Угро финны история – Русские это угро-финны? анализ «ПРОИСХОЖДЕНИЕ И ЭТНИЧЕСКАЯ ИСТОРИЯ РУССКОГО НАРОДА», Бунак В.В. : windoffields

Русские это угро-финны? анализ «ПРОИСХОЖДЕНИЕ И ЭТНИЧЕСКАЯ ИСТОРИЯ РУССКОГО НАРОДА», Бунак В.В. : windoffields

Для доказательства того что русские это угро-финны свидомыми (и в частности белорусскими свидомыми) приводится вот эта карта, а также дергаются цитаты из этой работы.

Это карта 42, на стр 244 из исследования Института этнографии АН СССР, ответственный редактор Бунак В.В.
» ПРОИСХОЖДЕНИЕ
И ЭТНИЧЕСКАЯ ИСТОРИЯ
РУССКОГО НАРОДА
по антропологическим данным»
Москва, изд. Наука 1965 год
скачать торрентом можно здесь http://rutracker.org/forum/viewtopic.php?p=68234364

Виктор Валерианович Бунак — выдающийся русский антрополог, один из основоположников русской-советской антропологической школы. Фактически один из создателей современной антропологии, как науки, в России.
Данная научная работа написана на основе данных собранных Русской антропологической экспедицией Института этнографии АН СССР 1955—1959 г, которой руководил Бунак.

Не могу сказать, что прочитал все 400 страниц научной монографию, и даже 270 страниц собст-но текста монографии. Но кое-что прочитать пришлось. Ниже взгляд профана на выдающийся научный труд «ПРОИСХОЖДЕНИЕ И ЭТНИЧЕСКАЯ ИСТОРИЯ РУССКОГО НАРОДА.»

Разбор ниже под катом (он очень длинный, хотя местами смешной). Приведу вывод… который тоже некороткий получился и частично ушел под небольшой кат №1.

А. Исследование антропологов под руководством Бунака, Виктора Валериановича подтверждает выводы остальных наук. Оно дополняет остальные научные данные, дает новый интересный материал (и научные открытия), дополняющий и подтверждающий выводы остальных наук. (На тот период времени само собой. Многие вопросы непонятные тогда антропологам — сейчас на них даны ответы генетиками — пост про русско-украинско-белорусскую генетику. Часть 3. Кратко и по пунктам — http://windoffields.livejournal.com/5172.html)

Б. Никакой свидомый бред что русские это угро-финны данное исследование не только не подтверждает, а прямо опровергает! и хоронит. Аминь.
Бунак говорит о том что в генезисе русского народа есть доля угро-финнских народов. Доля угро-финских народов в формировании русского народа незначительна, но точно Бунаком не установлена (это сделают в наши дни генетики). А также есть доля ряда других (балтийские и понтийские типы) народов живших на территории Восточной Европы до и по соседству со славянами. Это доля других народов, ассимилировавшихся с русскими, НЕ изменила антропологического типа русских, а внесла в него некоторые локальные (областные) особенности. Благодаря которым стало возможно выделить среди единого русского народа (см. ниже пункт В) 12 областных особенностей, антропологических типов.
Хорошее описание с фото-портретами на основании монографии Бунака — Антропология русского человека — http://iamruss.ru/russian-people-anthropology/

Эти же антропологические типы, живущие по соседству с древнерусским народом, внесли вклад в генезис белорусов и украинцев. «Из всего сказанного следует, что исходный тип славян, вошедших в состав русского населения, сложился на стыке балтийской и неопонтийской антропологической зон.» Об этом же см. пункт Е.

В. Исследование подтверждает однородность русского народа. «Таким образом, русское население Восточной Европы образует сравнительно однородную группу антропологических вариантов.»

Г. Само собой даже ставить вопрос во время СССР о том что русские, украинцы и белорусы это один народ антропология не могла. Это поставило бы под сомнение существование УССР и БССР.

Д. Использование свидомыми этой карты, выдернутой из этого исследования, а также «каши из цитат» из этого исследования, рассчитано исключительно на то что никто и никогда не откроет 400 страничную научную монографию Бунака. Саму карту (понять которую с 1 взгляда невозможно) не будет даже рассматривать. А тем более задавать, глядя на эту карту, неудобные вопросы.
Резюмируя: свидомые используют эту карту для придания наукообразности своему бреду. В расчете что им поверят на слово. Но мы знаем 1 принцип общения со свидомыми — никогда не верить свидомым.

Е. Заодно, кстати, Бунак доказал (антропологически), что был единый древнерусский народ, сложившийся из практически однородных, единых по происхождению, славянских племен;

Ё. Монография подтверждает, доказывает и описывает заселение Северо-Восточной Руси, и других земель Руси — славянами.

Ж. Собственно, вся монография — это исследование 1. русского народа, 2. живущего на территории России (но не только). 3. Жившего там со времен заселения этой земли древне-русским народом (4. единым народом от Карпат до Нижнего Новгорода). Сложившимся из однородных и близкородственных (с нек. особенностями) 5. славянских племен. Народа, 6. не отличающегося от современных русских. На который 7. оказали влияние народы жившие вокруг него и рядом с ним (балты, угро-финны, степняки). Причем оказавшие влияние 8. на всех русских (русских, украинцев и белорусов). 9. Что не изменило антропологический тип этого народа с древности до наших дней. И все эти 9 пунктов доказаны научной работой выдающегося антрополога Бунака, Виктора Валериановича, «ПРОИСХОЖДЕНИЕ И ЭТНИЧЕСКАЯ ИСТОРИЯ РУССКОГО НАРОДА по антропологическим данным»

В общем такой вполне полноценный гвоздь в крышку гроба свидомого бреда «русские это угро-финны». Да какой там гвоздь! Монография Бунака это бульдозер, закапывающий свидомый бред «русские это угро-финны», и забивающая осиновый кол.
И это только на основе антропологических данных. Все остальные науки это только подтверждают. Генетика например — http://pereformat.ru/2013/03/ostrov-ukraina/

Данные исследования Бунака и его выводы не противоречат известным научным данным. Максимум чем свидомые могут заниматься — ОБМАНОМ своего народа, выдергивая из исследования Бунака какие-то данные. Причем… даже данных которые они могу выдернуть оттуда — мизер. Типа как карту 42. т.е. не поясняя, что это за карта и откуда она. Или цитирую Бунака, но не полностью, а вырезая мысли из цитаты. Примерно как они цитирую фразу Бисмарка, про договоры с русскими 🙂 Т.е. полностью меняя их смысл.

Выводы Бунака (не все само собой):
1. Был единый русский народ (по времени, мы, в 19-21 веке, называем его древнерусским), сложившийся из однородных восточнославянских племен. Имевших общность по всем параметрам между собой, но имевшим, само собой, и некоторые небольшие отличия.

Найдите у Бунака главу посвященную этому. Глава 14. Там же есть сравнинительные антропологические таблицы кривичей (от Твери до Белоруссии), вятичей (Московская. губ.), северян, новгородских словен и русских Владимирско-Рязанско-Нижегородской земли, по черепам X-XII-XIV веков. Посмотрите на эти таблицы и вы увидите что отличить по ним их НЕЛЬЗЯ. Нет отличий.

«Более или менее определенно можно говорить о значительном антро¬
пологическом сходстве восточнославянских племен, принимавших уча¬
стие в формировании русского населения.»

«Локальные различия, намечающиеся между восточнославянскими
группами, не настолько велики, чтобы свидетельствовать в пользу раз¬
личного генезиса отдельных племен. Скорее всего они явились результа¬
том влияния различных исторических, а возможно, и географических ус¬
ловий в период продвижения на ту территорию, на которой их застает
летописец (ПВЛ, ч. I, стр. 209—210).»

А отличия между племенами были, но они были ТОЛЬКО по 2 показателям из 10. Лучше самим взглянуть насколько эти отличия «отличны». Придется все-таки разместить здесь таблицу сравнения племен по черепам X-XII-XIV веков (табл.53, ср 229). Сравните несколько любых параметров у разных племен. В том числе те самые 2 из 10, если найдете их 🙂

То что Волго-Окское междуречье заселялось славянами — он естественно подтверждает. И описывает как это происходило. Причем если внимательно читать Бунака, то свидомым в его выводах ничего не светит. Период — начали с конца 1 тысячелетия или чуть раньше. Стр. 265
«Кривичи, передвигаясь по Волге, проникли на Клязьму и на Оку, где встретились
с другим потоком славянских колонистов.»
«В населении волго-клязьминского междуречья уральских элементов
мало. В формировании антропологических особенностей этих зон уча¬
ствовали главным образом финские группы, близкие к балтийским, (о которых подробнее напишу ниже)
новгородцы (в суздальских районах) и южнорусские группы, преиму¬
щественно юго-западные.»

Земли южнее Рязанского княжества заселялись русскими еще раньше, стр. 266 «Во второй половине I тыс. в юго-восточных землях появились славянские группы — вятичи из приокской зоны (прим. от меня — т.е. в приокской зоне они появились еще раньше!), новгородцы, или кривичи, из Поволжья. В XIV—XV вв., в период монгольских нашествий, русское
население почти полностью покинуло земли между Доном и Волгой.» от себя добавлю, что тоже самое было в Киевской и Северской и отчасти Черниговской земле. Земледельцы уходили из степи.

2. никакого свидомого бреда что русские это угро-финны у Бунака нет само собой. Он никогда этого не говорил, не писал и столь бредовой мысли в его исследовании нет.
стр. 266:
«Юго-восточная территория. На этой территории в преде¬
лах, отмеченных на карте 24, сохранились четыре нерусские группы:
мордва, эрзя и мокша, чуваши, мишари и татары.»

Столько абсурдная мысль не приходила ему в голову. Бунак исследует антропологию русских сравнивая их с соседями, чтобы понять процессы уходящие корнями в глубокую древность, в мезолит, неолит.
Если бы он считал русских угро-финнами (sic!) то сравнивал бы угро-финнов с их соседями. Но исследования антропологии угро-финнов не входит в круг этого исследования. Поэтому исследуются не все угро-финнские народы (коих больше), а лишь те, что соседствуют с русскими. Как и другие соседи русских. Исследуются они лишь потому что соседи русских. Смотрим название монографии и название экспедиции

То что угро-финские племена жили на этих территориях никаким секретом не является, тут Бунак подтверждает данные других наук. Это знают все школьники с 6 класса средней школы. То что они оказали (не могли не оказать) влияние на русских — тоже очевидный факт. Часть угро-финнских народов (но совсем не все) ассимилировались и стали неразрывной частью русского народа. Хотя не удивлюсь, что значительный вклад в понимание этого факта внесло именно исследование Бунака. Влияние, конечно, оказали.
Влияние на украинцев южных антропо-групп (понтийской, неопонтийской и др.) — тоже подтверждается всеми другими данными и Бунаком. Из чего сейчас делают ошибочный вывод, что украинцы это тюрки. Влияние конечно есть, но не столь сильное.

ВОПРОС В СТЕПЕНИ ЭТОГО ВЛИЯНИЯ. И этот вопрос Бунак оставляет открытым и требующим дальнейших исследований. Хотя понимает и указывает(!), что влияние это незначительное. Активная ассимиляция угро-финнов началась поздно — в 19 веке. Причем Бунак вероятно еще не знал (кроме языковой летт-славяской общности), по меньшей мере у него этого не говорится прямо, о балто-славянской общности разделившейся 1,5-2,5 тыс. лет назад. Он постоянно находит свидетельства этой общности (см. ниже), но не называет ее. Не увидел у него прямого указания что была балто-славянская общность. Вероятно наука в его время еще этого не знала.

О влиянии угро-финнов на русских: Бунак не говорит о процентах, но приводит пример (стр. 269) В Нижегородской губернии примерно 6% имело ближайших предков мордву. А не говорит о точных цифрах Бунак по 1 простой причине — антропологией он не может ответить на этот вопрос. Приведенные цифры он приводит НЕ по данным антропологии. Сейчас (в 21 веке) мы можем уточнить эти цифры — степень влияния 5-10%. Вот эти цифры: Разница между белорусами и русскими по части гена N http://www.eupedia.com/europe/european_y-dna_haplogroups.shtml Но с учетом того, что не все что N это угро-финны — N1c1 это балты — оценить по общему гену N влияние угро-финнов нельзя. Надо смотреть глубже, по субукладам, как здесь: http://pereformat.ru/wp-content/uploads/2013/03/tabl.jpg описание этой таблицы — http://pereformat.ru/2013/03/ostrov-ukraina/

Так же Бунак подтверждает, что угро-финны — разные! Как считается сейчас, это не генетическая или антропологическая, а языковая общность. Например Бунак пишет что эстонцы (угро-финны) и латыши (балты) — тесно связаны и имеют общее начало. Но вопрос антропологии угро-финнов, да и балтов и пр., его интересует постольку поскольку, лишь как части уральской, балтийской и понтийской антропологических типов (рас).

Добавлю: у угро-финнов с русскими была разная вера. Угро-финнов христианизировали (так же принудительно как и русских, немцев, скандинавов и пр) в середине 18 века. Т.е. на 800 лет позже русских.

Русские сказки, кстати помогают нам заглянуть немного во взаимоотношения русских и угро-финнов. Баба Яга из наших сказок — это угро-финнская Богиня-Мать. Которая, как правило, но не всегда, помогает русским. При этом сам ЛЕС, это чужое место для русских. (За исключением лесных вятичей, ака Соловей-Разбойник, для которых Брянский лес дом родной.) Это подтверждается, кстати, в исследовании Бунака, если внимательно читать то, что он пишет. Это мнение обще-научное. Русские селились по долинам средних и крупных рек (они же дороги), выжигая лес под поля (подсечно-огневое земледелие). Угро-финны селились в лесах, на берегах мелких рек. Земли было много — интересы до недавнего (по историческим меркам) времени не пересекались. Хотя конечно же рост русского населения вытеснял угро-финнов все дальше на восток и юго-восток. И это тоже написано у Бунака. Само собой какая-то ассимиляция угро-финнов происходила, но ассимиляция НЕ изменила антропологического типа русских. И это написано у Бунака.

3. Почему Бунак считает что русские, белорусы и украинцы разные народы — почему так см. подробнее ниже, Но! Различие это между русскими, белорусами и украинцами мягко-говоря странное даже по Бунаку 🙂
Бунак ни раз и не 2 говорит о… западно-русских 🙂 стр. 245 и другие. Так и пишет «белорусы и западно-русские». Причем разницы никакой между ними нет. (Стр 224, вообще запомните эту страницу она пригодится, табл. 49, например).
Кто скажет мне — западно-русские — это что %%%! такое??? Это кто такие??? Это белорусы, но они русские? Тогда верно и обратное — Они русские, но они белорусы. Т.е. русские это белорусы, а белорусы это русские? Как он их отличает если антропологически их не может отличить? Впрочем не только он — никто не сможет отличить. 🙂
В общем, я постоянно об этом говорю. Мы один единый русский народ.
Еще раз — Стр 224, табл. 49 — нет отличий, либо они меньше стат погрешности и погрешности измерений.
Вы скажете это он про западно-русских — и я снова спрошу у вас: — это кто? Вы этих западно-русских от русских сможете отличить?

