Жан поль марат – Марат, Жан-Поль — Википедия

МАРАТ ЖАН ПОЛЬ. 50 знаменитых больных

МАРАТ ЖАН ПОЛЬ

(род. в 1743 г. — ум. в 1793 г.)

  

Мы хорошо представляем себе, как выглядит Марат, — стоит назвать это имя, как в памяти всплывает картина французского художника Жака Луи Давида «Смерть Марата»: человек с повязкой на голове, который полулежит в ванне. Причем, по-видимому, в ванне он проводит большую часть своего времени — рядом стоит тумба, а на ней чернильница. В одной руке Марат держит перо, в другой — исписанный листок бумаги. Похоже, он только что закончил составлять какой-то важный документ и, утомленный, заснул.

Однако название картины недвусмысленно указывает на то, что Марат, Друг народа, мертв. А история напоминает, что умер он насильственной смертью от руки Шарлотты Корде. И на листке бумаги вовсе не статья или воззвание самого революционера; на нем написано следующее: «13 июля 1793 года Анна-Мари Корде гражданину Марату. Достаточно того, что я несчастна, чтобы иметь право на Вашу благожелательность».

Это неполный текст письма, который принесла с собой Шарлотта Корде на тот случай, если ее не пустят к Марату и придется вызвать его на разговор. Но она смогла добиться встречи и зарезала Друга народа прямо в ванной. Почему же ванна эта оборудована как рабочее место? И почему Друг народа принимал посетительницу именно здесь? И наконец, за что Шарлотта Корде убила Марата?

Чтобы ответить на эти вопросы, нужно начать с событий первых четырех лет Великой французской революции, непосредственным и активнейшим участником которой был Жан Поль Марат.

В конце XVIII века во Франции было неспокойно. Политическая жизнь этой страны уже многие века была насыщена событиями, но на сей раз видавшая виды Франция столкнулась с чем-то необычным — таких волнений еще не было. Экономика страны в который раз находилась на грани банкротства, но теперь ситуация обострилась донельзя — внутренние кредиторы начали предъявлять свои права. Правительство задолжало крупным буржуа громадные суммы. Виной тому были неурожаи последних лет, торгово-промышленный кризис, противоречия между новым капиталистическим способом производства и феодальным строем, вылившиеся в межсословный конфликт. Дворянство обладало массой привилегий, не подкрепленных экономически. У третьего сословия, буржуазии, была финансовая мощь, но в силу исторически сложившегося уклада она не имела возможности влиять на события и отстаивать свои интересы законным путем. Правительство предпринимало попытки пересмотреть ситуацию, но родовые традиции оказывались сильнее: буржуа были повсеместно презираемы, но их деньги служили неплохим подспорьем для исполнения дворянских прихотей.

Волнения ширились, и король Людовик XVI был вынужден пойти на чрезвычайные меры. 5 мая 1789 года были созваны Генеральные штаты, а 17 июня депутаты вместо обсуждения насущных проблем государства провозгласили себя Национальным собранием и позже отказались подчиниться королевскому указу о роспуске Генеральных штатов.

9 июля депутаты приняли решение называть собрание Учредительным и начали работать над созданием конституционных основ государства. 14 июля 1789 года в ответ на угрозы разогнать Учредительное собрание парижане подняли восстание. В тот же день штурмом была взята Бастилия.

Некоторое время Франция пыталась идти по пути конституционной монархии, создавались органы местного выборного управления, была сформирована национальная гвардия.

Начались крестьянские восстания. 4 августа Учредительное собрание объявило о «полном» уничтожении феодальных порядков, но для выхода из феодальной зависимости крестьянам нужно было внести выкуп, сумма которого для большинства была непосильна. 26 августа собрание приняло «Декларацию прав человека и гражданина». До сентября 1791 года депутаты работали над Конституцией, проводили административные и финансовые реформы.

Формально Людовик XVI оставался на троне, фактически же он оказался в положении заложника. 21 июня 1791 года король пытался бежать с семьей в Нидерланды, но был опознан, задержан и возвращен в Париж.

Волнения не утихали. 17 июля на Марсовом поле состоялась демонстрация, требовавшая отречения короля. Она была разогнана с применением огнестрельного оружия. Учредительное собрание пыталось спасти идею конституционной монархии, подав Людовику на подпись принятую депутатами Конституцию, после чего Собрание немедленно было распущено.

Вот уже два года у власти находились представители крупной буржуазии и либерально настроенного дворянства. За это время в стране сформировалось немало политических группировок. Одной из самых весомых из них стал Якобинский клуб, названный так по месту заседания его членов в бывшем монастыре доминиканцев (во Франции их называли якобинцами). Через сеть филиалов во всех уголках страны якобинцы разжигали в народе революционные настроения. В октябре 1792 года от якобинцев отделились так называемые жирондисты (от название департамента Жиронда, откуда были родом многие ее члены).

На смену Учредительному собранию пришло Законодательное, где главенствующую позицию заняли радикально настроенные жирондисты. Они приняли законы, избавившие крестьян от выкупа, боролись за отделение церкви от государства. 20 апреля Людовик XVI, по инициативе жирондистов, объявил войну Австрии, на сторону которой стала союзная ей Пруссия. Неудачное начало войны, инфляция, разруха, рост цен вызвали новые волнения. 10 августа вспыхнуло очередное восстание, которое возглавила Парижская коммуна — революционный орган парижского самоуправления.

Восстание окончилось свержением монархии и арестом Людовика и его семьи. 21 сентября Законодательное собрание провозгласило Францию республикой, и вся власть была передана Конвенту. Людовик превратился в рядового гражданина. Позже (21 января 1793 г.) он был казнен по обвинению в «заговоре против свободы нации и покушении на национальную безопасность». Основанием стали найденная ранее переписка короля с эмигрантами-контрреволюционерами, Австрией, Пруссией.

Конвент фактически состоял из депутатов трех групп: жирондистов (которые главенствовали до весны 1793 г.), монтаньяров 8 и «болота». До конца весны 1793 г. главенствующее положение занимали жирондисты, но 31 мая в Париже вспыхнуло очередное восстание, в результате которого жирондисты были изгнаны, а к власти пришли якобинцы во главе с Робеспьером.

Захватив власть, якобинцы встали на путь террора и фактически установили диктатуру. Власть почти полностью сосредоточилась в руках двух комитетов Конвента: Комитета общественной безопасности и Комитета общественного спасения.

Все стороны общественной и личной жизни французов были жестко регламентированы. Полетели головы. Гильотины работали не переставая. Жертвами якобинского террора оказывались не только сторонники старых порядков, но и революционеры, чье мнение расходилось с точкой зрения якобинцев, одним из лидеров которых стал Жан Поль Марат.

Жан Поль Марат родился 24 мая 1743 г. в швейцарском городке Будри, куда за три года до того переселились его родители-католики, перешедшие в кальвинизм. Отец Марата, человек образованный, был художником, но перепробовал и другие занятия — медицину, преподавание иностранных языков. Он смог дать детям достойное образование.

Марат решил стать врачом. Он учился в Тулузе, Бордо, Париже, в Голландии и Англии. В Англии Жан Поль увлекся философией и политикой и написал труды «Философский опыт человека» и антимонархический трактат «Цепи рабства». Вольтер был знаком с этими работами Марата, правда, отзывался о них не лучшим образом.

В Англии Марат, не оставляя медицину, занялся физической оптикой. В своих работах молодой ученый проявлял излишнюю самоуверенность и презрение к существующим авторитетам, которые (как и весь научный мир) платили ему той же монетой. В результате Марат разочаровался в перспективах научной карьеры.

В 1776 году он вернулся во Францию и получил должность врача гвардейцев графа д’Артуа (будущего короля КарлаХ). Но медицина не приносит Марату ни славы, ни денег. Попытки продолжить научные изыскания тоже не привели к успеху.

Самолюбивый и, по-видимому, тщеславный Жан Поль пытается сделать политическую карьеру. В 1777 году он принимает участие в конкурсе на лучший проект реформы уголовного права, а в 1782-м публикует «План уголовного законодательства». Эти работы, впрочем, тоже не принесли Марату желанной известности и карьерного роста.

С началом Великой французской революции Марат решает на практике заняться политикой, оставив теоретические изыскания. С сентября 1789 года он выпускает газету «Друг народа», которая стала главным делом его жизни. Газета быстро приобрела популярность — публикуемые в ней материалы были сенсационными и обеспечили пусть скандальную, но славу. Газета беспрерывно разоблачала врагов революции, причем Марат не особенно заботился о правдивости тех или иных высказываний. Он призывал народ к решительным насильственным действиям. Благодаря подобной позиции Марат очень быстро заработал громкую популярность среди простолюдинов и нажил врагов среди политиков.

Много раз ему приходилось прекращать выпуск газеты и скрываться. После расстрела антимонархической манифестации 17 июля 1791 года Другу народа (так стали называть Марата) даже пришлось бежать в Англию.

Выпуск газеты был возобновлен в апреле 1792 года. После первых неудач военной кампании против Австрии и Прусии Друг народа, призывавший к резким и жестким мерам против врагов революции, стал пользоваться еще большей популярностью. Во многом благодаря пропаганде Марата в сентябре 1792 года произошли массовые избиения политических заключенных в тюрьмах Парижа. Таким образом, можно сказать, что Марат стал предтечей будущего якобинского террора и одним из основных его идеологов.

Марат был избран депутатом только что созданного Конвента, примкнув к монтаньярам.

Как наш родной Мендель Крик слыл среди биндюжников грубияном, так и Марат выглядел экстремистом на фоне леворадикальных однопартийцев. Он неистово обличал «врагов революции», требовал казни Людовика, проклинал предателя революции генерала Дюмурье и жирондистов.

