Новиков 18 век: Николай Иванович Новиков

Содержание

XVIII век :: Литература :: ЗдравствуйРоссия.Рф

22.01.2015 | 13:45

Дмитриев Иван Иванович (1760-1837), поэт Иван Иванович Дмитриев русский поэт, родился в селе Богородское Симбирской губернии. Начальное образование получил в родовом поместье Богородском и в частных пансионах Казани и Симбирска. Еще в казанском пансионе Дмитриев пристрастился к романам. Особое влияни…
Читать далее

22.01.2015 | 12:00

Бунина Анна Петровна (1774-1829), поэтесса

Анна Петровна Бунина русская поэтесса, родилась 7 (18) января 1774 в с. Урусово Ряжского уезда Рязанской губ. Происходила из древнего дворянского рода, к которому принадлежали В.А. Жуковский и И.А. Бунин. Из одной черновой записи Анны Ахматовой: «&h…

Читать далее

22.01.2015 | 11:00

Карамзин Николай Михайлович (1766-1826), писатель

Николай Михайлович Карамзин русский писатель, критик, историк, журналист. Родился в с. Михайловка Бузулукского у.

Самарской губ. в семье помещика. Образование получил в Москве в пансионе проф. Шадена (1780—83). Первым печатным трудом Карамзина был перево…

Читать далее

22.01.2015 | 10:00

Новиков Николай Иванович (1744-1818), писатель

Николай Иванович Новиков русский писатель, журналист, издатель и общественный деятель. Сын статского советника, служившего ранее во флоте, Ивана Васильевича Новикова и его жены Анны Ивановны. Учился в Москве в университетской гимназии, но в 1760 «за лено…

Читать далее

22.01.2015 | 09:00

Державин Гаврила Романович (1743-1816), поэт

Гаврила Романович Державин русский поэт, государственный деятель родился близ Казани в семье мелкопоместного дворянина. Он рано лишился отца, майора Романа Николаевича. Мать Фёкла Андреевна (урожденная Козлова). Систематического образования не получил. Десять …

Читать далее

22.01.2015 | 08:00

Лопухин Иван Владимирович (1756-1816), писатель

Иван Владимирович Лопухин русский писатель, государственный и общественный деятель, философ, издатель, сенатор. Родился 24 II (6 III) 1756, с. Воскресенское (Ретяжи) Кромского уезда Орловской губернии, умер 22 VI (4 VII) 1816, там же. Происходил из знатного ро…

Читать далее

22.01.2015 | 07:00

Гагарин Гавриил Петрович (1745-1808), писатель

Гавриил Петрович Гагарин русский писатель,  происходил из знатного княжеского рода. «В молодости моей, — писал Гагарин, — учился я прилежно и понятно и почерпнул просвещения, какие только имел случай почерпнуть». Гагарин пользовалс…

Читать далее Херасков Михаил Матвеевич (1733-1807), поэт

Творческий путь Михаила Матвеевича Хераскова — одна из самых сложных страниц в истории литературы XVIII в. Крупнейший представитель второго поколения русских классиков, он в то же время явился одним из родоначальников сентиментализма в России, предшестве…

Читать далее

22.01.2015 | 05:00

Радищев Александр Николаевич (1749-1802), писатель

Александр Николаевич Радищев русский писатель, философ, поэт.   Дед его, Афанасий Прокофьевич Радищев, был одним из потешных Петра I, дослужился до бригадира и дал своему сыну Николаю хорошее по тому времени образование (Николай Афанасьевич знал несколько …

Читать далее

22.01.2015 | 04:00

Фонвизин Денис Иванович (1745-1792), писатель

Денис Иванович Фонвизин русский писатель, драматург, публицист, переводчик. Родился 3(14) апреля 1745 в Москве. Происходил из старинного дворянского рода (ливонский рыцарь фон Визин был взят в плен при Иоанне IV, затем стал служить русскому царю). С 1755 Денис…

Читать далее

22.01.2015 | 03:00

Майков Василий Иванович (1728-1778), поэт

Василий Иванович Майков русский поэт, родился в семье капитан-поручика Семеновского полка (в 1749—1751 — командир полка) И.С. Майкова. 10 марта 1740 был принят в Академическую гимназию и в 1742 записан в Семеновский полк. В январе 1743г. на основан…

Читать далее

22. 01.2015 | 02:00

Сумароков Александр Петрович (1717-1777), писатель

Алексанр Петрович Сумароков русский писатель, поэт, драматург. Родился 14 (25) ноября 1717 в Петербурге в дворянской семье. Отец Сумарокова был крупным военным и чиновником при Петре I и Екатерине II. Сумароков получил хорошее домашнее образование, его педагог…

Читать далее

22.01.2015 | 01:00

Тредиаковский Василий Кириллович (1703-1769), поэт

Василий Кириллович Тредиаковский русский поэт и филолог  родился в 1703 г. в Астрахани, где еще дед его был приходским священником; у отца был известный достаток; первое образование было церковное, — большую начитанность в церковной литературе Треди…

Читать далее

В лучах «Утреннего света». Н.И. Новиков

Автор:  Нефедов Александр
Темы:  История / Философия
10.10.2014

© http://www.tretyakovgallery.ru. Левицкий Д.Г. Портрет Н.И.Новикова. 1797

Торжеством исторической справедливости без преувеличения можно назвать открытие осенью 2012  года в центре Москвы памятника выдающемуся книгоиздателю и просветителю XVIII века Николаю Ивановичу Новикову. Событие это воистину знаковое. Но не потому, что произошло в Год российской истории, — власть предержащие не сделали ровным счетом ничего для увековечения в столице имени гуманиста. И открытие памятника, и состоявшаяся в эти же дни международная конференция, и издание уникального сборника статей и документов — все происходящее стало инициативой деятелей науки, культуры и искусства, созидающих здесь и сейчас предпосылки к формированию открытого общества, о котором наши славные предшественники мечтали в «золотой екатерининский век».

«Царствование Екатерины II было ознаменовано таким дивным и редким у нас явлением, которого, кажется, еще долго не дождаться нам, грешным. Кому не известно, хотя понаслышке, имя Новикова? Как жаль, что мы так мало имеем сведений об этом необыкновенном и, смею сказать, великом человеке!» — эти ставшие уже хрестоматийными слова Виссариона Белинского относятся к выдающемуся книгоиздателю XVIII века, основоположнику отечественной журналистики и педагогики, писателю-публицисту, общественному деятелю, «ревнителю русского просвещения» Николаю Ивановичу Новикову (1744–1818).

Для «осьмнадцатого столетия» Новиков — фигура воистину легендарная и в то же время титаническая. Он издавал популярные сатирические журналы «Живописец», «Трутень», «Кошелек». Был основателем специальной исторической науки — археографии, занимающийся собиранием, описанием и изданием памятников российской словесности. Новиков предпринял издание многотомной «Древней российской вивлиофики», сборника «Повествователь древностей российских» и ряда других книг, благодаря которым русские люди в последней четверти XVIII века познакомились с малоизвестными архивными документами и трудами историков прежних времен. Он составил и издал «Опыт исторического словаря о российских писателях» (1772 год) — первую литературно-биографическую энциклопедию. Издавал также научные и философские журналы, газету «Московские ведомости» и литературно-публицистическое к ней «Прибавление…», прививал охоту к чтению такими серийными изданиями, как «Городская и деревенская библиотека», «Модное ежемесячное издание», «Экономический магазин».

Николай Иванович Новиков был основателем «Типографической компании» — одного из первых в России акционерных общество, в 1779 году арендовал и модернизировал типографию Московского университета. Именно Новиков впервые познакомил соотечественников с переведенными на русский язык произведениями Дефо, Свифта, Мольера, Бомарше, трудами ученых-естествоиспытателей и философов-мистиков Западной Европы. Наконец, он решил выпускать первый в России журнал, адресованный подрастающему поколению, — «Детское чтение для сердца и разума». Редактировать этот журнал Новиков пригласил молодого Николая Карамзина, тем самым дав «путевку в жизнь» будущему прославленному историографу. Перечисление только этих заслуг было бы вполне достаточно, чтобы имя Новикова навеки осталось на скрижалях истории отечественной словесности. Но просветитель совершил гораздо большее. Развив колоссальную книгоиздательскую деятельность, он создал разветвленную книготорговую сеть во многих губерниях Российской империи. Стал первым, кто открыл в Москве аптеки для малоимущих, а также общедоступную библиотеку-читальню.
Основал учебные заведения для детей разночинцев, спасал крестьян в голодные, неурожайные 1786 — 1787 годы.

Претерпев гонения, лишения, четырехлетнее заключение в Шлиссельбургской крепости, Новиков остался верен себе и своему делу. После смерти Екатерины II, выйдя на свободу, уже во времена правления Павла I и Александра I, долгие годы в Павловские и Александровские времена он стал идеологом русских масонов и розенкрейцеров. Уединившись в своей подмосковной усадьбе Авдотьино на берегу реки Северки, Николай Иванович вел обширную переписку (отчасти изданную в наши дни), вместе с собратом по духу С.И. Гамалеей создавал уникальную пятидесятитомную «Герметическую библиотеку», спасал замерзающих, отступающих французских солдат и офицеров зимой 1812 года, отставших от обозов, а в 1815 году наставлял архитектора Александра Витберга, когда тот начал работать над проектом Храма Христа Спасителя.

* * *

Осенью прошлого года в Москве прошла Международная научная конференция «Россия и гнозис: судьбы религиозно-философских исканий Николая Новикова и его круга». В работе этого трехдневного форума (15-17 октября 2012 года) приняли участие видные ученые не только из России, но и из США, Германии, Великобритании, Израиля, Италии, Голландии и Швеции.

Конференция проходила в рамках множества других мероприятий, приуроченных к 90-летию Всероссийской государственной библиотеки иностранной литературы им. М.И. Рудомино. Кульминацией конференции стало открытие памятника Н.И. Новикову в атриуме ВГБИЛ, где великий русский просветитель обрел свое законное место среди великих учителей человечества. Значимым событием стала и презентация уникального сборника «Утренний свет» Николая Новикова», подготовленного специалистами ВГБИЛ. Название сборника не случайно. Именно издание «Утреннего света» — первого масонского нравственно-религиозного журнала, стало важнейшей вехой в деятельности Новикова и как журналиста, и как филантропа, и как мыслителя-мистика. «Утренний свет» выпускался в Санкт-Петербурге с сентября 1777 года, а с мая 1779 по август 1780 года в Москве, и выходил разовым тиражом в тысячу и немногим более экземпляров.

Всего вышло 9 частей (36 номеров). В дальнейшем (с 1781 года) этот журнал был преобразован в «Московское ежемесячное издание» (вышло 3 части). С первого же номера, а в дальнейшем в каждой его части, фронтиспис журнала украшала гравюра аллегорического содержания работы Н. Кирсанова. В реализации главной задачи журнала — религиозно-нравственного воспитания читателя помимо самого Н.И. Новикова активное участие принимали и его единомышленники, такие как А.М. Кутузов, В.И. Майков, М.Н. Муравьев, И.П. Тургенев, М.М. Херасков, а также известные в то время писатели-богословы: например, протоиерей Московского Архангельского собора Петр Алексеев. Авторами журнала были и студенты Московского университета Л. Давыдовский, П. Садорский, А. Малиновский, Н. Попов. Сотрудничали в нем и женщины, что по тем временам было редкостью. Из дошедших до нас известных имен — Е. и Н. Свиньины.

Немаловажно отметить, что именно благодаря «Утреннему свету» российский читатель впервые познакомился с произведениями лучших представителей философских школ прошлого: Сократа, Платона, Аристотеля, Паскаля, а также с трудами европейских богословов и мистиков XVIII века, специально по заказу Новикова переведенными на русский язык. Не случайно, претворяя в жизнь тезис «познай самого себя», первый номер журнала Новиков открывает публикацией «Житие и свойства Сократовы» (перевод из предисловия к сочинению Мозеса Мендельсона «Федон, или О бессмертии души»).

К числу сентиментально-нравоучительных произведений, опубликованных в «Утреннем свете», можно отнести и переводы с немецкого работ Виланда, Геспера, Мозера, Геллерта.

Лейтмотивом многих опубликованных в «Утреннем свете» произведений стали идеи стремления к свободе человеческой личности, свободе совести, необходимости нравственного равноправия всех людей, идеи общечеловеческого братства всех национальностей. А именно решение таких задач ставила в XVIII веке во главу угла просветительская философия на основании учения о естественном праве. На этом строилась целая система «истинного просвещения», к которому так стремился Новиков. В координатах этой системы — примирение веры и разума, добродетельная жизнь в духе следования Христу и разумное пользование радостями мира. На первый взгляд, может сложиться впечатление, что «Утренний свет» то «обожествляет» разум, то, отрицая это, выше его ставит веру; то проповедует стремление к счастью и наслаждению, то призывает к аскетизму. На самом же деле никаких противоречий не было. Вера, утверждал Новиков, неразрывно связана с разумом; безверие же, напротив, — с ослаблением его деятельности. «Утренний свет» отрицает аскетизм, но зовет к добродетели путем подражания деятельной любви Христа; он не отрицает пользование земными радостями, достижениями прогресса, но считает необходимым облагородить их. В этих посылах заложен основной фундамент, на котором в будущем и станет строиться миросозерцание Новикова. Да, дальнейшее развитие будет во многом состоять в усилении мистицизма, и «Утренний свет» уже намечает этот путь развития: в двух последних частях журнала, восьмой и девятой, мы находим отдельные статьи сугубо мистического характера. Но (и это важно отметить) сдвиг к мистицизму совершается едва заметным образом, в чем проявляется талант Новикова как журналиста и редактора.

«Утренний свет» пользовался в обществе колоссальным для той поры успехом и спросом. Самый красноречивый факт, дошедший до нас, заключен в самом журнале. В конце III части приведен список одних только подписчиков — 789 человек! Кроме вельмож, людей высшего общества, было немало мещан, купцов, приказчиков, священнослужителей. В первый же год на «Утренний свет» подписались 18 архиереев, которые рекомендовали журнал в качестве поучительного чтения и своему клиру, и благочестиво настроенным прихожанам. Вероятно, это отчасти связано и с тем, что изначально журнал был посвящен (о чем указывалось на первых его страницах) «Его преосвященству Гавриилу, архиепископу Новгородскому и Санкт-Петербургскому, высокими знаниями и добродетелями украшенному архи-
пастырю».

Помимо числа подписчиков, об успехах журнала свидетельствуют и неоднократно публиковавшиеся прямые отзывы его читателей. Некоторые священнослужители брали статьи из «Утреннего света» за основу для своих проповедей, и такие душеполезные проповеди принимались прихожанами «с превеликой похвалой».

Посредством своих читателей Новиков завязал обширные связи с российской провинцией — от Петербурга до Оренбурга, от Архангельска до Полтавы. И все подписчики стали участниками общего просветительского предприятия: в Петербурге на доходы от журнала были организованы и содержались два начальных училища для девочек и мальчиков — Екатерининское и Александровское. Подогревая интерес читателей к этому благородному делу, издатель время от времени публиковал в журнале своеобразные отчеты о числе воспитанников, об их занятиях и успехах, о доходах и расходах, связанных с содержанием училищ. Журнал приглашал всех желающих лично посетить училища и посмотреть, как там идут занятия, как живется там воспитанникам. Характерно, что детей в училищах не только обучали, но и прививали им правила поведения, приучали их осознанно участвовать в делах полезных, и благотворительных. Например, в одном из номеров журнала сообщалось, что учащиеся сами решили отказаться от одного из блюд своего обеда, с тем чтобы сэкономленные на сей счет деньги перечислить в помощь бедным сиротам. Таким образом, постоянными отчетами о деятельности училищ все заинтересованные лица объединялись в особое благотворительное общество. В провинции даже находились добровольные помощники, которые брались за организацию подписки на журнал среди местного населения, а желающих поддержать это благое дело прямо направляли к этим «волонтерам».

Журнал «Утренний свет» стал первым общественным предприятием Новикова для распространения просвещения и общественной благотворительности. И было знаменательно, что императрица Екатерина II, прежде непременно подписывавшаяся на издания Новикова и даже поддерживавшая некоторые из них своими субсидиями (например, «Древнюю российскую вивлиофику»), на сей раз не стала подписываться на журнал опального издателя и не выделила никаких средств на содержание училищ, носящих имена ее самой и ее внука, будущего императора Александра I.

Публикация в сборнике в полном объеме репринтного воспроизведения одного из первых выпусков новиковского журнала «Утренний свет» — одновременно и дань уважения его создателю и редактору, и стремление исчерпывающим образом предоставить возможность читателям оценить не только внутреннее, духовно-мистическое содержание журнала, но и увидеть, как выглядел тот популярный журнал, фактуру его заголовков, шрифта, дабы переместиться на мгновение в столь далекое для нас «осьмнадцатое столетие». Невольно обращают на себя внимание и имена подписчиков, опубликованные в начале воспроизведенного номера — они олицетворяют и воскрешают ту эпоху, напоминают о событиях, из фрагментов которых складывалась история нашего Отечества…

Нельзя оставить без внимания и тот факт, что Николай Иванович Новиков не только «формировал» (т.е. редактировал и издавал журнал, да и немало трудился для его распространения), но и сам писал для публикации в нем свои программные статьи. Например, первый номер «Утреннего света» открывает «Предуведомление» — своеобразное обращение к читателю, которое, по единодушному мнению исследователей, вне всякого сомнения принадлежит перу самого Новикова. Так книга «“Утренний свет” Николая Новикова» стала интеллектуальным памятником, той незримой духовной нитью, соединяющей прошлое с настоящим и устремляющей нас в будущее.

* * *

В далеком теперь от нас 1829 году, спустя десять лет после кончины книгоиздателя, историк и философ И. Киреевский писал, что Николай Новиков именно «…тот, кому просвещение наше обязано столь быстрыми успехами, кто продвинул на полвека образованность нашего народа, кто всю жизнь употребил во благо Отечества и уже видел плоды своего влияния на всех концах русского царства… Дело, им совершенное, осталось: оно живет, оно приносит плоды и ищет благодарности потомства».

Справедливости ради необходимо отметить: на протяжении ХХ столетия потомство действительно стремилось отблагодарить своего просветителя. Но реально удалось это сделать только в нынешнем, XXI веке. 

Первая попытка установить памятник Николаю Новикову относится к 1918 году. В рамках «ленинского плана монументальной пропаганды» был составлен список тех исторических деятелей, «кому революция ставит памятники». Памятник Александру Радищеву, выполненный из гипса скульптором Л.В. Шервудом, был установлен на постаменте из сосновых досок осенью того же года на Триумфальной площади и простоял там до начала 1930-х годов. А внушительных размеров бюст Николая Новикова изготовила из глины молодая Вера Игнатьевна Мухина (1889–1953) — будущий создатель всемирно известного монумента «Рабочий и колхозница». Но глина — материал ненадежный, дело до отливки бюста, хотя бы даже в гипсе, так и не дошло. Не сохранилось даже фотографии этой работы.

Зато в том же 1918  году скульптор-керамист Наталья Яковлевна Данько (1892–1942) в мастерских бывшего Императорского фарфорового завода в Петрограде изготовила в бисквите миниатюрный бюст Н. И. Новикова. В наши дни известно лишь несколько экземпляров этой замечательной работы. На счету мастера было еще более трехсот скульптурных портретов и миниатюрных сценок из фарфора. И сколько она смогла бы ещё создать, но судьба распорядилась по-своему — Наталья Данько, эвакуированная из блокадного Ленинграда в феврале 1942 года умерла от истощения по дороге в Ирбит вслед за своей сестрой и мамой…

Зато к Федору Васильевичу Викулову (1919–2001), служившему почти всю войну стрелком-радистом в бомбардировочной авиации, судьба отнеслась более благосклонно. Число его многочисленных боевых наград равнялось количеству ранений, но он выжил и оставил заметный след в искусстве. Ваятель прославился как автор серии «Образы России», «Герои Куликовской битвы», «Герои Бородино» и «Полководцы России». Его Александр Невский и Георгий Жуков считаются эталоном монументального скульптурного портрета. Автора этих строк связывала многолетняя дружба с Федором Васильевичем, поэтому столь естественной показалась просьба, чтоб именно он создал скульптурный портрет Николая Новикова в рамках празднования в 1994 году 250-летия со дня рождения просветителя. Мастер охотно согласился, но пошел дальше: изготовил в тонированном гипсе два варианта небольшого бюста Н.И.Новикова и две плакетки. Но об отливке бюста в бронзе в те «лихие девяностые» можно было только мечтать. Память о замечательном скульпторе-фронтовике я храню не только в душе и сердце. Один из вариантов бюста и обе уникальные плакетки, подаренные мне Викуловым, занимают самое достойное место в моем обширном собрании произведений искусства XVIII–XXI веков…

«Лихие девяностые» сказались и на судьбе другого моего дорогого друга, произведения которого также украшают мою коллекцию. В 1991 году скульптор Марк Григорьевич Сальман (род. в 1938 году) вынужден был уехать в Израиль. Но до этого момента, круто изменившего его жизнь, он сумел плодотворно поработать в СССР. В соавторстве с коллегами он оформлял наружный декор столь любимой нами Библиотеки иностранной литературы. В числе «казенных» заказов оказалась и серия скульптурных портретов для подмосковного города Бронницы. Среди них был и бюст Н. И.Новикова, усадьба которого в XVIII–XIX веках относилась к Бронницкому уезду. Бюст был отлит в самом начале 1980-х годов и почти четверть века (!) пролежал на задворках городской администрации. Наконец в 2003 году, к 550-летию города Бронницы, памятник Н.И. Новикову был установлен на центральной площади города, в сквере неподалеку от автовокзала. Марку Сальману, тогда уже обосновавшемуся в Ашкелоне, это событие показалось невероятной настоящей фантасмагорией. Когда я позвонил ему, чтобы сообщить радостную весть, на другом конце телефонного провода, на другом конце Земли и теперь уже в другой жизни, он и смеялся, и плакал одновременно… Признанный в Израиле скульптор и медальер, несмотря на преклонный возраст, продолжает работать. Он выполнил статуэтку, медаль и бюст трагически погибшей в концлагере еврейской девочки Анны Франк, над чьим дневником мы рыдали в 60-е годы. Пронзительно трогательны и другие его скульптурные композиции: одна — изображающая руководителя восстания в Варшавском гетто Мордехая Анелевича, другая — посвященная жертвам сталинских женских лагерей. Гордость Марка Сальмана — созданный им бюст Рауля Валленберга, который украшает вестибюль одного из институтов Иерусалима…

Памятник И. Новикову. Скульптор Иван Коржев

…Памятник, установленный во внутреннем дворе ВГБИЛ им. М.И. Рудомино, который выполнил заслуженный художник России Иван Коржев (внук прославленного живописца Гелия Коржева), отлит из благородной бронзы и установлен на солидном гранитном постаменте. Справедливости ради нужно отметить и соорганизаторов, и доброхотов-благотворителей, оказавших и финансовую поддержку для того чтобы памятник Н.И. Новикову был создан. Это — фонды «Собрание» и «Дельфис», а также недавно созданный научно-просветительский центр «Вольное философское общество».

