Страны завоеванные гитлером – Почему Гитлер смог легко завоевать многие европейские страны в начале Второй мировой войны?

Гитлер завоевал Европу быстрее, чем пару кварталов в Сталинграде

В этом году мы будем отмечать 70-летний юбилей Победы Советского Союза во Второй мировой войне. Поэтому в День защитника Отечества стоит еще раз напомнить, с кем сражался русский солдат и где в это время были защитники других отечеств.

Так получается, что многим европейским странам логичнее было бы 9 Мая отмечать не День Победы во Второй мировой войне, а вспоминать свою постыдную капитуляцию. Ведь почти вся континентальная Европа к 1941 году так или иначе вошла в Третий рейх. Из существовавших к июню 1941 года двух с лишним десятков европейских стран девять — Испания, Италия, Финляндия, Дания, Норвегия, Венгрия, Румыния, Словакия и Хорватия — совместно с Германией и Австрией вступили в войну против СССР.

Голландцы приветствуют немецких оккупантов

Остальные тоже недолго сопротивлялись врагу:
Монако — 1 день, Люксембург — 1 день, Нидерланды — 6 дней, Бельгия — 8 дней, Югославия — 12 дней, Греция — 24 дня, Польша — 36 дней, Франция — 43 дня, а потом фактически присоединились к агрессору и работали на его промышленность.
Даже якобы нейтральные страны — Швейцария и Швеция не остались в стороне. Они предоставляли фашистской Германии право свободного транзита через свою территорию военных грузов, а также получали огромные доходы от торговли. Товарооборот «нейтральной» Португалии с нацистами был настолько успешным, что в мае 1945 года она объявила трехдневный траур в связи с кончиной Гитлера.
Но и это не все.
— Национальную принадлежность всех тех, кто погибал в сражениях на русском фронте, установить трудно или даже невозможно. А вот состав военнослужащих, взятых в плен нашей армией в ходе войны, известен. Немцы и австрийцы — 2 546 242 человека; 766 901 человек принадлежали к другим объявившим нам войну нациям: венграм, румынам, итальянцам, финнам и прочим, но еще 464 147 военнопленных — это французы, бельгийцы, чехи и представители других вроде бы не воевавших с нами европейских государств, — приводит страшные цифры предательства историк Вадим Кожинов. — И пока эта многонациональная армия одерживала победы на русском фронте, Европа была, в общем и целом, на стороне Третьего рейха.

Француженки пляшут в парижском кабаке перед фашистской сволочью

Именно поэтому, по воспоминаниям участников, во время подписания акта о капитуляции Германии 8 мая 1945 года глава немецкой делегации фельдмаршал Кейтель, увидев среди присутствовавших на церемонии лиц во французской военной форме, не смог сдержать удивления: «Как?! И эти тоже нас победили, что ли?!»
Интересно, что фельдмаршал сказал бы сегодня европейцам, призывающим отметить День Победы без участия России. Наверное, напомнил бы, что вермахт завоевал их страны быстрее, чем пару домов Сталинграда.

Русские умирают, но не сдаются. Фото: yaplakal.com

www.eg.ru

Как Гитлер покорял Европу. Захватывающие подробности того, чего не было у нас: matveychev_oleg

 

Путь к осуществлению своих планов по завоеванию мира лежал через особую стратегию, называемую «блицкриг», молниеносная война. Гитлер извлек все уроки из Первой мировой войны, в которой он участвовал и которую Германия проиграла. Эта война велась по правилам классического военного искусства, а немецкий Генштаб был лучшим штабом, который умел разрабатывать военные операции. Недаром, воюя со всей Европой, Германия сопротивлялась столь долго. Тем не менее, та война была классической, это была война армий, а не мирного населения, она состояла из наступлений, стычек, а еще больше из позиционных боев и маневров. Недаром, в ней все увязли, войска гибли со всех сторон бессмысленно и не достигая каких-то серьезных успехов. Символом той войны была «верденская мясорубка» в которой сошлись две армии и в продолжительных боях погибло более миллиона человек с обеих сторон.

Что же случилось в короткий исторический промежуток в 20 лет, что Германия, которая недавно понесла поражение, не только восстановилась, но и смогла  мгновенно подчинить себе всю Европу практически без всякого сопротивления? Более того, Гитлер пришел к власти вообще за 7 лет до покорения им Европы. Да, в короткий срок Германия вооружилась современной техникой…. Но ведь и европейские страны не дремали, они тоже модернизировались….

 На самом деле, главное же было в новой стратегии войны: теперь в войне участвовали не армии, а все население, Гитлер выбрал стратегию непрямых действий, он стремился разрушить коммуникации противника, их связи, систему командования, он стремился парализовать дух и волю не только армий, но и правительств и народов покоряемых стран. Гитлер понимал, как никто до него: на войне все решает дух. Немецкая дипломатия все время дезинформировала противников, ссорила их и не давала возможности вступить в союз, всем Гитлер обещал поддержку, и все думали, что они обманывают других, тогда как Гитлер обманывал всех. Немецкая пропаганда воздействовала на СМИ Европы и постоянно внушала ужас перед немецкой армией, были проведены показательные акции устрашения, как, например, бомбежка Герники. Страны Европы кишели немецкими шпионами, которые готовы были сразу же начать диверсии на железных дорогах, мостах и других стратегических объектах. Бесконечные агенты влияния и паникеры распускали ложные слухи и сеяли хаос и панику. Когда немецкие танки вторгались, вся эта огромная машина приходила в движение, и люди в ужасе бежали, бросая все. Атака осуществлялась всегда внезапно, в неожиданном месте и армии не успевали среагировать, когда все уже было кончено, сами народы и сами правительства, по сути, капитулировали.

 Ниже последует довольно длинная выдержка из книги Максима Калашникова «Вторжение из будущего». Однако, если учесть, что в этой выдержке коротко описано покорение Гитлером всей Европы, то фрагмент нельзя счесть очень большим:

«Польская армия считалась сильнее русской — ведь поляки одержали верх в войне 1920 года, поэтому Англия и Франция предпочитали иметь в союзниках не Россию, а Польшу.. Поляки, со своей стороны, были уверены, что выдержат удар немцев: французы обещали им, что на 15-й день войны перейдут в генеральное наступление на западном фронте…..

 Новое оружие начало действовать — это было настолько неожиданно, что немцы сами удивлялись своим успехам. 600 танков 16 танкового корпуса с ходу прорвали польскую оборону и, пройдя за 8 дней 240 километров, подошли к Варшаве; корпус Гудериана за две недели преодолел 700 километров и достиг Бреста. 16 сентября польское правительство бежало в Румынию; окруженные в нескольких «котлах» 700 тысяч польских солдат положили оружие. «Успехи войск баснословны», — писал начальник германского генштаба генерал Гальдер. Потери германской армии были минимальными — 8 тысяч человек.

Многие историки и политики обвиняли Францию в том, что она не оказала помощи Польше — но в действительности, французская армия просто не успела этого сделать; новое оружие разрушило все планы.…. В польской кампании появилось великолепное дополнение к формуле «ВВС + спецназ + пропаганда + «пятая колонна» + террор» — интегральная танково-механизированная стратегия Гейнца Гудериана.

Уже в апреле 1940 года в Париже издается книга «Немецкое вторжение в Польшу», которая сеет ужас перед действием пятой колонны Гитлера…. Западные газеты сообщали о тысячах немецких шпионов, помогавших наступающим дивизиям Гитлера. И, конечно, дикий ужас перед немцами нагоняли газетные фотографии и кадры кинохроники, развертывавшие картины жестоких авиационных бомбежек Варшавы. Заметим: именно яростные налеты на Варшаву окончательно сломили волю высшего руководства Польши, которое в панике бежало из страны.

Польская кампания во всем блеске показала, чего могут добиться отряды особого назначения. …. «Метод глобального ведения войны с использованием переодетых в чужую форму войск, разработанный Канарисом, призван играть в будущем гораздо более значительную роль, чем до сих пор». (Цитируем по книге Д.Мельникова и Л.Черной «Двуликий адмирал» — Москва, Издательство политической литературы, 1965 г., с. 61-62).

