Что было в 18 веке в россии: ИСТОРИЯ РОССИИ. XVIII век — МГОМЗ «Коломенское – Измайлово – Люблино»

Содержание

ИСТОРИЯ РОССИИ. XVIII век — МГОМЗ «Коломенское – Измайлово – Люблино»

Анна Иоанновна: от измайловской царевны до российской императрицы 12+

Хотите узнать малоизвестные факты из жизни императрицы Анны Иоанновны? Например, что ее детство и отрочество прошли в усадьбе Измайлово вместе с матерью и сестрами? Потом по воле своего дяди Петра I юная Анна была выдана замуж за герцога Курляндского Фридриха-Вильгельма и уехала в Митаву, а спустя почти 20 лет стала российской императрицей. В первый же год своего правления она вернулась на Измайловский остров, и в честь любимой усадьбы назвала новый гвардейский полк Измайловским. Кроме того, будучи заядлой охотницей, она основала здесь крупнейший в России зверинец. Погрузиться в эпоху XVIII века и узнать еще больше вы сможете, прослушав эту лекцию.

 

Коломенское – ратный рубеж Москвы (XVI – XX вв.) 12+

В лекции будет рассказано о военных походах крымских татар на Москву в XVI веке и об оккупации ими территории села Коломенское. Расположенное на южном рубеже столицы, село приобрело военно-оборонительное и хозяйственное значение, так как здесь была построена подмосковная вотчина великого князя Московского Василия (III), а затем царей – Ивана Грозного и Федора Иоанновича. В лекции будет говориться и о других судьбоносных событиях в Коломенском: в Смутное время здесь располагались военные лагеря Лжедмитриев и Ивана Болотникова. В период правления царей Алексея Михайловича и Петра Алексеевича в селе проводились образцово-показательные парады и военно-полевые учения пехотных полков. А в 1812 г. в Коломенском расквартировывалась часть кавалерийского резерва Великой армии под командованием маршала И. Мюрата. Позднее, в течение 100 лет, в селе проводились летние лагерные сборы и военно-полевые учения 5 кадетских корпусов. В годы Великой Отечественной войны в Коломенском размещались двойные аэростаты заграждения 3-го отряда 2-го полка ПВО.

 

«Катеринушка, друг мой сердешнинькой». Императрица Екатерина I. 12+

Лекция посвящена второй жене Петра I и первой российской правящей императрице. Современники считали, что Екатерина Алексеевна просто приворожила царя – так крепко он ее полюбил. Вступив в брак с ней –иностранкой-простолюдинкой – царь нарушил древнерусские обычаи. Но рядом с ним была женщина, которая приспособилась к его характеру, вкусам и привычкам, прониклась его интересами, радовалась вместе с ним победам, печалилась неудачам, умела успокоить царя в трудные минуты. На протяжении многих лет Екатерина Алексеевна сопровождала Петра в его многочисленных поездках и сумела дать ощущение собственного уютного дома и семьи. В коломенской усадьбе Петр и Екатерина пережили счастливые события: здесь родилась их дочь Елизавета, будущая императрица, а также широко отмечалась коронация Екатерины.

 

Рождение Российского флота в конце XVII — начале XVIII века 6+

На лекции слушатели узнают, как юный царь Пётр I обнаружил в родовой усадьбе Измайлово английский ботик. Также они познакомятся со многими другими интересными фактами, связанными с созданием Российского флота, например: с открытием в Москве школы Математических и Навигационных наук для будущих корабелов; с началом строительства судов на европейский манер; с боевым опытом и первыми победами флота во время войн с Турцией и Швецией.

Сотрудник отдела по просветительской работе музея-заповедника Михаил Башмаков приглашает на  лекцию, посвященную истории русского флота:

 

Императрица Елизавета Петровна 14+


Лекция знакомит слушателей с почти забытой эпохой правления «…веселой царицы Елизавет…». Вы узнаете о значительных изменениях, произошедших в жизни Российского государства в послепетровскую эпоху.

 

 

 

«Я ль на свете всех милее?» Секреты красоты русских знатных женщин в XVII 12+


На лекции вы узнаете, почему в древней Руси красивой считалась полная, белолицая и румяная женщина, а также какими косметическими и парфюмерными средствами пользовались царицы и боярыни. С петровскими реформами жизнь знатных женщин резко изменилась: они перестали быть теремными затворницами и стали появляться на ассамблеях, балах и праздниках, а их наряды и макияж, под влиянием французской моды, претерпели существенные изменения. Мы также поговорим и о том, что предпочитали носить и как ухаживали за собой русские императрицы в XVIII веке.

 

Романовы в истории лейб-гвардии Измайловского полка (от Анны Иоанновны до Павла I) 12+


О подвигах, о доблести, о славе солдат и офицеров лейб-гвардии Измайловского полка, третьего в истории России полка, вы узнаете, прослушав эту лекцию. Кроме того вы познакомитесь с историей создания полка, трудностями солдатской службы и участием офицеров полка в придворной жизни, дворцовых переворотах и интригах.

 

Император Петр Великий 12+


Лекция «Император Петр Великий» посвящена основным событиям  жизни, а также важнейшим государственным мероприятиям, проведенным императором Петром I. Имя Петра I навеки связано с основанной им столицей – Санкт-Петербургом. Гораздо реже оно соотносится с Москвой. Между тем, именно здесь для Древней Руси началось Новое время.

Многое  в судьбе Петра было необычным. Первый и единственный раз в русской истории Москва стала свидетельницей венчания на царство и совместного правления двух государей – Ивана и Петра. Одновременно церемонии 1682 г. было суждено поставить точку в древнем церковном чине возведения на престол русских царей. Первые детские годы, проведенные в теремах московского Кремля, в Коломенском, в Измайлове, оставили в характере Петра и почтение к предкам и привычки древнерусского человека.

В древней столице Петр I получил всю полноту власти, здесь же происходило и становление личности царя-реформатора. Москва, пышно и торжественно отпраздновавшая 1 января 1700 г. вступление в новый век по европейскому календарю, стала первым городом петровских нововведений. Новая мода, светские праздники, гражданские книги с образцами поведения и хороших манер, мундиры, ордена – все это свидетельства новой государственной политики, основанной на идее регулярности.

Эпоха петровских преобразований  и ныне является неким магическим кристаллом русской истории, сквозь который можно увидеть и прошлое и будущее нашей страны.
Лекция сопровождается презентацией.

Россия XVIII века

Санникова Ю.

Характеристика ценностей и норм культуры

 

 

Ценности и нормы культурного процесса в России XVIII века были обусловлены несколькими системными факторами. Во-первых именно этот период развития характеризуется усилением внешнеторговых и внешнеполитических связей России со странами Западной Европы и вхождением Российской империи в мировой историко-культурный процесс. Соответственно, ценности и нормы культуры начинают тяготеть к общемировым. Именно XVIII век назван в России эпохой просвещенного абсолютизма. То есть самобытность (абсолютизм) оставалась, но в то же время дополнялась новыми феноменами, характерными для эпохи Просвещения.

Во-вторых, в этот период в недрах феодальной экономики, что в Западной Европе, что в России формируются новые капиталистические отношения, которые несут с собой фундаментальные изменения в ценностной системе общества. Опять-таки, специфика России XVIII века в том, что государственный строй, административное деление сохраняется феодальным, а экономика уже худо-бедно становится на рельсы капиталистического производства, на арену выдвигается и новый класс – буржуазия – купцы, заводчики и промышленники. И все это на фоне сохранения рабства.

Некоторые исследователи полагают (См., например: Данилевский И. Я. Россия и Европа. -М., 1991), что именно в этот период завершается процесс формирования русской нации, на базе уже сложившейся русской народности с высоким уровнем культуры и чувством национального единства.  Все указанные выше процессы привели к становлению новых сфер культуры таких как: наука, художественная литература, светская живопись, театр и т.п. Каждая новая сфера культуры добавляет новые ценности и нормы в культурную жизнь нации. Реформы Петра Первого, проводившиеся «огнем и мечом» и породившие огромный коррупционный механизм, утвердившийся на последующие века в административно-политической сфере, тем не менее, внесли и положительный вклад. Это касается, например, института образования, который начинает формироваться именно в XVIII веке. Западная Европа имела свои университеты и гимназии, начиная уже с позднего Средневековья, тогда как Россия только только познавала всю широту возможностей, открывающихся в результате узаконивания образования как государственного института.

 

 

 

Пётр I в иноземном наряде перед матерью своей царицей Натальей, патриархом Андрианом и учителем Зотовым. Худ. Н. Неврев, 1903 г., Ставропольский краевой музей изобразительных искусств

 

В целом, в указанный период налицо тенденция к гуманизации культурных норм и ценностей, однако, до наступления настоящей эры гуманизма было еще далеко. Реформа шрифта, проведенная в 1708-1710 гг., безусловно, способствовала укреплению гуманистических тенденций в обществе. Введение гражданской азбуки делало возможным чтение нерелигиозных книг «простыми смертными». Появились и первые учебники – всевозможные азбуки, грамматики, арифметики. Жажда знаний стала проникать и в крестьянскую среду.

 

 

 

Карион Истомин. Букварь языка славенска. М., 1696, РНБ

 

Квинтэссенцией всех новых тенденций в культурной жизни страны становится строительство и укрепление новой столицы – Петербурга. В нем русский барокко сменяется русским же классицизмом, эстетическая функциональность выходит на первое место в архитектуре и искусстве. Кстати сам термин «культура» в указанное время в обществе отсутствует, он появится несколько позже в веке XIX, а пока культура для россиян – это просвещение – именно так определяет ее словарь Гердера (в переводе с немецкого). Естественно, что русское просвещение заимствовало черты просвещения Западной Европы. Нравственный контекст эпохи изложен в сочинении А. П. Куницына «Право естественное» (Русские просветители (От Радищева до декабристов). Собрание произведений в двух томах. Т. 2. -М., «Мысль», 1966). Согласно философу, нравственность – естественное проявление человеческой природы, свобода – абсолютная ценность, к ней направлены все помыслы и стремления человека, главная ценность общества – благополучие его граждан, достигается оно через воспитание.

 

 

 

Основание Санкт-Петербурга Петром Великим. Иллюстрация из книги: В. О. Ключевского «Русская история».– М., «Эксмо», 2005

 

Много примеров ценностей и нравов России в рассматриваемый период находим в сочинениях Фонвизина. Передовые умы, к коим, безусловно, относится Фонвизин, полагаем, видели все несоответствие новых гуманистических идей российской действительности. Наряду с первыми плодами просвещения – университетами, коллегиями, школами, законами и т.п. в стране продолжал существовать громадный государственный институт абсолютного рабства – и в этом основная особенность культурно-исторического контекста российского XVIII века. 

 

 

 

Фонвизин. Гравюра из книги: «Сочииненiя Д. И. Фонвизина. Полное собранiе оригинальныхъ произведениiй», С.-Петербургъ, 1893, Издание А. Ф. Маркса

 

 

 

Тенденции российской культуры XVIII века

 

Основной тенденцией русской культуры XVIII века является ее все большая европеизация, тяготение к западным нормам морали и права, перенимание основ Просвещения, как указывалось выше. Стало модным ездить за границу, для поправки здоровья, на учебу, в гости; все новшества в моде, обычаях, образе жизни, подмеченные там спешно применялись и у себя. Начало этому положил, конечно, Петр I, в юности уехавший заграницу обучаться ремеслу, привечавший иностранцев (появление целых кварталов, в которых проживали немцы – Немецкой слободы), пресловутое бритье бород и насильственное забирание отроков в средние специальные заведения. Полагаем, что Петр понимал, что «ласково» насадить просвещение не удастся, и это принесло свои плоды.

 

 

 

В немецкой слободе. Отъезд Петра Первого из дома Лефорта. Худ. А. Бенуа, 1909 г. Частная коллекция

 

По примеру европейских в России учреждаются Академия наук и Московский университет во главе с М. В. Ломоносовым, государство реформируется на манер Европы – учреждены коллегии-министерства, церковь подчиняется государству, страна разграничена на административные единицы. Государство облагораживалось – Табель о рангах теперь рассматривала и гражданскую и военную службу (по примеру Франции и немецких княжеств), обратили внимание на экспорт – и вот уже он превысил импорт в два раза, а государственная монополия на некоторые виды товаров сослужила хорошую службу государственной казне.

 

 

 

Здание Московского университета (слева) у Воскресенских ворот на Красной площади. Гравюра Ф. Я. Алексеева, 1802 г.

 

В результате многочисленных заимствований западных образцов культуры, образования, государственного устройства в России XVIII века наблюдалось своего рода культурное многоголосье или полифония. Выше уже говорилось о том, что формирование русской нации и самознание к этому времени завершилось, а значит можно с уверенностью говорить, что русский менталитет сформировался. Заимствования других культурных черт влияет на национальную ментальность, однако, не меняет ее сути. Привлеченные извне черты ассимилируются и становятся как бы своими, отсюда и культурное многоголосье.

Еще одна важная тенденция российской культурной жизни XVIII века – это постепенное замещение канона религиозного каноном светским. Светское начало постепенно вытесняет религиозное мировоззрение и религиозный контроль. Поскольку институт церкви теперь становится подчиненным государству, он более не может диктовать свои условия и членам общества.

Если ранее образование и грамотность были доступны в основном представителям духовенства (именно монахи вели русские летописи, составляли поучения и т.п.), то теперь уже и «мир» мог вкусить плоды просвещения. 

Наиболее важным, на наш взгляд, является проникновение светского канона в живопись. Ранее изобразительное искусство было полностью церковным. Например, нам неизвестны нерелигиозные картины художников до XVIII века; до этого времени писались только иконы и фрески, изобразительное искусство было в основном фольклорным. Теперь же светское искусство прочно входит в жизнь общества, весь его уклад перестраивается на новый лад. В школах упор делается на грамматику и арифметику, хотя и уроки закона божьего не отменяют.

 

 

 

Сошествие в ад. Худ. Дионисий, 1495-1504 гг. Государственный Русский музей, Санкт-Петербург

 

Вообще то, что происходило в Европе в течение двухсот-трехсот лет, тот плавный переход от Средневековья к Новому времени, свершился в России всего за какие-нибудь лет восемьдесят. Впрочем и в Европе было не все гладко, переход к Ренессансу сопровождался реформированием церкви и выделением протестантства как еще одной конфессии, а Реформация, в свою очередь, сопровождалась кровавыми религиозными войнами. Россия была избавлена от этого, однако, в ней хватало своих «проблем». Тенденции просвещения и обмирщания входили в неразрешимые противоречия с государственно узаконенным институтом рабства и не могли свободно развиваться. Естественно, что всякая система стремится к гомеостазу и, рано или поздно, примиряет конфликтующие тенденции, однако примирение крепостного права и прогрессивной идеи свободы вылилось в России в уродливые формы.

 

 

Правовые аспекты жизни

 

 

В России издавна в основе правового культурного поле лежали общинные ценности. Даже после упразднения общины как таковой отношение к государственности всегда находилось в русле общинных ценностей и представлений. Государство – в представлении русского человека – это основа основ, оно защищает мирян, а те, в свою очередь, должны его обеспечивать всем необходимым для жизни. Персонификацией государства выступал царь-батюшка, а на микроуровне – помещик, владелец крестьянских душ.

 

 

 

Крестьянский обед. Худ. М. Шибанов, 1774 г. Государственная Третьяковская галерея, Москва

 

 

Широкие реформы законодательства, проведенные в рассматриваемый период,  на долгое время определили лицо правовой жизни российского общества. Начиная с Петра I, единственным источником права признавался закон. В то же время источником закона, помимо монарха, выступали различные правительственные органы, далеко не всегда формально имевшие это право. «Специфика российского законодательства XVIII в., обусловленная особенностями системы власти, процесса управления и принятия решений, была такова, что лишь к концу этого столетия нормообразующие акты инновационного характера стали исходить только от монарха. Ранее законодательные, нормообразующие черты можно обнаружить и в указах Сената, Синода, отдельных коллегий, а также таких органов, как Верховный тайный совет, Кабинет министров и т.д.» (Каменский А. Б. От Петра 1 до Павла 1: реформы в России XVIII века (опыт целостного анализа). –М.: РГГУ, 1999. – С. 32).

По мнению А. Каменского, российское законодательство XVIII века имело две особенности:

1) многообразие видов законодательных актов, среди которых указы, манифесты, регламенты, инструкции, учреждения, жалованные грамоты;

2) пестрота их тематики – от общегосударственных проблем до сугубо частных, касающихся конкретных лиц.

За Россией XVIII века прочно закрепился термин «полицейского государства», и, действительно, все правое поле, в котором протекала жизнь общества, было наполнено запретительными правовыми актами, всевозможными наказами и поучениями. Каралось все – нищенство, побеги крепостных, неправильная постройка дома или даже печи в нем, праздное шатание. Госаппарат регламентировал существование отдельно взятого человека до мельчайших подробностей, вплоть до того, в каком виде подавать челобитные.

 

 

 

Княжна Прасковья Григорьевна Юсупова перед пострижением. Худ. Н. Неврев, 1886 г. Государственная Третьяковская галерея, Москва

 

 

Подобное патерналистское отношение к своим гражданам объяснилось все тем же общинным укладом и патриархатом, поселившимся на всех этажах социальной иерархии общества изучаемого периода. Система была простейшей – над всеми царь, потом высшие чиновники, за ними – низшие, на уровне между этими чиновниками помещики-крепостные, в самом низу – крестьяне. Купцы и заводчики где-то на уровне крестьян (еще в гоголоевском «Ревизоре» мы видим отголоски бесправности нарождающейся буружуазии, когда городничий обращается с купцами практически как с крепостными, а ведь это уже 30-е годы XIX века).

Ключевым направлением политических трансформаций в России начала XVIII века стало заметное влияние рационалистических подходов в определении основных политических задач. Это касалось, прежде всего, экономической сферы. Многие дворяне в этот период стали проявлять интерес к производству и торговле, становясь своеобразной прослойкой в русском обществе. Дворянские вотчины, богатые и пашнями и лесами, бесплатная рабочая сила – крепостные, становились хорошей основой для открытия новых прибыльных промышленных предприятий.

Правовое поле жизни русского человека XVIII века «поражало» своей регулярностью. Как упоминалось выше, Табель о рангах регламентировала и гражданскую и военную службу, а выпускаемые регулярно наказы и грамоты регулировали частную жизнь. Эти два поля – государственная служба и частная жизнь пересекались редко. Иногда один и тот же человек был совершенно разным на службе и дома, некоторые выбирали лишь одно поле – только службу, или только дом. Между бытом и службой – бездна, но бездна регламентированная.

Большим достижением XVIII века явилось формирование губернской системы, своеобразной административной власти на местах, которая, тем не менее, беспрекословно подчинялась власти государственной.

В литературе неоднократно поднимался вопрос о том, чем считать властную систему России XVIII века – деспотизмом или абсолютизмом. Но поскольку последний термин давно и прочно закрепился в учебниках, предпочтение отдается именно ему. Подчеркивается, что в противовес деспотизму власть в Российской империи все же опиралась на закон, хоть и закон несовершенный, а также была не вещью в себе, а взамодействовала с зарубежными государствами, чем несколько облагораживала себя и не позволяло скатиться в деспотизм. Тем не менее, какие-то черты деспотизма, как-то: непререкаемость воли главы государства, вмешательство его в исполнительные институты власти, а также сугубо национальный характер власти – все это в той или иной мере присутствовала в политических реалиях страны. Опять-таки, так ли важно терминологическое разделение на абсолютизм и деспотизм? И тот и другой феномен входят в неразрешимые противоречия с новой гуманистической парадигмой, зачатки которой прорастают в Западной Европе уже с финальными аккордами эпохи Средних веков. В Россию семена свободы попадут только полтора столетия спустя.

 

 

Ключевые конфликты

 

 

В продолжении всего XVIII века в России развивался и углублялся полномасштабный социальный конфликт, который в конечном итоге привел к экономическому упадку, потере властью доверия почти всех слоев населения и политическому бессилию. Пока правители были заняты дворцовыми переворотами, деля власть и подтверждая легитимность претензий на престол, социально-экономическая ситуация в стране продолжала ухудшаться. Диссонанс между декларируемыми идеалами просвещения и наличием полной анархии во внутриполитической жизни страны углубил существовавшие противоречия. 

 

 

 

Цесаревна Елизавета Петровна и преображенцы в кордегардии Зимнего дворца в ночь на 25 ноября 1741 года. Худ. Е. Лансере, 1911 г., Тверская областная картинная галерея

 

 

Государственная власть, после смерти Петра I, отождествляла себя исключительно с дворянским сословием, а гарантировать себе привелегии могла только посредством использования рабского труда. Для этого были введены бесконечные ревизские сказки, государство хотело знать, сколько крестьянских душ есть у того или иного помещика, хотя далее в его дела не вмешивалось. И если на государственном уровне в стране существовал абсолютизм, о чем говорилось в предыдущем параграфе, то на уровне помещика-крепостника власть была деспотичной. А ведь еще Аристотель говорил с предостережением о том, что раб рано или поздно взбунтуется.

 

 

 

 

 

Продажа дворовой девушки. «Торг. Сцена из крепостного быта. Из недавнего прошлого» Худ. Н. Неврев, 1866 г., Третьяковская галерея, Москва

 

 

Крестьян закабаляли медленно, но верно: сначала запретили приобретать недвижимость, затем наниматься на работу в артели или брать откуп, после их отделили от земли и разрешили продавать отдельно от семьи. Барщину ограничили тремя днями в неделю, но это было формальностью. У Салтыкова-Щедрина в «Пошехонской старине», вышедшей в середине XIX века читаем о том, как баре тиранили крестьян, били, мучили, забивали насмерть, заставляли работать по семь дней в неделю на барщине (зато ночью и в дождь крестьяне могли работать на себя). Все эти «реформы» привели к невиданному упадку в социально-экономической жизни страны, а также послужили порохом для восстаний крестьян, которые, конечно, жестоко подавлялись. Интерпретируя данный феномен путем сравнения Америки и России, Алексис де Токвиль говорил о существовании демократии в обеих странах, однако подчеркивал, что в первом случае демократия основана на синтезе равенства и индивидуальной свободы, во втором — равенства и рабства (Токвиль А. де. Демократия в Америке. М.: Прогресс, 1992). Крупнейшим социальным конфликтом XVIII века явилась крестьянская война, поднятая Емельяном Пугачевым, продолжавшаяся с 1773 по 1775 год и завершившаяся жестокой казнью последнего. Подчеркнем, что этот конфликт в исторической науке относят именно к войне, а не к бунту (восстанию), поскольку он имел настолько всеобщий характер и продвигался по стране так стремительно, что принял все черты полномасштабной гражданской войны.

 

 

 

Портрет Пугачёва, писанный с натуры маслянными красками (надпись на портрете: «Подлинное изображение бунтовщика и обманщика Емельки Пугачёва»). Музейные описи № 4588. В Ростовском музее. Ростов Великий. Фотография картины – С. М. Прокудин-Горский, 1911 г.; восстановление фотографии – ЯрГУ им. П. Г. Демидова, 2000-е

 

 

Некоторые исследователи предлагают считать войну Пугачева неудавшейся аграрной революцией, и в защиту этой версии, действительно, находятся аргументы. Кроме того, подчеркивается, что эта война стала возможна из-за отсутствия каких-либо связующих социальных институтов способствующих формированию у различных социальных классов какого-либо единства. Проще говоря между правительством и крестьянами не было никакого диалога, никто не интересовался жизнью крестьян, а те, в свою очередь, не видели ничего хорошего от власти, отпускающей милости щедрой рукой только дворянскому сословию.

 

 

 

Суд Пугачева. Худ. В. Перов, 1879, Русский музей, Санкт-Петербург

 

 

В пугачевской войне с особой ясностью проявились все социально-экономические конфликты российского общества. Началось все с недовольства казачества, жившего по Яику, в связи с ликвидацией его вольностей. В казаки часто убегали крепостные крестьяне за той самой свободой, что декларировалось на словах в рамках российского просвещения. Автономию отняли у них в 1771 г., затем забрали и традиционные промыслы – добычу рыбы и соли. 

Об усилении личной зависимости крестьян от помещиков было много сказано выше. Это, на наш взгляд, основная причина пугачевщины. Крестьяне, кстати, очень надеялись на то, что после Жалованной грамоты дворянству, по которой те освобождались от обязательно военной службы, и крестьянам будет дарована такая грамота. Все больше распространялось слухов о том, что Петр III совсем было подписал такую грамоту, да здыдни-дворяне его извели, однако он чудесно спасся от смерти и придет восстановить справедливость.

 

 

 

Портрет Петра III. Худ. А. Антропов, 1762 г., Третьяковская галерея, Москва

 

Русско-турецкая война также подлила масло в огонь крестьянского недовольства.

Заметим, что в сложную эпоху петровских реформ каких-либо сильных социальных конфликтов выявлено не было: крестьяне тогда не бунтовали, дворяне тоже притихли. Да, Петр насаждал культуру «огнем и мечом», но люди видели действенность его мер и правильность выбранного курса. Пока он царствовал не было ни самозванных царей, ни императоров, видимо, было некогда. Думается, что нация сплотилась тогда, чтобы сделать решающий прыжок в новое время, и худо-бедно ей это удалось. И только с приходом в Россию золотого века Екатерины II социальные конфликты обострились. Все-таки абсолютная власть и патриархальный уклад общества – это факторы ведущие в бездну. Не из XVIII ли века тянуться корни российских революций века XX?

 

 

Основные движущие силы социальных явлений

 

 

 

Восемнадцатый век часто называют эпохой дворцовых переворотов, и действительно за какие-то сто лет такая чехарда правителей.

Политика государства в эпоху дворцовых переворотов определялась отдельными группами и кружками приближенной ко двору знати. Многие считают, что происходило это из-за указа о престолонаследии, который принял Петр I в 1722 г. На самом же деле, дворянское сословие и придворные, потесненные царем-солдатом, спешили прибрать власть к рукам, ловко манипулируя венценосными претендентами.

Итак хронология переворотов следующая:

• 1725 г. – переворот в пользу вдовы Петра Первого Екатерины I. Осуществлен гвардией во главе с Меньшиковым.

 

 

 

Портрет Екатерины I. Худ. Ж.-М. Натье, 1717 г., музей Эрмитаж, Санкт-Петербург

 

 

• 1741 г. – гренадеры-преображенцы забирают трон в пользу дочери Петра – Елизаветы. Заметим, что этот переворот отличается от других тем, что в нем движущей силой была не верхушка гвардии – офицеры и генералы, но гвардейские низы, выходцы из народа, патриотизм которых требовал на престол дочь великого реформатора.

 

 

 

 

Арест правительницы Анны Леопольдовны цесаревной Елизаветой Петровной. Середина XVIII в. Гелиогравюра с гравюры середины XVIII в. Государственный исторический музей

 

 

 

 

 

Венчание на царство Екатерины Алексеевны. Иллюстрация из энциклопедического словаря Брокгауза и Ефрона (1890-1907)

 

 

Всегда, во всех дворцовых переворотах движущей силой была гвардия – дворянское военное сословие, добивающееся себе привилегий.

В науке долгое время велись споры относительно того, как называть крестьянские волнения, происхлодившие в XVIII веке. Предлагали называть их антифеодальной или классовой борьбой (в частности, в советской историографии). О. Г. Усенко предлагает именовать их социальным недовольством и подразделяет на три категории (Усенко О. Г. Психология социального протеста в России XVII–XVIII вв. Электронный ресурс. Режим доступа: http://olegusenko1965.narod.ru/index/0-16):

1. социальная борьба (может считаться синонимом к феодальной борьбе)

2. народное сопротивление

3. социальный протест в узком смысле.

