Характер гитлер – Детство, раскалывающее надвое, Адольф Гитлер, Часть первая Знаменитые деструктивные личности. Стратегии злых гениев. Бадрак В. В. Страница 25. Читать онлайн

Психологический портрет Адольфа Гитлера

Психологический портрет Адольфа Гитлера

Средняя общеобразовательная школа № 50

В класс

Реферат на тему

«Психологический портрет Адольфа Гитлера»

Выполнила: Онегина Дарья Викторовна

Проверил: Баталов Дмитрий Владимирович

г. Архангельск

год

Содержание

Введение

. Особенности биографии, становление личности и жизненный путь Адольфа Гитлера

.1 История рождения А.Гитлера

.2 Детство

.3 Юность и зрелость

. Клинико-психологические особенности личности А. Гитлера

.1 Тяга к уничтожению

.2 Авторитарный характер

.3 Нарциссизм

.4 Особые привычки

Заключение

Введение

История тесно связана с психологией. Как правило, причиной того или иного события является именно личностный фактор. История правления Адольфа Гитлера не стала исключением.

Существует три основных точки зрения относительно жизни и деятельности Гитлера. Для германских националистов он являлся героем, сумевшим снова поднять Германию на вершину мирового господства. Для небольшой группы историков Гитлер был уникальным политическим гением и тончайшим психологом, который эффективно использовал чужие ошибки и дипломатические промахи, а так же свои навыки в области психологии. Для большинства людей, однако, Гитлер представляется лишенным морали извергом, который заставил страдать миллионы ни в чем неповинных людей по всему миру. Только на нем, утверждает большинство, лежит вся ответственность за ужасы Третьего рейха.

Целью моей работы является разрушение этого стереотипа.

Я считаю, что нет в мире события, которое произошло бы без весомой причины. Никогда не случается так, что виноват в случившемся кто-то один. Я думаю, что в неуравновешенном характере Гитлера можно обвинить скорее череду случайных событий, нежели его самого.

Задачи исследования:

·Изучение и анализ психологических особенностей Гитлера.

·Изучение причин его характера и поведения.

Предмет исследования:

·Эмоционально-личностная характеристика Адольфа Гитлера.

·Особенности воспитания, становления личности, психопатологические отклонения в поведении.

В становлении и развитии личности играет роль множество факторов. Анализируя жизнь Гитлера, учитывая влияние этих факторов, становятся понятными многие из его действий. Его нетерпимость к евреям и коммунистам имеет свои корни, которые можно найти при тщательном анализе личности. Для того чтобы прийти к глубокому пониманию феномена Гитлера, недостаточно изучения многочисленных опубликованных, более или менее объективных биографий. Поэтому стоит внимательно изучить с медицинской точки зрения личность Гитлера, его особые психические признаки и действия, не вписывающиеся в границы человеческих норм. Многие психологи и историки исследовали влияние таких факторов, как семья и школа, которые являются наиболее значимыми в формировании личности любого человека. В конечном итоге был поставлен решающий вопрос: кем же, собственно, был Гитлер — «человеком, сверхчеловеком или недочеловеком»?

1. Особенности биографии Адольфа Гитлера

.1 История рождения

А. Гитлер родился 20 апреля 1889 года. Отец — Алоиз Гитлер, был женат третий раз на Кларе Гитлер, матери будущего вождя. Если верить записям в медицинской книге, родился слабый, темноволосый мальчик с голубыми глазами.

Иоганн Непомука Хюттлер — дедушка Адольфа Гитлера, родной отец Алоиза, имел внучку, которую звали Клара Пёльцль. В дальнейшем Алоиз взял ее в жены. Плод этого брака Адольф Гитлер является, таким образом, продуктом близкородственного кровосмешения, поскольку Иоганн Непомук Хюттлер приходится ему не только дедом по отцовской линии, но и дедом его матери Клары. Адольфу Гитлеру должно было быть известно о кровосмешении в семье, и, по видимому, именно этим объясняются неоднократные заявления о том, что он не желает становиться отцом: у него были достаточные основания опасаться за полноценность своего потомства.

Как мы видим, близкородственный брак, на который мы обращаем внимание, дал комбинацию фантастической жестокости, аморальности и своеобразного ума.

.2 Детство

В 1895 в возрасте 6 лет Адольф поступил в народную школу в городке Фишльхам, неподалеку от Линца. Два года спустя его религиозная мать отправила сына в Ламбах, в приходскую школу бенедиктинского монастыря, после которой, как она надеялась, сын станет священником. Но его исключили из школы, застав курящим в монастырском саду. Затем семья переехала в Леондинг, пригород Линца, где юный Адольф сразу же преуспел в учебе. Он выделялся среди товарищей упорством, оказываясь лидером во всех детских играх. В 16 лет Адольф бросил школу. В течение двух лет он ничем не занимался, бродил по улицам или проводил время в библиотеке, читая книги по германской истории и мифологии. В 18 лет отправился в Вену, чтобы поступить там в Академию изобразительных искусств. Поступал дважды — один раз не сдал экзамен, второй раз даже не был допущен к нему. Ему посоветовали поступить в архитектурный институт, но для этого надо было иметь аттестат зрелости. В декабре 1908 умерла его мать, что явилось огромным потрясением в жизни Адольфа. Следующие пять лет он перебивался случайными заработками, милостыней или продавал свои эскизы.

Характеры родителей принадлежат к числу важнейших факторов, накладывающих отпечаток на всю последующую жизнь ребенка. Поэтому законным представляется вопрос о том, в какой мере родители Гитлера способствовали его «последующему превращению в чудовище», как выразился Эрих Фромм. Такое аналитическое исследование мы начнем с роли матери, которая является решающей в чувствительной фазе раннего детства.

Большинство ученых считает, что мать Гитлера сыграла положительную роль в формировании личности Гитлера. По словам Брэдли Смита, считающимся крупнейшим специалистом по юности Гитлера: «все, знавшие Клару, считали, что смыслом ее жизни была самоотверженная любовь к детям… Она внушила своему сыну чувство, что он является чем-то особенным». Трое других ее детей умерли в один год. Не удивительно, что всю свою любовь, заботу, трепет и ласку она отдавала последнему сыну — Адольфу. Она жила в постоянном страхе потерять и его.

По свидетельству прислуги, мальчик рос «здоровым и бодрым», но матери он казался чрезвычайно болезненным. Поэтому она больше трех лет кормила его грудью.

Как правило, такое количество внимания порождает сильную связь между матерью и ребенком. Однако результаты психоаналитического исследования юности Гитлера, предпринятого Элис Миллер, ставит этот вывод под сомнение. Если учесть холодное и отчужденное отношение Гитлера к людям вообще и необычное его отношение к женщинам, то можно предположить о том, что в ранней юности ему не было дано достаточно искренности и настоящей любви.

Необходимо упомянуть еще об одном моменте, противоречащем мнению о том, что в детстве он купался в материнской любви. Из доступных документов следует, что Гитлер действительно любил мать и до конца жизни не расставался с ее фотографией. Однако не следует упускать из виду и то, что в детстве по отношению к ней он испытывал чувство разочарования, а порой и озлобления. Он не мог не испытывать чувство горького разочарования, когда мать выступала в роли боязливого, молчаливого и безучастною свидетеля, присутствуя при крутых расправах, часто учиняемых над ним отцом. При этом в его глазах мать должна была быть солидарна с действиями отца и нести за них свою долю ответственности.

Связь с матерью, в основе которой лежала безграничная вседозволенность, немало способствовала развитию крайнего нарциссизма Гитлера и характерной для него пассивности. Мать никогда его не наказывала и лишь безмерно восхищалась им. Уже очень рано он пришел к убеждению, что он сам по себе «замечателен и ему для этого не требуется тратить никаких усилий». Если у него появлялись желания, то мать их выполняла, а если она пыталась возражать, то умело инсценированным приступом гнева он легко мог ее образумить. Подобная безхарактерность может вызвать у ребенка чувство окружения и потери самостоятельности. Ответом на эту ситуацию становился уход в себя и инкапсуляция.

Таким образом, мать была для него не личностью, а обезличенным символом власти земли, судьбы и смерти.

Фаза «обожествления» завершилась в 1894 году с рождением брата Эдмунда, который вытеснил Адольфа с пьедестала единственного фаворита. Вопреки расхожим представления, это событие не было воспринято пятилетним Гитлером как появление конкурирующего элемента.

Психолог Эрих Фромм считает Алоиза Гитлера, отца Адольфа, человеком, любившим жизнь, обладавшим чувством долга и ответственности, и полагает, что в роли воспитателя этот человек вовсе не был «страшилищем». По мнению Фромма, он был не тираном, а всего лишь авторитарным человеком. Однако это мнение во многих отношениях противоречит некоторым фактам. Похоже, что образ отца был для мальчика, чем угодно, но только не примером для подражания.

Алоиз Гитлер был сварливым, вспыльчивым и грубым, применял рукоприкладство порой даже по отношению к собственной жене и ни причем не повинной собаке. Он считал жестокие «физические методы воспитания» вполне совместимыми с психическим развитием ребенка. Джон Толанд пишет о том, что от подобных экзекуций больше всего страдал сводный брат Адольфа Алоиз-младший, которого отец однажды бил плеткой до тех пор, пока он не потерял сознание. Однажды Гитлер признался, что пережитые унижения доставляли ему больше страданий, чем сами побои.

Страшные последствия, которые эта «черная педагогика» имела для личности Адольфа Гитлера, психоаналитик Элис Миллер иллюстрирует примерами его последующих преступных действий. Тиранические методы отцовского воспитания заставляли Адольфа жить и постоянном страхе. Отец не признавал извинений за допущенные или только предполагаемые проступки, и единственную надежду спастись от очередного избиения и сохранить остатки собственного достоинства давала ложь.

На последующее поведение Адольфа Гитлера оказало влияние еще одно обстоятельство его детства. Будучи ребенком, он был вынужден тщательно скрывать свой страх перед ежедневным насилием отца, причем не только из страха перед возможными последствиями, но, прежде всего потому, что ему просто никто не поверил бы. Кто представил бы себе почитаемого и уважаемого начальника таможни в роли грубого семейного тирана? Многие позднейшие биографы Гитлера, в частности Иохим Фест, видели в рассказах Гитлера об отце детское преувеличение. Имеются основания предполагать, что, став рейхсканцлером, Гитлер неосознанно перенял отцовскую манеру поведения: перед иностранными гостями он представал зрелым государственным деятелем, взгляды которого выглядели вполне миролюбиво и достойно. В то же время в пределах государства он действовал с твердостью и невероятной жестокостью. Скорее всего, отец и послужил прообразом нового вида врага. Фигурами этого образа стали вначале вражеские солдаты в первой мировой войне, затем «ноябрьские преступники» и, наконец, евреи, на которых он последовательно перенес всю свою подавленную ненависть.

Гитлер и сам придерживался того мнения, что характер отца является фактором, накладывающим отпечаток на формирование структуры личности сына. Позднее он констатировал, что важнейшей фазой формирования характера является тот возраст, «в котором первые впечатления проникают в сознание ребенка. Одаренные люди и в пожилом возрасте сохраняют следы воспоминаний об этом времени». С этой точки зрения развитие многих базовых свойств личности Гитлера представляется вполне понятным, хотя для Иохима Феста по-прежнему остается неясным, каким образом «изначальная слабость Гитлера превратилась в его силу, а романтическое бегство от мира трансформировалось в жажду власти и стремление к крайним решениям».

По мнению историка Штирлина, несмотря на явную доминацию отца, более ярким образом родителя была для Адольфа слабая, запуганная мать.

.3 Юность и зрелость

гитлер личность психологический

В феврале 1914 Адольфа Гитлера вызвали в Австрию, чтобы провести медицинское освидетельствование на годность к военной службе. Но, как «слишком слабого и негодного к службе в армии», его освободили. Когда в августе 1914 началась война, он обратился к королю Баварии с просьбой о зачислении в его армию. Его определили в 16-й баварский пехотный полк, набранный главным образом из студентов-добровольцев.

Был дважды ранен. 7 октября 1916 после ранения в ногу попал в госпиталь Гермиса под Берлином. Два года спустя, за 4 недели до окончания войны он был поражен газами и три тяжелейших месяца провел в лазарете. Свою первую награду — Железный крест II степени — получил в декабре 1914, а 4 августа 1918 его наградили Железным крестом I степени, что было редкой наградой для простого солдата в императорской германской армии. Эту последнюю награду Гитлер получил, захватив в плен вражеского офицера и 10 солдат.

Война избавила его от давящей необходимости принимать решение о дальнейшем направлении жизни. Конечно, стоило поблагодарить небо за то, что оно мановением волшебной палочки избавило его от этой заботы и позволило сменить печальное существование жалкого и униженного судьбой неудачника на гордую жизнь бравого солдата Германской империи, преисполненного сознанием важности возложенной на него задачи. Если до сих пор он чувствовал себя изолированным от общества, то теперь он стал ценным членом некоей общности людей, человеком, который может внести свой вклад в укрепление Германии и в ценности немецкого национализма, который впервые может почувствовать себя мужественным героем.

Много раз он чудом избегал смерти, и это еще больше укрепило его в убеждении, что он избран «провидением» на роль спасителя немецкого народа. Одержимый этим чувством, он однажды обратился к товарищам с пророчеством, смысл которого они в большинстве своем едва ли тогда поняли: «Вы еще обо мне услышите! Подождите, пусть придет мое время!».

Позднее он совершенно серьезно утверждал, что годы, проведенные на войне, были самым счастливым временем в его жизни.

июня 1919 года его откомандировали на краткосрочные курсы «политического просвещения», которые функционировали в Мюнхене. Окончив курсы, он стал агентом на службе у определенной группы реакционных офицеров, боровшихся с левыми элементами среди солдатской и унтер-офицерской массы. Он составлял списки солдат и офицеров, причастных к апрельскому восстанию рабочих и солдат в Мюнхене.

января 1933 года он был назначен рейхсканцлером. Формирование этого кабинета само по себе еще не стало гак называемым «приходом к власти» Гитлера. Это стало реальностью только в последующие месяцы и явилось результатом безошибочной деятельности и энергичной, последовательной политики человека, одержимого жаждой власти.

С 1943 года вся деятельность Гитлера фактически ограничивалась текущими военными проблемами. Он уже не принимал далеко идущих политических решений. Почти все время он находился у себя в ставке, окруженный только ближайшими военными советниками.

апреля 1945 года он решил не покидать столицу, остаться в своем бункере и покончить жизнь самоубийством. Судьба немецкого народа его уже не интересовала. Немцы, полагал Гитлер, оказались недостойны такого «гениального вождя», как он, поэтому должны были погибнуть и уступить место более сильным и жизнеспособным народам. В последние дни апреля Гитлера занимал лишь вопрос о собственной судьбе. Он боялся суда народов за совершенные преступления. Перед самой смертью, в ночь на 29 апреля, он устроил бракосочетание со своей многолетней любовницей Евой Браун. 30 апреля оба они совершили самоубийство, а их трупы по приказу Гитлера были сожжены в саду рейхсканцелярии, рядом с бункером, где фюрер провел последние месяцы своей жизни.