С Данией Гитлер покончил всего за день… Итак, ранним утром 9 апреля 1940 года копенгагенцы проснулись от того, что над крышами их домов с ревом носились немецкие самолеты. Выбежав на улицы, датчане узрели на главных перекрестках солдат в незнакомой форме. В девять утра государственная радиостанция в Дании передала сообщение немецкого командующего генерала фон Каупиша — все, господа, страна занята нами, чтобы предупредить вторжение англичан. Так что сохраняйте спокойствие, подчиняйтесь нам и занимайтесь обычными делами. Следом диктор зачитал обращение короля Христиана. Страна оказалась занятой всего за час. Немцы шутя растоптали пакт о ненападении, и их войска, как по волшебству, оказались в ключевых точках страны ранним утром 9 апреля.

Как? Поползли дикие слухи. Лондонская «Таймс» 11 апреля 1940 года сообщала о том, что немцы скрывались в трюмах морских судов, вошедших в порт Копенгагена накануне, что немцы спрятались в железнодорожном пароме, курсирующем между Данией и Германией. Жившие в Копенгагене немцы с удовольствием служили проводниками частей Гитлера, показывая им кратчайшие пути к датским министерствам, радио, почте, телеграфу, узлам управления железными дорогами. Опять заговорили о страшной, вездесущей и всемогущей «пятой колонне» Гитлера.

Когда в 4 часа утра 9 апреля немецкие части начали вторжение, впереди них уже действовало небольшой отряд спецназа. Он просочился через границу еще накануне, в ночь на 8 апреля, чтобы предотвратить взрыв важных мостов. Но оказалось, что беспечные датчане их минировать даже не думали. Успешно дебютировали головорезы из «Бранденбурга» — его взвод, переодетый в форму датских солдат, захватил мост через пролив Бельт. «Бранденбуржцы» вместе с людьми из военной организации абвера «Норвегия» оперативно взяли стратегические объекты в приграничной полосе. Немецкие сухопутные войска молниеносно рванули через южную границу Дании, вступая в провинцию Северный Шлезвиг, где жили тридцать тысяч немцев. А захват самого Копенгагена? Это же цирк! Нужно было занять ключевые точки датской столицы очень быстро, в зародыше подавив всякую мысль о сопротивлении. Для этого гитлеровцы решили ввести в порт Копенгагена пассажирское судно «Ганзештадт Данциг» с батальоном солдат на борту и с ходу захватить городскую цитадель, господствующую над гаванью, дабы мигом превратить ее в командный пункт для действий десанта, заодно захватив и городскую радиостанцию — не только для того, чтобы держать связь с Берлином и войсками, но и для психологического подавления датчан. Вот так, всего за несколько часов, ценой всего 20 убитых немцев, «Страна данов» потеряла свою независимость и превратилась в часть империи Гитлера. До самого падения Третьего рейха в мае 1945-го датчане исправно подчинялись немецким завоевателям и снабжали их продовольствием.

Перед вторжением в Норвегию Гитлер заимел в ней своего «троянского коня» — верного себе властолюбца, готового лечь под немцев ради обретения власти над страной. Честолюбца и мерзавца, обладающего своей сетью сторонников и боевиков. То был Видкун Квислинг.… Ранее утро 9 апреля в Осло началось с воя сирен противовоздушной обороны. Люди с тревогой узнали о боях в Осло-Фьорде и о том, что стрельба идет на двух столичных аэродромах — Форнебю и Кьеллере. С ужасом люди увидели хищные силуэты немецких бомбардировщиков, которые носились на бреющем полете прямо над крышами домов. Немцы не сбрасывали бомбы, а палили для острастки из пулеметов. Ужас, наводимый Люфтваффе, сработал и здесь. В памяти людей сразу же всплыли картины горящей Варшавы. Около 10 утра радио передало: всем жителям Осло лучше покинуть город. И началась дикая паника.

«… У входов в метро дрались обезумевшие люди, стараясь поскорее укрыться в подземных туннелях. Некоторые пытались спрятаться в подъездах домов, кое-кто бежал к дворцовому парку. Часть населения бежала или пыталась убежать из города; люди катили перед собой детские коляски, забирались на грузовики, брали приступом железнодорожные станции, где весь свободный подвижной состав забился до отказа. Поезда отправлялись в сельские районы». («Ньюве роттердамише курант», 14 апреля 1940 г.) Все были вне себя от страха, уныния и сомнений. Бегущие в шоке и трепете горожане парализовали транспорт, забили дороги, и уже при всем желании невозможно было перебросить норвежские части для боев за город. В это же самое время, пользуясь всеобщей неразберихой в Норвегии, гитлеровцы захватывают аэродромы близ Осло. Тогда же подоспел и быстро соображающий Квислинг. Пользуясь всеобщей суматохой в Осло, он совершил государственный переворот.

Возникло множество слухов. Люди пытались дать хотя бы частичное объяснение чудодейственному успеху немецких десантных операций и последующих действий немецких войск. Норвежцы говорили друг другу, что во всем случившемся немалую роль сыграл саботаж. Были использованы письменные и телефонные ложные приказы, по получении которых норвежские войска преждевременно и вопреки обстановке прекратили сопротивление. Провода, идущие от берега к минным полям, преграждавшим вход в Осло-фьорд, оказались перерезанными.

По свидетельству де Йонга, огромную роль в раздувании шпионско-заговорщических страстей сыграла статья корреспондента «Чикаго дейли ньюс» Леленда Стоува, который, выбравшись из Норвегии в Стокгольм, на весь мир раструбил о том, что немцы создали внутри страны огромного Троянского коня, используя подкупы, тайных агентов и изменников в правительственном аппарате и военно-морском флоте Норвегии. Статью Стоува перепечатывала мировая пресса. 17 апреля 1940 года лондонская «Таймс» опубликовала рассказ англичанина, ставшего свидетелем падения Бергена. И тут передавался слух о том, что войска Гитлера прибыли в порт скрытно, в трюмах грузовых судов.

Гитлеру, который замыслил сокрушить одним решительным ударом Францию и вывести из войны Британию, было жизненно важно покорить Голландию.. Отличием голландской операции от предыдущих как раз и стало большее участие отрядов специального назначения. Именно это сыграло затем и совершенно неожиданную роль — психического подавления голландцев. Спецназовцев же для действий в Нидерландах было у Гитлера не так уж и много — всего около тысячи человек. 10 мая 1940 года началась немецкая наступательная операция…. Дерзкие и далеко не всегда удачные действия диверсионных групп немцев, тем не менее, вызвали к жизни потрясающий «побочный эффект». Именно после их акций всю Голландию поразили дикие слухи о тысячах немецких спецназовцев, которые, переодевшись в голландские мундиры или штатское платье, кишмя кишат по всей стране, сея смерть, смятение и разрушения. Мол, они маскируются даже под крестьян и священников!

Страх перекинулся на весь мир, плодя слухи один другого нелепее. Мексиканская газета «Эстампа» за 29 июля 1940 года опубликовала страшную историю о том, что немцы, организовав в Восточной Голландии колонию нудистов, превратили ее в диверсионный отряд, который утром 10 мая облачился в военную форму и с налету брал мосты с аэродромами… Каким образом немецким десантникам у мостов удалось продержаться до подхода настоящих подкреплений? Ведь они два дня дрались в полном окружении, и превосходящие силы голландской армии должны были их смять и раздавить. Разгадка — в психологии. Командование голландской армии к тому времени было попросту сбито с толку и тряслось от ужаса. Вместо того, чтобы отбивать мосты, голландские военные обыскивали сотни домов, обращая особое внимание на те, в которых жили члены голландской нацистской партии. Они спускались в подвалы и забирались на чердаки, задерживая подозрительных людей. Но они не задержали ни одного человека с оружием в руках! Немцы поступили умело: они поняли, что выброски десантов вызывают панику, и потому даже необязательно организовать шквал тревожных сигналов самим — звонить и приходить будут сами местные перепуганные обыватели. Чтобы усилить панику, гитлеровцы прибегли к хитрости — у Дордрехта, скажем, они сбросили на парашютах не десантников, а чучела, отвлекая силы голландцев на эту приманку и подхлестывая страх. Их самолеты сбрасывали особые устройства-трещотки, которые имитировали стрельбу. И это тоже порождало общее смятение — голландцам казалось, будто стреляют везде. Им мерещились тысячи агентов немецкой разведки и «пятой колонны» из местных предателей, которые палят в спину войскам.

