Вторжение норманнов в англию – rulibs.com : Наука, Образование : История : Глава четвертая Вторжение норманнов в Британию в X — начале XI столетий : Андерс Стриннгольм : читать онлайн : читать бесплатно

Содержание

Нормандское завоевание Англии — Мегаэнциклопедия Кирилла и Мефодия — статья

Норма́ндское завоева́ние А́нглии (Norman Conquest of England) (1066) — вторжение в Англию войска нормандского герцога Вильгельма, который после победы при Гастингсе стал королем Англии (Вильгельм I Завоеватель). Поводом для вторжения стали претензии Вильгельма на английский престол, основанные на родстве с умершим в начале 1066 года англосаксонским королем Эдуардом Исповедником. Помимо нормандских баронов, во вторжении участвовали также феодалы из ряда французских провинций. Преодолев на парусных кораблях Ла-Манш, войско Вильгельма 28 сентября 1066 года высадилось на юге Англии. Решающая битва между войсками Вильгельма и англосаксонского короля Гарольда II состоялась 14 октября 1066 года близ Гастингса. Исход битвы решила нормандская конница, уничтожившая большую часть сражавшихся в пешем строю англосаксов. Король Гарольд пал в бою. 25 декабря 1066 года Вильгельм был коронован и стал королем Англии.

В результате завоевания в Англию была перенесена французская военно-ленная система, искусственным путем была создана самая стройная и самая централизованная в Европе феодальная иерархическая лестница. Вся земля в Англии признавалась собственностью короны, феодалы могли быть только держателями земли от короля. Раздача феодов (фьефов) сподвижникам Вильгельма Завоевателя стала возможной благодаря конфискациям земель англосаксонской знати. При этом владения баронов оказались разбросанными в разных графствах, что препятствовало образованию территориально целостных феодов. Усилению королевской власти способствовало сохранение примерно седьмой части земель в руках короны. В результате завоевания произошло подчинение свободных крестьян власти сеньоров, правовой статус крестьян-держателей земли был низведен до положения вилланов (крепостных). Нормандское завоевание Англии содействовало завершению процесса феодализации страны, начавшегося в англосаксонский период.

После смерти Эдуарда Исповедника в начале января 1066 года нормандский герцог Вильгельм выдвинул претензии на корону Англии. Ему удалось заручиться поддержкой римского папы Александра II, своих нормандских вассалов, а также многих рыцарей из Бретани, Фландрии, Пикардии, Артуа. Вильгельму собрал войско численностью в 5-7 тысяч человек, из которых две тысячи были тяжеловооруженными конными рыцарями. Для переправы через Ла-Манш было подготовлено несколько сот кораблей, самые крупные из которых могли взять на борт до двенадцати лошадей.

Англосаксонский король Гарольд II знал о намерениях Вильгельма и собрал на юге Англии свое войско. Однако в середине сентября 1066 года на северо-восточном побережье Англии высадилась армия норвежского короля Харальда Сурового. К нему присоединились отряды Тостига — мятежного брата короля Гарольда. 20 сентября 1066 года норвежцы разгромили ополчение северных графств при Фулфорде и установили контроль над всем Йоркширом. Король Гарольд поспешил на север. 25 сентября 1066 года в сражении при Стамфорд-Бридже он нанес поражение норвежцам. Харальд Суровый и Тостиг были убиты, остатки викингов отплыли в Скандинавию. Но и англосаксы понесли значительные потери.

28 сентября 1066 года на южном побережье Англии в Пивенси высадилась нормандская армия. Герцог Вильгельм не встретил сопротивления, войско англосаксом еще находились на севере страны. Лишь 6 октября король Гарольд вернулся в Лондон. Собрав все возможные силы, он двинулся навстречу врагу. В 10 километрах от Гастингса произошла решающая битва. Ударную силу армии короля Гарольда составляли дружинники-хускерлы, число которых существенно сократилось в сражениях с норвежцами. Основная масса англосаксонского войска была представлена пешими крестьянами-ополченцами. Дать отпор рыцарской коннице они не смогли. В сражении погибли Гарольд и его окружение, была уничтожена большая часть английского войска.Одержав победу, Вильгельм не стал торопиться с продолжением военных действий, лишь спустя пять дней нормандская армия двинулась к Лондону. Новым королем англосаксов был провозглашен Эдгар Этелинг, но он не получил полной поддержки, многие представители англосаксонской знати поспешили перейти на сторону завоевателей. Лондон сдался Вильгельму без сопротивления, на рождество нормандский герцог был торжественно коронован и стал королем Англии. Король-завоеватель обещал соблюдать законы Эдуарда Исповедника, но грабежи и насилия нормандских баронов продолжались долгое время. Для гарантии собственного спокойствия Вильгельм начал постройку у городской стены Лондона королевской крепости Тауэр. Процесс становления власти завоевателей на местах шел постепенно, сопровождался кровавым террором, в северные районы пришлось отряжать карательные экспедиции. Только к концу 1069 года Вильгельму удалось установить контроль над всеми графствами, а последнее восстание против нормандцев было подавлено на острове Или в 1071 году.Завладев английской короной, Вильгельм Завоеватель развернул по всей стране строительство королевских замков, которые стали основой его власти на местах. В первые годы правления он охотно использовал в своих целях англосаксонскую знать, но после 1069 года, подавив основные очаги сопротивления, король стал пренебрегать ее интересами. Все земли Англии были объявлены собственностью короля, была проведена конфискация земель не только мятежников, но и всех, кто не изъявил покорности королю. Значительная часть захваченных земель осталась за королевским двором, а большая часть пошла на вознаграждение соратников Вильгельма Завоевателя — нормандским баронам. Размеры их феодов в Англии были в 10-20 раз больше их владений на материке. Церковные земли остались нетронутыми.В 1085 году в Англии была проведена земельная перепись, ее данные были сведены в «Книгу страшного суда» (1086). Из 38 английских графств были описаны 34. Численность населения по данным «Книги страшного суда» составляла приблизительно 1, 5-2 миллиона человек. 5 % населения жило в городах, остальные — на селе. К свободным крестьянам было отнесено только 12 % населения, большую часть крестьян записали в крепостные (вилланы). Крепостной-виллан был членом сельской общины, имел долю в угодьях и пахотный надел, который он держал от владельца поместья (лорда манора). Виллан был обязан господину барщиной три дня в неделю, платил ему продуктовый оброк, нес сервильные повинности, связанные с личной несвободой: посмертный побор, брачную пошлину при выдаче замуж дочери. Свободное крестьянство жило главным образом на севере и востоке Англии.Коронные земли были равномерно распределены по всей территории королевства, владения (маноры) баронов также были распределены по разным графствам. Например, 793 манора Роберта Мертонского лежали в 20 графствах, 493 манора Одона из Байё — в 17 графствах. Такой принцип не давал баронам возможности добиться политического преобладания в отдельных графствах, что способствовало укреплению королевской власти. Король Англии стал верховным собственником земли, сюзереном всех держателей земли, от кого бы они ее ни получили. В 1087 году Вильгельм Завоеватель потребовал от всех держателей фьефов (феодов) принести ему личную присягу (Солсберийская присяга). Личная присяга и непосредственная служба всех феодалов королю стали особенностью английского варианта феодализма. Условия феодального держания были скопированы с нормандских: оммаж королю и клятва верности; служба с отрядом воинов в течение сорока дней в году в пределах Англии; присутствие в королевской курии по вызову для совета и суда; помощь королевской казне деньгами в случаях посвящения в рыцари старшего сына короля, выдачи замуж старшей дочери короля, выкупа короля из плена.

Если феодал не выполнял эти условия держания, то мог потерять земли. После его смерти фьеф переходил к наследнику только по воле короля, после внесения в казну особого платежа, который назывался рельефом. В случае отсутствия наследников, земли переходили к короне. Все фьефы были неделимы, передавались по правилу майората старшим сыновьям. В целом все фьефы Англии должны были поставить в войско 4200 рыцарей.

Нормандские бароны составили высший слой английского общества при Вильгельме Завоевателе, ступенью ниже располагались рыцари, зачастую англосаксонского происхождения. Король запретил своим баронам строить замки, но в остальном не ограничивал запретами. Бароны самостоятельно решали, какие фьефы оставить себе, а какие субинфеодировать, то есть передать в держание рыцарям. Можно было передать фьеф не рыцарю, а сокмену на условиях выплаты ренты.Нормандское завоевание способствовало завершению процесса феодализации Англии, число свободных крестьян резко сократилось. Феодальная система земельных держаний и вассальных связей в значительной мере была перенесена в Англию из Нормандии, но в необходимость удержания власти на завоеванной территории среди враждебного населения способствовали укреплению королевской власти. Король стал верховным собственником всех земельных угодий, ему непосредственно приносили присягу все держатели земель, бароны не имели права строить замки, получали фьефы в разных графствах, что исключало возможность их политического усиления. В отличие от своих собратьев на материке английские бароны не обладали правом ведения частных войн, верховной юрисдикции над своими вассалами и крестьянами.Вильгельм Завоеватель сохранил судебные собрания в графствах и на местах, а также фирд — пешее ополчение свободных крестьян, которые платили налоги королю. Состав королевского совета формировался не по принципу родовитости, а по выбору самого короля. Вильгельм лично управлял страной, его письменные приказы рассылались шерифам, представлявшим власть короля в графствах. Значительные доходы король получал и от своего домена в Нормандии.Мощное рыцарское войско обеспечило Англии защиту от набегов викингов. Усилению монархической власти способствовала поддержка феодалов, церкви, купечества, свободного крестьянства. Вильгельм Завоеватель проводил продуманную политику в отношении церкви. Он пожаловал ей большие земельные угодья и ряд привилегий, в том числе разрешил создать церковные суды, но претензии римского папы на верховенство были отвергнуты. Английский король отказался принести вассальную присягу папе Григорию VII, заявил, что без королевского разрешения нельзя повиноваться папским приказам. После кончины Вильгельма I Завоевателя в 1087 году в Руане, владения в Нормандии унаследовал его старший сын Роберт III Куртгёз, а английская корона перешла к младшему сыну Вильгельму II Рыжему.

megabook.ru

Нормандское завоевание Англии: предпосылки, ход и последствия

Нормандское завоевание Англии – это процесс становления нормандского государства на территории Англии и разрушения англосаксонских королевств, который начался из вторжения нормандского герцога Вильгельма в 1066 году и закончился в 1072 году полным подчинением Англии.

Предпосылки нормандского вторжения в Англию


Известно, что Англия сильно терпела бедствие от постоянных нашествий викингов. Король англосаксов Этельред искал того, кто поможет ему бороться против викингов, такого союзника он увидел в норманнах, и чтобы заключить с ними союз женился на сестре нормандского герцога, Эмме. Но обещанной помощи он не получил, из-за чего покинул страну и укрылся в Нормандии в 1013 году.
Уже спустя три года после этого, вся Англия была покорена викингами, а их королем стал Кнуд Великий. Он объединил под своей властью всю Англию, Норвегию и Данию. Тем временем сыновья Этельреда были тридцать лет в изгнании при дворе норманнов.
В 1042 году один из сыновей Этельреда – Эдуард, возвратил себе английский престол. Сам Эдуард был бездетным и прямого наследника на престол не было, тогда он провозгласил своим наследником нормандского герцога Вильгельма. В 1052 году власть вернулась в руки англосаксам. В 1066 году Эдуард умирает, а значит его наследником должен стать Вильгельм, но англосаксы со своей стороны назначают королем Гарольда II.
Герцог Вильгельм, конечно же, оспорил это избрание и предъявил свои претензии на трон Англии. Это и послужило началом нормандского завоевания Англии.