Движущей силой подобного сопротивления является народ, однако, тот же автор предостерегает от генерализации понятия. Народом следует называть только трудящееся (трудовое) население, таким образом, к нему относятся: крестьяне, дворовые люди, казаки (за исключением офицерской верхушки), солдаты, приходское духовенство (часто бывавшее крепостным), монахи (рангом не выше игумена). На другом конце социального социального сопротивления те, против кого направлено это сопротивление, тоже движущие силы социальных процессов, привилегированные сословия, к которым относятся дворяне, помещики (землевладельцы), в том числе представители духовенства, настоятели крупных монастырей, крупные же чиновники, средний и высший командный состав вооруженных сил (гвардия).

 

 

 

Крестьянское восстание. Шкатулка. Палехская лаковая миниатюра. Худ. А. Дыдыкин, 1933 г., Государственный музей палехского искусства, Палех

 

Отмечается (Золотарев В. А., Межевич М. Н., Скородумов Д. Е. Во славу отечества российского. -М.: Мысль, 1984), что во второй половине XVIII века полку социальных движущих сил прибыло. Активно вступать в общественные отношения начал едва народившийся класс капиталистической буржуазии, который, впрочем, имел серьезное влияние на политическую жизнь страны, поскольку обладал финансовым капиталом. Капиталистическое производство, все эти мануфактуры и артели, процветало благодаря наемному труду, владельцам мануфактур было запрещено покупать крестьян, впрочем, наиболее дальновидные и не стремились к этому. Рабский труд экономически не оправдывает себя, да и вообще рабство противоречит новому капиталистическому укладу.

Подчеркнем, что в XVIII веке происходило формирование единого национального самосознания, в котором находили отражение интересы всех классов, сословий и других социальных групп России, а также тех нерусских групп населения, которые ассимилировались русским народом. На это сложное переплетение накладывало отпечаток и то, что в России в границах одного государства проживало и много других народов, сохранявших собственное своеобразие, а значит, на общегосударственном сознании сказывалось и их влияние.

Если рассматривать процессы обретения собственной национальной идеи через призму новых социально-экономических отношений, то станет очевидным (Перевезенцев С. В. Российские Вольтеры: просветительство XVIII века и национальная идея. Электронный ресурс. Режим доступа: http://www.sorokinfond.ru/index.php?id=132) тот факт, что российское просвещение, характерное для идеологической сферы жизни общества, не было идеологией какого-либо одного класса, но, напротив, являлось те системообразующим началом, на котором строилась самоидентификация русских. Однако, и эти положения спорны.

 

 

Общественно-политические процессы

 

 

 

Основным общественно-политическим процессом, протекавшим в XVIII веке, является процесс формирования социально-политической структуры России, который включает в себя в том числе образование государственных сословий.

Имеет смысл взглянуть на факты. В первое десятилетие XVIII века до 200 000 рабочих рук было потеряно, половина из них полегла на строительстве Петербурга, другая половина стала жертвой драконовской политики европеизации страны. Госбюджет рос, по сравнению с предыдущим периодом он стал больше в несколько раз, 3/4 из него шло на содержание армии, остальная четверть на нужды государства. То есть фактически вся прибыль, получаемая государством от подушной подати, которую платило все мужское население податных сословий, шла на нужды армии. В экономику государство денег не вкладывало, однако, получало налоги с мануфактур и от собственных монополий. Естественно, что подобная политика никак не способствовала социально-экономическому развитию страны. Рабский труд с одной стороны, непомерные налоги с другой затрудняли для первых предпринимателей ведение хозяйственной деятельности. Выживали по сути только крупные промышленники, сосредоточившие в своих руках несколько мануфактур и ставшие монополитстами в своей отрасли. Даже зачатков свободного рынка в России не наблюдалось.

Политика расширения территории российской империи в указанный период набирает обороты. При Петре к России были присоединены (а вернее возвращены в ее состав) Лифдяндия, Эстляндия, Карелия и Ингрия. При Екатерине II, в связи с распадом Польши, к России отходят Литва, Курляндия и другие области, бывшие когда-то в составе Днепровской Руси (Корнилов А. А. Курс истории России XIX века. -М.: АСТ, 2004). В связи с этим задача расширения и укрепления российской государственности в целом и государства в частности была решена, и внимание обратилось на внутреннюю политику, которая, как указывалась выше, велась либо драконовскими методами, либо не велась вообще, а была отдана «на откуп» гвардии и дворянству.

Конечно, несправедливо считать, что Петр Первый не думал и не заботился о благе страны. Однако даже личность такого масштаба как он, захваченная более чем кем-либо из его предшественников борьбой за территорию, могла посвящать народным нуждам лишь второстепенное внимание, и то большей частью урывками. Из-за нужд и интересов изнурительной и напряженной борьбы у него и вопросы народного благосостояния и просвещения принимали чаще всего служебный, подчиненный интересам борьбы характер. Отсюда даже и те меры, которые он принимал по отношению к созданию и поощрению промышленности и торговли и к распространению просвещения, имели казенный, технический характер. Петровские фабрики и заводы служили главным образом казенным интересам и производили прежде всего те предметы, которые нужны были для вооружения, обмундирования и всестороннего обслуживания нужд армий и флота. Школы Петра были главным образом профессиональные технические школы – таковы навигацкая, артиллерийская, инженерная и низшая цифирные школы. Даже Духовную академию он, по-видимому, хотел одно время обратить в своеобразный политехникум, который доставлял бы людей ив церковную службу, и в гражданскую, и в военную, и в строительную, и в медицинскую.

При Екатерине вопросы народного благосостояния и просвещения официально ставятся во главу угла. К сожалению, народное благосостояние понимается чрезвычайно своеобразно: сложившаяся под влиянием предшествующего процесса русской истории социально-политическая структура страны при этом сильно дает себя чувствовать. К тому же сама Екатерина, возведенная на престол дворянством и на него сознательно опиравшаяся, быть может, даже преувеличенно чувствовала свою от него зависимость. Поэтому и вопросы народного благосостояния она поневоле рассматривала с дворянской точки зрения, которую старалась искусно комбинировать с теоретическими воззрениями, заимствованными у корифеев политической мысли Европы XVIII века. В первые годы своего царствования Екатерина, как известно, несколько наивно намеревалась водворить «блаженство» народное при помощи единовременно созданного рационального законодательства. Созывая свою знаменитую комиссию уложения, она поставила передней в своем наказе задачу всеобъемлющего государственного преобразования на началах, заимствованных главным образом у Монтескье и Беккарии.

 

 

Выдающиеся деятели, значение их деятельности и историческое наследие

 

 

 

Самым известным выдающимся деятелем России XVIII века считается М. В. Ломоносов (1711-1765), основавший Московский университет в 1755 году, и ставший первым русским академиком. Ломоносов считается также крупнейшим русским поэтом, заложившим основы современного русского литературного языка. В целом вклад Ломоносова в развитие русской науки и образования огромен.

 

 

 

М. В. Ломоносов. Прижизненное изображение. Бумага, гравюра резцом. Э.Фессар и К.А.Вортман. 1757 г. Источник: Каталог художественных произведений с изображениями Михаила Васильевича Ломоносова из собрания Московского университета. / Сост. Е.В.Зименко, Г.А.Широкова. Под ред. А.П.Лободанова. — М.: Издательство Московского университета, 2011

 

Еще одной выдающейся личностью XVIII века был просветитель, писатель, журналист Н. И. Новиков (1747-1818). В указанный период усиливается книгоиздательская деятельность. В типографиях Новикова печаталось до трети всех издаваемых в России книг (около 1000 названий). Он издавал книги по всем отраслям знаний, а также статирические журналы «Трутень», «Живописец», «Кошелек», в которых подвергал критике крепостический строй. Именно он организовывал библиотеки и школы в Москве, а также открыл книжные магазины в 15 городах России. В издательствах Новикова выходили также и учебники. В 1757 году Новиков выпустил «Российскую грамматику» Ломоносова, которая заменила устревший учебник М. Смотрицкого.

 

 

 

Портрет Н. И. Новикова. Худ. Д. Левицкий, 1797 г. Третьяковская галерея, Москва

Развитие книгоиздательской деятельности, а также введение нового гражданского шрифта ускорили и развитие литературы. В XVIII веке из поэтов были известны Антиох Кантемир (1708-1744), его сатирические оды, басни и эпиграммы были известны всему свету, а также В. К. Тредиаковский (1703-1768). Тредиаковского, кстати, считают реформатором русского языка и стихосложения. 

 

 

 

Портрет В. К. Тредиаковского. Неизвестный художник по гравюре А. Я. Колпашникова 1775 г. 1800-е. ИРЛИ (Пушкинский Дом) РАН

 

 

Основоположник русской драматургии А. П. Сумароков (1717-1777) был также поэтом, автором первых русских комедий и трагедий и директором Российского театра в Петербурге. Он писал в разных жанрах: лирические песни, оды, эпиграммы, сатиры, басни. Обычаи и нравы России той эпохи прекрасно выразил в своих социальных комедиях Д. И. Фонвизин (1744-1792), который обличил невежество и тиранию. Творчество Фонвизина положило начало обличительно-реалистическому направлению русской литературы.

 

 

 

Портрет А. Сумарокова. Худ. Ф. Рокотов, 1770 г., Государственный художественный музей Латвии, Рига

 

XVIII век – это время расцвета творчества Г. Р. Державина (1743-1816), идеолога просвещенного самодержавия, представителя классицизма в русской поэзии. Его любимым жанром была ода. В одах он описывает картину современной ему жизни, излагает свои философские размышления, сатирически изображает вельмож. Самым известным из его стихов, пожалуй, является ода «Фелица», написанная в 1782 году, произведение проникнуто идеей сильной государственной власти. В ней он показывает образ идеального монарха и призывает «истину царям с улыбкой говорить». В своих стихах Державин смело сочетал «высокий» и «низкий» штили, а также внес множество живых элементов в русский язык.

 

 

 

Портрет Г. Державина. Худ. В. Боровиковский, 1811 г., Пушкинский музей, Москва

 

Среди русских архитекторов наиболее талантливым был В. П. Баженов (1737-1799). Им построены дворцово-парковый ансамбль в Царицыно, дом Пашкова в Москве, Михайловский замок в Санкт-Петербурге. Для его творчества характерны смелость композиции, разнообразие замыслов, сочетание западного и русского стилей (своеобразная эклектика).

 

 

 

Дом Пашкова, Москва. Современное состояние

 

Решающей для расцвета стиля русского барокко была деятельность отца и сына Растрелли. Бартоломео Карло Растрелли (1675-1744), итальянский скульптор, с 1716 г. работал в Петербурге. Растрелли-старший принимал участие в декоративном оформлении Петергофа, выполнил скульптурный портрет-бронзовый бюст Петра I и статую «Императрица Анна Иоанновна с арапчонком» (1733-1741) (Курс: Культурология. Разраб. О. Г. Петровой. Юнита 2 -М.: Современный гуманитарный университет, 1999).

 

 

 

Анна Иоанновна с арапчонком. Скульптор Б. Растрелли, 1741 г., Государственный Русский музей, Санкт-Петербург

 

 

Сын его Бартоломео Растрелли-младший (1700-1771), в России его звали Варфоломеем Варфоломеевичем, был уже русским архитектором. Стиль его зодчества – русское барокко, вобравшее в себя и западную, и русскую традиции. Он автор Смольного монастыря (1748- 1754) и Зимнего Дворца (1754- 1762) в Петербурге, Большого дворца в Петергофе (1747-1752), Екатерининского дворца в Царском селе (1752- 1757) и других. Растрелли любил размах, пышность, яркие краски, использовал богатое скульптурное убранство, затейливый орнамент.

 

 

 

Смольный монастырь, Санкт-Петербург

 

 

В 60-е годы XVIII века на смену стилю русского барокко пришел русский классицизм, который достиг своего расцвета в начале XIX века. Особенно он проявился в усадебном строительстве, которое представляло собой уютные и изящные дома с колоннами, хорошо вписавшиеся в русский пейзаж.

Главная ценность классицизма – ансамбль, организация пространства: строгая симметрия, прямые линии, прямые ряды колонн. Яркий пример – Дворцовая площадь архитектора К. И. Росси (1775-1849) в Петербурге, которая представляет собой плавную дугу с замыкающей ее двойной аркой Главного штаба, с высокой Александровской колонной посредине площади и барочным фасадом Зимнего дворца, Михайловский дворец (Русский музей) с площадью Искусств, ансамбль Александринского театра (Петербургский академический театр драмы), улицы Зодчего Росси и площади Ломоносова.

 

 

 

Ансамбль Александринского театра

 

Выдающимся скульптором рассматриваемой эпохи был Ф. Шубин (1740-1805), земляк М. В. Ломоносова. В 19 лет Федор Шубин отправился в Петербург, где сначала работал истопником, а затем поступил в Академию художеств, а после поехал совершенствовать свое мастерство заграницу. Он создал галерею психологичски выразительных портретов – бюсты А. М. Голицына, М. Р. Паниной, И. Г. Орлова, М. В. Ломоносова.

 

 

 

Ф. Шубин. Автопортрет, 1794 г., Государственный Русский музей, Санкт-Петербург

 

 

Еще одно имя вписано на скрижали истории XVIII века, это имя Василия Татищева (1686-1750) – историка, географа, экономиста и государственного деятеля. Татищев создал первый всеобъемлющий труд по истории – «Историю Российскую», а также основал города Екатеринбург, Пермь и Тольятти.

 

 

 

Скульптура Татищева в ВУиТ, Тольятти

 

Из представителей «буржуазного» сословия отметим Никиту Демидова (1656-1725), русского промышленника, поставщика оружия для Северной войны. Производительность демидовских заводов била все рекорды, рынок был насыщен металлом, который был намного дешевле и лучше по качеству, чем металл, ввозимый из заграницы. Можно сказать, что Демидов был первым русским предпринимателем, наладившим эффективное производство в своей стране, стремясь к тому, чтобы Россия не зависела от импорта и формировала здоровые производственные отношения внутри себя.

 

 

 

Никита Демидов. Неизв. художник, XVIII в., Демидовский музей, Нижний Тагил

 

Сыном своей эпохи, XVIII века, был великий русский полководец, военный теоретик и национальный герой России А. В. Суворов (1730-1800). Суворов известен тем, что не проиграл ни одного сражения, а во всех выигранных им битвах неприятель всегда превосходил числом. Великий полководец оставил бесценное теоретическое и практическое военное наследие, изучил и описал множество феноменов военного дела, разработал новые формы и тактики ведения сражений.

 

 

 

Портрет фельдмаршала графа А. В. Суворова. Худ. Й. Крейцингер, 1799 г., музей Эрмитаж, Санкт-Петербург

 

Таков портертный ряд выдающихся деятелей XVIII века.

 

 

 

 

Автор: Санникова Ю.

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Закон и порядок в России XVIII века • Arzamas

Конспект

Первые правовые нормы об извете, то есть доносе, появились еще во времена образования Московского государства. Уже при Петре в 1711 году был создан особый институт фискалов, штатных доносчиков, которые занимались сбором информации для правителя. Именно с доносов начиналось абсолютное большинство политических дел. Доносы были и письменные, и устные. С устными доносами связано знаменитое выражение «Слово и дело государево». Так маркировалось публичное заявление неграмотного изветчика о государственном преступлении.

«Как это происходило? Можно было обратиться к любому часовому, стоящему на посту, чтобы он вызвал офицера. Офицер арестовывал доносчика, и начиналось расследование. Другой способ был менее одобряем властями, но очень эффективен и эффектен. Нужно было на базарной площади или там, где собралось много народу, закричать: „Караул!“ А затем кричать: „Есть слово и дело государево!“ Содержание доноса было всегда секретно. И на площади его не разглашали. Знать простой смертный и даже чиновник не имел права. Если „слово и дело“ кричалось в провинции, то либо человек писал, конверт запечатывался и посылался в столицу, либо — чаще всего — человека везли в столицу, в Тайную канцелярию».

Евгений Анисимов

За верный донос изветчику полагалась премия, иногда повышение в чине, в исключительных случаях, связанных с раскрытием важного государственного преступления, доносчик мог заполучить собственность преступника, его имущество, лавку или щедрые торговые льготы. В том случае, когда изветчик мог доказать вину подозреваемого, доносительство оказывалось выгодным делом. Но одной из главных причин доносов был страх предстать человеком, намеренно замолчавшим какое-либо преступление. Любого, кто становился свидетелем и не доносил, объявляли государственным преступником и приговаривали к смертной казни. Разумеется, этот способ давления на население был очень результативен. В то же время появился указ о нарушении тайны исповеди, узаконивший практику надругательства над тайной исповеди во имя государственной безопасности.

«Зная сотни, тысячи подобных фактов из истории человечества, невольно приходишь к выводу, что донос не национальная, а общечеловеческая черта. И до сих пор грань между гнусным по моральной сути доносом и исполнением сознательным гражданином своего долга очень тонка, почти неуловима. Но все-таки характерно, что доносы расцветают там, где существует режим всеобщей несвободы, который развивает политический донос, и где государство само поощряет эти доносы с помощью наград».

Евгений Анисимов

Особую группу доносчиков составляли родственники, друзья, приятели. Жены доносили на нелюбимых мужей, мужья на неверных жен. Людьми двигало чувство мести и злобы, утолить которое помогал донос на ближнего. Некоторые из доносчиков были движимы искренней идеей: они думали, что служат на благо государства, совершая правое дело. Один раз совершив низкий поступок, люди будто оказывались в зависимости от потребности известить и предупредить, превращаясь в настоящих энтузиастов доносительства. Но в большинстве своем люди страшно боялись доносов. Люди совершали государственные преступления, браня царя или осуждая политику, именно потому, что не могли удержать свои мысли и чувства в условиях абсолютной несвободы. Получался замкнутый круг — один в сердцах выражал свое недовольство, а тот, что стоял рядом, шел об этом доносить.

«Читать бесчисленные доносы — труд для историка тяжкий. От этого чтения зачастую можешь потерять веру в человечество и в народ. И единственным утешением является та мысль, что все-таки среди этого множества дел попадаются сведения о людях, которые говорили: „Не будем доносить, не надо, не пойдем туда“. Мы о них знаем, потому что и на них донесли».

Евгений Анисимов   

Россия в середине XVIII века

1. Время дворцовых переворотов.

Смена монархов на российском престоле. После смерти Петра I правительство в России осталось самодержавным, каким было и раньше. Оно по-прежнему являлось дворянским правительством и более всего пеклось об интересах помещиков, подавляло крестьян и заставляло их работать на барина.

Но характерной чертой второй четверти XVIII в. явилась внутренняя грызня между дворянскими группировками, частые дворцовые перевороты и смена монархов на престоле. В переворотах немалую роль играла дворянская гвардия.

Петр I не оставил завещания о наследнике и не успел сделать распоряжений на случай своей смерти. Опираясь на гвардейские полки, группа петровских вельмож с Меншиковым во главе возвела на престол жену Петра I — никогда не участвовавшую в управлении государством Екатерину I (1725-1727). В скором времени она умерла, и князья Долгорукие, Голицыны и их приспешники поспешили провозгласить императором России 12-летнего мальчика — Петра II, внука. Петра I, единственного в тот момент мужчину в петровском потомстве. Петр II царствовал около трех лет (1727-1730) и вскоре умер от оспы.

Верховный тайный совет, который тем временем учредило высшее дворянство, вступил после смерти Петра II на путь заговора. Его члены — так называемые «верховники — решили прикрыть свое господство приглашением на российский престол племянницы Петра I — герцогини Курляндской Анны Ивановны. Анна Ивановна (1730-1740) явилась в российскую столицу из Курляндии, согласившись было на условия («кондиции»), на которых русская придворная знать вверяла ей престол. По этим условиям Анна фактически была лишь ширмой для властвования Верховного тайного совета.

Но дворянство, недовольное сложившимся положением, стало тем временем волноваться, встретило новую царицу требованием отменить «кондиции», и Анна с удовольствием «разодрала» их, объявив себя самодержавной государыней.

Анна Ивановна окружила себя немецкими дворянами, которых она привезла с собой из Курляндии. Все дела в государстве вершили эти дворяне во главе с любимцем императрицы невежественным дворянином Бироном. В России установился жесточайший режим- «бироновщина», продолжавшийся целое десятилетие. Чужеземные советники Анны растаскивали казну, предавали государственные интересы. Агенты внутреннего надзора в стране хватали ни в чем не повинных людей, бросали их в тюрьмы, подвергали страшным пыткам и убивали всех неугодных Бирону.

Выступления русских дворян против засилья иноземцев жестоко подавлялись.

Для увеселения императрицы осуществляли дорогие и нелепые затеи, например свадьбу шута в специально построенном для этого в Петербурге доме изо льда («Ледяной дом»), где танцевала и пировала сама царица с многочисленной придворной челядью.

Анна Ивановна умерла в 1740 г., объявив своим наследником грудного младенца — Ивана Антоновича, сына своей племянницы, а регентом Бирона. Но дворянство быстро расправилось с ненавистным временщиком. Гвардейцы арестовали Бирона ноябрьской ночью 1740 г., сильно избилии его, засунули в рот носовой платок и быстро отправили с семейством в Шлиссельбургскую крепость.

Регент — временный правитель государства вместо монарха.

Вскоре гвардейцы провозгласили императрицей дочь Петра I — Елизавету Петровну, которая и воцарилась в России на целое двадцатилетие (1741-1761). И которая оказалась достаточно сильным правителем.

В дворянском обществе, говорил В. И. Ленин, «перевороты были до смешного легки, пока речь шла о том, чтобы от одной кучки дворян или феодалов отнять власть и отдать другой».

 

2. Расширение привилегий дворянства в середине XVIII в.

Борьба за власть сопровождалась новым усилением привилегий дворянства, ростом его обогащения. При победе того или иного временщика на группку, его поддержавшую, сыпались богатые денежные награды, широко раздавались имения, дарились казенные заводы и земли.

Конфискация имущества у побежденных обогащала жадных победителей. Шла широкая раздача имений в национальных районах, усиливалось крепостное право, особенно на Украине и в Поволжье. Многие уральские казенные заводы перешли в собственность дворян. Жестоко выколачивались подати с крестьян. Голод, разразившийся вовремя бироновщины, тяжело ударил по крестьянам: по стране нищенствовали толпы крестьян, искавшие спасения от голодной смерти. По приказу правительства «бродяг» и «нищих» отправляли на каторгу. Вновь подтвердило правительство исключительное право дворян владеть имениями, населенными крестьянами.

Правительство сократило срок обязательной службы дворян до 25 лет, а в многодетных дворянских семьях позволило одному из братьев совсем не служить. Это освободило дворянам время для хозяйства в имениях и для наблюдения за работой крестьян: при барине надзор был бдительнее, наказания строже.

Для дворянских детей было основано привилегированное учебное заведение — Сухопутный шляхетский корпус; дворянские отпрыски учились тут военным наукам и выходили из корпуса прямо в офицеры.

Так облегчалась дворянская служба и укреплялось дворянское землевладение. Крестьянам же, окончательно ставшим помещичьими «подданными», было все тяжелее.

 

3. Россия в Семилетней войне (1756-1763).

Международная обстановка в середине XVIII в. была очень сложной: в Европе назревала новая война. Феодальная Пруссия, в которой царствовал тогда король Фридрих II, выступала с широкими агрессивными планами. Она стремилась стать владычицей Центральной Европы, захватить Австрию, земли Польши и Саксонии, распорядиться землями Чехии, укрепиться в Прибалтике.

Вымуштрованная жестокими учениями, подчиненная самой суровой палочной дисциплине, армия Фридриха II считалась образцовой в Европе. Особого развития в Пруссии достигла линейная система, при которой войска вступали в сражение и двигались на противника, построившись длинными линиями.

Осенью 1756 г. прусские войска без объявления войны напали на Саксонию, разгромили ее армию, овладели Саксонией, вторглись в пределы Австрийской империи. В 1757 г. против Фридриха II в войну на стороне союзных Австрии и Франции вступила и Россия: ведь Пруссия угрожала захватить Польшу, овладеть в Прибалтике Курляндией, вплотную приблизиться к русским границам — этому необходимо было воспрепятствовать. Расширение прусского владычества было не в интересах России.

Летом 1757 г. русская восьмидесятитысячная армия перешла границы Пруссии и вступила в бой с прусскими войсками у деревни Гросс-Егерсдорф. 

Сражение это началось неудачно для русских войск. Немцы атаковали их на подходе, когда те двигались по узкой лесной дороге. Передовые части русских, защищавшие опушку леса, стойко сражались. Это дало возможность остальным войскам построиться в боевой порядок. Командир пехотной бригады П. А. Румянцев быстро провел своих солдат через лес и ударил во фланг и в тыл главным силам прусской армии. Русские солдаты бросились в штыковую атаку и вызвали замешательство в рядах противника. В наступление перешла вся русская армия. Неудачно начавшееся сражение закончилось полной победой русских.

В январе 1758 г. русские войска заняли Кенигсберг (ныне город Калининград), а в 1759 г. в сражении под Кунерсдорфом наголову разбили прусские войска. В ужасе и страшной растерянности Фридрих II после этого сражения писал: «Из армии в 48 тысяч человек у меня не остается и 3 тысяч… все бежит, и у меня уже больше нет власти над этими людьми… Я считаю все потерянным». В 1760 г. русские войска вступили в Берлин. Это событие произвело огромное впечатление во всех странах Европы.

Таким образом, Россия была, казалось, накануне блестящей победы в трудной войне.

Но положение сильно осложнилось борьбой дворянских группировок в русской столице и смертью императрицы Елизаветы (1761 г.). Новый император — бездарный и слабоумный Петр III, поклонник Фридриха II прусского, поспешил заключить с Пруссией мир и отозвал русские войска. Он даже заключил союз с Пруссией, потеряв все плоды русских побед.

Несмотря на такой неожиданный исход, участие России в Семилетней войне остановило захваты Фридриха II в Европе и сыграло важную роль в развитии русского военного искусства.

В ходе войны проявился выдающийся талант молодого русского полководца Петра Александровича Румянцева. При осаде прусской крепости Кольберг (на берегу Балтийского моря, в Померании) Румянцев впервые применил новый порядок построения армии на поле боя. Он построил свои войска не длинными линиями, как тогда было принято, а колоннами, что значительно увеличило силу атаки и штыкового удара. В то же время был применен и рассыпной строй егерей (метких стрелков), прикрывающих колонны.

В годы Семилетней войны начал свою деятельность великий русский полководец Александр Васильевич Суворов.

  • < Культура и просвещение 18 в России — значение преобразовании Петра I
  • -> Заключение — преобразования, проведенные в России при Петре I >

Iiaay no?aieoa (1)

Развитие российских вооруженных сил в первой половине XVIII в. явилось продолжением процессов, начатых в России в XVII в. и проходило в целом так же, как и в армиях европейских государств XVII – XVIII вв. Две крупномасштабные коалиционные войны в Европе начала XVIII в. – Северная война 1700 – 1721 гг. и Война за испанское наследство 1701 – 1714 гг. – ускорили развитие названных тенденций, став полигоном новых форм боя и организации вооруженных сил.

С начала XVIII в. традиционный для России метод возведения засечных черт стал сочетаться с европейскими фортификационными формами. В результате данное сочетание привело к формированию пограничных укрепленных линий. Они состояли из крепостей и укрепленных городов, между которыми создавались полевые укрепления обычно в виде земляного вала и рва. Перед рвом устраивались засеки и ставились рогатки против конницы.