Марат подписал воззвание, где призывал к истреблению жирондистов, и те добились привлечения Друга народа к суду. Ему предъявили обвинения в раздувании вражды между депутатами Конвента, подстрекательствах к убийствам и мятежу. Суд над Маратом превратился в его триумф. 24 апреля 1793 года он был оправдан революционным трибуналом и в сопровождении толпы восторженных почитателей вернулся в Конвент. В восстании, начавшемся 31 мая, Марат сыграл, пожалуй, если не главную, то по крайней мере не меньшую роль, чем Робеспьер.

Жирондисты были свергнуты. Им пришлось покинуть Париж, жители которого во многом благодаря деятельности Друга народа были настроены против них. Впрочем, в провинции жирондисты получили поддержку населения и начали готовить антиякобинский мятеж. Группы жирондистов собирались во многих французских городах, в том числе и в Кане. Скорее всего, именно эта группа стала косвенной причиной смерти Марата.

В Кане жила 24-летняя Шарлотта Корде. Женщина эта принадлежала к древнему, но обедневшему дворянскому роду, была внучатой племянницей знаменитого драматурга Пьера Корнеля. Она получила прекрасное образование, много читала, увлекалась философией. После событий 1789 года два ее брата эмигрировали и присоединились к армии роялистов, но симпатии Шарлотты были на стороне жирондистов. С некоторыми из них она была знакома — после парижских событий многие партийные лидеры приехали в Каи, и Шарлотту вдохновили их рассказы. Тем временем Марат призывал народ к истреблению жирондистов, и Шарлотта Корде решила спасти их от преследований Друга народа.

Девушка отправилась в Париж. В столицу Шарлотта прибыла 11 июля 1793 года. Она остановилась в гостинице и весь следующий день провела за чтением. Утром 13 июля Шарлотта купила нож и отправилась на квартиру к Марату. В первый раз ее не пустила привратница, сказав, что Марат болен и не принимает посетителей.

Марат действительно был очень болен. Последние пять месяцев его мучила тяжелая кожная болезнь. Практически сразу после якобинского переворота началось обострение. 6 июня Марат пишет в Конвент: «Граждане, мои коллеги! Воспалительная болезнь — последствие мучений, которыми я подвергал себя последние четыре года, защищая Свободу, — вот уже пять месяцев изводит меня и по сей день держит меня в постели».

17 июня Марат неожиданно появляется в Конвенте, но обычной активности не проявляет. 21 июня он выступает в клубе якобинцев с очередной пламенной речью, в которой, в частности, говорит, что спасение Республики стоит двухсот шестидесяти тысяч голов интриганов и их пособников. 22 июня он снова выступает публично, но на следующий день болезнь вновь заставляет Марата остаться дома, и с тех пор он уже больше ни разу не вышел на улицу.

Болезнь обострилась. Марата мучил жар, на лбу он постоянно носил повязку, смоченную уксусом. Друг народа принимал только жидкую пищу и постоянно пил кофе, что, возможно, было ему противопоказано — болезнь могла иметь нервное происхождение.

Тем не менее, Друг народа оставался в курсе происходящего в Конвенте и продолжал работать над выпуском газеты. Практически все время он проводил в ванне — только это спасало от невыносимого зуда. В газете он писал, что «.отдал бы все сокровища земли за несколько дней здоровья, но всегда больше занят несчастиями народа, нежели своей болезнью».

12 июля Марата навестили депутаты Конвента — Мор и Давид. Художник готовился писать портрет Друга народа. Мор предоставил Якобинскому клубу отчет о визите к Марату. Вот небольшой отрывок: «Мы прибыли увидеть нашего брата Марата, который остался весьма признателен за тот интерес, который вы к нему проявили, и выразил вам свою благодарность. Мы застали его в ванне; около него стоял столик с чернильницей и газетами — не расслабляясь, он занимался делами народа. Еще нет облегчения его болезни, но недомогание никогда не расслабляет членов Горы. Как много патриотизма, помещенного в весьма малое тело! Его патриотические усилия нарушает лишь смрад врагов, теснящихся со всех сторон. Он жалуется на то, что Конвент забыл рассмотреть несколько предложенных им способов общественного спасения.»

13 июля состоялся первый визит Шарлотты Корде к Марату. Не получив аудиенции, она отправила ему письмо следующего содержания:

«Гражданин, я приехала из Кана. Ваша любовь к отечеству заставляет меня предположить, что Вы с интересом узнаете о несчастных событиях в этой части республики. Я приду к Вам около часа. Будьте добры, примите меня и уделите мне минуту для беседы. Я предоставлю вам возможность оказать большую услугу отечеству. Шарлотта Корде».

Вечером Шарлотта пришла вновь. Марат сидел в ванне и просматривал корректуру очередного номера «Друга народа». Привратница опять не пускала Шарлотту, и тогда та стала нарочито громко говорить: «Как неприятно! Как отвратительно, что я не буду принята!» и так же громко поинтересовалась, получил ли Марат ее письмо. Друг народа услышал голоса на лестнице и попросил Симону Эврар — женщину, с которой он состоял в гражданском браке, пригласить посетительницу войти.

Шарлотта Корде вошла в комнату. В ванне накрытый простыней лежал Марат. Беседа их длилась около десяти минут. Шарлотта сказала Марату, что может назвать имена лидеров жирондистов, действующих в Кане. Марат записал фамилии этих людей. Руки его были заняты письменными принадлежностями, и на посетительницу он не смотрел. Шарлотта выхватила нож и нанесла удар. Нож вошел в тело Марата чуть ниже правой ключицы, пробил легкое и дошел до сердца. Марат только успел крикнуть: «Ко мне, мой друг! Ко мне!» и потерял сознание. Через пять минут Друга народа не стало. Шарлотта Корде была задержана на месте преступления. Бежать она даже не пыталась.

К работе над своей знаменитой картиной художник Давид приступил уже через два часа после убийства.

Итак, чем же болел Марат? Врачи-современники не смогли установить точный диагноз (недруги утверждали, что Друг народа болел сифилисом, но это предположение маловероятно). Расходятся во мнении и современные специалисты.

Симптомами болезни были нестерпимый зуд и сыпь, что дало основания предполагать две возможности: экзему или одну из разновидностей лишая (возможно, Марат страдал чешуйчатым лишаем — псориазом). Определить, о каком именно заболевании идет речь, достаточно сложно, поскольку оба являются следствием нервно-психических перегрузок. К примеру, сильнейший приступ болезни начался непосредственно после событий, потребовавших от Марата колоссального напряжения, — якобинского переворота.

Иван Лесны считает, что Марат на фоне кожной болезни страдал легким фобическим неврозом (неотвязными страхами и тревогой). Стремясь преодолеть его, он писал пламенные статьи с призывом расквитаться с врагами революции, требовал казни короля, призывал к расправе над заключенными роялистами, к массовым казням, подписал упомянутое выше воззвание об истреблении жирондистов.

Впрочем, напряжение последних четырех лет жизни Марата в сочетании с его неуемным стремлением к славе любым путем позволяет некоторым исследователям поставить куда более жесткий диагноз. Вот что пишет Н. И. Кареев: «Жан Поль Марат. был, вне всякого сомнения, человеком ненормальным, психопатом. Нося на себе довольно ясные признаки физического вырождения, он еще до начала революции проявлял и некоторые душевные свойства, характеризующие вообще маньяков: это была сначала мания величия, мало-помалу осложнившаяся бредом преследования и, наконец, дошедшая до мании убийств».

Сам Марат словно подтверждает поставленный диагноз. Он пишет в начале 1793 года: «.C ранних лет меня пожирала любовь к славе, страсть, в различные периоды моей жизни менявшая цель, но ни на минуту меня не покидавшая. В пять лет я хотел стать школьным учителем, в пятнадцать лет — профессором, писателем — в восемнадцать, творческим гением — в двадцать, тогда как сейчас я жажду славы принести себя в жертву отечеству. Я хорошо знаю, что мои произведения не созданы для успокоения врагов отечества: мошенники и изменники ничего так не боятся, как разоблачения. Поэтому число злодеев, поклявшихся погубить меня, огромно. Вынужденные скрывать свою вражду, свою низкую мстительность, жажду моей крови под покровом любви к человечеству, уважения к законам, они с утра до вечера извергают против меня тысячу жалких и отвратительных небылиц. Из них единственная, обманувшая некоторых и беспрестанно ими распространяемая, состоит в том, что я — сумасброд, желчный безумец, кровожадное чудовище или подкупленный злодей. Они считают преступлением, что я потребовал голов изменников и заговорщиков. Но требовал ли я когда-либо народной расправы для этих злодеев до того, как они стали безнаказанно выражать презрение к мечу правосудия, а законодатели занялись обеспечением их безнаказанности? И потом, так ли уж велико преступление потребовать пятьсот преступных голов, чтобы сохранить пятьсот тысяч невинных? Уже самый расчет не свидетельствует ли о мудрости и человечности?»

Возможно, именно беспримерная и необъяснимая с точки зрения здоровой психики жестокость и была причиной того, что Марат стал одним из главных идеологов якобинского террора. Недаром именно его, а не, например, Робеспьера выбрала своей мишенью Шарлотта Корде.

Поделитесь на страничке

Следующая глава >

biography.wikireading.ru

Жан Поль Марат: кровавый доктор

Имя Жана Поля Марата связано с Великой французской революцией – он был одним из вождей якобинцев, литератором и журналистом. Его яркая личность мало кого оставляла равнодушным: одни считали этого человека героем и мучеником за свободу, другие – жестоким карателем, призывавшим беспощадно отправлять на гильотину врагов революции…

«Еще год назад пять или шесть сотен отрубленных голов сделали бы вас свободными и счастливыми. Сегодня придется обезглавить десять тысяч человек» – и эти слова принадлежат врачу, представителю самой гуманной профессии…

Вперед, к славе!

Утром 24 мая 1743 года в благодатной Швейцарии, в маленьком городке Будри, в семье врача Жана Батиста Марата родился мальчик. Младенец был такой слабый, что никто не верил, что он выживет. Но молоко кормилицы из альпийской деревни сотворило чудо: мальчик окреп и стал набирать вес. При крещении ему дали имя Жан Поль.