Силы сторон


Англосаксы
Их армия было довольно многочисленной, возможно, это была самая большая армия во всей Западной Европе, но ее проблема была в том, что она являлась слабо организованной. Гарольд даже не имел в своем распоряжении флота.
Ядром армии Гарольда были элитные воины хускарлы, их число становило три тысячи. Кроме них, насчитывалось огромное количество тэнов (служивая знать) и еще больше количество фирдов (ополчения).
Большой проблемой англосаксов было почти полное отсутствия лучников и кавалерии, что сыграло в дальнейшем, возможно, ключевую роль в их поражении.
Нормандия
Костяк армии Вильгельма составляли тяжеловооруженные и хорошо обученные конные рыцари. Также в армии присутствовало немалое количество лучников. Большая половина армии Вильгельма – это наемники, самих норманнов было не так уж и много.
Кроме этого, следует заметить, что сам Вильгельм был блестящим тактиком и имел большие познания в военном искусстве, а также славился в рядах своей армии как отважный рыцарь.
Общее количество воинов, по мнению историков не превышало 7-8 тысяч. Армия Гарольда была значительно большей, не менее 20 тыс. воинов.
Вторжение норманнов
Официальным началом нормандского вторжения в Англию считается битва при Гастингсе, которая стала и ключевым моментом в этой кампании.
14 октября 1066 года две армии столкнулись при Гастингсе. Гарольд имел в своем распоряжении большую армию, нежели у Вильгельма. Но блестящий тактический талант, ошибки Гарольда, атаки нормандской конницы и смерть в битве самого Гарольда дали возможность Вильгельму одержать блестящую победу.
После сражения стало понятным, что в стране не осталось того человека, который был возглавить страну на борьбу с Вильгельмом, так как все, кто мог это сделать, остались лежать на поле битвы при Гастингсе.
В том же году, словим немногочисленное сопротивление англосаксонской значит, 25 декабря Вильгельма первый был провозглашен королем Англии, коронация происходила в Вестминстерском аббатстве. Первое время власть норманнов в Англии была укреплена только военной силой, народ еще не признавал нового короля. В 1067 году его позиция в стране стала более прочной, что позволило ему совершить недлительную поездку в родную Нормандию.
Под полным контролем Вильгельма пока находились только юго-восточные земли страны, остальные земли, когда он отъехал в Нормандию восстали. Особенно крупное выступление произошло в юго-западных землях. В 1068 году началось еще одно восстание – на севере страны. Вильгельма должен был действовать быстро и решительно, что он сделал. Быстр взяв Йорк и построив на севере Англии целый ряд замков, он сумел остановить мятеж.
В 1069 году началось еще одно восстание, на этот раз дворян поддержали и селяне. Восставшие отбили в свои руки Йорк, но Вильгельм с армией жестоко расправился с восставшими и вновь захватил Йорк.
Осенью этого же года на берег Англии высадилось датское войско и заявило свои претензии на престол. Вместе с этим по всей северной и центральной Англии вспыхнули восстания последние крупных англосаксонских дворян. Это восстание поддержала и Франция. Таким образом, Вильгельма оказался в трудной ситуации, окружен тремя врагами. Но Вильгельм имел очень мощную конную армию и уже в конце этого же года вновь вернул под свой контроль Северную Англию, а войско датчан вновь вернулось на корабли.
Чтобы не повторить возможность восстаний, Вильгельм разорил север Англии. Его войска сжигали деревни, посевы и жители были вынуждены покинуть Северную Англию. После этого вся знать ему покорилась.
После того как в 1070 году Вильгельм купил датчан, сопротивление англосаксов стало под большой угрозой. Последние силы повстанцев Вильгельм уничтожил на острове Или. Он окружил их и взял измором.
Именно падание последних англосаксонских дворян послужило концом нормандского завоевания Англии. После этого, англосаксы больше не имели ни одного аристократа, который бы мог возглавить их на борьбу.

Последствия


Англосаксонские королевства были уничтожены, а власть перешла к норманнам. Вильгельм основал мощную страну с сильной централизованной властью короля – Англию. Совсем скоро, его ново созданное государство станет сильнейшим в Европе на долгое время, с военной силой которого, глупо было не считаться. А весь мир узнал, что английская кавалерия теперь стала решающей силой на поле боя.

www.istmira.com

НОРМАНДСКОЕ ЗАВОЕВАНИЕ АНГЛИИ 1066 ГОДА

НОРМАНДСКОЕ ЗАВОЕВАНИЕ АНГЛИИ 1066 ГОДА - во­ен­ное втор­же­ние в Анг­лию ар­мии гер­цо­га Нор­ман­дии Виль­гель­ма За­вое­ва­те­ля, при­вед­шее к ут­вер­жде­нию на английской пре­сто­ле Нор­манд­ской ди­на­стии и пе­ре­ме­нам в по­ли­тическом и со­ци­аль­но-эко­но­мическом уст­рой­ст­ве Английского ко­ро­лев­ст­ва.

В ночь на 5 ягваря 1066 года скон­чал­ся английский ко­роль Эду­ард Ис­по­вед­ник, не ос­та­вив­ший пря­мых на­след­ни­ков. По­след­ний пред­ста­ви­тель анг­ло­сак­сон­ской ко­ро­лев­ской ди­на­стии - вну­ча­тый пле­мян­ник Эду­ар­да Эд­гар Эте­линг был мо­лод (около 15 лет) и не поль­зо­вал­ся под­держ­кой зна­ти. Ко­ро­лём был про­воз­гла­шён эрл Уэс­сек­са Га­рольд, яв­ляв­ший­ся фак­тическим пра­ви­те­лем Анг­лии в по­след­ние го­ды прав­ле­ния Эду­ар­да Ис­по­вед­ни­ка (со­глас­но английским ис­точ­ни­кам, Эду­ард пе­ред смер­тью объ­явил его сво­им на­след­ни­ком). Од­на­ко пра­ва на английский пре­стол предъ­я­вил и гер­цог Нор­ман­дии Виль­гельм, со­сто­яв­ший в от­да­лён­ном род­ст­ве с Эм­мой, ма­те­рью Эду­ар­да. Со­глас­но нор­манд­ским ис­точ­ни­кам, Га­рольд около 1064 года по­бы­вал в Нор­ман­дии, где по­клял­ся под­дер­жать при­тя­за­ния Виль­гель­ма на английский пре­стол. Виль­гельм смог за­ру­чить­ся под­держ­кой па­пы Рим­ско­го Алек­сан­д­ра II (1061-1073 годы), по­слав­ше­го гер­цо­гу «зна­мя св. Пет­ра». Это по­зво­ли­ло Виль­гель­му при­влечь в своё вой­ско не толь­ко нор­манд­ских вас­са­лов, но и ры­ца­рей из других ре­гио­нов кон­ти­нен­таль­ной Ев­ро­пы (Бре­та­ни, Флан­д­рии, Ло­та­рин­гии, Пи­кар­дии, Ме­на, Ак­ви­та­нии и др.). К ле­ту 1066 года Виль­гельм со­брал ар­мию (по разл. оцен­кам, 4-7 тыс. человек) и стал го­то­вить­ся к пе­ре­пра­ве че­рез Ла-Манш. Од­но­вре­мен­но с этим по­ход на Анг­лию вы­на­ши­вал и норвежский ко­роль Ха­ральд Су­ро­вый, в со­юз с ко­то­рым всту­пил млад­ший брат Га­роль­да Тос­ти, объ­яв­лен­ный в 1065 году вне за­ко­на и за­ни­мав­ший­ся пи­рат­ст­вом у южных и восточных бе­ре­гов Анг­лии.

В сентябре 1066 года норвежское вой­ско вы­са­ди­лось в северной Анг­лии, раз­би­ло в бит­ве при Фул­фор­де (20 сентября) объ­е­ди­нён­ные си­лы анг­ло­сак­сон­ских эр­лов Эд­ви­на и Мор­ка­ра и за­ня­ло Йорк. Уз­нав об этом, Гарольд, на­хо­див­ший­ся на юге Анг­лии, ожи­дая втор­же­ния Виль­гель­ма, вы­сту­пил с вой­ском на се­вер и в кро­во­про­лит­ной бит­ве при Стам­форд-Брид­же (25 сентября) раз­бил нор­веж­цев (Ха­ральд Су­ро­вый и Тос­ти по­гиб­ли в бит­ве). До­ж­дав­шись бла­го­при­ят­ной по­го­ды, Виль­гельм 28-29 сентября вы­са­дил­ся в Анг­лии. Га­рольд с вой­ском (ве­ро­ят­но, около 7 тыс. человек) со­вер­шил марш-бро­сок на юг. В сра­же­нии близ г. Гас­тингс 14 октября нор­манд­ское вой­ско одер­жа­ло по­бе­ду, Га­рольд и его бра­тья по­гиб­ли. Ис­точ­ни­ки не по­зво­ляют од­но­знач­но ре­кон­ст­руи­ро­вать ход бит­вы, но, по-ви­ди­мо­му, в ус­пе­хе нор­манд­цев важ­ную роль сыг­ра­ло на­ли­чие у них ка­ва­ле­рии, ко­то­рой не бы­ло у анг­ло­сак­сов (Виль­гельм су­мел пе­ре­пра­вить ло­ша­дей на специальных транс­пор­тах). Сра­зу по­сле бит­вы при Гас­тинг­се часть свет­ских и ду­хов­ных анг­ло­сак­сон­ских маг­на­тов в Лон­до­не про­воз­гла­си­ли ко­ро­лём Эд­га­ра Эте­лин­га, од­на­ко при при­бли­же­нии ар­мии Виль­гель­ма они ка­пи­ту­ли­ро­ва­ли и при­нес­ли ему при­ся­гу как за­кон­но­му пра­ви­те­лю Анг­лии (ко­нец но­яб­ря или на­ча­ло де­каб­ря). 25 декабря 1066 года ар­хи­еп. Йор­ка Эальд­ред ко­ро­но­вал Виль­гель­ма в со­бо­ре Вест­мин­стер­ско­го аб­бат­ст­ва.

Отдельные вос­ста­ния про­тив вла­сти Виль­гель­ма За­вое­ва­те­ля про­дол­жа­лись до 1071 года (в Западной Анг­лии с цен­тром в г. Эк­се­тер, в об­лас­ти Фе­нов с цен­тром в монстыре Или и др.). Круп­ней­шим ста­ло вос­ста­ние в Северной Анг­лии (ле­то 1069 года). Его под­дер­жал флот, при­слан­ный ко­ро­лём Да­нии Свей­ном (Све­ном) II (1047-1074 или 1076 годы), так­же пре­тен­до­вав­шим на английскую ко­ро­ну, ос­но­вы­ва­ясь на сво­ём род­ст­ве с Кну­дом Ве­ли­ким. Од­на­ко Виль­гельм с вой­ском зи­мой 1069/1070 года со­вер­шил по­ход на се­вер, раз­бил вос­став­ших и опус­то­шил зна­чит. тер­ри­то­рии в Йорк­шире, Нор­там­бер­лен­де и граф­ст­ве Да­рем (т. н. Ра­зо­ре­ние Се­ве­ра). Уча­ст­вовав­ший в вос­ста­нии Эд­гар Эте­линг бе­жал в Шот­лан­дию, а в 1074 году сдал­ся Виль­гель­му, при­не­ся ему ом­маж (це­ре­мо­ния за­клю­че­ния вас­саль­но­го до­го­во­ра) и при­знав за­кон­ным пра­ви­те­лем Анг­лии. Сим­во­лич. за­кре­п­ле­ни­ем вла­сти Виль­гель­ма над Анг­ли­ей ста­ла зе­мель­ная пере­пись, в ре­зуль­та­те ко­то­рой бы­ла со­став­ле­на Кни­га Страш­но­го су­да, а так­же при­ся­га ему всех сво­бод­ных дер­жа­те­лей земли (т. н. Сол­сбе­рий­ская при­ся­га 1086 года).

Нормандское завоевание Англии при­ве­ло к бы­ст­ро­му и рез­ко­му из­ме­не­нию со­ста­ва свет­ской эли­ты Анг­лии. За счёт кон­фи­ска­ций зе­мель анг­ло­сак­сов, сра­жав­ших­ся про­тив не­го при Гас­тинг­се и в по­след­них вос­ста­ни­ях, Виль­гельм со­сре­до­то­чил в сво­их ру­ках об­шир­ные вла­де­ния, ко­то­рые ак­тив­но раз­да­вал сво­им при­бли­жён­ным. Од­на­ко они, как пра­ви­ло, по­лу­ча­ли зем­ли в различных час­тях стра­ны, по­это­му в Анг­лии, в от­ли­чие от Фран­ции, не сло­жи­лись об­шир­ные тер­ри­то­ри­аль­ные ба­ро­нии. К 1080-м гг. у зе­мель­ных дер­жа­те­лей анг­ло­сак­сон­ско­го про­ис­хо­ж­де­ния, по-ви­ди­мо­му, на­хо­ди­лось ме­нее 10% па­хот­ной зем­ли. Из­ме­нил­ся и эт­нический со­став выс­ше­го ду­хо­вен­ст­ва: в 1070-1175 годы на английские епи­скоп­ские ка­фед­ры на­зна­ча­лись ис­клю­чи­тель­но вы­ход­цы с кон­ти­нен­та или их по­том­ки. Важ­ным по­след­ст­ви­ем нормандского завоевания Ангилии ста­ла ут­ра­та древне-английским язы­ком официального ста­ту­са (уже к кон­цу прав­ле­ния Виль­гель­ма За­вое­ва­те­ля). Вме­сте с тем за­вое­ва­те­ли со­хра­ни­ли сло­жив­шую­ся в анг­ло­сак­сон­скую эпо­ху пе­ре­до­вую для ран­не­го Сред­не­ве­ко­вья сис­те­му центрального и ме­ст­но­го управ­ле­ния и су­до­про­из­вод­ст­ва. Не бы­ли фор­маль­но от­ме­не­ны су­деб­ни­ки и др. пра­во­вые ак­ты анг­ло­сак­сон­ских ко­ро­лей, сыг­рав­шие важ­ную роль в скла­ды­ва­нии во второй половине XII века сис­те­мы «об­ще­го пра­ва» (Common Law). По­след­ст­вия нормандского завоевания Ангилии с точ­ки зре­ния оформ­ле­ния сень­о­ри­аль­ной за­ви­си­мо­сти кре­сть­ян­ст­ва ос­та­ют­ся дис­кус­си­он­ным во­про­сом.