Русские власти попытались не только обеспечить безопасность сообщения между Камчаткой и Якутском, но и установить контроль над воинственными чукчами. В Указе Сената и Верховного тайного совета от 23 марта 1727 г. в отношении населения Чукотки было сказано: «Изменников иноземцов и вновь сысканных и впредь которые сысканы будут, а живут ни под чьею властию, тех к российскому владению в подданство призывать».

Военные действия на Северном Кавказе активизировались с 1763 г. в связи с основанием Россией на территории Кабарды крепости Моздок. Они имели характер как малой войны (набеги небольших отрядов и их отражение), так и крупных походов объединённых сил кавказских народов и ответных карательных экспедиций соединений русских войск. Военные действия велись с переменным успехом. К началу XIX в. они завершились в целом успешно для России.

История русского языка в XVIII–XIX веках

В романе Льва Толстого «Война и мир» — больше 450 тысяч слов. Из них почти 700 — немецкие, и более 15 тысяч — французские. Так писатель передал языковую атмосферу высшего общества России в эпоху Наполеоновских войн, когда аристократы практически не пользовались родным языком в гостиных и при дворе. «Культура.РФ» рассказывает, как русский язык был изгнан из салонов и как он вернулся в свет.

Реформы Петра I и новый русский язык

Питер Ван Дер Верф. Портрет Петра I. 1697. Государственный Эрмитаж, Санкт-Петербург

Шарль ван Лоо. Портрет Елизаветы Петровны. 1760. Государственный музей-заповедник «Петергоф», Санкт-Петербург

Леонид Миропольский. Портрет Михаила Ломоносова. Копия портрета работы Георга Преннера. 1787. Музей антропологии и этнографии имени Петра Великого, Санкт-Петербург

Иностранные языки в допетровской России не были широко распространены даже среди образованных россиян. Советский филолог Лев Якубинский писал: «На занятия иностранными языками смотрели подозрительно, опасаясь, что вместе с ними проникнет в умы москвичей католическая или лютеранская «ересь». Самого Петра I с детства учили немецкому, а во взрослом возрасте царь освоил голландский, английский и французский языки. После реформ в начале XVIII века в Россию хлынули иностранцы, а дворянских детей стали направлять на учебу в Европу. В русском языке появилось огромное количество заимствованных слов, которые обозначали новые для России явления: ассамблея, амуниция, глобус, оптика, лак, флот, балласт и другие.

«Хотя прежде сего кроме российского языка книг читания и писма никто из российского народа не умел, и, боле, то в зазор, нежели за искусство почитано, но ныне видим и самого его величество немецким языком глаголющего, и несколько тысящей подданных его российского народа, мужеска и женска полу, искусных разных европейских языков, якоже латинского, греческого, французского, немецкого, итальянского, английского и голландского, и такого притом обхождения, что непостыдно могут равняться со всеми другими европеискими народы».

Будущую императрицу Елизавету Петровну учили французскому языку — не потому, что это было модно (галломания докатилась до России лишь спустя 50 лет), а потому, что Петр рассчитывал выдать дочь замуж за представителя династии Бурбонов. В остальном Елизавета мало отличалась от других титулованных дам: считалось, что умения писать и читать им более чем достаточно.

«Мемуаристка Екатерина Елагина вспоминала о своих родственницах, чье детство пришлось на первую половину XVIII века: «Мария Григорьевна Безобразова… была по-тогдашнему хорошо образованна, ибо умела читать и писать. Сестра ее Александра Григорьевна сего не достигла. Она подписывала бумаги под диктовку своего крепостного писаря; он говорил ей: «Пишите «аз» — написала. — Пишите «люди» — написала «люди», — повторяла она и т. д.».

Буквари и грамматики до XVIII века составляли на высоком, церковнославянском наречии. На нем дети изучали «Часослов» и псалтыри после того, как зазубривали отдельные слоги. Отдельно от церковнославянского русский литературный язык начал развиваться после реформы алфавита, утвердившей гражданский шрифт. Первое издание новой азбуки рецензировал лично Петр в 1710 году.

В 1730–40-е годы труды по русской филологии выходили на латыни и немецком — так было принято в ученых кругах. Михаил Ломоносов «Российскую грамматику» на русском написал лишь в 1755 году. Первые подробные учебники литературного русского языка издал в 1820-е годы писатель и публицист Николай Греч.

Язык царских невест, церкви, армии и слуг

Фёдор Рокотов. Портрет Екатерины II. 1763. Государственная Третьяковская галерея, Москва

Жан-Лоран Монье. Парадный портрет императрицы Елизаветы Алексеевны. 1805. Государственный Русский музей, Санкт-Петербург

Орест Кипренский. Портрет Александра Пушкина. 1827. Государственная Третьяковская галерея, Москва

Иностранные невесты государей учили язык своей новой родины в обязательном порядке. Огромное прилежание в этом деле выказала София Августа Фредерика Ангальт-Цербстская, будущая императрица Екатерина II. Описывая свою жизнь в качестве невесты наследника престола Петра Федоровича, она вспоминала: «Мне дали уже троих учителей: одного, Симеона Теодорского, чтобы наставлять меня в православной вере; другого, Василия Ададурова, для русского языка, и Ланге, балетмейстера, для танцев. Чтобы сделать более быстрые успехи в русском языке, я вставала ночью с постели и, пока все спали, заучивала наизусть тетради, которые оставлял мне Ададуров».

Граф Федор Головкин писал о еще одной урожденной немке — Елизавете Алексеевне, супруге Александра I: «Она лучше всех русских женщин знает язык, религию, историю и обычаи России». Жена Николая I Александра Федоровна, напротив, стеснялась говорить по-русски из-за грамматических ошибок. Ее преподавателем в первые годы жизни в России был поэт Василий Жуковский. Он обсуждал с ученицей предметы высокие и не уделял должного внимания таким прозаическим темам, как склонение и спряжение.

Читайте также:

Однако главным языком гостиных в начале XIX века стал французский. Аристократки знали русский лишь на бытовом уровне или вовсе не говорили на родном языке. Даже провинциальная барышня, какой описана у Пушкина Татьяна Ларина, «…по-русски плохо знала / Журналов наших не читала / И выражалася с трудом / На языке своем родном».

«Татьяна, конечно, владела бытовой русской речью, а также, с детства заучив молитвы и посещая церковь, имела определенный навык понимания торжественных церковных текстов. Она не владела письменным стилем и не могла свободно выражать в письме те оттенки чувств, для которых по-французски находила готовые, устоявшиеся формы. Любовное письмо требовало слога более книжного, чем устная речь («Доныне дамская любовь / Не изъяснялася по-русски»), и менее книжного, более сниженного, чем язык церковных текстов («Доныне гордый наш язык / К почтовой прозе не привык»).

Мальчиков в знатных семьях обучали русскому языку целенаправленно, ведь им предстояло служить в армии и командовать солдатами-простолюдинами. Но если для преподавания европейских языков приглашали английских мисс и французских месье, то русскому дети часто учились у слуг. В результате в речи аристократов то и дело проскальзывали позаимствованные у дворовых людей «надысь» или «ентот». Это не считалось невежеством, гораздо сильнее общество высмеивало ошибки во французском.

Франкоговорящей была семья Сергея Пушкина, отца Александра Пушкина. В их доме сменялись воспитатели-французы, и по-русски младшие Пушкины говорили лишь с няней Ариной Родионовной и бабушкой со стороны матери — Марией Ганнибал. Позже к Александру Пушкину приставили учителей родного языка — дьяка Алексея Богданова и священника Александра Беликова. При поступлении в 1811 году в Царскосельский лицей 12-летний Пушкин обнаружил знания «в российском языке — очень хорошо». В лицее детей обучали на русском — это был один из основных принципов учебного заведения.

Из литературы — в высший свет

Петр Соколов. Портрет Николая I. 1820. Всероссийский музей А.С. Пушкина, Санкт-Петербург

Иван Крамской. Портрет Александра III. 1886. Государственный Русский музей, Санкт-Петербург

Илья Галкин. Портрет императрицы Александры Федоровны. 1895. Государственный музей-заповедник «Петергоф», Санкт-Петербург

К 1820-м годам сложилась ситуация, когда говорить по-русски при дворе было почти неприлично, особенно в присутствии дам. Но начался золотой век русской литературы. В 1830 году в Аничковом дворце прошел костюмированный бал, на котором фрейлина Екатерина Тизенгаузен прочла стихотворение «Циклоп», которое специально для торжества написал Пушкин. Оно было одним из трех, прозвучавших в тот вечер на русском языке. Остальные 14 стихов читали по-французски.

Защитником родного языка выступил государь Николай I. При нем все делопроизводство (кроме дипломатической переписки) стали вновь вести на русском, а иностранцы, поступающие на российскую службу, отныне должны были сдавать экзамен на знание языка. Более того, император требовал, чтобы по-русски говорили при дворе — и мужчины, и женщины.

«Большинство светских дам, особенно уроженки Петербурга, не знают родного языка; однако же они выучивают несколько русских фраз и, дабы не ослушаться императора, произносят их, когда он проходит по тем залам дворца, где они в данный момент исполняют свою службу; одна из них всегда караулит, чтобы вовремя подать условный знак, предупреждая о появлении императора, — беседы по-французски тут же смолкают, и дворец оглашается русскими фразами, призванными ублажить слух самодержца; государь гордится собой, видя, доколе простирается власть его реформ, а его непокорные проказницы-подданные хохочут, едва он выйдет за дверь. Не знаю, что больше поразило меня в зрелище сего громадного могущества — сила его или слабость!»

Требовал обращаться к себе по-русски и Александр III, по-французски в его присутствии говорили лишь с императрицей Марией Федоровной — датчанкой по национальности, хотя и она неплохо знала русский язык.

Однако к детям аристократов по-прежнему приглашали иностранных бонн и гувернанток. В конце XIX века языком высшей аристократии стал английский. Академик Дмитрий Лихачев писал об англофильстве той поры: «Особой изысканностью считалось говорить по-французски с английским акцентом». Английский был домашним языком в семье Николая II и Александры Федоровны. Современники отмечали безупречное британское произношение императора и заметный иностранный выговор, с которым он говорил по-русски.

И все же в начале XX века была уже немыслима ситуация 100-летней давности, когда дворянка могла совсем не понимать речь простого народа. Литературный русский язык, который складывался в XVIII–XIX веках, оказался востребован во всех сферах жизни.

«Я как-то еще до войны спросил академика А.С. Орлова (русский и советский литературовед. — Прим. ред.) — в какой социальной среде был лучший, самый правильный и красивый русский язык? Александр Сергеевич подумал и не сразу, но уже уверенно ответил: у среднего дворянства, в их усадьбах».

Автор: Екатерина Гудкова

Казанская губерния в XVIII веке

«Казанская губерния в XVIII веке» — этот крупный раздел постоянной исторической экспозиции, представляет важнейшие вехи истории Казани и Казанской губернии.


Составной частью реальной экспозиция является станция Электронной экспозиции – «Российские императоры в Казани», где представлены церемониалы приемов высочайших особ российского государства, даты основных деяний, связанных с развитием Казанского края, представлены изображения памятников культуры и исторических деятелей.


Начало экспозиции посвящено эпохе правления Петра I, когда происходили значительные преобразования в Российском государстве. В экспозиции представлен подлинный портрет первого российского императора первой половины XVIII века работы неизвестного художника с портрета художника Л. Каравака. Одним из символов административных преобразований Петра I является зерцало (эмблема законности), которое было введено для повышения авторитета государственной власти и помещалось в судебных и других присутственных местах.


По указу Петра Великого в 1708 году, в числе первых восьми губерний России, была учреждена и Казанская губерния. Петр I посетил Казань в 1722 году, когда направлялся в Персидский поход.


Он остановился в доме крупнейшего купца И.А. Михляева (макет в экспозиции), на средства которого в честь российского императора в 1726 году был возведен Петропавловский собор. Собор является одним из красивейших архитектурных сооружений Казани. Казанский купец известен также своими вкладами в ризницу собора — серебряный позолоченный потир (чаша для причастия) с надписью о даре Михляева.


В период правления Петра I в Казани были основаны суконная мануфактура (1714) и Казанское адмиралтейство (1818), издан приказ об охране архитектурных памятников Болгарского городища (1722).
История края представлена в общем контексте истории России, когда шли преобразования в экономике и культуре общества, создавалась регулярная армия и флот. В экспозиции показаны предметы бытовой культуры дворянства и привилегированных слоев городского населения — из серебра и стекла, фарфора, меди и бронзы; образцы боевого и коллекционного оружия, документы.


Во второй части экспозиции показаны события периода правления Екатерины II. Она продолжила преобразования Петра I и также заслужила прозвание Великой. В экспозиции находится парадный портрет императрицы (копия с портрета Ф.С. Рокотова 1760-х годов).
При Екатерине II была проведена губернская реформа, учрежден герб губернии и города Казани (1781). Ее правление было отмечено крупными деяниями в государственной и национальной политике, славными военными победами и крупнейшим народным восстанием под предводительством Е. Пугачева.


В 1767 году, желая ознакомиться с провинциальными губерниями, Екатерина II совершила путешествие по Волге. Для этой поездки в Твери была подготовлена галера «Тверь» (модель в экспозиции рядом с портретом).
В центре зала дворянская карета середины XVIII века – один из уникальных экспонатов музея. Предание связывает карету с пребыванием императрицы в Казани. Подобными экипажами обладают только крупнейшие музеи России – Москва и Петербург.
Гордостью музейной экспозиции является мемориальный комплекс Г.Р. Державина (1743-1816) – уроженца Казанского края, знаменитого поэта и государственного деятеля второй половины XVIII века – начала XIX века. Державин неоднократно отмечал свое происхождение от татарского мурзы Багрима.
Сочетание русской и татарской культуры создавало своеобразие города и края. Среди населения Казани в XVIII в. бóльшую часть составляли русские жители, татары представляли примерно пятую часть горожан.
Истории татарского населения края и татарских слобод Казани посвящена часть экспозиции. Представлены планы татарских слобод, материалы о торгово-промышленных занятиях местного купечества, документы Татарской ратуши, книги светского и духовного содержания.


Во время пребывания в Казани Екатерина II приняла представительную делегацию от татарского населения и вновь разрешила строить каменные мечети. В 1773 г. был принят указ о веротерпимости в России. В 1781 г. в Казани была учреждена Татарская городовая ратуша. Она стала первым органом самоуправления Старой и Новой Татарских слобод. В экспозиции представлены документы деятельности ратуши — похвальный лист первого бургомистра Ю. Абдулова за добросовестную службу, описание строений Татарской слободы, проект мечети и др.
Ислам составлял основу духовной культуры татарского народа. В экспозиции находится рукописный Коран конца XVIII в., книги религиозного и юридического характера, рукописное сочинение купца И. Бихмухамедова о путешествии в Туркестан и Индию. В духовной жизни мусульман Среднего Поволжья большую роль играл суфизм – особое религиозно-философское мировоззрение в рамках ислама. Документ-свиток XIX века (силсиля) — письменный памятник, содержит имена известных суфиев (ученые-наставники), и среди них – суфии Казанского края.

Общество и правительство России в 18 веке

WHKMLA: Общество и правительство России в 18 веке

Вернуться к основному индексу WHKMLA. WHKMLA, Главная страница студенческих работ. WHKMLA, Статьи студентов, Индекс 12-й волны Страница


Общество и правительство России в 18 веке Корейская академия лидерства Минджок
Международная программа
Парк, Йон Су
Курсовая работа, курс европейской истории AP, ноябрь 2007 г.

Содержание Я.Введение
II. Общество
II.1 Социальная политика
II.1.a Петр I.
II.1.aa Обязательство по предоставлению услуг
II.1.ab Табель о рангах
II.1.ac Единовременное наследование недвижимости
II.1.b Екатерина II.
II.1.ba Дворянский устав
II.1.bb Устав городов
II.2 Социальная идентичность
II.2.a Крестьянство
II.2.aa Крепостные
II.2.ab Вольные крестьяне
II .2.ac Горожане
II.2.b Знать
II.2.c Казаки
II.3 Подъем по социальной лестнице
III.Правительство
III.1 Центральное правительство
III.2 Местное правительство
IV. Заключение
V. Примечания
VI. Библиография

I. Введение
Хотя тема — общество и власть в России XVIII века, для удобства писателя и читателя, В этой статье также будет немного рассказано о конце 17 века, потому что правление Петра Великого началось в 1689 году, а период правления Петра I. господство — главный фактор, который нельзя не учитывать.До царствования Петра Великого «с точки зрения большинства европейцев это [Россия] оставалась любопытной, довольно примитивной нацией меховых варваров »(1). В 17 веке, Инфраструктура того, что Питер должен был создать, была построена на основе кодексов законов, таких как Уложение (2), исследования на восток по казачьему пути и т. д. Хотя правление Петра I действительно значимо в 18 веке Россия, в этот период времени Россия также была модернизирована и сформирована женщинами-правителями (царицами).
Изучая различные аспекты России XVIII века, можно многому научиться, например, о том, как стать прозападные и модернизированные. Приходится понимать, что Рим действительно был построен не за один день и потребовалось много усилия в различных областях, которые сформировали Россию. Кроме того, тот факт, что политики не всегда основывались на хорошо продуманных можно сделать вывод о наших теориях, а скорее об импульсивных попытках улучшить статус-кво. Хотя в этой статье рассматривается только два аспекта России (общество и правительство), этого будет достаточно, чтобы помочь читателю понять, что происходило во время этого временной период.

II. Общество

II.1 Социальная политика
Теоретически правители XVIII века считали, что социальная политика должна разрабатываться на основе принципов. не опыт. Однако эти принципы не касались особых индивидуальных потребностей. Потому что члены русского бюрократию часто черпали из вооруженных сил (которые стали очень организованными во время петровского государства), социальная политика были получены больше из уважения к единообразию и милитаризма

II.1a Петр I. (также известный как Петр Великий)

II.1aa Обязательство по оказанию услуг
Человеческие ресурсы были столь же важны, как, если не более важны, чем материальные ресурсы. С увяданием рабства, Петру I была нужна социальная политика, которая обеспечила бы его человеческими ресурсами, которые увеличили бы продуктивность России. вместимость. Петр I предложил сделать это обязательным, если не обязательным, для всех членов разных сословий. их долг служить государству в соответствии со своими способностями и образом жизни.Обязанность службы, а не только земли, была наследственной. Дворяне должны были служить в армии или в гражданской бюрократии, а простолюдины должны были платить налоги. Однако освобождение от такой обязанности было предоставлено Дворянской грамотой, составленной Екатериной II. во время ее правления.

II.1ab Таблица рангов
При Петре Великом заслуги теоретически были главным критерием продвижения по службе. С политикой продвижение по службе на основе достижений, социальная мобильность улучшилась, и путь к дворянству стал открыт для всех, нет как бы скромен ни был фон, лишь бы он был грамотным.Он не верил в унаследование служебного положения, поэтому он постановил, что каждый правитель должен назначить своего преемника, включая его самого. Он создал Табель о рангах (1722 г.), который разделил ряды гражданских и военных должностей на 14 классов каждый, и теоретически каждый должен был начинать с снизу и добиваются успеха благодаря достижениям. Однако достоинства и требования наверняка услуги включали образование и другие вещи, которые доступны только привилегированному классу.Поэтому на самом деле высокие позиции были не очень открытыми. Этот стол использовался до конца 19 века.

II.1ac Однократное наследование недвижимости
Хотя Петр I не возражал против того, чтобы люди из низшего сословия продвигались к дворянству, он действительно хотел и ожидал большая часть крупных чиновников происходила из дворянства (3). Чтобы в полной мере воспользоваться услугой дворянства и во избежание обнищания дворянских семей Петр ввел единовременное наследование недвижимого имущества (1714 г.).Эта политика заставила дворян разрешить только одному из своих сыновей унаследовать их собственность вместо того, чтобы дробить землю таким образом. что все сыновья могут унаследовать хотя бы часть. Это удерживало дворян от бедности, которая могла быть вызвана недостаточный размер прибыли, полученной от небольшого имущества (в результате раздела первоначального имущества), который не может позволить себе образ жизни дворянина. Кроме того, с помощью этой политики Петр косвенно вынудил остальных сыновей, которые не получили по наследству выполнять службу государству и полностью посвятить себя гражданским обязанностям, чтобы жить.Этот ограничение на наследство было отменено после смерти Петра I, но и без таких мер дворяне предоставляли большинство офицеров.

II.1b Екатерина II. (также известная как Екатерина Великая)
Хотя большая часть социальной политики, проводившейся во время правления Петра Великого, практиковалась и развивалась его преемники, фактически никто не добился стабильности в такой системе регулирования. Екатерина Великая приняла свою политику это было одновременно стабильно и регулярно.Две описанные ниже хартии определенно способствовали ее достижению. цель, но ее все еще не хватает, учитывая тот факт, что социальный класс крепостных и духовенства был исключен и факт что существует категория «люди разного ранга» (4).

II.1ba Дворянская грамота
Этот Устав ясно показывает, как Екатерина II благоволила дворянству. Как написано в подразделе II.1.aa, устав Освободил дворян от обязательной службы и телесных наказаний.Власть дворян над своими крепостными увеличивалась. и другие привилегии, такие как право создавать предприятия и покупать землю, были предоставлены этой хартией. В члены дворянских корпораций, которым был предоставлен правовой статус в соответствии с уставом, проводили регулярные избирательные собрания, которые спровоцировал социальное взаимодействие и обеспечил инфраструктуру для того, что впоследствии стало гражданским обществом.

II.1bb Устав городов
Хартия городов определяла права городского класса.Он занимается созданием ремесленных гильдий и трех ветви самоуправления. Эта хартия внесла большой вклад в разработку хартии государственного крестьянства, определять права крестьян. Хотя он так и не был обнародован, эта хартия, как и две другие хартии, помогли Екатерины образуют устойчивую иерархию с четко очерченными и четко очерченными сословиями.

II.2 Социальная идентичность

II.2a Крестьяне

II.2aa Крепостные
Крепостные были ветвью крестьян, чья служба должна была вечно выполняться под одним господином.(5) Крепостных исключали из табели о рангах, и с 1727 года им было отказано в какой-либо работе. В 1732 году лорды им было предоставлено право передавать, торговать и делать со своими крепостными почти все, что угодно. Крепостное право становилось все более популярным и повсеместное распространение во времена Екатерины II. Она получила благородство, чтобы активнее включиться в хозяйственную деятельность, которая увеличил спрос на крепостной труд и привел к еще более бесчеловечной эксплуатации. Во время ее правления крепостные крестьяне были лишены такого количества прав и защиты, что государство при условии, что не существует практически никаких правил против их жестокое обращение, кроме того, которое запрещает лордам убивать их.Эти жестокие обстоятельства спровоцировали крестьянскую восстания, такие как восстание под предводительством казака, которое способствовало повышению осведомленности и стимулированию реформ.

II.2ab Вольные крестьяне
При Екатерине II на юге были завоеваны обширные земли (Крым, Едисан, Таврия). времен русско-турецкой войны 1768-1774 гг.), но они остались малозаселенными и неиспользованными. Чтобы использовать эти земли, Екатерина II привозила поселенцев из чужих земель, особенно из Германии и христианской общины на Балканах. селиться и вести хозяйство на землях.(6) Этим свободным крестьянам была предоставлена ​​свобода использовать свои собственные язык, исповедуют свою религию и живут в соответствии со своими традициями.

II.2ac Горожане
Московские домохозяйства обычно состояли из нуклеарной семьи. Однако в России теперь есть многосемейные домохозяйства. Период, который вызвал такие изменения, — это годы между 1675 и 1725 годами. Если этот период действительно был критическим, То, что изменило тенденцию, такой размер домохозяйства, вероятно, был экономической адаптацией к коллективным налоговым обязательствам.В 1679 году метод сбора налогов изменился с взимания с земли на взимание с домашних хозяйств. Следовательно, имея большой домашних хозяйств повысилась производительность труда и повысилась вероятность уплаты налога. Однако небольшой домохозяйства чувствовали себя неуверенно из-за меньшего количества рук для рабочей силы, что приводило к сравнительно небольшому производству, которое часто было недостаточно для уплаты налога. Такое финансовое давление привело к спланированному принудительному браку с полным игнорированием волю и желание человека.

II.2b Дворянство
При Петре I московскому дворянству (боярам) приходилось бороться за то, чтобы держаться за свою власть из-за Таблицы Звания и служебные обязательства. Однако эти люди процветали при Екатерине Великой, которой было «, хотя и не было предрассудки и философский склад ума, она имела большую склонность уважать семьи древнего происхождения » (7). Поскольку Екатерина взошла на престол благодаря поддержке дворянства, она поняла, что она нуждалась в их поддержке, чтобы оставаться у власти.Эта мысль подтолкнула ее к созданию политики, благоприятствующей благородству, такой как Хартия. к дворянству.

II.2c Казаки
Казаки относятся к «полунезависимым татарским отрядам, образовавшимся в Приднепровье» и к «крестьян, бежавших от крепостничества в Польше, Литве и Московии в Приднепровье и Дон, где они создали свободные самоуправляющиеся военные общины «. (8) В начале 16 века польские короли организовали их в воинские части в качестве меры защиты, но когда их независимость была находясь под угрозой польского господства, они подписали договор об уважении их автономии с Россией в середине 17 век.С тех пор, как и поляки, русские стали использовать казаков в качестве защитников, а также как авангард расширяет территорию России. Россияне требовали военной службы и обязательств, таких как давая им право вмешиваться в переговоры казаков с поляками и турками, а в ответ казаки пользовались большей автономией, чем при поляках. По мере того как господство России над казаками усиливалось, они чувствовали их привилегии находились под угрозой и восстали (одно из самых известных восстаний — восстание Пугачева).Эти восстания привели к потере автономии и вызвали новые требования и вмешательство со стороны России. К концу 18 век, 20 лет службы в армии стали обязательными для казаков, и их гетман должен был назначаться центральное правительство. (9)

II.3 Подъем по социальной лестнице
Основным социальным идеалом была стабильность и иерархия, но этот идеал вступал в противоречие с ростом социальной мобильности, что было вызвано осознанием того, что вознаграждение за заслуги намного эффективнее.Поэтому правительство показало это не желал такой мобильности, оставаясь при этом готовым принять ее, если кто-то этого желает и очень много работает для этого. Хартии 1785 г. специально допускали некоторую контролируемую прогрессию социальной мобильности.
Существовало три способа продвинуться вверх в социальном плане: церковь, армия и государственная занятость. В мобильность внутри церкви часто была неуместной. Петр I призвал их в подушную подать, а Анна отправила. ушел служить в армию.Екатерина II позволила некоторым священнослужителям выбирать свой статус, например, горожанам, купцам и т. Д. бюрократия и т. д. Последняя была не так уж и плоха, потому что никого не привлекала в армию и не призывала в армию. Для военные, кроме как во время войны, когда потребность в людях для заполнения должностей увеличивается, что позволяет быстро продвигаться по службе, люди должны были продвигаться по службе за их компетентность и заслуги, но продвижение по службе чаще определялось по старшинству и предпочтениям в реальности. И наконец, что не менее важно, государственная занятость обеспечила наиболее надежные и многообещающие путь для продвижения в чинах.
Петр I действительно приводил людей скромного происхождения на высокие посты, но в большинстве случаев это делали его люди. личное вмешательство, а не справедливое суждение о компетентности. Он предпочитал дворян не дворянам из-за высоких должности, но когда компетентных кандидатов стало слишком мало, он, наконец, позволил простым людям отработать эти должности через Табель о рангах. Следовательно, социальная мобильность действительно существовала, но обычно она происходила внутри социального класса, а не между классы.
Были и другие способы повысить свой статус, такие как Иваново, вхождение в посадскую общину, географическая мобильность, и т.п.(10)

III. Правительство

III.1 Центральное правительство

В 1711 году Петр Великий создал Сенат на случай его отсутствия. Главная роль Сената заключалась в наблюдать и направлять правительства восьми провинций, которые были разделены для эффективности сбора налогов и набор войск. Однако такие отношения не всегда были гладкими, поэтому Петр полностью реструктурировал центральное правительство.
Петр I создал колледжи, правительственные учреждения, чтобы распределить различные правительственные задачи.Каждый колледж был составлен из людей, которые проверяли друг друга. С учреждением колледжей Сенат принял дополнительные роли. Он координировал и проверял работу колледжей, действовал как верховный суд и разрабатывал законопроекты. Офис прокурора Сената также был создан для проверки сенаторов, председательствуя на их собраниях и подписывая каждый указ.
Во время правления императрицы Екатерины I Сенат потерял власть, а Верховный тайный совет, состоящий из шести фаворитов, возглавил Екатерины, стал влиятельным.Первоначально Верховный тайный совет сохранялся на какое-то время, потому что он был частью Состояние императрицы Анны пришлось принять, чтобы занять престол. Хотя похоже, что такой совет был шагом к конституционное правительство, на самом деле это была просто схема, чтобы сохранить влияние совета и благородных семей доминируя над ним. Большинство дворян хотели самодержавия, а не «самовоспроизводящейся олигархии». (11) Под давлением официальных лиц, вынудившим Анну отказаться от условий, она разорвала их, тем самым распустив организацию. Верховный тайный совет.Чтобы заменить совет, был создан кабинет в основном для того, чтобы налоги поступали в федеральное казначейство.
Когда Елизавета присоединилась, она восстановила Сенат. Она распустила кабинет, созданный Анной, и вместо этого установил «Канцелярию Ее Величества» для выполнения судебных функций. Также императрица Елизавета учредила Специальную конференцию. при императорском дворе, который был создан для координации нападения русских на Пруссию, но позже был упразднен и заменен личным советом Петра III.Нетрудно увидеть, как Россия импульсивно разрушала и создавала административные группы, основанные на ситуации и необходимости момента. Нужны были стабильность и преемственность, и Екатерина Великая Императрица сделала первые шаги, необходимые для этого.
Екатерина II собрала национальную комиссию из избранных делегатов, чтобы подумать и обсудить новый свод законов. Также она написал Наказ, набор инструкций, касающихся принципов, которые просвещенное государство должно соблюдать в различных аспекты управления.Хотя она была прагматична в разработке политики, такие усилия показывают, что она основывалась или на менее всего пыталась основывать свою администрацию на принципах и общих ценностях. Екатерина II не сделала фундаментального изменения в центральном правительстве. Она упразднила большинство колледжей и передала обязанности Сенату и прокурор. Это были лишь незначительные переделки.

