале формулу необходимого, но веселого смирения.

«Все события неразрывно связаны в лучшем из возможных миров. Если бы вы не были изгнаны из прекрасного замка здоровым пинком в зад за любовь к Кунигунде, если бы не были взяты инквизицией, если бы не обошли пешком всю Америку, если бы не проткнули шпагой барона, если бы не потеряли всех ваших баранов из славной страны Эльдорадо — не есть бы вам сейчас ни лимонной корки в сахаре, ни фисташек».


Шарль Луи Монтескьё. «О духе законов» (1748) «О духе законов». 1748 год © Wikimedia Commons

Еще один атлас политического мира, на этот раз исполненный в теоретическом ключе. Аналитически взвешенный разбор разных форм политического устройства и соответствующих им общественных пружин — честь в монархиях, страх в деспотиях, почти недостижимая «политическая добродетель» (патриотическая сознательность) в республиках. На этом атласе искала себя Россия: Монтескьё анализировал петровские реформы, и его формулировки заимствовала Екатерина II для своего «Наказа» Уложенной комиссии. Одновременно одобряя и осуждая петровские реформы, Монтескьё задал систему координат («Восток — Европа», «просвещенная монархия — деспотия»), в которых долго еще будет осмысляться русская государственность.

«Закон, обязывавший московитов брить бороду и укорачивать платье, и насилие Петра I, приказывавшего обрезать до колен длинные одежды каждого, кто входил в город, были порождением тирании. Есть средства бороться с преступлениями: это наказания; есть средства для изменения обычаев: это примеры. Легкость и быстрота, с которыми этот народ приобщился к цивилизации, неопровержимо доказали, что его государь был о нем слишком дурного мнения и что его народы вовсе не были скотами, как он отзывался о них. Насильственные средства, которые он употреблял, были бесполезны: он мог бы достигнуть своей цели и кротостью».


Жан-Жак Руссо. «Об общественном договоре» (1762) «Об общественном договоре». 1762 год © Wikimedia Commons

Политический трактат, оказавшийся провозвестником Великой французской революции и современных теорий демократического государства. Вступая в спор с почти повсеместно принятым в Европе монархическим порядком и его обоснованиями, Руссо не просто признает народ источником власти (это было общепризнанной аксиомой), но вверяет ему постоянно действующий теоретический суверенитет, не исчезающий в однократном акте установления правительств. Абстракция «общей воли», а не исторические институты власти становится точкой отсчета политической мысли и требует среди прочего признания права народа на бунт. Книга Руссо была сразу по выходе запрещена и стала библией политического вольномыслия.

«Меня могут спросить: разве я государь или законодатель, что пишу о политике. Будь я государь или законодатель, я не стал бы терять время на разговоры о том, что нужно делать, — я либо делал бы это, либо молчал. Поскольку я рожден гражданином свободного Государства и членом суверена, то, как бы мало ни значил мой голос в общественных делах, права подавать его при обсуждении этих дел достаточно, чтобы обязать меня уяснить себе их сущность, и я счастлив, что всякий раз, рассуждая о формах Правления, нахожу в моих разысканиях все новые причины любить образ Правления моей страны».


Фридрих Шиллер. «Разбойники» (1781) «Разбойники». 1781 год © Wikimedia Commons

Драма плаща и шпаги, один из самых известных (наряду с «Вертером» и «Гецем» Гете) текстов немецкой школы «бури и натиска» — недолговечной и скандальной литературной манеры, искавшей в преувеличенных вымыслах язык для общественных фрустраций образованной молодежи в обществе, управляемом геронтократическими иерархиями. Если ревнивый герой Гете готов оправдать совершенное другим убийство из ревности, добродетельный герой Шиллера Карл Моор сам становится разбойником после того, как брат лишает его отца, наследства и невесты. Исполненная гиперболических речей и невероятных поступков пьеса пользовалась огромной популярностью у зрителей, не стремившихся к карьере на большой дороге, но живо ощущавших разрушительность собственных желаний для традиционного порядка.

«Души тех, кого я придушил во время любовных ласк, кого я поразил во время мирного сна, души тех… Ха-ха-ха! Слышите этот взрыв пороховой башни над постелями рожениц? Видите, как пламя лижет колыбели младенцев? Вот он, твой венчальный факел! Вот она, твоя свадебная музыка! О, Господь ничего не забывает, он умеет все связать воедино. А потому прочь от меня, блаженство любви! А потому любовь для меня пытка! Вот оно, возмездие!»


Пьер Бомарше. «Безумный день, или Женитьба Фигаро» (1784) «Безумный день, или Женитьба Фигаро». 1785 год © Bibliothèque nationale de France

Пользовавшаяся огромной популярностью комедия, в которой Дантон и Наполеон видели предвестие Великой французской революции. Изображает конфликт между высокородным дворянином, воплощающим нравственное разложение старой аристократии, и его слугой, завоевывающим по ходу пьесы право не уступать своему хозяину. Построенный на комических приемах переодевания и подслушивания сюжет о борьбе за благосклонность женщины выводит на сцену и ставит под вопрос основополагающие представления Старого порядка о любви как основании традиционной власти (высших сословий над низшими, мужа над женой): то, что дворянин считает любовью, зрителю видится недостойным принуждением.

В жизни есть закон могучий:
Кто пастух — кто господин!
Но рожденье — это случай,
Все решает ум один.
Повелитель сверхмогучий
Обращается во прах,
А Вольтер живет в веках.  

