Взятие казани при иване iii – Взятие Казани — Википедия

Содержание

Взятие Казани — Википедия

Осада Казани (1552)
Основной конфликт: Третий Казанский поход

Битва за Казань. Летописная миниатюра
Дата 23 августа2 октября 1552
Место Казань, Поволжье
Итог Взятие Казани русскими войсками, ликвидация Казанского ханства
Противники
  • Русское царство
    • Касимовское ханство
  • Донские казаки

Казанское ханство

Командующие

ru.wikipedia.org

Первый (1478) и второй (1487) военные походы войска Ивана III на Казань - Российская Империя

Иван III, не удовлетворившись действиями в районе Хлынова, направил отряд непосредственно к Казани с целью ее взятия. Однако из этого ничего не вышло. Отряд почему-то быстро вернулся назад под предлогом непогоды (будто бы сильная буря помешала взятию Казани).

Первый военный поход войска Ивана III на Казань

(1478 г.)

1. Иван III, не удовлетворившись действиями в районе Хлынова, направил отряд непосредственно к Казани с целью ее взятия. Однако из этого ничего не вышло. Отряд почему-то быстро вернулся назад под предлогом непогоды (будто бы сильная буря помешала взятию Казани). Никаких достоверных фактов о причинах поражения или отступления русских войск в источниках не сохранилось. [Возможно, поход вовсе не имел целью какие-либо военные действия, а только угрозу военных действий, связанную с внутренней борьбой группировок вокруг ханского престола. К тому времени в Казани существовали уже довольно влиятельные прорусски настроенные силы (см. ниже). Прим. Шишкина С.П.]
2. Фактически же известно, что был возобновлен мир на прежних условиях соглашения Иван III - хан Ибрагим 1469 года.

В 1479 году умер хан Ибрагим. В Казани вновь возникла проблема престолонаследия. Ибрагим имел сыновей от двух жен - Фатимы и Нур-Султан. Одна группировка в татарской феодальной верхушке, близкая Ногайской Орде и тяготевшая к торговле со Средней Азией, выдвинула на ханский престол царевича Али, сына Фатимы. Другая группировка, занимавшая прорусские позиции, выдвинула кандидатуру сына Нур-Султан - царевича Мухаммед-Эмина.
Ханом стал Али. Мухаммед-Эмина, которому в то время было 10 лет, его сторонники отправили в эмиграцию в Россию, а не в Крым, где в Бахчисарае жила его мать, ставшая женой крымского хана Менгли-Гирея. Иван III принял Мухаммед-Эмина и дал ему в кормление и управление г.Каширу как личный удел.
Между тем главной заботой Ивана III в это время была вовсе не поддержка "своего" претендента на престол в Казани, а подготовка войны против этого ханства без всякого повода, лишь бы нанести ему урон и ослабить его и в военном, и в политическом отношении. Эту политику Иван III проводил последовательно и чуть ли не фанатично, не считаясь ни с какими мешающими этому фактами и обстоятельствами. [ Досадно "мешающие" обстоятельства были очень серьезны - в 1480 году хан Большой Орды Ахмад двинул свои войска на Москву, лето и осень прошли в тревожном "Великом стоянии на реке Угре"].
Иван III наметил начать войну в 1482 г. и с этой целью обзавелся тажелой крепостной артиллерией, нанял иностранных офицеров и фортификаторов, специалистов по инженерному (саперному) делу и взрывным устройствам.
Сбор войска был уже назначен во Владимире. Иван III сам решил выступить на сей раз в качестве главнокомандующего этой армии, но ... хан Али, узнав через лазутчиков обо всех этих приготовлениях, начал активно противодействовать возникновению войны, подключив к соответствующим дипломатическим контракциям всех своих возможных союзников и противников Ивана III: Крымское ханство, Литву, Ногайскую Орду и т.д.
В результате война была отложена Иваном III. Он избрал другую тактику - подкуп татарских мурз в придворных кругах, вмешательство во внутренние дела ханства по любому поводу, а также послал в 1484 г. как "аргумент" в поддержку своих сторонников при дворе в Казани целое русское войско, которое безмолвно стояло на берегу Волги на виду всех жителей, пока во дворце шли споры между сторонниками и противниками московской ориентации.
Такими методами был, наконец, низложен в 1484 г. хан Али и на престол вступил 16-летний "московский татарин" Мухаммед-Эмин.
Однако его сторонники так и не смогли создать авторитетное и работоспособное правительство, отчего Москва уже на следующий год, в 1485 г. решила вернуть на престол хана Али.
Вновь к Казани подошли русские войска, забравшие Мухаммеда-Эмина и восстановившие ... его недавнего конкурента.
Все это настолько умалило авторитет ханской власти, что сами татарские мурзы вынуждены были в своих внутренних спорах в 1486-1487 гг. все время обращаться к России за содействием.
Таким образом, Казанское ханство с точки зрения утраты им государственного авторитета среди своих же подданных вполне созрело для того, чтобы уступить при внешнем нападении.

Второй военный поход войска Ивана III на Казань

(1487 г.)

1. Дата начала похода - 12.04.1487 г. Выйдя из Владимира в середине апреля, рууское войско 18 мая 1487 г. подошло к Казани и приступило к осаде города. Татары пытались оказать сопротивление и снять осаду путем частых вылазок из города и нападения с тыла на русское войско татарской конницы под командованием Али-Газы. Но русским удалось уничтожить татарскую кавалерию и затем обложить столицу непрерывным кольцом.
2. Осажденные в Казани не были едины. Их волю к сопротивлению ослабляли сторонники русских, которые в конце концов свергли хана Али, открыли 9 июля 1487 г. ворота Казани и выдали хана и всю его семью русским военачальникам. Русские войска вступили в Казань и начали ее разграбление.
Результаты войны 1487 г.

1. Деятели ногайской, антирусской партии были казнены.
2. Хан Али с женами был отправлен в ссылку в Вологду. Его мать царица Фатима, сестры и братья Мелик-Тагир и Худай-Кул были сосланы в еще большую глушь в Белозерье, в крохотный городок (фактически село, слободу, в 4 км от Белозерска) Карголом.
3. На престол хана Казанского вновь был возведен Мухаммед-Эмин, окруженный русскими советниками.
4. Даннические отношения Москвы к Казанскому ханству были прекращены с середины 1487 г.
5. Казанское правительство официально признало равенство сторон: Московского государства и Казанского ханства. В переписке царь и хан стали именовать себя друг друга братьями.
6. Иван III принял титул князя Булгарского (позднее в титуле русских царей - Государя Булгарии), имея в виду ту древнюю территорию Волжско-Камской Булгарии, которую позднее заняло Казанское ханство. Этим был создан юридический прецедент, обосновавший якобы "древнее право" Москвы на территорию Казанского ханства, чем позднее воспользовался Иван IV Грозный, аргументируя свои притязания на Казанский престол.

Мусульманские государства - соседи Казанского ханства - Ногайская Орда и Сибирское ханство были шокированы расправой, учиненной Московским царем в независимом Казанском ханстве. Они сделали дипломатические представления Москве, потребовали освобождения хана Али и его семьи и передачи их, хотя бы за выкуп, в мусульманские страны.
Однако Иван III отклонил подобные предложения: ханское семейство навсегда осталось в русском плену и все его члены умерли в заключении в ссылке. Лишь самый младший царевич Худай-Кул, будучи ребенком, был крещен и жил под именем Петра Ибрагимовича с 1505 г. в Москве, где умер в 1523 г.
Опасаясь повторения подобных действий Москвы, а главное, стремясь, чтобы они не стали прецедентом в отношениях Москвы с мусульманскими государствами, Ногайское и Сибирское правительства осудили действия Ивана III как вопиющее нарушение основ международного права и подписанных договоров, а также присоединили к своим протестам и чисто экономические требования к Московскому государству: предоставить право свободного проезда через Московию ногайским и сибирским купцам, а также право беспошлинной торговли в самой России.

В период фактического протектората России над Казанским ханством (1487-1521) главы обоих государств регулировали свои отношения договорами, касавшимися трех вопросов:
1. Внешнеполитических (обязательства Казани не воевать против России)
2. Внутриполитических (обязательства Казани не выбирать ханов без согласия России)
3. Интересов русских подданных, проживающих в ханстве (обязательства казанского правительства обеспечить безопасность, неприкосновенность имущества русских купцов, обеспечить права их торговли, возмещать им убытки, причиненные ханскими подданными)

Примечание: Как видим, на долю Казанского ханства достались одни лишь обязанности, а на долю Московского государства - одни лишь права в двусторонних, формально "равных" отношениях.

Основная внешнеполитическая задача России в этот период:
1. Овладеть рынком всего Поволжья, закрепить свое экономическое влияние в регионе, добиться там юридически зафиксированных существенных экономических выгод.

2. Ни политических, ни территориальных требований по отношению к ханскому правительству в этот период Москвой не выдвигалось, не ставилось ни в какой форме.

Основная тактика России по укреплению своих позиций в Казани:
1. Русское влияние в Казани осуществлялось через определенную придворную клику, т.н. "русскую партию", куда входили влиятельные татарские мурзы и князья, являвшиеся фактическими проводниками русского влияния, русской политики.
2. Естественно, что "русской партии" противостояла друга придворная клика татарской аристократии, условно называвшаяся "восточная партия", которая ориентировалась на татарские государства, соседей Казани, т.е. на Сибирское и Крымское ханства. [Ногайская Орда в силу своей аморфности не могла вести собственной казанской политики и более склонялась к политике сибирских ханов. Астраханское ханство в то время более находилось под влиянием Крымского ханства, которое было стратегическим союзником России в борьбе против ханов Большой Орды. На первом этапе в "восточной партии" задавали тон именно восточные, ориентировавшиеся на Сибирское ханство политики. Прим. Шишкина С.П.]

Борьба этих двух "партий" при ханском дворе создавала напряженность, которую стимулировало и поддерживало все время Московское государство, ища повод для вмешательства во внутренние дела Казанского ханства.

 

"От Руси Древней до Империи Российской". Шишкин Сергей Петрович, г. Уфа.

www.rusempire.ru

Глава 3. Казанское взятие. Взятие Казани и другие войны Ивана Грозного

Глава 3. Казанское взятие

План государя по взятию Казани начал воплощаться в жизнь. Работы шли далеко от казанских мест — под Угличем. Зимой 1550/51 гг. под руководством дьяка Ивана Выродкова рубились бревна, изготовлялись и размечались детали для крепостных стен, чтобы весной сплавить их по Волге. А в Вятке под началом Бахтеяра Зюзина сосредоточились стрельцы и казаки. Когда потеплело, их отряды выступили по единому плану и захватили все переправы на Волге и Каме. С 16 мая сюда стала подтягиваться дворянская конница. Полк князя Серебряного-Оболенского напал на казанские посады, учинил переполох. Ханские войска и население укрылись в городе, но как раз это и требовалось. Пусть сидят за стенами и не мешают. 24 мая по Волге прибыли многочисленные суда и плоты, и закипело строительство Свияжска. Копали ров, собирали из заготовок деревянные ряжи, засыпали в них землю и камни.

За месяц на Круглой горе встала крепость. Казанцы сперва даже не придали этому значения. Сочли, что русские просто оградили свое войско гуляй-городом (разборное временное укрепление из щитов, которые перевозились на телегах). Но сразу же проявились результаты. Горная (правобережная) черемиса и чуваши еще раньше выражали желание замириться с русскими. А как только рядом с их селениями возник город с воинским гарнизоном, обратились к воеводам, соглашаясь перейти в подданство царя. У них принимали присягу, в Москву поехали делегации по 500–600 человек от местных племен. Иван Васильевич привечал всех, угощал за своим столом, не жалел подарков, на три года освобождал новых подданных от налогов. Но они должны были доказать верность России, вместе с ней воевать против Казани.

А ханство очутилось в блокаде. Казаки удерживали под контролем все дороги — и со всех сторон начали нападать на неприятельские владения. К ним присоединились отряды черемисы, мордвы, чувашей. И казанцы взвыли. Их хозяйства разорялись, знать и купцы терпели убытки. Крымцы во главе с фаворитом царицы Кощаком призывали держаться, обнадеживали подмогой из Бахчисарая и Турции. Но казанцы решили иначе — мириться с Москвой (а потом будет никогда не поздно изменить). Произошел бунт. 300 крымских вельмож бежали. Пытались прорваться на родину, но всюду натыкались на казачьи заставы и погибали. Кощак и 45 знатных крымцев попали в плен, их доставили в Москву и казнили.

Казанцы обратились к царю, соглашаясь признать подданство и приглашая на трон Шаха-Али. Но и Иван Васильевич учитывал, как легко они нарушают обещания. Условия продиктовал жесткие: ханство выдает царицу Сююн-Бике с малолетним Утемыш-Гиреем, освобождает всех русских пленных, а правобережье Волги со Свияжском остается за Россией. Казанцы пробовали торговаться, но царь твердо стоял на своем. Сююн-Бике с сыном были отправлены в Москву. Государь обошелся с ними милостиво, поселил при дворе, дал поместья. А в Казань 16 августа прибыли Шах-Али, воевода Хабаров, дьяк Выродков и 500 стрельцов.

Началось освобождение пленных. Многие русские находились в рабстве уже десятки лет. Не верили своему счастью — рыдали, славили Бога и Ивана Васильевича, своего избавителя. Государство взяло на себя заботу о них. В Свияжске был создан перевалочный пункт, здесь вчерашних невольников снабжали едой, одеждой и отправляли судами по Волге. Кому-то и идти было некуда, родни уже не было в живых, деревни погибли при набегах. От казны им давали землю, подмогу на обзаведение имуществом. Летописцы сравнивали поток освобожденных с «исходом Израиля». Только тех, кто получил помощь в Свияжске, насчитали 60 тыс., а в это число не входили вятские и пермские жители, уходившие другими дорогами…

Но и это была лишь часть! Отпустили далеко не всех. Все хозяйство богатых казанцев держалось на рабах. Владельцы надеялись обойтись формальностью, отпустить пару тысяч. А когда стало ясно, что царь всерьез решил освободить всех русских, настроения в ханстве резко переменились. Невольников прятали, сажали на цепь, отсылали в села. Росло возмущение, и Шах-Али отказывался искать пленных, на запросы Москвы отвечал: «Боюсь мятежа». Он местные нравы знал, его уже дважды свергали. Он надумал было упрочить свою власть, пригласил 70 представителей оппозиции на пир и приказал перебить их. Но ни к чему хорошему это не привело — на него озлобились и те казанцы, которые сначала были лояльными.