И вот тут-то и вспыхнула паника, принесшая немцам победу! Дело в том, что у голландцев был корпус гражданской обороны — МЧС по-теперешнему. Наблюдатели из корпуса гражданской обороны, следившие за небом, не имели особых радиопередатчиков и поддерживали связь с обычными коммерческими радиостанциями, вещавшими на население. Эти радиостанции во всеуслышание транслировали предупреждения наблюдателей. Голландские обыватели в ужасе слышали о том, что в воздухе свободно кружатся немецкие самолеты, движутся туда и сюда, сбрасывают парашютистов. Одна паническая новость сменялась другой. Радио сыграло ту же роль, что сегодня — телевидение и Интернет. Смятение лесным пожаром покатилось по стране. Паника парализовала волю голландцев и способность не то, что решительно действовать — а даже здраво соображать. Прилипшие к приемникам голландцы слышали истерические сообщения о страшных немецких самолетах, вьющихся над их головами то здесь, то там. Среди голландцев моментально возникла мания — во всех стали видеть переодетых немецких шпионов и саботажников. Мол, парашютисты переодеты в фермеров, полицейских, почтальонов, шоферов и священников.

Слухи о том, что немцы сплошь да рядом переодеваются в голландскую военную форму, побудили некоторые голландские части к «гениальному шагу»: они сняли с себя знаки различия. Мол, перехитрим этим немцев — и по отсутствию знаков различия отличим своих от врагов. Однако другие части, которые не сняли знаков различия, стали принимать «замаскировавшихся» за немцев и принялись палить по ним. Порядок удалось восстановить только на четвертый день войны, когда войска попросту вывели из столицы.

Будучи уверенными в том, что в Гааге — полно сообщников Гитлера в гражданской одежде и в мундирах голландского образца, власти и военные донельзя ужесточили меры предосторожности. Голландские офицеры потом жаловались на то, что в них стреляют свои же, что местные жители, вооружившись пистолетами, норовят их задерживать. Шпиономания парализовала столицу страны. Стремительно разлетались слухи о том, что в руководстве Голландии засели предатели….Потом разнесся дикий слух о том, будто вода в водопроводе отравлена. Власти по радио пытались опровергнуть его, но добились прямо противоположного успеха..

И по стране покатилась волна самочинных арестов. Солдаты, сержанты, лейтенанты и бургомистры — все они сочли себя вправе арестовывать всяких разных. Только в районе Амстердама, где первоначально планировалось согнать в лагерь для интернированных 800 душ, арестовали шесть тысяч! А если учесть такие же аресты и в других городах страны, то картина социальной агонии Голландии — налицо. Никто не знает, сколько вот так самочинно задержанных оказалось расстрелянными солдатами-конвоирами без суда и следствия. Добропорядочное голландское общество за какие-то пару дней превратилось в сумасшедший дом, набитый ополоумевшими от ужаса, зараженными всеобщей подозрительностью, невменяемыми «пациентами». «В первый же день распространился слух о том, что правительство сбежало. Говорили, что наиболее видные общественные деятели убиты и что немцы высадились на побережье Северного моря… Трудно назвать хоть одного голландского военачальника, которого, согласно слухам, не убивали бы по крайней мере один раз. Дороги, по которым намеревались передвигаться голландские войска, оказывались якобы зараженными отравляющими веществами. Найденный шоколад рекомендовалось немедленно уничтожать, так как он наверняка отравлен. В наших ручных гранатах будто бы оказывался песок вместо пороха, а долговременные укрепления рушились при первом же выстреле из-за плохого качества бетона».

Кое-где советовали осматривать все женские сумки, так как в них могли оказаться ручные гранаты. Рекомендовали также высматривать немецких солдат, одетых в голландскую форму. Советовали немедленно обстреливать автомобили с определенным номерным знаком. «В конечном счете, вы уже не знали, чему можно верить». 12 мая 1940 года в Амстердаме распространился слух, будто выведены из строя сирены для предупреждения населения о налетах авиации противника. Один из голландских беженцев писал после прибытия в Англию: «Я как сейчас вижу перед собой человека, бегущего по улице и выкрикивающего эту тревожную весть. «Откуда вы об этом узнали?» — спросили у него. «Это предупреждение полицейского управления! Сообщайте другим!» Распространение данного слуха является наглядным примером организованной работы пятой колонны. Слух был пущен почти одновременно в разных концах Амстердама и распространился со сверхъестественной быстротой. Конечно, он оказался совершенно необоснованным, но успел разлагающе повлиять на моральный дух населения».

Послевоенные расследования показали, что парашютисты немцев не сбрасывались нигде, кроме районов Мурдейка, Дордрехта и Роттердама и трех аэродромов близ Гааги. По одной простой причине: ВДВ Гитлера были просто малочисленны. Не нашли и никаких подтверждений страшным слухам о стрельбе неизвестных людей по голландским войскам в городах. Полной чушью оказались и слухи об отравлении воды и продовольствия, о таинственных световых сигналах и условных знаках. Немцы поразили Голландию прежде всего не парашютными десантами и не танками, не налетами бомбардировщиков и артиллерийскими обстрелами — они убили ее волной умело поднятого страха. Способность здраво рассуждать отключилась — и вот в момент, когда немецкие танки и мотопехота прут на Голландию с востока, голландские войска лихорадочно перебрасываются к Гааге и Роттердаму, для борьбы с несуществующим восстанием нацистских боевиков! Скорость, с которым рухнуло и раскололось общество в демократической Голландии, поразительна.

Голландия пала всего за пять дней, доставшись завоевателям с целыми-невредимыми паровозами, железными дорогами, заводами, электростанциями, плотинами и каналами. Для ее сокрушения не пришлось уничтожать жестокими бомбардировками всю техносферу и инфраструктуру….

Бельгийский случай — это особая глава триллер-войны. С самого начала немцы в один только день 10 мая 1940 года смогли одержать совершенно реальную — и при этом на сто процентов фантастическую! — военную победу. Именно она стала тем самым шоком, который поверг бельгийцев в сильнейший трепет. И этой победой немцев стало молниеносное падение самой сильной бельгийской крепости, ключа ко всей стране — твердыни Эбен-Эмаэль. Немцы взяли ее десантом с планеров! Они свершили чудо, и это поразило сознание их неприятеля.

Стремительное падение Эбен-Эмаэля и всей системы укреплений на границе вызвало панику в Бельгии. Ведь никто не знал, как немцы добились такого мгновенного успеха. Массы бельгийцев были уверены в том, что в верхах их страны — измена. А как иначе как объяснить взятие неприступной твердыни, падение всей системы укреплений на границе и успешный переход немецких частей через канал Альберта? Впрочем, другое объяснение нашлось тотчас же. Уже 10 мая по Брюсселю полетели ужасные слухи о том, что гарнизоны бельгийских укреплений оказались уничтоженными страшным секретным оружием Гитлера — отравляющими газами и некими «лучами смерти». Ничего этого и в помине не было. Власти только подстегнули этот психоз. 10 мая министр обороны Бельгии выступил по радио и призвал граждан сообщать военным властям обо всех подозрительных личностях, замеченных близ укреплений и прочих военных объектов. Он предложил людям снять с автомобилей все радиоприемники. Действие этого обращения оказалось поразительным. Бельгийцы поняли это так: шпионы — на каждом шагу, а радио в машинах нужно снимать, потому что уже обнаружены вражеские агенты, получавшие инструкции с помощью автомобильных приемников. Поток сигналов бдительных граждан о множестве подозрительных субъектов буквально захлестнул бельгийских военных. На третий день войны власти по радио заявили: мол, граждане, по всей стране высаживаются германские парашютисты-диверсанты, переодетые в гражданскую одежду и снабженные портативными передатчиками. И это сообщение было бредом воспаленного воображения — практически все немецкие ВДВ в тот момент дрались в Голландии. 5200 агентов абвера просочились сюда под видом гражданских беженцев. Но дело было сделано — и вот уже само бельгийское правительство стало главным распространителем панических слухов и генератором всеобщей шпиономании. 13 мая правительство завопило о том, что переодетые агенты немцев совершили несколько нападений на полицию. Тут же в эфир передали еще более идиотское требование органов безопасности — дескать, граждане, надо срывать со столбов рекламные плакаты немецкого кофейного напитка «Паша», потому как на обратной стороне этих щитов с довольным турком, пьющим цикориевый кофе, коварные немцы нанесли рисунки с важной информацией о связи и транспорте нашей Бельгии. И этот бред несли в эфире на полном серьезе!