 

© Большая Российская Энциклопедия (БРЭ)

w.histrf.ru

Нормандское завоевание Англии — Традиция

Нормандское завоевание Англии — вторжение в Англию армии Вильгельма Завоевателя, герцога Нормандии, в 1066 г. и последующее подчинение страны. Главными событиями завоевания стали битва при Гастингсе и коронация Вильгельма королём Англии. Подчинение Англии нормандцами завершилось к 1070—1075 гг. В результате завоевания в Англию были перенесены классические формы феодализма и военно-ленной системы, создано централизованное государство с сильной королевской властью. Резко усилилась ориентация страны на континентальную Европу и её вовлечённость в европейскую политику, а традиционные связи со Скандинавией ослабли. Завоевание оказало также значительное влияние на развитие английской культуры и языка. В результате адаптации северофранцузских государственных и социальных институтов к англосаксонской правовой традиции сформировалась система Англо-нормандской монархии, просуществовавшая до середины XII века, которая легла в основу средневекового английского государства .

Династическая проблема[править]

В конце X века Англия столкнулась с массированной волной набегов скандинавских викингов на её территорию. Король англосаксов Этельред II, желая обеспечить себе поддержку в борьбе с викингами, в 1002 г. женился на Эмме, сестре нормандского герцога Ричарда II. Однако, помощи от нормандцев Этельред II не получил и в 1013 г. был вынужден бежать вместе со своей семьёй в Нормандию. К 1016 г. вся Англия была завоёвана викингами, а королём стал Кнуд Великий, объединивший под своей властью Англию, Данию и Норвегию. Сыновья Этельреда II и Эммы почти 30 лет провели в изгнании, при дворе нормандского герцога. Лишь в 1042 г. Эдуарду Исповеднику, старшему сыну Этельреда, удалось возвратить себе престол Англии. Воспитанный в Нормандии, Эдуард на протяжении практически всего своего правления пытался ориентироваться на нормандцев против могущественной англо-датской знати, доминирующей в государственной системе страны. Вероятно, в 1051 г., воспользовавшись изгнанием эрла Годвина, бездетный Эдуард провозгласил своим наследником молодого нормандского герцога Вильгельма. Однако в 1052 г. Годвин вернулся в Англию и восстановил свой контроль над системой управления страны. Когда в начале января 1066 г. Эдуард Исповедник скончался, англосаксонский витенагемот избрал королём сына Годвина — Гарольда II, лидера национальной партии.

Избрание Гарольда было оспорено Вильгельмом Нормандским. Опираясь на волю короля Эдуарда, а также на клятву верности Гарольда, принесённую, вероятно, во время его поездки в Нормандию в 1064/1065 г., и апеллируя к необходимости защиты английской церкви от узурпации и тирании, Вильгельм выдвинул свои претензии на корону Англии и начал подготовку к вооружённому вторжению. Одновременно о своём праве на английский престол заявил Харальд Суровый, король Норвегии, чей предшественник в 1038 г. заключил договор с сыном Кнуда Великого о взаимном наследовании королевств в случае бездетности одного из монархов. Норвежский король также начал готовиться к завоеванию Англии.

Силы сторон[править]

Военные ресурсы англосаксонского государства были достаточно крупными, но плохо организованными. В конце 1066 г. в распоряжении короля Гарольда не было даже флота, кроме небольшого количества кораблей, предоставленных портами юго-восточного побережья. Хотя существовала возможность путём реквизиций и сбора кораблей, предоставляемых по традиции графствами, собрать значительное число судов, в короткий срок организовать крупный флот и обеспечить его снабжение на продолжительный период боевой готовности было невозможно. Ядро сухопутных войск составляла небольшая группа хускерлов короля и эрлов. Помимо них Гарольд располагал отрядами военно-служилой знати (тэнов) и национальным ополчением крестьян — фирдом. Главными проблемами вооружённых сил Англии были трудность концентрации военных соединений в требуемом месте, невозможность длительного поддержания армии в боеготовности, неразвитость системы замков как базовой единицы оборонительной структуры, слабое знакомство с современными методами ведения войны в Европе, а также невнимание к таким родам войск, как кавалерия и лучники.

Главной ударной силой нормандской армии была рыцарская конница. Хорошо развитая военно-ленная система и феодальная иерархия обеспечивали герцога достаточно значительными, хорошо обученными и вооружёнными военными силами. В Нормандии была огромная масса мелких рыцарей, над которыми герцоги до Вильгельма не имели эффективного контроля и чья энергия находила применение в походах в Италию, где уже сформировались нормандские графство Аверса и герцогство Апулия. Вильгельм смог аккумулировать эту массу рыцарей и поставить её себе на службу. В отличие от Гарольда, Вильгельм был прекрасно знаком со всеми аспектами современного военного искусства. Он пользовался превосходной репутацией рыцаря и военачальника, привлекшей в его армию крупные людские ресурсы северной Франции. Нормандцы имели большой опыт военных действий небольшими отрядами кавалерии, базировавшимися в замках, которые быстро возводились на захватываемой территории. Войны с королями Франции и графами Анжу научили нормандцев тактике действий против крупных соединений противника. Армия Вильгельма состояла из феодального ополчения нормандских баронов и рыцарей, кавалерийских и пехотных контингентов из Бретани, Пикардии и других северофранцузских областей, а также наёмных войск. Герцогу удавалось поддерживать в своей армии строгую дисциплину, что позволяло объединить разнородные воинские подразделения в единый боевой организм. Если до 1060 г. Вильгельм был занят внутренними проблемами и обороной границ от французской и анжуйской угроз, то после 1060 г., благодаря малолетству нового короля Франции и междоусобицам в Анжу, безопасность Нормандии была обеспечена, что открывало возможности для внешней экспансии.

Подготовка к вторжению[править]

Файл:England 1066 Norse Invasion.png

Норвежское вторжение в Англию в 1066 г.
Пунктиром обозначены границы владений дома Годвина

В начале 1066 г. Вильгельм начал подготовку к вторжению в Англию. Он получил одобрение этому предприятию от собрания баронов своего герцогства. Репутация Вильгельма обеспечила приток в его армию рыцарей из Фландрии, Аквитании, Бретани, Мэна и нормандских княжеств Южной Италии. Вильгельм также добился поддержки императора и, что ещё более важно, папы Александра II, который надеялся укрепить позиции папства в Англии и сместить архиепископа Стиганда. Общая численность нормандской армии выросла до 7000 человек, для перевозки которых был подготовлен флот из 600 кораблей. Приготовления завершились к августу 1066 г., однако встречный северный ветер долгое время не позволял начать переправу через Ла-Манш. 12 сентября Вильгельм перебазировал свою армию из устья реки Див в устье Соммы, к местечку Сен-Валери, где ширина пролива была существенно меньше.

Подготовку к отражению нормандского вторжения вёл и король Гарольд. Он созвал национальное ополчение со всех областей Англии и разместил войска вдоль южного побережья. Быстрыми темпами формировался новый флот, во главе которого встал король. В мае Гарольду удалось отбить атаку Тостига на восточные регионы страны. Однако в сентябре англосаксонская система военно-морской обороны развалилась: нехватка продовольствия заставила короля распустить флот. В середине сентября в северо-восточной Англии высадилась огромная армия норвежского короля Харальда Сурового. Разбив 20 сентября ополчение северных графств в битве при Фулфорде, норвежцы подчинили Йоркшир. Король Гарольд был вынужден оставить свои позиции на южном побережье и стремительно двинуться на север. 25 сентября в сражении при Стамфорд-Бридже английские войска наголову разгромили норвежских викингов, Харальд Суровый был убит, а остатки его армии отплыли в Скандинавию.

Битва при Гастингсе[править]

Через два дня после битвы при Стамфорд-Бридже направление ветров в Ла-Манше изменилось. Немедленно началась погрузка нормандской армии на корабли и поздним вечером 27 сентября флот Вильгельма отплыл из Сен-Валери. Переправа заняла всю ночь и был момент, когда корабль герцога, сильно оторвавшись от основных сил, остался один, но английских судов в проливе не было и перевозка армии благополучно завершилась утром 28 сентября в бухте у города Певенси. Нормандская армия не осталась в Певенси, окружённом болотами, а переместилась в Гастингс, более удобный порт со стратегической точки зрения. Здесь Вильгельм соорудил замок и стал ожидать подхода английских войск.

Узнав в Йорке о высадке нормандцев, Гарольд II разослал по стране приказы о призыве новых ополченцев и, не дожидаясь подкреплений, быстрым маршем двинулся на юг. Скорость его продвижения была так велика, что не позволяла дополнительным контингентам, набираемым в графствах, присоединиться к королевской армии. За восемь дней Гарольд покрыл расстояние от Йорка до Лондона и, не теряя времени, выступил навстречу нормандской армии. Англосаксонские войска, которыми располагал Гарольд, составляли по численности около 7000 человек, в основном участники битвы при Стамфорд-Бридже и ополчение из окрестностей Лондона. Несмотря на быстроту движения англичан, эффект неожиданности был упущен. Узнав о подходе Гарольда, 14 октября 1066 г. нормандские войска атаковали англосаксонскую армию.

В битве при Гастингсе, несмотря на героическое сопротивление, английские войска были разгромлены кавалерией Вильгельма. Король Гарольд был убит, а несколько тысяч англичан осталось лежать на поле боя. В стране не осталось лидера, способного организовать сопротивление нормандцам. Сражение при Гастингсе стало поворотным моментом в истории Англии.

Коронация Вильгельма I[править]

После битвы при Гастингсе Англия оказалась открытой перед завоевателями. Главным центром сопротивления оставался Лондон, где новым королём был провозглашён Эдгар Этелинг, последний представитель древней Уэссекской династии. Но войска Вильгельма, захватив Дувр и Кентербери, окружили Лондон. Лидеры национальной партии — архиепископ Стиганд, эрлы Эдвин и Моркар, сам молодой Эдгар Этелинг — были вынуждены покориться. В Уоллингфорде и Беркхэмстеде они принесли клятву верности Вильгельму и признали его королём Англии. Вскоре нормандские войска вошли в Лондон. 25 декабря 1066 г. в Вестминстерском аббатстве Вильгельм был коронован королём Англии.

Хотя коронация Вильгельма I прошла в соответствии с англосаксонской традицией, что должно было убедить население в законности прав нового короля на английский престол, власть нормандцев опиралась первое время исключительно на военную силу. Уже в 1067 г. началось возведение крепости Тауэр в Лондоне, а затем нормандские замки выросли по всей территории южной и средней Англии. Земли англосаксов, участвовавших в битве при Гастингсе, были конфискованы. К концу марта 1067 г. положение Вильгельма Завоевателя настолько укрепилось, что он смог совершить длительную поездку в Нормандию. Во время его отсутствия управление Англией осуществляли его ближайшие соратники Уильям Фиц-Осберн и Одо, епископ Байё. После возращения Вильгельма в конце 1067 г., он занялся усмирением юго-западной Англии, где вспыхнул англосаксонский мятеж. Затем была отражена попытка сыновей Гарольда высадиться в Бристоле.

Подчинение Северной Англии[править]

В 1068 г. положение Вильгельма Завоевателя обострилось: Эдгар Этелинг бежал в Шотландию, где получил поддержку короля Малькольма III, а на севере Англии вспыхнуло восстание. Вильгельм действовал решительно. Соорудив замок в Уорике, он направился в североанглийские графства и без сопротивления занял Йорк. Местная знать принесла присягу верности королю. На обратном пути были воздвигнуты замки в Линкольне, Ноттингеме, Хантингдоне и Кембридже, которые позволяли контролировать путь в северную Англию. Но уже в начале 1069 г. на севере вспыхнуло новое восстание, в котором принимали участие не только феодалы, но и крестьяне. 28 января 1069 г. в Дарем ворвались англосаксонские отряды, которые уничтожили дружину нормандского графа Нортумбрии Роберта де Комина. Затем мятеж против завоевателей распространился на Йоркшир, и сам Йорк был захвачен сторонниками Этелинга. Второй поход Вильгельма на север позволил занять Йорк и подавить восстание.