Весьма реалистичный образ издателя и просветителя воссоздан на основе широкого иконографического материала. Иван Коржев работал над бюстом Н.И. Новикова почти целый год. Но как истинный художник, обладающий неуемной творческой энергией, мастер одновременно разработал и проект монументального многофигурного памятника Николаю Новикову и великому делу просветительства, им свершенному.

Центр «Вольное философское общество» уже объявил подписку на благотворительные пожертвования для создания монумента, благодаря которому в Первопрестольной предстоит увековечить имя человека, посеявшего на российской духовной почве идеи демократии.

 

© Текст: Александр Нефедов


Русские писатели и поэты :: Николай Иванович Новиков

Николай Иванович Новиков родился в родовом имении Тихвинское-Авдотьино Московской губернии 27 апреля (8 мая) 1744 года. Он происходил из дворянской семьи и вместе с Денисом Фонвизиным обучался в дворянской гимназии при Московском университете,  поступив в нее в  1755 г. Однако в 1760 г. он был исключен из гимназии за самовольную отлучку. С 1762 г. Новиков служил в Измайловском полку. Глубокое влияние на формирование просветительских взглядов Новикова оказала работа в Комиссии по составлению нового Уложения |(1767—1768), когда перед ним открылась беспросветная нужда и  бесправие крестьян, жестокость, произвол помещиков.  Вся многогранная деятельность Новикова, продолжавшаяся в условиях непрерывных царских гонений, была направлена «патриотической ревностью к возлюбленному отечеству», заботой о воспитании и образовании молодых граждан России и желанием отдать все силы Родине.

В.Г. Белинский в 1834 г. писал: «Царствование Екатерины II было ознаменовано таким дивным и редким у нас явлением, которого, кажется, еще долго не дождаться нам грешным. Кому не известно, хотя понаслышке, имя Новикова? Как жаль, что мы так мало имеем сведений об этом необыкновенном и, смею сказать, великом человеке! У нас забывают о благодетельных подвигах человека, которого вся жизнь, вся деятельность была направлена к общественной пользе».

С 1 мая 1769 г. Новиков стал выпускать журнал «Трутень», и сразу между ним и «Всякой всячиной» разгорелась ожесточенная полемика. Название новиковского журнала и эпиграф на титульном листе: «Они работают, а вы их труд ядите», взятый из притчи Сумарокова «Жуки и пчелы», раскрывали основную идейную направленность «Трутня». «Трутни» — помещики-тунеядцы, которые бессовестно грабят работающих на них крепостных крестьян. Проповедь на страницах «Всякой всячины» «человеколюбия» и «снисхождения» к людским порокам, поскольку людей без недостатков не бывает, призывы обличать порок вообще, а не его конкретных носителей вызвали резкую критику издателя «Трутня». Началась полемика по поводу сущности сатиры. Новиков был убежден, что только та сатира, которая писана «на лицо», может быть действенной. В предисловии к I листу «Трутня» издатель говорит о своем основном намерении — исправлять нравы, видя возможность оного в издании трудов «особливо сатирических, критических и прочих, ко исправлению нравов служащих». Полемика «Трутня» со «Всякой всячиной» носила политический характер.

Но основная тема «Трутня» — тема взаимоотношений помещиков и крепостного крестьянства. В «Трутне» Новиков создает ряд сатирически острых, социальных портретов жестокосердных, невежественных крепостников. Таковы Змеян, Злорад, Недоум, Себялюб, Безрассуд и др. , страдающие тщеславием, алчностью, корыстолюбием и другими пороками. Их имена говорят сами за себя.

Видя все зло в крепостном праве, Новиков еще не поднимается до отрицания самого института крепостничества. Обличая злоупотребление помещиками своей властью, он надеется на «побуждение людей к исправлению» и в этом видит исполнение «должности истинного гражданина».

Публикацией писем к издателю, сатирических заметок, рецептов, сатирических объявлений, литературных произведений и т.д. издатель «Трутня» говорил, что крепостничество пагубно, аморально.

Одним из наиболее социально острых выступлений Новикова явились «Копии с отписок» старосты помещику Григорию Сидоровичу, бедняка Филатки и ответы — «указы» помещика крестьянам («Челобитная старосты Андрюшки», «Челобитная Филатки» и «Копия с помещичьего указа»). Избрав форму документов, форму писем, Новиков с большой правдивостью и безыскусственностью передает ужасающую картину бедственного положения крестьян, их экономического бесправия, нищеты и безысходности. В своей статье «Русская сатира в век Екатерины» Добролюбов писал об этой переписке: «Эти документы так хорошо написаны, что иногда думается: не подлинные ли это?»

Староста Андрюшка пишет барину, который держит в кулаке своих крестьян, снимая с них по три шкуры, что хоть оброк и собран, да недоимки велики: «Крестьяне скудны, взять негде, нынешним годом хлеб не родился, насилку могли семена в гумны собрать… скотина почти вся повалилась, а которая и осталась, так и ту кормить нечем… и крестьяне твои, государь, многие пошли по миру». Эта типическая картина жизни крепостного крестьянства  предстает во всей своей  конкретности  в  рассказе о бедном Филатке. «С Филаткою, государь, как повелишь? — пишет староста, — денег не плотит,  говорит, что взять негде: он сам все лето прохворал, а сын большой помер, остались малые ребятишки, и он нынешним летом хлеба не сеял, некому былой землю пахать, во всем дворе одна была сноха, а старуха его и с печи не сходит. Подушные деньги за него заплатил мир, видя его скудость. ..» — это   письмо   было   опубликовано   в   XXVI   листов «Трутня», а в XXX Новиков помещает письмо самого Филатки и копию с помещичьего указа.

В письме Филатки впервые в нашей литературе была показа­на правдивая и страшная картина крестьянской жизни. Филатка жалуется барину, что на сходе он высечен, «и клети мои проданы за бесценок, также и корова», остался он «с четырьмя робятишками мал мала меньше» и «пришло пойти по миру, буде ты, государь, не сжалишься над моим сиротством». И бедный, измученный   Филатка  молит  своего   господина:   «Помилуй, государь наш, Григорий Сидорович, кому же нам плакаться, как не тебе?.. наше дело крестьянское, у ково нам просить милости, как не у тебя. У нас в крестьянстве есть пословица, до бога высоко, а до царя далеко, так мы-таки все твоей милости кланяемся. Неужто у твоей милости каменное сердце, что ты над моим сиротством не сжалишься?» (лист XXX). Сжалился над Филаткой крестьянский мир, а Григорий Сидорович, который знает только, как брать с крестьян, не видя в них людей, явился типическим олицетворением помещика «с каменным сердцем», который в своем «указе» только и требует: неплательщиков «сечь нещадно», с крестьян «взыскать», наложить штраф и т. д.

«Всякая всячина», непрестанно следившая за сатирой «Трутня» и пытавшаяся угрозами воздействовать на издателя его, напоминая, что автор «не в свои садится сани», когда пишет сатиры на придворных господ, знатных бояр, дам, судей, именитых, не могла выдержать сатиры, прозвучавшей в «Отписках». «Трутень» был закрыт на месяц.

В 1770 г. «Всякая всячина» под названием «Барышек Всякий всячины», т. е. остаток, выпустила еще 18 номеров, с января по апрель, но интерес к журналу неуклонно падал, падал и тираж. Если «Всякая всячина» в первый раз вышла тиражом в количестве 1692 экземпляра, а затем — 1500, то в дальнейшем тираж снизился до 1000 экземпляров. Последние шесть номеров вышли тиражом 600 экземпляров.

Перешел на 1770-й год и «Трутень» Новикова (17 номеров), но это возобновление после месячного перерыва потребовало от издателя отказа от острой и обличительной критики. Новикову приходилось быть очень осторожным. Возобновленный «Трутень» вышел с многозначительным эпиграфом «Опасно наставленье строго, где зверства и безумства много». Исчез со страниц журнала Правдолюбов со смелой и острой сатирой. От этого «Тру­тень» проигрывал в глазах читателя, да это прекрасно понимал и сам Новиков. Он напечатал ряд писем читателей, выражавших недовольство новым «Трутнем»: «Господин Трутень! Кой чорт! что тебе сделалось? Ты совсем стал не тот, разве тебе наскучило, что мы тебя хвалили, и захотелося послушать, как станем бранить?.. Пожалуй скажи, для какой причины переменил ты прошлогодней свой план, чтобы издавать сатирические сочинения? Ежели для того, как ты сам жаловался, что тебя бранили, так знай, что ты превеликую ошибку сделал. Послушай ныне, тебя не бранят, но говорят, что нынешний Трутень прошлогоднему не годится и в слуги и что ты ныне так же бредишь, как и другие… Мне сказывал твой книгопродавец, что нынешнего года листов не покупают и в десятую долю против прежнего» (лист XV).

Тираж «Трутня», который раньше неизменно возрастал (с 626 экземпляров тираж поднялся до 1240 с XIII листа), теперь упал до 750 экземпляров.

На  XVII листе «Трутень» прекратил свое существование: «Против желания моего, читатели,  я с вами разлучаюсь». Обстоятельства,  на которые намекал Новиков, крылись в правительственной цензуре.

Очень скоро, в июне 1770 г., Новиков попытался через подставное лицо издавать новый журнал — «Пустомеля», но и он был закрыт на втором номере, в котором Новиков напечатал перевод с китайского «Завещание Юнджена, китайского хана, к его сыну» и стихотворение Д. И. Фонвизина «Послание к слугам моим Шумилову, Ваньке и Петрушке». В первом говорилось об обязанностях государя и его приближенных. Китайский император, избрав наследником престола сына, указывает, что он установил твердое законодательство, опираясь на своих вельмож. В этой статье можно было найти намек на современность, в частности желание аристократической оппозиции ограничить единовластное правление Екатерины дворянским советом, на который она должна опираться в выработке законов. Фонвизинское «Послание к слугам. ..» носило остросатирический, антиклерикальный характер и также не могло понравиться императрице. Характерно, что и в «Трутне» (где Новиков продолжал традиции Сумарокова и часто с похвалой отзывался о его многообразном творчестве), и в «Пустомеле» (в первом номере были напечатаны две интересные театральные рецензии об игре актера И. А. Дмитриевского и о постановке трагедии Сумарокова «Синав и Трувор» в Петербурге) печатались статьи на литературные темы. «Трутень» защищал Тредиаковского от нападок «Всякой всячины», Сумарокова от его «хулителей» и резко нападал на «карманного стихотворца» Екатерины — официозного поэта В. Петрова.

Третий сатирический журнал «Живописец» Новиков начал издавать в апреле 1772 г., когда, воспользовавшись поставленной на сцене комедией Екатерины «О время!», сделал удачный тактический шаг, истолковав появление этого произведения как возможность продолжать свою сатирическую линию. Он ставит свой журнал под защиту «неизвестного сочинителя комедии «О время!», расточая по его адресу похвалы, и тут же развертывает свою программу социальной сатиры. Хотя в комедии «О время!» в лице Чудихиной, Ханжахиной и Вестниковой осмеиваются суеверие, сплетни, невежество, скупость и сатира эта — все та же «улыбательная» сатира «Всякой всячины», Новиков говорит о сатирической смелости автора, открывшего издателю «дорогу, которой я всегда страшился», приглашает его сотрудничать в журнале и писать в том же духе. «Истребите из сердца своего всякое пристрастие; не взирайте на лица, порочный человек во всяком звании равного достоин презрения» — такова программа издателя нового журнала «Живописец». Итак, по-прежнему «сатира на лицо» и обличение отрицательных явлений действительности, ибо «порок» Новиков понимал как социальное зло. Продолжая линию  «Трутня»,  Новиков помещает ряд сатирических портретов, изображая хулителей наук, «благородных невежд», зараженных «чужебесием». Сатирические портреты содержат в себе более тонкую психологическую и социальную характеристику. Авторское описание перемежается с откровенными высказываниями персонажей, наделенных речевой характеристикой, что способствует созданию жизненных, во многом типизированных характеров.  

В жанр словесного портрета Новиков внес социальное содержание. Как справедливо указывает Е.А. Боголюбов, автор статьи «Художественные средства сатиры Новикова», в русской литературе словесные портреты были впервые применены в XVII в. в «Летописной книге» Катырева-Ростовского, а потом получили дальнейшее развитие в сатирах Кантемира, наполнившего характеристики своих персонажей серьезным общественным содержанием. Новиковская «портретная живопись в его сатирических журналах — дальнейший шаг по пути углубления идейной и художественной значимости «портретов».

В «Живописце» печатается «Опыт модного словаря щегольского наречия». Жанр сатирического словаря не был новым для русской журналистики. Его использовали Сумароков в «Трудолюбивой пчеле» и современные Новикову издатели.

Однако отличительной чертой словаря Новикова является то, что, пользуясь лексикой и фразеологией щегольского наречия, автор воспроизводит социально-психологические характеры светской аристократии. Он раскрывает психологию, обычаи, нравственный облик «благородных невежд». Их характеризует отчужденность от национальной культуры, презрение к родному языку, душевная никчемность, нравственная распущенность. Новиков нападает на распущенность нравов столичной знати, раскрывая это в кратких словесных портретах. «Опыт модного словаря», в котором языковая смесь французского с нижегородским раскрывает убожество модной «культурности» дворянства, явился для Новикова средством борьбы с засорением русского языка.

Большое место в сатирических журналах Новикова занимает форма писем в редакцию, переписки между частными лицами («Письма дяди к племяннику», «Письма к Фалалею»). Эта форма сатиры — одна из наиболее распространенных в сатирических журналах в 1769—1774 гг., ибо письма читателей создавали впечатление «правдоподобности». На страницах «Живописца» вновь с еще большей художественной силой и убедительностью развертывается крестьянская тема. Критика крепостнического дворянства, произвол помещиков и тяжелое положение крестьянства являются основным идейным стержнем таких произведений, как «Отрывок путешествия в*** И*** Т***» и «Письма к Фалалею».

В третьем издании «Живописца», в 1775 г., были напечата­ны избранные, наиболее социально острые статьи из «Живопис­ца» и «Трутня». В обращении «К читателю» Новиков от имени издателя писал: «Я в журнале моем многое переменил, иное ис­правил, другое выключил и многое прибавил из прежде выдан­ных моих сочинений под другими заглавиями». Разговор с чита­телем идет о «моих сочинениях», т. е. написанных самим Нови­ковым. Среди этих сочинений, составивших третье издание «Живописца», были «Отрывок путешествия в*** И*** Т***», «Письма к Фалалею» и «Копии с отписок». 

Несмотря на тактические ухищ­рения Новикова, на его деликатные реверансы в сторону Екатерины II, журнал «Живописец» возбудил не менее яростные нападки, чем «Трутень». В июле 1773 г. издание было прекращено.

Сатира  новиковских  журналов  рассчитана  на  вкус  «мещан наших», она была действенна в своей критике окружающей екатерининской действительности, в пропаганде идеи нравственного совершенствования человеческой личности. Она дала богатый материал Фонвизину, Крылову, Грибоедову. Второе издание «Живописца» вышло в том же 1773 г. Придавая большое значение «Отрывку путешествия в*** И*** Т***» и «Письмам к Фалалею», Новиков в третьем издании (1775) помещает эти наиболее острые сатирические произведения, присоединяя к ним «Копии c отписок» («Трутень»). Новиков переиздает обличительные сатирические материалы в годы пугачевского восстания, для этого, несомненно, понадобилась большая гражданская смелость издателя. «Живописец» выдержал за 20 лет пять изданий и был неизменно популярен у читателей.

В 1774 г. выходит последний сатирический журнал Новикова «Кошелек» (июль — сентябрь 1774 г.). Он уступает предшествующим журналам в широте и социальной остроте изображения отрицательных явлений русской жизни. Сказалось и время издания — пугачевское восстание было в разгаре. Основная тема нового журнала — борьба с дворянским «чужебесием». Уже в первой статье шла речь о «злоупотреблении, вкравшемся в нас к порче российского наречия». Назвав журнал свой «Кошельком», Новиков, по его собственным словам (редакционная статья «Вместо предисловия»), хотел показать своим журналом «превращения русского кошелька во французский», т. е. бессмысленную трату денег на модные иноземные затеи, растрату не только материального, но и духовного богатства, ибо все эти зараженные французоманией дворяне теряют чувство родины, чувство национального достоинства.

«Кошелек» имел и другое значение: кошельком назывался мешок из кожи или тафты, куда убирали косу парика щеголи.

Так название журнала раскрывало его общественно-политическое направление. «Отечеству моему сие сочинение усердно посвящается», — писал Новиков в предисловии к журналу. Основной задачей издания была борьба за национальные русские начала. Новиков в журнале выступает горячим патриотом, у которого любовь к родине и своему народу сочеталась с критикой отрица­тельных сторон действительности.

Противопоставляя галломании «древние российские добродетели», Новиков не идеализирует все русское историческое прошлое. Об этом свидетельствует письмо Щеголя — «защитника французов», пользуясь которым Новиков критикует отсталость допетровской Руси: «Когда все науки заключаются в одних святцах… когда женилися не видав невесты своей в глаза; когда все добродетели заключалися в густоте бороды…» Автор письма иронически спрашивает: где же «древние российские добродетели»? «Кошелек» просуществовал недолго, с июля по сентябрь 1774 г.

В журналах Новикова большинство материалов принадлежало самому издателю. Вместе с тем среди сотрудников новиковских журналов были Д.И. Фонвизин, А.Н. Радищев, М.И. Попов, А.О. Аблосимов, Ф.А. Эмин, А.П. Сумароков, В.И. Майков и др. Новиков сумел привлечь наиболее талантливых литераторов своего времени, сохраняя за собой ведущее место редактора — организатора журнала и основного автора.

Вынужденный прекратить издание сатирических журнал, Новиков все больше внимания уделяет книгоиздательской деятельности, которая началась еще в 1766 г., когда он приступил к изданию книг о русской истории и культуре.

В 1772 г. появился «Опыт исторического словаря о российских писателях», где о писателях XVIII в. собран важный фактический материал. Новиков хотел показать, что в России «науки и художества распространяются», и «сохранить в памяти потомства имена своих писателей».

В 1773 г. выходит «Древняя Российская Вивлиофика, или собрание разных древних сочинений…» — документов, грамот, княжеских договоров и других памятников русской письменности. За три года вышло 10 частей «Вивлиофики». Выходят и другие книги (например: «Повествователь древностей российских, или собрания разных достопамятных записок, служащих к пользе истории и географии российских»), дающие сведения по истории России. 

Новый период бурной издательской деятельности Н. И. Новикова падает на десятилетие с 1779 по 1789 г., когда Новиков арендует типографию Московского университета. В книгоиздательских целях использует он и свое участие в масонской ложе. В ложу масонов Новиков вступил еще в Петербурге в 1775 г.  

Арендованная Новиковым университетская типография явилась базой для широкой, выходящей за пределы пропаганды масонского учения книгоиздательской деятельности. Им были изданы сотни книг: учебники по истории, географии, азбука, букварь, грамматика, книги для детей, книги по медицине, сельскому хозяйству, педагогике, произведения русских и западноевропейских писателей (трагедии Шекспира, произведения Вольтера, «Эмиль» Руссо, драмы Лессинга и др.). Изданные книги, около 1000, ориентируются на третьесословного читателя. «Типографическая компания», созданная масонами в середине 80-х годов, душой которой был Новиков, открыла сеть книжных лавок в провинции для распространения книг по всей России. Огромная культурно-просветительская деятельность Новикова имела важное значение в общественной жизни России.

«Люди, близкие к тому времени и к самому Новикову,— утверждали, что он не распространял, а создал у нас любовь к наукам и охоту к чтению; что благодаря широкой организации сбыта и энергическому ведению дела новиковская книга стала проникать в самые отдаленные захолустья и скоро не только европейская Россия, но и Сибирь начала читать»,— писал Ключевский о Новикове.

