Томас манн труды – Томас Манн. Биография и обзор творчества — Литературные статьи — Литература — Каталог статей

Содержание

Томас Манн – биография, фото, личная жизнь, книги

Томас Манн: биография

Томас Манн – бессмертный немецкий писатель. В 1929 году стал лауреатом Нобелевской премии по литературе. Манн – один из членов династии знаменитых авторов.

Будущий мастер-романист родился летом, 6 июня 1875 года, в Любеке. Семья мальчика была богатой и ни в чем не нуждалась. Дети росли в достатке, не знали забот. Глава семейства — Томас Йоханн Генрих Манн – работал в сенате. Мать звали Юлия Манн. Она была музыкально образованна. У женщины в предках значились бразильцы.

Томас Манн в детстве

Помимо Томаса, в семействе воспитывались два брата и две сестры. Старший Генрих Манн также стал почетным писателем. В 1891 году ушел из жизни Томас-старший. Ферму продали.

В том же году мать с детьми перебралась в Мюнхен. Некоторое время Томас с Генрихом жили в Италии, но затем вновь вернулись в Мюнхен. Там эссеист пробыл вплоть до 1933 года.

Литература

Интерес к сочинительству Манн проявил еще в Любеке. Тогда он создал журнал «Весенняя гроза», куда публиковал ранние зарисовки. Затем писал публикации в журнал Генриха «Двадцатый век». С 1898 по 1899 годы занимался редакторством в журнале «Симплициссимус». Потом прошел военную службу и, вернувшись, опубликовал дебютные новеллы. С этого момента настала литературная биография Томаса Манна.

Томас Манн в молодости

В 1901 году литератор представил первый полноценный роман «Будденброки», принесший славу. В книге центром сюжета стала история зажиточного рода. Действия членов семьи привели к упадку и исчезновению славной династии. Современное поколение не придавало значения старым традициям и не продолжило дело своих отцов. В итоге произошла потеря смысла жизни и череда смертей в семье.

Вслед за «Будденброками» Томас опубликовал собрание новелл под названием «Тристан». Лучшим сочинением сборника стало «Тонио Крёгер». Герой истории отказался от романтических чувств, некогда принесших ему боль и смятение, и посвятил себя служению искусству. Но, когда на жизненном пути молодого человека появились Ганс Гансен и Ингерборг Хольм, к которым у Тонио возникли чувства, он вновь окунулся в водоворот переживаний.

Писатель Томас Манн

В 1905 году Томас женился на девушке из семьи профессора. Это поспособствовало вхождению писателя в круг буржуазии. В это же время укрепились консерваторские взгляды литератора. Последующий роман «Королевское Высочество» эссеист начал в 1906 году и закончил в 1909.

В 1911 году он выпустил новеллу «Смерть в Венеции». В сочинении описывалась история о литераторе Густаве Ашенбахе, внезапно влюбившемся в юношу четырнадцати лет. В период Первой мировой войны автор поддержал боевые действия.

Альберт Эйнштейн и Томас Манн

Подобная позиция привела к ссоре со старшим братом, который придерживался абсолютно противоположных политических аспектов. Помирились они только в 1922 году. Томас поменял политическое мировоззрение и выступил против фашизма.

В 1924 году опубликовали сочинение автора «Волшебная гора». Герой книги Ганс Касторп приехал проведать кузена, заболевшего туберкулезом, в санаторий. Так вышло, что Ганс тоже оказался болен. Люди на вершине заворожили молодого человека интеллигентностью и жизнью интеллектуалов. В итоге Ганс задержался в лечебном учреждении на несколько лет. Там он развил свою философию и стал центром духовности.

Книга Томаса Манна «Волшебная гора»

В 1929 году дебютное произведение Манна «Будденброки» было по достоинству оценено и заслужило Нобелевскую премию. В 1930 году Томас Манн произнес чувственную речь, призывая объединиться против нацизма. Он проникся идеями левых.

В 1933 году писатель с женой и детьми иммигрировал в Цюрих. Там он работал над собранием сочинений об Иосифе. Писатель по-своему интерпретировал жизненный путь персонажа Пятикнижия. Для сбора данных он даже отправлялся в Палестину и Египет.

Томас Манн

В 1936 году у Манна отобрали немецкое гражданство. В итоге он стал жителем и гражданином Чехословакии. Через два года творец переехал в США и занимался со студентами в Принстоне. В 1939 году опубликовал книгу «Лотта в Веймаре», где описал отношения Гёте с Шарлоттой Кестнер.

В 1942 году Манн перебрался в Пасифик-Палисейдз. Там он вел антифашистские передачи для немецких слушателей. В 1947 году читатели увидели роман Томаса «Доктор Фаустус». Герой издания проживал судьбу Фауста, но в XX веке.

Книга Томаса Манна «Доктор Фаустус»

После окончания Второй мировой войны на Манна обрушились с обвинениями в помощи Советскому союзу. В 1952 году сочинитель вернулся в Швейцарию. Параллельно он посещал Германию, но отправляться на постоянное жительство туда не хотел.

В 1951 году он издал роман «Избранник», в 1954 – новеллу «Чёрный лебедь». В то же время продолжил работу над «Признаниями авантюриста Феликса Круля», которую начал еще до событий Первой мировой войны.

Книга Томаса Манна «Смерть в Венеции»

Роман выпустили неоконченным. В книге героем стал современный Дориан Грей, который, несмотря на привлекательность и сообразительность, увлекся аферами и превратился в чудовище.

По некотором книгам литератора сняты фильмы. В 1971 году вышла лента «Смерть в Венеции». В 1982 году зрители увидели сразу две картины: «Доктор Фаустус» и «Волшебная гора». А в 2008 году Генри Брелор экранизировал «Будденброков».

Личная жизнь

В 1905 году Манн женился на Кате Прингсхайм. Супруга подарила любимому мужу шестерых детей. Трое — Эрика, Клаус и Голо – пошли по стопам отца и стали писателями.

Томас Манн и его жена Катя

У Кати были еврейские корни. Данные об этом тщательно скрывались от детей. Это стало известно из воспоминаний второго сына Голо.

Смерть

Литератор скончался 12 августа 1955 года. Причиной смерти врачи диагностировали расслоение брюшной аорты. Похоронен в Кильхберге.

Могила Томаса Манна

После кончины романиста были найдены дневники, в которых литератор излагал мысли о романтическом отношении к мужчинам. Из записей следовало, что Манн интересовался мужчинами. Он даже был в отношениях с художником Паулем Эренбергом. Связь мужчин прекратилась после вступления Томаса в брак с Катей Манн.

Супругу Манна похоронили рядом с мужем.

Библиография

  • 1901 — «Будденброки»
  • 1903 — «Тонио Крегер»
  • 1909 — «Королевское высочество»
  • 1912 — «Смерть в Венеции»
  • 1922-1954 — «Признания авантюриста Феликса Круля»
  • 1924 — «Волшебная гора»
  • 1930 — «Марио и волшебник»
  • 1933 — «Страдания и величие Рихарда Вагнера»
  • 1933-1943 — «Иосиф и его братья»
  • 1937 — «Проблема свободы»
  • 1939 — «Лотта в Веймаре»
  • 1940 — «Обмененные головы. Индийская легенда»
  • 1947 — «Доктор Фаустус»
  • 1951 — «Избранник»
  • 1954 — «Чёрный лебедь»

Фото

24smi.org

Манн, Томас, подробная биография

(1875-1955) немецкий писатель

Томас Манн родился в старинном немецком городе Любеке, где его семья занимала весьма видное положение. Отец был владельцем крупной хлеботорговой фирмы и потомственным членом городского совета. Мать Томаса, Юлия да Сильва Брунс, была родом из Бразилии. Она родилась от брака немца-плантатора и креолки с португальскими корнями.

Спустя много лет Манн писал, что от отца он унаследовал педантичность и суровость, а от матери — веселый нрав и неутолимый интерес ко всему прекрасному.

В семье было пятеро детей — три сына и две дочери. Зимой семья жила в родовой усадьбе в городе, а на летние месяцы переезжала в небольшой городок Травемюнде, находившийся на берегу Балтийского моря. Позже Томас Манн опишет первые годы своей жизни на страницах романа «Будденброки».

Он научился читать в пятилетнем возрасте, одновременно со своим старшим братом Генрихом. До гимназии он также много занимался музыкой. Мать Томаса Манна даже думала, что нужно пригласить профессионального педагога.

В семилетнем возрасте Томаса Манна отдали в известную в городе прогимназию доктора Гусениуса, а затем в одну из лучших в Германии гимназию «Катариниум». Мальчик учился хорошо, но учеба его практически не интересовала. Уже в четвертом классе гимназии Томас начал писать стихи, а чуть позже вместе с братом Генрихом стал выпускать рукописный журнал.

Вскоре обстоятельства сложились так, что положение семьи внезапно пошатнулось и со многими планами пришлось расстаться.

Отец рассчитывал, что после окончания гимназии сыновья продолжат его торговое дело. Однако в 1891 году он внезапно умер, и, воспользовавшись этим, конкуренты за несколько месяцев довели его фирму до банкротства. Чтобы дети смогли получить образование, мать продала дом в Любеке и переехала к своим родителям в Мюнхен. Правда, Томасу Манну пришлось на несколько месяцев задержаться в городе, чтобы закончить гимназию.

Получив аттестат, он приезжает к матери в Мюнхен и по протекции своего дяди начинает работать сотрудником в страховом обществе. Одновременно Томас Манн поступает в Мюнхенский политехнический институт, а через некоторое время становится и студентом университета. Но технические науки его вовсе не привлекают, все интересы Манна сосредоточены на литературе и искусстве.

ТомасМанн слушает лекции по древней немецкой литературе, много читает, пытается сочинять. Спустя некоторое время он начинает сотрудничать в журнале «Симплициссимус». Так Манн впервые попадает в литературную среду, знакомится сведущими немецкими писателями Ш. Ведекиндом и Г. Май-ринком.

Время от времени в журнале появляются новеллы Манна, в 1898 году он выпускает свой первый сборник — «Маленький господин Шридеман», который получает благожелательные отзывы в критике. Тогда же Томас Манн впервые задумывается о профессиональной карьере литератора.

В своих новеллах молодой литератор пытается разобраться в тех вопросах, которые его волнуют, и понять, что волнует его современников. Уже в первой новелле «Тонио Крегер» Томас Манн показывает героя, похожего на шекспировского Гамлета. Тонио приходит к выводу, что из-за своей утонченности он не способен к действию, только любовь может спасти его от нравственного паралича, вызванного сверхактивной умственной работой.

Окончательный выбор своего жизненного пути Томас Манн делает во время путешествия с братом по Италии. Тогда он начинает работу над романом о семействе Будденброков. Первоначально Томас собирался писать очередную новеллу об истории Ганно Будденброка. Но постепенно замысел расширялся, и вскоре писатель понял, что должен писать большой роман.

Манн поверил в свои силы после того, как прочитал несколько глав романа родным и знакомым. Увидев, что их заинтересовало содержание произведения, он продолжает с энтузиазмом работать над рукописью. В 1901 году Томас Манн выпускает свой первый роман. После публикации его имя становится известным не только в Германии, но и за ее пределами.

Он настолько живо описал быт и нравы добропорядочной немецкой семьи, что критики поставили начинающего писателя в один ряд с классиками немецкой литературы.

Известность помогла ему наладить и свою личную жизнь. Уже многие годы он был страстно влюблен в дочь своих мюнхенских знакомых Катю Принсхейм. Однако ее отец, известный немецкий математик, и слышать не хотел об их союзе. Ведь у Томаса Манна тогда не было ни имени, ни состояния, да вдобавок по городу ходили слухи о его гомосексуальных увлечениях. Только после выхода «Будденброков» Принсхейм дал свое согласие на брак.

Манн прожил со своей женой более пятидесяти лет. В этом браке родилось шестеро детей — три сына и три дочери. Старший сын Клаус унаследовал профессию отца и стал писателем. Наиболее известное из его произведений — роман «Мефистофель».

Со временем Томас Манн вместе с семьей перебирается в пригородный поселок Бад-Тельц, где мог спокойно работать. Там, в сельском уединении, он прожил около десяти лет и вернулся в Мюнхен только с началом Первой мировой войны. Однако при первой же возможности писатель снова покинул город и перебрался в купленный им дом в местечке Богенгаузен на берегу горного озера Изар. Именно там были написаны основные произведения Томаса Манна — роман «Волшебная гора» (1924), несколько десятков новелл, первая часть тетралогии «Иосиф и его братья».

В романе «Волшебная гора» писатель рассказал о юноше Гансе Касторпе. Он страдал тяжелой болезнью легких и поехал на лечение в высокогорный санаторий, затерявшийся в горах Швейцарии. Там Касторп оказался в среде интеллектуалов, писателей, художников и банкиров, волею обстоятельств оторванных от активной жизни. Юноша с трудом осознавал, что интенсивная внутренняя жизнь может быть не менее интересной, чем та, которая кипит за пределами санатория.

В этом произведении Манн попытался показать, что даже во время тяжелых испытаний должно существовать место для интеллектуального труда. Нельзя насильственно вторгаться в культуру, иначе нарушается ход развития естественной мысли человечества.

Успех романа был поистине колоссальным. В течение четырех лет после первой публикации только в Германии вышло сто изданий. Кроме того, он был переведен практически на все европейские языки. Волновавшие Томаса Манна проблемы оказались близки художникам разных стран. В частности, под явным влиянием немецкого мастера написал свой роман «Санаторий «Арктур»» Константин Федин.

Особенно памятным в жизни Томаса Манна был 1929 год, когда решением Нобелевского комитета писатель получил премию по литературе. Формально она была присуждена ему за роман «Будденброки», но Манн считал, что этой наградой отмечено все, что он написал к тому времени.