ВАЖНЫЙ момент. Бунак ищет отличия. Само собой чтобы выделить 12 областных групп русских нужно смотреть на отличия.
Признаки которые исследовались (а были еще и те которые не исследовались) делятся на 6 групп. см. стр. 130. 1 и 2 первые группы признаков полностью отбрасываются в результатах исследования. Т.е. они исследовались, но в результатах не используются. Потому что признаки в них общие для всех русских. Сравнение идет по оставшимся 3-4-5-6 группам признаков.
Из оставшихся 4 групп признаков. 3 группа сходна со второй (отброшенной), но отличается средним величинам при сравнении больших территорий. Четвертая группа. Признаки, имеющие небольшую изменчивость, но свзязанные с 5 и 6 группами.
подробнее там же на стр. 130.

«Из большого числа признаков, входивших в программу исследова¬
ния, лишь восемь показали более или менее существенные террито¬
риальные различия.»

Но он не говорит абсурдной мысли, что это разные русские. Русские одни и те же. Сходства между ними намного больше чем различий.
стр. 131 «Суммарный русский антропологический тип. Вариа¬
ции нескольких признаков, их сочетания и локализации позволяют вы¬
делить зональные типы, но расхождение между ними сравнительно не¬
велико и не лишает реального значения некоторый обобщенный тип,
характерный для всего русского населения равнин Восточной Европы.
Многие антропологические особенности имеют сходное выражение в
разных русских группах и отличают их от других антропологических
вариантов. Характеристика общего (русского типа облегчает сопоставле¬
ние зональных разновидностей и сравнение русской группы с другими
европейскими типами.»

далее идет сравнение русских с западноевропейцами. Угу. ) Бунак конечно понимает что «обобщенные западноевропейцы» это бред. Смотрит поэтому по мин. и макс. разбросу параметров европейцев. По зубодробительной методике.
Вы спросите (я себя спрашивал) нафига нужно вообще это сравнение? Пока не понял что это ответ на бредни «других свидомых» — немецких нацистов. Все уже забыли про их бредовые теории о славянах-азиатах-недочеловеках. Но в начале середине 50-ых об этом слишком хорошо помнили. Немецкий нацизм базировался, в частности, на ряде псевдо-научных, анти-научных и полностью бредовых теорий. В расовом вопросе особенно. и здесь все повторяется…

«Таким образом, русское население Восточной Европы образует срав¬
нительно однородную группу антропологических вариантов.» «Составляя в целом разновидность европейской антропологической
группы»

«Следует сделать вывод, что в составе русского
населения имеется особый антропологический элемент — восточноевро¬
пейский.
Характерный для него комплекс: сравнительно светлая пигментация,
умеренная ширина лица в сочетании с пониженным (или замедленным)
ростом бороды, монголоидной складкой века, средневысоким перенось¬
ем — не подтверждает предположения об азиатском происхождении
описанного комплекса.»

кстати у меня тоже вызвал вопрос о «монголоидной складкой века» — вероятно здесь опечатка. Потому что тут же выше Бунак пишет что «Отличие русского типа в строении века составляет наличие слабо развитой кожной складки. …в целом веко без складки встречается в русском населении заметно реже. Углубление под верхним ребром глазницы констатируется и при наличии складки и ясно отличает восточноевропейский вариант от характерного азиатского (монголоидного).»
Какую такую складку имеет ввиду Бунак не могу сказать. Потому что по данным того же Бунака — наличие эпикантуса (монголоидной складки века) для русского населения — чрезвычайно редкое явление. Среди изученных в ходе его же Русской антропологической экспедиции только 0,2% имеют эпикантус, да и то лишь в слабой или зачаточной форме. По отношению к русскому населению можно говорить лишь о наличии складки верхнего века, степени ее развития, но никак не о наличии эпикантуса.

Собственно, полное отсутсвие эпикантуса и других монголоидных черт у русских (подтвержденное сейчас полным остутствием таких генов) — вынудили свидомых отказаться от теории что русские это монголы и переключиться на угро-финнов 🙂 А как прекрасно звучало 🙂 Процитирую И. Бутенко. «ЧТО ДОЛЖЕН ЗНАТЬ КАЖДЫЙ ОБ УКРАИНЦАХ» Мюнхен, 1948 год. http://www.ukrstor.com/ukrstor/butenko_ukrainzy.htm
«Этого оказалось недостаточно. Очень скоро другой польский граф Фаддей Чацкий предлагает новую теорию: украинский народ не имеет ничего общего со славянством; его предки — кочевники из орды укров. Нечего говорить, что никаких исторических данных об этой орде никому открыть не удалось.

К слову сказать, этой теорией, но уже вывернутой наизнанку, усиленно пользовались в Польше Пилсудского, чтобы доказать монгольское происхождение москалей. Этим хотели создать расовую пропасть между великороссами и малороссами и установить ближайшую степень родства между поляками и малороссами, к этому времени уже переделанными в не русских украинцев. И сейчас в эмиграции, несмотря на провал расовых теорий, о монгольском происхождении великороссов проговариваются некоторые польские публикации, а также галицкие газеты. По мнению авторов, сторонников расовой теории, монгольская кровь должна служить достаточно убедительным доказательством “подлосьці походзеня” москалей, то есть низости их происхождения, (Например, “Польске Слово” от 18 мая 1946 года, Мюнхен, Фрайманн, “Открытое письмо в редакцию” с датой 27 апреля 1946 года, стр. 8).»

кстати год наводит на мысль что в 1948 г. свидомые уже потерпели крах с теорией, что русские это монголы, но о существовании угро-финнских народов еще не знали. 🙂

4. Почему Бунак не мог даже говорить о едином русском народе? Исследование проводилось в 50-ых, вышло в 1965 году в СССР и НИКАК не могло сделать выводы о том что русские, украинцы и белорусы это один единый народ. Потому что СССР сам создал эти 3 народа в 20-ые годы. Про украинцев это вообще была идея Ленина, он искренне считал, что украинцы и русские это разные народы. В 20-ые сначала создали УССР и БССР (Литовско-Белорусскую ССР, размером с 3 области) — и надо сказать что без этого никакого СССР не получилось бы вовсе.
а затем, после создания УССР и БССР, создали народы украинцев и белорусов. Затем уже в 20-30-ые годы создали, как доказательство народов, искусственные литературные языки. Не путать с родными наречиями Малой и Белой Руси! Наречия эти, конечно, есть, им много веков.

Тут надо заметить еще 1 важный момент про советскую антропологию. Научная антропология была создана при Советской власти. 1919-1922 годы. До этого, как они сами говорят, были «любители», при Географическом обществе РИ. А по времени создание научной антрополгии у нас еще и совпало с началом коренизации (т.е. с украинизацией и белоруссизацией) в СССР. Поэтапно это выглядит так:
«В 1919 г. совещание кафедры географии
(предметная комиссия) заслушало доклад преподавателя В. В. Бунака
и при поддержке проф. Анучина поставила перед факультетом и Нар-
компросом (повторю от себя Наркомпросом!) вопрос об открытии специальной антропологической кафед¬
ры. В 1919—1920 гг. уже началось преподавание специальных курсов
на новой кафедре (биологического факультета), а в 1922 г. был открыт
при Московском университете Научно-исследовательский институт ан¬
тропологии, к которому постепенно перешли научно-организационные
функции антропологического отдела ОЛЕАЭ.» стр. 11

Т.е. научная советская антропология была создана Совесткой властью и никогда не ставила, а главное НЕ МОГЛА ПОСТАВИТЬ, вопроса о едином русском народе. Т.е. поставить, по сути, вопрос о правомерности существования двух республик УССР и БССР. Республик, к 1965 году, имевших уже отдельные голоса в ООН(!). Это не считая огромного партийного, советского и хозяйственного аппарата двух республик. Это тебе не какой-то «мелкий» вопрос единства русского народа — это на святое покуситься! 🙂 Да одного мнения Ленина хватило бы, чтобы мгновенно сделать антропологию лже-наукой 🙂

Про лже-науку.
Вообще читая исследование Бунака сложилось впечатление, что антропология балансирует на тонкой грани между наукой и лженаукой. (Которая в легкую может доказать, что ирландцы это негроиды, например.) Когда 2 видных антрополога исследуют одну и ту же местность, город — у Бунака есть примеры — и получают данные отличающиеся друг от друга В РАЗЫ! в 1,5-2 и более раза. Понимаете? Они меряют линейкой (или чем там, циркулем) антропологические параметры в сантиметрах(!) — получают средние данные в одном городе, сравнивают и видят -ёжтвоюмедь!- средние данные у 2 видных антропологов в одном маленьком городе различаются в 1,5-2 раза! Это как понимать?
Как сводить вместе такие данные в монографии Бунака посвящен целый раздел.

Исследование охватывает не только Россию, но и всю Прибалтику, всю Белоруссию и часть Украины. Ту часть которая была заселана до 18 века — т.е. Малороссию, Волынь, Червонную и Закарпатскую Русь. стр. 190, карта 27 Местонахождение пунктов исследования. Но Украина, надо прямо сказать, не плотно охвачена.

5. По поводу неудобных вопросов по карте 42, со стр. 244
На карте 42 есть любопытное место. То что Галиция и Закарпатье не отнесены к приднепровскому типа — это можно понять. Там, как мы теперь знаем, повышен ген I2a1 — сардино-иберийский (грубо — балканский). Но то, что это место, не смотря на плотное его исследование (см карту 28, стр. 192) вообще никак не обозначено, мягко говоря вызывыет вопросы. 🙂 Отказавшись от единого русского народа (а галичане и закарпатцы часть русского народа) автор-антрополог ставит себя в неловкое положение. По антропологии получается, что они и не украинцы. Забудем про них вовсе… Впрочем это больше шутка — исследование не ставило целью исследование украинцев. Хотя на карту их нанесло.

Это не все! Белоруссия исследовалась плотно. И… смотрим на ту самую карту 42, стр 224:
Точками (и не-точками, пустым местом — это скорее всего погрешности сканирования) обозначен валдайско-верхнеднепровский тип РУССКИХ. Иногда сокращенно называемый Бунаком валдайским антропологическим типом. Т.е. это антропологически русский тип.

И это не все. Второй здоровенный кусок «белорусов» те самые точечки и не-точечки — живет от Пензы до Нижнего Новгорода (Горького). Это что за «белорусы» такие? 🙂 Шутка конечно.

Просто процитирую Бунака!
для начала про русских: «Вологдо-вятская зона. В качестве смежных этнических групп
могут быть рассмотрены на западе — вепсы, на северо-востоке и юго-
востоке— коми южные, мари и удмурты (см. табл. 50).
Русские вологдо-вятской зоны по большинству признаков отличаются
от приводимых для сопоставления смежных этнотерриториальных групп.»

А теперь про белорусов. стр. 222:
цитата из Бунака: «Судя и по табл. 48, между русскими ловать-соротьской зоны, восточ¬
ными латышами, литовцами и белорусами существует значительное мор¬
фологическое сходство, особенно между русскими, литовцами и белору¬
сами.»
Стр. 223-224.
«Подводя итоги сопоставлению антропологических типов, проявляю¬
щихся в русском населении северо-западных и юго-западных земель
Восточноевропейской части СССР, со смежным населением, приходим к
выводу о значительном сходстве морфологических компонентов в различ¬
ных этнических группах смежных территорий. Это сходство сильнее про¬
является в западной зоне рассматриваемой территории; оно настолько
значительно, что позволяет ставить вопрос о едином антропологическом
субстрате, на базе которого формировались эти группы.

С наибольшей вероятностью этот вывод может быть отнесен к тому
антропологическому комплексу, который широко распространен у бело¬
русов, литовцев и русских ловать-соротьской, собственно валдайской и
десно-сейменской зон.

Этот комплекс описан в литературе под названием валдайского ан-
тропологического типа. Он характеризует не только насе¬
ление запада Восточноевропейской части СССР, его черты прослежи¬
ваются и на востоке, среди мордвы — эрзи, мари, коми, на северо-запа-
де—среди карел.»

Привел точные цитаты никак не меняя их..
карта 42, стр. 244 (та самая в начале статьи) — еще раз найдите на ней «белорусов» между Пензой и Нижним Новгородом(Горьким) и между Цной и Волгой.

Конечно Бунак (и я тоже) не несет бреда, что белорусы это угро-финны. Он лишь констатирует, что они относятся к 1 антропологическому типа, единому антропологичческому субстрату на базе которого они формировались. Антропология такая антропология…

В заключении придется все-таки привести длиннющую цитату выводов исследования «ПРОИСХОЖДЕНИЕ И ЭТНИЧЕСКАЯ ИСТОРИЯ РУССКОГО НАРОДА по антропологическим данным»:
Потому что свидомые это место из монографии Бунака дергают на цитаты, делая кашу из цитат, пытаясь доказать что русские это угро-финны. Достаточно лишь внимательно прочитать выводы целиком, чтобы понять, что речь в этом месте идет совсем о другом.

сначала стр. 269-270 о заселении Северо-Восточной Руси
«Славянская колонизация и местные племена.
Известно, что славянская колонизация не сопровождалась истреб¬
лением или порабощением местного населения. Славяне селились на
свободных землях, не встречая препятствий со стороны местных племен.
Лишь в позднейшие века под давлением разраставшегося славянского
населения финны отступали в менее доступные лесные области, террито¬
рия, занятая ими, постепенно сокращалась.
Но наряду с передвижением финнов происходил и другой процесс —
ассимиляция финнов русскими в зонах этнического контакта. Финны
осваивали русскую речь, хозяйственный уклад и сливались с русским
населением.
Приведем один пример. В 1860 г. в бывшей Нижегородской губернии
численность мордвы составляла 115 000 человек, или 9,3% общей числен¬
ности населения губернии. По переписи 1897 г. лишь 53 000 человек,
или 3,4%, считали своим родным языком мордовский (сведения сообще¬
ны В. И. Козловым). Естественный прирост мордовского населения —
показатели рождаемости и смертности — у мордвы примерно такой же,
как у русских. Убыль их относительной численности означает не что
иное, как переход в русскую этническую группу. Таким образом, в Ни¬
жегородской губернии в конце прошлого века примерно 6% населения
имели в ближайших поколениях предков мордовской национальности.
Аналогично, иногда более интенсивно происходила ассимиляция до-
славянского населения и в других областях. На многих территориях
финские группы вообще не сохранились. Вливаясь в состав русского
населения, финские группы балтийской или уральской расы приводили
к возникновению областных различий русского антропологического ти¬
па, не устраняя, однако, общности расового облика, создавшейся в глу¬
бокой древности, в эпоху сложения древнего восточноевропейского типа.
Этот тип лежал в основе не только финских групп, но и вятичской
и кривичской групп и .некоторых других славянских, видоизмененных
впоследствии влиянием понтийских элементов. Вследствие единства
исходного типа и последующей ассимиляции финнов различия между
русскими и финскими группами иногда оказываются малозаметными.»

И основной вывод исследования:

ИТОГИ ИССЛЕДОВАНИЯ
стр. 271-272
«Настоящая работа еще раз показала на¬
стоятельную необходимость пересмотра программы и методики собира¬
ния антропологического материала и его обработки.
В русском населении выделены 12 областных антропологических
типов. Из них наиболее характерны четыре: ильменско-белозерский,
волго-вятский, дон-сурский, верхнеокский.