Осенью 1069 г. английское побережье атаковал флот датского короля Свена Эстридсена, наследника дома Кнуда Великого, также претендующего на английский престол. Воспользовавшись датским вторжением, в Нортумбрии снова восстали англосаксы. Была сформирована новая армия, во главе которой встали Эдгар Этелинг, Коспатрик и Вальтеоф, последние представители крупной англосаксонской знати. Объединившись с датчанами, они атаковали Йорк и разгромили его нормандский гарнизон. Однако приближение армии Вильгельма заставило союзников отступить. Вскоре король был вынужден вновь покинуть север, столкнувшись с восстаниями в западной Мерсии, Сомерсете и Дорсете. Лишь после подавления этих выступлений, Вильгельм смог заняться решительными действиями в отношении североанглийских мятежников.

В конце 1069 г. войска Вильгельма Завоевателя вновь вступили в северную Англию. На этот раз нормандцы занялись систематическим разорением земель, уничтожением построек и имущества англосаксов, стремясь ликвидировать саму возможность повторения восстания. В массовом порядке сжигались деревни, а их жители бежали на юг или в Шотландию. К лету 1070 г. цветущая долина Йоркского графства подверглась безжалостному разорению. Графство Дарем в значительной степени обезлюдело, так как из сожжённых деревень убежали оставшиеся в живых жители. Войска Вильгельма дошли до Тиса, где Коспатрик, Вальтеоф и другие англосаксонские лидеры покорились королю. Затем нормандцы быстрым маршем пересекли Пеннины и обрушились на Чешир, где продолжилось разорение. Разорение дошло и до Стаффордшира. Далее была предприята попытка уничтожить то, что позволяло жителям существовать. Повсюду неотемлемо следовали голод и чума.[1] К пасхе 1070 г. кампания, вошедшая в историю как «Опустошение Севера» (англ. Harrying of the North), была завершена. Последствия этого разорения ещё ярко ощущались в Йоркшире, Чешире, Шропшире и «области пяти бургов» спустя десятилетия после завоевания[2].

Весной 1070 г. датский флот оставался в английских водах, обосновавшись на острове Или. Сюда также стекались последние представители непокорённой англосаксонской знати. Однако летом 1070 г. Вильгельму удалось заключить соглашение с датчанами об их эвакуации за денежный выкуп. После ухода датского флота оборону Или возглавил небогатый тэн Херевард и эрл Моркар. Это был последний оплот англосаксонского сопротивления. Весной 1071 г. войска Вильгельма окружили остров и заблокировали его снабжение. Среди участников восстания были не только знать, но и крестьяне.[3] Оборонявшиеся были вынуждены капитулировать.

Падение Или ознаменовало завершение нормандского завоевания Англии. Сопротивление новой власти прекратилось. Продолжались лишь стычки на границе с Шотландией, где нашёл убежище Эдгар Этелинг, но в августе 1072 г. армия Вильгельма вторглась на территорию Шотландии и беспрепятственно дошла до Тэя. Шотландский король Малькольм III заключил в Абернети перемирие с Вильгельмом, принёс ему оммаж и обязался не оказывать поддержки англосаксам. Эдгар был вынужден покинуть Шотландию. Покорение Англии было окончено.

Общие принципы[править]

Англо-нормандская монархия в 1087 г. и важнейшие английские замки.
Зелёным цветом выделены Чеширская и Шропширская марки.

Главным принципом организации системы управления завоёванной Англией было желание короля Вильгельма выглядеть законным преемником Эдуарда Исповедника. Конституционная основа англосаксонского государства была полностью сохранена: витенагемот трансформировался в Большой королевский совет, прерогативы англосаксонских королей в полном объёме перешли к англо-нормандским монархам (включая права обложения налогами и единоличного издания законов), была сохранена система графств во главе с королевскими шерифами. Объём прав землевладельцев определялся по состоянию на времена короля Эдуарда. Сама концепция монархии имела англосаксонский характер и резко контрастировала с состоянием королевской власти в современной Франции, где суверен отчаянно боролся за своё признание крупнейшими баронами государства. Особенно отчётливо принцип преемственности англосаксонскому периоду проявлялся в первые годы после завоевания (до восстания в Северной Англии 1069 г.), когда значительная часть англосаксонских магнатов сохраняла свои позиции при дворе и влияние в регионах.

Однако, несмотря на всю видимость возвращения к «добрым временам» короля Эдуарда (после узурпации Гарольда), власть нормандцев в Англии опиралась, главным образом, на военную силу. Уже в декабре 1066 г. началось перераспределение земель в пользу нормандских рыцарей, которое после «Опустошения Севера» 1069—1070 гг. приобрело всеобщий характер. К 1080-м гг. англосаксонская знать была полностью уничтожена как социальный слой (за единичными исключениями[4]) и замещена северофранцузским рыцарством. Полностью изменился характер земельных держаний, который приобрёл классические феодальные черты: земли теперь предоставлялись баронам под условием выставления определённого количества рыцарей в случае необходимости королю. Вся страна покрылась сетью королевских или баронских замков[5], ставших военными базами, обеспечивающими контроль за округой, и резиденциями баронов или чиновников короля. Ряд областей Англии (Херефордшир, Чешир, Шропшир, Кент, Суссекс) были организованы как военизированные территории, отвечающие за оборону границ. Особое значение в этой связи имели Чеширская и Шропширская марки, созданные Гуго д’Авраншем и Роджером де Монтгомери на границе с Уэльсом.

Земельная собственность и социальная структура[править]

Специфика распределения земельных владений в Англии после завоевания заключалась в том, что практически все новые бароны получали земли отдельными участками, разбросанными по стране, которые, за редким исключением, не образовывали компактных территорий[6]. Хотя утверждать, что фрагментация предоставляемых во фьеф земельных держаний являлась продуманной политикой короля Вильгельма, вероятно, нельзя, эта особенность организации земельной собственности нормандской Англии не позволила возникнуть феодальным княжествам по типу французских или немецких, что сыграло огромную роль в последующей истории страны и обеспечила перевес короля над баронами.

Завоевание создало новый господствующий класс — рыцарей и баронов нормандского[7] происхождения. Новая знать была обязана своим положением королю и исполняла целый комплекс обязанностей в отношении монарха. Главными их этих обязанностей была военная служба, участие три раза в год в Большом королевском совете, а также замещение различных должностей в системе государственного управления (прежде всего, шерифов). После завоевания и уничтожения англосаксонской традиции обширных эрлств, роль шерифов резко усилилась: они превратились в ключевой элемент королевской администрации на местах, а по своим владениям и социальному статусу не уступали англо-нормандским графам.

Каждое земельное владение (фьеф, лен) предоставлялось королём на феодальном праве. Владелец лена был обязан выставлять королю определённое количество вооружённых рыцарей. Согласно современным оценкам, общее количество рыцарей, выставляемых со всех земель баронов в период правления Вильгельма, составляло огромную для разорённой страны цифру: более 4 000 человек. Эту силу обеспечивали не более двухсот баронов, державших свои владения непосредственно от короля. Помимо этого, около 800 рыцарей причиталось в королевскую армию от церковных владений[8]. Для исполнения этой обязанности бароны, епископы и аббаты предоставляли часть своих земель мелким рыцарям (процесс субинфеодализации). Причём в первое время после завоевания эти рыцари несли постоянную службу при дворах короля и своих сюзеренов, что усиливало военизированный характер ранненормандского общества. В результате в Англии сформировалась значительная масса мелких рыцарей, которые по своему социальному статусу ничем не отличались от магнатов, державших свои владения непосредственно от короля. Эти рыцари унаследовали от своих англосаксонских предшественников судебную юрисдикцию над крестьянами своей округи, достаточно быстро трансформировавшуюся в отношения личной зависимости крестьянства.

Церковная власть[править]

Особенно сильно нормандское влияние было в церковных кругах. Все освобождающиеся места предоставлялись не англосаксам, а иностранцам, прежде всего выходцам из Франции. Уже в 1087 году Святой Вульфстан Вустерский остался единственным епископом англосаксонского происхождения. В начале XIII века, в результате появления нищенствующих монашеских братств, состоящих почти полностью из иностранцев, влияние в церковных кругах чужестранцев ещё более усилилось. Было открыто множество школ, в которых в отличие от континента, где обучение велось на латинском языке, обучение велось по-французски. Влияние церковной власти усилилось. Было проведено разделение светской и церковной юрисдикции. Вследствии единой интеграции укрепилилось межцерковное влияние. Указ Вильгельма, гласящий, что все церковные разбирательства должны разбираться епископами и архиепископами в их собственных судах «в соответствии с канонами и епископальными законами» дал возможность в дальнейшем осуществить принятие канонического права. Норманны передали епархиальные престолы тем городам, где они существуют и сейчас. Епископальная структура церкви в Англии, созданная норманнами, оставалась почти неизменной до периода Реформации.

Центральная администрация, фискальная и судебная системы[править]

В отношении организации центральной администрации завоёванной страны, король Вильгельм, в основном, следовал англосаксонским традициям. Хотя при его дворе существовали должности стюарда, дворецкого, камергера, заимствованные из французской администрации, они имели, главным образом, почётные функции. Важным нововведением стало учреждение поста канцлера в 1068 г., ответственного за организацию делопроизводства короля. Большой королевский совет, в котором принимали участие все бароны страны, был преемником англосаксонского витенагемота. В ранненормандский период он стал собираться регулярно (три раза в год), однако утратил значительную часть своего влияния на выработку политических решений, уступив место королевской курии (лат. Curia regis). Последний институт представлял собой собрание наиболее близких королю баронов и должностных лиц, помогающих монарху советом по текущим проблемам государства. Курия стала центральным элементом королевской администрации, хотя её заседания часто носили неформальный характер.

Базовые основы фискальной системы после нормандского завоевания не претерпели изменений. Финансирование королевской администрации продолжало основываться на поступлениях с домениальных земель (Вильгельм Завоеватель удержал за собой около седьмой части всех земельных владений Англии, годовой доход с которой составлял более 11 тысяч фунтов стерлингов), платежей городов и доходов от судопроизводства. К этим источникам присоединялись поступления феодального характера (рельеф, право опеки, формарьяж). Была продолжена практика обложения населения всеобщим налогом («датскими деньгами»)[9], причём согласия населения на взимание этого налога не требовалось. Принципы распределения налогов по графствам, сотням и гайдам также сохранилась с англосаксонских времён. Для приведения традиционных норм обложения в соответствие с современным состоянием хозяйства и новой системой земельных держаний в 1086 г. была проведена всеобщая оценка земель, чьи результаты были представлены в «Книге Страшного суда».

После нормандского завоевания, которое сопровождалось массовыми злоупотреблениями и незаконными захватами земель, резко возросло значение судопроизводства, ставшего орудием королевской власти в упорядочении земельных и социальных отношений в стране. Было проведено разделение светской и церковной юрисдикции, создана стройная система судебных органов, возникли баронские суды. Важным нововведением стало повсеместное использование суда присяжных, истоки которого прослеживаются как в нормандской практике, так и в традициях Данелага. В реорганизации судебной системы важная роль принадлежала Жоффруа, епископу Кутанса, и архиепископу Ланфранку.

В социальном плане нормандское завоевание привело к уничтожению англосаксонской военно-служилой знати (тэнов) и формированию нового господствующего слоя феодального рыцарства, построенного на принципах вассально-ленных отношений и обладающего судебно-административной властью над крестьянским населением. На смену полунезависимым эрлам англосаксонской эпохи пришли нормандские бароны, сильно зависимые от короля и обязанные ему за свои владения рыцарской повинностью (выставлением определённого количества вооружённых рыцарей). В феодальную систему было включено также высшее духовенство. Процесс закрепощения крестьянства, начавшийся ещё в англосаксонский период, резко ускорился и привёл к доминированию в средневековой Англии феодально-зависимых категорий крестьянства, что привело к еще большему закрепощению[10]. Вообще, введение в Англии классических феодальных отношений и вассально-ленной системы по французскому образцу было важнейшим последствием нормандского завоевания в социальной сфере. Генезис феодализма в Англии начался в IX—X веках, однако возникновение социальной системы, основанной на земельном держании, которое обуславливается исполнением держателем строго определённых обязанностей военного характера, чей объём зависел не от размера участка, а от соглашения с сюзереном, является безусловной новацией нормандского завоевания[11]. Ярко выраженный военный характер земельных держаний также стал одним из главных последствий нормандского завоевания. В целом, социальная структура общества стала более строгой, жёсткой и иерархичной.