После этого писатель с головой погрузился в работу над тетралогией «Иосиф и его братья». Его замысел Манну подсказал брат во время их путешествия по Италии. Наткнувшись в одной из гостиниц на Библию, Генрих Манн предложил младшему брату написать роман на библейский сюжет. Но Томас осуществил этот замысел лишь много лет спустя, когда уже был сложившимся писателем со своим творческим почерком. Работа над романом потребовала от него огромной подготовки. Писателю пришлось собрать обширную библиотеку по мифологии, библеистике, еврейской литературе.

Когда шла работа над первой книгой романа об Иосифе, над Германией сгустились сумерки фашизма. Томас Манн одним из первых понял его опасность и написал об этом в повести «Марио и Волшебник». В августе 1929 года писатель вместе с семьей отдыхал в литовском местечке Нида. Там он приобрел участок земли и построил небольшой дом. В этом доме и была написана повесть, в которой Манн во многом предвосхитил грядущую трагедию. Сейчас в доме находится музей писателя.

После выхода первого романа «Иосиф и его братья» Манн понял, что должен продолжить работу. В 1930 году он совершил путешествие по странам Ближнего Востока, проникаясь духом и атмосферой библейских времен.

С 1933 года Томас Манн напряженно работает над тетралогией, за десять лет он выпускает четыре романа: «Былое Иакова» (1933), «Юный Иосиф» (1934), «Иосиф в Египте» (1936), «Иосиф-кормилец» (1943).

Однако библейские материалы являются лишь фоном романа, да и миф об Иосифе стал для автора только поводом для того, чтобы рассказать о волновавших его проблемах современности.

Томас Манн поставил своей целью показать, что гуманистические ценности должны стоять выше любых общественных взаимоотношений. Поставленная им проблема была особенно актуальна в то время, потому что фашизм в Германии усиливался.

Манн решительно выступал против фашистской идеологии, и как только нацисты пришли к власти, писатель вместе с семьей покинул родину и переселился в Швейцарию. Там он выпускает роман «Лотта в Веймаре» (1939), в котором устами своего героя заявляет о том, что не желает иметь ничего общего с «немецкими чертями» и насаждаемой ими «духовной сивухой».

Когда же немецкая печать стала публиковать тетралогию Манна об Иосифе, писателя лишили немецкого гражданства, а также всех научных степеней, присужденных немецкими университетами. В ответ Томас Манн опубликовал статью «Переписка с Бонном». Он заявил, что фашизм является разрушителем культуры, и призвал всех немецких писателей выступить против «грязной фальсификации немецкого духа, которой занимается господин Гитлер».

В поисках убежища для спокойной работы Манн принимает предложение Принстонского университета и в 1938 году переезжает с семьей в США. Он поселяется в Калифорнии и делит свое время между литературной работой и чтением лекций в американских университетах.

Знаменитый немецкий писатель напряженно размышляет о причинах трагедии, которая постигла Германию. Томас Манн пишет несколько статей, в которых старается показать, что истинные ценности немецкой культуры не имеют ничего общего с фашизмом.

В 1943 году Томас Манн завершает последний роман тетралогии и начинает работу над новой книгой — романом «Доктор Фаустус». Собирая материал для книги, он много работает в библиотеках и сетует на то, что лишен возможности использовать немецкие архивы.

Сюжет о докторе Фаустусе заинтересовал Манна потому, что позволял рассказать о неизбежном разрушении творческой личности, слепо подчиняющейся чужим прихотям. Чтобы более четко высказать свою позицию, Манн вводит в роман авторского персонажа, профессора Цейтблома, который комментирует все происходящее с точки зрения человека XX века. Работа над романом продолжалась три года и восемь месяцев. Только в начале 1947 года роман вышел из печати.

Хотя война давно закончилась, Манн не торопился возвращаться на родину. Он тяжело переживал раздел немецкого государства, справедливо считая, что коммунистический режим принесет Германии почти столько же вреда, сколько и фашистский.

На родину писатель приезжает только в 1949 году, после образования ФРГ. Он выступает на юбилее И. В. Гете, но еще не решается перебраться сюда на постоянное жительство. Лишь через год, когда в жизни Томас Манна происходят тяжелые утраты: кончает жизнь самоубийством его сын Клаус, через несколько месяцев умирает младший брат Виктор, жизнь в Америке начинает тяготить Манна. Он возвращается в Европу, но уже в Швейцарии его настигает новое страшное известие о смерти старшего брата Генриха.

Вместе с женой Манн поселяется в Цюрихе. Теперь он начинает подводить итоги своих земных дел. В романе «Избранник» (1951), написанном на сюжет средневековой легенды «о добром грешнике», писатель как бы произносит своеобразную эпитафию по своему безвременно ушедшему из жизни сыну.

В это же время Томас Манн дописывает начатый еще в 1910 году роман «Признания авантюриста Феликса Круля», в котором вновь возвращается ко времени зарождения фашизма.

Он пишет воспоминания, много занимается общественной деятельностью: читает лекции, участвует в юбилее Ф. Шиллера. Но силы Томаса Манна постепенно тают, и в августе 1955 года он умирает во сне.

biografiivsem.ru

Томас Манн Биография | Список работ, учебные пособия и очерки

Томас Манн получил Нобелевскую премию по литературе в 1929 году, и был самым важным прозаик двадцатого века Германия.

Манн родился 6 июля 1875 г. в верхней семьи среднего класса в порту Любека, Германия.

После преждевременной смерти его отца в 1891 году, семейное состояние взяли спад, и они переехали в Мюнхен.

Когда он закончил среднюю школу, Манн устроился на работу в качестве страхового агента, но быстро вырос, чтобы понять, что литература была его страстью.

В Мюнхене, Манн вырос близко к его матери, которая была бразильской добычи, и она ввела его в круг интеллигенции в городе.

Манн переехал в Италию в 1896 году вместе со своим братом Генрихом, чтобы начать работу над своим первым романом, Будденброков.

1900 публикация Будденброков, которая прослежена жизнь купеческой семьи на протяжении нескольких поколений, сделал Манн богатых и знаменитых почти всю ночь.

Его единственный удар в драме, 1905 проза часть вызываемая Fiorenza, встретились с меньшим успехом.

Тем не менее, Манн укрепил свою репутацию как великий писатель с публикацией ряда коротких работ, в том числе Tod в Venedig ( Смерть в Венеции ) в 1912 г. Повесть описывает распад прославленного писателя , который едет в Венецию и влюбляется в молодой польский мальчик.

Работа была по крайней мере частично основаны на собственном опыте Манна, и большая часть его будущей работы сосредоточены на близость между гениальностью и безумием и на притяжением гомоэротизма.

Манн боролся со своими гомосексуальными наклонностями в его литературе и на протяжении всей своей жизни, но женился на Кате Прингсгейм, дочь еврейского профессора, в 1905 году автор был глубоко амбивалентно о типичном буржуазного образа жизни он выбрал, но остался с решением остаться в гетеросексуальном браке.

Вместе со своей женой, у него было шестеро детей, три мальчика и три девочки.

Манн продолжал выпускать произведения художественной литературы, в том числе нехарактерно сатирического романа Королевское Высочество в 1916 году и более короткой работы под названием Early Скорби в 1929 г. В 1924 году Манн наконец опубликовал то , что многие считают его величайшим произведением, Волшебная гора .

Действие романа разворачивается в санатории в швейцарских Альпах, сообщество, которое представляет собой микрокосм Европы непосредственно перед Первой мировой войны герой, здоровый молодой человек, приезжает в санаторий на короткий срок, но заканчивается пребывание в течение семи лет лет.

В конце концов, он находит исполнение, оставив общину.

Роман прообразом стиль, который Манн наиболее известен: ироническое, мрачное и символическое значение.

Манн получил Нобелевскую премию за этот роман, и для королевского высочества.

Между 1933 и 1943 годами, Манн опубликовал tetrology под названием Иосиф и его братья, по истории библейского характера.

В своем знаменитом докторе Фаусте (1947), Манн пересказал знаменитый миф как композитор , который продает свою душу дьяволу в обмен на известность.

На основании своего друга, композитора Арнольда Шенберга, работа выражает отчаяние Манна над германским нацизмом.

Последние романы Манна включают в себя Святую Sinner (1951), Признания Феликса Круллем и Мошенник (1954).

Хотя Манн не был политическим писателем, он был вынужден двигаться по несколько раз по политическим причинам.

В начале Первой мировой войны, Манн консервативно верил в монархии и германской гегемонии, но ближе к концу он был более склонен на сторону Франции и идеалам демократии.

Манн покинул гитлеровскую Германию в 1933 году и жил во Франции и Швейцарии, прежде чем поселиться в Соединенных Штатах в 1938 году он преподавал в Принстонском университете в Нью-Джерси в течение двух лет, но переехал в Pacific Palisades, Калифорния, чтобы присоединиться к диаспорой немецкой интеллигенции в том числе композитор Арнольд Шенберг, драматург Бертольд Брехт, и собственный брат Манна, Генрих.

После Второй мировой войны, в эпоху маккартизма, Манн разочаровался в американской политике и вернулся в Европу в 1952 году он умер в Цюрихе 12 августа 1955 года.

azimicarpets.ru

Биография Томаса Манна, Томас Манн

Томас Манн является самым знаменитым представителем писательского рода Маннов. Выдающийся немецкий прозаик, автор «Будденброков», «Смерти в Венеции», «Марио и волшебника», нобелевский лауреат 1929 года прожил восемь десятков лет, сменил несколько идеологий, вырастил троих талантливых литераторов и навечно вписал свое имя на скрижалях истории мировой культуры.

Немецкий род Маннов всегда был на слуху. В XIX веке они славились как успешные купцы, сенаторы, настоящие короли родного города. В ХХ веке о Маннах заговорили как о выдающихся литераторах. Активно печатался старший Генрих (автор романов «В одной семье», «Империя», «Молодые годы короля Генриха IV»), купался в лаврах всемирной славы Томас Манн, успешно публиковались его дети Клаус, Голо и Эрика. Чем бы не занимались эти люди, они всегда добивались успеха. Так что прозаика Томаса Манна можно по праву называть лучшим из лучших.

Его отец Томас Йоханн Генрих Манн был очень богатым предпринимателем, владельцем нескольких производств, активным общественно-политическим деятелем, занимающим высокую должность в сенате. Как пишет биограф и переводчик прозаика Соломон Апт, Йохан был «не просто известным коммерсантом и уважаемым отцом семейства, а одним из самых известных и уважаемых горожан, тем, кого называют отцами города».

Это был сухой практичный человек. Он видел своих сыновей Генриха, Томаса и Виктора достойными продолжателями дела вековой фирмы, которая была создана еще его отцом. Однако дети не выказывали стремления к предпринимательству. Старший Генрих увлекался литературой, что провоцировало постоянные ссоры с отцом. О волнениях главы семейства в отношении наследника свидетельствует строчка в завещании: «Я прошу моего брата оказывать влияние на моего старшего сына, чтобы он не вступил на неверный путь, который приведет его к несчастью». Здесь Йоханн подразумевает литературный путь. Поскольку старший сын уже тогда внушал беспокойства, особые надежды возлагались на среднего Томаса.

Вскоре после написания завещания сенатор Манн скончался от рака. Фирма была продана и многочисленное семейство вполне успешно зажило на солидные проценты от предприятия. Действительность предвосхитила опасения умирающего отца. Генрих в самом деле сделался писателем, но еще больших успехов на этом поприще добился любимый Томас. И даже дочери Юлия и Карла оказались далеки от отцовской практичности. Младшая Карла пошла в актрисы. Из-за неудач на сцене и в личной жизни она покончила с собой в 29 лет. Неуравновешенная, переживательная Юлия также самостоятельно свела счеты с жизнью двумя десятилетиями позже.

О вырождении буржуазного общества на примере упадка собственной патриархальной семьи Томас Манн напишет в романе «Будденброки». Опубликованное на заре его творческой карьеры, это произведение принесло Манну всемирную известность и Нобелевскую премию по литературе.

Холеное детство и беззаботная юность

История Пауля Томаса Манна начинается в Любеке (Германия) в 1875 году. «Детство у меня было счастливое, холеное», – вспомнит впоследствии писатель. Оно началось в старинном доме его бабушки на узкой булыжной улице и продолжилось в элегантном особняке, который Йоханн выстроил для своего растущего семейства.

У Томаса были все игрушки, о которых только мог мечтать его маленький современник. О некоторых из них (кукольном театре, лошадке-качалке Ахилле) писатель вспомнит в своих произведениях. Но зачастую юному Манну игрушки были абсолютно не нужны, ведь больше всего на свете он любил выдумывать. Например, однажды утром он просыпался и представлял себя наследным принцем далекой державы. Целый день мальчик вел себя надменно и сдержанно, как подобает августейшей особе, радуясь в душе, что никто из окружающих не догадывается о его секрете.

Школу с ее учителями-диктаторами, шумными одноклассниками, бездумной зубрежкой Томас невзлюбил. Тем более что она отвлекала его от горячо любимого дома. Такая же участь постигла гимназию – Манн несколько раз оставался на второй год, так и не получив аттестата об окончании учебного заведения. Принципиально важно понимать, что его тяготила не учеба, а затхлый дух казенщины и муштры, что царил в гимназии «Катаринеум», однобокий процесс обучения, тупость и обывательская ограниченность многих преподавателей, не исключая директора учебного заведения.

Будущее гимназисту Манну рисовалось весьма туманно. Он собирался покинуть Любек, отправиться путешествовать, поразмышлять, отправиться на свойственные для «золотой молодежи» поиски себя. Но все изменилось, когда в его жизнь ворвалась музыка Вагнера.

Вдохновленный музыкой Вагнера

В 1882 году Томас Манн попадает на концерт, где играют музыку Рихарда Вагнера. Именно она стала той движущей силой, которая разбудила литературный талант будущего прозаика. Теперь юный Томас знает – он будет писать!