100 главных русских книг XXI века

В составлении рейтинга приняли участие:

Василий Авченко, писатель • Иван Аксёнов, издатель (Common Place), редактор сайта «Горький» • Максим Амелин, поэт, переводчик, издатель («ОГИ») • Любовь Аркус, киновед, режиссёр, основатель журнала «Сеанс» и фонда «Антон тут рядом» • Андрей Аствацатуров, филолог, писатель, директор Музея В. В. Набокова (Санкт-Петербург) • Варвара Бабицкая, критик, переводчица, редактор проекта «Полка» • Ольга Балла, критик, литературовед • Полина Барскова, поэт, писатель, литературовед, историк • Лиза Биргер, критик • Арина Бойко, писательница, редактор журнала «Незнание» • Дмитрий Быков, поэт, писатель, журналист • Андрей Василевский, поэт, главный редактор журнала «Новый мир» • Оксана Васякина, поэтесса, критик • Евгения Вежлян, филолог, критик, доцент РГГУ • Михаил Велижев, историк, филолог, профессор НИУ ВШЭ • Александр Вершинин, генеральный директор Российской национальной библиотеки • Михаил Визель, критик, переводчик, шеф-редактор портала «Год литературы» • Евгения Власенко, критик • Евгений Водолазкин, писатель, литературовед • Юля Вронская, куратор литературной премии «Ясная Поляна» • Мария Галина, поэт, писатель • Сергей Гандлевский, поэт • Алиса Ганиева, писательница • Стефано Гардзонио, филолог • Александр Генис, писатель, журналист, ведущий радио «Свобода» • Линор Горалик, поэтесса, писательница, главный редактор сайта PostPost • Александр Горбачёв, критик • Алла Горбунова, поэт, писатель • Игорь Гулин, критик • Саша Гусева, писательница, редактор журнала «Незнание» • Лев Данилкин, писатель, критик • Дмитрий Данилов, писатель, драматург • Филипп Дзядко, филолог, главный редактор проекта Arzamas • Александр Долинин, филолог, почётный профессор Университета Висконсина в Мэдисоне (США) • Никита Елисеев, филолог, критик, библиограф Российской национальной библиотеки (Санкт-Петербург) • Евгений Ермолин, критик • Анастасия Завозова, переводчица, главный редактор платформы Storytel • Дмитрий Захаров, писатель • Дмитрий Иванов, литературовед, главный редактор сайта «Горький» • Наталья Иванова, критик, литературовед, заместительница главного редактора журнала «Знамя» • Шамиль Идиатуллин, писатель • Николай Картозия, журналист, режиссёр, генеральный директор телеканала «Пятница» • Игорь Кириенков, критик • Маруся Климова, писательница, переводчица • Алексей Конаков, критик, литературовед • Сергей Костырко, писатель, критик, редактор журнала «Новый мир», куратор проекта «Журнальный зал» • Михаил Котомин, издатель (Ad Marginem) • Ирина Кравцова, издатель (Издательство Ивана Лимбаха) • Максим Кронгауз, лингвист, профессор РГГУ • Сергей Кузнецов, писатель • Дмитрий Кузьмин, поэт, переводчик, издатель («АРГО-Риск», Literature Without Borders), главный редактор журнала «Воздух» • Валентин Курбатов, литературовед, критик, прозаик • Андрей Лазарчук, писатель • Денис Ларионов, поэт, критик, литературовед, преподаватель РГГУ, редактор «Художественной серии» («Новое литературное обозрение») • Мария Лебедева, критик • Сергей Лебеденко, критик • Вадим Левенталь, писатель, издатель, ответственный секретарь премии «Национальный бестселлер» • Андрей Левкин, писатель, эссеист • Ян Левченко, филолог, культуролог, киновед, профессор НИУ ВШЭ • Роман Лейбов, литературовед, профессор Тартуского университета (Эстония) • Олег Лекманов, литературовед, профессор НИУ ВШЭ • Евгений Лесин, поэт, критик, ответственный редактор газеты «НГ-ExLibris» • Марк Липовецкий, литературовед, профессор Колумбийского университета (США) • Евгения Лисицына, критик • Кирилл Маевский, арт-директор Центра современной культуры «Смена» (Казань), программный директор книжного фестиваля «Смена» • Мария Майофис, литературовед, доцент НИУ ВШЭ • Максим Мамлыга, критик, обозреватель • Александр Марков, филолог, переводчик, культуролог, профессор РГГУ • Шаши Мартынова, переводчица, издательница (DodoPress), создательница сети книжных магазинов «Додо» • Ирина Машинская, поэтесса, главный редактор журнала «Стороны света» • Константин Мильчин, критик, шеф-редактор проекта Storytel • Егор Михайлов, критик, редактор сайта «Афиша Daily» • Глеб Морев, филолог, редактор отдела литературы сайта Colta • Катя Морозова, главный редактор журнала «Носорог» • Иван Напреенко, критик, социолог, музыкант, художник, редактор сайта «Горький» • Андрей Немзер, критик, литературовед, профессор НИУ ВШЭ • Мария Нестеренко, критик, редактор, куратор книжных серий (Common Place, «Новое литературное обозрение») • Лев Оборин, поэт, критик, редактор проекта «Полка» • Сергей Оробий, критик, литературовед, доцент Благовещенского государственного педагогического университета • Максим Осипов, писатель • Михаил Павловец, литературовед, профессор НИУ ВШЭ • Екатерина Писарева, критик, главный редактор портала MyBook • Юлия Подлубнова, поэтесса, критик • Николай Подосокорский, литературовед • Алексей Поляринов, писатель, эссеист, переводчик • Валерия Пустовая, критик, писательница • Дмитрий Ренанский, театровед, музыкальный критик, редактор отдела театра сайта Colta • Андрей Рубанов, писатель, сценарист • Полина Рыжова, сценаристка, редактор проекта «Полка», редактор издательства Individuum • Феликс Сандалов, главный редактор издательства Individuum • Юрий Сапрыкин, журналист, культуролог, руководитель проекта «Полка» • Станислав Секретов, критик • София Синицкая, писательница, литературовед • Александр Скидан, поэт, критик • Станислав Снытко, писатель • Николай Солодников, журналист • Виктор Сонькин, переводчик, филолог, преподаватель МГУ • Владимир Сорокин, писатель • Мария Степанова, поэтесса, писательница, эссеистка, главный редактор сайта Colta • Марина Степнова, писательница, профессор НИУ ВШЭ • Максим Сурков, директор книжного магазина «Циолковский» • Владислав Толстов, критик • Татьяна Трофимова, филолог, преподавательница ВШЭ-РЭШ • Георгий Урушадзе, генеральный директор премии «Большая книга» • Артём Фаустов, создатель книжного магазина «Все свободны» • Лиза Хейден-Эспеншейд, переводчица русской литературы • Наталья Черных, поэтесса, писательница • Игорь Шайтанов, литературовед, критик, профессор РГГУ, главный редактор журнала «Вопросы литературы» • Алла Шлыкова, ведущий редактор «Редакции Елены Шубиной» • Елена Шубина, литературовед, издательница («Редакция Елены Шубиной»/«АСТ») • Николай Эппле, филолог, переводчик, журналист • Михаил Эпштейн, литературовед, философ, критик, профессор университета Эмори (США) • Галина Юзефович, критик • Юлия Яковлева, писательница, критик

Конспект урока литературы на тему «Произведения русских писателей 18 века. Русская басня»

Конспект урока литературы на тему «Произведения русских писателей 18 века. Русская басня» (6 класс).