В конце 70-х—80-х годов Новиков издает ряд новых журналов: «Утренний свет» (1777-1780), «Вечерняя заря» (1782-1783), «Покоящийся трудолюбец» (1784-1785), журнал «Московское издание» (1781) и газету «Московские ведомости» (1779-1789), тираж которой при Новикове увеличился в 6 раз, с 600 экземпляров до 4000. «Ведомости» выходили с приложениями литературного и практического характера.

Новиков был издателем первого детского журнала «Детское чтение для сердца и разума», выходившего еженедельно с 1785 по 1789 г. как приложение к «Московским ведомостям». Журнал «Детское чтение» был обращен к «благородному российскому юношеству» и преследовал широкие воспитательные и педагогические цели, о которых Новиков рассказывал в предисловии к журналу. Редактировали журнал А. А. Петров, Н. М. Карамзин. «Детское чтение» публиковало научно-популярные статьи (например, «Разговор между отцом и детьми о кофе»), статьи природоведческого характера, автором которых был русский педагог-естественник Прокопович-Антонский, переводные и оригинальные беллетристические произведения (перевод восточной повести «Обидаг», повести и рассказы Жанлис, стихотворные и прозаические произведения Карамзина).

Еще в 1779 г. Новиков начал издавать первый русский журнал для женщин «Модное ежемесячное издание, или Библиотека для дамского туалета» (вышло 4 части, 12 книг). Журнал этот был преимущественно литературным, но к каждой книжке журнала прилагались картинки с изображением модных нарядов и уборов. И детский, и женский журнал преследовали прежде всего образовательные и воспитательные цели.

В период усилившейся реакции, вызванной пугачевским восстанием и революционными событиями в Северной Америке, подробные сведения о которых сообщались в периодических изданиях, выпускаемых Новиковым, правительство начинает преследовать новиковские предприятия. Деятельность Новикова, за которой Екатерина давно пристально следила, теперь представляется ей особенно опасной. С 1784 г. начинаются постоянные преследования Новикова, которые приводят писателя-публициста в 1792 г. к заключению в Шлиссельбургскую крепость (формально за печатание ряда книг, проповедующих раскол). Казнь, к которой его приговорили как государственного преступника, была заменена заточением в Шлиссельбургской крепости сроком на 15 лет. После смерти Екатерины Новиков был освобожден, но вернулся он физически и нравственно разбитым. Он был полностью разорен, Авдотьинское поместье пришлось заложить в Опекунский совет. К общественной деятельности он больше не смог вернуться. 31 июля (12 августа) 1818 г. Николая Ивановича Новикова не стало.

***

Просветительская деятельность Новикова как писателя-сатирика, публициста и издателя была высоко оценена не только его современниками, но и последующими поколениями.

Сатира новиковских журналов оставила большой след в русской литературе. Она сообщила литературе «открытую злободневность, газетность в лучшем смысле этого слова». Сатирические журналы «расширили в литературе область прозы, притом прозы не отвлеченно-философского характера, а прозы «деловой», конкретно говорящей о современных людях, делах, общественных явлениях. Новиков был одним из тех писателей, которые сводили русскую поэзию с высоты классического Парнаса в животрепещущую современную жизнь, в быт. Необычайное разнообразие форм прозы в его журналах открывало новые возможности для русской литературы».

Жанровое разнообразие новиковских журналов было вызвано необходимостью критики социальных, общественных недостатков русской действительности. Малые формы сатиры помогали более остро и оперативно откликаться на происходящие события. Это и пародийный рецепт, пародия на газетное объявление, сатирический портрет, ведомости, известия, сатирические словари и наиболее распространенные письма в редакцию, переписка между частными лицами, сатирический документ (копия с помещичьего указа). Вместе с тем в журналах Новикова нашли отражение и такие жанры, как сатирический очерк, небольшая по объему повесть, в которых сказалось мастерство писателя, умение емко и лаконично, предельно простым языком выразить глубокое социальное содержание. Многие темы и образы сатирических журналов Новикова были использованы писателями-сатириками: Фонвизиным, Крыловым, Радищевым, Грибоедовым.


Источник: «Русская литература и журналистика XVIII века». / Татаринова Л.Е. – М.: «Проспект», 2006 г.
 

«Где-то я прочел про себя, что я литературоцентричен. Если так, я знаю – архитектуре это полезно»

0 Вам была посвящена монография, изданная в  TATLINе. Почему вы сейчас решили подвести итоги? Чем они отличаются?

Монография была издана 12 лет тому назад. А жизнь продолжилась до сего момента и кое-что в себе содержала. В той книге я отвечал на вопросы Белоголовского, а в итогах суммировал сделанное – жанры разные.

Какую часть вашей работы вы считаете более важной или интересной?  Архитектора или историка?

Жизнь одна, и в ней сочеталось и то и другое. Но архитектурная началась с момента получения диплома в 1950 году, а первая значимая публикация, с которой можно считать меня историком, появилась в журнале «Новый мир» № 3 1966 года и называлась «Возрождение архитектуры». Мне было в равной степени интересно и то и другое. И без первого не было бы и второго.

Вопрос к вам как к историку модернизма: какие сюжеты вы назвали бы ключевыми или поворотными?

Равно также как Дворец труда Весниных стал началом конструктивизма, а Дворец советов Иофана началом «архитектуры для Сталина», поворотным для модернизма стал московский Дворец пионеров. И не только потому, что содержал в себе комплекс разносторонних задач, каких не было в объектах, запроектированных до него, но еще и потому, что похвала Хрущева в речи на церемонии открытия Дворца стала решительной поддержкой всего модернистского движения.

Как бы вы, как человек со значительным и разнообразным опытом определили специфику архитектуры нашего времени? Как ее называть?

Ее специфика в том, что она совершенно другая. Во всем – в понимании социальных и иных задач архитектора, в содержании градостроительного подхода к задаче, в методе и средствах проектирования, в технологиях строительства и материалах. Решительно во всем.

В моей книге «Размышления о мастерстве архитектора», изданной TATLINым в 2017 году, есть заключительная глава «В гостях у будущего», где говорится об этом. А как ее называть, скажет кто-то другой. Кто именно, со временем выяснится.


Ниже публикуем авторское резюме творческой деятельности Феликса Новикова до 2021 года – воспоминания автора и отчет архитектора. 

 


Научная и литературная деятельность, общественные инициативы В 1954 году была открыта станция метро «Краснопресненская» и ее авторы были приняты в члены Союза Архитекторов СССР, минуя предварительное годовое кандидатство, учрежденное уставом, принятым первым съездом этой организации. В 1955 году, как председатель комиссии молодых архитекторов Москвы и делегат второго съезда архитекторов СССР, я предложил исключить это положение из устава Союза. Вместе с Игорем Покровским, тогда заместителем председателя МОСА, мы поставили этот вопрос перед первым секретарем СА СССР Абросимовым. Павел Васильевич воспринял нашу аргументацию, и второй съезд исключил из устава соответствующий параграф. Это была моя первая общественная инициатива.

Мои первые публикации в «Вечерней Москве» и «Строительной газете» в 1955 году были «Кохиноровскими» стихами и баснями. Первая публикация в «Московском строителе» в 1956, совместная с Игорем Покровским касалась нашей общественной деятельности в Союзе Архитекторов, а в 1957 году в «Архитектуре СССР» была опубликована наша статья по случаю Международного фестиваля молодежи и студентов.

В ноябре того же года возникла газета «Моспроектовец», и я стал одним из двух заместителей главного редактора. Раз в три недели в типографии газеты «Гудок» я подписывал «в свет» очередной номер, что-то редактировал, иногда писал сам. Занимался этим делом три года. Это был полезный опыт.

Построили Дворец пионеров. «Стройиздат» предложил авторам написать книгу о нашей работе. Я был «командирован» на неделю в Суханово писать ее архитектурную часть. О конструкции написал Ю. Ионов. Книга «МОСКОВСКИЙ ДВОРЕЦ ПИОНЕРОВ» вышла в свет в 1964 году. Ее авторами назвались все семеро, что было правильно. Общая работа – общая книга.

В 1965 году ответственный секретарь «Моспроектовца» Александр Верюжский предложил мне и Анатолию Шайхету, который тогда был главным редактором, совместно написать статью об архитектуре в журнал «Новый мир». Мы согласились. Явились в редакцию и сказали о своем намерении. На вопрос «Будете писать втроем?» ответили утвердительно. А потом Шайхет сказал: «Зачем нам Верюжский?». И я согласился, не нужен. Потом Анатолий надолго уехал за рубеж и я написал статью «Возрождение архитектуры» один. Пятьдесят страниц машинописного текста.

Редактор отдела публицистики, прочитав его, сказала: «Это же обвинительное заключение!». Я, выражаясь профессионально, «обложил его подушками». Статья вышла в «НОВОМ МИРЕ» № 3 – 1966 г. Полумиллионный тираж! Главный редактор журнала Александр Твардовский пожелал со мной познакомиться и знакомство состоялось. По сути дела это был первый разговор с читателем о современной архитектуре. Я стал публицистом. В последующие 19 лет с перерывом в 2-3 года опубликовал в том же журнале еще шесть статей подобного объема и три рецензии на архитектурные книги.
 
В 1974 году мой приятель Илья Чернявский построил свой дом отдыха в Воронове – замечательный объект – и показал мне. Я пожелал отдохнуть в его пространствах и он мне это устроил. Там за 17 дней я написал свою вторую книгу, получившую название «Синяя птица архитектуры» и представил ее в «Стройиздат». Рецензент Н. П. Былинкин заключил отзыв словами, что я «могу написать лучше». Издание не состоялось.

В ноябре 1975-го к открытию VI съезда архитекторов СССР «Литературная газета» опубликовала разворот с фрагментами моей книги. Спустя еще четыре года издательство «Знание» предложило мне выпустить в ежемесячной серии «Строительство и архитектура» выдержки из моей книги. Брошюра под названием «В поисках архитектурного образа» стала 11-м номером 1979 года и получила диплом 2-й степени общества «ЗНАНИЕ»  за 1980 г. Первая досталась брошюре о Ленине.

Но до того, в 1979 году, был напечатан автореферат моей кандидатской диссертации «Архитектурная композиция многофункциональных  комплексов». На примере Дворца пионеров, Главного научного центра микроэлектроники и комплекса МИЭТ в Зеленограде, а также посольства СССР в Мавритании. Диссертация в форме доклада была успешно защищена.

В 1980, собрав в Центральном Доме Архитектора авторскую команду, я предложил устроить выставку «Авторы Дворца пионеров ХХ лет спустя». Все согласились. Она открылась в октябре и к ней был издан общий буклет – обложка, в котором содержались семь буклетов каждого из авторов.

Предоставлено Ф.А. Новиковым


Прошло еще четыре года и в 1984 я получил предложение издательства детской литературы выпустить мою книгу полностью, как рассказ об архитекторе для молодых людей, выбирающих профессию. Моя рукопись была набрана без изменений. Пока не вмешался главный редактор, выбросившей 12 страниц машинописного текста, а потом еще столько цензура, целиком исключившая главу об авангарде. Но название книги изменил я сам.

Дело в том, что еще в 1977 в журнале «Вопросы философии» появился мой текст под названием «Формула архитектуры». Я предложил новую триаду вместо триады Витрувия – «Польза, Прочность, Красота».  Моя выглядела иначе и, действительно, была похожа на формулу: Архитектура = (Наука + Техника) х  Искусство. И она вошла в книгу и стала ее названием. Моя третья книга вышла тиражом 100.000 экземпляров! Рекорд для книги о зодчестве!

Предоставлено Ф.А. Новиковым


А теперь вернемся к «Новому миру». В 1987 я написал свою седьмую статью об архитектуре и, как обычно, сдал ее в редакцию. А спустя несколько дней обнаружил ее возвращенной в своем почтовом ящике. Такого прежде не случалось. Выяснилось, что вторично сменился главный редактор и назначил заведующим отдела публицистики своего человека. И я, и мой сюжет были им чужды.

И тогда я позвонил редактору журнала «Знамя», с которым был знаком. Знакомство случилось в 1966, после публикации первой статьи в «Новом мире». Григорий Бакланов, писатель, уже прославивший себя военной прозой, позвонил мне в мастерскую и сказал, что пишет повесть об архитекторах и хочет меня о чем-то «пораспрашивать». Мы встретились у него дома. Он поставил на стол бутылку водки, выпили за знакомство и закусили, после чего он  сказал: «То, что вы написали об архитектуре, о литературе напечатать нельзя. О живописи и о музыке тоже нельзя, а об архитектуре можно. Но архитектура  – это про все». И я согласен с этим утверждением. Мою статью Бакланов напечатал и я стал автором «Знамени».

В 1990 из печати вышел автореферат моей докторской диссертации «Проблемы профессионального мастерства архитектора». На примере десятка других авторских работ и в том числе проектов туристских центров в Самарканде и Бухаре, отеля «Рухабад» в Самарканде, курортных комплексов на каспийском побережье близ Баку. Защита прошла в январе 1991 года. Также в форме доклада.

Еще до того – должно быть в 1990 – я, как внештатный секретарь СА СССР, ведающий печатью, выступил с общественной инициативой, рассказ о которой надо начинать с давнего 1948 года. Тогда вышло постановление ЦК ВКП(б) «Об опере композитора Вано Мурадели «Великая дружба», вызвавшей гнев Сталина, обвинившего его в «формализме». И состоялось «Собрание актива московских архитекторов», длившееся четыре вечера – 12, 15, 17 и 18 марта в переполненном зале ЦДА. Я, тогда 20-летний студент 4 курса, был свидетелем этого события. Формалистом справа был объявлен Жолтовский и его школа, а слева мой учитель Леонид Павлов. Его дипломники, сделавшие проекты высотных зданий с чертами конструктивизма, получили тройки, а мой проект кинотеатра на том месте, где теперь стоит «Наутилус», вместо оценки получил зачет. Такой жаркой дискуссии, которая разгорелась в те вечера, я больше никогда в ЦДА не слышал. После того и Жолтовский, и Павлов были уволены из института. Но не прошло и двух лет, как Жолтовский получил Сталинскую премию и Павлов, после открытия станции метро «Добрынинская», вернул себе должную репутацию.

Прошло 40 лет! Я, тогда внештатный секретарь СА СССР, попросил девочек из аппарата СА найти стенограмму той дискуссии, и она нашлась. Я написал предисловие, Астафьева-Длугач сделала нужные примечания и брошюра «Забытые страницы истории союза архитекторов» в серии «Библиотека архитектора» была издана в 1992 году. Это весьма интересный документ! Здесь  стенограмма дискуссии  1948 года.

В январе того же года я принес главному редактору «Московских новостей» Лену Карпинскому, когда-то бывшему членом редколлегии «Правды», и пригласившему меня впервые в ней опубликоваться, статью, которая называлась «Памяти советской архитектуры». В последней фразе было сказано: «…я беру на себя смелость утверждать, что в некрополе культуры ХХ века пора ставить стелу с надписью: СОВЕТСКАЯ АРХИТЕКТУРА 1917 – 1991». Газета вышла 26 января, а затем на всех иностранных языках, на которых издавалась.

В том же 1992 я издал еще две брошюры. Одна из них называлась «888 сюжетов из записных книжек», вторым был сборник из двадцати избранных басен, стихов и эпиграмм, с названием «Слеза и смех». И в том же году большая моя статья «Кто закажет застывшую музыку» была опубликована на 4 полосах «Моспроектовца». А потом – в несколько иной редакции – в журнале «Знамя». На этом закончилась моя советская публицистика. В дальнейшем последует американская. Замечу также и то, что в 1992 году я инициировал еще и учреждение фестиваля «Зодчество». И первый фестиваль, ставший теперь международным,  состоялся в 1993.

В моей библиотеке есть книга, в которой более тысячи страниц и длинное название: «Марк Матвеевич Антокольский, его жизнь, творения, письма и статьи». Она издана в 1905 году Владимиром Стасовым спустя три года после кончины скульптора. Я прочитал ее «от корки до корки». Дело в том, что он приходится мне двоюродным прадедом. Моя прабабушка – его родная сестра, а его родители мне пра-пра. Стало быть, сколько-то капель той крови в моей замешаны. Еще в Москве, зная, что приближается 150-летие его рождения, я сделал композицию из его текстов, которую назвал: «Восемь монологов о жизни и творчестве» и опубликовал ее в день юбилея в Нью-Йоркской газете «Новое русское слово». И это была моя первая публикация в США.

А вообще поначалу надо было заниматься другими делами. Знакомиться со страной, городом, в котором живешь, с нравами и бытом. Все это тогда особенно резко отличалось от советской жизни начала 1990-х. Понадобилось время, чтобы освоиться, найти новых друзей, наладить контакты с присутствующими здесь старыми и, в частности, с Эрнстом Неизвестным, с которым я каждый раз встречался, бывая в Нью-Йорке. И однажды я сделал с ним интересное интервью. Я также познакомился с коллегами местного отделения Американского Института Архитекторов и это тоже было интересно. Словом, постепенно вновь занялся разными формами творческой и общественной деятельности. Скажу еще, что за прошедшие годы восемь раз по разным поводам бывал в Москве, дважды посетил Баку, в котором родился, однажды Тбилиси, где провел дошкольное детство. Также по разным поводам бывал в разных странах и во множестве американских городов. А теперь расскажу о некоторых моих инициативах и деяниях.

Мне был интересен Рочестер – город, в котором живу. И я решил написать о нем книгу. Написал ее в 1997 и назвал «Добрый Рочестер в штате Нью-Йорк». (В США есть конкурс на это звание и в начале 1990-х Рочестер стал победителем). С подзаголовком: «Сто штрихов к портрету одного американского города». Издал ее в одном экземпляре с 75 своими фотографиями и отправил друзьям в электронном виде. Через третьи руки она досталась Лауре Волк – тогда президенту Ротари клуба Рочестера, владевшей русским языком. Она позвонила мне и сказала: «С завтрашнего дня я каждый день буду просыпаться на полчаса раньше и переводить вашу книгу». Прошло некоторое время и в дверь раздался звонок. Лаура принесла мне 100 экземпляров книги. Рочестер побратим Великого Новгорода и здесь есть общество, занимающееся этим делом. Я отдал ему тираж. Прошло три года. Наступил 10-летний юбилей побратимства. Мэр города Вильям Джонсон, возглавивший делегацию, отправляющуюся в Новгород, распорядился напечатать еще 300 экземпляров книги, дополненных его обращением к русским друзьям. Так я поспособствовал дружбе двух городов. Кто не знает – инициатор этого дела президент Эйзенхауэр.

Предоставлено Ф.А. Новиковым


В 1999 Американский Институт Архитекторов  проводил в Рочестере конгресс зодчих штата Нью-Йорк, и я предложил местным коллегам выпустить буклет с картами города и графства Монро, где он находится, с указанием местоположения достойных внимания сооружений, с кратким историческим очерком о городе и фотографиями этих объектов – числом 36 в марочном формате с именами авторов, адресами и годом, в котором они явились городу. И еще восемью крупными фото наиболее значимых объектов. Они согласились. Я написал очерк, сделал все фотографии, самостоятельно выбрав объекты. Шестнадцатиполосный буклет был издан тиражом 2000 экземпляров и достался каждому делегату конгресса.

В 1996 в четырех номерах «Нового русского слова» я опубликовал большую статью «Москва – город-оборотень», а потом стал ежемесячно писать свои заметки об архитектуре. Это продолжалось до 2002 и в результате их накопилось более пятидесяти. А в 2000 и годом позже в литературном журнале  Нью-Йорка «СЛОВО/WORD» появились две больших публикации о 12 лучших зодчих ХХ века и об архитектуре первого постсоветского десятилетия. И тогда я решил собрать книгу из лучших своих текстов. И она вышла в 2002 году в Нью-Йорке под названием «Зодчие и зодчество». На ее презентацию в издательстве «СЛОВО/WORD» пришел молодой архитектор, который в последнее время тоже стал писать об архитектуре и его тексты мне нравились. Это был Владимир Белоголовский, чье имя еще не раз появится в этом тексте. Мы познакомились и стали друзьями. Часть тиража книги я привез в Москву на фестиваль «Зодчество-2002». Через год эта книга была издана и в Москве, а в 2007 то же столичное издательство решило напечатать ее на  испанском языке. Я не возражал.

В 2004 я начал печататься в «Архитектурном вестнике» – в каждом номере, выходящем раз в два месяца. Это продолжалось вплоть до 2013 года – всего 43 публикации. Я называл это «Письма об архитектуре».

В том же 2004 году взгляд на календарь напомнил мне о том, что следующий 2005 станет годом 50-летия знаменитого постановления об излишествах, которое вернуло советское зодчество в форватер мирового развития. Эта мысль побудила меня инициировать первую выставку той, новой архитектуры. Я написал письма с этим предложением президенту МААМ Юрию Платонову и директору музея архитектуры Давиду Саркисяну. И назвал будущую выставку «Советский модернизм 1955–1985 гг.». По этому поводу я приезжал в Москву, обсуждал этот вопрос с Платоновым, Кудрявцевым, Андреем Гозаком, ставшем куратором выставки. Она открылась несколько позже, в апреле 2006, и я присутствовал на этой церемонии.