Манн не томится в ожидании музы, а начинает действовать. Уже на пятом курсе гимназии вместе с товарищами Манн издает литературный журнал «Весенняя гроза», где молодые редакторы публиковали собственные прозаические, поэтические и критические творения. Когда «Гроза» прекратила свое непродолжительное существование, Манн начинает печататься на страницах периодического издания «Двадцатый век», которым руководил его брат Генрих.

Несколько проб пера, подписанных псевдонимом Пауль Томас, небольшой сборник рассказов – и Манн издает монументальный труд – роман «Будденброки». Произведение было начато в 1896 году. На его создание ушло 5 лет. В 1901 году, когда «Будденброки» с подзаголовком «История гибели одного семейства» стали доступны широкой публике, о Томасе Манне заговорили как о выдающемся писателе современности.

Практически через 30 лет, в 1929 году, «Будденброки» стали главным основанием для присуждения писателю Нобелевской премии по литературе. В формулировке нобелевского комитета говорилось: «Прежде всего за великий роман «Будденброки», что стал классикой современной литературы, популярность которого неизменно растет».

Фашизм, Германия и Томас Манн

В начале Первой мировой войны семейство Маннов (в 1905-м Томас женился на профессорской дочке Кате Прингсгейм) входило в высшие круги немецкой буржуазии. Это обусловило тот факт, что на первых порах писатель придерживался консервативных взглядов и не разделял пацифизма многих деятелей культуры, о чем публично заявил в сборнике философско-публицистических статей «Размышления аполитичного».

Принципиально важно понимать, что Манн поддерживал Германию, а не нацизм. Писатель ратовал за сохранение национальной самобытности европейских культур, в первую очередь немецкой – горячо любимой его сердцу с раннего детства. Ему был крайне неприятен повсеместно навязываемый повсеместно «американский образ жизни». Антанта, таким образом, становится для писателя своеобразным синонимом литературы, культуры, цивилизации.

Со временем, когда нацизм показал свое черное лицо, а любимая страна по локоть опустила руки в кровь невинных жертв, Томас Манн больше не мог ни под каким предлогом оправдывать действия Германии. В 1930 году он произносит публичную антифашистскую речь «Призыв к разуму», в которой резко критикует нацизм и поощряет сопротивление рабочий класс и либералов. Речь не могла пройти не замеченной. Оставаться в Германии больше не представлялось возможным. К счастью, семейству Маннов позволили эмигрировать. В 1933 году Манн с женой и детьми переселяется в Цюрих.

В эмиграции: Швейцария, США, Швейцария

Эмиграция не сломила духа Томаса Манна, ведь у него оставалась огромная привилегия – он продолжает писать и публиковаться на родном языке. Так, в Цюрихе Манн дорабатывает и публикует мифологическую тетралогию «Иосиф и его братья». В 1939-м выходит роман «Лота в Веймаре» – художественная стилизация фрагмента биографии Иоганна Вольфганга Гете, а именно его романтической привязанности к Лотте (Шарлотте Буфф), ставшей прототипом женского образа «Страданий юного Вертера».

В 1947 году был опубликован «Доктор Фаустус», рассказывающий о композиторе Адриане Леверкюне, который создал из своей жизни стилизацию под средневековую историю о докторе Фаусте, что продал душу Мефистофелю. Вымышленный мир Леверкюна переплетается с реалиями современной действительности – фашистской Германией, которую отравляют идеи нацизма.

Расплата за инакомыслие

Манну так и не удалось вернуться на родину. Нацисты лишили все его семейство немецкого гражданства. С тех пор писатель бывает в Германии наездами в качестве лектора, журналиста, литконсультанта. С 1938 года по приглашению руководства Принстонского университета Манн переезжает в США, где занимается преподавательской и писательской деятельностью.

В 50-е годы прозаик возвращается в Швейцарию. Манн пишет до самой смерти. Его закатными произведениями стали новелла «Черный лебедь» и роман «Признания авантюриста Феликса Круля».

Гомоэротизм в произведениях Томаса Манна

Гомоэротизм как репрезентация однополой любви был характерен для ряда произведений Томаса Манна. Самым ярким примером является новелла «Смерть в Венеции», написанная в 1912 году. В новелле препарируется внезапно вспыхнувшее чувство писателя Густава фон Ашенбаха к четырнадцатилетнему мальчику Тадзио.

Скандальная слава «Смерти в Венеции» обусловила повышенное внимание к частной жизни Томаса Манна. Примерный семьянин, отец шестерых детей, никак не компрометировал себя на публике. Путь к душевным тайнам Манна лежал через его дневники, которые писатель исправно вел на протяжении всей жизни. Записи несколько раз подвергались уничтожению, а затем немедленно восстанавливались, были утеряны во время неожиданной эмиграции, но через судебный процесс возвращены законному владельцу.

После смерти писателя его душевные треволнения были неоднократно проанализированы. Стало известно о его первых невинных страстях, интимной привязанности к школьному приятелю Вилльри Тимпе (его подарок – простой деревянный карандаш – Манн хранил всю жизнь), юношеском романе с художником Паулем Эренбергом. По словам Гомо Манна (сына писателя), гомосексуализм отца никогда не опускался ниже пояса. Зато богатые душевные переживания порождали образы его новелл и романов.

Еще одним значимым трудом Томаса Манна является роман “Смерть в Венеции”, дискуссии и споры о котором все еще не умолкают в среде критиков и простых читателей.

Несомненно, еще одной уникальной книгой есть роман Манна “Волшебная гора”, в котором автор изобразил жизнь людей, проходящих лечение в горном санатории, и не желающих вникать в события, происходящие за стенами больницы.

Манн, в самом деле, умел чувствовать больше и тоньше. Без этого умения не было бы поэтичных мужских образов Ганса Касторпа из «Волшебной горы», Руди Швердтфергера из «Доктора Фаустуса», Густава Ашенбаха из «Смерти в Венеции» и многих других. Копание в источниках вдохновения – бесславный удел современников, воспевание его плодов – достойная привилегия потомков.

Биография немецкого прозаика Томаса Манна

Оцените страницу


r-book.club

Манн, Томас — Википедия (с комментариями)

Материал из Википедии — свободной энциклопедии

В Википедии есть статьи о других людях с фамилией Манн.

Па́уль То́мас Манн (нем. Paul Thomas Mann, 6 июня 1875, Любек — 12 августа 1955, Цюрих) — немецкий писатель, эссеист, мастер эпического романа, лауреат Нобелевской премии по литературе (1929), брат Генриха Манна, отец Клауса Манна, Голо Манна и Эрики Манн.

Биография

Происхождение и юные годы

Пауль Томас Манн, самый знаменитый представитель своего семейства, богатого известными писателями, родился 6 июня 1875 года в семье состоятельного любекского купца Томаса Йоханна Генриха Манна (1840—1891), занимавшего должность городского сенатора. Мать Томаса, Юлия Манн (урождённая да Сильва-Брунс) (1851—1923) происходила из семьи с бразильскими корнями. Семья Манн была довольно многочисленной. У Томаса было два брата и две сестры: старший брат, известный писатель Генрих Манн (1871—1950), младший брат Виктор (1890—1949) и две сестры Юлия (1877—1927, самоубийство) и Карла (1881—1910, самоубийство). Семья Манн была зажиточной, детство братьев и сестёр было беззаботным, почти безоблачным.

В 1891 году умер от рака отец семейства. Согласно его завещанию, семейная фирма и дом в в Любеке были проданы, так что жене и детям пришлось довольствоваться процентами с вырученной суммы.

Начало писательской карьеры

После смерти отца в 1891 году и продажи семейной фирмы семья переехала в Мюнхен, где Томас прожил (с небольшими перерывами) до 1933 года. В середине 1890-х годов Томас и Генрих на время уехали в Италию. Однако ещё в Любеке Манн начал проявлять себя на литературном поприще, в качестве создателя и автора литературно-философского журнала «Весенняя гроза», а в дальнейшем писал статьи для издаваемого его братом Генрихом Манном журнала «Двадцатый век». По возвращении из Италии Манн недолго (1898—1899 годы) работает редактором популярного немецкого сатирического журнала «Симплициссимус», проходит годовую армейскую службу и публикует первые новеллы.

Известность к Манну приходит в 1901 году, когда выходит первый роман, «Будденброки». В этом романе, за основу которого была взята история его собственного рода, Манн описывает историю упадка и вырождения купеческой династии из Любека. Каждое новое поколение этой семьи все менее и менее способно продолжать дело своих отцов в силу отсутствия присущих им бюргерских качеств, как-то: бережливость, усердие и обязательность — и все больше и больше уходит от реального мира в религию, философию, музыку, пороки. Итогом этого становится не только постепенная утрата интереса к коммерции и престижу рода Будденброкков, но и утрата смысла жизни и воли к жизни, оборачивающаяся нелепыми и трагическими смертями последних представителей этого рода.

Вслед за «Будденброками» последовало издание не менее успешного сборника новелл под названием «Тристан», лучшей из которых была новелла «Тонио Крёгер». Главный герой этой новеллы отрекается от любви, приносившей ему только боль, и посвящает себя искусству, однако встретив случайно Ганса Гансена и Ингерборг Хольм — двух разнополых объектов своих неразделённых чувств, — он снова переживает то смятение, которое когда-то охватывало его при одном только взгляде на предмет своего юношеского влечения.

В 1905 году Томас Манн женится на Кате Прингсхайм (нем. Katharina «Katia» Hedwig Pringsheim), дочери мюнхенского профессора математики Альфреда Прингсхайма. От этого брака у них появилось шестеро детей, трое из которых — Эрика, Клаус и Голо — проявили себя впоследствии на литературном поприще. Согласно свидетельству Голо Манна, еврейское происхождение матери[1] тщательно скрывалось от детей.[2][3]

Второй роман Томаса Манна, «Королевское Высочество», был начат летом 1906 и закончен в феврале 1909 года.

Политическая эволюция Манна. Новые произведения

Брак Манна поспособствовал вхождению писателя в круги крупной буржуазии, и это во многом укрепляло его политический консерватизм, который до поры до времени не проявлялся на публике. В 1911 году Манн написал новеллу «Смерть в Венеции» — о внезапной вспыхнувшей любви немолодого мюнхенского писателя Густава Ашенбаха, отправившегося на отдых в Венецию, к 14-летнему мальчику.

В годы Первой мировой войны Манн выступал в её поддержку, а также против пацифизма и общественных реформ, свидетельством чего стали его статьи, вошедшие впоследствии в сборник «Размышления аполитичного».

Эта позиция привела к разрыву с братом Генрихом, имевшим противоположные (леводемократические и антивоенные) взгляды. Примирение между братьями наступило лишь после убийства националистами в 1922 году министра иностранных дел Веймарской республики Вальтера Ратенау: Томас Манн пересмотрел свои взгляды и публично заявил о своей приверженности демократии. Он вступил в Немецкую демократическую партию — партию либерально-демократического толка; однако в мае 1923 года, когда на премьере пьесы Б. Брехта «В чаще городов» национал-социалисты, усмотревшие в ней «еврейский дух», спровоцировали скандал, разбросав в зале гранаты со слезоточивым газом, Томас Манн, в то время корреспондент нью-йоркского агентства «Дайел», отнёсся к этой акции сочувственно. «Мюнхенский народный консерватизм, — писал он в третьем из своих „Писем из Германии“, — оказался начеку. Он не терпит большевистского искусства»[4].

В 1924 году вышло в свет новое крупное и успешное произведение Томаса Манна — «Волшебная гора». Это также одно из наиболее сложных произведений немецкой литературы ХХ в. По сюжету романа главный герой, Ганс Касторп, приезжает на высокогорный курорт для больных туберкулезом, навестить своего кузена. Выясняется, что и он тоже больной. И мир на горе завораживает его своей интеллектуальной жизнью, где царит собственная философия. Таким образом, его пребывание на курорте затягивается на несколько лет. Касторп развивает свою философскую мысль, откидывая фрейдизм, упадок и смерть, сам при этом становясь центром духовности.

В 1929 году Манну была присуждена Нобелевская премия по литературе за роман «Будденброки».

В 1930 году Томас Манн, всё более проникавшийся сочувствием к левым идеям, произнес речь в Берлине, озаглавленную «Призыв к разуму», в которой призвал к созданию общего антифашистского фронта социалистов и либералов для борьбы с общим врагом и прославлял сопротивление рабочего класса нацизму.

Эмиграция

В 1933 году писатель вместе с семьей эмигрирует из нацистской Германии и поселяется в Цюрихе. В том же году выходит первый том его романа-тетралогии «Иосиф и его братья», где Манн по-своему интерпретирует историю библейского Иосифа. Работа состоит из нескольких отдельных романов «История Иакова», «Юность Иосифа», «Иосиф в Египте» и «Иосиф-кормилец». Для работы над романом автор специально ездил собирать материалы в Палестину и Египет. Главным замыслом автора было именно изобразить мир древности. Кроме того, в романе можно проследить эволюцию сознания от коллективного к индивидуальному.

В 1936 году после безуспешных попыток уговорить писателя вернуться в Германию, нацистские власти лишают Манна и его семью немецкого гражданства, и он становится подданным Чехословакии, а в 1938 году уезжает в США, где зарабатывает на жизнь преподаванием в Принстонском университете. В 1939 году выходит роман «Лотта в Веймаре», описывающий взаимоотношения постаревшего Гёте и его юношеской любви Шарлотты Кестнер, ставшей прототипом героини «Страданий юного Вертера», снова встретившейся с поэтом спустя много лет.