Твердый характер Марата проявился еще в детстве. С ранних лет он мечтал прославиться, ставя перед собой то одну, то другую цель: в пять лет хотел быть учителем, в пятнадцать – профессором, в восемнадцать – писателем, творческим гением, а в двадцать – великим ученым.

К своей цели он шел настойчиво: учился с необычайным упорством, с отличием окончил школу в родном Будри, а затем колледж в Невшателе. Юноша легко овладел английским, итальянским, испанским, немецким и голландским языками. В 16 лет, потеряв родителей, без денег и связей, но уверенный в своей гениальности, он отправился покорять Европу.

Сначала Марат попытал счастья во Франции: устроился в Бордо воспитателем в семье богатого сахарозаводчика и судовладельца, где проработал несколько лет. В свободное время он много читал. Особое влияние на впечатлительного юношу оказали произведения выдающихся современников – Руссо и Монтескьё, идеями которых он восхищался.

Но что такое Бордо? Нашего героя манил Париж, который он собирался легко завоевать благодаря своим непомерным амбициям. В столице Марат попытался работать в одном литературном издании, но ему отказали. И все же честолюбивый юноша не сдавался. Он со страстью изучал философию, историю, литературу, физику и химию.

Движимый своим чрезмерно развитым самомнением, он искал ту область, в которой смог бы совершить выдающиеся открытия. И нашел! Это медицина, возможность стать новым Гиппократом. Марат начал лечить больных, и ему это удавалось.

Призвание – врач

Итак, Марату было 22 года. Время шло, а он все еще никому не был известен. Нужно было спешить, но во Франции он не находил применения своему гению. И тогда в 1765 году Жан Поль отправился в Англию, по тем временам – страну неограниченных возможностей.

Жан Поль Марат

Не осталось достоверных подтверждений, что Марат окончил какое-нибудь медицинское заведение. Он был самоучкой, но в Англии с успехом продолжил свою врачебную практику, начатую в Париже. Работая в больницах, тюрьмах и рабочих бараках, он приобрел богатый медицинский опыт. А в 1767 году выпустил свою первую работу, в которой изложил эффективные, с его точки зрения, методы лечения венерических заболеваний.

Марат был инициатором лечения глазных болезней с помощью легких электрических разрядов. В 1769-м в Лондоне вышла вторая его работа, в которой он одним из первых описал астигматизм. Затем он выпустил двухтомник по физиологии человека.

Но Марат – не только врач, он также считал себя естествоиспытателем и философом. Подтверждением стал его трехтомный трактат «Философские исследования о взаимоотношении тела и духа». В своей работе Марат утверждал, что взаимодействие души и тела происходит благодаря нервным флюидам и определяет нахождение нематериальной сущности в мозговой оболочке человека.

При этом Марат успешно продолжал свою врачебную практику. Получаемого от этого дохода с избытком хватило бы на жизнь, но он расходовал деньги на публикацию своих произведений. В Ньюкасле в качестве городского врача наш герой настолько успешно вел борьбу с эпидемией холеры, что был удостоен звания почетного гражданина.

А 30 июня 1775 года Эдинбургский университет, где Марат преподавал французский язык, присудил ему диплом почетного доктора медицины, что стало несомненным признанием его выдающихся способностей.

В этом же году была опубликована еще одна его работа – «Наблюдения над хроническим заболеванием», где излагались методы лечения и предлагались медицинские инструменты собственного изобретения.

Чистое шарлатанство!

В Англии Марат прожил 11 лет и добился безусловного успеха, но этого ему было мало. Предвидя важные для Франции события, Марат в 1776 году вернулся в Париж, где получил место врача в гвардейском корпусе принца Конде. Ему приходилось лечить солдат – в основном от венерических болезней.

Вскоре Марат невероятно прославился, когда вылечил маркизу Лобеспан – придворную даму, известную своей необыкновенной красотой и образованием. Французские светила медицины поставили ей самый страшный в то время диагноз – туберкулез – и признали неизлечимой. Марат отменил принятое в то время кровопускание и назначил собственное лечение.

Прелестная маркиза отплатила доктору за его труды, став его любовницей. Это была странная пара: она – одна из самых красивых женщин Парижа, он – низкорослый, с лицом, изуродованным экземой.

Кроме того, по протекции госпожи Лобеспан Марат получил официальную должность врача лейб-гвардии графа д’Артуа, будущего короля Карла X, младшего брата Людовика XVI. Таким образом, он стал придворным медиком с годовым окладом две тысячи ливров, не считая доплат за стол и квартиру. Это был пик медицинской карьеры Марата.

Однако новым Гиппократом ему было стать не суждено. Марат жаловался одному из своих друзей, что вся его деятельность – чистое шарлатанство, недостойное его занятие. И тогда он решил вплотную заняться научными изысканиями и устроил в своем доме лабораторию. Там он проводил опыты в различных областях химии и физики, изучал свойства огня, электричества и света, производил вскрытие животных и ставил различные эксперименты над ними.

Жан Поль много работал, довольствовался хлебом и водой и тратил все свои средства на эксперименты. Он пренебрегал обществом, оставил врачебную практику и потерял место придворного врача, а маркиза Лобеспан ушла от него. Живя затворником и жертвуя всем, он стремился к вожделенной славе. Однако основные потрясения в жизни Марата были еще впереди…

Друг народа

И вот грянула революция. Для Марата это оказался прямой путь к славе. Он забросил прежние увлечения и стал глашатаем парижской толпы, провозгласив себя ни больше ни меньше «другом народа».

Все его прежние медицинские изыскания свелись к изучению гильотины, которая поначалу испытывалась на овцах. В печати Марат, ярый якобинец, страстно призывал рубить головы роялистам, жирондистам и всем противникам нового режима, чтобы «раздавить гадину контрреволюции».

Репутация несгибаемого борца за революцию обеспечила Марату место в Конвенте, где даже среди оголтелых радикалов он выделялся своим неистовым темпераментом и внешним видом – он ходил в расстегнутой рубахе, повязав голову платком.

В жестокости и убийствах он видел средство достижения власти над «примитивными» народными умами. И он добился того, что в это смутное время стал популярной личностью среди парижских санкюлотов – так называли бедняков, носивших длинные, а не короткие штаны, как дворяне. Санкюлотами же решили называть себя и революционеры, стремясь стать ближе к народу.

Марат все еще гнался за славой, но, увы, он уже был неизлечимо болен. На нервной почве у него обострилась экзема, его мучил жар, он мог есть только жидкую пищу. Для того чтобы взбодриться, Марат постоянно пил кофе, что усиливало нежелательные процессы в слабеющем организме.

На голове он постоянно держал уксусный компресс, а также большую часть времени проводил в ванне, так как это приносило ему временное облегчение. В ванне же он писал статьи и принимал посетителей. И там же его настигла внезапная смерть.

Утром 13 июля 1793 года девушка по имени Шарлота купила за два франка большой столовый нож с черной ручкой. В седьмом часу вечера она направилась в дом на улице Кордельеров, где жил Марат со своей новой любовницей, простой фабричной работницей. Девушка проникла в дом и убила беспомощного Марата.

Над ванной между двух пистолетов висела географическая карта, а над ней было начертано слово la mort – «смерть». Что это было? Предчувствие? Ведь Марат славился своими предсказаниями…


Поль Жак Эме Бодри. «Шарлотта Корде». 1868 год

Девушку, совершившую убийство, звали Мари Анна Шарлотта Корде д’Армон, она была правнучкой великого французского драматурга Корнеля. Наивная Шарлотта хотела остановить безумный разгул террора и отомстить за его жертв.

Однако цели она не достигла – ее казнили. А вот Марат получил свою посмертную славу, о которой мечтал всю жизнь.

VIA

p-i-f.livejournal.com

Марат Жан Поль — Мегаэнциклопедия Кирилла и Мефодия — статья

Мара́т (Marat) Жан Поль (1743-93), один из вождей якобинцев. С сентября 1789 издавал газету «Друг народа». Вместе с М. Робеспьером руководил подготовкой восстания 31 мая — 2 июня 1793, отнявшего власть у жирондистов. Убит Ш. Корде.