Понятно, что начало новой архитектуры датируется 1955 годом, но почему 1985? По двум причинам. Первая – явление Горбачева и его «перестройки», определившей будущее страны, вторая выход в свет, спустя 7 с лишним лет после выхода на западе, книги Чарльза Дженкса в переводе Александра Рябушина. Она укрепила позиции возникшего в Союзе постмодернизма. Мало кто знает, что по доносу одного из сотрудников аппарата СА СССР председатель КГБ Виктор Чебриков написал письмо Горбачеву, в котором назвал издание книги «идеологической диверсией». Рябушин был наказан – отстранен с поста секретаря СА СССР.

А теперь ненадолго вернемся к «Знамени». В 1998 я напечатал в нем текст необычного содержания «Память, поминки и памятники. Погребальные заметки архитектора», а по случаю 50-летия хрущевской перестройки предложил статью с названием «Зодчество – смена эпох», где явно был на стороне Хрущева. Спустя недолгое время редакция высказала несогласие с моей позицией. И тогда я позвонил в «Новый мир». Они приняли мой текст, сказав «раз уж вы в Америке, напишите о том, как у них с архитектурой». Я написал и вернулся в этот журнал, позднее опубликовав в нем еще две статьи по актуальным проблемам нашей профессии. За 43 года (1966-2009) в двух литературных журналах собралась коллекция из 12 очерков о зодчестве – «12 книг об архитектуре».

В 2007, как-то ночью по здешнему времени, мне позвонил президент СА России Юрий Гнедовский и сообщил, что в октябре должен состоятся пленум, посвященный юбилею Союза. И он просит меня выступить на нем с докладом о его истории. Я согласился и выступил на пленуме. К тому времени «Архитектурный вестник» издал две мои книги. Одна из них «Когда мы были молоды» посвящена 80-летию Игоря Покровского, вторая была сборником «Писем об архитектуре», к тому времени напечатанных в журнале. И я с удовольствием дарил их друзьям.

Во  время того визита в Москву в доме вдовы моего учителя Леонида Павлова я познакомился с главой издательства TATLIN Эдуардом Кубенским и он предложил мне сделать монографию о своем творчестве. Позднее подтвердил это предложение и я рассказал о нем Белоголовскому. Владимир предложил сделать монографию в форме интервью. Я согласился. Он приехал ко мне в Рочестер. Мы беседовали два дня. Я ответил на 75 его вопросов. Сначала устно, а потом письменно. Владимир перевел ее на английский. Книга «ФЕЛИКС НОВИКОВ» вышла на двух языках в 2009 году и была первой в серии «Мастера советского модернизма». В 2013 году она вышла на английском в Германии в издательства DOM publishers в другом дизайне с названием “Felix Novikov Architect of the Soviet Modernism”.

В январе 2009 года мы с Владимиром Белоголовским сидели в Нью-Йоркском ресторане за ланчем и беседовали на разные темы. Неожиданно у меня  возникла идея, которую я тут же ему и высказал. «Давайте сделаем с вами книгу о советском модернизме. Я соберу фото сотни объектов и напишу о том, как он возник, а вы оцените это явление с позиции молодого американского архитектора ХХI века». И тут же договорились об этом. И сделали эту работу. Книга вышла на двух языках. В то же время Эдуард Кубенский объявил о своем намерении открыть новую серию книг с грифом «Автограф архитектора». И я решил сделать две первых книги этой серии. Одну я назвал «Дело жизни» и собрал под ее обложкой избранные тексты из журналов «Новый мир», «Знамя», «Архитектура СССР», «Вопросы философии» и так далее. Там есть интервью с Эрнстом Неизвестным, речь на юбилейном пленуме и др. А вторая с названием «Между делом» содержит в себе «1000 сюжетов из записных книжек», басни, стихи и эпиграммы, тексты песен написанные для «Кохинора» и еще кое-что потешное. Но в конце содержатся два серьезных сочинения: одно сугубо политическое, а второе о моем дяде – одном из героев недавнего сериала «Бомба». Все три книги состоялись в 2010 году.

Встреча на мостике флагштока Дворца авторов – архитекторов и художников – в 30 годовщину открытия комплекса. 1992 г.

Предоставлено Ф.А. Новиковым


Авторская команда Дворца пионеров всегда отмечала юбилеи его открытия: 10, 15, 25, 30 лет, собираясь на площади Парадов, а затем, поднимая тосты за это событие за столом одного из ближних ресторанов. 2012 был годом 50-летия открытия Дворца пионеров. Я обратился к музею Щусева с идеей устройства выставки на эту тему с организацией встречи авторов архитекторов и художников с теми, кого это будет интересовать. Музей ответил согласием. В канун юбилея, 31 мая, много людей собралось на этой выставке. Был содержательный разговор о Дворце. Выступили Егерев, я и Кубасов, Гнедовский, Платонов, Боков, художник Пчельников, Плоткин, Фесенко и др. А в день юбилея – 1 июня мы с Егеревым и Кубасовым встретились на площади Парадов, где было детское празднество.

Осенью 2012 года я был приглашен к участию в ХIX конгрессе Венского Центра Архитектуры по случаю выставки модернизма 14 советских республик (без России). И тогда я инициировал «Последний съезд архитекторов СССР». Звонил друзьям в Москву и другие столицы. И в итоге приехали мои друзья: почетный президент СА России Юрий Гнедовский, президент СА России Андрей Боков, Владлен Красильников, Эля Лихтенберг, в Вене был мой друг – бывший главный архитектор Баку Расим Алиев, из Армении прилетел Грач Погосян, из столицы России Президент СА Москвы Виктор Логвинов – всего более двадцати человек. Были теплые встречи, интересная дискуссия по поводу выставки и модернизма, «Последний съезд» состоялся. И еще одно было знаменательно – более чем 350-страничное издание, выпущенное к выставке и конгрессу на немецком и английском тоже называлось “SOVIET MODERNISM”. Имя этого творческого явления в советской архитектуре вошло в научный обиход. А в 2013 году я участвовал конференции по модернизму в Стамбуле и фотография свидетельствует об этом факте.

Предоставлено Ф.А. Новиковым


А потом мне захотелось сделать другое. Рассказать граду и миру о том, что такое советская архитектура. Оглянувшись, понял, что больше некому. Кто еще помнит столько, сколько я? Придя в архитектуру в 1944, я застал вживе большинство авангардистов и вхутемасовцев, мастер высшей квалификации Леонид Николаевич Павлов был моим учителем и другом в последующие годы. Я успел построить в Москве жилые дома в сталинском духе с колоннами и пилястрами, став потом убежденным модернистом.

Я написал эту книгу. О драматической истории советской архитектуры, о московском архитектурном институте, о том в чем состоит содержание кредо советского модерниста, о Союзе Архитекторов СССР, о Суханове и Доме архитекторов, об организации проектного дела в СССР, о своем творческом опыте и друзьях с которыми проектировал и строил.

Книгу следовало перевести на английский грамотно и профессионально. В здешнем университете мне рекомендовали переводчицу. Она сделала свою работу, но что она понимала в ее содержании, было вопросом. И тут меня выручил Владимир Белоголовский. Чертыхаясь время от времени, он перевел ее еще и на профессиональный язык. И, мало того, привлек к этому делу носителя языка – журналиста, писавшего об архитектуре в “New York Times”. Книга, названная мной  Confession of a Soviet Architect (Исповедь советского архитектора) вышла в Берлине, в издательстве DOM publishers в 2016 году. В ней около 350 иллюстраций. Но издатель Филипп Мойзер – видимо из коммерческих соображений – добавил перед моим заголовком свой – Behind the Iron Curtain (За железным занавесом) и продает ее по всему свету.

В 2017 году в TATLINе вышло две моих книги. Одна в серии «Автограф» называется «По сусекам архива и памяти» – понятно о чем – воспоминания, обстоятельства жизни и творчества, какие-то тексты, а в конце – дань предку – монологи Марка Антокольского. Это весьма интересно и написано «золотым пером». Вторая книга «Размышления о мастерстве архитектора». Ее содержание в полной мере отвечает названию и сопровождается заочным мастер-классом.

Как-то я вел телефонный разговор на другую тему с владельцем издательства «Кучково поле» Георгием Эдуардовичем Кучковым, когда – неожиданно для себя – выпалил фразу: «Давайте сделаем книгу о Зеленограде». Он сказал, что посоветуется с коллегами. Это было в 2018 году вскоре после 60-летнего юбилея Зеленограда. По этому случаю я сделал иллюстрированный текст для городского издания. Подумав, решил отправить его в издательство. Вскоре получил по электронной почте ответ: «Мы согласны!». Книга, названная «Зеленоград – город архитектора Игоря Покровского» стала моим первым опытом автора-составителя (см. рассказ о ней на archi.ru). Создавалась она как драматическое произведение. Как пьеса. Каждое действующее лицо или лицо, уже ушедшее из жизни, выступало со своим монологом, иногда прерываемым моей репликой. Я собрал отличную группу  соавторов – деятелей электронной науки и промышленности, дочь и сына Покровского, архитекторов, создававших город. В их текстах чувствуется главное – энтузиазм, с которым создавался Зеленоград. Книга, вышедшая в 2019 году, стала первой, посвященной архитектуре спутника Москвы.

Предоставлено Ф.А. Новиковым


Я давно задумывался над тем, почему мы не видим проектов и зданий советских посольств за рубежом. В давние 1970-е были давно забытые две публикации в «ДИ СССР», три в «Архитектуре СССР», одна  в газете «Архитектура». Серые фотографии, но без планов, вообще каких-либо чертежей. Возможно это секрет? Но, если так, классический секрет Полишенеля. Ведь проекты согласовываются с местными властями, рабочие чертежи делают иностранцы и они же строят эти объекты. Я решил сделать книгу о посольствах. Но не знал, как найти поддержку этой затее. Но когда я поделился ею с Андреем Боковым – тогда он был президентом СА России – он сказал: «Давай напишем письмо министру иностранных дел». Я написал письмо и, должно быть, достаточно убедительно; Андрей подписал и Сергей Викторович Лавров распорядился открыть архивы. Вскоре выяснилось, что при передаче архива из МИД СССР в МИД России большая его часть была уничтожена. Делать эту книгу в одиночку, находясь далеко от Москвы, трудно. Я пригласил к сотрудничеству Ольгу Казакову. Кроме меня нашлось еще четыре живых автора. Она взяла у нас интервью. Работы Полянского нашлись в музее Щусева. В семьях ушедших из жизни авторов тоже нашлись архивы. В итоге в книгу вошли 25 дипломатических представительств. Ольга писала аннотации. За мной был поиск информации и общая редакция всех текстов. Но я нашел еще 28 посольств СССР в разных странах, построенных в советские годы. Как минимум по одному фото. Но качество их не соответствовало требованиям издательства TATLIN. Полагаю, что эта работа должна быть продолжена. Но, так или иначе, первый подход к теме состоялся. Книга под названием «Архитектура советской дипломатии» готова к печати. Можно сказать, «Сезам» скоро откроется! 

И еще одна моя книга, которая называется «Образы советской архитектуры». Скорее не книга, а альбом – выставка. Он содержит в себе экспозицию ярких объектов, созданных в течении всей советской архитектурной истории. Она возникла в связи приближающимся знаменательным событием. В будущем 1922 году 30 декабря исполнится 100 лет образования СССР. И сегодня, тридцать лет спустя после распада Советского Союза, следует определить значение его архитектурного наследия, его место в мировой архитектурной истории. Я сделал такую попытку. Эта книга также готова к печати. Полагаю, что ее презентация состоится в августе. Она будет первой из публикаций, связанных с предстоящим юбилеем советского культурного наследия.

Такова история моих публикаций. У Палладио было 4 книги об архитектуре, у Виолле ле Дюка 10,несколько книг было у Корбюзье. У меня больше – это шутка. Архитекторами написано много книг. Они были у Моисея Гинзбурга, Андрея Бурова, Джо Понти, Витторио Греготти, есть они у Рэма Колхаса, у многих были, есть и будут. У меня сугубо архитектурных четыре брошюры и 16 книг. С ними у меня более 300 публикаций. За 65 лет научной и литературной работы.

Откуда такое раздвоение личности? Это генетика. Отец – строитель. Строил в Баку, в 1930-35 в Тифлисе и был первым заместителем председателя горсовета, в 1935-38 он первый заместитель начальника строительного управления Моссовета, в 1936 возглавил делегацию столичных строителей в США, три месяца изучавшую здешний опыт. Это он посоветовал мне пойти в архитектурный институт. С другой стороны мама – прозаик, драматург, член Союза писателей СССР. Ее пьесы шли в бакинском театре рабочей молодежи, книги, рассказы печатались в Баку, Москве и Ленинграде, фрагменты произведений, повести, очерки в литературных журналах Баку и Москвы. Оба стали жертвой сталинских репрессий. Как и мы с братом, оставшиеся без родителей. Мне было 11, ему 15. Но это другая тема. О ней в книге «По сусекам архива и памяти».

***


Рисунки и акварели Следом за этой частью итогов моей жизни и творческой деятельности идет вторая – рисунки и акварели. Взгляд на ее содержание обязательно вызовет вопрос: почему их так мало? И что побудило автора прекратить заниматься этим делом в 1957-м году?  Я отвечу.
  • 1. Джвари. Мцхета. 1948 г.

    Предоставлено Ф.А. Новиковым

  • 2. Гелатский монастырь. 1948 г.

    Предоставлено Ф.А. Новиковым

  • 3. Собор Юра. Львов. 1949 г.

    Предоставлено Ф.А. Новиковым

  • 4. Руины собора Киево-Печерской лавры. 1949 г.

    Предоставлено Ф.А. Новиковым

  • 5. Аул Кубачи. Дагестан. 1952 г.

    Предоставлено Ф.А. Новиковым

  • 6. Каргополь, Онега. 1955 г.

    Предоставлено Ф.А. Новиковым

  • 7. Руины Соловецкого собора. 1955 г.

    Предоставлено Ф.А. Новиковым

  • 8. Кондопога. 1955 г.

    Предоставлено Ф.А. Новиковым


Наверное я мог продолжить это удовольствие. Эксперименты сочетания пастельного рисунка с акварелью, начавшиеся в этюдах Самарканда, Бухары и Хивы, мне нравились и здесь могло бы быть развитие. Но дело было в другом. Многие коллеги успешно занимаются этим делом. Кто-то добивается больших успехов. Лучших, чем я. То, что я могу сделать карандашом или кистью, могут и другие. Но то, что я напишу пером никто другой за меня не напишет. В этом я видел свою миссию. Как и в архитектуре, где у меня есть свой метод и свои образы. Об этом сказано в книге «Размышление о мастерстве архитектора». Где-то я прочел про себя, что я литературоцентричен. Если так, я знаю – архитектуре это полезно.
  • 9. Кижи. 1955 г.

    Предоставлено Ф.А. Новиковым

  • 10. Деревня Ямки. Там же и тогда же

    Предоставлено Ф.А. Новиковым

  • 11. Самарканд. Шахи Зинда. Внешний вид. 1956 г.

    Предоставлено Ф.А. Новиковым

  • 12. Самарканд. Шахи Зинда. Из за стен. 1956 г.

    Предоставлено Ф.А. Новиковым

  • 13. Бухара. Медрессе. 1956 гг.

    Предоставлено Ф.А. Новиковым

  • 14. Хива. 1956 г.

    Предоставлено Ф.А. Новиковым

  • 15. Хива. Восточные ворота. 1956 г.

    Предоставлено Ф.А. Новиковым

  • 16. Хива. Мавзолей Пахлаван Махмуда. 1956 г.

    Предоставлено Ф.А. Новиковым

  • 17. Венеция. Санта-Мария делла Салюте. 1957 г.

    Предоставлено Ф.А. Новиковым

  • 18. Венеция. Мост вздохов. 1957 г.

    Предоставлено Ф.А. Новиковым

  • 19. Флоренция. Капелла Пацци. 1957 г.

    Предоставлено Ф.А. Новиковым

***

 

Проекты и сооружения

Примечание: В данном перечне авторские коллективы не названы. Они присутствуют во всех печатных публикациях.

1. 7-10 этажный жилой дом на Семеновской набережной Яузы. 1950 – 56 гг.

Предоставлено Ф.А. Новиковым

2. Конкурсный проект ж/д вокзала в Сталинграде. 1951 г.

Предоставлено Ф.А. Новиковым

3. Конкурсный проект станции метро «Киевская»- радиальная. 1951 г

Предоставлено Ф.А. Новиковым

4. 10-14 этажный жилой дом на Госпитальной набережной Яузы. 1951- 55 гг.

Предоставлено Ф.А. Новиковым

5. Станция метро «Краснопресненская». Москва. 1952- 54 гг.

Предоставлено Ф.А. Новиковым

6. Кинотеатр «Ленинград» в Москве. 1956-59 гг.

Предоставлено Ф.А. Новиковым

7. Конкурсный проект павильона СССР в Брюсселе. 1956 г.

Предоставлено Ф.А. Новиковым

8. Конкурсный проект Дворца Советов. 1957 г. Поощрительная премия

Предоставлено Ф.А. Новиковым

9. Конкурсный проект Дворца пионеров. 1958 г. Принят за основу дальнейшей работы

Предоставлено Ф.А. Новиковым

10. Дворец пионеров. Москва. 1958 – 62 гг. Госпремия РСФСР 1967 г.

Предоставлено Ф.А. Новиковым

11. Главный научный центр микроэлектроники в Зеленограде. 1962 – 1969 гг.

Предоставлено Ф.А. Новиковым

12. Конкурсный проект Дома молодежи а Москве. 1964 г.

Предоставлено Ф.А. Новиковым

16. Жилой дом «флейта» в Зеленограде. 1965 – 1970 гг.

Предоставлено Ф.А. Новиковым

17. МИЭТ в Зеленограде. 1966-71 гг.

Предоставлено Ф.А. Новиковым

18 МИЭТ. Площадь Шокина. 1-я премия всесоюзного смотра достижений советской архитектуры. 1972 г.

Предоставлено Ф.А. Новиковым

19. Архитектурные комплексы Зеленограда. 1962 – 2004 гг. Государственная премия СССР. 1975 г.

Предоставлено Ф.А. Новиковым

20. Генеральный план центра Зеленограда

Предоставлено Ф.А. Новиковым

21. Конкурсный проект павильона «Угольная Промышленность» на ВДНХ СССР. 1969 г. 2-я премия

Предоставлено Ф.А. Новиковым

22. Конкурсный проект павильона «Автомобильная промышленность» на ВДНХ СССР. 2-я премия

Предоставлено Ф.А. Новиковым

23. Конкурсный проект Дома Советов в Волгограде. 1971 г. 1-я премия

Предоставлено Ф.А. Новиковым

24. Разрез здания

Предоставлено Ф.А. Новиковым

25. Проект застройки района «Сретенка – Колхозная площадь». 1971 г.

Предоставлено Ф.А. Новиковым

26. Конкурсный проект университета в Калабрии. Италия. 1972 г.

Предоставлено Ф.А. Новиковым

26. Конкурсный проект оперного театра в Софии. Болгария. 1973 г.

Предоставлено Ф.А. Новиковым

27. Конкурсный проект Дома науки, культуры и техники в Улан Баторе. Монголия. 1975 г.

Предоставлено Ф.А. Новиковым

27. Посольство СССР в Мавритании. Нуакшот. Макет. 1974 г.

Предоставлено Ф.А. Новиковым

28. Генеральный план

Предоставлено Ф.А. Новиковым

29. Посольство СССР в Мавритании. Нуакшот. 1974 – 1977 гг.

Предоставлено Ф.А. Новиковым

30. Здание Перовского рынка

Предоставлено Ф.А. Новиковым

31. Интерьер здания рынка. 1978 – 1982 гг. Здание перестроено. Его облик решительно искажен

Предоставлено Ф.А. Новиковым

32. Здание универмага «Бухарест». Москва. 1976 – 1983 гг. Здание перестроено. Его облик решительно искажен

Предоставлено Ф.А. Новиковым

33. Конкурсный проект здания Тэт Дефанс в Париже. 1983 г.

Предоставлено Ф.А. Новиковым

34. Главный туристиский центр в Самаканде. 1983 г. Вид от Регистана

Предоставлено Ф.А. Новиковым

35. Главный туристический центр в Самаканде. 1983 г. Вид в сторону Регистана

Предоставлено Ф.А. Новиковым

36. План входного этажа

Предоставлено Ф.А. Новиковым

37. Панорамный вид

Предоставлено Ф.А. Новиковым

38. Главный туристский центр в Бухаре. 1983 гг.

Предоставлено Ф.А. Новиковым

39. План входного этажа

Предоставлено Ф.А. Новиковым

40. Вид крытой улицы в Бухаре

Предоставлено Ф.А. Новиковым

41. Дом академика в поселке Николина Гора. 1980 – 85 гг.

Предоставлено Ф.А. Новиковым

42. Проект курортного отеля в пригороде Баку. 1985 г.

Предоставлено Ф.А. Новиковым

43. Фасад с моря и разрез

Предоставлено Ф.А. Новиковым

44. Проект пансионата в курортной зоне Баку. 1986 г.

Предоставлено Ф.А. Новиковым

45. План комплекса

Предоставлено Ф.А. Новиковым

46. Даниловский рынок. 1979-86 гг.

Предоставлено Ф.А. Новиковым

47. Под куполом

Предоставлено Ф.А. Новиковым

48. Конкурсный проект отеля «Рухабад» в Самарканде. 1988 г. 1-я премия

Предоставлено Ф. А. Новиковым

49. В центре мавзолей Рухабвд. XIV век

Предоставлено Ф.А. Новиковым

50. Дом культуры в Чебоксарах. 1988- 93 гг.