А между тем в события вмешались Крым и Турция. Хан Сахиб-Гирей в это время приказал долго жить, в Бахчисарае воцарился султанский ставленник Девлет-Гирей. Крымские и османские эмиссары поехали в Астрахань, к ногайцам. Один из ногайских князей доносил Ивану IV, что у них был посол из Стамбула Ахмед-ага, уговаривал вступить в союз, чтобы султану, «и Крыму, и Астрахани, и Казани, и нашим Ногаем соодиначиться и твою землю воевати». Агенты Девлет-Гирея и Сулеймана появились в Казани. Обещали, что скоро придут крымцы и турки, организовывали заговоры в городе, подбивали взбунтоваться местные племена, и их шайки принялись нападать на русских.

Становилось ясно, что Шах-Али долго не удержится. Но сколько же можно было повторять одно и то же, ценой русской крови сажать в Казани своих ставленников, которых завтра прогонят? Напрашивалось единственное решение — полное присоединение ханства. Сторонники такого варианта были и среди казанской знати. Жаловались царю на бесчинства Шаха-Али и просили взять город под собственное управление. Считали, что только так можно достичь мира и спокойствия. Для переговоров с ханом и мурзами в Казань дважды ездил Адашев. Но эту миссию он полностью провалил. Убеждал Шаха-Али впустить русские войска, но при этом предлагал убить противников Москвы, перепортить пушки и пищали, вывезти порох. Хотя, если впустить войска, зачем нужны были такие меры? А вдобавок Адашев заложил Шаху-Али князей, жаловавшихся на него государю.

Итог был плачевным. Шах-Али вывез лишь несколько пушек и небольшую часть пороха, убивать врагов поостерегся. Он боялся, что казанцы восстанут и прикончат его до прихода русских, и князя Микулинского, уже назначенного наместником Казани, дожидаться не стал. 6 марта 1552 г. он сбежал. И забрал с собой для охраны всех стрельцов. Но еще и решил свести счеты с теми жалобщиками, которые просили Ивана IV взять ханство под свою власть. Арестовал их и увез с собой — судиться с ними перед царем. Из-за обиды Шаха-Али и болтовни Адашева пророссийская партия в Казани оказалась обезглавленной! А крымская не дремала. Воспользовалась безвластием и взбудоражила народ. Кричали: русские идут, чтобы перебить все население, об этом говорил сам Шах-Али, и не зря же он сбежал. Полки Микулинского, прибывшие через день, нашли ворота запертыми.

Казанские вельможи начали морочить наместнику голову, уверяли, что взбунтовалась только чернь, и нужно подождать, пока получится ее уговорить. Хотя на самом деле верховодила знать. Заговорщики действовали четко и оперативно, а переговорами специально тянули время, потому что к Казани уже мчался астраханский царевич Ядигер с ногайцами. Микулинский без толку простоял у города и двинулся назад в Свияжск. А казанцы внезапно ударили на пограничные казачьи «сторожи», смяли их. Ядигер прорвался и был провозглашен царем. Всех русских чиновников, купцов, военных, оказавшихся в Казани на момент переворота, и взятых в плен казаков вывели на площадь и казнили самыми зверскими способами.

Это был открытый вызов. Ханство преднамеренно отрезало себе путь к примирению и переговорам. В апреле в Москве было принято решение о походе. Многие воеводы предлагали, как и раньше, предпринять его зимой, когда замерзнут реки, болота. Иван Васильевич их планы отверг. Он успел изучить неудобства зимнего пути, капризы погоды. В Свияжске теперь имелась база, куда тяжелые грузы можно было доставить по воде, и государь выбрал летнее время. Начался сбор полков в Кашире, Коломне, Муроме. А 16 июня после молебна в Успенском соборе к армии выехал и сам царь.

Но сперва пришлось скрестить оружие не с казанцами. Им и впрямь намеревались помочь Османская империя и Крым. Посылать к Казани войска было далеко и неудобно, однако существовал другой способ… Султан дал Девлет-Гирею артиллерию, янычар, и хан пообещал, что сумеет выручить вассалов. Поднял и бросил на Русь стотысячную орду. Выглядело это выгодным со всех точек зрения. Нападение будет внезапным, русская армия ушла на восток — можно вдосталь пограбить. А царю придется отзывать свои рати назад, вот и поход сорвется. Но неожиданности не получилось, об угрозе вовремя известили донские казаки.

Походы русских войск на Казань и завоевание Казанского ханства в 1552 г.

Иван Васильевич действительно успел отправить большую часть своих сил и артиллерию к Свияжску, но донесения о новом неприятеле воспринял спокойно и уверенно. Сказал: «Мы не трогали хана, но если он вздумал поглотить христианство, то встанем за Отечество, у нас есть Бог!» Царь немедленно привел в готовность те войска, которые у него оставались, — сторожевой, передовой полки, полк правой руки, собственную 20-тысячную дружину, и стал разворачивать их на юг. Татарские разъезды наткнулись на них, доложили хану, что на Оке много русских войск. Для Девлет-Гирея новость оказалась неприятной, и от сражения он решил уклониться. Повернул от Рязани западнее. 22 июня он подступил к Туле. Наместник Григорий Темкин доложил царю: «Хан здесь… имеет много пушек и янычар султанских». Узнав об этом, государь приказал воеводам спешно идти на помощь.

Тем временем Девлет-Гирей разослал несколько больших загонов разорять окрестности, а главные силы бросил на город. Турецкие батареи открыли бомбардировку калеными ядрами, загорелись дома, янычары полезли на приступ. А в Туле воинов почти не было, они ушли на Казань. Но на оборону вышли все жители. Отбивали атаки, тушили пожары. А на следующее утро увидели вдали тучи пыли и воодушевились. Кричали: «Государь спешит к нам!» И татары, узнав о приближении войск, побежали. А у горожан радость была так велика, что они все вместе, с женщинами, с детьми, кинулись преследовать врага! Многих перебили, захватили пушки.

К Туле прибыл не государь, а полк правой руки Щенятева и Курбского. Причем действовали воеводы не лучшим образом. Вместо погони сели праздновать победу с наместником и счастливыми жителями. Но один из татарских загонов, не зная об отступлении хана, на следующий день вернулся к городу, нарвался на русских и был разгромлен. А другие царские полки погнали Девлет-Гирея и все же перехватили его на р. Шевроне, побили и освободили полон, который нахватали крымцы.

И только после победы над одним врагом стало возможным продолжить поход против другого. Правда, даже среди русских воинов некоторые сочли это слишком трудным. Возмущались новгородские дети боярские, заявляли, что они уже давно на службе, сражались, издержались и не готовы идти с войны на войну Но Иван Васильевич обратился к ним не с опалами, не с угрозами. Он просто призвал добровольцев. Кто хочет вместе со своим царем постоять за христианство, пусть идет, а кто не желает, может оставаться. Новгородцы устыдились и пошли все. В июле русские рати по разным дорогам зашагали к Свияжску Эта крепость после переворота в Казани жила фактически в окружении. Соседние племена устраивали засады, нападали, обстреливали воинов. Добавилась цинга, унесшая много жизней. Но воевода Микулинский еще и распустил подчиненных. Через Свияжск возвращались на Русь женщины-полонянки, а казаки, и дети боярские были мужчинами бравыми, горячими. Понабирали себе «походных жен», в селах доставали хмельной мед, скрашивая тяжелую службу гулянками. Когда известия о падении дисциплины дошли до царя, он настолько встревожился, что подключил митрополита, и святитель Макарий направил к воинам специальное послание. Грозил церковной клятвой, указывал, что без Божьего благословения выиграть войну невозможно, а разгул и безобразия могут свести на нет все успехи.

И это были не пустые слова, не формальность. Божьей помощи придавалось особое значение. Готовили все силы, но разве мало было примеров в истории, когда огромные армии терпели поражения? В конце концов, была свежа память о прошлых казанских походах. Сейчас требовалось раз и навсегда покончить с гнойником напастей, несколько столетий терзавших Русь. Сама война считалась священной. Ратники шли вызволять из неволи своих братьев, избавить христиан от постоянно нависавшего над ними страха. С армией везли чудотворные иконы, знамя св. Дмитрия Донского, которое было с ним на Куликовом поле.

Дорога на фронт самого царя напоминала паломничество. Во Владимире он поклонился гробницам святых Александра Невского, Андрея Боголюбского, Всеволода Большое Гнездо с сыновьями. Во время молебна у мощей св. Александра Невского у одного из приближенных царя, Аркадия, исцелилась больная рука, и это сочли добрым предзнаменованием. В Муроме Иван Васильевич приложился к мощам св. чудотворцев Петра и Фефронии, св. князя Константина с чадами его. Даже в пути неукоснительно проводились все церковные службы. Часть похода выпадала на Успенский пост. Обычно ратники во время войны разрешались от постов — теперь он строго соблюдался.

Однако царь не упускал и обязанностей военачальника. Объезжал полки на марше, осматривал оружие, людей. Прямо в дороге он ввел в армии еще одно новшество. Раньше было принято, что дети боярские в каждом уезде выбирали из своей среды «городовых приказчиков». Они формировали отряды и командовали ими. Но эти отряды получались разной численности. Чтобы упорядочить управление войсками, царь повелел расписать поместную конницу на сотни, а для руководства сотнями ввел новый чин «голов».

К Свияжску русская знать заранее отправила собственные суда с припасами, слугами, купцы в ожидании воинов навезли сюда множество товаров, весь берег превратился в подобие ярмарки. Но царь, увидев это, сразу понял, насколько пагубным и расхолаживающим может быть отдых среди такого изобилия. Запретил прибывающим войскам устраивать стоянки и велел немедленно перевозить их за Волгу. Ну а изменившие местные племена, когда царские полки появились под Свияжском, очень быстро одумались. Прислали к Ивану Васильевичу старейшин, винились, что выступили против русских. Что ж, государь их простил, послов принимал ласково. А чтобы оправдать доверие, черемисы и чуваши вышли чинить дороги, строить переправы, прислали 20 тыс. воинов.

Прибыли к царю и вольные казаки. В одной донской песне взять Казань Ивану Грозному помогает Ермак Тимофеевич. Но это фольклорная фантазия более поздних времен. А в начале XVII в. на Дону еще помнили подлинные события и писали: «В которое время царь Иван стоял под Казанью, и по его государеву указу атаманы и казаки выходили с Дону и с Волги и с Яика и с Терека». А возглавил их атаман Сусар Федоров. Отсюда еще раз видно, что казаки разных рек были связаны между собой. И что Москва, несмотря на дипломатические отговорки перед татарами, поддерживала с ними прочные контакты. Они прибыли «по государеву указу», знали, когда и куда нужно явиться.

Всего под Казанью собралось 150 тыс. ратников. Иван Васильевич не желал кровопролития. Обратился к хану Ядигеру и казанской знати, требуя выдачи только виновников мятежа, а остальным гарантируя безопасность. Но казанцы сочли, что сумеют продержаться. Укрепления города были мощными, в нем находилось 30 тыс. своих воинов и 3 тыс. ногайцев, было много пушек. А конный корпус князя Епанчи расположился под Арском, чтобы нападать на тылы осаждающих. Вельможи подбадривали народ: «Не в первый раз увидим московитян под стенами, не в первый раз побегут назад, и будем смеяться над ними!» А царю прислали демонстративно грубый ответ — поносили и его, и Россию, и Православие.

К 23 августа все полки заняли исходные рубежи. Чтобы окружить город и начать осаду, царь построил их, отдал приказ — наступать организованно, не увлекаться, самовольно в бой не вступать. Перекрестился на образ Спасителя на знамени св. Дмитрия Донского и дал команду: «О Твоем имени движемся!» По намеченному плану войска с разных сторон пошли к крепости. Казанцы попытались обмануть. Не стреляли и не показывались на стенах, будто город вымер. Внезапно из ворот с криком вырвались 15 тыс. татар и ударили на авангард — 7 тыс. казаков и стрельцов. Но они не дрогнули, не позволили себя смять. Сомкнулись, кое-как сдерживая напор. Царь бросил им подкрепление, отряды детей боярских, и врагов загнали обратно в крепость. Остальные полки четко выполнили приказ: в бой не вступать и строй не ломать, чтобы рать не превратилась в толпу. Продолжили движение и встали на намеченных позициях.

Начали окапываться, строить батареи. За несколько дней Казань окружили полевыми укреплениями, турами и тарасами. Казаки захватили каменную Даярову баню у самых стен. Защитники всеми силами старались срывать осадные работы, днем и ночью совершали вылазки. То на одном, то на другом участке закипали жаркие схватки. А из лесов атаковала конница Епанчи. Перекрыла дороги, мешала снабжению, высматривала и обрушивалась там, где русские потеряли бдительность. Все это изматывало людей. Ели и спали урывками, находились в постоянном напряжении. Сам царь то и дело садился на коня, направляя своих дружинников на выручку частям, подвергшимся нападениям.

На военном совете решили провести отдельную операцию, расчистить тылы. Перед Арским лесом выпустили небольшие отряды для приманки, татары клюнули, налетели на них. Ратники побежали, заманивая врага до обозов. А 30 тыс. конницы и 15 тыс. пехоты под командованием князя Горбатого-Шуйского, скрытые за горой, вышли неприятелю в тыл, отрезая от леса. Воинство Епанчи перебили и перерубили. Несколько сот пленных царь велел привязать к кольям перед стенами Казани, чтобы они умолили горожан сдаться. Глашатаи объявляли, что Иван Васильевич обещает пленным свободу, «а вам прощение и милость, если покоритесь ему». Но казанцы сами расстреляли из луков своих собратьев… Чтобы окончательно обезопасить тылы, Горбатый-Шуйский совершил рейд в глубь ханства, захватил Арское укрепление — базу Епанчи. Ратники пригнали стада трофейного скота, привезли обозы продовольствия, освободили тысячи невольников, находившихся в сельских имениях казанцев.

Упорную борьбу пришлось вести не только обычным оружием. Осажденные мобилизовали и колдунов, которые несколько дней подряд вызывали проливные дожди над русским войском. В общем-то, ничего сверхъестественного в этом нет. Среди знахарей издревле существуют подобные методики, в наше время такие опыты неоднократно фиксировались, демонстрировались в фильмах. Но тогда они доставили много неприятностей. По совету духовенства Иван Васильевич отправил курьеров в Москву, и на перекладных привезли Честной Крест, входящий в царские регалии, — с частицей Креста, на котором был распят Господь. Им иереи соборно освятили воду, провели крестный ход, и чародейские методы перестали работать.