Параллельно с развалом армии страх сорвал с места массы беженцев. Уже 10 мая дороги юго-восточной части Бельгии оказались запруженными толпами бегущих от войны людей. Дело в том, что правительство приказало эвакуироваться железнодорожникам и почтово-телеграфным служащим, но население, увидев их поспешный уход, рвануло следом. Движение по дорогам оказалось полностью дезорганизованным. Невозможно стало перебросить войска навстречу наступающим гитлеровцам. Поток беженцев заражал страхом все новые и новые районы, захватывая с собой тысячи их жителей. И вот уже в западную часть Бельгии прибежали полтора миллиона деморализованных, обезумевших людей. Они рвались дальше, во Францию — но французы на пять дней перекрыли границу. А когда они ее открыли, было уже поздно. Немцы начали «удар серпом» через Арденны, и в северную Францию хлынул настоящий людской водоворот, в котором смешались гражданские беженцы с отступающими из Бельгии английскими, французскими и бельгийскими солдатами.

Масса антигитлеровских войск тогда создала дополнительный фактор «психического поражения». Ударив через Арденны к морю, немцы перерезали пути снабжения англо-французской группировки в Бельгии — и та стала отходить к порту Дюнкерк.

Шок и трепет стали перекидываться из Бельгии во Францию, куда рвались толпы ошалевших от ужаса беженцев. Органы французской войсковой контрразведки оказались парализованными: в них не имелось отделов для борьбы с замаскированными немецкими агентами, способными затесаться в массу гражданских беглецов (аналога сталинского СМЕРШа). Сами сбитые с толку, французские контрразведчики поддавались действию самых нелепых и пугающих слухов. Они нашли «выход»: принялись расстреливать на месте всех, кого подозревали в шпионаже и диверсиях. Но беженцев-то — сотни тысяч! Как их профильтровать? То здесь, то там среди французских войск начиналась беспорядочная пальба — по призракам немецких диверсантов. То и дело расстреливали подозрительных местных жителей.

Страх смел в мусорную кучу всякие права человека, законность и прочие принадлежности демократии. А всеобщая мания вызывала нечто подобное массовым видениям. Люди видели то, во что верили и что боялись. Журналист Ходсон 13 мая встретил в Брюсселе перепуганную почтенную даму, которая говорила ему: мол, немцы разбрасывают взрывающиеся часы и авторучки, а после падения всего одной немецкой бомбы все дома в радиусе 150 ярдов были просто сметены с лица земли. Да, такой радиус поражения — это почти атомная бомба тактического назначения! Вот что делает страх!

И начался своего рода «маленький 1937-й год» в бельгийском исполнении. Получилось так же, как у Сталина в СССР: он приказывал брать троцкистов, а местные органы, стремясь выслужиться и достичь личных целей, бросали в мясорубку репрессий всех по своему произволу.. Уже 13 мая бельгийские тюрьмы оказались переполненными. Пришлось отпускать на волю военнослужащих, отбывавших сроки за сравнительно мелкие преступления и гражданских заключенных — ибо нужно было освободить место для тысяч «немецких шпионов». Самых подозрительных решили погрузить в поезда и вывезти на территорию Франции. Творились страшные вещи. Как пишет де Йонг, в одном из поездов, вышедших из Брюсселя, томились 1100 человек — немецких подданных, большинство которых были евреями, бежавшими от Гитлера. Среди тех, кого депортировали из Валлонии, были националисты Дегрелля, коммунисты, подозрительные лица из Эйпена и других районов Бельгии с немецким населением, торговцы, полицейские. Здесь был студент-иранец, исключенный из университета по подозрению во враждебной деятельности. Или, например, инженер из Югославии, которого арестовали за то, что он несколько раз подряд проехал вверх и вниз на лифте. Несчастный пытался объяснить, что убирал вещи с верхнего этажа, опасаясь немецких зажигательных бомб. Но соседи были уверены, что он продает сигналы немецким самолетам — и югослава забрали. Среди арестованных замечали много священников — их сочли шпионами, переодевшимися в рясы.

15 мая из города Брюгге на трех автобусах отправили 78 арестованных, сковав их попарно наручниками. Тут были немцы, голландцы, фламандцы, евреи, поляки, чехи, русские, канадцы, итальянцы, французы, датчанин и швейцарец. Их отправили сначала в Бетюн — но там тюрьма оказалась битком набитой, и бедняг повезли в Абвиль на севере Франции. Однако и там мест в темнице не нашлось. Что делать? Вокруг царила страшная паника, в любой момент в окрестностях города могли появится немецкие танки. И тогда 22 арестованных расстреляли прямо в городском парке, у эстрады для оркестра.

Направляемые на юг арестованные из Брюсселя и других городов Бельгии ехали по Франции в душных, запертых на замок вагонах для перевозки скота, на которых вывели аршинные надписи: «Пятая колонна», «Шпионы», «Парашютисты». Многие из этих «шпионов» скончались по дороге.

…20 мая немецкие танки, пройдя сквозь Арденны, достигли атлантического побережья. Лучшие англо-французские части и остатки бельгийской армии оказались в окружении, отходя к Дюнкерку. Так в считанные дни пала к ногам Гитлера Бельгия, пораженная страхом…

После прорыва немцев к морю более миллиона французских, английских и бельгийских солдат были отрезаны от основных сил. Немецкие танковые корпуса продвигались вдоль побережья, почти без сопротивления занимая французские порты. Объятые паникой французы бросали оружие; английская экспедиционная армия отступала к Дюнкерку — это был единственный порт, откуда англичане могли эвакуироваться на родину. Но Гудериан подошел к Дюнкерку на два дня раньше; немецкие танки уже стояли перед беззащитным городом — и тут поступил приказ остановить наступление. «Мы лишились дара речи», — вспоминал Гудериан. «Стоп-приказ» Гитлера стал одной из загадок истории; остановка танков Гудериана позволила 300 тысячам англичан избежать гибели или плена и переправиться через пролив.
Продолжение следует

matveychev-oleg.livejournal.com

Какую первую страну захватил Гитлер? Интересно, но не могу найти

Путь к осуществлению своих планов по завоеванию мира лежал через особую стратегию, называемую «блицкриг», молниеносная война. Гитлер извлек все уроки из Первой мировой войны, в которой он участвовал и которую Германия проиграла. Эта война велась по правилам классического военного искусства, а немецкий Генштаб был лучшим штабом, который умел разрабатывать военные операции. Недаром, воюя со всей Европой, Германия сопротивлялась столь долго. Тем не менее, та война была классической, это была война армий, а не мирного населения, она состояла из наступлений, стычек, а еще больше из позиционных боев и маневров. Недаром, в ней все увязли, войска гибли со всех сторон бессмысленно и не достигая каких-то серьезных успехов. Символом той войны была «верденская мясорубка» в которой сошлись две армии и в продолжительных боях погибло более миллиона человек с обеих сторон.

Что же случилось в короткий исторический промежуток в 20 лет, что Германия, которая недавно понесла поражение, не только восстановилась, но и смогла мгновенно подчинить себе всю Европу практически без всякого сопротивления? Более того, Гитлер пришел к власти вообще за 7 лет до покорения им Европы. Да, в короткий срок Германия вооружилась современной техникой…. Но ведь и европейские страны не дремали, они тоже модернизировались….