Автор: Кузнецова Е.Н.

Цель: продолжить знакомство с жанром басни; познакомиться с творчеством И. И. Дмитриева. Басня «Муха»: противопоставление труда и безделья, смех над присвоением чужих заслуг и хвастовством.

Задача: показать особенности басни как вида литературного произведения.

Оборудование: портрет писателя И.И. Дмитриева; учебник – хрестоматия по литературе В.Я. Коровиной;

Ход урока.

— Речевая разминка.
На доске написано следующее предложение:
Скоро наступит холодная зима.
Прочитать это предложение дважды таким образом, чтобы в первом случае оно отвечало на вопрос: «Когда наступит холодная зима?», а во втором случае — на вопрос: «Какая зима скоро наступит?». Затем оба предложения анализируются и выразительно читаются повторно.

— Проверка домашнего задания.

— Пересказ статьи «Древнерусская литература» и «Сказания о Белгородском киселе».

— Фронтальный опрос.
— Когда возникли сказания «Повести временных лет»? Кто был их автором?
— На чем были основаны сказания «Повести временных лет»?
— Какие особенности древнерусской литературы проявились в «Сказании о белгородском киселе»?

— Слово учителя. Русская басня.
— Что вы знаете об XVIII веке? Какие события в нем происходили? Какие выдающиеся люди жили? Какие цари царствовали?
— О каком писателе этого века мы говорили в 5 классе? Какое из его произведений читали?
— Кто из известных вам писателей и поэтов (в том числе и баснописцев) родился в этом же веке?
И. А. Крылов (1769), В. А. Жуковский (1783), А. С. Пушкин (1799).
Этот век был богат выдающимися событиями и удивительными историями. В то время жили интереснейшие образованные люди. В России образованными людьми были в основном дворяне.
Сегодня мы познакомимся с одним из таких людей, другом Н. М. Карамзина и учителем И. А. Крылова в жанре басни. Зовут его Иван Иванович Дмитриев.
С жанром басни вы познакомились в начальной школе. Басни Крылова знакомы вам с детства, изучали басни великого русского баснописца вы и в пятом классе.
— Назовите басни И,А. Крылова, которые вы знаете.
-Что ценного можно найти для себя в каждой басне?
-Какие крылатые слова из басен Крылова вам запомнились?
Сегодня мы продолжим знакомство с этим жанром.
Басня — краткий рассказ, чаще всего в стихах, как правило, нравоучительного смысла. Цель басни — осмеяние человеческих пороков: глупости, лжи, хитрости, обжорства, лени и т.д. Басня – жанр иносказательный. За вымышленными персонажами (это могут быть птицы, звери, насекомые) скрываются человеческие характеры.

— Работа с учебником.
Чтение статьи В.И. Федорова об И.И. Дмитриеве .

— Беседа с классом.
Иван Иванович Дмитриев прожил долгую жизнь – 77 лет, был современником Пушкина, Лермонтова, Гоголя. Он умер в один год с Пушкиным.- в 1837 г.
-Что в его биографии показалось вам наиболее интересным и значимым?
-Когда проявился у Дмитриева интерес к литературе? В каких жанрах он работал?
-Какие песни Дмитриева были положены на музыку и дожили до наших дней в виде старинных романсов?
-Почему современники называли Дмитриева «русским Лафонтеном»? Назовите басни, написанные Дмитриевым.

II. Басня «Муха»: противопоставление труда и безделья, смех над присвоением чужих заслуг и хвастова

2.Беседа с классом.
-в чем видел Дмитриев назначение баснописца? ( Баснописец не моралист, добрый друг и мудрый советчик.)
-какой сюжет использовал Дмитриев для одной из лучших своих басен «Муха»?
-Кто герои басни? По какому принципу сравниваются бык и муха? ( Бык-трудолюбивый, уставший, Муха-бездельница и хвастунья; она приравнивает себе равные с быком заслуги: тоже работала, пахала.)
-Какие качества характера человека высмеивает Дмитриев в этой басне? (Высмеивает людей, которые, не прилагая никаких усилий готовы присвоить себе чужие труды.)
-В каких словах заключена мораль? ( «Мы пахали!»)
-Эти слова басни стали крылатыми. В какой ситуации можно использовать это выражение?

3. Чтение басни учениками.

III. Самостоятельная работа в тетрадях.
1. Озаглавьте басню по-своему. Объясните, почему вы озаглавили именно так.

2. Отметь, в басне «Муха» Дмитриев противопоставляет:
а)трудолюбие и безделье
б)щедрость и жадность
в)ум и глупость
3. Что муха ответила другой мухе? Допиши.
«Откуда ты, сестра?» — от этой был вопрос.
А та, поднявши нос, в ответ ей говорит: «Откуда?-______________________

4.Как ты думаешь, почему муха присваивает себе труд быка?

5.Отметь пословицу, в которой заключена главная мысль басни «Муха».
а) Труд человека кормит, а лень — портит.
б) Кто ест скоро, тот и работает споро.
в) Умел ошибаться, умей и поправиться.

— Домашнее задание.
1.Подготовить инсценировку басни И. И. Дмитриева «Муха».
2. Письменно ответить на вопрос 5 (с.30).