В организационном плане нормандское завоевание привело к резкому укреплению королевской власти и формированию одной из наиболее прочных и централизованных монархий Европы эпохи высокого средневековья. О мощи королевской власти ярко свидетельствует проведение всеобщей переписи земельных владений, результаты которой вошли в Книгу Страшного суда, беспрецедентного и абсолютно невозможного в других современных европейских государствах предприятия. Новая государственная система, хотя и основанная на англосаксонских традициях управления, достаточно быстро приобрела высокую степень специализации и формированию функциональных органов управления, таких как Палата шахматной доски, Казначейство, канцелярия и другие.

В культурном плане нормандское завоевание практически полностью [Источник?] уничтожило англосаксонские традиции искусства и внедрило в Англии феодальную культуру рыцарства на основе её французских образцов. Древнеанглийский язык был вытеснен из сферы управления, а языком администрации и общения господствующих социальных слоёв стал нормандский диалект французского языка. Около трёхсот лет англо-нормандский диалект господствовал в стране и оказал большое влияние на формирование современного английского языка.

В политическом плане была окончена самоизоляция страны, бывшая в англосаксонской эпохе. Англия оказалась тесно включённой в систему международных связей Западной Европы и стала играть одну из важнейших ролей на европейской политической сцене. В то же время, тот факт, что Нормандия являлась вассалом короля Франции, а многие новые английские бароны и рыцари владели землями за Ла-Маншем резко усложнил англо-французские отношения. Как герцоги Нормандии англо-нормандские монархи признавали сюзеренитет короля Франции, а как короли Англии имели равный с ним социальный статус. В XII веке, с созданием Анжуйской империи Плантагенетов, английский король владел почти половиной территорией Франции, оставаясь юридически вассалом французского монарха. Эта двойственность стала одной из причин длительного англо-французского противостояния, явившегося одним из центральных моментов европейской политики средних веков и достигшего своей кульминации в ходе Столетней войны.

  1. ↑ Дэвид Ч.Дуглас. Норманны:от завоеваний к достижениям.(1050—1100 гг.) СПб,2003. С.111
  2. ↑ См. Книга Страшного суда.
  3. ↑ История средних веков (под ред. Колесницкого), М., 1980.
  4. ↑ В «Книге Страшного суда» упоминаются всего два англосакса, которые сохранили более-менее значительные земельные владения к 1086 г.
  5. ↑ Классический тип ранненормандского замка — деревянно-земляное укрепление, получившее название «motte-and-bailey».
  6. ↑ Детали это процесса до конца не изучены. Во многих случаях фрагментация владений нормандского барона имела корни в разбросанности владений его англосаксонских предшественников, или была следствием земельного передела первых десятилетий после завоевания.
  7. ↑ Хотя нормандский элемент явно доминировал, значительную роль в формировании новой аристократии сыграли и представители других регионов Северной Франции, особенно выходцы из Бретани.
  8. ↑ Распределение военной обязанности по церковным образованиям определялось, главным образом, их экономической силой: так, епископы Винчестера и Линкольна выставляли по 60 рыцарей, тогда как разорённое архиепископство Йорк — лишь 7.
  9. ↑ В период правления Вильгельма I этот налог собирался в 1066, 1067 и 1083 гг.
  10. ↑ Тем не менее, свободные и полусвободные категории крестьянства сохранялись на всём протяжении английской истории.
  11. ↑ Обязанность англосаксонских тэнов и керлов участвовать в национальном ополчении носила личный характер и не имела связи с актом пожалования землёй.
  • Англосаксонская хроника
  • Горелов М. М. Датское и нормандское завоевания Англии в восприятии средневековых авторов XI—XII вв. // Диалог со временем: Альманах интеллектуальной истории. — М., 2001. — Вып.6.
  • История средних веков: От Карла Великого до Крестовых походов (768—1096). Сост. М. М. Станюкевич. — М., 2001
  • Мортон А.А История Англии. — М., 1950.
  • Памятники истории Англии / Пер. Д. М. Петрушевского. — М., 1936.
  • Пти-Дютайи, Ш. Феодальная монархия во Франции и в Англии X—XIII веков. — СПб., 2001
  • Савело Н. Ф. Раннефеодальная Англия. — Л., 1977
  • Штокмар В. В. История Англии в средние века. — СПб., 2001
  • Stenton, F. Anglo-Saxon England. — Oxford, 1973
  • Дэвид Ч.Дуглас. Норманны: от завоеваний к достижениям.1050-1100 гг. СПб., 2003

Первоисточник этой статьи был признан «избранной статьёй» в русском разделе Википедии nrm:Counqùet de l'Aunglléterre (1066)

traditio.wiki

Глава четвертая Вторжение норманнов в Британию в X — начале XI столетий

Глава четвертая

Вторжение норманнов в Британию в X — начале XI столетий

Не только Испания, но и берега Бельгии, Голландии, Фрисландии и Шотландии были от времени до времени посещаемы разъезжавшими везде викингами; между тем их многочисленные флоты плавали частью в Нормандию, частью в Англию, Ирландию и на окрестные острова, для помощи поселившимся там скандинавам и для поддержания их во владении покоренными странами. Борьба завоевателей-норманнов с туземными жителями в этих странах продолжалась с переменным успехом в течение всего X столетия. Многие ирландские малые короли вели постоянные войны друг с другом и редко сражались соединенными силами со скандинавскими притеснителями, захватившими некоторые приморские города, гавани и отчасти внутренность острова. Эти междоусобия помогли норманнам укрепиться в завоеванных странах; иногда в союзе, иногда в войнах с ирландцами они продолжали владеть Дублином, Ватерфордом, Лиммериком и Корком, как главными местами их власти.

Напротив, в Англии ближайшие преемники Альфреда шли по следам своего великого предшественника, заботились о флоте, везде строили крепости и башни и, утвердив власть над Мерсией и малыми королями Уэльса, стали сильнее всех прежних королей Англии. При таком могуществе они не без успеха вели постоянно войну с северными королями Нортумберлендии, Восточной Англии и Эссекса Им удалось мало-помалу захватить одно за другим владения норманнов, владычество которых в Англии, казалось, слабело все больше и больше. Причиной были их междоусобия и внутренние раздоры, притом они слишком далеко распространились, разделяясь на небольшие отряды под властью особенных вождей, не всегда ладивших между собой; сверх того, англичане изучили и усвоили военную тактику норманнов, а эти последние, в долгое время их пребывания в изобильной стране, постепенно утратили воинственность при новом образе жизни и ежедневном обхождении с туземцами и более полюбили мир. Оттого-то уже при Эдуарде I, сыне и преемнике Альфреда, покорились английским королям Восточная Англия и Эссекс с частью Мерсии, обитаемые норманнами.[86]

После Эдуарда взошел на престол Англии в 924 году его сын, Ательстан, Адельстейн северных саг, деятельный и храбрый государь. Он подчинил своей власти Нортумберландию и так успешно воевал с королем Шотландским, Константином, что принудил его просить мира и отдать в заложники своего сына. Возросшее могущество Ательстана возбудило некоторые опасения в норманнах. Он помогал своему приемышу, Хакону Харальдсону, возвратить отцовское королевство Норвегию;[87] с его помощью племянник его по сестре, Людовик IV, вступил на французский престол; он находился также в дружеских сношениях с Вильгельмом, герцогом Нормандии. С падением нормандского господства в Англии, всего можно было опасаться от Ательстана. Такая же судьба грозила не только нормандским владениям в Шотландии, Ирландии и на островах, даже их морские набеги встречали больше препятствий, и они не без причины опасались за свою славу и выгоды.

В это время в Дублине царствовал король, называемый в английских летописях Анлафом, «языческий обладатель Ирландии и многих островов», тот самый, которого северные саги называют «Олаф Реде (Красный), могущественный муж, храбрый вождь варваров», происходивший по матери от Рагнара Лодброка. Этот Олаф, исповедовавший еще языческую веру своих отцов, с беспокойством следил за Ательстаном, покорявшим норманнские государства в Англии, и, чтобы отнять их у него, заключил союз со своим зятем, королем Шотландии Константином, а этого жестоко огорчала прежняя несчастная война с Ательстаном, и он старался уничтожить его могущество.

Олаф переправился в Англию с флотом из 615 судов; его войско состояло из датчан и норвежцев, жителей Оркадских островов и северных викингов; все они соединились для великою похода в Англию;[88] в реке Эмбер высадилось сильное войско; тогда пристали к нему все английские норманны, пламенно желавшие иметь собственного короля. Альфгейр и Гудрек, ярлы от Ательстана, правители Нортумберлендии, собрали войско для удержания вторжения Олафа. Он разбил их и покорил страну. Слух о его победе и завоеваниях разнесся быстро и заставил перейти под его знамена бретонских ярлов, именно Хринга и Адильса, со многими другими сильными людьми.[89] Из Шотландии пришел и Константин, с войском из пиктов и скоттов; другое войско явилось из Камберленда, и все присоединились к ирландскому королю и его норманнскому войску на гибель Ательстану и уничтожение его усилившейся власти.

Против союза такого множества могучих врагов он собрал все силы своей страны. Лучшую часть их составляли уэссекцы, мерсийцы и. скандинавские норманны, потому что, кроме жителей Нортумберлендии и Восточной Англии, державших сторону английского короля, он принял к себе на службу многих вождей викингов с их полками; они искали дела и войны и встали под знамена великого известного государя, где легко было получать почести, славу и щедрые подарки.[90]

Между прочим, два храбрых исландца, братья Торольф и Эгиль, сыновья Скаллагрима, долго ездившие и пытавшие свою силу в морских набегах, отправились наконец в Англию и поступили на службу к Ательстану с 300 викингами. Они были великие вожди, и Ательстан сделал их полководцами войска, собранного в северной части страны, а сам поспешил на юг для набора еще больше людей и умножения своих сил. Эгиль и Торольф разбили стан на равнине и для удержания ирландского короля от грабежей в стране послали сказать ему, что Ательстан отдает ему на волю обнести орешинами место для поединка рядом с виноградным лесом. Кто первый явится туда, должен дожидаться противника целую неделю: победившему достанется Англия. По предписанию древнего северного обычая, если боевое место будет таким образом назначено, никто из соперников, не навлекая на себя позора, не смеет опустошать страну до начала поединка.

Казалось, что Олаф был не прочь, оттого переговоры шли своим порядком, пустая болтовня занимала ирландского короля до тех пор, пока не пришел Ательстан с превосходящим по численности войском. Тогда переговоры кончились; Ательстан не принял никаких мирных условий, предлагая только одно: чтобы Олаф удалился из его страны, возвратил всю набранную добычу, подчинился ему, как подвластный король, и чтоб впредь никто из них не начинал войны с другим.

Для разузнания положения Олаф, всегда отважный и дерзкий, переодевшись арфистом, шел в неприятельский стан. Ательстан с гостями сидел за столом. Незнакомец потешал их музыкой и пением. Они дали ему денег, которые, однако ж, он бросил незаметно для гостей. Но это видел один из слуг Ательстана, служивший прежде у Олафа и наблюдавший за всеми его движениями, Когда Олаф ушел, слуга рассказал все Ательстану. Этот спросил его, почему он не сказал об этом при Олафе. «Я недавно принял присягу в верности тебе, — отвечал слуга, — но прежде присягал я также и Олафу, и если б изменил ему, ты мог бы подумать, что я и с тобой поступлю так же». Он советовал королю передвинуть его отряд и разбить стан в другом месте, пока не соберется все войско. Он знал, что Олаф, молодой человек, не привык терять время даром. Ательстан послушался совета и вскоре узнал его пользу. На другую ночь Олаф напал на то место, где прежде стоял шатер Ательстана. С вечера, перед нападением, поместился там Верстан, епископ Ширбурнский, из Дорсетского графства, не зная ничего о случившемся: он пал со всем своим отрядом.

На рассвете того же утра 28 июня 937 года Олаф, не отдыхая, двинулся со всеми силами на англосаксонское войско, расположившееся за милю от него станом, он шел так поспешно, что англичане едва имели время вооружиться и построиться в боевой порядок. С одного крыла они прикрыты были рекой, с другого — лесом. Сам Ательстан начальствовал уэссекцами, которые составляли отдельный отряд английского войска, занимая открытое поле вблизи реки. Против него выстроился Олаф с норманнами. Константин с шотландцами, пиктами, кумбрами и оркадскими островитянами расположился в стороне, обращенной к лесу, против мерсийских и лондонских войск, составлявших другой отряд английского войска под начальством Туркейля, канцлера Ательстанова.