Предоставлено Ф.А. Новиковым

51. Дом культуры в Чебоксарах. 1988- 93 гг.

Предоставлено Ф.А. Новиковым

52. Макет комплекса

Предоставлено Ф.А. Новиковым

53. Общий вид здания. 1993 г. Не сделаны предложенные проектом метал- лические скульптурные «доспехи» входного дворика, а вместо парка в 2018 году на той же диагональной оси построен комплекс кадетского училища

Предоставлено Ф.А. Новиковым

54. Здание Минэлектронпрома На Тургеневской пл. 1967-76 гг.

Предоставлено Ф.А. Новиковым

55. План 1-го этажа

Предоставлено Ф.А. Новиковым

56. Тоже. Пониженный вариант. 1976-93 гг.

Предоставлено Ф.А. Новиковым

57. План 1го этажа

Предоставлено Ф.А. Новиковым

58. Макет дома охотника. 2001 г.

Предоставлено Ф.А. Новиковым

59. Дом охотника в Праттсбурге, штат Нью-Йорк. 2004 г. Заказчики – муж и жена строили его своими руками, как им было по карману и по силам

Предоставлено Ф.А. Новиковым

60. Памятник Ванникову в Баку. 1982 г. Скульптор Д. Народицкий

Предоставлено Ф.А. Новиковым

61. Памятник Семашко в Москве. 1982 г. Скульптор Л. Тасьба

Предоставлено Ф.А. Новиковым

Концепция комплексного обновления

Дворца пионеров Проект разработан совместно с бюро «Яузапроект» Ильи Заливухина в целях функционального и композиционного завершения объекта с учетом увеличения числа детей до 10 000 вместо расчетных 6000.

Предлагается построить здание Научно-технического творчества вместо корпуса № 8, расширить площадь спортивного блока, втройне компенсирующего снос спортзала, построить здание Музея игры, «висящее» над выросшим за 60 лет парком и призванное служить ранней профессиональной ориентации детей, а за прудом разместить кафе «Сладость», с отличными видами с его террас парка и Дворца.

62. Вид комплекса Дворца пионеров с проспекта Вернадского

Предоставлено Ф. А. Новиковым


Общая дополнительная площадь 16.000 м2 — около половины площади главного здания Дворца. Но закон, запрещающий новое строительство на территории незавершенного комплекса, принятый по инициативе Москомнаследия, препятствует реализации этого проекта.

63. Вид комплекса с Воробьевcкого шоссе на фото с дрона 2018 года

Предоставлено Ф.А. Новиковым

***

Общее число проектов разной значимости – 39, реализованных объектов – 18, (не считая комплекса на Тургеневской, от авторства которого я вынужден был отречься). Четыре из из них – Станция метро «Краснопресненская», кинотеатр «Ленинград» в Москве, Дворец пионеров и Институт электронной техники в Зеленограде имеют статус объектов культурного наследия. Проекты турцентров в Самарканде, Бухаре и курорты в Баку были утверждены, но по разным причинам не реализованы. Конкурсных проектов – 19 (в том числе на 4 типовых проекта здесь не  демонстрируемых, но получивших премии), премированных – 14, получивших  первую премию – (в том числе конкурсных проектов, в которых премией был последующий заказ) – 5. Фотографии конкурсного проекта Дворца молодежи в Москве, получившего 2-ю премию, не имею.

Женские журналы прошлых веков

Журналы для женщин существуют в России более 200 лет. Во все времена дамская пресса рассказывала о моде и стиле. О том, как на страницах изданий менялся образ «идеальной женщины», — в материале портала «Культура.РФ».

XVIII век — романы, благонравие и пышные платья

Журнал «Модное ежемесячное издание, или Библиотека для дамского туалета». Часть IV. 1779 год

«Журнал английских, французских и немецких мод». Иллюстрация

«Журнал английских, французских и немецких мод». Иллюстрация

«Журнал английских, французских и немецких мод». Иллюстрация

В конце XVIII века в моде была начитанность и образованность. Аристократки, как и императрица Екатерина II, увлекались науками, писали стихи и переводили произведения с иностранных языков. Первый в России женский журнал появился в 1779 году. Он назывался «Модное ежемесячное издание. Библиотека для дамского туалета» и представлял собой литературный альманах. В нем публиковали любовные женские романы, стихи, сентиментальные рассказы. Среди авторов — популярные писатели Василий Майков и Александр Сумароков, редактором был крупнейший издатель эпохи Николай Новиков. «Доставить прекрасному полу в свободные часы приятное чтение» — так Новиков определил предназначение журнала.

Красочных иллюстраций в «Библиотеке» не было, но в каждом номере помещали гравюру-карикатуру на легкомысленных дам. В гравюрах «Щеголиха на гулянье» и «Чепец победы» художник высмеивал чрезмерное внимание к нарядам, а в рисунке «Раскрытые прелести» — излишне кокетливое поведение. Особой популярностью у дам журнал Новикова не пользовался, и через год его закрыли.

Следующий женский вестник — «Журнал английских, французских и немецких мод» — тоже просуществовал недолго. Вышло всего три номера. По своему содержанию он отдаленно напоминал современный глянец: там подробно писали о европейских тенденциях в мире моды. Главными ориентирами были лондонские, парижские и берлинские кутюрье. Российским дамам давали советы по стилю: например, сообщали, что на бал нужно надевать пышное платье из английского или французского шелка, декольте следует украсить кружевами, а юбку — сшить одного цвета с рукавами.

В «Журнале» публиковали цветные миниатюры с изображением модных платьев, шляп и даже предметов мебели, печатали рисунки для вышивки и рукоделия. Несмотря на то что издание культивировало в своих читательницах любовь к роскоши и светскому образу жизни, особое внимание редактор Василий Окороков уделял нравственному воспитанию. В текстах подчеркивали, что особо украшают женщину скромность, доброта и благонравие.

XIX век: нарумяненные журналы и женщины-издатели

«Дамский журнал, издаваемый князем Шаликовым». Часть 17. 1827 год

«Дамский журнал, издаваемый князем Шаликовым». Иллюстрация

«Дамский журнал, издаваемый князем Шаликовым». Иллюстрация

«Дамский журнал, издаваемый князем Шаликовым». Иллюстрация

В начале XIX века у представительниц высшего света были в моде дорогие иностранные издания. Красочные журналы привозили из Европы. В 1823 году в России вышел первый номер «Дамского журнала», который по задумке издателя Петра Шаликова должен был заменить «дорогостоящую выписку из-за границы».

Читайте также:

В издании было три раздела: литературный, критический и модный. В первом печатали стихи и прозу, сюда присылали произведения известные поэты — Василий Пушкин, Петр Вяземский, драматург Александр Писарев. В критическом отделе публиковались театральные рецензии и советы, какую постановку лучше посетить. В разделе моды было множество иллюстраций — здесь печатали черно-белые эскизы популярных в Европе платьев, шляп и туфель. Встречались и цветные «рисунки мод».

Авторы «Дамского журнала» превозносили женщин и постоянно осыпали их комплиментами. Похвал удостаивалась не только внешняя привлекательность. В статье «Взгляд на преимущества женского пола в России» говорилось о влиянии дам на развитие общества, на роль в истории. «Без женщин не образовались бы ни мирные села, ни города цветущие: люди навсегда остались бы дикими сынами природы!» — писал автор.

«Дамский журнал» просуществовал более 10 лет. Он пользовался популярностью среди женщин, но мужчины издание критиковали. Ведь чрезмерное увлечение своей внешностью в те годы считалось недостойным занятием — сродни любовным интригам. Кондратий Рылеев и Александр Бестужев саркастически называли «Дамский журнал» «нарумяненным», а министр духовных дел и народного просвещения князь Александр Голицын был возмущен тем, что в журнале «целью настоящей жизни и счастия поставляют чувственные наслаждения».

В XIX веке произошло важное событие: за издание дамского журнала взялась представительница женского пола. Елизавета Сафонова посвятила этому всю жизнь. В 1836 году она начала выпускать «Журнал новейшего шитья». Он был создан не для светских львиц, а для дам более простого происхождения, поэтому здесь содержались советы и инструкции — как сформировать и разнообразить свой гардероб. Еще одно творение Сафоновой — иллюстрированный журнал «Ваза» — стал долгожителем. Его издавали более пятидесяти лет. Помимо «рисунков мод», в «Вазе» был отдел модных новостей. В нем рассказывали о театральных премьерах, новых романах, открытии «роскошных и великолепных» магазинов в Париже.

Начало XX века: женщина-хозяйка и женщина-гражданин

«Журнал для хозяек и женская жизнь». Выпуск №17. 1915 год

«Журнал для хозяек и женская жизнь». Выпуск №15. 1915 год

Литературно-художественный семейный журнал «Женщина». Выпуск №16. 1915 год

Литературно-художественный семейный журнал «Женщина». Выпуск №15. 1915 год

В начале ХХ века в женской журналистике появилась семейно-бытовая тема. Теперь женщина была не только прекрасной дамой и музой, но и властной хозяйкой, хранительницей очага. В журналах начали публиковать советы по уходу за детьми, правильному питанию и физической нагрузке.

В 1912 году вышел «Журнал для хозяек» — многостраничное иллюстрированное издание для дам, которые посвятили себя материнству, заботе о семье и о доме. В нем было четыре раздела: «Общий» — с советами по ведению хозяйства и воспитанию детей, «Модный», «Рукодельный» и «Косметический» с рецептами народной косметики и правилами по уходу за собой. Также здесь выходили фельетоны и эссе. Например, посвященные тому, как хозяйке обойтись без прислуги.

Писали и о том, как женщинам нужно одеваться. Для замужней дамы и матери главным достоинством была скромность: «Преобладающий тон моды — простота. Истинное изящество, настоящая элегантность состоит именно в преследовании этой простоты».

С началом Первой мировой войны роль женщин изменилась. Многие из них стали сестрами милосердия, а некоторые даже пошли воевать. Одним из популярных изданий тех лет стал журнал «Женщина». На обложке первого номера за 1915 год изображена сестра милосердия, которая читает письмо раненому солдату. В одном из подзаголовков журнала авторы отразили новые социальные функции женщины XX века: «Мать — гражданка — жена — хозяйка».

В годы войны выпуски были полны серьезных тем. В журнале публиковали очерки о жизни девушек, чьи женихи уехали на фронт, о тяжелой доле женщин в оккупированных городах. Здесь помещались фотографии беженцев, покидающих свои города, снимки из лазаретов. Но и война не мешала издателям публиковать подробные описания актуальных нарядов с картинками. Автор модного обозрения писала: «На днях видела изящную блондинку в черной бархатной шляпе — треуголке, фасона адмиралтейских шляп». Блузы и платья тоже подчинялись «военной» тенденции. Их советовали шить из ткани цвета хаки, с большим воротником и погонами из пуговиц на плечах.

Накануне революции в России выходило огромное количество модных изданий. Только в Петербурге — около 40 газет и журналов, посвященных стилю, шитью и хозяйству. А с приходом советской власти многие издания для дам превратились в рупор партийных идей.

Автор: Мария Соловьёва

Александр Александрович Новиков | Государственное управление в России в портретах

А. А. Новиков

Александр Александрович Новиков (1900 — 3.12.1976) — член ВКП(б) с 1920 года, гл. маршал авиации (1944), в 1939 — 1940 гг. участвовал в советско-финляндской войне в должности начальника штаба ВВС Северо-Западного фронта. С 1940 командовал ВВС Ленинградского военного округа. Во время Великой Отечественной войны командовал ВВС фронтов, с 1942 г. — ВВС Красной Армии, был представителем Ставки Верховного Главнокомандования. После войны занимал ряд ответственных должностей в ВВС; В 1946 году осужден по «авиационному делу». 11 мая 1946 приговорен Военной коллегией Верховного суда СССР к 5 годам лишения свободы за «злоупотребления и превышение власти при особо отягчающих обстоятельствах» и «выпуск нестандартной, недоброкачественной и некомплектной продукции». 12 февраля 1952 г. освободился из заключения. В мае 1953 амнистирован и восстановлен в ВВС. В 1953-55 командующий Дальней авиацией и одновременно в 1954-55 зам. главнокомандующего ВВС. С 1956 нач. Высшего авиационного училища Гражданского флота. Автор мемуаров «В небе Ленинграда» (1970).

Чтобы осудить Новикова, Шахурина и др. в 1946 году у правительственной комиссии и Военной коллегии суда были веские основания подтвержденные фактами, но уже после смерти И.В. Сталина потребовалось сделать из них жертв политических репрессий, вначале Л.П. Берии в 1953 году, а затем военной прокуратуре РФ в 2002 году.

Дроздов Иван Георгиевич (1880-1939) «Первые красноармейцы. 1918 год» 1924

Родился в деревне Крюково Нерехтского уезда Костромской губернии (ныне Нерехтский район Костромской области). В 1918 году окончил Кинешемско-Хреновскую учительскую семинарию. Работал учителем в селе Пешево, рядом с родной деревней. В Красной Армии с 1919 года. После призыва был направлен для прохождения службы в 27-й запасной Приволжский полк, дислоцировавшийся в г. Нижний Новгород. В феврале 1920 года Новиков был направлен для учёбы на командных курсах, после окончания, который в июне того же года назначен командиром взвода 22-го запасного пехотного полка. В том же 1920 году Новиков стал членом ВКП(б).

В июле 1920 года молодой командир был переведён в 7-ю Армию, которая вела боевые действия с интервентами и белогвардейцами в составе войск Северного фронта. Здесь он возглавлял разведку 384-го стрелкового полка, исполнял обязанности адъютанта 127-й стрелковой бригады и помощника начальника разведки 128-й стрелковой бригады и 43-й стрелковой дивизии. В марте 1921 года принимает участие в подавлении контрреволюционного мятежа в Кронштадте.

В ноябре 1921 года Новиков поступает на пехотные курсы «Выстрел», которые успешно заканчивает в августе 1922 года. после окончания курсов он направляется для дальнейшего прохождения службы в Закавказье, где последовательно исполняет должности помощника командира роты 14-х пехотных командных курсов в г. Батуми, командира роты Красноармейского университета и командира батальона Военно-политической школы Отдельной Кавказской Армии в г. Тбилиси. В этот период он принимает участие в боях с бандитами в Закавказском крае.

НХ «Революционный полк» 1970

С 1926 по 1930 годы Новиков учится в Военной академии имени М. В. Фрунзе, после окончания которой получает назначение на должность начальника разведки 11-го стрелкового корпуса, который дислоцировался в г. Смоленске. В сентябре того же года новое назначение начальником 1-го (оперативного) отдела штаба того же корпуса. В 1932 году по приказу командующего округом Новиков проходит стажировку в одной из авиационных частей в качестве лётчика-наблюдателя. Делалось это в целях расширения кругозора общевойсковых командиров, которым приходилось организовывать взаимодействие с авиацией.

В марте 1933 года происходит коренной поворот в службе. Дело в том, что в это время получили стремительное развитие Военно-воздушные силы РККА. Наращивался выпуск авиационной техники, создавались новые воинские части и соединения ВВС, а грамотных начальников, которые могли бы организовать грамотную эксплуатацию и боевое применение авиации, не хватало. В связи с этим было принято решение пополнить командный состав ВВС представителями других родов войск. В марте 1933 года Новиков назначается начальником штаба 450-й авиационной бригады Белорусского военного округа, которая дислоцировалась здесь же в Смоленске. Но он не ограничивался только исполнением обязанностей начальника штаба. Он начал осваивать авиационную технику. Сначала он совершил самостоятельный полёт на учебном У-2, а затем на боевом разведчике Р-5. После двух лет службы в авиации Новиков всё ещё ощущал недостаток знаний и опыта. Тогда он обратился к командующему округом с просьбой назначить его командиром авиаэскадрильи. Просьба была удовлетворена и он был назначен командиром 42-й лёгко-бомбардировочной эскадрильи.

Жирнов Андрей. Учебный самолет УТ-2.

Осенью 1935 г. А.А. Новикова назначают командиром 42-й легкобомбардировочной эскадрильи БВО. Не пропуская ни одной лётной смены, он становится лучшим, наиболее подготовленным в части лётчиком. Примеру своего командира последовали экипажи всей эскадрильи, которая по результатам года вышла в число передовых в округе. За успехи по службе 28 марта 1936 г. Александру Александровичу было присвоено воинское звание полковник. Всё лето эскадрилья под его руководством готовилась к манёврам, проведение которых планировалось осенью 1936 г. Руководил манёврами командарм 1 ранга И.П. Уборевич. На них присутствовали народный комиссар обороны К.Е. Ворошилов, его первый заместитель М.Н. Тухачевский, начальник Генерального штаба РККА А.Е. Егоров, члены ЦК КП(б) и правительства Белоруссии. Шесть раз поднималась в небо 42-я легкобомбардировочная эскадрилья, и все шесть раз её действия были высоко оценены руководством РККА.

С донесением — Владимир Люшин (1933 год)

Летом 1937 г. , после ареста И.П. Уборевича, А.А. Новикова по ложному обвинению сняли с должности и уволили из Красной армии. Ему объявили строгий выговор с предупреждением и с занесением в учётную карточку. Однако в запасе полковник Новиков пробыл только пять дней. По ходатайству члена Военного совета БВО армейского комиссара 2 ранга А.И. Мезиса, только что назначенного на эту должность, к которому Александр Александрович обратился с жалобой на несправедливость, он был восстановлен в воинском звании и должности. Большего А.И. Мезис сделать не успел, так как сам был арестован. Чуть позже с Новикова сняли и партийное взыскание, поскольку в феврале 1938 г. его эскадрилья заняла первое место в 116-й авиационной бригаде по всем показателям в учебно-боевой подготовке.

В апреле 1938 г. Александр Александрович встретился с бывшим командиром 450-й авиабригады Е.С. Птухиным, который теперь возглавлял ВВС Ленинградского военного округа (ЛВО). После этой встречи Новиков был назначен начальником штаба ВВС округа. С первых дней на его плечи легла тяжёлая ноша. Аэродромы округа размещались на огромной территории. Полным ходом шла техническая реконструкция частей и соединений. ВВС округа получали новые по тому времени самолёты. Нужно было контролировать ход боевой учёбы, готовить войска к войне. На основе боевого опыта, полученного у озера Хасан, приходилось вносить коррективы в оперативную и боевую подготовку войск и штабов, уточнять инструкции по применению авиации и организации взаимодействия с наземными войсками.

Парашютисты — Виктор Прошкин (1937 год)

Наступила зима 1939 г. 30 ноября начались упорные и кровопролитные бои на Карельском перешейке, в которых приняла участие и авиация ЛВО, преобразованного в Северо-Западный фронт. Начальник штаба ВВС фронта комбриг А.А. Новиков разрабатывал планы нанесения бомбово-штурмовых ударов по переднему краю, узлам сопротивления и коммуникациям противника, лично участвовал в боевых вылетах, внёс ряд ценных тактических предложений по боевому использованию авиации.

Летом 1940 г. Новиков некоторое время командовал ВВС 8-й общевойсковой армии (г. Псков), но потом вновь был возвращён на должность начальника штаба ВВС ЛВО. В августе того же года он стал командующим ВВС округа.

Вступление Новикова в новую должность совпало с проведением опытного учения с высадкой воздушного десанта. В ходе учения на самолётах доставлялись орудия, миномёты, автомашины, танки и другая техника. В воздушно-десантной бригаде совершались одиночные и групповые прыжки десантников с полным снаряжением и вооружением с высоты 400, 300 и 200 м.

В 1938 году Новиков назначается начальником штаба ВВС Ленинградского военного округа. Объём и сложность стоящих перед ним задач значительно увеличились. Но опыт, полученный во время службы в Смоленске, позволил ему успешно решать возникшие проблемы не только в мирное время, но и в ходе войны с Финляндией. Успехи Александра Александровича на новом посту были по достоинству оценены. В 1940 году он был награждён орденом Ленина и назначен на должность командующего ВВС Ленинградского военного округа.

Советский плакат. Сталинские соколы, Иосиф Сталин, Климент Ворошилов

На этой должности он встретил начало Великой Отечественной войны. ВВС Ленинградского фронта смогли дать должный отпор противнику. Итоги двухмесячных необычайно ожесточенных схваток в воздухе на ближних подступах к Ленинграду свидетельствуют об очень высокой боевой эффективности ленинградской авиации и правильном ее применении. Всего за это время в воздушных боях, на аэродромах и от огня зенитной артиллерии враг потерял 780 самолетов, мы -534. Вклад Новикова в защиту Ленинградского неба был по достоинству оценён и в 1941 году он был награждён орденом Красного Знамени. Подробно о своей деятельности на посту командующего ВВС Ленинградского военного округа и фронта А.А. Новиков рассказал в книге «В небе Ленинграда» изданной издательством Наука в 1970 году.

Портрет летчика Матвеева — Иван Куликов (1940 год)

В феврале 1942 г. решением Государственного Комитета Обороны Новикова назначили первым заместителем командующего ВВС Красной Армии, а в апреле того же года командующий Военно-воздушными силами — заместитель (до мая 1943 г. ) Наркома обороны СССР по авиации. Александр Александрович внёс большой вклад в развитие Военно-воздушных сил. Под его руководством с мая 1942 года во фронтовой авиации стали создаваться авиационные оперативные объединения — воздушные армии. Осенью 1942 года началось формирование отдельных авиационных корпусов и дивизий резерва Верховного Главнокомандования, что позволяло быстро сосредоточивать крупные силы авиации на важнейших направлениях.