 

писатели XIX — XX века, не пользующихся читательским вниманием


В этой рубрике рассказываем о писателях XIX — XX века, не пользующихся сейчас читательским вниманием. Наша задача — показать, чем каждый из них выделяется и может быть интересен широкому кругу читателей. Мы постарались выбрать для обзора произведения, легко доступные в интернете или в букинистических изданиях, чтобы при желании с ними можно было бы сразу же познакомиться.

Писатели, представленные в рубрике, работали в разное время. Строго говоря, не всех их можно назвать забытыми: многие вспомнят, например, «Очерки бурсы» Помяловского, «Лягушку-путешественницу» Гаршина, «Гуттаперчевого мальчика» Григоровича или «Севастопольскую страду» Сергеева-Ценского. Основной критерий отбора — отсутствие авторов в школьной программе (тут мы, впрочем, сделали исключение для Гаршина) и относительная «заброшенность» в настоящее время. Надеемся, что читатель откроет для себя в нашем рубрике новые имена.

 

Издательство «Вздорные книги», специализирующееся на безнадежно, казалось бы, забытых авторах, выпустило интереснейшую книгу: под одной обложкой собраны творения отца и сына Колосовских, примечательных графоманов первой русской эмиграции.

Лекция Владимира Сперантова о пролетарской поэзии — поэзии, предназначенной для рабочего класса, явлении молодой советской культуры 1920–1930-х гг..

Лекция Владимира Сперантова о том, как советский поэт Дмитрий Кедрин перенял язык русской лирики XIX в. и передал на нём темы и настроения, актуальные для контекста 1920—40-х гг. 

Лекция Владимира Сперантова о поэте и сатирике Дмитрии Минаеве, в которой рассматриваются его «перепевы» известных стихотворений, литературные пародии и эпиграммы.

Лекция Владимира Сперантова о не-хрестоматийном поэте XVIII века Василии Петрове с анализом стихотворений и введением в исторический и литературный контекст его творчества.

Григорий Недетовский – писатель, псевдоним которого О.Забытый (то есть отец Забытый) оказался «пророческим».

Сергей Сергеев-Ценский – писатель, прошедший в своем творчестве сложную эволюцию. Его ранние произведения, относящиеся к первому десятилетию XX века, отличаются предельно насыщенным стилем, своего рода «наслоениями» образов и метафор.

Василий Слепцов – один из писателей-«шестидесятников» XIX века, показавший себя как превосходный наблюдатель и мастер анализа человеческих взаимоотношений.

Основное произведение сибирского писателя Ивана Кущевского — «Николай Негорев, или Благополучный россиянин» (1871) — один из романов, открывающих новую страницу в истории русской литературы.

Георгий Шилин – один из немногих писателей, которые уже в советское время смогли ввести в «поле зрения» литературы целую новую область: он написал роман о жизни прокаженных.

Сибирский писатель Иннокентий Омулевский наиболее известен своим романом «Шаг за шагом» (1870; первоначальное название — «Светлов, его взгляды и деятельность»). Это один из наиболее ярких романов о «новых людях» 1860-х годов, написанных под влиянием «Что делать?» Чернышевского и публицистики Писарева.

О писателе Якове Буткове – скромном представителе «натуральной школы» 1840-х годов – известно очень немногое. Не установлена даже дата его рождения – она относится к 1820-21 годам.

Шеллер-Михайлов — один из писателей-«шестидесятников», выделяющийся своей необычной судьбой: если большинство из них, поставленных в условия буквально постоянной борьбы за существование, не выдерживали, спивались и умирали примерно к 30 годам, то Шеллер прожил больше 60, до 1900 года. На протяжении всей своей литературной деятельности он отличался «железобетонной» приверженностью идеям 60-х годов.

Николай Успенский (двоюродный брат Глеба Успенского, также включенного в нашу подборку) — писатель, чья биография в какой-то степени даже интереснее его творчества. В литературу он вошел прежде всего как автор рассказов о крестьянах, написанных конце 1850-х — в начале 60-х годов, по поводу которого Чернышевский написал свою программную статью «Не начало ли перемены?».

Характер творчества Федора Решетникова ярко иллюстрирует отзыв о нем Глеба Успенского, написавшего его биографию: «Несколько лет тому назад мне пришлось перечитать решительно все, что написал Решетников — и вот что могу сказать по совести: бока, ребра, печенка, селезенка, подоплека, решительно все суставы и все то, что в суставах и под суставами, — все у меня с тех пор треснуло, расселось, болит, ноет, скрежещет и вопиет. Окончив работу, я упал в обморок».

Дмитрий Григорович — писатель, принадлежащий к «натуральной школе» 1840-х годов, представители которой изображали в своем творчестве преимущественно жизнь социальных низов — мещан, крестьян и мелких чиновников.

русских книг. Российская национальная библиотека. Описание. Коллекции

Книги Николая Кутепова о царской охоте в России

Две книги Николая Кутепова, изданные в 1898 и 1911 годах соответственно

Книжный фонд России — самая большая коллекция в Российской национальной библиотеке, как следует из названия. Исторически выбранным хронологическим рубежом для включения произведений в него стал 1725 год — год смерти императора Петра Великого, правление которого было поистине эпохальным для страны в целом и для русского книгопечатания в частности.

Особое место среди этих сокровищ занимают публикации восемнадцатого века, которые включают императорские указы, проповеди, описания различного рода, начиная от событий национального значения, таких как приход к власти императрицы Елизаветы, до собрания » Кабинет Петра Великого », и, конечно же, произведения русских писателей, просветителей, историков и философов. Они передают особый колорит века, вошедшего в историю как Эпоха Просвещения.Часто эти предметы больше нигде не сохранились.

В 1910-е годы появился принципиально новый тип сборника стихов, который своим сознательным антиэстетизмом бросил вызов существующим культурным стандартам и традициям. Стремление шокировать читателя и нарушить общепринятые правила для изысканных объемов стихов объясняет как использование более удобных методов печати (которые, однако, не допускали больших тиражей), так и кажущуюся примитивность иллюстраций, небрежный дизайн. и сопоставление.Но за очевидным желанием шокировать скрывается нечто более глубокое: критика литературных и художественных норм, отживших свое время, и радикальная, порой бесцеремонная переоценка ценностей, поиск чистоты образа и новых возможностей для синтеза.