На самом деле, главное же было в новой стратегии войны: теперь в войне участвовали не армии, а все население, Гитлер выбрал стратегию непрямых действий, он стремился разрушить коммуникации противника, их связи, систему командования, он стремился парализовать дух и волю не только армий, но и правительств и народов покоряемых стран. Гитлер понимал, как никто до него: на войне все решает дух. Немецкая дипломатия все время дезинформировала противников, ссорила их и не давала возможности вступить в союз, всем Гитлер обещал поддержку, и все думали, что они обманывают других, тогда как Гитлер обманывал всех. Немецкая пропаганда воздействовала на СМИ Европы и постоянно внушала ужас перед немецкой армией, были проведены показательные акции устрашения, как, например, бомбежка Герники. Страны Европы кишели немецкими шпионами, которые готовы были сразу же начать диверсии на железных дорогах, мостах и других стратегических объектах. Бесконечные агенты влияния и паникеры распускали ложные слухи и сеяли хаос и панику. Когда немецкие танки вторгались, вся эта огромная машина приходила в движение, и люди в ужасе бежали, бросая все. Атака осуществлялась всегда внезапно, в неожиданном месте и армии не успевали среагировать, когда все уже было кончено, сами народы и сами правительства, по сути, капитулировали.

Ниже последует довольно длинная выдержка из книги Максима Калашникова «Вторжение из будущего». Однако, если учесть, что в этой выдержке коротко описано покорение Гитлером всей Европы, то фрагмент нельзя счесть очень большим:

«Польская армия считалась сильнее русской — ведь поляки одержали верх в войне 1920 года, поэтому Англия и Франция предпочитали иметь в союзниках не Россию, а Польшу.. Поляки, со своей стороны, были уверены, что выдержат удар немцев: французы обещали им, что на 15-й день войны перейдут в генеральное наступление на западном фронте…..

Новое оружие начало действовать — это было настолько неожиданно, что немцы сами удивлялись своим успехам. 600 танков 16 танкового корпуса с ходу прорвали польскую оборону и, пройдя за 8 дней 240 километров, подошли к Варшаве; корпус Гудериана за две недели преодолел 700 километров и достиг Бреста. 16 сентября польское правительство бежало в Румынию; окруженные в нескольких «котлах» 700 тысяч польских солдат положили оружие. «Успехи войск баснословны», — писал начальник германского генштаба генерал Гальдер. Потери германской армии были минимальными — 8 тысяч человек.

otvet.mail.ru

сколько против фашистов держались страны Европы

Когда нашу Победу пытаются замолчать, забыть, стереть из памяти целых поколений и народов, нелишне напомнить, что во Второй мировой войне против войск Германии продержались:

Дания — 6 часов;

Люксембург — 1 день;

Голландия  — 5 дней;

Югославия — 11 дней;

Бельгия —  18 дней;

Греция — 24 дня;

Польша — 27 дней;

Франция — 1 месяц и 12 дней;

Норвегия — 2 месяца и 1 день.

Дом Павлова в Сталинграде держался 58 дней.

Советский Союз держался четыре года (1418 дней) и завершил войну в логове врага — Германия капитулировала.

Также интересна инфографика внизу материала.

Подготовил Владимир Сидашев

____________________
Нашли ошибку или опечатку в тексте выше? Выделите слово или фразу с ошибкой и нажмите Shift + Enter или сюда.

big-rostov.ru

ВТОРАЯ МИРОВАЯ ВОЙНА. НАЧАЛО ВОЙНЫ В ЕВРОПЕ 1939-1940



ВТОРАЯ МИРОВАЯ ВОЙНА. НАЧАЛО ВОЙНЫ В ЕВРОПЕ 1939-1940
Захват Польши. 1 сентября 1939 Германия без объявления войны вторглась в пределы Польши. Через два дня Великобритания и Франция объявили Германии войну. Два германских военно-воздушных флота разбомбили и без того слабые военно-воздушные силы Польши на аэродромах еще до того, как польские самолеты смогли подняться в воздух. После этого немецкая авиация обрушила удары на крупнейшие города и военные объекты Польши, разрушая мосты, пункты снабжения на железных дорогах, транспортные узлы и электростанции. Значительные по численности польские вооруженные силы были разгромлены фактически до того, как успели занять боевые позиции. За 30 дней сопротивление было почти сломлено. Последним беспрецедентно жестоким актом польской кампании была продолжительная бомбардировка Варшавы, где собрались тысячи беженцев. Когда германские армии сомкнули кольцо за Варшавой и их победа не вызывала сомнений, 17 сентября на территорию Польши вступили советские войска. Поляки не пытались противостоять этому; советские войска остановились, заняв линию на границе с Восточной Пруссией и тянувшуюся на юг вдоль р.Буг, а затем к западу от Львова, включая Галицию. Тем самым германские и советские войска вышли на границу, оговоренную в секретном протоколе Пакта Молотова — Риббентропа и подтвержденную последующими решениями правительств обеих стран. 28 сентября Германия согласилась признать новые границы между Советским Союзом и завоеванной ею территорией. 5 октября, после того как пала Варшава, Гитлер объявил об аннексии Германией Западной Польши (Силезии), где проживало 10 млн. поляков, и об установлении «протектората» над центральными районами страны. СССР провел плебисцит на захваченных им территориях и, объявив о его положительном результате, 1-2 ноября присоединил к СССР Западную Украину и Западную Белоруссию, входившие в состав Восточной Польши, население которых насчитывало 12 млн. человек — в основном белорусов, украинцев и евреев.
Реакция Великобритании и Франции. В ходе польской кампании Великобритания и Франция не оказали своему союзнику эффективной помощи.