Русские постепенно приближались к стенам окопами и траншеями. Умелый инженер дьяк Выродков руководил работами, все теснее обкладывая город. В некоторых местах позиции подошли вплотную к стенам, там разгорались рукопашные. Отлично действовала и артиллерия под командованием боярина Морозова, метко поражала цели. От перебежчиков узнали, где в Казани расположен источник воды. Воины во главе с литвином Розмыслом (это не имя, а прозвище — «инженер») сделали подкоп от Даяровой бани, занятой казаками, и взорвали источник миной. Однако и это не подтолкнуло защитников к сдаче. Они нашли другой ключ, с плохой водой, но он позволял держаться. Применили еще один способ. Построили высокую передвижную башню, установив на ней 10 больших и 50 средних орудий. Ночью ее придвинули к городу, с нее простреливались стены и улицы, были сбиты все тяжелые пушки врага. Но казанцы укрывались в ямах, окопах, отвечали из легких орудий…

Царь представлял, каких жертв будет стоить приступ. Несколько раз повторял предложение капитулировать. Нет, противники не внимали. Их надежды были очевидны: дотянуть до холодов, дождей, и русским придется снять осаду. Но ведь и русские знали, что несет с собой осень. Чтобы все труды и потери очередной раз не стали напрасными, оставалось только штурмовать. В трех местах рылись подкопы и закладывались мины. Первый, пробный взрыв 30 сентября снес часть стены. Воины ворвались в пролом, завязалась рубка. Но к общей атаке армия была еще не готова, и царь приказал отступить. Стрельцы и казаки, захватившие Арскую башню, уйти отказались. Укрепились и передали своим: «Здесь будем ждать вас».

Иван Васильевич щадил людей и сделал последнюю попытку избежать штурма. Уж теперь-то казанцы должны были понять, что обречены. Предлагая сдаться, царь требовал только выдачи главных изменников и выполнения прежних договоров. И снова последовал отказ. Обороняющиеся упрямо заделывали проломы, у захваченной башни ставили новую стену из срубов. Лишь после этого царь объявил, чтобы воины готовились «пить общую чашу крови». Перед приступом все должны были исповедаться, причаститься. Он был назначен на 2 октября, на следующий день после праздника Покрова Пресвятой Богородицы. Войска изготовились. А Иван Васильевич, отдав все необходимые распоряжения, стоял в церкви на литургии. Когда прозвучали слова Евангелия «да будет едино стадо и един пастырь», прогремел страшный взрыв. А на словах: «Еще молимся Господу Богу нашему помиловати государя нашего, царя Иоанна Васильевича, и покорит под нозе его всякаго врага и супостата» — громыхнул второй.

Над Казанью поднялись тучи дыма, пыли, обломков. Полки ринулись вперед, захватили стены. И чуть не произошло беды. Войска растеклись по улицам, и боярские дружины кинулись грабить. Мало того, чтобы поживиться казанскими богатствами, знать послала в город целые отряды своих обозных слуг и холопов. А защитники, сорганизовавшись, нанесли контрудар. Те же слуги в ужасе побежали, заражая паникой других воинов. Иван Васильевич, увидев это, поскакал к воротам и сам встал перед ними со знаменем в руках. Видя царя, ратники останавливались, приходили в себя, собирались вокруг него. А он приказал спешиться половине своей дружины и бросил в город 10 тыс. свежих отборных бойцов. Присоединились те, кто только что бежал, и в битве наступил перелом. Татар опрокинули и отшвырнули. Тем не менее продолжалась жесточайшая рубка. Русские были озлоблены долгим и упорным сопротивлением, смертью товарищей. Но и татары дошли до остервенения, в плен не сдавались. Большинство мужчин погибло. Около 5 тыс. вырвались и ушли в леса.

Пала не только крепость. Пало Казанское ханство. Царь приказал тушить пожары, расчищать развалины. Он въехал в город на следующий день. Встретили его толпы русских, которых все еще удерживали в рабстве, и государь жалел их, приказал отвести в лагерь, приютить и кормить со своего стола. На улицах лежали груды мертвых. Иван Васильевич плакал, глядя на погибших соратников, но тужил и о казанцах, говорил: «Они не христиане, но подобные нам люди». Город освятили, служили молебны, и государь собственноручно водрузил крест на том месте, где он наметил строительство собора в честь Благовещения.

А потом был пир. Для всех — царь чествовал и воевод, и рядовых воинов, называл их достойными потомками витязей Дмитрия Донского. Отдал им все трофеи и пленных, а о себе пояснял: «Моя корысть есть спокойствие и честь России». С побежденными он обошелся милостиво. Простил взятого в плен Ядигера, жителям казанского края гарантировал мир и безопасность, назначил платить такие же налоги, какие они платили хану. Кстати, как раз с этого времени пошло выражение «сирота казанская». Многие местные дети потеряли родителей, и их отдавали в русские семьи. Царь повелел, чтобы о них заботились как о собственных детях, для этого опекунам назначалось пособие от казны.

Казанская война имеет важное значение и в истории казачества. Казаки отлично проявили себя в осаде, первыми ворвались в город, и за это Иван Грозный пожаловал им в вечное владение Тихий Дон со всеми притоками. Увы, царская грамота не сохранилась. Но казаки о ней всегда помнили. И именно в связи с Казанским взятием Покров Пресвятой Богородицы стал почитаться у казаков особенным праздником. Общим — ведь в этой войне впервые выступили вместе донские, терские, волжские, яицкие казаки. Выступили в составе русской армии. А значит, эту дату, 2 октября 1552 г., наверное, правомочно рассматривать как дату рождения российского казачества.

Поделитесь на страничке

Следующая глава >

history.wikireading.ru

Взятие Казани — Википедия

О событиях 1918 года см. Штурм Казани Народной армией КОМУЧа

Осада и взятие Казани — один из завоевательных походов, предпринятый Иваном Грозным в 1552 году для расширения территории Российского государства, который стал логическим завершением третьего Казанского похода (июнь—октябрь 1552 года) Ивана Грозного и положили конец существованию Казанского ханства как самостоятельного государства, после этого оно вошло в состав Русского государства. Осада 1552 года была пятой по счёту после целого ряда осад, предпринятых русскими войсками в 1487, 1524, 1530 и 1550 годах.

Последний штурм Казани 1552 года оказался успешным, потому что он был тщательно спланирован, и для его осуществления русская армия применила все последние военно-инженерные достижения эпохи, которых не было у противника.

Предпосылки

Взятие Казани стало следствием постепенного усиления Московского княжества. Борьба с Казанским ханством началась уже в 60-х годах XV века, но имела переменный успех. Обе стороны в этой борьбе объективно преследовали свои цели. В русскоязычной литературе 20-го века необходимость завоевания Казанского ханства нередко обосновывается защитой от Османской империи. Собственно русские источники времен самих войн обосновывают завоевание следующими причинами:

1) Необходимостью освобождения русских пленников[2], захваченных во время русских походов и татарских набегов. Они продолжали продаваться[источник?] татарами как сакалиба (славянские рабы) в рабство в Крым[источник?], Восточные страны[источник?] и Средиземноморье[источник?].

2) Богатством Казанского ханства. Так Иван Пересветов призывает царя завоевать Казань «военники удалые посылать на улусы на казанские да велети их жечи и людей сечи и пленити»[3], мотивируя это тем, что: «А слышал есми про тую землю, про Казанское царство у многих военников, которые в царстве Казанском бывали, что про нее говорят, применяют ея к подрайской земле угодьем великим» «хотя бы таковая землица угодная и в дружбе была, ино было бы не мочно терпети за такое угодие.»[4] Невиданное по московским меркам богатство Казанского ханства, в контексте его завоевания, отмечается и другими русскими участниками и современниками событий, например Курбским[5] и анонимным автором "Казанской истории"[6].

3) Церковные и некоторые светские произведения того же времени призывают к завоеванию Казани ради распространения христианской веры и боьбы с иноверцами (черемисскими язычниками и татарами-мусульманами)[7] Алишев С. Х. Источники и историография города Казани. Казань 2001. https://www.tataroved.ru/publicat/istoriograf.pdf

4) Рассматривалась Казань и как плацдарм для дальнейших завоеваний, так Максим Грек, призывывший к завоеванию Казани, писал Василию III в 1521 году: «Находясь в Казани, мы легко будем бороться с остальными врагами, будучи грозны оттуда»[8]

5) «Казанский Летописец» помимо прочего оправдывает завоевание Казани восстановлением «исторической справедливости» поскольку она, по его мнению, раньше принадлежала русским царям.[9]

К войне с Казанью молодого царя подталкивали и экономические причины, в первую очередь стремление беспрепятственно осуществлять торговлю по всему пространству волжского пути.

Русско-татарские отношения резко обострились в первой половине XVI века в связи со сменой династии в Казани. В 1534—1545 гг. казанцы ежегодно[источник?] совершали опустошительные набеги на восточные и северо-восточные владения Русского царства. Тем не менее, в Казани имела большое влияние так называемая русская партия, формировавшаяся из представителей мордвы[источник?] и других народов[источник?].

Видео по теме

Подготовка

С целью защиты от татар в 1524 году русскими была построена крепость Васильсурск. При Василии III был укреплён Темников — оплот русской власти на правом берегу Волги. В 1545—1552 годах Иван Грозный организовал так называемые Казанские походы. Эти кампании оказались дорогостоящими мероприятиями, так как русские базы (Нижний Новгород, Арзамас) были отдалены от расположения главных русских сил.

Строительство Свияжска

В связи с этим царское правительство испытывало острую необходимость в базе, расположенной в непосредственной близости от Казани. Усилиями русского военного инженера Ивана Выродкова в 1551 году всего за 28 дней под фактически осаждённой Казанью была возведена деревянная крепость Свияжск, ставшая главным опорным пунктом для взятия Казани русскими войсками. Впоследствии Иван Выродков руководил операциями по осаде самого города, соорудив за одну ночь 13-метровую осадную башню ручной сборки.

Чувашское восстание

Многочисленные походы на Казань проходили по Горной стороне (правобережье Волги), поэтому тяжелее всего ударяли по землям чувашей и горных мари. Фактически на их территории проходила основная часть боевых действий шедших уже несколько лет.

После возвращения на престол Сафа-Гирей начал чистки оппозиционной знати. В результате в сентябре 1546-го года на сторону Москвы перебежало 4 казанских князя и 76 других казанцев.[10] 6 декабря того же года горный черемис Тугай с двумя товарищами били челом на верность Ивану Грозному и просили прислать войско. Результатом стал поход русских воевод до устья Свияги, входе которого было взято в плен «сто человек черемисы».[11]

После строительства Свияжска, присутствие русских войск на Горной Стороне стало постоянным, к этому времени стала ясна неспособность Казани защищать эту территорию. «Горные же люди видев то, что город царя православного стал в их земле, и начаша ко царю и воеводам приезжати и бити челом, чтобы их государь пожаловал, гнев свой отдал, а велел бы им бытии у Свияжского города и воевати их не велел.»[12] Согласно летописям делегация во главе с Магмедом Бозубовым (или Магмедом Бузубовым) "била челом"от имени всей Горной Стороны ее князей, мурз, сотников, десятников, чувашей, черемисов и казаков.[13] Послы были щедро одарены и милостиво приняты. Подарки и награды для присягнувших были щедрее, чем собственным русским войскам.[14] Присягнувшим было обещано прекращение нападений: «гнев свой им отдал и воевати их не велел»[15], освобождение от налогов на три года и сохранение в будущем тех же налогов, что платились «прежним царям» (казанским ханам), при условии освобождения ими всех русских пленников. Для проверки верности в июле «горных людей» отправили походом на Казань, откуда они вынуждены были бежать под огнем пушек.[16] Позднее их направили воевать против «луговой стороны».[17]

Во время мирных переговорах летом 1551-го года между Иваном Грозном и всей Землей Казанской (сословно-представительным органом, в котором участвовали и представители чувашей и мари),[18] царь отказывался возвращать Горную сторону, мотивируя это тем, что её он «саблею взял до их челобитья»[19] В марте 1552-го года началась подготовка к новым военным действиям между Москвой и Казанью. В начале апреля свияжские воеводы докладывали что «…горные люди волнуются, многие ссылаются с казанцы, а во всех правды мало чают, и непослушание в них великое…»[20] В следующей «грамоте» (письме) свияжских воевод они уже сообщали, что «…все изменили горные люди, а сложилися с Казанью и приходили к Свияжскому городу…»[21]

Перемирие и проект мирного вхождения Казанского ханства в состав России.

Захват Горной стороны и тяжелое военное положение ханства привело к очередной междуусобице в нем. В конце июня или начале июля Казанцы свергли хана и запросили мира. Они предложили освобождение всех пленников выдачу в русский плен родственников крымской знати и малолетнего царевича Утямыша, принятие на царство Шаха-Али. Иван Грозный добавил к этому требование передачи Горной стороны России, поскольку её жителей государь «саблею взял до их челобитья»[22] На совете «всей Земли Казанской» последний пункт вызвал возмущение и споры, но 14 августа курултай принял предложение мира на условиях царя. Из Казани, Казанской и Горной сторон, согласно летописи, освободили 60 000 пленников.[23]

Осенью 1551 года в Москву прибыло казанское посольство, которое хотело добиться возвращения или совместного управления Горной стороной, а так же потребовать со стороны Ивана Грозного соблюдения им мирного договора. Царь отказался от возврата Горной стороны, а свою часть договора отказался выполнять до освобождения всех пленников-христиан (он считал, что освобождены еще не все). В результате сами послы были взяты в плен.[24]

Положение «Царя Казанского» Шаха-Али было шатким, несколько раз изгнанный казанцами он попытался укрепить свое положение массовыми расправами над противниками[25], но это ему не помогло. В конце года Шах-Али просит у Ивана Грозного разрешения бежать из Казани,[26] но не получает его и решает «лихих еще извести» - казни продолжаются. В январе 1552 года новое посольство Казанцев уже просит Ивана Грозного назначить в Казани царского воеводу вместо хана, лишь бы избавиться от Шаха-Али, но ответа не получают. В марте Шах-Али все же покинул Казань, жители ханства согласились принять воеводу. Однако в последний момент, поддавшись слухам о якобы готовящемся погроме (Никоновская летопись подчеркивает, что погрома не планировалось), казанцы закрыли ворота. В ответ русскими были взяты в плен те знатные казанцы, которые как раз предложили принять воеводу и остались на его стороне, не пожелали запираться в городе.[27] Проект относительно мирного присоединения провалился, началась подготовка к новому походу на Казань. Казанцы призвали на трон ногайского царевича Ядигер-Мухаммеда, который с небольшим отрядом прорвался[28] к Казани, оказавшейся фактически в кольце блокады.