Никодим Кондаков. Византийские эмали. Санкт-Петербург, 1892. Владимир Стасов. Рассказ о книге «Византийские эмали». 1898

Одна из первых таких книг, антология футуристов Садок Судей (Санкт-Петербург, 1910), была напечатана литографически на оборотной стороне обоев.В него вошли работы Елены Гуро, Велимира Хлебникова и Давида Бурлюка, оформление — Владимир Бурлюк. В конце 1912 года эта же группа издала в Москве сборник с дерзким названием « Пощечина общественному вкусу». С его дешевой бумагой, гессианским переплетом, строгим шрифтом и полным отсутствием иллюстраций он был призван создать впечатление крайней нищеты в сознательном противопоставлении роскоши эстетических публикаций World of Art и Apollon .Исключительный талант создателей, среди которых были Владимир Маяковский, Василий Кандинский и Бенедикт Лившиц, сделал книгу не просто последней в череде скандальных юношеских бунтов: она стала манифестом русского футуризма.

Творческие идеи и формальные эксперименты, содержащиеся в этих сборниках 1910-х годов, открыли новые возможности для художников, работающих над книгами. Несомненно, они повлияли на дизайн детских книг, которые Ленинградское издательство « Детгиз » выпускало в 20-е годы прошлого века.Сегодня огромный интерес к русскому авангарду снова породил множество новых экспериментов с «рукотворными» книгами по всему миру. Публикации современных художников часто демонстрируют тот же игривый подход, что и в работах футуристов: изменение традиционной формы книги, необычное размещение текста и иллюстраций и преднамеренное нарушение нашего привычного восприятия.

В российских фондах хранятся самые примечательные коллекции:

Более 15 000 книг в российском фонде имеют автографы крупнейших писателей и деятелей культуры, видных государственных деятелей и ученых.С 1950-х годов наши исследователи работают над поиском таких книг в фондах библиотеки.

Книги с автографами не хранятся вместе и отдельного каталога коллекции в целом пока нет.

Редкие и ценные публикации, не входящие в коллекции

  • Книги с автографами [более 15 000 наименований]
  • Книги из частных коллекций, музеев, библиотек различных учреждений, обществ и организаций [около 10 000 единиц хранения]
  • Военная документация [более 7000 единиц]
  • Отечественные редкие и ценные издания [более 3000 единиц]
  • Издания русской зарубежной диаспоры с товарными знаками 1957-2015 гг. [Около 10 000 наименований]

Русские писатели 18 века список

Державин Гаврила Романович (1743-1816) «государственный деятель и тайный советник.Широкую известность как поэт он получил после выхода в свет оды «Фелица», посвященной императрице Екатерине II. Автор стихотворений «Правителям и судьям», «Памятник», «Снегирь» и од «Бог», «Гром Победы, услышь!» и «Водопад».

Кантемир Антиох Дмитриевич (1709-1744) — дипломат, сатирик, баснописец. Автор сатиры «О хуле на учение» и работы по методам стихосложения «Письмо Харитона Мцентина другу о добавлении русских стихов».В качестве переводчика работал над книгой Фонтенеля «Разговоры о многих мирах».

Николай Михайлович Карамзин (1766-1826) — историк и писатель. Создатель многотомного очерка «История государства Российского» и знаменитых «Письма русского путешественника». Автор повести «Бедная Лиза». Редактировал следующие издания: «Московский журнал» и «Вестник Европы».

Княжнин Яков Борисович (1740-1791) — драматург русского классицизма. Автор и переводчик многих пьес.Самые известные: «Вадим Новгородский», «Владимир и Ярополк» и «Росслав».

Ломоносов Михаил Васильевич (1711-1765) — естествоиспытатель, поэт, филолог, историограф. Разработал проект МГУ. Автор произведений и произведений: «Ода взятию Хотина», «Ода Дню Вознесения Господня», «Письмо об употреблении стекла», «Письмо об использовании церковных книг», «Русская грамматика», «Краткое. руководство по риторике ».

Радищев Александр Николаевич (1749-1802) — прозаик, поэт, философ.Самые известные произведения: рассказ «Путешествие из Петербурга в Москву» и ода «Свобода». Участвовал в комиссии по разработке законов при Александре I.

Сумароков Александр Петрович (1717-1777) — поэт, драматург, литературный критик. Автор многочисленных од, сатир, песен, эпитафий и трагедий, в том числе «Димитрий Самозванец», «Мстислав» и «Семира». Он был директором Русского театра и издавал первый в России частный журнал «Трудолюбивая пчела».

Василий Кириллович Тредиаковский (1703-1769) — поэт, переводчик, филолог, один из основоположников слогового стихосложения в России. Самые известные переводческие произведения: «Тилемахида», «Римская история», «Жизнь канцлера Фрэнсиса Бэкона».

Денис Иванович Фонвизин (1745-1792) — писатель и создатель отечественной отечественной комедии. Автор произведений «Бригадир», «Недоросль», «Лиса-казначей», «Послание к слугам моим».