Британская армия лишь начинала выдвижение на континент, где ей предстояло занять позиции во Фландрии вдоль западного выступа линии Мажино. К концу октября из Англии длжны были прибыть 4 дивизии экспедиционного корпуса. Французская армия обороняла линию Мажино — сплошной пояс долговременных укреплений с проволочными заграждениями и противотанковыми ловушками. В течение нескольких недель французские войска атаковали немецкие передовые укрепления в Сааре, но эти попытки имели сугубо символическое значение. «Странная война» тянулась в течение зимы 1939-1940.
Нападение Советского Союза на Финляндию. Еще до окончательного раздела Польши СССР предпринял шаги по укреплению своих позиций в Прибалтике. После 1918, когда был заключен Брест-Литовский мир, советское руководство не смирилось с потерей Латвии, Литвы и Эстонии. Вслед за разделом Польши СССР в конце сентября — начале октября 1939 вынудил эти три страны подписать договоры о ненападении; в августе 1940 на их территории вошли части Красной Армии. Финляндия оказалась более несговорчивой, даже когда в октябре 1939 Москва потребовала от ее правительства заключить договор о дружбе и уступить СССР стратегически важные финские территории на Карельском перешейке, примыкающие к Ленинграду с севера. СССР также требовал от Финляндии предоставить ему свободный доступ к заполярному поселку Печенга, близ которого находится незамерзающий порт Лиинахамари, и согласиться на аренду морских баз, расположенных на финском побережье вдоль Балтийского моря и Финского залива. 30 ноября СССР начал военные действия с бомбардировок Хельсинки. У Финляндии имелась хорошо подготовленная 330-тысячная армия. Поначалу казалось, что этого вполне достаточно, учитывая слабую концентрацию частей Красной Армии в регионе. К 12 декабря попытки советских войск обойти с юга в районе Ладожского озера мощную оборонительную линию Маннергейма, которая прикрывала подходы к Финляндии со стороны Ленинграда, оказались неудачными, и нападавшие войска были отбиты с большими для них потерями. Через неделю в боях при Салле финская лыжная дивизия обошла и практически уничтожила вторую советскую группировку. В то же время советские передовые части вторглась на территорию страны на другом направлении с целью нанесения ударов по наиболее уязвимым объектам Финляндии. 21 декабря в сражении при Суомуссалми эти силы были отброшены 2-м финским корпусом. Успехи финнов показали слабость военного руководства Красной Армии. После провала наступления в январе бои были приостановлены, но советские войска, перегруппировавшись, 11 февраля предприняли новое наступление, определившее исход войны. Шаг за шагом, ценой тяжелейших потерь с обеих сторон линия Маннергейма была прорвана. 13 марта 1940 СССР и Финляндия при посредничестве Германии подписали соглашение о перемирии. По его условиям Москва получила весь Карельский перешеек, укрепленный Выборг (Виипури), а также длинную узкую полосу территории к северу от Ладожского озера. Морская база на полуострове Ханко была сдана в аренду Москве сроком на 30 лет. Советский Союз отодвинул свою границу в районе Печенги.
Падение Норвегии и Дании. Следующий акт агрессии Германии оказался неожиданным. В Норвегии существовала сильная пронацистская партия во главе с В.Квислингом; он предпринял несколько поездок в Берлин с целью убедить Гитлера, что если в Норвегии не произойдет переворот, то Великобритания оккупирует ее побережье. На решение Германии занять Норвегию повлияли и попытки Англии и Франции оказать помощь Финляндии. 16 февраля 1940 британский эсминец «Коссак» вошел в прибрежные воды Норвегии, чтобы захватить германский транспорт «Альтмарк», на котором находились английские пленные моряки. Гитлер решил, что Норвегия сотрудничает с Англией, и использовал этот инцидент в качестве предлога для вторжения в Норвегию. 8 марта на заседании военного кабинета Черчилль изложил план защиты Норвегии, придерживаясь принципа «демонстрации силы с тем, чтобы избежать ее применения». Союзники планировали провести 5 апреля минирование норвежских вод, а затем 8 апреля высадить десант в Нарвике, Тронхейме, Бергене и Ставангере. Но по ряду причин операция была отложена, и гитлеровцы опередили союзников. Ранним утром 9 апреля германские войска высадились с военных кораблей возле крупных портов Норвегии в полосе от Осло до Нарвика и без особых усилий захватили их. К стремительным действиям морского десанта подключилась авиация, что в целом обеспечило успех кампании, хотя в ней приняли участие всего 25 тыс. военнослужащих сухопутных сил. Норвежские батареи потопили германский крейсер «Блюхер». В ходе операции немцы потеряли 3 крейсера, 10 эсминцев, 4 подводные лодки, артиллерийское учебное судно и 10 малых судов. Союзники потеряли 1 авианосец, 2 крейсера, 1 сторожевой корабль и 6 эсминцев. Правительство перебралось из Осло в центральную часть страны. Что касается норвежской армии, то страна располагала 25 тыс. плохо вооруженных и слабо обученных солдат. 14 апреля на севере близ Нарвика и 17 апреля в Намсусе и Ондальснесе в центральной Норвегии высадился франко-английский морской десант. Две последние операции носили сугубо разведывательный характер. Союзникам удалось в начале июня взять Нарвик, однако непрекращавшиеся воздушные налеты с занятого немцами Тронхейма заставили их оставить город. С 3 по 8 июня войска союзников были эвакуированы, а 8 июня норвежская армия капитулировала. Одновременно с нападением на Норвегию (9 апреля) подверглась агрессии Дания, она была оккупирована без сопротивления, а правительство страны капитулировало.
Начало захвата Германией Западной Европы. С вторжением Германии в Норвегию и Данию «странная война» закончилась. Стало ясным намерение Гитлера захватить Западную Европу. 10 мая 1940 военно-морской министр У.Черчилль сменил на посту премьер-министра Н.Чемберлена. Позиции союзников оказались весьма уязвимыми вследствие незащищенности Нидерландов, Бельгии и Люксембурга, через которые немецкие войска могли нанести удар по Франции. Опасаясь вызвать раздражение со стороны гитлеровского правительства, нейтральные Бельгия, Нидерланды и Люксембург отклоняли предложения о сотрудничестве с Францией и Великобританией и даже не решались принимать эффективные меры по организации самообороны, хотя правительства указанных государств уже располагали неопровержимыми свидетельствами о готовящейся агрессии со стороны Германии. Армии трех стран находились в состоянии полуготовности и лишь демонстрировали свое присутствие на границах, в местах сосредоточения германских частей. Таким образом, к 10 мая 1940, когда Германия начала вторжение на их территорию, имея в виду в дальнейшем нападение на Францию, у них не оказалось общего плана совместной обороны. Германия напала на эти страны без предупреждения, не прибегая ни к каким предварительным дипломатическим процедурам. Планируя очередной захват, Германия сконцентрировала на этом участке крупные военные силы: 136 дивизий, в том числе 10 танковых и 6 моторизованных, 2580 танков, 3824 самолета, 7378 полевых орудий. Силы союзников насчитывали на северо-восточном фронте 111 дивизий, ок. 3100 танков, 1648 французских и 1837 английских самолетов. Французская армия мобилизовала 97 дивизии; 49 из них держали оборону на линии Мажино. Бронетанковые части насчитывали примерно равное с немецкими количество техники, но многие французские машины устарели. Все воинские формирования и занятые армией позиции, кроме линии Мажино, были плохо оснащены противотанковым и зенитным оружием. Британские экспедиционные силы во Франции составляли 12 дивизий, три из которых все еще находились в стадии подготовки. Бельгийцы мобилизовали 23 дивизии, 12 из которых занимали оборону на Альберт-канале. Нидерланды, вообще не имевшие тяжелых боевых машин, смогли выставить на линию обороны 8 дивизий. Немецкое командование рядом дезинформационных акций поддерживало в союзническом генералитете уверенность в том, что немцы повторят «план Шлиффена» 1914, когда их армии своим правым крылом обрушились на левый фланг французской обороны через Нидерланды и Бельгию. На этот раз немецкие войска нанесли основной удар в центре Западного фронта через труднопроходимую местность в Арденнских горах — с целью форсировать р.Маас и выйти к морю — и прорвали оборону союзников там, где немцев ожидали меньше всего.
Падение Нидерландов. Ранним утром 10 мая 1940 тогдашняя столица страны Гаага и ее главный порт Роттердам подверглись нападению воздушно-десантных сил. В целом в операции было занято только 16 тыс. человек. Одновременно на восточной границе Нидерландов, которая находилась на расстоянии 160 км, силами пехоты началось наступление по трем направлениям. 14 мая после массированной бомбардировки Роттердама голландская армия капитулировала, а правительство перебралось в Лондон.