В 1942 году он переезжает в город Пасифик-Палисейдз и ведёт антифашистские передачи для немецких радиослушателей. В 1945 году в своем докладе «Германия и немцы» (англ. Germany and the Germans) в Библиотеке Конгресса Томас Манн сказал:

Нет двух Германий, доброй и злой, есть одна-единственная Германия, лучшие свойства которой под влиянием дьявольской хитрости превратились в олицетворение зла. Злая Германия — это и есть добрая, пошедшая по ложному пути, попавшая в беду, погрязшая в преступлениях и теперь стоящая перед катастрофой. Вот почему для человека, родившегося немцем, невозможно начисто отречься от злой Германии, отягощенной исторической виной, и заявить: «Я — добрая, благородная, справедливая Германия; смотрите, на мне белоснежное платье. А злую я отдаю вам на растерзание»[5].

В 1947 году появляется на свет его роман «Доктор Фаустус», главный герой которого во многом повторяет путь Фауста, несмотря на то, что действие романа происходит в XX веке. Адриан Леверкюн, гениальный, но психически нездоровый композитор, является образом пороков западной буржуазной интеллигенции.

Возвращение в Европу


После Второй мировой войны ситуация в США принимает всё менее благоприятный для Манна характер: писателя начинают обвинять в пособничестве СССР.

В июне 1952 года семья Томаса Манна возвращается в Швейцарию. Несмотря на нежелание переселяться в расколотую страну насовсем, Манн тем не менее охотно бывает в Германии (в 1949 году в рамках празднования юбилея Гёте ему удаётся побывать и в ФРГ, и в ГДР).

В последние годы жизни он активно публикуется — в 1951-м появляется роман «Избранник», в 1954-м — последняя его новелла «Чёрный лебедь». И тогда же Манн продолжает работать над начатым ещё до Первой мировой романом «Признания авантюриста Феликса Круля» (нем.)русск. (опубликован незаконченым), — о современном Дориане Грее, который, обладая талантом, умом и красотой, предпочёл тем не менее стать мошенником и с помощью своих афер начал стремительно подниматься по общественной лестнице, теряя человеческий облик и превращаясь в чудовище.

Томас Манн умер 12 августа 1955 года в больнице кантона Цюрих от расслоения брюшной аорты в результате атеросклероза.

Писательский стиль

Манн — мастер интеллектуальной прозы. Своими учителями он называл русских писателей-романистов Льва Толстого и Достоевского; подробный, детализованный, неспешный стиль письма писатель действительно унаследовал от литературы XIX века. Однако темы его романов несомненно привязаны к веку XX. Они смелы, ведут к глубоким философским обобщениям и одновременно экспрессионистически накалены.

Ведущими проблемами романов Томаса Манна являются ощущение рокового приближения смерти (повесть «Смерть в Венеции», роман «Волшебная гора»), близость инфернального, потустороннего мира (романы «Волшебная гора», «Доктор Фаустус»), предчувствие краха старого миропорядка, краха, ведущего к ломке человеческих судеб и представлений о мире, нередко в чертах главных героев прослеживается лёгкий гомоэротизм (по мнению И. С. Кона, см. кн. «Лунный свет на заре. Лики и маски…»). Все эти темы нередко переплетены у Манна с темой роковой любви. Возможно, это связано с увлечением писателя психоанализом (пара Эрос — Танатос).

Произведения

  • Сборник рассказов / Der kleine Herr Friedemann, (1898) [commons.wikimedia.org/wiki/Image:1898_Thomas_Mann_Friedemann.jpg]
  • «Будденброки» / «Buddenbrooks — Verfall einer Familie», (роман, (1901) [commons.wikimedia.org/wiki/Image:1901_Thomas_Mann_Buddenbrooks.jpg]
  • «Тонио Крегер» / «Tonio Kröger», новелла, (1903)
  • [wagner.su/Mann/Tristan «Тристан», перевод Апта], (1902)
  • «Тристан» / «Tristan», новелла, (1903) [commons.wikimedia.org/wiki/Image:Thomas_Mann_Tristan_1903.jpg]
  • «Королевское высочество» / «Königliche Hoheit», (1909)
  • «Смерть в Венеции» / «Der Tod in Venedig», рассказ, (1912) [commons.wikimedia.org/wiki/Image:1913_Der_Tod_in_Venedig_Broschur.jpg], [commons.wikimedia.org/wiki/Image:1912_DerTod_in_Venedig.jpg]
  • «Размышления аполитичного» / «Betrachtungen eines Unpolitischen», (1918) [commons.wikimedia.org/wiki/Image:Thomas_Mann_Betrachtungen_eines_Unpolitischen_1918.jpg]
  • «Волшебная гора» / «Der Zauberberg», роман, (1924) [commons.wikimedia.org/wiki/Image:1924_Thomas_Mann_Zauberberg_Broschur.jpg], [commons.wikimedia.org/wiki/Image:1924_Der_Zauberberg_(4).jpg]
  • «Двое» (Голодающие) / «Die Hungernden», рассказы (1927)
  • «Культура и социализм» / «Kultur und Sozialismus», (1929)
  • «Марио и волшебник» / «Mario und der Zauberer», рассказ, (1930) [www.erstausgaben-thomas-mann.de/seiten/42_mario_und_der_zauberer.htm]
  • [wagner.su/Mann/Wagner «Страдания и величие Рихарда Вагнера»] / «Leiden und Größe Richard Wagners», эссе, (1933)
  • «Иосиф и его братья» / «Joseph und seine Brüder», роман-тетралогия, (1933—1943)
    • «Былое Иакова» / «Die Geschichten Jaakobs», (1933) [commons.wikimedia.org/wiki/File:-48-_-_-51-_Joseph_und_seine_Br%C3%BCder_(1933_-_1943).jpg]
    • «Юный Иосиф» / «Der junge Joseph», (1934) [commons.wikimedia.org/wiki/File:-48-_-_-51-_Joseph_und_seine_Br%C3%BCder_(1933_-_1943).jpg]
    • «Иосиф в Египте» / «Joseph in Ägypten», (1936) [commons.wikimedia.org/wiki/File:-48-_-_-51-_Joseph_und_seine_Br%C3%BCder_(1933_-_1943).jpg]
    • «Иосиф-кормилец» / «Joseph der Ernährer», (1943) [commons.wikimedia.org/wiki/Image:Thomas_Mann_Joseph,_der_Ern%C3%A4hrer_1943.jpg]
  • «Проблема свободы» / «Das Problem der Freiheit», эссе, (1937) [commons.wikimedia.org/wiki/Image:1939_Thomas_Mann_Problem_Freiheit.jpg]
  • «Лотта в Веймаре» / «Lotte in Weimar», роман, (1939) [commons.wikimedia.org/wiki/Image:Thomas_Mann_Lotte_in_Weimar_1939_.jpg]
  • «Обмененные головы. Индийская легенда» / «Die vertauschten Köpfe — Eine indische Legende», (1940) [commons.wikimedia.org/wiki/Image:1940_Thomas_Mann_Die_vertauschten_K%C3%B6pfe_Orig.-Umschlag.jpg]
  • «Доктор Фаустус» / «Doktor Faustus», роман, (1947) [commons.wikimedia.org/wiki/Image:Thomas_Mann_Doktor_Faustus_Edition_USA.jpg], [www.zvab.com/displayBookImage.do?itemId=50712454]
  • «Избранник» / «Der Erwählte», роман, (1951) [commons.wikimedia.org/wiki/Image:Thomas_Mann_Der_Erw%C3%A4hlte_1951.jpg]
  • «Чёрный лебедь» / «Die Betrogene: Erzählung», (1954)
  • «Признания авантюриста Феликса Круля» / «Bekenntnisse des Hochstaplers Felix Krull», роман, (1922/1954)

Списки работ

  • Hans Bürgin: Das Werk Thomas Manns. Eine Bibliographie. unter Mitarbeit von Walter A. Reichert und Erich Neumann. S. Fischer Verlag, Frankfurt a. M. 1959. (Fischer Verlag, Frankfurt a. M. 1980, ISBN 3-596-21470-X
  • Georg Potempa: Thomas Mann-Bibliographie. Mitarbeit Gert Heine, Cicero Presse, Morsum/Sylt 1992, ISBN 3-89120-007-2.
  • Hans-Peter Haack (Hrsg.): Erstausgaben Thomas Manns. Ein bibliographischer Atlas. Mitarbeit Sebastian Kiwitt. Antiquariat Dr. Haack, Leipzig 2011, ISBN 978-3-00-031653-1.

Переводчики на русский язык

Экранизации

  • «Смерть в Венеции» — фильм Лукино Висконти, снятый в 1971 году.
  • «Доктор Фаустус» (Doktor Faustus), 1982, производство: Германия (ФРГ), режиссёр: Франц Зайц.
  • «Волшебная гора» (Der Zauberberg), 1982, страны: Австрия, Франция, Италия, Германия (ФРГ), режиссёр: Ганс В. Гайссендёрфер.
  • «Будденброки» — фильм Генри Брелора, снятый в 2008 году.

Напишите отзыв о статье «Манн, Томас»

Примечания

  1. Томас Манн: биография, фотографии, произведения, статьи
  2. The Pity of It All: A Portrait of Jews In Germany 1743—1933, en:Amos Elon, p. 375
  3. нем. Errinnerungen und Gedanken, G. Mann, Frankfurt, 1986, p.166
  4. Шумахер Э. Жизнь Брехта. — М.: Радуга, 1988. — С. 47.
  5. Томас Манн. [burusi.wordpress.com/2014/10/11/томас-манн-германия-и-немцы/ Германия и немцы]. — 1945.

Ссылки

  • Манн, Томас — статья из Большой советской энциклопедии.
  • Соломон Апт [imwerden.de/cat/modules.php?name=books&pa=showbook&pid=557 Томас Манн] // ЖЗЛ
  • Л. Беренсон. [www.evreyskaya.de/archive/artikel_179.html «Страдая Германией»]

Отрывок, характеризующий Манн, Томас

Южная весна, покойное, быстрое путешествие в венской коляске и уединение дороги радостно действовали на Пьера. Именья, в которых он не бывал еще, были – одно живописнее другого; народ везде представлялся благоденствующим и трогательно благодарным за сделанные ему благодеяния. Везде были встречи, которые, хотя и приводили в смущение Пьера, но в глубине души его вызывали радостное чувство. В одном месте мужики подносили ему хлеб соль и образ Петра и Павла, и просили позволения в честь его ангела Петра и Павла, в знак любви и благодарности за сделанные им благодеяния, воздвигнуть на свой счет новый придел в церкви. В другом месте его встретили женщины с грудными детьми, благодаря его за избавление от тяжелых работ. В третьем именьи его встречал священник с крестом, окруженный детьми, которых он по милостям графа обучал грамоте и религии. Во всех имениях Пьер видел своими глазами по одному плану воздвигавшиеся и воздвигнутые уже каменные здания больниц, школ, богаделен, которые должны были быть, в скором времени, открыты. Везде Пьер видел отчеты управляющих о барщинских работах, уменьшенных против прежнего, и слышал за то трогательные благодарения депутаций крестьян в синих кафтанах.
Пьер только не знал того, что там, где ему подносили хлеб соль и строили придел Петра и Павла, было торговое село и ярмарка в Петров день, что придел уже строился давно богачами мужиками села, теми, которые явились к нему, а что девять десятых мужиков этого села были в величайшем разорении. Он не знал, что вследствие того, что перестали по его приказу посылать ребятниц женщин с грудными детьми на барщину, эти самые ребятницы тем труднейшую работу несли на своей половине. Он не знал, что священник, встретивший его с крестом, отягощал мужиков своими поборами, и что собранные к нему ученики со слезами были отдаваемы ему, и за большие деньги были откупаемы родителями. Он не знал, что каменные, по плану, здания воздвигались своими рабочими и увеличили барщину крестьян, уменьшенную только на бумаге. Он не знал, что там, где управляющий указывал ему по книге на уменьшение по его воле оброка на одну треть, была наполовину прибавлена барщинная повинность. И потому Пьер был восхищен своим путешествием по именьям, и вполне возвратился к тому филантропическому настроению, в котором он выехал из Петербурга, и писал восторженные письма своему наставнику брату, как он называл великого мастера.
«Как легко, как мало усилия нужно, чтобы сделать так много добра, думал Пьер, и как мало мы об этом заботимся!»
Он счастлив был выказываемой ему благодарностью, но стыдился, принимая ее. Эта благодарность напоминала ему, на сколько он еще больше бы был в состоянии сделать для этих простых, добрых людей.
Главноуправляющий, весьма глупый и хитрый человек, совершенно понимая умного и наивного графа, и играя им, как игрушкой, увидав действие, произведенное на Пьера приготовленными приемами, решительнее обратился к нему с доводами о невозможности и, главное, ненужности освобождения крестьян, которые и без того были совершенно счастливы.
Пьер втайне своей души соглашался с управляющим в том, что трудно было представить себе людей, более счастливых, и что Бог знает, что ожидало их на воле; но Пьер, хотя и неохотно, настаивал на том, что он считал справедливым. Управляющий обещал употребить все силы для исполнения воли графа, ясно понимая, что граф никогда не будет в состоянии поверить его не только в том, употреблены ли все меры для продажи лесов и имений, для выкупа из Совета, но и никогда вероятно не спросит и не узнает о том, как построенные здания стоят пустыми и крестьяне продолжают давать работой и деньгами всё то, что они дают у других, т. е. всё, что они могут давать.

В самом счастливом состоянии духа возвращаясь из своего южного путешествия, Пьер исполнил свое давнишнее намерение заехать к своему другу Болконскому, которого он не видал два года.

Богучарово лежало в некрасивой, плоской местности, покрытой полями и срубленными и несрубленными еловыми и березовыми лесами. Барский двор находился на конце прямой, по большой дороге расположенной деревни, за вновь вырытым, полно налитым прудом, с необросшими еще травой берегами, в середине молодого леса, между которым стояло несколько больших сосен.