Выступление русских войск

В отличие от предыдущих осад, к предстоящей осаде русские войска готовились планомерно, планируя даже зимовать под стенами города. Войска готовились к войне с весны, а передовые отряды русских войск под предводительством воеводы Александра Горбатого уже разместились в Свияжске. 16 июня 1552 года после большого смотра царские войска выступили из Москвы к Коломне. С целью помешать русским войскам в их продвижении к Казани крымские отряды, усиленные янычарами и артиллерией, неожиданно напали на русские владения под Тулой, однако их атака была отражена, а вскоре арьергарды крымцев были разбиты русскими на реке Шиворонь. Неудача крымцев во многом объяснялась тем, что хан Девлет Гирей рассчитывал, что русские войска уже находятся под Казанью, и не был подготовлен к встрече с огромным русским войском. Русские войска двигались к Казани несколькими отрядами. Сам царь во главе крупного войска выступил из Коломны к Владимиру. Из Владимира войско прибыло в Муром, где с ним соединились союзные татарские отряды под руководством хана Шигалея, выступившего из Касимова. Численность татарских войск, пришедших с Шигалеем, по неподтвержденным в иных источниках данным автора «Казанской истории», составляла около 30 тысяч человек. Среди них находилось два царевича из Астраханского ханства.

Русские войска преодолели путь до Свияжска за пять недель. Много воинов погибло в пути из-за нехватки питьевой воды и аномально высокой жары. В Свияжске царские войска провели неделю, ожидая прибытия других отрядов. Ещё раньше царя в Свияжск прибыла «судовая» рать, двигавшаяся на судах по Волге.

Битва под Казанью

15 августа русские войска по приказу царя в боевом порядке переправились через Волгу на луговую сторону на специально приготовленных для этого боевых судах. Услышав о передвижениях русских войск, казанский хан Едигер выступил навстречу царским войскам во главе около 10 тысяч казанских воинов. Ертаульный и передовой полки сумели сдержать натиск противника и в трёхчасовом кровопролитном сражении смогли опрокинуть численно превосходящие казанские войска и обратить их в бегство. Благодаря этому русские войска имели возможность в течение недели беспрепятственно переправляться на другой берег Волги, не опасаясь возможных препятствий со стороны защитников города.

16 августа к Ивану Грозному перешел служить казанский мурза Камай Хусейнов с семью казаками, сообщивший сведения о состоянии татарского войска.

17 августа царь переправился через Волгу и во главе своих войск расположился на Арском поле. Там же царь произвёл разделение своих войск для организации предстоящей осады.

Численность и состав русских войск

В осаде было задействовано большое количество войск и орудий. По данным Казанской истории, русские войска насчитывали 150 тысяч человек, имели численный перевес над осаждёнными (60 тысяч человек)[источник?]. Согласно современным историкам[каким?], численность обеих сторон сильно преувеличена. Мобилизационные способности Русского государства не позволяли выставить столь многочисленное войско, а Казань не могла вместить такого количества обороняющихся войск, не говоря о том, что на небольшом пространстве укрывалось много мирного населения. Реальная численность участников осады с обеих сторон представляется в разы меньше.

Сообщается, что русские имели многочисленную артиллерию. Действия пушкарей и инженеров имели огромное значение для завоевания Казани, а также для более поздних походов Ивана IV, таких как, например, Ливонская война. Создание новых лафетов и увеличение маневренности пушек позволили формировать большие артиллерийские поезда, и Ивану IV удалось для осады Казани собрать примерно 150 пушек. Многие артиллеристы прошли подготовку на пушечном дворе в Москве, где могли наблюдать за работой пушкарей-литейщиков. В 1547 году артиллерия стала независимым родом войск царской армии, получившим название наряд. В то же время строительство траншей и палисадов вокруг Казани потребовало большого труда. Иван продолжал полагаться на инженеров и во время своих более поздних компаний, таких как осада Полоцка в 1563 году. Русская армия была представлена всеми родами войск: конницей, стрельцами, татарскими отрядами хана Шигалея, мордовскими и черкесскими воинами, а также иностранными наёмниками: немцами, итальянцами, поляками. Дворянская конница составляла главную силу царского войска. По данным "Казанского летописца", в осаде участвовало 10 тысяч мордовских воинов, в составе более чем полумиллионного русского войска под Казанью. Этот источник многими исследователями не считается достоверным.[29] Также к русскому войску довольно неожиданно присоединилось войско донских казаков[30][неавторитетный источник?] (см. ниже).

Ход осады

Город был окружён 23 августа, все попытки казанцев прорвать кольцо успеха не имели. Напротив двух Ногайских ворот разместился полк правой руки хана Шигалея, передовой полк татар во главе с двумя астраханскими царевичами разместился напротив Елбугиных и Кебековых ворот, ертаульный полк — напротив Муралиевых ворот, полк левой руки — напротив Водяных ворот, сторожевой полк — напротив Царских ворот. Русские ратники начали строительство тур вокруг осаждённого города. Туры (осадные башни) были построены против всех городских ворот. Туры строились под руководством итальянских инженеров «фряжским обычаем» с тремя «боями». В строительстве принимал участие и русский инженер — Иван Выродков.

Осада и взятие Казани 2 октября 1552 года

Вскоре после прибытия царских войск на Арское поле разгорелось новое сражение между казанцами, наступавшими со стороны леса, и русскими, расположившимися в поле. Посланные против казанцев воеводы сумели опрокинуть противника, и, преследуя отступающих казанцев по лесу, захватили пленных.

На второй день после прибытия царских войск под Казань по распоряжению Ивана IV в город была послана делегация послов с предложениями о мире. В случае капитуляции жителям гарантировалась жизнь, неприкосновенность имущества, а также возможность свободного исповедования мусульманской веры и возможность свободного выбора места проживания. Казанского хана царь призывал поступить к нему на службу, став его вассалом. Требования делегации были отклонены, а сами послы с позором были изгнаны из города. Одновременно с этим осаждённые запросили помощи у воинственных ногайцев. Тем не менее, правители Ногайской Орды, побоялись портить отношения с Москвой, в помощи казанцам отказали.

26 августа казанцы предприняли неудачную вылазку из города. Под стенами Казани разыгрался упорный бой. Современники так описали это сражение: От пушечнаго бою и от пищалнаго грому и от гласов и вопу и кричяния от обоих людей и от трескости оружии и не бысть слышати другу друга[31].

Отбив атаку, стрельцы сумели обнести туры окопами, а также разместить на них более мощные пушки. В отдельных местах между турами располагался тын, построенный под руководством Ивана Выродкова. Вскоре, 27 августа, начался артиллерийский обстрел Казани. Казанцы не обладали такой мощной артиллерией, в связи с чем казанская артиллерия понесла серьёзные потери. 4 сентября русские устроили взрыв подкопа у Муралеевых ворот под источником воды внутри города. Несмотря на успех операции, цель достигнута не была, так как в Казани располагались многочисленные водоёмы, из которых жители могли добывать питьевую воду. Тем не менее, в городе, лишённом важного источника питьевой воды, начались болезни.

6 сентября русские войска под командованием князя Андрея Горбатого предприняли поход на Арск. Поход был спровоцирован частыми набегами черемисов, причинявших большие неприятности осаждавшим. Значительную часть царских войск составляли пешие стрельцы и темниковская мордва. Арск был взят, и царские войска установили контроль над всей Арской стороной, захватив немало пленных и скота.

Одновременно с этим в связи с сильными ливнями и бурями затонуло множество судов с припасами, лишив тем самым русские войска значительной части запасов продовольствия.

Неожиданным приятным «сюрпризом» для русских войск стало появление под осаждённой Казанью целой армии донских казаков под командой атамана Сусара Фёдорова, предложивших московскому царю свои услуги. Однако, само появление казаков сперва вызвало большой переполох, поскольку многочисленное казачье войско подошло ночью и, став лагерем, разожгло множество костров для обогрева и приготовления пищи. Появление в темноте большого количества огней свидетельствовало о появлении значительной военной силы и вызвало беспокойство, как в лагере осаждённых, так и в лагере осаждавших. Последние были вынуждены скрытно послать под покровом ночи лазутчиков для выяснения принадлежности неизвестной военной силы. Возвратившиеся лазутчики ещё больше напугали русское войско, рассказав о том, что они увидели, поскольку сам вид казаков представлял на тот момент, по меньшей мере, экзотическое (а ночью — ещё и довольно страшное) зрелище. Дело в том, что отправляясь в поход, казаки специально набили в донских плавнях всякой птицы и «украсили» своё одеяние, нашив на него во множестве добытое птичье перо[30][неавторитетный источник?].

Появление казаков значительно продвинуло ход осады, поскольку с их появлением русское войско стало активно применять тактику ведения минно-взрывных подкопов под стены осажденного города[30][неавторитетный источник?]. Это утверждение (как утверждение о неожиданном появлении "донских казаков") появилось в работе историка-любителя в начале 20-го века. Источники одновременные событиям говорят о том, что сооружением "тихой сапы" руководили западные мастера (в различных источниках их называют то фрязинами, то немцами, то литвинами). Есть предание, что минными подкопами руководили английский инженер Бутлер[32] и литвин Розмысл (настоящее имя Эразм[33]). Эта тактика и принесла впоследствии желаемый успех.

Русские войска вели тщательную подготовку к решительному штурму. К 30 сентября туры были придвинуты практически ко всем воротам города. Между крепостной стеной и турами оставался лишь ров. На многих участках рвы были засыпаны землёй и лесом. Русские возвели через них множество мостов. Были сделаны новые подкопы.

Но и осаждённые «не сидели, сложив руки». Они неоднократно предпринимали вылазки, нападая на туры. В ходе одной из таких вылазок казанцам удалось обратить в бегство немногочисленную охрану туров. Другая вылазка, предпринятая осаждёнными у Збойловских ворот, оказалась менее удачной. Ещё одна (последняя) вылазка была наиболее масштабной, но безрезультативной.

30 сентября был взорван подкоп под стены, стена рухнула. Были подожжены городская стена, ворота и мосты. Однако, атака была отбита. Ценой больших потерь осаждавшим удалось закрепиться в башне, стенах и у Арских ворот. Два следующих дня русские войска под руководством воевод Михаила Воротынского и Алексея Басманова ожидали противника. В ожидании решительного боя русские загородились крепкими щитами.

1 октября защитникам города был предоставлен ещё один шанс сложить оружие. Но они вновь отказались.

Русское осадное орудие XVI века

Новый подкоп и приступ состоялись 2 октября[34]. В пролом на приступ первыми ринулись казаки и бились отважно[30]. Однако, изнурённые длительной осадой и упорным сопротивлением осажденных, многие русские воины шли на приступ неохотно, о чём свидетельствует А. Курбский в своей «Истории князя великого Московского». Но, когда русские войска ворвались в город и в Казани разгорелись ожесточённые бои, многие из раненых ринулись в город:

…и лежащие, глаголемые ранены, воскочиша и творящиеся мертвые воскресоша. И со всех стран не токмо те, но и со станов, и кашевары, и яже были у конех оставлены, и друзие, яже с куплею приехаша, все сбегошася во град, не ратного ради дела, но на корысть многую…

— Курбский "Истории князя великого Московского", с. 27.[34]

чем не замедлили воспользоваться защитники, ставшие теснить тех из нападавших, кто не отвлекался на мародёрство, но уже порядком утомился «беспрестанно бьющесь». Это вызвало панику среди мародёров:

Корыстовники же оные предреченные, егда увидели, что наши по нужде уступают по малу, бранитесь бусурманом, в таковое абие бегство вдашася, яко во врата многие не попали; но множайшие и с корыстьми чрез стену метались, а иные и корысти повергоша, только вопиюще: «секут! секут!»

— Курбский «Истории князя великого Московского», с. 28.[34]

Русское командование приказало убивать паникёров и мародёров — «многих ближних забивати тех, да не падают на сокровищах, также и помогают своим»[34]. Эта мера смогла остановить панику, и вскоре русские вновь перешли в наступление. Основная битва внутри города произошла у мечети ханского дворца. Обороной мечети руководил имам Кул Шариф, сражавшийся и погибший в бою с русскими войсками вместе со своими учениками. Казань пала, хан Едигер был захвачен в плен, его воины, попавшие в плен, казнены, а часть лояльных казанцев была переселена за стены посада, на берега озера Кабан, положив основу Старо-татарской слободы Казани[35].

Последствия

Взятие Казани предопределило исход войны и завоевание территории ханства, но не завершило его, полномосштабная война продолжалась еще несколько лет, Курбский например писал: "Ополчились против царя оставшиеся казанские князья и вместе с прочими народами языческими, нападая не только на саму Казань, но и из великих лесов наезжая на Муромскую землю и даже на сам Нижний Новгород, и захватывали людей в плен. И так было непрерывно после взятия Казанского царства, около шести лет, в течение которых все новопоставленные в той земле города, да и некоторые в Русской, осаждались ими"[36] После взятия Казани всё Среднее Поволжье было присоединено к России. Кроме татар в составе России оказались многие другие народы, до этого входившие в состав Казанского ханства (чуваши, удмурты, марийцы, башкиры). Этот поход также стал первой сложной военной кампанией, которую объединённые русские княжества провели вне собственных границ.

Вскоре после этого были взяты столица Астраханского ханства в 1556-м году и столица Сибирского ханства в 1582-м году.

За добровольное и героическое участие в штурме Казани царём была дарована жалованная грамота донским казакам на «реку Дон со всеми притоками» в вечное пользование, подтверждающая независимый статус донского казачества. В результате сношение Русского царства с донскими казаками вплоть до начала XVIII века шло через Посольский приказ (то есть, фактически, через «министерство иностранных дел»)[30][неавторитетный источник?].

Влияние на современную политику

Татарский сепаратизм и национализм 90-х годов основывался, в том числе, на факте осады Казани и ликвидации Казанского ханства, подкрепляясь лозунгами «Я помню 1552 год» и «Холокост татарского народа — 1552!»[37]: «Как передает „Росбалт“, среди плакатов, поднятых митингующими, были „Я помню 1552 год“, „Холокост татарского народа — 1552!“… и тому подобные».[38] «Росбалт» от 12/10/2009, татарские националисты отмечают неофициальный «День памяти защитников Казани» ежегодно, считая Казанское ханство мирным, а Московское княжество агрессивным образованием[39], «Росбалт» от 12/10/2009: "Татарские националисты отметили очередной, двадцатый по счету День памяти защитников Казани, павших при взятии города войсками Ивана Грозного.

В столице Татарстана во времена «перестройки» прошёл малочисленный митинг под лозунгом «Максатыбыз — байсезлек!» («Цель — независимость!»), а также научный семинар «Завоевание Казани: уроки истории». Периодически поднимался вопрос о возведении памятника павшим защитникам Казани от войск Ивана Грозного в 1552 году.[40] Стоит отметить, что памятник завоевателям Казани в Казани есть.