III.2 Местное самоуправление

Хотя Петр Великий также пытался развивать местное самоуправление, это не имело большого успеха, потому что военные Обязанность дворян вызвала дефицит квалифицированных кадров для работы в местных административных учреждениях.Однако с поддержка дворянства из Устава Екатерины II, освобождающая дворянство от обязательств, Екатерина и далее развита административная система местного самоуправления.
Каждая провинция была разделена на районы. Губернатор, назначенный короной, отвечал за управление своей провинции, и он отвечал перед сенатом. Однако финансы, полиция и социальное обеспечение были возложены на губернские коллегии, которые подчинялись прокурору. Все эти чиновники были назначены.Цель этой системы не ради самоуправления, а для того, чтобы лучше реализовывать приказы государей на местном уровне. область.
Знатоки каждого региона имели привилегию посылать представительных делегатов в районные или провинциальные собрания. который регулярно собирается каждые 3 года. На встрече пришли к единому мнению относительно местных потребностей. и избрали военное дворянство, которое должно было отстаивать свои нужды перед губернаторами или другими должностными лицами.Эта структура позже развились и стали основой земств. (12)

IV. Вывод
18 век ознаменовал начало более свободного и толерантного общества. Хотя большинство социальных политик были приняты не ради самой реформации, а больше для улучшения статус-кво, результатом стало создание инфраструктуры для модернизации. Несмотря на вопиющую эксплуатацию крепостных и предоставленные огромные привилегии для дворян этот период был все еще значительным и прогрессивным в том смысле, что жесткие ограничения социальной мобильности стала сравнительно расплывчатой, а идея Золушки — правдоподобной.Точно так же реформа правительства не start имеют намерение создать радикальную администрацию, которая будет уважать и заботиться о потребностях каждого человека. Первоначальной целью было создание эффективного правительства, которое упростило бы процесс сбора налогов и найма. чтобы правительство стало более централизованным и могущественным. Однако, поскольку новая государственная система Развиваясь все дальше и дальше, он начал превращаться в то, что позже превратилось в модернизированное эффективное правительство.

V. Примечания

(1) Ziegler 1999 p.42
(2) ibid. с.40
(3) Рен 1994 с.154
(4) Диксон 1999 с.83
(5) там же. с.85
(6) Гансе 2004 «Русско-османская война 1768-1774 годов»
(7) Диксон 1999 с.93
(8) Британника Том 3 с.663
(9) там же.
(10) Dixon 1999 p.102
(11) Wren 1994 p.171
(12) Britannica Vol.26 p.980

VI.Библиография

Примечание: перечисленные ниже веб-сайты были посещены в октябре и начале ноября 2007 года.
1. Статья Екатерина I, в Британской энциклопедии, 15-е издание, Micropaedia, том 2, Чикаго, 1998
2. Статья Екатерины II, в Британской энциклопедии , 15-е издание, Micropaedia, Vol.2, Chicago, 1998
3. Статья Cossacks, в Encyclopaedia Britannica, 15-е издание, Micropaedia, Vol.3, Chicago, 1998
4. Статья Cossacks, из Википедия, http: // en.wikipedia.org/wiki/Cossack#Russian_Cossacks
5. Диксон, Саймон, Модернизация России 1676-1825, Кембридж, 1999
6. Гансе, Александр. «Русское общество при Екатерине Великой». Всемирная история в KMLA. 8 мая 2007 г. 24 октября 2007 г. http://www.zum.de/whkmla/region/russia/cathsoc.html.
7. Гансе, Александр. «Русско-османская война 1768–1774 годов». Всемирная история в KMLA. 30 августа 2004 г. ноябрь 2007 г. http://www.zum.de/whkmla/m military/18cen/russturk176874.html.
8. Раймонд, Борис и др., Исторический словарь России, Lanham: Scarecrow, 1998.
9. Статья Россия, в Британской энциклопедии, 15-е издание, Macropaedia, Vol.26, Chicago, 1998
10. Рен, Мелвин и др. др., Курс российской истории, Prospect Heights: Waveland Press, 5-е издание, 1994 г.
11. Зиглер, Чарльз, История России, Вестпорт: Greenwood Press, 1999 г.

Назад к основному индексу WHKMLA. WHKMLA, Главная страница студенческих работ.WHKMLA, Статьи студентов, Индекс 12-й волны Page

Вестернизация России | Западная цивилизация

Цель обучения

  • Обсудите причины, по которым Петр так усердно работал над насильственной вестернизацией России

Ключевые моменты

  • В своем стремлении модернизировать Россию, крупнейшее государство в мире, но отстающее в экономическом и социальном плане, Петр ввел автократию и сыграл важную роль в приобщении своей страны к европейской государственной системе.Его поездки на Запад внушили ему представление о том, что европейские обычаи во многих отношениях превосходят русские традиции.
  • Под сильным влиянием своих советников из Западной Европы он реорганизовал российскую армию в соответствии с современными принципами и мечтал превратить Россию в морскую державу.
  • Его социальные реформы включали требование западной моды при его дворе (включая растительность на лице у мужчин), попытки положить конец бракам по договоренности и введение юлианского календаря в 1700 году.
  • Одна из самых смелых целей Петра заключалась в уменьшении влияния бояр или феодальной элиты. Он сделал это, облагая их налогами и оказывая услуги, а также проводя комплексные административные реформы, которые открыли государственную службу для простых людей. Однако резкие классовые разделения, в том числе и без того трагическая судьба крепостных, только усиливались.
  • Налоговые и торговые реформы позволили Российскому государству увеличить свою казну почти в шесть раз между 1680 и 1724 годами.
  • Законодательство при Петре охватывало все аспекты жизни в России, и его реформа во многом способствовала военным успехам России и увеличению доходов и производительности.В целом Петр создал государство, которое еще больше узаконило и укрепило авторитарное правление в России.

Термины

бояр

Представители высших сословий феодальной болгарской, московской, русинской (Украина и Беларусь), валашской и молдавской аристократии, уступающие только правящим князьям (или царям) с 10 по 17 век.

Коллегия

Государственные учреждения в Императорской России, учрежденные в 1717 году Петром Великим.Отделения размещались в Санкт-Петербурге.

крепостное право

Статус многих крестьян при феодализме, особенно относящийся к дворянству. Это было состояние кабалы, которое в основном развивалось в Европе в средние века и длилось в некоторых странах до середины XIX века.

холопс

Феодально зависимые лица на Руси X — начала XVIII вв. Их правовой статус был близок к статусу крепостных, но на самом деле ближе всего к статусу рабов.

Табель о рангах

Официальный список должностей и званий в армии, правительстве и дворе Императорской России. Петр Великий ввел эту систему в 1722 году, когда вел борьбу с существующей потомственной знатью или боярством. Формально он был упразднен в 1917 году вновь созданным большевистским правительством.

Ко времени царствования Петра Великого Россия была самой большой страной в мире, простираясь от Балтийского моря до Тихого океана. Большая часть экспансии России произошла в 17 веке, кульминацией чего стало первое русское заселение Тихого океана в середине 17 века, завоевание Киева и умиротворение сибирских племен.Однако к
подавляющая часть земли была незанятой, передвижение было медленным, и большая часть 14-миллионного населения зависела от сельского хозяйства. В то время как лишь небольшая часть населения проживала в городах, российское сельское хозяйство с его коротким вегетационным периодом было неэффективным и отставало от сельского хозяйства Западной Европы. Класс холопов, или феодально зависимых лиц, похожих на крепостных, но чей статус был наиболее близок к рабству, оставался основным институтом в России до 1723 года, когда Петр превратил домашних холопов в домашних крепостных, включив их таким образом в подушный налог (русские сельскохозяйственные холопы были формально превращен в крепостных в 1679 г.).Россия также оставалась изолированной от морской торговли и внутренних торговых коммуникаций, и многие промышленные предприятия зависели от сезонных изменений.

Петр I Великий установил самодержавие в России и сыграл важную роль в приобщении своей страны к европейскому государственному устройству. Его поездки на Запад внушили ему представление о том, что европейские обычаи во многих отношениях превосходят русские традиции. Под сильным влиянием своих советников из Западной Европы он реорганизовал российскую армию в соответствии с современными принципами и мечтал превратить Россию в морскую державу.Он также приказал всем своим придворным и чиновникам носить европейскую одежду и отрезать длинные бороды, чем вызвал большое недовольство среди бояр или феодальной элиты. Те, кто стремился сохранить свои бороды, должны были платить ежегодный налог на бороду в размере ста рублей.

Петр также провел важную социальную реформу. Он стремился положить конец договорным бракам, которые были нормой среди русской знати, считая эту практику варварской и ведущей к домашнему насилию. В 1699 году он изменил дату празднования нового года с 1 сентября на 1 января.Традиционно годы отсчитывались от предполагаемого сотворения мира, но после реформ Петра они должны были отсчитываться от Рождества Христова. Таким образом, в 7207 году по старорусскому календарю Петр провозгласил, что действует юлианский календарь и год 1700.

Петр Великий, Жан-Марк Наттье, 1717.

Одной из главных целей Петра было уменьшение влияния бояр , которые подчеркивали славянское превосходство и выступали против европейского влияния.Хотя их влияние со времен Ивана Грозного снизилось, Боярская Дума, консультативный совет царя, по-прежнему обладала значительной политической властью. Петр видел в них отсталость и препятствия на пути европеизации и реформ. Он специально нацелился на бояр, с многочисленными налогами и обязательными услугами.

До правления Петра административная система России была относительно устаревшей по сравнению с системой многих западноевропейских стран. Государство было разделено на уезды, которые в основном состояли из городов и прилегающих к ним территорий.В 1708 году Петр упразднил эти старые национальные подразделения и учредил на их месте восемь губерний. В 1711 г. был учрежден новый государственный орган — Правящий Сенат. Все его члены назначались царем из числа своих соратников, и первоначально он состоял из десяти человек. Все назначения и отставки сенаторов происходили личными императорскими указами. Сенат не прерывал эту деятельность и являлся постоянно действующим государственным органом. Другим указом 1713 года было учреждено ландратов (от немецкого слова «национальный совет») в каждой из провинций, укомплектованных от восьми до двенадцати профессиональных государственных служащих. который помогал губернатору, назначенному королевской семьей.В 1719 году, после создания государственных ведомств, известных как коллегии, Петр еще раз переделал административное деление России. Новые провинции были смоделированы по шведской системе, в которой более крупные и политически важные районы получали большую политическую автономию, в то время как меньшие, более сельские районы контролировались более непосредственно государством.

Недоверие Петра к элитарным и антиреформистским боярам завершилось в 1722 году созданием Табели о рангах — официального списка чинов в российской армии, правительстве и королевском дворе.Табель о рангах установила сложную систему титулов и почетных званий, каждый из которых был классифицирован с номером, обозначающим определенный уровень службы или лояльности царю; это была одна из самых смелых реформ Петра. Раньше высокопоставленные государственные должности передавались по наследству, но с введением Табели о рангах любой, в том числе простой человек, мог продвигаться вверх по бюрократической иерархии, приложив достаточно усилий и навыков. Новое поколение технократов вскоре вытеснило старый класс бояр и доминировало на государственной службе в России.С минимальными изменениями Табель о рангах действовала до революции 1917 года в России.

Рукописная копия Табели о рангах 1722 года.

Правительство Петра постоянно остро нуждалось в деньгах, и сначала оно отреагировало монополизацией некоторых стратегических отраслей, таких как соль, водка, дуб и деготь. Петр также обложил налогом многие российские культурные обычаи (такие как купание, рыбалка, пчеловодство или ношение бороды) и выпустил налоговые марки для бумажных товаров. Однако с каждым новым налогом появлялись новые лазейки и новые способы их избежать, и стало ясно, что налоговой реформы просто недостаточно.

Решением стал новый всеобщий подушный налог, который заменил семейный налог на возделываемые земли. Раньше крестьяне обходили налог, объединяя несколько хозяйств в одно поместье. Теперь каждый крестьянин отдельно облагался налогом, уплачиваемым наличными. Этот новый налог был значительно выше, чем налоги, которые он заменил, и он позволил российскому государству увеличить свою казну почти в шесть раз в период с 1680 по 1724 год. Петр также проводил протекционистскую торговую политику, устанавливая высокие тарифы на импорт и торговлю для поддержания благоприятных условий. для товаров российского производства.

Царствование Петра углубило подчинение крестьян воле помещиков. Он жестко усилил классовое разделение, а его налоговый кодекс значительно увеличил количество налогооблагаемых рабочих, переложив еще более тяжелое бремя на плечи рабочего класса. Несколько реформ Петра отражали ограниченное понимание определенных идеалов Просвещения. Например, он создал новый класс крепостных, известный как государственных крестьян , которые имели более широкие права, чем обычные крепостные, но все же платили государственные пошлины.Он также создал санкционированные государством ремесленные магазины в крупных городах, вдохновленные аналогичными магазинами, которые он наблюдал в Нидерландах, чтобы поставлять товары для армии. Имеются данные, свидетельствующие о том, что советники Петра рекомендовали отменить крепостное право и создать форму «ограниченной свободы», но при Петре разрыв между рабами и крепостными значительно сократился. К концу его правления эти двое были практически неотличимы.

Реформы Петра отличают его от предшествовавших ему царей.В Московской России функции государства ограничивались в основном военной обороной, сбором налогов и обеспечением классового разделения. Напротив, при правлении Петра законодательство охватило все аспекты жизни в России с исчерпывающими подробностями и существенно повлияло на повседневную жизнь почти каждого гражданина России. Успех реформ в значительной степени способствовал военным успехам России и увеличению доходов и производительности. Что еще более важно, Петр создал государство, которое еще больше узаконило и укрепило авторитарное правление в России.Свидетельством этого длительного влияния являются многие государственные учреждения в Советском Союзе и Российской Федерации, берущие свое начало во времена правления Петра.

Россия и торговля медицинскими препаратами в семнадцатом веке | Социальная история медицины

Сводка

Эта статья посвящена торговле лекарствами в России в XVII веке. Как ранняя современная торговля медицинскими препаратами, так и российская медицина ранее привлекали значительное внимание, но до сих пор не проводилось никаких исследований с точки зрения российской торговли наркотиками.В данной статье на основе ранее не использованных документов прослеживаются виды наркотиков, приобретенных Московским судом. В отличие от доминирующего взгляда на официальную российскую медицину как на оторванную от местных лечебных практик и фундаментально зависящую от западноевропейских тенденций, эти документы показывают, что лекарства закупались так же на местном уровне, как московские рынки, и из таких далеких стран, как Восточная Азия и Америка, но что не все лекарства принимались. Поскольку многие из этих импортных товаров поступали через западноевропейские рынки, эта статья также проливает дополнительный свет на то, какие наркотики были там доступны, демонстрируя большое разнообразие наркотиков, которыми торговали в Европе раннего Нового времени.

В России в семнадцатом веке была особенно необычная форма официальной медицины: до 1654 года все практикующие врачи, работавшие при дворе или в армии, были иностранцами из Западной Европы. 1 Даже после этой даты русские составляли лишь небольшую часть практикующих врачей до конца восемнадцатого века. 2 Аналогичным образом, большинство медицинских книг, доступных в России, были импортированы из Западной Европы, переведены из западноевропейских текстов или составлены из западноевропейских источников в соответствии с западноевропейскими моделями. 3 Другие страны также привозили медицинские тексты и практикующих врачей из-за границы, но импортировать такую ​​большую часть официальной медицинской практики было, безусловно, нетипично. Россия, таким образом, кажется хорошим кандидатом для пересмотра вопроса о медицинских препаратах раннего современности, где использование местных продуктов по сравнению с иностранными стало центральным вопросом, поскольку вся официальная медицинская система до 1654 года (и даже после этого) был устроен вокруг ввоза лекарств. Поэтому, возможно, удивительно, что импорту медицинских препаратов в Россию уделяется так мало внимания; Хотя наркотикам уделялось периферийное внимание в работах, посвященных другим аспектам российской медицины или торговли, никто никогда не использовал эти записи как группу, чтобы пролить свет на участие России в ранней современной торговле медицинскими наркотиками. 4

Есть проблемы в решении российского вопроса. Для России сохранилось очень мало таможенных документов, столь важных для изучения торговли; не сохранилось ни одной обычайной книги семнадцатого века для жизненно важного русского порта раннего Нового времени — Архангельска. 5 Такие документальные проблемы сдвигают изучение российской торговли лекарственными препаратами в определенное русло, в сторону архивов судебного медицинского отдела, Аптекарской канцелярии. Это отделение занимает центральное место в российской медицине того периода, и о его институциональной истории и практикующих врачах написано много, но не о медицинских препаратах. 6 Записи для аптекарской канцелярии содержат доказательства того, что было ввезено для официального использования в суде. Они также дают ограниченное представление о более широком российском рынке, поскольку по крайней мере с 1630-х годов Аптекарская канцелярия также снабжала армию, с 1672 года открывала магазин по продаже лекарств москвичам, а также закупала товары на местных рынках на протяжении всего столетия. В некотором смысле эти записи соответствуют тому, что мы уже знаем об официальной российской медицине: медицинские препараты ввозились в Россию из тех же портов, в течение того же периода и часто на тех же судах, что и иностранные практикующие врачи.Точно так же официально ввезенные объемы наркотиков, как и количество иностранных практикующих, были достаточны для суда, но могли обеспечить лишь ограниченную поставку на более широкий рынок. С другой стороны, картина ранней современной российской медицины, представленная медицинскими записями о наркотиках, весьма иная: в то время как практикующие врачи прибыли из довольно небольшой группы европейских стран, лекарства, ввезенные в Россию, поступали из Восточной Азии и Америки. Поскольку российский суд приобретал значительную часть своих поставок из Западной Европы, это также дает представление о характере продаж медицинских препаратов в основных торговых партнерах России, в первую очередь в Гамбурге, Любеке, Амстердаме и Лондоне.Работа по торговле наркотиками часто была сосредоточена на продолжении торговли специями в Восточной Азии и импорте новых американских растений. Российские записи решительно подтверждают идею о том, что оба эти фактора были основными факторами в европейских медицинских препаратах семнадцатого века.

Записи также показывают большую степень сходства между официальной и неофициальной медициной, чем считалось ранее. Недавние исследования неофициальной медицины были сосредоточены на практиках, которые были русскими или нерусскими подданными Российской империи, и поэтому в отличие от иностранных, придворных практиков.Эти неофициальные практикующие часто попадали в суды по обвинению в колдовстве из-за своей практики, чего, несмотря на упорные слухи об их магических практиках, судебные практикующие никогда не выносили. 7 Частные рынки, на которых продавались лекарства, неоднократно исследовались в конце семнадцатого века, а затем были запрещены в 1701 году. 8 История неофициальной и официальной российской медицины, основанная на таких материалах, — это история разногласий и противодействия. Напротив, медицинские записи о лекарствах показывают, что аптекарская канцелярия закупает расходные материалы на этих рынках, и таким образом демонстрируют, насколько схожей могла быть практика приема лекарств в официальной и неофициальной российской медицине.Несмотря на существенные разногласия и противодействие, между официальной и неофициальной российской медициной существовала точка соприкосновения, что можно обнаружить, внимательно изучив записи о лекарствах. Напротив, эти документы также показывают разрыв между российской практикой и ее западноевропейскими источниками: некоторые наркотики, популярные в Западной Европе, в частности териак, были либо жестко ограничены, либо полностью запрещены в московском суде. В этой статье мы исследуем эти почти нетронутые источники, чтобы пересмотреть наше понимание связей, связей и ассоциаций и, наоборот, конфликтов, разобщений и противопоставлений официальной российской медицины семнадцатого века с остальным миром.

Россия и мир,

около 1600

В настоящее время существует значительный объем литературы по истории глобализации, глобальной торговли и глобальных связей в ранний современный период. 9 Одним из центральных моментов, который явился результатом этих дискуссий, является неравномерное распределение продуктов и разные цены на них в раннем современном мире. Эта идея обсуждалась в российском контексте Мэтью Романиелло в связи с введенным Россией в семнадцатом веке запретом на ввоз табака. 10 Табак, продукт, потребляемый во всем мире, был запрещен в России на протяжении десятилетий. Хотя этот запрет не исключал полностью табак из России — иностранцы могли ввозить его для собственного потребления, народам Сибири было разрешено его употреблять, и была безудержная контрабанда, спонсируемая английским правительством, — тем не менее, это означало явное ограничение обращения продукта. Участие России в торговле медицинскими препаратами, как и в случае с табаком, было взаимодействием с глобальным явлением, в основе которого лежали местные факторы, в частности опыт России в семнадцатом веке.

Российская империя — явление раннего Нового времени. Еще в пятнадцатом веке «Россия» представляла собой группу городов, объединенных общим языком и культурой, а также сыновними отношениями князей этих городов. Именно Иван III (годы правления 1462–1505) в самом конце пятнадцатого века подвел различные города под сюзеренитет Москвы, дав России другое раннее современное название Московия. Затем Московия продолжала расширяться как держава в шестнадцатом веке с Иваном IV (г.1547–84) покорение Казанского (1552 г.), Астраханского (1556 г.) и Сибирского (1580 г.) ханств. После смерти сына и преемника Ивана IV Федора в 1598 году страна погрузилась в период хаоса, известный как Смутное время, когда королевство не находилось полностью под контролем центра. После избрания на престол в 1613 году новая династия Романовых продолжила консолидировать завоевания XVI века, но добавила несколько своих собственных. Пожалуй, самым известным Романовым был Петр Великий (г.1682–1725), при котором Россия приняла термин Imperiia (1721) и превратилась в мировую державу. Эта поразительная траектория — от почти коллапса в 1600-х годах до главной роли на мировой арене в 1700-х — является одной из причин, по которой семнадцатый век был назван ключевым, «переходным» временем для России. 11

В тот же период Россия развивала свои зарубежные связи. Московия завоевала многих из своих непосредственных соседей на востоке и юге и поддерживала определенные контакты с другими евразийскими державами, в частности с османами, Сефевидами и Цин.Однако эти связи не означали значительного присутствия людей из этих империй при российском дворе. Значительное количество времени и усилий было потрачено на развитие связей с западноевропейскими державами. В частности, отношения с Российским государством развивали три региона: Англия, немецкие земли и Нидерланды. 12 Частично эта группа народов определялась географией: все три группы имели выход к Северному и Балтийскому морям, через которые они могли добраться до российских портов Св. Николая, а затем и Архангельска на Белом и Балтийском морях. порты Ревель и Нарва, через которые товары и путешественники также могли попасть в Россию.Религия тоже сыграла свою роль. Русские, как православные, с подозрением относились к католической церкви, подозрение усугублялось их длительным соперничеством с католической Польшей и Литвой. Примечательно, что многие европейские регионы, с которыми Россия поддерживала прочные связи, были протестантскими. В отличие от ограниченного числа людей из евразийских империй, присутствовавших в Москве, здесь все больше и больше проживало и работало западноевропейское население.

Это отразилось на типах иностранных экспертов, найденных в Москве.Суд набирал все большее количество таких экспертов, в частности людей, имеющих опыт работы в области медицины, войны, производства огнестрельного оружия, горнодобывающей промышленности и строительства. Их часто набирали через дипломатические и торговые связи с Европой, и поэтому многие из этих экспертов были английскими, голландскими и немецкими протестантами, хотя присутствовали и представители других национальностей, и, если уж на то пошло, некоторые католики. 13 Исследование А. П. Опариной показало, что эти люди в большинстве своем жили довольно комфортно в заграничных кварталах Москвы, получали хорошо оплачиваемую работу, имели свои общины и церкви и даже ставили спектакли в домах друг друга. 14 В отличие от большинства россиян, которые редко имели связи с зарубежными странами, эти проживающие в Москве иностранцы поддерживали и официально поощряли их поддерживать связи с правительствами своих стран и с другими экспертами в своей области, базирующимися в других странах Европы. Эти личные связи были столь же важны для формирования импорта лекарств в Россию, как и дипломатические контакты на высоком уровне.

Российская медицина

Важность этих дипломатических, торговых и личных связей очевидна для практиков официальной российской медицины.С 1480-х годов российский двор предпочитал нанимать западноевропейских врачей, а не местных целителей. К XVII веку деятельность иностранных врачей при российском дворе была оформлена как часть отдела, известного как Аптекарская канцелярия, просуществовавшего до 1714 года, когда его заменила Медицинская канцелярия. 15 Образовательная программа, начатая в 1654 году, действительно обучала русских действовать в качестве официальных практикующих врачей, но только в качестве аптекарей и хирургов, а не врачей. 16 В 1701 году Петр Великий установил закон, согласно которому частные аптекари впервые получали лицензию от государства, и первыми двумя мужчинами, получившими такую ​​лицензию, были иностранные практикующие врачи, которые также работали в Аптекарской канцелярии. 17 Сабина Думшат предоставляет статистические данные о происхождении этих иностранных практикующих врачей: Польша предоставила ряд хирургов, но большинство врачей и других практикующих врачей были из Англии, Нидерландов или земель Германии, ключевых контактов России в Западной Европе. 18 Именно эти иностранные врачи стали ключевым звеном в приобретении российским судом иностранной materia medica.