Последовавшее сражение — оно было при Брунанбурге и Нортумберлендии — английские летописи называют великим и кровопролитным, какого до тех пор никогда не бывало на острове: оно продолжалось с утра до вечера. Норманны сражались с норманнами: это обстоятельство было причиной упорности и жестокости боя. После того как употреблены были в дело стрелы и дротики, войска сошлись и началась настоящая битва. Сражались челом к челу, щит ударялся в щит, меч о меч, копье о копье. На стороне шотландцев и норманнов пало пять королей и семь ярлов, и Ательстан потерял много знатных людей, в том числе двух епископов, двух альтерманнов и двух принцев, Эльвина и Этельвина, сыновей его дяди, Этельварда.[91] На обеих сторонах лежало бесчисленное множество убитых. Прежде всего расстроен был боевой строй оркадских островитян и пиктов, потом шотландцев и кумбров, наконец и ирландец Олаф со своими норманнами вынужден был отступить и бежать на суда. Ательстан одержал совершенную победу. Немало помогло ему то обстоятельство, что Олаф и его войско, уставшие от ночного боя с епископом Верстаном, также и от второго марша, пришло в беспорядок на поле битвы.

Ательстан также много обязан победой норманнам, сражавшимся на его стороне, особо Торольфу и Эгилю. Они сражались очень храбро и покрыли себя великой славой. Торольф со своими норманнами и отрядом, которым начальствовал, двинулся для нападения в тыл неприятелю; для этого он пошел по опушке леса, велел людям левого крыла прикрыться щитами и обнажил таким образом правый, обращенный к лесу; в ту же минуту бросился из леса бретонский ярл, Адильс, стоявший в засаде со своим отрядом, и напал на открытое крыло Торольфа,[92] Торольф пал, пораженный дротиками; его знаменосец бежал. Шотландцы подняли победный крик, как обыкновенно делали при падении неприятельского вождя. Эгиль слышал эти крики; приняв начальство над отрядом брата и снова построив его, он бросился на неприятеля. Сильно размахивая острым мечом, добытым в Курляндии, он рубил по всем сторонам и погубил многих. Бой завязался жестокий, Эгиль и Адильс сошлись; последний, обменявшись несколькими ударами, пал; его норманны бежали; викинги в свою очередь подняли крик победы. Эгиль преследовал бегущих и никому не давал пощады. Когда же и шотландцы уступили поле сражения, он ударил в тыл королю Олафу. Норманны Олафа поколебались. Заметив это, Ательстан ободрил своих, подвинул дальше вперед свое знамя, и уэссекцы напали на неприятеля с такой силой, что он отступил с великим уроном.[93] Эгиль долго преследовал бегущих и убил многих, потом вернулся и отыскал труп погибшею брата. Велев построить огромный костер, он положил на него Торольфа в полном вооружении, надел ему на каждую руку по золотому кольцу и пел в память убиенного песню. После этого пошел искать Ательстана.

Тот сидел в королевской зале и пил со своими подручниками. Подошедший Эгиль приветствовал короля. В знак почести отвели ему место на нижней лавке, напротив Ательстана, самое почетное место после королевского. Эгиль сидел мрачный и задумчивый; у него были большие глаза, густые брови, широкий лоб, рыжеватые густые волосы, толстая шея и крепкие плечи, рост имел исполинский; он сидел и шлеме с мечом на коленях, то обнажал, то опять вкладывал в ножны; казался сердитым и мрачным, нахмуривал брови и снова поднимал их, толкал ногой щит, лежащий впереди, и не хотел пить.

Против него сидел Ательстан и наблюдал за движениями шотландца. Так сидели они некоторое время; потом король обнажил меч и, сняв с руки большой золотой перстень, надел его на острие, сошел с престола и через огонь подал перстень Эгилю, Исландец также встал с места и принял мечом поданный перстень. Оба опять уселись; Эгиль надел перстень на палец, потом налил рог и выпил его до дна; владея поэтическим дарованием, он тут же сочинил песню, выражавшую его печаль о павшем брате и утешение, которое принес ему королевский подарок. Король велел подать два сундука, наполненных серебром, таких больших и тяжелых, что каждый едва могли тащить двое людей: это серебро, по воле Ательстана, предназналось для отца и родных Эгиля в примирительный дар за гибель Торольфа. Самому Эгилю король предложил много своего имущества, много отличий и достоинств, если он останется в его службе и поселится в Англии. Эгиль благодарил короля, пробыл у него всю зиму со своими и воинами брата и пользовался великим почетом. Сочинив песню в честь Ательстана он в награду за это получил два золотых перстня, весом по фунту каждый, с дорогим плащом с королевского плеча. Он с наступлением весны вернулся в Исландию. Вскоре потом Ательстан умер в 940 году. Ему наследовал брат его, Эдвонд, 18-летний юноша.

При нем сильный Олаф вернулся из Дублина с большим войском, снова высадился в Нортумберлендии, взял много мест, овладел Йорком и, ворвавшись в южную Англию, имел виды на покорение всею государства. Однако ж архиепископы, Йоркский и Кентерберийский, успели примирить обоих враждовавших королей на том условии, что Олаф будет королем северной Англии, а Эдмунд — южной; кто из них переживет другого, должен наследовать государство умершего и быть единодержавным королем всей Англии. В следующем году Олаф умер. Другой Олаф, сын Сигтрюгга (Анлаф, или Аулаф, сын Сигтрюгга), и Регинальд, сын Гутреда (или Гутферта), объявили себя королями Нортумберлендии. Но Эдмунд разбил их обоих в 944 году, выгнал из страны и овладел всей Англией. Олаф Сигтрюггсон приходил и в другой раз, но был прогнан опять. Так на время пало владычество норманнов в Англии.

Король Эдгар, сын Эдмунда, держал флот из 4000 судов, который высылал ежегодно для защиты берегов, так что одни корабли прикрывали от викингов западные берега, а другие — восточные, прочие — южные и северные пределы Англии. Этот Эдгар имел в Честере свидание с королями Шотландии, Уэльса, Камберленда и островов; все они согласились жить в мире и дружбе с ним; при этом-то случае, по заключении мира, происходило славное в английских летописях катание по реке. Эдгар велел грести восьми королям, а сам правил рулем. В своих грамотах он называл себя государем Англии и островных и морских королей.

Но хотя норманны не имели больше независимого государства под властью собственных королей, они продолжали, однако ж, составлять довольно значительную часть населения Англии. Уже в первой половине X века некоторые области, особенно Нортумберлендия, до того были наполнені поселенцами-скандинавами, что все тамошние жители, по словам одной исландской саги, по отцу или по матери происходили от скандинавов; даже многие были совершенно норманнскою происхождения. При Ательстане число норманнов очень умножилось, благодаря его повелению, чтобы каждій зажиточный дом в Англии содержал одного норманна, который за это обязывался следовать за королем во всех его походах. Ательстан любил норманнов за храбрость, которой обязан был большей частью своих успехов; поселяющиеся в Англии норманны были так многочисленны и близко сроднились с государством, что не для чего было изгонять их; оттого он обходился с ними ласково и надеялся, что со временем они сольются с англосаксами в один народ.

Король Эдгар следовал примеру дяди и даже дозволял им сохранять их веру и особенно обычаи; потому-то при этом такое множество норманнов стекалось в Англию, так что едва ли оставалось какое-нибудь местечко, где бы не жили эти чужеземцы с коренными жителями и в некоторых случаях пользовались против них большей свободой; тогда как англосаксы обязывались к покорности постановами, которые король и мудрые люди находили полезными прибавлять к числу прежних законов, норманнам дозволялось жить по тем законам, которые найдут лучшими. Это приносило Англии мир и значение, пока она была управляема способными, деятельными государями. Но при других обстоятельствах это способствовало успехам набегов, которые норманны возобновили на Англию, и совершенному покорению государства датскими королями, Свейном Вилобородым и Канутом Великим.

После смерти Эдгара в 975 году, во время возникших междоусобий в Англии, флот был запушен и пришел в упадок; притом в 979 году, в младшем сыне Эдгара явился на престол Англии государь, одинаково неспособный в военное и мирное время, и Англия стала опять ареною набегов и опустошений северных викингов. Они приставали у всех берегов, разоряли, грабили страну, обычно разбивали высланные на них войска, брали приступом и покоряли города и разошлись далеко по стране, тем успешнее, что к ним приходили многие их тамошние земляки, особенно в Нортумберлендии, где наибольшее число жителей было скандинавского происхождения; сверх того там питали сильное неудовольствие на короля.

В крайней нужде Этельред в 991 году вынужден был купить мир у викингов за 10 тысяч фунтов серебра. Это первый налог, которым была обложена вся Англия, платимый норманнам, под названием Danegeld (денежный взнос датчанам).[94] Впоследствии он не только повторился четыре раза, но и был умножен, потому что постоянно приходили новые викинги и каждый раз дальше и дальше распространялись в стране.[95]

Наконец, Этельред, для подкрепления себя, искал союза с Ричардом II, герцогом Нормандским, всегда страшным для Франции. Для этого он воспользовался смертью первой жены и отправил посольство на твердую землю за сватаньем для себя сестры герцога, Эммы, названной по красоте «алмазом и цветком Нормандии». После брака с ней, в 1002 году, по совету своих вождей и добрых подручников, он придумал способ «истребления всех живущих в Англии норманнов, появившихся на острове, подобно плевелам среди пшеницы,[96] — лишить северных скандинавов главной опоры и отучить их от дальнейших набегов на Англию. Для этого посланы были тайные приказания во все английские области, чтобы в назначенный день св. Брикция, 13 ноября 1003 года, убивали всех людей северного племени без различия звания, пола и возраста, как постоянно там живущих, так и находящихся по какому бы то ни было случаю; тот же самый день выбрали для всеобщего оружейного смотра, когда, по древнему закону, все норманны и англосаксы обязывались отдавать свое оружие посланным для того лицам. Этот смотр приходился на субботу,[97] в которую норманны, следуя старинному обычаю, обыкновенно ходили в баню.

Невероятно, однако ж, что подобные приказания были поданы в Нортумберлендию и в другие страны, где давно жизнеутвердились норманны и были так многочисленны, что иного умысла нельзя было ни сохранить в тайне, ни привести в исполнение.[98] Во всех прочих местах кровопролитие совершилось с такой лютостью, которая была даже незнакома язычникам и возбудила в них ужас и негодование: хозяева. резали своих гостей, женщин зарывали до половины в землю и груди их отдавали на растерзание собакам или отрезали ножами, других совсем закапывали в землю живыми, младенцев с размаху убивали о косяки и камни, мужчин рубили и сжигали вместе с домами.[99] Молодая и красивая Гунрид, сестра датского короля Свейна Вилобородого, супруга Палинга, девонширского ярла, или графа, была притащена на место казни; на ее глазах были проколоты четырьмя копьями ее муж и малютка сын, потом она сама приняла смерть с великодушием и твердостью, предсказывая, что ее убийство принесет великое несчастье на Англию: летописи замечают, что на лице умершей нельзя было найти ни одной черты страха или муки. В Оксфорде часть норманнов спаслась в церкви св. Фридесвида; их не могли выгнать оттуда и зажгли церковь: все находившиеся в ней сгорели со всеми церковными драгоценностями и книгами.

Вообще, убийство норманнов облегчалось тем, что они не имели оружия и были застигнуты врасплох среди самого беспечного покоя. Особенно в Лондоне, где, кажется, Этельред находился лично, убито их бесчисленное множество; искавшие убежища в церквях были убиваемы даже в алтарях. Но в Суррее спаслись 12 молодых людей рекой Темзой в лодке, прилив счастливо вынес их в море, где они выменяли судно, распустили паруса и, счастливо прибыв в Данию, дали знать о случившемся в Англии Свейну Вилобородому.

Свейн послал гонцов в Швецию и Норвегию с известием об участи, постигшей в Англии друзей и родных скандинавов; сам он со знатнейшими людьми ездил по своему государству от тинга к тингу, возвещая народу происшествие в Англии и призывая к общему походу. Все изъявили согласие, потому что всем надо было отомстить за смерть друга или родственника. Снаряжались на войну со всей Дании. Вероятно, немалочисленны были шведские и норвежские полки, примкнувшие к датскому войску. Собрался сильный флот; войско посажено на суда; поднят королевский флаг, и поход направился в Англию.

Приведя флот в безопасное место на английском берегу и не начиная еще военных действий, Свейн переправился в Нормандию; для него было важным обезопасить себя с этой стороны и удостовериться в дружеском расположении герцога Ричарда. Герцог, сам принадлежавший к северному племени, гнушался кровопролития, затеянного его зятем. Не забыв еще отношений, в каких его родоначальник и отец и нормандцы находились к скандинавскил: народам, он принял с великими почестями датского короля и угостил прекрасно людей его, заключил с ними мир и союз за себя и своих наследников, чтобы между северными королями и нормандскими герцогами всегда была дружба. Норманны получили полную свободу продавать свои добычу в герцогстве или обменивать ее на другие товары, их раненые и больные должны находить там верное пристанище и такое же попечение и услуги в нормандских убийствах, как у себя дома. Оба государя скрепили клятвою этот мирный и оборонительный союз; при расставании Свейн получил богатые дары.