Свою точку зрения высказывал доктор исторических наук Равиль Габдрахманович Фахрутдинов[41], в учебнике истории он расценивал политику, которое вело Московское княжество, как оккупационную[42], а Казанское ханство описывал, преимущественно, жертвой имперских амбиций Ивана Грозного, который отличался своей безнравственной жизнью и человеконенавистническими действиями, а в отношении же покоренных им народов он проводил политику истребления[43], также Равиль Фахрутдинов обращал внимание на жестокость русских войск по отношению к татарскому населению[44] и мародёрство во время и после взятия Казани[45].

По мнению другого татарского историка Искандера Гилязова, высказанному на встрече президента России Дмитрия Медведева с историками, возникшая после захвата Иваном Грозным Казани ассимиляция татар привела к тому, что численность татарского населения возросла незначительно, а численность этнических русских возросла в десятки и сотни раз при том, что на момент завоевания численность населения Казанского ханства была почти равной населению Русского государства[46].

Казанское взятие в искусстве

См. также

Примечания

  1. 1 2 Преувеличенные данные из первоисточников.
  2. ↑ ПСРЛ. Т. 13. Ч. 1. С. 162.
  3. ↑ Сочинения И. Пересветова. – М. –Л., 1956. – с. 208.
  4. ↑ Сочинения И. Пересветова. – М. –Л., 1956. – с. 233-234..
  5. ↑ Курбский А. История о великом князе Московском// РИБ (Русская историческая библиотека)) Т. 31. – с. 190-191.
  6. ↑ В. В. Постников "Казанская история": к вопросу об идеологических основах восточной политики России // Ойкумена. Регионоведческие исследования. 2007. №1 (2). URL: https://cyberleninka.ru/article/n/kazanskaya-istoriya-k-voprosu-ob-ideologicheskih-osnovah-vostochnoy-politiki-rossii.
  7. ↑ Алишев С. Х. Источники и историография города Казани. Казань 2001. https://www.tataroved.ru/publicat/istoriograf.pdf.
  8. ↑ Грек М. Сочинения. Т. 2. с. 335-336.
  9. ↑ В. В. Постников "Казанская история": к вопросу об идеологических основах восточной политики России // Ойкумена. Регионоведческие исследования. 2007. №1 (2). URL: https://cyberleninka.ru/article/n/kazanskaya-istoriya-k-voprosu-ob-ideologicheskih-osnovah-vostochnoy-politiki-rossii.
  10. ↑ ПСРЛ. Т. 13. Ч. 1. С. 149.
  11. ↑ (ПСРЛ. Т. 13. Ч. 1. С. 149-150).
  12. ↑ ПСРЛ. Т. 13. Ч. 1. С. 164.
  13. ↑ ПСРЛ. Т. 13. Ч. 1. С. 164.
  14. ↑ ПСРЛ. Т. 13. Ч. 1. С. 166.
  15. ↑ ПСРЛ. Т. 13. Ч. 1. С. 165.
  16. ↑ ПСРЛ. Т. 13. Ч. 1. С. 165.
  17. ↑ ПСРЛ. Т. 13. Ч. 1. С. 166.
  18. ↑ Котляров Д.А. О становлении «всей земли Казанской»// Исследования по Русской истории и культуре. Сборник статей к 70-летию профессора Игоря Яковлевича Фроянова. М., 2006. С. 326–340.
  19. ↑ ПСРЛ. Т. 13. Ч. 1. С. 168.
  20. ↑ ПСРЛ. Т. 13. Ч. 1. С. 178.
  21. ↑ ПСРЛ. Т. 13. Ч. 1. С. 179.
  22. ↑ ПСРЛ. Т. 13. Ч. 1. С. 168.
  23. ↑ ПСРЛ. Т. 13. Ч. 1. С. 169.
  24. ↑ ПСРЛ. Т. 13. Ч. 1. С. 172.
  25. ↑ ПСРЛ. Т. 13. Ч. 1. С. 172.
  26. ↑ ПСРЛ. Т. 13. Ч. 1. С. 173.
  27. ↑ ПСРЛ. Т. 13. Ч. 1. С. 176.
  28. ↑ ПСРЛ. Т. 13. Ч. 1. С. 179.
  29. ↑ Алишев С. Х. Источники и историография города Казани. Казань 2001. https://www.tataroved.ru/publicat/istoriograf.pdf.
  30. 1 2 3 4 5 Савельев Е. П., Древняя история казачества, с.105, Издательство: Вече, 2007 г., ISBN 978-5-9533-2143-3
  31. А. А. Зимин, А. Л. Хорошкевич Россия времени Ивана Грозного — М., издательство «Наука», 1982
  32. ↑ М. Г. Худяков. Очерки по истории Казанского ханства. 3-е изд. Москва, 1991. С. 151.
  33. ↑ Зимин А. А. Участник взятия Казани 1552 г. литвин Розмысл Петров // Вопросы военной истории России XVIII и первой половины XIX в. М.: Наука, 1969. С. 273—278.
  34. 1 2 3 4 Худяков М. Г. Очерки по истории Казанского ханства Архивная копия от 7 апреля 2011 на Wayback Machine
  35. ↑ Архивированная копия (недоступная ссылка — история). Проверено 5 февраля 2010. Архивировано 7 августа 2011 года.)
  36. Курбский А. М. История о великом князе Московском. Проверено 30 октября 2018.
  37. ↑ Татары обвинили Российскую империю в геноциде «Утро» (свидетельство о регистрации СМИ Эл № ФС 77-23513 от 28.02.2006)
  38. ↑ «Татары назвали Ивана Грозного организатором геноцида»
  39. ↑ «В обиде на Ивана Грозного»
  40. ↑ «Юбилейный аншлаг татарского национализма»
  41. ↑ Институт истории им. Ш. Марджани АН РТ Фахрутдинов Равиль Габдрахманович, главный научный сотрудник.
  42. ↑ Учебник «История татарского народа и Татарстана. (Древность и средневековье)», § 47. Завоевание Казанского Ханства, историк Равиль Фахрутдинов: «Однако татары и другие народы Казанского ханства не прекратили борьбу за свою независимость, хотя она приобрела теперь стихийный характер — форму народной борьбы».
  43. ↑ сайт «Института истории им. Ш. Марджани АН РТ» Р. Г. Фахрутдинов, «История татарского народа и Татарстана. (Древность и средневековье)», § 47. Завоевание Казанского Ханства.
  44. ↑ Учебник «История татарского народа и Татарстана. (Древность и средневековье)», § 47. Завоевание Казанского Ханства, историк Равиль Фахрутдинов: «В городе началась резня. Русские источники (Царственная книга, Никоновская и другие летописи, „Казанская история“) сообщают, что мужчин перебили, а женщин и детей раздали русским воинам. Кровь татарская текла рекой, трудно было пройти через множество валявшихся трупов. Ими были переполнены берега Казанки под кремлем, ямы, овраги, рвы оборонительных укреплений; местами их кучи доходили до высоты городских стен».
  45. ↑ Учебник «История татарского народа и Татарстана. (Древность и средневековье)», § 47. Завоевание Казанского Ханства, историк Равиль Фахрутдинов: «Но тут победа чуть было не склонилась в пользу татар: московиты стали грабить дома, клети, амбары, началось самое настоящее мародёрство».
  46. ↑ «Встреча Президента Дмитрия Медведева с учёными-историками» 22 июля 2011 года, заведующий «Кафедрой истории и культуры татарского народа» Казанского университета историк Искандер Гилязов: «Когда Иван Грозный захватывал Казань, то мы вспомним, что численность населения Казанского ханства была почти равной населению Московского государства. А с тех пор численность татарского населения возросла незначительно, а численность этнических русских возросла в десятки и сотни раз. Как это получилось? А это шло через межнациональные, межэтнические контакты, через ассимиляцию».

Литература

  • Зимин А. А., Хорошкевич А. Л. Россия времени Ивана Грозного — М., издательство «Наука», 1982.
  • Жеребов Д. К., Майков Е. И. Русское военно-инженерное искусство в XVI—XVII вв. // Из истории русского военно-инженерного искусства. М., 1952.
  • Усачев А. С. Об исторической ценности древнерусских сообщений о чудесах (на материале чуда о свечении под Казанью 1552 г.) // Древняя Русь. Вопросы медиевистики. 2010. № 1 (39). С. 112—116.
  • Хованская О. С. Глава III. Походы Ивана Грозного на Казань в 1549-1552 гг. // Осада и взятие Казани в 1552 году.- историко-археологический очерк О.С. Хованской. — Казань: Изд-во МОиН РТ, 2010. — С. 74-102.

wiki2.red

Взятие Казани Иваном Грозным

Взятие Казани Иваном Грозным произошло в 1552 году. Это было наиболее крупное  государство, которое образовалось на месте Золотой  Орды. Казанские татары прекрасно понимали, что прошлые времена господства Орды над Русью уже не вернутся. Но, тем не менее, они постоянно совершали набеги на русские земли с целью захвата добычи  (прежде всего – пленных), а также по старой привычке требовали уплаты дани. В 1521 году Московское княжество вело военные действия против Литвы, и основные ее воинские силы были сосредоточены именно там.

Этим удобным для себя моментом и воспользовались казанцы. Взяв в союзники крымских татар, они сумели дойти до стен Москвы, разорив  во время этого похода многие русские земли. Однако этот поход стал для Казанского ханства «лебединой песней».

Заключив согласие о перемирии, Иван Третий решил дать  захватчикам достойный отпор. В планах у него было  присоединение  территории ханства к русским землям. И вот Иванова рать двинулась в  свой первый поход. Однако желаемого правитель Руси на этот раз не достиг. Положительным результатом стало основание в 200 километрах от Казани русской крепости, которую назвали Васильсурском. Именно она стала первым опорным пунктом при дальнейших попытках  русских завоевать Казанское ханство.

А на военную сцену тем временем вышел сын Ивана Третьего – Иван Грозный. Он взошел на престол в 1533 году. В свою очередь, молодой правитель предпринял три похода на казанские земли. Медленно и упорно шел он к своей цели. Для достижения ее понадобилось почти двадцать лет.

Поход Ивана Грозного на Казань

Первый поход Грозного нельзя назвать победоносным, поскольку русские войска даже не дошли до стен Казани, вернувшись с полдороги – возникли трудности со снабжением армии. Итоги второго похода (1549 г.) были значительно лучше. Войска не только дошли до Казани, но и осадили город. Однако  взять его так и не смогли. На этот раз помешала распутица. Зато была заложена вторая опорная крепость — Свияжск, которая располагалась теперь совсем близко от татарской столицы – всего в 25 километрах. Именно она сыграла свою решающую роль при третьем походе, который закончился покорением Казанского ханства.

К этому походу царь и его воины готовились очень тщательно. Сначала в направлении к Казани по реке Волге была отправлена так называемая «судовая рать» (запасы продовольствия и артиллерия). Три полка ожидали военных действий в Свияжске. Переправы через Волгу защищали хорошо вооруженные силы. Кроме того, в случае необходимости на помощь должны были прийти войска из Каширы, Мурома и Коломны.

Двинулись к Туле в то время, когда Иван Грозный вышел из Москвы. Штурм Тулы окончился поражением. Крымский хан решил не рисковать и отступил. С крымчанами русские разделались по всем статьям, настигнув их на реке Шиворонь.

Теперь уже ничто не  мешало Ивану Грозному  поставить точку в отношениях с Казанским ханством. На врага пошли двумя колоннами. Правая шла через Казань и Мещеру, левая через Владимир и Муром. Через три дня они соединились на реке Сура. Три дня шла переправа через Волгу. Это ли не подтверждение огромной мощи русского войска? Подтянулась  хорошо зарекомендовавшая себя в предыдущих походах «судовая рать», присоединились и ополченцы – мордва, черемисы, чуваши…

«Карфаген должен быть разрушен…»

Наступило 19 августа – первый день осады Казани. Но вначале Грозный выступил с актом доброй воли – предложил татарскому хану Едигею сдаться. Тот ответил отказом. Судьба Казани была решена. Но впереди русских воинов ждали тяжелые испытания, ведь Казань слыла прекрасно  защищенной крепостью. По традициям того времени она была окружена деревянной стеной, плюс ров глубиной 15 метров. Казанский Кремль, размещенный в центре города, был также окружен стеной. Хитрые татары к тому же в соседнем Арском лесу построили укрепление, отсюда они совершали партизанские набеги на русское войско.

А оно тем временем, строя осадные укрепления, все ближе и ближе подходило к стенам Казани. И тут татары предприняли молниеносную атаку, разрезав надвое  царский ертаул (конную разведку). Ертаулу на помощь пришли стрельцы, начался сильный обстрел осажденного города. 23 августа русское войско уже вплотную подошло к стенам  столицы Казанского ханства.

И тут случилась неожиданная неприятность. Имела место очень сильная буря, которая уничтожила часть судов с запасами. Однако «Карфаген должен быть разрушен», царь Иван был не намерен стать в этой схватке проигравшим.

Применив военную хитрость

Чтобы лишить казанцев воды, русские отвели от стен города речку Казанку. Но татары нашли выход: они стали брать воду из  ключа, к которому вел подземный ход. В пику русским татары предпринимали постоянные вылазки, но они заканчивались неудачей. Осадные мероприятия тем временем подходили к концу.

30 августа русская армия пустила в ход 150 осадных орудий, они смогли подавить артиллерию противника. Пошла в ход военная хитрость. Русские воины соорудили деревянную башню, на которой были установлены орудия и легкие пушки. Башню подкатили  к воротам Казани, и  «башенный» обстрел ее начался.

Пошел в ход классический рецепт. Раз крепость, значит, надо сделать подкоп. Таких подкопов сделали четыре. Один из них выходил на подземный ход, тот самый, по которому казанцы ходили за водой на ключ. Ход взорвали, и с водой у татар стало крайне напряженно. Нет воды – приходят болезни: в  осажденном городе начались эпидемии.

В  укреплении, которое находилось по соседству с Казанью в Арском лесу, базировался отряд князя Епанчи, который своими вылазками наносил немало вреда русскому воинству. Пришла пора дать ему отпор. Сражение сложилось в пользу русских. Епанча с остатками своих воинов отступил. Отступил, но все  еще представлял опасность. Тогда русские пошли на штурм Арской крепости, в которой укрывался Епанча. Крепость была взята, Епанча бежал опять, но больше он уже не мог беспокоить противника – не было сил.

Завоевание Казани

И вот 2 октября начался штурм Казани. Перед центральными воротами изнутри татары построили защитные сооружения, к ним вел подкоп. В ходе атаки русских он был взорван. То тут, то там в стенах города  были проделаны пробоины, татары спешно заделывали их, но уже ничего не помогало. Пред тем, как армии пойти на приступ, Иван Грозный предложил казанцам сдаться. Те ответили отказом. Тогда штурм Казани начался.