Областные различия возникли вследствие того, что в состав русско¬
го населения вошли дославянские группы, ‘принадлежащие к разным
расовым типам. Таких типов три — балтийский, уральский, понтий¬
ский. Названные три типа были намечены и в прежних работах, но по
новым данным они получили несколько иную характеристику по соста¬
ву признаков и по локализации их сочетаний.
Кроме того, выяснилось, что ни одна русская группа ее воспроиз¬
водит полностью комплекс особенностей, двойственных центральным
вариантам балтийского, уральского или неопонтийского расовых типов.
Этот факт и многие другие привели к выводу, что в основе русских
антропологических вариантов и некоторых дославянских лежит один
общий антропологический слой, очень древний, восходящий к ранне-
кеолитическому или мезолитическому времени. Исходный общий тип,
названный древним восточноевропейским, отчетливо выступает в сум¬
марной характеристике современных групп (русского населения. В расо-
во-таксономическом отношении восточноевропейский тип, не выделен¬
ный в прежних работах, входит в круг разновидностей европейской
группы как особая раса.
Областные типы в целом соответствуют диалектологическим про¬
винциям и зонам, выделяемым по этнографическим признакам (видам
построек, женской одежды), а также по историческим и археологи¬
ческим материалам (глава XV).
В главе XII рассмотрены вопросы происхождения балтийского,
уральского, неопонтийского и восточноевропейского типов, дискус¬
сионные вопросы о роли метисации в генезисе этих рас, условий, места
и времени их |формирования.
Анализ краниологических материалов эпохи расселения восточно¬
славянских племен (глава XIV) привел к выводу, что несмотря на то,
что формирование русского населения происходило на сравнительно
однородной антропологической основе, в его состав в значительной
мере вошли не только морфологически, но и генетически разнородные
элементы.
Сопоставление характеристик русских и нерусских групп одной
и той же территории, полученных разными авторами и унифицированных
по методу корректированных индексов (глава XIII), показало, что в со¬
временном населении различных зон имеется сходство между русским
и нерусским населением.
Такое сходство1 может быть объяснено только тем, что в состав
русского населения вошли местные дославянские группы и что древний
восточноевропейский слой был общим для некоторых (восточнославян¬
ских групп и некоторых финских.
В XIX в. смежные с русскими финские группы усваивали русскую
речь, быт, хозяйственный уклад и вливались в состав русского населе¬
ния. В предшествующие столетия при меньшей заселенности террито¬
рии процесс ассимиляции совершался, наверное, менее интенсивно, ча¬
сто происходило передвижение финнов на окраинные, менее заселенные
участки территории. В книге приведены примеры этих процессов. Этни¬
ческая история отдельных зон требует специальных^ исследований, не
входящих в план книги, задача которой ограничивается общими вопро¬
сами русского этногенеза.»

PS попутно набрел на любопытную подборку материалов http://slavanthro.mybb3.ru/viewforum.php?f=24, в частности очень понравилась эта подборка Русины-Русь-Русские http://slavanthro.mybb3.ru/viewtopic.php?t=3194

Хорошее описание с фото-портретами на основании монографии Бунака — Антропология русского человека — http://iamruss.ru/russian-people-anthropology/

windoffields.livejournal.com

Тюрки и угро-финны стояли у истоков российской государственности

По словам Роже Шартье, крупнейшего современного французского историка, окружающий нас мир являет бесконечное разнообразие мест, вещей, индивидуумов и языков. В таком бесконечном многообразии можно выделить культурно-информационное пространство, которое принято называть «финно-угорский мир» который объединяет 24 финно-угорских и родственных им народов

Саамы проживают в Норвегии, Швеции, Финляндии и России (Мурманская область).
Квены – норвежские финны, проживающие на севере Норвегии.
Финны – основное население Финляндии, живут в Швеции, Норвегии, России, а также в США и Канаде.
Карелы проживают в России (Республика Карелия, Тверская, Ленинградская, Мурманская и Вологодская области), Финляндии и Казахстане.
Ижорцы (ингерманландцы) проживают в России в Ленинградской области (до 1710 года это Ингерманландская губерния) и в Карелии. За последние два десятилетия многие ингерманландцы переехали на постоянное место жительства в Финляндию.
Эстонцы – основное население Эстонии, кроме того проживают в России, Латвии, Украине.
Сету (Сето) живут в Эстонии и России (Псковская область).
Ливы проживают в западной части Латвии.
Венгры – основное население Венгрии, а также проживают в Румынии, Сербии, Словакии, США и других странах.
Чангоши живут в Румынии в предгорных и горных районах Карпат.

Места компактного проживания следующих народов расположены, в основном, на территории России:

Водь проживают на севере Кингисеппского района Ленинградской области;
Коми-зыряне проживают в Республике Коми, а также небольшими группами в Западной и Восточной Сибири;
Коми-пермяки – в Коми-пермяцком округе, в Кировской и Свердловской областях;
Ханты живут в Ханты-Мансийском, Ямало-Ненецком округах и в Томской области;
Манси – в Ханты-Мансийском округе, на севере Свердловской области и в Пермском крае;
Бесермяне проживают на северо-западе Удмуртии в бассейне р. Чепцы;
Удмурты живут в Удмуртской Республике, а также в других регионах РФ;
Марийцы – в республике Марий Эл и других регионах;
Мордва – в республике Мордовия: основная территория проживания мордовских эрзян — бассейн реки Суры, мокшан — бассейн реки Мокши;
Ненцы проживают в Ненецком автономном округе, в Архангельской области, республике Коми, Ямало-Ненецком и Ханты-Мансийском округах, Тюменской области, а также на Новой Земле;
Нганасаны проживают на территории Таймырского автономного округа и Красноярского края;
Энцы – енисейские самоеды, их место проживания – Красноярский край;
Селькупы проживают в Тюменской, Томской областях, Ямало-Ненецком АО, Красноярском крае.

А.К.: Археологические раскопки городищ и селищ дьяковской культуры раннежелезного века, что проходили на территории Москвы, показывают, что в бассейне Москвы-реки жили племена, говорившие на языке финно-угорской языковой семьи.

Слово «Москва» легко делится на два компонента: моск-ва, подобно названиям северноуральских рек — Лысь-ва, Сось-ва, Сыл-ва, Куш-ва . Элемент -ва легко объясняется во многих финно-угорских языках (например, в мерянском, марийском, коми) как «вода», «река» или «мокрый». А вот корень моск- объясняют по-разному: или как «болотистое место», или как «медвежье».

А вот один из старейших русских городов – Псков — стоит на река Пско-ва, а его название происходит от слова piskawa (по-ливски), pihkwa, piskwa (по-эстонски в старом, довоенном написании), означающих «смолистая вода», «плеск», «блеск», «рыбная река», «песок». Археологи давно установили, что в древнем Пскове жили предки славян — псковских кривичей, представители прибалтийско-финских, балтских и скандинавских племён.

Показательным является и освоение предками современных русских Пермского края, и их контакты с зырянами (предками народа коми). Практически сразу после Куликовской битвы Дмитрий Донской принимает приехавшего из Перми священника Степана Хряпа (впоследствии канонизированного под именем Стефана Пермского), который просит его и митрополита Алексия учредить Пермскую епархию. Стефан переводит на зырянский язык Библию. До середины восемнадцатого века богослужение в зырянских церквях велось на коми языке.

Стефан пытался сделать для Пермского края практически то же, что Кирилл и Мефодий для Древней Руси, то есть провести христианизацию без русификации. Зыряне получили возможность вести богослужение на своем языке, развивать свою письменность. Но к середине XVIII века этим алфавитом почти перестали пользоваться. Почему? Это тема отдельного серьезного исследования.

— Хорошо, а как происходил процесс ассимиляции племен, населявших эту землю, с русскими?

А.К.: Многие из угро-финских племен, живших в орбите Новгородской, а потом Владимиро-Cуздальской Руси, давно ассимилировались. И память о них сохранилась лишь в русском фольклоре. Согласно легендам, «чудь в землю закопалась» при походе на неё новгородского войска. Чудь живет в лесу, прячет там свои сокровища. Возможно, что чудины — людоеды. Они высоки, светловолосы, светлоглазы («чудь белоглазая»). Даже убитая чудь может постоять за свои права. Если в некоторых местах рубить лес, то потом «Чудь придёт, народ пожрёт, скарб разграбит».

Как полагают многие исследователи, тот страх перед лесом, который есть в очень многих русских народных сказках, тоже связан с чудью. Дело в том, что и скандинавы-варяги, и жители Киевской Руси таких лесов, переходящих в тайгу, которые находились на территории расселения угро-финских племен, не видели. Движение туда для варягов и славян было сопряжено с огромными опасностями. Там жили лесные племена, не всегда дружелюбные к пришельцам, со своими непонятными обычаями. Пугали они славян и тем, что с ними нельзя было встретиться в открытом бою, как, например, с половцами, послать им вызов: «Иду на Вы».

— Несмотря на свою воинственность, им все же не удалось противостоять захвату своих земель?

А.К.: Я бы не стал описывать этот процесс в терминах захвата. Вся история говорит о том, что продвижение славян на угро-финские земли было относительно мирным. Бывали случаи, когда чудь сама участвовала в походах русских князей. Так, Владимир ходил отвоевывать Киевский престол с варяжским и чудским войском. Угро-финские народы северо-запада поочередно становились данниками то Швеции, то Новгорода. От того, под чьей властью они в итоге оказывались, и зависела их историческая судьба: одни практически слились с русскими, другие — со шведами или более крупными, угро-финскими же народами — эстонцами и финнами. Но есть народы, которые до сих пор сохранили свою самобытность и язык, например, народ сету, живущий по обоим берегам Чудского озера.

Вообще я бы назвал это процессом консолидации угро-финских земель вокруг России . И надо сказать, что он продолжался довольно долго. Вот, например, Удмуртия вошла в состав России 450 лет назад, княжество Конда (Кондиния) было формально присоединено к России в восемнадцатом веке, однако включение Конды в титул императора всероссийского состоялось только при Николае I в 1842 году.

— Что вы можете сказать о культурном взаимодействии угро-финских и славянских народов?

А.К.: Тему культурного взаимодействия русских и финно-угров (больших народов и малых народностей) в одной статье охватить невозможно. Хочу только привести пример взаимопроникновения наших культур. Все мы привыкли считать, что береза — символ России. Однако это культовое дерево является национальным символом у большинства угро-финских народов Севера – карел, веси, мери, югры, манси, хантов, удоров, пермяков, коми, финнов-суоми, и финнов-тавастов.

Береза — первое дерево, которое проникло на Север после великого оледенения. Видимо, это тоже сыграло свою роль. Были и есть деревья, которым по 400-500 лет.

Именно таким деревом была Великая береза пермского народа. Под ним совершались жертвоприношения, отмечались все праздники, она находилась в районе города Усть-Вымь. Уже упоминаемый Стефан Пермский срубил и сжег Великую березу в 1379 году. Разъяренная толпа схватила его и хотела сжечь. Его уже привязали к столбу, но никто не решился поджечь хворост. Позднее в Москве Сергий Радонежский упрекал Стефана за «излишнее рвение» и призывал его к большей терпимости.

Местом капищ, посвященных Великой березе, был город Березов, место ссылки Меньшикова и учебы нового мэра Москвы. На языке манси этот город сначала назывался Халь-Уш, а на языке обских хантов Сунгуч-ваш, что означает одно и то же «береза». Завоевав Обдорию, русские просто перевели это название. Память о почитании берёзы осталась и в названиях Халь-мер Ю и Кунгур, Сунгур и Сургут.

Даже с формальным принятием православия угро-финские народы продолжали поклоняться березе. Они слили праздник березы с православным праздником Троицы, на который и русские тоже, сначала в районах со смешанным населением, а потом и в чисто русских, стали приносить в церковь и домой березовые ветки.

— А почему же такие сугубо исторические сведения замалчивались?

А.К.: Надо сказать, что отечественная историография, если не замалчивала, то и не стремилась в должной мере освещать вопросы, связанные с этническим составом населения Пскова, Новгорода, Русского Севера. При этом псковские летописи 14-17 веков достаточно подробно рассказывают об истории народов Прибалтики, а Псков героически противостоял экспансии Ливонского ордена, способствуя национальному самосохранению не только славян, но и литовцев, эстов, сету, ижорцев и других народов.

Вся эта недосказанность приводит к тому, что, как я уже говорил, в сознании людей возникают странные белые пятна, непонятные страхи и опасения. Например, одним из таких страхов является страх утраты православной идентичности при возрождении традиционной культуры угро-финских народов.

Но ведь на самом деле большинство коми, удмуртов, води, горных и луговых мари, мокша и эрьзя — православные. При этом среди них много представителей старообрядческой церкви, то есть людей, сохранивших веру и обычаи неизменными, с семнадцатого века. Собственно говоря, протопоп Аввакум — герой и мученик старообрядчества, известный также как харизматичный русский писатель, был по национальности мордвином.

— Но сколько человек знают об этом в России?

А.К.: Мало. Именно поэтому в мероприятиях, проходящих в дни угро-финских народов в Москве, мы делаем упор на просвещение, на исторические и культурные материалы, организуем кинопоказы, проводим конференции.

Нельзя не сказать еще об одном направлении нашей деятельности — это восстановление памяти о репрессированных деятелях национальных культур. К сожалению, имена Кузьмы Чайникова (Кузебая Герда), Валериана Васильева, Михаила Янтемира, Тимофея Евсевьева практически неизвестны, а ведь это были выдающиеся просветители, яркие литераторы, блестящие ученые.

— Какую роль играет религия в жизни угро-финских народов?

А.К.: Это слишком большая тема, не хотелось бы поверхностно затронуть ее в интервью. У наших коллег по угро-финскому лекторию «Муш» уже давно возникла мысль о том, что надо провести большую конференцию по этому вопросу. Думаю, что это будет очень полезным.

Сейчас же в преддверии дня памяти жертв политических репрессий хочу сказать о другом, например, на территории современной республики Коми в 1918 г. было 116 приходов, в которых насчитывалось 186 церквей и около 230 часовен, 88 церквей и 3 часовни были каменные. К маю 1941 г. в Коми АССР не осталось ни одной действующей церкви, за период 1930-1988 гг. 80 церквей и более 190 часовен были разрушены. ВСЕ священнослужители были в 1920-30-е годы репрессированы.

Семнадцать пастырей, отдавших свою жизнь за Веру и Отечество, прославлены Русской Православной Церковью к лику святых новомучеников и исповедников Российских. Среди них: отец Николай Шумков (погиб в 1937 году), отец Григорий Бронников (1937), отец Николай Доброумов (1937)».

Советская власть последовательно разрушала храмы, языческие капища, священные места ханты, манси, ненцев. Почитайте, например, роман «Божья матерь в кровавых снегах» хантыйского писателя Еремея Айпина или вспомните историю острова Вайгач, бывшего священным местом для ненцев (которые так же, как УФ-народы входят в Уральскую языковую семью).

В 1921 году экспедицией Н. А. Куликова в юго-западной части острова были обнаружены полиметаллические руды. С 1930 года геологические исследования продолжила Вайгачская экспедиция ОГПУ под начальством Ф. И. Эйхмана, бывшего заместителя начальника СЛОН. Научную часть работ возглавлял заключённый П. В. Виттенбург — известный геолог и географ, профессор.