Устроив таким образом свои дела, он вернулся на флот. Для Англии настали такие же ужасные дни и такая же участь, как и за 150 лет до того, когда северные войска, подстрекаемые мщением, бросились на эту страну. Кровь и разорение обозначали путь Свейна. Он поклялся, что не перестанет воевать с Англией, пока не покорит всю, и в новом походе, в 1013 году, исполнил этот обет. Тогда вошел он в реку Эмбер, потом плыл по Тренте до Гайнсбурга в Менкольнском графстве, перевел туда флот и несколько дней провел в покое для отдыха войска. Йорк покорился ему; примеру этого города последовал не только Нортумберленд, но и область Линдсей с пятью городами, Честером, Менкольном, Ноттингемом, Стэнфордом; все они, со всем народом к северу от Ветлингастрина сдались датскому королю. Они присягнули ему в верность: в залог которой он получил аманатов от всех графств. Он потребовал съестных припасов и лошадей и, получив это, пошел в южную часть государства с сильным войском, подсиленным отборными воинами из покоренных областей. Тяжкое посещение постигло страны, лежащие к югу от Нортумберленда, за страшное убийство тамошних норманнов в 1003 году. Свейн поклялся англичанам мщением, и будучи жесток и суров по природе, он мстил им «такой самой мерой», что древние летописи не без основания ситают его демоном Англии. Куда ни приходил, его люди, они не давала никому пощады. При выступлении он призывал разорять страну дочиста, истреблять засеянные поля и нивы, жечь деревни, мужчин убивать, женщин оставлять без честолюбия.

Так дошел он до Оксфорда. Город покорился и дал заложников. Винчестер, напуганный жестокостями, обозначавшими путь страшного человека, поступил по примеру Оксфорда и сдался без сопротивления. Покорив также Кент, Свейн сделал нападение на Лондон. Но там он встретил сильное сопротивление: сам Этельред был в городе, и граждане с находившимися там викингами защищались храбро. Не успев взять город ни хитростью, ни силой и потеряв много людей при переправе через Темзу, датский король снял осаду и пошел в Валлингфорд, а оттуда в Ват, везде оставляя кровавые следы своего похода. В Бате пришел к нему альтерманн Девонширский, Этельмер, просил о мире и дал заложников. Так же поступили и все прочие власти Уэссекского государства, чтоб не видеть страну совсем опустошенной. Весь Уэссекс покорился Свейну. Граждане Лондона отчаялись в возможности сопротивления северномv войску, страшному для всех и обладавшему всей Англией, опасаясь всего от Свейна, если будут противиться дольше, они послали заложников и просили, мира.

С того времени, говорят английские летописи, весь английский народ признавал Свейна своим государем, если только заслуживает этого имени король, похожий во всем на тирана. Жестоко он правил Англией и собирал большт налоги для содержания и награды войска. В особенности владения церквей и монастырей подвергались поборам. Он уничтожил грош св. Петра, обратив его в свою пользу, Для исполнения требований сурового завоевателя, церковь в Ворчестере должна была отдать украшения, золотые и серебряные сосуды, чаши и кресты, даже застежки у книг и все поместья и дворы. Этельред со всем королевским семейством, супругой, сыновьями и немногими приверженцами бежал в Нормандию, где принят был с великими почестями своим тестем, герцогом Ричардом, который оказал ему полное гостеприимство, однако ж никак не соглсился принять участие в его делах.

Из Гейгнесбурга, или Гайнсбурга, где имел свое пребыванне Свейн, он издал повеления о сборе налогов. «Для выполнения своей меры, — как выражаются английские летописцы, — он осмелился вынудить значительную дань с Эмундсберийской обители, где покоятся нетленные останки св. Эдмунда: на такое дело не отваживался до него никто». От обители и всей Восточной Англии монах Эльдон явился в стан датского короля и именем св. Эдмунда просил пошадить ею монастырь от такого налога. Но Свейн, не делавший что-нибудь для живых христиан, еще меньше делал для мертвых; он отказал наотрез и грозил не только сжечь Эдмундсбери и перебить монахов, «но даже грозился в своем безбожии сказать, что Эдмунд не святое место». Вскоре потом король, сидя на коне среди своих людей держал с ними тинг и вдруг почувствовал сильную резь в желудке; в следующую за тем ночь, на праздник св. Евгения, 2 февраля 1014 года, он умер в страшных мучениях. Ходила молва, что ему явился св. Эдмунд, не видимый никем из других; что трепещущий Свейн громко вскрикнул: «Помогите, воины! Вот св. Эдмунд идет убить меня»; святой поразил его копьем посреди норманнских вождей совершив избавление мира от такого тирана, погубил его точно так же, как святой Меркурий Юлиана Отступника.

Тогда англичане тайно послали гонцов в Нормандию к прежнему королю Этельреду с приглашением возвратиться к ним и снова принять правление, однако ж с условием — царствовать лучше прежнего. Суровое правление Свейна и его жестокости поселили в англосаксах такую ненависть к норманнам, что они, не боясь более мщения лютою Свейна Вилобородого, согласились между собой никогда не иметь своим государем какою бы то ни было датского короля.

Этельред возвратился. Но Лондон и большая часть замков находились во власти норманнов. Для покорения их Этельред принял к себе на службу полки северных викингов, обещав им поместья и деньги, если они помогут ему отвоевать его государство. Это было в то самое время, когда Олаф Дигре (Толстый) разъезжал по морю из одной страны в другую с северным флотом.[100] Он вошел в Темзу с целью помочь Этельреду покорить Лондон.

По другую сторону Темзы, напротив Лондона, лежал большой купеческий город, по имени Судвирке: там у норманнов было больше защиты; они выкопали большие рвы, окружавшие вал, устроенный из бревен, камней и дерна. Между Судвирке и Лондоном построены мосты такие широкие, что две телеги рядом могли проезжать по ним; мосты стояли на сваях и с морской стороны защищались укреплениями и валами такой высоты, что закрывали человека по самую грудь. После многих неудачных нападений на Судвирке, Этельред, в огорчении, созвал всех вождей на совет, как разрушить мосты для прерывания coобщений между Судвирке и Лондоном.

Олаф сказал, что попытается подплыть к мостам, если прочие вожди сделают то же. Каждый приготовил для этого людей и суда. Олаф велел сделать большие штурмовые крыши из плетеных прутьев и досок, для чего сломаны были все старые дома. Эти крыши так прикрывали суда, что даже свешивались за борта их, и, чтоб можно было взмахивать оружием, подпирались высокими столбами, способными выдерживать камни, брошенные сверху.

Когда все приготовились, каждый со своим отрядом, они отплыли вместе, направляясь вверх по течению; когда же приблизились к мостам, их приняли сверху такой кучей стрел и огромных камней, что не могли устоять ни шлемы, ни щиты, сами суда были очень повреждены и некоторые вернулись назад. Зато Олаф с норманнами, под защитой крыш, пробрался под мосты и привязал крепкие канаты к поддерживавшим их сваям. Потом его люди переменили направление, поплыли вниз, работая всеми веслами, сколько доставало сил. Сваи пошатнулись, сошли со своих мест, и мосты, лишенные подпор, рухнули под тяжестью набросанных на них каменных груд и тяжело вооруженных людей, стоявших там тесной толпой; многие упали в реку, некоторые спаслись в Судвирке, другие в Лондоне. После этого Судвирке был взят; но когда это укрепленное место пало и Темза была открыта для неприятельского флота, после разрушения мостов, покорился и Лондон. Олаф помог также королю взять Кентербери и был его усердным сподвижником при завоевании государства.

После смерти Свейна Вилобородого войско провозгласил королем сына его, Канута, провожавшего отца в Англию. Канут был еще молод и не мог противопоставить своего войска общему восстанию в Англии; необходимость после смерти Свейна обеспечить для себя отцовское государство, Данию, принудила его ехать домой. Он взял с собой заложников, выданных англичанами его отцу, сыновей богатых и знатных людей страны. Прибыв в Сандвию, он велел отрубить им руки, отрезать носы и уши и бросить в таком положении на берегу.

Кончив все нужные распоряжения в Дании, он собрал силы для возвращения отцовских завоеваний и покорения Англии. В этом предприятии помогал ему зять, Эйрик, новежский ярл, бывший его подручником. И Олаф Скетнунг (Любимый Конунг) Шведский прислал ему вспомогательный отряд. Окончив военные приготовления, когда собрались войска из Швеции и Норвегии, а особенно датское войско, Канут вышел в море летом 1015 года, для вторичного покорения Англии. На всем флоте не было ни одного раба, ни отпущенника, ни дряхлого старика, ни простого человека, но все молодые, сильные, свободные и смелые люди; по бокам судов висели щиты; их мачты украшались позолоченными львами, драконами, волами, разливавшими вокруг сияние, когда солнце бросали лучи на них.

Войско высадилось в Уэссексе, в Дорсетском графстве, и устье реки Формута. Таково было начало великого похода, обильного странными событиями, подвигами мужества, кровавыми сценами и делами предательства; в этом походе совершенное покорение Англии увенчало двухсотлетнюю кровопролитную борьбу между англосаксами и скандинавами. Слабый, несчастный король Этельред в апреле 1016 года умер; в покорной, ему части Англии принял правление наследник и сын его, Эдмунд, прозванный Железнобоким, за телесную силу и мужество, великий и непобедимый герой, не падавший духом от какого бы то ни было несчастья; всегда деятельный, он честно ратовал с изменою своих и превосходными силами врагов; при жизни Эдмунда Железнобокого норманнам досталось много тяжелых трудов.

Не видя конца войне и кровавым битвам, следовавшим одна за другой без решительных последствий, вельможи Англии старались наконец склонить воюющих королей на договор, по которому они должны были разделить между собой Англию. Канут согласился с охотой и радостью, Эдмунд — с неудовольствием и только после долгих убеждений его приближенных; оба короля имели свидание на Оланиге (теперь the Light), острове на реке Северн, недалеко от Диоргиста, в Грочестерском графстве. Между ними решено быть им обоим королями Англии. Канут должен владеть Мерсией, по крайней мере ее частью, со всей страной к северу и востоку от Темзы; напротив, Эдмунд Уэссексом, или землей к югу и западу от этой реки, и городом Лондоном[101]

Мирный договор подтвержден был клятвой и заложниками с обеих сторон; для большего укрепления договерия и дружбы на будущее время, оба короля обменялись взаимно платьем и оружием и поклялись в вечном братстве. Это было в последних числах октября 1016 года, а спустя четыре недели потом, в день св. Андрея, 30 ноября, Эдмунд Железнобокий был убит; подозревали не без основания, что убийство совершено по распоряжению Канута, по крайней мере с ведома его. Такого рода поступки не были чужды датскому королю. Он стал единовластным государем всей Англии, а спустя около 20 лет также и Дании, до самой своей кончины в 1035 году, или, по другим данным, в 1036 году.[102]

После смерти Канута царствовали в Англии два его сына, один после другого, Харальд и двоюродный брат его Хардаканут.[103] Никто из них не оставил наследника: с Хардаканутом окончилась мужская линия королевского датского; в лице Эдуарда Исповедника, сына Этельреда и Эммы пришел на английский престол государь из рода англосакских королей.

Поделитесь на страничке

Следующая глава >

history.wikireading.ru

Норманны. История Англии в Средние века

С конца VIII в. на Британские острова начали совершать набеги даны — собственно датчане и норвежцы. Тех и других обычно называют норманнами. На англосаксонские королевства нападали в основном датчане, а на Ирландию и Шотландию — норвежцы. В 793 г. датчане разрушили монастырь в Линдисфарне. Монастырь этот славился как центр благочестия и учености. Его монахи были известны далеко за пределами Британии. Великолепные образцы рукописного искусства прославили Линдисфарнский монастырь. Особенно большой известностью пользуется уцелевшее Линдисфарнское евангелие с изумительными по тонкости работы и краскам миниатюрами и орнаментом.

После смерти короля Оффы (796) набеги датчан участились. Они колонизовали Шетландские и Фаррерские острова, которые очень скоро стали их базой. Датчане в основном искали в своих набегах богатую добычу, а наиболее богатой была в те времена Ирландия. Поэтому именно она стала в начале IX в. основным объектом нападений этих морских разбойников. Когда же Ирландия перестала давать добычу, норманны направились на юг Франции, а в 30-х годах IX в. начали совершать набеги и на Англию. Набеги сопровождались пожарами и убийствами. Норманны грабили нещадно города, монастыри и села, захватывали в плен людей, обращая их в рабство. Повсеместно они восстанавливали языческую веру и истребляли христианское духовенство. Весть о приближении норманнов вызывала панику, жители, бросая все, спасались бегством.