2. Психологические особенности личности А. Гитлера

В психике фашистского «вождя» центральное, господствующее положение занимает непреодолимое, всепоглощающее чувственное побуждение — стремление к наибольшему объему власти над людьми, желание захватить все во что бы то ни стало, под любым предлогом и любой ценой. Это расстройство связано, прежде всего, с раздутостью, неуемностью желания власти. Жажда абсолютной власти, которую невозможно утолить немедленно и, видимо, никогда нельзя утолить полностью, расшатывает психику фашистского «вождя» и приводит не только к эмоциональным, но и другими расстройствам.

В этой связи необходимо выделить те симптомы различных форм психопатии, которые наиболее явственно прослеживаются в психике фашистских «вождей»:

·большая психическая возбудимость

·мнительность и подозрительность

·несдержанность

·склонность к агрессивным действиям

·одержимость так называемой «сверхценной идеей»

·театральность поведения

Нетрудно заметить, что эта градация форм психических отклонений, принятая в современной психиатрии, отражает возрастание силы расстройства эмоциональной сферы. То есть психопатия — это, прежде всего сдвиги в эмоциональной сфере психики, неизбежно ведущие к более или менее сильно выраженным расстройствам обмена эмоциями между психопатом и окружающими его людьми: психопат настроен в основном на «потребление» чужих положительных эмоций в обмен на свои отрицательные.

Для психбольных характерны также следующие особенности:

·нетерпимость к чужому мнению

·чувство непреодолимого раздражения против несогласных

·подсознательное стремление к конфликтам

Здоровый человек ведет себя так только тогда, когда болен, или в беде и нуждается поэтому в большем, чем обычно, внимании, участии. В целом это воздействие выражается в подчиненности сознания господствующей в психике эмоции, в подгонке, нанизывании мыслей на непреодолимое чувственное влечение. Теория В. Парето, согласно которой поведение человека определяется инстинктами, чувствами, а понятия, идеи выполняют функцию объяснения, оправдания или маскировки, для данных случаев совершенно верна.

.1 Тяга к уничтожению

Важнейшим свойством характера Гитлера была тяга к уничтожению, которую Эрих Фромм определил как «страстную тягу ко всему мертвому, прогнившему, разложившемуся и больному; страсть превращать все живое в неживое; страсть к разрушению ради разрушения». Объектом этой страсти становились люди и города.

Первыми людьми, ставшими жертвами его страсти к уничтожению, были неизлечимо больные. В Германии было введено разрешение на автоназию.

Лживость и вероломство, как в личном плане, так и в политике, принадлежат к наиболее отвратительным чертам характера Гитлера. Если речь шла о личной выгоде, он не щадил даже самых близких друзей и самых преданных соратников. И в отношениях с католической церковью действия Гитлера были лживыми и лицемерными. Заключив в 1933 году конкордат с Римом, он уже в то время начал планировать «окончательное решение вопроса» в будущем: «Придет время, и я с ними рассчитаюсь без всякой волокиты… Каждое лишнее столетие сосуществования с этим позорным для культуры явлением будет просто не понято будущими поколениями. Как в свое время избавились от охоты на ведьм, так следует избавиться и от этого ее пережитка».

.2 Авторитарный характер

Важнейшей особенностью личности Гитлера является его садистский авторитарный характер, очень точно описанный Эрихом Фроммом еще в 1941 году. Эта особенность оказалась определяющей не только для отношений Гитлера с женщинами, но проявила себя в ряде других примеров. Гельмут Краусник рассказывал о высказывании Гитлера, сделанном им после одного из партийных собраний, и в полной мере характеризующем его садистскую ненависть к евреям: «Их следует изгнать из всех профессий и загнать в гетто — пусть подыхают там, как того заслуживают, а немецкий народ будет разглядывать их, как диких зверей». И вот потрясающий пример садистской мстительности. Гитлер, вообще-то не выносивший вида трупов, приказал заснять на кинопленку сцены пыток и казни генералов, участвовавших в заговоре, и приказывал многократно прокручивать себе этот фильм, наслаждаясь видом трупов, висевших на мясных крючьях. Фотографию этой сцены он даже держал на своем письменном столе.

Садистскую сущность этого человека ни в малейшей мере не могут смягчить или приукрасить лицемерные проявления чувств, например, заявления о том, что он не в состоянии перенести вида раненых и убитых немецких солдат. Причиной подобных реакций, на мой згляд, является не проявление чувства истинного участия, а исключительно срабатывание фобического защитного механизма, с помощью которого Гитлер пытался вытеснить осознание собственной небывалой деструктивности и собственного садизма.

2.3 Нарциссизм

Еще одной характерной чертой личности Гитлера был выраженный нарциссизм со всеми типичными его признаками. Фромм описывал так: «Его интересует только он сам, его собственные вожделения, мысли и желания. Он бесконечно говорит о своих идеях, своем прошлом, своих планах. Мир его интересует только как предмет собственных вожделений и планов. Люди интересуют его лишь настолько, насколько они могут служить его целям или быть использованы в этих целях. Он знает все и всегда лучше, чем другие. Уверенность в правильности собственных идей и планов является типичным признаком интенсивного нарциссизма».

Патологическая самовлюбленность Гитлера проявилась уже в период его службы в армии. Это особенно проявилось к концу войны, когда его рассуждения полностью перенеслись в «нереальный мир».

Основополагающей чертой характера Гитлера было также явно выраженное недоверие, о котором уже в начале тридцатых годов верховный комиссар города Данцига от Лиги наций швейцарец Карл Бургхардт, писал: «Он не доверяет никому и ничему, подозревает каждого в контакте с врагом или даже в готовности перебежать на сторону врага». Столь крайняя недоверчивость усилила неконтактность Гитлера, проявившуюся уже в юности и присущую до конца жизни.

.4 Особые привычки

У этого человека было бесконечное число странностей, привычек, особенностей, своеобразных черт характера, хитростей, которые делали его не только оригинальной, но и крайне эксцентричной личностью. В возбужденном состоянии он имел особенность сосать свой мизинец. Во время официальных актов он часто опускал руки ниже пояса и имел восторгавшую дам привычку прикрывать перекрещенными ладонями некое место. Распространено мнение, что у Гитлера не было чувства юмора: он действительно редко шутил сам, предпочитая выслушивать других, но уж если шутил, то всегда по поводу евреев и иностранцев; говорят, не всегда удачно. Тех, кто с ним встречался, удивляла еще одна поразительная личная особенность этого человека — его инфантилизм: у Гитлера были вкусы, образ жизни, мнения подростка или даже ребенка. В какой-то мере он уже «стал как дети» (или остался, «как дети»). Он, например, восторгался цирком и всегда, затаив дыхание, следил за номерами, в которых выступали женщины и дикие звери; с детской радостью любил пикники и походы в экспедиции. Известно также, что из всех искусств для него важнейшим было кино. Гитлера крайне занимала эмоциональная сторона человеческой жизни, как в норме, так и в патологии. Фюрер испытывал страх перед племенными быками или жеребцами, но ему очень нравилось рассматривать их изображения и статуи, восхищаясь выраженными признаками мужественности, которых ему самому, вероятно, так не хватало. Еще одной большой странностью Адольфа Гитлера было его отношение к времени: «Время всегда работает против нас!» говорил он и старался не откладывать на сегодня того, что можно было сделать еще вчера. В его доме были, как говорят, только антикварные часы, которые всегда стояли, потому что он не разрешал их заводить. Фюреру все время казалось, что он не успеет выполнить свою миссию, что время безвозвратно уносит с собой шансы Германии на гегемонию в мире.

Будучи человеком, с нарушенной психикой, он обнаружил в измученном душевном состоянии германского народа, пережившего шок от поражения в 1-й мировой войне, отражение собственной нездоровой психики, крайнего расстройства и враждебности. Всю жизнь он, будучи австрийцем, упрямо олицетворял себя с немецким народом и, будоража его своими гипнотическими ораторскими способностями и злобной пропагандой, находил в этом отдушину для собственной ненависти и честолюбия. Его интуитивное понимание немецкого духа было необычайным.

Заключение

В данной работе были изучены психологические аспекты развития и становления личности Адольфа Гитлера, влияние на них различных факторов, формирующих патологии и отклонения в его психике. Как мы видим, близкородственный брак дал уникальную комбинацию фантастической жестокости, аморальности и своеобразного ума. Характеры родителей также принадлежат к числу важнейших факторов, накладывающих отпечаток на всю последующую жизнь ребенка. Связь с матерью, в основе которой лежала безграничная вседозволенность, немало способствовала развитию крайнего нарциссизма Гитлера и характерной для него пассивности. Известно, что такого рода связь с матерью затрудняет дальнейшую дифференциацию и интеграцию личности. Все это впоследствии нашло свое проявление в некоторых базовых чертах характера Гитлера. Специфическое воспитание отца и постоянные побои привели к развитию таких особенностей характера как жестокость, агрессивность и беспощадность. В психоаналитическом исследовании проводится параллель между преследованием евреев в третьем рейхе и ситуацией, сопровождавшей детство Адольфа Гитлера. Решающим здесь является то, что непрерывные побои были ему гарантированы. Что бы он ни сделал, повлиять на ежедневные побои это не могло. На его долю оставалось самоотречение и идентификация с агрессором. Бессознательный акт повторения впечатлений детства, посредством которого он транспонировал свою юношескую травму на весь немецкий народ. Пример Адольфа Гитлера является наглядной демонстрацией того, сколь ужасное влияние на развитие одаренного ребенка может оказать подобная обстановка в семье, которая являет собой выставочный образен тоталитарного режима во главе с единоличным жестоким диктатором в лице отца.

Его характер в ранние годы формировался под воздействием разочарований, враждебности и ненависти, источником которых были безвестность и неудачи, преследовавшие его в юности.

Э. Фромм так охарактеризовал личность А. Гитлера: «…Практичный, высокомерный самоучка — типичный немец, свысока смотрящий на любой предмет под солнцем — от пищи до политики, от музыки до чистоты расы. Напыщенный, всеведущий, он отказывается воспринимать мысли, вместо этого сыпет изречениями и приказами. Самонадеянно доверяя собственной интуиции, он отвергает научные факты. Ему известны все ответы на предназначение истории. Живя в странном, придуманном им самим мире, он отвергает как чепуху любую идею, не соответствующую его представлениям и невнятным собственным монологам. О расе: «Наш долг — постоянно пробуждать силы, дремлющие в крови нашего народа». Самовосхваление: «Когда-то в Европе был только один пруссак, он жил в Риме. Потом появился второй, в Мюнхене. Это был я». Мания величия: «Каждый, входящий в рейхсканцелярию, должен чувствовать, что посетил властителя мира». Подозрительность: «Я еще не встречал англичанина, который не заявил бы, что Черчилль выжил из ума». «Нет сомнений, что Рузвельт — человек слабоумный». Враждебность: «Нет более тупых людей, чем американцы. Они никогда не смогут сражаться как герои»». Таким образом, нам удалось проследить особенности становления личности А. Гитлера и влияние его детства и юности на специфику его взглядов и мировоззрения. Соответственно, с приходом к власти это мировоззрение было реализовано в проводимой им политике.

Гитлер добился поразительного успеха — чего не удавалось никому ни до него, ни после — внедрить чудовищную тиранию в народ, внесший в прошлом столь огромный вклад в европейскую культуру. Стечение обстоятельств вознесло его из уличного оратора на вершину власти в Германии. Чтобы свергнуть его — потребовалось объединение всех сил мира.

Библиография

1.Ржевская Е. — Берлин, май 1945. (М. Правда 1988г.)

.Выдающиеся политики 20 века. (Минск Современный литератор. 1999г.)

.Кершоу Я. — Гитлер. (Ростов-на-Дону Феникс. 1997г.)

.Раушинг Г. — Говорит Гитлер. Зверь из бездны. (М. Миф. 1993г.)

.Нойман А. — Диктаторы в зеркале медицины. (Ростов-на-Дону: Феникс. 1997г.)

.Пикер Г. — Застольные разговоры Гитлера. (Смоленск. Русич 1993г.)

.Бахман К. — Кем был Гитлер в действительности (М. Прогресс. 1981г.)

.Клиническая психология / Под ред. Б.Д. Карвасарского. (СПб: Питер, 2006г.)

.Ясперс К. — Общая психопатология. (М., Практика, 1997г.)

.Комер Р. — Патопсихология поведения. Нарушения и патологии психики. 4-е издание. (СПб: 2005г.)

diplomba.ru

Самооценка Адольфа Гитлера | Самооценка человека

Ни один из правителей нашего времени не стал причиной гибели стольких людей. Тем не менее, для некоторых он продолжал оставаться предметом восхищения и почитания…
Уве Банзен

Первое, что приходит на ум, когда пытаешься выделить главную черту характера Адольфа Гитлера, его доминирующее качество, это его высокая самооценка, высокомерие и честолюбие. Даже воля к власти, если прибегнуть к словарю Ницше. Он жаждал власть для себя, но и для Германии, для него это было одно и то же. С юности его самооценка воспитала в нем шовинизм и приверженнность великогерманской идее. Поскольку в соответствии с его натурой воля к власти должна была быть направлена на завоевания, он попытался превратить государство в государство милитаристское и полицейское, превратить его в диктатуру. Гитлер не мог остановиться, когда ему удалось создать третий рейх. Его высокая самооценка требовала создать в Европе «великую империю», и если бы Гитлеру это удалось, то его руки потянулись бы за Северной и Южной Америкой. Фантазия Гитлера была дикой и романтической. А самое главное – он свято верил в то, что ему все по плечу, его высокая самооценка позволяла ему верить в это!

Воля Гитлера к власти, подкрепляемая высокой самооценкой, усиливалась такими свойствами его характера, как беспредельное упорство, умение быстро вникать в суть проблемы, способность к принятию внезапных и бесповоротных решений, невероятная отвага, внутренняя интуиция, которая не раз выручала его в сложной ситуации. Будучи неверующим, врагом христианства, он возомнил себя избранником Всевышнего и часто обращался к Нему в речах. Он переоценивал себя и Германию и недооценивал силы своих русских и англосаксонских противников. Высокая самооценка толкала его на то, чтобы добиться славы Фридриха II и превзойти Наполеона. Его именем гестапо установило в рейхе чудовищный террор. Непросто понять, почему немецкий народ так долго и послушно следовал за этим человеком. Однако факт остается фактом.

Доминирующее место среди навязчивых идей Гитлера занимала патологическая юдофобия. Именно цели умерщвления евреев были подчинены те военные акции, которые предпринимал Гитлер, а в 1942 году, начав завоевание «жизненного пространства» на востоке, он устрашающе близко подошел к воплощению своей мечты: заполнить это гигантское пространство людьми «высшей расы», заранее очистив это пространство от «неполноценных» евреев и славян и оградив его мощным «Восточным валом» от нашествий «азиатских орд».