В 1934 году в бухте Варнек силами заключённых «Особлага Вайгач» началась промышленная добыча свинцово-цинковых руд в пяти шахтах. Люди умирали сотнями Зимой умерших не хоронили, а спускали под лёд бухты

В 1938 году шахты залило водой и рудник был закрыт. Оставшихся в живых заключённых частично вывезли, а остальных зимой пешком отправили в Воркуту. В пути многие погибли. Многие ненцы до сих пор боятся посещать свои святилища на этом острове.

В этом году мы планируем завершить дни угро-финского единства большой конференцией, под названием «Репрессированное возрождение», на которой и будем говорить о многих деятелях угро-финской культуры и просвещения.

29 октября в 15.00 у могилы Иштвана Бетлена, бывшего премьер-министра Венгрии, похороненного в общей могиле №№ на территории Донского кладбища, состоится церемония возложения венков и зажжения свечей, организованная нашими венгерскими коллегами. А 30 октября, в день памяти жертв политических репрессий, активисты всех действующих в Москве угро-финских культурных организаций придут к Соловецкому камню с зажженными свечами.

Должен сказать, что одними конференциями наша деятельность не ограничивается. Весной мы планируем провести более массовое мероприятие — первый фестиваль финно-угорских рок-групп. Я очень надеюсь, что нам в этом помогут эстонские музыканты, многие из них уже высказали такое пожелание. Приходите.

Ульяна КИМ

Источник: Великая Эпоха (The Epoch Times)

czeslaw-list.livejournal.com

ФИННО-УГОРСКИЕ НАРОДЫ

18 июля 2015

Рассматривая географическую карту России, можно заметить, что в бассейнах Средней Волги и Камы распространены названия рек, оканчивающиеся на «ва» и «га»: Сосьва, Изьва, Кокшага, Ветлуга и т. д. В тех местах живут финно-угры, и в переводе с их языков «ва» и «га» означают «река», «влага», «мокрое место», «вода». Однако финно-угорские топонимы{1} встречаются не только там, где эти народы составляют значительную часть населения, образуют республики и национальные округа. Ареал их распространения значительно шире: он охватывает европейский север России и часть центральных областей. Примеров можно привести немало: старинные русские города Кострома и Муром; реки Яхрома, Икша в Московской области; деревня Веркола в Архангельской и т. д.

Некоторые исследователи считают финно-угорскими по происхождению даже такие привычные нам слова, как «Москва» и «Рязань». Как полагают учёные, в этих местах когда-то жили финно-угорские племена, и ныне память о них хранят древние названия.

 


{1}Топоним (от греч. «топос» — «место» и «онима» — «имя») — географическое название.


КТО ТАКИЕ ФИННО-УГРЫ

Финнами называют народ, населяющий соседнюю с Россией Финляндию (по-фински «Суоми«), а уграми в древнерусских летописях именовали венгров. Но в России нет венгров и очень мало финнов, зато есть народы, говорящие на языках, родственных финскому или венгерскому. Эти народы и называют финно-угорскими. В зависимости от степени близости языков учёные делят финно-угров на пять подгрупп. В первую, прибалтийско-финскую, входят финны, ижорцы, водь, вепсы, карелы, эстонцы и ливы. Два самых многочисленных народа этой подгруппы — финны и эстонцы — проживают в основном за пределами нашей страны. В России финнов можно встретить в Карелии, Ленинградской области и в Санкт-Петербурге; эстонцев — в Сибири, Поволжье и в Ленинградской области. Небольшая группа эстонцев — сету — живёт в Печорском районе Псковской области. По вероисповеданию многие финны и эстонцыпротестанты (как правило, лютеране), сетуправославные. Маленький народ вепсы живёт небольшими группами в Карелии, Ленинградской области и на северо-западе Вологодской, а водь (их осталось меньше 100 человек!) — в Ленинградской. И вепсы, и водьправославные. Православие исповедуют и ижорцы. Их в России (в Ленинградской области) 449 человек, ещё примерно столько же в Эстонии. Вепсы и ижорцы сохранили свои языки (они имеют даже диалекты) и используют их в бытовом общении. Водский язык исчез.

Самый крупный прибалтийско-финский народ России — карелы. Они живут в Республике Карелия, а также в Тверской, Ленинградской, Мурманской и Архангельской областях. В быту карелы говорят на трёх диалектах: собственно карельском, людиковском и ливвиковском, а литературный язык у них — финский. На нём выходят газеты, журналы, на филологическом факультете Петрозаводского университета действует кафедра финского языка и литературы. Знают карелы и русский.

Вторую подгруппу составляют саамы, или лопари. Основная их часть расселена в Северной Скандинавии, а в России саамы — обитатели Кольского полуострова. По мнению большинства специалистов, предки этого народа когда-то занимали значительно большую территорию, но со временем были оттеснены к северу. Тогда же они утратили свой язык и усвоили одно из финских наречий. Саамы — хорошие оленеводы (в недавнем прошлом кочевники), рыболовы и охотники. В России они исповедуют православие.

В третью, волжско-финскую, подгруппу входят марийцы и мордва. Мордва — коренное население Республики Мордовия, но значительная часть этого народа проживает по всей России — в Самарской, Пензенской, Нижегородской, Саратовской, Ульяновской областях, в республиках Татарстан, Башкортостан, в Чувашии и т. д. Ещё до присоединения в XVI в. мордовских земель к России у мордвы появилась собственная знать — «инязоры», «оцязоры«, т. е. «хозяева земли». Инязоры первыми крестились, быстро обрусели, и в дальнейшем их потомки составили в русском дворянстве элемент немногим меньший, чем выходцы из Золотой Орды и Казанского ханства. Мордва делится на эрзю и мокшу; у каждой из этнографических групп есть письменный литературный язык — эрзянский и мокшанский. По вероисповеданию мордва православные; они всегда считались наиболее христианизированным народом Поволжья.

Марийцы живут преимущественно в Республике Марий Эл, а также в Башкортостане, Татарстане, Удмуртии, Нижегородской, Кировской, Свердловской и Пермской областях. Принято считать, что у этого народа два литературных языка — лугововосточный и горно-марийский. Однако не все филологи разделяют это мнение.

Ещё этнографы XIX в. отмечали необычайно высокий уровень национального самосознания марийцев. Они упорно сопротивлялись присоединению к России и крещению, и до 1917 г. власти запрещали им жить в городах и заниматься ремёслами и торговлей.

В четвёртую, пермскую, подгруппу входят собственно коми, коми-пермяки и удмурты. Коми (в прошлом их называли зырянами) образуют коренное население Республики Коми, но живут также в Свердловской, Мурманской, Омской областях, в Ненецком, Ямало-Ненецком и Ханты-Мансийском автономных округах. Их исконные занятия — земледелие и охота. Но, в отличие от большинства других финно-угорских народов, среди них издавна было много купцов и предпринимателей. Ещё до Октября 1917г. коми по уровню грамотности (на русском языке) приближались к наиболее образованным народам России — русским немцам и евреям. В наши дни в сельском хозяйстве работает 16,7 % коми, зато в промышленности — 44,5 %, а в образовании, науке, культуре — 15%. Часть коми — ижемцы — освоили оленеводство и стали крупнейшими оленеводами европейского севера. Коми православные (частью старообрядцы).

Очень близки по языку к зырянам коми-пермяки. Больше половины этого народа живёт в Коми-Пермяцком автономном округе, а остальные — в Пермской области. Пермяки в основном крестьяне и охотники, но на протяжении своей истории были они и заводскими крепостными крестьянами на уральских заводах, и бурлаками на Каме и Волге. По вероисповеданию коми-пермяки православные.

Удмурты{2} сосредоточены большей частью в Удмуртской Республике, где они составляют около 1/3 населения. Небольшие группы удмуртов живут в Татарстане, Башкортостане, Республике Марий Эл, в Пермской, Кировской, Тюменской, Свердловской областях. Традиционное занятие — сельское хозяйство. В городах они чаще всего забывают родной язык и обычаи. Может быть, поэтому удмуртский язык считает родным только 70% удмуртов, в основном жители сельских районов. Удмурты православные, но многие из них (в том числе и крещёные) придерживаются традиционных верований — поклоняются языческим богам, божествам, духам.

В пятую,угорскую, подгруппу входят венгры, ханты и манси. «Уграми» в русских летописях называли венгров, а «югрой» — обских угров, т. е. хантов и манси. Хотя Северный Урал и низовья Оби, где живут ханты и манси, расположены за тысячи километров от Дуная, на берегах которого создали своё государство венгры, эти народы — ближайшие родственники. Ханты и манси относят к малым народам Севера. Манси живут в основном в Ханты-Мансийском автономном округе, а ханты — в Ханты-Мансийском и Ямало-Ненецком автономных округах, Томской области. Манси прежде всего охотники, потом рыболовы, оленеводы. Ханты, наоборот, сначала рыболовы, а затем охотники и оленеводы. И те и другие исповедуют православие, однако не забыли и древнюю веру. Большой урон традиционной культуре обских угров нанесло промышленное освоение их края: исчезли многие охотничьи угодья, загрязнились реки.

Древнерусские летописи сохранили названия финно-угорских племён, ныне исчезнувших, — чудь, меря, мурома. Меря в I тысячелетии н. э. обитали в междуречье Волги и Оки, а на рубеже I и II тысячелетий слились с восточными славянами. Существует предположение, что современные марийцы — потомки этого племени. Мурома в I тысячелетии до н. э. жили в бассейне Оки, а к XII в. н. э. смешались с восточными славянами. Чудью современные исследователи считают финские племена, жившие в древности по берегам Онеги и Северной Двины. Не исключено, что именно они являются предками эстонцев.


{2}Русский историк XVIII в. В. Н. Татищев писал, что удмурты (прежде их называли вотяками) молитвы свои совершают «при каком-либо хорошем дереве, однако не при сосне и ели, которые листа, ни плода не имеют, а осину почитают за проклятое дерево…».


ГДЕ ЖИЛИ И ГДЕ ЖИВУТ ФИННО-УГРЫ

Большая часть исследователей сходятся на том, что прародина финно-угров находилась на границе Европы и Азии, в районах между Волгой и Камой и в Приуралье. Именно там в IV- III тысячелетиях до н. э. возникло сообщество племён, родственных по языку и близких по происхождению. К I тысячелетию н. э. древние финно-угры расселились до Прибалтики и Северной Скандинавии. Они занимали обширную территорию, поросшую лесами, — практически всю северную часть нынешней Европейской России до Камы на юге.

Раскопки показывают, что древние финно-угры принадлежали к уральской расе: в их облике смешаны черты европеоидные и монголо-идные (широкие скулы, часто монгольский разрез Глаз). Двигаясь на запад, они смешивались с европеоидами. В результате у некоторых народов, происшедших от древних финно-угров, монголоидные признаки стали сглаживаться и исчезать. Сейчас «уральские» черты свойственны в той или иной степени всем финским народам России: средний рост, широкое лицо, нос, именуемый «курносым», очень светлые волосы, негустая борода. Но у разных народов эти особенности проявляются по-разному. Например, мордва-эрзя высокие, светловолосые, голубоглазые, а мордва-мокша и ростом пониже, и лицом пошире, и волосы у них потемнее. У марийцев и удмуртов часто встречаются глаза с так называемой монгольской складкой — эпикантусом, очень широкие скулы, жидкая борода. Но при этом (уральская раса!) светлые и рыжие волосы, голубые и серые глаза. Монгольская складка иной раз встречается и у эстонцев, и у води, и у ижорцев, и у карел. Коми бывают разные: в тех местах, где есть смешанные браки с ненцами, они черноволосы и раскосы; другие скорее напоминают скандинавов, с чуть более широким лицом.

Занимались финно-угры земледелием (чтобы удобрить пеплом почву, выжигали участки леса), охотой и рыболовством. Их поселения находились далеко друг от друга. Может быть, по этой причине они нигде не создали государств и стали входить в состав соседних организованных и постоянно расширявшихся держав. Одни из первых упоминаний о финно-уграх содержат хазарские документы, написанные на иврите — государственном языке Хазарского каганата. Увы, в нём почти нет гласных, так что остаётся догадываться, что «црмс» значит «черемисы-марийцы», а «мкшх» — «мокша». Позднее финно-угры платили дань также булгарам, входили в состав Казанского ханства, в Русское государство.

РУССКИЕ И ФИННО-УГРЫ

В XVI-XVIII вв. на земли финно-угров устремились русские переселенцы. Чаще всего заселение было мирным, но иногда коренные народы сопротивлялись вхождению своего края в Российское государство. Наиболее яростное сопротивление оказывали марийцы.

Со временем крещение, письменность, городская культура, принесённые русскими, стали вытеснять местные языки и верования. Многие начинали чувствовать себя русскими-и действительно становились ими. Иной раз для этого достаточно было креститься. Крестьяне одной мордовской деревни писали в челобитной: «Предки наши, бывшая мордва», искренне полагая, что только их предки, язычники, были мордвой, а их православные потомки никак к мордве не относятся.

Люди переселялись в города, уезжали далеко — в Сибирь, на Алтай, где общим для всех был один язык — русский. Имена после крещения ничем не отличались от обычных русских. Или почти ничем: далеко не все замечают, что в фамилиях типа Шукшин, Веденяпин, Пияшева ничего славянского нет, а восходят они к названию племени шукша, имени богини войны Ведень Ала, дохристианскому имени Пияш. Так значительная часть финно-угров была ассимилирована русскими, а некоторые, приняв мусульманство, смешались с тюрками. Потому финно-угры и не составляют большинства нигде — даже в республиках, которым дали своё имя.

Но, растворившись в массе русских, финно-угры сохранили свой антропологический тип: очень светлые волосы, голубые глаза, нос-«ши-шечку», широкое, скуластое лицо. Такой тип, который писатели XIX в. называли «пензенский мужичок», теперь воспринимается как типично русский.

В русский язык вошло немало финно-угорских слов: «тундра», «килька», «салака» и т. д. Есть ли более русское и всеми любимое блюдо, чем пельмени? Между тем слово это заимствовано из языка коми и означает «хлебное ушко»: «пель» — «ухо», а «нянь» — «хлеб». Особенно много заимствований в северных диалектах, в основном среди названий явлений природы или элементов ландшафта. Они придают своеобразную красоту местной речи и областной литературе. Возьмите хотя бы слово «тайбола», которым в Архангельской области называют глухой лес, а в бассейне реки Мезень — дорогу, идущую по морскому берегу рядом с тайгой. Оно взято из карельского «taibale» — «перешеек». Веками живущие рядом народы всегда обогащали язык и культуру друг друга.

Финно-уграми по происхождению были патриарх Никон и протопоп Аввакум — оба мордвины, но враги непримиримые; удмурт — физиолог В. М. Бехтерев, коми — социолог Пи-тирим Сорокин, мордвин — скульптор С. Нефёдов-Эрзя, взявший имя народа своим псевдонимом; мариец — композитор А. Я. Эшпай.


Автор статьи: Л.Минц.