Барский двор состоял из гумна, надворных построек, конюшень, бани, флигеля и большого каменного дома с полукруглым фронтоном, который еще строился. Вокруг дома был рассажен молодой сад. Ограды и ворота были прочные и новые; под навесом стояли две пожарные трубы и бочка, выкрашенная зеленой краской; дороги были прямые, мосты были крепкие с перилами. На всем лежал отпечаток аккуратности и хозяйственности. Встретившиеся дворовые, на вопрос, где живет князь, указали на небольшой, новый флигелек, стоящий у самого края пруда. Старый дядька князя Андрея, Антон, высадил Пьера из коляски, сказал, что князь дома, и проводил его в чистую, маленькую прихожую.

Пьера поразила скромность маленького, хотя и чистенького домика после тех блестящих условий, в которых последний раз он видел своего друга в Петербурге. Он поспешно вошел в пахнущую еще сосной, не отштукатуренную, маленькую залу и хотел итти дальше, но Антон на цыпочках пробежал вперед и постучался в дверь.

– Ну, что там? – послышался резкий, неприятный голос.

– Гость, – отвечал Антон.

– Проси подождать, – и послышался отодвинутый стул. Пьер быстрыми шагами подошел к двери и столкнулся лицом к лицу с выходившим к нему, нахмуренным и постаревшим, князем Андреем. Пьер обнял его и, подняв очки, целовал его в щеки и близко смотрел на него.

– Вот не ждал, очень рад, – сказал князь Андрей. Пьер ничего не говорил; он удивленно, не спуская глаз, смотрел на своего друга. Его поразила происшедшая перемена в князе Андрее. Слова были ласковы, улыбка была на губах и лице князя Андрея, но взгляд был потухший, мертвый, которому, несмотря на видимое желание, князь Андрей не мог придать радостного и веселого блеска. Не то, что похудел, побледнел, возмужал его друг; но взгляд этот и морщинка на лбу, выражавшие долгое сосредоточение на чем то одном, поражали и отчуждали Пьера, пока он не привык к ним.

При свидании после долгой разлуки, как это всегда бывает, разговор долго не мог остановиться; они спрашивали и отвечали коротко о таких вещах, о которых они сами знали, что надо было говорить долго. Наконец разговор стал понемногу останавливаться на прежде отрывочно сказанном, на вопросах о прошедшей жизни, о планах на будущее, о путешествии Пьера, о его занятиях, о войне и т. д. Та сосредоточенность и убитость, которую заметил Пьер во взгляде князя Андрея, теперь выражалась еще сильнее в улыбке, с которою он слушал Пьера, в особенности тогда, когда Пьер говорил с одушевлением радости о прошедшем или будущем. Как будто князь Андрей и желал бы, но не мог принимать участия в том, что он говорил. Пьер начинал чувствовать, что перед князем Андреем восторженность, мечты, надежды на счастие и на добро не приличны. Ему совестно было высказывать все свои новые, масонские мысли, в особенности подновленные и возбужденные в нем его последним путешествием. Он сдерживал себя, боялся быть наивным; вместе с тем ему неудержимо хотелось поскорей показать своему другу, что он был теперь совсем другой, лучший Пьер, чем тот, который был в Петербурге.

– Я не могу вам сказать, как много я пережил за это время. Я сам бы не узнал себя.

– Да, много, много мы изменились с тех пор, – сказал князь Андрей.

– Ну а вы? – спрашивал Пьер, – какие ваши планы?

– Планы? – иронически повторил князь Андрей. – Мои планы? – повторил он, как бы удивляясь значению такого слова. – Да вот видишь, строюсь, хочу к будущему году переехать совсем…

Пьер молча, пристально вглядывался в состаревшееся лицо (князя) Андрея.

– Нет, я спрашиваю, – сказал Пьер, – но князь Андрей перебил его:

– Да что про меня говорить…. расскажи же, расскажи про свое путешествие, про всё, что ты там наделал в своих именьях?

Пьер стал рассказывать о том, что он сделал в своих имениях, стараясь как можно более скрыть свое участие в улучшениях, сделанных им. Князь Андрей несколько раз подсказывал Пьеру вперед то, что он рассказывал, как будто всё то, что сделал Пьер, была давно известная история, и слушал не только не с интересом, но даже как будто стыдясь за то, что рассказывал Пьер.

Пьеру стало неловко и даже тяжело в обществе своего друга. Он замолчал.

– А вот что, душа моя, – сказал князь Андрей, которому очевидно было тоже тяжело и стеснительно с гостем, – я здесь на биваках, и приехал только посмотреть. Я нынче еду опять к сестре. Я тебя познакомлю с ними. Да ты, кажется, знаком, – сказал он, очевидно занимая гостя, с которым он не чувствовал теперь ничего общего. – Мы поедем после обеда. А теперь хочешь посмотреть мою усадьбу? – Они вышли и проходили до обеда, разговаривая о политических новостях и общих знакомых, как люди мало близкие друг к другу. С некоторым оживлением и интересом князь Андрей говорил только об устраиваемой им новой усадьбе и постройке, но и тут в середине разговора, на подмостках, когда князь Андрей описывал Пьеру будущее расположение дома, он вдруг остановился. – Впрочем тут нет ничего интересного, пойдем обедать и поедем. – За обедом зашел разговор о женитьбе Пьера.

– Я очень удивился, когда услышал об этом, – сказал князь Андрей.

Пьер покраснел так же, как он краснел всегда при этом, и торопливо сказал:

– Я вам расскажу когда нибудь, как это всё случилось. Но вы знаете, что всё это кончено и навсегда.

– Навсегда? – сказал князь Андрей. – Навсегда ничего не бывает.

– Но вы знаете, как это всё кончилось? Слышали про дуэль?

– Да, ты прошел и через это.

– Одно, за что я благодарю Бога, это за то, что я не убил этого человека, – сказал Пьер.

– Отчего же? – сказал князь Андрей. – Убить злую собаку даже очень хорошо.

– Нет, убить человека не хорошо, несправедливо…

– Отчего же несправедливо? – повторил князь Андрей; то, что справедливо и несправедливо – не дано судить людям. Люди вечно заблуждались и будут заблуждаться, и ни в чем больше, как в том, что они считают справедливым и несправедливым.

– Несправедливо то, что есть зло для другого человека, – сказал Пьер, с удовольствием чувствуя, что в первый раз со времени его приезда князь Андрей оживлялся и начинал говорить и хотел высказать всё то, что сделало его таким, каким он был теперь.

– А кто тебе сказал, что такое зло для другого человека? – спросил он.

– Зло? Зло? – сказал Пьер, – мы все знаем, что такое зло для себя.

– Да мы знаем, но то зло, которое я знаю для себя, я не могу сделать другому человеку, – всё более и более оживляясь говорил князь Андрей, видимо желая высказать Пьеру свой новый взгляд на вещи. Он говорил по французски. Je ne connais l dans la vie que deux maux bien reels: c’est le remord et la maladie. II n’est de bien que l’absence de ces maux. [Я знаю в жизни только два настоящих несчастья: это угрызение совести и болезнь. И единственное благо есть отсутствие этих зол.] Жить для себя, избегая только этих двух зол: вот вся моя мудрость теперь.

– А любовь к ближнему, а самопожертвование? – заговорил Пьер. – Нет, я с вами не могу согласиться! Жить только так, чтобы не делать зла, чтоб не раскаиваться? этого мало. Я жил так, я жил для себя и погубил свою жизнь. И только теперь, когда я живу, по крайней мере, стараюсь (из скромности поправился Пьер) жить для других, только теперь я понял всё счастие жизни. Нет я не соглашусь с вами, да и вы не думаете того, что вы говорите.

Князь Андрей молча глядел на Пьера и насмешливо улыбался.

– Вот увидишь сестру, княжну Марью. С ней вы сойдетесь, – сказал он. – Может быть, ты прав для себя, – продолжал он, помолчав немного; – но каждый живет по своему: ты жил для себя и говоришь, что этим чуть не погубил свою жизнь, а узнал счастие только тогда, когда стал жить для других. А я испытал противуположное. Я жил для славы. (Ведь что же слава? та же любовь к другим, желание сделать для них что нибудь, желание их похвалы.) Так я жил для других, и не почти, а совсем погубил свою жизнь. И с тех пор стал спокойнее, как живу для одного себя.

– Да как же жить для одного себя? – разгорячаясь спросил Пьер. – А сын, а сестра, а отец?

– Да это всё тот же я, это не другие, – сказал князь Андрей, а другие, ближние, le prochain, как вы с княжной Марьей называете, это главный источник заблуждения и зла. Le prochаin [Ближний] это те, твои киевские мужики, которым ты хочешь сделать добро.

И он посмотрел на Пьера насмешливо вызывающим взглядом. Он, видимо, вызывал Пьера.

– Вы шутите, – всё более и более оживляясь говорил Пьер. Какое же может быть заблуждение и зло в том, что я желал (очень мало и дурно исполнил), но желал сделать добро, да и сделал хотя кое что? Какое же может быть зло, что несчастные люди, наши мужики, люди такие же, как и мы, выростающие и умирающие без другого понятия о Боге и правде, как обряд и бессмысленная молитва, будут поучаться в утешительных верованиях будущей жизни, возмездия, награды, утешения? Какое же зло и заблуждение в том, что люди умирают от болезни, без помощи, когда так легко материально помочь им, и я им дам лекаря, и больницу, и приют старику? И разве не ощутительное, не несомненное благо то, что мужик, баба с ребенком не имеют дня и ночи покоя, а я дам им отдых и досуг?… – говорил Пьер, торопясь и шепелявя. – И я это сделал, хоть плохо, хоть немного, но сделал кое что для этого, и вы не только меня не разуверите в том, что то, что я сделал хорошо, но и не разуверите, чтоб вы сами этого не думали. А главное, – продолжал Пьер, – я вот что знаю и знаю верно, что наслаждение делать это добро есть единственное верное счастие жизни.

– Да, ежели так поставить вопрос, то это другое дело, сказал князь Андрей. – Я строю дом, развожу сад, а ты больницы. И то, и другое может служить препровождением времени. А что справедливо, что добро – предоставь судить тому, кто всё знает, а не нам. Ну ты хочешь спорить, – прибавил он, – ну давай. – Они вышли из за стола и сели на крыльцо, заменявшее балкон.

– Ну давай спорить, – сказал князь Андрей. – Ты говоришь школы, – продолжал он, загибая палец, – поучения и так далее, то есть ты хочешь вывести его, – сказал он, указывая на мужика, снявшего шапку и проходившего мимо их, – из его животного состояния и дать ему нравственных потребностей, а мне кажется, что единственно возможное счастье – есть счастье животное, а ты его то хочешь лишить его. Я завидую ему, а ты хочешь его сделать мною, но не дав ему моих средств. Другое ты говоришь: облегчить его работу. А по моему, труд физический для него есть такая же необходимость, такое же условие его существования, как для меня и для тебя труд умственный. Ты не можешь не думать. Я ложусь спать в 3 м часу, мне приходят мысли, и я не могу заснуть, ворочаюсь, не сплю до утра оттого, что я думаю и не могу не думать, как он не может не пахать, не косить; иначе он пойдет в кабак, или сделается болен. Как я не перенесу его страшного физического труда, а умру через неделю, так он не перенесет моей физической праздности, он растолстеет и умрет. Третье, – что бишь еще ты сказал? – Князь Андрей загнул третий палец.

– Ах, да, больницы, лекарства. У него удар, он умирает, а ты пустил ему кровь, вылечил. Он калекой будет ходить 10 ть лет, всем в тягость. Гораздо покойнее и проще ему умереть. Другие родятся, и так их много. Ежели бы ты жалел, что у тебя лишний работник пропал – как я смотрю на него, а то ты из любви же к нему его хочешь лечить. А ему этого не нужно. Да и потом,что за воображенье, что медицина кого нибудь и когда нибудь вылечивала! Убивать так! – сказал он, злобно нахмурившись и отвернувшись от Пьера. Князь Андрей высказывал свои мысли так ясно и отчетливо, что видно было, он не раз думал об этом, и он говорил охотно и быстро, как человек, долго не говоривший. Взгляд его оживлялся тем больше, чем безнадежнее были его суждения.

wiki-org.ru

Томас Манн. Биография и обзор творчества — Литературные статьи — Литература — Каталог статей

Томас Манн. Биография и обзор творчества

(1875—1955)

Среди крупнейших западноевропейских писателей XX в. Томас Манн занимает одно из первых мест. Великий национальный художник, тесно связанный с социально-политическим развитием Германии на рубеже двух столетий, вобравший в себя все богатство европейской культуры первой половины XX в., он в то же время пережил и выразил в своем творчестве кризис философской мысли и литературы эпохи империализма.

 

Томас Манн, младший брат Генриха Манна, родился в городе Любеке. В Мюнхене, вращаясь в кругах артистической и художественной богемы, Томас начал писать свои ранние новеллы. Поездка вместе с Генрихом в Италию, где оба брата прожили около двух лет, сыграла большую роль в формировании литературных вкусов Томаса Манна. Живя очень уединенно в маленьком, почти полностью сохранившем средневековый облик городке Палестрина, Томас Манн не только знакомился с творениями итальянского Возрождения. Он углубился в изучение классиков русской и скандинавской литературы, что в значительной мере повлияло на замысел его социального романа «Будденброки».

 

Возвратившись в Мюнхен, Томас стал сотрудничать в радикально-сатирическом журнале «Симплициссимус», где в 1896—1898 гг. появились его новеллы. Сборник этих новелл под названием «Маленький господин Фридеман» (1897) положил начало его литературной известности, а опубликованный в 1901 г. роман «Будденброки» поставил молодого писателя в ряд крупных немецких художников слова. 

Ранние новеллы

Центральная тема ранней новеллистики Т. Манна — конфликт человека с окружающим его буржуазным обществом. Герои новелл — созерцатели, почти не имеющие контакта с внешним миром. Писатель ничего, или почти ничего, не говорит об их профессии, состоянии, практической деятельности, к которой они не питают никакого интереса.