Как представитель Ставки Верховного Главнокомандования Новиков координировал боевые действия ряда воздушных армий в Сталинградской битве и Кубанском воздушном сражении, на Курской дуге. Вклад Новикова в разгром немецко-фашистских войск был по достоинству оценён. За умелое руководство Военно-воздушными силами в разгроме немецко-фашистских войск под Сталинградом 17 марта 1943 года ему первому среди авиаторов было присвоено звание Маршал авиации, За сражения на Курской дуге он был награждён орденом Суворова 1-й степени.

Огромный вклад в разгром противника внесли Военно-воздушные силы при этом Новиков, как представитель ставки координировал действия частей и соединений ВВС при освобождении Украины, Белоруссии, Прибалтики. В феврале 1944 года Новикову первому присвоено только введённое воинское звание Главный маршал авиации, кроме того в этом году он был награждён двумя орденами Суворова 1-й степени, орденом Кутузова 1-й степени и орденом Красного Знамени.

Репродукция картины Дорога жизни, Ладога. Художник С.С. Бойм .

Наступил победный 1945 год и вновь Новиков координирует действия авиации, теперь при освобождении Восточной Пруссии, Румынии, Венгрии, Польши. В феврале 1945 года он награждён орденом Ленина, а 17 апреля 1945 года Указом Президиума Верховного Совета СССР ему присвоено звание Герой Советского Союза. Кроме того в мае-июне 1945 года он был награждён орденами «Легион Почета» степени главнокомандующего (США), Гранд-офицер ордена Почетного Легиона (Франция) и орденом Военный крест (Франция).

После победы над фашистской Германией Новикову долго отдыхать не пришлось, он убыл на Дальний Восток, чтобы координировать действия частей и соединений ВВС в предстоящей войне с Японией. С началом наступления советских войск армейская и морская авиация нанесла мощные удары по укрепленным районам в приграничной полосе, а также по административно-политическим центрам Чанчуньи Харбин, портам Юки, Расин и военно-морской базе Сейсин. В последующем авиация обеспечивала продвижение механизированных и кавалерийских соединений вглубь территории Маньчжурии, а так же высаживала десанты в Мукдене, Порт-Артуре и ряде других городов.

Кончаловский П.П. Портрет Героя Советского Союза летчика А.Б.Юмашева.

За умелое руководство боевыми действиями авиации на Дальнем Востоке Указом президиума Верховного Совета СССР от 8 сентября 1945 года Новиков А.А. был удостоен второй медали «Золотая Звезда». Кроме того он был награждён орденами Монгольской Народной Республики Боевого Красного Знамени «За воинскую доблесть» и «За боевые заслуги» .

В апреле 1946 года вместе с министром авиационной промышленности СССР А.И. Шахуриным арестован. В мае 1946 года на процессе вместе с Шахуриным, членом Военного совета ВВС Н. С. Шимановым, заместителем командующего ВВС А.К. Репиным, начальником Главного управления заказов ВВС Н.П. Селезнёвым, заведующими отделами управления кадров ЦК А.В. Будниковым и Г.М. Григорьяном приговорен к тюремному заключению. Указом Президиума Верховного Совета СССР от 20 мая 1946 года лишён звания Героя Советского Союза и всех государственных наград.

В мае 1953 года амнистирован и восстановлен на службе в Вооружённых Силах СССР. Звание Героя Советского Союза и государственные награды возвращены Указом Президиума Верховного Совета СССР от 13 июня 1953 года.

В 1953-1955 годах Новиков командующий Дальней авиацией и одновременно в 1954-1955 годах — заместитель главнокомандующего ВВС СССР. С 1956 года — в запасе, и с того же года — начальник Высшего авиационного училища Гражданского флота. Его перу принадлежат мемуары «В небе Ленинграда» (1970 год), учебные пособия и работы по истории советской авиации. В 1958 году А.А. Новикову присвоено звание профессор. Он избирался депутатом Верховного Совета СССР 2-го созыва. За вклад в обеспечение боевой готовности Военно-воздушных сил в мирное время Новиков А.А. был награждён орденом Трудового Красного Знамени и двумя орденами Красной Звезды.

Ефанов Василий. Сталинград.

Скончался 3 декабря 1976 года, похоронен в городе-герое Москве на Новодевичьем кладбище.

Судебный процесс. Дело «Авиаторов».

В 1946 г. состоялся судебный процесс по так называемому делу авиаторов. Были осуждены: главнокомандующий ВВС, главный маршал авиации А. А. Новиков — 5 лет тюремного заключения, нарком авиационной промышленности А. И. Шахурин — 7 лет, член Военного совета ВВС, генерал-полковник А. К. Репин — 6 лет, начальник Главного управления заказов ВВС, генерал-лейтенант Н. П. Селезнев — 6 лет, начальники отделов Управления ЦК ВКП(б) А. В. Будников и Г. М. Григорьян — 2 года каждому.

Естественно, что эти имена исчезли на длительное время из военной, исторической и другой литературы. В мае 1953 г., после смерти И. В. Сталина, дело «авиаторов» было пересмотрено и приговор суда был отменен «за отсутствием состава преступления».


Старший лейтенант в повседневной форме,ВВС, 1936-40 г.

В 2002 г. Главная военная прокуратура признала всех осужденных в 1946 г. «жертвами политических репрессий», на них и их родственников в полной степени распространяются положения закона РФ «О реабилитации жертв политических репрессий». Слова: «политические судебные процессы», «жертвы политических репрессий» и подобные фигурируют всякий раз, когда речь идет о реабилитации осужденных в период правления И. В. Сталина. В данном случае «политики» не было. Главком, нарком, главный инженер делали большое государственное дело и, к сожалению, допускали ошибки и просчеты на своих участках работы.

Лица, наделенные большой властью и большими полномочиями, совершали крупные ошибки, и эти ошибки иногда были роковыми, ибо зачастую речь шла о судьбе страны. Различные версии, «объясняющие» арест маршала А. А. Новикова, не могут считаться объективными, достоверными и корректными в историческом плане. Одна из них: от А. А. Новикова требовали обвинительных показаний против маршала Г. К. Жукова с целью привлечь последнего к судебной ответственности. Действительно, маршал А. Новиков давал резко отрицательные характеристики маршалу Г. Жукову, но и в этом случае были даны «исторические» пояснения — А. Новикова принуждали к этому.

Главные обвинения в судебном процессе

Еще одна версия об аресте маршала А. Новикова вообще не выдерживает никакой критики — «посадил маршала сын вождя народов, генерал Василий Сталин». Слова А. А. Новикова «Васька хотел выдвинуться» и другие вызывают горечь и недоумение. На подобную ерунду можно было не обращать внимания, если бы это не было частью отечественной истории. Боевому офицеру В. И. Сталину, естественно, после смерти его отца приписывалось много нехороших дел. В итоге он был осужден на восемь лет тюремного заключения. И этот судебный процесс назван «политическим». Много ли было политики в том, что В. И. Сталин, например, постоянно пьянствовал и физически расправлялся со своими подчиненными? В 1998 г. летчики — Герои Советского Союза — обратились с письмом в Генеральную прокуратуру с просьбой о реабилитации В. И. Сталина. Письмо, конечно же, сыграло свою роль. Приговор был пересмотрен.

Жирнов Андрей. Торпедоносец Ил-4Т.

Несомненно, клеветнические обвинения в отношении В. И. Сталина должны быть сняты еще в период судебного процесса. Но в 1953 г. еще не настал час «ч» говорить правду, было не выгодно для своего благополучия, продвижения по службе и т. д. Другое дело — начало 3-го тысячелетия.

Имя В. И. Сталина связано также и с другими арестами (кроме А. А. Новикова): Я. В. Смушкевича, П. В. Рычагова, П. Ф. Жигарева.

Из тюрьмы заключенный Васильев (он же В. И. Сталин) писал в Президиум ЦК: «О Смушкевиче, Рычагове и ВВС если бы я и сказал что-либо отцу, то он не стал бы слушать, т. к. в это время я только начал службу в ВВС, знал мало и заслужить внимания мое мнение о главкоме ВВС и его замах не могло».

Лейтенант в полетной форме, военно-воздушные силы, 1936-43 г.

В отношении маршала П. Ф. Жигарева В. И. Сталин также оправдывался: «Это неверно! Меня в это время в Москве не было, и причины снятия Жигарева я узнал от Власика и Поскребышева. Вот что они рассказывали: “Жигарев совершенно пьяный явился на вызов в ГКО к т. Сталину и был снят с работы за пьянство в боевое время”».

Маршала А. А. Новикова с должности снимал, конечно же, не В. И. Сталин.

В. И. Сталину пришлось «оправдываться» и по этому случаю: «Мне неизвестно, какие обвинения предъявлены Новикову при снятии его с должности главкома ВВС, так как я был в это время в Германии. Но если на снятие и арест А. Новикова повлиял мой доклад отцу о технике нашей (Як-9 с мотором М-107) и о технике немецкой, то Новиков сам в этом виноват. Он все знал раньше меня. Ведь доложить об этом было его обязанностью как главкома ВВС». Главные обвинения в судебном процессе «дела авиаторов» — выпуск, приемка и направление в боевые части самолетов, имеющих дефекты. Маршал А. А. Новиков этого не отрицал. Из письма к И. В. Сталину: «Помимо того, что я являюсь непосредственным виновником приема на вооружение авиационных частей недоброкачественных самолетов и моторов, выпускавшихся авиационной промышленностью, я как командующий военно-воздушных сил должен был обо всем этом доложить Вам, но этого я не делал, скрывая от Вас антигосударственную разболтанность ряда ответственных работников ВВС, что многие занимались своим личным благополучием больше, чем государственным делом, что некоторые руководящие работники безответственно относились к работе… Все это происходило потому, что я сам попал в болото преступлений, связанных с приемом на вооружение ВВС бракованной авиационной техники».

Аналогичное признание сделал и генерал-полковник Н. С. Шиманов — член Военного совета ВВС: «Шахурин создавал видимость, что авиационная промышленность выполняет производственную программу, и получал за это награды. Вместо того, чтобы доложить народному комиссару обороны, что самолеты разваливаются в воздухе, мы сидели на совещаниях и писали графики устранения дефектов на самолетах. Новиков и Репин преследовали лиц, которые сигнализировали о том, что в армию поступают негодные самолеты. Так, например, пострадал полковник Кац».

Жирнов Андрей. Тяжелый бомбардировщик. ТБ-7/ПЕ-8.

Практика протаскивания

В приговоре Военной коллегии Верховного суда СССР был, в частности, пункт о том, что имела место антигосударственная практика протаскивания на вооружение во время войны и уже в послевоенное время самолетов и моторов с большим браком и серьезными конструктивно-производственными недоделками, сокрытие всего этого от правительства. Так оно и было в действительности: случались поломки самолетов, аварии, катастрофы, их число очень велико. По официальным данным, с 1942 г. по февраль 1946 г. в военно-воздушных силах произошло более 45000 невыходов самолетов на боевые задания, 756 аварий и 305 катастроф. Это только небоевые потери.

При таких цифрах утверждать, что «судебный процесс авиаторов» был политическим — полный абсурд.

И.В. Сталин с сыном Василием.
Аладжалов, Семён Иванович

О том, что значат слова «подвела техника», знают авиаторы целого поколения — военного и послевоенного периода. Термин «летающий гроб», так широко используемый в публикациях по авиации, — наше изобретение. По числу небоевых потерь самолетов Советский Союз занимал, безусловно, первое место в мире.

Непростая судьба сложилась у истребителя Як-9. Заместитель наркома авиационной промышленности А. С. Яковлев пытался преждевременно запустить свой истребитель в производство крупной серией и поставить его в строевые части. Самолет имел много недостатков, но продолжал поступать на фронт. Исключительно слабым местом был его мотор ВК-107А.

В статье С. В. Грибанова (в 1998 г.) на основании документов, переставших быть секретными, об этом написано:

«Самолет Як-9 с мотором ВК-107 А (как и все последующие разработки климовского КБ, мотор, о котором идет речь, стал именоваться по инициалам главного конструктора — ВК), прошел только заводские испытания — как опытный образец, и первые 16 самолетов, выпущенные заводом № 61, оказались совершенно непригодными к боевой работе.

Не лучше обстояло «авиационное дело» и на заводе № 301. Туда выезжали член Военного совета ВВС генерал-полковник Шиманов и начальник главного управления заказов ВВС генерал-лейтенант инженерно-авиационной службы Селезнев. На заводе во всю гнали тот недоделанный «як». Военпред браковал самолет. В боевые порядки было отправлено около 4000 «летающих гробов».

Жирнов Андрей. Истребитель Як-7.

Для исправления тяжелого положения, сложившегося с мотором М-107, в помощь В. Я. Климову были направлены лучшие специалисты: А.А. Микулин, А. Д. Швецов, сотрудники Центрального института авиационного машиностроения В. М. Яковлев и Р. С. Киносошвили.

Такого в мировой истории авиации никогда не было. Самолет, не прошедший государственных испытаний, выпускался крупной серией, но воевать на нем было трудно. Проблема с самолетом А. С. Яковлева была настолько серьезной, что в августе 1945 г. было принято постановление на самом высоком уровне «О самолете Як-9 с мотором ВК-107 А», в этом документе был объявлен выговор маршалу А. А. Новикову. Отстранению же его от должности предшествовала работа государственной комиссии по проверке деятельности ВВС и его главнокомандующего (март, 1946 г.). Состав комиссии был весьма профессиональный, предстояло решить вопрос, конечно, не политический.

Судьбу маршала А. А. Новикова решили члены комиссии: Г. М. Маленков, Г. К. Жуков, А. М. Василевский, С. М. Штеменко, И. В. Шикин, С.И. Руденко, К. К. Вершинин, В. А. Судец.

Если согласиться с нелепой версией о том, что «дело авиаторов» началось после сообщения В. И. Сталина своему отцу о плачевном состоянии советской авиационной техники, то и в этом случае говорить о «политическом» судебном процессе просто недостойно.

За первый послевоенный год в дивизии, которой командовал В. И. Сталин, было произведено 1833 ремонта авиамоторов, 112 аварийных ремонтов истребителей и 4439 мелких. Одна дивизия — три полка — 120140 самолетов».(Судебный процесс. Дело «Авиаторов». http://avia.pro/blog/sudebnyy-process-delo-aviatorov)

Жирнов Андрей. Истребитель Як-9.

Следствие СМЕРШа

(«16 марта 1946 года была создана Государственная комиссия по ВВС во главе с Н. А. Булганиным, заместителем министра Вооруженных Сил СССР. В ее состав вошли секретарь ЦК ВКП(б) Г. М. Маленков, начальник Генштаба маршал А. В. Василевский, Главком Сухопутных войск маршал Г. К. Жуков, а также три маршала авиации — С. И. Руденко, К. А. Вершинин и А. Е. Голованов.

Комиссия первоначально проверяла сведения бывшего командующего 12-й Воздушной армией маршала авиации С. А. Худякова, арестованного еще в декабре 1945 года. Его обвиняли в шпионской связи с англичанами, в службе в дашнакском отряде в 1918 году и в злоупотреблении служебным положением…

Вынужденная посадка И-16 на лёд Ладожского озера
Художник: И. И. Пчёлко
Источник: Чуковский Н. К. Балтийское небо. — М.: Правда, 1991.

В марте — апреле 1946 года были арестованы министр авиационной промышленности Шахурин, главком ВВС Новиков, генералы Репин, Селезнев, Шиманов и два ответственных работника ЦК.

20 декабря 1945 года наркома авиационной промышленности Шахурина сняли с занимаемой должности. Назначили нового наркома, и началась процедура, именуемая передачей дел. Процедура эта опасная, поскольку именно при ней вскрываются основные недостатки в работе структур. В наркомате авиации она шла долго и бурно, о чем свидетельствует следующее постановление Политбюро, датируемое аж 23 февраля.

Док. 9.3. «1. Ввиду того, что Будников и Григорьян как заведующие отделами ЦК по авиации сами несут ответственность за неустройства в Наркомате авиации, снять их немедленно с работы в ЦК и воспретить им какое-либо участие в Комиссии по приему и сдаче дел Наркомата авиации.

Воспретить т. Шахурину участие в Комиссии по приему и сдаче дел Наркомата в части, касающейся формулировки выводов по оценке работы Наркомата».

Как видим, 23 февраля, спустя почти два месяца, скандал еще в самом разгаре — значит, новое начальство нашло какой-то совершенно уже исключительный бардак. Тем не менее, никаких страшных последствий для Шахурина не последовало, более того, 28 марта он был назначен заместителем Предсовмина РСФСР. Тем и закончился скандал в авиапроме. Сажать министра явно никто не собирался.

А. Е. Алексеев. Дежурный

В военной области шла своя разборка. 16 марта была создана га самая государственная комиссия по ВВС, а 20 марта Абакумов, тогда еще глава СМЕРШа, получил следующий рапорт одного из своих сотрудников, подполковника Елисеева.

Док. 9.4. «Считаю необходимым доложить Вам о большой растерянности начальника Главного Управления Заказов Воен- но-Воздушных Сил генерал-лейтенанта инженерно-авиационной службы СЕЛЕЗНЕВА в связи с проверкой его работы.

19 марта с.г., когда я по делам службы был в центральном аппарате Военно-Воздушных Сил, меня встретил СЕЛЕЗНЁВ и высказал опасение, что ему придется серьезно отвечать за приемку непригодных самолетов.

СЕЛЕЗНЕВ сообщил, что 19 марта с.г. он присутствовал на совещании у маршала ВАСИЛЕВСКОГО, где главный маршал авиации НОВИКОВ провалился с отчетом о работе ВВС, так как не принимал мер и не докладывал правительству о серьезных недочетах в работе Военно-Воздушных Сил. После этого совещания, сказал СЕЛЕЗНЕВ, я совсем растерялся и не знаю, как отчитаюсь за приемку недоброкачественных самолетов.

СЕЛЕЗНЕВ рассказал: «Мы принимали недоведенные серийные машины. Я, как начальник Гпавного Управления Заказов, ничего не мог сделать, чтобы улучшить их качество, ибо этот вопрос целиком зависел от Министерства авиационной промышленности. Научно-исследовательский институт Военно-Воздушных Сил давал необъективные заключения по испытанию самолетов, выпускаемых авиационной промышленностью. В отчетах института указывалось, что самолеты имеют такие-то летно-тактические преимущества, и в тоже время перечислялось много конструктивных дефектов в машине. Пользуясь такими заключениями научно-исследовательского института, Министерство авиационной промышленности протаскивало свои машины буквально в недоработанном виде, и они запускались в серийное производство.

Жирнов Андрей. Дальний бомбардировщик ДБ-3.

Последующая стадия приемки от промышленности самолетов оказывалась наиболее трудной. Я не принимал недоработанные машины и ставил об этом в известность командующего Военно-Воздушных сил Главного маршала авиации НОВИКОВА и Военный Совет, но Министерство авиационной промышленности договаривалось непосредственно с НОВИКОВЫМ, ВОРОЖЕЙКИНЫМ, ШИМАНОВЫМ и РЕПИНЫМ, после чего Главное Управление Заказов получало указания принимать самолеты, т. е. приходилось соглашаться с Министерством авиационной промышленности. Нашу работу усложняло и то, что Министерство авиационной промышленности очень часто самостоятельно, без ведома ВВС, выпускало самолеты, даже не прошедшие испытания в Научно-исследовательском институте ВВС.

Плакат: Слава могучей советской авиации!

Так было с самолетами «ЯК-9у», которые были запущены в производство без ведома ВВС. У этих машин была масса дефектов, и они оказались совершенно непригодными. Министерство авиационной промышленности изготовило около 900 самолетов «ЯК-9у», оказавшихся настолько плохими, что их сейчас нельзя использовать. В связи с этим Министерство Авиационной Промышленности списало 800 самолетов «ЯК-9у», и их сейчас разбирают на запасные части. Я же принял от авиационной промышленности 90 таких самолетов и не знаю, что с ними делать, так как их нельзя давать в части…»»

В этом рапорте — вся фабула «дела авиапрома», как она выглядит на сегодняшний день. Известны и цифры. Общий итог галочки в плане — пять тысяч бракованных самолетов. Естественно, в ВВС списали эти потери на войну, но ведь в армии у Сталина была собственная, независимая служба наблюдения — особисты, они же СМЕРШ. По данным этой структуры, с 1942-го по февраль 1946 года из-за некачественной материальной части — то есть по причине заводского брака, в частях ВВС произошло около 45 000 невылетов на боевые задания, 756 аварий и 305 катастроф.

Плакат: Слава советской авиации!

Получив рапорт Елисеева, Абакумов тут же переправил его Сталину. Реакция вождя была вполне предсказуемой, и СМЕРШ начал следствие. Дело оказалось простым и предельно ясным, так что через полтора месяца Шахурин и компания получили свои смешные по тем временам сроки, а Маленков, курировавший авиапромышленность, поплатился местом секретаря ЦК.