Нападение на Бельгию. После падения Нидерландов германским воздушно-десантным силам оставалось взломать бельгийский замок, чтобы облегчить продвижение 6-й армии под командованием генерала В.фон Райхенау. Голландцы взорвали мосты через Маас близ Маастрихта, что несколько замедлило продвижение немцев. Как только это направление оказалось перекрытым, войска стремительно развернулись в направлении Бельгии. Бельгийская армия оставила свои укрепленные приграничные рубежи и отступила на запад, где планировалось ее соединение с франко-британскими силами, уже направлявшимися к р.Диль. Прежде чем соединиться на этой линии, союзники отошли к оборонительному рубежу за Шельдой. 6-я германская армия почти беспрепятственно продолжала продвижение на Брюссель. Тем временем немецкий танковый корпус генерала Геппнера столкнулся с французскими легкими механизированными дивизиями возле Анню и Жамблу; на следующий день немецкие танки осуществили успешный маневр против оборонявшихся танковых частей и отбросили их к р.Диль. Затем немецкие танки были переброшены в район Седана. Французские бронетанковые части не выдвинулись в том же направлении для генерального сражения, а остались в Бельгии, поскольку высшее командование ошибочно считало, что немецкий танковый корпус все еще находится близ Жамблу и представляет здесь главную угрозу вторжения во Францию. Почти все подвижные соединения союзников уже втянулись в сражение за Бельгию. Они включали британский экспедиционный корпус численностью в 350 тыс. человек, а также две французские армии общей численностью ок. 1 млн. военнослужащих. 9-я французская армия под командованием генерала А.Корапа удерживала наиболее уязвимый участок границы с Францией, соседний с юго-восточным бельгийским выступом. Оставив под Седаном плохо замаскированный и слабо защищенный сектор, Корап направил свои главные силы к Намюру. Когда они уже были на марше, основная мощь германской армии, обойдя их правый фланг, обрушилась на Францию. Ее целью оказались именно те позиции, которые только что оставил французский генерал.
Вторжение во Францию. Для прорыва во Францию 86 немецких дивизий сосредоточились в узком коридоре на границе с Люксембургом. На передовом участке находились три танковых корпуса под командованием генерала П.фон Кляйста. Продвижение этих сил, начавшееся утром 10 мая 1940, напоминало скорее гонки, нежели проведение военной операции. За два дня наступавшие войска преодолели расстояние в 122 км по территории Арденнских гор и вышли к Маасу. Утром 13 мая пехота выдвинулась к берегу реки. Около полудня над Седаном появились бомбардировщики, расстреливая и забрасывая бомбами оборонительные рубежи французов. Немногочисленные французские защитники были полностью деморализованы. В середине дня немецкая пехота форсировала реку на лодках и плотах; к полуночи инженерные войска закончили наведение моста между Седаном и Сент-Менжем. Ночью танковые части переправились через реку и заняли глубокий плацдарм в южной части города. За танками на захваченные рубежи выдвигались пехотные дивизии. Так, одним ударом, почти без сопротивления, и решилась судьба битвы за Францию. Все последовавшие за этим события — продвижение танков к морю, разгром союзников в Бельгии, эвакуация из Дюнкерка, капитуляция Франции — лишь последствия этой операции немецкой группы армий «А».
Битва за Фландрию. Танковая группа Кляйста совершила бросок от плацдарма Седана к портам в проливе Ла-Манш. 3-я французская танковая дивизия вступила в сражение к югу от Седана, но сама получила удар с фланга и была разбита. 4-я танковая дивизия под командованием генерала де Голля предприняла контратаку, но была отброшена. Из двух оставшихся французских танковых дивизий одна оказалась в сложном положении из-за нехватки горючего, другая утратила боевую мощь, будучи расчлененной на мелкие подразделения для боевого охранения. Таким образом, главная наступательная сила Германии — танковые войска — не встретила активного сопротивления, и 20 мая ее передовые части вышли к побережью близ Абвиля. К тому времени немецкие механизированные колонны, повернув вдоль берега на север, отрезали Булонь и Кале, а 22 мая одна из оперативных групп достигла линии Эр — канал Сент-Омер в 32 км от Дюнкерка, единственного оставшегося порта, который еще связывал британские экспедиционные силы с родиной. 16 мая главнокомандующий французскими войсками генерал М.Гамелен был заменен генералом Вейганом. Слишком оптимистически оценив ситуацию, он приказал генералу Горту нанести удар с севера по флангу противника во взаимодействии с французскими войсками, которым предписывалось наступать с юга. Однако наступление французов захлебнулось, в то время как на левом фланге британской армии бельгийцы отступали под натиском немцев. 25 мая Горт под свою ответственность принял решение немедленно прекратить наступление в южном направлении, а предназначенными для этого двумя дивизиями заполнить расширявшуюся брешь между левым флангом и бельгийцами. Тем самым — как считает официальная английская историография — он спас британскую армию. 28 мая бельгийская армия капитулировала, британская же продолжила с боями отступление к Дюнкерку. Германские танковые силы после прорыва угрожали Дюнкерку уже с запада; 23 мая по приказу генерала Рундштедта, командующего группой армий «А», они остановились на рубеже Бетюн — Сент-Омер — Гравлин. Этот приказ позже приписывался Гитлеру и стал предметом множества дискуссий, однако, как свидетельствуют оперативные документы германской армии, Гитлер лишь утвердил 24 мая действия Рундштедта, который решил поберечь уже потрепанные в боях бронетанковые соединения для нанесения окончательного удара по Франции. Рундштедт решил, что он сделал свое дело, посчитав, что британские войска будут окружены и прижаты к морю, а люфтваффе (военно-воздушные силы) не позволит им использовать морской путь для спасения. Но в результате ожесточенных боев и ценой больших потерь англичане все же сумели провести эвакуацию союзных сил, названную «дюнкеркским чудом». К утру 4 июня ок. 215 тыс. английских, а также 123 тыс. французских и бельгийских военнослужащих высадились на побережье Великобритании. Общие потери Великобритании в ходе операции составили 69,6 тыс. человек. Разгром прорванного левого фланга французской армии завершился после Дюнкеркской операции капитуляцией окруженных воинских частей. В результате Франция потеряла 30 дивизий, включая бронетанковые. Для строительства новой линии обороны протяженностью 240 км — от центральной части Франции до Ла-Манша — в распоряжении генерала Вейгана осталось только 49 дивизий.
Капитуляция Франции. Германия не оставила французам времени на передышку. 5 июня германские войска свернули завершающие операции во Фландрии и нанесли удар к югу и юго-западу от Соммы. Танковые дивизии немцев стремительно продвигались, одерживая одну победу за другой над французами, беззащитными против танковых атак. Оборонительные рубежи к северу от Парижа были разгромлены, а французская армия окончательно разбита и деморализована. Французы не предпринимали попыток оборонять Париж и, чтобы спасти город от бомбардировок, 14 июня сдали его без боя. Судьба Франции фактически была решена. 10 июня, когда победа Германии уже не вызывала сомнений, Италия объявила войну Франции и атаковала ее на всем протяжении общей границы. На какое-то время французам удалось удерживать свои позиции. 10 июня французское правительство перебралось из Парижа в Тур, откуда вскоре переехало в Бордо. Германские войска вошли в Париж, одновременно продолжая оттеснять французскую армию к Луаре. 11 июня премьер-министр Франции П. Рейно обратился к премьер-министру Великобритании Черчиллю с просьбой освободить Францию от взаимных обязательств, по которым ни одна из сторон не имела права без согласия союзника заключать сепаратный мир. 14 июня группа немецких армий «Ц» атаковала линию Мажино на узком участке фронта южнее Саарбрюккена и прорвала оборону французов. 16 июня, признав неспособность союзника выполнять свои обязательства, Великобритания согласилась освободить от них Францию при условии, что ее военно-морской флот не будет передан Гитлеру. Провалилась и попытка Великобритании побудить Францию продолжать войну на африканском театре военных действий. 16 июня большая часть французского правительства проголосовала за перемирие. Рейно ушел в отставку, его место занял маршал Петен. 17 июня он запросил у Гитлера перемирия. 22 июня 1940 мирный договор был подписан в железнодорожном вагоне в том самом Компьенском лесу, где в 1918 маршал Фош принимал германскую военную делегацию, приехавшую просить мира. Две трети территории Франции были оккупированы. Будучи номинально независимой, Франция де-факто стала государством-сателлитом стран Оси. Германия больше выигрывала от частичной оккупации Франции, нежели от ее полного захвата. Немцы удерживали индустриальный север и заняли все северное и западное побережье Франции, превратив его в главную базу для борьбы против Великобритании. Итальянцы получили лишь то, что успели захватить до 24 июня, когда был подписан акт о капитуляции Франции. Морская база в Тулоне должна была оставаться нейтральной. Всем французским военным судам было приказано прибыть в порта их приписки, где они были разоружены. Новое французское правительство обосновалось в Виши; главой государства стал Петен. Официальная Франция сдалась на милость победителю, но за пределами страны остался символ сопротивления — генерал де Голль, который в конце июня 1940 создал в Лондоне комитет «Свободная (с июня 1942 — Сражающаяся) Франция».