«Будденброки»

Роман «Будденброки», опубликованный  в 1901 г., ознаменовал новую фазу творческом развитии Томаса Манна. В его основе много автобиографического. Писатель тщательно изучал фамильные бумаги, знакомился с деловой перепиской отца и деда, вникал в детали домашнего уклада своих предков. Личные воспоминания Манна образуют основную канву романа, что придает ему

 

еще большую конкретность.

 

Семейная хроника Будденброков представляет собой эпическое повествование о расцвете и деградациц некогда могущественной верхушки немецкой торговой буржуазии. В этом отношении писатель, с одной стороны, продолжает традиции немецкой реалистической прозы 70-х годов прошлого века, с другой стороны, предваряет появление западноевропейского социального романа-хроники XX в. (Голсуорси, «Сага о Форсайтах», Роже Мартен дю Гар, «Семья Тибо»). Томас Манн начинает историю семьи Будденброков с середины XIX в. и прослеживает ее судьбы на протяжении трех поколений. Былое экономическое могущество и духовное величие этого рода воплощены в образе старого Иоганна Будденброка. Весь его облик, его духовная физиономия сформировались еще в атмосфере эпохи Просвещения. Полный неисчерпаемого жизненного оптимизма, он непоколебимо уверен в своих личных силах и в могуществе своего класса. Его сын консул Иоганн Будден-брок уже лишен оптимизма своего отца, зрелые годы его жизни протекают в иных исторических условиях, в переломную эпоху, когда на смену патриархальному бюргерству приходит новое поколение капиталистов.

 

В свете новых социальных условий старинная фирма Будденброков становится для консула Иоганна Будденброка, а вслед за ним и для его сына Томаса не просто коммерческим предприятием, а символом величия рода, своего рода фетишем, которому должны подчиняться личные интересы каждого члена семьи.

 

В первых главах романа оба шефа фирмы, старый Иоганн и его сын, обрисованы с подлинно эпической широтой. Повествование течет плавно, неторопливо, подолгу задерживаясь на вещном мире, окружающем Будденброков. Описание их нового дома, богатой обстановки, убранства подчеркивает солидный достаток, тяжеловесный быт верхушки буржуазии. «Золотообрезная тетрадь в тисненом переплете», в которую записывались выдающиеся события в истории семьи, должна, по замыслу Манна, олицетворять всю важность исторической роли немецкой торговой буржуазии.

 

Эпически-жанровое описание приобретает драматический характер лишь с появлением старшей дочери консула — Тони. Дело, конечно, не в ней самой. Эта жизнерадостная молодая девушка бесконечно предана своей семье, ее традициям. Тревожное начало входит в роман вместе с женихом Тони господином Грюнлихом, обрисованным автором в острогротескном тоне. Поддаваясь уговорам близких ей людей, Тони делает «выгодную партию», она выходит замуж за немилого ей человека, который в свою очередь женится на богатой невесте, чтобы оплатить свои долги. Грюнлих, этот ловкий, нечистоплотный в средствах делец, пускающийся даже на подделку торговых книг своей конторы, подрывает былой престиж фирмы Будденброков, разрушает ореол патриархальности, ранее ее окружавший.

 

В душевную драму Тони вплетается еще один образ, полностью противоположный Грюнлиху. Это Мортен Шварцкопф, сын лоцмана, студент-медик. Этот простой и честный юноша, чуждающийся общества богатых купеческих сынков, поднимается до резкого протеста против полицейско-юнкерской Германии. Не случайно в своей скромной комнатке в Геттингене, где он изучает медицину, он напяливает на скелет мундир полицейского.

 

В беседах с Тони Мортен Шварцкопф приоткрывает перед молодой девушкой завесу иной жизни, полной неустанного труда, борьбы за существование. В эту трудную, но богатую содержанием жизнь Мортен зовет Тони, которую он горячо полюбил. Тони отвечает на его чувство. Но власть традиций настолько велика, что девушка не в силах ее преодолеть. Она порывает с Мортеном и выходит замуж за того, кто в глазах ее родных был хорошей партией.

 

Трагическая судьба Тони проливает свет и на личную драму ее брата, консула Томаса. Этот культурный, просвещенный, тонко чувствующий человек видит приближающийся крах фирмы Будденброков. Пытаясь идти в ногу с веком, Томас’ бросается в спекуляции, но, не обладая качествами,, необходимыми для капиталиста новой формации, он вынужден уступить дорогу дельцам-хищникам типа Хагенштрема.

 

Смерть Томаса символична. Выйдя из кабинета невежественного дантиста, он умирает на улице, упав лицом прямо в грязь, которая заливает его белоснежные перчатки и безупречное кашне.          v

 

С точки зрения писателя, некрасивая и внезапная кончина консула Будденброка есть завершение того внутреннего процесса распада, на который был обречен его класс, класс немецкого патриархального бюргерства.

 

Несмотря на суженность исторического горизонта (в поле зрения художника не вошли крупнейшие исторические события века, он проходит мимо революции 1848 г., мимо выступлений рабочего класса Германии, бегло обрисованных как стихийный бунт темной толпы), пйсатель все же создает крупное эпическое полотно больших социальных масштабов.

 

Гибель старинной бюргерской культуры Томас Манн воспринимает как физическую и духовную деградацию потомков патрицианской, буржуазии. Эта деградация ведет к ослаблению воли, к утрате жизненного оптимизма и в конечном счете к неизбежной смерти. Носителями смерти становятся в романе консул Томас и его сын Ганно. Болезненно-утонченный, хрупкий юноша, эстет, музыкант, далекий от реальной жизни, Ганно всем своим внешним обликом к внутренней сущностью связан с декадансом. Если первая часть семейной хроники характеризуется нарочито старомодной манерой эпического письма, то последние главы второй части отличаются иным стилем: «судорожной порывистостью, сочетанием лиризма и музыкальности, болезненным психологизированием, тонким изяществом языка.

Роман «Будденброки» имел громадное значение для всего дальнейшего развития проблематики творчества Томаса Манна. В нем, как в фокусе, собраны те жизненно важные для Манна проблемы, которые он затем станет разрабатывать в новеллах о художниках и в романе «Волшебная гора». Так, образ музыканта, эстета Ганно — первое звено в длинной цепи манновских художников, утонченных натур, болезненно переживающих трагедию одиночества в буржуазном мире.

Проблема искусства

Искусство всегда было для Манна важнейшим делом всей его жизни; вопрос о месте искусства в жизни, о его гуманистической роли, его философском смысле — важнейшая тема его творчества.. От «Будденброков» через новеллы к роману «Доктор Фаустус проходит эта проблема, претерпевая на своем пути коренные изменения.

 

Общество, которое изображает Манн, сужено до границ одного лишь класса, старого немецкого бюргерства, пережившего в начале XIX в. свой расцвет и пришедшего в конце столетия к упадку. Только этот мир является, по мнению писателя, носителем культуры, унаследованной от прошлого века. Упадок бюргерства Томас Манн отождествляет с гибелью всей немецкой национальной культуры в целом. Сознание исторической неизбежности этой гибели окрашивает его произведения колоритом элегической грусти.

 

Художник Манна — натура болезненная, раздираемая противоречиями. Он сталкивается с действительностью, вступает с ней в конфликт, но сущность этого конфликта остается для него неясной. По существу здесь речь идет о месте художника в условиях современного буржуазного общества, которое по самой природе своей враждебно духовному развитию. Служение искусству манновские герои новелл понимают как подвижничество, как выполнение аскетического долга.

 

Отождествляя жизнь с узким мирком мещанского прозябания, художник бежит от него — хотя бы в объятия смерти.

 

Конфликт художника с современным обществом осложняется у Манна тем, что сам художник является, как правило, носителем декадентского искусства. Он не способен создавать жизненно полнокровные гуманистические произведения.

В программной новелле «Тонко Крегер» герой новеллы, талантливый писатель, разочарованный в жизни и в своем искусстве, пытается обобщить свой творческий путь, вскрыть причины своей отчужденности от общества. С юных лет Тонко Крегер болезненно ощущал свое одиночество в кругу своих сверстников, «простодушных и веселых, но темных разумом» юношей и девушек из зажиточных буржуазных семей. Веселые, голубоглазые Ганс Ганзен и Инга Хольм никогда его не понимали, а он не мог разделить их бездумное веселье, не мог стать с ними на равную ногу. И тогда Тонио Крегер замкнулся в своем личном мирке.

 

Отношение автора к своему герою отличается большой сложностью. В образ Крегера вложено много сокровенно личного, пережитого самим писателем, много автобиографического. С другой стороны, Томас Манн иронизирует над Тонио, осуждает его бегство от жизни, абстрактность его искусства. Это подтверждается словами русской художницы Лизаветы Ивановны, которой Тонио изливает свою душу. Лизавета Ивановна отлично разгадала, что под маской современного Гамлета скрывается не кто иной, как обыкновенный обыватель.

 

Тонио Крегер тщетно ищет выхода; на такие же трагические блуждания обречены и герои новелл «Тристан» и «Смерть в Венеции».

 

В образе писателя Детлефа Шпинеля (в новелле «Тристан») Манн дает сатирический портрет носителя нездорового декадентского искусства. Но с неменьшей иронией, характеризует писатель и современного буржуа-предпринимателя; яркий и сочный портрет его он нарисовал в образе самодовольного, ограниченного гамбургского коммерсанта, владельца «цветущего предприятия» господина Клетерьяна.

 

Жена Клетерьяна Габриэла больна чахоткой, она осуждена на смерть, пребывание в санатории для легочных больных дает ей лишь временную отсрочку. Влюбленный в прекрасную молодую женщину Шпинель пытается погасить в ее сердце любовь к трезвому, практичному мужу, доказав его вульгарность. Шпинель уговаривает Габриэлу сыграть ему из «Тристана и Изольды», хотя врачи запретили больной подходить к роялю, и тем самым ускоряет ее смерть. Томас Манн подчеркивает, что музыка, на которую Шпинель обратил внимание Габриэлы, сулила лишь «смерть в любви», обещала величественное угасание без боли.

 

Если Детлеф Шпинель подан писателем в ироническом плане, то образ Густава Ашенбаха в новелле «Смерть в Венеции» трагичен. Всю свою жизнь известный писатель Ашенбах рассматривал как аскетический подвиг служения искусству. Манн конкретно характеризует творчество Густава Ашенбаха.

Он, оказывается, автор «могучей и точной прозаической эпопеи о жизни Фридриха Прусского». Прославление прусской самодисциплины, прусской выдержки — вот главная тема его художественного творчества, которому он посвящает себя без остатка. На деле эта пресловутая «выдержка» оказалась мифом. При первом же серьезном испытании она лопнула, как натянутая струна. Густав Ашенбах, духовный брат Тонио Кре-гера, несет моральное наказание за фетишизацию красоты, понимаемой им как чистая красота форм. В погоне за обладанием этой внешней стороной красоты Ашенбах вступает на аморальный путь, приходит к отрицанию всех этических норм. Смерть наступает в этой новелле как естественная развязка, символизируя недосягаемость в обыденной действительности совершенного, идеального искусства.

 

Таким образом, намеченная уже в «Будденброках» проблема антагонизма искусства и жизни, художника и толпы находит свое дальнейшее развитие и углубление в предвоенных новеллах. В них отразились разочарование Манна в существе современного ему искусства, его горькие раздумья по поводу призвания писателя.

Отношение к первой мировой войне

Приверженность к идеализированному немецкому бюргерству побудила Томаса Манна занять неправильную позицию в первые годы войны (1914—1918). Писатель отдал дань шовинистическим настроениям консервативной буржуазии.

 

В ряде статей, которые затем вошли в сборник «Размышления аполитичного», он по существу оправдывал войну, так как видел в ней столкновение бюргерской культуры, воплощением которой считал Германию, с прогнившей буржуазной демократией европейских стран.

 

Писатель был в то время далек от прогрессивных кругов передовой интеллигенции своей страны, от литературно-общественного направления «активистов», возглавленного Генрихом Манном и Францем Верфелем. Он был погружен в свой эстетизм, но потом вынужден был пересмотреть свои взгляды. Первая мировая война принесла крах мелкобуржуазным иллюзиям европейской интеллигенции. Шовинистический угар сменился горьким похмельем. Прокатившаяся после войны волна революционных восстаний в Венгрии, Баварии, могучее влияние Советского государства — все это сильно активизировало сознание передовой интеллигенции, поставило перед ней ряд проблем, над которыми она раньше не задумывалась.

Волшебная гора

На этой сложной основе переоценки прежних духовных ценностей и возникает философский роман Томаса Манна «Волшебная гора» (1924). Он представляет собой своеобразный синтез философского воспитательного романа XVIII в. с гуманистическим социально-психологическим романом XX в.

Ни в одном из своих предшествующих произведений писатель не изобразил с такой силой мир духовного и физического распада, как в этом романе.

 

В основу своего произведения Манн положил старинную легенду о рыцаре Тангейзере, который попал на волшебную гору богини Венеры и здесь был .околдован и душой и телом. Этот древнегерманский миф писатель переосмысляет ца новой исторической основе.

 

Следуя своему замыслу, Томас Манн создает символический образ волшебной горы, на которой «простая европейская душа» поддается опасным чарам различных современных антигуманистических, декадентских течений, пока удары грома первой мировой войны не пробуждают ее от оцепенения.

 

Легенду о волшебной горе писатель облекает в реалистическую оболочку повести о жизни больных туберкулезом в швейцарском высокогорном санатории.

 

За пределами частной драмы больных людей, за всей массой медицинских, почти клинических Деталей, жанровых картин стоит другая тема, философски обобщенная, тема моральной и физической деградации современного буржуазного общества эпохи империализма. >

 

Героем своей книги Манн избирает типичного немецкого интеллигента, происходящего из старинной торговой буржуазии. Вся жизнь Ганса Касторпа уподобляется работе хорошего автомата. Автоматически кончает он школу, автоматически проходит курс наук в высших школах Брауншвейга и Карлсруэ, без особого энтузиазма сдает выпускные экзамены и получает диплом инженера.