Важную роль в юдофобии Гитлера играла позаимствованная у Ланца фон Либенфельса и других «евгеников» мысль о том, что евреи отравляют арийскую кровь. В его фантазии страх загрязнения, отравления или заражения возбудителями опасных заболеваний занимает важное место. У фюрера этот страх проявлялся в убеждении, что сифилис является главнейшей жизненной проблемой нации, а также в навязчивой потребности в мытье.

Единственный человек, который его интересовал — это он сам, его собственные мысли и желания. Обладая высокой самооценкой, он бесконечно говорил о своих планах, о своих идеях, своем прошлом. Люди интересовали его лишь настолько, насколько они могли служить его целям или быть использованы в этих целях. Гитлер с головой погружался в режиссуру гигантского театра, в котором людям была уготована роль либо актеров, либо статистов, покорных режиссеру и готовых по его воле идти на смерть.
Во всех биографиях Адольфа Гитлера упоминается его высокая самооценка и несгибаемая воля, и он сам твердо верил в то, что сильная воля является одним из самых крупных его козырей. Эрих Фромм первым заметил, что то, что Гитлер называл волей, на самом деле было ничем иным, как его страстями, неумолимо заставлявшими его стремиться к их реализации.

Уже его юность показала, сколь незначительной была его сила воли. Он был разгильдяем, без намека на самодисциплину, и даже тогда, когда его не приняли в Венскую Академию изобразительного искусства в 1907 году, он не сумел найти в себе силы, чтобы усиленным трудом наверстать упущенное и воплотить в жизнь свою мечту — стать архитектором. Провал при поступлении вылился в явную неприязнь Гитлера к преуспевающим, людям, ко всему, что связано с университетами и академиями. В крушении мечты своей жизни – стать архитектором или художником – он винил не себя, а некомпетентность академических профессоров. Что же двигало Гитлером, если не воля? Эрих Фромм выделил два типа воли: рациональную и иррациональную. Под рациональной волей он понимает энергичные усилия с целью достижения рационально желаемой цели; сюда относятся: дисциплина, терпение, чувство реальности и способность к преодолению действия отвлекающих факторов. Иррациональная воля воплощает в себе подогреваемое иррациональными страстями стремление, из которого вытекают свойства, необходимые рациональной воле. Применив это определение к Гитлеру, можно заключить, что он на самом деле обладал сильной волей, если говорить о воле иррациональной. Воля же рациональная была выражена у него крайне слабо.

Для объективного представления о Гитлере нужно также поговорить о его талантах, способностях и самооценке, позволивших ему достичь очевидных успехов, и без какого бы то ни было профессионального образования, всего лишь за двадцать лет превратиться в одного из самых могущественных людей Европы. Самый значительный талант Гитлера — искусство влиять на других людей и убеждать их. Огромные ораторские способности стали важнейшим инструментом на пути Гитлера к власти, а его политический дар состоял в том, что он мог, пользуясь ограниченным набором тем, но высокой самооценкой, связать эти темы со специфическими условиями времени, в котором он жил, и окружить их чем-то вроде псевдорелигиозного мифа. Холодный, пронизывающий взгляд Гитлера на многих слушателей производил почти магнетическое действие, а в такое социально и политически неустойчивое время, как двадцатые годы, непоколебимая убежденность в своей правоте, с которой он провозглашал тезисы, не могла не превратить его в чрезвычайно привлекательную фигуру. Это неопределенное восприятие, сформировавшееся в массах, он сумел тактически ловко углублять, применяя формулы христианской литургии – «Я вышел из народа. Из этого народа я в течение пятнадцати лет на волне этого движения пробивал себе дорогу вверх. Меня никто не поставил над этим народом. Я вырос из народа, я остался в народе, я вернусь в народ». Эти слова не были для него пустыми, но были следствием его нарциссического убеждения в том, что ему предначертана роль «политического Иоанна Предтечи», вытекали из его высокой самооценки. Вначале он готовил себя к роли лишь провозвестника грядущего мессии, но с 1924 года, он все больше ощущает себя «избранным», или фюрером.

Другой сильной стороной Гитлера был талант говорить просто о сложных вещах. Он хорошо осознавал это, заявляя: «Наши проблемы казались сложными. Немецкий народ не знал, как к ним подступиться, и в этих условиях их предпочитали отдавать на откуп профессиональным политикам. Я же, напротив, упростил проблемы и свел их к простейшей формуле. Масса поняла это и последовала за мной». Тот факт, что при всем этом в подтверждение своих тезисов он разыскивал факты, которые затем связывал с вещами, не имевшими к ним никакого отношения, чтобы потом вывести убедительные аргументы, для большинства, естественно, оставалось тайной.

В соответствии со своим характером Гитлер не брался за чтение, противоречившее его представлениям, то есть он читал не для того, чтобы расширить круг знаний, а, для того, чтобы найти новые способы убеждать других и самого себя. Характер нарцисса, получающего удовольствие от роли непогрешимого и всезнающего, его высокая самооценка приводили его к трудностям в общении с людьми, равными ему или превосходившими его, так как в таких беседах здание его якобы огромных знаний с легкостью могло рухнуть.
При всех способностях и талантах Гитлера его стремительный взлет был бы вряд ли возможен без немалой пропагандистской работы. Эта пропаганда беспрерывно убеждала массы в том, что каждому немцу ежечасно угрожает опасность со стороны темных сил, принявших обличье большевиков, евреев и плутократического Запада, и что отвратить эту опасность может только железный фюрер. Гитлер превратился в идола, причем не только в идола, «спущенного» свыше, но и идола, в создании которого сами массы тоже приняли участие. Восхождение Гитлера к вершинам власти было бы невозможным, если бы значительная часть граждан Германии, а потом и Австрии, не проявила повышенной восприимчивости к его идеологии, сводившейся к юдофобии и восстановлению немецкой великодержавности, путем расширения немецкого «жизненного пространства» на восток. И конечно, без его высокой самооценки.
Сам Гитлер был глубоко убежден в том, что как личность по своей творческой и духовной силе он один превосходит весь мир, обладая склонностью принимать желаемое за действительное. Самооценка убеждала его самого и других в том, что своими невероятными способностями он обязан высшей силе. Одним из аспектов его мании величия была «строительная мегаломания». Так, Гитлер планировал построить в столице рейха «Большой зал», который должен был символизировать мировое господство. Зал должен был украшать орел со свастикой, держащий в лапах огромный земной шар. В рейхсканцелярии для него должен был быть устроен рабочий кабинет площадью около 1000 квадратных метров. Завершение всех работ по строительству было намечено на 1950 год.

Принимая во внимание ужасные события, произошедшие за те немногие годы, пока Гитлер был абсолютным властителем Германии и за малым исключением всей Европы, мы, без сомнения, не можем не отметить его высокий и, вероятно, уникальный исторический ранг, пускай даже в отрицательном смысле, невозможный без исключительной веры в себя и высокой самооценки.

www.samoocenka-cheloveka.ru

Адольф Гитлер глазами психиатров

Вряд ли какому-нибудь психиатру удастся когда-либо точно диагностировать все психические заболевания Гитлера и объединить их в достаточно емкую и всеобъемлющую формулировку. Отклонений в психике немецкого диктатора было так много, что они просто не укладываются в стандартный диагноз для обычных больных.

Будущего диктатора нещадно избивал отец

Корни психических заболеваний обычно ищут в детстве больных. Поэтому, разумеется, психиатры не оставили без внимания и детство Гитлера. Его сестра Паула рассказала им, как отец жестоко наказывал маленького Адольфа, в результате появилось мнение, что агрессивность Гитлера была результатом эдиповой ненависти к отцу.

Отец диктатора, Алоис Шикльгрубер (в 40 лет поменял фамилию на Гитлер), слыл ненасытным сластолюбцем. Его многочисленных связей на стороне иногда не хватало, чтобы полностью удовлетворить его похоть. Однажды он свирепо изнасиловал отказавшую ему в близости жену на глазах малолетнего Адольфа. Возможно, этот случай наложил свой отпечаток на всю сексуальную жизнь будущего диктатора.

Мать Клара патологически любила своего мальчика (до него она потеряла трех сыновей), и он отвечал ей тем же. Из шести детей Алоиса и Клары выжили только двое — Адольф и слабоумная Паула. Гитлер всю жизнь называл себя маменькиным сынком. Патологическая любовь к матери и ненависть к отцу стали причиной многих негативных особенностей его психики.

Ослепший от страха

Если верить Гитлеру, то в Первую мировую войну он был храбрым солдатом и честно заработал свою награду — железный крест. Только газовая атака англичан в 1918 году, из-за которой он временно потерял зрение, прервала его военную карьеру. Однако недавно британскому историку Томасу Веберу на основании архивных документов, писем и дневников однополчан Гитлера удалось развеять эту легенду о героизме бравого ефрейтора в окопах Первой мировой.

Историк обнаружил переписку известного немецкого нейрохирурга Отфрида Фёрстера с американскими коллегами. В одном из писем тот упомянул, что в 1920-х годах в его руки случайно попала медкарта Гитлера и он прочитал диагноз, который тому поставили врачи.

Оказалось, что Гитлер временно потерял зрение не из-за газовой атаки, а из-за истерической амблиопии. Это редкое заболевание возникает при психических стрессах, например из-за сильного страха перед военными действиями. Мозг как бы отказывается воспринимать жуткие картины действительности и перестает принимать сигналы зрительных нервов, само же зрение при этом остается в порядке.

У храброго солдата такого заболевания просто не могло случиться, но Гитлер им и не был. Он служил связистом при штабе и находился далеко от линии фронта, однополчане даже прозвали его «тыловой свиньей». Однако Гитлер умел угодить начальству, за что, по мнению Вебера, и получил железный крест.

От слепоты Гитлера лечили с помощью сеансов гипноза. Лечебным гипнозом в госпитале занимался профессор неврологии Эдмунд Форстер из университета в Грайфсвальде. Именно к нему попал ослепший ефрейтор Гитлер. Около двух месяцев Форстер пытался подобрать ключик к подсознанию этого разуверившегося в своем будущем человека. Наконец профессор выяснил, что у его пациента крайне болезненное самолюбие, и понял, как благодаря этому он сможет воздействовать на психику больного во время сеанса гипноза.

В абсолютно темной комнате Форстер ввел Гитлера в гипнотический транс и сказал ему: «Ты на самом деле ослеп, но раз в 1 ООО лет на Земле рождается великий человек, которого ждет великая судьба. Возможно, именно тебе суждено вести Германию вперед. Если это так, то Бог вернет тебе зрение прямо сейчас».

После этих слов Форстер чиркнул спичкой и зажег свечу, Гитлер увидел пламя… Адольф был просто потрясен, ведь он уже давно простился с надеждой когда-нибудь прозреть. Доктору даже в голову не пришло, что Гитлер отнесется к его словам о своем великом предназначении слишком серьезно.

По мнению психиатра и историка Дэвида Льюиса, написавшего книгу «Человек, который создал Гитлера», именно благодаря Форстеру в голове Гитлера зародилась мысль о его великом предназначении. Впоследствии это понял и сам Форстер. Когда в 1933 году Гитлер стал канцлером Германии, профессор, рискуя жизнью, переправил его историю болезни в Париж, надеясь, что она будет опубликована.

К сожалению, издатели не решились предать гласности эту историю болезни: Германия располагалась слишком близко, а у Гитлера в то время уже были длинные руки. Об этом свидетельствует хотя бы тот факт, что этот демарш Форстера не остался для предводителя нацистов секретом.Через две недели после попытки обнародовать историю болезни Гитлера профессор погиб…

Как выяснил Вебер, были уничтожены все, кто знал об истинной болезни Гитлера, а его медкарты бесследно исчезли.

Кошмарный любовник

Своими выступлениями Гитлер доводил женщин буквально до экстаза. У него было много поклонниц, но стоило некоторым из них достичь заветной цели — интимной близости с фюрером, как их жизнь превращалась в настоящий ад.


Сюзи Липтауэр повесилась, проведя с ним всего одну ночь. Гели Раубаль, племянница Гитлера, говорила подруге: «Гитлер — чудовище… ты никогда не поверишь, что он заставляет меня делать». До сих пор уход из жизни Гели окутан тайной. Известно, что она погибла от пули. В свое время ходили слухи, что Гитлер застрелил Гели во время ссоры, официальная же версия нацистов гласила, что она покончила жизнь самоубийством.
Немецкая кинозвезда Рената Мюллер добилась близости с фюрером, о чем сразу пожалела.

Гитлер стал ползать у ее ног и просить дать ему пинка… Он кричал: «Я мерзок и нечист! Бей меня! Бей!» Рената была в шоке, она умоляла его подняться, но он ползал вокруг нее и стонал. Пришлось актрисе его все-таки попинать и отшлепать… Пинки кинозвезды привели фюрера в крайнее возбуждение… Вскоре после этой «интимной близости» Рената покончила с собой, выбросившись из окна гостиницы.

Ева Браун, которая дольше всех продержалась рядом с Гитлером, два раза пыталась покончить жизнь самоубийством, в конечном счете ей пришлось это сделать в третий раз, уже в качестве супруги диктатора… Многие психологи и сексологи сомневаются в том, что Гитлер был способен на нормальный половой акт.

Звериное чутье на опасность

На жизнь Гитлера было совершено, по разным оценкам, от 42 до пяти десятков серьезных покушений. Профессиональные телохранители и асы спецслужб совершенно не могут объяснить, как немецкому диктатору при этом удалось не только сохранить жизнь, но и не получить ни одного серьезного ранения. По их мнению, это уже не просто везение, а настоящая мистика. Обычно достаточно 2-3 хорошо подготовленных покушений (а чаще всего и одного!), чтобы по меньшей мере если не убить, то серьезно ранить человека и надолго вывести из игры.

Самое интересное, что Гитлеру часто удавалось сохранить свою жизнь за счет буквально звериного чутья на опасность. Например, в 1939 году во время покушения Эльзера, который организовал взрыв в мюнхенской пивной, Гитлер неожиданно рано покинул место встречи ветеранов партии, и это спасло его от смерти. Впоследствии он сказал одному из своих приближенных: «Мной  овладело странное чувство, что я должен немедленно уехать…»

Однажды Гитлер сказал: «Я уходил от смерти несколько раз, но отнюдь не случайно, внутренний голос предупреждал меня, и я тут же принимал меры». В этот внутренний голос Гитлер верил до конца жизни.
Перевооружение германской армии, занятие демилитаризованной Рейнской области, аннексия Австрии, оккупация Чехии и Моравии, вторжение в Польшу — любое из этих действий в период с 1933 по 1939 год должно было привести к войне с Францией и Великобританией, войне, в которой у Германии не было никаких шансов на победу. Однако Гитлер как будто знал, что союзники будут бездействовать, и смело отдавал приказы, от которых генералы вермахта покрывались липким потом. Именно тогда у окружения Гитлера зародилась мистическая вера в пророческий дар фюрера.

Открывались ли в самом деле Гитлеру картины грядущего? Дж. Бреннан, автор книги «Оккультный рейх», полагает, что фюрер,, подобно шаманам, входил в особое экстатическое состояние, позволявшее ему видеть будущее. В припадке гнева Гитлер часто становился почти невменяемым.