Русские войска были разделены на шесть  штурмовых колонн, каждая из них была развернута в три линии. Сначала шли казаки и боярские люди, следом стрельцы (основные силы войска), третья линия была резервом. А самым главным резервом был царский полк.

Ночью 2 октября были взорваны Арские и Ногайские ворота. Потом настал черед артиллерийской атаки. Войска пошли на штурм. Татары сражались отчаянно, но их силы были на исходе – сказалась тяжелая осада. Разрушенная часть стены со стороны Арского поля позволила ратникам Грозного ворваться в город. Началась рукопашная. Татары дрались так отчаянно, что оттеснили русских к стенам Казани. И тут  Грозный  кинул в бой свой полк. Для противника настал конец: он был или перебит, или пленен. Лишь отряд в шесть тысяч человек  вырвался из города и ушел в лес, однако значительная его часть была все же уничтожена.

В результате взятия Казани и разгрома Казанского ханства  Русь установила контроль над обширными регионами Поволжья. Астраханское ханство, узнав о печальной судьбе Казани сдалось на милость победителей без  боя.

1 194 просмотров

Предыдущая статья Следующая статья

supernovum.ru

Взятие Казани — Википедия

О событиях 1918 года см. Штурм Казани Народной армией КОМУЧа

Осада и взятие Казани — один из завоевательных походов, предпринятый Иваном Грозным в 1552 году для расширения территории Российского государства, который стал логическим завершением третьего Казанского похода (июнь—октябрь 1552 года) Ивана Грозного и положили конец существованию Казанского ханства как самостоятельного государства, после этого оно вошло в состав Русского государства. Осада 1552 года была пятой по счёту после целого ряда осад, предпринятых русскими войсками в 1487, 1524, 1530 и 1550 годах.

Последний штурм Казани 1552 года оказался успешным, потому что он был тщательно спланирован, и для его осуществления русская армия применила все последние военно-инженерные достижения эпохи, которых не было у противника.

Взятие Казани стало следствием постепенного усиления Московского княжества. Борьба с Казанским ханством началась уже в 1460-х годах, но имела переменный успех. Обе стороны в этой борьбе объективно преследовали свои цели. В русскоязычной литературе XX века необходимость завоевания Казанского ханства нередко обосновывается защитой от Османской империи. Собственно русские источники времен самих войн обосновывают завоевание следующими причинами:

  • Необходимостью освобождения русских пленников[2], захваченных во время русских походов и татарских набегов.
  • Богатством Казанского ханства. Так Иван Пересветов призывает царя завоевать Казань «военники удалые посылать на улусы на казанские да велети их жечи и людей сечи и пленити»[3], мотивируя это тем, что: «А слышал есми про тую землю, про Казанское царство у многих военников, которые в царстве Казанском бывали, что про неё говорят, применяют ея к подрайской земле угодьем великим» «хотя бы таковая землица угодная и в дружбе была, ино было бы не мочно терпети за такое угодие»[4]. Невиданное по московским меркам богатство Казанского ханства, в контексте его завоевания, отмечается и другими русскими участниками и современниками событий, например Курбским[5] и анонимным автором «Казанской истории»[6].
  • Церковные и некоторые светские произведения того же времени призывают к завоеванию Казани ради распространения христианской веры и борьбы с иноверцами (черемисскими язычниками и татарами-мусульманами)[7].
  • Рассматривалась Казань и как плацдарм для дальнейших завоеваний, так Максим Грек, призывавший к завоеванию Казани, писал Василию III в 1521 году: «Находясь в Казани, мы легко будем бороться с остальными врагами, будучи грозны оттуда»[8].
  • «Казанский Летописец» помимо прочего оправдывает завоевание Казани восстановлением «исторической справедливости» поскольку она, по его мнению, раньше принадлежала русским царям[9].

К войне с Казанью молодого царя подталкивали и экономические причины, в первую очередь стремление беспрепятственно осуществлять торговлю по всему пространству волжского пути.

Русско-татарские отношения резко обострились в первой половине XVI века в связи со сменой династии в Казани. В 1534—1545 гг. казанцы регулярно совершали опустошительные набеги на восточные и северо-восточные владения Русского царства.

С целью защиты от татар в 1524 году русскими была построена крепость Васильсурск. При Василии III был укреплён Темников — оплот русской власти на правом берегу Волги. В 1545—1552 годах Иван Грозный организовал так называемые Казанские походы. Эти кампании оказались дорогостоящими мероприятиями, так как русские базы (Нижний Новгород, Арзамас) были отдалены от расположения главных русских сил.

Строительство Свияжска[править | править код]

В связи с этим царское правительство испытывало острую необходимость в базе, расположенной в непосредственной близости от Казани. Усилиями русского военного инженера Ивана Выродкова в 1551 году всего за 28 дней под фактически осаждённой Казанью была возведена деревянная крепость Свияжск, ставшая главным опорным пунктом для взятия Казани русскими войсками. Впоследствии Иван Выродков руководил операциями по осаде самого города, соорудив за одну ночь 13-метровую осадную башню ручной сборки.

Чувашское восстание[править | править код]

Многочисленные походы на Казань проходили по Горной стороне (правобережье Волги), поэтому тяжелее всего ударяли по землям чувашей и горных мари. Фактически на их территории проходила основная часть боевых действий шедших уже несколько лет.

После возвращения на престол Сафа-Гирей начал чистки оппозиционной знати. В результате в сентябре 1546 года на сторону Москвы перебежало 4 казанских князя и 76 других казанцев[10]. 6 декабря того же года горный черемис Тугай с двумя товарищами били челом на верность Ивану Грозному и просили прислать войско. Результатом стал поход русских воевод до устья Свияги, входе которого было взято в плен «сто человек черемисы»[11].

После строительства Свияжска, присутствие русских войск на Горной Стороне стало постоянным, к этому времени стала ясна неспособность Казани защищать эту территорию. «Горные же люди видев то, что город царя православного стал в их земле, и начаша ко царю и воеводам приезжати и бити челом, чтобы их государь пожаловал, гнев свой отдал, а велел бы им бытии у Свияжского города и воевати их не велел»[12]. Согласно летописям делегация во главе с Магмедом Бозубовым (или Магмедом Бузубовым) «била челом» от имени всей Горной Стороны, её князей, мурз, сотников, десятников, чувашей, черемисов и казаков[13]. Послы были щедро одарены и милостиво приняты. Подарки и награды для присягнувших были щедрее, чем собственным русским войскам[14]. Присягнувшим было обещано прекращение нападений: «гнев свой им отдал и воевати их не велел»[15], освобождение от налогов на три года и сохранение в будущем тех же налогов, что платились «прежним царям» (казанским ханам), при условии освобождения ими всех русских пленников. Для проверки верности в июле «горных людей» отправили походом на Казань, откуда они вынуждены были бежать под огнём пушек[16]. Позднее их направили воевать против «луговой стороны»[17].

Во время мирных переговорах летом 1551 года между Иваном Грозным и всей Землей Казанской (сословно-представительным органом, в котором участвовали и представители чувашей и мари)[18], царь отказывался возвращать Горную сторону, мотивируя это тем, что её он «саблею взял до их челобитья»[19] В марте 1552 года началась подготовка к новым военным действиям между Москвой и Казанью. В начале апреля свияжские воеводы докладывали что «…горные люди волнуются, многие ссылаются с казанцы, а во всех правды мало чают, и непослушание в них великое…»[20] В следующей «грамоте» (письме) свияжских воевод они уже сообщали, что «…все изменили горные люди, а сложилися с Казанью и приходили к Свияжскому городу…»[21]

Перемирие и проект мирного вхождения Казанского ханства в состав России[править | править код]

Захват Горной стороны и тяжелое военное положение ханства привело к очередной междуусобице в нём. В конце июня или начале июля Казанцы свергли хана и запросили мира. Они предложили освобождение всех пленников выдачу в русский плен родственников крымской знати и малолетнего царевича Утямыша, принятие на царство Шаха-Али. Иван Грозный добавил к этому требование передачи Горной стороны России, поскольку её жителей государь «саблею взял до их челобитья»[22] На совете «всей Земли Казанской» последний пункт вызвал возмущение и споры, но 14 августа курултай принял предложение мира на условиях царя. Из Казани, Казанской и Горной сторон, согласно летописи, освободили 60 000 пленников.[23]

Осенью 1551 года в Москву прибыло казанское посольство, которое хотело добиться возвращения или совместного управления Горной стороной, а также потребовать со стороны Ивана Грозного соблюдения им мирного договора. Царь отказался от возврата Горной стороны, а свою часть договора отказался выполнять до освобождения всех пленников-христиан (он считал, что освобождены ещё не все). В результате сами послы были взяты в плен.[24]

Положение «Царя Казанского» Шаха-Али было шатким, несколько раз изгнанный казанцами он попытался укрепить свое положение массовыми расправами над противниками[25], но это ему не помогло. В конце года Шах-Али просит у Ивана Грозного разрешения бежать из Казани,[26] но не получает его и решает «лихих ещё извести» — казни продолжаются. В январе 1552 года новое посольство Казанцев уже просит Ивана Грозного назначить в Казани царского воеводу вместо хана, лишь бы избавиться от Шаха-Али, но ответа не получают. В марте Шах-Али все же покинул Казань, жители ханства согласились принять воеводу. Однако в последний момент, поддавшись слухам о якобы готовящемся погроме (Никоновская летопись подчеркивает, что погрома не планировалось), казанцы закрыли ворота. В ответ русскими были взяты в плен те знатные казанцы, которые как раз предложили принять воеводу и остались на его стороне, не пожелали запираться в городе.[27] Проект относительно мирного присоединения провалился, началась подготовка к новому походу на Казань. Казанцы призвали на трон ногайского царевича Ядигер-Мухаммеда, который с небольшим отрядом прорвался[28] к Казани, оказавшейся фактически в кольце блокады.

Выступление русских войск[править | править код]

В отличие от предыдущих осад, к предстоящей осаде русские войска готовились планомерно, планируя даже зимовать под стенами города. Войска готовились к войне с весны, а передовые отряды русских войск под предводительством воеводы Александра Горбатого уже разместились в Свияжске. 16 июня 1552 года после большого смотра царские войска выступили из Москвы к Коломне. С целью помешать русским войскам в их продвижении к Казани крымские отряды, усиленные янычарами и артиллерией, неожиданно напали на русские владения под Тулой, однако их атака была отражена, а вскоре арьергарды крымцев были разбиты русскими на реке Шиворонь. Неудача крымцев во многом объяснялась тем, что хан Девлет Гирей рассчитывал, что русские войска уже находятся под Казанью, и не был подготовлен к встрече с огромным русским войском. Русские войска двигались к Казани несколькими отрядами. Сам царь во главе крупного войска выступил из Коломны к Владимиру. Из Владимира войско прибыло в Муром, где с ним соединились союзные татарские отряды под руководством хана Шигалея, выступившего из Касимова. Численность татарских войск, пришедших с Шигалеем, по неподтвержденным в иных источниках данным автора «Казанской истории», составляла около 30 тысяч человек. Среди них находилось два царевича из Астраханского ханства.

Русские войска преодолели путь до Свияжска за пять недель. Много воинов погибло в пути из-за нехватки питьевой воды и аномально высокой жары. В Свияжске царские войска провели неделю, ожидая прибытия других отрядов. Ещё раньше царя в Свияжск прибыла «судовая» рать, двигавшаяся на судах по Волге.

Битва под Казанью[править | править код]

15 августа русские войска по приказу царя в боевом порядке переправились через Волгу на луговую сторону на специально приготовленных для этого боевых судах. Услышав о передвижениях русских войск, казанский хан Едигер выступил навстречу царским войскам во главе около 10 тысяч казанских воинов. Ертаульный и передовой полки сумели сдержать натиск противника и в трёхчасовом кровопролитном сражении смогли опрокинуть численно превосходящие казанские войска и обратить их в бегство. Благодаря этому русские войска имели возможность в течение недели беспрепятственно переправляться на другой берег Волги, не опасаясь возможных препятствий со стороны защитников города.

16 августа к Ивану Грозному перешел служить казанский мурза Камай Хусейнов с семью казаками, сообщивший сведения о состоянии татарского войска.

17 августа царь переправился через Волгу и во главе своих войск расположился на Арском поле. Там же царь произвёл разделение своих войск для организации предстоящей осады.

В осаде было задействовано большое количество войск и орудий. По данным Казанской истории, русские войска насчитывали 150 тысяч человек, имели численный перевес над осаждёнными (60 тысяч человек). Согласно современным историкам[каким?], численность обеих сторон сильно преувеличена. Мобилизационные способности Русского государства не позволяли выставить столь многочисленное войско, а Казань не могла вместить такого количества обороняющихся войск, не говоря о том, что на небольшом пространстве укрывалось много мирного населения. Реальная численность участников осады с обеих сторон представляется в разы меньше.

Сообщается, что русские имели многочисленную артиллерию. Действия пушкарей и инженеров имели огромное значение для завоевания Казани, а также для более поздних походов Ивана IV, таких как, например, Ливонская война. Создание новых лафетов и увеличение маневренности пушек позволили формировать большие артиллерийские поезда, и Ивану IV удалось для осады Казани собрать примерно 150 пушек. Многие артиллеристы прошли подготовку на пушечном дворе в Москве, где могли наблюдать за работой пушкарей-литейщиков. В 1547 году артиллерия стала независимым родом войск царской армии, получившим название наряд. В то же время строительство траншей и палисадов вокруг Казани потребовало большого труда. Иван продолжал полагаться на инженеров и во время своих более поздних компаний, таких как осада Полоцка в 1563 году. Русская армия была представлена всеми родами войск: конницей, стрельцами, татарскими отрядами хана Шигалея, мордовскими и черкесскими воинами, а также иностранными наёмниками: немцами, итальянцами, поляками. Дворянская конница составляла главную силу царского войска. По данным «Казанского летописца», в осаде участвовало 10 тысяч мордовских воинов, в составе более чем полумиллионного русского войска под Казанью. Этот источник многими исследователями не считается достоверным.=[29].

ru.wikiyy.com

Взятие Казани Википедия

О событиях 1918 года см. Штурм Казани Народной армией КОМУЧа

Осада и взятие Казани — один из завоевательных походов, предпринятый Иваном Грозным в 1552 году для расширения территории Российского государства, который стал логическим завершением третьего Казанского похода (июнь—октябрь 1552 года) Ивана Грозного и положили конец существованию Казанского ханства как самостоятельного государства, после этого оно вошло в состав Русского государства. Осада 1552 года была пятой по счёту после целого ряда осад, предпринятых русскими войсками в 1487, 1524, 1530 и 1550 годах.

Последний штурм Казани 1552 года оказался успешным, потому что он был тщательно спланирован, и для его осуществления русская армия применила все последние военно-инженерные достижения эпохи, которых не было у противника.