Тексты и контексты — Academic Studies Press

Содержание

Предисловие

Часть первая
СУМАРОКОВ И ЛИТЕРАТУРНЫЙ ПРОЦЕСС ЕГО ВРЕМЕНИ

Предисловие
1.Сумароков: жизнь и творчество
2. Сумароковские чтения в библиотеке Академии наук
3. Цензура и провокация: история издания «Двух посланий» Сумарокова
4. Клевета, полемика, критика: «Письмо друга к другу» Тредиаковского »1750 г. и проблема создания русской литературной критики
5. Обрусевший« Гамлет »Сумарокова: тексты и контексты
6. Драма Сумарокова« Отшельник »: об общих и интеллектуальных истоках русского классицизма
7.«Первый русский балет»: Сумароковское «Святилище добродетели» (1759) Определение нового танца
8. Был ли Сумароков локковским сенсуалистом? О рецепции Локка в России XVIII века
9. Барковиана и русский классицизм
10. Незаконная инсценировка Сумарокова «Синав и Трувор» в 1770 году и проблема авторского статуса в России XVIII века
11. Сумароков и Единый сборник стихов: Его триумфальные оды и любовные элегии в призме традиции
12. Варвары среди нас, или взгляды Сумарокова на орфографию

Часть вторая
ВИЗУАЛЬНОСТЬ И ПРАВОСЛАВНАЯ КУЛЬТУРА ВОСЕМНАДЦАТОГО ВЕКА

Предисловие
13.Сближение «светского» и «религиозного» в русской культуре середины и конца XVIII века
14. «Очевидность» истины в русской мысли XVIII века
15. Богословский контекст «Вечерних» и «Утренних размышлений» Ломоносова о Божьем величии »
16. Ода как откровение: о православном богословском контексте од Ломоносова
17. Противоядие от нервного сока: споры Екатерины Великой с Главой Авероша о русской культуре
18. Полемика с Руссо над полом и общительность в E.Полион С. Урусовой (1774)
19. Добродетель должна рекламировать: самопрезентация в мемуарах Дашковой
20. Диалектика видения в путешествии Радищева из Петербурга в Москву

Источники
Указатель

Проект MUSE — Как Россия научилась писать : Литература и Императорская табель о рангах Ирины Рейфман (обзор)

Ирина Рейфман « Как Россия научилась писать: Литература и Императорская табель о рангах» более информативна, ясна и жива — даже увлекательна, чем подробное исследование Российская государственная служба и ее сложная взаимосвязь с вопросами авторства имеет на это право.Работа Рейфмана помещает более века русских писателей, от Сумарокова до Фета, в контекст, незнакомый большинству читателей двадцать первого века: служебная иерархия, управляемая табель о рангах. За два столетия, с момента своего создания при Петре I в 1722 году до революции 1917 года, Табель о рангах организовала три сферы государственной службы (гражданскую, военную и судебную) в четырнадцать классов. В то время большая часть литературы в России создавалась представителями дворянства, которые до 1762 года по закону были обязаны служить государству; даже после отмены обязательной службы большинство дворян продолжало участвовать, чтобы получить социальный и финансовый статус, присваиваемый по чину.Благородные писатели не были освобождены от системы государственной службы — действительно, конкуренция между государственной и литературной карьерой задержала профессионализацию письма в российском контексте до 1830-х годов, что, в свою очередь, отговорило писателей отказываться от службы в погоне за своими авторскими амбициями. В результате русские авторы XVIII и XIX веков разработали ряд стратегий, соответствующих их различным средствам, обстоятельствам и темпераменту, для уравновешивания своих обязательств перед государством и размышлениями.

Работа Рейфмана описывает попытки русских писателей примирить эти две идентичности, отвечая на такие вопросы, как: как служба повлияла на их самооценку как писателей и как их письмо повлияло на их положение в государственной иерархии? Как они совмещали общественную карьеру и литературную деятельность и как эта двойная жизнь проявлялась в их литературных произведениях? В ее исследовании исследуются жизни и литературные произведения более двадцати авторов, особое внимание уделяется Пушкину, Гоголю и Достоевскому.Ее метод состоит в том, чтобы реконструировать служебную биографию каждого автора, прежде чем обращать внимание на его литературные произведения, чтобы проанализировать репрезентацию службы, звания и статуса. Рейфман записывает взгляды и творчество этих писателей, начиная с середины восемнадцатого века с Сумарокова, которого некоторые считают первым профессиональным писателем в России, и заканчивая концом девятнадцатого века, когда авторы были в значительной степени свободны формировать свою идентичность. и художественные произведения, не зависящие от государственной службы.Однако даже тогда Табель о рангах продолжала оказывать мощное влияние на жизнь и творчество тех писателей, которые действительно служили. Как пишет Рейфман [Конец страницы 229] , «это начинается с беспокойства Сумарокова по поводу своего служебного звания и заканчивается почти безумной одержимостью Фета этим» (187).

По мере того, как важность служебной карьеры уменьшалась в течение девятнадцатого века, отношения между государственными обязательствами и литературными устремлениями развивались вместе с текстовыми представлениями о государственной службе.Описание служения в литературных произведениях отражало неуверенность отдельных писателей, а также более общий прогресс: в то время как авторы восемнадцатого века в основном игнорировали эту тему в своих произведениях, к первым десятилетиям следующего века писатели занимались ею с энтузиазмом и лично. превратив ее к середине века в незаменимую литературную тему: «из факта жизни государственная служба превратилась в тему биографического значения, а затем в литературный топос» (17).Попытки писателей согласовать императивы своей служебной карьеры и литературные амбиции осложнялись такими явлениями, как система патронажа, ограниченная читательская аудитория и культурное отвращение к идее писать ради прибыли. Рейфман представляет широкий и подробный вводный курс по развитию литературной профессии, в котором основными темами становятся уровни грамотности, образовательные реформы, а также рост и коммерциализация книжного рынка. Ее исследование основано на более ранних работах таких ученых, как Уильям Миллс Тодд III и Юрий Лотман, и внесло ценный вклад в растущее число ученых…

Русские писатели-переводчики: Антология — 1-е издание

Описание книги

С начала восемнадцатого века, следуя политике насильственного вестернизации Петра Великого, перевод в России стал очень заметной и широко обсуждаемой практикой. В целом перевод воспринимался как важная услуга государству и народу, перевод также рассматривался как высокое искусство, побуждающее многих русских поэтов и писателей серьезно и настойчиво заниматься литературным переводом.В результате переводы рассматривались как неотъемлемая часть творчества автора и русской литературы в целом.

В этом томе собраны русские переводы с середины XVIII века до наших дней и представлены в хронологическом порядке, что дает ценную информацию о теории и практике перевода в России. Авторы некоторых из ведущих писателей России, таких как Александр Пушкин, Федор Достоевский, Лев Толстой, Максим Горький и Анна Ахматова, многие из этих текстов переводятся на английский язык впервые.Они сопровождаются обширными аннотациями и биографическими зарисовками авторов и раскрывают дискурс русского перевода как сложное и часто политизированное исследование русской национальной идентичности, а также природы современного предмета.