У человека, находящегося в таком состоянии, как показывает биохимический анализ, резко повышается содержание в крови адреналина и диоксида углерода. Это может приводить к изменениям в работе мозга и выходу на новые уровни сознания. «Интоксикация такого рода доводила Гитлера до того, — пишет Дж. Бреннан, — что он мог броситься на пол и начать жевать край ковра — такое поведение наблюдалось у гаитян, отдавшихся во власть духов при исполнении магических ритуалов. Это привело к тому, что за ним закрепилось прозвище Ковроед».

Германия под гипнозом

Школьный учитель Гитлера на всю жизнь запомнил странный взгляд подростка Адольфа, который приводил педагога в трепет. Многие из окружения фюрера говорили о его незаурядных гипнотических способностях. Были ли  они врожденными или Гитлер брал у кого-то уроки гипноза, неизвестно. Умение подчинять себе людей очень помогло Гитлеру на его пути к вершинам власти. В конце концов практически вся Германия оказалась загипнотизированной бывшим ефрейтором.

Гели Раубаль, племянница Гитлера, говорила подруге: «Гитлер —
чудовище… ты никогда не поверишь, что он заставляет меня делать».

Вот что писал о гипнотическом даре Гитлера генерал Бломберг: «…на меня постоянно влияла некая сила, которая исходила от него. Она разрешала все сомнения и полностью исключала возможность возражать фюреру, обеспечивая мою полную лояльность…»

Профессор X. Р. Тревор-Ропер, бывший офицер разведки, писал: «У Гитлера был взгляд гипнотизера, который подавляет разум и чувства всех, кто попадает под его чары». Дж. Бреннан в книге «Оккультный рейх» описывает поразительный случай. Один англичанин, истинный патриот Британии, не знающий немецкого языка, слушая выступления фюрера, непроизвольно стал тянуть руку в нацистском приветствии и кричать «Хайль Гитлер!» вместе с наэлектризованной толпой…

«Адский коктейль»

В Гитлере было намешано столько психических отклонений, что любой, даже опытный психиатр пришел бы в явное замешательство, пытаясь разгадать состав «адского коктейля», который бурлил в голове этого невзрачного человека, безумца, вознамерившегося в свое время покорить весь мир. Явные сексуальные отклонения, возможности оказывать на людей гипнотическое воздействие, а также звериное чутье на опасность, позволяющее говорить об определенных способностях к ясновидению, — это далеко не все, чем Гитлер отличался от остальных людей.

Эрих Фромм, например, отмечал у него явную склонность к некрофилии. В качестве подтверждения он приводил следующую цитату из мемуаров Шпеера: «Насколько я помню, когда на стол подавали мясной бульон, он называл его «трупным чаем»; появление вареных раков он комментировал рассказом об умершей старушке, которую близкие родственники бросили в ручей как приманку, чтобы наловить этих тварей; если ели угрей, он не забывал упомянуть, что эти рыбы обожают дохлых кошек и лучше всего ловятся именно на эту приманку». Кроме этого, Фромм обращает внимание на странную мину на лице фюрера, которая видна на многих фотографиях, создается впечатление, что фюрер постоянно ощущает некий отвратительный запах…

У Гитлера была удивительная память, он обладал способностью сохранять в ней фотографически точное отображение действительности. Считается, что такая память в раннем возрасте присуща лишь 4% детей, но, взрослея, они ее утрачивают. В памяти Гитлера прекрасно отпечатывались как незначительные архитектурные элементы зданий, так и большие куски текста. Диктатор изумлял высший генералитет рейха, приводя по памяти многочисленные цифры, касающиеся вооружения как немецкой армии, так и ее противников.

Фюрер был прекрасным имитатором. Как вспоминает Ойген Ханфштенгль: «Он мог подражать шипению гусей и кряканью уток, мычанию коров, ржанию лошадей, блеянию коз…»

Актерские способности у диктатора также были на высоте, он даже умел с помощью самовнушения влиять на свою вегетативную нервную систему, например, без проблем заставлял себя плакать, что дано немногим профессиональным актерам. Слезы из глаз фюрера магическим образом воздействовали на аудиторию, усиливая эффект от его выступлений. Зная о подобном даре Гитлера, Геринг в самом начале нацистского движения в критических ситуациях буквально требовал: «Гитлер должен прибыть сюда и немного поплакать!»

Адмирал Дениц считал, что от Гитлера исходит некое «излучение». Оно оказывало на адмирала столь сильное влияние, что после каждого посещения фюрера Деницу требовалось несколько дней, чтобы прийти в себя и вернуться в реальный мир. Геббельс также отмечал явное воздействие своего патрона, он говорил, что после общения с Гитлером он «чувствует себя как перезаряженный аккумулятор».

Во многом поступки Гитлера определял очень глубинный фактор — комплекс неполноценности, описанный Альфредом Адлером. Диктатор постоянно сравнивал себя с великими завоевателями прошлого и пытался их превзойти. Как считает Алан Буллок, «огромную роль во всей политике Гитлера играло присущее ему сильнейшее чувство зависти, он желал раздавить своих противников».

Не вызывает сомнения, что у Гитлера развилась болезнь Паркинсона, которая вызвана органическим поражением головного мозга. Правда, диктатор успел уйти из жизни до того, как этот недуг оказал серьезное влияние на его здоровье и психику. В 1942 году у Гитлера стала дрожать левая рука, а в 1945 году началось расстройство мимики лица. В последние месяцы жизни Гитлер, по воспоминаниям окружающих, напоминал развалину и передвигался с большим трудом. Известно, что болезнь Паркинсона нарушает логическое мышление и заболевший испытывает склонность к более эмоциональному восприятию действительности. С 1941 года Гитлера все чаще стала подводить его уникальная память.

Итак, Гитлер был настолько странным и ненормальным человеком, что существование подобной «психической аномальщины» даже трудно предположить. Поэтому диктатор практически не вписывался в тесные диагностические схемы различных психологических и психиатрических школ, и поставить ему всеобъемлющий диагноз не представлялось возможным, хотя такие попытки все же были.

Среди документов в одной из юридических библиотек несколько лет назад был обнаружен секретный психологический портрет Гитлера, составленный еще в 1943 году психиатром Генри Мюрреем из Гарвардского университета. Его заказало Мюррею руководство Управления стратегических служб США (предшественник ЦРУ). Американские военные и разведчики хотели побольше узнать о характере Гитлера, чтобы иметь возможность прогнозировать его действия в той или иной военно-политической ситуации.

Сотрудники Корнеллского университета опубликовали этот анализ психики Гитлера, содержащий 250 страниц текста и по существу являющийся одной из первых попыток исследования личности диктатора. «Несмотря на то, что психология шагнула далеко вперед, документ дает возможность увидеть некоторые черты личности Гитлера», — считает Томас Миллс, научный сотрудник библиотеки университета.

Этот любопытный документ имеет следующее название: «Анализ личности Адольфа Гитлера с прогнозами относительно его будущего поведения и рекомендациями по тому, как с ним обходиться сейчас и после капитуляции Германии».

Ясно, что Мюррей не имел возможности лично обследовать столь опасного «пациента», поэтому он был вынужден проводить психоаналитические исследования диктатора заочно. В ход шла вся информация, которую можно было достать, — родословнаяфюрера, сведения о его школьных годах и службе в армии, сочинения диктатора, его публичные выступления, а также свидетельства людей, общавшихся с Гитлером.

Какой же портрет удалось нарисовать опытному психиатру? Гитлер, по мнению Мюррея, был злым, мстительным человеком, не терпящим никакой критики и презирающим других людей. У него отсутствовало чувство юмора, зато с избытком хватало упрямства и самоуверенности.

В фюрере, считал психиатр, довольно сильно был выражен женский  компонент, он никогда не занимался спортом, физическим трудом, обладал слабой мускулатурой. С сексуальной точки зрения он описывает его как пассивного мазохиста, предполагая и наличие подавленной гомосексуальности.

Мюррей считал, что преступления Гитлера отчасти объясняются местью за те издевательства, которые он перенес в детстве, а также скрытым презрением к своим слабостям. Психиатр полагал, что, если Германия проиграет войну, Гитлер способен покончить жизнь самоубийством. Однако если диктатора убить, то он может превратиться в мученика.

В диагнозе Мюррея целый букет заболеваний. По его мнению, Гитлер страдал неврозом, паранойей, истерией и шизофренией. Хотя современные эксперты находят в этом психологическом портрете диктатора ряд неверных толкований и неточностей, объясняющихся уровнем развития психиатрии тех лет, обнаруженный документ, несомненно, является уникальным.

Сергей СТЕПАНОВ
«Загадки и тайны» май 2013

Вы можете прочитать другие новости на эту тему:


paranormal-news.ru

Роль личности Гитлера

Редькин
И.Н. СГФ 31И

Роль
личности Адольфа Гитлера в истории

Уже
с раннего возраста он обладал незаурядными
способностями. Гитлер, будучи ещё
маленьким мальчиком, интересовался
мистицизмом и философией, пел в церковном
хоре. Он не получил систематического
образования и не приобрёл какой- либо
специальности. Он даже не закончил
средней школы, а на экзаменах в Академию
изобразительных искусств в Вене
провалился. Приобретение профессии
«ради заработка на хлеб» он считал ниже
своего достоинства. Полный самомнения,
он готовил себя к карьере «свободного
художника», не связанного с упорным
повседневным трудом.

У
Гитлера была прекрасная память. В
юношеские годы, имея достаточно свободного
времени, он много читал, обычно всё, что
попадало под руку, и хорошо запоминал
прочитанное. Отрывочные знания, популярных
исторических, социологических, философских
работ, стали основой, на которой
формировались его убеждения.

В
дальнейшем сильное воздействие на него
оказали деклассированные элементы, с
которыми он вынужден был общаться после
смерти в 1908г. Матери, У него кончились
средства к существованию, и он попал в
категорию изгоев общества, люмпенов.
Местом пребывания на несколько лет для
него стали ночлежки и благотворительные
учреждения Вены. Приходилось самому
заботиться о хлебе насущном. Не имея
профессии, он нанимался на какую-либо
временную работу (помогал на стройках,
убирал улицы, подносил чемоданы), а затем
стал рисовать акварелью картинки,
изображавшие различные архитектурные
памятники в Вене и Мюнхене.

К
25 годам у будущего фюрера не было ни
постоянной работы, ни друзей, ни любимой
женщины, но уже сформировался характер,
выработались твёрдые взгляды на
окружающий мир. Он испытывал
неудовлетворённость этим миром и готов
был, при появлении такой возможности,
попытаться изменить его. Гитлер был
человеком необычайной самодисциплины,
отличался большой работоспособностью,
мог упростить сложную проблему, сделать
её понятной каждому, а в личной жизни
был прост и строг. Он не курил, не пил
кофе и алкогольных напитков, ел только
вегетарианскую пищу. С искренней любовью
относился к детям и домашним животным,
проявлял заботу о подарках ко дню
рождения своим сотрудникам и их детям.

В
юношеские годы Гитлер любил одиночество,
но с возрастом стремился к общению с
людьми. Имея феноменальную память, он
рассказывал многие забавные истории,
умело, подражая голосам и 4 выражениям
своих героев. Он любил юмор, но никогда
не прибегал к непристойным шуткам и
грязным анекдотам. Гитлер умел убеждать
людей. Многие, возражавшие ему, после
беседы с ним чаще всего отказывались
от своих возражений и признавали его
правоту.

После
того, как Гитлер принимал какое-либо
решение, его почти невозможно было
заставить изменить его. Он боялся
подорвать свой авторитет. Важные решения
Гитлер обдумывал долго, сознательно
рассматривая их разные стороны с точки
зрения целесообразности. Но в самый
последний момент по интуиции, исходя,
согласно его выражению, из «политической
принципиальности». По мелким вопросам,
когда его разум не мог подсказать
наиболее целесообразное решение, он
мог даже прибегнуть к метанию монеты.

Политические
и военные соображения у Гитлера всегда
были очень тесно связаны друг с другом.
Поэтому принимаемые решения имели
далеко идущие последствия. Каждое
военное решение учитывало политические,
и даже пропагандистские аспекты.

В
сентябре 1919г. Гитлер случайно попал на
собрание карликовой Германской рабочей
партии. У неё не было ни программы, ни
устава, но высказываемые её членами
идеи, сдобренные шовинизмом, ненавистью
к Версальскому договору и антисемитизмом,
оказались близки собственным убеждениям
Гитлера. Они привлекли его, и он решил
вступить в эту партию. С этого момента
началась его политическая карьера.

Он
оставил свою работу «доверенного лица»
и полностью посвятил себя партийной
деятельности. Менее чем через 2 года он
стал руководителем партии с диктаторскими
полномочиями. Вместо коллегиального
руководства в партии был введен принцип
фюрерства. Партия стала называться
Национал-социалистической германской
рабочей партией (НСДАП) и превратилась
в личное орудие Гитлера для достижения
власти. У неё появилась собственная
газета («Фелькшер беобахтер»), свой
символ (свастика) и своё приветствие
(«Хайль!, превратившееся позже в «Хайль
Гитлер!»), были созданы партийные
вооружения силы в виде штурмовых отрядов.

30
января 1933г. Гитлер как руководитель
самой крупной фракции в рейхстаге был
назначен канцлером Германии. Так нацисты
мирным парламентским путём пришли к
власти, которая была использована ими,
чтобы подготовить и развязать самую
кровопролитную и разрушительную в
истории человечества войну Тирания
Гитлера в нацистской Германии основывалось,
прежде всего, на его полном контроле
над массами.

Хотя
в стране действовали возглавляемые
Гитлером карательные органы и искусная
пропаганда во главе с Геббельсом, главным
в овладении массами было непосредственное
воздействие на них личности фюрера. По
определению английского биографа
Гитлера А.Буллока, Гитлер «был самым
крупным демагогом в истории». Он не
стеснялся в средствах, без угрызения
совести использовал чувства, страх и
предрассудки, злобу своих слушателей.
С дьявольским мастерством он мог взывать
к тёмным силам внутри человека, приводить
в движение самые низкие его чувства.

При
общении с людьми Гитлер оказывал на них
сильное психологическое воздействие,
в какой-то степени подчинял их своей
воле, как это делают сейчас экстрасенсы.
От него, по рассказам свидетелей, исходили
своеобразные биоволны, заставлявшие
собеседника соглашаться с ним, делать
его приверженцем. Особенно Гитлер
зачаровывал людей своими голубыми
глазами. Многие, с кем он беседовал, не
могли выдержать его проникающий взгляд.
Зная об этом, он смотрел прямо в глаза
собеседника, не моргая.

Сам
Гитлер не сразу осознал наличие у себя
гипнотических способностей очаровывать
людей, привлекать их на свою сторону.
Такое осознание пришло к нему после
окончания первой мировой войны, когда
он в 1919-1920 гг. стал выступать с политическими
речами на собраниях и митингах в Мюнхене.
Обычно полчаса ему было достаточно,
чтобы в ходе собрания полностью завладеть
вниманием и чувствами слушателей,
добиться от них единодушного одобрения
высказанных положений.