В то время как виды практикующих врачей оставались в целом стабильными на протяжении семнадцатого века, список пациентов Аптекарской канцелярии колебался. Царская семья и высокопоставленные придворные всегда имели доступ к таким услугам, за исключением случаев, когда попавшим в немилость дворянам временно запрещалось пользоваться ведомством. 19 По крайней мере, с 1630-х годов армейские служащие также могли подавать прошения о лечении, а полевые хирурги отправлялись из отдела для развертывания в армейских полках. 20 В 1672 году департамент начал продавать лекарства всем москвичам, причем для тех, кто нуждался в них, но не мог их себе позволить. 21 Были также некоторые попытки расширить официальную медицину за пределы столицы, включая попытки открыть аптеки в Вологде и Казани. 22 К концу семнадцатого века москвичи, проживающие в центре, и русские, служащие в армии, имели, по крайней мере, возможность доступа к официальной российской медицине.

Эта официальная медицина оставила нам множество документов. Уже проделана большая работа над материалами, относящимися к медицинскому персоналу отделения и его институциональной истории. 23 Однако большое количество документов осталось практически неиспользованным, в частности, относящихся к лекарственным препаратам. В значительной степени из-за опасений отравления приобретение, хранение и использование расходных лекарств тщательно отслеживались и регистрировались. Эти документы чрезвычайно ценны для историков торговли медицинскими препаратами: в торговых записях часто не учитываются медицинские продукты, будь то лекарства, оборудование или книги, и они попадают в общие категории, тогда как в российских судебных документах по медицине отслеживается всякая унция каждого лекарства. вещество, доставленное в цех, где оно хранилось, как оно было приготовлено, кем и кому был передан конечный продукт.Более того, эти записи также дают представление о том, какие лекарства были приемлемыми, а какие — неприемлемыми: все практикующие врачи дали клятву, обещающую верное служение, клятву, в которой точно указывается, что они могут или не могут делать. Таким образом, российские официальные медицинские записи дают жизненно важное и увлекательное представление о ранних современных медицинских препаратах.

Несмотря на важность официальной медицины и большой интерес документов, поступающих из официальных источников, мы должны помнить, что официальная медицина также была ограничена.В частности, для жителей провинции это было почти недоступно. Учитывая размер ведомства, маловероятно, что оно могло даже полностью обеспечивать нужды Москвы. Мы также знаем, что даже те россияне, которые имели доступ к официальной российской медицине, не отказались полностью от местных практик: Борис Иванович Морозов, бывший глава аптекарской канцелярии, одновременно консультировался как с неофициальным практикующим, так и с врачом аптекарской канцелярии Сэмюэлем Коллинзом. во время его последней болезни в 1662 году. 24 Документы аптекарской канцелярии свидетельствуют о существовании ряда частных торговцев на рынках, в частности, в Москве, Архангельске и западном приграничном городе Могилев, которые продавали сырье, из которого можно было производить лекарства, или сами лекарства. 25 Неофициальная медицина была огромной частью российской лечебной практики, очевидно, приобретая большее значение в провинциальных центрах и, скорее всего, в сельской местности, вдали от аптекарской канцелярии.Действительно, Андреас Реннер утверждал, что, хотя историки регулярно сосредотачиваются на официальной медицине, а неофициальная медицина рассматривается как «маргинальная», в действительности все было наоборот. Неофициальная медицина была нормой, почти неоспоримой доминирующей силой в том, как русские лечили себя. Официальная медицина как в семнадцатом, так и в восемнадцатом веках не могла рассчитывать на конкуренцию. 26

Одна проблема для историков заключалась в том, как получить доступ к этой неофициальной медицине.Практикующие обычно не были грамотными, но даже если и были, то не вели учет. Практически единственный способ, которым российские неофициальные целители попадают в исторические записи, — это судебные процессы, ситуация, в которой мы обязательно получаем лишь частичное, искаженное и принципиально негативное представление об их деятельности. Тем не менее, Ева Левин широко использовала такие документы, чтобы раскрыть то, что мы можем знать о неофициальном русском исцелении XVII века. 27 Практически неизученный набор документов, касающихся неофициальной практики, поступает из Аптекарской канцелярии.Поскольку этот отдел закупал некоторые ингредиенты для лекарств на местном уровне, с рынков как в Москве, так и за пределами империи, списки закупок Аптекарской канцелярии также могут рассказать нам о неофициальной медицине. Рассматривая российскую торговлю наркотиками из этого источника, мы можем сделать выводы не только о природе судебной медицины, но и о природе неофициальной медицины и о том, как она могла сосуществовать с официальной медициной.

Местные и имперские лекарства

Много исследований было написано о Российской империи раннего Нового времени, уделяя особое внимание организационным, административным и политическим вопросам управления таким большим и разнообразным в культурном отношении государством. 28 Меньше писали об использовании природных объектов внутри империи, либо придворными, либо простыми россиянами. 29 Исследования, посвященные другим европейским империям, показали, что использование местных природных объектов имело постоянное значение в ранний современный период, несмотря на возросшие возможности ввоза природных объектов из более отдаленных мест. В самом деле, работа Аликс Купер « Изобретая коренное население » подчеркивает, как внедрение продуктов Нового Света в Центральную Европу на самом деле привело к тому, что многие интеллектуалы переориентировали свои интересы на ценность местных продуктов. 30 Материалы Аптекарской канцелярии позволяют нам исследовать возможности медицинского использования природных объектов Российской империи как при дворе, так и за ее пределами.

На местных рынках наверняка есть местные лекарства. Записи канцелярии аптекаря показывают, что отдел закупил ряд предметов, которые могли быть закуплены на месте. В 1651 году ягоды укропа и можжевельника были в числе товаров, приобретенных на различных московских рынках. 31 В 1654 году отдел закупил масло мяты и масло полыни из Могилева. 32 Они также смогли добыть розмарин и базилик (Ежегодная Архангельская ярмарка, 1672 г.), а также лаванду и розмарин (Московские рынки, 1694 г.). 33 Все эти предметы были общими как для России, так и для Европы, но есть основания полагать, что по крайней мере часть из них была получена изнутри империи. Один рыночный торговец, Василий Кирилов, задававший вопрос о его торговой деятельности в 1699 году, утверждал, что он заполнил свой прилавок товарами, которые ему приносили сельские жители, которые собирали растения на полях, недалеко от того места, где они жили. 34 Рынок медицинских препаратов, как в Москве, так и за ее пределами, по крайней мере частично базировался на местных товарах.

Торговцы на рынке поставляли свои товары в аптекарскую канцелярию, а также неофициальным целителям. Неофициальный целитель, лечивший Бориса Ивановича Морозова в 1662 году, несомненно, пользовался местными припасами, в частности травой, известной как заячье копыто [ заячье копыто ]. 35 Как уже говорилось выше, неофициальных целителей часто подозревали в колдовстве; действительно, значительная часть судебных процессов над колдовством в семнадцатом веке связана с лечением травами. 36 Хотя не все вещества, представленные в качестве доказательств в этих испытаниях, были идентифицированы в записях, те, что были, часто были местного происхождения. В деле 1628 года у обвиняемого, Андрея Лоптунова, был обнаружен корень гусиной кожи, переданный ему неофициальным целителем. 37 Однажды, в 1657 году, подсудимый Андрей Дурбенев заявил, что его материалы выросли на местном уровне:

Один корень люди берут при жалобах на желудок [букв. матка] и от затрудненного дыхания, а второй корень — для лошадей, его дают лошадям со сломленным дыханием, а третий корень — для зубов, он растет на полях и огородах. 38

Сотрудники аптекарской канцелярии, которым обычно отправлялись такие доказательства, чтобы узнать их мнение, также иногда делали заявления о происхождении рассматриваемых трав, как в 1664:

[есть] трава карниана , другая трава каниса , и они [сотрудники аптекарской канцелярии] сказали, что эти травы являются дикими травами [букв. полевые травы]. 39

Использование терминов «дикие травы» или «полевые травы» частично обозначает некультивируемое растение, но может также указывать на то, что эти травы можно было найти локально, на полях.Подобно рыночным торговцам лекарствами, неофициальные целители также обычно полагались на местные вещества в своих лекарствах.

Из всех групп в России суд имел наибольшую возможность использовать иностранные источники для приобретения лекарств. Однако записи показывают, что суд потратил много времени и денег на то, чтобы собрать по крайней мере часть своих медицинских препаратов со всей империи. Эти усилия координировались Аптекарской канцелярией, но требовали участия правительственных курьеров, губернаторов, региональных администраторов и крестьян как в регионах, близких к Москве, так и далеко за ее пределами.Более того, этот процесс продолжался с 1630-х годов вплоть до восемнадцатого века.

Пожалуй, наиболее часто собираемыми предметами со всей Российской империи были ягоды можжевельника, которые требовалось в больших количествах превращать в спирты, в которых обычно приостанавливались лекарства раннего Нового времени для удобного употребления. Рэйчел Королофф утверждала, что сбор ягод можжевельника был особенно сосредоточен в окрестностях Яролславля, исторически важного города, расположенного в 250 км к северо-востоку от Москвы. 40 Ярославль имеет примечательное положение: город находится в пределах границ исторической Руси, поэтому коллекции здесь во многом являются делом самой России, а не империи. Королов показал, как ягоды можжевельника собирались местными крестьянами в качестве обязательной услуги царю [ повинность ], а затем передавались в аптекарскую канцелярию. Таким образом, сбор ягод можжевельника был делом центральных российских губерний, и он был организован как одна из форм традиционных служебных обязанностей.

По крайней мере, с середины семнадцатого века Российское государство также использовало ботанические возможности своей обширной империи, прежде всего Сибири. Использование природных богатств Сибири не было чем-то новым: на протяжении веков сибирские меха ценились по всей Европе и на Ближнем Востоке. 41 Королофф утверждал, что Сибирь, особенно территория вокруг главного административного центра Тобольска, использовалась для поставок зверобоя. 42 При необходимости этого предмета Аптекарская канцелярия писала губернатору Сибири в Тобольск и приказывала ему послать хорошо осведомленных людей в поля и леса на поиски этого предмета.Затем, как и в случае с ягодами можжевельника, зверобой отправляли обратно в Москву для использования в аптекарской канцелярии. Не было обязательного сбора зверобоя, родственного ягоде можжевельника , повинность. Несмотря на различия в организации, сбор корня святого Иоанна в Тобольске был заметно похож на сбор ягод можжевельника в Ярославской области, включая центральную роль обычного государственного аппарата в проведении этого процесса.

Только в одном случае российское государство семнадцатого века предприняло собственно ботаническую экспедицию: поиски сибирского источника ревеня.Ревень продавался по сухопутным путям через Евразию, происходя из китайских территорий и перемещенный бухарскими купцами в Россию, откуда он затем был отправлен в Западную Европу — по крайней мере, с середины шестнадцатого века. 43 В связи с высоким спросом на ревень в Западной Европе, российское государство было заинтересовано в поиске его внутреннего источника. Как показала Эрика Монахан, была предпринята недолгая попытка собрать ревень в Сибири, а не импортировать его из Китая, вероятно, в коммерческих целях.Однако, как продемонстрировал Монахан, эти экспедиции были организованы исключительно государством, и действительно, документы, относящиеся к экспедициям, имели маркировку gosudareva dela [букв. царское дело] — государственная тайна. 44 В случае недолговечных экспедиций ревеня, коммерция, безусловно, сыграла роль, но только как часть мотивации государства, поскольку государство все еще контролировало, организовывало и извлекало прибыль из таких схем.

Таким образом, рассмотрение местных лекарств разрушает некоторые из барьеров, которые, как считалось, существовали между официальной и неофициальной медицинской практикой в ​​России XVII века.Торговцы на рынке, неофициальные целители и судебный медицинский отдел — все были заинтересованы в использовании местных лекарств. Суд сделал это в огромных масштабах, построив или пытаясь построить целые системы снабжения для доставки местных и имперских лекарств в Москву. Частная торговля, похоже, была гораздо более мелкой, когда отдельные рыночные торговцы имели дело один на один с некоторыми крестьянами-коллекционерами. В случае с неофициальными целителями, похоже, они также участвовали в довольно мелких сделках.Интересно также, что, несмотря на зачастую негативное отношение российских властей к неофициальной медицине, они сами использовали частных рыночных торговцев для получения определенных товаров. Хотя во многих отношениях официальная и неофициальная российская медицина сильно отличалась, а иногда и противоречила друг другу, обе они разделяли общий интерес к местным лекарствам, хотя и в совершенно разных масштабах.

Европейская связь

Самые тесные контакты России — в области медицины, торговли и дипломатии — в семнадцатом веке были с небольшой группой западноевропейских стран, в первую очередь с Англией, Нидерландами и немецкими землями.Более ранняя работа над Аптекарской канцелярией установила фундаментальное влияние этих групп иностранцев на персонал, библиотеку и медицинскую практику Аптекарской канцелярии. Меньше известно о важности связи с Западной Европой для медицинских препаратов. Записи аптекарской канцелярии позволяют нам изучить как порты, через которые Россия поставляла свои медицинские препараты, так и географическое происхождение этих лекарств, чтобы оценить относительную важность Западной Европы в этом процессе. И наоборот, большая детализация российских записей, касающихся этой торговли с основными европейскими рынками, также позволяет нам глубже изучить историю медицинских препаратов в Западной Европе.

Хотя российские торговцы закупали часть своих товаров на местном уровне, некоторые из этих лекарств могли быть импортированы из Западной Европы. В 1654 году Аптекарская канцелярия закупила у Могилева мятное и полынное масло. 45 Они также смогли добыть розмарин и базилик (ежегодная Архангельская ярмарка, 1672 г.), а также лаванду и розмарин (Московские рынки, 1694 г.). 46 Они купили сенну в Могилеве в 1654 году. 47 Такие товары могли быть либо местными, либо импортированными из Западной Европы, где они также росли.Случай с сенной примечателен. Сенна встречается в разных регионах, но русский термин — Aleksandreiskii list — предполагает связь с александриновой сенной, которая растет в Египте, но обычно продавалась в Европе. Это неудивительно: Могилев был приграничным городом, а это означало, что у местных купцов был особенно хороший доступ к иностранным товарам. Присутствие сенны свидетельствует о том, что некоторые импортные лекарства продавались на российских рынках. Несмотря на проблемы с определением конкретного географического происхождения евразийских растений, похоже, что неофициальная российская медицина имела некоторый доступ к лекарствам из Западной Европы.

Российский суд предоставляет гораздо более четкие доказательства роли Западной Европы в импорте медицинских препаратов, поскольку в списках импорта из Аптекарской канцелярии указывается не только, что было ввезено, но и откуда. Многие из предметов, включенных в эти поставки, могут быть западноевропейского происхождения: розмарин, лаванда и мята — все они неоднократно фигурируют в таких списках импортируемых лекарств. Однако мы снова сталкиваемся с проблемой незнания, откуда произошли такие растения, поскольку они росли во многих местах.Учитывая центральное значение Западной Европы для российской медицины в целом, также стоит учесть долю импорта, который можно более или менее окончательно отследить, как из Западной Европы. В самом раннем доступном списке, датированном 1602 годом, лекарства европейского или средиземноморского происхождения составляют две трети из 164 лекарств. 48 В списке предметов, ввозимых из Гамбурга 1645 года, предметы европейского происхождения занимают примерно половину из 176 перечисленных предметов. 49 Аналогичная доля импорта 1694 года приходилась на европейские страны. 50 Западноевропейские растения действительно играли очень существенную роль в российской медицине, но они ни в коем случае не занимали доминирующего положения, которое занимали западноевропейские практикующие врачи или западноевропейские тексты.

Списки импорта также содержат ценную информацию о портах отправления этих грузов. Ввоз лекарств часто организовывался медицинским персоналом, который прибывал ко двору с такими припасами, например, в 1602 году, когда английский аптекарь Джеймс Френчем прибыл с лекарствами (в неизвестных количествах) для двора. 51 Помимо привезения лекарств по прибытии, практикующие врачи, уже находящиеся в российском суде, отправляли им грузы, обычно через Архангельск: английский врач Артур Ди утверждал, что ежегодно получал поставки товаров через этот порт во время своего пребывания в Россия в 1621–1634 гг. 52 Мало что известно об этих грузах, кроме их существования (поскольку рассматриваемые врачи должны были ходатайствовать об отправке саней в Архангельск для сбора товаров), но личный характер перевозки, по-видимому, предполагает наличие относительно небольших количеств. поступают из страны проживания практикующих врачей.Импорт в начале семнадцатого века был организован самими практикующими врачами и, по-видимому, происходил по прибытии, а затем периодически.

Начиная с 1640-х годов, лекарства приобретались не только у практикующих врачей, работающих при дворе, но и у торговцев. Даже в этих случаях практикующие врачи продолжали играть важную роль: они составляли «списки покупок» товаров, которые торговцы должны были предоставить суду. 53 Самая ранняя из сохранившихся записей о таком ввозе датируется 1645 годом и содержит сведения о 176 различных типах лекарств, которые были доставлены в аптекарскую канцелярию из Гамбурга. 54 Гамбург является наиболее частым портом происхождения сохранившихся записей о таком импорте наркотиков торговцами из Европы: из 13 таких импортных товаров, которые можно окончательно проследить в записях Аптекарской канцелярии, девять были из этого города. Другими портами были Амстердам, из которого поступили две такие поставки, и Лондон, для которого имеется один список. К этим цифрам следует подходить с осторожностью: записи Аптекарской канцелярии неполны, а важность Амстердама и Лондона, вероятно, недостаточно представлена.Тем не менее, большое количество сохранившихся документов, в которых упоминается Гамбург, имеет большое значение, поскольку оно несколько противоречит другим данным о торговле: Гамбург, безусловно, был важным игроком в русской торговле семнадцатого века, но Любек был самым важным из городов Ганзы, а в целом голландцы доминировали. во внешней торговле России в конце XVII в. 55 Однако немецкие земли в этот период преобладали в русской медицине: между 1660 и 1696 годами количество немецких врачей при русском дворе увеличилось более чем в три раза (с 8 до 37), в то время как количество английских практикующих врачей увеличилось. сократилась вдвое (с 6 до 3), а количество голландцев осталось стабильным (5). 56 В течение семнадцатого века импорт лекарств Аптекарской канцелярии существенно вырос, при этом все более крупные партии привозились торговцами, что дополняло постоянное использование практикующих врачей для поиска лекарств. Однако структура этой торговли зависела от структуры российской медицины, а не от внешней торговли России.

Роль европейских веществ в официальной и неофициальной медицине была в целом аналогична роли местных и имперских лекарств.Как придворные, так и невежливые практикующие использовали западноевропейские контакты для поиска лекарств, причем во многих случаях выяснялось, какие именно препараты были закуплены. Основное отличие, похоже, заключалось в масштабе. У двора были ресурсы и связи, чтобы доставить партии из нескольких сотен предметов, и он делал это периодически, начиная с 1640-х годов. Судя по тому, что нам известно о неофициальной медицине, частники не могли ввозить такие огромные количества. Разница между судебным и внесудебным использованием европейских наркотиков заключалась в масштабе, а не в фундаментальном расколе.

Дальний Восток и торговля специями

Центральным вопросом ранней современной торговли наркотиками стало то, как изменения в торговых сетях, включая более частые поездки в Восточную Азию, повлияли на медицинские препараты, доступные в Европе. Частично это можно решить, если учесть долгую историю торговли пряностями, поскольку специи часто также были медицинскими препаратами. Действительно, Тимоти Уокер и Гарольд Кук утверждали, что в некотором смысле «лекарства были подкатегорией торговли пряностями». 57 Работа Патрика Уоллиса над записями лондонского порта показала, что торговля специями и ее двойник, торговля лекарствами, значительно выросла, особенно в семнадцатом веке. 58 Российские судебные протоколы, в которых перечислены даже небольшие количества, являются, таким образом, хорошим тестом для проверки колебаний этой группы наркотиков в семнадцатом веке в других условиях.

Специи обычно можно было найти на российских рынках в семнадцатом веке. В 1654 году аптекарская канцелярия смогла купить на рынках в приграничном торговом городе Могилеве семь различных специй, в том числе мускатный орех, шафран и корицу. 59 В 1662 году отдел закупал гвоздику и другие неуказанные специи [ прианные зельи ] с ежегодной ярмарки в Архангельске. 60 На московских рынках также продавались разные восточные товары: оттуда в отдел привозили камфору (1651, 1684 и 1685), мускатный орех (1687), корицу и шафран (1691). 61 В коллекции квитанций от 1694 года перечислены мускатный орех, мускат, корица, камфора, сандал и шафран, закупленные на московских рынках. 62 Хотя эти записи напрямую говорят об использовании специй в качестве лекарств Аптекарской канцелярией, эти рынки поставляли также и других практикующих врачей, и поэтому неофициальные практикующие врачи в Московии могли использовать пять или шесть различных специй.

Российские документы семнадцатого века также содержат достаточно доказательств того, что на протяжении столетия различные специи использовались в качестве лекарств при дворе. Во всех дошедших до нас списках импорта семнадцатого века, датируемых с 1645 по 1696 год, перечислены несколько специй, в частности корица, шафран, кардамон и сандал. Также часто встречаются булава, корень фарфора и перец. Все эти предметы также перечислены в двух инвентаризационных перечнях, проведенных в середине века для канцелярии аптекаря. 63 Перечисленные специи включают все специи, имеющиеся на рынке, а также ряд других специй, которые, по-видимому, менее распространены на рынках, например, корень фарфора и перец.На протяжении XVII века российский двор регулярно закупал специи для использования в официальной российской медицине, причем в несколько большем разнообразии видов, чем было обычно доступно за пределами двора.

Изменения в использовании этих товаров на протяжении столетия лучше исследовать с помощью ограниченного числа предметов. Мускатный орех и корица — две наиболее часто встречающиеся приправы в российских документах по лекарственным средствам. Отслеживание их частоты и количества, в котором они были импортированы, позволяет нам больше узнать о том, как специи как лекарства развивались в этот период.Существуют ограничения на то, что можно узнать из абсолютного количества перевозимого товара, поскольку количество, необходимое для дозы, варьировалось от ингредиента к ингредиенту и от рецепта к рецепту, а также могло меняться во времени и у разных практикующих врачей; более того, в российских документах содержится информация только о количестве наркотиков с 1640-х годов, а в некоторых случаях и с 1660-х годов. Тем не менее, анализ объемов продаж позволяет нам получить некоторое представление о том, насколько важным было лекарство, а также о том, как его важность могла измениться с течением времени.Об этом свидетельствуют изменения в количестве мускатного ореха, доступного между 1660-м и 1690-ми годами. В 1660-х годах мускатный орех продавался в количестве 3 фунтов (1,2 кг). 64 К 1680-м и 1690-м годам это количество увеличилось до 20 фунтов (8,2 кг), хотя и только в некоторых партиях; в других количество оставалось таким же, как в 1660-х годах. 65 Мускатный орех, таким образом, импортировался постоянно, и в период с 1660-х по 1690-е годы эта торговля не сократилась и не увеличилась.

Корица дает совсем иную картину. С 1640-х по 1670-е годы корица продавалась в золотниках , современной российской мере в 4,226 грамма, обычно используемой для измерения небольших количеств ценных предметов, таких как драгоценные металлы. 66 К 1690-м годам он торговался на фунтов стерлингов . 67 Один фунт был эквивалентен 96 золотникам , и это само по себе означает существенную тенденцию к увеличению объемов торговли. 68 Кроме того, корица продавалась в количестве до 100 фунтов , что является огромным увеличением по сравнению с самой ранней зарегистрированной торговлей в 16 золотников . По сегодняшним меркам, в 1646 году корица продавалась в количестве около 65 граммов, но в 1690-х годах она продавалась в количествах до 40 килограммов. 69 Таким образом, количество корицы в семнадцатом веке, по-видимому, значительно увеличилось.

Таким образом, специи как лекарственные препараты продолжали играть важную роль в ранней современной России.Действительно, есть даже некоторые свидетельства того, что количество импортируемых определенных специй значительно увеличилось за столетие. Специи были доступны в больших количествах и даже в некотором разнообразии даже в неофициальной медицине; доступность в суде была больше как по количеству, так и по типу, как, кажется, и со всеми наркотиками. Таким образом, российские данные в целом отражают данные Уоллиса по Лондону, демонстрируя неизменное значение специй как лекарств в семнадцатом веке. 70

Америка и проблема новых лекарств

Другим существенным сдвигом в ранних современных торговых сетях с потенциальными последствиями для медицинских препаратов было открытие и освоение Нового Света европейскими державами. Конечно, Испания и Португалия, два из первых крупных европейских предприятий, присутствовавших в Северной и Южной Америке, вложили много времени и усилий в попытки коммерциализировать лекарственные растения своих новых колоний. Однако степень их успеха обсуждается.Следуя скептическому отношению ряда ученых к распространению американских лекарств в Европе, Валерия Финуччи написала, что «в конце, исторически говоря, независимо от интересов торговцев и экспериментов врачей и аптекарей. , терапия Нового Света не оказала большого влияния на официальную фармакопею, которая сохранила свой довольно традиционный подход вплоть до восемнадцатого века ». 71 Другие ученые оспаривали это, особенно Тереза ​​Хугет-Термес и Уоллис, которые выступали за значительную роль американских наркотиков, безусловно, к середине семнадцатого века. 72 Россия XVII века не имела американских колоний и прямых торговых связей с Испанией или Португалией. 73 Тем не менее, несколько американских наркотиков добрались до Москвы. Таким образом, присутствие американских лекарств в России представляет особый интерес, поскольку оно предполагало перемещение продуктов сначала в Европу, а затем через нее, и, таким образом, указывает на регулярную торговлю этими лекарствами в начале Нового времени и в Западной Европе.

Торговля американскими наркотиками сильно отличается от торговли пряностями.Американские наркотики стали доступны в России вне суда, но только довольно поздно. В 1694 году Аптекарская канцелярия закупила сассафрас и хинную хину, два важнейших американских лекарства, у одного рыночного продавца [ торговый человек ] Ивана Ефимова, работавшего на овощном рынке Китай-города. 74 Это единственный случай, когда ведомство закупало американские лекарства с российских рынков. Хотя эти доказательства говорят о покупке американских наркотиков судом, тот факт, что частный торговец имел на складе американские наркотики, предполагает, что у них также был рынок вне суда, среди обычных москвичей.В отличие от значительного разнообразия различных специй, доступных на различных рыночных прилавках как в Москве, так и за ее пределами, по крайней мере, с середины семнадцатого века, разнообразие американских наркотиков, доступных в этой торговле, похоже, было гораздо более ограниченным и вскоре появилось. о гораздо позже.