Повезло, что на дворе был не сорок четвертый, а сорок шестой год. Во время войны за такое могли и к стенке. Кстати, именно «дело авиапрома» однозначно доказывает, что МГБ не шило всем без разбору политику. Между тем осудили деятелей по несравненно более мягкой ст. 193.17 а, а потом эти товарищи так и вошли в историю как жертвы политических репрессий. …(http://www.e-reading.mobi/chapter.php/1009471/49/Prudnikova_-_1953_god._Smertelnye_igry.html))

В связи с «делом авиаторов» был освобожден от должности второго секретаря ЦК ВКП (б) Маленков и, оставаясь формально заместителем председателя Совета Министров СССР, направлен Сталиным в длительную командировку на периферию. Вторым секретарем ЦК ВКП (б) стал Жданов.

Тайны Кремля

…Развивая инициативу и потому сохраняя за собой управление ситуацией, 10 апреля Берия добился от президиума ЦК утверждения еще одного постановления, в котором также был весьма заинтересован. На этот раз — об отмене двух партийных решений по так называемым «мингрельскому» и «грузинскому» делам[822]. Но так как данная проблема носила региональный, весьма ограниченный характер, то очередное реабилитационное постановление ЦК не стали публиковать в центральной прессе. Ограничились оглашением его только на закрытых партсобраниях исключительно в Грузии. Для Берия и того оказалось вполне достаточным.
Именно с этого момента члены лидерской группы осознали, что они полностью обелили Берия, сняли с него все существовавшие подозрения, но оставили за ним возможность обвинить теперь уже их во всех смертных грехах.

Жирнов Андрей. Командирский автомобиль ГАЗ М-1.

Поняли, что Абакумов и Рюмин в руках Лаврентия Павловича стали дамокловым мечом, который мог обрушиться в любую минуту на каждого из них. Представляли постоянную, непредсказуемую опасность новых разоблачений и обвинений с соответствующими «оргвыводами». В лучшем случае, как это произошло с Игнатьевым, просто отстранением от власти. В худшем… заставящими вспомнить ужасы 37-го года.

Но пока самое страшное крылось в ином. В том, что Берия не торопился пускать в ход то оружие, которое получил благодаря бесконтрольному руководству МВД. Даже не намекал, кто может стать следующей жертвой. Выжидал. Более того, вдруг поступил так, будто хотел опровергнуть представление о себе как о злопамятном и безжалостном сопернике в борьбе за власть.

Лейтенант
ВВС. 1944. Униформа ВВС РККА во Второй мировой

Два месяца спустя, 26 мая, неожиданно проявил трогательное дружеское участие к Маленкову, заботу и о его добром имени. Направил ему записку о том, что давнее «дело» бывших министра авиапрома А. И. Шахурина, командующего ВВС маршала А. А. Новикова, заведующих отделами ЦК А. В. Будникова и Г. М. Григорьяна, осужденных в 1946 году, является еще одной фальшивкой все того же Абакумова. Следовательно, необоснованной оказывалась и кратковременная опала в связи с этим «делом» Георгия Максимилиановича. Непродолжительный вывод его, куратора авиационной промышленности, из Секретариата ЦК[823].

Теперь уже Маленков, лично заинтересованный в восстановлении попранной справедливости, сделал все, чтобы ускорить реабилитацию очередных жертв произвола. 29 мая военная коллегия Верховного суда СССР прекратила «дело» Шахурина и других за отсутствием состава преступления. 12 июня президиум ЦК, в свою очередь, отменил соответствующее решение политбюро от 16 мая 1946 года[824].

Столь наглядно доказав соперникам, что они полностью зависят от него, ибо теперь никто иной, как он, Берия, является судьей их прошлых деяний, Лаврентий Павлович не стал ускорять развитие событий. Более важным для себя в мае-июне посчитал иное. То, что должно было сделать его совершенно неуязвимым. Поставить в исключительное положение, предопределить признаваемое всеми его бесспорное единоличное лидерство, а, следовательно, и право определять внешнюю и внутреннюю политику. Сосредоточил все внимание на создании ракетно-ядерного щита страны.

Л.П.Берия, В.Н.Меркулов и В.С. Абакумов на приеме в честь Победы в ВОВ (1945)

На том, что происходило на двух сверхсекретных полигонах — под Сталинградом, в Капустиной Яру, и под Семипалатинском, о чем в мельчайших деталях, самых незначительных подробностях знал только он.

На первом полигоне завершались окончательные перед принятием на вооружение испытания ракеты ПВО 10-Х, созданной конструкторским бюро В. Н. Челомея. Продолжались с переменным успехом — баллистических ракет стратегического назначения Р-5 и Р-11, продукции другого конструкторского бюро, С. П. Королева. На втором полигоне шли приготовления к первому взрыву водородной бомбы, самого страшного, разрушительного и поныне оружия. Осуществление обоих проектов не только делало СССР неуязвимым, как тогда полагали все военные и большинство политиков, но и позволяло стране вернуть былое положение сверхдержавы. Вновь говорить с США на равных, а может быть и с позиции силы.

Именно такой ключ к решению всех международных вопросов должен был сделать Молотова, откровенного сторонника жесткого курса, безоговорочным союзником Берия. Превратить Булганина, становившегося самым грозным военным министром обороны в мире, в послушного сателлита Лаврентия Павловича. Привлечь на свою сторону двух из пяти членов узкого руководства, не претендовавших на лидерство. Только двух из пяти. И потому, чтобы действовать наверняка, требовался по меньшей мере голос еще одного. Разумеется, не Кагановича, и не Микояна, не имевших за собою ничего помимо прошлого. Нужен был голос Хрущева, ибо он мог обеспечить поддержку и 125-тысячной армии партийных функционеров и мощной, всеохватывающей пропагандистской машины.( Ю.Жуков. Тайны Кремля. стр 160 https://profilib.net/chtenie/87249/yuriy-zhukov-tayny-kremlya-160.php)

Соловых Геннадий Иванович (Россия, 1932–2010) «Красная площадь. Васильевский спуск»

Записка Л.П.Берии в Президиум ЦК КПСС о реабилитации А.И.Шахурина, А.А.Новикова и других. 26 мая 1953 г.

№17

№ 78/Б 26 мая 1953 г.

Совершенно секретно

товарищу МАЛЕНКОВУ Г. М.

В Министерство внутренних дел СССР поступили сигналы о том, что в процессе следствия по делу ШАХУРИНА А. И. — б[ывшего] наркома авиационной промышленности, НОВИКОВА А. А. — б[ывшего] командующего Военно-воздушными силами Советской Армии и др., осужденных в 1946 году Военной Коллегией Верховного Суда СССР по обвинению в организованной антигосударственной деятельности, имели место перегибы и извращения.

Работы художника Сергея Глушкова. Москва. Снег

Произведенной проверкой установлено, что обвинение ШАХУРИНА, НОВИКОВА и др. основано на материалах, сфабрикованных б[ывшим] начальником Главного управления контрразведки «Смерш» АБАКУМОВЫМ и следственными работниками подчиненного ему аппарата.

Как показала проверка, ШАХУРИН, НОВИКОВ и др. были арестованы при отсутствии данных об их преступной деятельности и даже, в нарушение элементарных требований советской законности — без санкции прокурора.

Для того, чтобы обосновать их арест, АБАКУМОВ прибег к искусственному созданию материалов о том, что якобы ШАХУРИН, НОВИКОВ и др. умышленно наносили вред Военно-воздушным силам Советской Армии.

С этой целью арестованные путем применения к ним извращенных методов следствия, длительного лишения сна и запугивания всевозможными угрозами были доведены до состояния физического и морального изнеможения, а также безразличия ко всему происходившему. Воспользовавшись таким состоянием арестованных, следствие принудило их подписать заблаговременно сфабрикованные следователями протоколы допросов, содержащие «признания» о будто бы проводившейся ими антигосударственной деятельности.

Сфальсифицированные таким путем показания ШАХУРИНА, НОВИКОВА и др. были затем положены следствием в основу для предъявления им обвинения в преступном сговоре и умышленном протаскивании на вооружение Военно-воздушных сил Советской Армии самолетов и моторов с большим браком или серьезными конструктивными и производственными недоделками.

Работы художника Сергея Глушкова. Москворецкий мост

В ходе следствия по делу ШАХУРИНА, НОВИКОВА и др. АБАКУМОВ на основе вымышленных следователями «показаний» арестованных направлял в адрес И. В. СТАЛИНА ложную информацию, в которой в извращенном виде представлял действительное положение с выпуском и приемкой самолетов и моторов на вооружение Военно-воздушных сил, квалифицируя недостатки, связанные с производством самолетов и моторов, как результат преступного сговора и сознательной антигосударственной деятельности ШАХУРИНА, НОВИКОВА и др. арестованных по этому делу лиц.

Перед направлением следственного дела на рассмотрение Военной Коллегии Верховного Суда СССР арестованным, при непосредственном участии АБАКУМОВА, следователи внушали, что на легкое наказание они могут рассчитывать лишь при одном условии — если подтвердят в суде свои «показания». Военная Коллегия, основываясь на сфальсифицированных показаниях арестованных, вынесла по делу обвинительный приговор.

Проверкой также установлено, что АБАКУМОВ, встав на преступный путь обмана Правительства, принудил арестованных ШАХУРИНА, НОВИКОВА, ШИМАНОВА и БУДНИКОВА подписать сочиненные от их имени заявления на имя И. В. СТАЛИНА, в которых делалась попытка оклеветать товарища МАЛЕНКОВА Г. М.

ШАХУРИН, НОВИКОВ, ШИМАНОВ и БУДНИКОВ объясняют, что эти заявления также, как и сфабрикованные следователями их «показания», они подписали только потому, что были доведены следствием до состояния депрессии.

Работы художника Сергея Глушкова.. Золотые купола

В своем объяснении по этому вопросу НОВИКОВ пишет:«…Я понимаю, что возникает вполне обоснованный вопрос — почему же я подписал, а затем переписал от руки такой заведомо ложный и клеветнический документ.

Я должен сказать, что даже невыносимая обстановка, в которой я находился на следствии, не может служить оправданием в этом случае. Мой поступок объясняется только моим исключительно тяжелым моральным состоянием, подавленностью и апатией, в которую я впал, и проявленным мною малодушием, под влиянием которого я позволил использовать себя как орудие клеветы…»

ШАХУРИН по этому же вопросу заявил: «Будучи неспособным к трезвой и критической оценке составленного от моего имени документа, так как я его подписывал около 6 часов утра, после многих ночей без сна, я по предложению АБАКУМОВА подписал его. Затем АБАКУМОВ предложил мне переписать печатный текст этого заявления от руки, что я также выполнил, не отдавая себе отчета — зачем это нужно было делать…»

Факт фальсификации указанных клеветнических заявлений подтвердили и арестованные б. работники Главного управления контрразведки «Смерш» БРОВЕРМАН, ЛИХАЧЕВ, ЧЕРНОВ.

Работы художника Сергея Глушкова.. Кремль утром

Арестованный БРОВЕРМАН по этому вопросу показал: «…по поручению АБАКУМОВА я вместе с начальником секретариата ЧЕРНОВЫМ и секретарем АБАКУМОВА — КОМАРОВЫМ сфальсифицировал заявление арестованного ШИМАНОВА.

Поручение АБАКУМОВА мы выполнили, а он, просмотрев составленное нами от имени ШИМАНОВА заявление, еще более «усилил» его, после чего оно было отпечатано и передано КОМАРОВУ. КОМАРОВ заставил ШИМАНОВА переписать печатный текст сфабрикованного нами заявления от руки, и таким образом получился подлинник заявления ШИМАНОВА, в точности совпадающий с печатным текстом».

Таким образом, проверкой установлено, что б[ывший] нарком авиационной промышленности СССР ШАХУРИН А. И., б[ывший] командующий ВВС Советской Армии НОВИКОВ А. А., б[ывший] главный инженер ВВС Советской Армии РЕПИН А. К., б[ывший] член Военного Совета ВВС Советской Армии ШИМАНОВ Н. С., б[ывший] начальник Главного управления заказов ВВС Советской Армии СЕЛЕЗНЕВ Н. П. и б[ывшие] заведующие отделами ЦК ВКП(б) БУДНИКОВ А. В. и ГРИГОРЬЯН Г. М. были осуждены неправильно, на основании ложных материалов, сфабрикованных следствием.

В связи с этим МВД СССР принято решение — направить дело ШАХУРИНА, НОВИКОВА и других на новое рассмотрение Военной Коллегии Верховного Суда СССР для отмены ранее вынесенного приговора и прекращения дела с полной реабилитацией привлеченных по нему лиц.

Заключение МВД СССР по результатам проверки материалов дела прилагается1.

Л. Берия

1 Заключение МВД СССР не публикуется. Его текст см.: «Источник», 1993, № 4, с.93-97.

Работы художника Сергея Глушкова.. Москва. Вид на Троицкие ворота Кремля и Кутафью башню

Реабилитация (очередная)

В апреле 1993 года Военной прокуратурой РФ было направлено заявление в Верховный Совет РФ о признании семерых человек, участвующих в «авиационном деле», незаконно репрессированными. Спустя месяц Верховный Совет признал факт репрессии по политическим мотивам. Но в конце 1993 года после расстрела здания Верховного Совета все документы сгорели. К счастью, Светлана (дочь Новикова) успела вручную скопировать соответствующий документ. В конце 90-х по просьбе жены Новикова Комиссия жертв репрессий по политическим мотивам тщательно изучила информацию по «авиационному делу» 1946 года. Главный вывод, к которому она пришла, был такой: «Дело полностью сфабриковано и имеет не уголовный, а политический подтекст». Военная прокуратура полностью согласилась с такой формулировкой. И в конце 2000 года главного маршала авиации А. А. Новикова полностью реабилитировали. (Маршал Новиков: биография и интересные факты из жизни. https://www.syl.ru/article/205900/new_marshal-novikov-biografiya-i-interesnyie-faktyi-iz-jizni)

Яр-Кравченко Анатолий. Главный маршал авиации Новиков.

А.А. Новиков – командующий ВВС Ленинградского военного округа. 1941 г.

Маршал авиации А.А. Новиков на командном пункте. 1943 г.

Маршал авиации А.А. Новиков

А.А. Новиков в 1972

Лит.: Залесский К.А. Империя Сталина. Биографический энциклопедический словарь. Москва, Вече, 2000
Белоус Михаил Александрович, Заведующий военно-историческим отделом Костромского Государственного историко-архитектурного и художественного музея-заповедника. http://starina44.ru/novikov-aleksandr-aleksandrovich
Судебный процесс. Дело «Авиаторов». http://avia.pro/blog/sudebnyy-process-delo-aviatorov
Ю.Жуков. Тайны Кремля. стр 160 https://profilib.net/chtenie/87249/yuriy-zhukov-tayny-kremlya-160.php
Лаврентий Берия. 1953. Стенограмма июльского пленума ЦК КПСС и другие документы. Под ред. акад. А. Н. Яковлева; сост. В. Наумов, Ю. Сигачев. М.: МФД, 1999 — стр. 52-55 — (Россия. XX век. Документы).

Розенкрейцерская утопия в России XVIII века

‘) var buybox = document.querySelector(«[data-id=id_»+ метка времени +»]»).parentNode ;[].slice.call(buybox.querySelectorAll(«.вариант-покупки»)).forEach(initCollapsibles) функция initCollapsibles(подписка, индекс) { var toggle = subscribe.querySelector(«.цена опциона на покупку») подписка.classList.remove(«расширенный») var form = подписка. querySelector(«.форма-варианта-покупки») если (форма) { вар formAction = form.getAttribute(«действие») form.setAttribute(«действие», formAction.replace(«/checkout», «/cart»)) document.querySelector(«#ecommerce-scripts»).addEventListener(«load», bindModal(form, formAction, timestamp, index), false) } var priceInfo = подписка.селектор запросов(«.Информация о цене») var PurchaseOption = toggle.parentElement если (переключить && форма && priceInfo) { toggle.setAttribute(«роль», «кнопка») toggle.setAttribute(«tabindex», «0») toggle.addEventListener («щелчок», функция (событие) { var expand = toggle.getAttribute(«aria-expanded») === «true» || ложный переключать. setAttribute(«расширенная ария», !расширенная) form.hidden = расширенный если (! расширено) { покупкаOption.classList.add(«расширенный») } еще { покупкаOption.classList.remove(«расширенный») } priceInfo.hidden = расширенный }, ложный) } } функция bindModal (форма, formAction, метка времени, индекс) { var weHasBrowserSupport = окно.выборка && Array.from функция возврата () { var Buybox = EcommScripts ? EcommScripts.Buybox : ноль var Modal = EcommScripts ? EcommScripts.Modal : ноль if (weHasBrowserSupport && Buybox && Modal) { var modalID = «ecomm-modal_» + метка времени + «_» + индекс var modal = новый модальный (modalID) модальный. domEl.addEventListener(«закрыть», закрыть) функция закрыть () { form.querySelector(«кнопка[тип=отправить]»).фокус() } форма.setAttribute( «действие», formAction.replace(«/checkout», «/cart?messageOnly=1») ) форма.добавить прослушиватель событий ( «Отправить», Buybox.interceptFormSubmit( Buybox.fetchFormAction(окно.fetch), Buybox.triggerModalAfterAddToCartSuccess(модальный), консоль.лог, ), ложный ) документ. body.appendChild(modal.domEl) } } } функция initKeyControls() { document.addEventListener («нажатие клавиши», функция (событие) { if (document.activeElement.classList.contains(«цена-варианта-покупки») && (event.code === «Пробел» || event.code === «Enter»)) { если (document.activeElement) { событие.предотвратить по умолчанию () документ.activeElement.click() } } }, ложный) } функция InitialStateOpen() { var узкаяBuyboxArea = buybox.offsetWidth -1 ;[].slice.call(buybox.querySelectorAll(«.опция покупки»)).forEach(функция (опция, индекс) { var toggle = option. querySelector(«.цена опциона на покупку») var form = option.querySelector(«.форма-варианта-покупки») var priceInfo = option.querySelector(«.Информация о цене») если (allOptionsInitiallyCollapsed || узкаяBuyboxArea && индекс > 0) { toggle.setAttribute («ария-расширенная», «ложь») form.hidden = «скрытый» priceInfo.hidden = «скрытый» } еще { переключать.щелчок() } }) } начальное состояниеОткрыть() если (window.buyboxInitialized) вернуть window.buyboxInitialized = истина initKeyControls() })()

Истоки русской археографии XVIII века: Николай Иванович Новиков

Статья посвящена изучению публикаций в области источников русской истории известного просветителя XVIII века Николая Ивановича Новикова (1744-1818). На основе широкого круга источников и литературы авторы показывают, как идея Н.И. Новиков, археограф в русской историографии, менялся на протяжении XIX и XX веков. Старая, дореволюционная историография, отдавая дань уважения Н.И. Новиков как собиратель и издатель исторического материала весьма скептически оценивал в то же время научный уровень своих публикаций как не отвечающий элементарным научным требованиям. Тем не менее, уже в 1950-е — 1960-е годы, в принципиально иной историографической ситуации, на волне борьбы за приоритет российских и советских ученых в становлении и развитии отечественной науки и культуры прежние претензии Н.И. Новикова в связи с этим были забыты, а сам он провозглашен крупнейшим археографом 18 в., впервые разработавшим систематизированный свод правил публикации исторических источников, который лег в основу дальнейшего развития русской археографии . Авторы акцентируют внимание на наиболее ценной части исторического материала, опубликованного в Древнерусском вивлеофике (ДРВ) — духовных и договорных грамотах великих и удельных князей XIV — XVI вв. Не имея под рукой оригиналов, подготовка текста писем в печать Н.И. Новикову приходилось осуществлять по их архивным копиям, а археографическое оформление — на основании кратких и часто случайных указаний об авторе и адресате писем, особенностях их внешнего вида, наличии штампов, пометов и т. д. Поэтому к говорят о некоем особом вкладе Н.И. Новикова в разработке методов передачи текста и археографического оформления, опубликованных им в документах ДРВ, заключают авторы, не нужно.Другое дело — Н.И. Новикова, как собирателя и первого издателя исторического материала. Здесь его заслуги действительно трудно переоценить. Copyright © 2017 Сочинский государственный университет.