Когда
люди слушали его выступления, часто
начинало сказываться «стадное чувство».
При этом, чем больше была аудитория, тем
сильнее это чувство проявлялось.
Слушатели постепенно превращались в
однородную, податливую массу. Достигал
Гитлер этого не своим ораторским
искусством, а прежде всего воздействием
на подсознание слушателей. Его выступления
не отличались логической последовательностью
и чёткостью содержания, голос у него
был грубым, хриплым и гортанным, мысль
развивалась медленно, в речи сказывался
австрийский акцент, но он хорошо
чувствовал аудиторию и умел подчинить
её своей воле. В такой способности
воздействия на людей, Гитлер увидел
своё преимущество перед другими ораторами
и научился, затем широко его использовать
в собственных целях.

Первоначально
это был его единственный политический
капитал. Подобно двуликому Янусу Гитлер
обладал способностью перевоплощаться,
представать перед собеседником в том
образе, который мог вызвать доверие.
Немецкие и иностранные политики,
общественные и государственные деятели,
журналисты, встречавшиеся с ним, видели
только одно его лицо, привлекательное,
а другое, недоброжелательное, злое, было
для них скрыто.

Представляет
в этой связи интерес впечатление,
сложившееся от встречи с Гитлером у
известного английского историка
А.Тойнби. В 1936 году незадолго до ввода
германских войск в Рейнскую область
нацистский фюрер пригласил его к себе
в резиденцию на дружескую беседу, пусть,
мол, учёный-англичанин убедится, что
германский рейхканцлер не бандит с
большой дороги, о чём панически заговорили
во всём мире в связи с массовым
преследованием евреев, коммунистов и
других оппозиционно настроенных лиц.
«Вас, может быть, ошеломит то, что я вам
скажу, — вспоминал Тойнби о встрече с
Гитлером. – Он меня очаровал, был очень
вежлив и в некотором роде интеллигентно
красноречив.… После первоначальной
сдержанности и натянутости заговорил,
раскрепощено, свободно, много
жестикулировал. Но высказывался связно,
ясно, как бы 6 собираясь прочесть мне
лекцию о своей политике.

При
этом взгляд его был устремлён на восток.
Кривая его рассуждений кончалась
Лениным, чей коммунизм и антиколониализм
стали заклятыми врагами капитализма
Запада». Когда Тойнби поинтересовался
созданными в Германии при нацистах
концентрационными лагерями, Гитлер
объяснил ему, что сам сидел в тюрьме и
на себе почувствовал, как жить без
солнечного света и свежего воздуха,
потому, придя к власти, сразу решил
вытащить заключённых из каменных мешков
на свободу, на Богом данную природу,
устроив для них лагеря.

Вторая
мировая война тесно связана с личностью
Адольфа Гитлера. Нет, пожалуй, ни одной
работы об этой войне, где бы имя Гитлера
не упоминалось много, много раз. В этом
нет ничего удивительного. Гитлер был
тем политическим и государственным
деятелем, который больше всех способствовал
развязыванию второй мировой войны,
явился её инициатором. В годы войны он
возглавлял самую мощную военную машину
фашистской коалиции, определял стратегию
Германии. Особенно ненавистен Гитлер
стал советским людям. Подавляющее
большинство людей стало его проклинать
как самого крупного преступника, называли
его исчадием ада, хотели его смерти. Это
по его указанию германские войска напали
на СССР и принесли с собой смерть и
разрушения. Нападение стоило Советскому
Союзу более 20 миллионов жизней. 5 миллионов
граждан СССР были насильственно вывезены
в Германию в качестве рабов.

Там,
где прошли гитлеровские захватчики,
оставалась выжженная и обезлюдевшая
земля. В СССР не было почти ни одной
семьи, которая не пострадала бы во время
развязанной Гитлером войны. Западные
историки и публицисты рассматривают
решение Гитлера предпринять ничем не
спровоцированное нападение на Советский
Союз как самую большую ошибку,
предопределившую исход войны. Произошло
это, по их мнению, из-за недооценки
возможностей СССР, его армии и народа.
Гитлер, мол, трезво оценивал слабости
советских Вооруженных Сил. Но ему не
удалось правильно оценить общий потенциал
страны и народа, сражающегося против
иноземных захватчиков, несущих с собою
смерть и рабство.

Противоречивость
и двойственность Гитлера способствовали
тому, что он сумел оказать значительное
влияние на историческое развитие. Если
бы он действовал традиционно, в
соответствии со сложившимися канонами,
что было характерно для большинства
тиранов прошлого, он с помощью одной
грубой силы не сотворил бы то, что им
было сделано. Для него сила была только
средством захвата власти. Во многом он
полагался на интуицию, но это касалось
большей части вопросов тактики. В области
политической стратегии фюрер действовал
в соответствии с довольно строгой и
логичной системой взглядов, которые не
исчезли полностью со смертью Гитлера.

Можно
и ныне встретить людей, которые всё ещё
разделяют идеи гитлеризма. Итак, каким
же мы видим Адольфа Гитлера? Безусловно,
это очень необычный человек, неординарная
личность. С одной стороны – жестокий 7
тиран, проводивший политику уничтожения
национальных и других групп, вследствие
чего появились такие понятия как
«расизм», нацизм». «Гитлеровская
Германия» стала для европейской истории
примером тоталитарного государства с
его стремлением к контролю над сознанием
граждан и искоренением инакомыслия. С
другой – трудолюбивый, общительный
человек, обладающий феноменальной
памятью. Он любил детей, животных. Никогда
не забывал о своих сотрудниках, близких
людях. В нем сочетались противоречивые
черты характера: безграничная жестокость
и бесконечная любовь. Его называют
тираном, диктатором своего времени,
ненавидят, обвиняют в убийствах тысячи
людей. Но в то же время, о нём снимают
документальные, художественные фильмы.

Список
литературы и источников

  1. Руперт
    Колли. Гитлер.Издательство
    КоЛибри,Азбука-Аттикус,2014

  2. Библиотека
    исторических документов. [Электронный
    ресурс.] Режим доступа:
    http://www.docme.ru/doc/171285/gitler-i-totalitarnaya-germaniya

  3. Тайны
    истории. [Элетронный ресурс]. Режим
    доступа:http://witnesses-umbrella.jimdo.com/тайны-истории/

  4. Библиотека
    роли личности в истории. [Электронный
    ресурс]. Режим доступа:
    http://худобина.рф/sites/default/files/pdf/rol.pdf

studfiles.net

рост и ее развитие. Личностные качества и годы власти мирового диктатора

Адольф Гитлер — значимая фигура в истории мировой политики. Тиран, убийца, диктатор — и это только малый список ассоциаций с его именем. Человек, развязавший Вторую мировую войну и уничтоживший миллионы людей, очень быстро шел к власти. Карьера Гитлера, рост которой был стремителен, и его личность все еще остаются для историков до конца не разгаданными загадками, несмотря на обилие документации и свидетельства очевидцев.

Происхождение немецкого вождя

Официальные источники заявляют, что А. Гитлер имел австрийское происхождение, но, по некоторым неподтвержденным данным, сам фюрер, так рьяно защищавший чистоту арийской крови и ненавидящий евреев, сам относился к еврейской национальности.

Родился Адольф 20 апреля 1889 года и был четвертым ребенком. Согласно информации из исторических документов, его родители Алоиз Гитлер и Клара Пельцль регистрировали брак только по разрешению церкви, то есть они фактически являлись родственниками по крови. В те времена в небольшом австрийском городке Браунау такие связи не считались редкостью и не были постыдными.

Взросление Гитлера

Становясь старше, будущий диктатор не испытывал особой тяги к знаниям и наукам, его манили культура, архитектура и искусство. Не желая получать высшее образование, Адольф отказался от учебы, сославшись на заболевание легких. Позже он открыл в себе талант к рисованию. Обеспеченность семьи позволяла Гитлеру не работать, и он вел праздную жизнь, посещая театры и выставки. Два раза он пытался поступить в художественное училище, но безрезультатно — дважды Адольф получал отказ.

В период Первой мировой войны будущий вождь нацистской Германии призвался служить добровольцем — это и послужило началом военной карьеры Гитлера, рост которой стал стремительным благодаря не только личным качествам фюрера, но и знаниям, навыкам, полученным при участии в боевых действиях. После окончания войны Адольф вернулся на родину в звании ефрейтора, награжденный «Железными крестами» первой и второй степени.

Личностные качества Гитлера

Рассказы учителей и одноклассников юного вождя дают ему весьма противоречивую характеристику: он одновременно был и заводилой, и спокойным, миролюбивым учеником, не стремящимся познать азы точных наук. Рассекреченная много лет назад информация гласит, что Гитлер являлся натурой чуткой, творческой, стремящейся к власти над чужими умами. Однако из некоторых источников стало известно, что своей деспотичностью Адольф обязан отцу, негативно влияющему на него, — его доминирующее и жестокое поведение по отношению к сыну вылилось в проявление злобы, непринятие фюрером других наций. Карьера Гитлера, рост среди единомышленников обуславливались его безупречными ораторскими способностями.

Карьера

Вернувшись с войны в 1919 г., Гитлер вступает в Немецкую рабочую партию и уже спустя 2 года становится ее предводителем, затмив и свергнув предшествующих ему руководителей. Партия переименовывается в НСДАП (национал-социалистическая немецкая рабрчая партия). Благодаря обретенной власти и знаниям, полученным в ходе войны, фюрер постепенно внедряет в политику Германии свои националистические взгляды, а также реформирует устои страны. На данном этапе карьера Гитлера, рост и преуспеваемость его персоны начинают обретать значимые масштабы.

С 8 по 9 ноября в 1923 году Адольф и приверженцы его идей организуют в Мюнхене «Пивной путч». Однако попытка государственного переворота не увенчалась успехом, и Гитлер попал под арест. Во время пребывания в тюрьме вождь Германии написал книгу Mein Kampf, что в переводе означает «Моя борьба». Позже издание обретет немалую популярность.

1933 год знаменует собой становление А. Гитлера как рейхсканцлера (его реформы, благодаря которым послевоенная экономика страны начала развиваться, послужили столь высокому назначению). Значимая должность позволила фюреру запретить другие партии, не относящиеся к националистам. С момента утверждения Адольфа в качестве рейхсканцлера начинается жестокая травля евреев, усиливается его влияние над всей Германией: открываются концентрационные лагеря, с каждого военнослужащего спрашивается родословная. На каждой завоеванной территории строится своя ставка Гитлера — командный пункт.

Годы правления

Фюрер прочно утвердился в политике Германии начиная с 1933 года и заканчивая 1945-м. Начальные годы власти Гитлера пришлись на самое нестабильное время в политике страны — в то время Германия нуждалась в сильном руководителе, а обещания Адольфа на всевозможных встречах и собраниях имели необычайную силу, за ним шли люди, они тянулись к нему. Его ораторство на тему Версальского договора быстро помогло обзавестись последователями среди простых рабочих и предпринимателей страны — послевоенный период был богат ограничениями для данных слоев населения.

После того как Гитлер получил признание соотечественников, ему понадобилось завоевывать новые земли. В 1938 году он направил войска в Австрию и Чехословакию, далее по его плану были другие страны мира. Помогая своим единомышленникам, в том числе Муссолини, он распространял по миру фашизм. Согласно историческим данным, главной ошибкой фюрера было начало войны с СССР. Несмотря на подписание со страной в 1939 году договора о ненападении, в 1941 году нацистские войска начали бомбить страну советов. Итогом войны с СССР стала безоговорочная капитуляция фашистов и самоубийство главы Германии, Адольфа Гитлера, а также его супруги, Евы Браун. 30 апреля 1945 года, в половине четвертого, днем, Гитлер и Ева покончили с собой, завещав сжечь свои тела. Однако воинам СС не удалось до конца завершить задуманное, и тела обнаружили войска советского СМЕРШа. Бытует мнение, что полуобгоревшие останки мужчины и женщины вовсе не принадлежат покойным, а, скорее всего, это тела двойников знаменитой пары.

fb.ru

Таланты и способности. Адольф Гитлер. Клинический случай некрофилии.

Таланты и способности

В ходе анализа характера Гитлера он все более отчетливо предстает перед нами как человек замкнутый, склонный к нарциссизму, чуждый близости с другими людьми, не умевший трудиться и обладавший ярко выраженными чертами садомазохиста и некрофила. Непонятно, как он мог при этом достигать успеха, если не обладал исключительными способностями и талантами. Но был ли в действительности талантлив Гитлер?

К числу его очевидных способностей относилась способность к внушению, способность производить впечатление на людей и убеждать. Эта способность, как мы видели, была у него еще в детстве. Он обнаружил ее и стал использовать, выступая в роли лидера в играх с другими детьми в войну, затем во взаимоотношениях с Кубичеком, который был первым его реальным последователем, наконец — в гостиной Маннергайма в Вене. В 1919 г., вскоре после революции, военное начальство послало его с пропагандистской миссией, имевшей целью склонить солдат к правым идеям и возбудить в них ненависть к революционерам. Он вступил в небольшую группу Социалистической рабочей партии (50 членов), в течение года стал непререкаемым лидером этой партии, затем добился ее переименования в национал-социалистскую немецкую рабочую партию, изменил ее устав. Вскоре он стал одним из самых популярных ораторов Мюнхена.

Способность Гитлера влиять на людей — главный талант всех демагогов — имела несколько корней.

Прежде всего здесь надо вспомнить о том, что обычно называли его магнетизмом, источником которого, по мнению большинства авторов, были его глаза. Описано много случаев, когда люди, относившиеся к нему с предубеждением, внезапно меняли свою точку зрения после его прямого взгляда. Вот как вспоминает о своей встрече с Гитлером профессор А. фон Мюллер, читавший в Мюнхене курс истории для солдат по ведомству разведки и контрразведки.

«Закончив свою лекцию, я натолкнулся в опустевшем зале на небольшую группу, заставившую меня остановиться. Слушатели стояли, как будто загипнотизированные человеком, без остановки говорившим странным гортанным голосом и со все возраставшим возбуждением. У меня возникло странное чувство, что возбуждение его слушателей тоже все время росло, и это, в свою очередь, придавало дополнительную силу его голосу. Я увидел бледное, худое лицо… с коротко подстриженными усиками и огромными бледно-голубыми сверкающими и в то же время холодными глазами фанатика». Существует много других свидетельств, упоминающих свойственный взгляду Гитлера магнетизм. Поскольку я сам видел его лишь на фотографиях, которые именно об этом качестве могут создать превратное впечатление, задача моя облегчается тем, что у людей с сильно развитым нарциссизмом часто наблюдается специфический блеск в глазах, создающий впечатление сосредоточенности, целеустремленности и значительности (как бы не от мира сего). В самом деле, порой бывает нелегко различить по выражению глаз человека духовно развитого, почти святого и человека, страдающего сильным нарциссизмом, по сути полусумасшедшего. Единственным эффективным критерием является в таком случае присутствие (соответственно — отсутствие) теплоты во взгляде. Но все свидетели сходятся в том, что глаза Гитлера были холодными — как было холодным и выражение его лица в целом — и что ему вообще были чужды какие-либо теплые чувства. Эта черта может отталкивать — и она действительно отталкивала многих, — но может быть и источником магнетической силы. Лицо, выражающее холодную жестокость, вызывает страх. Но некоторые страху предпочитают восхищение. Здесь лучше всего подойдет слово «трепет»: оно абсолютно точно передает возникающее в такой ситуации смещение чувств. Трепет соединяет в себе ужас и благоговение [24].