Еще доказательства поступают из суда. Американские наркотики появляются там уже в 1602 году, так как лекарства, импортированные Френчамом, включали неизвестное количество сассафраса. 75 Это растение было особенно найдено в испанских колониях, известных как Новая Испания, и его использование было популяризировано Монардесом.Периодичность его распространения по Европе обсуждается, но английские аптекари держали его в инвентаре, по крайней мере, с 1590-х годов. 76 Американские наркотики затем стали регулярно появляться в российских записях с конца 1640-х годов. Четыре американских препарата неоднократно фигурировали в записях об импорте: наряду с сассафрасом, мы также находим хину, сарсапариль и гваякум. Сассафрас был одним из самых продаваемых предметов, который фигурировал в импортных записях восемь раз между 1645 и 1694 годами. 77 В 1660 году хина впервые появилась в российских записях об импорте и продавалась еще дважды, в 1667 и 1694 годах. 78 Хина, позже известная как хинин, но часто называемая в Европе раннего Нового времени как кора иезуитов или перуанская кора, была получена из Южной Америки, включая контролируемую Португалией Бразилию и, что наиболее известно, контролируемое Испанией Перу. Он был завезен в Европу как лекарство в 1640-х годах, в частности, как жаропонижающее. 79 Сарсапарилла появилась в русских записях в 1667 году, а затем в 1694 году. 80 Иезуитские миссионеры сыграли значительную роль в том, чтобы завезти это растение из Бразилии в Португалию где-то в конце шестнадцатого или начале семнадцатого века. 81 Он особенно ценился при лечении сифилиса и очищении крови. Последним в российских импортных документах был гвайакум, или lignum vitae (1683 и 1692), поступивший из Новой Испании и доступный в Европе с середины семнадцатого века. 82 По крайней мере, одно американское лекарство определенно было доступно при российском дворе с 1600-х годов, и несколько различных американских наркотиков регулярно продавались при дворе во второй половине семнадцатого века.

Эти документы также кое-что говорят нам об изменении количества американских наркотиков, продаваемых в конце семнадцатого века. Сассафрас, самый ранний импортируемый препарат, поступал в довольно значительных количествах с середины семнадцатого века: 1 пуд , или 40 фунтов (16,38 кг) в 1646 году. 83 Это значительно больше, чем в среднем общий объем импорта определенных специй за столетие, некоторые из которых продавались в долях от фунтов, не кратных (см. выше).Партия 1667–68 годов была массовой и содержала огромное количество американских наркотиков, крупнейшим из которых было 220 фунт 4 золотников сассафраса, что эквивалентно более 90 килограммам, что является одним из самых больших количеств индивидуума. препарат когда-либо ввезенный российским судом. 84 Более поздние поставки не содержали таких огромных количеств, только 1 фунтов было импортировано в 1692 году. Однако это нельзя рассматривать как прямое свидетельство сокращения импорта американских лекарств.В 1692–94 гг. Были импортированы в некотором количестве сассафрас, хина, сарсапариль и гваяк, а также 50 фунтов (20 кг) сассафраса. 85 Эти записи свидетельствуют о постоянном спросе российского двора на значительные количества американских наркотиков на протяжении всего конца семнадцатого века.

Эти поставки важны не только для истории российской медицины, но и для понимания торговли американскими лекарствами за пределами России. С 1645 года американские лекарства неоднократно включались в общие поставки, закупаемые на европейских рынках.Не всегда российский двор закупал лекарства таким образом: рога единорога, в основном бивни нарвала, которые обычно продавались — за большие суммы — как рог мифического земного единорога, когда-либо приобретались только через специальные комиссии. 86 Американские наркотики были более доступны в Европе, чем рога единорога. Следует помнить, что российский двор опирался на очень серьезные торговые центры: Лондон, Амстердам, Любек и Гамбург, места с огромными торговыми оборотами и прекрасными международными связями.Тем не менее, тот факт, что 90 килограммов сассафраса можно было получить из Гамбурга в 1660-х годах, очевидно, без каких-либо специальных договоренностей, указывает на то, что американские лекарства были довольно нормальной частью торговли лекарствами в Европе на тот момент. Это подрывает позицию Финнуччи и других, которые утверждают, что американские лекарства не были серьезной частью ранней современной европейской медицины. 87 Скорее, наличие таких больших количеств американских лекарств позволяет предположить, что к середине семнадцатого века они были широко продаваемыми лекарствами, что подтверждает аргументы Уоллиса и Хуге-Термеса. 88 Судя по российским документам, к середине XVII века торговля американскими наркотиками внутри континентальной Европы была довольно стабильной.

В России появилось меньше американских наркотиков, чем пряностей, и те, что присутствовали, оказали меньшее влияние вне суда. Тем не менее они были важной частью ранней современной русской медицины. Американские лекарства попали в неофициальную медицину к 1690-м годам, почти через столетие после того, как они впервые появились в протоколах российского суда в 1602 году.Хотя в торговле американскими наркотиками было меньше видов, те, которые продавались, обменивались в значительных количествах, что, вероятно, говорило об определенном уровне популярности. Эти огромные количества также говорят нам о поставщиках из России. Похоже, что, по крайней мере, к 1660-м годам торговля американскими наркотиками в континентальной Европе была относительно стабильной, если не массовой. Американские наркотики, несмотря на сомнения некоторых ученых, к середине семнадцатого века были регулярной частью общеевропейской торговли наркотиками.

Опасные наркотики? Части животных и трупная медицина

Ранние современные официальные российские медицинские записи показывают значительные ассигнования из Западной Европы. Важно также отметить, где российская практика не только расходилась с западноевропейскими нормами, но и когда эти нормы были явно отвергнуты. Избирательный характер ранней современной российской медицины обсуждался Евой Левин и Андреасом Реннером, оба из которых подчеркивали тот факт, что русские решили импортировать западноевропейскую медицину, а не навязывали им это. 89 Такие дискуссии вписываются в более широкую тенденцию в глобальной истории медицины, отслеживая, как местные факторы повлияли на восприятие глобальных тенденций. Лонда Шибингер утверждала, что предметы, которые не ассимилируются, говорят нам о торговле наркотиками столько же, сколько и те, что были, приводя пример западно-индийского абортивного средства, популярного в регионе своего происхождения, но почти неизвестного в Европе, несмотря на значительный современный спрос на такие экзотики. 90 О чем говорит нам отказ России от некоторых медицинских препаратов, широко используемых в Западной Европе, в контексте более широкого принятия этой традиции россиянами?

Хотя западноевропейские врачи, работающие при дворе, составляли списки закупаемых лекарств, русские сами контролировали то, что использовалось в качестве лекарства в Аптекарской канцелярии.Как и все московские сервиторы, медперсонал Аптекарской канцелярии принес присягу. Такие клятвы включали обещание службы и повиновения царю, а также более или менее подробные списки существенного или запрещенного поведения. 91 В случае с Аптекарской канцелярией эти клятвы определяют аспекты медицинской практики, которые разрешены или запрещены. 92 В клятве начала 1630-х годов медицинский персонал аптекарской канцелярии должен был поклясться не прописывать «нечистую мумию, какой-либо злой змеиный яд, другое ядовитое животное, рептилию или птицу [или] какие-либо злые и нечистые соединения, которые могут нанести вред здоровью. ‘. 93 Ссылка на мумию ясна и недвусмысленна: врачам аптекарской канцелярии запрещено использовать это вещество. Мумия — это порошок, сделанный из забальзамированных трупов, первоначально древнеегипетских мумий, который широко использовался в средневековой и ранней современной Европе, и один из группы лекарств, известных как «трупная медицина». 94 В шестнадцатом веке медицинские гуманисты начали прослеживать эволюцию концепции «мумии» и вызвали научные дебаты о ее происхождении и использовании, что в конечном итоге привело к ее упадку в мнениях медиков.Популярная практика не усвоилась так легко, и мумия использовалась вплоть до восемнадцатого века. 95 Странно, что российский суд исключил такую ​​важную европейскую медицину из своей практики. Более того, прилагательное, используемое для описания мумии — nechistii — означает нечистоту в ритуальном смысле или даже зло. Таким образом, в первой половине семнадцатого века мумия была запрещена к использованию при российском дворе, а русские решили исключить из своей практики одно из самых сильных лекарств западноевропейской фармакопеи.

Ссылки на лекарства животного происхождения в присяге менее четкие. Клятва однозначно отвергает использование в медицине только одной группы животных — ядовитых, — но в тексте не указано, каких именно животных это могло бы означать. Термин, который я здесь перевожу как рептилия — gad — может также означать что-то вроде паразитов, термин жестокого обращения, а также зоологический дескриптор. Фраза «злой змеиный яд» также расплывчата, но значительна. Ключевым ингредиентом одного из самых сильных и популярных лекарств раннего нового времени, териака (панацеи), была плоть гадюки, которая тогда считалась ядовитой. 96 Кроме того, еще одним распространенным ингредиентом териака была мумия. 97 Общая ассоциация териака и мумии, а также связь здесь в тексте между «ядом злой змеи» и мумией, по-видимому, наводит на мысль, что «яд злой змеи» действительно был териаком. Это толкование также хорошо согласуется с остальной частью фразы, в которой запрещены все лекарства, содержащие части ядовитых животных, поскольку териак в любом случае попадает в такую ​​категорию. Более того, в «Современное состояние России » английский врач Сэмюэл Коллинз, работавший при русском дворе в 1660-х годах, особо отмечает, что «териака» запрещена в России «потому что в ней есть гадюка». 98 Таким образом, по крайней мере, в 1630–1660-х годах российский суд запретил трупную медицину и серьезно ограничил использование лекарств животного происхождения, исключив при этом два самых сильных элемента западноевропейской фармакопеи — мумию и териак. из их практики.

Судя по всему, введены в действие запреты на назначение лекарств животного происхождения. Помимо своих комментариев о териаке, Коллинз также жаловался, что ему не разрешили прописывать лекарства, содержащие части животных, во время постов, поскольку это противоречило запретам русского православия, написав: «Если у лекарства есть Cor.cervi [рог оленя], ungul . Al. [лосиное копыто] или пил. лепор. [заячьих волос] в нем, они не возьмутся, хотя для спасения своей жизни, настолько точны они в соблюдении своего Поста. 99 Однако несколько рецептов Коллинза сохранились, что свидетельствует о том, что он обычно прописывал пациентам глаза крабов. 100 Таким образом, Аптекарская канцелярия ввела ограничение на использование лекарств животного происхождения, а не абсолютный запрет.

Импортные записи также подтверждают идею частичного использования лекарств животного происхождения в российском суде.Были импортированы некоторые лекарства животного происхождения, но их ассортимент ограничен: регулярно появляются только четыре вида лекарств: глаза крабов, оленьи рога, масло скорпиона и спермацет. Однако объемы, в которых они были импортированы, были значительными. В частности, во второй половине семнадцатого века все предметы импортировались регулярно, в количестве фунтов , иногда более 100 фунтов (40 кг) за раз. Также важно то, что лекарства для животных лишь эпизодически появляются в торговых документах первой половины семнадцатого века и в каждой партии во второй половине века.В 1602 г. лекарства для животных не импортировались, а в 1645 г. импортировался только спермацет. 101 Напротив, поставки начиная с 1670-х гг. Включают все четыре лекарства, а в 1692 г. 5 фунтов масла скорпиона, 8 фунтов спермацетов, Было импортировано 20 фэнтов глаз крабов и 120 фэнтов оленьих рогов. 102 Это может указывать на растущее признание частей животных в медицине во второй половине семнадцатого века.

Это изменение статуса лекарств животного происхождения в конце семнадцатого века может быть связано с двумя отчетами, написанными для аптекарской канцелярии в 1660-х годах.Ряд лекарственных препаратов животного происхождения обсуждается в отчете за 1664 год, написанном доктором Андреасом Энгельхардтом. Интересно, что в этом документе не упоминаются какие-либо части животных, наиболее часто упоминаемые в торговых документах, а также териак или мумии. Вместо этого в отчете рассматриваются части других животных: медведи, волки, лисы и зайцы. 103 Эти животные были гораздо более доступны, чем, скажем, спермацет; на медведей регулярно охотилась русская знать. 104 В том же году, что и Энгельгардт, Коллинз написал отчет об использовании оленьего рога в качестве лекарства. 105 Интересно, что первая сохранившаяся запись об импорте, включая оленьи рога, датируется 1673 годом, когда-то после отчета Коллинза, и что поставки лекарств животного происхождения были более обычными в годы после того, как были подготовлены два отчета, хотя это должно быть вспомнил, что в более поздний период регистрировалось больше импорта. 106 Эти отчеты, по-видимому, представляют собой переоценку аптекарской канцелярией роли частей животных в медицине во второй половине семнадцатого века, соображение, на которое, по крайней мере, частично были приняты меры.

Поскольку лекарства животного происхождения могут создаваться на местном уровне, можно ожидать, что части животных будут более активно фигурировать в списках медицинских ингредиентов, закупаемых на местных российских рынках, чем импортируемых из-за границы. По крайней мере, некоторые лекарства животного происхождения считались ценными вне двора: в 1691 году ученик аптекарской канцелярии Леонтий Тиханов был приговорен к избиению за кражу безоара из отдела, говоря о ценности этого предмета вне суда. 107 Кроме того, некоторые русскоязычные медицинские книги включают в свои рецепты части животных. 108 Однако части животных редко встречаются в списках лекарств, купленных судом на местных рынках: в 1682 году аптекарская канцелярия купила несколько бараньих рогов; в 1694 году они купили и спермацет, и глаза крабов. 109 Фактически, отдел чаще закупал на рынках специи, чем части животных. Также важно, что части животных никогда не упоминаются ни в одном из исследований рынка лекарств, ни в запрете 1701 года на эту торговлю. 110 Эти документы также подтверждают идею о том, что лекарства для животных были лишь ограниченной частью российской медицины в том виде, в каком ее применяли.

Траектория двух лекарств, прямо упомянутых в присяге Аптекарской канцелярии, — териака и мумии — сильно отличается от траектории лекарств животного происхождения как группы. Действительно, только один импортный документ, датированный 1679 годом, перечисляет theriaca andromachi; ни один список мумий. 111 Ситуация изменилась к началу восемнадцатого века. В 1711 году известный политтехнолог и советник Петра Великого Стефан Яворский произнес проповедь под названием Theriaca ex venenis confecta [Theriaca ex venenis confecta ], в которой териак используется как метафора для достижения успеха в поражении. 112 Это согласуется с другими доказательствами, свидетельствующими о том, что запрет на териак, а, возможно, и на мумию, прекратил свое действие к началу восемнадцатого века. В голландских документах, обсуждающих российский тариф 1731 года, териак упоминается как продукт с установленной тарифной ценой, что позволяет предположить, что к тому времени он регулярно продавался в Россию. 113 Запрет российского двора на териак и мумию определенно действовал в 1640–1660-х годах, но постепенно ослабевал даже к концу 1670-х годов и, по-видимому, полностью исчез к началу восемнадцатого века.

Следуя аргументам Шибингера о важности непереносов в истории межкультурного медицинского обмена, мы можем рассматривать свидетельства клятв как важную поправку к свидетельствам из импортных списков. Хотя Россия в значительной степени опиралась на западноевропейские источники и практику для своих медицинских препаратов, это всегда был избирательный процесс, а в случае медицинских препаратов трупная медицина и медицина на основе животных были существенно ограничены в первой половине семнадцатого века, хотя это ограничение ослабло позже в столетии.Эти свидетельства перекликаются с выводами, сделанными Левиным и Реннером относительно других областей ранней современной российской медицины: российский суд потратил много времени, усилий и денег на ввоз западноевропейских практикующих врачей, книг и практик. Однако это не было рабским подражанием западноевропейским нормам. Скорее, этот импорт шел рука об руку с выбором и корректировкой этого лекарства в соответствии с российскими целями.

Заключение

Уделение внимания документам, относящимся к лекарственным средствам, раскрывает аспекты ранней современной российской медицины и, в действительности, аспекты ранней современной европейской медицины в целом, чего другие источники не могут.Медицинские препараты в России рассказывают нам об отношениях между официальной и неофициальной медициной и пересматривают наши представления об отношениях российской медицины с медициной других стран Европы и мира. История ранней современной российской медицины почти полностью сосредоточена на аптекарской канцелярии, и это понятно, поскольку записи этого учреждения представляют собой значительную коллекцию медицинских документов того периода. Круг пациентов Аптекарской канцелярии расширился в течение столетия, но даже к 1690-м годам он охватил лишь меньшинство россиян, причем подавляющее большинство обращалось за помощью в другом месте.Фактически, записи аптекарской канцелярии дают возможность изучить неофициальные методы лечения, в частности, медицинские препараты, которые продаются на местных рынках и приобретаются у них судом. Сам факт наличия этих документов свидетельствует о том, что между неофициальной и официальной медициной существовал консенсус относительно доли медицинских препаратов. Более того, к 1690-м годам на рынке появились даже новые медицинские препараты, такие как импортные американцы. Несмотря на заметные разногласия и даже конфликты между официальной и неофициальной медициной в других областях, в сфере медицинских препаратов было хоть какое-то согласие.

Это соглашение покрывает стоимость не только местных лекарств, но и продуктов из более отдаленных регионов: специй из Восточной Азии и американских продуктов. Это меняет наше понимание географических границ российской медицины. Практикующие врачи и медицинские тексты пришли в Россию из небольшого числа западноевропейских стран. Напротив, медицинские препараты регулярно поступали из империи, из Восточной Азии и даже из Америки. Западная Европа остается важной частью общей картины — как восточноазиатские, так и американские товары обычно импортировались через Западную Европу, — но она играет роль посредника, а не доминирующего игрока.Сохраняющееся значение Западной Европы означает, что российские источники также могут рассказать нам о тенденциях в этой области: тот факт, что российский двор мог закупить такое значительное количество как специй, так и американских растений в Гамбурге, среди других мест, в середине семнадцатого века говорит о том, что нам, что торговля пряностями имела непреходящее значение на протяжении всего столетия. Это также показывает нам, что к середине века американские лекарства активно продавались по всей Европе, что существенно опровергает утверждения о том, что они никогда не были важной частью европейской медицины.Заинтересованность российского суда в регистрации своих покупок показывает, что состояние медицинских препаратов как в России, так и в Европе постоянно отличается географическим разнообразием.

И наоборот, несмотря на сохраняющееся значение Западной Европы для российской медицины, российские записи о лекарствах не демонстрируют рабского подражания западноевропейским тенденциям. Действительно, два самых популярных и уважаемых лекарства в Европе раннего Нового времени — мумия и териак — были запрещены российским двором в начале семнадцатого века, хотя этот запрет длился не более нескольких десятилетий.Здесь данные о медицинских препаратах еще раз перекликаются с другими работами по российской медицине, в частности, с выводами Евы Левин и Андреаса Реннера о том, что ранняя современная российская медицина была в высшей степени и фундаментально избирательной по отношению к западноевропейским тенденциям и моделям. Это важный момент для включения российской медицины в текущие дискуссии о глобальной истории. Общие тенденции всегда модифицируются местными соображениями, в этом случае растения, выращенные на континенте, о существовании которого было недавно известно, предпочтительнее лекарств, известных в Европе на протяжении веков.

Благодарности

Исследование, на котором основана эта статья, было поддержано грантами Wellcome Trust и Института истории медицины Макса Планка. Я, как всегда, благодарен сотрудникам Российского государственного архива древних документов [РГАДА], Москва, за использование их материалов, терпение и поддержку. Более ранние версии этой статьи были представлены на семинарах «Торговля лекарствами: глобальная торговля лекарствами в перспективе» в Лондонской школе экономики и «Преемственность и изменения в русской терапии» в Оксфордском университете.Я благодарен участникам этих семинаров, а также Рэйчел Королофф, Эрике Монахан, Мэтью Романиелло, Патрику Уоллису, двум анонимным рецензентам и моим соавторам при создании этой пары статей, Яну Виллему Велувенкампу и Вернеру Шельтенсу за их бесценные комментарии по предыдущим черновикам этой статьи. Все оставшиеся ошибки полностью мои.

Финансирование

Эта работа была поддержана Wellcome Trust и Институтом истории науки Макса Планка.

Заметки автора

© Автор, 2016. Опубликовано Oxford University Press от имени Общества социальной истории медицины.

Это статья в открытом доступе, распространяемая в соответствии с условиями лицензии Creative Commons Attribution License (http://creativecommons.org/licenses/by/4.0/), которая разрешает неограниченное повторное использование, распространение и воспроизведение на любом носителе при условии, что оригинал работа правильно процитирована.

Наука и зрелище в XVIII веке Россия

Это захватывающая тема, как ученые пришли в Россию, вошли в русскую культуру. Нам знакома идея, что наука была привнесена в Россию царем Петром I, Петром Великим, что в России не было научных традиций до XVIII века. В XVIII веке Петр представил науку через основанную им Академию и открытую в 1725 году. Но как Академия и как науки на самом деле стали частью русской культуры — это сложная история.Это было довольно сложное дело. Одна из увлекательных вещей в этой истории заключается в том, что зрелище и представление были ключевыми элементами того, как участвовавшие в нем ученые сумели убедить российское правительство и российский суд серьезно отнестись к науке.

Петр Великий хотел привнести в Россию больше культуры западноевропейского стиля отчасти для улучшения вооруженных сил, участвовавших в Северной войне со Швецией, и ему пришлось модернизировать армию, чтобы выиграть эту войну.Итак, он основал город Санкт-Петербург и провел множество различных реформ, которые европеизировали русскую культуру. Одним из них было знакомство с западной наукой. Он организовал с помощью немецкого философа Готфрида Лейбница и его учеников и последователей Академию наук, которая открылась в Санкт-Петербурге в 1725 году. Люди, которые были привезены туда, прибыли из Германии, из Франции. Им очень хорошо платили, некоторые из них были довольно известными, и все выглядело хорошо. Но, к сожалению, Петр умер, и его, как главного покровителя Академии, больше не было, чтобы защищать ее.

Как только академики приехали в Петербург, судьба их института и западной науки в России внезапно оказалась на волоске. В первые годы своей деятельности Академия очень быстро нашла способы найти для нее место. Многие люди в то время очень враждебно относились к идее перенести западную науку в Россию. Православная церковь была настроена скептически или, вероятно, не так скептически, как иногда кажется. Но было также много дворян, которые думали, что петровские реформы ведут Россию в неправильном направлении, и они хотели вернуться к старым московским способам ведения дел до реформ Петра.Это включало избавление от этих академиков и их наук.

Академики очень быстро пытались придумать способы увлечь себя русским двором, который в то время — а мы говорим о 1720–30-х годах — находился в Санкт-Петербурге. Какое-то время они были в порядке, пока на российском престоле была вдова Петра Екатерина. Но в начале 1730-х годов появилась новая императрица Анна Ивановна. Она автоматически не проявляла особого интереса к наукам.

Итак, что вам делать? Как в этой ситуации обезопасить свою Академию и свою научную деятельность? Ну, академиков возглавил человек по имени Иоганн Даниэль Шумахер. Шумахер был родом из Эльзаса, он приехал в Россию в качестве библиотекаря и главного научного консультанта Петра, и он был секретарем Академии, и он был очень умным человеком в понимании того, что нужно сделать, чтобы попытаться обеспечить себе место жительства. Академия и науки в России. Я думаю, Шумахер понял, что занятие наукой не вызовет большого интереса у суда к академии.Итак, в то время как в 1720-х годах люди читали лекции о ньютоновской физике, математике Лейбница и так далее, в 1730-х годах это действительно уменьшилось. Вместо этого Шумахер сосредоточился на найме людей, способных выполнять действия, которые были бы интересны председателю суда Ане Ивановне.

Среди этих интересов, что было очень необычно для Академии наук того периода, была композиция фейерверков. Петр Великий представил в Петербурге западные фейерверки и шоу как способ прославления мнемоники и государства.Некоторые из них были триумфальными. Итак, вы устроили множество фейерверков, чтобы отпраздновать победу над шведами или турками, некоторые из них были сделаны в честь королевских дней рождения, свадьбы или Нового года. Это были очень грандиозные зрелища. В то время в России порох был дешевым, поэтому можно было устроить эффектный фейерверк. Они были созданы вокруг очень сложной декорации. Они не были похожи на фейерверки сегодня, когда у вас есть просто изображения в небе, много света и цвета, но они были больше похожи на пьесы, в которых есть повествование, история и много символики, все говорят о величии России и царя.

Вам нужен был опыт, чтобы писать эти повествования и понимать, как составлять рассказы, используя всю символическую иконографию, необходимую для фейерверков. В России не было никого, кто мог бы это сделать. Шумахер это понимал, и поэтому он начал нанимать новых академиков, действительно хорошо умеющих создавать фейерверки. Он нашел джентльмена по имени Юнкер, который мог это сделать, и другого по имени Шталь. Юнкер и Шталь и другие в Академии начали создавать эти очень сложные композиции фейерверков для постановки в честь русского двора и императрицы Анны Ивановны.

Это, собственно, одна из вещей, которые сделал в молодости первый русский ученый Михаил Ломоносов. Он разработал иллюминацию и фейерверк для двора. Шумахер также нанимал людей, чтобы писать стихи для двора, оды в честь императрицы, например, и всевозможные художественные отделы, которые производили бы то, что могло быть интересно двору. Это была очень успешная стратегия.

К концу 1730-1739 гг. Академия была в очень хорошем положении, потому что она была настроена предоставлять все эти услуги двору, который в конечном итоге контролировал ее судьбу.Суд с радостью его поддержал. Но потом случилось несчастье — Анна Ивановна умерла, и ее через некоторое время сменила дочь Петра Великого Елизавета Петровна Елизавета Петровна. Она стала императрицей Елизаветой, и у нее действительно были проблемы с Анной Ивановной и иностранными придворными, которые выросли вместе с ней и стали частью ее свиты во главе с человеком по имени Эрнст Барон, который считался абсолютной катастрофой для России.

Елизавета приступила к избавлению от всей знати и всех, кто был тесно связан с двором Анны, и заменила их русскими и французами, которые поддерживали ее.Это было очень плохой новостью для Шумахера, потому что он только что потратил десять лет на то, чтобы наладить тесную связь со двором Анны, потому что он хотел, чтобы Академия и наука выжили в России. Фактически, Шумахер был быстро арестован при Елизавете, и в отношении него было проведено расследование, в ходе которого он был обвинен во всевозможных ужасных деяниях, хищениях, коррупции и так далее.

Оказывается, что в конце концов Шумахер выжил частично благодаря своим связям с такими людьми, как Якоб фон Шталь, который был одним из создателей придворных спектаклей.Кто-то может возразить, что со временем Элизабет поняла или ее придворные со временем поняли, что им все еще нужны впечатляющие навыки Академии, хотя они должны быть преобразованы, чтобы прославить Елизавету, а не Анну. Итак, Шумахер в конечном итоге был освобожден, и в начале 1740-х или в 1740-х годах для академии был издан устав, который закреплял в законе, что Академия имеет право существовать и действовать на определенных условиях, и это был ключевой момент, потому что он означало, что академия окончательно закрепилась в России.В этой истории мы видим то, как зрелище и способность создавать фейерверки из всего сущего сыграли важную роль в обеспечении места науке в русской культуре.

Старший преподаватель истории и философии науки, Университетский колледж Лондона

Из Парижа в Санкт-Петербург: как изобразительное искусство пришло в Россию в XVIII веке — онлайн-лекция

Королевский литературный и научный институт Бата приглашает вас в это воскресенье в 7.30 часов вечера, на онлайн-лекцию доктора Розамунд Бартлетт под названием « Из Парижа в Санкт-Петербург: как изобразительное искусство пришло в Россию в 18 веке ».

Зимний дворец ночью в Санкт-Петербурге, Россия, Европа, @Robert Harding

До начала восемнадцатого века Россия была страной икон и народного искусства, ориентированной на Азию. Все изменилось, когда Петр Великий стал первым российским царем, выехавшим за границу, заказав первый государственный портрет в западном стиле.В 1703 году он основал Санкт-Петербург как свое «окно в Европу» и открыл двери для иностранных архитекторов, художников и мастеров. Эта иллюстрированная лекция посвящена его достижениям и тому, как Анна, Елизавета и Екатерина, три великие императрицы восемнадцатого века, принесли западную живопись, скульптуру, балет и оперу в Санкт-Петербург.