* * *

Родители Марата (отец — сардинец, мать — уроженка Лангедока) покинули лоно Католической Церкви, перешли в кальвинизм и поселились в Швейцарии за три года до его рождения. Решив стать врачом, Марат учился в Тулузе, Бордо, Париже, затем в Голландии и Англии. В 1773 в Лондоне он издал «Философский опыт о Человеке» (A philosophical Essay on Man), а в 1774 опубликовал политический трактат «Цепи рабства» (The Chains of Slavery), в котором утверждал, что монархи ведут народы к рабству, развращая их и искореняя самую мысль о свободе. Труды Марата были замечены Вольтером, впрочем, весьма скептически отозвавшемся о философских потугах начинающего автора.Уязвленный Марат воздерживается от дальнейших попыток добиться признания как теоретик и переключает свое внимание на больных, уделяя также много времени прикладным физическим (особенно оптическим) экспериментам. В 1776 он возвращается во Францию и получает место врача гвардейцев графа д'Артуа (впоследствии Карл X). Однако его медицинская практика была весьма скудной, а физические опыты не получили признания королевской Академии наук. Тогда Марат вновь обращается к социальным проблемам: он участвует в конкурсе Бернского экономического общества 1777 на лучший проект реформы уголовного права и публикует в 1782 в Невшателе свой «План уголовного законодательства».В сентябре 1789 Марат начинает выпускать знаменитую газету «Друг народа» (Ami du Peuple), прославившуюся скандальными разоблачениями всех и вся. Призывы к насилию, апокалиптические предсказания снискали ему популярность в низах общества, а также ненависть многочисленных врагов. Марат неоднократно вынужден был прерывать издание газеты, прятаться по подвалам, а после расстрела 17 июля 1791 на Марсовом поле массовой манифестации, требовавшей отречения Людовика ХVI, искать прибежища в Англии. Вернувшись во Францию, он возобновил издание «Друга народа» в апреле 1792. Падение монархии 10 августа 1792 и последовавшее вслед за ним наступление прусско-австрийских войск благоприятствовали успеху воинственной пропаганды Марата. Именно на «Друге народа» лежит значительная доля ответственности за массовые избиения заключенных в парижских тюрьмах в начале сентября 1792. Марат стал апостолом грядущего террора.Избранный депутатом Конвента, Марат примкнул к монтаньярам, выделяясь даже среди них своим радикализмом, неистовым темпераментом и самим внешним видом — горящими глазами, повязанным на голове платком, широко распахнутым воротом рубашки. Он голосует за смертную казнь короля, предупреждает о предательстве генерала Дюмурье, ведет бешеную кампанию против друзей изменника — жирондистов, которым удается добиться декрета о его аресте. Оправданный Революционным трибуналом 24 апреля 1793, Марат триумфально возвращается в Конвент, сопровождаемый многочисленной толпой приверженцев, и продолжает громить оппонентов, готовя падение жиронды. Демагогическая риторика и требования новых жертв Маратом и Робеспьером подготовили очередное восстание парижан 31 мая — 2 июня 1793, в результате которого к власти пришли монтаньяры. Однако Марату не суждено было насладиться плодами этой победы.Марат страдал неизлечимой кожной болезнью, которой заразился еще в юные годы, когда выхаживал английских нищих и бродяг; по другим сведениям, это заболевание было нервным и носило психосоматический характер. Чтобы унять нестерпимый зуд, он часто и подолгу принимал ванны; в этом положении он писал и даже беседовал с посетителями. Именно в ванной он и нашел свою смерть 13 июля 1793: его заколола Шарлотта Корде, которую «друг народа» решился принять, поверив, что она явилась к нему с новыми сенсационными разоблачениями врагов революции. Обстоятельства его гибели вдохновили Ж. Л. Давида на знаменитую картину «Смерть Марата» (1793).

Младший брат Марата эмигрировал в Россию, служил преподавателем в Лицее под фамилией Будри в то время, когда там учился А. С. Пушкин.

  • А. З. Манфред. Жан Поль Марат и его произведения // Манфред А. З. Великая Французская революция. М., 1983. С. 231-278.
  • J. Epois. L'Affaire Corday-Marat: prelude a la Terreur. Les Sables-d'Olonne, 1980.
  • La Mort de Marat / par L. Andries, G. Benrekassa, J.-C. Bonnet, Y. Chastagnaret et al. Paris, 1986.
  • J. De Cock Marat et la lumiere. Bruxelles, 1991.
  • I. Germani. Jean-Paul Marat: hero and anti-hero of the French Revolution. Lewiston, Queenston, Lampeter, 1992.
  • Избранные произведения. Т. 1-3. М., 1956.
  • Oeuvres politiques 1789-1793. Vol. 1-10. Bruxelles, 1989-1995.

megabook.ru

Жан-Поль Марат - Smartwebsite.ru


     Жан-Поль Марат известен как выдающийся деятель Французской революции, вождь якобинцев, блистательный оратор, замечательный писатель. Мало кто знает, что он был великолепным врачом, ученым-физиком. Его отец Жан-Батист Мара, католический священник, предки которого были выходцами из Испании, в 1740 году переселился из Сардинии в Швейцарию и перешел из лона католической церкви в протестантизм. Но не для того, чтобы из аббата превратиться в пастора, а чтобы стать художником и рисовальщиком на фабрике, производящей ситец.

На этом его превращения не заканчиваются, далее он занялся химией, стал учителем языков, наконец, медиком. Тогда же, в 1740 году, он женился на дочери ремесленника Луизе Каброль из французской протестантской семьи, вынужденной из-за религиозных преследований покинуть Лангедок, то есть южную Францию.

Жан-Поль родился уже в Швейцарии, в городке Будри, княжестве Невшатель — фладении прусского короля Фридриха II. Он появился на свет 24 мая 1743 года вторым ребенком, за ним родились еще пятеро детей — четыре сына и три дочери. Один из братьев, Давид, под именем Будри переселился в Россию, где служил в Царскосельском лицее преподавателем французского языка. Александр Сергеевич Пушкин тепло вспоминал о нем.

Марат окончил школу в Будри, а затем коллеж Невшателя. Он легко одолел французский, английский, итальянский, испанский, немецкий и голландский языки. С раннего возраста Жан-Поль проявлял большое стремление к знаниям. Вот как он сам сообщает об этом в 1793 году в своей легендарной газете «Друг народа»: «Благодаря редкой удаче я получил очень тщательное воспитание в отцовском доме, избежав всех вредных привычек детства, растлевающих и унижающих человека, всех промахов юности, и достигнул зрелости, ни разу не отдавшись пылу страстей: в двадцать один год я был девственником и уже в течение долгого времени предавался размышлениям».

Огромное честолюбие и чрезвычайно своенравный характер отличали его от сверстников. Впоследствии он напишет о себе: «С ранних лет меня пожирала любовь к славе, страсть, в различные периоды моей жизни менявшая цель, но ни на минуту меня не покидавшая. В пять лет я хотел быть учителем, в пятнадцать — профессором, писателем — в восемнадцать, творческим гением, а в двадцать — великим ученым. Единственная страсть, пожиравшая мою душу, была любовь к славе, но это был еще только огонь, тлевший над пеплом». При прочтении декларации Марата о его всепоглощающем стремлении к славе приходит мысль об отсутствии скромности у трибуна революции. Однако если в наш лицемерный век честолюбие обычно прячется за напускной скромностью, то во времена Марата такая откровенная манера была характерна для поклонников Ж.-Ж. Руссо, а Марат им был.

В 16-летнем возрасте, посчитав себя вполне готовым к самостоятельной жизни, Жан-Поль покинул семью и уехал во Францию. К своей исконной фамилии Мара Жан-Поль прибавил букву «т» и отныне стал носить французскую фамилию Марат. Так поступали многие эмигранты. Услышав, что французское правительство снаряжает астрономическую экспедицию в Тобольск, он подал прошение присоединиться к ней. Получив отказ, вероятно, по возрастным мотивам, Жан-Поль в течение трех лет жил в Бордо, где работал воспитателем в семье богатого сахарозаводчика и судовладельца Поля Нэрака.

Непомерное честолюбие не давало покоя Марату, не позволяло засиживаться в роли гувернера. Его воображение будоражил Париж — город больших возможностей, так, во всяком случае, он его себе представлял. В 1762 году, 19-летним юношей, он отправится в Париж, город своей мечты, где обессмертит свое имя. Но пока Марат усердно занимается самообразованием, изучает естественные науки, философию и медицину (обучение не закончил). Марат все больше склоняется к медицине как наиболее верному пути к достижению славы. Разве исцеление неизлечимых больных — не доказательство всемогущества? К концу пребывания в Париже он уже активно лечит больных. Враги Марата позднее станут утверждать, что он занимался продажей подозрительных «магических» лекарств на ярмарках — словом, был бродягой-шарлатаном, каких тогда встречалось немало. Однако эти обвинения не получили подтверждения.

В 1765 году Марат переехал в Великобританию, где в течение 11 лет занимался обширной врачебной практикой в Ньюкасле, Эдинбурге, Дублине и Лондоне. В Лондоне он живет в квартале Сохо и практикует в больницах, в тюрьмах, и рабочих казармах. Научно-медицинские интересы Марата касались преимущественно проблем венерических заболеваний, офтальмологии и электротерапии. На посту городского врача Ньюкасла он принял энергичные меры по борьбе с эпидемиями инфекционных болезней, за что был удостоен звания почетного гражданина этого города.

Первая медицинская работа Марата «Наблюдение над хроническим перелоем», в которой он изложил недостатки современных методов лечения этого урологического заболевания и указал, с его точки зрения, эффективные методы лечения, увидела свет в 1767 году. Для лечения венерических болезней Марат применял бужи собственного изготовления. С их помощью он вводил в уретру лекарства, применял спринцевание вяжущими растворами.

Знание физики помогало Марату в лечении глазных болезней. Он применял легкие электрические разряды у наружных уголков больных глаз, что было в то время совершенной новацией. В Лондоне вышла брошюра Марата «Об одной глазной болезни» (1769 г.). В ней он одним из первых рассказал об астигматизме, описание которого впоследствии вошло в медицинские учебники того времени. В 1773 году он выпустил двухтомник по физиологии, озаглавленный «Философский опыт о человеке», в котором, в частности, описал заболевания радужки глаз, возникающее в результате лечения ртутными препаратами. Один из четырех приведенных там случаев относился к 11-летней девочке, которую для удаления кишечных глистов лечили «ртутными бисквитами». Марат говорит, что во всех четырех случаях он достиг значительного улучшения зрения. Историки медицины нашей эпохи признают научную ценность офтальмологических исследований Марата.

Даже для очень энергичного человека деятельности Марата было бы достаточно, чтобы заполнить жизнь до предела. Но не таков Марат: круг его интересов, увлечений и занятий поистине необъятен. Одновременно он находит силы и время для литературной деятельности. Слава писателя давно тревожила его воображение. В 1772 году он закончил большой роман в письмах «Приключения графа Понятковского», потом появится большой труд «Цепи рабства».

30 июня 1775 года Эдинбургский университет Св. Эндрюса присудил Марату ученую степень доктора медицины. Медицинская практика в Лондоне, где конкурентов у Марата было много, не только обеспечивала приличное существование, но и давала средства для издания книг. В этом же году в Амстердаме на французском языке выходит его книга «О человеке, или Принципы и законы влияния души на тело и тела на души». По сравнению с английским и голландское издание его книги расширялось и составило три тома, в общей сложности без малого тысячу страниц. Суть того, что он считал своим открытием, сводилась к утверждению: взаимовлияние души и тела осуществляется путем нервных флюидов. Такие утверждения, вернее гипотезы, высказывались многими и раньше. Таким образом, в «открытии» Марата не содержалось ничего революционного, тогда как демон революции клокотал в его душе.