«Русские писатели о переводе» заполняет сохраняющийся пробел в литературе по альтернативным переводческим традициям, подчеркивая яркую и интенсивную культуру перевода на «периферии» Европы. Выбранные тексты, рассматриваемые в широком культурном контексте, отражают тонкое понимание отклика России на мировую литературу и подчеркивают попытки русских писателей продвигать Россию как всеобъемлющую культурную модель.

Редактор (ы)

Биография

Брайан Джеймс Баер — профессор русского языка и переводоведения в Кентском государственном университете, где он является членом Института прикладной лингвистики. Он является автором книги «Другая Россия: гомосексуализм и кризис постсоветской идентичности» (Palgrave, 2009), соредактором книги «За пределами башни из слоновой кости: переосмысление педагогики перевода» (2003), редактором книги «Контексты, подтексты, предлоги: художественный перевод в Восточной Европе». и Россия (Benjamins 2011), редактор-основатель журнала «Перевод и устные исследования», а также главный редактор серии научных монографий штата Кент в области переводоведения.

Наталья Ольшанская — профессор русского языка и литературы в Kenyon College, США. Она преподавала курсы перевода в Одесском государственном университете (Украина), в Университете Сент-Эндрюс (Шотландия) и в Колледже Уильяма и Мэри (Вирджиния, США). Она работала устным и письменным переводчиком и опубликовала множество статей по теории и практике перевода. В 2011 году она получила исследовательский грант Меллона для проведения исследований по переводу ромской литературы в Советской России.

Ранняя современная русская литература

Аманда Юингтон, Дэвидсон-колледж:
«Этот том станет незаменимым для ученых, специализирующихся на России восемнадцатого века. В дальнейшем специалисты по европейскому просвещению откроют для себя богатую научную информацию о российской стороне этой истории. большая часть его впервые доступна на английском языке. Коллекция Левитта представляет собой богатый рассказ о лингвистическом развитии России в восемнадцатом веке, подъеме ее литературных институтов и сложном взаимодействии православия, вестернизации секуляризации и ранее игнорировавшегося доминирования визуального .Левитт пишет ясно и без жаргона, делая его идеи доступными и привлекательными как для специалистов, так и для новичков ».

Аннотация © 2010 Book News Inc. Портленд, штат Орегон:
» В этом сборнике эссе Левитт (Славянские языки и литературы, Южный университет Калифорния) затрагивает произведения и вопросы, которые сформировали развитие современной русской литературы, начиная от авторства и философии до гендера и религии в русской культуре Просвещения. Очерки в первой части книги исследуют карьеру и творчество Александра Сумарокова, сыгравшего основоположник. роль в становлении русской литературы 18 века.Во второй части автор утверждает, что то, что эпоха Просвещения рассматривала видение как главное средство познания мира, сыграла особенно важную роль в развитии русской культуры раннего Нового времени, и что русский «оккулярный центризм» XVIII века был глубоко сформирован православными. религиозные взгляды ».

Д. Хатчинс, Университет Буэна-Виста:
« В этих эссе, которые включают 18 ранее опубликованных, но здесь расширенных и обновленных, Левитт (USC) привлекает внимание к письмам, пояснительным сочинениям и пьесам Александра Петровича Сумарокова и его клеветнический полемист Василий Тредиаковский.Эссе, подкрепленные огромным количеством цитат и отрывков, хорошо переведенных с русских оригиналов, предлагают новые идеи Левитта о традиционных и прогрессивных тенденциях в русской культуре середины — конца XVIII века. Отмеченная иногда саркастическими комментариями автора к литературной эпохе и ее проблемам, книга отражает скрупулезную ученость Левитта. Очерки содержат обширную информацию по темам, текстам и контекстам — например, оды Михаила Ломоносова, сочинения царицы Екатерины Великой, мемуары княгини Дашковой, взгляд Сумарокова на русскую орфографию, диалектические наблюдения Александра Радищева в «Путешествии из Санкт-Петербурга».Петербург в Москву. Увлекательные аргументы об источниках перестановки Сумарокова шекспировского «Гамлета» проливают новый свет на интеллектуальные постулаты русского классицизма, поскольку Левитт размышляет о возможности локковского сенсуализма Сумарокова и русского восприятия сочинений Локка 18-го века. Ценный ресурс для изучающих русскую и сравнительную литературу этой эпохи. Подведение итогов: Рекомендуем. Студенты старших курсов через факультеты ».

Ирина Рейфман, Колумбийский университет:
« Сборник статей Маркуса Левитта, известного знатока русской литературы раннего Нового времени, воплощает его новаторскую работу в этой области.Левитт закрывает вопиющий пробел в истории русской литературы восемнадцатого века, предоставляя богатый материал и идеи о драматурге и поэте Александре Сумаркове. Левитт предлагает новаторский подход к некоторым из наиболее важных вопросов русской литературы и культуры XVIII века. Приятно видеть, как работы уважаемого коллеги так красиво представлены в этой тщательно составленной коллекции ».

Марк Альтшуллер, заслуженный профессор славянских языков и литературы, Университет Питтсбурга:
« Профессор Маркус Левитт, ведущий ученый в области Русская литература восемнадцатого века, коронные годы, потраченные на изучение поэта и драматурга Александра Сумарокова с новым сборником статей, некоторые из которых теперь впервые доступны на английском языке.Этот том, содержащий серию увлекательных эссе по различным аспектам творчества Сумарокова, а также множество других исследований, касающихся русской культуры, литературы, истории и философии, будет служить незаменимым руководством для всех, кто изучает Россию XVIII века, на многие годы вперед. . »

10 чрезвычайно известных писателей 18 века — история 18 века —

18, 90, 184, годы — время смуты и спокойствия, в 18, 90, 184, веках произошло много событий, и это было время, когда просвещение породило французскую и американскую революции.Наука и философия достигли высот. Философы торговали мечтой о более светлом и благополучном возрасте. Точно так же многие писатели, эссеисты и мыслители писали о своем опыте, взглядах и чувствах в книгах, стихах и эссе, чтобы грядущее поколение могло извлечь из них пользу.