Еще одним фактором, объясняющим суггестивные способности Гитлера, была его неколебимая уверенность в своих идеях, свойственная всякой нарциссической личности. Чтобы понять это явление, надо вспомнить, что во всем нашем знании есть только один непреложный факт — наша неизбежная смерть. Но сказать, что мы ничего не знаем наверняка, не значит утверждать, что мы живем лишь догадками. От обоснованной догадки к гипотезе и дальше к теории — таков путь познания; от незнания к знанию, от неопределенности к истине — посредством чувств, разума, критического мышления и воображения. Для того, кто обладает этими способностями, относительная неопределенность — вещь вполне нормальная, ибо она вызывает к жизни активизацию всех способностей. Определенность же уныла, ибо она мертва. Но если у людей этих способностей нет (особенно когда дело происходит в обстановке такой социальной и политической неопределенности, как это было в Германии в 20-е гг.), то они обращают свои взоры к фанатику, умеющему ответить на все вопросы, и готовы объявить его «спасителем».

Гитлер обладал еще одним важным для демагога даром: простотой слога. Он никогда не утруждал слушателей тонкостями интеллектуальных или моральных суждений. Он брал факты, подтверждавшие его тезис, грубо лепил их один к другому и получал текст вполне убедительный, по крайней мере, для людей, не отягощенных критической способностью разума. Кроме того, он был блестящим актером и умел, например, очень точно передавать мимику и интонацию самых различных типажей [25]. Он в совершенстве владел голосом и свободно вносил в свою речь модуляции, необходимые для достижения нужного эффекта. Обращаясь к студентам, он бывал спокойным и рассудительным. Одна манера речи предназначалась у него для общения с грубоватыми старыми мюнхенскими дружками, другая — для разговора с немецким принцем, третья — для бесед с генералами. Он мог устроить гневную сцену, желая сломить неуступчивость чехословацких или польских министров, а, принимая Чемберлена, мог быть предупредительным и дружелюбным хозяином.

Говоря о способности Гитлера оказывать воздействие на людей, нельзя умолчать о его приступах гнева. Внезапные вспышки гнева сыграли большую роль в формировании ходячего стереотипа, который был особенно распространен за пределами Германии и изображал фюрера как вечно разгневанного человека, орущего, не владеющего собой. Такой образ весьма далек от того, что было в действительности. Гитлер был в основном спокойным, вежливым и сдержанным. Вспышки гнева, хотя и довольно частые, были все-таки в его поведении исключением. Но они бывали очень интенсивными. Эти приступы случались в ситуациях двух типов. Во-первых, во время его выступлений, особенно под конец. Ярость его была при этом совершенно подлинной, не наигранной, ибо ее питала настоящая ненависть и страсть к разрушению, которым он давал свободно излиться в какой-то момент своей речи. Именно подлинность делала его гневные тирады столь убедительными и заразительными. Но, будучи подлинными, они отнюдь не были бесконтрольными. Гитлер очень хорошо знал, когда приходило время подстегнуть эмоции слушателей, и только тогда открывал плотину, которая сдерживала его ненависть.

Вспышки ярости, возникавшие во время бесед, были совсем другими. Они напоминали скорее те приступы, которые случались с ним в ситуациях фрустрации в детстве [26]. Шпеер говорит, что они были сродни капризам шестилетнего ребенка, и действительно, «эмоциональный возраст» Гитлера был где-то около шести лет. Своими вспышками Гитлер наводил страх на собеседников, но он был в состоянии их контролировать, когда это было необходимо.

Вот характерная сцена, описанная одним из выдающихся немецких военачальников, генералом Хайнцем Гудерианом:

«С красным от гнева лицом, поднятыми вверх кулаками, весь дрожа от ярости, он (Гитлер) стоял передо мной, потеряв всякое самообладание… Он кричал все громче и громче, лицо его перекосилось». Когда он увидел, что этот спектакль не произвел впечатления на Гудериана, который продолжал настаивать на своем мнении, вызвавшем всю эту вспышку гнева, Гитлер вдруг переменился, дружелюбно улыбнулся и сказал: «Продолжайте, пожалуйста, доклад. Сегодня Генеральный штаб выиграл сражение».

Оценка, которую дает поведению Гитлера Шпеер, подтверждается многими свидетельствами.

После драматических переговоров Гитлер любил высмеивать своих оппонентов. Однажды он описывал таким образом визит Шушнига 12 февраля 1939 г. в Оберзальцберг. Он сказал, что, изобразив приступ гнева, он заставил австрийского канцлера понять всю серьезность ситуации и в конце концов уступить. Вероятно, многие из его широко известных истерических сцен были хорошо продуманным спектаклем. Вообще, Гитлер на удивление умел владеть собой. В те времена он терял самоконтроль всего несколько раз, по крайней мере в моем присутствии.

Еще одним замечательным даром Гитлера была его исключительная память. Приведем свидетельство Шрамма:

Способность, которой он вновь и вновь удивлял окружающих, включая тех, на кого не действовали его чары, была его невероятная память. Он мог легко воспроизвести любую несущественную деталь — имена героев в романе Карла Мэя, фамилии авторов когда-то прочитанных книг, даже инструкции по изготовлению велосипедов, которые он читал в 1915 г. Он точно помнил все даты своей политической биографии, гостиницы, в которых когда-то жил, названия улиц, по которым ездил.

Известно, что Гитлер легко запоминал цифры и технические детали. Он мог назвать точный калибр и дальнобойность любого оружия, количество подводных лодок, которые находятся в данный момент в плавании или стоят в гавани, и множество других подробностей, имевших значение для ведения войны. Неудивительно, что его генералы бывали искренне поражены глубиной его знаний, хотя в действительности это было только свойство механической памяти.

Здесь мы подходим к важному вопросу об эрудиции и знаниях Гитлера, вопросу, который приобретает особое звучание сегодня, когда участились попытки вновь поднять на щит образ Гитлера и воскресить атмосферу восхищения «величием» этого человека. Эта тенденция отчетливо прослеживается в широко публикуемых воспоминаниях бывших нацистов [27].

Мазер занимает в этом вопросе довольно противоречивую позицию. Он предупреждает читателя, что не следует доверять суждениям Гитлера о своей — собственной эрудиции, ибо они сомнительны и не подтверждены объективными данными. (Гитлер, например, утверждал, что каждую ночь он прочитывал одну серьезную книгу и таким образом, начиная с двадцатидвухлетнего возраста, успел серьезно изучить всемирную историю, историю искусств, культуры, архитектуры и политических наук.) Затем, игнорируя свое собственное предостережение, Мазер пишет, не ссылаясь при этом на источники, что, по словам «хорошо осведомленных» свидетелей, Гитлер начал еще в школьные годы изучать серьезные труды по науке и искусству, но более всего продвинулся в тех областях истории, в которых он и сам считал себя специалистом. Приведем лишь один яркий пример, показывающий, сколь уязвима некритичная позиция, занимаемая Мазером в оценке эрудиции Гитлера. Мазер пишет, что замечания Гитлера, приведенные в «Застольных беседах», подтверждают «то, что до этого и так неоднократно доказывал Гитлер — в публичных выступлениях и в частных беседах, — его глубокое знание Библии и Талмуда». Талмуд — большая и сложная книга. И чтобы добиться ее «глубокого знания», нужны годы. Между тем здесь нет никакой загадки: в антисемитской литературе, с которой Гитлер был прекрасно знаком, разбросано множество цитат из Талмуда, часто искаженных или вырванных из контекста, чтобы доказать порочность евреев. Гитлер запоминал эти фразы и блефовал, внушая своим слушателям, что он «глубоко изучил» Талмуд. То, что ему верили его слушатели, в общем понятно. Гораздо печальнее, что тридцать лет спустя на ту же удочку попался профессиональный историк.

Гитлер действительно мог бойко рассуждать с видом компетентного человека буквально обо всем на свете, и всякий, кто прочтет «Застольные беседы», может легко себя в этом убедить. Он без труда вдавался в проблемы палеонтологии, антропологии, любых областей истории, философии, религии, женской психологии и биологии. Но что показывает критический анализ эрудиции и знаний Гитлера?

В школе он был не в состоянии напрячься для серьезного чтения даже по истории, которая его интересовала. В венский период он в основном проводил время гуляя по улицам, разглядывая здания, делая зарисовки и беседуя. Способность к упорной учебе и серьезному, глубокому чтению могла появиться у него после войны, но, кроме заявлений самого Гитлера, у нас нет об этом никаких свидетельств. (Считается, что он пронес с собой через всю войну том Шопенгауэра. Неизвестно, однако, много ли он из него прочитал.) С другой стороны, как показывает внимательною изучение «Застольных бесед», речей Гитлера и «Майн кампф», он был жадным читателем и обладают способностью отыскивать и запоминать факты, чтобы затем использовать их при любой возможности, подкрепляя свои идеологические посылки.

Если попытаться объективно взглянуть на «Майн кампф», мы ли сможем квалифицировать его как труд, написанный действительно эрудированным человеком. Это скорее умно — и очень недобросовестно — состряпанный пропагандистский памфлет. Что же касается его речей, то, несмотря на их потрясающую эффективность, они были произведениями уличного демагога, но не образованного человека. «Застольные беседы» демонстрируют его талант в искусстве вести разговор. Но и в них он предстает перед нами как одаренный, но очень поверхностно образованный человек, не знавший ничего досконально. Это был человек, который, перескакивая из одной области знаний в другую, ухитрялся, благодаря своей удивительной памяти, выстраивать более или менее связные цепочки фактов, специально выуженных из различных книг. Порой он допускают грубейшие ошибки, свидетельствующие о недостатке фундаментальных знаний. Но время от времени ему удавалось удивлять своих слушателей, хотя, по-видимому, и не всех.

Пытаясь определить впечатление, которое производили «застольные беседы» на гостей Гитлера, следует помнить, что, хотя среди его слушателей были в основном образованные и интеллигентные люди, многие из них были загипнотизированы его личностью и потому готовы были не замечать существенных пробелов в его знаниях. Кроме того, их, безусловно, поражала широта его кругозора и уверенность, с которой он судил обо всем. Будучи воспитанными в традициях интеллектуальной честности, они просто не могли допустить мысли, что человек, сидящий перед ними, блефует.

Как свидетельствуют различные источники, Гитлер, за небольшим исключением, не читал ничего, что противоречило его идеологическим установкам или требовало критического и объективного размышления. Такова была структура его личности: основным мотивом для чтения было не приобретение знаний, а добывание все новых средств для убеждения и себя, и других. Он хотел, чтобы все, что он читает, его волновало, и во всем искал и находил только то, что подтверждало его идеи, и это приносило ему огромное эмоциональное удовлетворение. Так как он не интересовался музыкой Баха или Моцарта, а слушал только оперы Вагнера, он не читал книг, которые требовали внимания и раздумий, в которых совпадали истина и красота. Он буквально пожирал печатные страницы, но с очень прагматической установкой. Подобным образом невозможно читать сколько-нибудь серьезные книги. Для этого скорее годились политические памфлеты и научно-популярные сочинения, например книги Гобино или Чемберлена по расовым проблемам или популярные брошюры по дарвинизму, где Гитлер мог вычитывать как раз то, что ему было нужно. Возможно, он читал литературу по вопросам, которые его действительно интересовали, т. е. по архитектуре и военной истории, но насколько серьезно — этого мы не знаем. В общем, чтение Гитлера сводилось, по-видимому, лишь к популярной литературе (включая памфлеты), где он отыскивал цитаты из более серьезных источников, запоминал их и воспроизводил в нужный момент, создавая впечатление, что ему известны первоисточники. Действительная проблема заключается вовсе не в том, сколько книг прочитал Гитлер, а в том, приобрел ли он фундаментальное качество образованного человека — способность объективного и осмысленного усвоения знаний. Можно часто услышать, что Гитлер всего достиг путем самообразования. Я бы сказал иначе: Гитлер был не самоучкой, а недоучкой, и та часть образования, которую он недополучил, как раз и содержала знание о том, что такое знание. Необразованность Гитлера проявлялась не только в этом. У него, безусловно, была возможность приглашать немецких ученых, работающих в любой из областей наук, чтобы с их помощью расширять и углублять свои знания. Но, по свидетельству Шрамма, равно как и Шпеера, он тщательно избегал таких ситуаций [28]. Он неловко себя чувствовал в присутствии людей, стоявших с ним наравне или выше его, чего бы то ни касалось. Это типичное проявление нарциссического и авторитарного характера. Он должен был всегда находиться в положении, где он мог чувствовать себя неуязвимым. Если это было не так, общение (так же как и серьезная книга) представляло угрозу всему стройному зданию его дилетантизма.

Гитлер избегал специалистов. Единственное исключение он делал для архитекторов, в особенности для профессора П. Л. Трооста. Троост не раболепствовал перед Гитлером. Когда Гитлер приходил к нему на квартиру, Троост никогда не встречал его у входа и не провожал до дверей, когда тот уходил. Тем не менее Гитлер был в восхищении от Трооста. С ним он не был ни высокомерным, ни многословным, не вел себя как студент. Даже на фотографии, опубликованной в книге Шпеера, можно видеть, что Гитлер испытывает чувство смущения перед профессором. Я думаю, что Гитлер так вел себя по отношению к Троосту потому, что, как я уже отмечал, интерес его к архитектуре был совершенно искренним.

В музыке и живописи, так же как в истории и философии, вкусы Гитлера определялись почти исключительно его страстями. Каждый вечер после ужина в Оберзальцберге он смотрел два кинофильма. Больше всего он любил оперетты и мюзиклы. И не терпел фильмов о путешествиях, о природе или учебных фильмов. Как я уже упоминал, его приводили в восторг фильмы типа «Fridericus Rex» («Король Фридрих»). В музыке ему были интересны только оперетты и Вагнер, который был для него своего рода эмоциональным допингом. Ханфштенгль часто играл для него Вагнера, особенно когда он был в подавленном настроении, и это действовало на него как лекарство.