10 апреля 1776 года Марат вернулся в Париж и поступил врачом в гвардейский корпус принца Конде. Ему удалось вылечить нескольких представителей парижской знати. Особенно прогремел случай с маркизой Лобеспан, выдающейся по красоте и образованности придворной дамой. Эта молодая, весьма привлекательная особа в течение пяти лет жаловалась на жестокие боли в груди, в то же время у нее прогрессировало падение веса, кашель сопровождался выделением гнойной мокроты. Перечисленные симптомы заставляли осматривающих ее видных медиков поставить самый мрачный диагноз — туберкулез. Дни маркизы были сочтены! Но вот за дело взялся Марат и быстро достиг полного излечения знатной красивой пациентки. Газеты зашумели о медицинском чуде. После этого случая на Марата, с легкой руки маркиза де Гуи, распространилась слава врача «неизлечимых».

Маркиза Лобеспан не осталась в долгу и отблагодарила своего спасителя самым приятным образом: она стала его возлюбленной и не скрывала эту связь. Как известно, наружность Марата была далека от красоты Париса, а рост едва достигал одного метра 65 сантиметров, так что эта связь вызывала естественное удивление современников, склонившихся в недоумении перед вечной тайной женского сердца.

В лечении Лобеспан, кроме обычного кровопускания, Марат применял электротерапию. Среди его назначений были эмульсия из сладкого миндаля, настой флорентийского укропа, по утрам амбра, хинный экстракт и бальзамические окуривания. Марат стремился найти специфическое средство против туберкулеза, и он его нашел. Марат давал Лобеспан «противопнеймоническую» воду собственного изобретения. Анализ «противопнеймонической» воды, произведенный впоследствии, показал, что это была известковая вода в смеси с другими щелочами.

Большой требовательностью к себе можно объяснить тот факт, что в разговоре с близким другом журналистом Ж.-П. Бриссо Марат характеризует свою врачебную деятельность в Париже «как шарлатанское занятие, недостойное его». Благодаря маркизе Лобеспан и другим аристократическим связям Марат получает 24 июня 1779 года официальную должность врача лейб-гвардии графа д`Артуа, брата короля Людовика XIV (главным врачом был Ш.Деслон) с годовым окладом в две тысячи ливров, не считая выплат на стол и квартиру. Официальные обязанности оставляли новоявленному придворному медику много свободного времени, которое он использует на частную практику. Марат лечит не только дворян из окружения д` Артуа, но и самого принца крови, выполняет его личные поручения. Среди его новых друзей маркиз Буше де Сан-Совер, первый камергер принца.

Стоит напомнить, что Марат был самоучкой в медицине и, несмотря на это, достиг впечатляющих результатов. Он занимался лечением на основе модных тогда методов магнетизма и электричества. Путем использования «флюидов» он добивался излечения своих многочисленных пациентов. Однако Марат умеет не только лечить. Бог наделил его многими талантами: он и физик, экспериментатор и изобретатель физических приборов, переводчик «Оптики» Ньютона. Однако получить одобрение этого перевода академией Марату удалось, лишь прибегнув к уловке: он уговорил одного из «сорока» членов академии — Бозе (Beauzee), состоявшего секретарем-переводчиком у графа д`Артуа, поставить под ним свое имя.

Поражает необычайно разнообразный диапазон исследований Марата. В декабре 1778 года Марат публикует труд: «Открытия Марата в области огня, электричества и света на основании новых опытов, удостоверенных экспертами Парижской Академии наук». Гёте высоко оценил это исследование. В январе 1780 года появляется новая работа — «Исследование об огне», тогда же появляется его «Открытие о свете, сделанное в результате новых экспериментов»; в 1782 году — «Исследование об электричестве». В целом это составляло около тысячи страниц и сотни экспериментов. Даже изучение только небольшой части того, чем занимался Марат, заняло у некоторых исследователей его наследия всю жизнь.

Доктор Марат является одним из пионеров электротерапии. В своем сочинении «Памятка о применении электричества в медицине» (1784 г.) он говорит об изобретении ряда ценных приборов для лечения больных и измерения электричества. Опытами Марата по изучению электричества интересовался Б. Франклин. Знаменитый Ламарк одобрял некоторые выводы Марата; Вольта пожелал ознакомиться с опытами Марата; Гёте, который был не только великим поэтом, но и ученым, отзывался положительно о работах Марата в области рефракции и преломления света. Надо сказать, что серьёзные специалисты по истории конкретных наук, которыми занимался Марат, считают, что он был очень способным экспериментатором, отличался изобретательностью в проведении опытов, в выборе объектов наблюдения и для своего времени был одаренным и добросовестным ученым.

Жан-Поль Марат не удовлетворен, ему мало, что некоторые ученые не принимают его всерьез как ученого. Его обуревает жгучее желание любой ценой добиться славы. Если мы второй раз упоминаем о всепоглощающей страсти Марата к вечной славе, то не для его принижения. Ведь он достиг подлинного величия не благодаря, а вопреки этой не очень симпатичной черте. Итак, Марат неистово добивается официального признания Парижской Академии наук. Через одного из своих новых друзей графа Мэльбуа, который был академиком. Марат просит академию рассмотреть его «Открытия». Назначается комиссия, она прибывает к Марату, но, как назло, облачная погода мешает демонстрации опытов, для которых требуется солнечный свет. В конце концов, 17 апреля 1779 года заключение дано. Оно сдержано, но в целом благоприятно. Марат хочет большего и требует нового и более определенного одобрения своего исследования об огне и свете, в котором он критикует теорию цветов Ньютона, что не может не вызвать раздражения некоторых ученых.

Проходит месяц за месяцем, однако Марат не получает никакого ответа. Потеряв терпение, он начинает бомбардировать Академию раздраженными письмами. Но академики не торопятся обсуждать работы Марата. Тогда он осаждает письмами лично постоянного секретаря академии маркиза Кондорсе. Наконец получает заключение академии, подписанное Кондорсе 10 мая 1780 года. В нем всего 27 строчек, из которых следует, что опыты Марата противоречат признанными в оптике положениям, поэтому академия считает бесполезным входить в детали и выносить какое-либо категорическое суждение. Марат в ярости. Он убежден, что Кондорсе и Лавуазье поддались интригам его заклятых врагов — «философов».

Марат не забудет оскорбление, нанесенное ему академией. Он воспользуется революцией и напишет в начале 1789 года брошюру «Современные шарлатаны», в которой предложит, чтобы Генеральные Штаты упразднили Академию наук вообще (кстати, это и сделает Конвент позже). Она увидит свет только в 1791 году. «Некрасивые обычно мстят за свою природу». Этот афоризм Бэкона имеет отношение к Марату впрямую, он, как известно, от рождения был безобразен лицом, которое к тому же еще изуродовала экзема. Марат злопамятен и обиду, нанесенную ему Кондорсе, не простит. Принципиальному философу уготована тюрьма, где он сведет счеты с жизнью.

Возмущение Марата получает основание: его работу покупают и переводят в Лейпциге на немецкий язык. А брошюру «О применении электричества в медицине», посланную на конкурс в академию Руана, последняя удостаивает в 1783 году золотой медали. В это время приятель Марата Рум де Сен-Лоран, с апреля 1783 года находившийся в Мадриде, с согласия Карла III и его министра Флоридобланка приглашает Марата возглавить Испанскую Академию наук, только-только организуемую. Марат с воодушевлением принимает приглашение и шлет в Мадрид благоприятные отзывы о своих научных достижениях, но ему отказывают.

Марат жаловался Руму де Сен-Лорану на зависть своих собратьев-медиков, которые интригуют против него. Продолжая лечить больных, чтобы обеспечить свое существование, он все больше сил и внимания отдает научным исследованиям. Три года, с 1780-го по 1783-й, он упорно экспериментирует в области применения электричества в медицине. В 1782 году Марат серьёзно заболел, а через два года лишился доходной работы лейб-медика и расстался с маркизой Лобеспан. В годы революции Марат оставит и научную работу, целиком переключится на революционную деятельность. С сентября 1789 года он основал газету «Друг народа» — боевой орган революционной демократии.

В последние годы своей жизни Марат мучительно страдал от экземы, распространившейся по всему телу и причинявшей невыносимый зуд. А в последние месяцы он почти уже не показывался в Конвенте и большую часть дня проводил в ванне. В ванне же и наступает последний акт в жизненной драме трибуна революции. 13 июля 1793 года в половине восьмого вечера экзальтированная, 25-летняя роялистски настроенная девушка Шарлотта Корде д`Амон, из знатной дворянской семьи из Кана в Нормандии, ударом ножа убила Марата, моющегося в ванной. Нож убийцы перерезал аорту, смерть наступила мгновенно. При задержании она сказала: «Я сделала свое, другие сделают другое». 24 брюмера тело Марата торжественно перенесли в Пантеон.

smartwebsite.ru

Жан-Поль Марат — Медицинская википедия

Жан-Поль Марат известен как выдающийся деятель Французской революции, вождь якобинцев, блистательный оратор, замечательный писатель. Мало кто знает, что он был великолепным врачом, ученым-физиком. Его отец Жан-Батист Мара, католический священник, предки которого были выходцами из Испании, в 1740 году переселился из Сардинии в Швейцарию и перешел из лона католической церкви в протестантизм. Но не для того, чтобы из аббата превратиться в пастора, а чтобы стать художником и рисовальщиком на фабрике, производящей ситец. На этом его превращения не заканчиваются, далее он занялся химией, стал учителем языков, наконец, медиком. Тогда же, в 1740 году, он женился на дочери ремесленника Луизе Каброль из французской протестантской семьи, вынужденной из-за религиозных преследований покинуть Лангедок, то есть южную Францию.