Мишель Кэмпбелл, профессиональный историк и штатный преподаватель по истории, говорит: «
» 18 TH Век — золотой период нашей истории, поскольку он позволил нам Джейн Остин глубоко задуматься о проблемах женщин, Марк Твен » «Веселый писатель» и «Первородный мыслитель» Ральфа Уолдо Эмерсона.«

1- Джейн Остин

Джейн Остин — английская писательница, наиболее известная своими романами: Гордость и предубеждение (1813), Разум и чувствительность (1811), Эмма (1816). Она родилась 16 -го декабря 1775 года в Steventon Rectory, Hampshire, England. Она добилась успеха как писатель. В большинстве ее романов сюжет состоял в том, чтобы глубже проникнуть в проблемы женщин и их зависимости исключительно от брака, чтобы добиться социального положения или экономической стабильности.

2- Марк Твен

Сэмюэл Лангхорн Клеменс, известный под псевдонимом «Марк Твен», был самым известным писателем, юмористом и издателем Америки. Марк Твен родился в Ганнибале, штат Миссури. «Знаменитая лягушка-прыгун из округа Калаверас» — самая юмористическая история, которая проложила ему путь популярности и успеха. Его называют «величайшим юмористом Америки». Даже Уильям Фолкнер называл его «отцом американской литературы».Он один из самых плодовитых и легендарных писателей 19 -го века.

3- Лев Толстой

Лев Толстой — один из лучших авторов 18 -го века и всех времен. Он был русским писателем, который родился 28 сентября 1828 года и умер 20 -го ноября 1910 года. Родившись в аристократической русской семье графа Льва Николаевича Толстого, он стал очень популярным в свои двадцать с небольшим. Лев Толстой больше известен своими шедеврами «Анна Каренина» и «Война и мир», которые называют «Пиком реалистической фантастики».Он был невероятным драматургом и феноменальным эссеистом. Лев Толстой впервые получил свое литературное признание благодаря полуавтобиографической трилогии о детстве, отрочестве и юности 1852-1856 годов и севастопольских зарисовках 1855 года.

4- Оскар Уайльд

Оскар Уайльд был ирландский поэт и самый драматург 19 -го века. Он один из лучших драматургов Лондона 1890-х годов. Фактически, его помнят по тюремному заключению, ранним играм и пьесам, но его роман «Картина Дориана Грея» вообще не нуждается в представлении.Его яркая одежда, остроумие и разговорные навыки сделали его известной и самой востребованной личностью того времени. В начале 1890 года он поставил четыре светские комедии, превратившие его в одного из самых успешных драматургов Ирландии и Великобритании, когда-либо созданных.

5- Чарльз Диккенс

Чарльз Джон Хаффэм Диккенс был феноменальным писателем и опытным социальным критиком, родившимся 7 -го февраля 1812 года в Лэндпорте, графство Хэмпшир, Англия.Он является пионером некоторых из самых популярных персонажей в мире. Вот почему; его считают незаурядным писателем-вдохновителем. Ему посчастливилось добиться огромного успеха при жизни. Его рассказы и романы по-прежнему популярны среди детей и молодежи. Он литературный гений. Серийное издание Чарльза Диккенса под названием The Pickwick Paper 1836 года стало отправной точкой, сделавшей его известной литературной знаменитостью, юмористом и замечательным писателем.

6- Виктор Гюго

Виктор Гюго был самым популярным французским писателем, поэтом и драматургом.За пределами Франции он широко известен своими невероятными романами — Горбун из Нотр-Дама (1831), и Отверженный (1862). Он родился в Безансоне, Ду, Франция, 26 -го февраля 1802 года. Во Франции, в частности, он известен своим сборником стихов, например La Legende Des siècles (Легенда веков) и Les Contemplations ( Созерцание). Считается самым успешным писателем, мыслителем и поэтом Франции 18 -го годов.

7- Джон Клэр

Джон Клэр был невероятным английским поэтом, родившимся в Хелпстоне к северу от Питерборо. Его книга «Стихи, описывающие сельскую жизнь и пейзажи » получила широкую популярность в 1820 году. В следующем году другая книга Джона Клэра « Деревенский менестрель » имела большой успех и сделала его одним из лучших поэтов и писателей 18-х годов . век. У него также были прожорливые сочинения, работы которых достигли пика славы.К сожалению, единственное эссе, получившее популярность при его жизни, — это « Популярность авторства» , в котором рассказывается о затруднительном положении, в котором он оказался в 1824 году.

8- Ральф Уолдо Эмерсон

Ральф Уолдо Эмерсон — исключительная личность, не требующая представления. Он был творческим американским эссеистом, одаренным поэтом и философом с богатым воображением. Его считают поборником индивидуализма; его идеи противодействия давлению общества получили огромную популярность.Он — одна из главных фигур американского романтического движения. Его эссе — ключевой источник вдохновения для мыслителей, писателей и поэтов.

9- Уильям Блейк

Уильям Блейк был исключительно талантливым и разносторонним человеком. Он был выдающимся поэтом, магическим художником и завораживающим гравером. В этой жизни; он был анонимным, но с началом 20–90–184-х годов 90–185 века стал влиятельной фигурой в истории изобразительного искусства эпохи романтизма и поэзии.Известные книги провидца 18 -го -го века Уильяма Блейка: «Брак Неба и ада», «Четыре Зоаса и Иерусалим» и т. Д.

10- Иоганн Вольфганг фон Гете

Иоганн Вольфганг фон Гете был поистине величайшим писателем 18 -го века. Он также был великим писателем, завораживающим драматургом и новаторским натурфилософом. «Скорби молодого Вертера» — его первый роман, опубликованный в 1774 году.С другой стороны, главная научная работа Иоганна Вольфганга фон Гете, которая подняла его на новый уровень признания, — это «Метаморфоза растений ».

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.