%PDF-1.3 % 1 0 объект > /PageLayout /Одностраничный /PageMode /UseThumbs /Страницы 38 0 Р /Тип /Каталог /ViewerPreferences > >> эндообъект 39 0 объект > эндообъект 2 0 объект > ручей 2019-12-04T18:56:06+05:302020-11-01T23:06:24+05:302020-11-01T23:06:24+05:30Adobe InDesign CS6 (Windows)uuid:02c4b147-cb14-48cb- 9499-a0632192c328xmp. сделал: B654AF3459ACE4119A15E27D501BED24xmp.id: 4168CF9F9916EA11B3DD83E45E84BBAFproof: pdfxmp.iid: 259094F07616EA119FB2A96F38E6A716xmp.did: 9363C0AAE16DE7118704899978C1E98Bxmp.did: B654AF3459ACE4119A15E27D501BED24default

  • convertedfrom применение / х-InDesign к применению / pdfAdobe InDesign CS6 (Windows) / 2019-12-04T18: 56: 06 + 05: 30
  • приложение/pdfБиблиотека Adobe PDF 10.0.1False конечный поток эндообъект 3 0 объект > эндообъект 4 0 объект > эндообъект 5 0 объект > эндообъект 6 0 объект > эндообъект 7 0 объект > эндообъект 8 0 объект > эндообъект 9 0 объект > эндообъект 10 0 объект > эндообъект 11 0 объект > эндообъект 12 0 объект > эндообъект 13 0 объект > эндообъект 14 0 объект > эндообъект 15 0 объект > эндообъект 16 0 объект > эндообъект 17 0 объект > эндообъект 18 0 объект > эндообъект 19 0 объект > эндообъект 20 0 объект > эндообъект 21 0 объект > эндообъект 22 0 объект > эндообъект 23 0 объект > эндообъект 24 0 объект > эндообъект 25 0 объект > эндообъект 26 0 объект > эндообъект 27 0 объект > эндообъект 28 0 объект > эндообъект 29 0 объект > эндообъект 30 0 объект > эндообъект 31 0 объект > эндообъект 32 0 объект > эндообъект 33 0 объект > эндообъект 34 0 объект > эндообъект 35 0 объект > эндообъект 36 0 объект > эндообъект 37 0 объект > эндообъект 38 0 объект > эндообъект 40 0 объект > эндообъект 41 0 объект > /Шрифт > /ProcSet [/PDF /Text /ImageB /ImageC /ImageI] /XОбъект > >> /Повернуть 0 /Большой палец 64 0 R /TrimBox [0 0 442. 205 663,307] /Тип /Страница >> эндообъект 42 0 объект > эндообъект 43 0 объект > эндообъект 44 0 объект > эндообъект 45 0 объект > эндообъект 46 0 объект > эндообъект 47 0 объект > эндообъект 48 0 объект > эндообъект 49 0 объект > /Шрифт > /ProcSet [/PDF /текст] /XОбъект > >> /Повернуть 0 /Большой палец 104 0 R /TrimBox [0 0 442,205 663,307] /Тип /Страница >> эндообъект 50 0 объект > /Граница [0 0 0] /Ч /Н /Rect [65.1969 600.669 170.487 591.355] /Подтип /Ссылка /Тип /Аннот >> эндообъект 51 0 объект > /Граница [0 0 0] /Ч /Н /Прямо [79.1969 433,53 147,831 425,718] /Подтип /Ссылка /Тип /Аннот >> эндообъект 52 0 объект > ручей x+

    Самое раннее знакомство России с Бхагавад-гитой

    1760-е годы были очень хорошим временем для жизни в пределах Российской империи. Екатерина Великая (Екатерина II) только что начала царствование, которое продлилось более четырех десятилетий. Это было время, когда новые города строились на пустом месте, а Россия расширялась вглубь северо-восточной Азии. Самая ранняя часть правления Екатерины привела к открытости, которая привлекала интеллектуалов, торговцев и авантюристов, ищущих счастья в стране, которая была на грани превращения в крупную европейскую державу.

    В Астрахани, городе на берегу Каспийского моря, жила община из 300 индейцев, составлявших видимое меньшинство в тогдашнем городе с населением 10 000 человек. Вид марвари или хатри, вероятно, побудил Александра Пушкина описать смесь одежды, языков, лиц и национальностей, которую он видел в Астрахани. Индийские торговцы привезли с собой копии Бхагавад-гиты. Русский офорт Емельян Корнеев изобразил молитвенные обряды вайшнавских хатрис в Астрахани, а помощник немецкого ботаника и зоолога Петра Палласа также написал о практикующих индуистах Астрахани.

    Российские историки считают, что первый экземпляр Бхагавад-гиты попал в страну за столетия до того, как индийцы иммигрировали в Астрахань. Ученые говорят, что Моголы подарили индуистскую священную книгу Ивану Грозному (1530-84). Нет ни следа ни этой копии, ни копий, которыми владели индийские торговцы в XVII веке. Однако к концу 18 века Бхагавад-гита стала широко известна в России.

      Новая волна российских ученых

    В 1755 году, за семь лет до того, как Екатерина II стала императрицей, эрудит по имени Михаил Ломоносов основал Московский университет (ныне Московский государственный университет).Университет помог вырастить некоторых из самых ярких интеллектуалов России 18-го века, в том числе Николая Новикова, писателя, издателя и мецената, который был лицом российского Просвещения.

      Человек с разносторонними интересами, Новиков поставил перед собой задачу повысить культурный и образовательный уровень российского населения. Он также сыграл важную роль в сохранении значительной части русской истории до династии Романовых. Его усилия первоначально были поддержаны Екатериной II.

    Ходили слухи, что Новиков был масоном, и широко распространено мнение, что издательские предприятия Новикова спонсировались русскими масонами. Его интересы распространялись далеко за пределы имперской России, и он отвечал за популяризацию творчества Уильяма Шекспира в России.

    Хотя путешествие Афанасия Никитина Тверского в Индию в конце XV века способствовало пробуждению огромного интереса к Индии, только в XIX веке индология стала популярным предметом среди русской интеллигенции. Непонятно, как у Новикова появился интерес к Бхагавадгите.

    Русская Бхагавад Гита

    В своем стремлении издать первый русский перевод Гиты Новиков пользовался покровительством Екатерины II и поддержкой Русской Православной Церкви.В то время большая часть информации, которую Россия получала об Индии, поступала от Ост-Индской компании, которая занимала большие участки земли на субконтиненте. Именно через Компанию Новикову удалось получить копию Бхагват-Гиты, или Диалоги Кришны и Арджуна, , которая была переведена Чарльзом Уилкинсом и впервые опубликована в Лондоне в 1785 году.

    Чтобы перевести английский перевод Гиты на русский язык, Новиков обратился за помощью к Александру Петрову, который писал статьи в журнале «Утренний свет » (переводится как утренний свет), который издавал Новиков. Петров, также выпускник Московского университета, был лингвистом, свободно владевшим немецким и английским языками. Он перевел Новый Хризомандер , масонский текст с немецкого на русский. Всего через три года после того, как перевод Уилкинса был опубликован в Лондоне, появился русский перевод. Хотя большое количество индуистских и индийских текстов попало в русский язык через немецкие переводы, Гита была опубликована на русском языке за 15 лет до выхода первого немецкого перевода.

    В предисловии к первой русской «Бхагавад-гите» слова благодарности от издателя приводятся в адрес Ост-Индской компании: «Эта книга издана с разрешения Собрания директоров Ост-Индской компании, по просьбе и с одобрения генерал-губернатора Индии, чье письмо президенту Компании достаточно объясняет причины, побудившие издание книги, и служит лучшим свидетельством верности, точности и достоинства переводчика.Древность оригинала и почитание, с которым он хранился на протяжении многих веков знатной частью рода человеческого, делают эту книгу одной из самых замечательных книг, которые до сих пор предлагались научному миру.

    Русская Православная Церковь поощряла чтение перевода. Церковь назвала Гиту «душевной книгой». Русская версия Гиты нашла поклонников среди петербургской и московской интеллигенции, а также среди философов.

    Новикову будет отказано в возможности опубликовать русскую версию Heetopades of Veeshnoo-Sarma, перевод Hitopadesh Уилкинса.Менее чем через год после публикации русской «Бхагавад-гиты» во Франции произошла революция, и Екатерина II, опасаясь подобной участи, изменила свое отношение к Новикову.

    Императрица конфисковала его типографию, а Новикова посадили (без суда и следствия) в Шлиссельбургскую крепость, укрепление на острове Ладожского озера, недалеко от Санкт-Петербурга.

    В рамках этой чистки Новикова и других интеллектуалов многие из изданных им книг были переработаны.Он пробыл в тюрьме 15 лет и вышел на свободу только после смерти Екатерины II. После того, как император Павел освободил его, Новиков был слишком травмирован и сломлен, чтобы возобновить издательскую деятельность.

    Русской Гите удалось пережить чистки Екатерины II, так как она не увидела в книгах сантиментов, которые привели бы к революции по-французски.

      Поздние русские издания Гиты

    Хотя имперская столица России Санкт-Петербург стала одним из главных центров изучения санскрита в 19 веке, большинство выдающихся ученых сосредоточились на таких эпосах, как Рамаяна, буддизм и санскритская литература.Те, кто интересовался Бхагавад-гитой, ссылались на издание Новикова, а также на немецкий и английский переводы.

    Лев Толстой читал Гиту в начале 20 века. В письме С. Р. Чителю от 3 февраля 1909 г. автор « Войны и мира » упомянул «положение Бхагавад-Гиты о том, что человек должен направить все свои духовные силы на исполнение своего долга». Толстой писал:

    ‘Я твердо верю в это и всегда стараюсь помнить об этом и поступать соответственно, а также говорить это тем, кто спрашивает моего мнения, и выражать его в своих письмах.

    Только в 1907 году теософами Анной Каменской и Ирмой Манциарли был издан очередной русский перевод индуистской священной книги. Их перевод был опубликован на русском языке в «Санкт-Петербургском журнале теософии» и переиздан отдельной книгой в 1914 году. Перевод подвергся критике со стороны российских ученых, так как был переведен на русский язык с английского перевода Анни Безант и Бхагвана Даса. Два года спустя другой перевод с английского А. П. Казначаева был встречен с таким же неодобрением.

    Даже Новиков не избежал бы критики за свои усилия. Хотя его перевод стал первопроходцем для индологии в России и привел к огромному изучению Индии, индуистской философии и санскрита, российские индологи назвали его ошибочным. «Я бы не рекомендовал знакомиться с Гитой через эту (новиковскую) версию, — заявил в 2011 году газете « Московские новости » историк Борис Фаликов. — Блестящий перевод Всеволода Семенцова, которому удалось не только передать религиозные глубины, совсем другое дело громоздкие санскритские шлоки с звучным русским стихом.

    Семенцов, который был советским индологом, имел гораздо больший доступ к санскритским текстам и знаниям, так как жил в 20-м веке, когда индология была популярна и получала большое финансирование в России, в то время как Новиков мог полагаться только на перевод Уилкинса. Гита.

    И Россия, и Индия должны чтить наследие Николая Новикова, поскольку он был одним из первых культурных мостов между странами.


    Об авторе

    Аджай Камалакаран — писатель и независимый журналист, особенно интересующийся Россией и бывшим Советским Союзом.

    Петербург Собрание «Герметической библиотеки» Н.И. Новиков как наследие русских розенкрейцеров от Древней Греции до XVIII века

    С тех пор как Западная Римская империя рухнула, классическая или греко-римская архитектура служила образцом для выражения культурных, художественных, политических и идеологических целей более поздних цивилизаций, империй, наций и отдельных людей. Эпоха Возрождения ознаменовала собой первое крупное широко распространенное повторное взаимодействие с классической античностью в искусстве, литературе и архитектуре. С тех пор споры о классической древности и ее отношении к современному миру продолжаются.Одним из таких важных споров была ссора между древними и современными, которая возникла, когда Шарль Перро опубликовал свои Parallèles des anciens et des modernes в 1688 году. Этот спор был сосредоточен на том, может ли современная эпоха превзойти древность, особенно в литературе. Греко-римская полемика (1750-е и 1760-е годы) была еще одним примером обращения европейцев к классическому прошлому; эти дебаты были сосредоточены на том, какое искусство имело большую историческую ценность: греческое или римское; спор не утихает и по сей день.Такие деятели, как Иоганн Иоахим Винкельманн, доказывали (в таких публикациях, как Винкельманн, 1764 г., цитируемых в разделе «Ранние археологические публикации о Греции и классические руины римского Востока», о греческом искусстве) превосходство греческих форм, в то время как другие, такие как Джованни Баттиста Пиранези (1748–1748 гг. 1778 видов Рима воспроизведены в Ficacci 2011, цитируется в разделе «Ранние археологические публикации об Италии»), выступающем за превосходство Рима. Такие дебаты демонстрируют, как классическая античность была неотъемлемой частью интеллектуальной и художественной среды Европы 18-го века.В этой библиографии основное внимание уделяется использованию классической архитектуры при создании застроенных форм с 1700 года по настоящее время в Европе и Северной Америке, которую обычно называют неоклассической или неоклассической, оба из которых приемлемы. Ученые часто определяют неоклассический период как продолжающийся с ок. 1750-1830 гг., когда европейское искусство и архитектура преимущественно усвоили классические формы и идеи. Влияние классической архитектуры продолжало оставаться популярным на протяжении 19-го и начала 20-го веков в Соединенных Штатах.В начале 19 века наблюдался расцвет греческого возрождения, когда греческие формы доминировали в художественном и архитектурном производстве как в Европе, так и в Соединенных Штатах. Восхождение королевы Виктории в 1837 году ознаменовало сдвиг в сторону предпочтения готических и средневековых форм. Неоклассические формы возродились во второй половине 19 века, когда римские архитектурные формы становились все более популярными как выражение империи. Термин «неоклассический» был придуман еще в январе 1872 года Робертом Керром, который использовал этот термин положительно.Позже оно приобрело определенный негативный оттенок, когда неизвестный писатель использовал его в качестве уничижительного эпитета в лондонской «Таймс» в 1892 году. считались старомодными и производными. Неоклассическая архитектура не была бездумным подражанием классическим архитектурным формам и интерьерам. Интерес к классической архитектуре и создание неоклассической архитектуры подстегнули важные археологические открытия середины 18 в., расширившие представление о греческих и римских постройках.Удивительная гибкость древней архитектуры для воплощения величия империи, а также принципов зарождающейся демократии означала, что у нее был большой потенциал для интерпретации и переосмысления бесчисленными архитекторами, меценатами, империями и национальными государствами — по-разному. и в разное время с 18 по 20 вв. Эта библиография организована тематически (например, «Общие обзоры», «Справочники, справочники и теоретические работы», «Справочники», «Ранние общие археологические публикации», «Прием Помпеи, Геркуланума и Неаполитанского залива» и «Всемирные ярмарки и выставки»), а затем географически. создание библиографий для конкретной страны или региона.Хотя эта модель организации имеет некоторые недостатки, она направлена ​​​​на избежание повторения и подчеркивает взаимосвязанный характер и процесс восприятия классической архитектуры в более поздние периоды.

    Проект MUSE — «Розакроцианская неутопия. Massoneria, rosacrocianesimo e illuminismo nella Russia settecentesca: Il circulo di NI Novikov» («Розенкрейцерская утопия: масонство, розенкрейцерство и иллюминизм в России XVIII века: Круг Н. И. Новикова») и: «Михаил Сперанский и Александр Голицын: Il riformismo rosacrociano nella Russia di Alessandro I» (Михаил Сперанский и Александр Голицын: Розенкрейцерский реформизм в России Александра I) (рецензия)

    Сейчас мало кто из историков не согласится с тем, что с развитием современной науки в истории западной цивилизации произошла крупная революция. .Какова бы ни была ее предыстория в Средние века и раннее Возрождение, научная революция, символически связанная с именами Коперника, Галилея, Декарта и Ньютона, положила начало динамичному развитию интеллектуальной жизни «Запада», завершившемуся в триумфе так называемой первой промышленной революции в XIX веке и с тех пор продолжается все более быстрыми темпами и распространяется по всему земному шару. Несколько упрощенно этот радикальный поворот можно охарактеризовать как закрепление рационального (научного) понимания природы и широко светского подхода к культурным и политическим вопросам.Это означало отказ от традиционных верований, глубоко укоренившихся в религиозных (богословских) представлениях о природе вселенной и месте человека в ней. Такое радикальное новшество (или «современность») не было принято без колебаний, сомнений и сопротивления со стороны элиты или населения в целом. Следовательно, наряду с «триумфальным шествием» модерна было не только сопротивление и неприятие, но и предложения альтернативных путей, которые пытались объединить новую науку с традиционными заботами о духовных и моральных экзистенциальных измерениях человека и его отношении к божественному порядку. Вселенная.

    В последние десятилетия ученые заново открыли эти последние аспекты западной интеллектуальной истории, аспекты, которые игнорировались или скрывались торжествующей историографией либерального секуляризма и рациональной науки. Это новое открытие, начатое столетие назад Пьером Дюгемом, который указал на схоластические и богословские корни современного научного мышления, получило новую жизнь благодаря работам Александра Койре, Фрэнсис Амелии Йейтс, Роберта Ленобля, Гарри [End Page 434] Остин Вольфсон и многие другие. 1 Эти ученые обратили наше внимание на то, что наряду с математикой и эмпирической физикой существовал еще один интеллектуальный подход — натуралистический и органицистский, опиравшийся на неоплатонические, герметические и пифагорейские (и каббалистические) рассуждения. Они продемонстрировали свою важность не только для мышления Пико делла Мирандола, Парацельса или Тихо Браге, но также и для Галилея, Ньютона и Лейбница. Йейтс в своей книге Розенкрейцерское Просвещение (1972) показала, что интерес к таким спекуляциям вполне может сосуществовать со строгой наукой и «просвещенным» (т.э., индивидуалистическое, либеральное и реформистское) мировоззрение. Под видом масонства оно часто было значительным скрытым течением Просвещения в 18 веке, особенно за пределами Франции.

    Поскольку в начале XVIII века Россия ассоциировала себя с центрально- и западноевропейской культурой, естественно было воспринять и оба аспекта Просвещения — рационально-научный и розенкрейцерско-масонский. Современная российская историография сосредоточила основное внимание на рационалистических, позитивистских и «прогрессивных» аспектах истории страны со времен Петра Великого.Правда, это перестало быть исключительно в начале 20 в., когда в конце 18 — начале 19 вв. была проделана большая подготовительная работа по истории масонства и спиритуализма. Революция и советская власть прервали эти усилия; и какое бы внимание советские и эмигрантские ученые ни уделяли этим тенденциям, ограничивалось их политической ролью с либеральной, «западнической» (позитивистской) точки зрения. Поразительно также, что мало внимания уделялось религиозно-церковной стороне русской интеллектуальной истории.Но ясно, что Церковь…

    Портрет Н. И. Новикова работы Дмитрия Левицкого ❤️

    Новиков Николай Иванович – известный общественный деятель. Он родился 26 апреля 1744 г. в селе Авдотьине, в семье достаточного помещика; учился в Москве в университетской гимназии, но в 1760 г. «за лень и не состоянье в классе» был исключен из «французского класса». В начале 1762 года он поступил на службу в Измайловский полк и, будучи часовым при Измайловских казармах в день воцарения Екатерины II, был произведён в унтер-офицеры.Уже во время службы в полку у Новикова обнаружился «вкус к словесной науке» и склонность к книгам; опубликовал два переведенных французских романа и сонет.

    В 1767 году Новиков был в числе молодых людей, которым доверили протоколы в комиссии депутатов для составления проекта нового уложения. Участие в работах комиссии познакомило его со многими важными вопросами русской жизни и с условиями русской деятельности и сделало его лично известным Екатерине.В 1768 году Новиков вышел в отставку и вскоре стал издавать еженедельный сатирический журнал «Трутень». «Трутень» вооружался против злоупотребления помещичьей властью, против несправедливости и взяточничества, выступал против очень влиятельных сфер. По вопросу о содержании сатиры «Трутень» вступил в полемику с «Всем-всем», телом самой императрицы. В 1772 году Новиков издал новый сатирический журнал — «Живописец», лучший журнал XVIII века». вопреки их правилам, они сообщили ему о содержании первых трех «степеней» до того, как он вошел в ящик.Новикова не устраивала Елагинская система, в которую он вступал, и лишь позднее он нашел «истинное» масонство в системе Райхеля, в которой «все было обращено к нравственности и самопознанию». Уже в ноябре 1777 года Новиков открыто открыл школу при храме Владимирской Божией Матери, на 30 и 40 человек, с пансионами и приезжими учениками, платными и пожертвованными, впоследствии названную Екатерининской. В следующем году была открыта вторая школа. В 1779 году хранитель Московского университета и масон Херасков предложил Новикову арендовать университетскую типографию и издание «Московских вестей».Новиков переехал в Москву.

    Своей издательской деятельностью он хотел создать обильный и доступный источник полезного и занимательного чтения для широкого круга читателей. На 448 наименований книг, изданных Новиковым, приходится 290 книг светского содержания, а также значительное количество книг духовного содержания, не относящихся к масонству. Чтобы удешевить книги, Новиков вступил в сношения со всеми существовавшими в то время книжными магазинами; Наряду с издательствами Новикова шла и педагогическая и благотворительная деятельность его кружка.В голодном 1787 году, когда Новиков в больших размерах оказывал помощь голодающим. Средства принесли этому гвардейскому офицеру Григорию Максимовичу Походяшину, сыну Уральской горнопромышленной компании, отдавшему Новикову все свое огромное состояние. Деятельность Новикова была в самом разгаре, когда над ним уже собиралась гроза. Напечатанный Новиковым «ругательный» рассказ об иезуитах, которым покровительствовала императрица, был запрещен. В 1790 году главнокомандующим был назначен князь Прозоровский, человек невежественный, жестокий. Он посылал на Новикова доносы, из-за чего граф Безбородко находился в командировке в Москве, для производства секретного дознания.Безбородко не нашел поводов для преследования Новикова. который охраняла императрица, был запрещен. В 1790 году главнокомандующим был назначен князь Прозоровский, человек невежественный, жестокий. Он посылал на Новикова доносы, из-за чего граф Безбородко находился в командировке в Москве, для производства секретного дознания. Безбородко не нашел поводов для преследования Новикова. который охраняла императрица, был запрещен. В 1790 году главнокомандующим был назначен князь Прозоровский, человек невежественный, жестокий. Он посылал на Новикова доносы, из-за чего граф Безбородко находился в командировке в Москве, для производства секретного дознания.Безбородко не нашел поводов для преследования Новикова.

    Не найдя улик против Новикова, Прозоровский просил прислать известного следователя того времени Шешковского и представил неудобство передачи дела Новикова в обычный суд.

    Добавить комментарий

    Ваш адрес email не будет опубликован.