 

При всем своем уважении к труду, которое он впитал в себя с молоком’матери, Ганс Касторп не любил сам трудиться. Только болезнь, обострившая дух Касторпа, помогла ему освободиться от бездушного автоматизма и обрести интеллектуальную свободу.

 

Ганс Касторп случайно попадает в легочный санаторий. Он приезжает в горы, чтобы навестить своего больного туберкулезом двоюродного брата, но внезапно его начинает лихорадить, повышается температура, разреженный горный воздух, как объясняют врачи, ускоряет легочный процесс, который уже давно незаметно подтачивал его организм. Болезнь приковывает Касторпа к, санаторному режиму на целых семь лет, и только первые раскаты грома войны 1914 г. пробуждают его от волшебного сна, -и он покидает санаторий, отправившись добровольцем на фронт. В эпилоге романа он вместе с тысячами других молодых новобранцев исчезает во мраке фландрской ночи.

 

Образ героя в значительной мере символичен. Ганс Касторп, «европейская душа», становится носителем кризиса сознания.

Борьба Касторпа с чарами волшебной горы — это борьба буржуазной традиционности с чарами и соблазнами новой тревожной и смутной империалистической эпохи.

 

В романе эта борьба представлена идейным поединком двух друзей Ганса Касторпа — Сеттембрини и Нафты. В образе Лодовико Сеттембрини, внука знаменитого итальянского карбонария прошлого века, представлена гуманистическая культура, рационализм европейской буржуазной демократии, в образе воспитанника иезуитов Лео Нафты — современная антидемократическая, профашистская философия, проповедующая реакционное человеконенавистничество.

 

Сеттембрини и Нафта борются за душу Ганса Касторпа, и в огне сталкивающихся чужих мировоззрений мужает и закаляется его душа. Категорически отвергая человеконенавистническую реакционную философию Нафты, своими тезисами повторяющую философию Ницше, Касторп критически относится и к демагогическим рассуждениям «божественного сына Запада», как себя называет Сеттембрини, в сущности очень беспомощного человека.

 

Воспитательному процессу Касторпа в санатории «Берг-хоф» способствует его увлечение одной из обитательниц санатория — Клавдией Шоша. Ганс Касторп полюбил преданно и страстно эту странную русскую женщину с забавной французской фамилией, которую она носила по мужу. Клавдия Шоша резко выделялась из банальной среды буржуазных обитателей санатория, которые до конца оставались ограниченными мещанами и мелкими собственниками.

 

Если встреча с Клавдией Шоша приводит героя к познанию реальной жизни, то приснившийся ему в горах символический сон окончательно освобождает его от прежнего мистического страха перед смертью. Любовь сильнее смерти и ей противостоит. Жизнь надо любить, вдыхать полной грудью ее аромат, в этом и заключается смыбл истинного гуманизма.

 

Итак, Касторп приходит к полному перевороту в своих убеждениях, в своем мировоззрении. Но этот переворот лишь намечается, так как писатель не доводит до конца борьбу героя с различными проявлениями реакционной идеологии эпохи империализма. Это обстоятельство пагубно отразилось на реализме последних глав романа. Чем ближе к развязке, тем призрачней становится реальный фон, и на первый план выступают метафизика и мистика.

 

Это отразилось и на языке романа, на стилевых средствах, которые утрачивают прежнюю конкретность и приобретают вневременную, внепредметную окраску. Манн подбирает сложную иерархию эпитетов, идя от частного к общему.

 

Сам автор постоянно врывается в ход повествования, разрушая его мнимый объективизм страстной взволнованностью, авторскими отступлениями, риторическими вопросами и отве тами. Сурово и гневно обличает романист зверства войны, уничтожающей тысячи ни в чем не повинных людей. На фоне этого огромного исторического бедствия уже не играет существенной роли индивидуальная судьба одного человека.

 

Первое знакомство с отвратительными симптомами фашизма произошло у Томаса Манна в Италии в 20-х годах. Тягостное впечатление от этого знакомства нашло свое художественное отражение в новелле «Марио и волшебник» (1930). Ее центральная проблема — сопротивление фашизму.

 

В образе циничного, наглого гипнотизера, фокусника Чиполла, с большим искусством воссоздан социально-психологический тип фашиста, спекулирующего на темных инстинктах толпы, унижающего достоинство человека. В конце новеллы Чиполла убит пистолетным выстрелом. Он сражен рукой молодого Марио, простого человека из народа, отомстившего гнусному проходимцу за надругательство над ним, над его любовью к девушке. Уже тогда, в начале 30-х годов, Манн выражал веру в здоровые силы народа, который могут дать отпор нарастающему фашизму.

Иосиф и его братья

В атмосфере сгущающейся международной и немецкой реакции у писателя назревает потребность обратиться к истории, насытить прошлое гуманистическим содержанием. В середине 20-х годов он приходит к созданию монументального эпоса, в основу которого кладет библейский миф об Иосифе и его братьях. Работа над этой книгой, которая вылилась в тетралогию, заняла целых 16 лет. Первый роман—«История Иакова»—вышел в 1933 г., второй — «Молодой Иосиф» — в 1934 г., третий — «Иосиф в Египте» — в 1936 г. и четвертый—«Иосиф-кормилец» — в 1943 г.

 

Опираясь на древние мифы, Манн пытался раскрыть сущность человеческой истории как постоянной борьбы разума против стихийных инстинктов, как путь прогресса и развития гуманизма. Писатель заглядывает в отдаленное прошлое человечества. Он начинает свое повествование с легендарной истории о патриархе Иакове и открывает перед читателями широкую картину жизни скотоводческих племен, переживающих распад общинно-родового строя.

 

В центре тетралогии стоит образ Иосифа-гуманиста, человека, который ищет путь к высотам разума, к деятельности на благо народа. Образ Иосифа противоречив. Он остается одиноким гуманистом, который считает возможным преобразовать общество волей одного человека. Но его субъективные устремления направлены ко благу всего общества, и в этом заключается гуманистический пафос книги.

 

Тридцатые годы ознаменовались в жизни писателя резким расхождением между ним и реакционным фашистским государством.

10 февраля 1933 г., непосредственно после того как фашисты захватили власть в свои руки, Томас Манн читал в Веймаре перед чрезвычайно симпатизировавшей ему публикой свою статью «Страдания и величие Рихарда Вагнера», в которой он очищал наследие Вагнера от фашистских фальсификаций. Уже на следующий день Манн налегке, с небольшим чемоданом, отправился читать лекции в Амстердам, Брюссель, Париж, и с этого момента началась его эмиграция. В ноябре он переехал в Швейцарию, оттуда — в Чехословакию, откуда вынужден был бежать в США. Только после окончательного разгрома Третьего рейха возвратился Томас Манн, уже в преклонном возрасте, в Европу и побывал на своей родине.

Лотта в Веймаре

В годы эмиграции выходит роман «Лотта в Веймаре» (1939). Эта книга завершает многолетние раздумья Томаса Манна об историческом значении творчества Гёте, которые нашли свое отражение в статьях «Гёте как представитель бюргерской эпохй», «Гёте и Толстой», в этюде «О «Вертере».

 

«Лотта в Веймаре» написана в жанре романа-биографии, в традициях гётевской прозы, отсюда ее несколько старомодный стиль, напоминающий философские главы «Вильгельма Мейстера». Сюжетная канва заключается в одном эпизоде — приезде в Веймар Шарлотты Кестнер, урожденной Буфф, которая в молодости послужила Гёте прототипом для Лотты — героини романа «Вертер».

 

Оригинальность композиции заключается в том, что Лотта выступает и как героиня романа «Вертер», и как живой человек, героиня романа Т. Манна. В этом слиянии правды и вымысла заключается обаяние книги.

 

В то же время эту книгу можно с полным правом назвать историческим’романом, так как в ней с большой художественной правдивостью воссоздана атмосфера Германии эпохи наполеоновских войн. Сам Гёте почти не выступает в романе, он появляется только в двух эпизодах, но из бесед Шарлотты Кестнер с окружающими складывается удивительно яркий портрет позднего Гёте, гордого гения, чувствующего себя одиноким в филистерском мире, и в то же время осторожного и расчетливого человека. Эта объективная оценка объясняется тем, что Томас Манн все время остается в пределах исторической конкретности и рисует образ Гёте в строгом соответствий с его эпохой.

 

В то же время образ Гёте глубоко современен. Он резко критикует реакционную политическую атмосферу современной ему Германии, ненавистный ему дух прусской военщины, злобный шовинизм правящей клики.

 

Роман «Лотта в Веймаре» представляет большой интерес еще и тем, что в нем писатель впервые отказывается от идеализации бюргерской Германии XVIII в. Если в предыдущих работах он представлял Гёте как носителя света и разума, исходящих именно из этого общества, то теперь Гёте изображен в непримиримых противоречиях с немецкой буржуазией его времени.

 

В этом смысле «Лотта в Веймаре» — новый этап в творческом развитии Манна, этап, который нашел свое завершение в романе «Доктор Фаустус».

Признания авантюриста Феликса Круля

К жанру «небольших романов», как определял сам писатель свой роман «Лотта в Веймаре», относится и незаконченная книга «Признания авантюриста Феликса Круля». Удивительна ее судьба! Первые наброски относятся еще к 1911 г., затем писатель обращался к этой теме в различные периоды своего творческого пути: и в 1922 г., и в 1937 г., но всякий раз какие-то другие, казавшиеся автору более важными, работы отодвигали «Феликса Круля» на задний план. И все же, подготовляя незадолго до своей кончины полное собрание сочинений, Томас Манн включил в него этот роман.

 

В отличие от «Лотты в Веймаре», в которой речь идет о жизни великого человека, жизни, полной достоинства и громадного значения, здесь рассказывается о жизни человека совершенно обратного типа.

 

Роман построен как автобиография никому не известного мошенника; он уже с первых строк воспринимается как глубоко социальная картина жизни современного буржуазного общества. В самохарактеристике героя нет ни капли идеализации. Спокойно, бесстрастно, в несколько старомодной, утонченно-изысканной манере рассказывает Круль о своих похождениях. Написанный в традициях плутовского романа XVII в., роман Томаса Манна тем не менее очень современен, так как современны те социальные условия, в которых формируется характер его героя. Авантюризм Феликса Круля порожден самой природой капитализма, его аморализм логически вытекает из циничной сущности собственнического общества.

Доктор Фаустус

К итоговому произведению своей художественной деятельности Томас Манн пришёл в 1947 г. Это «Доктор Фаустус». Жизнь немецкого композитора, рассказанная его другом, — величайшее реалистическое произведение писателя, плод его многолетних раздумий.

 

В обширной статье «История доктора Фаустуса. Роман одного романа» (1949) Манн постепенно, шаг за шагом, вводит нас в свою творческую лабораторию. Он прямо заявляет, что восстанавливает «историю «Фаустуса» в нерасторжимой связи с натиском и сумятицей внешних событий, которая выпала ей в удел». Томас Манн дает в этой статье календарную хронику событий, которые составляют исторический фон романа.

Замысел романа, как об этом пишет сам автор, продиктован желанием «написать книгу о Германии, о ее прошлом и будущем». Манн неоднократно подчеркивает, что в его роман внесено много документального:, мемуары Игоря Стравинского, встречи и беседы с композитором Шенбергом, привнесение в биографию героя целого ряда моментов из жизни Ницше и многое другое. Следуя своей обычной композиционной манере, писатель создает два плана романа: реалистический и символический.

 

В романе передается трагическая история «грешного» музыканта, гениального композитора Адриана Леверкюна, осознавшего антигуманность своего искусства, оторванного от народа, опустошенного, несущего болезнь и смерть всем, кто к нему приобщится.

 

Поставив в центре романа трагедию музыканта, пришедшего к убеждению, что его музыка служит лишь извращенным эстетическим вкусам избранного меньшинства, писатель расширяет проблему кризиса музыки до пределов кризиса всего буржуазного искусства.

 

В романе настойчиво проходит противопоставление творчества Леверкюна музыке Бетховена. В момент своей наивысшей отчужденности от человека Леверкюн прокламирует полный v разрыв с гуманистической музыкой великого композитора. Композитор отрекается от Девятой симфонии, — оратория Леверкюна «Плач доктора Фаустуса» задумана как противопоставление ей. И если гениальное творение Бетховена пронизано пафосом жизнеутверждения и торжества свободы, то оратория Леверкюна заканчивается стенаниями Фаустуса, осужденного на вечные муки.

 

Так всеразрушающий скептицизм художника-одиночки приводит его на путь отчаяния и неверия в человека.

 

Чтобы придать трагической судьбе своего героя философский характер, Томас Манн вводит в реалистическую ткань романа старинную легенду о купле-продаже души. Так совершается переход в план символический. Адриан Леверкюн отождествляет себя с героем своей оратории доктором Фаусту-, сом, он мысленно перевоплощается в героя народной книги о Фаусте, который продал свою душу дьяволу. Леверкюн заключает сделку с чертом на целых двадцать четыре года «экстравагантного существования», после чего он должен погибнуть. В отличие от гётевского Фауста он не борется с чертом, а отдается ему без борьбы, так как, в сущности, еще до сделки предан ему всем своим существом.

 

Обращаясь к Фаусту Гёте, Манн одновременно противопоставляет ему (как и Бетховену) своего героя. Фауст полон оптимизма, светлой веры в торжество человеческого познания. Буржуазный герой Манна становится носителем упадка, пессимизм и отчаяние наполняют его искусство. 

Критика современного искусства с большим блеском проводится автором в так называемой беседе Леверкюна с чертом.

 

Сцена разговора Леверкюна с чертом оказывается плодом болезненных галлюцинаций, психического раздвоения личности, которое автор изображает с клинйческой точностью. Душа, которую «доктор Фаустус* продает воображаемому черту, — это современное буржуазное искусство, утонувшее в море холодного, бездушного техницизма и экспериментаторства. Такое искусство ничего не дает народу, ибо в нем нет души, оно не согрето теплом любящего сердца.