Жан-Поль родился уже в Швейцарии, в городке Будри, княжестве Невшатель — владении прусского короля Фридриха II. Он появился на свет 24 мая 1743 года и был вторым ребенком в этой семье, за ним родились еще пятеро детей — четыре сына и три дочери. Один из братьев, Давид, под именем Будри переселился в Россию, где служил в Царскосельском лицее преподавателем французского языка. Александр Сергеевич Пушкин тепло вспоминал о нем.

Марат окончил школу в Будри, а затем коллеж Невшателя. Он легко одолел французский, английский, итальянский, испанский, немецкий и голландский языки. С раннего возраста Жан-Поль проявлял большое стремление к знаниям. Вот как он сам сообщает об этом в 1793 году в своей легендарной газете «Друг народа»: «Благодаря редкой удаче я получил очень тщательное воспитание в отцовском доме, избежав всех вредных привычек детства, растлевающих и унижающих человека, всех промахов юности, и достигнул зрелости, ни разу не отдавшись пылу страстей: в двадцать один год я был девственником и уже в течение долгого времени предавался размышлениям».

Огромное честолюбие и чрезвычайно своенравный характер отличали его от сверстников. Впоследствии он напишет о себе: «С ранних лет меня пожирала любовь к славе, страсть, в различные периоды моей жизни менявшая цель, но ни на минуту меня не покидавшая. В пять лет я хотел быть учителем, в пятнадцать — профессором, в восемнадцать – писателем, творческим гением, а в двадцать — великим ученым. Единственная страсть, пожиравшая мою душу, была любовь к славе, но это был еще только огонь, тлевший над пеплом». При прочтении декларации Марата об его всепоглощающем стремлении к славе приходит мысль об отсутствии скромности у трибуна революции. Однако если в наш лицемерный век честолюбие обычно прячется за напускной скромностью, то во времена Марата такая откровенная манера была характерна для поклонников Ж.-Ж. Руссо, а Марат им был.

В 16-летнем возрасте, посчитав себя вполне готовым к самостоятельной жизни, Жан-Поль покинул семью и уехал во Францию. К своей исконной фамилии Мара Жан-Поль прибавил букву «т» и отныне стал носить французскую фамилию Марат. Так поступали многие эмигранты. Услышав, что французское правительство снаряжает астрономическую экспедицию в Тобольск, он подал прошение присоединиться к ней. Получив отказ, вероятно, по возрастным мотивам, Жан-Поль в течение трех лет жил в Бордо, где работал воспитателем в семье богатого сахарозаводчика и судовладельца Поля Нэрака.

Непомерное честолюбие не давало покоя Марату, не позволяло засиживаться в роли гувернера. Его воображение будоражил Париж — город больших возможностей, так, во всяком случае, он его себе представлял. В 1762 году, 19-летним юношей, он отправится в Париж, город своей мечты, где обессмертит свое имя. Но пока Марат усердно занимается самообразованием, изучает естественные науки, философию и медицину (обучение он не закончил).

Марат все больше склоняется к медицине как наиболее верному пути к достижению славы. Разве исцеление неизлечимых больных — не доказательство всемогущества? К концу пребывания в Париже он уже активно лечит больных. Враги Марата позднее станут утверждать, что он занимался продажей подозрительных «магических» лекарств на ярмарках — словом, был бродягой-шарлатаном, каких тогда встречалось немало. Однако эти обвинения не получили подтверждения.

В 1765 году Марат переехал в Великобританию, где в течение 11 лет занимался обширной врачебной практикой в Ньюкастле, Эдинбурге, Дублине и Лондоне. В Лондоне он живет в квартале Сохо и практикует в больницах, в тюрьмах, в рабочих казармах. Научно-медицинские интересы Марата касались преимущественно проблем венерических заболеваний, офтальмологии и электротерапии. На посту городского врача Ньюкастла он принял энергичные меры по борьбе с эпидемиями инфекционных болезней, за что был удостоен звания почетного гражданина этого города.

Первая медицинская работа Марата «Наблюдения над хроническим перелоем», в которой он изложил недостатки современных методов лечения этого урологического заболевания и указал, с его точки зрения, эффективные методы лечения, увидела свет в 1767 году. Для лечения венерических болезней Марат применял бужи собственного изготовления. С их помощью он вводил в уретру лекарства, применял спринцевание вяжущими растворами.

Знание физики помогало Марату в лечении глазных болезней. Он применял легкие электрические разряды у наружных уголков больных глаз, что было в то время совершенной новацией. В Лондоне вышла брошюра Марата «Об одной глазной болезни» (1769). В ней он одним из первых рассказал об астигматизме, описание которого впоследствии вошло в медицинские учебники того времени. В 1773 году он выпустил двухтомник по физиологии, озаглавленный «Философский опыт о человеке», в котором, в частности, описал заболевания радужки глаз, возникающее в результате лечения ртутными препаратами. Один из четырех приведенных там случаев относился к 11-летней девочке, которую для удаления кишечных глистов лечили «ртутными бисквитами». Марат говорит, что во всех четырех случаях он достиг значительного улучшения зрения. Историки медицины нашей эпохи признают научную ценность офтальмологических исследований Марата.

Даже для очень энергичного человека деятельности Марата было бы достаточно, чтобы заполнить жизнь до предела. Но не таков Марат: круг его интересов, увлечений и занятий поистине необъятен. Одновременно он находит силы и время для литературной деятельности. Слава писателя давно тревожила его воображение. В 1772 году он закончил большой роман в письмах «Приключения графа Понятковского», потом появится большой труд «Цепи рабства».

30 июня 1775 года Эдинбургский университет Св. Эндрюса присудил Марату ученую степень доктора медицины. Медицинская практика в Лондоне, где конкурентов у Марата было много, не только обеспечивала приличное существование, но и давала средства для издания книг. В этом же году в Амстердаме на французском языке выходит его книга «О человеке, или Принципы и законы влияния души на тело и тела на душу». По сравнению с английским, голландское издание его книги расширилось и составило три тома, в общей сложности без малого тысячу страниц. Суть того, что он считал своим открытием, сводилась к утверждению: взаимовлияние души и тела осуществляется путем нервных флюидов. Такие утверждения, вернее гипотезы, высказывались многими и раньше. Таким образом, в «открытии» Марата не содержалось ничего революционного, тогда как демон революции клокотал в его душе.

10 апреля 1776 года Марат вернулся в Париж и поступил врачом в гвардейский корпус принца Конде. Ему удалось вылечить нескольких представителей парижской знати. Особенно прогремел случай с маркизой Лобеспан, выдающейся по красоте и образованности придворной дамой. Эта молодая, весьма привлекательная особа в течение пяти лет жаловалась на жестокие боли в груди, в то же время у нее прогрессировало падение веса, кашель сопровождался выделением гнойной мокроты. Перечисленные симптомы заставляли осматривающих ее видных медиков поставить самый мрачный диагноз — туберкулез. Дни маркизы были сочтены! Но вот за дело взялся Марат и быстро достиг полного излечения знатной красивой пациентки. Газеты зашумели о медицинском чуде. После этого случая на Марата, с легкой руки маркиза де Гуи, распространилась слава врача «неизлечимых».

Маркиза Лобеспан не осталась в долгу и отблагодарила своего спасителя самым приятным образом: она стала его возлюбленной и не скрывала эту связь. Как известно, наружность Марата была далека от красоты Париса, а рост едва достигал 1 метра 65 сантиметров, так что эта связь вызывала естественное удивление современников, склонившихся в недоумении перед вечной тайной женского сердца.

В лечении маркизы Лобеспан, кроме обычного кровопускания, Марат применял электротерапию. Среди его назначений были эмульсия из сладкого миндаля, настой флорентийского укропа, по утрам амбра, хинный экстракт и бальзамические окуривания. Марат стремился найти специфическое средство против туберкулеза, и он его нашел. Марат давал Лобеспан «противопнеймоническую» воду собственного изобретения. Анализ «противопнеймонической» воды, произведенный впоследствии, показал, что это была известковая вода в смеси с другими щелочами.

Большой требовательностью к себе можно объяснить тот факт, что в разговоре с близким другом журналистом Ж.-П. Бриссо Марат характеризует свою врачебную деятельность в Париже «как шарлатанское занятие, недостойное его». Благодаря маркизе Лобеспан и другим аристократическим связям Марат получает 24 июня 1779 года официальную должность врача лейб-гвардии графа д’Артуа, брата короля Людовика XIV (главным врачом был Ш. Деслон) с годовым окладом в две тысячи ливров, не считая выплат на стол и квартиру. Официальные обязанности оставляли новоявленному придворному медику много свободного времени, которое он использует на частную практику. Марат лечит не только дворян из окружения д’Артуа, но и самого принца крови, выполняет его личные поручения. Среди его новых друзей маркиз Буше де Сан-Совер, первый камергер принца.

Стоит напомнить, что Марат был самоучкой в медицине и, несмотря на это, достиг впечатляющих результатов. Он занимался лечением на основе модных тогда методов магнетизма и электричества. Путем использования «флюидов» он добивался излечения своих многочисленных пациентов. Однако Марат умеет не только лечить. Бог наделил его многими талантами: он и физик, экспериментатор и изобретатель физических приборов, переводчик «Оптики» Ньютона. Однако получить одобрение этого перевода академией Марату удалось, лишь прибегнув к уловке: он уговорил одного из «сорока» членов академии — Бозе, состоявшего секретарем-переводчиком у графа д’Артуа, поставить под ним свое имя.

Поражает необычайно разнообразный диапазон исследований Марата. В декабре 1778 года Марат публикует труд: «Открытия Марата в области огня, электричества и света на основании новых опытов, удостоверенных экспертами Парижской Академии наук». Гете высоко оценил это исследование. В январе 1780 года появляется новая работа — «Исследование об огне», тогда же появляется его «Открытие о свете, сделанное в результате новых экспериментов»; в 1782 году — «Исследование об электричестве». В целом это составляло около тысячи страниц и сотни экспериментов. Даже изучение только небольшой части того, чем занимался Марат, заняло у некоторых исследователей его наследия всю жизнь.