Предпосылки

Взятие Казани стало следствием постепенного усиления Московского княжества. Борьба с Казанским ханством началась уже в 1460-х годах, но имела переменный успех. Обе стороны в этой борьбе объективно преследовали свои цели. В русскоязычной литературе XX века необходимость завоевания Казанского ханства нередко обосновывается защитой от Османской империи. Собственно русские источники времен самих войн обосновывают завоевание следующими причинами:

  • Необходимостью освобождения русских пленников[2], захваченных во время русских походов и татарских набегов.
  • Богатством Казанского ханства. Так Иван Пересветов призывает царя завоевать Казань «военники удалые посылать на улусы на казанские да велети их жечи и людей сечи и пленити»[3], мотивируя это тем, что: «А слышал есми про тую землю, про Казанское царство у многих военников, которые в царстве Казанском бывали, что про неё говорят, применяют ея к подрайской земле угодьем великим» «хотя бы таковая землица угодная и в дружбе была, ино было бы не мочно терпети за такое угодие»[4]. Невиданное по московским меркам богатство Казанского ханства, в контексте его завоевания, отмечается и другими русскими участниками и современниками событий, например Курбским[5] и анонимным автором «Казанской истории»[6].
  • Церковные и некоторые светские произведения того же времени призывают к завоеванию Казани ради распространения христианской веры и борьбы с иноверцами (черемисскими язычниками и татарами-мусульманами)[7].
  • Рассматривалась Казань и как плацдарм для дальнейших завоеваний, так Максим Грек, призывавший к завоеванию Казани, писал Василию III в 1521 году: «Находясь в Казани, мы легко будем бороться с остальными врагами, будучи грозны оттуда»[8].
  • «Казанский Летописец» помимо прочего оправдывает завоевание Казани восстановлением «исторической справедливости» поскольку она, по его мнению, раньше принадлежала русским царям[9].

К войне с Казанью молодого царя подталкивали и экономические причины, в первую очередь стремление беспрепятственно осуществлять торговлю по всему пространству волжского пути.

Русско-татарские отношения резко обострились в первой половине XVI века в связи со сменой династии в Казани. В 1534—1545 гг. казанцы регулярно совершали опустошительные набеги на восточные и северо-восточные владения Русского царства.

Подготовка

С целью защиты от татар в 1524 году русскими была построена крепость Васильсурск. При Василии III был укреплён Темников — оплот русской власти на правом берегу Волги. В 1545—1552 годах Иван Грозный организовал так называемые Казанские походы. Эти кампании оказались дорогостоящими мероприятиями, так как русские базы (Нижний Новгород, Арзамас) были отдалены от расположения главных русских сил.

Строительство Свияжска

В связи с этим царское правительство испытывало острую необходимость в базе, расположенной в непосредственной близости от Казани. Усилиями русского военного инженера Ивана Выродкова в 1551 году всего за 28 дней под фактически осаждённой Казанью была возведена деревянная крепость Свияжск, ставшая главным опорным пунктом для взятия Казани русскими войсками. Впоследствии Иван Выродков руководил операциями по осаде самого города, соорудив за одну ночь 13-метровую осадную башню ручной сборки.

Чувашское восстание

Многочисленные походы на Казань проходили по Горной стороне (правобережье Волги), поэтому тяжелее всего ударяли по землям чувашей и горных мари. Фактически на их территории проходила основная часть боевых действий шедших уже несколько лет.

После возвращения на престол Сафа-Гирей начал чистки оппозиционной знати. В результате в сентябре 1546 года на сторону Москвы перебежало 4 казанских князя и 76 других казанцев[10]. 6 декабря того же года горный черемис Тугай с двумя товарищами били челом на верность Ивану Грозному и просили прислать войско. Результатом стал поход русских воевод до устья Свияги, входе которого было взято в плен «сто человек черемисы»[11].

После строительства Свияжска, присутствие русских войск на Горной Стороне стало постоянным, к этому времени стала ясна неспособность Казани защищать эту территорию. «Горные же люди видев то, что город царя православного стал в их земле, и начаша ко царю и воеводам приезжати и бити челом, чтобы их государь пожаловал, гнев свой отдал, а велел бы им бытии у Свияжского города и воевати их не велел»[12]. Согласно летописям делегация во главе с Магмедом Бозубовым (или Магмедом Бузубовым) «била челом» от имени всей Горной Стороны, её князей, мурз, сотников, десятников, чувашей, черемисов и казаков[13]. Послы были щедро одарены и милостиво приняты. Подарки и награды для присягнувших были щедрее, чем собственным русским войскам[14]. Присягнувшим было обещано прекращение нападений: «гнев свой им отдал и воевати их не велел»[15], освобождение от налогов на три года и сохранение в будущем тех же налогов, что платились «прежним царям» (казанским ханам), при условии освобождения ими всех русских пленников. Для проверки верности в июле «горных людей» отправили походом на Казань, откуда они вынуждены были бежать под огнём пушек[16]. Позднее их направили воевать против «луговой стороны»[17].

Во время мирных переговорах летом 1551 года между Иваном Грозным и всей Землей Казанской (сословно-представительным органом, в котором участвовали и представители чувашей и мари)[18], царь отказывался возвращать Горную сторону, мотивируя это тем, что её он «саблею взял до их челобитья»[19] В марте 1552 года началась подготовка к новым военным действиям между Москвой и Казанью. В начале апреля свияжские воеводы докладывали что «…горные люди волнуются, многие ссылаются с казанцы, а во всех правды мало чают, и непослушание в них великое…»[20] В следующей «грамоте» (письме) свияжских воевод они уже сообщали, что «…все изменили горные люди, а сложилися с Казанью и приходили к Свияжскому городу…»[21]

Перемирие и проект мирного вхождения Казанского ханства в состав России

Захват Горной стороны и тяжелое военное положение ханства привело к очередной междуусобице в нём. В конце июня или начале июля Казанцы свергли хана и запросили мира. Они предложили освобождение всех пленников выдачу в русский плен родственников крымской знати и малолетнего царевича Утямыша, принятие на царство Шаха-Али. Иван Грозный добавил к этому требование передачи Горной стороны России, поскольку её жителей государь «саблею взял до их челобитья»[22] На совете «всей Земли Казанской» последний пункт вызвал возмущение и споры, но 14 августа курултай принял предложение мира на условиях царя. Из Казани, Казанской и Горной сторон, согласно летописи, освободили 60 000 пленников.[23]

Осенью 1551 года в Москву прибыло казанское посольство, которое хотело добиться возвращения или совместного управления Горной стороной, а также потребовать со стороны Ивана Грозного соблюдения им мирного договора. Царь отказался от возврата Горной стороны, а свою часть договора отказался выполнять до освобождения всех пленников-христиан (он считал, что освобождены ещё не все). В результате сами послы были взяты в плен.[24]

Положение «Царя Казанского» Шаха-Али было шатким, несколько раз изгнанный казанцами он попытался укрепить свое положение массовыми расправами над противниками[25], но это ему не помогло. В конце года Шах-Али просит у Ивана Грозного разрешения бежать из Казани,[26] но не получает его и решает «лихих ещё извести» — казни продолжаются. В январе 1552 года новое посольство Казанцев уже просит Ивана Грозного назначить в Казани царского воеводу вместо хана, лишь бы избавиться от Шаха-Али, но ответа не получают. В марте Шах-Али все же покинул Казань, жители ханства согласились принять воеводу. Однако в последний момент, поддавшись слухам о якобы готовящемся погроме (Никоновская летопись подчеркивает, что погрома не планировалось), казанцы закрыли ворота. В ответ русскими были взяты в плен те знатные казанцы, которые как раз предложили принять воеводу и остались на его стороне, не пожелали запираться в городе.[27] Проект относительно мирного присоединения провалился, началась подготовка к новому походу на Казань. Казанцы призвали на трон ногайского царевича Ядигер-Мухаммеда, который с небольшим отрядом прорвался[28] к Казани, оказавшейся фактически в кольце блокады.

Выступление русских войск

В отличие от предыдущих осад, к предстоящей осаде русские войска готовились планомерно, планируя даже зимовать под стенами города. Войска готовились к войне с весны, а передовые отряды русских войск под предводительством воеводы Александра Горбатого уже разместились в Свияжске. 16 июня 1552 года после большого смотра царские войска выступили из Москвы к Коломне. С целью помешать русским войскам в их продвижении к Казани крымские отряды, усиленные янычарами и артиллерией, неожиданно напали на русские владения под Тулой, однако их атака была отражена, а вскоре арьергарды крымцев были разбиты русскими на реке Шиворонь. Неудача крымцев во многом объяснялась тем, что хан Девлет Гирей рассчитывал, что русские войска уже находятся под Казанью, и не был подготовлен к встрече с огромным русским войском. Русские войска двигались к Казани несколькими отрядами. Сам царь во главе крупного войска выступил из Коломны к Владимиру. Из Владимира войско прибыло в Муром, где с ним соединились союзные татарские отряды под руководством хана Шигалея, выступившего из Касимова. Численность татарских войск, пришедших с Шигалеем, по неподтвержденным в иных источниках данным автора «Казанской истории», составляла около 30 тысяч человек. Среди них находилось два царевича из Астраханского ханства.

Русские войска преодолели путь до Свияжска за пять недель. Много воинов погибло в пути из-за нехватки питьевой воды и аномально высокой жары. В Свияжске царские войска провели неделю, ожидая прибытия других отрядов. Ещё раньше царя в Свияжск прибыла «судовая» рать, двигавшаяся на судах по Волге.

Битва под Казанью

15 августа русские войска по приказу царя в боевом порядке переправились через Волгу на луговую сторону на специально приготовленных для этого боевых судах. Услышав о передвижениях русских войск, казанский хан Едигер выступил навстречу царским войскам во главе около 10 тысяч казанских воинов. Ертаульный и передовой полки сумели сдержать натиск противника и в трёхчасовом кровопролитном сражении смогли опрокинуть численно превосходящие казанские войска и обратить их в бегство. Благодаря этому русские войска имели возможность в течение недели беспрепятственно переправляться на другой берег Волги, не опасаясь возможных препятствий со стороны защитников города.

16 августа к Ивану Грозному перешел служить казанский мурза Камай Хусейнов с семью казаками, сообщивший сведения о состоянии татарского войска.

17 августа царь переправился через Волгу и во главе своих войск расположился на Арском поле. Там же царь произвёл разделение своих войск для организации предстоящей осады.

Численность и состав русских войск

В осаде было задействовано большое количество войск и орудий. По данным Казанской истории, русские войска насчитывали 150 тысяч человек, имели численный перевес над осаждёнными (60 тысяч человек). Согласно современным историкам[каким?], численность обеих сторон сильно преувеличена. Мобилизационные способности Русского государства не позволяли выставить столь многочисленное войско, а Казань не могла вместить такого количества обороняющихся войск, не говоря о том, что на небольшом пространстве укрывалось много мирного населения. Реальная численность участников осады с обеих сторон представляется в разы меньше.

Сообщается, что русские имели многочисленную артиллерию. Действия пушкарей и инженеров имели огромное значение для завоевания Казани, а также для более поздних походов Ивана IV, таких как, например, Ливонская война. Создание новых лафетов и увеличение маневренности пушек позволили формировать большие артиллерийские поезда, и Ивану IV удалось для осады Казани собрать примерно 150 пушек. Многие артиллеристы прошли подготовку на пушечном дворе в Москве, где могли наблюдать за работой пушкарей-литейщиков. В 1547 году артиллерия стала независимым родом войск царской армии, получившим название наряд. В то же время строительство траншей и палисадов вокруг Казани потребовало большого труда. Иван продолжал полагаться на инженеров и во время своих более поздних компаний, таких как осада Полоцка в 1563 году. Русская армия была представлена всеми родами войск: конницей, стрельцами, татарскими отрядами хана Шигалея, мордовскими и черкесскими воинами, а также иностранными наёмниками: немцами, итальянцами, поляками. Дворянская конница составляла главную силу царского войска. По данным «Казанского летописца», в осаде участвовало 10 тысяч мордовских воинов, в составе более чем полумиллионного русского войска под Казанью. Этот источник многими исследователями не считается достоверным.=[29].

Ход осады

Город был окружён 23 августа, все попытки казанцев прорвать кольцо успеха не имели. Напротив двух Ногайских ворот разместился полк правой руки хана Шигалея, передовой полк татар во главе с двумя астраханскими царевичами разместился напротив Елбугиных и Кебековых ворот, ертаульный полк — напротив Муралиевых ворот, полк левой руки — напротив Водяных ворот, сторожевой полк — напротив Царских ворот. Русские ратники начали строительство тур вокруг осаждённого города. Туры (осадные башни) были построены против всех городских ворот. Туры строились под руководством итальянских инженеров «фряжским обычаем» с тремя «боями». В строительстве принимал участие и русский инженер — Иван Выродков.

Осада и взятие Казани 2 октября 1552 года

Вскоре после прибытия царских войск на Арское поле разгорелось новое сражение между казанцами, наступавшими со стороны леса, и русскими, расположившимися в поле. Посланные против казанцев воеводы сумели опрокинуть противника, и, преследуя отступающих казанцев по лесу, захватили пленных.

На второй день после прибытия царских войск под Казань по распоряжению Ивана IV в город была послана делегация послов с предложениями о мире. В случае капитуляции жителям гарантировалась жизнь, неприкосновенность имущества, а также возможность свободного исповедования мусульманской веры и возможность свободного выбора места проживания. Казанского хана царь призывал поступить к нему на службу, став его вассалом. Требования делегации были отклонены, а сами послы с позором были изгнаны из города. Одновременно с этим осаждённые запросили помощи у воинственных ногайцев. Но правители Ногайской Орды побоялись портить отношения с Москвой, и в помощи казанцам отказали.

26 августа казанцы предприняли неудачную вылазку из города. Под стенами Казани разыгрался упорный бой. Современники так описали это сражение: «От пушечнаго бою и от пищалнаго грому и от гласов и вопу и кричяния от обоих людей и от трескости оружии и не бысть слышати другу друга»[30].

Отбив атаку, стрельцы сумели обнести туры окопами, а также разместить на них более мощные пушки. В отдельных местах между турами располагался тын, построенный под руководством Ивана Выродкова. Вскоре, 27 августа, начался артиллерийский обстрел Казани. Казанцы не обладали такой мощной артиллерией, и казанская артиллерия понесла серьёзные потери. 4 сентября русские устроили взрыв подкопа у Муралеевых ворот под источником воды внутри города. Несмотря на успех операции, цель достигнута не была, так как в Казани располагались многочисленные водоёмы, из которых жители могли добывать питьевую воду. Тем не менее, в городе, лишённом важного источника питьевой воды, начались болезни.