ДРЕВНЯЯ ОДЕЖДА  В О Д И  И  И Ж О Р Ц Е В

Основная часть традиционного женского костюма води и ижориев — рубаха. Старинные рубахи шили очень длинными, с широкими, тоже длинными рукавами. В тёплое время года рубаха была единственной одеждой женщины. Ешё в 60-х гг. XIX в. молодой после свадьбы полагалось ходить в одной рубахе до тех пор, пока свёкор не давал ей шубу или кафтан.

У водских женшин долго сохранялась древняя форма несшитой поясной одежды — хурсгуксет, который надевали поверх рубахи. Хурсгуксет похож на русскую понёву. Его богато украшали медными монетами, раковинами, бахромой, колокольчиками. Позже, когда в быт води вошёл сарафан, невеста надевала на свадьбу хурсгуксет под сарафан.

Своеобразную несшитую одежду — аннуа — носили в центральной части Ингерманландии (часть территории современной Ленинградской области). Это было широкое, доходившее до подмышек полотнище; к его верхним концам пришивали лямку и перекидывали её через левое плечо. Аннуа расходилось на левом боку, и потому под него надевали второе полотнище — хурстут. Его оборачивали вокруг талии и также носили на лямке. Русский сарафан постепенно вытеснил у води и ижориев старинную набедренную одежду. Одежду подпоясывали кожаным ремнём, шнурами, плетеными поясами и узкими полотенцами.

В древности водские женшины брили голову.


Автор статьи: Л.Соловьёва.

 


ТРАДИЦИОННАЯ ОДЕЖДА  Х А Н Т О В  И  М А Н С И

Одежду ханты и манси шили из шкур, меха, рыбьей кожи, сукна, крапивного и льняного холста. При изготовлении детской одежды использовали и наиболее архаичный материал — птичьи шкурки.

Мужчины зимой надевали распашные шубы из оленьего и заячьего меха, беличьих и лисьих лапок, а летом короткий халат из грубого сукна; ворот, рукава и правую полу оторачивали мехом. Зимняя обувь была меховой, и носили её с меховыми чулками. Летнюю изготовляли из ровдуги (замши из оленьей или лосиной шкуры), а подошву из лосиной кожи.

. Мужские рубахи шили из крапивного холста, а штаны из ровдуги, рыбьей кожи, холста, хлопчатобумажных тканей. Поверх рубахи обязательно надевали тканый пояс, к которому подвешивали расшитые бисером мешочки (в них держали нож в деревянных ножнах и огниво).

Женшины зимой надевали шубу из шкуры оленя; подкладка тоже была меховой. Там, где было мало оленей, подкладку делали из заячьих и беличьих шкурок, а иногда из утиного или лебединого пуха. Летом носили суконный или хлопчатобумажный халат, украшенный нашивками из бисера, цветной материи и оловянных бляшек. Эти бляшки женшины отливали сами в специальных формочках из мягкого камня или сосновой коры. Пояса были уже мужских и более нарядные.

Женшины и зимой и летом покрывали голову платками с широкой каймой и бахромой. В присутствии мужчин, особенно старших родственников мужа, по традиции полагалось концом платка закрывать лицо. Бытовали у хантов и головные повязки, расшитые бисером.

Волосы прежде было не принято стричь. Мужчины, разделив волосы на прямой пробор, собирали их в два хвоста и завязывали цветным шнуром. Женшины заплетали две косы, украшали их цветным шнурком и медными подвесками. Внизу косы, чтобы не мешали при работе, соединяли толстой медной цепочкой. К цепочке подвешивали кольца, бубенцы, бусы и другие украшения. Женшины у хантов, по обычаю, носили много медных и серебряных колец. Были также широко распространены украшения из бисера, который завозили русские купцы.


Автор статьи: Л.Соловьёва.


КАК ОДЕВАЛИСЬ  М А Р И Й Ц Ы

В прошлом одежда марийцев была исключительно домашнего изготовления. Верхнюю (её надевали зимой и осенью) шили из домашнего сукна и овчины, а рубахи и летние кафтаны — из белого льняного холста.

Женшины носили рубаху, кафтан, штаны, головной убор и лыковые лапти. Рубахи вышивали шёлком, шерстью, хлопчатобумажными нитками. Их носили с поясами, которые ткали из шерсти и шёлка, украшали бисером, кистями и металлическими цепочками. Один из видов головных уборов замужних мариек, похожий на колпак, назывался шымакш. Его шили из тонкого холста и надевали на берестяной каркас. Обязательной частью традиционного костюма мариек считались украшения из бисера, монет, оловянных бляшек.

Мужской костюм состоял из холшовой вышитой рубахи, штанов, холщового кафтана и лаптей. Рубаха была короче женской, её носили с узким пояском из шерсти и кожи. На голову надевали войлочные ШЛЯПЫ и шапки ИЗ ОВЧИНЫ.


Автор статьи: Л.Соловьёва.


ЧТО ТАКОЕ ФИННО-УГОРСКОЕ ЯЗЫКОВОЕ РОДСТВО

Финно-угорские народы по образу жизни, вероисповеданию, историческим судьбам и даже внешнему виду отличаются друг от друга. Объединяют их в одну группу на основе родства языков. Однако языковая близость бывает разная. Славяне, к примеру, могут легко договориться, объясняясь каждый на своём наречии. А вот финно-угры не смогут так же просто объясниться с собратьями по языковой группе.

В глубокой древности предки современных финно-угров говорили на одном языке. Потом его носители стали переселяться, смешивались с другими племенами, и некогда единый язык распался на несколько самостоятельных. Финно-угорские языки разошлись так давно, что обших слов в них немного — около тысячи. Например, «дом» по-фински — «koti», по-эстонски — «kodu», по-мордовски — «куду», по-марийски — «кудо». Похоже слово «масло»: финское «voi», эстонское «vdi», удмуртское и коми «вый», венгерское «vaj». Зато звучание языков — фонетика — осталось настолько близким, что любой финно-угр, слушая другого и даже не понимая, о чём тот говорит, чувствует: это родственный язык.

ИМЕНА ФИННО-УГРОВ

Финно-угорские народы длительное время исповедуют (по крайней мере, официально) православие, поэтому их имена и фамилии, как правило, не отличаются от русских. Однако в деревне, в соответствии со звучанием местных языков, они меняются. Так, Акулина становится Окуль, Николай — Никуль или Микуль, Кирилл — Кырля, Иван — Йыван. У коми, например, часто отчество ставят перед именем: Михаил Анатольевич звучит как Толь Миш, т. е. Анатольев сын Мишка, а Роза Степановна превращается в Степан Розу — Степанову дочку Розу. В документах, конечно, у всех значатся обычные русские имена. Только писатели, художники и артисты выбирают традиционно деревенскую форму: Йыван Кырля, Никуль Эркай, Илля Вась, Ортьё Степанов.

У коми часто встречаются фамилии Дуркин, Рочев, Канев; у удмуртов — Корепанов и Владыкин; у мордвыВеденяпин, Пи-яшев, Кечин, Мокшин. Особенно распространены у мордвы фамилии с уменьшительным суффиксом — Кирдяйкин, Видяйкин, Попсуйкин, Алёшкин, Варлашкин.

Некоторые марийцы, особенно некрещёные чи-мари в Башкирии, в своё время приняли тюркские имена. Поэтому у чи-мари часто встречаются фамилии, похожие на татарские: Андуга-нов, Байтемиров, Яшпатров, но имена и отчества у них при этом русские. У карел бывают фамилии и русские, и финские, но обязательно с русским окончанием: Перттуев, Лампиев. Обычно в Карелии по фамилии можно различить карела, финна и петербургского финна. Так, Перттуевкарел, Перттупетербургский финн, а Пертгуненфинн. А вот имя и отчество у каждого из них может быть Степан Иванович.

ВО ЧТО ВЕРЯТ ФИННО-УГРЫ

В России многие финно-угры исповедуют православие. В XII в. были крешены вепсы, в XIII в. — карелы, в конце XIV в. — коми. Тогда же для перевода Священного писания на язык коми была создана пермская письменностьединственный самобытный финно-угорский алфавит. На протяжении XVIII-XIX вв. крешены мордва, удмурты и марийиы. Однако марийиы так до конца и не приняли христианство. Чтобы избежать обращения в новую веру, часть их (они называли себя «чи-мари» — «истинные марийцы») ушли на территорию Башкирии, а те, кто остался и крестился, нередко продолжали поклоняться старым богам. Среди марийцев, удмуртов, саамов и некоторых других народов было распространено, да и сейчас сохранилось, так называемое двоеверие. Люди почитают старых богов, но признают «русского Бога» и его святых, особенно Николая Угодника. В Йошкар-Оле, столице Республики Марий Эл, государство взяло под охрану священную рощу — «кюсото«, и теперь здесь происходят языческие моления. Имена верховных богов и мифологических героев у этих народов похожи и, вероятно, восходят к древнефинскому названию неба и воздуха — «ilma«: Ильмаринен — у финнов, Илмайлинеу карел, Инмару удмуртов, Ен у коми.

КУЛЬТУРНОЕ НАСЛЕДИЕ ФИННО-УГРОВ

Письменность многих финно-угорских языков России создана на основе кириллицы, с добавлением букв и надстрочных знаков, передающих особенности звучания. Карелы, литературный язык которых финский, пишут латинскими буквами.

Литература финно-угорских народов России очень молода, зато у устного народного творчества многовековая история. Финский поэт и фольклорист Элиас Лёнрот (1802-1884) собрал сказания эпоса «Калевала» среди карелов Олонецкой губернии Российской империи. В окончательной редакции книга издана в 1849 г. «Калевала», что значит «страна Калева», в своих песнях-рунах повествует о подвигах финских героев Вяйнямёйнена, Ильмаринена и Лемминкяйнена, об их борьбе со злобной Лоухи, хозяйкой Похьёлы (северной страны мрака). В великолепной поэтической форме эпос рассказывает о быте, верованиях, обычаях предков финнов, карел, вепсов, води, ижориев. Сведения эти необычайно богаты, они раскрывают духовный мир земледельцев и охотников Севера. «Калевала» стоит наравне с величайшими эпосами человечества. Есть эпосы и у некоторых других финно-угорских народов: «Калевипоэг» («Сын Калева») — у эстонцев, «Пера-богатырь» — у коми-пермяков, сохранились эпические сказания у мордвы и манси.


Автор статей: Л.Минц.


nacionalsoglasie.kmormp.gov.spb.ru

Угро-финны — Огонь Прометея / Προμηθέας φωτιά / Prometheo ignis

Бурановские бабушки (удмуртки) настоящие представительницы русского народа!

Российские генетики опубликовали сенсационные материалы, следуя которым можно сделать интересный вывод: русские,как этнос, не являются славянским народом.

Ближайшими генетическими родственниками русских названы финны:

Последние результаты исследований российских ученых о генофонде русского народа полностью опровергают концепцию о “восточных славянах”, в том числе главный миф приверженцев так называемого “союзного государства” о том, что русские и белорусы – это чуть ли не один народ: белорусы генетически очень далеки от русских, зато оказались фактически идентичны полякам и очень близки чехам и словакам.

А вот финны Финляндии оказались для русских куда генетически ближе, чем белорусы. Ученые впервые в истории России смогли на несколько лет полностью сосредоточиться на изучении генофонда русского народа. Они дополнили свои молекулярно-генетические исследования анализом частотного распределения русских фамилий в стране. Такой метод был очень дешевым, но его информативность превзошла все ожидания: сравнение географии фамилий с географией генетических ДНК-маркеров показало практически полное их совпадение.

Так, по Y-хромосоме генетическое расстояние между русскими и финнами Финляндии составляет всего 30 условных единиц (близкое родство). А генетическое расстояние между русским человеком и так называемыми финно-угорскими народностями (марийцами, вепсами, мордвой и пр.), проживающими на территории РФ, равно 2-3 единицам. Проще говоря, генетически они ИДЕНТИЧНЫ.

Огромная проблема возникает для России и в самоидентификации себя как якобы «славян», ибо генетически русский народ к славянам никакого отношения не имеет. В мифе о «славянских корнях русских» учеными России поставлена жирная точка: ничего от славян в русских нет.

Есть только околославянский русский язык, но и в нем 60-70% неславянской лексики, поэтому русский человек не способен понимать языки славян, хотя настоящий славянин понимает из-за схожести славянский языков – любой (кроме русского).

Результаты анализа митохондриальной ДНК показали, что еще одна ближайшая родня русских, кроме финнов Финляндии, – это татары: русские от татар находятся на том же генетическом расстоянии в 30 условных единиц, которые отделяют их от финнов. Continue reading / Читать далее →

www.mesoeurasia.org

Славяне и угро-финны. От царской Скифии к Святой Руси

Славяне и угро-финны

Необходимо учитывать то, что антропология как наука до середины XX века серьезно не привлекалась для воссоздания истинной этнической истории русских. Даже столпы русской исторической мысли имели по этому вопросу весьма смутное представление. Большинство из них отдали дань столь модной тогда теории о финском субстрате как одной из составляющей великорусской народности.

Например, В. Ключевский считал, что встреча руси и чуди носила мирный характер, за которой прошло быстрое смешение племен. Действительно, в письменных памятниках нет упоминаний о борьбе с финскими туземцами. Безусловно, этому способствовал и характер финнов. Но в народных преданиях поморов сохранились сказания о тяжелейшей борьбе с чудью, которую местами новгородцам пришлось уничтожать полностью, вырезая под корень.

В европейской историографии финны отмечены общими характеристическими чертами — миролюбием, робостью, даже забитостью. Русские, встретив финнов, сразу почувствовали свое превосходство над ними и прозвали их общим собирательным именем: чудь, что значит чудные. Чудью называли и эстов, и зырян. Абсолютно мирной картины взаимоотношений, конечно, не было. Финны отнюдь не стремились сразу перейти в православие. Коми-зыряне и пермяки еще в XIV веке не проявляли особого рвения к перемене веры. Святому Стефану Пермскому пришлось приложить немало трудов к их обращению в православие. Основная же масса была в «поганстве», в нем же она и оставалась даже после официального принятия православной веры славянорусов.

Финны-охотники отнюдь не были оседлыми племенами. И несмотря на то, что Несторова летопись говорит о том, что на озере Неро сидит меря, у Мурома сидит мурома, а на Белоозере весь, города Ростов, Муром и Белоозеро были построены славянами, а не финскими охотниками и рыболовами. Основная масса финнов, конечно, откочевывала на северо-восток, подальше от тяглового гнета русской феодальной государственности. Поскольку финское население было немногочисленным, оставшиеся без следа растворились в русском море.

Важно отметить, что конфликты с финнами имели место и на религиозной почве. По Житию св. Леонтия Ростовского все ростовские язычники упорно боролись против христианских проповедников. Ростовская Русь, почитавшая Велеса, встала на сторону мерян. Немного отступая от темы, отметим, что никто еще убедительно не разъяснил, почему язычники финны поклонялись славянскому божеству Велесу. Может быть, на этот вопрос поможет ответить антропология. Дело в том, что еще в XIX веке антропологи в чудских могильниках находили черепа двух диаметрально противоположных расовых типов. Один — круглоголовый и плосколицый обоснованно был приписан пришельцам из Приуралья — финнам. Другой тип принадлежал длинноголовому рослому племени. Может быть, средневековая меря уже включала в себя группы древнего протославянского населения Восточной Европы?