Доктор Марат является одним из пионеров электротерапии. В своем сочинении «Памятка о применении электричества в медицине» (1784) он говорит об изобретении ряда ценных приборов для лечения больных и измерения электричества. Опытами Марата по изучению электричества интересовался Б. Франклин. Знаменитый Ламарк одобрял некоторые выводы Марата; Вольта пожелал ознакомиться с опытами Марата; Гете, который был не только великим поэтом, но и ученым, отзывался положительно о работах Марата в области рефракции и преломления света. Надо сказать, что серьезные специалисты по истории конкретных наук, которыми занимался Марат, считают, что он был очень способным экспериментатором, отличался изобретательностью в проведении опытов, в выборе объектов наблюдения и для своего времени был одаренным и добросовестным ученым.

Жан-Поль Марат не удовлетворен, ему мало, что некоторые ученые принимают его всерьез как ученого. Его обуревает жгучее желание любой ценой добиться славы. Если мы второй раз упоминаем о всепоглощающей страсти Марата к вечной славе, то не для его принижения. Ведь он достиг подлинного величия не благодаря, а вопреки этой не очень симпатичной черте. Итак, Марат неистово добивается официального признания Парижской Академии наук. Через одного из своих новых друзей графа Мэльбуа, который был академиком, Марат просит академию рассмотреть его «Открытия». Назначается комиссия, она прибывает к Марату, но, как назло, облачная погода мешает демонстрации опытов, для которых требуется солнечный свет. В конце концов, 17 апреля 1779 года заключение дано. Оно сдержано, но в целом благоприятно. Марат хочет большего и требует нового и более определенного одобрения своего исследования об огне и свете, в котором он критикует теорию цветов Ньютона, что не может не вызвать раздражения некоторых ученых.

Проходит месяц за месяцем, однако Марат не получает никакого ответа. Потеряв терпение, он начинает бомбардировать Академию раздраженными письмами. Но академики не торопятся обсуждать работы Марата. Тогда он осаждает письмами лично постоянного секретаря академии маркиза Кондорсе. Наконец Марат получает заключение академии, подписанное Кондорсе 10 мая 1780 года. В нем всего 27 строчек, из которых следует, что опыты Марата противоречат признанным в оптике положениям, поэтому академия считает бесполезным входить в детали и выносить какое-либо категорическое суждение. Марат в ярости. Он убежден, что Кондорсе и Лавуазье поддались интригам его заклятых врагов — «философов».

Марат не забудет оскорбление, нанесенное ему академией. Он воспользуется революцией и напишет в начале 1789 года брошюру «Современные шарлатаны», в которой предложит, чтобы Генеральные Штаты упразднили Академию наук вообще (кстати, это и сделает Конвент позже). Она увидит свет только в 1791 году. «Некрасивые обычно мстят за свою природу». Этот афоризм Бэкона имеет отношение к Марату впрямую, он, как известно, от рождения был безобразен лицом, которое к тому же еще изуродовала экзема. Марат злопамятен и обиду, нанесенную ему Кондорсе, не простит. Принципиальному философу уготована тюрьма, где он сведет счеты с жизнью.

Возмущение Марата получает основание: его работу покупают и переводят в Лейпциге на немецкий язык. А брошюру «О применении электричества в медицине», посланную на конкурс в академию Руана, последняя удостаивает в 1783 году золотой медали. В это время приятель Марата Рум де Сен-Лоран, с апреля 1783 года находившийся в Мадриде, с согласия Карла III и его министра Флоридобланка приглашает Марата возглавить Испанскую Академию наук, только-только организуемую. Марат с воодушевлением принимает приглашение и шлет в Мадрид благоприятные отзывы о своих научных достижениях, но ему отказывают.

Марат жаловался Руму де Сен-Лорану на зависть своих собратьев-медиков, которые интригуют против него. Продолжая лечить больных, чтобы обеспечить свое существование, он все больше сил и внимания отдает научным исследованиям. Три года, с 1780-го по 1783-й, он упорно экспериментирует в области применения электричества в медицине. В 1782 году Марат серьезно заболел, а через два года лишился доходной работы лейб-медика и расстался с маркизой Лобеспан. В годы революции Марат оставит и научную работу, целиком переключится на революционную деятельность. С сентября 1789 года он основал газету «Друг народа» — боевой орган революционной демократии.

В последние годы своей жизни Марат мучительно страдал от экземы, распространившейся по всему телу и причинявшей невыносимый зуд. А в последние месяцы он почти уже не показывался в Конвенте и большую часть дня проводил в ванне.

В ванне же и наступает последний акт в жизненной драме трибуна революции. 13 июля 1793 года в половине восьмого вечера экзальтированная 25-летняя роялистска Шарлотта Корде д’Амон, из знатной дворянской семьи из Кана (Нормандия), ударом ножа убила Марата, моющегося в ванной. Нож убийцы перерезал аорту, смерть наступила мгновенно. При задержании она сказала: «Я сделала свое, другие сделают другое».

24 брюмера тело Марата торжественно перенесли в Пантеон.

medviki.com

Марат (Marat), Жан Поль | Биографии, знаменитости, известные люди, великие личности, исторические персонажи

Комментарии к дате рождения: 

Наука: Исследователи, Учёные

История: Революционеры

Искусство: Литераторы, Публицисты

Комментарии к дате смерти: 

Георафия жизни: 

Франция, Англия, Голландия

Род деятельности: 

революционер, публицист, ученый, естествоиспытатель, литератор

Марат (Marat), Жан Поль (1743–1793) – французский революционный деятель, публицист, ученый, естествоиспытатель и литератор. Родился в г. Будри, принадлежавшем в те годы Пруссии (ныне на территории Швейцарии). Его отец, образованный человек, был священником, художником, врачом и преподавателем иностранных языков. Зарабатывал он достаточно для того, чтобы прокормить свое многочисленное семейство (у него было семеро детей). Отец стремился дать детям хорошее домашнее и школьное образование, обучая различным наукам, медицине, истории, иностранным языкам. Жан Поль обладал способностями, трудолюбием и желанием учиться. В 16-летнем возрасте, после смерти матери, Марат покинул отчий дом и отправился странствовать по Европе. Жил во Франции, Англии, Голландии, зарабатывая уроками иностранных языков и врачеванием. Одновременно занимался научными исследованиями природы огня, электричества, оптических явлений. Он был серьезным и трудолюбивым естествоиспытателем, но имел конфликтный характер, и потому к нему относились предвзято. Он опубликовал в Лондоне научно-философский труд «О человеке, или О принципах и законах влияния души на тело и тела на душу» («De l’homme, ou des principes et des lois de l’influence de l’âme sur le corps, et du corps sur l’âme», 2 т., 1775), содержащий нападки на все признанные авторитеты той поры. Хотя «гранды» Просвещения Вольтер и Дидро обратили внимание на его опус, однако сочли сей труд философским курьезом и обидно высмеяли неофита, обозвав «чудаком» и «арлекином». Интересовался Жан Поль Марат и политикой. Еще до своего философского труда он издал на английском языке памфлет «Цепи рабства», в котором выступил последователем своего соотечественника Ж.-Ж. Руссо, обличал тиранию, призывал к свержению ее насильственным путем, воспевал справедливость, равенство и свободу. Благоразумные англичане, однако, пренебрегли советом эксцентричного иностранца свергнуть монарха и назначить «добродетельного» диктатора. Пробовал он написать сентиментальный роман в духе Руссо («Приключения графа Понятовского», ок. 1772; роман в письмах, действие которого происходит в Польше, охваченной гражданской войной), однако сочинение получилось настолько слабым, что сам автор не решился его опубликовать. Раздираемый неистовыми страстями, самолюбивый Марат, болезненно реагирующий даже на самую мягкую критику, не сумел добиться признания в научной среде и едва не сошел в могилу от тяжелейшего нервного недуга, и только начавшаяся революция вернула ему надежду на жизнь. Жан Поль Марат с головой устремился в политику. Его революционная деятельность сводилась главным образом к обличительным выступлениям, к откликам на происходящие события. Он много писал, выражая и формируя общественное мнение. Он стал издавать газету «Друг народа» («L’Ami du Peuple»). Газета яростно нападала на аристократов, королевский двор, королеву, министров, почти всех депутатов Учредительного собрания. Марат редко о ком отзывался одобрительно или хотя бы бесстрастно. Потрясающее впечатление на современников производило то, что поначалу казавшиеся совершенно невероятными разоблачения Жана Поля Марата иногда имели свойство сбываться (он очень рано заподозрил в тайных связях с двором Мирабо, предсказал попытку бегства королевской семьи, измену Лафайета). Свою задачу Марат видел в том, чтобы предупреждать народ об опасности и разоблачать его врагов. Действенным средством против врагов народа и революции, считал Марат, могут быть только репрессии. Постоянные обличения и призывы к насилию создали ему немало противников, но в то же время и множество поклонников, особенно в народе. Обличения заговорщиков, попытки объяснить все политические и экономические трудности вражескими кознями явно импонировали революционной толпе. Жана Поля Марата в Париже знали и любили, называя «другом народа». В 1792 г. он стал депутатом от Парижа в Национальном Конвенте, где тогда соперничали две политические группировки: жирондисты и монтаньяры. Марат примкнул к более радикальным монтаньярам, хотя и среди них держался особняком. Во время дебатов в Конвенте он обычно служил мишенью для нападок жирондистов: поводов для этого было достаточно. Один депутат-жирондист предложил даже мыть трибуну всякий раз после того, как на ней выступал Жан Поль Марат. В апреле 1793 г. жирондисты добились суда над Маратом. Он состоялся и превратился в триумф подсудимого. Революционный трибунал оправдал его, и восторженная толпа парижан препроводила своего кумира обратно в Конвент. Воодушевленный своей победой, Жан Поль Марат с новой силой возобновил страстные атаки на жирондистов, которых он считал теперь самыми злостными врагами родины. 2 июня 1793 г. взбунтовавший народ изгнал из Конвента правящую партию жирондистов. Блестящие ораторы и горячие республиканцы, избранные большинством голосов в своих департаментах, эти представители просвещенной элиты не смогли найти общий язык с чернью столицы, властителями дум которой был Жан Поль Марат. Угроза расправы вынудила их бежать в провинцию, чтобы там организовать отпор произволу парижан. Но к этому времени Марат был уже очень больным человеком. На нервной почве у него обострилась экзема, его мучил жар. Пищу он принимал только в жидком виде и, чтобы взбодриться, беспрестанно пил кофе, а это только усиливало воспалительный процесс. В последние недели жизни он постоянно носил уксусный компресс на голове и часто принимал ванны, так как только это приносило ему облегчение. В ванной его и настигла смерть: 13 июля 1793 г. он был убит восторженной поклонницей жирондистов, праправнучкой Корнеля и родственницей Фонтенеля Шарлоттой Корде (Charlotte Corday, 1768–1793). (Излагается по книге: «Исторический лексикон», XVIII век). ► Из высказываний Жана Поля Марата: «Кто крадет, чтобы жить, пока он не может поступить иначе, лишь осуществляет свое право». –– «Во всех тех странах, где закон не держит в узде высокопоставленных злодеев-государей, угнетающих своих подданных, чиновников, злоупотребляющих своей властью, прелатов, нравственность которых подозрительна, – не остается никакого другого средства, чтобы удерживать их в границах долга, кроме внушения страха перед общественным негодованием. Злословие в известном смысле как раз препятствует всем этим лицам злоупотреблять властью, а именно вследствие этого к нему следует относиться с терпением. Если страх замыкает все уста – конец свободе!» (цит. по изданию: Н. Молчанов, «Монтаньяры», серия ЖЗЛ, М., «Молодая гвардия», 1989). ► Жан Поль Марат о себе: «…с ранних лет меня пожирала любовь к славе, страсть, в различные периоды моей жизни менявшая цель, но ни на минуту меня не покидавшая. В пять лет я хотел стать школьным учителем, в пятнадцать лет – профессором, писателем – в восемнадцать, творческим гением – в двадцать, как сейчас я жажду славы – принести себя в жертву отечеству» (цит. по изданию: Н. Молчанов, «Монтаньяры», серия ЖЗЛ, М., «Молодая гвардия», 1989). ► Дантон о Марате: «Я не испытываю особого восхищения личностью Марата. Его нельзя обвинить в недостатке ума, но озлобленный характер лишает беседы с ним всякого удовольствия» (цит. по изданию: Н. Молчанов, «Монтаньяры», серия ЖЗЛ, М., «Молодая гвардия», 1989). ► Интересна судьба Давида, младшего брата Марата, который под именем Будри окажется учителем французского в Царскосельском лицее и, по свидетельству его ученика Александра Пушкина, сохранит почтительную память о своем легендарном старшем брате.