6 сентября русские войска под командованием князя Андрея Горбатого предприняли поход на Арск. Поход был спровоцирован частыми набегами черемисов, причинявших большие неприятности осаждавшим. Значительную часть царских войск составляли пешие стрельцы и темниковская мордва. Арск был взят, и царские войска установили контроль над всей Арской стороной, захватив немало пленных и скота.

Одновременно с этим в связи с сильными ливнями и бурями затонуло множество судов с припасами, лишив тем самым русские войска значительной части запасов продовольствия.

В ходе осады русские войска успешно применили тактику ведения минно-взрывных подкопов под стены осажденного города. Сооружением «тихой сапы» руководили западные мастера (в различных источниках их называют то фрязинами, то немцами, то литвинами). Есть предание, что минными подкопами руководили английский инженер Бутлер[31] и литвин Розмысл (настоящее имя Эразм[32]).

Русские войска вели тщательную подготовку к решительному штурму. К 30 сентября туры были придвинуты практически ко всем воротам города. Между крепостной стеной и турами оставался лишь ров. На многих участках рвы были засыпаны землёй и лесом. Русские возвели через них множество мостов. Были сделаны новые подкопы.

Но и осаждённые не сидели, сложив руки. Они неоднократно предпринимали вылазки, нападая на туры. В ходе одной из таких вылазок казанцам удалось обратить в бегство немногочисленную охрану тур. Другая вылазка, предпринятая осаждёнными у Збойловских ворот, оказалась менее удачной. Ещё одна (последняя) вылазка была наиболее масштабной, но безрезультативной.

30 сентября был взорван подкоп под стены, стена рухнула. Были подожжены городская стена, ворота и мосты. Однако атака была отбита. Ценой больших потерь осаждавшим удалось закрепиться в башне, стенах и у Арских ворот. Два следующих дня русские войска под руководством воевод Михаила Воротынского и Алексея Басманова ожидали противника. В ожидании решительного боя русские загородились крепкими щитами.

1 октября защитникам города был предоставлен ещё один шанс сложить оружие. Но они вновь отказались.

Русское осадное орудие XVI века

Новый подкоп и приступ состоялись 2 октября[33]. Однако, изнурённые длительной осадой и упорным сопротивлением осаждённых, многие русские воины шли на приступ неохотно, о чём свидетельствует А. Курбский в своей «Истории князя великого Московского». Но, когда русские войска ворвались в город и в Казани разгорелись ожесточённые бои, многие из раненых ринулись в город:

…и лежащие, глаголемые ранены, воскочиша и творящиеся мертвые воскресоша. И со всех стран не токмо те, но и со станов, и кашевары, и яже были у конех оставлены, и друзие, яже с куплею приехаша, все сбегошася во град, не ратного ради дела, но на корысть многую…

— Курбский "Истории князя великого Московского", с. 27.[33]

чем не замедлили воспользоваться защитники, ставшие теснить тех из нападавших, кто не отвлекался на мародёрство, но уже порядком утомился «беспрестанно бьющесь». Это вызвало панику среди мародёров:

Корыстовники же оные предреченные, егда увидели, что наши по нужде уступают по малу, бранитесь бусурманом, в таковое абие бегство вдашася, яко во врата многие не попали; но множайшие и с корыстьми чрез стену метались, а иные и корысти повергоша, только вопиюще: «секут! секут!»

— Курбский «Истории князя великого Московского», с. 28.[33]

Русское командование приказало убивать паникёров и мародёров — «многих ближних забивати тех, да не падают на сокровищах, также и помогают своим»[33]. Эта мера смогла остановить панику, и вскоре русские вновь перешли в наступление. Основная битва внутри города произошла у мечети ханского дворца. Обороной мечети руководил имам Кул Шариф, сражавшийся и погибший вместе со своими учениками в бою с русскими войсками. Казань пала, хан Едигер был захвачен в плен, его воины, попавшие в плен, казнены, а часть лояльных казанцев была переселена за стены посада, на берега озера Кабан, положив основу Старо-татарской слободы Казани[34].

Последствия

Взятие Казани предопределило исход войны и завоевание территории ханства, но не завершило его, полномасштабная война продолжалась ещё несколько лет, Курбский например писал: «Ополчились против царя оставшиеся казанские князья и вместе с прочими народами языческими, нападая не только на саму Казань, но и из великих лесов наезжая на Муромскую землю и даже на сам Нижний Новгород, и захватывали людей в плен. И так было непрерывно после взятия Казанского царства, около шести лет, в течение которых все новопоставленные в той земле города, да и некоторые в Русской, осаждались ими»[35]. После взятия Казани всё Среднее Поволжье было присоединено к России. Кроме татар в составе России оказались многие другие народы, до этого входившие в состав Казанского ханства (чуваши, удмурты, марийцы, башкиры). Этот поход также стал первой сложной военной кампанией, которую объединённые русские княжества провели вне собственных границ.

Вскоре после этого были взяты столица Астраханского ханства в 1556 году и столица Сибирского ханства в 1582 году.

За добровольное и героическое участие в штурме Казани царём была дарована жалованная грамота донским казакам на «реку Дон со всеми притоками» в вечное пользование, подтверждающая независимый статус донского казачества.[источник?]

Влияние на современную политику

Татарский сепаратизм и национализм 1990-х годов основывался, в том числе, на факте осады Казани и ликвидации Казанского ханства, подкрепляясь лозунгами «Я помню 1552 год» и «Холокост татарского народа — 1552!»[36]: «Как передает „Росбалт“, среди плакатов, поднятых митингующими, были „Я помню 1552 год“, „Холокост татарского народа — 1552!“… и тому подобные»[37]. «Росбалт» от 12/10/2009, татарские националисты отмечают неофициальный «День памяти защитников Казани» ежегодно, считая Казанское ханство мирным, а Московское княжество агрессивным образованием[38], «Росбалт» от 12/10/2009: "Татарские националисты отметили очередной, двадцатый по счету День памяти защитников Казани, павших при взятии города войсками Ивана Грозного.

В столице Татарстана во времена «перестройки» прошёл малочисленный митинг под лозунгом «Максатыбыз — байсезлек!» («Цель — независимость!»), а также научный семинар «Завоевание Казани: уроки истории». Периодически поднимался вопрос о возведении памятника павшим защитникам Казани от войск Ивана Грозного в 1552 году[39].

Свою точку зрения высказывал доктор исторических наук Равиль Габдрахманович Фахрутдинов[40], в учебнике истории он расценивал политику, которое вело Московское княжество, как оккупационную[41], а Казанское ханство описывал, преимущественно, жертвой имперских амбиций Ивана Грозного, который отличался своей безнравственной жизнью и человеконенавистническими действиями, а в отношении же покоренных им народов он проводил политику истребления[42], также Равиль Фахрутдинов обращал внимание на жестокость русских войск по отношению к татарскому населению[43] и мародёрство во время и после взятия Казани[44].

По мнению другого татарского историка Искандера Гилязова, высказанному на встрече президента России Дмитрия Медведева с историками, возникшая после захвата Иваном Грозным Казани ассимиляция татар привела к тому, что численность татарского населения возросла незначительно, а численность этнических русских возросла в десятки и сотни раз при том, что на момент завоевания численность населения Казанского ханства была почти равной населению Русского государства[45].

Казанское взятие в искусстве

См. также

Примечания

  1. 1 2 Преувеличенные данные из первоисточников.
  2. ↑ ПСРЛ. Т. 13. Ч. 1. С. 162.
  3. ↑ Сочинения И. Пересветова. – М. –Л., 1956. – с. 208.
  4. ↑ Сочинения И. Пересветова. – М. –Л., 1956. – с. 233-234..
  5. ↑ Курбский А. История о великом князе Московском// РИБ (Русская историческая библиотека)) Т. 31. – с. 190-191.
  6. ↑ В. В. Постников "Казанская история": к вопросу об идеологических основах восточной политики России // Ойкумена. Регионоведческие исследования. 2007. №1 (2). URL: https://cyberleninka.ru/article/n/kazanskaya-istoriya-k-voprosu-ob-ideologicheskih-osnovah-vostochnoy-politiki-rossii.
  7. ↑ Алишев С. Х. Источники и историография города Казани. Казань 2001. https://www.tataroved.ru/publicat/istoriograf.pdf.
  8. ↑ Грек М. Сочинения. Т. 2. с. 335-336.
  9. ↑ В. В. Постников "Казанская история": к вопросу об идеологических основах восточной политики России // Ойкумена. Регионоведческие исследования. 2007. №1 (2). URL: https://cyberleninka.ru/article/n/kazanskaya-istoriya-k-voprosu-ob-ideologicheskih-osnovah-vostochnoy-politiki-rossii.
  10. ↑ ПСРЛ. Т. 13. Ч. 1. С. 149.
  11. ↑ (ПСРЛ. Т. 13. Ч. 1. С. 149-150).
  12. ↑ ПСРЛ. Т. 13. Ч. 1. С. 164.
  13. ↑ ПСРЛ. Т. 13. Ч. 1. С. 164.
  14. ↑ ПСРЛ. Т. 13. Ч. 1. С. 166.
  15. ↑ ПСРЛ. Т. 13. Ч. 1. С. 165.
  16. ↑ ПСРЛ. Т. 13. Ч. 1. С. 165.
  17. ↑ ПСРЛ. Т. 13. Ч. 1. С. 166.
  18. ↑ Котляров Д.А. О становлении «всей земли Казанской»// Исследования по Русской истории и культуре. Сборник статей к 70-летию профессора Игоря Яковлевича Фроянова. М., 2006. С. 326–340.
  19. ↑ ПСРЛ. Т. 13. Ч. 1. С. 168.
  20. ↑ ПСРЛ. Т. 13. Ч. 1. С. 178.
  21. ↑ ПСРЛ. Т. 13. Ч. 1. С. 179.
  22. ↑ ПСРЛ. Т. 13. Ч. 1. С. 168.
  23. ↑ ПСРЛ. Т. 13. Ч. 1. С. 169.
  24. ↑ ПСРЛ. Т. 13. Ч. 1. С. 172.
  25. ↑ ПСРЛ. Т. 13. Ч. 1. С. 172.
  26. ↑ ПСРЛ. Т. 13. Ч. 1. С. 173.
  27. ↑ ПСРЛ. Т. 13. Ч. 1. С. 176.
  28. ↑ ПСРЛ. Т. 13. Ч. 1. С. 179.
  29. ↑ Алишев С. Х. Источники и историография города Казани. Казань 2001. https://www.tataroved.ru/publicat/istoriograf.pdf.
  30. А. А. Зимин, А. Л. Хорошкевич Россия времени Ивана Грозного — М., издательство «Наука», 1982
  31. ↑ М. Г. Худяков. Очерки по истории Казанского ханства. 3-е изд. Москва, 1991. С. 151.
  32. ↑ Зимин А. А. Участник взятия Казани 1552 г. литвин Розмысл Петров // Вопросы военной истории России XVIII и первой половины XIX в. М.: Наука, 1969. С. 273—278.
  33. 1 2 3 4 Худяков М. Г. Очерки по истории Казанского ханства Архивная копия от 7 апреля 2011 на Wayback Machine
  34. ↑ Архивированная копия (неопр.) (недоступная ссылка — история). Проверено 5 февраля 2010. Архивировано 7 августа 2011 года.)
  35. Курбский А. М. История о великом князе Московском (неопр.). Проверено 30 октября 2018.
  36. ↑ Татары обвинили Российскую империю в геноциде «Утро» (свидетельство о регистрации СМИ Эл № ФС 77-23513 от 28.02.2006)
  37. ↑ «Татары назвали Ивана Грозного организатором геноцида»
  38. ↑ «В обиде на Ивана Грозного»
  39. ↑ «Юбилейный аншлаг татарского национализма»
  40. ↑ Институт истории им. Ш. Марджани АН РТ Фахрутдинов Равиль Габдрахманович, главный научный сотрудник.
  41. ↑ Учебник «История татарского народа и Татарстана. (Древность и средневековье)», § 47. Завоевание Казанского Ханства, историк Равиль Фахрутдинов: «Однако татары и другие народы Казанского ханства не прекратили борьбу за свою независимость, хотя она приобрела теперь стихийный характер — форму народной борьбы».
  42. ↑ сайт «Института истории им. Ш. Марджани АН РТ» Р. Г. Фахрутдинов, «История татарского народа и Татарстана. (Древность и средневековье)», § 47. Завоевание Казанского Ханства.
  43. ↑ Учебник «История татарского народа и Татарстана. (Древность и средневековье)», § 47. Завоевание Казанского Ханства, историк Равиль Фахрутдинов: «В городе началась резня. Русские источники (Царственная книга, Никоновская и другие летописи, „Казанская история“) сообщают, что мужчин перебили, а женщин и детей раздали русским воинам. Кровь татарская текла рекой, трудно было пройти через множество валявшихся трупов. Ими были переполнены берега Казанки под кремлем, ямы, овраги, рвы оборонительных укреплений; местами их кучи доходили до высоты городских стен».
  44. ↑ Учебник «История татарского народа и Татарстана. (Древность и средневековье)», § 47. Завоевание Казанского Ханства, историк Равиль Фахрутдинов: «Но тут победа чуть было не склонилась в пользу татар: московиты стали грабить дома, клети, амбары, началось самое настоящее мародёрство».
  45. ↑ «Встреча Президента Дмитрия Медведева с учёными-историками» 22 июля 2011 года, заведующий «Кафедрой истории и культуры татарского народа» Казанского университета историк Искандер Гилязов: «Когда Иван Грозный захватывал Казань, то мы вспомним, что численность населения Казанского ханства была почти равной населению Московского государства. А с тех пор численность татарского населения возросла незначительно, а численность этнических русских возросла в десятки и сотни раз. Как это получилось? А это шло через межнациональные, межэтнические контакты, через ассимиляцию».

Литература

  • Зимин А. А., Хорошкевич А. Л. Россия времени Ивана Грозного — М., издательство «Наука», 1982.
  • Жеребов Д. К., Майков Е. И. Русское военно-инженерное искусство в XVI—XVII вв. // Из истории русского военно-инженерного искусства. М., 1952.
  • Усачев А. С. Об исторической ценности древнерусских сообщений о чудесах (на материале чуда о свечении под Казанью 1552 г.) // Древняя Русь. Вопросы медиевистики. 2010. № 1 (39). С. 112—116.
  • Хованская О. С. Глава III. Походы Ивана Грозного на Казань в 1549-1552 гг. // Осада и взятие Казани в 1552 году.- историко-археологический очерк О.С. Хованской. — Казань: Изд-во МОиН РТ, 2010. — С. 74—102.

wikiredia.ru

Отправить ответ

avatar
  Подписаться  
Уведомление о