Розамунд Бартлетт — историк культуры, специализирующийся на русской литературе, музыке и искусстве. Она проявляет особый интерес к европейскому модернизму, опере и пересечению политики, истории и искусства и читала лекции по этим предметам в университетах и ​​государственных учреждениях по всему миру.Среди ее книг: «Вагнер и Россия» и «Толстой: русская жизнь». Она также написала биографию Чехова и опубликовала переводы его рассказов и писем. Ее новый перевод «Анны Карениной» был опубликован в 2014 году.

Геномный и исторический синтез чумы в Евразии 18 века

Значение

В последние несколько лет распространение и эволюция чумы были предметом споров.Однако очень мало известно о динамике возбудителя чумы, Yersinia pestis , во время последней фазы Второй пандемии чумы в Европе (18-19 века). Мы представляем девять древних геномов Y. pestis из Второй пандемии чумы. CHE1 — это первый геном второй пандемии чумы из Кавказского региона, области, где до сих пор находятся резервуары диких животных, что делает его ключевым штаммом, помогающим выяснить происхождение чумы Средневековья и раннего Нового времени. Наше исследование документирует важность неуроцентрического подхода к исторической динамике чумы и предлагает происхождение заноса чумы за пределами Европы.

Abstract

Чума продолжала поражать Европу более пяти столетий после Черной смерти. Тем не менее, к XVII веку динамика чумы изменилась, что привело к ее медленному снижению в Западной Европе в течение последующих 200 лет — периода, для которого ранее был доступен только один геном. Используя мультидисциплинарный подход, объединив геномные и исторические данные, мы собрали геномов Y. pestis от девяти особей, охватывающих четыре евразийских участка, и поместили их в исторический контекст в рамках установленной филогении.CHE1 (Чечня, Россия, 18 век) в настоящее время является последним геномом пандемии Второй чумы и первым неевропейским образцом в линии передачи после Черной Смерти. Его место в филогении и наш синтез указывают на существование неевропейского резервуара, питающего чуму в Западной Европе множеством волн. Рассматривая социально-экономические, экологические и климатические факторы, мы подчеркиваем важность неуроцентрического подхода к обсуждению динамики второй пандемии чумы в Европе.

Yersinia pestis , этиологический агент чумы, заражает людей с доисторических времен (1–4) и является причиной некоторых из самых смертоносных пандемий, когда-либо поражавших европейское население.Самая известная пандемия — Вторая пандемия чумы, которая бушевала в Европе и за ее пределами в период с 14 по 19 века нашей эры. Однако, хотя в его повествовании часто преобладает эпидемия черной смерти (1346–1353 гг.), Которая, по оценкам, за несколько лет унесла жизни от 30 до 60% европейского населения, вспышки чумы были обычным явлением в Европе до начала 19 века. повторяясь на несколько десятилетий позже, чем в других частях мира (5–8). Примечательно, что примерно в середине 17 века в динамике чумы произошел серьезный сдвиг, после которого в Западной Европе в начале 1700-х годов была зафиксирована только одна эпидемия континентального масштаба (5–7).Более локализованные вспышки имели место до начала 19 века (например, на Мальте) (5, 9).

Точная динамика распространения и сохранения чумы в Европе во время Второй пандемии чумы была предметом пристального внимания в литературе (10⇓ – 12). К счастью, последние века чумы в Европе оставили нам непревзойденное богатство исторических источников, документирующих пораженные группы населения на всем континенте и современников, стремящихся понять болезнь и бороться с ней (13).Однако, в то время как предыдущие исследования (10–12, 14, 15) дали ряд геномов пандемии Второй чумы, наши геномные знания 18 века ограничивались геномами, выделенными из Marseille l’Observance (OBS) (10), а в потомстве после Черной Смерти вообще отсутствовали какие-либо неевропейские геномы. В этом исследовании мы стремимся восполнить этот недостаток данных, добавив два генома этого периода. Особого внимания заслуживает геном из Кавказского региона (Маист, Чечня, Россия), датируемый 18 веком, поскольку он ставит под сомнение теорию исключительно европейского происхождения чумы после Черной смерти и помещает ее дальше на восток.Наши данные устраняют пробел в знаниях, который не рассматривался в предыдущих евроцентрических исследованиях (10, 14), и указывают на гораздо более сложный механизм динамики чумы, чем ранее предлагалось для Второй пандемии чумы. В частности, добавление кавказского штамма CHE1 и неевропейских исторических данных имеет серьезные разветвления для нашего понимания последних веков чумы в Европе. Исторические данные, хотя и скудные и менее подробные, существуют и должны быть включены в расследование пандемии, которой чума осталась далеко за пределами расширения Black Death.Второй новый геном 18-го века можно отнести к последней волне чумы, поразившей Скандинавию в 1710-х годах. Кроме того, мы секвенировали шесть штаммов 17-го века из San Procolo a Naturno и штамм 14-го века из Collalto Sabino (Италия). Объединив наши данные с ранее опубликованными геномами Y. pestis и историческими источниками, мы представляем геномный и исторический синтез интродукций чумы в Европе 18 века.

Соответственно, мы стремились ответить на три ключевых вопроса на основе мультидисциплинарного подхода, сочетающего данные, представленные в этом исследовании, и ранее опубликованные геномные данные с историческими источниками.Наше внимание сосредоточено на XVIII веке, который включал последние крупномасштабные вспышки чумы в Западной Европе во время Второй пандемии чумы. Во-первых, мы обращаемся к потенциальному местонахождению резервуара дикой природы, который стал причиной повторных эпидемий в Европе и вокруг нее после Черной смерти, возможно, наиболее спорного аспекта исследования чумы древней ДНК (аДНК). Во-вторых, мы обсуждаем изменения в динамике чумы, наблюдаемые историками, и то, как эти изменения могут быть связаны с доступными геномными данными. Наконец, мы исследуем конец чумы в Западной Европе и значение наших данных в этом контексте.

Результаты

В этом исследовании мы описываем девять геномов Y. pestis (рис. 1 и набор данных S1), выделенных из скелетов, обнаруженных на четырех евразийских участках и датированных 14–18 веками (рис. 2). . Индивидуальный COL001 был обнаружен на средневековом кладбище церкви Сан-Джованни-ин-Фистола Коллальто Сабино (Италия) ( SI Приложение , рис. S1). Скелет молодого взрослого мужчины был извлечен из многократного захоронения. Шесть геномов были выделены из скелетов, найденных в нескольких братских могилах в Сан-Проколо-а-Натурно (Натурнс, Италия) (SPN), датированных 17 веком.Индивидуальный PEB10 / A975 был раскопан на месте Чумного кладбища Пестбакен, первоначально расположенного на лугу недалеко от Холье (Olofström. Blekinge, Швеция) (16, 17). Скелет был идентифицирован как мужчина в возрасте от 20 до 25 лет на момент смерти ( SI Приложение ). Наконец, особь CHE1 / 522 была раскопана в Майсте (Чечня, Россия, 18+ век) в 1962 году. Эта особь была частью антропологической коллекции, состоящей из черепов из Чечни, датируемых между 16 и 18 веками ( SI Приложение , рис. .S2).

Рис. 1. Графики покрытия

для девяти геномов до Y. pestis CO92. Графики представляют хромосому и каждую из трех плазмид CO92 (CHR: хромосома). Кольца (от внешнего к внутреннему) показывают покрытие (кольца 1–9), перекос GC (кольцо 10) и содержание GC (кольцо 11, диапазон: от 30 до 70%). Геномы аДНК упорядочены следующим образом (от внешнего к внутреннему кольцу): CHE1, PEB10, SPN1, SPN7, SPN8, SPN13, SPN14, SPN19 и COL001. Пороговое значение покрытия для PEB10, CHE1 и COL001 составляет 15 × и 5 × для всех образцов SPN.Сюжеты были созданы с помощью Circos (73). Хромосомные графики рассчитывали в окнах размером 2000 п.н., графики для pMT и pPCP в окнах по 50 п.о., а график для pCD в ​​окнах по 10 п.н. Делеция размером 49 т.п.н. отмечена красным на хромосомном графике.

Рис. 2.

Исторически реконструированные маршруты интродукции Y. pestis для имеющихся геномов 18 века, состоящие из множественных пространственно-временных волн. Места, показанные и выделенные на карте, обсуждаются в этом исследовании. Сайты, геномные данные для которых были опубликованы в предыдущих исследованиях, отмечены звездочкой.Базовая карта взята с сайта Wikicommons.

Мы индивидуально захватили 17 двухцепочечных одноиндексированных библиотек: шесть из San Procolo (образцы SPN), шесть из отдельных PEB10 и четыре библиотеки из отдельных CHE1 и одна из COL001. Захваченные библиотеки секвенировали на Illumina HiSEq. 2500 (PE 125 п.н.) и картировали против эталонного генома Y. pestis CO92. Наши хромосомные сопоставления дали среднюю глубину охвата от 3,22 × до 57 × для наихудшей (SPN14) и лучшей (CHE1) выборки соответственно (Dataset S1).Выровненные считывания также демонстрировали паттерн неправильного включения, характерный для древних последовательностей ( SI, приложение , рис. S3 – S5). Сравнение расстояний редактирования от неконкурентных сопоставлений с Y. pestis CO92 и Y. pseudotuberculosis IP32953 показало, что наши геномы были правильно идентифицированы как Y. pestis ( SI Приложение , Рис. S6).

И PEB10, и CHE1 имеют большую делецию размером ~ 49 т.п.н. (~ 1879979–1928864 п.н.), расположенную ниже системы повторов IS100 (рис.1). Поскольку эта делеция теперь была обнаружена двумя разными исследовательскими группами и несколькими планами целевого обогащения (10, 18), и поскольку наш дизайн (основанный на штамме CO92) охватывал эту область (5-кратное разбиение), мы уверены, что отсутствующая последовательность является не артефакт, вызванный нашим дизайном захвата.

Мы добавили наши образцы и недавно опубликованные современные геномы в филогению. Филогения включает 231 геном, из которых 181 являются современными, 41 — историческими и 9 — доисторическими (набор данных S4). Из них 53 генома происходят из недавно опубликованных изолятов из Центральной Азии, Кавказского региона и России (19⇓ – 21).После сравнения всех 231 генома наш анализ выявил в общей сложности 3917 однонуклеотидных полиморфизмов (SNP) (набор данных S2). Построенное дерево максимального правдоподобия позволило идентифицировать 245 гомопластических сайтов (набор данных S5).

Все древние геномы Y. pestis , описанные в этом исследовании, расположены в подветвлении ветви 1, происходящей от линии Black Death и заселены всеми доступными штаммами Second Plague Pandemic после Black Death, за исключением штаммов pestis secunda (London6330, Берген-оп-Зом и Болгар) (рис.3). Основываясь на их филогенетическом расположении и профилях дезаминирования, мы могли с уверенностью подтвердить подлинность наших геномов как геномов второй пандемии чумы. COL001 и немецкий геном MAN008 образуют отдельные линии, которые группируются в основании подветви после Черной Смерти. Согласно историческим источникам (22), Коллальто был поражен чумой в 1363 году, что хорошо совпадает с размещением COL001 в филогенезе, близком к геному MAN008 (Германия, 1283–1390). Эти два штамма указывают на существование двух различных линий, циркулирующих в Европе во время Pestis Secunda (с 1357 по 1366).Эти штаммы, вероятно, были занесены несколькими волнами из-за пределов Европы, возможно, в западные и восточные портовые города, как ранее предполагали Namouchi et al. (12). Геномы SPN (Италия, 17 век) являются частью «альпийской» клады, группы образцов, которые могут попасть в хронологический диапазон эпидемий чумы Тридцатилетней войны (1618–1648 гг.). Геномы OBS, PEB10 и CHE1, которые представляют три отдельных вспышки чумы (рис. 1 и 3), расположены на филогенетическом конце линии передачи после Черной смерти.Хронологически Пестбакен представляет собой первую из этих вспышек (1710–1711 гг.) И, как предполагается, был занесен в Скандинавию из Османской империи (23–26). Вторая вспышка — Marseille l’Observance 1722 года, которая, как документально подтверждена, была завезена из Сирии по морю (27–30), тогда как третья (после 1722 года) произошла в северной части Кавказа и в настоящее время представляет собой конечная точка подотрасли. Основываясь на исторических записях о трех хронологически окончательных геномах Второй пандемии чумы, можно исключить завоз чумы из западноевропейского резервуара, что подробно рассматривается в Обсуждении .

Рис. 3.

Филогенетическое дерево максимального правдоподобия Y. pestis с упором на Вторую пандемию чумы. Цифры на каждом узле указывают значения начальной загрузки для 1000 повторений. Ветви, выделенные красным цветом, соответствуют Черной смерти, а ветви синего цвета соответствуют геномам 17-18 веков, несущим делецию. Ветви, окрашенные в фиолетовый цвет, несут вероятные штаммы pestis secunda, а зеленые ветви представляют так называемую альпийскую кладу.

Байесовский эволюционный анализ с помощью выборки деревьев (BEAST) показал, что самая высокая апостериорная плотность для изолята CHE1 была между 179 и 402 годами до настоящего времени.Поскольку 2015 год является возрастом самого последнего изолята, возраст CHE1 оценивается между 1613 и 1836 годами со средним возрастом 1729 лет (286 лет до настоящего времени) ( SI Приложение , рис. S7).

Наконец, мы проанализировали профили генов вирулентности для всех геномов, используя гены вирулентности, перечисленные в Zhou и Yang (31). Подобно геномам из Marseille l’Observance и New Churchyard, в PEB10 и CHE1 отсутствуют гены вирулентности mgtB и mgtC, которые расположены в делеции 49 т.п.н., присутствующей во всех четырех сайтах ( SI Приложение , рис.S8).

Обсуждение

Появление чумы после Черной смерти в Европе обсуждалось в предыдущих исследованиях (10–12, 18). Основными предметами разногласий являются количество интродукций из-за пределов Западной Европы и расположение резервуаров, питающих линию Y. pestis , которая утвердилась после эпидемии черной смерти. Одна из преобладающих в настоящее время гипотез в литературе (14) предполагает, что водохранилище было создано в Западной Европе, возможно, в альпийском регионе, и дало начало потомству после Черной смерти до диверсификации.Диверсификация линий, возможно, привела к созданию множества европейских резервуаров. Однако в этой линии не было ни одного представителя неевропейского происхождения, и она закончилась в хронологическом порядке последней крупной вспышкой, зарегистрированной в Западной Европе, великой чумой в Марселе (1720–1723 гг.), Которая, как известно, была завезена из Восточного Средиземноморья. Здесь мы предлагаем альтернативную гипотезу, основанную на синтезе исторических и геномных данных. Свидетельства в виде геномов из Пестбакена и особенно генома из Маиста указывают на возможность возникновения множественных волн чумы из одного главного резервуара, расположенного за пределами Западной Европы.После очевидной «диверсификации» линии передачи после Черной Смерти в нашей обновленной филогении линия передачи после Черной Смерти дает начало еще четырем вспышкам, репрезентативные геномы которых все несут большую делецию и показывают увеличение скорости замены (14 ). В отличие от альпийской клады (Ландсберг, Бранденбург, Штанс), которая теперь также несет геномы итальянских SPN, эти геномы происходят из разных мест в Евразии (Англии, Швеции, Франции и Чечни, Россия). В следующих параграфах мы суммируем исторические источники для путей интродукции, которые подтверждают геномно задокументированные вспышки чумы 18 века в Западной Европе.

Штамм PEB10 был выделен из скелета с чумного кладбища Пестбакен, нумизматически датированного 1710-1711 годами, в южной Швеции, где чума опустошила регионы Сконе и Блекинге в 1710-1711 годах. 1702–1713 годы были последней эпидемией чумы континентального масштаба, поразившей Западную Европу. Эта эпидемия чумы, разворачивающаяся во время Великой Северной войны (1700-1721 гг.) И Войны за испанское наследство (1701-1714 гг.), Нанесла тяжелый урон населению Восточной Европы, которое уже страдало от серии неурожаев и последующего голода. (32).Одновременные крупномасштабные войны также включали массовые передвижения солдат по всему континенту, что способствовало распространению чумы на большие расстояния за короткие периоды времени (24). Сообщается, что эпидемия проникла в Европу на рубеже веков несколькими волнами через Османскую империю через Балканы и Трансильванию. В 1709 году болезнь достигла южного побережья Балтики, где шведская армия вела военные действия против России. Оттуда шведские военные корабли доставили чуму в Карлскруну, где она распространилась из казарм на весь регион Блекинге и Нэсум, Скания, примерно в 12 км от Пештбакена, через вернувшихся солдат (23–26).Чума непрерывно сохранялась в Блекинге до конца 1711 г. (26). Поразительно, но это эпидемическое событие было первой задокументированной вспышкой в ​​Швеции с середины 1600-х годов и последней задокументированной вспышкой чумы, поразившей Скандинавию в целом (25, 26, 33).

Ранее опубликованные геномы из Marseille l’Observance (10) могут быть датированы 1722 годом и, следовательно, позже генома из Пестбакена на 12 лет. Согласно историческим источникам, чума достигла Марселя по морю в 1720 году, где сохранялась почти 2 года.Лодка, связанная со вспышкой, «Гранд-Сен-Антуан» до прибытия в Марсель посетила Ливан, Сирию и Кипр и по пути потеряла несколько пассажиров из-за чумы (27–30). Геномы взяты из чумных ям, вырытых в Монастыре l’Observance в период с мая по сентябрь 1722 г. (10, 34). К тому времени город был изолирован от остальной части страны примерно на 2 года, и люди, пытавшиеся бежать, были убиты при появлении. Распространение на остальную часть Европы было успешно ограничено соседними регионами за счет создания санитарного кордона одной четвертой французской армии и ряда других мер, таких как строительство 36-километровой стены через сельскую местность Воклюз. (13, 28, 30).

Мы добавили исторический геном Y. pestis из Кавказского региона в филогению. Образец CHE1 происходит с участка Майст, который расположен в непосредственной близости от сегодняшней границы Чечни и Грузии. В регионе имеется множество очагов чумы, что делает его сегодня ключевым районом распространения чумы (21, 35, 36). Исходя из филогении, геном, выделенный из индивидуального CHE1, по-видимому, происходит от той же линии, что и штаммы, циркулировавшие в Европе до 18 века. Хотя для этой выборки нет точных дат или связанных исторических источников ( SI Приложение ), изолированный геном постдатирует геномы из чумной ямы Marseille l’Observance (1722 г.), основанные на филогении, потенциально датируемые 18 веком. века или даже позже, e.г., в контексте Кавказской войны (1817–1864 гг.). Учитывая, что болезнь не распространилась далеко во Францию ​​во время Великой Марсельской чумы, кажется маловероятным, что линия, введенная в Европу в 1720 году, была повторно занесена оттуда в Кавказский регион, а затем достигла Чечни. Вместо этого мы предлагаем, чтобы болезнь достигла Чечни непосредственно отдельным маршрутом по суше или чтобы регион располагался рядом с резервуаром дикой природы, ответственным за происхождение чумы, зарегистрированное в Европе после Черной смерти (рис.2). Например, известные современные очаги чумы находятся в соседней Грузии, где письменные источники, описывающие случаи бубонной чумы, датируются с 11 века н.э. до начала Третьей пандемии чумы (1894 г.) (35).

Хотя не удалось идентифицировать современного представителя линии 14–18 веков, недавние исследования продемонстрировали высокое геномное разнообразие, обнаруженное среди резервуаров дикой природы Кавказского региона (21). Учитывая богатство линий, обнаруженных только в Кавказском регионе, мы можем предположить, что большая часть Y.pestis остается неизведанным. Кроме того, необходимы дополнительные данные из других регионов мира, которые оставались пораженными чумой после вспышки Marseille l’Observance в 1720 году, чтобы получить представление о глобальном разнообразии родословных во время Второй пандемии чумы.

Недавние древние геномы, предшествующие Второй пандемии чумы, также подчеркивают историческое значение Западной и Центральной Азии для распространения чумы. Геном из Тянь-Шаня (Кыргызстан, 186 г. н.э.), недавно опубликованный Damgaard et al.(37), является самым базальным геномом первой линии происхождения пандемии чумы на сегодняшний день (38-40) и фактически предшествует пандемии более чем на 300 лет. В этом исследовании также описан второй образец, полный геном которого не удалось собрать из Северной Осетии-Алании (Россия, шестой и девятый века н.э.), недалеко от границы с Грузией и участка Маист (Чечня, Россия). Датировка этого генома недавно была оспорена (41), что ставит его ближе к политомии ветвей с 1 по 4 и, следовательно, хронологически ближе к Черной смерти.Хотя трудно провести параллели между пандемиями, поскольку они могут демонстрировать значительные изменения в динамике, важность Западной и Центральной Азии и регионов, окружающих Черное море, проявляется в пандемиях еще в эпоху неолита (2).

В то время как резервуар дикой природы, ответственный за линию передачи после Черной смерти, может быть расположен где угодно в Евразии, мы предполагаем, основываясь на нашем синтезе исторических источников и филогении, что резервуар не был расположен в Западной Европе, а вместо этого был близок к Европе. , особенно в Западной Азии или Черноморском регионе.Оттуда чума была занесена в Европу несколькими волнами. Мы не ожидаем, что CHE1 возник в европейских Альпах, и не думаем, что после Великой чумы в Марселе Y. pestis отступили на восток. Фактически, исторические источники для всех геномов 18-го века подтверждают возможность интродукции через Восточное Средиземноморье и регион Черного моря. Это было бы правдоподобно, учитывая, что Вторая пандемия чумы не была исключительно европейским феноменом (42) и, с добавлением CHE1, тоже не является линией после Черной Смерти.Альпийская кладка могла быть результатом расширенной циркуляции во время более крупных эпидемий (например, эпидемий чумы, связанных с Тридцатилетней войной, во время которой регионы современной Германии, как известно, потеряли до 50% своего населения (6, 29, 43) или путем создания короткоживущих вторичных резервуаров, поскольку все ветви клады, казалось бы, вымерли в 17 веке. Подобное формирование клады можно было ожидать после добавления большего количества штаммов из эпидемий Великой Северной войны, с Пестбакеном, представляющим один из последние очаги и находясь в самой северной части своего расширения.Однако для подтверждения этой гипотезы необходимы дополнительные данные.

Историки пришли к выводу, что в 17 веке произошел серьезный сдвиг в динамике чумы примерно в 1630-е годы (5–7). В Европе в этот период перемен преобладала Тридцатилетняя война, период, характеризовавшийся массовыми передвижениями солдат и массовой смертностью как от войн, так и от болезней. Учитывая, что увеличение скорости мутаций, очевидно, происходит в крупных цепях передачи во время эпидемических событий (44), массовые перемещения и смертность могут объяснить увеличение скорости замещения при условии постоянной циркуляции.Однако в альпийской кладе, которая хотя бы частично хронологически совпадает с этой ветвью, не наблюдается таких резких темпов (14). Начало 17 века также было периодом кризиса для всей Османской империи (45, 46). Выделяются два временных периода. Первый кризис, датируемый 1570-ми и 1610-ми годами, отмечен социальными волнениями (восстание Джелали) и демографическими сдвигами, вызванными внезапной массовой потерей населения и климатологическими событиями. Второй охватывает период с 1670-х по 1710-е годы и попадает в пределы позднего минимума Маундера.Оба интервала характеризовались изменениями климата, связанными с малым ледниковым периодом, которые следует отличать от тех, которые традиционно наблюдаются на Западе. Вместо повышенной влажности эти периоды отмечены историческими сообщениями о продолжительных периодах засухи, которые привели к нехватке продовольствия, голоду и беспорядкам (45, 46). Однако отсутствие высококачественных реконструкций климата с высоким разрешением для этого региона не позволяет провести надежную оценку взаимодействия климата и чумы. Тем не менее, при обсуждении распространения чумы нельзя игнорировать историю Османской империи, ее восточное влияние и обширные торговые связи.

После сдвига динамики чумы около 1630 г. крупные эпидемии чумы постепенно стали реже. К 18 веку карантин стал широко распространенной нормой надзора во всех крупных европейских портовых городах, а надзор за заболеваниями, регулируемый государством, по-видимому, успешно снизил частоту крупных вспышек чумы в Европе (5, 47). После восточноевропейских эпидемий 1702-1713 годов Австрийская империя установила санитарный кордон, который был полностью введен в действие к 1770 году и простирался от Адриатического моря до Трансильвании, чтобы избежать проникновения чумы из Османской империи, с которой они с тех пор находились в состоянии войны. 16 век (48).К тому времени, когда австрийский санитарный кордон начал распадаться, Османская империя впервые ввела общенациональные карантинные меры после наполеоновских войн (1803–1815 гг.) (5, 48, 49). Таким образом, эти меры в сочетании с улучшенными условиями жизни, медицинским обслуживанием и гигиеной могли в некоторой степени объяснить прогрессирующую изоляцию Европы от чумы, начиная с 17 века, при условии, что источник чумы находился не в Западной Европе.

После Великой Марсельской чумы (1720-1722 гг.) В Западной Европе не было зарегистрировано ни одной вспышки чумы сопоставимого масштаба, но существует множество сообщений о чуме на Ближнем Востоке и в России, где русско-турецкие войны распространили чуму в Юго-Восточной Европе. и Россия, кульминацией которой стала разрушительная эпидемия в Москве в 1770 году (42, 50, 51).В целом, Ближний Восток и Османская империя, где природные очаги чумы часты и по сей день, сильно пострадали от эпидемий чумы во время Второй пандемии чумы (35, 42, 51, 52). Чума поразила Балканы еще долгое время после ее медленного исчезновения из Европы. Это может быть связано с различными карантинными стратегиями соседних стран (47). Например, в то время как материковая Греция находилась под контролем Османской империи в 17-18 веках, Ионические острова управлялись городами-государствами Адриатического моря и подвергались строгим карантинным мерам (47).Сообщается, что импорт чумы на Ионические острова происходил почти исключительно из материковой Греции, где чума представляла собой постоянную угрозу в течение 18-го века, и было зарегистрировано всего 14 лет без чумы. Повсеместное распространение чумы на Балканах в течение всего 18 века (47) и ее присутствие до введения карантинных мер по всей Османской империи в начале 19 века, а также документально подтвержденный импорт чумы с Балкан на Запад, иллюстрируют направленность передачи чумы в 17-18 веках согласно историческим источникам (5, 47).

Хотя эти изменения совпадают с социальными изменениями, такими как усиление контроля над болезнями, они также, по-видимому, совпадают со структурными и мутационными изменениями в геномах Y. pestis , циркулирующих в то время. Мы отметили, что делеция размером 49 т.п.н., которая впервые была обнаружена в геномах OBS (10, 11, 14), также присутствовала в геномах PEB10 и CHE1. Эта делеция, очевидно, возникла на ветви между геномами из Эльвангена и Лондонского Нового Черчьярда, которая является ветвью с самой высокой скоростью замен по всей линии (14).Однако влияние потери этих генов на общую вирулентность бактерии остается неясным. Принимая во внимание высокую смертность, описанную во время эпидемий, связанных с геномами из Пестбакена и Марселя, вирулентность, похоже, не сильно пострадала. Более того, хотя делеция, по-видимому, появилась только в течение последних двух столетий Второй пандемии чумы в Европе, Балканы и Ближний Восток по-прежнему сильно пострадали от этой болезни (42, 47). Также важно отметить, что аналогичная делеция размером 49 т.п.н. недавно была зарегистрирована в геноме пандемии первой чумы из Люнель-Виль (Франция, с 567 по 618) (40) и что эти последовательности были потеряны независимо как минимум на двух известные случаи.Обе затронутые линии не имеют известных современных представителей.