Сохранилось предание, записанное в XVII веке, что язычники меряне и русь ростовского края, убегая «от русского крещения», выселились в пределы Болгарского царства на Волгу к родственным мере марийцам — прямым потомкам мери и черемисам. Конечно, это была не чисто племенная борьба руси и чуди, а религиозная. Но носителями антагонистических духовных констант христианства и язычества выступали именно славянская Русь и финны. Причем часть славян-язычников уходила с финнами на восток. Так, и часть славян-вятичей еще в XI веке ушла с Оки на Вятку, противясь христианизации.

Таким образом, вопрос о слиянии финнов и славян должен решаться в другой плоскости, а именно: должен рассматриваться вопрос о славянском компоненте у финнов Восточной Европы. Изначальные финские черты: скуластость, смуглый цвет лица, широкий нос и темные волосы встречаются у современных угро-финнов не так уж часто. Благодаря славянскому влиянию преобладают светлоокрашенные типы.

Иногда русские мужчины и женщины шли на смешанные браки. Но феномен славянства состоит в том, что от смешанных браков дети очень часто остаются в лоне малых народов. Русские с удивительным спокойствием смотрят на то, что их дети становятся по воспитанию и культуре зырянами, мордвою, пермяками — главное, чтобы они были православными. Это во многом объясняет тот факт, что славянский расовый тип сохранился у великорусов в первозданной чистоте, и, вместе с тем, расовый тип окружающих русских соседей воспринял в себя сильнейший славянский антропологический компонент.

После принятия православия все угро-финские народы стали полноправными участниками строительства Русского государства, неизменно сохраняя свое этническое лицо и не ассимилируясь. Татарские поселения Рязанской, Костромской, Московской губерний до XX века также сохранили свое народное лицо, культуру и ислам.

Важно сказать, что, уживаясь с татарами, русские люди не стремились слиться с ними этнически. Не было заметно такого желания и с обратной стороны. И если на уровне элиты в среду дворянства входили представители местных элит и в итоге сливались с дворянством чисто русским, то в народных низах сохранялись различные социальные и религиозные барьеры, не позволявшие слияния с иноверными.

Если сейчас в свете новых данных антропологии, лингвистики и истории эти процессы становятся понятными, то в прошлом веке они вызывали недоумение. С одной стороны, было общепринятым считать великорусов губернии Московской, Владимирской, Ярославской и Костромской бесспорно лучшими представителями северо-славянского типа в его первоначальной чистоте. С другой стороны, не знали, что делать с тем фактом, что на землях этих губерний обитали меря и мурома. Отсутствие этих племен на данных территориях с XII века озадачивало. Часто умные люди договаривались даже до того, чтобы считать великорусов по крови финнами, а по языку славянами. Но для таких радикальных фантазий ни у них, ни у нас не было и нет никаких оснований.

Для этой проблемы предполагалось два возможных варианта решения. Первый: пришлая русь, селясь среди туземной чуди, заимствовала многое из этнических черт и быта финнов. Второй: чудь, постепенно русея, всей своей массой, со всеми антропологическими особенностями, языком и верованиями входила в состав русских. Трудность, однако, состояла в том, что выделить антропологические черты финнов у заведомо чистых русских не удавалось. Следы языка и верований финнов у русских не обнаружились вообще, что рушило всякие гипотезы о смешении. Многих это мало смущало, и в книгах продолжали рисовать великоруса как некоего славяно-монгольского метиса.

Прусский чиновник XIX века барон Гакстгаузен считал чистыми славянами лишь малороссов. В частности, по его теории чистые народы никогда в истории не могли возглавить великих империй. Именно поэтому «чистые» малороссы уступили пальму первенства «нечистым» великорусам. Барон совершенно упустил из виду, что только чистые народы арийской крови и создавали великие империи. Достаточно указать на персов, древних римлян, македонцев. А вот их смешанные потомки неминуемо приводили империи, созданные чистыми отцами, к гибели.

Итак, еще раз подчеркнем со всей ответственностью: нелепым является утверждение о «нечистых великорусах» и еще более нелепым — убеждение о неспособности чистых этносов строить империи. История говорит о другом. И греки, и римляне начинали свою стройку великих империй, будучи народами несмешанными. Именно смешение с иноплеменными явилось главной причиной гибели и империи Александра Македонского, и гордого имперского Рима. В конечном счете, и полиэтничность Византии, неоднородность расового состава суперэтноса ромеев ослабили империю христианских императоров, стали причиной ее нестойкости в православии в тревожный век латинской и турецкой агрессии и конечной гибели.

Русские и сейчас остаются племенем достаточно чистым и однородным. И в XIX веке об этом уже начинали говорить. Тот же Гакстгаузен удивлялся, что значительное финское племя зырян живет без всякого стеснения рядом с русскими и занимается своим извечным промыслом — охотой, сохраняет свой особый этнический тип и не сливается с господствующим племенем. Другие же финские племена, пишет прусский барон, мало-помалу вымерли, как и многие племена американских индейцев. Только немногие, приняв православие, слились с русскими. От немногочисленного угро-финского населения древней России сохранились до сего дня лишь вепсы да ижорские карелы, почти исчезнувшие уже в XX веке. В становлении расового облика русского народа типологические расовые черты угро-финнов не сыграли никакой роли.

Обратимся непосредственно к рассмотрению антропологического облика финских племен. Для этого в нашем распоряжении есть многочисленный материал исторического и антропологического характера.

Проблема угро-финских племен состоит в том, что антропологический тип прибалтийских финнов и угро-финнов Зауралья весьма различен. Как уже отмечалось выше, на территории Восточной Европы славяне жили рядом с ижорою, весью, муромой и мерею. В учебниках отечественной истории рисуют картину включения этих народностей в политическую орбиту Русского государства и их быстрого растворения в славянской среде.

Повторим, что антропологически подтвердить этот факт трудно. Конечно, есть материал, свидетельствующий о том, что контакты были, но они весьма незначительные. Если бы процесс, описанный в учебниках истории России, имел место, то мы бы говорили о веси и ижоре как об исчезнувших народах, слившихся со славянами. Однако и весь, и ижора, и карелы продолжают жить между великорусами, не слившись с ними за тысячелетнюю историю Российской государственности. Где же поголовное смешение славян и финнов? Факт сохранности в истории России столь малых племен более чем красноречив!

В этой связи показателен пример того, что карелы более двухсот лет живут в центре России, в Тверской области, и до сих пор сохранили свой этнический и культурный облик, не слившись с великорусами. А ведь Восточная Европа — это центр формирования великорусской народности, и процессы ассимиляции должны были, по логике вещей, происходить здесь с особой интенсивностью.

Самым поразительным является факт православного вероисповедания и карелами, и вепсами, а также использование в быту, наряду с родным, русского языка. Казалось бы, основных барьеров для полной ассимиляции не было и нет. Если учитывать факт современной секуляризации общества, отмирание старых традиций и социальных различий, то на сегодняшний день барьеров еще меньше. Тем не менее, мы скорее наблюдаем возрождение национального самосознания у карелов, ижорцев и вепсов в современной России.

Сложнее обстоит дело с двумя другими угро-финскими племенами — мерею и муромой. С конца XI века названия этих племен пропадают из русских летописей. Ученые в дореволюционной России, а затем и в СССР, почти единодушно пришли к выводу о полном растворении мери и муромы в славянской среде. Такие заявления тем более удивительны, если учитывать, что меря никуда не исчезла вообще. Современные марийцы, древнее племя мари и есть те самые потомки летописной мери, народа, известного нам под именем в славянской огласовке. Остаются вопросы, почему ныне марийцы занимают не ту же территорию, которую занимали меряне в летописи Нестора, и куда делась летописная меря. Эти вопросы не так уж и не разрешимы. Во-первых, марийцы живут на своей исконной территории, а летописная меря была скорее авангардом угро-финнов, продвинувшихся в индоевропейскую среду отнюдь не мирным путем! Во-вторых, так ли уж бесспорно утверждение о том, что меря Волго-Окского междуречья в полном составе влилась в состав великорусского племени? Последние археологические открытия не позволяют делать столь категоричных выводов.

В 1071 году в Суздальской земле, в Ростове, на Волге, Шексне, Белоозере вспыхивает восстание, которое носило яркую антихристианскую направленность. Восстание было очень жестоко подавлено воеводой Яном Вышатичем. Основную роль в восстании играли язычники меряне, их жреческая элита. По ним и был нанесен основной удар. С этого момента археологически можно проследить отток угро-финского населения на восток, и именно с этого момента меря пропадает из поля видимости русских летописей. Это же подтверждает и древнее русское сказание XVII века. Отток мери в земли родственных марийцев не вызывает сомнений. Мурома же сыграла определенную роль в этногенезе мордвы.

Важно отметить, что для процесса полной ассимиляции мелких групп угро-финского населения в Восточной Европе просто не было необходимых предпосылок. Редкая заселенность огромного пространства, принципиальное различие в хозяйствовании земледельцев славян и лесных охотников финнов, религиозная и этническая разнородность и масса других, в том числе и социальных, преград не способствовали процессу массового смешения. Русские, кроме того, за более чем тысячелетнюю государственную историю доказали поразительную уживчивость без посягательств на историческое бытие других народов. Сколько народов и народностей включила в себя Российская империя, столько она и донесла до наших дней. Случай в истории становления и развития империй уникальный. Империи Римская, Византийская, Германская и Британская прекратили историческую жизнь огромного количества народов.

Велико значение того факта, что в строительстве Русского государства с самого начала его зарождения выступали полноправными субъектами и весь, и карелы, и чудь.

Таким образом, судьба Русского государства — это не только судьба славян, но и союзных и равноправных с ними в политическом плане финских народов.

В этой связи необходимо осветить и вопросы этнической истории финнов. Тем более что в этой проблеме содержатся интересные свидетельства, которые могут стать ключом в дальнейших исследованиях, связанных с поисками прародины арийцев.

Вернемся к работам антрополога В. П. Алексеева. Вот что он пишет:

«Наиболее четко комплекс признаков, характерный для прибалтийских финнов, представлен в составе эстонцев и собственно финнов. Это, безусловно, европеоидные народы, монголоидная примесь в составе которых составляет ничтожный процент. По-видимому, этот же комплекс краниологических особенностей является преобладающим и среди других прибалтийско-финских народов: ижорцев и карелов…

Отличия лопарской серии от всех перечисленных заключаются в высоком черепном указателе, несколько более низком и заметно более широком лице. По другим признакам лопарские черепа мало отличаются от эстонских и финских».

Дело в том, что смешение древних представителей северной ветви европеоидной с какими-то низколицыми монголоидами, отличавшимися низкорослостью и темной пигментацией, стали этнической основой современных саамов. Рассматривая другие финские племена, соседствующие со славянами, мы должны отметить резкую европеоидную выраженность ижорцев.

Многие антропологические особенности позволяют исключить и мордву из числа представителей субуральского типа и рассматривать ее, как и русских восточных районов европейской части России, в качестве населения, антропологические особенности которого сложились на основе европеоидных вариантов переходной зоны между северными и южными европеоидами.

Очень важно отметить факт сохранения мордвой особенностей европеоидной расы, находясь в зоне постоянных контактов с тюркскими племенами и являясь буфером между Русью и Степью. .

Говоря о северной части европейской России, мы должны упомянуть еще одну финскую народность: коми-зырян.

В своей монографии ученый В. Н. Белицер (1958) привел примеры мощного влияния русской культуры на культуру и быт коми и даже их полного обрусения. Весьма вероятно, что при колонизации европейского Севера потомки словен новгородских частично растворились в массе коми-зырян, что потом облегчило их обрусение. Тем не менее коми и сейчас имеют значительные монголоидные признаки. По крайней мере, у современных пермских утро-финнов монголоидная примесь более отчетлива, чем у прибалтийских финнов.

Современными антропологическими исследованиями доказано, что русское население ряда районов Перми не «низкорослые пермяки», а имеет рост выше среднего, мезокефалию, лица узкие, волосы русые, мягкие, прямые и волнистые и т.д., то есть сохраняют северноевропейский тип, вариантом которого на европейском Севере является беломорский тип поморов, потомков не только исторических новгородских словен, но и более раннего, «долетописного», славянского населения Севера.

По материалам карельских могильников выяснилось, что формирование карелов, как следует из одонтологического анализа, происходило на основе не одного, а двух одонтологических типов: северного грациального и более древнего — североевропейского реликтового, который этнически связывается с саамами. Согласно самой общей характеристике, карелы относятся к европеоидным народам, монголоидная примесь у которых составляет ничтожный процент.

Заканчивая антропологический обзор угро-финских народов европейской России, заглянем в энциклопедический словарь Брокгауза и Ефрона, где сказано следующее:

«Финны среднего Поволжья (мордва, черемисы) сливаются в своих антропологических признаках с соседними великорусами.

Татары среднего Поволжья, резко отличающиеся ныне своей религией (магометанством), значительно менее разнятся от русских в своем типе, несмотря на воспринятый ими элемент монголоизма; в массе они представляют собой скорее отатарившихся финнов, что еще вернее относительно чуваш, усвоивших себе даже язык татарский».

О самоназвании татар до начала нашего столетия уже писалось выше, что лишний раз подтверждает мысль о финском субстрате поволжских тюрков.

Указанные выше антропологические особенности финнов позволяют ученым допустить возможность единого антропологического прототипа для славян, балтов и прибалтийских финнов, существовавшего на пространствах Восточной Европы и обладавшего ярко выраженными европеоидными чертами.

В сборнике «Антропологические типы древнего населения на территории СССР» (1988), соавтором которого является известный антрополог Г. В. Лебединская, рассматривается древний европеоидный тип, резко долихокранный, со среднешироким, высоким, сильно профилированным лицом и выступающим носом. Этот тип был распространен на обширной территории от Поднепровья до Рейна в VIII— V тысячелетии до Р.Х. Видимо, этот антропологический тип лежит в основе этнической истории германцев, балтов, славян и прибалтийских финнов.

Подводя итоги вышесказанному, необходимо еще раз отметить неоспоримый факт расового единства русского народа. Вместе с тем, мы должны отметить и то, что расовые контакты с утро-финнами на периферии расселения русских, особенно в Приуралье, имели место, но это не затрагивало генетическое ядро русского народа, обладающего устойчивым генофондом. Более того, сами пришельцы из-за Урала, древние угро-финны, в значительной мере смешались с древнейшим европеоидным населением Восточной Европы. И даже при гипотетическом допущении интенсивных расовых контактов финнов со славянами первые не могли бы изменить физического облика самых чистых наследников древних северных европеоидов Европы.

Г. Л. Хить в работе «Дерматоглифика народов СССР» (М.: Наука, 1983) приходит к заключению, основанному на тщательном анализе рисунков отпечатков пальцев: «Установлено, что русские однородны в отношении кожного рельефа и являются носителями наиболее европеоидного комплекса наряду с белорусами, латышами, украинцами, вепсами, коми и мордвой».

К сходным выводам пришли и ученые в Германии в 30-х годах. По немецким данным, дерматоглифический комплекс с ярко выраженным нордическим типом прослеживается не только у норвежцев, англичан и немцев, но и у русских. Партийная элита Третьего рейха не пожелала считаться с учеными и понять, что на Восточном фронте немцам будут противостоять не гунны, а нордические братья.