 

Манн прямо связывает эту сделку с чертом с «фашистским одурманиванием народа*.

 

Словно подчеркивая антигуманность такого искусства, черт обрекает Леверкюна на печальную, одинокую жизнь, из которой навсегда уйдет любовь. Всю свою жизнь Леверкюн приносит несчастье всем, кого он пытался полюбить, и сам в свою очередь находит в любви свою гибель. Единственный раз в своей жизни потянулся он к теплой женской ласке, но взамен получил страшную болезнь, которая принесла ему безумие и раннюю смерть. Он привязался к маленькому племяннику, но ребенок умирает от менингита, он сблизился с другом, но стал невольной причиной его трагической гибели. Одиночество, мучительная болезнь, безумие — таков тот дорогой выкуп, который он уплатил дьяволу.

 

Но, изображая кризис современного искусства, писатель выражает уверенность в том, что возможен и иной путь для искусства. Это будет прорыв в будущее, к человеку. Но этот прорыв можно будет осуществить только в иных общественных условиях. Томас Манн приходит к выводу, что только при социализме, который обеспечит людям лучшую жизнь, справедливость в распределении жизненных благ, возможно появление подлинно человеческого искусства, несущего человечеству радость бытия.

 

Жизнеописание грешного музыканта Адриана Леверкюна ведется от лица друга его юности, профессора философии Се-ренуса Цейтблома. Начало жизнеописания датировано 27 мая 1943 г., т. е. именно тем днем, когда Томас Манн приступил к работе над «Доктором Фаустусом». Это далеко не случайное хронологическое совпадение позволяет в значительной степени отождествить образ рассказчика с личностью самого писателя.     

Повествуя о жизни своего гениального друга, Цейтблом последовательно проводит читателя через все важнейшие этапы исторического развития Германии XX в., остановившись на пороге разгрома гитлеризма. Таким образом, художественное развитие Леверкюна не только органически связано с развитием искусства эпохи империализма, но и со всеобщими историческими процессами. Из тиши своего ма ленького кабинета в провинциальном городке на Изааре профессор Цейтблом неустанно, тревожно следит за тем, как рушится колосс на глиняных ногах. На поверку выявляется, что обманчива даже тишина кабинета: ученый трудится под оглушительный треск барабанов военных маршей, извергающихся из радиорепродуктора. Варварская какофония звуков прерывается радостным визгом по поводу бомбардировки Одессы и потопления пассажирских пароходов Англии и Бразилии, приказом фюрера «стоять насмерть на Днепре».

 

Цейтблом не разделяет хмельного восторга фашистов. С удивительной тонкостью рисует автор эволюцию мировоззрения Цейтблома. Тихий и скромный человек, отличный семьянин, ученый с академической складкой, он считал себя наследником культуры немецких гуманистов. За несогласие с рейхом в вопросах расистской политики он был отстранен от преподавания в университете. Его сыновья, усердно служившие фюреру на гражданском и военном поприще, избегали встречаться с крамольным отцом, и вокруг Цейтблома образовалась пустота. Эту пустоту он заполняет работой над книгой, которую даже не надеется опубликовать в условиях гитлеровской Германии.

 

Страницы жизни Адриана Леверкюна Цейтблом перемежает публицистическими отступлениями, в которых передает хронику военных событий и свои горестные комментарии по этому поводу. Чем ближе катастрофа, ожидающая Германию, тем более гневными становятся обличения старого ученого. Если в начале второй мировой войны он еще не разбирался в ее сущности и даже гордился фронтовыми успехами немецкой армии, то теперь перед ним разверзлась бездна падения, куда фашистские варвары завели его народ; он не может сдержать чувства удовлетворения, что вот-вот произойдет «круговая атака миллионов превосходно оснащенных солдат на нашу европейскую твердыню, или лучше сказать — на нашу тюрьму, или лучше сказать — на наш сумасшедший дом».

 

Устами рассказчика, профессора Цейтблома, Томас Манн выносит суровый приговор тем своим соотечественникам, которые ныне понесли расплату за «хмель, которым жадно упивались долгие годы обманчивого кутежа»; за все это ныне надо платить отчаянием и страхом, предсказанными уже задолго до этого Леверкюном в его оратории.

 

Так Цейтблом, летописец-хроникер, становится, помимо своей воли, судьей и над своим другом, и над всей эпохой. Трагическая судьба Адриана 4 Леверкюна и его творчества совпадает с трагическими судьбами немецкого народа. Рассказ о художнике, предавшем забвению свой долг перед народом, превратился в глубокое философское произведение, полное страстных раздумий по поводу прошлого и настоящего Германии.

Томас Манн — борец против фашизма

На протяжении всего своего жизненного пути Томас Манн сохранял верность лучшим традициям мировой культуры, традициям немецкой гуманистической литературы. Его высокая принципиальность навлекла на него звериную ненависть реакционных кругов.

 

После того как Томас Манн покинул Германию, он был лишен прав немецкого гражданства, его квартира в Мюнхене была разграблена, книги сожжены, рукописи уничтожены. Философский факультет в Бонне лишил его звания почетного доктора философских наук. Все эти испытания в личной и общественной жизни закалили волю писателя, укрепили его мужество в борьбе с врагами всего прогрессивного человечества.

 

Ненависть к фашистам, боль за поругание духовных ценностей немецкого народа наполняют публицистику Томаса Манна 30—40-х годов. В открытом письме на имя редактора «Новой Цюрихской газеты», пресмыкавшейся перед национал-социалистами, Манн в резких словах характеризует духовный облик столпов Третьего рейха, враждебных по самой сути своей человеческой культуре. Он показал настоящие истоки расистской ненависти, «переходящей в разрушительное отчуждение страны Гёте от всего мира».

 

Какой же выход предлагает писатель? Он призывает демократию к обновлению, противопоставляет фашистскому мракобесию гуманизм, но гуманизм обновленный, действенный; обновление буржуазного гуманизма Томас Манн видит в его связи с социалистическими идеями. Отныне для писателя существуют два полюса: на одном — социалистическая культура, на другом — кровавая война, грубое насилие» вырождение культуры всего человечества.

 

Взоры писателя устремляются на Восток. Опорой обновленного гуманизма должна стать Россия. В Советском Союзе Томас Манн увидел единственную способную силу, которая может противостоять фашизму.

 

22 июня 1941 г. Томас Манн послал нам телеграмму, в которой выражал надежду дожить до того дня, когда народы обнимут друг друга, когда начнется новая жизнь.

 

В ряде публицистических статей, в серии радиопередач,, которые писатель составлял для Германии в течение 1940— 1945 гг., он выступал как политический деятель-антифашист.

 

www.winstein.org

Список книг и других произведений Томас Манн (Thomas Mann) Сортировка manga.sort.type.short.year

Томас Манн — немецкий писатель, эссеист, мастер эпического романа, лауреат Нобелевской премии по литературе (1929), брат Генриха Манна, отец Клауса Манна, Голо Манна и Эрики Манн. 

Томас, самый знаменитый представитель своего семейства, богатого известными писателями, родился 6 июня 1875 года в семье состоятельного любекского купца Томаса Иоганна Генриха Манна, занимавшего должность городского сенатора. Мать Томаса, Юлия Манн, урождённая да Сильва-Брунс, происходила из семьи с бразильскими корнями. Семья Манн была довольно многочисленной. У Томаса было два брата и две сестры: старший брат Генрих (1871-1950), младший брат Виктор (1890-1949) и две сестры — Юлия (1877-1927) и Карла (1881-1910). 

Семья Манн была зажиточной, а детство Томаса было беззаботным и почти безоблачным. В 1891 году умирает от рака отец Томаса. Согласно его завещанию продаётся фирма семьи и дом Маннов в Любеке. Детям и жене пришлось довольствоваться процентами от вырученной суммы денег. Семья переехала в Мюнхен, где Томас прожил (с небольшими перерывами) до 1933 года. В середине 1890-х Томас и Генрих на время уехали в Италию. Однако ещё в Любеке Томас начал проявлять себя на литературном поприще в качестве создателя и автора литературно-философского журнала «Весенняя гроза», а в дальнейшем писал статьи для издаваемого его братом Генрихом журнала «XX век». 

По возвращении из Италии Томас недолго (1898-1899) проработал редактором популярного немецкого сатирического журнала «Симплициссимус», прошёл годовую армейскую службу и опубликовал первые новеллы. 

Однако известность к Томасу Манну приходит тогда, когда в 1901 году выходит его первый роман, «Будденброки». В этом романе, за основу которого была взята история его собственного рода, Томас описывает историю упадка и вырождения купеческой династии из Любека. Каждое новое поколение этой семьи всё менее и менее способно продолжать дело своих отцов в силу отсутствия присущих им бюргерских качеств, как то: бережливость, усердие и обязательность — и всё больше и больше уходит от реального мира в религию, философию, музыку, пороки, роскошь и разврат. Итогом этого становится не только постепенная утрата интереса к коммерции и престижу рода Будденброкков, но и утрата смысла жизни, воли к жизни, оборачивающаяся нелепыми и трагическими смертями последних представителей этого рода. 

Вслед за «Будденброкками» последовало издание не менее успешного сборника новелл под названием «Тристан», лучшей из которых была новелла «Тонио Крёгер». Главный герой этой новеллы отрекается от любви как от того, что приносит ему боль, и посвящает себя искусству, однако встретив случайно Ганса Гансена и Ингеборг Хольм — двух разнополых объектов своих неразделенных чувст — он снова переживает то самое смятение, которое когда-то охватывало его при взгляде на них. 

В 1905 году Томас женится на профессорской дочери Кате Прингсхайм. От этого брака у них появилось шестеро детей, трое из которых — Клаус, Голо и Эрика — проявили себя впоследствии на литературном поприще. Согласно свидетельству Голо Манна, еврейское происхождение матери тщательно скрывалось от детей. Брак поспособствовал вхождению Томаса в круги крупной буржуазии, и это во многом укрепляло его политический консерватизм, который до поры до времени не проявлялся на публике. 

В 1911 году на свет появляется новелла «Смерть в Венеции» — о вожделении пожилого мюнхенского писателя Густава Ашенбаха, отправившегося на отдых в Венецию, к увиденному там неизвестному мальчику по имени Тадзио, оканчивающийся смертью художника в Венеции. 

В годы Первой мировой войны Томас Манн выступал в её поддержку, а также против пацифизма и общественных реформ, свидетельством чего стали его статьи, вошедшие впоследствии в сборник «Размышления аполитичного». Эта позиция приводит к разрыву с братом Генрихом, имевшим противоположные взгляды. Примирение между братьями наступило лишь тогда, когда после убийства националистами министра иностранных дел Веймарской республики Вальтера Ратенау 

Томас пересмотрел свои взгляды и стал выступать за демократию и даже социализм. В 1924 году выходит новое после «Будденброкков» крупное и успешное произведение Томаса Манна — «Волшебная гора». Главный герой — молодой инженер Ганс Касторп — приезжает на три недели навестить своего больного туберкулёзом двоюродного брата Иоахима Цимсена и сам становится пациентом этого санатория, где проводит семь лет духовного ученичества и созревания. 

В 1933 году Томас Манн вместе с семьёй эмигрирует из нацистской Германии и поселяется в Цюрихе. В том же году выходит первый том его романа-тетралогии «Иосиф и его братья», где он по-своему интерпретирует историю библейского Иосифа. В 1936 году после безуспешных попыток уговорить Томаса вернуться в Германию, нацистские власти лишают его и его семью немецкого гражданства, и он становится подданным Чехословакии, а в 1938 году уезжает в США, где зарабатывает на жизнь преподаванием в Принстонском университете. 

В 1939 году выходит роман «Лотта в Веймаре», описывающий взаимоотношения постаревшего Иоганна Вольфганга Гёте и его юношеской любви Шарлотты Кестнер, ставшей прототипом героини «Страданий юного Вертера», встретившейся с поэтом снова спустя много лет. 

В 1942 году Томас переезжает в Пасифик-Палисейдз и ведёт антифашистские передачи для немецких радиослушателей. В 1947 году появляется на свет его роман «Доктор Фаустус», главный герой которого во многом повторяет путь Фауста, несмотря на то, что действие романа происходит в XX веке. Нет двух Германий, доброй и злой… Злая Германия — это и есть добрая, пошедшая по ложному пути, попавшая в беду, погрязшая в преступлениях и стоящая теперь перед катастрофой. Вот почему для человека, родившегося немцем, невозможно начисто отречься от злой Германии, отягощённой исторической виной, и заявить: «Я — добрая, благородная, справедливая Германия; смотрите, на мне белоснежное платье. А злую я отдаю вам на растерзание». 

После Второй мировой войны ситуация в США принимает всё менее благоприятный для Томаса Манна характер: писателя начинают обвинять в пособничестве СССР. В июне 1952 года семья Томаса возвращается в Швейцарию. Несмотря на нежелание переселяться в расколотую страну насовсем, он тем не менее охотно бывает в Германии (в 1949 году в рамках празднования юбилея Гёте ему удаётся побывать и в ФРГ, и в ГДР). 

В последние годы жизни он активно публикуется: в 1951 году появляется роман «Избранник», в 1954 году — последняя его новелла «Чёрный лебедь». И тогда же Томас продолжает работать над начатым ещё до Первой мировой романом «Признания авантюриста Феликса Круля» — о современном Дориане Грее, который, обладая талантом, умом и красотой, предпочёл стать мошенником и с помощью своих афер начал стремительно подниматься по общественной лестнице, теряя человеческий облик и превращаясь в чудовище. Томас Манн скончался 12 августа 1955 года в Цюрихе от атеросклероза. 

librebook.me

Отправить ответ

avatar
  Подписаться  
Уведомление о