Энциклопедия Кольера. — Открытое общество.
2000.

  • ВТОРАЯ МИРОВАЯ ВОЙНА 1939-45
  • ВТОРАЯ МИРОВАЯ ВОЙНА. ВОЕННЫЙ КОНФЛИКТ РАЗРАСТАЕТСЯ 1940-1942

Смотреть что такое «ВТОРАЯ МИРОВАЯ ВОЙНА. НАЧАЛО ВОЙНЫ В ЕВРОПЕ 1939-1940» в других словарях:

  • ВТОРАЯ МИРОВАЯ ВОЙНА 1939-45 — (1 сентября 1939 2 сентября 1945). Главные участники войны с побежденной стороны Германия, Италия и Япония; с победившей СССР, Великобритания и страны Содружества, США, Франция, Китай. Главные театры войны Европа, Восточная и Юго Восточная Азия,… …   Энциклопедия Кольера

  • Вторая мировая война — У этого термина существуют и другие значения, см. Вторая мировая война (значения). Вторая мировая война Мировые войны …   Википедия

  • ВТОРАЯ МИРОВАЯ ВОЙНА 1939-45 — война, порожденная системой империализма и возникшая вначале внутри этой системы между главными фаш. гос вами Германией и Италией, с одной стороны, и Великобританией и Францией, с другой; в ходе дальнейшего развития событий, приняв всемирный… …   Советская историческая энциклопедия

  • Вторая мировая война 1939-1945 —         война, подготовленная силами международной империалистической реакции и развязанная главными агрессивными государствами фашистской Германией, фашистской Италией и милитаристской Японией. В. м. в., как и первая, возникла в силу действия… …   Большая советская энциклопедия

  • Вторая Мировая Война — Сверху по часовой стрелке: союзные силы высаживаются в Нормандии в «День Д»; солдаты Красной Армии поднимают Знамя Победы над Рейхстагом; ворота концентрационного лагеря Освенцим; Сталинград после битвы; атомные бомбардировки Хиросимы и Нагасаки; …   Википедия

  • Вторая Мировая война — Сверху по часовой стрелке: союзные силы высаживаются в Нормандии в «День Д»; солдаты Красной Армии поднимают Знамя Победы над Рейхстагом; ворота концентрационного лагеря Освенцим; Сталинград после битвы; атомные бомбардировки Хиросимы и Нагасаки; …   Википедия

  • Вторая мировая война 1939—45 — Вторая мировая война Сверху по часовой стрелке: союзные силы высаживаются в Нормандии в «День Д»; солдаты Красной Армии поднимают Знамя Победы над Рейхстагом; ворота концентрационного лагеря Освенцим; Сталинград после битвы; атомные бомбардировки …   Википедия

  • Вторая мировая война 1939-45 — Вторая мировая война Сверху по часовой стрелке: союзные силы высаживаются в Нормандии в «День Д»; солдаты Красной Армии поднимают Знамя Победы над Рейхстагом; ворота концентрационного лагеря Освенцим; Сталинград после битвы; атомные бомбардировки …   Википедия

  • ВТОРАЯ МИРОВАЯ ВОЙНА — 1939 45 развязана Германией, Италией и Японией. 1 сентября 1939 Германия вторглась в Польшу. Великобритания и Франция 3 сентября объявили Германии войну. В апреле мае 1940 немецко фашистские войска оккупировали Данию и Норвегию, 10 мая 1940… …   Большой Энциклопедический словарь

  • Вторая мировая война (1939-1945) — Вторая мировая война крупнейшая в истории человечества война, развязанная фашистской Германией, Италией и милитаристской Японией. В войну было втянуто 61 государство с населением 1,7 миллиарда человек. Военные действия велись на территории 40… …   Энциклопедия ньюсмейкеров

dic.academic.ru

Гитлер завоевал Европу быстрее, чем пару кварталов в Сталинграде

Так получается, что многим европейским странам логичнее было бы 9 Мая отмечать не День Победы во Второй мировой войне, а вспоминать свою постыдную капитуляцию. Ведь почти вся континентальная Европа к 1941 году так или иначе вошла в Третий рейх. Из существовавших к июню 1941 года двух с лишним десятков европейских стран девять — Испания, Италия, Финляндия, Дания, Норвегия, Венгрия, Румыния, Словакия и Хорватия — совместно с Германией и Австрией вступили в войну против СССР.

Остальные тоже недолго сопротивлялись врагу:

Монако — 1 день,

Люксембург — 1 день,

Нидерланды — 6 дней,

Бельгия — 8 дней,

Югославия — 12 дней,

Греция — 24 дня,

Польша — 36 дней,

Франция — 43 дня

Потом фактически присоединились к агрессору и работали на его промышленность.

Даже якобы нейтральные страны — Швейцария и Швеция не остались в стороне. Они предоставляли фашистской Германии право свободного транзита через свою территорию военных грузов, а также получали огромные доходы от торговли. Товарооборот «нейтральной» Португалии с нацистами был настолько успешным, что в мае 1945 года она объявила трехдневный траур в связи с кончиной Гитлера.

Но и это не все.

— Национальную принадлежность всех тех, кто погибал в сражениях на русском фронте, установить трудно или даже невозможно. А вот состав военнослужащих, взятых в плен нашей армией в ходе войны, известен. Немцы и австрийцы — 2 546 242 человека; 766 901 человек принадлежали к другим объявившим нам войну нациям: венграм, румынам, итальянцам, финнам и прочим, но еще 464 147 военнопленных — это французы, бельгийцы, чехи и представители других вроде бы не воевавших с нами европейских государств, — приводит страшные цифры предательства историк Вадим Кожинов. — И пока эта многонациональная армия одерживала победы на русском фронте, Европа была, в общем и целом, на стороне Третьего рейха.

Именно поэтому, по воспоминаниям участников, во время подписания акта о капитуляции Германии 8 мая 1945 года глава немецкой делегации фельдмаршал Кейтель, увидев среди присутствовавших на церемонии лиц во французской военной форме, не смог сдержать удивления: «Как?! И эти тоже нас победили, что ли?!»

Интересно, что фельдмаршал сказал бы сегодня европейцам, призывающим отметить День Победы без участия России. Наверное, напомнил бы, что вермахт завоевал их страны быстрее, чем пару домов Сталинграда.

aloban75.livejournal.com

Европа сдалась Гитлеру всего за 100 дней — evg185

ЕВРОПА СДАЛАСЬ ГИТЛЕРУ ЗА 100 ДНЕЙ

К сожалению, в мире идет сознательное искажение роли СССР в Великой Отечественной войне 1939-1945 гг.

Послушать западных политиков и историков, почитать их прессу и создается впечатление, будто наши деды и не воевали вовсе. А вся заслуга в победе над фашистскими захватчиками принадлежит исключительно США и Европе.

Между тем, страны, так старательно приписывающие себе победу над врагом, на самом деле сдались всего за 100 дней. В отличие от Советского Союза, который вел кровопролитные бои с врагом практически 5 лет. И победил, избавив мир от фашизма.

Как это было

В апреле 1940 фашистские войска вторглись в Данию, которая капитулировала в течение шести часов. В это же время нацистские военные корабли вошли в норвежские воды. 10 мая более 2 миллионов немецких солдат пересекли границу Франции, Бельгии, Люксембурга и Нидерландов.

Немецкое военное командование придерживалось тактики блицкрига, скоротечной войны, согласно которой победа достигалась в кратчайшие сроки. Они делали ставку на внезапность, напор, мощь и скорость. Тактика себя оправдала сполна.

Малые страны сдавались в течение нескольких недель, почти не оказывая сопротивления.

Франция продержалась до 22 июня, когда было подписано перемирие с Германией. К лету немецкие войска начали готовиться к битве за Великобританию.

30 мая, 1940. Высадка немецкого десанта у форта Эбен-Эмаэль (Бельгия). До этого 85 воздушных десантников под руководством обер-лейтенанта Рудольфа Витцига в течение суток 10 мая 1940 года взяли штурмом хорошо укрепленный стратегический бельгийский форт Эбен-Эмаэль (в 20 км к северу от Льежа). Крепость считалась неприступной настолько, что бельгийцы сомневались, что ее вообще кто-нибудь будет атаковать. После этой операции в мире распространился слух о наличии у немцев «секретного оружия» невероятной мощности и эффективности.

4 июня, 1940. Эвакуация английских, французских и бельгийских частей у города Дюнкерк (Операция «Дайнемо» или Дюнкеркская эвакуация). Немцы прорвали 10 мая 1940 года линию Мажино. Нидерланды капитулировали. Немецкое командование захватило порты Кале и Булонь. Части британского Экспедиционного корпуса, французские части и остатки бельгийских войск оказались блокированными в районе города Дюнкерк (Фландрия). Немцы запросто могли захватить город Дюнкерк и уничтожить более 330 тыс. солдат, но Адольф Гитлер позволил Великобритании вывезти с материка оказавшихся в осаде солдат.

Вот как на самом деле обстояли дела в те «огненные» годы. И освобождать оккупированную Европу пришлось советским солдатам. Ценой своей крови.

 

www.dnevniki.ykt.ru

Отправить ответ

avatar
  Подписаться  
Уведомление о