Добавим, что в своем исследовании Г. Л. Хить также отмечает огромное отличие в дерматоглифическом материале русских, с одной стороны, и казанских татар, марийцев и чувашей, с другой. Следовательно, на основании этих данных ни о каком прямом расовом контакте русских и их восточных соседей не может быть и речи. Выводы эти самоочевидны, если, освободившись от интернациональных и либеральных мифов, встать на твердые научные позиции антропологической науки.

Поделитесь на страничке

Следующая глава >

history.wikireading.ru

Славяне и угро-финны в российской интерпретации русского мира

Необходимо учитывать то, что антропология как наука до середины XX века серьезно не привлекалась для воссоздания истинной этнической истории русских. Даже столпы русской исторической мысли имели по этому вопросу смутное представление. Большинство их них отдали дань столь модной тогда теории о финском субстрате как одной из составляющей великорусской народности.

Например, В.Ключевский считал, что встреча Руси и Чуди носила мирный характер. Действительно, ни в письменных памятниках, ни в народных преданиях великорусов нет упоминаний о борьбе с финскими туземцами. Безусловно, этому способствовал и характер финнов. В европейской историографии финны отмечены общими характеристическими чертами — миролюбием, робостью, даже забитостью. Русские, встретив финнов, сразу почувствовали свое превосходство над ними и прозвали их общим собирательным именем: чудь, что значит чудные. Чудью называли и эстов и зырян.

Однако абсолютно мирной картины взаимоотношений, конечно, не было. Финны отнюдь не стремились перейти в православие. Коми зыряне и пермяки еще в XIV веке не проявляли особого рвения к перемене веры. Святому Стефону Пермскому пришлось приложить немало трудов к их обращению. Основная же масса была в “поганстве”.

Финны-охотники отнюдь не были оседлыми племенами. Города Ростов, Муром и Белоозеро были построены славянами, а не финскими охотниками и рыболовами. Основная масса финнов, конечно, откочевывала на северо-восток. Поскольку финское население было немногочисленным, оставшиеся без следа растворились в русском море.

Важно отметить, что конфликты с финнами все же имели место на религиозной почве. По житию св. Леонтия Ростовского, все ростовские язычники упорно боролись против христианских проповедников. Ростовская Русь, почитавшая Белеса, встала на сторону мерян. Сохранилось предание, записанное в XVII веке, что язычники меряне и Русь ростовского края, убегая “от русского крещения”, выселились в пределы Болгарского царства на Волгу к родственным мере черемисам. Конечно, это была не чисто племенная борьба Руси и Чуди, а религиозная. Но носителями антагонистических духовных констант христианства и язычества выступали Русь и Финны. Причем часть славян-язычников уходила с финнами на восток. Так, например, и часть вятичей, еще в XI веке ушла с Оки на Вятку, противясь христианизации.

Таким образом вопрос о слиянии финнов и славян должен решаться в другой плоскости, а именно, должен рассматриваться вопрос о славянском компоненте у финнов Восточной Европы. Изначальные финские черты: скуластость, смуглый цвет лица, широкий нос и темные волосы встречаются у угро-финнов не так уже часто благодаря славянскому влиянию — преобладают светлоокрашенные типы.

У русских людей не было расового фанатизма, и они охотно шли на смешанные браки. Но феномен славянства состоит в том, что от смешанных браков дети очень часть остаются в лоне малых народов. Русские с удивительным спокойствием смотрят на то, что их дети становятся по воспитанию и культуре зырянами, мордвою, пермяками — главное, чтобы они были православными. Это во многом объясняет тот факт, что славянский расовый тип сохранился у великорусов в первозданной чистоте и, вместе с тем, расовый тип окружающих русских соседей воспринял в себя славянский компонент.

После принятия православия все угро-финские народы стали полноправными участниками строительства Русского государства. Но самое интересное, что даже татарские поселения Рязанской, Костромской, Московской губерний до XX века сохранили свое народное лицо, культуру и даже ислам.

Однако важно сказать, что уживаясь с татарами, русские люди не стремились слиться с ними этнически. И если на уровне элиты, в среду дворянства входили представители местных элит и, в итоге, сливались с дворянством чисто русским, то в народных низах сохранялись различные барьеры, не позволявшие к слиянию с иноверными.

Если сейчас, в свете новых данных антропологии, лингвистики и истории эти процессы становятся понятными, то в прошлом веке они вызывали недоумение. С одной стороны, было общепринятым считать великорусов губернии Московской, Владимирской, Ярославской и Костромской бесспорно лучшими представителями северо-славянского типа в его первоначальной чистоте. С другой стороны, не знали, что делать с тем фактом, что на землях этих губерний обитали меря и мурома. Отсутствие этих племен на данных территориях с XII века озадачивало.

Предполагалось два возможных варианта решения задачи. Первый: пришлая Русь, селясь среди туземной чуди, заимствовала многое из этнических черт и быта финнов. Второй: чудь, постепенно русея, всею своею массою, со всеми антропологическими особенностями, языком и верованиями входила в состав русских. Трудность, однако, состояла в том, что выделить антропологические черты финнов у заведомо чистых русских не удавалось. Следы языка и верований не обнаружились. Многих это мало смущало, и в книгах продолжали рисовать великоруса как некого славяно-монгольского метиса.

Прусский чиновник XIX века барон Гакстгаузен считал чистыми славянами лишь малороссов. В частности, по его теории чистые народы никогда в истории не могли возглавить великих империй. Именно поэтому “чистые” малороссы уступили пальму первенства “нечистыми” великорусам.

Нелепым является и утверждение о “нечистых великорусах”, и убеждение в неспособности чистых этносов строить империи. История говорит о другом. И греки, и Рим начинали свою стройку великих империй, будучи народами несмешанными. Именно смешение с иноплеменными и явилось главной причиной гибели и империи Александра и гордого имперского Рима. В конечном счете и полиэтничность Византии, ромеев, ослабила империю христианских императоров.

Русские остаются племенем достаточно чистым и однородным. И в прошлом веке об этом уже начинали говорить. Тот же Гакстгаузен удивлялся, что значительное финское племя зырян живет без всякого стеснения рядом с русскими, и занимается своим извечным промыслом — охотой. Другие же финские племена, — пишет прусский барон, — мало-помалу вымерли, как и многие племена американских индейцев. Некоторые, приняв православие, слились с русскими.

Трудно согласиться с Гакстгаузеном, когда он пишет о вымирании финнов подобно американским индейцам. За тысячелетие с карты Восточной Европы исчезло не так уж и много племен. В местах компактного проживания русского племени мы не найдем лишь мерю и мурому.

Долгое время в ученом мире признавали за твердо установленный факт процесс смешения славян и угро-финнов в лесной полосе Восточной Европы. Нет сомнения в том, что определенные контакты между славянами и угро-финнами были, но в расовом становлении русских они уже не играли значительной роли.

Для рассмотрения антропологического типа финнов в нашем распоряжении есть факты исторического и археологического характера.

Проблема угро-финских племен состоит в том, что антропологический тип прибалтийских финнов и угро-финнов Зауралья весьма различен. Как уже отмечалось выше, на территории Восточной Европы славяне жили рядом с ижорой, весью, муромой и мерью. В учебниках отечественной истории рисуют картину включения этих народностей в политическую орбиту Русского государства и их быстрого растворения в славянской среде.

Повторим, что антропологически подтвердить этот факт трудно. Конечно, есть материал, свидетельствующий о том, что контакты были, но они были весьма незначительными. Если бы процесс, описанный в учебниках истории России, имел место, то мы бы говорили о веси и ижоре, как об исчезнувших народах, слившихся со славянами. Однако, и весь, и ижора, и карелы продолжают жить между великорусами, не слившись с ними за тысячелетнюю историю Российской государственности.

В этой связи показателен пример того, что карелы более двухсот лет живут в центре России, в Тверской области, и до сих пор сохранили свой этнический и культурный облик, не слившись с великорусами. А ведь Восточная Европа — это центр формирования великорусской народности, и процессы ассимиляции должны были, по логике вещей, происходить здесь с особой интенсивностью.

Самым поразительным является факт православного вероисповедания и карелами, и вепсами, а также использование в быту, наряду с родным, русского языка. Казалось бы, основных барьеров для полной ассимиляции не было. Если учитывать факт современной секуляризации общества, отмирание старых традиций и социальных различий, то на сегодняшний день их еще меньше. Тем не менее, мы скорее наблюдаем возрождение национального самосознания у карелов, ижорцев и вепсов.

Сложнее обстоит дело с двумя другими угро-финскими племенами — мерью и муромой. С конца XI века названия этих племен пропадают из русских летописей. Ученые в дореволюционной России, а затем и в СССР, почти единодушно пришли к выводу о полном растворении мери и муромы в славянской среде. Последние археологические открытия не позволяют делать столь категоричных выводов.

В 1071 году в Суздальской земле в Ростове, на Волге, Шексне, Белоозере вспыхивает восстание, которое носило яркую антихристианскую направленность. Восстание было очень жестко подавлено воеводой Дном Вышатичем. Основную роль в поднятии восстания играли язычники меряне. По ним и был нанесен основной удар. С этого момента археологически можно проследить отток угро-финского населения на восток, и именно с этого момента меря пропадает из поля видимости русских летописей. Это же подтверждает и сказание XVII века. Очевидно, меря была включена в состав марийцев, а мурома сыграла важную роль в этногенезе мордвы.

Важно отметить, что для процесса полной ассимиляции мелких групп угро-финского населения в Восточной Европе просто не было необходимых предпосылок. Редкая заселенность огромного пространства, принципиальное различие в хозяйствовании земледельцев славян и лесных охотников финнов, религиозная и этническая разнородность и масса других, в том числе и социальных, преград мешала процессу массового смешения. Русские, кроме того, за свою более чем тысячелетнюю государственную историю доказали свою поразительную уживчивость, без посягательств на историческое бытие других народов. Сколько народов и народностей включила в себя Российская империя, столько она и донесла до наших дней Случай в истории становления и развития империй уникальный. Империи Римская, Византийская, Германская и Британская прекратили историческую жизнь огромного количества народов.

Велико значение того факта, что в строительстве Русского государства с самого начала его зарождения выступали полноправными субъектами и весь, и карелы, и чудь.

Таким образом, судьба Русского государства — это не только судьба славян, но и союзных и равноправных с ними финских народов.

В этой связи необходимо осветить и вопросы этнической истории финнов. Тем более, что в этой проблеме содержатся интересные свидетельства, которые могут стать ключом в дальнейших исследованиях, связанных с поисками прародины арийцев.

Вернемся к работам антрополога В.П.Алексеева. Вот, что он пишет:

“Наиболее четко комплекс признаков, характерный для прибалтийских финнов, представлен в составе эстонцев и собственно финнов. Это безусловно европеоидные народы, монголоидная примесь в составе которых составляет ничтожный процент. По-видимому, этот же комплекс краниологических особенностей является преобладающим и среди других прибалтийско-финских народов: ижорцев и карелов.

Отличия лопарской серии от всех перечисленных заключаются в высоком черепном указателе, несколько более низком и заметно более широком лице. По другим признакам лопарские черепа мало отличаются от эстонских и финских”.

Дело в том, что смешение древних представителей северной ветви европеоидов с какими-то низколицыми монголоидами, отличавшимися низкорослостью и темной пигментацией, стали этнической основой современных саамов. Рассматривая другие финские племена, соседствующие славянам, мы должны отметить резкую европеоидную выраженность ижорцев.

Многие антропологические особенности позволяют исключить мордву из числа представителей субуральского типа и рассматривать ее, как и русских восточных районов европейской части России, в качестве населения, антропологические особенности которого сложились на основе европеоидных вариантов переходной зоны между северными и южными европеоидами.

Очень важно отметить факт сохранения мордвой особенностей европеоидной расы, находясь в зоне постоянных контактов с тюркскими племенами, и являясь буфером между Русью и Степью.

Говоря о северной части европейской России, мы должны упомянуть еще одну финскую народность: коми-зырян.

В своей монографии ученый В.Н.Белицер (1958) привел примеры мощного влияния русской культуры на культуру и быт коми и, даже, об их полном обрусении. Весьма вероятно, что при колонизации европейского Севера потомки словен новгородских частично растворились в массе коми-зырян, что потом облегчило их обрусение. Тем не менее, коми и сейчас имеют значительные монголоидные признаки. По крайней мере у современных пермских угро-финнов монголоидная примесь более отчетлива, чем у прибалтийских финнов.

Современными антропологическими исследованиями доказано, что русское население ряда районов Перми — не “низкорослые пермяки”, а имеют рост выше среднего, мезокефалию, лица узкие, волосы русые, мягкие, прямые и волнистые и т. д., то есть сохраняют северноевропейский тип, вариантом которого на Европейском Севере является беломорский тип поморов.

По материалам карельских могильников выяснилось, что формирование карелов, как следует из одонтологического анализа, происходило на основе не одного, а двух одонтологических типов: северного грациального и более древнего — североевропейского реликтового, который этнически связывается с саамами. Согласно самой общей характеристике, карелы относятся к европеоидным народам, монголоидная примесь у которых составляет ничтожный процент.

Заканчивая антропологический обзор угро-финских народов европейской России, заглянем в энциклопедический словарь Брокгауза и Ефрона, где сказано следующее:

“Финны среднего Поволжья (мордва, черемисы) сливаются в своих антропологических признаках с соседними великорусами.

Татары среднего Поволжья, резко отличающиеся ныне своей религией (магометанством), значительно менее разнятся от русских в своем типе, не смотря на воспринятый ими элемент монголоизма; в массе они представляют собой скорее отатарившихся финнов, что еще вернее относительно чуваш, усвоивших себе даже язык татарский”.

О самоназвании татар до начала нашего столетия уже писалось выше, что лишний раз подтверждает мысль о финском субстрате поволжских тюрков.

Указанные выше антропологические особенности финнов позволяют ученым допустить возможность единого антропологического прототипа для славян, балтов и прибалтийских финнов, существовавшего на пространствах Восточной Европы, и обладавшего ярко выраженными европеоидными чертами.

В сборнике “Антропологические типы древнего населения на территории СССР” (1988 г.), соавтором которого является известный антрополог Г.В.Лебединская, рассматривается древний европеоидный тип, резко долихокранный со среднешироким, высоким, сильно профилированным лицом и выступающим носом. Этот тип был распространен на обширной территории от Поднепровья до Рейна в VIII-V тыс. до Р.Х. Видимо, этот антропологический тип лежит в основе этнической истории германцев, болтов, славян и прибалтийских финнов.

Подводя итоги всему вышесказанному, необходимо еще раз отметить неоспоримый факт расового единства русского народа. Вместе с тем, мы должны отметить и то, что расовые контакты с угро-финнами на периферии расселения русских, особенно в Приуралье, имели место, но это не затрагивало генетическое ядро русского народа, обладающего устойчивым генофондом.

Г.Л.Хить в работе “Дерматоглифика народов СССР” (М.: “Наука”, 1983) приходит к заключению, основанному на тщательном анализе рисунков отпечатков пальцев: “установлено, что русские однородны в отношение кожного рельефа и являются носителями наиболее европеоидного комплекса наряду с белорусами, латышами, украинцами, вепсами, коми и мордвой”.