Мы не знаем, интересовался ли этот «бывший художни» живописью. Он предпочитал осматривать музеи снаружи, оценивал их архитектуру, но редко заходил внутрь, чтобы познакомиться с картинами. Вот как описывает Ханфштенгль их посещение Музея кайзера Фридриха в Берлине в начале 20-х гг. Первым полотном, перед которым остановился Гитлер, был «Человек с золотым шлемом» Рембрандта. «Посмотри, — сказал он, обращаясь к юному отпрыску члена партии, которого взял с собой в музей. — Это же потрясающе! Какой героизм во взгляде солдата! Какая воинственность, решимость! Вот тут-то и видно, что Рембрандт все-таки был арийцем и германцем, хотя он иногда и выбирал модели в еврейском квартале Амстердама». Гитлер-«художник» в основном копировал открытки и старые гравюры. Главным образом это были фасады зданий («архитектурная графика»)» но также и пейзажи, портреты и иллюстрации для рекламы. Он руководствовался принципом спроса и, как мы знаем, повторял некоторые сюжеты, если они хорошо продавались. Качество его живописи и рисунков в общем соответствовало тому, что можно было бы ожидать от художника его уровня. Его произведения имели опрятный вид, но были безжизненны и не слишком выразительны. Лучше всего ему удавались архитектурные эскизы. Но даже когда он не копировал их (например, во время войны), они все равно отличались точностью, педантизмом и сухостью. В них никогда не было ничего личного, хотя они были «неплохо исполнены». Даже сам Гитлер признал впоследствии, что он рисовал только для того, чтобы заработать себе на жизнь, и был «маленьким художником». В 1944 г. он сказал своему закадычному другу фотографу Хоффману: «Я не хочу быть художником. Я рисовал, только чтобы жить и учиться». Отсюда можно заключить, что он был коммерческим художником, копиистом-рисовальщиком и не имел настоящего таланта к живописи [29].

Впечатление, что Гитлеру недоставало оригинальности, еще усиливается, если взглянуть на более чем сотню его эскизов, которые хранятся у Шпеера. Я не эксперт в вопросах искусства, но думаю, что всякий тонко чувствующий человек отметил бы педантизм и безжизненность этих набросков. Например, одна небольшая деталь в эскизах театрального интерьера повторяется многократно и по сути без изменений. Такие же повторы есть в серии эскизов обелиска. Иногда в карандашных штрихах чувствуется агрессия. В других случаях поражает отсутствие какой-либо выразительности, личного отношения. Было очень любопытно обнаружить среди этих рисунков (выполненных между 1925 и 1940 гг.) безыскусные изображения подводных лодок, танков и другого военного снаряжения [30].

То обстоятельство, что Гитлер не проявлял интереса к живописи, не означает, что его интерес к архитектуре не был подлинным и искренним. Это очень важно для понимания личности Гитлера, ибо, по всей видимости, архитектура была единственной сферой, которая его по-настоящему интересовала в жизни. Дело в том, что интерес этот не вытекал из его нарциссизма, не был проявлением его деструктивности и не являлся блефом. Конечно, трудно судить о подлинности интересов человека, в такой степени привыкшего выдавать себя не за того, кто он есть. Тем не менее я считаю, что у нас есть свидетельства, неопровержимо доказывающие неподдельность его интереса к архитектуре. Самым знаменательным в этом отношении фактом является его готовность, о которой говорит Шпеер, без конца обсуждать архитектурные проекты. Очевидно, что при этом он был движим реальной заинтересованностью в чем-то, что лежало за пределами его персоны. И он не менторствовал, а задавал вопросы и по-настоящему принимал участие в дискуссии. Я убежден, что только в такие моменты этот властолюбивый, бесчувственный разрушитель начинал участвовать в жизни, хотя общение с ним все равно оставляло Шпеера без сил, ибо он имел дело с его личностью в целом. Я не утверждаю, что, говоря об архитектуре, Гитлер в корне менялся, но это была ситуация, в которой «чудовище» больше всего становилось похоже на человека.

Это не означает, что Гитлер был прав, когда утверждал, что внешние обстоятельства не позволили ему стать архитектором. Как мы видели, ему надо было сделать совсем немного, чтобы достичь этой цели, но он этого не сделал, потому что стремление к власти и разрушению оказалось в нем более сильным, чем любовь к архитектуре. Вместе с тем гипотеза о подлинности его интереса к архитектуре не отрицает того факта, что у него была гигантомания и дурной вкус. Как отмечает Шпеер, Гитлер предпочитал стиль нового барокко 80-90-х гг., особенно в той декадентской форме его выражения, которую любили приветствовал сам кайзер Вильгельм П. Не следует удивляться, что в архитектуре вкусы Гитлера были такими же примитивными, как и в других областях, ведь вкус неотделим от характера. Гитлер был грубой, примитивной, бесчувственной натурой, он был слеп ко всему, что не касалось его лично, и потому вряд ли мог обладать изысканным вкусом. И все же, я думаю, важно было отметить подлинность его интереса к архитектуре, поскольку это был единственный конструктивный элемент в его характере и, быть может, единственный мостик, который связывал его с жизнью.

Маскировка

Анализ характера Гитлера будет неполным, если мы упустим из виду, что этот терзаемый страстями человек был дружелюбным, вежливым, сдержанным и почти застенчивым. Он был особенно обходительным с женщинами и никогда не забывал послать им цветы по случаю какого-нибудь торжества. Он ухаживал за ними за столом, предлагал пирожные и чай. Он стоял, пока не садились его секретарши. В предисловии к «Застольным беседам» Шрамм пишет, какое впечатление производил он на окружавших его людей. «В кругу приближенных к нему людей бытовало убеждение, что шеф проявляет заботу об их благополучии, разделяет их радости и печали, что он, например, заранее думает о том, какой подарок человеку будет приятно получить на день рождения…» Д-р X. Пикер, молодой человек, который, до того как попал в окружение Гитлера, «видел его только издали, в роли «государственного мужа»», был чрезвычайно поражен той гуманной атмосферой, которую Гитлер создавал в своем узком кругу, покровительством, которое он выказывал к подчиненным, его готовностью смеяться вместе со всеми… Да, в этом кружке Гитлер, одинокий человек, не имевший семьи и друзей, был хорошим «товарищем», а что такое товарищество, он узнал во время первой мировой войны и принес это знание в мирную жизнь. Люди, окружавшие Гитлера, знали, как нравятся ему красивые и хорошо одетые женщины, знали о его любви к детям, видели, как он был привязан к своим собакам и как он наслаждался, наблюдая поведение этих животных.

Эту роль дружелюбного, доброго, чуткого человека Гитлер умел играть очень хорошо. И не только потому, что он был великолепным актером, но и по той причине, что ему нравилась сама роль. Для него было важно обманывать свое ближайшее окружение, скрывая всю глубину своей страсти к разрушению, и прежде всего обманывать самого себя [31].

Кто взялся бы утверждать, что в поведении Гитлера не было ни одного доброго элемента, что в нем вовсе отсутствовала благонамеренность? Мы должны допустить, что такие элементы в нем были, ибо. наверное, не бывает людей, в которых нет ни крупицы любви и добра. Вместе с тем то, что было в нем доброго, могло иметь отношение только к внешней оболочке его личности. Так, забота Гитлера о подарках к дням рождения своих сотрудников контрастирует с его поведением по отношению к Еве Браун, на которую он не собирался производить впечатление своей обходительностью. Что касается смеха Гитлера, то здесь Пикер оказался недостаточно проницательным, чтобы правильно оценить природу этого смеха. Чтобы понять, чего стоит пресловутое чувство товарищества у Гитлера, приобретенное, по словам Пикера, на войне, процитируем вслед за Ханфштенглем рапорт офицера, командира Гитлера, где он пишет, что, хотя тот является примерным и дисциплинированным солдатом, «он был исключен из списков на присвоение очередного звания из-за высокомерного отношения к товарищам и раболепства перед начальством». Любовь к детям — замечательная черта, которую слишком часто эксплуатируют политики: в личной беседе Шпеер выразил серьезные сомнения в том, что у Гитлера воистину была такая любовь.

Столь же сомнительной оказывается и его любовь к собакам. Шрамм пишет, что Гитлер приказал соорудить в своей штаб-квартире полосу препятствий вроде тех, на которых тренируют пехотинцев. Здесь она использовалась для испытания смелости и сообразительности собак. Офицер, который был приставлен к собакам, показал Шрамму, с какой быстротой они могут реагировать на команды «стоять» и «лежать». В связи с этим Шрамм замечает: «У меня возникло впечатление, что передо мной машина, а не собака. И мелькнула мысль, что, дрессируя псов, Гитлер даже их стремится лишить воли».

Шрамм пишет, что у Гитлера было два лица — дружелюбное и внушающее ужас — и что оба были настоящими. Когда говорят, что в каком-то человеке сидят два человека, сменяющие друг друга, как Джекиль и Хайд [32], предполагается, что оба являются подлинными. Однако уже со времен Фрейда такое представление не может считаться состоятельным с точки зрения психологии. Существует различие между бессознательным ядром и ролью, которую человек играет: эта роль включает рационализации, компенсации и другие формы защиты, скрывающие настоящую глубинную реальность. Даже если не апеллировать к фрейдизму, теория двойственной личности поразительно и опасно наивна. Кто не встречал людей, которые обманывают не только словами, но всем своим поведением, манерой держаться, интонацией, жестами? Многие люди умеют искусно изображать персонаж, которым они хотят казаться. Они так мастерски играют роль, что нередко вводят в заблуждение людей проницательных и психологически искушенных. Не имея никакого внутреннего стержня, никаких подлинных принципов, ценностей или убеждений, Гитлер мог «играть» доброжелательного джентльмена и сам не сознавать того, что всего лишь играет роль.

Гитлеру нравилась эта роль не только потому, что он хотел кого-то обмануть. Она была ему навязана ситуацией, в которой он рос. Я даже не имею в виду, что его отец был незаконнорожденным ребенком, а мать не имела образования. Социальная ситуация этой семьи была особенной и по другим причинам. Отчасти из-за работы отца, отчасти по другим соображениям семья жила в разное время в пяти разных городах. Кроме того, будучи имперским таможенным чиновником, отец держался несколько особняком в местном обществе, принадлежавшем к среднему классу, хотя с точки зрения доходов он вполне мог в него вписаться. Но где бы они ни жили, семья Гитлеров никогда не была полностью интегрирована в местную социальную ситуацию. И хотя они вполне сводили концы с концами, в культурном отношении они принадлежали к низшему слою буржуазии. Отец происходил из низов и интересовался лишь политикой и пчелами. Свободное время он проводил обычно в таверне. Мать была необразованной и занималась только семьей. Будучи тщеславным юношей, Гитлер должен был ощущать социальную незащищенность и стремиться к признанию в более обеспеченных слоях среднего класса. Уже в Линце он почувствовал вкус к элегантной одежде: он выходил прогуляться в костюме с иголочки и с тростью. Мазер пишет, что в Мюнхене у Гитлера имелась фрачная пара и что его одежда всегда была чистой, выглаженной и никогда не была потрепанной. Затем проблему одежды решила военная форма, но его манеры остались манерами хорошо воспитанного буржуа. Цветы, внимание к интерьеру своего дома, поведение — все это указывало на несколько назойливое желание продемонстрировать, что он «принят» в хорошем обществе. Он был настоящим Bourgeois-Gentilhomme, нуворишем, стремящимся доказать, что он джентльмен [33].

Он ненавидел низший класс, потому что ему надо было доказывать, что он к нему не принадлежит. Гитлер был человеком без корней, и не только потому, что он был австрийцем, изображавшим немца. У него не было корней ни в каком социальном классе. Он не был рабочим, не был буржуа. Он был одиночкой в социальном, а не только в психологическом смысле. Единственное, что он смог в себе обнаружить, это самые архаические корни — корни расы и крови.

Восхищение, которое вызывал у Гитлера высший класс, — явление довольно распространенное. Такая установка — обычно глубоко вытесненная — встречается и у других социалистических деятелей того периода, например у Д. Р. Макдональда. Будучи выходцами из низших слоев среднего класса, эти люди в глубине души мечтали быть «принятыми» в высший класс — класс промышленников и генералов. Мечты Гитлера были еще более нескромными: он хотел заставить власть имущих поделиться с ним властью и даже встать выше их и командовать ими. Гитлер, бунтарь, лидер рабочей партии, обожал богатых и их образ жизни, несмотря на то, что произнес в их адрес немало нелестных слов, пока не пришел к власти. Гитлер играл роль доброго и предупредительного человека. Реальностью было только желание быть «джентльменом», быть «принятым», «принадлежать». Гитлер был в определенном смысле гротескной фигурой: человек, одержимый жаждой разрушения, человек без жалости и сострадания, вулкан, кипящий исконными страстями, и в то же время человек, старающийся казаться благовоспитанным, милым, безвредным джентльменом. Неудивительно, что ему удалось обмануть многих, кто по различным причинам не хотел противиться обману (был «сам обманываться рад»).

Гротескным символом этой мешанины корректного буржуа и убийцы стало его бракосочетание с Евой Браун в бункере, незадолго до их смерти. Законный брак — высшее отличие, которое мог предложить мелкий буржуа Гитлер своей подруге. И для нее, воспитанной в традициях буржуазной морали, это тоже было высшим достижением. Надо было соблюсти все формальности. Для совершения церемонии нужен был чиновник, ведающий актами гражданского состояния, найти которого оказалось непросто в той маленькой части Берлина, которая еще не была занята советскими войсками. Но глава государства не чувствовал себя вправе изменить бюрократическую процедуру, назначив таким чиновником кого-нибудь из присутствующих. Пришлось ждать несколько часов, прежде чем его отыскали. Церемония прошла по всем правилам, подавали шампанское. Гитлер-джентльмен вел себя безукоризненно, но было ясно, что только неотвратимость близкой смерти могла заставить его узаконить отношения со своей подругой. (Если бы у него была хоть крупица здравого смысла, не говоря уж о любви, он мог сделать это несколькими неделями раньше.) Вместе с тем Гитлер-убийца не переставал действовать. Женитьба на Еве не стала препятствием для вынесения смертного приговора ее шурину, которого он заподозрил в предательстве. Незадолго до этого он приговорил к смерти своего врача, д-ра Карла Брандта, лечившего его с 1934 г. Приговор был вынесен трибуналом в составе Геббельса, генерала СС Бергера и молодежного лидера Аксманна. Сам Гитлер выступил одновременно в роли прокурора и верховного судьи. Причиной смертного приговора, на котором настаивал Гитлер, было то, что Брандт оставил свою семью в Тюрингии, где уже были американцы, вместо того чтобы привезти ее в Оберзальцберг. Гитлер заподозрил Брандта в том, что он использует свою жену для связи с американцами. (Жизнь Брандту спас Гиммлер, который в ту пору сам пробовал снискать доверие американцев.)

Какими бы психологическими и социальными причинами ни объяснялись особенности оболочки личности Гитлера, надо признать, что она играла важную роль. С ее помощью он успешно обманывал тех лидеров немецкой промышленности, армии и националистического движения (равно как и многих политиков в других странах мира), которых могла оттолкнуть его грубая и разрушительная натура. Конечно, многие видели в нем не только этот фасад. Но остальные позволили себя обмануть и тем способствовали созданию условий, позволивших Гитлеру беспрепятственно следовать по пути разрушения.