Было предложено множество различных гипотез для объяснения механизмов заноса чумы в Европу и ее последующего распространения по континенту. Тем не менее, истинные процессы, вероятно, являются частью сложной сети динамики, доступные данные которой позволяют нам выявить только самые общие тенденции. Тем не менее, данные, представленные в этом исследовании, позволяют интерпретировать текущую филогению и ее оценку с более широкой географической направленностью.Наш междисциплинарный подход намекает на возможность существования неевропейского резервуара, который принес чуму в Европу несколькими волнами и привел к тому, что патоген эволюционировал в своих естественных очагах. Ограниченные доступные геномные данные по мере роста делают тщательные исторические исследования необходимыми для обеспечения контекста эволюционных процессов, наблюдаемых с помощью филогеографического анализа. Большая часть имеющихся данных по-прежнему сосредоточена в Западной Европе. Восточная Европа и большая часть Средиземноморья по-прежнему недостаточно представлены или отсутствуют в филогенезе Второй пандемии чумы и могут предоставить ключевую информацию в дискуссии.Дальнейший отбор проб в регионах с активной чумой, которые, как было показано, геномно разнообразны, также может помочь ответить на вопрос, вымерла ли линия после Черной Смерти или в настоящее время не обнаружена.

Заключение

Наш анализ показывает, что после «диверсификации» происхождение после Черной смерти привело к еще четырем вспышкам с такой же делецией. Последний штамм филогении Второй пандемии чумы, CHE1, был выделен из образца из Кавказского региона (Чечня, Россия), что делает маловероятным однозначное европейское происхождение этой линии.В сочетании с нашим анализом исторических данных наши результаты указывают на существование резервуара за пределами Западной Европы, ответственного за происхождение после Черной Смерти. Основываясь на нашем историческом синтезе, мы также предполагаем, что эта линия продолжала заносить чуму в Восточную Европу и Западную Азию еще долгое время после последних крупных вспышек болезни, задокументированных в Западной Европе, что указывает на необходимость дополнительного отбора проб в этих регионах для лучшего понимания этого комплекса. процессы, вовлеченные в динамику чумы во время Второй пандемии чумы.

Методы

Полные экспериментальные процедуры представлены в Приложении SI .

Скрининг qPCR.

Все экстракты аДНК, включая заготовки для измельчения и экстракции, подвергали скринингу с помощью кПЦР на ДНК человека и Y. pestis с использованием ранее опубликованных праймеров Y. pestis [pla и caf1M, опубликованных в Schuenemann et al. (53) и митохондриальные праймеры человека (HVR1 L16209 / h26348) (54, 55)].

Целевое обогащение.

г.pestis в библиотеках от инфицированных чумой индивидуумов, подтвержденных с помощью кПЦР и метагеномики дробовика, была нацелена и обогащена набором MYBaits от MYcroarray с использованием зондов РНК с плотностью укладки в 3-5 раз. Перед целевым обогащением двухцепочечные одноиндексные библиотеки концентрировали до 7 мкл с помощью SpeedVac. Все библиотеки были обогащены индивидуально в соответствии с инструкциями производителя модифицированной версии набора MYBaits (3.01).

Метагеномический скрининг.

Всего было секвенировано 10 библиотек от 10 человек. Наборы данных были демультиплексированы в Норвежском центре секвенирования, а контроль качества выполнялся с помощью FastQC (56). Адаптеры и индексы были обрезаны с использованием cutadapt2.0 (57), а последовательности короче 30 п.н. и ниже 20 баллов отбрасывались. Обрезанные считывания были объединены с использованием FLASH (58), а наличие Y. pestis в наборах данных было исследовано с использованием таксономического классификатора Kraken (59) и метагеномного профилировщика MetaPhlAn2 (60).Все инструменты подтвердили результаты КПЦР и указали на присутствие патогена.

Сбор данных из этого исследования.

Для наборов данных для захвата контроль качества проводился с помощью FastQC (56). Мы урезали и качественно отфильтровали (-q20,> 30 п.н.) необработанные чтения с помощью программы cutadapt2.0 (57) и объединили их с помощью FLASH (58). Впоследствии мы сопоставили наши объединенные чтения со сборкой CO92 Y. pestis , используя bwa aln (-n 0,1 -l 1000) и bwa samse (61). Выровненные наборы данных были отсортированы с помощью samtools (62, 63), а дубликаты были удалены с помощью модуля Picard MarkDuplicates.Мы перестроили наши чтения вокруг отступов с помощью модулей GATK RealignerTargetCreator и IndelRealigner (64, 65) и рассчитали графики повреждений с помощью mapDamage2 (66). Статистические данные были собраны с использованием модуля GATK DepthOfCoverage (64, 65) и Qualimap2 (67). Мы также проверили новые данные захвата с помощью Kraken2 (68).

Геномы были визуализированы в Geneious R11 (69) и IGV (70). Покрытие рассчитывалось в окнах на 2000, 50 и 10 битов, содержимое GC вычислялось с использованием специального скрипта Python, включающего samtools в окнах 2000, 50 и 10 битов (71) и GC-skew с использованием скрипта Perl (72) в окнах 2000/50/10 б.п. и построены с использованием Circos (73).Мы вычислили расстояния редактирования отображаемых операций чтения с помощью специального скрипта Python, используя samtools и bamtools (74).

Опубликованы древние геномы.

Для опубликованных геномов от Andrades Valtueña et al. (2) и Spyrou et al. (4) мы сопоставили наборы данных в соответствии с обработкой, которую они получили до создания библиотеки, и с исходной публикацией. Для библиотек урацил-ДНК-гликозилазы (UDG) мы изменили настройки bwa aln на -l 32 -n 0,1 и отфильтровали все чтения с качеством отображения ниже 37.Для половинных наборов данных UDG мы сопоставили необработанные чтения со следующими параметрами bwa aln: −l 16 −n 0,01. После очистки сопоставления и фильтрации всех считываний с качеством сопоставления 37, мы извлекли отфильтрованные считывания, отсекли последние две базы и переназначили считывания в эталонный геном, используя те же настройки bwa aln. Эти настройки также использовались для сопоставления наборов данных, не относящихся к UDG. Геномы от Spyrou et al. (14) и Damgaard et al. (37) были сопоставлены таким же образом, как и новые данные захвата (см. Выше), с одним отличием: образцы, обработанные UDG, не масштабировались с помощью mapDamage2.0.

Филогенетический анализ.

Филогения, представленная в Namouchi et al. (12) был обновлен 64 новыми современными геномами, в основном из третьих пандемических штаммов, изолированных в Центральной Азии, Кавказском регионе и России (19⇓ – 21).

Вызов SNP выполнялся с использованием программ samtools и bcftools mpileup. SNP, расположенные в пределах 10 п.н. от инделей, были исключены с помощью samtools. Для каждого образца все идентифицированные SNP были отфильтрованы и аннотированы с помощью snpToolkit (75). snpToolkit использовался для фильтрации и аннотирования SNP из файлов vcf по трем критериям: оценка качества (≥30), глубина охвата (≥3) и частота аллелей (90%).Кроме того, SNP, которые были близки друг к другу менее чем на 20 п.н., были исключены в процессе аннотации с помощью snpToolkit с опцией -f. Все сгенерированные выходные файлы аннотаций сравнивались и объединялись с помощью команды «объединить» snpToolkit, которая создает два выходных файла: 1) табличный файл, показывающий распределение всех идентифицированных полиморфных сайтов всех проанализированных образцов, и 2) файл fasta с конкатенацией всех полиморфных сайтов для каждого образца. Этот файл fasta использовался для создания ML-дерева с использованием IQ-TREE (76).IQ-TREE был запущен с использованием ModelFinder с опцией –m MFP, чтобы вывести лучшую модель замещения для построения филогенетического дерева максимального правдоподобия. Всего было протестировано 484 модели и выполнено 1000 реплик с быстрой загрузкой для оценки статистической поддержки на каждом узле. Поскольку конкатенированные SNP содержат недостающую информацию из-за того, что некоторые области генома не охвачены, что обозначается восклицательным знаком при поиске распределения всех полиморфных сайтов в файлах bam каждого образца aDNA, мы использовали параметр ASC для учета для коррекции систематической ошибки установления.Сгенерированное дерево было визуализировано с помощью FigTree (77), и каждый SNP был отображен в филогенетическом дереве с использованием максимального правдоподобия, как реализовано в timetree (78).

Оценка даты наконечника CHE1 с помощью BEAST.

Мы использовали байесовскую структуру BEAST (v2.6.0) (79) для оценки даты появления чеченского изолята CHE1 и оценки вариации скорости замены для всех штаммов Y. pestis . Для каждого узла даты расхождения были рассчитаны за годы до настоящего времени, где 2015 год был установлен как настоящий, поскольку он представляет собой самый последний изолят, включенный в это исследование.Как описано ранее (12), применялись модель логнормальных расслабленных часов и модели постоянного размера популяции. Для обеспечения сходимости запусков три независимых цепочки из 50 миллионов состояний были запущены и объединены с помощью LogCombiner с 10% выгоранием.

Профиль вирулентности.

Мы проанализировали наличие и отсутствие генов, связанных с вирулентностью, в наших новых геномах, используя интервалы генов, предложенные Zhou и Yang (31). Затем мы вычислили охват каждого гена в нашем сопоставлении с эталонным геномом CO92 с помощью bedtools (80) и нанесли интервал покрытия по всем геномам на тепловую карту, созданную с помощью seaborn (81), numpy (82) и pandas (83).

Доступность данных.

Данные секвенирования депонированы в Европейском нуклеотидном архиве под номером доступа. PRJEB27821.

Благодарности

Этот проект финансировался Европейским исследовательским советом в рамках программы FP7-IDEAS-ERC (грант 324249) MedPlag. Анализ данных проводился на кластере Абеля, принадлежащем Университету Осло и норвежскому метацентру высокопроизводительных вычислений (NOTUR) и управляемому Департаментом исследовательских вычислений ИТ-отдела Университета Осло.Эта статья получила финансирование от Университета Феррары в рамках проекта Bando per il finanziamento della ricerca Scientifica «Fondo per l’Incentivazione alla Ricerca» (FIR) -2020. Разрешение на изучение образцов из Сан-Проколо-а-Натурно было дано Ripartizione 13, Beniulturali, Ufficio Beni archeologici Provincia autonoma di Bolzano Alto Adige (Разрешение № 36.10 / 360889). Мы благодарим Ульфа Бюнтгена за ценный вклад и Раффаэллу Биануччи за первоначальное участие в проекте. Мы также хотели бы поблагодарить Эстонский биоцентр и Центр высокопроизводительных вычислений Тартуского университета.

Сноски

  • Авторы: M.G. и B.B. разработали исследования; M.G., O.K., A.N. проанализировали данные; М.Г., О.К., С.Л. и И.М. выполняли лабораторные работы; А.Н. спроектировал и создал филогению; M.G., O.K., A.N., N.C.S. и B.B. написали статью при участии S.L., I.M., C.A.A., E.I., R.A.L., G.W., Л. Баканидзе, Л. Битадзе, M.R., P.Z., M.Z. и D.N .; and S.L., I.M., C.A.A., E.I., R.A.L., G.W., L. Bakanidze, L. Bitadze., M.R., P.Z., M.Z., and D.Н. предоставил археологические / остеологические данные и образцы.

  • Рецензенты: Г.А., Университет Боккони; и L.O., CNRS, Университет Поля Сабатье.

  • Авторы заявляют об отсутствии конкурирующей заинтересованности.

  • Эта статья содержит вспомогательную информацию в Интернете по адресу https://www.pnas.org/lookup/suppl/doi:10.1073/pnas.2009677117/-/DCSupplemental.

  • Copyright © 2020 Автор (ы). Опубликовано PNAS.

История вакцинации в России / Новости / Сайт Москвы

Кампания массовой вакцинации против гриппа, проводимая за последние три года, охватила 20 человек.1 миллион человек. Вакцинация проводилась как в медицинских учреждениях, так и в передвижных пунктах метро и станций МКАД, в центрах «Мои документы». В этом году вакцинацию можно сделать и в парках Москвы. mos.ru напоминает об истории вакцинации в России и Москве, которая началась с императрицы Екатерины Великой.

Екатерина II первая

Считается, что первая вакцинация в истории России была сделана 23 октября 1768 года. Это был самый важный и могущественный пациент Российской империи того времени — Екатерина Великая.Ей сделали прививку от оспы, страшной болезни, побежденной теперь благодаря вакцинации. Но в 18 веке эпидемия оспы скосила население Европы и России. В некоторые годы оспа убила более миллиона человек. Заразиться им было очень легко, так как болезнь никого не щадила, не делая различия между классами. Русский престол не стал исключением. В 1730 году царь Петр II умер от оспы в возрасте 14 лет.

В те годы смертность от оспы составляла около 40 процентов.Другими словами, в 18 веке у больного человека были почти равные шансы выжить или умереть. Однако врачи уже заметили, что человек, переболевший оспой, больше никогда не заболеет. Это было примерно за столетие до открытия теории иммунитета, но врачи 18 века начали пользоваться этим наблюдением. По сегодняшним меркам их метод вакцинации кажется крайне небезопасным, но тогда он был вполне приемлемым, потому что смертность людей, вакцинированных таким образом, составляла всего около двух процентов, что в 20 раз меньше, чем у непривитых.На руке пациента был сделан разрез, чтобы ввести материал оспы, взятый у инфицированного человека (безопасная вакцина на основе вируса коровьей оспы была изобретена английским врачом Эдвардом Дженнером в 1796 году). Этот метод получил название прямой вакцинации или вариоляции. Если все прошло хорошо, вакцинированный человек заражался легкой оспой, после чего он или она не могли снова заразиться этой болезнью. Этот метод был открыт в Турции, а затем изучен английскими врачами. Сначала они проверили вариоляцию на преступниках, потом на сиротах, и только потом, когда все эти люди выжили, они сделали прививку и королевской семье.

Екатерина Великая очень боялась оспы. После смерти графини Шереметевой в 1768 году от этой болезни, женихом которой граф Никита Панин был наставником ее сына, цесаревич Павел (будущий император Павел I), Екатерина решила сделать прививку. Доктор Томас Димсдейл был приглашен из Лондона. Забрал «оспу» от 6-летнего Саши Маркова. В случае ее смерти императрица приказала держать наготове упряжку почтовых лошадей, чтобы врач мог немедленно сбежать из страны, чтобы избежать линчевания.Через шесть дней после вакцинации у Екатерины начались признаки недомогания, и она уехала на пенсию в Царское Село. Но все закончилось хорошо: через неделю императрица поправилась. Сразу после этого, по примеру Екатерины, 140 дворян записались на вакцинацию от оспы, так как вакцинация вошла в моду.

Императрица приказала опубликовать описание болезни, «чтобы другие могли защитить себя от опасностей, используя те же средства».

Врач был удостоен титула барона, звания ординарного врача и пенсии в 500 фунтов в год.Александр Марков получил дворянский титул и новую фамилию Оспенный (Оспа). На его гербе изображена рука с большой оспой над локтем, держащая красную розу.

По случаю первой вакцинации на памятной медали тиснено изображение Екатерины Великой и надпись «Она подала пример». На лицевой стороне медали «За вакцинацию от оспы», вручаемой врачам, вакцинировавшим людей от оспы в XIX веке, был изображен портрет Екатерины Великой.Кроме того, приглашенный в Россию итальянский хореограф Гаспаро Анджолини создал балет «Побежденный предубеждение» , посвященный вакцинации императрицы, с аллегорическими фигурами ученых, борющихся с фигурами суеверий.

Димсдейл позже вернулся в Россию, чтобы сделать прививки внукам императрицы. К этому времени Российская Империя была одним из ведущих борцов с оспой в Европе. Во время вакцинации России король Людовик XV умер от оспы во Франции.«Какое варварство, наука уже может лечить эту болезнь», — сказала Екатерина, когда узнала об этом.

Об открытии Пастеровского вокзала в Москве Склифисовским

До того, как Луи Пастер изобрел свою вакцину, бешенство в России лечили магическими заклинаниями, выжигали раны горячим утюгом и другими методами, не имеющими отношения к науке. Например, в XIX веке в журнале The Official Gazette была опубликована статья « Лечение водобоязни в русской парилке».

Изобретение Пастера в 1885 году стало настоящим спасением. Люди, укушенные бешеными животными, устремились в Париж. Первые 2500 человек выжили благодаря вакцине, в том числе 16 из 19 человек, укушенных бешеным волком в Смоленской области. Все они могли быть живы, но для некоторых из них помощь пришла слишком поздно, так как через три дня после аварии состоялось заседание городской думы в Белом, на котором им было выделено 16000 рублей на поездку, а пострадавшие пришлось ждать еще два дня, чтобы их сопровождал доктор.Из России в Пастер приехали 44 человека, укушенные бешеными животными — крестьяне из Смоленской, Орловской, Пензенской, Владимирской, Тверской и Костромской губерний.

Сохранилось постановление Александра III, написанное на письме обер-прокурора Святейшего Синода Константина Победоносцева, просившего выделить средства на эти поездки во Францию: «Получите 700 рублей от Танеева. Необходимо срочно отправить в Париж самых больных крестьян к Пастеру, который ужасно интересуется укусами бешеных волков, поскольку таких больных у него еще не было.Кроме того, император пожертвовал около 100 000 франков на открытие Института Пастера в Париже.

Вскоре станции Пастера начали открываться по всему миру, и Россия стала одной из ведущих стран в этом отношении. Первая станция вакцинации от бешенства в Российской империи (и вторая в мире) открылась в Одессе 11 июня 1886 года, а через месяц — еще одна станция в Москве. По случаю его открытия Луи Пастер прислал свой портрет с автографом.Он до сих пор хранится в МНИИ вакцин и сывороток им. Мечникова, открытом на базе станции. Николай Склифосовский был одним из инициаторов создания Московского вокзала.

Детский дом, Народный университет и аптека: вековые традиции московских меценатов

К 1912 году в России было 28 станций Пастера, а к 1938 году в СССР открылось 80 станций (не считая нескольких сотен филиалов). Московский вокзал стал главным центром борьбы с бешенством в СССР.С тех пор тысячи жизней были спасены с помощью вакцин против бешенства.

Как советские ученые победили полиомиелит

В середине 20 века мир пережил новую катастрофу — полиомиелит. Около 10 процентов заболевших умерли, еще 40 процентов стали инвалидами. Президент США Франклин Делано Рузвельт, писатель-фантаст Артур Кларк, режиссер Фрэнсис Форд Коппола страдали полиомиелитом.

В Советском Союзе первые эпидемии начались в 1949 году в процветающих странах Балтии, Казахстане и Сибири.Заболевание ежегодно уносило около 12000 жизней.

В 1955 году Соединенные Штаты начали производство вакцины против полиомиелита (вакцины Солка). В то же время вирусолог Альберт Сабин разработал другую вакцину, более дешевую, эффективную и безопасную. Но протестировать в Америке не удалось — зачем, если уже была хорошая вакцина.

Тем временем трое советских ученых, Михаил Чумаков, его жена и коллега Марина Ворошилова и Анатолий Смородинцев, вирусолог из Ленинграда, были отправлены в Соединенные Штаты.Сабин и Чумаков договорились продолжить разработку вакцины в Москве. Они привезли из США несколько тысяч доз вакцины в обычном чемодане и сделали первые прививки.

«В 1960 году мне было 9 лет. Сначала вакцину опробовали на нас, детях Чумакова, внучках Смородинцева, родственниках и коллегах. Я помню, как раньше мне вводили вакцину Солка. Это была внутримышечная инъекция в предплечье. Это было нормально, ведь разработчики всегда тестируют свои разработки на себе и своих детях.Мои родители были уверены, что это безопасно. Родственники тоже были за то, что все понимали опасность полиомиелита и считали, что вакцина убережет детей от болезни », — рассказал сын Михаила Чумакова, профессор, доктор биологических наук Петр Чумаков.

Но получить разрешение Минздрава было очень сложно, так как чиновники сомневались. Если американцы отказались от вакцины, зачем нам ее тестировать? Чумаков сумел разорвать порочный круг отказов с помощью настоящей сумасшедшей попытки: он позвонил Анастасу Микояну, курировавшему здравоохранение, по необслуживаемому телефону в Кремле.

Микоян спросил: «Михаил, это хорошая вакцина?»

«Это так».

«Сделай это».

У Микояна тоже были внуки.

300000 доз вакцины было отправлено в страны Балтии в обход министра здравоохранения. Полиомиелит был побежден, и за 1,5 года эпидемия в СССР прекратилась. В 1960 году в СССР от полиомиелита было вакцинировано 77,5 миллиона человек.

Когда советская делегация сообщила об успешной вакцинации на конференции в Вашингтоне, кто-то из аудитории крикнул, что никто на Западе не доверяет советской информации.Затем советский делегат сказал: «Могу заверить вас только в одном: мы любим своих детей так же, как вы любите своих». И публика аплодировала.

В 1963 году Михаил Чумаков и Анатолий Смородинцев получили Ленинскую премию. Ведущие ученые мира из США, Японии, Европы и Китая приехали в СССР для участия в ежегодном симпозиуме в Институте полиомиелита и вирусных энцефалитов Академии медицинских наук СССР. Вакцина, производимая институтом, импортировалась более чем в 60 стран мира.

Японская мама потребовала советскую вакцину

В 1950-х и 1960-х годах Япония пережила настоящую трагедию: в этой маленькой стране были зарегистрированы тысячи случаев полиомиелита. Живая вакцина, произведенная в СССР, могла остановить эпидемию. Но для правительства Японии регистрация и разрешение на ввоз лекарств из Советского Союза были немыслимым прецедентом.

Тогда матери детей, больных полиомиелитом, вышли на улицы, требуя разрешения на ввоз советской вакцины.Добились своей цели: был организован срочный ввоз вакцины. 20 миллионов японских детей были спасены от болезней.

В 1988 году режиссер Александр Митта снял по этому рассказу советско-японский двухсерийный фильм « Шаг » с Леонидом Филатовым и Комаки Курихара, Олегом Табаковым, Еленой Яковлевой, Владимиром Ильиным и Гариком Сукачевым. В фильме прозвучала песня Сукачева « My Little Babe» .

История вращается вокруг эпидемии в Японии, произошедшей в 1959 году.Вакцина Солка, применяемая в стране, эффективна только на 60 процентов, более того, она заканчивается. Кейко, японка, потерявшая старшего сына, хочет защитить младшего сына от полиомиелита любой ценой и решает поехать в СССР и привезти новую советскую вакцину в Японию.

В Советском Союзе Кейко получает вакцину и покупает еще тысячу доз для своих соотечественников, которые затем конфискуются на таможне, поскольку по японскому законодательству любое лекарство, ввезенное в страну, должно пройти двухлетние испытания.Японские матери устраивают акции протеста и требуют немедленно импортировать советскую вакцину, но бюрократы обоих государств запрещают это. Благодаря совместным усилиям Кейко и других мам, с одной стороны, и советского врача Гусева, с другой, Япония получает свою вакцину.

Сладкие наркотики

В 1950-1960-х годах кондитерская фабрика «Марат» производила сладости от полиомиелита.

Михаил Чумаков искал наилучший способ доставки вакцины в кишечник, чтобы полезный вирус не терялся при пероральном приеме, так как он не размножается во рту, а в большей степени попадает к месту назначения.Наконец, ему пришла в голову идея сделать вакцину в виде драже. В марте 1959 года Фабрика «Марат» (в 1971 году вошедшая в состав «Рот Фронт Фабрика» и в 2002 году присоединившаяся к компании «Объединенные кондитеры») по заказу Института Чумакова выпускала антиполиомиелитные драже, покрытые воском капсулы из сахара и крахмального сиропа. Конфеты массой 1г хранятся в холодильнике.

Дети любили их, и с этого момента квалифицированный медицинский персонал больше не требовался для внедрения вакцины.

Эти сладкие вакцины производились на заводе «Марат» до конца 1960-х годов. По случаю Дня работников пищевой промышленности, отмечаемого 20 октября 1968 года, журнал «Огонек » опубликовал небольшую статью «Сладости против болезней». На нем были фото работниц и рассказывалось о самой удивительной фабричной продукции — лечебных сладостях, причем фабрика, выпускающая их, являлась монополистом в производстве драже от полиомиелита.

Как спастись от вируса прошлого за 19 дней

Иногда о себе напоминают ужасные вирусы, которые словно остались в далеком прошлом.

Известный советский плакатист Алексей Кокорекин побывал в Индии в 1959 году. Вернувшись домой, он почувствовал недомогание и был доставлен в Боткинскую больницу, где скончался.

Заболевание диагностировали не сразу: в Индии художник заболел оспой, искорененной в СССР в 1936 году. Спецслужбы выяснили все возможные контакты умершего. Их было около девяти тысяч. В Боткинской больнице изолировали тысячу человек с наибольшим риском заражения, а срочно вакцинировали почти все население Москвы (на тот момент более шести миллионов человек).

Специалисты Боткинской больницы предотвратили потерю зрения пациенту после трансплантации сердцаУникальные операции: как в Москве развивается высокотехнологичная медицина

Вспышка оспы была локализована за 19 дней, 46 человек заболели и 3 человека умерли от оспы — регистратор в комиссионном магазине (куда родственники Кокорекина передали привезенные им из Индии вещи), медсестра в инфекционном отделении. и врач-инфекционист.

В нескольких научных лабораториях до сих пор хранится вирус оспы.

«В 1990-х годах Всемирная организация здравоохранения потребовала уничтожить все штаммы оспы. Мой отец был против. Хорошо, мы можем уничтожить все штаммы в лабораториях, но не дай бог будет новая вспышка, если вирус из могильников попадет в почву или воду, то мы уже ничего не сможем сделать », — вспоминает Петр Чумаков.

Оспа полностью искоренена с 1980 года, так как с тех пор не было зарегистрировано ни одного случая заболевания.

Петр Чумаков вспоминает некоторые случаи опасных вирусов, которые можно обнаружить даже на научных симпозиумах.

«В 1970-х годах недалеко от Переславля-Залесского был лепрозорий. Здесь жил индийский ученый. Он приехал в СССР на научный симпозиум. Наши врачи заметили на его лице симптомы проказы, так как их трудно не заметить, например, отсутствие бровей. В то время существовал закон о принудительной изоляции больных проказой. И профессора перевели в лепрозарий, чтобы он прожил там всю оставшуюся жизнь », — рассказал он.

«

Все, от слона до мухи, должны быть вакцинированы от желтухи»

В СССР вакцинация проводилась по всей стране. Он был показан на телеэкранах в известном мультфильме 1966 года «О бегемоте, который боялся прививок». Его история рассказывает о трусливом Бегемоте, который был единственным из животных, сбежавшим из клиники. Сначала серый и радостный, потом белый от страха перед вакцинацией, Бегемот становится желтым, потому что заболевает желтухой, а в конце фильма краснеет от стыда за то, что испугался укола.Этот забавный мультик посмотрели миллионы советских детей. Какие прививки они сделали?

Все, кто родился после войны, были вакцинированы от туберкулеза, дифтерии и полиомиелита. Со временем были добавлены прививки от коклюша, столбняка, кори и эпидемического паротита. Детям, родившимся до 1979 года, были сделаны прививки от оспы, а с 1980 года оспа считается ликвидированной во всем мире, и вакцинация была отменена.

Двойная вакцинация против краснухи, вторая вакцинация против кори и вакцинация против гепатита В были добавлены в национальный календарь в конце 1990-х годов, а вакцинация от гемофильной инфекции для детей из групп риска и пневмококковая вакцинация были добавлены в 2010-е годы.

Масштабная вакцинация против гриппа в России началась в связи с угрозой пандемии в 2009-2010 годах.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.