К сходным выводам пришли и ученые в Германии в 30-х годах. По немецким данным, дерматоглифический комплекс с ярко выраженным нордическим типом прослеживается не только у норвежцев, англичан и немцев, но и у русских. Партийная элита Третьего Рейха не пожелала считаться с учеными и понять, что на Восточном фронте немцам будут противостоять не гунны, а нордические братья.

Добавим, что в своем исследовании Г.Л.Хить также отмечает огромное отличие в дерматоглифическом материале русских, с одной стороны, и казанских татар, марийцев и чувашей, с другой. Следовательно, ни о какой метисации русских не может быть и речи, если освободившись от интернациональных и либеральных мифов, встать на твердые научные позиции антропологической науки

     Владимир Ларионов .  «Расовые и генетические аспекты этнической истории русского народа» Расовый смысл Русской идеи:Сб.-М., 1999

По теме:

Неудобные темы российской истории
Тюрки и угро-финны стояли у истоков российской государственности
Финно-угорский мир. Немного истории и географии
Финно-угорская разгадка «загадочной России»
Русские не славяне. Исторические статьи — центр Льва Гумилева
Татарские корни имеют многие известные дворянские рода России
Русские генетически славянами не являются и к славянам не имеют отношения
Россия как правопреемница Золотой Орды
Русь — Орда. История, наука или фикция
15 мифов российской истории
Историческая правда о Руси
А было ли монголо-татарское иго – Что прикрыли татаро-монгольским игом? (Российская версия)
Национальности «русский» не существует — это химера и кабинетная выдумка

©Czesław List

Назад   →   История России   История Беларуси   История Украины   Расология

czeslaw-list.livejournal.com

Тюрки и угро-финны стояли у истоков российской государственности: krutyvuss

По словам Роже Шартье, крупнейшего современного французского историка, окружающий нас мир являет бесконечное разнообразие мест, вещей, индивидуумов и языков. В таком бесконечном многообразии можно выделить культурно-информационное пространство, которое принято называть «финно-угорский мир» который объединяет 24 финно-угорских и родственных им народов

Саамы проживают в Норвегии, Швеции, Финляндии и России (Мурманская область).
Квены – норвежские финны, проживающие на севере Норвегии.
Финны – основное население Финляндии, живут в Швеции, Норвегии, России, а также в США и Канаде.
Карелы проживают в России (Республика Карелия, Тверская, Ленинградская, Мурманская и Вологодская области), Финляндии и Казахстане.
Ижорцы (ингерманландцы) проживают в России в Ленинградской области (до 1710 года это Ингерманландская губерния) и в Карелии. За последние два десятилетия многие ингерманландцы переехали на постоянное место жительства в Финляндию.
Эстонцы – основное население Эстонии, кроме того проживают в России, Латвии, Украине.
Сету (Сето) живут в Эстонии и России (Псковская область).
Ливы проживают в западной части Латвии.
Венгры – основное население Венгрии, а также проживают в Румынии, Сербии, Словакии, США и других странах.
Чангоши живут в Румынии в предгорных и горных районах Карпат.

Места компактного проживания следующих народов расположены, в основном, на территории России:

Водь проживают на севере Кингисеппского района Ленинградской области;
Коми-зыряне проживают в Республике Коми, а также небольшими группами в Западной и Восточной Сибири;
Коми-пермяки – в Коми-пермяцком округе, в Кировской и Свердловской областях;
Ханты живут в Ханты-Мансийском, Ямало-Ненецком округах и в Томской области;
Манси – в Ханты-Мансийском округе, на севере Свердловской области и в Пермском крае;
Бесермяне проживают на северо-западе Удмуртии в бассейне р. Чепцы;
Удмурты живут в Удмуртской Республике, а также в других регионах РФ;
Марийцы – в республике Марий Эл и других регионах;
Мордва – в республике Мордовия: основная территория проживания мордовских эрзян — бассейн реки Суры, мокшан — бассейн реки Мокши;
Ненцы проживают в Ненецком автономном округе, в Архангельской области, республике Коми, Ямало-Ненецком и Ханты-Мансийском округах, Тюменской области, а также на Новой Земле;
Нганасаны проживают на территории Таймырского автономного округа и Красноярского края;
Энцы – енисейские самоеды, их место проживания – Красноярский край;
Селькупы проживают в Тюменской, Томской областях, Ямало-Ненецком АО, Красноярском крае.

А.К.: Археологические раскопки городищ и селищ дьяковской культуры раннежелезного века, что проходили на территории Москвы, показывают, что в бассейне Москвы-реки жили племена, говорившие на языке финно-угорской языковой семьи.

Слово «Москва» легко делится на два компонента: моск-ва, подобно названиям северноуральских рек — Лысь-ва, Сось-ва, Сыл-ва, Куш-ва . Элемент -ва легко объясняется во многих финно-угорских языках (например, в мерянском, марийском, коми) как «вода», «река» или «мокрый». А вот корень моск- объясняют по-разному: или как «болотистое место», или как «медвежье».

А вот один из старейших русских городов – Псков — стоит на река Пско-ва, а его название происходит от слова piskawa (по-ливски), pihkwa, piskwa (по-эстонски в старом, довоенном написании), означающих «смолистая вода», «плеск», «блеск», «рыбная река», «песок». Археологи давно установили, что в древнем Пскове жили предки славян — псковских кривичей, представители прибалтийско-финских, балтских и скандинавских племён.

Показательным является и освоение предками современных русских Пермского края, и их контакты с зырянами (предками народа коми). Практически сразу после Куликовской битвы Дмитрий Донской принимает приехавшего из Перми священника Степана Хряпа (впоследствии канонизированного под именем Стефана Пермского), который просит его и митрополита Алексия учредить Пермскую епархию. Стефан переводит на зырянский язык Библию. До середины восемнадцатого века богослужение в зырянских церквях велось на коми языке.

Стефан пытался сделать для Пермского края практически то же, что Кирилл и Мефодий для Древней Руси, то есть провести христианизацию без русификации. Зыряне получили возможность вести богослужение на своем языке, развивать свою письменность. Но к середине XVIII века этим алфавитом почти перестали пользоваться. Почему? Это тема отдельного серьезного исследования.

— Хорошо, а как происходил процесс ассимиляции племен, населявших эту землю, с русскими?

А.К.: Многие из угро-финских племен, живших в орбите Новгородской, а потом Владимиро-Cуздальской Руси, давно ассимилировались. И память о них сохранилась лишь в русском фольклоре. Согласно легендам, «чудь в землю закопалась» при походе на неё новгородского войска. Чудь живет в лесу, прячет там свои сокровища. Возможно, что чудины — людоеды. Они высоки, светловолосы, светлоглазы («чудь белоглазая»). Даже убитая чудь может постоять за свои права. Если в некоторых местах рубить лес, то потом «Чудь придёт, народ пожрёт, скарб разграбит».

Как полагают многие исследователи, тот страх перед лесом, который есть в очень многих русских народных сказках, тоже связан с чудью. Дело в том, что и скандинавы-варяги, и жители Киевской Руси таких лесов, переходящих в тайгу, которые находились на территории расселения угро-финских племен, не видели. Движение туда для варягов и славян было сопряжено с огромными опасностями. Там жили лесные племена, не всегда дружелюбные к пришельцам, со своими непонятными обычаями. Пугали они славян и тем, что с ними нельзя было встретиться в открытом бою, как, например, с половцами, послать им вызов: «Иду на Вы».

— Несмотря на свою воинственность, им все же не удалось противостоять захвату своих земель?

А.К.: Я бы не стал описывать этот процесс в терминах захвата. Вся история говорит о том, что продвижение славян на угро-финские земли было относительно мирным. Бывали случаи, когда чудь сама участвовала в походах русских князей. Так, Владимир ходил отвоевывать Киевский престол с варяжским и чудским войском. Угро-финские народы северо-запада поочередно становились данниками то Швеции, то Новгорода. От того, под чьей властью они в итоге оказывались, и зависела их историческая судьба: одни практически слились с русскими, другие — со шведами или более крупными, угро-финскими же народами — эстонцами и финнами. Но есть народы, которые до сих пор сохранили свою самобытность и язык, например, народ сету, живущий по обоим берегам Чудского озера.

Вообще я бы назвал это процессом консолидации угро-финских земель вокруг России . И надо сказать, что он продолжался довольно долго. Вот, например, Удмуртия вошла в состав России 450 лет назад, княжество Конда (Кондиния) было формально присоединено к России в восемнадцатом веке, однако включение Конды в титул императора всероссийского состоялось только при Николае I в 1842 году.

— Что вы можете сказать о культурном взаимодействии угро-финских и славянских народов?

А.К.: Тему культурного взаимодействия русских и финно-угров (больших народов и малых народностей) в одной статье охватить невозможно. Хочу только привести пример взаимопроникновения наших культур. Все мы привыкли считать, что береза — символ России. Однако это культовое дерево является национальным символом у большинства угро-финских народов Севера – карел, веси, мери, югры, манси, хантов, удоров, пермяков, коми, финнов-суоми, и финнов-тавастов.

Береза — первое дерево, которое проникло на Север после великого оледенения. Видимо, это тоже сыграло свою роль. Были и есть деревья, которым по 400-500 лет.

Именно таким деревом была Великая береза пермского народа. Под ним совершались жертвоприношения, отмечались все праздники, она находилась в районе города Усть-Вымь. Уже упоминаемый Стефан Пермский срубил и сжег Великую березу в 1379 году. Разъяренная толпа схватила его и хотела сжечь. Его уже привязали к столбу, но никто не решился поджечь хворост. Позднее в Москве Сергий Радонежский упрекал Стефана за «излишнее рвение» и призывал его к большей терпимости.

Местом капищ, посвященных Великой березе, был город Березов, место ссылки Меньшикова и учебы нового мэра Москвы. На языке манси этот город сначала назывался Халь-Уш, а на языке обских хантов Сунгуч-ваш, что означает одно и то же «береза». Завоевав Обдорию, русские просто перевели это название. Память о почитании берёзы осталась и в названиях Халь-мер Ю и Кунгур, Сунгур и Сургут.

Даже с формальным принятием православия угро-финские народы продолжали поклоняться березе. Они слили праздник березы с православным праздником Троицы, на который и русские тоже, сначала в районах со смешанным населением, а потом и в чисто русских, стали приносить в церковь и домой березовые ветки.

— А почему же такие сугубо исторические сведения замалчивались?

А.К.: Надо сказать, что отечественная историография, если не замалчивала, то и не стремилась в должной мере освещать вопросы, связанные с этническим составом населения Пскова, Новгорода, Русского Севера. При этом псковские летописи 14-17 веков достаточно подробно рассказывают об истории народов Прибалтики, а Псков героически противостоял экспансии Ливонского ордена, способствуя национальному самосохранению не только славян, но и литовцев, эстов, сету, ижорцев и других народов.

Вся эта недосказанность приводит к тому, что, как я уже говорил, в сознании людей возникают странные белые пятна, непонятные страхи и опасения. Например, одним из таких страхов является страх утраты православной идентичности при возрождении традиционной культуры угро-финских народов.

Но ведь на самом деле большинство коми, удмуртов, води, горных и луговых мари, мокша и эрьзя — православные. При этом среди них много представителей старообрядческой церкви, то есть людей, сохранивших веру и обычаи неизменными, с семнадцатого века. Собственно говоря, протопоп Аввакум — герой и мученик старообрядчества, известный также как харизматичный русский писатель, был по национальности мордвином.

— Но сколько человек знают об этом в России?

А.К.: Мало. Именно поэтому в мероприятиях, проходящих в дни угро-финских народов в Москве, мы делаем упор на просвещение, на исторические и культурные материалы, организуем кинопоказы, проводим конференции.

Нельзя не сказать еще об одном направлении нашей деятельности — это восстановление памяти о репрессированных деятелях национальных культур. К сожалению, имена Кузьмы Чайникова (Кузебая Герда), Валериана Васильева, Михаила Янтемира, Тимофея Евсевьева практически неизвестны, а ведь это были выдающиеся просветители, яркие литераторы, блестящие ученые.

— Какую роль играет религия в жизни угро-финских народов?

А.К.: Это слишком большая тема, не хотелось бы поверхностно затронуть ее в интервью. У наших коллег по угро-финскому лекторию «Муш» уже давно возникла мысль о том, что надо провести большую конференцию по этому вопросу. Думаю, что это будет очень полезным.

Сейчас же в преддверии дня памяти жертв политических репрессий хочу сказать о другом, например, на территории современной республики Коми в 1918 г. было 116 приходов, в которых насчитывалось 186 церквей и около 230 часовен, 88 церквей и 3 часовни были каменные. К маю 1941 г. в Коми АССР не осталось ни одной действующей церкви, за период 1930-1988 гг. 80 церквей и более 190 часовен были разрушены. ВСЕ священнослужители были в 1920-30-е годы репрессированы.

Семнадцать пастырей, отдавших свою жизнь за Веру и Отечество, прославлены Русской Православной Церковью к лику святых новомучеников и исповедников Российских. Среди них: отец Николай Шумков (погиб в 1937 году), отец Григорий Бронников (1937), отец Николай Доброумов (1937)».

Советская власть последовательно разрушала храмы, языческие капища, священные места ханты, манси, ненцев. Почитайте, например, роман «Божья матерь в кровавых снегах» хантыйского писателя Еремея Айпина или вспомните историю острова Вайгач, бывшего священным местом для ненцев (которые так же, как УФ-народы входят в Уральскую языковую семью).

В 1921 году экспедицией Н. А. Куликова в юго-западной части острова были обнаружены полиметаллические руды. С 1930 года геологические исследования продолжила Вайгачская экспедиция ОГПУ под начальством Ф. И. Эйхмана, бывшего заместителя начальника СЛОН. Научную часть работ возглавлял заключённый П. В. Виттенбург — известный геолог и географ, профессор.

В 1934 году в бухте Варнек силами заключённых «Особлага Вайгач» началась промышленная добыча свинцово-цинковых руд в пяти шахтах. Люди умирали сотнями Зимой умерших не хоронили, а спускали под лёд бухты

В 1938 году шахты залило водой и рудник был закрыт. Оставшихся в живых заключённых частично вывезли, а остальных зимой пешком отправили в Воркуту. В пути многие погибли. Многие ненцы до сих пор боятся посещать свои святилища на этом острове.

В этом году мы планируем завершить дни угро-финского единства большой конференцией, под названием «Репрессированное возрождение», на которой и будем говорить о многих деятелях угро-финской культуры и просвещения.

29 октября в 15.00 у могилы Иштвана Бетлена, бывшего премьер-министра Венгрии, похороненного в общей могиле №№ на территории Донского кладбища, состоится церемония возложения венков и зажжения свечей, организованная нашими венгерскими коллегами. А 30 октября, в день памяти жертв политических репрессий, активисты всех действующих в Москве угро-финских культурных организаций придут к Соловецкому камню с зажженными свечами.

Должен сказать, что одними конференциями наша деятельность не ограничивается. Весной мы планируем провести более массовое мероприятие — первый фестиваль финно-угорских рок-групп. Я очень надеюсь, что нам в этом помогут эстонские музыканты, многие из них уже высказали такое пожелание. Приходите.

Ульяна КИМ

Источник: Великая Эпоха (The Epoch Times)

krutyvuss.livejournal.com

Отправить ответ

avatar
  Подписаться  
Уведомление о