Поделитесь на страничке

Следующая глава >

psy.wikireading.ru

Психологический портрет Адольфа Гитлера — курсовая работа

Реферат на тему

«Психологический портрет 
Адольфа Гитлера»

 

Выполнила: Пугачев Дмитрий
Олегович

 
 
 
 
 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Содержание

 

Введение

. Особенности биографии, 
становление личности и жизненный 
путь Адольфа Гитлера

.1 История рождения 
А.Гитлера

.2 Детство

.3 Юность и зрелость

. Клинико-психологические 
особенности личности А. Гитлера

.1 Тяга к уничтожению

.2 Авторитарный характер

.3 Нарциссизм

.4 Особые привычки

Заключение

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Введение

 

История тесно связана 
с психологией. Как правило, причиной
того или иного события является
именно личностный фактор. История 
правления Адольфа Гитлера не
стала исключением.

Существует три основных
точки зрения относительно жизни 
и деятельности Гитлера. Для германских
националистов он являлся героем,
сумевшим снова поднять Германию
на вершину мирового господства. Для 
небольшой группы историков Гитлер
был уникальным политическим гением
и тончайшим психологом, который 
эффективно использовал чужие ошибки
и дипломатические промахи, а 
так же свои навыки в области психологии.
Для большинства людей, однако, Гитлер
представляется лишенным морали извергом,
который заставил страдать миллионы
ни в чем неповинных людей по всему 
миру. Только на нем, утверждает большинство,
лежит вся ответственность за
ужасы Третьего рейха. Первый психологический
труд, который охватывал всю подноготную
Гитлера в психологическом плане был издан
в 1943 году Генри Мюрреем по заказу Управления
Стратегических Служб США. Психоанализ
происходил заочным образом, поэтому вполне
естественным кажется тот факт, что психоаналитик
допустил значительные ошибки в описании
личности Гитлера с точки зрения психологии.
В частности, он пытался угодить официальной
теории или версии, говоря о том, что фюрер
шизофреник, гомосексуалист, невротик,
истерик. Кроме того, фиксировалось, что
Гитлер был болен шизофренией. Имеют место
и другие описания психологическое портрета
Гитлера. Все психологи, наверное, желая
поспекулировать над известным именем,
говорят о тех чертах характера, которые
описаны выше. Вряд ли это найдет столь
научную основу.

Я считаю, что нет в 
мире события, которое произошло 
бы без весомой причины. Никогда 
не случается так, что виноват 
в случившемся кто-то один. Я думаю,
что в неуравновешенном характере 
Гитлера можно обвинить скорее череду
случайных событий, нежели его самого.

Задачи исследования:

·Изучение и анализ психологических 
особенностей Гитлера.

·Изучение причин его 
характера и поведения.

Предмет исследования:

·Эмоционально-личностная
характеристика Адольфа Гитлера.

·Особенности воспитания,
становления личности, психопатологические 
отклонения в поведении.

В становлении и развитии
личности играет роль множество факторов.
Анализируя жизнь Гитлера, учитывая
влияние этих факторов, становятся
понятными многие из его действий.
Его нетерпимость к евреям и коммунистам 
имеет свои корни, которые можно 
найти при тщательном анализе 
личности. Для того чтобы прийти
к глубокому пониманию феномена
Гитлера, недостаточно изучения многочисленных
опубликованных, более или менее 
объективных биографий. Поэтому 
стоит внимательно изучить с 
медицинской точки зрения личность
Гитлера, его особые психические 
признаки и действия, не вписывающиеся 
в границы человеческих норм. Многие
психологи и историки исследовали 
влияние таких факторов, как семья 
и школа, которые являются наиболее
значимыми в формировании личности
любого человека. В конечном итоге 
был поставлен решающий вопрос: кем 
же, собственно, был Гитлер — «человеком,
сверхчеловеком или недочеловеком»?

 

1. Особенности биографии 
Адольфа Гитлера

 

.1 История рождения

 

А. Гитлер родился 20 апреля
1889 года. Отец — Алоиз Гитлер, был 
женат третий раз на Кларе Гитлер,
матери будущего вождя. Если верить записям 
в медицинской книге, родился 
слабый, темноволосый мальчик с голубыми
глазами.

Иоганн Непомука Хюттлер
— дедушка Адольфа Гитлера, родной
отец Алоиза, имел внучку, которую звали 
Клара Пёльцль. В дальнейшем Алоиз 
взял ее в жены. Плод этого брака 
Адольф Гитлер является, таким образом,
продуктом близкородственного кровосмешения,
поскольку Иоганн Непомук Хюттлер 
приходится ему не только дедом по
отцовской линии, но и дедом его 
матери Клары. Адольфу Гитлеру должно
было быть известно о кровосмешении 
в семье, и, по видимому, именно этим
объясняются неоднократные заявления
о том, что он не желает становиться отцом:
у него были достаточные основания опасаться
за полноценность своего потомства.

Как мы видим, близкородственный 
брак, на который мы обращаем внимание,
дал комбинацию фантастической жестокости,
аморальности и своеобразного ума.

 

.2 Детство

 

В 1895 в возрасте 6 лет 
Адольф поступил в народную школу 
в городке Фишльхам, неподалеку от
Линца. Два года спустя его религиозная 
мать отправила сына в Ламбах, в 
приходскую школу бенедиктинского 
монастыря, после которой, как она 
надеялась, сын станет священником.
Но его исключили из школы, застав
курящим в монастырском саду. Затем 
семья переехала в Леондинг, пригород
Линца, где юный Адольф сразу же преуспел
в учебе. Он выделялся среди товарищей 
упорством, оказываясь лидером во всех
детских играх. В 16 лет Адольф бросил
школу. В течение двух лет он ничем 
не занимался, бродил по улицам или 
проводил время в библиотеке, читая 
книги по германской истории и 
мифологии. В 18 лет отправился в Вену,
чтобы поступить там в Академию
изобразительных искусств. Поступал
дважды — один раз не сдал экзамен, второй
раз даже не был допущен к нему.
Ему посоветовали поступить в 
архитектурный институт, но для этого 
надо было иметь аттестат зрелости.
В декабре 1908 умерла его мать, что 
явилось огромным потрясением в 
жизни Адольфа. Следующие пять лет 
он перебивался случайными заработками,
милостыней или продавал свои эскизы.

Характеры родителей 
принадлежат к числу важнейших 
факторов, накладывающих отпечаток 
на всю последующую жизнь ребенка.
Поэтому законным представляется вопрос
о том, в какой мере родители Гитлера 
способствовали его «последующему 
превращению в чудовище», как 
выразился Эрих Фромм. Такое аналитическое 
исследование мы начнем с роли матери,
которая является решающей в чувствительной
фазе раннего детства.

Большинство ученых считает,
что мать Гитлера сыграла положительную 
роль в формировании личности Гитлера.
По словам Брэдли Смита, считающимся 
крупнейшим специалистом по юности Гитлера:
«все, знавшие Клару, считали, что 
смыслом ее жизни была самоотверженная 
любовь к детям… Она внушила своему
сыну чувство, что он является чем-то
особенным». Трое других ее детей умерли
в один год. Не удивительно, что всю 
свою любовь, заботу, трепет и ласку 
она отдавала последнему сыну — Адольфу.
Она жила в постоянном страхе потерять
и его.

По свидетельству 
прислуги, мальчик рос «здоровым 
и бодрым», но матери он казался чрезвычайно 
болезненным. Поэтому она больше
трех лет кормила его грудью.

Как правило, такое количество
внимания порождает сильную связь 
между матерью и ребенком. Однако
результаты психоаналитического исследования
юности Гитлера, предпринятого Элис
Миллер, ставит этот вывод под сомнение.
Если учесть холодное и отчужденное 
отношение Гитлера к людям 
вообще и необычное его отношение 
к женщинам, то можно предположить
о том, что в ранней юности ему 
не было дано достаточно искренности 
и настоящей любви.

Необходимо упомянуть 
еще об одном моменте, противоречащем
мнению о том, что в детстве 
он купался в материнской любви.
Из доступных документов следует, что 
Гитлер действительно любил мать
и до конца жизни не расставался 
с ее фотографией. Однако не следует 
упускать из виду и то, что в детстве 
по отношению к ней он испытывал 
чувство разочарования, а порой 
и озлобления. Он не мог не испытывать
чувство горького разочарования, когда 
мать выступала в роли боязливого,
молчаливого и безучастною свидетеля,
присутствуя при крутых расправах,
часто учиняемых над ним отцом.
При этом в его глазах мать должна
была быть солидарна с действиями
отца и нести за них свою долю
ответственности.

Связь с матерью, в 
основе которой лежала безграничная
вседозволенность, немало способствовала
развитию крайнего нарциссизма Гитлера 
и характерной для него пассивности.
Мать никогда его не наказывала и 
лишь безмерно восхищалась им. Уже 
очень рано он пришел к убеждению,
что он сам по себе «замечателен
и ему для этого не требуется 
тратить никаких усилий». Если у 
него появлялись желания, то мать их выполняла,
а если она пыталась возражать, то
умело инсценированным приступом 
гнева он легко мог ее образумить.
Подобная безхарактерность может вызвать 
у ребенка чувство окружения 
и потери самостоятельности. Ответом 
на эту ситуацию становился уход в 
себя и инкапсуляция.

Таким образом, мать была
для него не личностью, а обезличенным
символом власти земли, судьбы и смерти.

Фаза «обожествления» 
завершилась в 1894 году с рождением 
брата Эдмунда, который вытеснил
Адольфа с пьедестала единственного 
фаворита. Вопреки расхожим представления,
это событие не было воспринято пятилетним
Гитлером как появление конкурирующего
элемента.

Психолог Эрих Фромм 
считает Алоиза Гитлера, отца Адольфа,
человеком, любившим жизнь, обладавшим
чувством долга и ответственности,
и полагает, что в роли воспитателя 
этот человек вовсе не был «страшилищем».
По мнению Фромма, он был не тираном,
а всего лишь авторитарным человеком.
Однако это мнение во многих отношениях
противоречит некоторым фактам. Похоже,
что образ отца был для мальчика,
чем угодно, но только не примером для 
подражания.

Алоиз Гитлер был сварливым,
вспыльчивым и грубым, применял рукоприкладство 
порой даже по отношению к собственной 
жене и ни причем не повинной собаке.
Он считал жестокие «физические методы
воспитания» вполне совместимыми с 
психическим развитием ребенка.
Джон Толанд пишет о том, что от
подобных экзекуций больше всего 
страдал сводный брат Адольфа 
Алоиз-младший, которого отец однажды 
бил плеткой до тех пор, пока он
не потерял сознание. Однажды Гитлер
признался, что пережитые унижения
доставляли ему больше страданий, чем 
сами побои.

Страшные последствия,
которые эта «черная педагогика» 
имела для личности Адольфа Гитлера,
психоаналитик Элис Миллер иллюстрирует
примерами его последующих преступных
действий. Тиранические методы отцовского
воспитания заставляли Адольфа жить
и постоянном страхе. Отец не признавал 
извинений за допущенные или только
предполагаемые проступки, и единственную
надежду спастись от очередного избиения
и сохранить остатки собственного
достоинства давала ложь.

На последующее поведение 
Адольфа Гитлера оказало влияние 
еще одно обстоятельство его детства.
Будучи ребенком, он был вынужден тщательно 
скрывать свой страх перед ежедневным
насилием отца, причем не только из страха
перед возможными последствиями, но,
прежде всего потому, что ему просто
никто не поверил бы. Кто представил
бы себе почитаемого и уважаемого
начальника таможни в роли грубого 
семейного тирана? Многие позднейшие
биографы Гитлера, в частности Иохим 
Фест, видели в рассказах Гитлера 
об отце детское преувеличение. Имеются 
основания предполагать, что, став рейхсканцлером,
Гитлер неосознанно перенял отцовскую 
манеру поведения: перед иностранными
гостями он представал зрелым государственным 
деятелем, взгляды которого выглядели 
вполне миролюбиво и достойно. В 
то же время в пределах государства 
он действовал с твердостью и невероятной 
жестокостью. Скорее всего, отец и послужил
прообразом нового вида врага. Фигурами
этого образа стали вначале вражеские 
солдаты в первой мировой войне,
затем «ноябрьские преступники»
и, наконец, евреи, на которых он последовательно 
перенес всю свою подавленную 
ненависть.

Гитлер и сам придерживался 
того мнения, что характер отца является
фактором, накладывающим отпечаток 
на формирование структуры личности
сына. Позднее он констатировал, что 
важнейшей фазой формирования характера 
является тот возраст, «в котором 
первые впечатления проникают в 
сознание ребенка. Одаренные люди и 
в пожилом возрасте сохраняют 
следы воспоминаний об этом времени».
С этой точки зрения развитие многих
базовых свойств личности Гитлера 
представляется вполне понятным, хотя
для Иохима Феста по-прежнему остается
неясным, каким образом «изначальная
слабость Гитлера превратилась в 
его силу, а романтическое бегство 
от мира трансформировалось в жажду 
власти и стремление к крайним 
решениям».

По мнению историка Штирлина,
несмотря на явную доминацию отца,
более ярким образом родителя
была для Адольфа слабая, запуганная
мать.

 

.3 Юность и зрелость

гитлер личность психологический

В феврале 1914 Адольфа 
Гитлера вызвали в Австрию, чтобы 
провести медицинское освидетельствование 
на годность к военной службе. Но,
как «слишком слабого и негодного 
к службе в армии», его освободили.
Когда в августе 1914 началась война,
он обратился к королю Баварии с
просьбой о зачислении в его армию. Его
определили в 16-й баварский пехотный полк,
набранный главным образом из студентов-добровольцев.

Был дважды ранен. 7 октября
1916 после ранения в ногу попал 
в госпиталь Гермиса под Берлином.
Два года спустя, за 4 недели до окончания 
войны он был поражен газами и 
три тяжелейших месяца провел в лазарете.
Свою первую награду — Железный крест II
степени — получил в декабре 1914, а
4 августа 1918 его наградили Железным
крестом I степени, что было редкой наградой
для простого солдата в императорской 
германской армии. Эту последнюю 
награду Гитлер получил, захватив в 
плен вражеского офицера и 10 солдат.

Война избавила его от
давящей необходимости принимать 
решение о дальнейшем направлении 
жизни. Конечно, стоило поблагодарить 
небо за то, что оно мановением волшебной 
палочки избавило его от этой заботы
и позволило сменить печальное 
существование жалкого и униженного
судьбой неудачника на гордую жизнь 
бравого солдата Германской империи,
преисполненного сознанием важности
возложенной на него задачи. Если до
сих пор он чувствовал себя изолированным 
от общества, то теперь он стал ценным
членом некоей общности людей, человеком,
который может внести свой вклад 
в укрепление Германии и в ценности
немецкого национализма, который 
впервые может почувствовать 
себя мужественным героем.

Много раз он чудом 
избегал смерти, и это еще больше
укрепило его в убеждении, что 
он избран «провидением» на роль спасителя 
немецкого народа. Одержимый этим
чувством, он однажды обратился к 
товарищам с пророчеством, смысл 
которого они в большинстве своем 
едва ли тогда поняли: «Вы еще 
обо мне услышите! Подождите, пусть 
придет мое время!».

student.zoomru.ru

Отправить ответ

avatar
  Подписаться  
Уведомление о