В Мерсии в это время шли жестокие усобицы. В Уэссексе же установилась твердая власть Экберта (825–839). До 825 г. о нем сохранилось мало сведений. В 825 г. Экберт начал борьбу с Мерсией и, одержав победу при Элландуне, отобрал у Мерсии весь южный берег Темзы. Вскоре против Мерсии подняла восстание Восточная Англия, и могущество Мерсии пошатнулось. В 829 г. Мерсия покорилась Экберту, рассчитывая на связь с континентом через кентские порты и Лондон. Экберт еще раньше присоединил к своим владениям Кент. Может быть, в победе Уэссекса сыграла роль и реорганизация ополчения (фирда). Всего же вероятнее, что Мерсия подчинилась Уэссексу, рассчитывая, что найдет в лице Экберта сильную власть, которая сможет дать отпор датским набегам.

В 30-х годах IX в. норманны активизировались и в 836 г. даже прогнали Экберта с поля боя при Гармоуте. Экберту все же удалось нанести норманнам поражение на следующий год при Хенгистдуне, но его преемнику королю Уэссекса Этельвульфу пришлось вести отчаянную борьбу, отбивая нападения норманнов. В 842 г. норманны устроили «большую резню» в Лондоне и Рочестере. Лондон был сожжен. Франкский хронист пишет, что норманны оставили в Лондоне только те дома, которые заплатили выкуп. В 850–851 гг. большая армия датчан перезимовала в Англии, на острове Танет. На следующий год король Уэссекса Этельвульф одержал победу над ними в битве при Аклее. До 866 г. было относительно спокойно, если не считать двух рейдов норманнов — в 854 и 860 гг. Но в 866 г. (началось вторжение в сентябре 865 г.) «великая армия язычников пришла в землю англов» и осталась на зиму в Восточной Англии. На этот раз норманны были на конях. Они заключили с королем Восточной Англии мир, а осенью 866 г. двинулись дальше. Это нашествие норманнов имело не меньшее значение, чем последующее датское завоевание X в. В 866 г. норманны пошли на север к Йорку. В Нортумбрии они быстро одержали победу, так как там шли усобицы. «Армия совершала набеги и повсюду было кровопролитие и горе. Они разрушали церкви и монастыри огнем и мечом. Уходя, оставляли голые стены без крыш». Завоеватели опустошили Дейру и пограничные области с Берницией.

В 867 г. под ударами датчан окончательно пала Нортумбрия, в 868 г. они напали на Мерсию. Король Этельред пошел навстречу датчанам и заключил с ними мир. После этого датчане отправились на Восточную Англию и покорили ее. Короля Эдмунда они убили стрелами, а их предводитель Гутрум занял его престол. Мерсия стала платить дань и признала верховенство завоевателей. В этих условиях королевству Уэссекс надо было вести борьбу уже не за власть, а за существование.

Успехи датчан зависели от многих причин: это и усобицы между англосаксонскими королевствами, и внутренние неурядицы в этих королевствах и, наконец, чисто военное превосходство датчан, выражавшееся в том, что у них было лучше оружие. В Скандинавии было много железа и завоеватели имели в изобилии боевые топоры, длинные мечи, железные шлемы, щиты, кольчуги. Они приплывали к берегам Британии на длинных многовесельных судах, вмещавших до ста человек. По суше они передвигались на конях, которых привозили с собой. Захватывая определенную территорию, они сразу же строили на ней форты, окруженные частоколом.

У англов и саксов основным оружием были дротики. Мечи у них были более короткие, а латы кожаные. Флот англосаксов был ничтожен по сравнению с флотом датчан.

Таким образом, к концу 60-х годов IX в. значительная часть англосаксонской территории уже была в руках завоевателей и само существование такого королевства, как Уэссекс, оказалось под угрозой.

Англосаксонские королевства в VI–IX вв.

Поделитесь на страничке

Следующая глава >

history.wikireading.ru

Нормандское завоевание Англии в 1066 году

К середине одиннадцатого века Нормандское герцогство достигло полного расцвета. Феодальный строй способствовал созданию прекрасных военных отрядов, которые герцогу поставляли его вассалы, а тяжело вооружённая рыцарская конница Нормандии снискала себе неувядаемую славу. К тому же государство имело большие доходы от всех владений. А мощная центральная власть, приструнявшая и вассалов, и церковь, была явно сильнее английской. Нормандское завоевание Англии тем самым было предрешено.

Вильгельм против Гарольда

Объявив Гарольда II, зверски жестокого английского короля-датчанина, узурпатором и клятвопреступником и заручившись поддержкой папы Александра II, Вильгельм в поход собрался: навербовал добровольцев за границами герцогства в помощь своей далеко не слабой армии, построил много транспортных судов, вооружился и запасся продовольствием. И скоро всё было готово, чтобы завоевание Англии Вильгельмом Нормандским состоялось.

Лагерь герцогства кипел от обилия войск - рыцари прибыли из всех прилежащих областей: Бретани, Пикардии, Фландрии, Артуа. Историки не смогли установить точное количество войск Вильгельма, но вот кораблей у него было не менее семисот, стало быть, и войск, которые приняла на своих южных берегах страна Англия, получается не менее семи тысяч. Впервые столько людей в одночасье переправились через Ла-Манш.

Гарольд о подготовке знал. Собранные на юге Англии корабли и войска ожидали прибытия Вильгельма во всеоружии. Но Вильгельм был ещё хитрее, чем подозревал Гарольд. На севере Англии внезапно высадились союзники Вильгельма из Норвегии и опальные англичане, противники Гарольда. Гарольду удалось повернуть войска и даже разбить нападавших, но тут без дня промедления началось нормандское завоевание Англии с юга.

Войско Гарольда

Высадка неприятеля заставила повернуть ослабленное и уставшее войско обратно к Гастингу, по дороге были попытки собрать отряды ополчения. Однако всё происходило так быстро, что даже в Лондоне к приходу Гарольда ополчение ещё не собралось. В отличие от Вильгельма, он не имел тяжело вооружённой конницы, основная масса его отрядов была пешей и разнородной. Здесь были и хускерлы, и крестьяне, вооружённые кто во что горазд: крестьяне - топорами и дубинами, эрлы с хускерлами имели мечи, щиты и боевые топоры, но не имели коней, а лучников и боевой конницы Гарольд завести не успел.

Встреча старого с новым

Нормандское завоевание Англии 1066 года свершилось 14 октября. Вильгельм привёл прекрасно обученную сражаться прямо с седла, закалённую в боях рыцарскую конницу и отряды лучников. Разгром англосаксов был просто предрешён. Поражение было быстрым и окончательным - мало кто спасся. Гарольд тоже погиб.

Вильгельм дал отдохнуть войску в грабежах и набегах на крестьянские окрестности, торопиться ему было некуда. Пока дуврская, кентберийская и лондонская верхушки поняли и осмыслили случившееся, смирились и приняли Вильгельма Завоевателя как пришедшего по праву сильного, прошло несколько дней. Но не скоро пришла в себя страна Англия после нормандского завоевания!

Через пять суток Вильгельм двинул войско к Дувру. Это был триумф! Не только лондонские горожане трусливо жались по домам, опасаясь погромов, но в большинстве своём английские лорды, графы, шерифы, епископы падали Вильгельму в ножки и стремились с ним подружиться. Южная Англия не оказала Вильгельму никакого сопротивления вообще. Через весьма короткое время покорилась и Северная.

Помазание на царство

И свершилось: в рождественский праздник на стыке 1066 и 1067 годов Вильгельм Завоеватель прибыл в Вестминстер на торжественное мероприятие. Обстановка сложилась непредсказуемая. Англия после нормандского завоевания вспыхивала восстаниями то тут, то там. Поступил ложный донос о предательстве, и свита Вильгельма отреагировала своеобразно.

Все дома вокруг собора, где происходило помазание на царство, были подожжены, а погорельцев избивали до смерти, не разбираясь в поле, возрасте и вероисповедании. Храм покинули все, кроме священнослужителей, которые продолжили службу, довели таинство до конца, и Вильгельм встретил первые минуты триумфа в гордом одиночестве. Так странно закончилось нормандское завоевание Англии на первом его этапе.

Царствование

Несмотря на обещание Вильгельма быть гарантом соблюдения добрых законов короля Эдуарда, пришлые нормандцы продолжали насилия и грабежи. Население перманентно бунтовало, его жесточайше подавляли огнём и мечом. Для вящей покорности горожан Лондона началось строительство знаменитой королевской крепости - Тауэра.

Северные районы Англии настолько надоели Вильгельму своими восстаниями, что в 1069 году он применил по отношению к ним тактику выжженной земли (гитлеровцы в Хатыни отнюдь не были первыми). Карательная экспедиция Вильгельма не оставила на всём пространстве Йоркской долины до самого Дарема ни целого дома, ни живого человека - ни одного. Эта пустыня простояла до двенадцатого века, когда мало-помалу её начали заселять. Но это, конечно же, не главные последствия нормандского завоевания Англии.

Организация управления

Рассматривая всех англосаксов как мятежников, Вильгельм Завоеватель продолжал называть себя законным наследником Эдуарда Исповедника. Сразу после свершения "английской Хатыни" все земли Англии перешли в собственность короля. Конфискации подверглись не только мятежники, но и те, кто был недостаточно лоялен новой власти.

Огромные угодья, принадлежащие короне, приносили колоссальный доход: ренту от сдачи шерифам, которые потом выбивали её у простого населения. Вот и рента эта, по сравнению со временами Эдуарда Исповедника, стала выше более чем на пятьдесят процентов. Страна согласилась и на это. Для чего было затеяно нормандское завоевание Англии? Кратко - для наживы. Но не только.

Конечно, Вильгельм оставил себе не всё, хотя доля его была поистине львиной. Феоды, которые получили его приближённые, были в десятки раз больше имеющихся у них на территории Нормандии. Церковь Вильгельм долгое время не обижал, угодья не отбирал.

По всей Англии строились замки - и те, что попроще, на простых насыпях со рвами и частоколами, и сложные инженерные сооружения, способные выдержать длительную осаду. Множились огромные каменные цитадели, вроде Тауэра, Рочестера, Хедингема. Замки эти не были баронскими. Все они принадлежали королю. Завоевание Англии Вильгельмом Нормандским продолжалось.

"Книга Страшного Суда"

Так назвали земельную перепись 1085 года, которую провёл Вильгельм на территории Англии. Это была очень подробная книга. Данные были разнесены по трём разделам: до завоевания, год 1066 и год 1085. Было переписано: состав земель каждого графства и каждой сотни, точные доходы, состав и количество жителей, их состояние. Респондентами послужили полностью все бароны, шерифы, старосты, свободные люди и по шесть крепостных из каждой деревни. Все они давали показания под присягой. Таким образом было переписано тридцать четыре графства из тридцати восьми.

Политика

Это был хороший ход, чтобы увидеть главные последствия нормандского завоевания Англии. Вильгельму эта перепись прямо-таки подарила информацию о возможных доходах и подсказала способ систематизации отъёма "датских денег". Книга получилась огромная, подробная и достоверная. Вильгельм понял, что вполне можно окупить поборами нормандское завоевание Англии. Кратко такую книгу описывать нет смысла.

Поместья, которые Вильгельм дарил кому-либо из баронов, никогда не соседствовали с теми наделами, которыми барон уже владел. Например, Роберт Мертонский имел около восьмисот маноров, которые располагались в сорока графствах. У других - чуть поменьше, но принцип тот же.

Казалось бы, нелепость. Но тут как раз чёткий расчёт. Ни один барон не сможет усилить своё влияние в каком-либо отдельном графстве, что, конечно же, способствует укреплению королевской власти. Исключениями были только феодалы-пограничники, охранявшие подступы с моря и суши. Они имели большие права и даже привилегии. Англия после нормандского завоевания впервые начала себя чувствовать единым государством.

Король как верховный собственник всей земли в Англии был сюзереном всех держателей земель, от кого бы и при каких обстоятельствах они её ни получили. Вильгельм всех землевладельцев связал присягой службы королю (Солсберийская присяга). Сугубо английская особенность феодального обустройства - служба королю через голову всех остальных его вассалов. Король приобрёл дополнительную поддержку и авторитет. Страна после завоевания усилилась как государство, несмотря на многие печали и страдания. Это и есть главные последствия нормандского завоевания Англии.

fb.ru

Отправить ответ

avatar
  Подписаться  
Уведомление о