www.biograpedia.ru

Жан Поль Марат - Личности - Каталог статей

Жан Поль Марат

Жан Поль Марат родился 24 мая 1743 года в маленьком городке Будри, в княжестве Невшатель в Швейцарии. Получил хорошее образование в доме отца, довольно известного врача. В 16 лет покинул отцовский дом, жил во Франции, Голландии, Ирландии и Англии, изучал медицину, физику и философию. В 1773 году опубликовал двухтомный труд по физиологии "Философский опыт о человеке”, за которым последовал ряд других научных работ. В 1775 году вышел в свет (в Англии) памфлет Марата "Цепи рабства” - выдающееся политическое произведение, направленное против абсолютизма и английской парламентской системы и выдвигавшее идеи вооруженного восстания и вооруженной диктатуры. В 1776 году Марат переезжает в Париж и поселяется на улице Старой голубятни, где снискал известность врачебной практикой и научными исследованиями по физике. С началом революции Марат оставил научные занятия, посвятив себя служению восставшему народу.

  1789 году Марат выпустил брошюры "Дар отечеству” и "Дополнения”, где развил мысль о необходимости объединения всех общественных прогрессивных сил для борьбы против абсолютизма. 1789 года Марат издаёт газету "Друг народа”, получившую популярность как боевой орган революционной демократии, её читали нарасхват. Он пишет в газете: "Я чувствую омерзение к беспорядку, насилиям, разнузданности; но когда я подумаю, что в настоящее время в королевстве имеется пятнадцать миллионов человек, которые готовы погибнуть от голода; когда я подумаю, что правительство, доведя их до этой страшной доли, без сожаления бросает их на произвол судьбы… -моё сердце сжимается от боли и трепещет от негодования. Я знаю обо всех опасностях, каким я подвергаюсь, горячо отстаивая дело этих несчастных; но страх не остановит моего пера; не раз уже отказывался я от забот о своём существовании ради служения отчизне, ради мести врагам человечества и, если понадобится, отдам за них последнюю каплю крови”.

Марат первый предсказал приближение революции. Он считает, что его обязанность как Друга народа в том и состоит, чтобы пробудить сознание народа, вдохнуть в него веру в свои силы и поднять его на борьбу: "Несчастный народ!.. Оплакивай же, оплакивай свою несчастную судьбу: ты вполне заслужишь весь её ужас, если окажешься настолько трусливым, что не сумеешь прибегнуть к имеющемуся у тебя средству спасения – оно в твоих руках !” Это спасение – в революционных действиях, в массовых выступлениях народа. Воля народа, подкреплённая силой оружия, - вот что является ведущей силой в революционном процессе. "Друг народа” выдвигает целую программу практических революционных мер : "чистку” Учредительного собрания, "чистку” парижского и провинциальных муниципалитетов от враждебных революции людей, созыв народных собраний и выдвижение народом новых, достойных представителей в обновлённое Национальное собрание или в новый законодательный орган, который должен прийти на смену первому и недостойному Национальному собранию.

  На страницах газеты последовательно отстаивает задачи развития революции, срывая маски с тех, кто под прикрытием лживых и лицемерных фраз стремился затормозить её дальнейший ход. Марат предсказывал измену революции со стороны Ж.Неккера, О.Мирабо, затем М.Ж.Лафайета и вёл против них непримиримую борьбу в ту пору, когда они ещё были в
зените славы. С такой же решительностью позднее он обличал двоедушие и половинчатость политики жирондистов, приведшие их, в конце концов, на позиции, враждебные революции.
  Преследования властей, травля со стороны политических противников вынудили Марата в январе 1799 года уехать в Великобританию; вернувшись в мае того же года, он скрывался и издавал газету в подполье . Уделяя преимущественное внимание политическим вопросам, Марат разрабатывал также и социальные проблемы революции, твёрдо и последовательно защищая интересы народа и его беднейших слоёв. Этим он завоевал огромную популярность в массах.

В 1792 году Марат был избран в Конвент. Он занял место во главе монтаньяров и сделался главною мишенью жирондистских ораторов. Стремясь к консолидации всех революционных сил для победы над интервентами, он переименовал газету "Друг народа” в "Газету Французской республики”, провозгласив в ней новый курс – забвение партийных разногласий и объединение всех сил во имя спасения республики. Однако жирондисты не приняли его предложения. В апреле 1793 года Марат, вопреки праву неприкосновенности как депутата, по постановлению Конвента, которого добились жирондисты, был арестован и предан суду Революционного трибунала; но был оправдан и с триумфом возвращен народом в Конвент. Депутаты, весь Конвент стоя рукоплескали Марату. Жан Поль Марат поднялся на трибуну и сказал: "Законодатели, свидетельства патриотизма и радость, вспыхнувшие в этом зале, являются данью уважения к одному из ваших собратьев, священные права которого были нарушены в моём лице. Я был вероломно обвинён, торжественный приговор принёс триумф моей невиновности, я приношу вам чистое сердце, и я буду продолжать защиту права человека, гражданина и народа со всей энергией, данной мне небом”. Первый биограф Марата Альфред Бужар писал: "Исход процесса Марата оказался прямо противоположным тому, на что рассчитывали его обвинители; они хотели убить Марата; и вот - он ещё более велик, чем когда-либо. Вчера он был писателем, депутатом – сегодня он стал знаменем”.

  Марат и М.Робеспьер, возглавлявшие якобинцев , руководили подготовкой народного восстания 31 мая - 2 июня 1793 года, свергнувшего власть Жиронды. Существует версия, будто в ночь с 1 на 2 июня он сам поднялся на каланчу, чтобы первым ударить в набат,
призывавший к восстанию. Все решающие три дня Марат был в самой гуще событий. В Конвенте, в Коммуне, в Комитете общественной безопасности – он всюду вмешивался в ход борьбы, давал советы участникам восстания, направлял их деятельность, требуя доведения восстания до полной победы. Победа народного восстания 31 мая – 2 июня была великой
победой Горы. Она была и великой победой Марата. На протяжении двух последних лет вместе со своими собратьями по оружию – якобинцами – Марат вел жестокую, беспощадную борьбу против Жиронды, которая превратилась в партию контрреволюции и национальной измены. Французский народ своими великими революционными действиями вновь подтверждал, что он идёт за неустрашимой партией якобинцев и за самым любимым её вождём, которого называли уважительным и ласковым именем – Друг народа. Тяжелая болезнь помешала Марату активно участвовать в деятельности Конвента после установления якобинской диктатуры. 13 июля 1793 года жизнь пламенного революционера трагически оборвалась: его кинжалом убила Шарлотта Корде, связанная с жирондистами.
  Наследие Великой французской революции величественно и грандиозно. Она дала миру комплекс идей общественного и человеческого прогресса, демократии. Жизненный путь Марата стал примером для многих поколений революционных борцов.

istoriya-ru.ucoz.ru

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *